Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Сб ноя 27, 2021 9:29 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Нахимичили
СообщениеДобавлено: Пн ноя 08, 2021 10:09 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 9892
Нахимичили

Газета "Правда" №122 (31182) 9—10 ноября 2021 года
4 полоса

Авторы: П.В. ФЛОРЕНСКИЙ, академик РАЕН, доктор геолого- минералогических наук, профессор, член Союза писателей России. В.Л. СЫВОРОТКИН, доктор геолого-минералогических наук, профессор. Т.А. ШУТОВА, член Союза писателей России.

Двухнедельный саммит по климату, который проходит с 31 октября по 12 ноября в шотландском Глазго, проигнорировали руководители России и Китая. Президент США Джо Байден не преминул воспользоваться этим и объявил обе страны главными загрязнителями атмосферы. Это «удивительным» образом совпало с тем фактом, что те же самые государства являются и главными внешнеполитическими противниками США. То, что вопросы изменения климата, борьбы за экологию и «зелёной энергетики» предельно политизированы, — секрет Полишинеля. В связи с этим «Правда» предлагает своим читателям взгляд учёных, отличный от навязываемых Западом подходов.

Основные экологические проблемы — «разрушение озонового слоя» и «глобальное потепление» — никакого отношения ни к природным, ни к техногенным процессам не имеют. На сегодняшний день наблюдается усиление международного контроля и ограничений добывающей и перерабатывающей отраслей промышленности в связи с «глобальным потеплением», прямо направленным против нефтяной отрасли и конкретно против России, которая находится на севере, в области холодного климата. Действительные же изменения климата связаны с химическим составом атмосферы, то есть речь идёт о естественных климатических процессах планетарного масштаба. Их изучением занимается специальная наука геологического цикла — геохимия, однако в основу международных соглашений почему-то закладываются только результаты лабораторных химиков, изучающих процессы «в пробирке».

Планетарной химией должны заниматься геохимики, что они и делали ранее, делают сейчас и будут делать впредь, но их работы не принимаются во внимание при выработке не научных, а политических решений. Так, ещё в 1934 году великий геохимик и основатель науки о биосфере академик В.И. Вернадский писал, что содержание СО2 в современной атмосфере крайне низко и не соответствует поглотительной способности биосферы. Другими словами — биота голодает. Поэтому нынешнее содержание СО2 в атмосфере (0,04%) — это геохимическая аномалия, пагубная для биосферы в целом и для человека в частности.

Озоновые дыры

Впервые «американские учёные» отработали бум об угрозе озоновому слою окислами азота, выбрасываемыми сверхзвуковыми и сверхвысотными самолётами, ещё в середине 1970-х годов. Тогда французские и советские авиационные фирмы обогнали американских коллег-конкурентов в изобретении сверхзвуковой высотной пассажирской авиации, создав «Конкорд» и Ту-144. В дальнейшем, когда сами американцы приступили к выпуску таких самолётов, они заявили о беспочвенности этих опасений. Озон оставили на будущее.

Через 10 лет к озоновому слою как к предмету политического и экономического давления обратились снова. Истощение озонового слоя связали с попаданием в атмосферу промышленных хлорсодержащих газов фреонов, широко используемых как хладагенты и пропелленты, а также ряда других соединений. Принятию Монреальского протокола (МП) 1987 года предшествовали события, главными действующими лицами которых были сегодняшние герои борьбы с «глобальным потеплением»: потомственный американский политик Альберт Арнольд (Эл) Гор-младший и американская исследовательница, старший научный сотрудник Национального управления США по исследованию океанов и атмосферы Сьюзан Соломон (Susan Solomon).

В сентябре 1986 года 13 «американских исследователей» во главе с С. Соломон, которая к тому времени ещё не имела опыта экспериментальной и экспедиционной работы, были заброшены в Антарктиду на станцию Мак-Мердо. Перед наспех сколоченной (не успели даже подготовить к работе аппаратуру) Национальной озоновой экспедицией (НОЗЭ-1) стояла задача: найти следы хлора в области озоновой дыры. Целью дорогостоящей экспедиции была пресс-конференция. С антарктической станции С. Соломон на весь мир заявила следующее: «Мы подозреваем, что в основе образования дыры лежит некий химический процесс». В Вашингтоне все участники разговора знали, что главный вопрос не в том, что вызывает озоновую дыру, а в том, что вызывают озоновую дыру именно хлор-фторуглероды (ХФУ).

1 декабря 1987 года сенатор от штата Теннесси Альберт Гор, кандидат в президенты от Демократической партии, заговорил о проблеме озона перед миллионами телезрителей в ходе предварительных теледебатов с другими кандидатами. Отвечая на вопрос одного из них о проблеме охраны окружающей среды, Гор сказал, что одним из главных предметов обсуждения с СССР должна быть защита озона.

Запрет фреонов

Запрет хлорсодержащих фреонов вместе с рядом других веществ был принят Монреальским протоколом в 1987 году. В результате химическая промышленность была повсеместно поставлена под жёсткий контроль «независимых организаций», находящихся в ведении Международного комитета по климату. В Монреале руководитель делегации СССР профессор В.М. Захаров отказался подписывать текст протокола, не найдя убедительных доказательств предложенной версии причин разрушения озонового слоя. Пришлось вмешаться Генеральному секретарю ЦК КПСС М.С. Горбачёву, и по распоряжению Совета Министров СССР от 10 декабря 1987 года №2663р посол СССР в Канаде А.А. Родионов подписал протокол. Установленные в нём запреты соблюдает теперь и Россия.

Монреальский протокол, подписанный всеми государствами мира, регулирует производство, использование и оборот более 100 химических веществ, подозреваемых в разрушении озонового слоя и усилении парникового эффекта. Чтобы заранее поднять авторитет запретов, в 1995 году трём химикам (Фрэнк Шервуд Роуленд, Марио Молина и Пауль Крутцен) была присуждена Нобелевская премия. Большая часть «озоноразрушающих» веществ была изъята из использования. Таким образом, совершён не столько технологический, сколько политико-экономический переворот в мировой химической промышленности, отбросивший многие её отрасли на годы назад.

Реальные причины активно протекающих природных процессов разрушения озонового слоя планеты детально изучены и определены, но в рамках МП полностью игнорируются. Озоновый слой иногда действительно сокращается: например, весной 2020 года над северным полушарием возникла гигантская область истощения озонового слоя над разломами Северного Ледовитого океана, по которым идёт дегазация водорода из недр, то есть по природным естественным причинам. Несмотря на это, запреты Монреальского протокола сохраняются и выполняются, а гигантские финансовые ресурсы, в том числе и из нашей страны, откачиваются.

Экологические угрозы Монреальского протокола

Коротко рассмотрим, что означает изъятие ряда неоднократно испытанных химических соединений, безопасных и для человека, и для природы, таких, как фреон-11 и фреон-12, используемые в газовых баллончиках и в холодильниках, которые сейчас запрещены в производстве и замещены «озонобезопасными», но отравляющими, взрывчатыми и огнеопасными веществами. В США фреон-12 заменили на весьма ядовитый и дорогой фреон F-134a, который теперь мы у них приобретаем для своих холодильников. В Европе как хлад-агент используют пожароопасную и весьма ядовитую пропан-бутановую смесь. Монреальский протокол изъял из производства безопасные для людей химикаты. Сомневающиеся, прежде чем купить баллон монтажной пены с гордой яркой надписью «Озонобезопасно», должны внимательно прочитать, что там написано о содержимом мелкими буквами.

Если предыдущие «озоноразрушающие» фреоны были совершенно нетоксичны в силу химической инертности, то их заменители и продукты их разложения опасны для всего живого. Эти соединения образуются непосредственно в зоне дыхания, поэтому уже сейчас мы при дыхании получаем порции молекул дифторфосгена и хлорфосгена. Также данные соединения активно разлагаются и окисляются в зоне горения сигарет, делая процесс курения ещё более вредным для организмов. Могут быть тяжёлые случаи отравления при разгерметизации автомобильных и бытовых кондиционеров, холодильников. Отсутствует достойный заменитель фреона-113 в химчистке, производство и применение которого запрещено. Предложенные заменители очень дорогостоящи и не имеют массового промышленного производства. Применение «водных» и «полуводных» технологий, а также возврат к огнеопасным углеводородным растворителям весьма ограничены: они чистят далеко не все загрязнения, да и очень взрывоопасны.

Все «новые» фреоны были синтезированы сотню лет назад (в 1900-х годах их разработал бельгиец Ф. Свартс), а теперь каждые десять лет их достают из-под сукна и, придав яркий товарный вид, выбрасывают на рынок. Идеальные фреоны R12 и R22 предпочтительны первым хлад-агентам — ядовитым и пожароопасным диэтиловым эфирам, сернистым ангидридам, аммиаку, потому что лучше веществ, чем эти, нет и не будет.

Значительную долю в общем энергопотреблении стран составляет холодильная техника. Например, в США, где часть южных штатов освоена именно благодаря кондиционерам, на которые приходится от 15% до 33% всей производимой в стране электроэнергии. В нашей стране их доля 12—15%, как и в Северной Европе. Если учесть, что прежние холодильные машины позволяли экономить до 25% электричества, то сейчас мы тратим лишние 40 млрд кВт-ч, а будем тратить лишние 75 млрд кВт-ч (то есть энергопотребление всей Москвы в год). В денежном исчислении это составит около 156,8 млрд руб. в год — именно столько нам будет стоить «борьба за экологию».

Международные экологические поправки

В 1990 году в Лондоне правительства 92 стран расширили список «озоноразрушающих» веществ (ОРВ) и указали срок окончания (01.01.2000) производства и потребления пяти самых распространённых хлорфторуглеродов.

В 1992 году Копенгагенская поправка установила срок окончания производства гидрохлорфторуглеродов (ГХФУ). Всё это угнетало химическую промышленность России с нарастающей силой вступающих в действие поправок и дополнений.

Монреальская поправка (1997 год) — запущено создание глобальной системы лицензирования и регулирования импорта и экспорта, скорректирован (в сторону сокращения) график прекращения производства метилбромида (наиболее эффективное средство защиты сельскохозяйственной продукции от насекомых и клещей, для которого так и не найдено полноценной замены). Вместо этого рекомендован значительно более токсичный для человека, неизученный, но более дешёвый фосфин. Правительству России выделили целевое финансирование и обозначили испытательный срок до 2000 года для постепенного «приведения в соответствие» нашей нефтехимической промышленности.

Пекинская поправка (1999 год) ввела более жёсткие сроки прекращения потребления ГХФУ, установила запрет на торговлю любыми «озоноразрушающими веществами», в том числе со странами, не ратифицировавшими данную поправку, прекращения производства и потребления бромхлорметана.

В декабре 2000 года, следуя принятым соглашениям, Россия закрыла свои производства ХФУ. С этого момента тема разрушения озонового слоя из поля зрения средств массовой информации (СМИ) практически исчезает. Почему? Так как цель достигнута — химическая промышленность конкурентов лишена перспектив самостоятельного развития и взята под ресурсный контроль. Россия теперь обречена покупать дорогие хладоносители у американских производителей.

Монреальский протокол как алгоритм глобального управления

Обязательства стран. В рамках Монреальского протокола всё мировое сообщество взяло на себя юридические обязательства по выполнению конкретных задач в конкретные сроки в целях практически полного отказа почти от 100 различных «озоноразрушающих» веществ. Подчёркивается тотальный и глобальный характер протокола: любое государство обязано сразу после признания его суверенитета подписать МП. Контролируют это «Группа по оценке экологических последствий» и «Группа по техническому обзору и экономической оценке». Утверждается, что все члены этих групп считаются непревзойдёнными специалистами. Отметим здесь сходство с буллой о непогрешимости папы римского.

Отказ от ответственности. Программа Организации Объединённых Наций по окружающей среде (ЮНЕП) снимает с себя какую бы то ни было ответственность за возможные последствия использования или применения содержащихся в ней информации, материалов, процедур и рекомендаций. Редакторы-рецензенты не несут ответственности за ошибки, которые могут содержаться в данном издании, или за возможные последствия этих ошибок. Высший пилотаж. Дух захватывает. Сочетание непогрешимости с неподсудностью!

Отчётность и контроль. От каждой из сторон требуется ежегодно предоставлять данные о производстве, импорте и экспорте каждого из веществ, которые она обязалась сократить и ликвидировать в соответствии с МП. Речь идёт о полной открытости информации о производстве, использовании и торговле каждой страной по списку ста химических веществ, включая военные и космические отрасли. Тотальный контроль!

Механизм сдерживания. Отчётливый признак глобального управления — рынок химических товаров регулируется на наднациональном тоталитарном уровне. Выйти из него невозможно. Страна, осмелившаяся на такой шаг, станет изгоем на рынке химических товаров и технологий.

Псевдоэкологическое оружие против России

Почему же техногенно-фреоновая гипотеза, положенная в основу Монреальского протокола, опровергнутая реальными наблюдениями, получила статус аксиомы и стала основой серьёзных международных соглашений, требующих для реализации колоссальных денежных затрат? После принятия Монреальского протокола из десятков фирм-производителей фреонов на международном рынке остались 3—4 корпорации-супермонополиста, лидирующую роль среди которых играет концерн «Дюпон». После того как М.С. Горбачёв сдал интересы СССР, заставив подписать Монреальский протокол, озоновая дыра никого не интересует: дело сделано.

Основной удар в борьбе «за озоновый слой» (то есть за рынок хладоносителей) был нанесён по СССР, а потом и по России. В 1996 году против России должны были вступить в силу штрафные санкции Монреальского протокола, но российская научная общественность в штыки приняла «фреоновую» гипотезу, основу МП. Однако в конце 1995 года авторам гипотезы присуждается Нобелевская премия! Спорить с нобелированными оппонентами несолидно, таких спорщиков называют маргиналами.

Не осознавая этого, можно недооценить политизированность многих постановлений, принимаемых в рамках МП. Так, в 1998 году наша страна получила разрешение на выработку лишь 226 тонн фреона и только для медицинских нужд (в том числе и на создание дозированных аэрозолей), а Соединённым Штатам в том же году была предоставлена квота в 3625 тонн для реализации космической программы «Шаттл».

Согласно Копенгагенской поправке 1992 года и Монреальской корректировке, с 1 января 2010 года по 31 декабря 2014 года Россия могла ежегодно потреблять до 999,23 тонны озоноразрушающего потенциала (ОРП) ГХФУ. С 1 января 2015 года по 31 декабря 2019-го потребление должно составлять уже 339,69 тонны ОРП, а с 1 января 2020 года по 31 декабря 2029-го — только 19,98 тонны ОРП. Таким образом, прецедент использования надуманной и недоказанной экологической проблемы в конкурентной экономической и политической борьбе создан «американскими учёными». Их беспринципность позволила известному французскому вулканологу Гаруну Тазиеву в предисловии к книге Рогелио Мадуро и Ральфа Шауэрхаммера «Озон — дыра для ничего» сделать следующее резкое заявление:

«Это противоречит истине, когда в качестве предлога для обвинения хлорфтор-углеродов в разрушении озона над Антарктидой утверждают, что ныне знаменитая «озоновая дыра» была открыта в 1985 году, так как она существовала ещё в 1956 году. Учёные, которые хоть однажды фальсифицировали истину, никогда более не заслуживают доверия, причём уже становится неважным, по каким предметам они выступают».

Антропогенная угроза «глобального потепления»

На сцене уже новая пьеса — «Глобальное антропогенное потепление». Роль злодея отдана углекислому газу. Реальная цель постановки — затормозить промышленное развитие самых серьёзных конкурентов западных монополий — Китая и Индии, более того, поставить под контроль всю мировую промышленность. Кто контролёр? Скорее всего, какая-нибудь Intergovernmental Panel on Climate Change, а персонально Сьюзан Соломон и Альберт Гор за её спиной. А чтобы профаны «не возникали», вручается Нобелевская премия выдающимся борцам и специалистам. Для надёжности ещё и «Оскар» Альберту Гору за документальный фильм о глобальном потеплении «Неудобная правда», но и этого мало — ему же главный приз американского телевидения «Эмми».

Вторая афера, обеспеченная именем науки и Нобелевской премией, — афера о парниковом эффекте, который якобы критически усиливается техногенным углекислым газом, попадающим в атмосферу при сжигании угля, нефти и газа. Премия была дана в 2007 году, хотя и не по науке (на этот раз всё-таки учёных не продавили), а премия мира. Её получили сотрудники ряда общественно-научных организаций и экс-вице-президент США Альберт Гор, издавший в 2007 году книгу и создавший фильм на своём телеканале «Неудобная планета».

Теперь эта афера разоблачена многими учёными, но её передали в руки шестнадцатилетней школьницы Греты Тунберг, за которой пошли тысячи детей — можно бороться и не ходить в школу. Событие напоминает Крестовый поход в 1212 году с массовым участием детей, которых в Марселе как товар заполучили работорговцы, а наши юные современники — жертвы «парникового эффекта» — останутся неучами.

В действительности парниковый эффект — общеизвестное явление, которое на 80% обеспечивают облака водяного пара, а углекислым газом СО2, содержание которого в атмосфере колеблется в пределах средней величины 0,03%, обеспечивается максимум на 10%. Техногенный же СО2 составляет от этой величины малую часть. Добавим, что избыток СО2 активно поглощается зелёными растениями в результате фотосинтеза. Более того, около 95% СО2 растворено в холодной глубинной воде Мирового океана. То есть афера видна в пределах арифметики. Добавим, что и эта афера продавлена «американскими учёными». Среди лидеров высококвалифицированных активистов — снова Сьюзан Соломон — «одна из 125 женщин, изменивших мир». И этот второй миф нам дорого обходится в буквальном смысле: мы платим за него.

Проработка большого количества материалов и данных о роли различных атмосферных газов в планетарном парниковом эффекте привела авторов к таким цифрам: пары воды — 80%; малые газовые составляющие атмосферы (МГСА: метан, озон, фреоны и др.) — 10%; углекислый газ — 10%, но количество антропогенного СО2 от этих 10% оценивается также в 10%. То есть антропогенный углекислый газ обеспечивает планетарный парниковый эффект на 1%! И вокруг этого одинокого процента затеяна мировая свистопляска, готовая в ближайшие годы затормозить поступательное развитие мировой цивилизации.

В 2017 году информационное агентство REGNUM было номинировано на издевательское присуждение антипремии за «самый вредный лженаучный проект (за насаждение мифов, заблуждений и суеверий)», в случае ИА REGNUM — «за систематическую пропаганду альтернативной климатологии, отрицающей парниковый эффект». Но получилось так, что в действительности антипремию агентству пытались присудить именно за верность науке: оно объединило усилия учёных — противников Киотского протокола (КП) и его продолжения — Парижского соглашения. Они выступили против «глобального антропогенного потепления» с самых крайних позиций — полного его отрицания. ИА REGNUM выступает также против антироссийских дискриминационных действий «внутри» вышеуказанных международных соглашений.

При этом явление парникового эффекта как такового на планете Земля никто не отрицает. Сторонниками техногенных причин планетарного потепления скромно замалчивается доминирующая роль паров воды в планетарном тепловом балансе. Увы, главным виновником климатических изменений объявлен углекислый газ техногенного происхождения, а глобальные климатические изменения диагностировались как антропогенные. Собственно, борьбе с потеплением и был посвящён Киотский протокол. Целью его провозглашалось уменьшение парникового эффекта за счёт снижения выбросов антропогенного СО2 странами-участницами на 5% от уровня 1990 года. Выше мы обозначили его вклад в парниковый эффект — 1%. Снижение в рамках Киотского протокола его роли на 5% означало уменьшение общего парникового эффекта на 0,05%. Что это, нанотехнологии в климатологии или климатическая гомеопатия?

Киотский протокол был заключён в декабре 1997 года, когда президентом США являлся демократ Билл Клинтон. В 2001 году его сменил республиканец Джордж Буш-младший. Одним из первых его заявлений был отказ от Киотского протокола как противоречащего интересам США и не имеющего научного обоснования.

Сменивший Буша на посту президента США демократ Барак Обама стал сторонником Киотского протокола. В первый же год своего правления он, по существу, угрожал руководителям стран-участниц, не пожелавшим пролонгировать Киотский протокол. На излёте его правления сторонникам удалось организовать подписание Парижского соглашения (ПС).

И вот республиканец Дональд Трамп заявил, что глобальное потепление — «выдумка и происки китайцев». Сказанное означает, что научное существо вопроса об озоновой дыре и климатических изменениях крупнейшую экономику мира не интересует. Отсюда ясно, что республиканцы, за которыми стоят нефтяные компании и промышленность, не желали брать на себя бремя климатических соглашений и ограничений.

Напротив, за демократами стоит мировой финансовый сектор. Проблемы с деньгами нет, да им и не придётся платить, но они готовятся сами собирать мировые взносы за «дым». Они ждут денег и пытаются использовать проблему климатических изменений для контроля за мировой энергетикой, так как СО2 — это показатель энерговооружённости государств.

В специальном докладе на заседании правительства РФ 29 декабря 2000 года министр природных ресурсов Б.А. Яцкевич резко раскритиковал Киотский протокол (о противодействии изменениям климата) как не имеющий научного обоснования. Доклад был активно поддержан правительством. В 2004 году к вопросу об изменении климата обратилась академическая общественность. Основанием для заключения РАН по проблеме Киотского протокола стала работа совета-семинара, организованного при президенте РАН по инициативе В.В. Путина. 18 мая 2004 года результаты работы семинара подвёл президент РАН Ю.С. Осипов, сказавший, что российская наука не видит следов антропогенного воздействия на климат.

15 декабря 2009 года, накануне открытия Копенгагенского саммита, в здании Президиума РАН состоялась встреча президента Российской Федерации Д.А. Медведева с учёными Российской академии наук, на которой вице-президент РАН Николай Лавёров и директор Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН Юрий Израэль посоветовали президенту не поддаваться общей панике, созданной сейчас на Западе вокруг этой темы.

«Настолько сейчас к этому вопросу разогрет интерес, и во всём этом я уже чувствую привкус денег. Иначе бы так рьяно этим не занимались», — отметил Дмитрий Медведев.

Его сомнения относительно «драматичности» «глобального потепления» поддержал и Николай Лавёров. Он фактически призвал президента на саммите в Копенгагене «взвешивать позицию» и не брать на страну «тяжёлых обязательств», кроме тех, которые будут полезны для её развития.

На Копенгагенском саммите против Киотского протокола выступили в первую очередь Китай и Индия. Россия хотя бы осталась в стороне.

Характерная деталь: после провала Копенгагенского саммита семейство Ротшильдов приобрело компанию Weather Central, LP, которая является ведущим поставщиком профессиональных погодных решений и прогнозирования в прямом эфире, в интернете, печати и мобильных устройствах, а также для предприятий в Северной Америке и крупных клиентов по всему миру.

Реваншем за полный разгром на Копенгагенском совещании для «глобалистов» стало Парижское соглашение 2015 года. Характерно, что в России его ярыми сторонниками стали А.Б. Чубайс, а также банкир Г.О. Греф. Противником же ПС выступила Торгово-промышленная палата РФ. Благодаря её активной позиции ратификацию ПС удалось отложить до 2019 года.

Накануне ратификации ПС, которая состоялась (в виде постановления правительства РФ) 23 сентября 2019 года, опять прозвучала отрезвляющая негативная оценка научного обоснования «антропогенного «глобального потепления» со стороны президента РАН А.М. Сергеева.

Взаимосвязанность планетарных атмосферных и геологических процессов

В современной метеорологии сложилась пагубная ситуация: атмосферные процессы изучаются исходя только из знаний о процессах, идущих в самой атмосфере. Оказалось, что современные метеорологи совершенно не нуждаются в знаниях о планете в целом и о её внутренних сферах. Хотя по массе своей атмосфера составляет миллионную долю от массы всей планеты. Образно говоря, ядро Земли является материнским лоном атмосферы. Процесс глубинной дегазации, её образовавший, продолжается до сих пор. Не учитывая его, понять жизнь атмосферы невозможно.

Историческая геология однозначно показывает, что климат нашей планеты неоднократно менялся за миллиарды лет её существования, включая последние сотни миллионов, десятки миллионов, миллионы лет. Наступали эпохи оледенений, которые сменялись субтропическими условиями в средних широтах. Более того, резкие климатические изменения планета переживает и на историческом этапе своего существования, то есть в человеческом масштабе времени. Но выражаются они не в однонаправленном потеплении техногенной природы, а в усилении контрастности синоптических процессов и погодных аномалий в континентальных частях планеты. Аномально жаркий месяц сменяется аномально холодным, аномально сухой — аномально влажным, и означенная контрастность перемежается во времени и пространстве. Такая аномальность погоды убедительно описывается озоновым алгоритмом, который детально обоснован в десятках публикаций, где официальная информация о погодных аномалиях сопоставляется с картами озоновых аномалий Мирового центра озона в Канаде.

Установлено, что с конца 1970-х годов общее содержание озона (ОСО) в атмосфере испытывает резкие колебания под воздействием геологических процессов: выбросы озоноразрушающего водорода из недр приводят к локальному снижению ОСО, а флуктуации геомагнитного поля — к повышению ОСО. Под положительными аномалиями ОСО приземные слои воздуха выхолаживаются, под отрицательными — нагреваются на несколько градусов. При этом нагреве падает давление, и в область дефицита ОСО могут смещаться близко расположенные антициклоны. Если в северном полушарии они приходят с юга, то приносят аномальную жару, если с севера, то — аномальный холод. Зона контакта разнознаковых аномалий ОСО — арена развития опасных метеорологических явлений: ливневых осадков, ледяных дождей, ураганов, смерчей, наводнений, лавин и др.

Вышеописанный «озоновый» алгоритм прекрасно объясняет широкий спектр погодных (и климатических) аномалий. Привлечение умозрительных представлений об их антропогенных причинах оказывается лишним — точнее, ненужным.

https://gazeta-pravda.ru/issue/122-3118 ... himichili/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB