Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вт окт 23, 2018 10:58 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 46 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи д.э.н. Валентина Юрьевича Катасонова
СообщениеДобавлено: Ср авг 22, 2018 8:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
Прикрываясь именем Нобеля

Имя Альфреда Нобеля известно сегодня любому грамотному человеку в мире. Нобель (1833–1896) – шведский химик, инженер, изобретатель, предприниматель и филантроп. Известен как изобретатель динамита (были и другие изобретения – всего 355 патентов). Но все-таки основную известность приобрел как учредитель премии его имени.

За год до своей смерти Альфред Нобель составил завещание, которое было оглашено в январе 1897 года. Вот фрагмент этого документа: «Всё мое движимое и недвижимое имущество должно быть обращено моими душеприказчиками в ликвидные ценности, а собранный таким образом капитал помещен в надежный банк. Доходы от вложений должны принадлежать фонду, который будет ежегодно распределять их в виде премий тем, кто в течение предыдущего года принес наибольшую пользу человечеству… Указанные проценты необходимо разделить на пять равных частей, которые предназначаются: одна часть – тому, кто сделает наиболее важное открытие или изобретение в области физики; другая – тому, кто сделает наиболее важное открытие или усовершенствование в области химии; третья – тому, кто сделает наиболее важное открытие в области физиологии или медицины; четвертая – тому, кто создаст наиболее выдающееся литературное произведение идеалистического направления; пятая – тому, кто внес наиболее существенный вклад в сплочение наций, уничтожение рабства или снижение численности существующих армий и содействие проведению мирных конгрессов…
Мое особое желание заключается в том, чтобы при присуждении премий не принималась во внимание национальность кандидатов».
В 1900 году был основан Фонд Нобеля с целью управления финансами и организации Нобелевских премий. Первоначальный капитал фонда – 31,6 млн шведских крон. В начале прошлого века фонд существенно «прирос» капиталом. Кстати, основным источником прироста стали нефтяные активы в Баку, где действовала основанная Альфредом Нобелем компания. В 1901 году были выданы первые Нобелевские премии по всем пяти номинациям.
Нобелевская премия была и остается самой престижной в мире. Были, конечно, свои шероховатости в деятельности фонда и комитета по Нобелевским премиям. Особенно предвзятыми оказались некоторые решения по премиям за вклад в укрепление мира и по литературе. Достаточно вспомнить такого нобелевского номинанта, как американский президент Барак Обама. Нобелевская премия мира досталась ему за «чрезвычайные усилия, направленные на усиление международной дипломатии и сотрудничества между народами». Только вот смутил тот факт, что награждение президента премией состоялось всего через… 12 дней после его вступления в должность.
Многие политики и общественные деятели в разных странах мира (в том числе в самой Швеции и в США) небезосновательно обвинили Нобелевский комитет в зависимости от теневых структур власти, которые принудили к такому решению. Уже не приходится говорить, что сам лауреат Нобелевской премии мира на протяжении двух сроков своего президентства вел военные кампании США против целого ряда независимых государств.
То же самое с Нобелевскими премиями по литературе. Вот что на этот счет думает наш известный писатель Юрий Поляков: «За редким исключением в последние десятилетия премии получали писатели, мягко скажем, не выдающиеся. А зачастую – просто плохие. Вот из-за этого можно было бы приостановить. Взять хотя бы Алексиевич: она чисто политический журналист и публицист, причем откровенно русофобского направления. Боба Дилана тоже нельзя сравнить с теми выдающимися поэтами, которым вручали премию в свое время. Падение профессиональных критериев и требований просто зашкаливало в последние годы».
В 1968 году исполнялось 300 лет со дня основания Банка Швеции (шведы считают, что это старейший центробанк в мире). Руководство Банка Швеции решило отметить круглую дату учреждением международной премии за достижения в области экономики (экономической науки). Премия была названа именем Альфреда Нобеля. В том же 1968 году Банком Швеции учрежден фонд для выплаты премий.
С 1969 года началась выдача премий. Всего за период с 1969 по 2016 год премия присуждалась 48 раз. Ее лауреатами стали 78 ученых. Расхождение между количеством премий и числом лауреатов обусловлено тем, что одна премия может присуждаться сразу нескольким лицам. Так, из 49 премий 26 раз ее получал один ученый, 17 раз – двое, 6 раз – сразу трое исследователей.
Примечательно, что решения о присуждении премий по экономике принимает та же Королевская академия наук Швеции. Дипломы и медали лауреатов экономических премий трудно отличить от тех, которые выдаются лауреатам настоящих Нобелевских премий. Да и величина вознаграждения лауреату экономической премии точно такая же (в настоящее время она эквивалентна сумме, несколько превышающей 1 млн долларов США).
Наконец, Нобелевский комитет, шведские и мировые СМИ вскоре стали называть премию по экономике Банка Швеции – Нобелевской. Без всяких кавычек и оговорок. Очевидно, делалось все возможное для того, чтобы поднять престиж премии. Даже с помощью достаточно сомнительных приемов.
Спрашивается: зачем это нужно было Банку Швеции? Есть две версии, которые друг друга дополняют.
Первая – это надо Банку Швеции, который на протяжении ряда лет добивался статуса «независимого» института (к тому времени центробанки большинства стран Запада уже были независимы от своих государств). А для этого руководителям Банка Швеции нужна была поддержка «профессиональных экономистов». Банк Швеции рассчитывал, что будет создавать таких экономистов, которые бы помогали ему получить необходимую «независимость». Средством создания и раскрутки нужных специалистов и должна была стать «Нобелевская» премия по экономике. Фактически это коррупционная схема «покупки» нужных людей.
Вторая версия – это необходимо «хозяевам денег» (главным акционерам Федеральной резервной системы США), которые хотели иметь в своем распоряжении «экономических гениев», способных обосновывать нужные решения.
Конец 1960-х годов – время, когда мировая Бреттон-Вудская валютно-финансовая система уже трещала по швам. «Хозяева денег» готовили решения по снятию «золотого тормоза» с печатного станка ФРС США, т.е. по переходу от золотодолларового к бумажно-долларовому стандарту. А дальше, по их планам, должна начаться всеобщая экономическая либерализация в мире, глобализация, расшатывание и постепенный демонтаж национальных государств (на смену им должно прийти «мировое правительство»). Для интеллектуальной поддержки столь грандиозного стратегического плана и потребовался институт авторитетной международной премии. Номинанты этой премии должны обслуживать интересы «хозяев денег», связанные с их продвижением к мировой власти.
Поскольку в мировой иерархии центробанков Банк Швеции находится под Федеральным резервом США, то учреждение «Нобелевской» премии по экономике работало на удовлетворение интересов и того, и другого.
Поначалу работы, авторам которых присуждали «Нобелей» по экономике, были вполне приличными. Для того, чтобы ни у кого не возникало подозрения, и все думали, что премия действительно призвана поощрять поиск научной истины в экономике.
Но уже через несколько лет начался «запуск на орбиту» тех «мудрецов», которые нужны «хозяевам денег». Наиболее значимыми из них были Фридрих Хайек (получил премию в 1974 г.) и Милтон Фридман (в 1976 г.). Оба махровые либералы, выходцы из одного и того же «гнезда» – Чикагского университета.
Еще в 30-е годы прошлого века там возникла так называемая чикагская экономическая школа – течение в экономической мысли, которое противопоставлялось ставшему в то время популярным учению английского экономиста Джона Кейнса. Кейнсианство практически было взято на вооружение Франклином Рузвельтом и его командой для выведения Америки из экономической депрессии. Даже в годы кризиса и депрессии экономисты из Чикагского университета протестовали против усиления влияния государства в экономике. Чикагская экономическая школа финансово поддерживалась миллиардерами с Уолл-стрит. Поэтому неудивительно, что Чикагский университет стал буквально питомником «Нобелевских» лауреатов по экономике. Насчитывается около десятка таких питомцев.
Кстати, последний номинант «Нобеля» – Ричард Талер (2017 г.) также из Чикагского университета. Он там преподает в качестве профессора.
Среди наиболее известных питомцев из чикагского «гнезда» можно также назвать Поля Самуэльсона. Он получил «Нобеля» в 1970 году за работы, которые легли в основу так называемого «неоклассического синтеза» (объединения в одну концепцию неоклассической микроэкономики и кейнсианской макроэкономики). Никаких гениальных открытий Самуэльсон не сделал. Известен своим толстым учебником по экономике, который, кстати, переведен и издан в Советском Союзе (я его читал еще будучи студентом).
Но «хозяевам денег» особенно нужны были Хайек и Фридман, поскольку они были самыми настоящими фанатами «экономической свободы» (Самуэльсон считался умеренным). До вывода на «Нобелевскую орбиту» указанные два либерала были мало известны, и в академических кругах их воспринимали настороженно. Ряд научных тезисов будущих «экономических гениев» просто шокировал представителей академической науки. Например, следующее эпатажное утверждение Милтона Фридмана: «Чтобы быть приемлемой, модель не обязательно должна исходить из реальных посылок».
Вот что, в частности, пишет об этих двух «экономических гуру» автор статьи «There Is No Nobel Prize in Economics» («Нобелевской премии по экономике не существует»): «Современники Хайека из экономического научного сообщества считали его шарлатаном и обманщиком. 50-е и 60-е годы он провел в научной безвестности, проповедуя доктрину свободного рынка и экономического дарвинизма за деньги ультраправых американских миллиардеров. У Хайека были влиятельные сторонники, но он находился на задворках академического мира. В 1974 году, пять лет спустя после учреждения награды, ее получил Фридрих Хайек – ведущий сторонник либеральной экономики и свободного рынка (иначе называемой «обогащай богатых»), один из известнейших экономистов ХХ века и крестный отец неоклассической экономики. Не на много от него отстал и Милтон Фридман, учившийся вместе с Хайеком в Чикагском университете. Он свою нобелевскую награду получил в 1976 году».
Даже после получения указанными либералами вожделенных премий немедленного признания не последовало. А после получения премии Милтоном Фридманом даже последовал скандал. Было известно, что после военного переворота в Чили, приведшего к власти генерала Пиночета, в эту латиноамериканскую страну отправилась группа американских экономистов, которая получила название «Чикагские мальчики». Одним из главных таких «чикагских мальчиков» был Милтон Фридман (по возрасту уж давно не мальчик, ему тогда было за шестьдесят).
Основная задача команды заключалась в том, чтобы открыть в экономику Чили доступ американскому капиталу. А народ там был погружен в глубокую нищету. Чилийский экономист Орландо Летельер опубликовал в 1976 году в The Nation статью, в которой назвал Милтона Фридмана «интеллектуальным архитектором и неофициальным советником команды экономистов, которые сегодня заправляют чилийской экономикой» от имени иностранных корпораций. Месяц спустя тайная полиция Чили убила Летельера в США, взорвав его автомобиль.
Были протесты, звучали требования лишить Фридмана звания и премии «Нобеля». Однако все это проигнорировано Королевской академией наук и Банком Швеции. Во Фридриха Хайека и Милтона Фридмана было вколочено немало денег, пока наконец их имена не зазвучали.
Опуская многие интересные факты и детали, касающиеся деятельности Банка Швеции и Королевской академии наук Швеции на ниве «Нобелевских» премий по экономике, отмечу, что они выпустили на мировую орбиту несколько десятков «экономических гениев», разрушительное воздействие которых на мировую экономику превышает эффект десятки атомных бомб. Идеи этих «экономических гениев» многократно усилены подконтрольными «хозяевам денег» СМИ, растиражированы в виде десятков миллионов «умных» книг, вбиты в головы десятков (если не сотен) миллионов голов студентов.
Эти идеи стали «научным» обоснованием прокатившейся по всему миру волны приватизации, дерегулирования экономики, снятия всяких барьеров в сфере международной торговли и трансграничного движения капитала, предоставления центральным банкам полной «независимости» от государства, раздувания финансовых рынков и т.п. Все эти меры в области экономической либерализации нужны «хозяевам денег», в конечном счете, для того, чтобы расшатать устои государства, лишить народы национального суверенитета. А уничтожение национальных государств, в свою очередь, «хозяевам денег» необходимо для того, чтобы захватить власть в мире. По их планам, на смену национальным государствам должно прийти мировое правительство. И роль так называемых «Нобелевских» премий по экономике в реализации этих планов нельзя недооценивать.
Все эти десятилетия честные экономисты, общественные деятели, политики протестовали против мошеннического и опасного для человечества проекта под кодовым названием «Нобелевская премия по экономике». Вот что, в частности, говорит на этот счет внучатый племянник знаменитого Альфреда Нобеля доктор юриспруденции Петер Нобель: «Эту премию следует критиковать по двум причинам. Во-первых, это сбивающее с толку вторжение в понятие «Нобелевская премия» и всё, что это значит. Во-вторых, премия банка односторонне награждает западные экономические исследования и создание теорий. Завещание Альфреда Нобеля не являлось причудой, оно было продумано. Его письма свидетельствуют о том, что он не любил экономистов».
В этом году исполняется полвека со времени запуска проекта «Нобель по экономике». Есть смысл задуматься. В России его разрушительный эффект очевиден (приватизация, дерегулирование экономики, полная валютная либерализация движения капитала и т.п.). Разрушительное действие продолжается по такому направлению, как экономическое образование в отечественных вузах. Все российские экономические учебники забиты «идеями» экономического либерализма, причем половина авторов идей те самые «нобелевские» лауреаты по экономике. Правильнее их назвать самозванцами. Чтобы начать наводить порядок в стране, для начала надо навести порядок в головах наших граждан. А для этого, помимо всего, надо навести порядок в системе высшего экономического образования. А для этого, в свою очередь, следует выйти из-под гипноза описанных мною выше «нобелевских» самозванцев.

Профессор

Валентин КАТАСОНОВ

http://sovross.ru/articles/1735/40870


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи д.э.н. Валентина Юрьевича Катасонова
СообщениеДобавлено: Ср авг 29, 2018 3:20 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
Валентин Катасонов: Почему капитализм назвали «рыночной экономикой»
Фото: Телеканал "Царьград"

«Капитализм — это удивительная вера в то, что худшие поступки худших людей, тем или иным образом, служат общему благу». Джон М. Кейнс, английский экономист.
Автор:
Катасонов Валентин
Едва ли найдётся хотя бы одна внушительная интеллектуальная фигура – будь то романтик или реалист, просветитель или расист, верующий или атеист, … – кто бы встал на защиту трезвых, негероических, рассудочных интересов буржуазного мира.
Даниэль Белл, американский социолог.

Мы сегодня живем в обществе, которое с точки зрения его социально-экономического устройства можно однозначно назвать капитализмом. Это такая модель общества, в котором высшей целью человеческой жизни считается обогащение (накопление, приращение капитала). Причем цель может достигаться любыми способами, даже такими, которые нарушают и попирают элементарные нормы морали и нравственности. Это общество, в котором насаждаются дух потребительства, эгоизм, индивидуализм, жестокость. Общество, в котором действует принцип Homo homini lupus est («Человек человеку волк»).
Читайте также:
Словарь экономической лексики: «инвестиции» В первую десятку экономических терминов, составляющих логосферу (словесную среду обитания) нашего...
Экономика
07:40 - 13 Августа

На Западе капитализм пришел на смену тому обществу, которое в учебниках обычно называют феодализмом. На самом деле отличительной чертой того традиционного общества было доминирование христианских норм жизни, которые сдерживали развитие в человеке животных инстинктов, не давали ему превращаться в волка.

Если отсчитывать от первых буржуазных революций (в Голландии во второй половине 16-го века и в Англии во второй половине 17-го века), то капитализму насчитывается уже около четырех столетий. За эти века он в полной мере проявил свою человеконенавистническую, можно сказать, сатанинскую природу. Даже самые ярые сторонники капитализма (те, кто были особо одержимы страстью обогащения) старались не акцентировать внимания на его отрицательных сторонах.

Чтобы как-то «облагородить» и оправдать капитализм, главные бенефициары буржуазных революций (тогдашние капиталистические олигархи) стали поощрять развитие нужной им «науки». Началось бурное развитие философии, политической экономии, социологии, которые стали выполнять «социальные заказы» буржуазных «хозяев жизни». В частности, среди политэкономов того времени это англичане Уильям Петти, Адам Смит, Давид Рикардо.

С одной стороны, работы этих «ученых» должны были способствовать разрушению традиционных ценностей христианства, которые мешали развитию капиталистических отношений. Делалось все возможное для того, чтобы духовную власть церкви заместить авторитетом так называемой науки, которая на самом деле была слегка закамуфлированной сектой.

Теория

Фото: Wichy/shutterstock.com

С другой стороны, так называемая наука должна была оправдывать и обосновывать капитализм, высвечивать его достоинства. Но даже самые ярые апологеты капитализма того времени были вынуждены признавать те или иные «несовершенства», «недостатки», «издержки» капитализма. Мол, капитализм как способ организации общества не идеален, но другие формы общества еще менее идеальны. Или вообще ужасны. Так, в Новое время стала создаваться легенда о «мрачном средневековье», которая для современного неискушенного человека, к сожалению, уже стала аксиомой.

К 19-му веку ужасы, античеловеческая природа капитализма проявились настолько явно, что его беспринципная апологетика стала затруднительной. Более того, появился жанр публицистической и даже «научной» критики капитализма. Его адепты как минимум предлагали внесение серьезных корректив в существующий капитализм, а как максимум, его смену на другой строй. Наиболее популярными альтернативами стали социализм и коммунизм.
«Финансы по Катасонову». Нобелевская премия по экономике

В Англии таким критиком стал Роберт Оуэн (яркий представитель утопического социализма; как ни парадоксально, он был крупным капиталистом и одним из самых богатых людей в стране). В континентальной Европе наиболее яркими обличителями капитализма стали Пьер-Жозеф Прудон (французский политик, публицист, экономист, основоположник анархизма) и Фердинанд Лассаль (немецкий политик, экономист, идеолог государственного социализма) и т.д.

Но самый тяжелый удар по капитализму нанес Карл Маркс серией своих работ, среди которых главной стал труд под названием «Капитал» (первый том вышел в 1867 году). Эстафету уничтожающей критики капитализма Маркса подхватили его последователи, которые стали называть себя «марксистами». Самым выдающимся из них стал В.И. Ленин (Ульянов). Наибольший вклад в критику капитализма он сделал своей работой «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916 г.).

Столь обширное предисловие я сделал для того, чтобы показать парадоксальную ситуацию, которая сложилась в ХХ веке. С одной стороны, капитализм продолжал развиваться (хотя и переживая периодические кризисы и иные катаклизмы) и распространяться на всю планету. С другой стороны, он себя настолько дискредитировал, что идейно защищать его было сложно и даже невозможно.

Об этом интересно и убедительно пишет известный американский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт (1908 - 2006) в своей последней книге «Экономика невинного обмана» (2004 год; в том же году она вышла в России на русском языке). Этот экономист пишет, что окончательная дискредитация капитализма произошла после того, когда в октябре 1929 года случился обвал на фондовой бирже Нью-Йорка, после чего начался экономический кризис, который затем перерос в затяжную депрессию.

Промышленность

Фото: www.globallookpress.com

Для Америки 30-е годы прошлого века были самым настоящим кошмаром. Кошмар был особенно тяжелым (в политическом и моральном плане) для власть предержащих в Америке потому, что в это время в Советском Союзе происходило самое настоящее «экономическое чудо» (индустриализация). На слово «капитализм» было наложено негласное табу. Неписаные правила американской политкорректности запрещали журналистам, университетским профессорам и политикам использовать слово «капитализм». Пытались найти альтернативы в виде слов «конкурентная экономика», «рыночная экономика», «рыночная система» и т.п.

Кстати, и в наших сегодняшних учебниках по экономике вы не найдете слова «капитализм». Вместо него используется словосочетание «рыночная экономика», «рыночная система». Как справедливо отмечает Джон Гэлбрейт, «словосочетание «рыночная система» смысла не имеет, оно ложно, невыразительно и шатко». Кстати, я тоже об этой абракадабре писал. Почему абракадабра? Потому что рынка в том определении, которое дается в учебниках по экономике, в природе не существует. (См. «Валентин Катасонов о «птичьем языке» и «экономической науке», «Словарь экономической лексики: «рынок»).
Читайте также:
Словарь экономической лексики: «рынок» Мои публикации на сайте Царьград «О «птичьем языке» и «экономической науке»» и «Слово как товар» вызвали...
Экономика
09:20 - 03 Августа

Известный американский социолог Даниэль Белл очень точно подметил ахиллесову пяту капитализма – его идейную, духовно-нравственную непривлекательность: «Едва ли найдётся хотя бы одна внушительная интеллектуальная фигура – будь то романтик или реалист, просветитель или расист, верующий или атеист, … – кто бы встал на защиту трезвых, негероических, рассудочных интересов буржуазного мира».

Многие государственные и политические деятели были вынуждены скрепя сердце признавать несовершенство капитализма. Так, английский премьер-министр Уинстон Черчилль был вынужден констатировать, что капитализм – зло, но он (Черчилль) его выбирает, поскольку капитализм меньшее из двух зол: «Врожденный порок капитализма – неравное распределение благ; врожденное достоинство социализма — равное распределение нищеты».

Так вот, с начала 30-х годов прошлого века западные экономисты заняты были уже не столько накладыванием «румян» на капитализм, сколько поисками способов «вылечить» его. Почти все рецепты «лечения» предполагают усиление роли государства в экономике.

Пришедший в 1933 году в Белый дом американский президент Франклин Рузвельт взял на вооружение экономическую политику, получившую название «кейнсианство». Она основывается на идеях английского экономиста Джона Мейнарда Кейнса. Это всемирно известный экономист, который, кстати, весьма критично отзывался о капитализме, развенчивая имевшиеся в экономической литературе мифы. Он, в частности, сказал, что капитализм «это удивительная вера в то, что худшие поступки худших людей, тем или иным образом, служат общему благу».

John Keynes

Джон Кейнс. Фото: www.globallookpress.com

За Америкой потянулись и другие страны, усиливая вмешательство государства в экономику на основе рецептов Кейнса. В послевоенное время на Западе кейнсианство продолжало использоваться еще более последовательно. Вплоть до 70-х годов, когда на смену ему пришла идеология экономического либерализма.
«Финансы по Катасонову». Глобальный экономический кризис

Экономический либерализм предполагает отказ государства от непосредственного участия в хозяйственной жизни, приватизацию государственных предприятий, сворачивание государственного регулирования экономики и социальных программ, ликвидацию или смягчение антимонопольного законодательства, демонтаж любых барьеров для трансграничного движения валюты, капитала, товаров, рабочей силы и т.д.

Идеологическим обоснованием экономического либерализма стали работы таких «экономических гениев», как Фридрих фон Хайек и Милтон Фридман. Фактически за вывеской «экономического либерализма» скрывалась апология все того же капитализма, свободы делать деньги. Ф. Хайек, в частности, заявлял: «Погоня за прибылью — единственный способ, при помощи которого люди могут удовлетворять потребности тех, кого они вовсе не знают».

Для придания авторитета их «научным» рассуждениям о вреде государства в экономике им были присуждены премии Банка Швеции им. Альфреда Нобеля (в 1974 и 1976 гг. соответственно). Эти награды по ошибке (или умышленно) стали называть «Нобелевскими премиями». С тех пор государственные деятели разных стран, принимая решения о сворачивании государственного участия в экономике, считали необходимым ссылаться на мнение указанных «Нобелевских лауреатов».

Но есть еще один адепт «экономической свободы» ХХ века, роль которого в изменении идеологии западного общества даже больше, чем двух указанных «нобелевских гениев» вместе взятых. Более того, этот адепт намного смелее Хайека, Фридмана и других «нобелевских гениев». Как я уже отметил, в СМИ, университетах, академической науке считается моветоном употребление слова «капитализм». Его можно подразумевать, но озвучивать нельзя. У «нобелевских гениев» мы почти не найдем этого слова, а вот самый главный адепт «экономической свободы» этого не боится. И даже любит слово «капитализм». Не буду далее интриговать читателя. Речь идет об Айн Рэнд. Но об этом в следующей статье.

https://tsargrad.tv/articles/valentin-k ... koj_154606


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи д.э.н. Валентина Юрьевича Катасонова
СообщениеДобавлено: Пт авг 31, 2018 3:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
О событиях мировой финансовой жизни лета 2018 года, которые оказались «за кадром»

Валентин Катасонов,

30.08.2018

Валентин Катасонов о событиях мировой финансовой жизни лета 2018 года, которые оказались «за кадром»Меня удивляла и продолжает удивлять одна особенность мировых и российских СМИ. Они (за редким исключением), даже при их внешних идеологических различиях, действуют очень слаженно. Одним из важных проявлений такой слаженности является то, что они обсуждают одну и ту же повестку дня.

Некоторые важнейшие вопросы текущей жизни из их повестки дня выпадают начисто. Основных причин этого странного феномена две. Одни СМИ слепы. Они подобны дрессированным хомякам и следуют за толпой. Другие эту толпу возглавляют и формируют мировую повестку для всех остальных СМИ («дрессированных хомяков»), тщательно избегая острых тем и некоторых важных событий мировой жизни.

Вот и этим летом целый ряд важных и важнейших событий, которые важны для понимания происходящих в мире финансов процессов, оказались «за кадром» как российской, так и зарубежной прессы. Назову лишь два события лета 2018 года, которые «случайно» выпали из повестки дня СМИ.

Первое событие - заседание управляющих центральных банков - членов Банка международных расчетов (БМР) (BIS All Governor's Meeting). Оно проходило 24 июня в штаб-квартире БМР в Базеле (Швейцария). Примечательно, что в июне проходило ежегодное заседание Бильдербергского клуба в Турине (Италия). Этому событию было посвящено много публикаций, комментариев, интервью в разных странах мира. Не обошли тему Бильдерберга и российские СМИ.

А вот о заседании руководителей Центробанков в Базеле - полное молчание. Если в некоторых зарубежных СМИ информация об этом заседании проходила хотя бы одной строчкой, то в российских СМИ не было даже этой строчки. А ведь Банк России с 1996 года является членом БМР - «клуба Центробанков». И председатель Банка России не только мог, но даже был обязан присутствовать на встрече в Базеле. Никакой информации об этом мы не найдем и на официальном сайте Банка России.

Все очень просто: сама по себе организация БМР является достаточно закрытой. Тем более секретными являются различные заседания Банка международных расчетов. Как отмечают некоторые эксперты, занимающиеся темой БМР уже многие годы, управляющие Центробанков, входящих в «клуб», встречаются в Базеле один раз в две недели. Информации об этих встречах - ноль.

Понятно, что и Банк России держит в секрете отлучки мадам Набиуллиной, связанные с участием в таких регулярных встречах. Где, как можно догадаться, руководители ЦБ сверяют свои курсы и согласовывают планы совместных операций на ближайшее будущее. А на ежегодных встречах руководителей ЦБ определяется совместный курс на более отдаленную перспективу.

Центробанки отдельных стран, в том числе России, составляют мировой картель Центробанков, который управляется Банком международных расчетов, а также главным акционером БМР - Федеральным резервом США. БМР имеет как закрытую, так и открытую жизнь. К открытой жизни относится деятельность по разработке и внедрению различных норм банковской деятельности для кредитных организаций. В открытых документах БМР много говорится о необходимости повышения «транспарентности» (прозрачности) в деятельности коммерческих банков.

Но что удивительно: эти рекомендации по поводу «транспарентности» БМР на себя не распространяет. Абсолютно закрытыми являются, как мы отметили, ежегодные и регулярные (раз в две недели) встречи председателей Центробанков. На сайте БМР вы найдете большие объемы статистической информации о банковском мире и банковских системах отдельных стран. Но при этом нет того, что в своей отчетности должен представлять любой коммерческий банк, - информации об акционерах (хотя бы главных).

Мы с вами знаем (или при необходимости можем узнать), каковы доли в капитале и голосах стран-членов в таких международных организациях, как МВФ или Всемирный банк. А вот информация подобного рода по Банку международных расчетов - тайна за семью печатями. Точно так же, как тайной является информация о главных акционерах частной корпорации под названием «Федеральная резервная система США».

До 2005 года распределение капитала БМР по главным акционерам иногда попадало в отчетность этой организации. По состоянию на 2004 год на Центробанки Италии, Франции, Германии, Англии и Бельгии приходилось 42% акционерного капитала. ФРС США тогда не фигурировала в списке главных акционеров, американская банковская система была представлена Федеральным резервным банком Нью-Йорка и рядом крупных банков Уолл-стрит.

В середине нулевых годов произошло перераспределение долей между Центробанками: им было продано 14% акций, которые принадлежали частным банкам. И новая раскладка капитала по главным акционерам не была обнародована. Даже не очень понятно, стала ли ФРС США новым ключевым акционером или же по-прежнему Америка представлена Федеральным резервным банком Нью-Йорка.

Впрочем, это не принципиально, ибо ФРБ Нью-Йорка - костяк всей ФРС США. Эксперты по БМР утверждают, что из 60 Центробанков, составляющих этот «клуб», реальное управление международным картелем находится в руках Центробанков США, Франции, Германии, Италии, Бельгии.

Банк России находится на заседаниях главных акционеров БМР на «приставном стульчике». Доля ЦБ РФ, как мы узнаем из информации на официальном сайте Банка России, в уставном капитале - 0,57%, в голосующем капитале - 0,54%. Это даже меньше, чем доля Центробанка Таиланда в уставном капитале, которая составляет 0,60%. Судя по косвенным данным, Банк России на заседаниях БМР реально на принимаемые решения не влияет. А вот исполнять их обязан.

Закрадывается подозрение, что проведение заседаний Бильдербергского клуба в июне каждого года неслучайно. Ведь именно в этом месяце каждый год проводятся закрытые встречи управляющих Центробанков - членов БМР. У меня нет никакого сомнения в том, что июньские заседания БМР оказывают сегодня гораздо большее влияние на события в мире (не только финансовом), чем встречи Бильдербергов.

Когда-то Бильдерберги были очень влиятельны. Но сегодня центр принятия решений мировой закулисы перемещается в другие институты. И, в первую очередь, в Банк международных расчетов. А многочисленные сенсационные публикации об июньских встречах Бильдербергов призваны отвлекать внимание аудитории о того, что происходит в Базеле.

Второе важное событие этого лета произошло всего несколько дней назад. Речь идет еще об одной тайной встрече руководителей Центробанков. Она прошла 23-25 августа в США в штате Вайоминг в местечке под названием Джексон-Хоул. Это уже 37-я встреча подобного рода, они проводятся под эгидой Федеральной резервной системы США.

Первые встречи были инициированы в начале 80-х гг. тогдашним председателем Федерального резерва Полом Волкером. Сначала они носили внутренний характер, но со временем туда стали приглашать руководителей Центробанков и известных банкиров и финансистов из других стран мира. Число участников стабильно - около 120 человек (для сравнения: на встречах Бильдербергов - в среднем 130-140 человек).

Встречи эти называются «симпозиумами». Для отвода глаз туда приглашают разных «интеллектуалов», профессоров экономики, включая «Нобелевских лауреатов по экономике» (я ставлю в кавычки эти слова, поскольку на самом деле под этим названием скрывается премия Банка Швеции).

Еще раз подчеркиваю, что встречи в курортном местечке Джексон-Хоул проходят в режиме высокой секретности. Без журналистов. Нет даже полных списков участников (в отличие, скажем, от заседаний Бильдербергов; списки приглашаемых на эти заседания бывают известны еще за несколько месяцев или недель до встреч). Информация о мероприятии в Джексон-Хоуле публикуется на сайте Федерального резервного банка Канзас-Сити. Она лаконична, не более одной странички. С упоминанием общей темы симпозиума и именами главных докладчиков.

Так, в этом году была объявлена следующая тема: «Изменение структуры рынка и последствия для денежной политики». Известно, что с докладом выступил нынешний председатель ФРС США Джером Пауэлл. Доклад размещен на сайте ФРБ Канзас-Сити. Он так составлен, что, как говорится, «зацепиться не за что». Эксперты уже разобрали его на отдельные куски и даже предложения и пытаются понять эзотерический смысл выступления Джерома Пауэлла. Но это внешняя, публичная сторона мероприятия.

Известно, что из зарубежных представителей мира Центробанков в дискуссиях участвовали генеральный управляющий Банка международных расчетов Агустин Карстенс (Agustin Carstens), управляющий Банка Канады Стефан Полоз (Stephen S. Poloz), вице-президент Бундесбанка Германии Клаудиа Бух (Claudia M. Buch), главный экономист Банка Англии Эндрю Халдейн (Andrew G. Haldane). Но можно быть уверенным, что представителей Центробанков других стран на встрече в Джексон-Хоул 24-25 августа было гораздо больше. Многие предпочитают не «светиться».

На «научном симпозиуме» доминируют профессора по экономике, а руководители банковского мира встречаются отдельно. В прошлом году я уже писал о Джексон-Хоуле и показал, что значимость этих встреч в райском местечке штата Вайоминг трудно переоценить. Там готовятся решения, которые могут превратить весь мир в сущий ад.

Место и время проведения встреч под эгидой ФРС США выбраны не случайно. Джексон-Хоул находится в американской глубинке, вдали от столиц и крупных мегаполисов. Если бы антиглобалисты пожелали устроить массовые пикеты, здесь им сделать это было бы довольно сложно. Время встреч - всегда конец августа. Это время отпусков; и журналисты, и потребители новостной информации ещё в расслабленном состоянии.

Кроме того, согласно графикам ведущих Центробанков, в сентябре они принимают решения по ключевым ставкам. Можно быть уверенным, что решения принимаются с учетом итогов заседаний в Джексон-Хоуле.

До сих пор неизвестно, посещают ли встречи в Джексон-Хоуле руководители Банка России. Такой информации нет ни на сайте Федерального резервного банка Канзас-Сити, ни на сайте ЦБ РФ. По российским и американским СМИ прошла информация о том, что 20 августа глава Банка России Набиуллина дала интервью американской газете Wall Street Journal (интервью уже опубликовано). При этом в сообщениях подчеркивалось, что интервью Набиуллина дала в США. Если это действительно так, вероятность того, что дама участвовала в «симпозиуме» в Джексон-Хоуле, весьма высока.

Да, информации по двум названным мною событиям этого лета в мире финансов крайне мало. Но это не повод для того, чтобы о них умалчивать. Наоборот, это повод для того, чтобы лишний раз заставить аудиторию задуматься о том, как устроен этот лукавый и жестокий мир финансов, задуматься о том, какое место в этом мире занимает Россия, а также попытаться понять, какую роль в этом мире играет ЦБ РФ.

Я лично слежу за упомянутыми выше встречами мировых банкиров уже не первый год и все больше убеждаюсь в том, что фраза «Банк России - филиал Федерального резерва США» - не литературная метафора, а «медицинский факт».

http://ruskline.ru/opp/2018/avgust/30/o ... yandex.com


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи д.э.н. Валентина Юрьевича Катасонова
СообщениеДобавлено: Пт авг 31, 2018 7:18 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
О бесноватом «классике» либерального капитализма в юбке

Валентин Катасонов,

29.08.2018

Валентин Катасонов о бесноватом «классике» либерального капитализма в юбке«Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу другого человека жить ради меня». Айн Рэнд. «Атлант расправляет плечи».

Многие слова открыты мне. Многие из них мудры, другие лживы, но только три святы: «Я хочу этого». Айн Рэнд. Гимн. Сначала человек был порабощен богами. Но он разбил свои цепи. Затем царями и королями. Но и эти цепи были сброшены. Затем своим рождением, родством, расой. Но и это прошло. И вот он объявил своим братьям, что человек имеет права, которые ни бог, ни царь, ни другие люди не могут отобрать. Айн Рэнд. Гимн.

Продолжу начатый разговор о капитализме. В ХХ веке, как я писал, капитализм перестали называть капитализмом (заменили на словосочетание «рыночная экономика»). Но вот появился «герой» по имени Айн Рэнд, который решил вдохнуть жизнь в это слово и совершить еще одну революцию с целью установления в мире «настоящего» капитализма.

Представлю нашего «героя», вернее, «героиню». Некоторые, кто слышал это имя, думают, что она - коренная американка. Айн Рэнд - англоязычный псевдоним. Настоящее имя - Алиса Зиновьевна Розенбаум. Родом из Российской империи, из Санкт-Петербурга. Она родилась в 1905 году в еврейской семье фармацевта Залмана-Вольфа (Зиновия Захаровича) Розенбаума и его жены, зубного техника Ханы Берковны (Анны Борисовны) Каплан. А вот скончалась наша «героиня» в США, в Нью-Йорке в 1982 году.

В 1921 - 1924 гг. училась в Петроградском университете. С детства имела склонность к писательству. В 1925 году в серии «Популярная кино-библиотечка» отдельной книгой вышла первая печатная работа Алисы Розенбаум «Пола Негри» - очерк творчества популярной киноактрисы. В Америку Алиса выехала в 1926 году; как пишут биографы, «на учебу». Учиться там не стала, работала статистом в Голливуде. В 1929 году вышла замуж за киноартиста Фрэнка О'Коннора. В 1931 году получила американское гражданство и на родину больше не возвращалась. Родители ее остались в Ленинграде и скончались там во время блокады.

В словарях и энциклопедиях ее представляют как драматурга, сценариста, философа, писателя. В 1935 и 1936 годах поставила пьесу в Бродвейском театре. Но в первую очередь она была писателем. И прославилась благодаря двум своим романам - «Источник» (1943 г.) и «Атлант расправил плечи» (1957 г.). Романы уже не раз издавались у нас. Кроме этих романов были и другие, не столь успешные. А также многочисленные литературные и философские эссе. После «Атланта» Айн Рэнд ушла в философию, называла себя основательницей философской школы так называемого «объективизма».

Красной линией всего ее творчества была пропаганда любых свобод (не только экономических). А также пропаганда «чистого» или «свободного» капитализма (незамутненного государственным вмешательством), который получил также наименование «анархо-капитализма». Айн Рэнд в отличие от осторожных «нобелевских гениев» не стесняется слова «капитализм». Она считает его идеальной формой существования общества.

Если в странах Запада и наблюдаются какие-то кризисы и катаклизмы, то причина этого в том, что «экономические свободы» искажаются и даже подавляются государством. Айн Рэнд настолько фанатично предана капитализму, что она даже выносит слово «капитализм» в заголовки сборников своих статей и эссе. У нас в России были, в частности, изданы книги Айн Рэнд «Апология капитализма» (М.: «Новое литературное обозрение», 2003); «Капитализм. Незнакомый идеал = Capitalism: The Unknown Ideal» (М.: Альпина Паблишер, 2011).

С апологией капитализма этой ученой дамы можно познакомиться также по следующим ее книгам, изданным у нас в России в последние годы: «Добродетель эгоизма» (М.: Альпина Паблишер, 2011); «Возвращение примитива. Анти-индустриальная революция» (М.: Альпина Паблишер, 2011); «Об этике, искусстве, политике и экономике» (М.: Альпина Паблишер, 2012); «Подумай дважды» (М.: «АСТ», «Астрель-СПб», 2012); «Концепция эгоизма». (Ассоциация бизнесменов Санкт-Петербурга, 1995); «Гимн» (М.: Альпина Паблишер, 2011) и ряд других.

И это не считая многочисленных изданий романов «Источник» и «Атлант расправил плечи». Книги толстенные: «Источник» - без малого тысяча страниц, «Атлант...» - 1400 страниц. О философии «свободы» Айн Рэнд можно говорить долго. Многие тысячи страниц ее творчества сложно откомментировать в одной статье. Но я попробую.

Во-первых, она ратует за счастье как главную цель человеческой жизни. Посыл неплохой. Но счастье, по ее мнению, «достижимо только на основе рациональных ценностей». А таковыми являются, как выясняется, ценности материальные. В первую очередь, те, которые доставляют удовольствия. Причем удовольствия почти исключительно плотские, физиологические. Типичная философия гедонизма и утилитаризма (что-то в духе философии англичанина Иеремии Бентама).

Во-вторых, «иррациональные» ценности, в первую очередь, духовные, Айн Рэнд не признает. В частности, потому, что не признает религию. В том числе христианство, к которому относится откровенно враждебно. Она подобно К. Марксу говорит, что религия - «величайшая отрава для человечества».

В-третьих, Айн Рэнд последовательно и даже фанатично проповедует индивидуализм и эгоизм. Она проклинает любые формы коллективизма. Особым нападкам с ее стороны подвергается коммунизм. Под сомнение ставится даже семья как институт «коллективизма». Женщинам рекомендуется встать под знамена феминизма.

В-четвертых, упомянутое выше счастье для всех недостижимо. Его заслуживают только сильные и сильнейшие. Один из её громких афоризмов: «Сильные призваны завоевывать, а слабые - умирать». Причем сильных в мире не так много, а слабых - большинство. Сильные - это те самые «Атланты», на плечах которых держится мир. Слабые - те, кто безынициативны, ленивы или откровенные бездельники. Здесь явно просматривается влияние на Айн Рэнд идей Фридриха Ницше (у него сильный индивид - «сверхчеловек», а слабое большинство - «лишние люди»).

В-пятых, Айн Рэнд ратует за свободный рынок, протестует против любых форм вмешательства государства в экономику. За государством признает только полицейские функции. Вот ее представления об истинно «свободном» капитализме: «Не только почта, но и улицы, и дороги, и, прежде всего, школы должны находиться в частной собственности и управляться частными лицами... Правительство должно заниматься лишь теми вопросами, которые связаны с применением силы».

В-шестых, выступает против любых форм помощи социально незащищенным членам общества. Не только помощи со стороны государства, но даже со стороны общественных организаций и филантропических фондов. Просто помощи одного человеку другому. Каждый должен жить и выживать самостоятельно. Никакого альтруизма.

Кстати, налоги есть узаконенное воровство. Ведь они взимаются с тех, кто обладает способностью созидать (в романе это «Атланты») и передаются слабому большинству - бездельникам. Получается, что ленивые и безынициативные посредством законов, налогов, морали и государства постоянно грабят тех, кто талантлив и создает блага.

В-седьмых, Айн Рэнд в своих произведениях делит человечество не только на сильных и слабых, но также на «хороших» («избранных») и «плохих» («второй сорт», «пещерные люди» и даже «животные»). Что это, как не откровенный расизм? Так, она презрительно относилась к индейцам: «...нет смысла даровать им права, о которых они не имеют представления и которыми они не пользовались». Права в Америке, по ее убеждению, принадлежат «любому белому, который привнёс сюда хоть один элемент цивилизации». Высокомерно Рэнд отзывается и об арабах: «Их культура примитивна, Израиль им не нравится, потому что это единственный плацдарм современной науки и цивилизации на их континенте».

При внимательном знакомстве с творчеством Айн Рэнд ловишь ее на том, что ничего оригинального она не привносит. Все это уже у кого-то было. «Гениальная дама» умело синтезирует наиболее радикальные и откровенно революционные идеи. Например, идеи Макса Штирнера, немецкого философа, основателя философии индивидуалистического анархизма, ницшеанца до Ницше. «Кроме меня, для меня нет ничего»; «Я сам создаю себе цену и сам назначаю ее... Эгоисту принадлежит весь мир, ибо эгоист не принадлежит и не подчиняется никакой власти в мире... Наслаждение жизнью - вот цель жизни...», - объявлял он.

Читая романы Айн Рэнд, чувствуешь какую-то истеричность. То ли читателю, то ли всему человечеству она выставляет ультиматум: «Либо новая мораль, основанная на рациональной личной выгоде, и как следствие - свобода, справедливость, прогресс и счастье человека на земле. Либо - старая мораль альтруизма, и как следствие - рабство, насилие, непрекращающийся террор и печи для жертвоприношений».

Роман «Атлант расправляет плечи» получил такое название потому, что сильные «Атланты» не желают более терпеть слабых и сбрасывают их со своих плеч. По духу очень похоже на большевистские лозунги, призывающие пролетариат сбросить со своей шеи буржуев-паразитов. Только все с точностью до наоборот.

Конечно, Айн Рэнд в первую очередь ненавидела «коллективистский» Советский Союз с его философией «отнять и поделить» и лично Сталина. Но от нее доставалось также Америке и почти всем американским президентам ХХ века. Так, лютая ненависть к Франклину Д. Рузвельту диктовалась тем, что он не только втянул США во Вторую мировую войну, но также сдал треть мира в рабство коммунистам. Уже не приходится говорить о его «Новом курсе», который привел к глубокому вмешательству государства в экономику на основе рецептов Кейнса.

«Атлант» пропитан одержимостью и фанатизмом автора. Гораздо большей одержимостью, чем та, которую приписывают даже Адольфу Гитлеру. Гитлера недаром называют бесноватым, одержимость звучала в его речах, она присутствует на некоторых страницах его пресловутой книги «Майн Кампф» (1925 г.). Говорят, что сегодня указанная книга лидера германского национал-социализма у нас запрещена. А вот «Атлант» и другие человеконенавистнические «творения» Айн Рэнд лежат свободно на полках наших книжных магазинов и библиотек.

Пугает категоричность: «Почти с каждой страницы «Атланта» звучит голос, который с тягостной неотвратимостью приказывает: «В газовую камеру - шагом марш!», - писал обозреватель консервативного издания «The National Review» Уиттакер Чемберс. Статья называлась по-оруэлловски: «Большая Сестра смотрит на тебя».

В заключение хочу отметить, что идеями Айн Рэнд вдохновлялись и подпитывались те, кого потом стали называть яркими представителями «экономического либерализма» и кто уже непосредственно влиял на изменение экономической политики государств в 70-е и последующие годы. В частности, свою благодарность этой даме за «творческое вдохновение» не раз высказывал уже упоминавшийся нами «нобелевский гений» Милтон Фридман.

После выхода в свет романа «Атлант...» выдающийся идеолог экономического либерализма профессор Людвиг фон Мизес направил автору письмо с горячей благодарностью за проделанный труд. Американский президент Рональд Рейган публично признал влияние Айн Рэнд на его мировоззрение. Несостоявшаяся президент Америки Хиллари Клинтон также сказала, что Айн Рэнд - «пример для подражания».

Наконец, нельзя не упомянуть рьяного поклонника идей нашей «героини» Алана Гринспена, председателя ФРС США в 1987 - 2006 гг. Оказывается, до его выхода на высокие должности он в течение ряда лет посещал кружок Айн Рэнд («Коллектив») и там сложилось его мировоззрение. Алан Гринспен признавался: «Именно она убедила меня долгими ночными спорами, что капитализм не только эффективен и практичен, но морален».

Имеются явные и неявные поклонники Айн Рэнд и в России. Причем некоторые из них были и находятся во власти. Из явных можно назвать Андрея Илларионова, который в период 2000 - 2006 гг. занимал пост советника президента РФ В.В. Путина. Он просто без ума от нашей «героини». Его симпатии к Айн Рэнд особенно проявились в 2005 году, когда этой даме исполнилось 100 лет.

«По всему миру существуют клубы Айн Рэнд, а в Калифорнии есть даже институт ее имени, - сказал Илларионов. - В 2005 году исполняется 100 лет со дня рождения писательницы, и я думаю, было бы логично именно в Петербурге провести мероприятие, посвященное жизни и творчеству нашей землячки». Сегодня Илларионов уже не в команде Путина и даже не в России. Слава Богу, Илларионов не успел создать в нашей стране клуб Айн Рэнд.

Он пошел по стопам своего кумира и эмигрировал в страну обетованную - США. Там бывший высокопоставленный чиновник занимает должность старшего научного сотрудника в Институте Катона. Тоже не случайно. Это один из главных центров идеологии экономического либерализма в Америке. А Айн Рэнд в этом институте почитается как классик идеологии «чистого» капитализма. Мне говорили, что ее «икона» (пардон, портрет) находится на одном из видных мест в помещении института.

Наибольшее число приверженцев философии Рэнд составляют граждане США. Ее знаменитый роман «Атлант расправил плечи» был продан там общим тиражом более 7 миллионов экземпляров. По результатам исследования, проведенного в 1991 году для Библиотеки Конгресса США, признан второй после Библии книгой, которая наиболее сильно повлияла на жизнь американцев.

Книг о жизни и творчестве Айн Рэнд в Америке издано несметное число. Одна из последних «Вселенная Айн Рэнд», принадлежащая перу Гэри Вайса, известного американского журналиста и знатока финансового мира (в этом году эта книга издана и у нас в издательстве Litres). Он, в частности, утверждает, что финансовый мир Америки претерпел за последние десятилетия радикальные изменения под влиянием «философии наживы». Эта философия сильно повлияла на сознание руководителя Федерального резерва Алана Гринспена, а также на десятки тысяч банкиров и финансовых спекулянтов, которые благодаря убедительным аргументам «первой леди реакционной политики» сумели освободиться от последних рудиментов совести.

Да, Айн Рэнд была писательницей, драматургом, эссеистом и сценаристом, но все эти роли - второстепенные. Главная ее роль - пропаганда радикальной формы свободного рынка. Рэнд сама называла себя «радикалом от капитализма». Айн Рэнд для сегодняшней Америки - то же самое, что Карл Маркс для Советской России.

Справедливости ради следует признать, что многие американские интеллектуалы, деятели культуры, представители разных протестантских номинаций бойкотировали книгу «Атлант...» и даже требовали запретить ее издание как экстремистской, однако их сопротивление в 70-е годы было сломлено. У Айн Рэнд было много богатых спонсоров и почитателей, которые не жалели денег на издание книг и пропаганду философии «первой леди реакционной политики». С глянцевых обложек книг и журналов на американцев смотрела молодая и энергичная женщина с проницательным взглядом.

А в реальной жизни? Еще до войны она подсела на какие-то наркотические таблетки, своего «Атланта» писала уже в помутненном сознании. Гэри Вайс пишет: «В последние годы жизни она превратилась в издерганную, ожесточенную старуху, бродившую по кварталу (Ист-Сайд, Нью-Йорк - В.К.) в домашнем халате».

Айн Рэнд умерла 36 лет назад. Но идеи ее продолжают жить и заражать Америку. Благодаря «хозяевам денег» (главным акционерам ФРС США), которым и нужен этот проект под кодовым названием «Айн Рэнд». Десятки тысяч экземпляров недешевых книг Айн Рэнд распространяются бесплатно по всей Америке. Сегодня произведения этого «классика» либерального капитализма изучаются в американских университетах, они уже проникают в школы. Через три года после смерти «классика» был учрежден Институт Айн Рэнд, который занимается пропагандой ее «философии объективизма» в Америке и за ее пределами.

Вне Америки основная масса поклонников сосредоточена в Великобритании, Канаде, Индии и Скандинавии. По тиражам издаваемых книг Айн Рэнд оставила далеко позади «нобелевских гениев» Ф. Хайека и М. Фридмана, а также автора «Капитала» Карла Маркса. Так, в Индии объём продаж книг Айн Рэнд в 16 раз превзошёл продажи работ Карла Маркса.

В России, как я отметил, работы Айн Рэнд выходили большими тиражами. Но толстенные тома «Атланта» и «Источника» пылятся на полках наших книжных магазинов и библиотек. Даже самая либеральная часть российской интеллигенции не может похвастать тем, что хорошо знакома с трудами современного «классика» либерализма.

Кроме уже упомянутого Андрея Илларионова среди фанатичных почитателей Айн Рэнд российского происхождения я бы выделил известную диссидентку Валерию Новодворскую, которая умерла в 2014 г. Удивительно даже определенное сходство во внешности и манерах поведения В. Новодворской и «поздней» Айн Рэнд.

Из ныне живущих почитателей мне известны писатель и журналист Юлия Латынина, а также бизнесмен Евгений Чичваркин (который еще десять лет назад в поисках «свободы» отбыл из России в Лондон).

К счастью, в России идеи Айн Рэнд (несмотря на ее российское происхождение) прививаются не очень хорошо. Но расслабляться нельзя. А для этого в превентивном порядке надо раскрывать человеконенавистническую сущность философии бесноватой Айн Рэнд.

http://ruskline.ru/opp/2018/avgust/29/o ... yandex.com


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи д.э.н. Валентина Юрьевича Катасонова
СообщениеДобавлено: Ср сен 05, 2018 9:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
Чем МГУ от Гарварда отличается

В мире имеется несколько известных систем рейтинговых оценок высших учебных заведений разных стран мира. И вот что удивительно: неизменно из года в год все верхние строчки рейтингов занимают американские университеты. Одним из раскрученных рейтингов мировых вузов является Шанхайский.

На днях были обнародованы самые свежие списки топ-500 Шанхайского рейтинга лучших университетов мира. Российские СМИ с гордостью сообщили, что аж четыре наших вуза попали в списки указанного рейтинга – МГУ имени М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет, МФТИ и Новосибирский государственный университет. МГУ занял 86-ю строчку, остальные оказались в третьей и четвертой сотнях, т.е. ближе к концу списка.
А какие же вузы в начале списка? Ни для кого не оказалось неожиданным, что первую строчку занял Гарвардский университет. Он лидирует уже 16-й год подряд. Далее следуют Стэнфордский и Кембриджский университеты, Массачусетский технологический институт (MIT) и Калифорнийский университет в Беркли. В список топ-20 рейтинга вошли 16 университетов США.
Топ-20 был «разбавлен» уже упомянутым Кембриджским университетом (третья позиция), Оксфордским университетом, Университетским колледжем Лондона и Швейцарским федеральным технологическим институтом в Цюрихе (соответственно 7-я, 17-я и 19-я рейтинговые строки). Картина доминирования американских вузов не отличается от той, которая фиксировалась и фиксируется другими известными системами рейтингов. Американские университеты сегодня представляют собой бизнес-структуры, так как их финансирование осуществляется на основе эндаументов, так называются целевые фонды некоммерческих организаций. Самым богатым не только в Америке, но и в мире является тот же Гарвардский университет. В 2012 году, например, его фонд составлял 32,3 млрд долл. Для американских университетов рейтинги лучших вузов мира не только престиж, не только количество заявлений на обучение, но также деньги. Чем выше рейтинг, тем больше денег в фонде. Но об этом ниже.
«Кухню приготовления» оценок покажу на примере Шанхайского рейтинга. Эксперты произвели предварительную оценку более 1500 университетов мира, 500 из которых вошли в публикуемую часть рейтинга. Рейтинг основывается на шести индикаторах, учитывающих число выпускников и сотрудников – лауреатов Нобелевской или Филдсовской премий, наиболее часто цитируемых исследователей в различных предметных областях, статей, опубликованных в журналах Nature и Science или проиндексированных в Science Citation Index, а также академическую производительность на одного представителя научно-преподавательского состава вуза.
Как говорится, дьявол прячется в деталях. Уже по «кухне приготовления» рейтингов имеется множество вопросов. Взять тот же Гарвардский университет. С ним, по данным самого университета, связаны имена 88 лауреатов Нобелевской премии. Но я среди них насчитал более десятка тех, кто на самом деле не являются лауреатами Нобелевской премии. Это номинанты премии по экономике Шведского центробанка, которая была учреждена ровно полвека назад, названа именем Альфреда Нобеля, но, по существу, Нобелевской премией не является. На сегодняшний день таких премий по экономике выдано 79, причем более 50 лауреатов из Америки. И они при составлении рейтингов университетов учитываются как нобелевские лауреаты. Понятно, что такие липовые лауреаты способствуют повышению авторитета американских вузов.
Еще большим мошенничеством является показатель цитирования. Это очень большая и серьезная тема. Это организованный бизнес, который является средством раскручивания «нужных ученых» (но не науке, а политикам и хозяевам денег). Создаются даже специальные «картели», участники которых занимаются «взаимным опылением» и повышением своей значимости в академическом и не только в академическом мире.
Оставим тему кухни рейтинговых оценок и присмотримся к лидерам рейтингов – американским университетам. В начале 1990-х годов я бывал во многих и даже кое-где выступал. Уже тогда я обратил внимание на то, что форма сильно отличалась от содержания. Под формой я имею в виду имидж университета. Издали американские университеты блестят и сияют благодаря рекламе, сомнительным рейтинговым оценкам, свадебным генералам (бывшим американским президентам и министрам, зачисляемым в штат; «нобелевским гениям» по экономике и т.п.). А под содержанием я подразумеваю учебный процесс. Он крайне уныл и формален.
Если говорить о естественных и технических науках в американских университетах, то там ситуация несколько лучше, чем на факультетах так называемого гуманитарного, или социального, профиля (история, социология, право, экономика и др.). Хотя американское высшее образование естественно-технического профиля уже давно «болеет», Америка не очень любит распространяться об этих своих «болячках». Но иногда в Вашингтоне возникает паника. Так, после запуска первого искусственного спутника Земли Советским Союзом 4 октября 1957 года в конгрессе США были проведены чрезвычайные заседания по вопросам состояния науки и техники в Америке. Во-первых, было констатировано научно-техническое отставание США от СССР. Во-вторых, одной из важных причин такого отставания было названо неудовлетворительное состояние подготовки специалистов в области естественных наук и техники в американских университетах.
В 1958 году началось реформирование высшего образования в Америке с целью преодоления наметившегося научно-технического отставания в области освоения космоса, ядерной энергетики и даже радиоэлектроники. Реформа дала некоторый импульс развитию высшего образования в США, но за шесть десятков лет этот импульс окончательно заглох. Хотел бы обратить внимание на то, что при высочайших рейтинговых оценках даже тех американских университетов, которые готовят естественников и технарей, с каждым годом Америка все больше импортирует таких специалистов из-за границы. Тех, кто учился в вузах, которые иногда вообще не попадали в рейтинговые списки. В том числе и российских вузов.
Более уверенно могу говорить об американских факультетах социального профиля. Особенно об экономическом образовании. Оно мне напоминает конвейерное производство «продукта», который в современных учебниках по экономике называется homo economicus – человек экономический. Фактически происходит зомбирование молодых людей, они должны стать идеальными биороботами, которыми можно будет управлять с помощью таких кнопок, как удовольствие, потребление, алчность, страх.
Есть, конечно, в Америке и «штучное производство» – так называемое элитное образование. Но о нем мало информации. Да и осуществляется оно, как правило, не в стенах университетов, а дома или на рабочем месте (job training). На конвейере преподают «экономику клерков», штучное производство дает знания и навыки по специальности «экономика хозяев». Одно отличается от другого, как небо от земли. «Экономике хозяев» имеют право учиться лишь дети хозяев денег (главных акционеров ФРС США).
Американские университеты не сразу стали «конвейерами». В старые добрые времена (до конца XIX века) они были достаточно независимыми институтами американского общества и дали Америке много выдающихся ученых и специалистов в разных областях. Но на рубеже XIX–XX вв. в Америке стал зарождаться институт так называемой благотворительности. Благотворительность и милосердие существовали в мире испокон веков. Но американская благотворительность очень специфична, она регламентирована многими законами, превратилась в профессиональную деятельность, охватывающую миллионы граждан. В Америке никто особенно не скрывает, что эта профессиональная деятельность является бизнесом. Но акцентируется внимание лишь на одной стороне медали – на том, что она позволяет американскому бизнесу под видом благотворительности и филантропии уходить от уплаты налогов. В Америке сегодня функционирует более 80 тыс. благотворительных фондов, которые фактически являются внутренними офшорами для американских банков и корпораций.
Другой стороной медали под названием «благотворительность» является финансирование различных проектов и мероприятий в области науки, образования, культуры, медицины, литературы и т.п. Когда начинаешь предметно разбирать, во что вкладывает деньги тот или иной благотворительный фонд, приходишь к выводу, что первичный «донор», которому принадлежит фонд или который его контролирует, не осуществляет пожертвования, а делает инвестиции. Зачастую эти инвестиции оказываются более прибыльными, чем, скажем, покупка каких-то ценных бумаг. Только порой эффект от таких благотворительных инвестиций наступает не сразу, а через несколько лет, а иногда даже через несколько десятков лет. И результатом таких инвестиций является перестройка идеологии в стране и мире, изменение политического вектора мирового развития. Конечно, в данном случае я говорю не о мелких и средних благотворителях, а о миллиардерах и хозяевах денег, которые мечтают стать хозяевами мира, – о таких звездах американской благотворительности, как Карнеги, Форд, Рокфеллеры, Гейтс, Гетти и многие другие, именами которых названы крупнейшие благотворительные (филантропические) фонды.
Возвращаясь к теме американских университетов, скажу, что они сразу же попали в поле зрения новоявленных благотворителей. Филантропические фонды уже в начале прошлого века стали опекать многие американские университеты. И эта опека в течение ХХ века непрерывно усиливалась. Вот некоторые данные, которые обнародовала американская организация Giving USA Foundation. В 2012 году благотворительные фонды предоставили средств на финансирование различных проектов на 316 млрд долл. А по данным американской организации Council on Aid to Education, университеты и колледжи США получили только в 2013 году благотворительной помощи на 33,8 млрд долл. Приведенные выше цифры являются неполными, так как не учитывают тех денег, которые идут помимо крупных благотворительных фондов.
Для американской высшей школы источниками финансирования являются бюджеты федерального правительства, штатов, муниципалитетов; плата за обучение; доходы от государственных заказов и оказания коммерческих услуг; частные инвестиции и благотворительность. В доходах вузов, имеющих статус публичных институтов, на частные инвестиции и пожертвования приходится примерно 15% всех поступлений. В вузах, имеющих статус частных некоммерческих организаций, – около 11% (Павлова Н.А., Николаев Б.В., Дятлова А.К. Источники финансирования современной системы высшего образования в США // Известия высших учебных заведений Поволжского региона. №4. 2016. С. 166). Можно, конечно, сказать, что зависимость американских вузов от «благотворителей» не является очень большой, критичной. Но большинство американских университетов и колледжей испытывают постоянную нехватку денег. Чем и пользуются «филантропы». Они приходят с помощью, но при этом жестко диктуют свои условия. И, как правило, с помощью не очень больших денег добиваются разворота политики университета в нужном для себя направлении.
Фактически всю систему высшего образования в Америке контролируют всего несколько крупных и крупнейших олигархов. Покажу это на примере братьев Чарльза и Дэвида Кохов, которые на протяжении многих лет занимают верхние строчки рейтингов самых богатых людей Америки и мира. По итогам 2017 года журнал «Форбс» присудил им седьмое и восьмое места в мировом рейтинге (по 60 млрд долл. капитала у каждого). Братья проявляют себя крайне активно не только в сфере бизнеса (нефтепереработка, химия, производство комплектующих для электроники, торговля и т.д.), но также в сфере политики. Они являются ярко выраженными сторонниками «чистого» капитализма и всячески пропагандируют идеи «экономической свободы», «свободного рынка», «экономического дерегулирования» и т.д. Кумирами для них являются такие представители идеологии либерализма, как Фридрих фон Хайек, Милтон Фридман, Айн Рэнд и др. А самый эффективный способ пропаганды идей «экономической свободы», по мнению братьев, – через университеты. Там эту пропаганду можно и нужно поставить на конвейер.
В 2012 году в США вышел документальный фильм «Кохи», в котором прослеживается, как братья Чарльз и Дэвид поставили под свой контроль факультет экономики Университета штата Флорида (УШФ) и наладили там промывку мозгов студентам идеями Айн Рэнд и других либертарианцев. Фонд Чарльза Коха (The Charles G. Koch Foundation) предоставил УШФ небольшие деньги в порядке «спонсорской помощи». В обмен братья потребовали изменения учебных программ, определили нужных преподавателей, добились переработки списков рекомендуемой литературы, учредили премии для студентов, достигших наилучших результатов обучения по новым программам. Кроме того, в университете был создан специальный отдел, следящий за учебным процессом и пресекающий отклонения от идеологической линии спонсоров. Фактически Кохи совершили рейдерский захват УШФ.
И это лишь один университет. А ведь братья Кох потратили в виде спонсорской помощи 30 млн долл. на программы «раскрепощения» человека в 221 университете страны. Вроде бы совсем немного в расчете на один вуз (в среднем 130–140 тыс. долл.), но братья умеют отжимать максимум помощи с каждого доллара. Американский публицист и общественный деятель Михаэль Дорфман (бывший гражданин СССР) в своей интересной статье «Благотворительность: добрыми намерениями вымощена дорога в ад?» подробно раскрывает разрушительный характер «благотворительности» братьев Кохов в сфере американского высшего образования, особенно экономического.
Он, в частности, пишет: «Находящаяся под контролем братьев Кохов финансовая компания BB&T платит университетам за то, чтобы назначали идеологически выдержанных профессоров на должности начальников департаментов и заведующих кафедрами, в основном в сфере экономики и менеджмента. Бывший президент и гендиректор BB&T Джон Эллисон возглавляет сегодня Институт Катона – ведущее либертарианское учреждение, занятое внедрением свободнорыночной догматики и лоббированием антисоциального законодательства как на федеральном, так и на штатном уровне. Создателем и спонсором Института Катона является Фонд Кохов. Отчет Лаборатории журналистских расследований Американского университета в Вашингтоне называет 10 университетов, где «по совпадению» BB&T спонсирует заведующих кафедрами, а Фонд Кохов жертвует деньги». Комментируя упомянутый выше фильм «Кохи», М. Дорфман, неплохо знающий советскую историю, проводит интересное сравнение: «Вряд ли создатели фильма «Кохи» осознавали, насколько картина разгрома университетской экономической науки в общественных университетах во Флориде похожа на недобрые сталинские времена разгрома генетики и кибернетики в СССР».
М. Дорфман прав – разгром экономической науки в американских университетах происходит. Но начался он давно, еще в прошлом веке. Операция по разгрому начала проводиться еще с конца 60-х – начала 70-х годов под флагом внедрения идей экономического либерализма. Сегодня процесс уже почти завершился. Но такой же разгром происходит и на других направлениях высшего учебного образования, особенно тех, которые относятся к гуманитарному образованию. И что самое удивительное и неприятное: американские университеты с их идеологией «свободного общества», «свободного рынка», «чистого капитализма» и конвейерными технологиями превращения homo sapiens в homo economicus получают высшие оценки в мировых рейтингах и выдаются за эталон, достойный подражания. Такая идеология и такая модель высшего образования лишает человечество будущего.

профессор

Валентин КАТАСОНОВ

http://sovross.ru/articles/1741/41058


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи д.э.н. Валентина Юрьевича Катасонова
СообщениеДобавлено: Ср сен 26, 2018 9:47 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
Акулий бизнес Кохов


Имена американских братьев-миллиардеров Чарльза и Дэвида Кохов в последнее время стали часто мелькать в сообщениях мировых и российских СМИ. По двум причинам.

Первая: они объявили открытую войну президенту Трампу. В конце июля нынешнего года Трамп ответил братьям: «Глобалисты Кохи, которые превратились в посмешище в настоящих республиканских кругах, выступают против сильных границ и мощной торговли. Я никогда не искал их поддержки, потому что не нуждаюсь в их деньгах или плохих идеях» (запись в Твиттере). Вторая: один из братьев (Дэвид) этим летом объявил о том, что по состоянию здоровья уходит из бизнеса. Не исключено, что он может покинуть даже некогда очень активную общественную деятельность. Это, по мнению экспертов, может отразиться на расстановке позиций в высших эшелонах бизнеса и власти Америки.
Братья давно занимают видное место в бизнесе, общественной жизни и политике США. В рейтингах журнала «Форбс» они уже многие годы фигурируют в первой десятке самых богатых людей мира. Согласно последним данным журнала, в 2017 году Чарльз и Дэвид Кохи делили восьмую и девятую строчки в рейтинге мировых богачей. Величина состояния каждого из братьев оценивалась в 60 млрд долл. Примечательно, что состояние каждого за год приросло, по данным «Форбс», на 11,7 млрд долл., т.е. почти на 20%. Среди американских миллиардеров братья находились на пятом–шестом местах (после Джеффа Безоса, Билла Гейтса, Уоррена Баффета и Марка Цукерберга). А совокупный их капитал (120 млрд долл.) превышал капитал владельца Amazon Джеффа Безоса, занявшего впервые высшую строчку в мировом рейтинге (112 млрд долл.). К тому же Безос – выскочка, только недавно прорвавшийся на верхние строчки Форбса, а братья там «прописались» уже давно.
О многих сторонах жизни братьев, имеющих общий бизнес и действующих весьма слаженно и энергично, можно только догадываться. В частности, СМИ представляют их как серьезных филантропов, оказывающих поддержку проектам в области экономической науки, образования, литературы, искусства и медицины. По своим идейным взглядам братья относят себя к либертарианцам – сторонникам свободы во всех сферах человеческой жизни. Свободы от чего или кого? Прежде всего от государства. Они ратовали и ратуют за полную экономическую свободу, исключающую не только участие государства в хозяйственной жизни, но даже государственное регулирование экономики. Братья – почитатели таких «основоположников» новой религии «свободы без границ», как Людвиг фон Мизес и Айн Рэнд. Последняя в своих произведениях «Атлант расправил плечи», «Источник», «Капитализм. Незнакомый идеал» и других книгах фактически отвергает самые элементарные нормы нравственности и культивирует зоологический эгоизм.
Братья также поддерживали таких фанатиков экономического либерализма, как Фридрих фон Хайек и Милтон Фридман. Они проталкивали этих «экономических гениев» на премию по экономике имени Альфреда Нобеля (ошибочно называемую «Нобелевской премией»). И действительно, первый из них получил эту премию в 1974 году, а второй – в 1976 году. Под этих «экономических гениев» Чарльз Кох в 1977 году учредил, а затем и финансировал специальную организацию – Институт Катона, призванный пропагандировать и продвигать в мире идеи либертарианства и анархо-капитализма (капитализма без государства).
Группа исследователей из Американского университета в Вашингтоне обнаружила, что в период с 2007 по 2011 год 89 некоммерческих организаций получили от Фонда Кохов 41,2 млн долл. для пропаганды идей «экономической свободы». В документальном фильме «Кохи» (2012) содержится рассказ о том, как братья устанавливали контроль над факультетом экономики Университета штата Флорида (УШФ). Они его превратили в еще один рассадник идеологии либертарианства. Вот что об этом проекте пишет американский публицист (бывший гражданин СССР) Михаэль Дорфман в статье «Филантропия человеконенавистничества»: «В обмен на «подарок» спонсоры (братья Кохи. – В.К.) потребовали коренных изменений в учебном плане, принятия идеологически мотивированного списка рекомендуемой литературы, подбора лекторов. По требованию спонсоров преподавателям общественных дисциплин были предписаны темы, которые требуется поставить во главу угла. Спонсоры назначили угодных им директоров программ, а также создали фонд стипендий по внедрению свободно-рыночной идеологии».
Ниже М. Дорфман пишет, что Кохи наложили свою лапу на большую часть американских университетов: «Речь идет не об одном университете. Фонд Кохов потратил 30 миллионов долларов на аналогичные программы в 221 университете страны. Так что засилье свободно-рыночной экономики, аналога советского научного коммунизма, в университетах США не случайность, а следствие хорошо спланированной работы идеологических факторов, имеющих очень мало общего с серьезной наукой». Однако либертарианство братьев Кохов не ограничивалось только экономической «наукой» и экономическим образованием. Они поддерживают свободу гомосексуализма, ратуют за свободную продажу марихуаны, оружия и т.п. Филантропические проекты Кохов подобны конфетам, обертки которых яркие, привлекательные, а начинка – ядовитая.
Другой стороной жизни Кохов является их политический лоббизм. Братья известны как крупнейшие спонсоры Республиканской партии. Также выделяли и выделяют деньги на партию либертарианцев (создана в 1971 году и считается крупнейшей из так называемых третьих партий США). Кроме того, большое внимание уделяют лоббизму в конгрессе. У них там имеется немало «своих людей» как в нижней, так и верхней палате, кто продвигает интересы их бизнеса. Если Чарльз Кох больше занимается бизнесом, то его брат Дэвид взял на себя филантропию и политику. Он является очень публичным человеком, за словом в карман не лезет. Не стесняется критиковать и даже ругать американских президентов.
Очень сильно досталось от Кохов президенту Обаме, особенно за его проект реформирования системы здравоохранения, в котором братья увидели угрозу возрождения в Америке социализма. Хотя братья поддержали на последних выборах Дональда Трампа, однако сегодня они им очень разочарованы и громко ругают нынешнего президента. Им явно не нравится его антиглобализм, протекционизм, ограничения на въезд в страну иностранцев. Их явно не устраивает стремление президента вернуть американские компании из-за границы на родину, чтобы они развивали отечественную экономику. Братьям, несмотря на их декларируемую любовь к свободе, не нравится, что Трамп дал слишком много свободы банкирам (ослабление закона Додда–Франка, принятого во времена Обамы). По крайней мере, у банкиров свободы стало гораздо больше, чем у бизнеса в реальном секторе экономики. Братья смело конфликтуют с банкирами Уолл-стрит, поскольку обходятся без их кредитов (об этом ниже).
Конфликт зашел далеко, и братья объявили, что в намеченных на осень выборах в конгресс США они будут поддерживать не республиканцев, а демократов. Чарльз Кох, в частности, заявил: «Я сожалею о поддержке некоторых республиканцев… Теперь мы будем очень тщательно взвешивать, кого поддерживать. Республиканцы не должны рассчитывать на поддержку Кохов как на само собой разумеющееся. Если вы являетесь республиканцем, который проголосовал за самый плохой бюджет в истории, то можете быть уверены, что мы привлечем вас к ответственности… Если вы демократ и набрали достаточно голосов для финансовой реформы, которая ограничит произвол банков и стоящих за ними семей, можете быть уверены, что мы будем с вами работать».
А каким бизнесом занимаются братья Кохи? Им принадлежит компания Koch Industries. Есть смысл коротко сказать об истории ее возникновения. Предшественницей сегодняшней компании Кохов была Winkler-Koch Engineering Company, основанная отцом Чарльза и Дэвида Фредом (Фредериком) Кохом, молодым химиком-технологом, совместно с его товарищем однокурсником Льюисом Винклером в 1925 году. Компания оказывала услуги по монтажу и ремонту технологического оборудования для нефтеперерабатывающих заводов.
Еще через два года компаньоны модернизировали установку термического крекинга – процесса получения бензина из мазута. В 1929 году, когда в Советском Союзе началась индустриализация, Winkler-Koch Engineering заключила с советским правительством договор на поставки своих установок. Сделка с Советами принесла отцу нынешних братьев Кохов 5 млн долл. По тем временам это были огромные деньги, особенно с учетом того, что в западном мире бушевал экономический кризис. Вернувшись в Америку, Фред Кох на заработанные в СССР деньги создал фирму Rock Island Oil & Refining Company, которая занималась нефтепереработкой. Компания была небольшая, прибыльность минимальная, но она держалась на плаву более трех десятков лет. Отец не занимался развитием компании, а почти все получаемые деньги выводил из бизнеса и обращал в наличность. Компания напоминала корову, которую усердно доили, но почти не кормили. В 1967 году Фред Кох умер, во главе компании стал Чарльз.
В следующем году он переименовал ее, она получила современное название Koch Industries. Таким образом, компании в ее последней версии в этом году исполняется полвека. За следующие полвека Koch Industries под руководством Чарльза Коха продажи компании выросли с 68 млн долл. в 1968 году до 115 млрд долл. в 2015 году (почти в 1700 раз). Чарльз как бы вдохнул вторую жизнь в компанию своего отца. Koch Industries вошла в двадцатку крупнейших компаний мира по показателю продаж.
Но восхождение компании на столь высокую орбиту было крайне непростым. Следует сказать, что у Фреда было четверо сыновей. Кроме уже упомянутых Чарльза и Дэвида были еще Фред-младший и Билл. Управление компанией в четыре пары рук создавало большие проблемы. Все братья были достаточно амбициозными и имели свое мнение о том, как надо заниматься бизнесом. Ситуация еще более осложнялась тем, что отец, Фред-старший, с детства внушал своим детям некоторые принципы ведения бизнеса. Основных было три: «Не верьте коммунистам, не берите в долг и не продавайте семейный бизнес». Биографы Фреда-старшего до конца не могут объяснить происхождение первого принципа. Вроде бы отец должен был быть благодарным советским коммунистам, которые дали хороший толчок развитию его бизнеса. Но, видимо, что-то очень неприятно поразило Фреда-старшего в Советском Союзе, и он стал ярым антикоммунистом, а заодно и ярым либертарианцем (как известно, все либертарианцы на дух не переносят идеи не только коммунизма, но и любого коллективизма).
Что касается второго и третьего принципов, то, приняв от отца бразды правления бизнесом, Чарльз Кох тут же решил ими поступиться. Вероятно, чтобы потом от них уже никогда не отступать. Ему сразу же после смерти отца приглянулась компания Great Northern Oil, в которой он хотел приобрести долю. Ее совладельцем был известный нефтяной магнат Джеймс Говард Маршалл II. Чарльзу удалось буквально под честное слово занять у этого богача 25 млн долл. и за эти деньги приобрести долю, которая сделала его и его братьев главными акционерами компании Great Northern Oil. Но долг надо возвращать, и Чарльз решил погасить его уступкой доли в Koch Industries, что вызвало резкую реакцию со стороны братьев, особенно Фреда-младшего и Билла. С большим трудом удалось добиться от братьев согласия нарушить отцовский завет и ввести в семейную компанию Джеймса Говарда Маршалла II.
Как я отметил, Фред-старший не занимался развитием своей компании, такое представление о бизнесе унаследовали и его дети. За исключением Чарльза, который полагал, что надо смотреть в будущее, а для этого следует реинвестировать 90% прибыли компании. Чарльзу с большим трудом удалось добиться решения о подобном способе ведения бизнеса благодаря тому, что его в конечном счете поддержали брат Дэвид и «несемейный» участник бизнеса Джеймс Говард Маршалл II. После этого начались непрерывные выяснения отношений между двумя сторонами. Одной стороной были братья Фред-младший и Билл, другой – Чарльз и Дэвид Кохи, а также Джеймс Говард Маршалл II. Разборки перекочевали в суды, которые длились годами.
В конечном счете доли братьев Фреда-младшего и Билла были выкуплены в 1983 году остальными участниками бизнеса за 1,3 млрд долл. (астрономическая сумма по тем временам). После этого раскладка в капитале была следующей: братья Чарльз и Дэвид Кохи имеют в компании по 42% (итого 84%), оставшиеся 16% стали принадлежать Джеймсу Говарду Маршаллу II. Нефтяной магнат скончался в 1995 году, его доля перешла к родственникам, которые не особенно вникают в дела компании Koch Industries. Поэтому можно сказать, что она «почти семейная» для братьев Кохов.
Сегодня Чарльз и Дэвид Кохи еще более жестко придерживаются принципа, что бизнес должен быть семейным. Превращение компании в публичную, выходящую на фондовый рынок со своими акциями, братья рассматривают как страшный сон. На предложения выйти на IPO Чарльз Кох неизменно отвечает: «Только через мой труп». И он вполне прав. Чарльз желает самостоятельно принимать решения по своей компании. Публичный статус компании означает сразу несколько неприятностей.
Во-первых, спекулянты на фондовом рынке будут пытаться играть акциями, дестабилизируя финансовое положение компании.
Во-вторых, всегда будет существовать опасность того, что кто-то проглотит компанию. Сегодня в мире совершается большое количество сделок, называемых Mergers and Acquisitions (M&A) – «слияния и поглощения». При этом, как показывают экспертные оценки, лишь около 10% приходится на слияния, а 90% – на поглощения. Зачем подставляться акулам фондового рынка?
В-третьих, многочисленные акционеры крайне усложняют процесс принятия решений, в серьезном бизнесе должно быть единоначалие.
В-четвертных, акционеры постоянно требуют дивидендов, что мешает развитию компании. Прибыль должна реинвестироваться.
Фактически компания Чарльза и Дэвида Кохов сама оказывается в роли «акулы», которая постоянно кого-то поглощает (покупает). Надо отдать должное компании Koch Industries. В отличие от многих «акул» фондового рынка, которые покупают компании (активы), а затем (через год-другой) перепродают, Кохи занимаются долгосрочным инвестированием в купленные компании. Так, в 2005 году Koch Industries купила за 21 млрд долл. компанию Georgia Pacific, деревоперерабатывающий гигант. Вскоре начался финансовый кризис, у купленной компании возникли большие проблемы, но Чарльз перетерпел тяжелые времена, не стал избавляться от нового актива. И через несколько лет компания Georgia Pacific пошла в гору. В 2012 году она уже стоила 28 млрд долл. «Мы покупаем компании не для того, чтобы их выжать и выбросить, а чтобы построить и развить новый бизнес», – заявил Чарльз Кох.
Компания Koch Industries постоянно диверсифицируется. В 2013 году она, в частности, приобрела за 7,2 млрд долл. компанию Molex Inc. – поставщика деталей и комплектующих для компьютеров и радиоэлектронного оборудования (эта компания – один из главных поставщиков для компании Apple). В ноябре 2017 года холдинг Кохов запустил Koch Disruptive Technologies, венчурную компанию под управлением Чейза Коха, сына Чарльза Коха. Фонд уже вложил 150 млн долл. в израильский стартап по производству медицинского оборудования. В ноябре 2017 года холдинг Кохов через подконтрольную компанию Meredith приобрела за 2,8 млрд долл. одно из самых влиятельных издательств мира – Time.
В результате многочисленных приобретений (поглощений) компания Koch Industries превратилась в многоотраслевой транснациональный концерн. Подразделения корпорации и дочерние компании занимаются не только переработкой и транспортировкой нефти, но также химическим производством, выпуском искусственных волокон и пластмасс, бумажных полотенец, комплектующих для электроники, журналов и книг, многим другим. Корпорация владеет компаниями Invista, Georgia-Pacific, Molex, Flint Hills Resources, Koch Pipeline, Koch Fertilizer, Koch Minerals и Matador Cattle Company. В Koch Industries работает около 50 тысяч человек на территории США и 20 тысяч в еще 59 странах.
Итак, Koch Industries остается закрытой, непубличной компанией. Эксперты полагают, что если она стала бы публичной, то наверняка вошла бы по показателю рыночной капитализации в первую двадцатку рейтинга Fortune 500. Но братья Кохи остаются верны своему принципу. Кстати, в мире есть очень крупные непубличные компании, как государственные, так и частные. Среди крупнейших непубличных государственных компаний почти все относятся к нефтяному сектору экономики. Первые строчки в неофициальном рейтинге таких компаний занимают такие гиганты, как Saudi Aramco (Саудовская Аравия), Petroleos Mexicanos (Мексика), Petroleos de Venezuela SA (Венесуэла), Kuwait Petroleum Corp (Кувейт), Petroliam Nasional (Малайзия). Согласно экспертным оценкам, Saudi Aramco в случае ее выхода на фондовый рынок имела бы капитализацию не менее 1 трлн долл. У других компаний она измерялась бы сотнями миллиардов долларов.
Koch Industries относится к категории частных непубличных компаний. По мнению большинства экспертов, Koch Industries занимает в этой категории второе место (возможная капитализация оценивается в широком диапазоне от 100 до 150 млрд долл.). Перед Koch Industries находится лишь американская компания Cargill (пищевые продукты и напитки). За Koch Industries следуют: Dell, Bechtel, PricewaterhouseCoopers, Mars, Pilot Flying J, Publix Super Markets, Ernst & Young, C&S Wholesale Grocers. Примечательно, что все перечисленные десять частных непубличных компаний являются американскими.
Способ ведения бизнеса братьями Кохами разительно отличается от бизнеса, основанного на ментальности российских олигархов. Еще недавно (когда не было экономических санкций против России) пределом мечтаний наших бизнесменов было вывести свои компании на биржевые площадки Лондона и других международных финансовых центров, а английская аббревиатура IPO (Initial Public Offering – первая публичная продажа акций акционерного общества) звучала как волшебная мантра. Оказывается, бизнес можно (и даже нужно) вести без этих самых IPO. Кстати, пример такого ведения бизнеса дают не только братья Кохи, но и Ротшильды. Им и в страшном сне не приснилось бы выводить, скажем, свой лондонский банк N M Rothschild & Sons на фондовую площадку. Выводить должны другие, чтобы их сожрать. Или самим создавать фиктивные акционерные общества открытого типа для того, чтобы обчищать карманы доверчивых «инвесторов».
Неукоснительно братья Кохи соблюдают и такую заповедь своего отца-наставника: не брать деньги в долг. Компания Koch Industries не имела и не имеет долга, обходится без банковских кредитов и без размещения облигаций на финансовом рынке. Соблюдение упомянутой выше заповеди не так уж сложно, если не удовлетворять постоянно растущие аппетиты алчных акционеров, а прибыль от бизнеса направлять на его дальнейшее развитие. Как сейчас помню, в старых учебниках по экономике это называлось «самофинансированием» бизнеса. Для соблюдения заповеди владельцам бизнеса также желательно вести скромную жизнь, не тратить миллиарды на дорогие яхты, замки и футбольные клубы (как это делают российские олигархи). В частности, Чарльз Кох живет в простом доме, который был построен еще в 1975 году.
Но лучше, если бы в нашей жизни не было ни «Кохов», ни «Ротшильдов». Не думайте, что я ими восхищаюсь. Я лишь рассказываю, как у них устроены «челюсти». Они намного опаснее всех наших абрамовичей и дерипасок. Они настоящие «акулы» капиталистического бизнеса, которые, если мы не проснемся, придут к нам. Сначала они съедят абрамовичей и дерипасок, а потом съедят и нас с вами. Кохи – очень «конкурентоспособные» акулы в том мире, где действуют акульи законы социал-дарвинизма и который братья называют «настоящим капитализмом», или «анархо-капитализмом» (без всяких «социалистических примесей»). Берни Сандерс, который в 2016 году был одним из серьезных конкурентов Дональда Трампа в президентской гонке, так отозвался о братьях Кохах: «Эти миллиардеры уже завладели большей частью нашей экономики. Этого, очевидно, им недостаточно. Их цель состоит не только в том, чтобы сократить социальное обеспечение, противодействовать увеличению минимального размера заработной платы и сократить федеральное финансирование образования. Они хотят отменить основную часть законодательства, которое защищало средний класс, стариков, детей, больных и самые уязвимые слои этой страны».

Валентин КАТАСОНОВ

http://sovross.ru/articles/1750/41291


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 46 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB