Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вс ноя 19, 2017 10:53 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 62 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пт фев 24, 2017 9:49 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917

14 (27) февраля 1917 года, день возобновления работы Государственной Думы, стало точкой обратного отсчета существования Российской империи. Неизбежность потрясений, кажется, уже очевидна всем. Но «силовики» режима уверяют подданных, что ситуация стабильная и одновременно жестоко подавляют протесты и недовольных, а «либеральная оппозиция» того времени плетет верхушечные заговоры.
Между тем на главную политическую сцену выходит народ.
Власть грозит и «умиротворяет»
«Московская администрация получила из Петрограда указание о том, чтобы ни в коем случае не допускалось в общественных собраниях принятия политических резолюций. В случае принятия таковых председатель собрания будет привлекаться к ответственности. В случае же принятия подобных резолюций в частных совещаниях к ответственности будут привлекаться все участники собрания».
Газета «Новое время»
___________
«Образовавшаяся в ноябре 1915 г. в Петрограде при центральном военно-промышленном комитете рабочая группа избранных петроградскими рабочими уполномоченных… вместо того, чтобы посвятить свои силы делу обороны страны, стала обращаться в центральную организацию по подготовке и осуществлению рабочего движения в империи, поставив своей конечной целью превращение России в социал-демократическую республику... Вследствие этого 11 участников рабочей группы были арестованы; с ними вместе арестованы и 4 лица, исполнявшие поручения группы по подготовке массовых рабочих демонстраций и выступлений».
Из официального сообщения об арестах, произведенных 27 января (9февраля) в Петрограде
___________
«Благодаря принятым мерам, продовольственный кризис удалось на время ослабить. Железнодорожные пути освобождены от снежных заносов и в последние дни в столицу прибыли большие партии... Рабочий, проведя весь свой трудовой день за станком, мало интересуется политикой как таковой, и на этой почве ожидать выступления рабочих масс вряд ли приходится…»
Командующий Петроградским военным округом С.И. Хабалов
___________
«Я глубоко убежден, что все русские рабочие всех заводов и предприятий настроены вполне патриотично... Я считаю всякие уличные выступления крайне вредными для нашего общего дела, и неизбежные при этом беспорядки только на руку немцам. Искренне надеюсь, что рабочие от этого воздержатся».
Председатель Государственной Думы Михаил Родзянко, 13.02.1917
«Приступим же к делу немедленно!»
Однако рабочий протест остановить было уже невозможно.
Всего в России только на предприятиях, подчиненных надзору фабричной инспекции, в январе–феврале 1917-го бастовало 676 тыс. человек. Если в январе политические стачки составляли 60%, то в феврале таковых было 95%.
___________
«Свободные граждане города Мурома! Долго ли будете смотреть на несправедливость правительства? По прихоти государя как народ, так и само отечество терпит бедствия. Восстанем, братья, против государя и правительства и выкинем красный флаг свободы народа. Да приступим же к делу немедленно».
Из листовки, расклеенной в г. Муроме Владимирской губернии
___________
8–9 февраля забастовки на ряде заводов Петрограда и Колпина (Ижорский завод) заставили командующего петроградским военным округом генерала Хабалова выступить с обращением к рабочим с требованием не бастовать и с угрозой применения оружия.
«Следует отметить, что казаки, нижние чины относились к рабочим дружелюбно и, видимо, признавали, что требования рабочих основательны и что принимать меры в отношении возникшего движения власти не должны, вообще создалось впечатление, что казаки были на стороне рабочих».
Из доклада начальника охранного отделения подполковника Прутенского Петроградскому жандармскому управлению о ситуации на Ижорском заводе
___________
14 февраля бастовало более 80 тыс. рабочих 58 предприятий, в том числе: Обуховский завод, фабрика Торнтона, «Атлас», «Айваз», «Старый Лесснер» и «Новый Лесснер» и др.
– Рабочие многих заводов вышли на улицы с красными знаменами и лозунгами: «Долой правительство!», «Да здравствует республика!», «Долой войну!». Демонстранты прорывались на Невский проспект (к чему призывали большевики), где произошли столкновения с полицией. Несколько раз делались попытки арестовать демонстрантов, но их отбивали.
– Состоялись сходки в ряде высших учебных заведений – Университет, Политехнический, Лесной, Психоневрологический институты и др.
17 февраля забастовала лафетно-штамповочная мастерская Путиловского завода.
18 февраля состоялись митинги во всех цехах Путиловского завода. Рабочие избрали делегацию для предъявления требований к дирекции.
21 февраля прекратил работу весь Путиловский завод. Объявила забастовку Путиловская верфь.
22 февраля дирекция закрыла Путиловский завод, объявив об увольнении большинства рабочих. Большевики призывали к забастовкам солидарности с путиловцами. На нескольких предприятиях Выборгской и Нарвской заставы начались стачки протеста против нехватки продовольствия, хлеба и дороговизны. К акциям солидарности присоединились студены.
Между Госдумой и улицей
«Открылись заседания Государственной Думы… В заседании, где присутствовали Голицын, Риттих, Шаховской, Кригер-Войновский и союзные послы, обширное разъяснение дал Риттих, рассмотрение его разъяснений было отложено; большие речи по общей политике произнесли Чхеидзе, Пуришкевич и Ефремов. Газеты констатировали, что первый день Думы кажется бледным, сравнительно с общим настроением страны».
Александр Блок «Последние дни старого режима»
___________
Представители буржуазных партий, понимавшие, что царская власть обречена, попытались оседлать народный протест, ужесточив риторику.
«Как можно законными средствами бороться с тем, кто сам закон превратил в орудие издевательства над народом? Как можно прикрывать свое бездействие выполнением закона, когда ваши враги не прикрываются законом, а, открыто насмехаясь над всей страной, издеваясь над нами, каждый день нарушают закон? С нарушителями закона есть только один путь: физического их устранения».
Депутат Александр Керенский, из выступления на заседании Государственной Думы 15 (28) февраля 1917.
___________
Обреченность таких попыток по-своему понимали представители царской власти: «Дума бессильна повлиять на правительство, если ее не поддержит население, а поддержка населения означает революцию, прекращение войны и осуществление всего того, против чего как раз и ведет борьбу Прогрессивный блок».
Из донесения охранного отделения о работе Госдумы
___________
В нараставшей конфронтации с царизмом буржуазные партии все больше и больше обращались к союзникам. Милюков, Родзянко, Гучков поддерживали тесные связи с послом Англии Бьюкененом и с послом Франции Палеологом. Их объединяла общая цель – победа в войне.
Но у рабочих были другие цели, звучавшие лозунгами большевистских воззваний: выход из мировой войны; демократическая республика; восьмичасовой рабочий день; передача всех помещичьих земель крестьянству. Большевики постоянно объясняли народным массам тщетность надежд на «революцию» сверху.
___________
«Достаточно ли было туманных речей, какие раздавались в защиту выступления рабочих у Таврического дворца в день открытия Государственной Думы? Неужели еще есть из нас кто-нибудь, думающий, что можно добыть свободу, обивая пороги дворцов?.. Другого исхода, кроме народной борьбы, нет! Рабочий класс и демократия не должны ждать, когда царская власть и капиталисты пожелают помириться, а теперь же вести борьбу против этих хищников, чтобы взять в свои руки судьбу страны и вопросы мира».
Из листовки петербургского комитета РСДРП
___________
22 февраля (7 марта) Николай II выехал в ставку, в Могилев.
В этот же день более 20 тысяч уволенных рабочих Путиловского завода приняли решение присоединиться к уличным протестам.
Десятки тысяч рабочих только одного Путиловского завода! И сотни тысяч не только в Петрограде и в Москве, но и по всей Российской империи продемонстрировали способность к высокой организации стачечной и уличной борьбы. В массовых рабочих коллективах и классовые интересы осознавались быстрее и четче, и принципы солидарности становились неотъемлемым способом действий, и политическая пропаганда и агитация была эффективной и действенной. Не потому ли, понимая опасность такой организованной рабочей силы, уже во времена уничтожения СССР «реформаторы»-контрреволюционеры прежде всего постарались ликвидировать крупные и высокотехнологичные предприятия и их трудовые коллективы?
Четверг, 23 февраля (8 марта), станет днем начала Февральской революции и конца царской монархии в России.

http://sovross.ru/articles/1518/30696


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Вт мар 07, 2017 1:21 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Февральская. Социальная хроника 1917

На улицах Петрограда

23 февраля 1917 года (по старому стилю 8 марта) большевики призвали отметить Международный день работниц митингами и собраниями против войны, дороговизны и тяжелого положения женщин. Женщины бросали очереди, где часами простаивали за хлебом, и присоединялись к бастующим. Демонстранты не только бастовали сами – они снимали с работы других.

– Работницы останавливают производство Торшиловской фабрики и снарядного завода «Старый Парвиайнен».
– Прекращают работу заводы «Старый Лесснер», «Новый Лесснер», «Айваз», «Эриксон», «Русский Рено», «Розенкранц», «Феникс», «Промет» и др.
– На Литейном около 200 рабочих завода «Айваз» приступом берут Орудийный завод, рабочие которого присоединяются к протестующим.
____________
«Петроградская организация Российской социал-демократической рабочей партии в течение двух дней происходящих в Петрограде волнений решила использовать в партийных целях возникшее движение и, взяв руководство участвующих в нем масс в свои руки, дать ему явно революционное направление».
Из записки департамента полиции о заседании Петербургского комитета партии большевиков 25февраля 1917 года.
____________
«У Нарвских ворот собрались тысячи путиловцев и рабочих химического завода... Только повернули с Садовой к Невскому, навстречу с саблями наголо от Аничкова дворца скачет эскадрон кавалерии. Мы расступились, и они между нами проехали. Дойдя до Литейного, мы встретились с рабочими Выборгского района и продолжали совместное шествие к Знаменской площади».
Из воспоминаний П.Д. Скуратова, рабочего Путиловского завода

«Стачки и беспорядки в городе более чем вызывающи… Это – хулиганское движение, мальчишки и девчонки бегают и кричат, что у них нет хлеба, – просто для того, чтобы создать возбуждение, и рабочие, которые мешают другим работать. Если бы погода была очень холодная, они все, вероятно, сидели бы по домам. Но это все пройдет и успокоится, если только Дума будет хорошо вести себя».
Из письма императрицы Александры Федоровны Николаю II от 25 февраля

«25 февраля, 21 час.
В генеральный штаб Хабалову
Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Германией и Австрией.
Николай».
Телеграмма царя генералу Хабалову
____________
В ночь с 25 на 26 февраля арестованы почти все находившиеся в Петрограде активные деятели левых партий – свыше 100 человек, в том числе сестра Ленина А.И. Ульянова-Елизарова, 5 членов комитета большевиков и остатки Рабочей группы.
«Братья-солдаты!»

«Следует отметить, что среди воинских частей, вызванных для усмирения беспорядков, наблюдается заигрывание с демонстрантами, а некоторые части, относясь даже покровительственно, подбадривают толпу обращениями: «Напирай сильнее». Если будет упущен момент и руководство перейдет к верхам революционного подполья, то события примут самые широкие размеры».
Из донесения секретного агента охранного отделения от 25 февраля
____________
26 февраля, в воскресенье, на Знаменской площади, на Невском, Лиговской улице, на углу 1-й Рождественской и Суворовского проспекта воинские заставы по приказу офицеров стреляли в демонстрантов. По справке Охранного отделения, только на Знаменской площади полицией подобрано около 40 убитых.

«Затрещал пулемет, наведенный на толпу офицерами, и рабочая кровь обагрила покрытую снегом площадь. Толпа бросилась в беспорядке во дворы, давя друг друга. Конная жандармерия начала преследовать сбитого с позиции «врага», и это преследование продолжалось до поздней ночи. Только тогда воинские части были разведены по казармам».
Из воспоминаний солдата учебной команды Волынского полка
____________
«БРАТЬЯ СОЛДАТЫ! Третий день мы, рабочие Петрограда, открыто требуем уничтожения самодержавного строя, виновника льющейся крови народа, виновника голода в стране, обрекающего на гибель ваших жен и детей, матерей и братьев. Помните, товарищи солдаты, что только братский союз рабочего класса и революционной армии принесет освобождение порабощенному народу и конец братоубийственной бессмысленной бойне».
Листовка Петербургского комитета партии большевиков

– В ночь с 26 на 27 февраля учебная команда Волынского полка, стрелявшая по рабочим на Знаменской площади, решила отказаться от применения оружия против демонстрантов. Когда рано утром в казармы явился начальник учебной команды с младшим офицером, они были убиты солдатами выстрелами из винтовок.
– Бунт 4-й роты запасного батальона лейб-гвардии Павловского полка, участвовавшей в разгонах рабочих демонстраций.
– Утром 27 февраля на сторону восставших переходят солдаты Преображенского и Литовского полков.

Численность солдат, перешедших на сторону восстания: 26февраля – 600 человек; 27 февраля – 70 тыс.; 28 февраля – 127 тыс.; 1–2 марта – 170 тыс.
К оружию!

27 февраля (12 марта) в Петрограде началось вооруженное восстание.
– Вооруженные солдаты вышли к Литейному проспекту, где соединились с бастующими рабочими Петроградского орудийного и Патронного заводов. Восставшие захватили артиллерийские орудия из мастерских завода.
– Заняты Кронверкский арсенал, Арсенал, Главпочтамт, телеграф, вокзалы, мосты.

«Отряд рабочих и солдат после захвата Финляндского вокзала был в нерешительности, солдаты спрашивают: «Где вожаки? Ведите нас!»... Я поднялся на площадку вокзала и крикнул: «Если хотите иметь вождей, то вон рядом «Кресты». Вождей надо сначала освободить!»

Из воспоминаний М.И. Калинина

Тысячи солдат и вооруженных рабочих занимают Таврический дворец, где заседает Государственная дума. В этот день получен указ Николая II о приостановке ее работы. Царская власть еще не свергнута, но уже начинает складываться двоевластие.
____________
«Всем перешедшим на сторону народа войскам немедленно избрать своих представителей по одному на роту. Заводам избрать своих депутатов по одному на каждую тысячу».

Из воззвания Временного исполнительного комитета Совета рабочих депутатов, 27 февраля (под контролем меньшевиков).

Депутаты Госдумы, формально подчинившись указу о роспуске, на «частном совещании» и сформировали Временный комитет членов Думы «для водворения порядка в Петербурге и для сношения с учреждениями и лицами».

ЦК РСДРП опубликовал манифест «Ко всем гражданам России», в котором призвал к созданию Временного революционного правительства.

Большая часть России узнает о событиях в Петрограде 28 февраля, после захвата Министерства путей сообщения революционным комиссаром Бубликовым. Железнодорожники имели собственную телеграфную сеть, по которой Бубликов разослал по всей стране воззвание, сообщавшее о революции.

http://sovross.ru/articles/1522/30980


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Вт мар 14, 2017 12:44 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Монархия — станция Дно. Социальная хроника 1917

«Старая власть бессильна»

«Старая власть, создавшая разруху во всех областях государственной жизни, оказалась бессильной. Комитет Государственной Думы взял в свои руки создание новой власти».
Из сообщения, распространенного по радиосвязи железной дороги от имени председателя Госдумы Родзянко депутатом А.А. Бубликовым, 28.02.1917

«Число оставшихся верных долгу уменьшилось до 600 человек пехоты и до 500 чел. всадников при 13 пулеметах и 12 орудиях с 80 патронами всего. Положение до чрезвычайности трудное».
Телеграмма командующего Петроградским военным округом генерала Хабалова в Ставку – императору Николаю II, 28.02.1917
______________
В Москве в ночь на 28 февраля (13 марта) на квартире В.А. Обуха состоялось совместное заседание Московского областного бюро ЦК и МК РСДРП. По их решению были отпечатаны и разосланы на заводы, фабрики и в воинские части листовки с призывом поддержать восстание в Петрограде, избрать Совет рабочих депутатов.
28 февраля в Москве началась всеобщая забастовка. На бывшем Яузском мосту произошло столкновение колонны демонстрантов, во главе которой шли рабочие заводов «Динамо» и Гужона с полицией. Были убиты рабочие И.Т. Астахов и А.И. Ефимов-Евстигнеев, однако демонстранты прорвались в центр.
2 марта отряды рабочих и солдат заняли Кремль, Арсенал, вокзалы, почтамт, телеграф, телефон, Государственный банк, полицейские участки, Градоначальство, Охранное отделение. Из московских тюрем было освобождено около 300 политических заключенных, в их числе – Ф.Э. Дзержинский, Я.Э. Рудзутак, Е.М. Маленков, члены МК РСДРП И.А. Попов, К.В. Островитянов, Ф.Г. Титов, Н.И. Шевков.
______________
«Всеподданнейше доношу полученную мною телеграмму от командующего флотом Балтийского моря: с 4-х часов утра 1-го марта прервано сообщение с Кронштадтом каким-либо путем. Главный командир порта убит, офицеры арестованы. В Кронштадте анархия, станция службы связи занята мятежниками».
Телеграмма начальника Генерального морского штаба адмирала А.И. Русина императору Николаю II
Петросовет и Временный комитет

В ночь с 27 на 28 февраля 1917 года были сформированы два органа революционной власти: Совет рабочих депутатов и Временный комитет Государственной думы (в скором будущем – Временное правительство).
«Старая власть должна быть окончательно низвергнута и уступить место народному правлению... Вчера, 27-го февраля, в столице образовался Совет рабочих депутатов из выборных представителей заводов и фабрик, восставших воинских частей, а также демократических и социалистических партий и групп».
Из воззвания Совета рабочих депутатов Петрограда, 28.02.1917
______________
Первоначально в состав Исполкома Совета вошли 11 человек, в том числе два большевика – А.Г. Шляпников и П.Г. Залуцкий. Спустя сутки Петросовет постановил пополнить состав Исполнительного комитета представителями крупнейших политических партий левого направления. От большевиков в состав Исполкома были включены также В.М. Молотов и К.И. Шутко.
Главой Исполкома Петроградского совета стал Н.С. Чхеидзе, лидер фракции социал-демократов-меньшевиков в Госдуме. Его заместителем – М.И. Скобелев (фракция меньшевиков).
1 (14) марта Исполком Совета, обсудив вопрос о власти, постановил предоставить формирование правительства Временному комитету Государственной Думы, не входить в состав правительства и передать ему власть на определенных условиях.
______________
В состав Временного комитета вошли 12 человек, среди них Родзянко, Чхеидзе, Шульгин, Милюков, Керенский, Львов и др. Для управления министерствами ВКГД назначил своих комиссаров, создал военную, продовольственную и другие комиссии.
______________
2 марта по итогам переговоров в Таврическом дворце Временного комитета Государственной думы, ЦК кадетской партии, Бюро Прогрессивного блока и Исполкома Петросовета было образовано Временное правительство во главе с князем Г.Е. Львовым.

Исполком Петросовета согласовал следующие условия:

полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным;
свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек;
отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений;
немедленная подготовка к созыву, на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования, Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны;
замена полиции народной милицией с выборным начальством;
выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования;
неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революции;
при сохранении строгой военной дисциплины и при несении военной службы – устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами.


«Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету Рабочих и Солдатских депутатов и своим комитетам. Приказы военной комиссии Государственной Думе следует исполнять только в тех случаях, когда они не противоречат приказам и постановлениям Рабочих и Солдатских депутатов».
Из приказа №1 от 1.03.1917 Петросовета

«Врем. правительство не располагает какой-либо реальной властью, и его распоряжения осуществляются лишь в тех размерах, кои допускает Совет раб. и солд. депутатов, который располагает важнейшими элементами реальной власти, так как войска, железные дороги, почта и телеграф... Можно прямо сказать, что Врем. правительство существует, лишь пока это допускается Советом раб. и солд. депутатов».
Из телеграммы главы военной комиссии А.И. Гучкова генералу М.В. Алексееву, 9.03.1917

Так с первых дней формировалось двоевластие.
Падение монархии

28 февраля – 1 марта 1917 года Николай II пытается вернуться из Ставки в Могилеве в Царское Село.

«Мы почитаем последним и единственным средством решительное изменение Вашим Императорским Величеством направления внутренней политики, согласно неоднократно выраженным желаниям народного представительства, сословий и общественных организаций».
Из телеграммы группы членов Государственного совета Николаю II, полученной им в Орше, 28.02.1917

Однако время для возможных реформ было окончательно упущено.
1 марта 1917 года Николай II прибыл на станцию Дно. Назначенная здесь встреча с Родзянко не состоялась, и поезд двинулся в Псков, где 2 марта Николай подписал отречение от престола.
«Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется соц-дем партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2 1/2 ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился».
Из дневника Николая, 3.03.1917
______________
4 марта в газетах были опубликованы Манифест об отречении Николая II и Манифест об отречении Михаила Александровича.
Что в итоге?

После отречения царя от власти дарованы политические свободы без национальных и сословных ограничений; стало возможным профсоюзное движение; по формальным признакам Россия стала самой демократической страной в мире. Но экономический кризис не преодолен; участие в войне продолжилось; решение крестьянского вопроса отложено; начался распад страны по национальному признаку.
Победа Февраля лишь обострила социально-классовые противоречия, назревшие в российском обществе. А потому революционное продолжение было неизбежным.

* * *
В этот же день сто лет назад
СТАЛИН О СОВЕТАХ РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ

С быстротой молнии двигается вперед колесница русской революции. Растут и ширятся повсюду отряды революционных борцов. В корне расшатываются и падают устои старой власти. Теперь, как и всегда, впереди идет Петроград. За ним тянется, спотыкаясь подчас, необъятная провинция.
Силы старой власти падают, но они еще не добиты. Они только притаились и ждут удобного случая для того, чтобы поднять голову и ринуться на свободную Россию. Оглянитесь кругом и увидите, что темная работа черных сил идет непрерывно...
Удержать завоеванные права для того, чтобы добить старые силы и вместе с провинцией двинуть дальше русскую революцию, – вот какова должна быть очередная задача столичного пролетариата.
Но как это сделать?
Что необходимо для этого?
Для того, чтобы разбить старую власть, достаточно было временного союза восставших рабочих и солдат. Ибо ясно само собой, что сила русской революции – в союзе рабочих и крестьян, переодетых в солдатские шинели.
Но для того, чтобы сохранить добытые права и развернуть дальше революцию – для этого одного лишь временного союза рабочих и солдат отнюдь недостаточно.
Для этого необходимо союз этот сделать сознательным и прочным, длительным и ус­тойчивым, достаточно устойчивым для того, чтобы противостоять провокаторским вылазкам контрреволюции. Ибо ясно для всех, что залог окончательной победы русской революции – в упрочении союза революционного рабочего с революционным солдатом.
Органами этого союза и являются Советы рабочих и солдатских депутатов.
И чем теснее сплочены эти Советы, чем крепче они организованы, тем действительнее выраженная в них революционная власть революционного народа, тем реальнее гарантии против контрреволюции.
Укрепить эти Советы, сделать их повсеместными, связать их между собой во главе с центральным Советом рабочих и солдатских депутатов как органом революционной власти народа, – вот в каком направлении должны работать революционные социал-демократы.
Рабочие! Теснее смыкайте свои ряды и сплачивайтесь вокруг Российской соц.-дем. рабочей партии!
Крестьяне! Организуйтесь в крестьянские союзы и сплачивайтесь вокруг революционного пролетариата, вождя русской революции!
Солдаты! Организуйтесь в свои союзы и собирайтесь вокруг русского народа, единственного верного союзника русской революционной армии!
Рабочие, крестьяне, солдаты! Объединяйтесь повсеместно в Советы рабочих и солдатских депутатов, в органы союза и власти революционных сил России!
В этом залог полной победы над темными силами старой России.
В этом же залог проведения в жизнь основных требований русского народа: землю – крестьянам, охрану труда – рабочим, демократическую республику – всем гражданам России!

Подпись: К. Сталин «Правда»
№8, 14 марта 1917 г.

http://sovross.ru/articles/1524/31158


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Вт мар 21, 2017 12:03 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Встречено ликованием. Социальная хроника 1917

Что делается в России?

«Жуткий вопрос, что делается в остальной России, – никто этого не знает».
Дневник Михаила Пришвина, 1(14) марта 1917
_______________
Новость о революции в Петрограде и Москве и отречении Николая II распространялась по стране.

Большие города повсеместно приняли известие о крушении монархии с воодушевлением. Происходило так называемое «обновление».

«Признали новое правительство следующие города: Рига, Ростов-на-Дону, Владикавказ, Самара, Балахна, Сарапуль, Полтава, Алексин, Армавир, Новочеркасск, Бахмут, Ново-Николаевск, Воронеж, Орел, Белозерск, Углич, Спасск, Одесса, Тобольск, Николаев, Омск. Всюду известие о перевороте встречено ликованием. Порядок не нарушался».
Телеграммы Петроградского Телеграфного Агентства
_______________
ЯКУТСК. Как сообщает 9 марта газета «Русское слово»: «Обновление прошло спокойно, благодаря томящемуся здесь в ссылке депутату с.-д. Г.И. Петровскому и политическим ссыльным, организовавшим 3 марта комитет общественной безопасности. 4 марта городская дума передала полномочия комитету».
САМАРА. 22 февраля началась забастовка на Трубочном заводе. Организаторы стачки были арестованы и отправлены в город Николаевск, где формировались маршевые роты на фронт. Среди них был самарский большевик Николай Шверник. 1 марта после известия о революции из тюрьмы отпущены все политические заключенные. На экстренном заседании городской думы организован Особый временный городской комитет безопасности, находившийся под контролем кадетов. Комитет был признан Самарским советом рабочих депутатов, в котором на первом этапе большую часть мест занимали меньшевики, так как руководители самарских большевиков находились в Туруханской ссылке.
БАКУ. Начальник Кавказского края Вел. Кн. Николай Николаевич признал Временное правительство. Временное правительство ликвидировало наместничество на Кавказе и упразднило пост генерал-губернатора. Эти обязанности были возложены на «Губернских Комиссаров Временного правительства». 5 (18) марта сформирован Бакинский Совет общественных организаций, ориентированный на Временное правительство. 8(21) марта сформирован Бакинский Совет рабочих и военных депутатов, председателем исполнительного комитета которого избран С. Шаумян.
КИЕВ. 4 (17) марта общественные организации и политические партии (главным образом кадеты и октябристы) сформировали исполнительный комитет во главе с бароном Штейнгелем. В Харькове, Полтаве и других крупных городах создаются Советы рабочих и солдатских депутатов, состоявшие в основном из меньшевиков и эсеров. 7(20) марта в Киеве представители украинских политических партий образовали Украинскую Центральную раду. Таким образом, здесь начало формироваться троевластие.
Ни царя, ни помазанника

5 (18) марта 1917 года исполком Петросовета постановил арестовать царскую семью, конфисковать их имущество и лишить гражданских прав. Временное правительство поддержало решение.
«Постановили: Признать отрекшегося императора Николая II и его супругу лишенными свободы и доставить отрекшегося Императора в Царское Село».
Журнал заседаний Временного правительства, 7 (20) марта 1917 года.
_______________
6 (19) марта Синод РПЦ постановил отслужить во всех церквях империи молебны с провозглашением многая лета «Богохранимой державе Российской и благоверному Временному правительству ея».
В адрес Временного правительства и Св. Синода со всей России поступают многочисленные приветственные телеграммы от духовенства.
«Екатеринбургское духовенство восторженно приветствует в лице вашем свободную Россию. Готовое все силы свои отдать на содействие новому правительству в его стремлениях обновить на началах свободы государственный и социальный строй нашей родины, возносит горячие молитвы Господу Богу, да укрепит Он Всемогущий державу Российскую в мире, и да умудрит Временное правительство в руководительстве страной на пути победы и благоденствия».
Телеграмма председателю Государственной Думы духовенства г. Екатеринбурга.

«Общее собрание служащих в духовно-учебных заведениях г. Одессы приветствует в вашем лице Временное Правительство Свободной России и выражает полную готовность служить ему по долгу совести на благо Церкви и Родины».
Из телеграммы обер-прокурору Св. Синода.
Армия

«Войска дезертировали! Мои моряки – мои собственные моряки. Поверить не могу».
Императрица Александра Федоровна, 2(15) марта 1917, Царское Село.

2 (15) марта в Кронштадте началось восстание матросов. В ходе волнений убито около 100 высших офицеров.
Неспокойно было и на фронтах. Узнавшие о Приказе №1 Петросовета нижние чины не желали подчиняться офицерам. Война усугубила огромный социальный, сословный и идеологический разрыв между солдатами и офицерами. Для солдат, малограмотных крестьян в большинстве, геополитические причины, которыми оправдывалась война, не существовали. Война велась на чужих территориях, то есть не воспринималась как отечественная. Солдаты желали немедленного мира и земли.
_______________
В то время как по российским городам катились хлебные бунты, царское, а потом и Временное правительство продолжали отправлять зерно за границу.
«Необходимо немедленно прекратить отправку союзникам пшеницы, которая нужна нам самим».
Генерал-лейтенант Лукомский на совещании в Ставке 18(31) марта 1917 года.

«Выборы делегатов в комитет 12-й армии показали, что армия неуклонно революционизируется, и главное было в том, что делегатам строго наказывали стоять на «платформе» (как тогда говорили) тех, кто стоит за мир во что бы то ни стало».
Из воспоминаний Л.Н. Пунина, в марте 1917-го офицера в отряде Особой важности на участке фронта близ Риги.
_______________
9 (22) марта Петербургский комитет большевиков принял решение создать военную комиссию, которая затем подготовила учредительное собрание военной организации при ЦК РСДРП(б). На собрании был избран президиум из 9 человек, который возглавили В.И. Невский и Н.И. Подвойский. Военные организации РСДРП(б) существовали на всех фронтах и гарнизонах. Военные организации активно пропагандировали большевистскую аграрную программу, для этого участвовали в работе земляческих организаций, крестьянских Советов и солдатских комитетов, а также направляли агитаторов в деревню.
«Необходимо восстановление партии!»

С началом Первой мировой войны большевики были подвергнуты репрессиям: часть руководителей, включая депутатов Государственной Думы, арестованы и отправлены в Сибирь, другие вынуждены эмигрировать или действовать в подполье. После свержения монархии необходимо было возрождать организацию.
«Наша тактика: полное недоверие, никакой поддержки новому правительству; Керенского особенно подозреваем; вооружение пролетариата – единственная гарантия; немедленные выборы в Петроградскую думу; никакого сближения с другими партиями».
Телеграмма В.И. Ленина большевикам, отъезжающим в Россию. 6 (19) марта 1917 года.

«Пролетариат должен помнить, что только с оружием в руках он может упрочить свои завоевания и довести дело революции до конца. …Необходимо восстановление партии и ее организаций, необходимо восстановление партийной литературы. Итак, товарищи:
1) Записывайтесь в члены партии.
2) Создавайте партийные организации.
3) Создавайте кадры пролетарской и демократической гвардии.
4) Создавайте партийную печать.
5) Ведите широкую агитацию соц.-дем. идей и лозунгов, написанных на знамени Р. С.-Д. Р. П.
6) Собирайте средства на организацию, агитацию и литературу».
Первый после возобновления выпуска номер «Правды», 5 (18) марта 1917.

«В революционной борьбе пролетариат стремится достигнуть свободы для борьбы за социализм – свою конечную цель. Эту свободу он может получить только в демократической республике. Конфискация земель у помещиков – вот то завоевание, которого достигает крестьянство, идя за рабочим классом в революционной борьбе. Наш депутат должен зорко следить за делами буржуазии. Сменив царя, она постарается спасти царствующий дом. Монархия дает буржуазии опору против рабочих, помещикам – против революционных крестьян».
Наказ РСДРП избранным в Московский совет рабочих депутатов.
_______________
В феврале 1917 года численность большевиков по всей России составляла 24 тыс., на конец апреля 1917 года, во время проведения VII (апрельской) конференции РСДРП она выросла до 80 тыс.

* * *
«Следует отречься»

Депутат Государственной Думы А.И. ГУЧКОВ:

«Мы приехали с членом Государственной Думы Шульгиным, чтобы доложить о том, что произошло за эти дни в Петрограде, и вместе с тем посоветоваться о тех мерах, которые могли бы спасти положение. Положение в высшей степени угрожающее: сначала рабочие, потом войска примкнули к движению, беспорядки перекинулись на пригороды, Москва неспокойна.
Это не есть результат какого-нибудь заговора или заранее обдуманного переворота, а это движение вырвалось из самой почвы и сразу получило анархический отпечаток, власти стушевались. Я отправился к замещавшему генерала Хабалова генералу Занкевичу и спрашивал его, есть ли у него какая-нибудь надежная часть или хотя бы отдельные нижние чины, на которых можно было бы рассчитывать. Он мне ответил, что таких нет, и все прибывшие части тотчас переходят на сторону восставших.
Так как было страшно, что мятеж примет анархический характер, мы образовали так называемый временный комитет Государственной Думы и начали принимать меры, пытаясь вернуть офицеров к командованию нижними чинами; я сам лично объехал многие части и убеждал нижних чинов сохранять спокойствие.
Кроме нас заседает в Думе еще комитет рабочей партии, и мы находимся под его властью и его цензурою. Опасность в том, что если Петроград попадет в руки анархии, и нас, умеренных, сметут, так как это движение начинает нас уже захлестывать. Их лозунги: провозглашение социальной республики. Это движение захватывает низы и даже солдат, которым обещают отдать землю.
Вторая опасность, что движение перекинется на фронт, где лозунг: смести начальство и выбрать себе угодных. Там такой же горючий материал, и пожар может перекинуться по всему фронту, так как нет ни одной воинской части, которая, попав в атмосферу движения, тотчас же не заражалась бы. Вчера к нам в Думу явились представители: Сводного пехотного полка, Железнодорожного полка, конвоя Вашего величества, Дворцовой полиции и заявили, что примыкают к движению. Им сказано, что они должны продолжать охрану тех лиц, которая им была поручена; но опасность все же существует, так как толпа теперь вооружена.
В народе глубокое сознание, что положение создалось ошибками власти, а потому нужен какой-нибудь акт, который подействовал бы на сознание народное. Единственный путь – это передать бремя верховного правления в другие руки. Можно спасти Россию, спасти монархический принцип, спасти династию.
Если Вы, Ваше величество, объявите, что передаете свою власть Вашему маленькому сыну, если Вы передадите регентство великому князю Михаилу Александровичу, и если от Вашего имени или от имени регента будет поручено образовать новое правительство, тогда, может быть, будет спасена Россия; я говорю «может быть», потому что события идут так быстро, что в настоящее время Родзянко, меня и других умеренных членов Думы крайние элементы считают предателями; они, конечно, против этой комбинации, так как видят в этом возможность спасти наш исконный принцип.
Вот, Ваше величество, только при этих условиях можно сделать попытку водворить порядок. Вот что нам, мне и Шульгину, было поручено Вам передать. Прежде чем на это решиться, Вам, конечно, следует хорошенько подумать, помолиться, но решиться все-таки не позже завтрашнего дня, потому что уже завтра мы не будем в состоянии дать совет, если Вы его у нас спросите, так как можно опасаться агрессивных действий толпы».

Император Николай II:

«Ранее вашего приезда и после разговора по прямому проводу генерал-адъютанта Рузского с председателем Государственной Думы, я думал в течение утра, и во имя блага, спокойствия и спасения России, я был готов на отречение от престола в пользу своего сына, но теперь, еще раз обдумав положение, я пришел к заключению, что ввиду его болезненности мне следует отречься одновременно и за себя, и за него, так как разлучаться с ним я не могу».

Из протокола переговоров Гучкова и Шульгина 2 марта 1917 г. с Николаем II о его отречении.

http://sovross.ru/articles/1527/31346


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср мар 22, 2017 7:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Февралю предшествовал развал

Газета "Правда" №29 (30526) 23 марта 2017 года
1 полоса
Автор: Олег ЧЕРКОВЕЦ. Доктор экономических наук.

Перед тем как развалиться политически в феврале 1917-го, романовская Россия надорвала свои финансы и экономику

Сегодня, в дни 100-летия Февральской революции, к каким только ухищрениям не прибегают «певцы» романовской монархии, чтобы опровергнуть очевидные факты о её политической и военной прогнилости. Здесь и повторяемая откровенная ложь о наличии каких-то «планов» якобы грандиозного сухопутного наступления, намеченных-де ставкой царя Николая II на весну 1917 года (при этом кто, когда, где такие «планы» видел — никто не говорит). Здесь и фантастические измышления о якобы готовившейся тогдашним командующим Черноморским флотом адмиралом А. Колчаком операции по… захвату Константинополя с моря. Ну просто былинный князь Олег, да и только. И вот всем этим мифическим успехам помешала-де «вредоносная» Февральская революция.

РАЗОБЛАЧАТЬ эти и им подобные высосанные из пальца, не подкреплённые никакими фактами «доводы» необходимо, что называется, с лёта. Как и наметившуюся в последние месяцы в ходе различных популярных политических ток-шоу на центральном телевидении активизацию сторонников тезиса о некоей «исключительной экономической развитости» царской России накануне Первой мировой войны. Она-де и потом, в ходе самой войны, помогала… На самом деле этот тезис столь же лжив, сколь и инсинуации по поводу якобы намечавшегося «перелома» в войне в 1917 году. В действительности, ещё перед тем как развалиться политически в феврале 1917-го, романовская Россия напрочь подорвала свои финансы и экономику.

Начнём, однако, с предвоенных лет, которые некоторые антикоммунистические «патриоты» вкупе с откровенно прозападными «либералами» (очередной пример удивительного смыкания!) представляют как некий «экономический бум». В качестве примера приводят, в частности, тот факт, что вот, мол, даже головные конторы многих ведущих западных корпораций находились в России. На самом деле, это свидетельствует лишь о том, что более сильные капиталистические державы охотно «окучивали» наш огромный рынок, тесня своих более слабых конкурентов — капиталистов российских. В связи с этим профессор МГИМО Елена Пономарёва на страницах газеты «Известия» напоминает, что иностранному капиталу принадлежало 90 процентов (!) российских шахт, 50 процентов предприятий химической промышленности, 40 процентов металлургических и машиностроительных предприятий. А это означает, что иностранный капитал (прежде всего британский и французский) активно вывозил из России не только необходимые ей самой для успешного развития ресурсы в материально-вещественном виде, но и непосредственно финансовые средства в виде получаемой на её территории прибыли.

И одновременно тот же самый капитал ссужал под немалые проценты деньги царскому правительству, при этом зависимость самодержавия от иностранных займов постоянно росла. Из совокупной внешней задолженности всех стран мира, составлявшей к началу 1914 года сумму в 6,3 миллиарда тогдашних долларов, на Россию приходилось почти 2 миллиарда долларов, или свыше 31 процента глобальной задолженности. Эти беспристрастные цифры ещё раз убедительно доказывают подчинённое положение царской России по отношению к ведущим западным державам, зависимость её якобы «эффективной» экономики от кабальных иностранных займов.

Расплачиваться за них правительство Николая II предпочло кровью миллионов российских солдат. Одновременно тяжелейшим военным поражениям 1915—1916 годов сопутствовало крайне неэффективное ведение хозяйства вкупе с повальным воровством при военных поставках и коррупцией. Так, ежедневные военные расходы, составлявшие в 1915 году порядка 26 миллионов рублей, в 1916-м увеличились до 42 миллионов рублей. Чтобы наши современники лучше представили себе масштаб таких сумм, напомним, что, к примеру, месячное жалованье учителя гимназии или армейского поручика составляло около 30 рублей (правда, офицер в таком же звании, но только жандармский и служивший в царской охранке, получал вчетверо (!) больше армейского, но это так, к слову…). Откуда было взять такие средства? Ответ очевиден: за счёт увеличения всё тех же внешних займов у тех самых пресловутых союзников по Антанте, причём отнюдь не на льготных, а на обычных, коммерческих условиях.

В результате в 1916 году доля иностранных займов в покрытии текущих военных расходов увеличилась до 25 процентов, соответственно к февралю 1917 года только военные долги царского правительства странам-союзницам (это не считая всей массы довоенных долгов британским и французским банкирам) выросли до астрономической по тем временам суммы 5,2 миллиарда рублей. Совокупный же государственный долг Российской империи вообще превысил запредельную цифру в 33 с половиной миллиарда рублей. Здравомыслящим людям становилось очевидно, что страну ждёт неминуемый финансовый крах.

Мало этого: расчётливые союзники, с удовольствием принимавшие в качестве оплаты по процентам за эти займы кровь десятков и сотен тысяч российских солдат, не желали при этом ждать каких-то будущих гипотетических «побед», а хотели ещё какого-то гарантированного обеспечения. Именно поэтому в период с октября 1914 года по февраль 1917-го царское правительство в качестве обеспечения выплаты внешнего долга передало Великобритании из хранилищ Государственного банка золота на общую сумму более чем в 643 миллиона рублей, что составляло порядка 40 процентов всего довоенного золотого запаса России. Союзники взяли, что называется, не поморщившись. Впоследствии это золото так и «растворилось» в хранилищах «честных» британских банкиров. Что до остальной части золотого запаса Российской империи, то после военных поражений 1915 года она была переправлена из Петрограда на Волгу — в Казань и Нижний Новгород; впрочем, это уже совсем другая история.

Последний же удар по разлагавшейся романовской империи нанесла насквозь коррумпированная, разваливавшаяся система обеспечения продовольствием. Необходимо отметить, что в течение всего военного периода России несказанно повезло в природном отношении: 1914—1916 годы оказались последовательно урожайными. Кроме того, из-за войны экспорт хлеба, которым так гордилась царская Россия и сегодня продолжают гордиться её апологеты, практически прекратился. Казалось бы, пользуйся: создалась парадоксальная ситуация, когда в условиях военного лихолетья, тем не менее, можно было прилично обеспечить население крупнейших городов хлебом. Ан не тут-то было! Система распределения хлеба вследствие повального воровства чиновничества (воистину современным чиновникам есть с кого брать пример!) стала давать сбои уже с самого начала войны, в частности, перебои с его доставкой в столицу — Петроград — случались неоднократно, правда, до поры были кратковременными.

А вот когда в 20-х числах февраля хлеб перестали доставлять в магазины и лавки несколько дней подряд, разразился кризис. Терпение рабочих столицы лопнуло, и 23 февраля (по старому стилю) народные массы Петрограда вышли на улицы первоначально с предельно простым лозунгом: «Хлеба!» Уже позднее к нему добавился ещё один — не менее простой и понятный: «Долой самодержавие!» Так начиналась Февральская революция.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Сб мар 25, 2017 6:50 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Февраль 1917-го – это заговор против русской истории, который сорвали большевики

А.И.ФУРСОВ

«Если бы царь вместо того, чтобы подписывать отречение, кликнул бы казаков, на этом бы все и кончилось, — размышляет в интервью «БИЗНЕС Online» историк и социальный философ Андрей Фурсов.

По его мнению, социальная революция в России была неизбежной, но именно февралисты открыли кладезь бездны, а сам переворот стал результатом четырех заговоров, за которые многие заговорщики расплатились своими жизнями.
fursov_2017_b.jpg — Андрей Ильич, революция февраля 1917 года случилась в силу естественных исторических причин? Или это часовой механизм бомбы, приведенный в действие чьей-то умелой рукой?
— На протяжении всего XIX века Россия шла к социальной революции. Самодержавно-крепостнический режим вступил в кризисную полосу, и этот кризис усиливался и усугублялся тем, что Россия интегрировалась в мировую капиталистическую систему. Причем после поражения в Крымской войне Российская империя интегрировалась как зависимый элемент этой новой мировой системы.

В середине XIX века в мире произошли существенные изменения. Если раньше капитализм был преимущественно доиндустриальным, то ко времени, которое я упомянул, в Англии полностью оформилась индустриальная система. Таким образом, капитализм получил адекватную ему систему производства. В результате то, что Иммануил Валлерстайн называл европейской мир-системой, превратилось в мировую систему без всякого дефиса. В отличие от мир-систем, которых на планете может быть несколько, мировая система может быть только одна. В «длинные 50-е» годы XIX века, которые уместились между 1848 и 1867 годами, то есть аккурат между Манифестом Коммунистической партии и первым томом «Капитала», или между европейской революцией 1848 года и реставрацией Мэдзи в Японии, протекали очень важные исторические процессы. В этот период мировая капиталистическая система сделала все, чтобы подмять под себя и уничтожить оставшиеся мир-системы. А таковых на тот момент оставалось всего две — русская и китайская. В результате хотя Китай так и не удалось превратить в колонию, а Россию не получилось отбросить к границам XVII века, обе страны перестали быть мир-системами и превратились в элементы мировой системы разной степени интегрированности.
В России интеграция в мировую капиталистическую систему углубляла кризисные тенденции того времени. Современники поняли это очень быстро. Например, Николай Бунге (ученый-экономист, министр финансов и председатель комитета министров Российской империи — прим. ред.) в 1886 году писал, что финансовое хозяйство страны находится в разобранном состоянии, а упадок российских финансов стал обнаруживаться еще с 1860-х годов XIX века. Что касается 1880-х годов, то в этот период кризисные процессы приобрели просто угрожающий характер. Дальше я просто процитирую: «Все это при отсутствии даже намека на какое-либо улучшение готовит в недалеком будущем тяжелую развязку, государственное банкротство, а за ним — государственный переворот». Это сказано в 1886 году! А в 1916 году действительно наступило экономическое банкротство, за которым последовал государственный переворот.
В то же время развитие капиталистического уклада в России породило такие социальные группы, которые были заинтересованы в том, чтобы вывести империю на капиталистические рельсы развития и при этом потеснить или вообще ликвидировать самодержавие. К этому надо добавить противоречие между московской и петербургской фракциями буржуазии. Дело в том, что питерская буржуазия была интегрирована в мировой истеблишмент, а вот московская, где, кстати, было много старообрядцев, оказалась на обочине этого процесса. Неслучайно среди лидеров заговора 1915 - 1916 года было немало выходцев из старообрядческой среды.
Иными словами, на рубеже XIX - XX веков шли, переплетаясь, сразу несколько процессов: кризис и разложение самодержавно-крепостнической системы; процесс развития капиталистического уклада, который в России принял уродливую форму (что естественно, поскольку за редкими исключениями никакой иной формы в принципиально антикапиталистической стране капитализм принять не может); процесс реакции общества на развитие уродливых капиталистических форм, так сказать, индуцированная социальная волна. При этом процесс разложения старого опережал процесс формирования нового, становясь дополнительным фактором, порождающим уродливые социальные формы неотрадиционного и квазикапиталистического типа. К 1914 году самодержавие подошло в состоянии серьезного кризиса.

— Однако на 1914 год приходится небывалый прежде подъем патриотизма с коленопреклонением и пением «Боже, царя храни» на Дворцовой площади в Петербурге.
— Эйфории патриотизма хватило на несколько месяцев. Более интересно другое — социально-патовая ситуация, до поры не позволявшая кризису вырваться наружу. В канун войны все социальные и политические силы так или иначе уравновешивали друг друга. Буржуазия уравновешивала дворянство; либералы и революционеры были слишком слабы, чтобы что-то изменить; самодержавие олигархизировалось и было совершенно импотентным, так как находилось если не в состоянии управленческого коллапса, то глубокого кризиса, о чем писали практически все современники. Война эту ситуацию взорвала. Трудно сказать, что было бы, если бы не разразилась война. Думаю, в любом случае аграрная сфера дала бы о себе знать — тем более что Петр Столыпин своими реформами немало поработал на то, чтобы приблизить революцию. Причем парадокс заключается в том, что провал столыпинских реформ подарил самодержавию еще несколько лет. Ведь если бы проект преобразований Столыпина увенчался успехом, то уже в 1911 - 1912 годах примерно 20 - 25 миллионов мужиков оказались в городе. По подсчетам экономистов, лишь 1,5 - 2 миллиона из них смогла бы абсорбировать промышленность. А что же остальные? Не исключено, что мы получили бы революцию весьма и весьма кровавую. Окончательным ответом крестьянства на столыпинские реформы стал простой факт: к 1920 году крестьяне вернули в общинную собственность приблизительно 97 - 98% земли.
В условиях обостренного войной кризиса в конце 1915 — начале 1916 года оформились сразу несколько заговоров: 1) буржуазно-думский, с которым был тесно связаны ряд влиятельных генералов; 2) заговор социалистической среды (во главе с людьми типа Чхеидзе, Керенского); связь между двумя этими российскими заговорщическими группами обеспечивалась по масонской линии; 3) британский заговор.
Необходимо отметить, что в ходе войны оформилось совпадение интересов части крупного российского капитала и правящих кругов Великобритании. Как заметил генерал Александр Спиридович, победа русской армии страшила капитал, поскольку она укрепила бы самодержавие. В то же время русский капитал не хотел выходить из войны, на которой наживался. Неслучайно в 1916 году ювелир Карл Фаберже получил, несмотря на кризис, самое большое количество заказов на свои поделки. Не могу не провести здесь параллели: 2016 год, разгар кризиса, но российские богатеи отметились в это время наибольшим количеством приобретений дорогих яхт и автомобилей. Русской победы боялись и британцы, которым, однако, в то же время нужно было, чтобы Россия продолжала войну. Решение этого противоречия было простым: организовать государственный переворот, устранить Николая II и объявить о создании конституционной монархии либо (что еще лучше) республики во главе с такими англоманами, как Александр Гучков (председатель III Госдумы, член Госсовета, впоследствии военный министр Временного правительства, по вероисповеданию — старообрядец — прим. ред.) и Павел Милюков (лидер кадетской партии, впоследствии министр иностранных дел Временного правительства — прим. ред.). Вскоре это и было реализовано.

Так называемая Февральская революция — это хорошо подготовленный дворцовый переворот. Хотя некоторые умные кадеты, такие, как князь Павел Долгоруков, предупреждали заранее, что дворцовый переворот — это очень плохое средство, поскольку после него нет никого, кто был бы легитимным правителем, а это вообще может привести всю ситуацию к краху. Так оно и вышло, Долгоруков оказался прав: Февраль открыл кладезь бездны. Февралисты, эти краснобаи, которые привыкли вещать с кафедр и в узком кругу, не смогли удержать ситуацию под контролем. О почти неизбежности такого варианта развития событий предупреждал не только Долгоруков — об этом же самом говорили и убитый в 1904 году министр внутренних дел Вячеслав фон Плеве и его преемник Петр Дурново. Все они считали, что, если произойдет революция, то «образованные классы», ее инициировавшие и организовавшие, не смогут воспользоваться плодами своей победы, так как не в состоянии ничего контролировать.

«БРИТАНЦЫ ХОРОШО ПРОДУМАЛИ И ПРОВЕЛИ ЭТУ ГЕОПОЛИТИЧЕСКУЮ ОПЕРАЦИЮ ДЛИНОЙ В 25 ЛЕТ»

— Кто еще, кроме кадетов, старообрядцев и британцев, составили заговор элит с целью свержения Николая II?
— Несомненна роль масонов, ненавидевших и самодержавие, и Николая II. Демонизировать их не стоит — просто масонские структуры оказались наиболее удобным оргсредством для осуществления контактов, к примеру, между Петроградским советом рабочих и солдатских депутатов и Временным правительством.

Хотя говорят о том, что в 1917 году у нас было двоевластие (формально так оно и было), но лидеры и Петросовета, и правительства одинаково являлись масонами. А у Александра Керенского вообще было уникальное положение: он входил и во Временное правительство, где сначала был министром труда, и в Петросовет, где числился заместителем председателя этой организации Николая Чхеидзе. С самого начала Керенский играл ведущую роль в событиях тех дней — недаром Сергей Есенин в поэме «Анна Снегина» писал, что он калифствовал над страною на белом коне.

— В таком случае чем февральский дворцовый переворот отличается от попытки декабрьского поворота в 1825 году? Те же масоны, те же прекраснодушные утописты и представители образованных классов... Ленин был прав, что начал свою генеалогию с так называемых дворянских революционеров. Разве что один переворот удался, а другой — нет.
— Декабристы — это все-таки другая история. Их выступление — последний, причем неудавшийся, в отличие от предыдущих, гвардейский переворот в России. Первый произошел в 1725 году, когда гвардейцы после смерти Петра I посадили на трон Екатерину. Отличие декабристской попытки заключается в том, что лидеры «дворянских революционеров» хотели свергнуть самодержавие, а не просто поменять одного царя на другого. И при этом освободить крепостных, но без земли, то есть согнать их с земли. Кстати, интересный эпизод: когда Александр Бенкендорф вел следствие, он признавался императору, что готов был проявить некоторое снисхождение к тем из декабристов, которые, призывая к освобождению крепостных, сами уже освободили своих крестьян. Но таковых среди декабристов почему-то не оказалось. Сам же Бенкендорф к тому времени уже давно своих крепостных отпустил на волю.
Кроме того, в декабристском движении не было и не могло быть того буржуазного элемента, который активно присутствовал в феврале. Так что это очень разные явления.

— Не буквально, не в подробностях, но история все-таки повторяется. Недаром известный мыслитель Игорь Шафаревич писал о переходящей из страны в страну и из эпохи в эпоху схеме бунта малого народа против большого народа. Разве, к примеру, противоречия элит в сегодняшнем Кремле не могут привести к аналогичной попытке составить заговор против Владимира Путина?
— Насколько я могу судить об этих слухах, циркулирующих вокруг Кремля, здесь речь идет больше о политических перемещениях, направленных на конкретное лицо, а не на смену политического строя. В феврале 1917 года речь шла все-таки о судьбе самодержавия и смене формы правления.

— Но кто принимал отречение у Николая II? Упомянутый вами Гучков и националист Василий Шульгин. Оба были монархистами и оба надеялись, что монархический строй, пусть и в конституционной форме, останется в России и что дело ограничится «политическими перемещениями» и что Михаил примет трон.
— Да, именно монархисты свергали Николая II, поскольку считали, что он компрометирует монархию. Они не понимали, что монархия уже настолько скомпрометирована, что один толчок — и монархии в России не будет вообще. Прав оказался Иван Солоневич: катастрофа пришла не слева, а справа.Правые (монархисты) в компании с либералами угробили самодержавную Россию, Церковь это приветствовала, а вот левые восстановили державу.

Выше мы говорили о трех заговорах, но был еще один — внутри самого клана Романовых.

В конце декабря 1916 года 16 великих князей собрались и решили, что император Николай должен быть устранен. Это был их «семейный разговор». При этом, однако, надо помнить, что шла война и Николай II был главнокомандующим войсками. А те его родственники, которые дали зеленый свет его устранению, тоже находились на государевой службе: кто-то командовал Кавказским фронтом, как великий князь Николай Николаевич, кто-то занимал другие высокие должности. По идее всех их можно было взять и отправить на цугундер за государственную измену. Однако Николай, знавший о «семейном разговоре», ничего не сделал. Эта импотенция власти просто поразительна.

И еще раз о других заговорах. Второй заговор — заговор генералов. Он стал решающим, потому что без генералов ничего бы не получилось. И Романовы, и генералы хотели конституционной монархии. Третий заговор составили думцы и буржуазия, а четвертый — британцы. Вот они как раз монархии не хотели, они были нацелены на республику. В конечном итоге британцы и масонски организованная буржуазия переиграли генералов и Романовых, которые заплатили жизнями за свое участие в заговорах. И это лишний раз свидетельствует о правильности русской поговорки «Не буди лихо, пока оно тихо».

— Не могли бы вы подробнее рассказать, в чем состоялбританский заговор? Через Милюкова думские кадеты поддерживали с Англией достаточно тесные связи.
— Вспомним: когда в британском парламенте было объявлено о низложении Николая II, Дэвид Ллойд Джордж, премьер-министр королевства и наш союзник, заявил, что одна из главных целей войны достигнута. С точки зрения британского истеблишмента и закрытых структур этой страны главная цель Первой мировой заключалась в решении русского и германского вопросов. То естьуничтожить Россию и Германию, столкнув их в смертельной схватке. К этой схватке, в которой одна часть Европы стравливалась с другой частью (причем Российская и Германская империи должны были оказаться в разных лагерях), британцы шли с конца 1880-х годов. Они очень хорошо продумали и провели эту геополитическую операцию длиной в 25 лет. Кстати, 25 лет — это обычный горизонт планирования для англосаксонских планировщиков. Сделано это было настолько изящно, что можно только учиться и бить нашего главного противника его же оружием.

На первых порах, чтобы уничтожить Германию, нужно было оформить русско-французский союз. Но Париж не хотел идти ни на какой союз с Петербургом, поэтому французов уговорил римский Папа Лев XIII. Последний тоже сначала не хотел никого уговаривать, однако он серьезно задолжал Ротшильдам — и пришлось отрабатывать. В результате в начале 1890-х годах был заключен франко-русский военный союз. Следующий логичный шаг англичан — необходимость доказать Парижу, что Россия хотя и сильна, но все же не может служить стопроцентным гарантом безопасности французов. Для этого нужно было, чтобы Россия потерпела чувствительное поражение — не на европейских рубежах, а где-то «в сторонке», например, на Дальнем Востоке. Однако сначала нужно было вырастить страну, которая способна в этом помочь. Единственный кандидат — Япония, но перед этим ее нужно было поднять. Поэтому британцы помогли японцам в их войне с Китаем в 1894 - 1895 годах. Япония поднялась, и затем на протяжении десяти лет при поддержке Лондона (и Вашингтона) стала локальной державой, способной бросить вызов России. После русско-японской войны французы довольно быстро заключили союз с англичанами, а в 1907 году Россия тоже подписала договор с Альбионом. Так была создана Антанта.
Но и это не все, требовалось создать денежную структуру для финансирования войны. Ее и начали создавать с того же 1907 года. В 1913 году усилия завершились учреждением федеральной резервной системы (ФРС). Таким образом, к 1913 году все было подготовлено, а уже в 1914-м шарахнула война.
Война — это была одна задача, а другая — в ходе этой войны максимально ослабить или даже разрушить Россию, чем и занялась британская агентура влияния. За всем этим следила французская разведка, и когда, например, в конце февраля 1917 года солдаты в Петрограде перешли на сторону бастующих рабочих, французский разведчик де Малейси свидетельствовал: он может указать даже номера домов, в которых русские агенты британской разведки раздавали деньги солдатам, чтобы те надевали красные ленточки.

Хочу также напомнить о давлении английского посла Джорджа Бьюкенена на Николая II. Бьюкенен намекал императору на возможность его отречения, однако Николай не выслал его, благодаря чему посол продолжал действовать.

Мне это живо напоминает «совет» вице-президента США Джо Байдена, который он дал в 2012 году Путину, о том, что тому не стоит идти в президенты. То есть одна и та же схема англосаксонского вмешательства работает до сих пор. И нужно сказать, что в 1917 году британцы последовательно гнули свою линию заговора и в итоге ситуационно победили. Проиграли же те, кто хотел сохранить монархию в России.
Еще один момент: очень показателен состав убийц Григория Распутина — это Феликс Юсупов, представитель высшей российской аристократии, Владимир Пуришкевич, представляющий правые думские круги, и капитан Освальд Райнер, англичанин, агент британской разведки SIS. Райнер, выражаясь современным языком, профессиональный киллер, приехавший в Россию в том числе с целью убить Распутина, призывавшего к сепаратному миру с Германией и выходу из Антанты.

«ПЕРВОЕ СЕРЬЕЗНОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ РОКФЕЛЛЕРОВ И РОТШИЛЬДОВ ПРОИЗОШЛО НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ»

— Какова роль в февральских событиях американского банковского капитала? Вспомним о знаменитой телеграмме банкира Якова Шиффа Милюкову, его финансовой поддержке Временному правительству.

— Американская линия не менее интересна, чем британская, хотя и будет послабее. Когда упоминают о том, что британцы ускорили свои действия в ноябре-декабре 1916 года, говорят, что они очень боялись, что Россия заключит с Берлином сепаратный мир. Однако Николай II, невзирая на позицию Распутина и некоторых генералов, не собирался этого делать. А вот что он действительно приветствовал — это контакты представителей российского истеблишмента с американцами. По целому ряду косвенных свидетельств становится ясно, что Россия собиралась переориентироваться с одной англосаксонской страны, Великобритании, на другую — на Соединенные Штаты.
Я уже не говорю о том, что первое серьезное столкновение Рокфеллеров и Ротшильдов произошло именно на территории Российской империи, точнее на Бакинских промыслах. Хотя в свое время Ротшильды продали промыслы братьям Нобелям; Нобели, строго говоря, это ротшильдовский кластер. Неслучайно Рокфеллеры давали деньги группе Фиолетова (Иван Фиолетов, революционер, бакинский комиссар — прим. ред.), куда, кстати, входил и Иосиф Сталин, чтобы она организовывала волнения и забастовки в Баку. Таким образом наносился ущерб добыче нефти, налаженной Ротшильдами и Нобелями. Рокфеллерам очень важно было убрать Россию как потенциального конкурента на мировом нефтяном рынке, и революция решила эту проблему. То есть, с одной стороны, англосаксы действовали заодно (им всем было важно ослабить Россию), с другой стороны, они противостояли друг другу. Вот такая схватка жирных пауков на нашей земле.

— А как же германский Генштаб, финансировавший через Александра Парвуса большевиков? Разве это не приблизило революцию?
— Безусловно, как любая страна, находящаяся в состоянии войны с другой страной, Германия искала возможности подорвать силы России изнутри. Дело, однако, в том, что английская агентура в Российской империи была значительно сильнее германской. При этом большинство российских военных не без основания считали, что именно англичане — наши главные враги. Есть знаменитая фраза Алексея Едрихина-Вандама о том, что хуже войны с англосаксом может быть только дружба с ним. Однако значительная часть истеблишмента империи и очень большая часть тех, кто организовывал февральский дворцовый переворот — октябристы, кадеты, — были подавляюще пробританскими. Не случайно именно в английском посольстве у Бьюкенена заговорщики собирались и обсуждали свои планы.
Как и в любом крупном историческом событии, в Феврале сошлась игра внутренних и внешних сил. Ничего бы этого, однако, не было, если бы к началу XX века Россия не оказалась в глубочайшем кризисе — аграрном и управленческом. В управленческом плане строй сгнил совершенно. Поэтому наш мыслитель Василий Розанов писал, что Россия, Русь «слиняла в два дня, самое большее — в три». И никто даже не дернулся защищать самодержавие.

Тот же Максим Горький свидетельствовал, что в первые два-три дня переворота достаточно было одной роты, чтобы очистить Таврический дворец (здесь находилась Госдума, ставшая штабом Февральской революции — прим. ред.). И ничего бы не было. Более того, я глубоко убежден, что, если бы царь вместо того, чтобы подписывать отречение, кликнул бы казаков и приказал арестовать изменников, скорее всего, все на этом бы и закончилось. По- настоящему ведь революция началась 2 марта 1917 года в 22:40, когда Николай передал Гучкову и Шульгину акт об отречении. При этом он нарушил 37 статью законов Российской империи, потому что не имел права отрекаться за Алексея и тем самым открыл широкую дорогу смуте и хаосу в России.
Когда говорят, что царь боялся за свою семью, у меня возникает два встречных вопроса. Первый: Николай II был кем — частным лицом или хозяином земли русской? И второй: ну и что, спас он свою семью? Я убежден, что, если бы Николай не подписал отречение, а приказал бы арестовать генералов и думцев, прибывших к нему в Псков, то дальше процесс пошел бы по-другому. Это не значит, что через два-три года после победы в России не произошло бы аграрной пугачевщины, перебросившейся в город. В центральной части страны, чтобы выживать в условиях сельского хозяйства, требовалось 4 гектара на человека. Между тем в 1913 году было 0,4 гектара на человека. Аграрный вопрос в рамках самодержавной системы никак не решался. Но если конкретно говорить о ситуации февраля-марта 1917 года, жесткая позиция царя решила бы вопрос с февралистами очень и очень быстро.

«ПЛЕВЕ ПРЕДСКАЗЫВАЛ: «И ВОТ ТОГДА ВЫЙДУТ ИЗ ПОДПОЛЬЯ ВСЕ ВРЕДНЫЕ ПРЕСТУПНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ С ЕВРЕЯМИ ВО ГЛАВЕ»

— По меньшей мере одна рота в Петрограде все-таки была, и это был отряд полковника Александра Кутепова, переданный ему тогдашним командующим Петроградским военным округом Хабаловым. Мне до сих пор жаль, что этот отряд не пошел сразу к Таврическому дворцу.
— Совершенно верно. И февралисты бросились бы врассыпную сломя голову. Однако царь оказался частным лицом в большей степени, нежели хозяином земли русской. Впрочем, есть такая точка зрения, что Николай II провидел драматический исход событий еще лет за 10 - 15 до них и добровольно принял на себя этот крест. Но в таком случае ситуация еще хуже. За этот его крест Россия заплатила десятками миллионов жизней людей, которых он вначале бросил на фронт биться за интересы банковских капиталов Англии и Франции, а затем — в топку гражданской войны. Так что крест получился слишком дорогим для России.


— Это вы — по поводу культа императора Николая II в некоторых кругах?
— Это еще не культ, а лишь попытка его создать. Я глубоко убежден, что она провалится. Я — по поводу версии, что со стороны Николая это было не безволие, а особая покорность судьбе. Дескать, он знал наперед, что будет и решил стать мучеником. Но вместе с ним мучениками стали десятки миллионов бывших подданных Российской империи. Кроме того, мученичество — индивидуальный выбор, и я не уверен, что царь имеет на него право, особенно в годину тяжелых испытаний.

— Уже в 1918 году многие из тех, кто жил в монастырях, в буквальном смысле стали мучениками. Но весной 1917 года Николай успел назначить диктатором генерала Иванова и двинуть его с войсками на Петроград.
— Во-первых, сам генерал Николай Иванов оказался неподходящей для этой роли кандидатурой, а во-вторых, у него было всего 700 штыков георгиевских кавалеров. Путь Иванова к Петрограду оказался заблокирован. Но, повторю, если бы стало известно, что царь передумал отрекаться и все заговорщики арестованы, то хитроумные комбинации февралистов повалились бы по принципу домино или хотя бы были парализованы. Кто-то из наших военных того времени написал, что, к сожалению, Николай II не Петр I и, добавлю я, не Иван Грозный. Даже если бы на его месте был его отец Александр III, ситуация была бы иной.
Вспомним, что другой Николай во время декабристского восстания несколько раз отдавал приказ стрелять по солдатам, которых декабристы вывели на Сенатскую площадь, но затем сам отменял свой приказ. Уже под вечер ему сказали: «Ваше величество, надо решаться». Иначе потом начнутся грабежи в городе, и события станут развиваться непредсказуемо. Тогда Николай сам себя схватил за руку (чтобы не отменить приказ) и дал распоряжение стрелять. Он проявил волю и взял на себя ответственность.

— На Сенатской площади погибло несколько сотен человек — в основном простолюдинов и солдат. Ни один декабрист-офицер даже не был ранен. А в Февральскую революцию жертвами становились как раз офицеры.
— Когда говорят о бескровной Февральской революции, то это миф. Убивали не только офицеров. Зверски расправлялись с городовыми, избивали, жгли живьем на кострах. Миф о «великой бескровной» запущен самими февралистами. Все произошло именно так, как предсказывал в свое время фон Плеве. В 1902 году он писал:

«Революция у нас будет искусственной, необдуманно сделанной так называемыми образованными классами, общественными элементами. У них цель одна: свергнуть правительство, чтобы самим сесть на его место, хотя бы только в виде конституционного правительства. У царского правительства, что ни говори, есть опытность, традиции, привычка управлять. Заметьте, что все наши самые полезные, самые либеральные реформы сделаны исключительно правительственной властью, по ее почину, обычно даже при несочувствии общества. Новые же руководители никогда не смогут овладеть движением. Им не усидеть на местах уже по одному тому, что они выдали так много векселей, что им придется платить по ним и сразу идти на уступки. Они, встав во главе, очутятся силою вещей в хвосте движения. При этих условиях они свалятся со всеми своими теориями и утопиями при первой же осаде власти. И вот тогда выйдут из подполья все вредные преступные элементы, жаждущие погибели и разложения России, с евреями во главе».
Так оно и произошло: февралисты не удержали власти. Когда говорят, что они создали демократию в России, хочется возразить: разве это была демократия? Нет, это был хаос. Я уж не говорю о том, что формально Временное правительство выглядело диктатурой. Другое дело, что диктатура эта была очень слабой, рахитичной. Это была хаосогенная диктатура. Логично, что все закончилось Октябрем.

— Нельзя ли называть Февральскую революцию предшественницей нынешних «цветных революций»? Красные ленточки, игра разведок и элит, хаос как результат переворота...
— Нет, «цветные революции» — это явление наших дней. Не стоит его проецировать на события начала ХХ века. Так называемые цветные революции нацелены на устранение неких фигур, находящихся у власти, причем в интересах определенной страны — США. Просто уходят некие фигуры, но кардинально ничего не меняется, если не считать, что социально-экономическая ситуация ухудшается. Единственное сходство в том, что в Феврале большую роль играет внешний интерес. Но это и все — не стоит проводить параллели между Февралем и тем, что происходило в Югославии или на арабском Востоке.

— Но хаос в Феврале провоцировался сознательно. Первые удары были направлены по носителям каркаса власти — по офицерам, городовым, армии в целом.
— Армию уничтожили знаменитым «приказом №1» (о выборности офицеров и пр. — прим. ред.). Некоторые наши историки называют его ошибкой. Однако сами февралисты говорили, что армию уничтожали сознательно. Потому что это была единственная сила, способная стать на пути февралистов. Еще один аспект хаоса — то, что происходило в деревне, которую февралисты не контролировали.

— Сколько у нас составляли крестьяне и аграрное население к 1917 году? Кажется, 89 процентов?
— Да, почти 90. 88 - 89 процентов...

— В таком случае Россия была обречена на сокрушительную Вандею. Почему этого не случилось?
— Не на Вандею — на пугачевщину. Вандея — специфически французское явление, реакция постфеодальной, но не общинной и не капиталистической деревни на якобинцев.

«АДОЛЬФ ГИТЛЕР ОТДЫХАЕТ ПО СРАВНЕНИЮ С ТЕМ, ЧТО ПРЕДЛАГАЛ ГЕРБЕРТ УЭЛЛС»

— Почему в конечном итоге санкция «внешней силы» была снята с февралистов и перенесена на те «вредные элементы», о которых вы говорили, цитируя Плеве?
— Санкция первоначально была возложена как раз на февралистов. А дальше уже не требовалось делать ставку на «вредные элементы» — процесс шел бесконтрольно. Ни британцы, ни американцы, ни тем более французы этот процесс уже не контролировали. Они контролировали только февралистов, но те уже не контролировали страну. Очень хорошо сказал по этому поводу Герберт Уэллс, когда обмолвился, что большевики оказались хозяевами корабля, с которого сбежали все, даже крысы.
— Да, Уэллс приезжал в Россию в 1920 году.
— Он приезжал и позже. Причем приезжал как представитель закрытой наднациональной группы мирового согласования и управления, так называемой закулисы. Он был членом The Group (или We), созданной Сесилом Родсом и затем возглавленной лордом Альфредом Милнером. Последний, кстати, тоже приезжал в Россию в 1916 году и встречался с заговорщиками. Между прочим, The Group существует до сих пор — насколько мне известно, именно она снабжает информацией Джулиана Ассанжа.

— Уэллс, в отличие от Милнера, приезжал в Советскую Россию как писатель.
— Нет, Герберт Уэллс — это в первую очередь не писатель, а идеолог определенных кругов, выполняющий к тому же разведфункции. Великобритания — это единственная страна, где определенная часть верхов систематически совершенно безвозмездно выполняет функции разведчиков. Есть такое явление, называемое the British agent («британский агент»). Это, к примеру, Виктор Ротшильд, это писатели Грэм Грин и Сомерсет Моэм, Ян Флеминг, многие другие. Это больше, чем обычные разведчики, — это представители верхушки, которые понимают, что должны защищать интересы своего класса, или (реже) инкорпорированные в нее представители среднего слоя. Такой специфической агентуры нет ни в одной другой западной стране — ни в США, ни в Германии, ни во Франции. Герберт Уэллс принадлежал к тому же ряду «британских агентов». Он, кстати, был идеологом тех, кого у нас иногда называют сторонниками мирового правительства, и автором двух примечательных книг, которые не переведены на русский язык.

Это «Открытый заговор» (The open conspiracy) и «Новый мировой порядок». Могу сказать, что по ряду вопросов Адольф Гитлер отдыхает по сравнению с тем, что предлагал Герберт Уэллс.

Олигархи провозглашаются неизбираемыми и наследственными, мир становится единым, но население в нем жестко ограничено путем сокращения рождения детей, низшие расы должны уничтожаться. Так что останется только 1 миллиард, достаточный для того, чтобы служить правящему классу. Никакого среднего класса при этом не будет, а лишь правители и слуги.

— Если вспомнить «Машину времени», которую многие читали в детстве, то там человечество тоже четко поделено на две касты: элоев и морлоков.
— Это все-таки художественная вещь, а в упомянутых мною книгах он предлагает программные вещи как представитель определенных групп британского истеблишмента, чьим представителем он и приезжал в Россию.

«ГЛУПЫЕ ПИНГВИНЫ НЕ ПОНИМАЛИ ОКЕАНА РУССКОЙ ЖИЗНИ, И ОКЕАН СМЫЛ ИХ»

— Был ли какой-то шанс у февралистов удержаться у власти? В июле 1917 года они все-таки проявили политическую волю и подавили выступление большевиков.

— Нет, февралистам не помогло бы ничего. Когда люди «дуриком» приходят к власти, не имея программы, не понимая своей страны, что их может ожидать? Замечательный писатель Олег Маркеев дал меткую характеристику ельцинской администрации, и эта характеристика вполне применима и к февралистам: «Шустрики президентской администрации представлялись Максимову (главный герой цикла из семи романов „Странник“ — прим. ред.) нелепыми пингвинами, сдуру залезшими на макушку айсберга. Они могли всласть гадить на нем, составлять свое представление о мире, в котором живут, устанавливать свои законы для прочих обитателей птичьего базара, даже считать, что они прокладывают курс айсбергу. Но он нес их, повинуясь невидимым глубинным течениям. Его миром был Океан, который не объять птичьим умом».
«Глупые пингвины» с их жирными и не очень телами не понимали и даже не чувствовали Океана русской жизни. Они хотели переделать его на британско-европейский лад, и Океан смыл их. Февралисты полагали, что будут руководить айсбергом под названием «Россия», даже не понимая его природы. Они презирали русский народ — достаточно почитать, что писал Набоков-старший о русских, на которых он смотрел сверху вниз, как представитель высшей расы — на азиатов.

На самом деле это февралисты вели себя как азиаты, как наихудший сорт колониальной интеллигенции, которые смотрели в рот белым англичанам-сахибам и готовы были выполнить любое их требование. Поэтому у этих людей не было никаких шансов.

Сама их акция — Февраль — по сути была внутренне-внешним заговором против русской истории; его целью было навязать принципиально некапиталистическому социуму уродливый, ублюдочный капитализм и поставить страну под контроль Запада. Больше всего старались кадеты, и не удивительно, что победившие большевики объявили их врагами народа. А кто же они еще?

—Большевики этот заговор сорвали — сами того не понимая, поскольку полагали, что начинают мировую революцию, вышло, однако, не просто революцию, а революционную реставрацию великой державы.
— Но почему эти шансы возникли у большевиков? Их идеология, марксизм, никак не была укоренена в русской культурной традиции, не говоря уже о народе. Это экспортная неорганичная идеология.
— Как же неорганична? Мир — народам, землю — крестьянам! Это было очень органично. Одно дело — идеология и совершенно другое — политические лозунги. Посмотрите на гражданскую войну: почему крестьянство развернулось в сторону большевиков? Оно выбрало их как наименьшее зло. После VIII съезда РКП(б) в 1919 году большевики заявили о необходимости повернуться к середняку. Политика военного коммунизма продолжалась, и тем не менее вектор был выбран. В это время Деникин успешно шел на Москву, многие большевистские деятели возобновляли прежние буржуазные знакомства и прятали свои документы. И в этот момент середняк, качнувшийся в сторону большевиков, в общем-то, и принес им победу.
У белых не было никакой программы, которую они могли бы предложить крестьянам и вообще трудовому люду. Белые — это не про то. А вот адресатом красных был рабочий люд города и деревни. Белые исходили из концепции непредрешенничества: дескать, сначала победим, а потом будем думать, что делать с крестьянством и с землей. И крестьяне решили: эти хитрые городские люди опять их обманут. А с большевиками было все ясно. Пусть они малоприятные люди, но землицу дают, а не пытаются, как Колчак, восстанавливать помещичье землевладение. Врангель попытался исправить эти ошибки белых и запустить что-то вроде аграрной реформы, но было поздно — поезд ушел. Неудивительно, что в тылу колчаковской армии вспыхнуло мощнейшее восстание.
У большевиков был проект будущего, и это являлось их огромным преимуществом. Неслучайно почти 50 процентов бывших офицеров и генералов царской армии перешли на сторону советской власти — они полагали, что большевики каким-то образом смогут восстановить империю. И ведь восстановили.

— На 70 с небольшим лет.

— 70 лет в ХХ веке — это очень большой срок. Это как лет 200 в XVI - XVII веках. Даже 12 лет Третьего рейха в ХХ веке — это очень много.

— Однако у февралистов нашлась защита, в отличие от Николая II, которого защищал один Кутепов с Ивановым. Атаман Петр Краснов, эсер Борис Савинков (оба превосходные писатели)... Я уж не говорю о белом движении, которое формировалось в основном под февральскими лозунгами.
— Да, но это было скорее антибольшевистское движение, нежели профевралистское. Ведь недаром казаки так и не вступились за Керенского после его бегства из Петрограда. Александр Керенский вообще был человек очень странный. Если не ошибаюсь, недели за полторы до октябрьских событий казаки обратились к нему с просьбой разрешить им провести крестный ход в Петрограде. Керенский гордо отказал. Хотя вокруг все рушится, все непрочно и, казалось бы, нужны союзники — сделай шаг навстречу. Неудивительно, что, когда Керенский обратился к казакам за помощью уже во время большевистского переворота, то получил отказ.

— Тем не менее Краснов с казаками и Керенским дошли до Пулковских высот, где были встречены Троцким. Как, кстати, вы оцениваете личность Керенского в целом? Ведь он прожил огромную жизнь и умер в возрасте почти 90 лет, нимало не раскаявшись.
— Керенский сам оценил себя в одном из последних интервью. Незадолго до смерти журналист беседовал с ним и спросил: «Как вы думаете, что нужно было сделать, чтобы революция в России в 1917 году не произошла?» Керенский ответил: «Нужно было расстрелять одного человека». «Кого? — переспросил журналист. — Ленина?» «Нет, — сказал Керенский. — Керенского». Как был Александр Федорович эгоманьяком, так и остался. Он полагал себя самостоятельной фигурой. Но он таковым не был — за ним стояли серьезные люди и в России, и, самое главное, за ее рубежами.
Вообще, весь 1917 год показывает, что в момент острого кризиса внешние и внутренние факторы переплетаются, а то и просто сливаются. И мы получаем мощное каскадное событие, в котором все переплетается и которое поэтому историкам трудно анализировать. Очень быстрый переход от причины к следствию. Возникает целый ряд причинно-следственных связей, которые перемешиваются между собой, в результате чего следствия из одного ряда становятся причинами следствий из другого ряда. Нужно особое искусство для того, чтобы анализировать такие причинно-следственные ряды уплотненного, сингулярного времени — миг-вечности. Потому-то так сложно изучать революции.

«БУНТ ПРОТИВ ПЕТЕРБУРГСКОГО ПЕРИОДА РУССКОЙ ИСТОРИИ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ВОЗГЛАВИТЬ ЛЮДИ ИЗ ПРОВИНЦИИ»

— Еще один вопрос из чистого любопытства. Мы знаем, что две роковые фигуры революции — Керенский и Ленин — были выходцами из Поволжья. Оба так или иначе связаны с Казанью и Казанским университетом. Оба сыграли роковую роль в судьбе Российской империи и ее перерождении в Советский Союз. Почему именно Поволжье? Здесь какая-то особая революционная аура?
— Могу сказать, что перерождение Российской империи в Советский Союз — это не роковая вещь. Это было единственное спасение Российской империи в другом ее варианте. Конечно, с одной стороны, это случайность, что два человека, связанные с Симбирском и Казанью, стали центральными фигурами революции. С другой стороны, это неслучайность, поскольку Казанский университет был мощной интеллектуальной кузницей. То, что в Российской империи считали периферией, было зоной активного интеллектуального брожения, в чем-то даже более активного, чем в столице, где сытая жизнь и жесткий контроль не всегда этому способствовали.
И все-таки в значительной степени это случайность. Помимо Ленина и Керенского были и другие яркие деятели, с Казанью никак не связанные, — Троцкий, Сталин, Свердлов. В самом общем плане можно предположить, почему так много людей, рушивших самодержавие, оказалось выходцами из периферии. Дело в том, что санкт-петербургский период был очень странно-неестественным хроноблоком в русской истории. То, что произошло в 1917 году, в значительной степени было бунтом русской истории против петербургского периода. Это не единственное объяснение, но... И естественно, что этот бунт должны были возглавить люди из провинции.

— Все-таки петербургский период продлился больше 300 лет. Для тысячелетней христианской истории России это не такой уж малый срок. Почему он неестественен для нашей страны?
— Неестественность этого (петербургского) периода заключается вот в чем. В московском самодержавии были и неравенство, и угнетение, и эксплуатация. Тем не менее верхи и низы говорили на одном языке и были связаны одной культурой. И, несмотря на разницу положений, качественно принадлежали к одному культурно-историческому полю.
А что происходит после Петра и расцветает уже пышным цветом при Екатерине Великой? Русская знать начала жить не по потребностям, которое могло удовлетворить русское хозяйство, а по потребностям западной аристократии и буржуазии. А ведь это совсем другие условия и другой уровень. В Западной Европе другое сельское хозяйство, с другой урожайностью. К примеру, в Англии уже к XVII столетию урожайность составляла сам-6, сам-7, а у нас — сам-3, сам-4. Далее: на Западе стартовала капиталистическая протоиндустриализация и начиналось ограбление Азии и Африки. Благодаря этому стало возможно удовлетворить такие потребности, которые еще в XV - XVI веках в Европе были просто невозможны.
А в России система работ осталась прежней, земледелие осталось прежним. Промышленность была зачаточной, колоний нет. Тем не менее демонстрационный эффект уже есть: люди узнали, как живут привилегированные слои в Европах. Поэтому определенная часть, процентов 20 русского дворянства, стала жить по западным потребностям. Но если ты живешь по потребностям, которые местное хозяйство с его ресурсной базой («евразийское неудобье») удовлетворить не может, то, выражаясь марксистским языком, ты должен отнимать у населения не только прибавочный процент, но и часть необходимого, то есть усиливать эксплуатацию. Уже при Екатерине II эксплуатация усилилась в 3 - 3,5 раза. Плюс неоплаченный внутренний долг, плюс первый заем, который Россия сделала в 1769 году через Голландию. Поэтому, когда Павел I пришел к власти, он ужаснулся: долг России, внутренний и внешний, составлял 200 миллионов рублей. И с этим долгом Россия расхлебалась только к 1840-м годам XIX века благодаря финансовой реформе Канкрина. Но жизнь верхушки не по потребностям все равно продолжалась.

Что еще хуже, верхи в социокультурном плане стали чужды остальному населению. У верхов появился свой язык — французский, своя культура. Возникло то, что Ключевский охарактеризовал как два разных социокультурных уклада. Еще и поэтому Гражданская война у нас была такой жестокой. С одной стороны, были представители эксплуататорских групп или те, кто не был эксплуататорами, но совпадал с ними в социокультурном плане — люди «вестернизированной» России: инженеры, студенты и пр. А с другой — народ, который жил совсем в другом социокультурном поле. В этом контексте события 1917 года — это отторжение народной массой той культуры, которая себя самоизолировала и загнивала.
Ведь что такое серебряный век при всем его внешнем блеске? Это загнивание. Недавно Станислав Куняев написал превосходную книгу о серебряном веке, которая называется «Любовь, исполненная зла». Серебряный век — это и есть выражение этой умирающей чуждости, агонизирующего самодержавия и культуры, которая начинает вырождаться — декадентской культуры. Большая система «Россия» это отвергла. В общем, революция была жестокой реакцией организма на нездоровые явления, потому что чем более нездоровым является общество, тем менее здоровыми оказываются средства лечения. Россия срезала эту вырождающуюся петербургскую эпоху, а с ним и Петербург, который в конце самодержавия оказался тяжелой опухолью.
Февралисты, кстати, пытались спасти эту опухоль и полечить ее «химией». А большевики взяли и отрезали ее. Ирония или то, что Гегель называл коварством истории, заключалось в том, что, когда большевики пришли к власти, Россия сама по себе их не очень интересовала, среди них хватало русофобов. Им нужна была земшарная республика и мировая революция. Но из этого выросла красная империя. Это лишний раз говорит о том, что дальше всех пойдет тот, кто не знает, куда он пойдет. Только та сила в России, которая ставила мировые задачи, могла решить русские проблемы.

Чем оказался русский коммунизм? С одной стороны, это была реализация на русской почве левого якобинского проекта европейского модерна, который в самой Европе не реализовался. А с другой стороны, с помощью большевистской революции российская власть счистила с себя все классовые и собственнические привязки и явила себя как чистая власть — без собственности на вещественные факторы производства, то есть решила чисто русскую проблему. Этого хватило на 70 лет, что очень и очень немало. Самое главное — этого хватило, чтобы выиграть единственную войну, в которой противник поставил целью физическое уничтожение русских как этноса. Если бы я был верующим человеком, я бы сказал, что главная провиденциальная цель русской революции заключалась в том, чтобы создать систему, которая спасет русский народ в Великой Отечественной войне, не позволит супостатам уничтожить его физически и метафизически.

Сайт "Андрей Фурсов"
Последнее обновление ( 25.03.2017 г. )

http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=39


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср мар 29, 2017 6:32 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Классовый сепаратор Февраля

Газета "Правда" №32 (30529) 30 марта 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

В Петрограде две власти: Совет рабочих и солдатских депутатов и Временное правительство. Они ещё не схлестнулись в классовом противостоянии. Но оно уже наметилось. Стержневая статья второго номера «Правды» уже своим названием характеризует атмосферу исторического момента: «На стороже». Такова суть отношения рабочей столицы к Временному правительству: «Революционное движение пролетариата и солдат уничтожило правящую шайку Николая Кровавого. Так говорят революционеры. А что говорит о революции временное правительство?»

В ЭТОМ ВОПРОСЕ недоверие к кабинету министров налицо. И газета его хорошо обосновывает. Она цитирует правительственную радиотелеграмму «Всем, всем, всем», в которой дана оценка происходящего официозной властью: «23 февраля… волнение в войсках и населении приняло крайне тревожные размеры». Радостный для народа подъём революции, таким образом, оказался «тревожным» для кн. Львовых и Родзянок». Газета обращает внимание на то, что «подъём общественного настроения» и «энергичную деятельность» левых Львовы и Родзянки считают не поддержкой себя, а «серьёзным осложнением». Это язык правительства Николая Романова».

А далее следует принципиальный вывод: «Задача временного правительства сводится к тому, чтобы дать рабочим и крестьянам как можно меньше. А задача крестьян, солдат и рабочих — отвоевать от помещиков и капиталистов как можно больше».

Но после этого следует актуальный в те дни вопрос: «Значит ли это, что временное правительство ничем не отличается от правительства Николая? Конечно, нет». И газета аргументирует свою позицию:

«Временное правительство сходно со старым правительством в том, что оно — правительство капиталистов и помещиков. А разница в том, что временное правительство прежде всего умнее Протопоповых и Штюрмеров: оно понимает, что нельзя идти всегда напролом, что перед лицом волнений, «принимающих тревожные размеры», перед опасностью, принимающей «угрожающие размеры», необходимо уступать, утихомирить «общественный подъём» и левые партии».

Обратите внимание: «Правда» не ставит перед левыми партиями задачу сдерживать «общественный подъём». Наоборот! Она отмечает, что таким подъёмом можно и нужно заставить власть выполнять требования людей труда. Что касается общих точек с временным правительством, то они только там, где надо «бить сторонников Николая Романова... бить, осуществляя свободу организаций, слова, печати, собраний».

7 марта 1917 года «Правда» выдвигает лозунг «Врозь идти, вместе бить».

Газета уточняет: «Но врозь идти. Члены временного правительства, кроме Керенского, все монархисты. Нужно идти против них, требуя республики. Временное правительство хочет захвата чужих стран, порабощения других народов. А мы говорим, что каждый народ должен сам, свободно решать свою судьбу. И хотим скорее кончить войну. В этих вопросах, а также в вопросах о земле, о сокращении рабочего дня, о запрещении сверхурочных работ и во многих других вопросах рабочей и крестьянской политики мы идём и будем «идти врозь», идти против временного правительства Львовых и Милюковых».

Тема отношений между рабочим классом и буржуазией и их политическими органами — Советом и Временным правительством присутствует во всех номерах первой недели выхода газеты. В следующем номере, вышедшем 8 (21) марта 1917 года, «Правда» публикует «Информацию г. Милюкова», которая начинается со ссылки на статью «На стороже». В официальных СМИ сообщалось, что «Милюков информирует (знакомит) Европу о русских делах», а «английский посол в Питере получал «по телефону сообщения из Думы, согласно которым император отрёкся от престола», а Михаил Романов «назначен регентом». Кто назначал регентом Михаила Романова?.. Какие ещё тёмные дела творятся за спиной революционного народа?»

В 4-м номере газеты от 9 (22) марта на первой странице опубликована корреспонденция «Расстрелять?» В ней уже первая фраза призывает к бдительности: «Революция ещё не закончена, а реакционеры уже поднимают голову». Речь идёт о напечатанной в газетах телеграмме Н.Н. Романова, который «неизвестно по какому праву продолжает именовать себя… «верховным главнокомандующим».

«Этот отпрыск дома Романовых, — замечает «Правда», — озабочен не осуществлением свободы, а, наоборот, одним лишь «поддержанием дисциплины», и не только на фронте, но и «в тыловых районах армии». И далее языком министров Николая II этот ставленник отставного царя отдаёт приказы кн. Львову, председателю временного правительства.

— Я уверен, — приказывает Романов Львову, — что и вы со своей стороны сделаете всё зависящее от правительства для обеспечения победы, восстановив полнейший порядок в деятельности заводов и всех вообще учреждений, работающих для нужд армии и флота».

Далее газета замечает, что от своего верховного главнокомандующего не отстаёт и начальник штаба ген. Алексеев. В своём распоряжении он пишет: «Из Великих Лук на Полоцк едет депутация в 50 человек от нового правительства и обезоруживает жандармов… При появлении где-либо подобных самозваных делегаций таковых желательно захватывать и по возможности тут же назначать полевой суд, приговор которого приводить немедленно в исполнение».

И «Правда» ставит вопрос (не для себя — ей ответ очевиден, а для утопающего после Февральской революции в эйфории читателя): «Что же смотрят Гучков и кн. Львов? Неужели они думают, что у Романова и Алексеева не найдётся верёвки и для них? Разве простят Романовы свои теперешние огорчения? Как понять, что временное правительство терпит на высших должностях таких явных, таких наглых реакционеров?»

Тема противостояния реакции и трудового народа проходит красной нитью через все номера первой недели выпуска «Правды». Так, «Преступное покушение» — один из основных материалов 5-го номера газеты, который вышел 14 (27) марта. Поводом для него стало решение Временного правительства привести армию к присяге верности ему. Меньшевистско-эсеровский Петросовет медлит с реакцией на это решение. «Правда» настаивает:

«Совет Рабочих и Солдатских Депутатов должен немедленно объявить:

Свобода в опасности!»

Годы спустя 8-й номер «Правды» будет восприниматься как исторический. Там опубликована первая статья вернувшегося накануне из туруханской ссылки в Питер Сталина. Она, естественно, на главную тему — «О Совете Рабочих и Солдатских Депутатов». Статья явно выделяется глубиной анализа и масштабом осмысления поставленных революцией проблем. Отметив, что «с быстротой молнии движется вперёд колесница русской революции», Сталин тут же указывает, что «силы старой власти падают, но они ещё не добиты». И ставит коренной для марксистов вопрос: какова социальная база противостоящих сил? Вопрос очевидный, но поставлен в газете впервые.

А ведь без ответа на него и 100 лет назад, и сегодня нельзя точно определить вектор политических действий. Вооружённый марксистской методологией, Сталин обращается к интересам и поведению классов в меняющейся ситуации:

«Для того, чтобы разбить старую власть, достаточно было временного союза восставших рабочих и солдат. Ибо ясно само собой, что сила русской революции — в союзе рабочих и крестьян, переодетых в солдатские шинели.

Но для того, чтобы сохранить добытые права и развернуть дальше революцию, — для этого одного лишь временного союза рабочих и солдат отнюдь недостаточно.

Для этого необходимо союз этот сделать сознательным и прочным, длительным и устойчивым, достаточно устойчивым для того, чтобы противостоять провокаторским вылазкам контрреволюции».

В тот момент, как отмечал Сталин, «органами этого союза» являлись «Советы Рабочих и Солдатских Депутатов». Сегодня ситуация другая: Советов нет. Кое-где представительные органы сохранили привычное название, но советскую суть они всюду утратили, так как на дворе капитализм. Но ведь в сталинской статье главное-то всё же не Советы, а классовый подход к осмыслению событий и процессов. Вот от него-то нам и нельзя отступать. Этот ленинско-сталинский завет незыблем.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн апр 03, 2017 7:07 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Социальная хроника 1917

Февраль победил — революция продолжается
«Капиталисты не могут отказаться от своих интересов»

Порядок на улицах Петрограда и Москвы восстанавливается. Продолжают формироваться новые органы власти. В «Декларации временного правительства о его составе и задачах» приводится поименный список нового кабинета.

Председателем Совета министров и министром внутренних дел назначен Г.Е. Львов, министром иностранных дел – П.Н. Милюков, военным и морским министром – А.И. Гучков, министром торговли и промышленности – А.И. Коновалов, министром юстиции – А.Ф. Керенский.
___________
«Правительство верит, что дух высокого патриотизма, проявившийся в борьбе народа со старой властью, окрылит и доблестных солдат наших на поле брани... Правительство будет свято хранить связывающие нас с другими державами союзы и неуклонно исполнит заключенные союзниками соглашения».
Из обращения Временного правительства к населению России
___________
Самый «левый» из состава Временного правительства – Александр Керенский мыслит в том же ключе.
«Мы поговорили об Англии, и м-р Керенский выразил страстное желание того, чтобы демократии Англии и России связали крепкие узы симпатии и совместных действий. Сейчас наконец война будет действительно освободительной войной».
Из интервью А.Ф. Керенского английскому изданию Liverpool Daily Post
___________
Противоречия между Временным правительством, с одной стороны, и формирующейся системой Советов нарастают. Но по ключевым вопросам, в том числе о выходе России из войны, Петросовет, подконтрольный меньшевикам, не выражает четкой позиции.
«Мы призываем вас: сбросьте с себя иго вашего полусамодержавного порядка, подобно тому, как русский народ стряхнул с себя царское самовластье; откажитесь служить орудием захвата и насилия в руках королей, помещиков и банкиров – и дружными объединенными усилиями мы прекратим страшную бойню».
Из Манифеста Петроградского Совета «К народам всего мира», 14 (27) марта 1917

«Чхеидзе в своем заключительном слове придал такой оборонческий оборот вопросу об обращении, что отнял у него и ту небольшую долю интернационализма, которую оно содержало».
Член Русского бюро ЦК РСДРП А. Шляпников о Манифесте Петросовета к «Народам всего мира».
Буржуазная республика

7 (20) марта издан манифест о восстановлении некоторых прав Финляндского сейма.
9 (22) марта ликвидировано Кавказское наместничество. В Тифлисе Временным правительством сформирован Особый Закавказский Комитет (ОЗАКОМ). В Закавказье возникло троевластие – наряду с
ОЗАКОМом и Советами здесь действовали различные национальные комитеты.
9 (22) марта в Ревеле организован Таллинский эстонский союз, который потребовал от Временного правительства присоединения к Эстляндской губернии северных уездов Лифляндии и введения автономии.
12 (25) марта вышло Постановление Временного правительства об отмене смертной казни. Приказом по армии и флоту отменено учреждение военно-полевых судов.
14(27) марта министра – председателя Временного правительства князя Львова посетила украинская делегация и высказала ряд требований по украинизации в малороссийских губерниях, которые следует реализовать до созыва Учредительного собрания.
16 (29) марта Временное правительство России признало право Польши (оккупированной на тот момент Германией) на независимость при условии «свободного военного союза» с Россией. На следующий день вышло «Воззвание к полякам», которое содержало призыв к борьбе за свободу славянских народов и «соединение с Россией свободным военным союзом славянства» против Срединных держав. В ответ Центральное бюро мусульман заявило, что мусульмане России не пойдут за лозунгом войны до захвата Константинополя и проливов.
20 марта (2 апреля) – Постановление Временного правительства «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений», в котором декларировались свобода совести, право на получение начального образования на родном языке. Отменена черта оседлости.
«За свободный труд!»

10 (23) марта между Петросоветом и Петроградским обществом фабрикантов и заводчиков было заключено соглашение о формировании фабзавкомов и о введении 8-часового рабочего дня.
15 (28) марта в Петрограде и Москве воссозданы Центральные бюро профсоюзов этих городов. Большевики приняли участие в деятельности московского и петроградского ЦБПС, хотя вначале составили там меньшинство.
В тот же день в Москве состоялась первая после победы Февральской революции забастовка. Московскими рабочими выдвинуто требование 8-часового рабочего дня.
___________
«Крестьяне кровно заинтересованы получить земли даром, а не путем купли их у помещиков. Народ столько пролил крови, народ так разорен, что не может быть и речи о покупке. Земельный вопрос может быть разрешен только революционным путем. И крестьяне должны вместе с рабочим классом решить земельный вопрос так же, как и 8-часовой рабочий день, т.е. через революцию».
М. Калинин, «Правда», 12(25) марта 1917
___________
Развитие политических процессов после победы Февраля в России свидетельствовало, что революционные события будут продолжаться.

* * *
В.И. Ленин в апреле

Приехав только 3 апреля ночью в Петроград, я мог, конечно, лишь от своего имени и с оговорками относительно недостаточной подготовленности выступить на собрании 4 апреля с докладом о задачах революционного пролетариата.
Единственное, что я мог сделать для облегчения работы себе – и добросовестным оппонентам, – было изготовление письменных тезисов. Я прочел их и передал их текст тов. Церетели. Читал я их очень медленно и дважды: сначала на собрании большевиков, потом на собрании и большевиков, и меньшевиков.
Печатаю эти мои личные тезисы, снабженные лишь самыми краткими пояснительными примечаниями, которые гораздо подробнее были развиты в докладе.
Тезисы

1. В нашем отношении к войне, которая со стороны России и при новом правительстве Львова и Ко, безусловно, остается грабительской империалистской войной в силу капиталистического характера этого правительства, недопустимы ни малейшие уступки «революционному оборончеству».
На революционную войну, действительно оправдывающую революционное оборончество, сознательный пролетариат может дать свое согласие лишь при условии: а) перехода власти в руки пролетариата и примыкающих к нему беднейших частей крестьянства; б) при отказе от всех аннексий на деле, а не на словах; в) при полном разрыве на деле со всеми интересами капитала.
Ввиду несомненной добросовестности широких слоев массовых представителей революционного оборончества, признающих войну только по необходимости, а не ради завоеваний, ввиду их обмана буржуазией, надо особенно обстоятельно, настойчиво, терпеливо разъяснять им их ошибку, разъяснять неразрывную связь капитала с империалистской войной, доказывать, что кончить войну истинно демократическим, не насильническим, миром нельзя без свержения капитала.
Организация самой широкой пропаганды этого взгляда в действующей армии.
Братанье.
2. Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, – ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства.
Этот переход характеризуется, с одной стороны, максимумом легальности (Россия сейчас самая свободная страна в мире из всех воюющих стран), с другой стороны, отсутствием насилия над массами и, наконец, доверчиво-бессознательным отношением их к правительству капиталистов, худших врагов мира и социализма.
Это своеобразие требует от нас умения приспособиться к особым условиям партийной работы в среде неслыханно широких, только что проснувшихся к политической жизни масс пролетариата.
3. Никакой поддержки Временному правительству, разъяснение полной лживости всех его обещаний, особенно относительно отказа от аннексий. Разоблачение вместо недопустимого, сеющего иллюзии «требования», чтобы это правительство, правительство капиталистов, перестало быть империалистским.
4. Признание факта, что в большинстве Советов рабочих депутатов наша партия в меньшинстве, и пока в слабом меньшинстве, перед блоком всех мелкобуржуазных оппортунистических, поддавшихся влиянию буржуазии и проводящих ее влияние на пролетариат элементов от народных социалистов, социалистов-революционеров до ОК (Чхеидзе, Церетели и пр.), Стеклова и пр. и пр.
Разъяснение массам, что С. Р. Д. есть единственно возможная форма революционного правительства и что поэтому нашей задачей, пока это правительство поддается влиянию буржуазии, может явиться лишь терпеливое, систематическое, настойчивое, приспособляющееся особенно к практическим потребностям масс разъяснение ошибок их тактики.
Пока мы в меньшинстве, мы ведем работу критики и выяснения ошибок, проповедуя в то же время необходимость перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок.
5. Не парламентарная республика – возвращение к ней от С. Р. Д. – было бы шагом назад, а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху.
Устранение полиции, армии, чиновничества.
Плата всем чиновникам, при выборности и сменяемости всех их в любое время, не выше средней платы хорошего рабочего.
6. В аграрной программе перенесение центра тяжести на Сов. батр. депутатов.
Конфискация всех помещичьих земель.
Национализация всех земель в стране, распоряжение землею местными Сов. батр. и крест. депутатов. Выделение Советов депутатов от беднейших крестьян. Создание из каждого крупного имения (в размере около 100 дес. до 300 по местным и прочим условиям и по определению местных учреждений) образцового хозяйства под контролем батр. депутатов и на общественный счет.
7. Слияние немедленное всех банков страны в один общенациональный банк и введение контроля над ним со стороны С. Р. Д.
8. Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача, а переход тотчас лишь к контролю со стороны С. Р. Д. за общественным производством и распределением продуктов.
9. Партийные задачи:
а) немедленный съезд партии;
б) перемена программы партии, главное:
1) об империализме и империалистской войне;
2) об отношении к государству и наше требование «государства-коммуны»;
3) исправление отсталой программы-минимум;
в) перемена названия партии.
10. Обновление Интернационала.
Инициатива создания революционного Интернационала, Интернационала против социал-шовинистов и против «центра».

Из статьи «О задачах пролетариата
в данной революции»
(ПСС, т. 31, стр. 113)

http://sovross.ru/articles/1533/31684


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср апр 05, 2017 8:36 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Рабочий вектор Февраля

Газета "Правда" №35 (30532) 6 апреля 2017 года
1 полоса

Автор: Виктор ТРУШКОВ.

9-й номер «Правды», вышедший 15 (28) марта 1917 года, открывается воззванием Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов «К народам всего мира». Оно примечательно тем, что пролетариат России уже через две недели после отречения Николая II от престола возгласил великий лозунг международного революционного движения «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» В нём слились воедино протест против захватнической войны и стремление рабочих к единству действий в своей борьбе за классовые интересы.

ДОКУМЕНТ ПРИЗЫВАЛ: «Трудящиеся всех стран! Братски протягивая вам руку через горы братских трупов, через реки невинной крови и слёз, через дымящиеся развалины городов и деревень, через погибшие сокровища культуры, мы призываем вас к восстановлению и укреплению международного единства. В нём залог наших побед и полного освобождения человечества».

Примечателен своей новизной ещё один первополосный материал газеты: «Положение народного хозяйства». Это явный знак того, что и революция углублялась, и завершался период становления самой редакции. Вторую страницу газеты открывает короткая информация. В ней сообщается, что руководство редакцией взяли на себя вернувшиеся из ссылки член Центрального Комитета партии К. Сталин (И. Джугашвили), член Центрального органа партии Ю. Каменев и депутат IV Государственной думы рабочий М. Муранов. А на первой странице дан список «постоянных сотрудников «Правды». Среди них Ленин, Сталин, редактировавший «Правду» в 1912—1914 годах М. Ольминский, депутаты IV Государственной думы рабочие Бадаев, Муранов, Петровский, Самойлов, Шагов, депутат III Думы рабочий Полетаев, поэт Демьян Бедный, рабочий Калинин и др.

В 10-м номере (вышел 16 (29) марта) опубликованы отклики буржуазной прессы на воззвание Петросовета «К народам всего мира». Капитал за продолжение войны до победного конца, его страшит братание трудящихся планеты. Рядом в редакционной статье определена сущность вопроса о войне: «Все народы, втянутые в войну, нуждаются в мире, в скорейшем мире, если они не желают выродиться от голода и одичания».

А гвоздём номера является статья Сталина «О войне». В ней критикуется пустозвонство, симулирующее борьбу за мир. Автор предупреждает: «Мы глубоко убеждены, что ход событий в России покажет всю фальшь неумеренных криков о том, что «свобода в опасности»: «патриотический» дым рассеется, и люди воочию увидят подлинные стремления русских империалистов к… проливам, к Персии…» Вожделенные географические районы меняются, а захватническая суть капитала остаётся прежней. Как и актуальность сталинских слов. У автора нет эскапад брани в адрес тех, кто по другую сторону линии фронта. Сталин призывает к конкретным действиям, способным дать результат: «Выход — путь давления на Временное правительство с требованием изъявления им своего согласия немедленно открыть мирные переговоры.

Рабочие, солдаты и крестьяне должны устраивать митинги и демонстрации, они должны потребовать от Временного правительства, чтобы оно открыто и во всеуслышание выступило с попыткой склонить все воюющие державы немедленно приступить к мирным переговорам на началах признания права наций на самоопределение.

Только в этом случае лозунг «долой войну!» не рискует превратиться в бессодержательный, в ничего не говорящий пацифизм, только в этом случае может он вылиться в мощную политическую кампанию, срывающую маску с империалистов и выявляющую действительную подоплёку нынешней войны».

Пятничный номер за 17 (30) марта «Правды» открывался статьёй «Международные гарантии победы русской революции». Вопрос актуальнейший. А вот ответ: «Эти гарантии только в одном: в том, что русская революция не останется одиноким оазисом в мире стонущих под игом империализма». Да, надежда на мировую революцию тогда была чрезвычайно популярной. Но интересная деталь: в условиях домонополистического капитализма Маркс писал о мировой революции, направленной на свержение власти капитала. К ликвидации монархии эта идея не относится. Выходит, уже в первую неделю Февральской революции большевики заглядывали за её горизонт и видели контуры другой, социалистической революции.

Гвоздём номера за 18 (31) марта оказалась снова статья Сталина «На пути к министерским портфелям», сохраняющая для коммунистов и сегодня методологическое и политическое значение. Поводом для статьи стало заявление возглавляемой Г.В. Плехановым группы «Единство», в котором предлагалось «участие рабочей демократии во Временном правительстве». На этой базе в нём также содержался призыв к большевистской партии объединиться. Сталин с негодованием отвергает идею вхождения в правительственную коалицию с буржуазными партиями, ибо она может служить только защите интересов капитала. Автор иронизирует:

«Можно, конечно, добиваться министерских портфелей, можно объединяться с Милюковым — Гучковым для… «продолжения войны и пр., всё это — дело вкуса, но при чём тут Российская социал-демократическая рабочая партия?

Нет, господа, проходите мимо».

В этом же номере короткая информация, которой, по теперешним канонам, положено быть первополосной, но в 11-м номере газеты она была на третьей странице. Вот её текст:

«От Бюро Центрального Комитета РСДРП

Бюро ЦК постановило созвать на 28 марта предварительное совещание партийных работников, а созыв общероссийской конференции РСДРП назначило на 15—20 апреля. Условия выборов и порядок дня конференции поручено выработать президиуму Бюро ЦК. Тотчас по их выработке они будут опубликованы».

Это сообщение историческое: речь идёт о созыве VII Апрельской конференции большевиков, главным вопросом которой станут Апрельские тезисы В.И. Ленина. Но она созывается не под них, ибо о тезисах ещё никому неведомо, они ещё даже не в чернильнице, и вопрос о возвращении Ленина и его товарищей из эмиграции ещё не решён. Речь идёт о необходимости коллективно выработать и принять как руководство к действию политику революционной партии в условиях начавшейся революции.

Теме сущности революции посвящено и письмо «Рабочие и заводоуправление». Читатели сообщали: «Совещание представителей рабочих артиллерийского ведомства по вопросу о заводоуправлении приняло следующее решение:

1). До тех пор, пока не наступит момент полной социализации всего общественного хозяйства — государственного и частного, — рабочие не берут на себя ответственности за техническую и административно-хозяйственную организацию производства и отказываются от участия в организации производства…»

Это — голос рабочего низа. Он — о «социализации» экономики. А это уже задача не буржуазно-демократической, а социалистической, пролетарской революции.

Этой же теме в номере, вышедшем 18 (31) марта, посвящена статья Сталина «Об условиях победы русской революции»:

«Революция идёт… От вопросов политических она неминуемо переходит к вопросам социальным, к вопросам устроения быта рабочих и крестьян, углубляя и обостряя переживаемый кризис.

Всё это не может не вызывать тревоги в определённых кругах владельческой России. Подымает голову царистско-помещичья реакция. Бьёт в набат империалистическая клика. Финансовая буржуазия (выделено в обоих случаях мной. — В.Т.) протягивает руку отживающей феодальной аристократии для совместной организации контрреволюции».

Итак, состав контрреволюции явно показывает, что революция перешагивает рамки борьбы с монархией, она грозит господству эксплуататоров всех мастей. Революционным силам для победы уже недостаточно не допустить реставрации царизма. Питерский пролетариат покушается на всевластие капитала. Поэтому необходимо укреплять Советы: они призваны «из органа революционной борьбы народа превратиться в нужный момент в орган революционной власти, мобилизующей все живые силы народа против контрреволюции.

Таким органом может стать лишь Всероссийский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Таково первое условие победы русской революции...

Немедленное вооружение рабочих, рабочая гвардия — таково второе условие победы революции».

Третьим условием победы революции можно считать последовательное недоверие рабочего класса и его партии буржуазному правительству. Сталин поясняет: «Временное правительство у нас возникло не на баррикадах, а возле баррикад. Потому оно и не революционно — оно только плетётся за революцией, упираясь и путаясь в ногах».

Такова его природа, и наличие в его составе представителей даже последовательно левых партий ничего изменить не сможет. Сталин предупреждает: «Можно опасаться, что Временное правительство, запуганное размахом революции и проникнутое империалистическими тенденциями, может послужить при известной политической конъюнктуре «законным» щитом и прикрытием организующейся контрреволюции».

Через три с половиной месяца эта возможность станет действительностью.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср апр 12, 2017 7:02 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Боевой клич: в партию, в ряды социал-демократии!

Газета "Правда" №38 (30535) 13 апреля 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Завершался первый месяц Февральской революции. Ключевые проблемы, первоочередного решения которых требовали рабочий класс, солдаты и крестьяне, в основном прояснились. Их отражением была опубликованная в 18-м номере «Правды», вышедшем 26 марта (8 апреля) 1917 года, редакционная статья «Наша платформа».

В ДОКУМЕНТЕ отмечалось: «Она касается двух крупнейших пунктов, интересующих в данный момент самые широкие круги населения: отношения к Временному правительству и к вопросу о войне и мире». Газета тут же оговаривалась: «Мы предвидим, что с двух сторон наша резолюция о Временном правительстве будет подвергнута критике. Одни скажут нам: почему вы не призываете прямо к поддержке Временного правительства, как призывает вся буржуазная и радикальная пресса, как призывает партия социалистов-революционеров, как призывают Плеханов и все социал-патриоты? Другие скажут нам: почему вы не призываете к революционной борьбе, к немедленному свержению этого правительства?»

«Правда» излагает свой ответ на то, что называют злобой дня: «Те, которые говорят о «поддержке», забывают или не желают сказать, что это правительство по происхождению своему, по интересам остаётся правительством империалистической войны. Мы социалисты и интернационалисты. В борьбе с империалистскими правительствами мы ни на минуту не связываем себе рук. Поэтому задачей момента для нас является организация сил пролетарской и вообще революционной демократии, пред которой только дальнейшее углубление и развитие революции поставит вопрос о восприятии всей полноты власти из рук исчерпавшего себя Временного правительства».

Звучит весьма витиевато. Потому, видно, перед этим из пяти ленинских «Писем из далека» на газетные страницы прорвалось только первое, да и то в урезанном виде. Ответ на второй вопрос куда определённее: «Путь к миру лежит через борьбу пролетариата каждой из воюющих стран с империалистическими вожделениями своей собственной страны. К этой борьбе мы призываем международный пролетариат».

В этом номере читатель наверняка не прошёл мимо статьи «Иуда». Она и современным читателям прояснит, почему в литературе встречаются указания на то, что все 6 мест в IV Госдуму в 1912 году от рабочей курии получили большевики, а называются только 5 фамилий рабочих-депутатов. 26 марта (8 апреля) 1917 года «Правда» сообщала:

«5 мая 1914 года член Госдумы Малиновский, с.-д., неожиданно и безо всяких объяснений другим с.-д. в Думе сложил депутатские полномочия и в тот же день вечером, отказавшись дать какие-либо объяснения своего поступка, уехал заграницу. В тот же день наличные в Петрограде члены Центрального Комитета партии совместно с РСДР фракцией в Думе постановили исключить Малиновского из партии (Р. Малиновский был не только депутатом Госдумы, но и членом ЦК большевистской партии. — В.Т.).

С тех пор никаких отношений с нашей партией Малиновский не имел. В поднявшейся по поводу ухода Малиновского полемике члены организации, в которую он входил, требовали от лиц, намекавших на возможность провокации в этом деле, ясного и точного объяснения. Таковых тогда не было предъявлено.

Теперь В.Л. Бурцев (публицист, разоблачивший нескольких агентов охранки, включая руководителя боевой организации эсеров Азефа. — В.Т.), на основании допросов бывшего директора департамента полиции, охранников и пр. заявляет в «Русск. Слове», что Малиновский «был многолетним агентом полиции и охранного отделения полиции. Начал свою деятельность Малиновский ещё до того, как попал в Думу. Одним из главных его руководителей в департаменте полиции был Велецкий. Малиновский сообщал ему предварительно текст своих речей, которые предполагал произнести в Думе. Когда департамент полиции перешёл в ведение ген. Джунковского, то он был возмущён, что охранка позволила себе поместить своих людей в Государственную Думу, и потребовал, чтобы Малиновский был удалён. Это решение было объявлено ему начальником петроградской охранки ген. Поповым, который и вручил на прощание Малиновскому 6000 р. После этого Малиновский, как известно, скоропалительно уехал».

Будь он проклят, этот Иуда, этот талантливый негодяй, пробившийся на самые ответственные посты рабочего движения — для того, чтобы тем вернее его предавать!»

В дополнение, чтобы «закрыть тему», добавим: Р.В. Малиновский в 1918 году вернулся в РСФСР. Был осуждён и расстрелян по приговору Верховного трибунала ВЦИК 5 ноября 1918 года.

В 19-м номере «Правды» опубликована статья Молотова «В партию!». Он писал: «Нужно немедленно, без всяких отлагательств, партии развернуть во всей полноте все имеющиеся у ней силы. Первое, что для этого необходимо, объединение всех революционных сил под знаменем революционной социал-демократии. В партию, в ряды социал-демократии! — вот боевой клич».

Но доминирует в этом номере социальная тема. На месте передовой — статья М. Медведева «Продовольственный кризис». Она наполнена тревогой с первых строк: «Продовольственный кризис принял размеры общественного бедствия… Первый вопрос — это вопрос хлеба. Хлебопечение сейчас не организовано, хлеб выпекают отдельные хозяева, не работает большинство пекарен… Здесь нужна решительная реформа. Но самое главное — разгрузка железнодорожного узла. Станция забита гружёными вагонами. Есть мясо — оно может сгнить. Есть мука и другие предметы продовольствия, но они лежат в вагонах, а средства вывезти их «не находятся»…»

В номере также опубликован отчёт о прошедшей городской страховой конференции. В нём особо подчёркнуто: «Все решения конференции проходили под знаменем РСДРП».

В следующем номере (вышел 29 марта по ст. стилю) газета возвращается к продовольственному вопросу. Способы его практического решения предлагает депутат Совета Рабочих и Солдатских Депутатов от союза пекарей П. Будаев.

Здесь же короткая публикация, раскрывающая суть пролетарской демократии: «Состоится собрание группы членов Сов. Раб. и Солд. Деп. от союза печатников. Некоторые печатники, избранные в Совет, упорно отказываются, ничем не объясняя своего отсутствия. Считая такое явление ненормальным, группа призывает товарищей к их прямым организаторским обязанностям. Иначе нами будут оглашены фамилии товарищей, забывших свой долг, и будет возбуждён пред Исп. Ком. Сов. Раб. и Солд. Деп. вопрос о снятии с них депутатских полномочий».

В 21-м номере «Правда» поднимает вопрос о производственном кризисе в столице и стране. Н. Глебов (старый большевик, в первом Советском правительстве будет наркомом почт и телеграфа) пишет: «Временное правительство не в состоянии справиться с производственным кризисом, и пролетариату грозит безработица. Петроградские рабочие, добившись 8-часового рабочего дня, не могут полностью использовать свою производительную силу — идут домой и оказываются перед лицом голода. Лозунг «Рабочие к станкам!» становится беспочвенным, ибо у станков нечего делать: нет топлива».

В следующем, последнем мартовском, номере внимание привлекает письмо делегата полкового комитета Кузьмы Пичугина «К рабочим Симбирска». Он призывает: «Товарищи рабочие и солдаты! Не принимайте за чистую монету все те революционные речи, которые вам приходится слышать, постарайтесь разобраться сначала, где правда. Вся буржуазия стала теперь вдруг революционна. А где же наши вчерашние угнетатели? Они притаились на время, выжидая и собираясь с силами. Мы не должны дремать, товарищи! Мы должны сорганизоваться».

Трудно не заметить сообщение «Всероссийское совещание представителей Совета Раб. и Солд. Депутатов и Армии». В первый день работы его делегаты поставили вопрос «о превращении совещания во Всероссийский съезд». Выступления руководителей Петросовета меньшевиков Скобелева и Церетели, пригласивших делегатов «на чашку революционного чая», возымели действие: на второй день «собрание решило объявить себя всероссийским совещанием, а не съездом».

Правдинские номера, вышедшие в последнюю мартовскую неделю, дают повод для заключения, что к концу первого месяца революции эйфория спадает, но наступательности в действиях трудового люда не прибавляется. Немалая часть энергии уходит на митинги. Вынужденная прежде молчать, рабоче-крестьянская масса торопится выговориться. В этом отношении показательна «Правда», вышедшая 1 (14) апреля. В 23-м номере обилие информаций о заседаниях, совещаниях, митингах, декларациях рабочих, солдат, крестьян. В этом потоке, пожалуй, выделяется деловитостью резолюция из Бобровского уезда Воронежской губернии: «Мы, свободные граждане России, на своей площади бывшей Хреновской волости объявляем Хреновской общине:

Все земли частных владельцев, леса наших прадедов, которыми владела казна, всё должно быть имуществом Хреновской общины. Конный завод, как учреждение, нужное всей России, мы уничтожать не будем. Но государственная общая казна должна будет платить известную сумму за содержание этого учреждения. Чиновников нам никаких не нужно. Поддержание порядка, сбор податей, местное образование, агрономическую, медицинскую помощь, управление лесами и всё прочее мы берём на себя. И кто может сомневаться, что достигнем лучших результатов, чем старое центральное правительство?»

Вот оно, убедительное подтверждение того, что Советы стали приходить в деревню. Замечательный пример для наших грядущих преобразований!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн апр 17, 2017 8:08 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
«Оборончество» и судьба Революции. Социальная хроника 1917

Кризис в армии

В марте–апреле 1917 года военный министр Гучков безуспешно пытался остановить массовое дезертирство, приказав наименее разложенным частям, в первую очередь кавалерийским, занять узловые железнодорожные станции. Попытки справиться с потоком дезертиров оказались бесполезными.

__________
На фронте все больше распространилась практика братаний. По братающимся солдатам открывала огонь артиллерия.
«Унтер-офицер 4-й сотни 772-го Калашинского полка громким голосом вызывал немцев, приглашая их в наши окопы. Командир полка приказал прекратить общение с немцами, но в ответ услышал от унтер-офицера ругань по своему адресу. Унтер-офицера арестовали и предали суду, но солдаты не дали следователю закончить следствие, отобрали у него дело и уничтожили».
«Солдаты 774-го Байкальского полка вышли для братания, но огнем нашей батареи были разогнаны. Тогда солдаты полка явились в батарею и пригрозили офицерам и солдатам кровавой расправой».
Из докладов начальникам дивизий и корпусов Российской армии, поступавших весной 1917 года.
___________
По многочисленным свидетельствам, солдаты на фронте массово заявляли, что не будут наступать за пределами государственной границы, а также всё чаще отказывались не только наступать, но и защищать собственные позиции. До галицийских окопов русскому солдату, главным образом крестьянину, не было дела.

Всероссийское совещание Советов

29 марта (11 апреля) – 3 (16) апреля в Петрограде состоялось первое в истории Всероссийское совещание Советов, участниками которого стали 480 делегатов от 139 Советов, 13 тыловых воинских частей, 7 действующих армий и 26 отдельных частей фронта.
___________
«Собравшись сюда как полновластные представители народов России, вы должны сказать: мы не только зовем всех угнетенных, всех порабощенных, все жертвы мирового империализма к восстанию против рабства, против империалистических классов, но мы от имени русского революционного народа говорим: ни одной лишней капли крови за интересы своей или чужой буржуазии пролиться не дадим».
Лев Каменев (представитель большевистской фракции РСДРП) в прениях по вопросу войны
___________
«Пока еще на нашей границе нет руки, которая бы несла весть о мире, и нет того лозунга, который был бы так же от имени государства провозглашен, как мы это сделали, — лозунга отказа от всяких насильственных завоеваний и торжества демократии воюющих с нами держав, до тех пор мы должны оставаться на своей позиции защиты новой страны, защиты свободной России, которую создала демократия бесконечными жертвами многих поколений в прошлом и теми потоками крови, которые проливались на фронте в эти последние годы…»
От имени Временного правительства министр юстиции Александр Керенский
___________
В составе участников Совещания преобладали эсеры и меньшевики. Резолюция большевиков о прекращении войны получила 57 голосов «за» при 325 «против». В принятой резолюции делегаты одобрили курс на продолжение участия России в мировой войне («оборончество»), поддержав по этому вопросу политику Временного правительства при условии «отказа от захватных стремлений».
___________
По итогам работы Совещание избрало новый состав Исполкома Петросовета, который стал высшим советским органом власти вплоть до созыва I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов.

После «Апрельских тезисов»

3 (16) апреля, в Петроград прибыл из эмиграции В.И. Ленин, на следующий день огласивший на собрании большевиков – делегатов Совещания свои «Апрельские тезисы».
«Апрельские тезисы» категорически не принимают эсеры и меньшевики.
15 (28) апреля Исполком Петросовета выносит резолюцию о том, что «Тезисы» являются «не менее вредными, чем всякая контрреволюционная пропаганда справа».
___________
«Ленин ныне выставил свою кандидатуру на один трон в Европе, пустующий вот уже 30 лет: это трон Бакунина! В новых словах Ленина слышится старина: в них слышатся истины изжитого примитивного анархизма».
Ираклий Церетели, член Исполкома Петросовета, меньшевик

«То, что мы сейчас выслушали, есть очевидная и недвусмысленная декларация анархизма. Ленин, марксист, вождь… социал-демократической партии, умер. Ленин-анархист родился».
Иосиф Гольденберг, член ЦК РСДРП, меньшевик

«Вне революции останется один Ленин. А мы все пойдем своим путем».
Николай Чхеидзе, председатель Петросовета, меньшевик
___________
Неоднозначно отнеслись поначалу к позиции Ленина и некоторые видные большевики.
Против тезисов выступал Л.Б. Каменев, заявлявший, что Россия не созрела для социалистической революции.
7 (20) апреля 1917 «Апрельские тезисы» опубликованы в «Правде».
___________
«Даже наши большевики обнаруживают доверчивость к – это будет измена международному социализму».
Из выступления Ленина на собрании большевиков – участников Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов
___________
Однако Ленину удается добиться призвания партийными массами своей позиции.
14 (27) апреля «Апрельские тезисы» получают одобрение на Петроградской общегородской конференции большевиков.
«Апрельские» принимаются VII (Апрельской) Всероссийской конференцией РСДРП(б). Конференция заявила, что начинает борьбу за осуществление в России социалистической революции.

http://sovross.ru/articles/1539/32026


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн апр 17, 2017 8:10 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
ЛЕНИН В АПРЕЛЕ

В ночь на 3 апреля 1917 г. В.И. Ленин вместе с группой политических эмигрантов пересек границу между Швецией и Россией. Так завершилось самое долгое и последнее пребывание Владимира Ильича за границей, начавшееся в декабре 1907 г.

От «Осанны» до «Распни его!»

Поздно вечером того же дня поезд, на котором ехал Ленин, прибыл на Финляндский вокзал Петрограда.

На другой день «Правда» писала: «В 11 ч. 10 м. подошел поезд. Вышел Ленин, приветствуемый друзьями, товарищами по давнишней партийной работе. Под знаменами партии двинулся он по вокзалу, войска взяли на караул… Идя дальше по фронту войск, шпалерами стоявших на вокзале и державших «на караул», проходя мимо рабочей милиции, Н. Ленин всюду был встречаем восторженно». Надежда Константиновна Крупская вспоминала: «Тот, кто не пережил революции, не представляет себе ее величественной, торжественной красоты. Красные знамена, почетный караул из кронштадтских моряков, рефлекторы Петропавловской крепости, освещающие путь от Финляндского вокзала к дому Кшесинской, броневики, цепь из рабочих и работниц, охраняющих путь».
Очевидцы этой встречи не раз описали прибытие на вокзал меньшевистских руководителей петроградского Совета Чхеидзе и Скобелева и подчеркнутое невнимание к ним Ленина. А затем, после того как, по словам Н.К. Крупской, «Ильича поставили на броневик», он обратился к собравшимся. В «Правде» сообщалось: «Стоя на броневом автомобиле, тов. Ленин приветствовал революционный русский пролетариат и революционную русскую армию, сумевших не только Россию освободить от царского деспотизма, но и положивших начало социалистической революции в мировом масштабе».
Броневик тронулся с места, а Ленин с площадки приветствовал рабочих и работниц, стоявших на пути от Финляндского вокзала. Оказавшись в доме Кшесинской, занятом большевиками, Ленин выступил с балкона перед собравшимися на улице.
Очевидно, что в ночь с 3 на 4 апреля Ленину не пришлось долго спать. Крупская вспоминала: «Время было такое, что нельзя было терять ни минуты. Не успел Ильич встать, а уж приехали за ним товарищи, чтобы ехать на совещание большевиков – членов Всероссийской конференции Советов рабочих и солдатских депутатов. Дело происходило в Таврическом дворце, где-то наверху. Ленин в десятке тезисов изложил свой взгляд на то, что надо делать сейчас. Он дал в этих тезисах оценку положения ясно, четко наметил те цели, к которым надо идти, чтобы добиться этих целей». (О содержании «Апрельских тезисов» и их значении подробно рассказано в статье Г.А. Зюганова «Тезисы Ленина и современность», опубликованной в «Советской России» 6 апреля с.г.) Крупская признавала: «Публика как-то растерялась в первую минуту. Многим показалось, что уж резко ставит вопрос Ильич, что говорить о социалистической революции еще рано».
Еще до прибытия Ленина в России стали очевидными его разногласия между ним и питерским руководством большевиков относительно дальнейшего политического курса партии. «Правда», которую после возвращения из ссылки возглавил И.В. Сталин, не стала публиковать полностью «Письма из далека» Ленина, в которых он призывал к активной борьбе против Временного правительства. Сталин считал, что Ленин не учитывал реального положения в России и полагал, что его взгляды могут измениться после его возвращения из эмиграции.
Выступив с докладом на Всероссийском совещании большевиков, состоявшемся 27 марта – 2 апреля 1917 г., Сталин призывал к проведению гибкой политики по отношению к Временному правительству. Он говорил: «Поскольку Временное правительство закрепляет шаги революции, постольку поддержка, поскольку же оно контрреволюционное, – поддержка Временного правительства неприемлема». Эта позиция отвечала взглядам большинства участников совещания.
Вспоминая события недавнего прошлого, Сталин в своем выступлении 19 ноября 1924 г. говорил о том, что в марте 1917 года большевики не сразу сумели выработать правильную политику по отношению к Временному правительству: «Партия (ее большинство) шла к этой ориентировке ощупью. Она приняла политику давления Советов на Временное правительство в вопросе о мире и не решилась сразу сделать шаг вперед от старого лозунга о диктатуре пролетариата и крестьянства к новому лозунгу о власти Советов. Эта половинчатая политика была рассчитана на то, чтобы дать Советам разглядеть на конкретных вопросах о мире подлинную империалистическую природу Временного правительства и тем оторвать их от последнего. Но это была глубоко ошибочная позиция, ибо она плодила пацифистские иллюзии, лила воду на мельницу оборончества и затрудняла революционное воспитание масс. Эту ошибочную позицию я разделял тогда с другими товарищами по партии и отказался от нее лишь в середине апреля, присоединившись к тезисам Ленина».
Наиболее активно против Ленина и его «Апрельских тезисов» выступил Л.Б. Каменев. 8 апреля в «Правде» была опубликована статья Каменева «Наши разногласия». В нем он объявил «Апрельские тезисы» частным мнением Ленина, противоречащим позиции «Правды» и Бюро ЦК. Каменев заявил, что буржуазная революция еще не завершена, поскольку не решен аграрный вопрос, а Ленин уже выдвинул задачу о социалистической революции.
Гораздо резче атаковали «Апрельские тезисы» меньшевики. Едва Ленин завершил свое выступление перед большевиками, как, по словам Н.К. Крупской, появился «товарищ и стал настаивать на том, чтобы Ильич сделал тот же доклад на общем собрании и меньшевистских, и большевистских делегатов». Это «собрание происходило внизу, в большом зале Таврического дворца… Ленин говорил два часа».
Реакцию меньшевиков подробно описал В.Т. Логинов в своей книге «Владимир Ленин. На грани возможного». После выступления Ленина первым выступил И. Церетели, который объявил, что «народные массы не подготовлены к пониманию мер, которые предлагает т. Ленин». Реализация тезисов Ленина, уверял Церетели, приведет к гибели революции не только в России, но и в Европе. Ф. Дан заявил, что тезисы Ленина – это «удар по единству» и «похороны партии». Но еще во время выступления Ленина сидевший рядом с трибуной меньшевик Борис Богданов прерывал его речь выкриками: «Ведь это бред! Бред сумасшедшего!» А вскоре, назвав «Апрельские тезисы» бредом, Г.В. Плеханов в своей газете «Единство» утверждал, что работа Ленина представляет собой «безумную и крайне вредную попытку посеять анархическую смуту на Русской земле».
В атаках на Ленина к меньшевикам присоединились и деятели из других партий. Крупская вспоминала: «В буржуазных газетах и в газетах оборонческих началась травля против Ленина и большевиков». Нападки на Ленина повлияли и на настроения немалой части населения. Логинов привел воспоминания старой большевички Прасковьи Куделли: «Как только где-либо собиралась толпа, тут же появлялись подозрительные личности, которые сеяли темные, нелепые слухи о Ленине. Говорили, что он получил от Вильгельма 17 миллионов, чтобы поднять гражданскую войну». По словам старого большевика Бориса Жукова, распространялись слухи о том, что Ленин и другие привезли из-за границы «два вагона золота». «У нас в деревне, – рассказывала крестьянка Е. Бычкова, – распространился слух, что приехал в запечатанном вагоне из Германии какой-то каторжник. Хочет подбить народ, чтобы прогнать Временное правительство и самому на царство сесть».
Крупская вспоминала: «Идешь по Петроградской стороне и слышишь, как какие-то домохозяйки толкуют: «И что с этим Лениным, приехавшим из Германии, делать? В колодези его, что ли, утопить?» В своих воспоминаниях Суханов писал, что по Петрограду «стали ходить толпы каких-то людей, бурно требовавших ареста Ленина… «Арестовать Ленина!», а затем и «Долой большевиков!» слышалось на каждом перекрестке». В течение пары апрельских недель 1917 г. приветствия в честь Ленина, напоминавшие новозаветные возгласы «Осанна!», стали заглушаться злобными призывами к расправе, похожими на вопли «Распни его!» из той же библейской истории.

Антиленинский фронт врагов революции

Для того чтобы понять настроения питерцев в начале апреля 1917 г., надо учесть, что к тому времени прошло чуть более месяца после падения монархии. Как свидетельствовал Питирим Сорокин в первые дни после свержения царской власти, «и в Москве, и в Петрограде народ гулял, как на Пасху. Все славили новый режим и Республику. «Свобода! Святая Свобода!» – раздавалось повсюду... Вся страна ликовала. Все – солдаты, служащие, студенты, просто граждане и крестьяне – были полны социальной активностью. Крестьяне привозили в города и в места дислокации воинских подразделений зерно, а подчас отдавали его бесплатно».
Описывая в повести «Школа» весенние дни 1917 г., писатель Аркадий Гайдар, который в ту пору был гимназистом, также описывал бесконечные митинги и поражался; «…как много революционеров оказалось в Арзамасе... На трибуну один за другим выходили ораторы... Были такие ораторы, которые, взобравшись на трибуну, говорили до тех пор, пока их не стаскивали. На их место выталкивали новых ораторов... Перепутывались речи отдельных ораторов. И никак я не мог понять, чем отличить эсера от кадета, кадета от народного социалиста, трудовика от анархиста, и из всех речей оставалось в памяти только одно слово: «Свобода... свобода... свобода».
Митинги солидарности с революцией наблюдал и Сталин по пути из сибирской ссылки в Петроград. Судя по воспоминаниям Анны Аллилуевой, Сталин видел комичную сторону во внезапном и поголовном превращении верноподданных Российской империи в революционеров. Приехав в столицу и остановившись в доме старого большевика Аллилуева, Сталин смешил его дочерей, Анну и Надю, изображая в лицах участников митингов на провинциальных вокзалах, которые местные ораторы устраивали в честь возвращавшихся из сибирского заключения революционеров. Анна Аллилуева вспоминала: «Так и видишь захлебывающихся от выспренных слов говорильщиков, бьющих себя в грудь, повторяющих: «Святая революция, долгожданная, родная... пришла наконец-то!» В эти дни в квартире Аллилуевых Сталин не раз вслух читал «Хамелеона» и «Душечку» Чехова…
О беспредельной ненависти к революции тех, кто вошел в состав Временного комитета, свидетельствуют воспоминания Шульгина. Вернувшись из Пскова, где он только что принял от Николая Романова акт о его отречении от престола, Шульгин с отвращением писал: «…черно-серая гуща, прессуясь в дверях, непрерывным врывающимся потоком затопляла Думу... Солдаты, рабочие, студенты, интеллигенты, просто люди... Бесконечная, неисчерпаемая струя человеческого водопровода бросала в Думу все новые и новые лица... Но сколько их ни было – у всех было одно лицо: гнусно-животно-тупое или гнусно-дьявольски-злобное... Пулеметов – вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулеметов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать в берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя…» Вместо решения насущных проблем страны путем осуществления коренных общественных преобразований помещик Шульгин и его единомышленники могли предложить России лишь беспощадный контрреволюционный террор.
Однако в состав Временного комитета Думы, помимо помещика Шульгина и ряда фабрикантов, вошел также председатель Петроградского Совета меньшевик Н.С. Чхеидзе. Как и все меньшевики, Чхеидзе считал, что Россия еще не созрела для социалистической революции. На практике такая позиция вела к сотрудничеству с откровенными контрреволюционерами. По этой причине Ленин в своих «Письмах из далека» называл Чхеидзе и других меньшевиков из столичного Совета «изменниками дела пролетариата, мира и свободы». Такими же изменниками Ленин считал и лидеров социал-демократических партий, поправших принципы пролетарского интернационализма после начала Первой мировой войны. Поэтому в двух последних «Апрельских тезисах» речь шла о том, чтобы большевики отмежевались от меньшевиков и лидеров II Интернационала.
В свою очередь враги революции единодушно выступили против «Апрельских тезисов», в которых была изложена программа перерастания Февральской революции в социалистическую. Бывший большевик, превратившийся в меньшевика, В.С. Войтинский писал 5 апреля в плехановской газете «Единство» о Ленине: «Мы все объединимся… против его программы». Единство контрреволюционных сил от Шульгина до Плеханова складывалось на основе отторжения основных положений ленинской программы.
Противники Ленина выступали против намеченного им перехода «от первого этапа революции… ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших частей крестьянства». Несмотря на то что некоторые меньшевики, которые, подобно Чхеидзе, в первые дни Февральской революции возглавили Советы, партия Плеханова выступила против ленинских тезисов об отказе от поддержки Временного правительства и переходу к борьбе за «республику Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов» вместо «парламентской республики». Противники Ленина отвергли его тезисы о национализации всех земель, слиянии «всех банков в один общенациональный банк и введении над ним контроля со стороны Советов рабочих депутатов» как вредные или преждевременные. Хотя Ленин подчеркивал, что он выступал не за немедленное «введение социализма», а за «переход тотчас лишь к контролю со стороны Советов рабочих депутатов за общественным производством и распределением продуктов», контрреволюция не желала такого советского контроля. Высмеивая и атакуя «Апрельские тезисы», враги Ленина не могли предложить никакой программы решения насущных проблем страны и, по сути, выступали за сохранение экономических и социальных порядков, существовавших при царском самодержавии.
Особую ярость вызывал первый тезис Ленина, в котором он называл Первую мировую войну «грабительской» и писал о «недопустимости малейших уступок революционному оборончеству». Сотрудничество контрреволюционных сил укрепилось с первых же дней Первой мировой войны, когда депутаты от всех политических партий в Думе, кроме большевиков, поддержали участие России в империалистической мировой войне. Теперь, после свержения Николая II, все лидеры политических партий от кадетов до меньшевиков выступали за продолжение обанкротившейся военной и внешней политики царизма. Проявляя поразительное скудоумие, контрреволюционеры в своих атаках на Ленина прибегали к тем же обвинениям в сотрудничестве с кайзером, которые они до сих пор бросали в адрес Распутина и царицы.
Вскоре Плеханов, Дейч и Засулич опубликовали воззвание с осуждением тех, кто вел антивоенную пропаганду, с пафосом заявляя, что «Россия не может изменить своим союзникам. Это покрыло бы ее позором». Отвечая Плеханову, Ленин писал: «Между рабочими всех стран есть другой договор, именно Базельский манифест 1912 года (Плехановым тоже подписанный и – преданный). Этот «договор» рабочих называет «преступлением», если рабочие разных стран будут стрелять друг в друга из-за прибылей капиталистов».
В эти дни стало ясно, насколько верно еще в декабре 1900 г. оценил угрозу Ленина для царского строя начальник московской полиции С.В. Зубатов. В то время, когда главными фигурами в Российской социал-демократической партии считались Плеханов, Дейч, Засулич, Аксельрод и другие, организатор «зубатовщины» в своей секретной переписке со своим начальством писал, что «крупнее Ульянова сейчас в революции нет никого» и предлагал немедленно организовать его убийство. Теперь же против Ленина сплотились все противники социалистической революции, в рядах которых оказался и один из основателей РСДРП Плеханов.

«Терпеливо разъяснять… их ошибку»

Контрреволюция умело поддерживала эйфорию, царившую среди значительной части населения страны, для того чтобы скрыть свой отказ от удовлетворения насущных требований народа. Прекрасно понимая настроения народных масс, Ленин в своих тезисах призвал членов партии «приспособиться к особым условиям… в среде широких, только что проснувшихся к политической жизни масс трудящихся пролетариата». Он считал необходимым учитывать «доверчиво-бессознательное отношение их к правительству капиталистов». Ленин настаивал на том, чтобы большевики «обстоятельно, настойчиво, терпеливо» разъясняли массам «их ошибку».
В апреле 1917 г. Ленин не раз показал личными примерами, как следует разъяснять массам «их ошибку». Во время выступления Ленина на общем собрании большевиков и меньшевиков в Таврическом дворце 4 апреля его прервал сидевший в зале фронтовик. По воспоминаниям В.Л. Бонч-Бруевича, он подошел к трибуне, с которой выступал Ленин и стал ругаться «самым отчаянным образом». По словам Бонч-Бруевича, Ленин выждал, пока «страсти улягутся», а затем продолжил: «Товарищ излил свою душу в возмущенном протесте против меня, и я так хорошо понимаю его. Он по-своему глубоко прав… Он только что из окопов, он там сидел, он там сражался уже несколько лет, дважды ранен, и таких, как он, там тысячи… За что же он проливал свою кровь, за что страдал?... Ему все время внушали, его учили, и он поверил, что он проливает свою кровь за отечество, за народ, а на самом деле оказалось, что его все время жестоко обманывали… Да ведь тут просто с ума можно сойти! И поэтому еще настоятельнее мы все должны требовать прекращения войны».
Ленин смело шел в массовые аудитории, чтобы переубедить тех, кто поверил лицемерным вождям Временного правительства. В своей книге В. Логинов рассказал, как 15 апреля во время заседания Петроградской конференции большевиков стало известно, что в Михайловском манеже происходит солдатский митинг. Был распущен слух, что «большевики продались Вильгельму», и солдаты требовали приезда к ним Ленина. Несмотря на то что его друзья уговаривали не делать этого, Ленин немедленно отправился в Михайловский манеж.
Логинов пишет: «Когда Ленин входил в Манеж, солдаты – в расхристанных гимнастерках – стаскивали с трибуны очередного оратора, изрядно намяв ему бока. «Что-то мрачное и грозное представляла эта толпа вооруженных людей, – рассказывал член ПК Владимир Иванович Невский, сопровождавший Ильича. – Какое-то безотчетное чувство ненависти и вражды блистало в глазах потных, чем-то раздраженных людей, какое-то возмущение и недовольство царили здесь, и казалось, что вот-вот прорвется это чувство…»
Логинов привел строки из «Солдатской правды», которая осветила встречу Ленина с солдатами в Михайловском манеже: «Тов. Ленин подробно разъясняет причины войны и цели войны… Подробно говорит, что такое Совет рабочих и солдатских депутатов и что такое Временное правительство».
Логинов включил в свою книгу концовку рассказа В.Н. Невского: «Владимир Ильич говорил недолго, минут тридцать, не больше. Но уже минут через пять можно было слышать полет мухи: такое молчание воцарилось в огромном Манеже. Солдаты и все мы стояли как вкопанные… Какое-то чудо совершалось с толпой». И когда Ленин умолк, солдаты с ревом кинулись к трибуне, а через мгновение над бурлящей толпой появилось смущенное лицо Владимира Ильича. Под гром оваций его на руках отнесли к автомобилю».
Логинов пишет: «Примерно то же самое происходило и в тех заводских аудиториях, где, казалось, было достаточно велико влияние эсеров и меньшевиков. Вот бесхитростный рассказ рабочего Трубочного завода: «Появление на трибуне т. Ленина вызывало форменное рычание со стороны противников… Ленин пытался начать говорить, но ничего не выходило, речь перебивалась… Стоящим вокруг трибуны на охране т. Ленина пришлось теснее сомкнуть ряды и быть готовыми ко всему. На нас напирали, дело доходило чуть не до рукопашной… Тов. Ленин быстро учел и начал не с доклада, а с того, как мне помнится дословно, что заставить его замолчать и выражать негодование, а может быть, сделать насилие никогда не поздно и когда угодно это можно было сделать, и просил послушать пять минут. После этого он приступил к речи. Были возгласы, но очень немного. А когда прошли эти пять минут, то прокатилась первая волна аплодисментов… Толпа все время росла и вместе с тем тишина делалась все больше и больше. Рабочие притихли, и эта речь стала обрываться не возгласами негодования, а все чаще и чаще бурным поощрением. И когда т. Ленин кончил речь – поднялась буря возгласов и рукоплесканий».
В этих и других выступлениях в апреле 1917 г. Ленин демонстрировал свои лучшие качества искусного политического деятеля и глубокого мыслителя. Прежде всего Ленин проявлял высочайшую требовательность к себе и готовность к смелым поступкам. Логинов рассказал о том, что друзья Ленина стали отговаривать от визита на враждебное собрание. Один из них сказал: «А вдруг найдется провокатор и крикнет: «Бей Ленина!» На это Ленин ответил: «Зачем же мы возвращались в Россию? Чтобы принять участие в революции или беречь собственную жизнь?»
Ленин проявлял бесстрашие и в том, что был готов отстаивать выводы, опиравшиеся на научно обоснованный анализ, наперекор господствующему мнению. На эту черту Ленина обратил внимание Сталин в своем выступлении перед кремлевскими курсантами 28 января 1924 г. Сталин подчеркивал: «Ленин никогда не становился пленником большинства, особенно когда это большинство не имело под собой принципиальной основы… Он не боялся выступать в таких случаях один против всех, рассчитывая на то, – как он часто говорил об этом, – что: «принципиальная политика есть единственная правильная политика».
Приведенные выше примеры того, как Ленин умел в считаные минуты переубедить своих оппонентов, – свидетельство еще одной его черты. В той же речи перед кремлевскими курсантами Сталин вспоминал, как его «пленила та непреодолимая сила логики в речах Ленина, которая несколько сухо, но зато основательно овладевает аудиторией, постепенно электризует ее и потом берет в плен, как говорят, без остатка». Сталин привел слова одного из делегатов партийной конференции: «Логика в речах Ленина – это какие-то всесильные щупальцы, которые охватывают тебя со всех сторон клещами и из объятий которых нет мочи вырваться: либо сдавайся, либо решайся на полный провал».
Интеллектуальная мощь Ленина проявлялась и в его умении мыслить нестандартно. В отличие от Каменева, который пытался опровергать «Апрельские тезисы», ссылаясь на схематические положения о развитии революционного процесса, Ленин сумел реалистично оценить сложные и противоречивые события 1917 г., которые не укладывались в привычные среди марксистов представления о переходе от буржуазной революции к социалистической. Ленин верно оценил то обстоятельство, что буржуазные и мелкобуржуазные партии России исчерпали свой революционный потенциал, а потому многие демократические преобразования придется осуществлять в ходе социалистической революции. Несмотря на то что большевики были в меньшинстве во многих Советах, Ленин увидел в этих формах народного управления, возникших впервые в ходе революции 1905–1907 гг., эффективные инструменты борьбы за социализм. Ленин отметил своеобразие революционного процесса 1917 г. в двоевластии и необходимость борьбы за установление власти Советов. Отмечая «гениальную прозорливость» Ленина, Сталин говорил, что она никогда «не проявлялась так полно и отчетливо, как во время революционных взрывов. В дни революционных поворотов он буквально расцветал, становился ясновидцем, предугадывал движение классов и вероятные зигзаги революции, видя их как на ладони… Отсюда «поразительная» ясность тактических лозунгов и «головокружительная» смелость революционных замыслов Ленина».
Однако Ленин никогда не выставлял напоказ свои преимущества над окружающими. Неслучайно свои воспоминания перед кремлевскими курсантами Сталин начал с рассказа о скромности Ленина. Обращая внимание на склонность значительной части населения к политической доверчивости и наивности в суждениях, Ленин в то же время никогда не допускал пренебрежительного отношения к массам. Сталин подчеркивал: «Я не знаю другого революционера, который так глубоко верил бы в творческие силы пролетариата и в целесообразность его классового инстинкта… Вера в творческие силы масс – эта та самая особенность в деятельности Ленина, которая давала ему возможность осмыслить стихию и направлять ее движение в русло пролетарской революции».
Ленин верил в силы большевистской партии, несмотря на ее малочисленность. Еще в сентябре 1913 г. Ленин писал: «Партия – сознательный, передовой слой класса, его авангард. Сила этого авангарда раз в 10, в 100 раз и более велика, чем его численность. Возможно ли это? Может ли сила сотни превышать силу тысячи? Может и превышает, когда сотня организованна. Организация удесятеряет силы». В декабре 1914 г. в своей статье «О национальной гордости великороссов» Ленин выразил свою веру в потенциальные возможности большевистской партии: «Мы гордимся тем, … что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс… Мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская нация… создала революционный класс, … доказала, что она способна дать человечеству великие образцы борьбы за свободу и за социализм».
Несмотря на то что большевики составляли меньшинство в Советах, а после оглашения Лениным «Апрельских тезисов» подавляющее число большевиков не было готово активно поддержать их, он верил в способность большевистской партии возглавить широкие народные массы и повести их к социалистической революции.
В течение апреля Ленин на митингах, собраниях, совещаниях и в частных беседах разъяснял членам партии насущную необходимость принятия программы действий на основе «Апрельских тезисов». На седьмой конференции РСДРП(б) (24–29 апреля) Ленин выступил около 30 раз. Он сделал доклады по всем основным вопросам повестки дня и стал автором проектов почти всех резолюций, принятых конференцией. Защищая «Апрельские тезисы», Ленин полемизировал с Л.Б. Каменевым, А.И. Рыковым, С.Я. Багдатьевым, В.П. Милютиным, А.С. Бубновым, П.Г. Смидовичем и другими.
Усилия Ленина принесли свои плоды. Конференция, впервые проведенная в России в условиях легальности, укрепила партию и способствовала налаживанию ее организационной деятельности. Наперекор мнению Ленина была принята лишь одна резолюция – «Положение в Интернационале и задачи РСДРП(б)», предложенная Зиновьевым. В остальных документах конференции содержалась конкретная программа борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую через установление власти Советов. Тайным голосованием на конференции был избран состав Центрального комитета в следующем составе: В.И. Ленин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, В.П. Милютин, В.П. Ногин, Я.М. Свердлов, И.В. Сталин, И.Т. Смилга, Г.Ф. Федоров.
Даже меньшевистская «Рабочая газета» признала успех конференции: «Знаменитые ленинские «тезисы» перестали быть продуктом личного творчества Ленина, товаром, привезенным из-за границы, диковинкой, которую оглядывают с любопытством, но к которой нельзя относиться серьезно. Сто сорок делегатов большевистской конференции, почти как один человек, приняли резолюции, которые в развернутом виде излагали основные мысли тех же «тезисов». Газета признавала, что после конференции революционно настроенные массы имеют не только вождя, но и организацию.
Последующие события показали, как большевики под руководством Ленина сумели за несколько месяцев 1917 г. последовательно воплотить в жизнь составленную им программу перехода к социалистической революции.

Юрий Емельянов

http://sovross.ru/articles/1539/32025


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср апр 19, 2017 9:13 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Апрельские Тезисы

Газета "Правда" №41 (30538) 20 апреля 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Номером за 5 апреля «Правда» могла бы отмечать месяц (всего лишь первый месяц!) своего возрождённого существования. За этот кратчайший срок она сумела подняться на несколько ступенек политической зрелости. Прежде всего её возвышал динамизм слома старого мира. Уже первые две недели развёртывания Февраля доказали, что революция совсем не буржуазная, а буржуазно-демократическая. Удивительно быстро рос уровень революционности рабочих масс. Очень скоро они увидели и почувствовали, что их интересы не укладываются в прокрустово ложе буржуазных лозунгов братства без сословий, равенства в погоне за прибылью, свободы эксплуатировать наёмный труд. На очередную ступеньку зрелости подняло возвращение в редакцию Сталина, показавшего необходимость осмысливать все грани революции обязательно с классовых позиций.

«ПРАВДА» прочно заняла место пролетарского лидера. Об этом свидетельствовали публикации её 24-го номера. Газету приветствовали шлиссельбургские большевики, монтёры и рабочие силовой станции «Старый Парвиайнен», солдаты 1-й сапёрной роты 2-го Сибирского инженерного полка, мастеровые Адмиралтейского завода и т.д. и т.п. Похожие приветствия были и в предыдущих номерах. Регулярно сообщалось о взносах в «Железный фонд «Правды». А 5 апреля газета напечатала зарисовку «Правда» на фронте», заканчивавшуюся дифирамбом большевистскому изданию: «Мощно подхватывают солдатики славный лозунг «Да здравствует социал-демократическая республика!» и, успокоенные, довольные, с благодарностью «Правде», расходятся по землянкам».

Однако номер за 5 апреля оказался переломным. Дело в том, что его гвоздевым материалом был репортаж «Приезд Н. Ленина»:

«…Газет в тот день не было, заводы не работали, но тем не менее радостная весть для всего российского пролетариата проникла во все районы…

Встреча Ленина началась с Белоострова. Сестрорецкий район РСДРП прибыл на специально заказанном поезде в Белоостров к 9 часам вечера. К приходу скорого поезда из Торнео дружный хор «Марсельезы» огласил платформу, запруженную рабочими и близкими друзьями «Ильича». Красные знамёна двинулись к вагону, где находились дорогие приезжие. Ленина подняли на руки и понесли в вокзал. Громовым криком были встречены его и т. Зиновьева речи о значении русской революции для всего международного пролетариата. Но это было лишь начало, настоящая встреча ждала Ленина в Питере.

В Петрограде на перроне по обеим сторонам были выстроены броневики, солдаты пулемётной роты, Московского, Преображенского полка, матросы флотского экипажа с оркестром музыки и пр. При появлении тт. Ленина, Зиновьева и др. ехавших с ними эмигрантов солдаты и матросы взяли на караул, а военный оркестр заиграл «Марсельезу»…

Вся площадь и улицы, прилегавшие к вокзалу, были заполнены организованными рабочими различных районов Петрограда. Тут были десятки тысяч народу. Во главе рабочих организаций шла заводская и районная вооружённая рабочая милиция. Знамён было бесконечное число; освещались они прожектором…»

Рядом с репортажем сообщение Ленина и Зиновьева «Как мы доехали». «Мы» — это «32 эмигранта разных партий (среди них 19 большевиков, 6 бундистов, 3 сторонника парижской интернациональной газеты «Наше слово»)». В публикации рассказывалось, что «английское правительство решило отнять у мигрантов-интернационалистов возможность вернуться на родину и принять участие [в деятельности] против империалистической войны.

Уже с первых дней революции для эмигрантов выяснилось это намерение английского правительства. Тогда на совещании представителей партии С.-Р. (М.А. Натансон), ОК РСДРП (Л. Мартов), Бунд (Коссовский) возник план (его выдвинул Л. Мартов) добиться пропуска эмигрантов через Германию в обмен на интернированных в России германских и австрийских пленных… Телеграммы, посланные в Россию, были задержаны очевидно нашим Временным «революционным» правительством (или его сторонниками)». Затем обстоятельно излагались дальнейшие перипетии этой поездки. Политические спекуляции вокруг возвращения Ленина и его спутников буржуазия начала в первый же день приезда. Она продолжает их и по сей день.

Но не этими публикациями был порождён крутой поворот издания. С приездом Ленина «Правде» уже нельзя стало идти вровень с событиями. Теперь от неё требовалось вести события за собой, предвидеть их извивы, твёрдо указывать маршрут революционным процессам.

«Вернувшиеся из эмиграции члены ред. Центрального органа тт. Н. Ленин и Г. Зиновьев вступили в редакцию «ПРАВДЫ», — сообщала 6 апреля газета о свершившемся накануне факте.

Под извещением выделенная шрифтом информация: «Вследствие поломки машины мы лишены возможности напечатать сегодня тезисы Ленина, развитые им в докладе его 4 апр., и опровержение ряда искажений, сделанных буржуазными газетами, в том числе «Единством» г-на Плеханова. Сделаем это завтра».

Но Ленин в 25-м номере газеты всё равно присутствует: прямо под извещением публикуется его статья «Два мира». Она посвящена полярной реакции буржуазных изданий и Совета Рабочих и Солдатских Депутатов на возвращение из эмиграции политиков-интернационалистов. А вот вывод: «Мир капиталистов, «Речи», «Русск. Воли», «Нов. Времени», грязные намёки, подлые инсинуации против социалистов — мир революционной демократии, рабочих и солдатских депутатов, который в спокойной, выдержанной, достойной форме постановил «принять меры». Меры к чему? К тому, чего не исполнило Вр. Правительство! Разве это не равняется выносу порицания Временному правительству?»

В 26-м номере выходит статья «О задачах пролетариата в данной революции». Это и есть знаменитые «Апрельские тезисы» В.И. Ленина, 10 точно нацеленных снарядов по классовому врагу.

1-й тезис весьма существенный, успевший стать для большевиков бесспорным: «В нашем отношении к войне, которая со стороны России и при новом правительстве Львова и Ко безусловно остаётся грабительской, империалистской войной в силу капиталистического характера этого правительства, недопустимы ни малейшие уступки «революционному оборончеству».

2-й тезис даже в значительной части большевистской среды напоминает бомбу, в том числе для многих правдистов: «Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму её этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоёв крестьянства…

Это своеобразие требует от нас умения приспособиться к особым условиям партийной работы в среде неслыханно широких, только что проснувшихся к политической жизни, масс пролетариата».

Столь же неожиданно и мощно звучал и 3-й тезис: «Никакой поддержки Временному правительству, разъяснение полной лживости всех его обещаний, особенно относительно отказа от аннексий. Разоблачение, вместо недопустимого, сеющего иллюзии, «требования», чтобы это правительство, правительство капиталистов, перестало быть империалистским».

В 4-м тезисе раскрывается смысл отказа большевиков поддерживать Временное правительство: пока оно пользуется поддержкой и Совета, и большинства населения, нужно «терпеливое, систематическое, настойчивое… разъяснение» массам ошибок их тактики.

5-й тезис определяет тип нового российского государства, которое должно заменить монархию: «Не парламентарная республика, — возвращение к ней от С.Р.Д. было бы шагом назад, — а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху».

Далее следуют три экономических тезиса: «Конфискация всех помещичьих земель» и «национализация всех земель в стране»; немедленное слияние «всех банков страны в один общенациональный банк и введение контроля над ним со стороны» Совета Рабочих и Солдатских Депутатов; «не «введение» социализма как наша непосредственная задача, а переход тотчас к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продуктов».

Два последних тезиса касались партийных вопросов: «немедленный съезд партии» и принятие новой программы «перемена названия партии» в коммунистическую; «обновление Интернационала».

Уже следующий, 27-й номер «Правды» показывает, что у ленинских тезисов противники есть не только в лагере буржуазии, но и внутри партии. Газета печатает статью члена редакции (по-современному: редколлегии) Каменева «Наши разногласия». Автор заявляет, что «Апрельские тезисы» — это не более чем «личное мнение» одного «ответственного общественного деятеля». Более того, Каменев выдаёт своё отношение к тезисам за общее мнение редакции: «Что касается общей схемы т. Ленина, то она представляется нам неприемлемой, поскольку она исходит из признания буржуазно-демократической революции законченной и рассчитана на немедленное перерождение этой революции в революцию социалистическую. Тактика, вытекающая из подобной оценки, глубоко расходится с той тактикой, которую защищали представители «Правды» на всероссийском съезде как против официальных вождей Совета, так и против тащивших Совет направо меньшевиков».

Каменев явно дезинформировал читателей, выдавая свою позицию за редакционную: ведь в этом же номере была опубликована и статья Ленина «Луиблановщина». Владимир Ильич настаивает: «Надо делать решительные шаги к свержению капитала. Их надо делать умело и постепенно, опираясь только на сознательность и организованность подавляющего большинства рабочих и беднейших крестьян. Но эти шаги надо делать. И Советы рабочих депутатов в ряде мест России уже начали их делать… Вне социализма нет спасения человечеству от войн, от голода, от гибели ещё миллионов и миллионов людей».

В 28-м номере «Правда» печатает ленинскую статью «О двоевластии». Она начинается с фразы, вошедшей во все учебники: «Коренной вопрос всякой революции есть вопрос о власти в государстве». Продолжив начатый в «Письмах из далека» («Правда» в марте опубликовала с сокращениями лишь первое из пяти писем) анализ классовой расстановки сил в России, Ленин делает принципиальные выводы: «Буржуазия за единовластие буржуазии.

Сознательные рабочие за единовластие Советов Рабочих, Батрацких, Крестьянских и Солдатских Депутатов, — за единовластие, подготовленное прояснением пролетарского сознания, освобождением его от влияния буржуазии, а не авантюрами.

Мелкая буржуазия, — «социал-демократы», с.-р. и пр. и пр., — колеблется, мешая этому прояснению, этому освобождению.

Вот фактическое, классовое, соотношение сил, определяющее наши задачи».

Следующий номер, вышедший 11 (24) апреля, показывает, что партия поддерживает не Каменева, а Ленина. Сталин в статье «Две резолюции», сравнив отношение Исполкома Петросовета и рабочих механического отделения Русско-Балтийского вагонного завода к навязываемому Временным правительством «займу свободы», убедительно показывает, что рабочий класс решительно выступает не только против выгодной буржуазии братоубийственной войны, но и против мелкобуржуазной поддержки её Советом Рабочих и Солдатских Депутатов. Зиновьев в статье «Контактная» комиссия или правительство рабочих и солдат» повторяет ленинский тезис: «Правительство Совета Рабочих и Солдатских Депутатов — вот единственное правительство, которое может положить конец нынешней капиталистической войне». В этом же номере газета публикует приветствия Ленину от митинга рабочих московского завода «Проводник» и от якутской организации РСДРП, а также информацию с митинга солдат Измайловского полка, на котором выступали Ленин и Зиновьев. «Солдаты встретили ораторов чрезвычайно горячо».

Вышедшая в 30-м номере статья стоящего на своём Каменева «О тезисах Ленина» в дальнейшем не получила поддержки на страницах «Правды». Газета продолжала публикацию рабочих приветствий Ленину. А Петербургский комитет РСДРП первым вопросом общегородской конференции определил доклад Ленина об «Апрельских тезисах».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Сб апр 29, 2017 7:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
«Бесконечный лес красных знамен». Социальная хроника - 1917

18 апреля (1 мая) 1917 года по всей России прошли грандиозные празднования Дня международной солидарности трудящихся. Маевки при царской власти жестоко разгонялись, а их участники нередко попадали за решетку. Впервые в истории страны Первомай не только отмечался легально, но и был объявлен всенародным праздником, одним из символов победы Февральской революции.

«Мир не видел такого празднования 1 Мая! Везде за границей 1 Мая остается праздником классовым, у нас же он прошел как общенародный...»
«... побеждена ли обывательская психология? Все ли русское общество понимает истинное значение 1 Мая? Праздник 1 Мая – это тоже Воскресение из мертвых: человечество празднует свою грядущую весну».
газета «Новая жизнь»
___________
Петроград: в митингах и демонстрациях приняли участие сотни тысяч человек.
«На Мариинском дворце, через весь огромный фасад, тянулась красная полоса с надписью: «Да здравствует Третий интернационал!» Это была резиденция и цитадель империалистского совета министров. Должно быть, Мариинский дворец попал в руки большевика-декоратора. Или эта дьявольская насмешка была внушена из центра, из комиссии Первого мая... Ведь немало было в революции девизов, более подходящих к почтенным физиономиям Гучкова, Милюкова и Терещенки. Но это был поистине символ «соотношения сил».
Из воспоминаний Н.Н. Суханова, участника революционного движения, на тот момент сторонника меньшевиков

___________
Москва. «По главным артериям города текли целые потоки, и смотревшему издали казалось, что расстилается над этими потоками красный покров. На красном полотнище, закрывающем середину бывшего генерал-губернаторского дома, – надпись: «Требуем декрета о 8-часовом рабочем дне». То золотыми, то белыми литерами выведены надписи: «Да здравствует Интернационал!», «Да здравствует народная армия!», «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», «Демократическая республика», «Земля и воля».
Газета «Русские Ведомости»
___________
Рига. По решению Совета состоялась демонстрация, в которой приняли участие более 100 тысяч человек.
«Первомайский праздник прошел с таким размахом, какого нельзя было даже ожидать. Огромное человеческое море, десятки тысяч стоящих стройными рядами людей, бесконечный лес красных знамен».
газета «Рижское обозрение»
___________
Одесса. «В демонстрации участвовало свыше 300 тысяч человек... На Таможенной площади был сборный пункт для моряков, и каково было удивление многих товарищей, когда они увидели там не только матросов, но и весь штаб транспортной флотилии во главе с адмиралом Фоменко... Это, кажется, единственный день за всю революцию, когда было единодушие почти у всех слоев одесских жителей, за исключением крупной буржуазии… Сионистская демонстрация, как неорганизованная, была направлена по другим улицам с тем, чтобы не смешать националистическо-буржуазную демонстрацию с демонстрацией труда».
Григорий Ачканов, из сборника «Октябрь на Одещине», изданного к 10-летию Октябрьской революции
___________
Владивосток. 40 тысяч владивостокцев собрались на ипподроме, где городская управа установила несколько трибун. От местных конституционных демократов выступил предприниматель Циммерман, призвавший к соблюдению порядка. С трибуны социал-демократов выступили руководитель Владивостокского комитета РСДРП, большевик Антонов и только что прибывший из эмиграции Моисей Володарский. После общего митинга началась демонстрация. Члены каждой партии и сочувствующие шли под своими знаменами и штандартами и со своими лозунгами.
«Мы – плоть от плоти, кровь от крови того же трудящегося люда и только временно носим шинели. Соединимся же в этот день с нашими братьями рабочими!»
Газета «Владивостокская крепость»
___________
Село Гурьево Симбирской губернии. На демонстрацию собралось около 5 тысяч рабочих Гурьевской, Румянцевской и Измайловской фабрик и крестьян соседних деревень. Праздничное шествие прошло через дубовую аллею, разбитую на месте расстрела рабочих фабрики в 1905 г.
___________
Самара. «…Каждая партия шла под своими лозунгами: у большевиков – «Мир хижинам – война дворцам!», «Долой империалистическую войну!» и за Учредительное собрание, меньшевики – «Война до победного конца!», «Мир без аннексий и контрибуций» и за поддержку Временного правительства. В шествии принимал участие и Комитет Народной Власти… По приходе к Постникову оврагу начались митинги...»
Из воспоминаний В.М. Зубкова, большевика, типографского рабочего
___________
Празднование 1 Мая поддержали и многие иерархи РПЦ.
«Нам сегодня следовало бы быть в храмах, чтобы душою слиться с теми, кто ныне празднует, торжественным богослужением, звоном колоколов показать, что мы действительно сочувствуем той свободе, которая провозглашена в великие мартовские дни и которая дорога нам, потому что она покоится на учении Самого Христа и апостолов и составляет дух и сущность Евангелия».
епископ Бельский Серафим (Остроумов)
___________
Но первомайские торжества, несмотря на объявленную всенародность, продемонстрировали различие классовых интересов. Одна из газет Ачинска Енисейской губернии сообщала о казусах, когда, «не понимая, что праздник направлен против буржуазии», представители последней во главе с еврейским и православным духовенством присоединились к шествию. Газета отмечала, что само присутствие буржуазии и духовенства на празднике рабочих, среди революционных лозунгов «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», «Конец войне!», «Да здравствует Интернационал!» было нелепо: «Речи господ были коротки, их мысли неясны».
___________
«Третий год проходит с тех пор, как рабочие всех стран, вчера еще кровные братья, а ныне переодетые в солдатские шинели, стоят друг против друга, как враги, калеча и убивая друг друга, – на радость врагам пролетариата… Русская революция первая пробивает брешь в стене, отделяющей рабочих друг от друга. В момент всеобщего «патриотического» опьянения русские рабочие первые провозглашают забытый лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»
«Правда», 18 апреля (1 мая) 1917
___________
В День Красного Первомая нотой министра иностранных дел Временного правительства Милюкова правительствам Антанты, в которой он (без какого-либо согласования с Советом) гарантировал выполнение Россией всех обязательств по участию в войне, начался так называемый Апрельский кризис.

http://sovross.ru/articles/1544/32285


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср май 03, 2017 9:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Смена лиц ничего не изменит

Газета "Правда" №46 (30543) 4 мая 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Накануне рабочие отпраздновали Первомай, а на официальном календаре было ещё только 20 апреля. Впрочем, российский официоз отставал не только от современного календаря, но и от революции. Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов всё очевиднее утрачивал способность оказывать влияние на политику Временного правительства. Ленин объяснял это растущим день ото дня ренегатством меньшевиков и эсеров.

СТАТЬЯ «Как они себя привязали к капиталистам» была посвящена их соглашению с Временным правительством. Механизм соглашения раскрыла «Финансовая газета», орган крупного промышленного и банковского капитала. А побудило её к этому поведение председателя Петросовета меньшевика Чхеидзе, который «предложил отложить рассмотрение вопроса о поддержке «займа свободы». «Банковские воротилы — люди деловые, — пишет Ленин. — Они трезво смотрят на политику: обещал поддерживать правительство капиталистов (ведущее империалистическую войну) — подавай заём». И автор заключает:

«Никакими «актами», состоящими из заявлений, уверений, провозглашений, сути дела не изменишь. А суть эта в том, что правительство капиталистов, Львова, Гучкова, Милюкова и Ко, представляет интересы капитала, связано этими интересами, не может вырваться (даже если бы хотело) из империалистской, захватной, аннексионистской политики».

Точность этой оценки подтвердили события следующего дня: стало известно о насквозь империалистической ноте правительства. 21 апреля (4 мая) «Правда» опубликовала «Резолюцию ЦК РСДРП о кризисе в связи с нотой Вр. прав-ва от 19 апр. 1917 г.». В этой ноте оно подтвердило свою верность обязательствам царского правительства перед союзниками вести войну до победного конца. В написанном Лениным документе точно расставлены акценты:

«1) Временное правительство есть правительство насквозь империалистское, связанное по рукам и ногам англо-французским и русским капиталом; 2) все его обещания, которые оно делало или могло бы делать (относительно «выявления воли народа к миру» и т. п.), ничего кроме обмана содержать не могут; 3) Временное правительство не может отказаться от аннексий — независимо от того, каков будет личный состав его…; 4) политика мелкой буржуазии, проводимая народниками, меньшевиками, большинством вождей данного Совета рабочих депутатов, и состоящая в поддержке обманчивых надежд на возможность «исправить» «мерами воздействия» капиталистов (т.е. Временное правительство), — ещё и ещё раз разоблачена этой нотой».

Отсюда вывод: «Только взявши — при поддержке большинства народа — всю государственную власть в свои руки, революционный пролетариат совместно с революционными солдатами, в лице Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, создаст такое правительство, которому поверят рабочие всех стран и которое одно в состоянии быстро закончить войну истинно демократическим миром». А всякие требования «изменения личного состава данного правительства… будут подражанием худшим приёмам» буржуазного парламентаризма.

Развивая эту тему, Ленин в статье «С иконами против пушек, с фразами против капитала» писал: «Всё Временное правительство есть правительство класса капиталистов. Дело в классе, а не в вещах. Нападать на Милюкова лично, требовать, прямо или косвенно, его смещения — пустая комедия, ибо никакая смена лиц ничего изменить не в состоянии, пока не сменились классы, стоящие у власти» (выделено мной. — В.Т.). До чего современно и актуально это ленинское положение!

Следующий номер газеты снова открывается написанной В.И. Лениным «Резолюцией Центрального Комитета Российской Социал-Демократической Рабочей Партии», принятой 21 апреля 1917 года. В ней впервые ставится вопрос об изменении состава Советов:

«Мы призываем тех рабочих и солдат, которые признают, что Совет Рабочих и Солдатских Депутатов должен переменить свою политику и отказаться от политики доверия и соглашательства с правительством капиталистов, — перевыбрать своих делегатов в Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, послав туда только таких людей, которые будут стойко проводить вполне определённое мнение, согласное с действительной волей большинства».

Последние апрельские номера «Правды» не оставляют сомнений, что она стала ленинской. И не только по направленности и содержанию. В каждом из них от 5 до 10 материалов, написанных Владимиром Ильичом. 39-й номер — не исключение. Вот одна из ленинских публикаций этого номера — «Как запутывают ясный вопрос?» Какой? Об условиях взятия власти. Вождь большевистской партии снова и снова разъясняет:

«Мы вправе бороться и будем бороться за влияние и за большинство в Совете и в Советах. И мы повторяем:

«Только тогда мы будем за переход власти в руки пролетариев и полупролетариев, когда Советы Рабочих и Солдатских Депутатов станут на сторону нашей политики и захотят взять эту власть в свои руки».

Активную борьбу с империалистической политикой Временного правительства и социал-предательством меньшевистско-эсеровского Петросовета вместе с Лениным ведут его соратники. В 40-м номере (он вышел 25 апреля (8 мая) 1917 года) с большой статьёй выступил Сталин. «О совещании в Мариинском дворце» — её тема. Речь в ней идёт о «диалоге» Временного правительства с Советом Рабочих и Солдатских Депутатов по поводу ноты министра иностранных дел Милюкова. Премьер Львов сетует, что в последние две недели «социалистические круги открыли в печати поход против Временного правительства. Так дальше продолжаться не может. Нужна решительная поддержка со стороны Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. Иначе — уйдём». Милюков подчёркивает: «Нота есть не моё личное мнение, а мнение всего Временного правительства». Министры ставят Совету условие: «1) обуздать солдат (Гучков), 2) обуздать крестьян (Шингарёв), 3) обуздать революционных рабочих (все министры), срывающих маску с Временного правительства. Поддержите нас в этом трудном деле, помогите вести наступательную войну (Милюков) — и тогда всё будет хорошо. Иначе — уйдём…

Желание замазать конфликт между Временным правительством и Исполнительным комитетом, готовность идти на уступки, лишь бы отстоять соглашение — такова красная нить речей Церетели», который представлял Исполком Совета.

В том же номере «Наказ делегату в Совете Рабочих и Солдатских Депутатов от команды писарей Офицерской электротехнической школы и запасного Электротехнического батал[ьона]». В нём чёткая, без виляний позиция: «…Мы постановили, вручая этот наказ товарищу Цветкову, настаивать в Сов. Раб. и Солд. Деп. о смещении буржуазных министров Временного правительства, кроме министра гражданина Керенского, а также поднять вопрос об уничтожении сословий в свободной ныне демократической России».

Итоги «апрельского кризиса» подвёл Ленин: «Широкая, неустойчивая, колеблющаяся масса, ближе всего стоящая к крестьянству, по научно-классовой характеристике мелкобуржуазная, колебнулась прочь от капиталистов на сторону революционных рабочих. Это колебание или движение массы, способной по своей силе решить всё, и создало кризис… И масса колеблется: между доверием к старым господам, капиталистам, и озлоблением против них; между доверием к новому, открывающему путь в светлое будущее для всех трудящихся, единственному последовательно революционному классу — пролетариату и неясным сознанием его всемирно-исторической роли.

Не первое и не последнее колебание мелкобуржуазной и полупролетарской массы!»

Завершая «Уроки кризиса», вождь революции обращается к рабочему классу:

«Лозунг дня: разъясняйте точнее, яснее, шире линию пролетариата, его путь к окончанию войны. Стройтесь крепче, шире, повсеместно в пролетарские ряды и колонны! Сплачивайтесь вокруг своих Советов, внутри их товарищеским убеждением и перевыбором отдельных членов старайтесь сплотить вокруг себя большинство!»


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт май 11, 2017 6:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Никакой поддержки буржуазному правительству!

Газета "Правда" №49 (30546) 12—15 мая 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Партийная жизнь большевиков набирала обороты. В «Правде», вышедшей 25 апреля (8 мая) 1917 года, сошлись два отчёта о важнейших событиях углублявшейся Февральской революции. Газета сообщала о завершении работы столичной конференции большевиков. А рядом стоял отчёт о первом дне работы VII Всероссийской конференции РСДРП.

ДЕЛЕГАТЫ общегородского партийного сбора поддержали «Апрельские тезисы» В.И. Ленина, признали, что «исключительное в истории стечение обстоятельств вызвало двойную диктатуру: диктатуру буржуазии и диктатуру революционной демократии. Никогда народ в организационном отношении не поспевал за буржуазией, в России народ создал свою организованную власть, в то же время не достиг политической самостоятельности. Отсюда двоевластие, бессознательно доверчивое отношение мелкобуржуазного большинства солдатских масс и части рабочих к Временному правительству, добровольное подчинение революционной демократии буржуазной диктатуре».

В отчёте с VII (Апрельской) партконференции сообщалось: в её работе участвуют 140 делегатов с решающим голосом и 40 делегатов — с совещательным. «В президиум избраны тт. Ленин и Зиновьев (единогласно), Муранов, Фёдоров (петерб. рабочие), Свердлов с Урала». Делегаты включили в повестку дня обсуждение текущего момента (война и Временное правительство), отношение к Совету Рабочих и Солдатских Депутатов, пересмотр программы, отношение к Интернационалу и ряд других вопросов.

«Правда» обстоятельно излагала доклад о текущем моменте. В.И. Ленин говорил: «Невозможно покончить с войной односторонним отказом солдат какой-либо из воюющих стран от продолжения её. Выход — в переходе власти из рук империалистической буржуазии в руки пролетариата и примыкающих к нему по своему классовому положению полупролетарских слоёв.

Советы Рабочих и Солдатских Депутатов, всё более и более расширяющие свою сеть на всю Россию, представляют новую, своеобразную организацию государственной власти, по крайней мере в зародыше… Правительство держится бессознательно доверчивым отношением к нему большинства [населения]. Поэтому задача дня — работа просвещения, разъяснения необходимости перехода власти в руки революционного класса, привлечение масс на сторону революционной социал-демократии». Докладчик указал на те решения, которые предстоит принять Советам: «1) Национализация земли (изъятие из частной собственности главного орудия производства) — её требуют крестьяне. 2) Слияние частных банков в один общегосударственный, национализация объединённых в синдикаты отраслей производства. 3) Введение всеобщей трудовой повинности».

В 41-м номере «Правды» за 26 апреля (9 мая) представлен отчёт о прениях по докладу В.И. Ленина. «Вечернее заседание 24 апреля, — сообщает газета, — было целиком посвящено обсуждению положений доклада т. Ленина». При этом приводится изложение трёх выступлений. «Тов. Каменев указал на необходимость более практической постановки вопроса. Наша революция не принадлежит к числу классически-буржуазных революций, тем не менее по существу своему она не может быть иной, как буржуазная. Пока блок между С.Р. и С.Д. и Временным правительством не расторгнут, до тех пор революция протекает в рамках буржуазного порядка…

Тов. Бубнов высказался за энергичный контроль со стороны Сов. Р. и С.Д., проводимый под давлением масс и заключающийся не в обмене резолюциями, а в осуществлении реальных шагов.

Тов. Зиновьев подчеркнул то обстоятельство, что сейчас мы можем держать курс только на всемирную революцию, которая зреет под ударами войны. По-новому стоит вопрос и о завершении русской революции, которая обречена на поражение без поддержки международного пролетариата».

Из выступлений на вечернем заседании «Правда» выделила речь т. Ногина, который, касаясь вопроса войны, заявил: «Социал-патриоты, принявшие участие в позорной войне, желают принять участие и в позорном окончании её… Партия, объединяющая свыше 70 тысяч рабочих, должна обратиться к рабочим интернационалистам всех стран с предостережением от обмана».

На вечернем заседании 25 апреля был поставлен на обсуждение вопрос об отношении к Советам. «Прения были тем особенно ценны, — отмечала газета в 42-м номере, — что в них был использован богатый опыт местной работы партийных организаций и ячеек и Советов Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов… В прениях выяснилось, что на местах Советы стоят гораздо крепче, чем в центре, сфера деятельности их значительно шире, чем та, которая предоставлена им в столицах».

Утреннее заседание 26 апреля началось с доклада мандатной комиссии. В нём сообщалось, что «на конференции представлены 79174 человека. Но «этими цифрами не исчерпывается число всех членов партии, так как не все партийные организации смогли послать своих делегатов на конференцию». Были также отмечены нестандартные методы работы ряда организаций. Так, в Самаре существуют контрольно-рабочие комиссии, некоторые же заводы управляются всецело рабочими. В Саратове действует центральный продовольственный комитет, который был избран на основе всеобщего избирательного права.

28 апреля (11 мая) газета сообщала, что накануне шла интенсивная работа в секциях.

29 апреля «Правда» на 1-й странице опубликовала «Резолюцию о войне», которая была принята «всеми голосами при 7 воздержавшихся». Она отражала устойчивую позицию последовательного пролетарского интернационализма, характерную для большевиков. «Конференция признаёт безусловно недопустимыми и означающими на деле полный разрыв с интернационализмом и социализмом какие бы то ни были уступки «революционному оборончеству».

Следующий 45-й номер «Правды» открывался «Резолюцией по аграрному вопросу». В ней определены 9 позиций, занимаемых партией в отношении крестьянства. Приоритетами названы требования немедленной и полной конфискации помещичьих земель и перехода всех земель в руки крестьянства, организованного в Советы Крестьянских Депутатов, национализации всех земель в государстве. В документе отмечается: «Партия должна решительно бороться как против Временного правительства, … так и против мелкобуржуазных колебаний большинства народников и меньшевиков».

После обсуждения аграрного вопроса конференция обсудила «вопрос о коалиционном министерстве». Делегаты, не колеблясь, признали: «Наша партия не может относиться к этому предложению иначе, как отрицательно. Никакие «особые» условия не могут оправдать вхождение в министерство».

По пересмотру партийной программы перед делегатами выступил В.И. Ленин. Конференция постановила поручить ЦК выработку программы партии и представить её съезду. Такое же решение принято и по уставу партии.

В опубликованном в «Правде» 2 (15) мая отчёте с конференции, обсуждавшей положение в Интернационале и задачи РСДРП, было, в частности, подчёркнуто: «Конференция высказывается против так называемого «восстановления Интернационала» путём взаимной амнистии вождей «оборонческих» партий и предостерегает против устройства международных конгрессов с участием социал-шовинистов… Новый социалистический Интернационал может быть создан только самими рабочими массами, их революционной борьбой в собственных странах».

В «Правде» резолюции VII (Апрельской) конференции большевистской партии печатались на месте передовой по мере их принятия. 3 мая они были опубликованы все вместе в «Приложении» к «Солдатской Правде» (в то время она выходила одновременно с «Правдой»). Этот сборник резолюций интересен тем, что его предваряет написанное В.И. Лениным введение:

«Революция переживает кризис. Это видно было на улицах Петрограда и Москвы 19—21 апреля. Это признано Временным правительством. Это признано Исполнительным комитетом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов...

Наша партия выступает перед народом и, в решениях своей конференции, говорит ему:

Надо понять, какие классы двигают революцию. Надо трезво учесть их различные стремления. Капиталист не может идти той же дорогой, что рабочий. Мелкие хозяйчики не могут ни вполне довериться капиталистам, ни сразу и все решиться на братски-тесный союз с рабочим. Только поняв различие этих классов, можно найти верный путь для революции.

И решения нашей конференции по всем коренным вопросам народной жизни проводят точное различие между интересами разных классов, показывают полную невозможность выхода из тупика при политике доверия к правительству капиталистов или при поддержке его.

Положение неслыханно трудное. Выход один и только один: переход всей государственной власти в руки Советов рабочих, солдатских, крестьянских и других депутатов по всей России, снизу доверху».

До Великой Октябрьской социалистической революции оставалось почти полгода.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пт май 12, 2017 8:43 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Первый кризис временной власти. Социальная хроника - 1917

Нота Милюкова

18 апреля (1 мая). Временное правительство направило правительствам Англии и Франции препроводительную ноту, подписанную министром иностранных дел П.Н. Милюковым, в которой гарантировалось, что Россия будет полностью соблюдать все обязательства в отношении союзников по ведению войны.

19 апреля (2 мая). Исполком Петросовета получил текст ноты, который был воспринят как провокация. Поддерживая лозунг войны до победного конца (против него выступали только большевики), большинство в Исполкоме выступало за «справедливый мир без аннексий и контрибуций». Начался так называемый Апрельский кризис.
20 апреля (3 мая). Исполком Совета собрался на заседание, однако конкретной позиции выработано не было. Руководители Исполкома не решились помешать публикации ноты в печати, опасаясь открытого конфликта с Временным правительством. Большинством голосов решено направить к правительству делегацию от Исполкома.
Демонстрации протеста

Нота вызвала широкий протест в народе. В Таврический дворец, где заседает Исполком Петросовета, поступают телеграммы, что «заводы один за другим останавливаются, рабочие собираются на митинги, солдаты разбирают ружья».
20 апреля (3 мая). В Петрограде выступил Финский полк с лозунгом «Долой захватную политику!» Следом – другие воинские подразделения. Перед Мариинским дворцом состоялся 15-тысячный митинг.
«Ознакомившись с нотой Милюкова о целях войны, выражая свое негодование по поводу столь беззастенчивого выступления… мы требуем немедленной отставки Милюкова».
Из резолюции 180-го пехотного запасного и гвардейского Финляндского полков.


К вечеру в многотысячной солдатской массе появилось требование «Долой Временное правительство!»
________________
21 апреля (4 мая). Кадеты публикуют воззвание к населению, в котором призывают население «выразить одобрение правительству и спасти страну от анархии».
Эсеры и меньшевики расценивают это воззвание как провокацию, «разжигающую гражданскую войну».
Петроградская общегородская конференция РСДРП(б) принимает решение призвать рабочих и солдат к проведению мирной демонстрации.
В Петрограде инициаторами протестов стали рабочие Выборгской стороны, где на многочисленных митингах и собраниях было принято решение организовать общероссийскую демонстрацию в поддержку Совета.
________________
Главнокомандующий Петроградского военного округа Корнилов отдает приказ Михайловскому артиллерийскому училищу выслать две батареи на Дворцовую площадь. Общее собрание офицеров и солдат отказалось исполнять приказание. Исполком Петросовета потребовал его отменить. Кровавые столкновения удалось предотвратить, однако в Петрограде были провокации и жертвы.
«О стрельбе на Невском. …Это была пальба по СРСД. Преступная воля, направлявшая ее, метила в юную русскую свободу. Рассказывают вещи довольно жуткие: кто-то раздавал деньги подозрительным типам… Где искать виновников чудовищной провокации этого дня?.. Не сомневаемся, что следствие рассеет гнусные обвинения против революционно настроенных рабочих».
«Известия СРСД»
________________
21 и 22 апреля. По призыву большевиков проходят демонстрации в Москве, Иваново-Вознесенске, Твери. В Москве демонстранты из некоторых воинских частей и фабрик с красными знаменами направились к центру города. В отдельных местах произошли их столкновения с манифестантами, выступавшими в защиту Временного правительства.
________________
22 апреля (5 мая). Исполком Московского Совета рабочих и солдатских депутатов призывает воздержаться от «каких бы то ни было неорганизованных местных уличных выступлений и забастовок».
________________
28 апреля (11 мая). Проходит совещание делегатов 82 петроградских заводов и 26 большевистских парторганизаций по вопросу создания рабочих отрядов.
Выборгский совет рабочих и солдатских депутатов принимает постановление о создании рабочей гвардии.
Буржуазно-меньшевистская коалиция

«Перед Россией встает страшный призрак междоусобной войны и анархии… Правительство с особой настойчивостью возобновит усилия, направленные к расширению его состава путем привлечения к ответственной государственной работе тех активных творческих сил страны, которые не принимали прямого и непосредственного участия в управлении государством».
Из декларации Временного правительства 26 апреля (9 мая)
________________
27 апреля (10 мая). Глава Временного правительства князь Львов посылает письмо Чхеидзе о введении представителей Петросовета в правительство.
В тот же день на Всероссийской апрельской конференции большевиков в Петрограде приняты резолюции о войне и отношении к Временному правительству. Декларируется: «Никакого сотрудничества с Временным правительством».
________________
29 апреля (12 мая). Ушел в отставку военный министр Гучков.
1 (14) мая. Созвано экстренное заседание Исполкома, на которое приглашен А.Ф. Керенский. От партий за образование коалиции высказались фракции меньшевиков, эсеров, народных социалистов и трудовики; против – большевики и меньшевики-интернационалисты. При поименном голосовании за коалицию голосовали 44 члена Исполкома, против – 19 и 2 воздержались.
2 (15) мая. Ушел в отставку министр иностранных дел Милюков.
5 (18) мая. Депутаты Петроградского Совета на экстренном заседании одобрили действия Исполкома по созданию коалиционной власти и утвердили кандидатуры министров-социалистов: от партии социалистов-революционеров А.Ф. Керенский и В.М. Чернов; от партии социал-демократов-меньшевиков – М.И. Скобелев и И.Г. Церетели; от партии народных социалистов – П.Н. Переверзев и А.В. Пешехонов.
В тот же день сформировано первое коалиционное правительство, главой которого остался Георгий Львов. 10 мест в этом правительстве было у буржуазных партий, 6 – у социалистов.
________________
Формальное примирение Временного правительства и Петросовета на деле лишь усугубило кризис власти, в том числе внутри самих Советов, где обострялась борьба большевиков и меньшевиков.

* * *
И.В. Сталин
О совещании в Мариинском дворце

В буржуазной печати появилось уже сообщение о совещании Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов с Временным правительством. Сообщение это, в общем, не... точное, местами прямо искажает факты, вводя читателя в заблуждение. Мы уже не говорим об особом, свойственном буржуазной печати освещении фактов. Необходимо поэтому восстановить действительную картину совещания.
Цель совещания – выяснить взаимные отношения Временного правительства и Исполнительного комитета в связи с нотой министра Милюкова, обострившей конфликт.
Открыл совещание премьер Львов. Его вступительная речь свелась к следующим положениям. До последнего времени в стране было доверие к Временному правительству и дела шли удовлетворительно. Но теперь что-то не стало доверия, появилось даже противодействие. Это особенно чувствуется в последние две недели, когда известные всем социалистические круги открыли в печати поход против Временного правительства. Так дальше продолжаться не может. Нужна решительная поддержка со стороны Совета рабочих и солдатских депутатов. Иначе – уйдем.
Дальше идут «доклады» министров (военного, земледелия, путей сообщения, финансов, иностранных дел), причем наиболее определенно выступают Гучков, Шингарев и Милюков. Речи остальных министров лишь повторяют выводы первых.
Речь министра Гучкова сводится к обоснованию известного империалистического взгляда на нашу революцию, в силу которого революция в России должна быть рассматриваема как средство для «войны до конца». Я был убежден, – говорил он, – что переворот в России нужен был для избежания поражения. Я хотел, чтобы революция создала новый фактор победы, и я надеялся, что она создаст его. Оборончество в широком смысле слова, оборончество не только для настоящего, но и для будущего – вот наша цель. Но за последние недели произошел целый ряд ухудшений... «Отечество в опасности»... Главная причина – «поток пацифистских идей», проповедуемых известными социалистическими кругами. Министр прозрачно намекает, что проповедь эта должна быть обуздана, а дисциплина – восстановлена, что нужна в этом помощь со стороны Исполнительного комитета...
Министр Шингарев рисует картину продовольственного кризиса в России... Основной вопрос не нота и внешняя политика, а хлеб: если с вопросом о хлебе не справимся, то не справимся ни с чем. В обострении продовольственного кризиса немалую роль играют распутица и другие преходящие явления. Но главной причиной Шингарев считает то «печальное явление», что крестьяне «стали заниматься вопросом о земле», самовольно распахивают помещичьи земли, снимают с помещичьих экономий военнопленных и вообще предаются аграрным «иллюзиям». Это вредное, по мнению Шингарева, движение крестьян «разжигается» агитацией «ленинцев» за конфискацию земли, «партийно-фанатическим ослеплением» последних. «Вредной агитации с дворца Кшесинской», этого «гнезда отравы», должен быть положен конец... Одно из двух: либо существующее Временное правительство, облеченное доверием, – тогда аграрным «эксцессам» должен быть положен конец; либо другая какая-нибудь власть.
Милюков. Нота есть не мое личное мнение, а мнение всего Временного правительства. Вопрос о внешней политике сводится к вопросу о готовности к выполнению наших обязательств в отношении союзников. Мы связаны с союзниками... Нас вообще расценивают как силу, годную или негодную для определенных целей. Стоит показаться слабыми, – и отношения ухудшатся... Отказ от аннексии чреват поэтому опасностями... Нам нужно ваше доверие, дайте нам его, и тогда в армии будет энтузиазм, тогда у нас пойдет наступление в интересах единства фронта, тогда мы нажмем на немцев и отвлечем их от французов и англичан. Этого требуют наши обязательства в отношении союзников. Вы видите, – закончил Милюков, – что при таком положении вещей, при нашем желании не нарушать к нам доверия со стороны союзников, нота не могла быть иной, чем она есть.
Таким образом, длинные речи министров свелись к нескольким коротким положениям: страна переживает тяжелый кризис, причины кризиса – революционное движение, выход из кризиса – обуздание революции и продолжение войны.
Выходило так, что для спасения страны необходимо: 1) обуздать солдат (Гучков), 2) обуздать крестьян (Шингарев), 3) обуздать революционных рабочих (все министры), срывающих маску с Временного правительства. Поддержите нас в этом трудном деле, помогайте вести наступательную войну (Милюков), – и тогда все будет хорошо. Иначе – уйдем.
Так говорили министры.
Крайне характерно, что эти архиимпериалистические и контрреволюционные речи министров не встретили отпора со стороны представителя большинства Исполнительного комитета, Церетели. Напуганный резкой постановкой вопроса со стороны министров, потеряв голову перед перспективой ухода министров, Церетели в своей речи стал упрашивать их пойти на возможную еще уступку, издав «разъяснение» ноты в желательном духе, хотя бы для «внутреннего употребления». «Демократия, – говорил он, – всей энергией будет поддерживать Временное правительство», если оно пойдет на такую в сущности словесную уступку.
Желание замазать конфликт между Временным правительством и Исполнительным комитетом, готовность идти на уступки, лишь бы отстоять соглашение, – такова красная нить речей Церетели.
В совершенно противоположном духе говорил Каменев. Если страна стоит на краю гибели, если она переживает хозяйственный, продовольственный и пр. кризисы, то выход из положения не в продолжении войны, которое только обостряет кризис и способно пожрать плоды революции, а в скорейшей ее ликвидации. Существующее Временное правительство по всем видимостям не способно взять на себя дело ликвидации войны, ибо оно стремится к «войне до конца». Поэтому выход – в переходе власти в руки другого класса, способного вывести страну из тупика...
После речи Каменева с мест министров раздались возгласы: «В таком случае возьмите власть».

«Правда» №40, 25 апреля 1917 г.
Подпись: К. Сталин

http://sovross.ru/articles/1548/32583


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт май 18, 2017 9:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Начался кризис власти

Газета "Правда" №52 (30549) 19—22 мая 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

После отречения императора от власти главным событием первого этапа Февральской революции была VII Всероссийская конференция партии большевиков. Её завершающим пунктом были выборы Центрального Комитета РСДРП в количестве 9 членов. Поскольку кандидатов в ЦК было значительно больше, то каждый делегат имел 9 голосов. В 46-м номере, вышедшем 2 (15) мая, «Правда» сообщала: «В ЦК были избраны 9 тт., а именно: Н. Ленин (из 109 — 104 гол.), Г. Зиновьев (101 гол.), К. Сталин (97), Ю. Каменев (95), Милютин (82), Ногин (76), Свердлов (71), Смилга (53), Фёдоров (48). Последние два выбранных, как не получившие абсолютного числа голосов, были утверждены общим собранием».

МАТЕРИАЛЫ Апрельской конференции были опубликованы на 3-й и 4-й страницах, а открывался номер статьёй В.И. Ленина «Кризис власти». Вот её первые строки:

«Вся Россия помнит ещё дни 19—21 апреля (по старому стилю. — В.Т.), когда на улицах Петрограда готова была закипеть гражданская война.

21 апреля Временное Правительство написало новую якобы успокоительную бумажку, в которой «разъяснило» свою грабительскую ноту от 18 числа.

После этого большинство Испол. Комит. Совета Раб. и Солд. Депут. решило признать «инцидент исчерпанным».

Прошла ещё пара дней, и всплыл вопрос о коалиционном министерстве. Исполнительный Комитет разделился почти поровну: 23 — против коалиционного правительства, 22 — за. Инцидент оказался «исчерпанным» только на бумаге».

В заключение статьи — возможные варианты выхода из политического кризиса:

«Три пути предлагаются теперь русскому народу, дабы разрешить «кризис власти». Одни говорят: оставьте всё по-старому, доверьтесь ещё больше Временному Правительству… без вас — на кого же мы останемся…

Другой путь: коалиционное министерство. Поделимте министерские портфели с Милюковым и Ко, введёмте в министерство несколько человек наших, и тогда пойдёт аж музыка не та.

Третий путь предлагаем мы: перемена всей политики Советов, отказ от доверия к капиталистам и переход всей власти к Советам Рабочих и Солдатских Депутатов. Перемена лиц ни к чему не приведёт, надо менять политику. Надо, чтобы у власти стал другой класс…»

В том же номере на последней странице информация последнего часа:

«Исполн. Ком. Сов. Р. и С. Д. поимённым голосованием решил вступление в министерство большинством 44 против 19, при 2 воздержавшихся. Против вступления говорил т. Зиновьев».

В 47-м номере «Правды» за 3 (16) мая тема кризиса власти занимает ведущее место. В статье «Защита империализма, прикрытая добренькими фразами» Ленин обвиняет Временное правительство в том, что оно «обманывает народ посулами об отказе от аннексий, на деле продолжая политику аннексий». В соседней статье «Печальный документ» он с сарказмом пишет о позиции Петросовета, возглавляемого меньшевиками, которые предлагают немецким пролетариям «изменить захватнический характер войны со стороны Германии». Вождь пролетариата, обращаясь к отечественным социал-соглашателям, интересуется: «Неужели вы не боитесь, что немецкие рабочие скажут: у нас ещё не вспыхнула революция, мы ещё не дошли до того, чтобы наши Советы Р. и С. Деп. открыто договаривались о власти с капиталистами?.. Вы…, граждане Чернов, Чхеидзе, Церетели, учились социализму и знаете хорошо, что революция ваша пока поставила у власти капиталистов… Чернов, Чхеидзе, Церетели окончательно скатились к защите русского империализма. Это — печальный факт, но факт».

В следующем номере, вышедшем 4 (17) мая, вопрос о кризисе власти по-прежнему активно обсуждается. Выразительно название статьи Сталина «Отставшие от революции». Её главный мотив ёмко выражен в следующем абзаце: «Призванный руководить революцией Петроградский Исполнительный Комитет беспомощно топчется на месте, отставая и отходя от масс, а кардинальный вопрос о взятии всей власти подменяет пустяковым вопросом о «кандидатурах» во Временное Правительство. Отставая же от масс, Исполнительный Комитет отстаёт тем самым от революции, затрудняя её движение».

Наконец, социал-предатели удостоились презрительного к себе отношения со стороны… правого фланга буржуазии. «Правда» перепечатала из «Биржевых ведомостей» заявление Гучкова под заголовком «Гучков о «социалистах». Дело в том, что мелкобуржуазные политиканы типа Керенского стали распространять слухи, будто безоговорочную поддержку в обществе будет иметь так называемое однородное социалистическое правительство, состоящее из эсеров и меньшевиков. Вытесненный революционными массами из Временного правительства, октябрист, мечтавший о сохранении монархии с парламентскими подпорками, уверен, что такие социалисты и в «однородном правительстве» будут верно служить интересам буржуазии. Но при этом уточняет: «Я не сомневаюсь, что те, кто разделяет мировоззрение и идеалы Ленина, ещё более возненавидят своих вчерашних товарищей и друзей, так как увидят в них ренегатов». Ничего не скажешь: меткое определение.

Вопрос о кризисе власти «Правда» последовательно ведёт и в следующих номерах, так как его решение приобретает актуальность у всё более широких трудящихся масс.

Более того, тема власти выходит на первое место в муниципальной избирательной кампании. Поэтому невозможно пройти мимо написанного Лениным «Проекта наказа при выборах делегатов в Совет Рабочих и Солдатских Депутатов», напечатанного в воскресном 51-м номере за 7 (20) мая. В нём излагается позиция революционных рабочих и солдат, которую должен проводить их представитель в Совете.

Самый актуальный вопрос — о войне: «Нынешняя война, начатая царями, королями и некоронованными разбойниками-капиталистами, — грабительская война, несущая всем народам мира только смерть и разорение, а кучкам капиталистов — миллионы прибылей. Россия, свергшая самовластье царя, не свергла ещё ига капиталистов… Пока у власти не стали рабочие, солдаты, беднейшие крестьяне, которые действительно никого не хотят грабить, до тех пор мы проливаем свою кровь только за интересы кучки капиталистов и помещиков».

Другой ключевой вопрос — о земле: «Все земли — не только царские, удельные, монастырские, но и земли помещиков — должны перейти безвозмездно к крестьянам.

Крестьяне должны брать земли немедленно и делать запашки. Ждать до Учредительного Собрания, созыв которого ещё даже не назначен, нельзя…

Земли, равно как и живой и мёртвый инвентарь, надо брать организованно под контролем Советов Крестьянских Депутатов и Депутатов от Сельскохозяйственных Рабочих. Никаких беспорядков не допускать. Революционная дисциплина необходима. Солдаты с фронта должны посылать своих делегатов в Советы и Комитеты, под контролем которых будет отбираться помещичья земля».

Третьим в подготовленном Лениным «Наказе» стоит вопрос о труде: «Для всех рабочих и работниц в городах и деревнях должен быть введён 8-часовой рабочий день с таким увеличением рабочей платы, которое, по крайней мере, шло бы в уровень с дороговизной. Необходимо установить контроль Советов Рабочих и Солдатских Депутатов над производством и распределением продуктов».

А вот и главный вопрос дня — «О власти»: «Вся власть в стране должна принадлежать только Советам Рабочих, Солдатских, Крестьянских и пр. Депутатов… Никакого доверия «новому» правительству, ибо оно остаётся правительством капиталистов, никакой поддержки ему, ни копейки денег ему. Никакого доверия к… партиям, проповедующим соглашение с капиталистами и участие в правительстве капиталистов!»

Позиция в отношении полиции ясна и очевидна: «Мы ни в коем случае не должны допускать, чтобы полиция была восстановлена».

«О разрухе и дороговизне» — таков последний пункт наказа. Нет, он не содержал никаких «отраслевых программ» и иных «рекомендаций» буржуазной власти. В своём «Наказе» большевики, как говорится, брали быка за рога: «Временное Правительство, которое и теперь состоит в большинстве своём из капиталистов, не может успешно бороться против экономической разрухи. Оно оберегает барыши капиталистов и выгоды помещиков. Оно не хочет допустить, чтобы рабочие имели контроль над производством и распределением продуктов… Вся власть Советам Рабочих и Солдатских Депутатов!»

Так и хочется, чтобы этот наказ в основе своей был адресован сегодняшним депутатам Госдумы и региональных законодательных собраний. И чтобы наши избранники помнили о ленинском предупреждении: «Если наш теперешний депутат не разделяет изложенных здесь взглядов, мы просим его сложить свои полномочия и выберем другого товарища».

В эти же дни начался Всероссийский крестьянский съезд. Там тоже поднимался вопрос о власти, но на нём верховодили буржуазные элементы. Однако «Правда», начиная с 52-го номера, постоянно освещала работу крестьянского съезда.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср май 24, 2017 10:22 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
«Ничего не изменилось»
№54 (30551) 25 мая 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

После формирования нового состава Временного правительства прошло больше недели, но создание первого коалиционного министерства оставалось главной политической новостью России и её столицы.

ВОТ «ПРАВДА» за 10 (23) мая 1917 года. Читаем репортаж «На крестьянском съезде» Г. Сафарова: «Вчера обсуждался вопрос о коалиционном министерстве, хотя он и был решён безо всяких обсуждений два дня тому назад… Г-н Чернов вполне правильно, хотя и несколько цинично (по-министерски), выразился: «После драки кулаками не машут». Но президиум, который царствует на съезде, нашёл необходимым «помахать руками» налево.

Тов. Михайловым от имени 14 беспартийных была внесена резолюция, гласившая, что образование нового коалиционного правительства есть лишь «промежуточная ступень к переходу всей власти в руки Всероссийского Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов» … На эту осторожную и умеренную резолюцию беспартийных крестьян обрушились все громы и удары большинства. Сразу же она была окрещена ленинской, большевистской и т.д.»

Получалось, что коалиционное министерство с участием кадетов, меньшевиков и эсеров было фактически правительством национального доверия: оно получило мандат Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и крестьянского съезда.

В то же время оно продолжало ненавистную народу империалистическую войну. Ленин в статье «Тайны внешней политики» анализирует раздражённое выступление кадетской «Речи»: «Итак, вот первый результат победы нового лозунга» (т.е. лозунга мир без аннексий и контрибуций). «Пересмотр соглашений, вероятно, состоится: «подготовительные шаги» к нему делаются теперь даже не нами, а нашими союзниками. Но результатом пересмотра явится не равномерный» (слушайте! слушайте!) «отказ от всех серьёзных задач, поставленных всеми союзниками, а однобокий» (ну, разве это не перл?) «отказ от задач, поставленных на юго-востоке Европы» (читай: в Австрии и Турции, т.е. грабёж Армении, Константинополя, Галиции), «за счёт задач, поставленных уже не нами, а нашими союзниками, в других местах и колониях».

Завершив цитирование пространного фрагмента из «Речи», Ленин расставил точки над i: «Всё, что сказано в приведённых строках, есть истина, подтверждаемая всей историей дипломатии — и историей помещения капитала за границей — последних лет. Англия во всяком случае не откажется от грабежа (аннексии) Палестины и Месопотамии, но русских она согласна наказать (за «фактическое перемирие» на немецко-русском фронте) лишением Галиции, Константинополя, Армении и т.п. — вот простой и ясный, не дипломатическим, а русским языком изложенный смысл приведённых мест «Речи».

И русские капиталисты, говорящие речами «Речи», с трудом сдерживают злобу, выбалтывают тайны внешней политики, шипят и беснуются, говоря колкости английским капиталистам: это-де «односторонне», вам-де это выгодно, а другим нет».

Ленин заключает статью обращением к русским солдатам: «Хотите ли вы воевать из-за того, чтобы английские капиталисты заграбили Месопотамию и Палестину? Хотите ли вы поддерживать русское правительство Львова, Чернова, Терещенко, Церетели, связанное с интересами капиталистов?»

Против продолжения войны и вхождения социалистов в коалиционное правительство, сообщает «Правда» в редакционной статье «Отпор «социалистическим» министрам», высказались «делегаты областного уральского с.-д. съезда» (100 против 50), рабочие завода «Невка», петроградская городская конференция межрайонцев, Московский и Тифлисский Советы рабочих и солдатских депутатов и т.д.

Тема отношения к войне продолжена и в следующем, 54-м номере газеты за 11 (24) мая. В нём сообщалось: «При открытии съезда офицеров армии и флота 7 мая 1917 г. верховный главнокомандующий генерал М.В. Алексеев сказал большую политическую речь, направленную против формулы «без аннексий и контрибуций».

«Правда» обращает внимание на то, что «г-н Алексеев говорил свою речь перед собранием офицеров. Фактически эта речь была направлена против революционных рабочих и солдат. Г-н Алексеев занимался тем, что — по формулировке нашей партийной конференции — пытался мобилизовать высший командный состав армии против пролетарского движения».

В статье «Партия контрреволюции» вскрывается причина согласия кадетов ввести «социалистов» во Временное правительство: «Вести империалистическую войну, «перейти в наступление», «вернуть армии железную дисциплину», «закрепить единовластие» правительства и сократить власть Совета Р. и С. Д., т.е. ослабить и задержать ход революции, — все задачи, прямо намеченные резолюцией кадетской партии, — оказывается ныне уже невозможным без прямого участия в правительстве меньшевиков и народников».

Но ключевая статья номера — «Ничего не изменилось». Её название точно отражает большевистскую оценку нового коалиционного министерства. Ленин пишет: «Терещенко (новый глава МИД. — В.Т.) признаёт, что «вопрос этот (т.е. о тайных договорах) будит страсти». Но что делает он для успокоения этих страстей? Он просто-напросто повторяет то, что говорил только что низвергнутый Милюков: — «Немедленное опубликование договоров будет равносильно разрыву с союзниками», — заявил Терещенко в беседе с журналистами.

А «социалистические» министры молчат и прикрывают систему тайной дипломатии.

Коалиционное правительство ничего не изменило».

Начиная с 55-го номера большое место в «Правде» стала занимать выборная тематика. 12 (25) мая газета опубликовала партийный документ «Наша муниципальная платформа». Он носил ярко выраженный политический характер, решение местных проблем в нём напрямую увязывалось с вопросом о власти, но не с персональным составом правительства, а с его классовой сущностью.

Избирательная муниципальная платформа в 56-м номере была мощно подкреплена небольшой, но яркой статьёй Ленина «Партия пролетариата на выборах в районные думы». Он подчёркивал: «Сводить выборы в столице во время революции к чисто (или хотя бы преимущественно) «муниципальной» программе — это нечто чудовищно-нелепое. Это — издёвка над опытом всех революций. Это насмешка над здравым смыслом рабочих, прекрасно знающих, что роль Питера — руководящая, а иногда и решающая». Автор указывает на безжизненность линии мелкобуржуазных партий и призывает голосовать за большевиков.

«Правда», вышедшая 14 (27) мая, открывается ленинской статьёй «Грозит разруха». В ней отмечается: состояние России такое, что даже правящая уния крупного капитала и мелкой буржуазии заговорила языком… большевиков. Уже «Известия» признают, что «следует поставить под контроль государственно-общественной власти все кредитные учреждения для борьбы со спекуляцией товарами, подчинёнными государственному регулированию… Вместе с тем следует… принять самые решительные меры для борьбы с тунеядством, вплоть до введения трудовой повинности…»

Но вождь пролетариата предупреждает: «Только не верить надо словам капиталистов, не верить наивной (в лучшем случае наивной) надежде меньшевиков и народников, будто такой контроль могут осуществить капиталисты».

И единственно возможный вывод: «Разруха грозит. Катастрофа идёт. Капиталисты привели и приводят все страны к гибели. Спасение одно: революционная дисциплина, революционные меры революционного класса, пролетариев и полупролетариев, переход всей государственной власти в руки этого класса, который сможет на деле ввести именно такой контроль, на деле провести победоносно «борьбу с тунеядством».

В следующем номере Ленин снова возвращается к ключевой теме судьбы России. В 58-м и 59-м номерах «Правда» публикует его статью «Неминуемая катастрофа и безмерные обещания». Повод для выступления вроде бы частный: меньшевик министр Скобелев выступил с «программой Исполнительного Комитета Совета Рабочих и Солдатских Депутатов», которая, по оценке Ленина, «идёт дальше большевизма». Скобелев, в частности, заявил: «Нужно увеличить ставки обложения имущих классов до 100 процентов прибыли… Если капитал хочет сохранить буржуазный способ ведения хозяйства, то пусть работает без процентов, чтобы клиентов не упускать…»

А вот ленинская оценка этих заявлений: «Скобелев раздаёт неумеренные и даже безмерные обещания, не понимая тех условий, при которых возможно осуществление их на деле…

В этом весь гвоздь.

Не только выполнить программы Скобелева, но даже сделать вообще сколько-нибудь серьёзные шаги к её осуществлению нельзя ни под ручку с 10 министрами из партий помещиков и капиталистов, ни тем бюрократическим, чиновничьим аппаратом, которым правительство капиталистов (с придатком меньшевиков и народников) вынуждено ограничиться.

Поменьше обещаний, гражданин Скобелев, побольше деловитости! Поменьше пышных фраз, побольше понимания, как приступить к делу».

Ленин подчёркивает: «Для капиталистов и для чиновников выгодно давать «безмерные обещания», отвлекая внимание народа от главного, именно: от перехода действительного контроля в руки действительно рабочих». Поэтому «рабочие должны требовать немедленного осуществления контроля на деле и притом обязательно через самих рабочих».

Публикации о наступающей катастрофе, вышедшие подряд в трёх майских номерах «Правды», интересны не только чутким отношением к динамично меняющейся социально-экономической обстановке в стране. Они также стали первым наброском знаменитой работы В.И. Ленина «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», значение которой неоценимо для Коммунистической партии и рабочего класса, нацеленных на преодоление реставрации капитализма.

http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/5 ... izmenilos/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт май 25, 2017 10:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
«Есть! Есть такая партия!»

Ощущение свободы, охватившее страну с начала марта 1917 года, находило разные проявления. Питирим Сорокин вспоминал: «Успокаивая себя тем, что все в порядке, я не мог закрывать глаза на многие реалии…

На улицах нередко можно было видеть пьяных людей, непристойно ругающихся и горланящих: «Да здравствует свобода! Раз свобода, то все дозволено». Проходя возле Бестужевского женского университета, я обратил внимание на толпу веселящихся и отчаянно жестикулирующих людей. В тени ворот, прямо на открытом месте неизвестные мужчина и женщина вели себя самым непотребным образом. «Ха, ха! – веселилась толпа, – раз свобода, то все позволено!»… Рабочие, несшие лозунг «Рабочие к станку и прессу!», на самом деле отказывались от работы и проводили большую часть своего времени на политических митингах. Они требовали восьмичасового рабочего дня, а нередко и шестичасового. Солдаты, явно готовые к сражениям, вчера, к примеру, отказались выполнять приказ под предлогом, что для защиты революции Петроград нуждается в их помощи. Именно в эти дни поступала информация о крестьянских захватах частных усадеб, грабежах и поджогах».
Повсеместно совершалось ниспровержение властей различных уровней. Как вспоминал А.Ф. Керенский, «непопулярные чиновные лица были буквально сметены со своих постов, а многие из них – убиты или ранены. Рабочие на заводах, прекратив работу, принялись устранять неугодных им управляющих и инженеров, вывозя на тачках за пределы предприятий. В некоторых районах крестьяне, памятуя 1905–1906 годы, стали на свой лад решать аграрный вопрос, изгоняя помещиков и захватывая их земли. В городах самозваные «защитники свободы» начали проводить аресты «контрреволюционеров».
Порой расправы над «контрреволюционерами» совершались разъяренными уличными толпами. В своей книге В. Логинов привел пример самосуда над членом Государственного совета князем Голицыным на Петроградской улице в первые дни Февральской революции. Логинов писал: «Современникам запомнились трупы жандармов со вспоротыми животами на февральском снеге в Петрограде. В Кронштадте зверски убили военного губернатора контр-адмирала Р.Н. Вирена, начальника штаба адмирала Бутакова, генерала Стронского и других офицеров. Самосуды над генералами и офицерами имели место в Луге, Ельце, Пскове, Двинске. В Свеаборге убили командующего Балтфлотом вице-адмирала Андриана Ивановича Непевина, контр-адмирала А.К. Небольсина. Жуткая расправа над губернатором произошла в Твери».
Нападения на помещичьи дома сопровождались уничтожением культурных ценностей. Логинов писал: «Вновь, как и в 1905–1907 годах, запылали барские имения. Жгли прекрасные усадьбы, а вместе с ними уникальные библиотеки и картинные галереи. Горели старинные парки и сады… Все более учащались случаи прямого вандализма». Логинов привел слова художника П. Нерадовского: «После свержения самодержавия в Петрограде и его окрестностях, в Петергофе, в Ораниенбауме и других местах… подверглись порче или уничтожению памятники искусства, статуи, картины и другие художественные предметы… Такие разрушения имели место в общественных местах – в казенных зданиях, в садах, парках – и в частных домах и квартирах… Слухи о гибели того или иного произведения поступали почти ежедневно».
Проявления вандализма и грабежи умножились после того, как по приказу министра юстиции Керенского из тюрем были выпущены уголовные преступники, наводя страх и ужас на городские кварталы. Логинов замечает, что Керенский «видимо, как и многие другие, полагал, что новое «Царство Свободы» способно перевоспитать любых рецидивистов. Десятки тысяч преступников – «птенцы Керенского», как их тогда называли, – ринулись прежде всего в столицы. Между тем полиция была распущена, а новая милиция еще не создана. И среди тех, кто под видом «революционного патруля» врывался средь бела дня в дома и квартиры, было немало отпетых бандитов и профессиональных воров. Так что очень скоро столичный обыватель будет с тоской вспоминать прежнего городового, который – хоть и был нечист на руку, но стекла в приличных домах бить не позволял».
Другая силовая структура страны – армия – находилась в состоянии брожения. Изданный в первые дни Февральской революции Петроградским советом приказ №1 «Об отмене воинской дисциплины в армии» распространился на всю армию. Брусилов писал: «Сначала большинство офицеров стало примыкать к партии кадетов, а солдатская масса вдруг вся стала эсеровской, но вскоре она разобрала, что эсеры, с Керенским во главе, проповедуют наступление, продолжение союза с Антантой и откладывают дележ земли до Учредительного собрания, которое должно разрешить этот вопрос, установив основные законы государства. Такие намерения совершенно не входили в расчеты солдатской массы и явно противоречили ее вожделениям... Солдат больше сражаться не желал... Взял верх лозунг «Долой войну, немедленно мир во что бы то ни стало, и немедленно отобрать землю у помещика» – на том основании, что барин столетиями копил себе богатство крестьянским горбом и нужно от него отобрать это незаконно нажитое имущество. Офицер сразу сделался врагом в умах солдатских, ибо требовал продолжения войны и представлял собой в глазах солдата тип барина и помещика... Теперь вполне станет понятно, как случилось, что весь командный состав сразу потерял влияние на вверенные ему войска и почему солдат стал смотреть на офицера как на своего врага».
Если с 1914 года солдаты сбегали от войны, голода и холода, сдаваясь в плен, то теперь, после начала революции, они стремились вернуться к себе в деревню, чтобы принять участие в начавшемся разделе помещичьих земель. Разумеется, такая армия не могла продолжать войну. В то же время такие настроения способствовали переходу значительной части солдат на сторону большевиков.
После своего назначения Верховным главнокомандующим А.А. Брусилов, по его словам, «настоятельно просил вновь назначенного военным министром Керенского прибыть на Юго-Западный фронт, дабы он сам заявил войскам требования Временного правительства, подкрепленные решением Совета рабочих и солдатских депутатов. Он выполнил свое обещание, приехал на фронт, объехал его и во многих местах произносил речи на митингах. Солдатская масса встречала его восторженно, обещала все что угодно и нигде не исполняла своего обещания… Я понимал, что, в сущности, война кончена для нас, ибо не было, безусловно, никаких средств заставить войска воевать. Это была химера, которую могли убаюкиваться люди вроде Керенского… и тому подобные профаны».
Между тем новый военный министр не ограничивал свою ораторскую деятельность фронтом. Керенский постоянно выступал на различных митингах и собраниях в тылу. Его популярность быстро росла и превратилась в массовое обожание. В повести «Школа» А. Гайдар писал, что даже в маленьком Арзамасе «все точно перебесились. Только и было слышно: «Керенский. Керенский». В каждом номере газеты помещались его портреты: «Керенский говорит речь», «Население устилает путь Керенского цветами», «Восторженная толпа женщин несет Керенского на руках». Член Арзамасской городской думы Феофанов ездил по делам в Москву и за руку поздоровался с Керенским. За Феофановым табунами бегали».

Большевики понимали, что для того чтобы распространять свою политическую пропаганду, им нужны яркие и опытные ораторы. В это время произошло событие, которое во многом повлияло не только на жизнь страны в 1917 году, но и на последующие годы. 5 мая в Петроград из эмиграции вернулся Троцкий. К своему разочарованию он обнаружил, что никто его не ждал. По воспоминанию Троцкого, председатель Петросовета Чхеидзе «сухо приветствовал» его. Все же Троцкого как бывшего члена руководства Петроградского совета в 1905 году было решено включить в Исполком Совета с совещательным голосом. Троцкий вспоминал: «Я получил свой членский билет и свой стакан чая с черным хлебом». Троцкий смог устроиться в «каких-то Киевских номерах», в одной комнате, да и той добились не сразу».
Осознав, что меньшевики явно его третируют, амбициозный Троцкий решил обратиться к большевикам, против которых он вел борьбу в течение почти 14 лет. Уже 7 мая Троцкий встретился с Лениным, Зиновьевым, Каменевым, чтобы обсудить вопросы о единых действиях.
К тому времени в Петрограде оказались члены так называемой «Межрайонной организации», которая не примыкала организационно ни к меньшевикам, ни к большевикам. В эту группу, которую возглавлял Л.Д. Троцкий, входили М.М. Володарский, М.С. Урицкий, А.В. Луначарский, М.М. Покровский, Д.З. Мануильский, А.А. Иоффе, К.К. Юренев, Д.Б. Рязанов, Л.М. Карахан и другие. Хотя членов «Межрайонки» (так ее называли большевики) было не более четырех тысяч, они оказывали заметное влияние на левую российскую интеллигенцию и имели разветвленные международные связи. Основным документом «Межрайонки» вскоре стала написанная в мае 1917 года Троцким брошюра «Программа мира».
В брошюре подтверждалась верность идеям «перманентной революции», и в ней говорилось, что революционное движение, начавшись в одной из европейских стран, «сможет успешно развиваться и прийти к победе только как общеевропейское. Оставаясь изолированным в национальных рамках, оно оказалось бы обречено на гибель… Спасение русской революции – в перенесении ее на всю Европу… Рассматривать перспективы социальной революции в национальных рамках значило бы становиться жертвой той самой национальной ограниченности, которая составляет сущность социал-патриотизма». «Важнейшей составной частью пролетарской программы мира», утверждал Троцкий, является создание Соединенных Штатов Европы. Троцкий подчеркивал, что «Соединенные Штаты Европы станут лишь одной из осей мировой организации хозяйства. Другой осью явятся Соединенные Штаты Америки». По сути, Троцкий выдвигал идеи, которые затем легли в основу проектов «нового мирового порядка» и «глобализации».
Разумеется, для Ленина была очевидна пропасть, разделявшая большевиков от Троцкого и его сторонников в идейном отношении. В конспекте своего выступления в мае Ленин записал: «Колебания мелкой буржуазии. Троцкий… Ларин… Биншток… Мартов… «Новая жизнь». Таким образом, в мае 1917 года Ленин рассматривал Троцкого как типичного представителя мелкой буржуазии. В свою очередь Троцкий также сознавал коренные отличия между ним и большевиками. 10 мая, выступая на конференции межрайонцев, Троцкий заявил: «Я называться большевиком не могу… Признания большевизма требовать от нас нельзя».
Однако контакты межрайонцев с большевиками продолжились. 30 мая Ленин писал о том, что налаживаются «договоры с Межрайонкой для привлечения т. Троцкого к изданию популярного органа». К тому времени Троцкий организовал выпуск газеты «Межрайонки» под названием «Вперед». Но газета выходила нерегулярно. За 1917 год вышло 16 номеров, и они распространялись с трудом.
Столкнувшись с трудностями в издании печатного органа, Троцкий решил, по его словам, оказать «свое воздействие на политическую жизнь столицы не письменным, а устным словом». Это желание Троцкого совпадало со стремлением большевиков вести агитацию среди широких масс. Хотя Троцкий был ярким публицистом, его наиболее сильное достоинство было в умении выступать перед массовой аудиторией. Троцкий старательно изучал примеры других выдающихся ораторов социал-демократических партий Европы: Жореса, Вандервельде, Адлера и других. Подробно описав речи этих и других ораторов, Троцкий обращал внимание на тон, тембр голоса, паузы, к которым прибегали выступавшие. Однако из его примеров нельзя узнать, о чем говорили прославленные ораторы. Очевидно, что содержательная часть речей не интересовала Троцкого. Он полагал, что оратор должен произносить речи, которые дадут импульс для действий, а не для мысли. Троцкий писал: «Разве в речи ценна какая-либо другая логика, кроме логики, побуждающей к действию?» В отличие от Троцкого Ленин убеждал слушателей силой своей логики и предлагал им глубокие мысли для обдумывания.
Вместе с Луначарским Троцкий стал выступать перед различными аудиториями. Особенно часто Троцкий и Луначарский выступали в цирке «Модерн» – любимом месте для публичных выступлений в Петрограде того времени. Как вспоминал Троцкий, он «выступал в цирке обычно по вечерам, иногда совсем ночью. Слушателями были рабочие, солдаты, труженицы-матери, подростки улицы, угнетенные низы столицы… Никакая усталость не могла устоять перед электрическим напряжением этого страстного человечества скопища. Оно хотело знать, понять, найти свой путь. Моментами казалось, что ощущаешь губами требовательную пытливость этой слившейся воедино толпы… Таков был цирк «Модерн».
Любил Троцкий выступать и в Кронштадте. С первых же дней революции стало ясно, что Кронштадт представляет собой котел, кипящий революционными страстями. Своими речами Троцкий усиливал кипение этого котла. Вспоминая 1917 год, он писал: «Жизнь кружилась в вихре митингов… Митинги шли на заводах, в учебных заведениях, в театрах, в цирках, на улицах и на площадях».
Член «Межрайонки» Урицкий считал, что выступления Троцкого стали важнейшим фактором развития революции. Он заявлял: «Пришла великая революция, и, хотя у Ленина много мудрости, она начинает меркнуть рядом с гением Троцкого». На самом же деле рост революционности масс обеспечивался прежде всего объективными факторами и кропотливой, часто незаметной работой тысяч членов растущей большевистской партии. Кроме того, распространение большевистской пропаганды не ограничивалось Петроградом, а охватывало огромную страну.
Миллионы людей в России видели, что новые власти не в состоянии решить те проблемы, которые стали причиной революции. Более того, некоторые из старых проблем обострились, возникли новые, связанные с неспособностью властей навести элементарный порядок, а речи Керенского не могли заворожить надолго слушателей. Сторонник Временного правительства эсер Сорокин признавал, что уже в мае 1917 года «в городах распространился голод, работу найти все труднее… Несчастный Керенский… сопровождает одну речь другой, однако диких зверей нельзя остановить речами, пусть даже красноречивыми». Разочарование во Временном правительстве и партиях, представители которых были в его составе, нарастало.
Более внимательные исследователи заметили, что решающую работу выполняли большевики, которые не блистали на ораторских подмостках. Одним из них был Сталин. Несмотря на неприязненное отношение к Сталину, автор его биографии Исаак Дойчер признал, что он был «упорным и умелым организатором, которому Ленин поручил исполнение ключевой роли в его плане революции». Дойчер справедливо отмечал: «…в то время как целая плеяда ярких трибунов революции, подобных которым Европа не видела со времен Дантона, Робеспьера и Сен-Жюста, красовались перед огнями рамп, Сталин продолжал вести свою работу в тени кулис». Поскольку же решающие события в политической жизни, а особенно в ходе революции, готовятся за кулисами, пребывание вдали от авансцены позволяло Сталину и многим другим ленинцам вносить решающий вклад в успешную деятельность большевистской партии.

В начале 1917 года большевики не имели перевеса в Советах, и их влияние заметно уступало эсерам и меньшевикам. На первом съезде Советов (3–24 июня 1917 года) из 777 делегатов, объявивших о своей партийной принадлежности (всего было 1090 делегатов), большевиков было лишь 105 (то есть около 13,5%). Среди выступавших с трибуны съезда преобладали меньшевики и эсеры.
Логинов привел слова из речи на съезде, с которой 4 июня выступил И. Церетели: «В настоящее время в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место». Процитировал Логинов и воспоминания Надежды Никифоровской, которая стенографировала работу съезда: «Оратор сделал паузу, как бы любуясь эффектом, который произвели его слова на делегатов… Тишина… И вдруг, как удар грома, раздались слова: «Есть! Есть такая партия!» По залу прокатился гул, все пришло в движение. Многие повставали с мест, чтобы увидеть того, кто бросил такую реплику». А Владимир Ильич, попросив у президиума слова от фракции большевиков, уже шел к трибуне».
Получив слово, Ленин прежде всего обратил внимание делегатов съезда на решающую роль Советов в развивавшемся революционном процессе. Ленин говорил: «Первый и основной вопрос, который стоял перед нами, где мы присутствуем, что такое те Советы, которые собрались сейчас на Всероссийский съезд, что такое революционная демократия, о которой здесь так безмерно много говорят, чтобы затушевать полное ее непонимание и полнейшее от нее отречение».
Ленин задавал делегатам съезда риторический вопрос: «Есть ли такая страна в Европе, буржуазная, демократическая, республиканская, где бы существовало что-нибудь подобное Советам? Вы должны ответить «нет». Ленин указывал на принципиальные отличия советской формы правления от парламентской, преимущества Советской власти. Ленин подчеркивал, что Россия стоит перед выбором: «…идти вперед или назад. Стоять в революционное время на одном и том же месте нельзя». Он убедительно доказал, что большинство делегатов съезда не осознавали ни этого обстоятельства, ни даже роли Советов, которых они представляли на съезде.
Пояснив свою реплику, которую он бросил из зала Церетели, Ленин сказал: «Я отвечаю: «Есть! Ни одна партия от этого отказываться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком». Ответом Ленину были аплодисменты большевиков и смех их противников. Ленин продолжал: «Вы можете смеяться сколько угодно… Ни одна партия не может от этого отказываться». Ленин давал понять, что, в отличие от других партий, большевики готовы взять на себя всю полноту ответственности за судьбы страны.
В заключении речи он сказал: «Переход власти к революционному пролетариату при поддержке беднейшего крестьянства есть переход к революционной борьбе за мир… в самых безболезненных… формах, переход к тому, что власть и победа за революционными рабочими будут обеспечены и в России и во всем мире».
Уверенность Ленина в успехе победы была подкреплена массовыми демонстрациями в дни работы съезда Советов. 18 июня, пока шел съезд, состоялась массовая демонстрация в Петрограде, в которой приняло участие до полумиллиона человек. В колоннах демонстрантов преобладали большевистские лозунги «Вся власть Советам!», «Долой 10 министров-капиталистов!», «Ни сепаратного мира с немцами, ни тайных переговоров с англо-французскими капиталистами!». Лишь несколько групп демонстрантов вышли с призывами доверия Временному правительству.
В эти дни демонстрации под такими же большевистскими лозунгами происходили по всей стране: в Риге, Гельсингфорсе, Выборге, Ревеле, Новгороде, Иваново-Вознесенске, Твери, Ярославле, Смоленске, Калуге, Орле, Киеве, Харькове, Ростове-на-Дону, Макеевке, Нижнем Новгороде.
Массовые выступления под большевистскими лозунгами повлияли и на делегатов съезда Советов. На выборах Центрального исполнительного комитета Советов в его состав из 320 членов было избрано 58 большевиков, то есть свыше 18%, что существенно превышало долю большевиков среди делегатов съезда.
Численность большевистской партии быстро росла. Если из подполья вышло около 24 тысяч большевиков, то уже в конце апреля партия насчитывала свыше 100 тысяч членов. Особенно бурным происходил рост большевистской партии в столичных городах (за этот же период в Петрограде ряды партии выросли в 8 раз, в Москве почти в 12 раз). Быстрый рост партии продолжился и после апрельской конференции. С конца апреля по конец июня петроградская организация выросла с 16 до 36 тысяч членов, а московская – с 7 до 15 тысяч. Существенно увеличились тиражи большевистской печати. К концу июня 1917 РСДРП(б) выпускала уже более 50 газет и журналов, ежедневный тираж которых превышал 500 тысяч.
К середине 1917 года российская революция достигла переломного момента в своем развитии. Даже после реорганизации Временного правительства в начале мая, в результате которой в его состав вошли представители эсеров и меньшевиков, оно не смогло приступить к решению коренных проблем общества. Влияние большевистской партии – единственной партии, предлагавшей идти по пути коренных преобразований в стране, возрастало. Столкновение между силами революционными и теми, кто тормозил или активно сопротивлялся революции, становилось неизбежным.

Юрий Емельянов

http://sovross.ru/articles/1553/32834


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт май 25, 2017 10:27 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
«Аграрные беспорядки»

Временное правительство не спешило перейти к решению одного из ключевых вопросов – земельного. Министерство земледелия во главе с кадетом А.И. Шингаревым действовало в интересах помещиков.

После Апрельского кризиса на этом посту его сменил глава эсеров В.М. Чернов. Его называли «мужицким министром», так как партия эсеров имела влияние в крестьянских массах. Однако, как показали дальнейшие события, проводить внятную аграрную политику буржуазно-меньшевистское правительство было не в состоянии.
___________
17 (30) мая В.М. Чернов пытался запретить земельные сделки до особого распоряжения правительства. Однако в результате давления Совета объединенных дворянских обществ и Комитета съездов представителей акционерных обществ оно так и не вступило в силу.
___________
Россию охватывают крестьянские выступления, самозахваты земли, поджоги поместий, которые официально именуются «аграрными беспорядками». Их число постоянно растет:

– апрель – 205 «аграрных беспорядков»
– май – 558 «аграрных беспорядков»
– июнь – 1122 «аграрных беспорядка»
___________
«В с. Покровском имело место печальное явление, являющееся результатом непорядка и безначалия в деревне и малосознательного отношения крестьянства к переживаемому моменту и завоеванной свободе. Совершенно разгромлена усадьба местного известного общественного деятеля Н.Д. Дурасова, бывшего Стерлитамакского уездного предводителя дворянства, ныне работающего во Всер. зем. союзе на фронте».

«Уфимская жизнь»

___________
«Симбирский губернский комиссар телеграфирует... о продолжающихся в Симбирской губернии и соседних уездах Самарской губернии аграрных эксцессах, выражающихся в арестах по постановлению сельских комитетов землевладельцев и управляющих имениями, произвольном захвате земли и произвольном установлении арендных цен».

«Новое время»
Съезд крестьянских депутатов

4 (17) мая – 28 мая (10 июня) в Петрограде состоялся Первый Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов. В нем приняли участие 1167 делегатов от 69 губерний и областей. В том числе эсеров – 537, социал-демократов, большей частью меньшевиков, – 103, беспартийных – 136 и невыявленной партийной принадлежности – 329. Крестьянская большевистская фракция включала 9 человек, кроме того, организованная М.В. Фрунзе группа «14 беспартийных» целиком шла за большевиками.
___________
Наша партия советует крестьянам на местах тотчас брать всю землю, делая это как можно более организованно, никоим образом не допуская порчи имущества и прилагая все усилия, чтобы производство хлеба и мяса увеличилось, ибо солдаты на фронте бедствуют ужасно».

Открытое письмо В.И. Ленина делегатам съезда, «Солдатская правда», 11 (24 мая)

___________
20 мая на первом заседании Исполкома его председателем избран Н.Д. Авксентьев, товарищами председателя И.И. Фондаминский-Бунаков и Г.А. Мартюшин. Все эсеры. Социал-демократы (меньшевики и большевики) в состав Исполкома не вошли.
___________
25 мая съездом принято предложенное эсерами постановление по аграрному вопросу. Решение земельного вопроса было отложено до Учредительного собрания. Это мотивировалось необходимостью предотвратить массовое дезертирство солдат с фронта.
___________
Несмотря на формальную победу на линии эсеров, съезд имел большое значение для развития крестьянского движения и борьбы партии большевиков за влияние на крестьянство.
Продовольственная политика

Введение Временным правительством хлебной монополии в марте 1917 года не смогло остановить кризис в обеспечении страны продовольствием. Правительство фактически не смогло даже наладить учет хлеба из-за сопротивления сельского населения.
Хлебозаготовки составили в процентах от плана:
Апрель – 27%, май – 70%.
Официальные дневные нормы обес­печения хлебом к июню:
для армии – 1,5 фунта (~ 615 г),
для гражданского населения – ¾ фунта (~ 307 г)
___________
При установленной норме в 67 фунтов (~ 27, 5 кг) зернофуража в сутки для конского состава армии, отмечен массовый падеж лошадей от бескормицы.
___________
Колебание твердых цен; обесценение рубля; непомерное, не эквивалентное твердым ценам на хлеб вздорожание предметов первой необходимости; недосев полей и деревенская смута привели к крайней неэффективности аграрной и продовольственной политики Временного правительства.

В сегодняшних «Отечественных записках» читайте очерк Юрия Емельянова «Есть! Есть такая партия!» о деятельности большевиков после Апрельского кризиса 1917-го и создания коалиционного правительства «министров-капиталистов» (см. предыдущий пост).

http://sovross.ru/articles/1553/32828.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср май 31, 2017 10:06 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Двоедушие двоевластия

Газета "Правда" №57 (30554) 1 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

После того как Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, где погоду заказывали меньшевики и эсеры (народники), делегировал четырёх своих представителей во Временное правительство, в разных кругах общества задавался вопрос: исчезло ли двоевластие? Он легко переводился на обыденный язык: с кого теперь спрашивать за все беды? А жажда спросить появлялась совсем не на голом месте.

ОТКРОЕМ 60-й номер «Правды» за 18 (31) мая. В нём короткая заметка Ленина на самую злободневную тему: о надвигающейся катастрофе. Она называлась «Борьба с разрухой посредством умножения комиссий» и посвящена выполнению властных функций Петросоветом:

«Известия» от 17 мая печатают предлинную, прескучную, пренеумную резолюцию своего экономического отдела насчёт борьбы с разрухой.

Ну и борьба! Мысли великолепные, планы превосходные удушаются сетью бюрократически мёртвых учреждений. «Экон. отдел преобразуется»… — слушайте, слушайте! — «в отдел организации народного хозяйства»…

Превосходно! Мы на верном пути! Страна, успокойся! Отдел пере-име-но-ван.

А можно ли вообще «организовать народное хозяйство, не имея в руках государственной власти? Об этом в Исп. Ком. забыли подумать».

В следующем номере, вышедшем 19 мая (1 июня), Ленин, видя в каждом читателе если не пропагандиста, то агитатора, отвечает на вопрос: «Как запугивают народ капиталисты?» (этот вопрос вынесен в название статьи). Он указывает, что большевистскую программу перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую породило «не чьё бы то ни было нетерпение, не чья бы то ни было пропаганда, а объективные условия, невиданность этого краха всей культуры, — вот что вынуждает переход к контролю за производством и распределением, за банками, фабриками и пр.

А при свободе, созданной «политическим переворотом» 27 февраля, при существовании Советов Рабочих, Крестьянских и др. Депутатов невозможен такой контроль иначе, как при преобладании рабочих и крестьян, при подчинении меньшинства населения большинству. Как ни негодуйте, этого не изменить».

Вождь пролетариата добавляет: «Даже для революции социалистической никоим образом не «нужно отречение от всех своих имущественных прав десятков миллионов граждан» (именно так утверждала «Финансовая газета» в мае 1917 года, именно так обманывают соотечественников буржуазные трубадуры в 2017 году. — В.Т.). Даже для социализма (а контроль за банками и фабриками ещё не есть социализм) ничего подобного не нужно.

Это — величайшая клевета на социализм. Ни один социалист никогда не предлагал отнять собственность (= «получить отречение от всех своих имущественных прав») у «десятков миллионов», т.е. у мелких и средних крестьян.

Ничего подобного!

Все социалисты всегда опровергали подобный вздор.

Социалисты хотят добиться «отречения» только у помещиков и капиталистов. Чтобы нанести решительный удар тому издевательству над народом, которое проделывают, например, углепромышленники, дезорганизуя и портя производство, достаточно добиться «отречения» от нескольких сот, самое большее от 1—2 тысяч миллионеров — банковских и торгово-промышленных воротил».

Однако, как свидетельствовала в том же номере «Правда», капитал совсем не собирается сдавать свои позиции. Об этом говорят действия уже не Совета, а тесно связанного с ним Временного правительства. Обратимся к редакционной статье «Сословия и диктатура». В ней сообщается: «Разработанный комиссией законопроект об отмене сословных ограничений в настоящее время признано необходимым остановить. Так заявляет Временное Правительство 13 мая сего 1917 года! — и правительство «обновлённое», «коалиционное».

Причудливый казус, не имеющий значения? Но решение «контактной комиссии» коалиционного министерства соседствует с другими принятыми кабинетом решениями. Кроме приостановки отмены дворянства и других сословных привилегий, приостановлена отмена основных законов Российской империи, сохранены действия судов на почве царских законов, приостановлено увольнение всего чиновничьего, бюрократического аппарата, приняты решения о восстановлении полиции и установлении военной диктатуры (ищут «кандидата в диктаторы поудачнее Корнилова или Алексеева»)... Даже этого перечня «достаточно, чтобы понять, что контрреволюция… организовалась уже и старается проявить себя во вред народу именно во Временном Правительстве, где 10 капиталистов объединены с 6 социал-шовинистами».

«Аресты антимилитаристов» — под таким заголовком в «Правде» за 26 мая (8 июня) опубликована срочная телеграмма:

«РИГА. В связи с приездом Керенского митинги. Арестовывают антимилитаристов. Власти грозят конфискацией «Циня» (орган латышей социал-демократов) и «Окопной Правды». Солдаты возмущены подобными угрозами. Встречать Керенского отказываются.

Рижский Комитет Соц.-Дем.

Латышского края».

А вот свидетельство проявления диктатуры пролетариата: информация «Изгнание директора». Читаем её текст:

«17 мая на фабрике «Скороход» произошёл следующий инцидент.

В переговорах с представителями рабочих по вопросу об отпуске обуви рабочим и их семьям со скидкой 30% директор фабрики, Александр Карлович Гартвиг, вёл себя вызывающе и ругался нецензурной бранью. Делегаты доложили об этом общему собранию.

Собрание пришло в негодование. Со всех сторон посыпались характеристики этого субъекта. Оказалось, что он в своё время помогал охранке; работницам, обращавшимся за повышением заработной платы, советовал идти на Невский; рабочих всегда ругает и т.д. Последний случай был лишь каплей, переполнившей чашу.

Собрание единодушно решило вызвать Гартвига и выслушать его объяснение. Он заявил, что никого не ругал. Собрание ещё больше возмутилось этим. Оно тут же решило изгнать директора, заставив его подписать следующее заявление: «По постановлению общего собрания рабочих фабрики «Скороход» оставляю место директора и обязуюсь в трёхдневный срок очистить занимаемую мною фабричную квартиру».

Кроме того, собрание выбрало комиссию из трёх человек для надзора за фабрикой и Гартвигом».

Вот на этом фоне деятельности революционных рабочих, Совета и Временного правительства Ленин выносит в название статьи вопрос: «Исчезло ли двоевластие?». Она опубликована 20 мая (2 июня). Ответ Владимира Ильича чёткий, недвусмысленный: «Двоевластие остаётся. Правительство капиталистов остаётся правительством капиталистов, несмотря на придаточек к нему в виде меньшинства народников и меньшевиков. Советы остаются организацией большинства. Народнические и меньшевистские вожди беспомощно мечутся, желая усесться между двух стульев (выделено мной. — В.Т.)… С точки зрения марксизма, «соглашательство» народнических и меньшевистских вождей есть проявление колебаний мелкой буржуазии, боящейся довериться рабочим, боящейся порвать с капиталистами. Эти колебания неизбежны, — как неизбежна и наша борьба, борьба пролетарской партии, за преодоление колебаний, за разъяснение народу необходимости восстановить, организовать, увеличить производство против капиталистов».

«Правда» заметное внимание уделяла избирательной кампании, вступившей в завершающую фазу. 25 мая (6 июня) газета публикует обращение Центрального и Петербургского Комитетов РСДРП «Неделя выборов»:

«Товарищи! Через 4 дня начинаются выборы в районные думы. Времени осталось совсем немного… Надо организовать митинги по фабрикам, мастерским, казармам. Надо разделить улицы и постараться обойти все дома. Надо каждому избирателю доставить «Правду», нашу муниципальную платформу, воззвания, плакаты. В дни выборов ни один товарищ не должен остаться дома. Дорог каждый голос. В дни выборов члены нашей партии должны заботиться о том, чтобы все сочувствующие нам осуществили на деле своё избирательное право…»

Здесь же статья Ленина «Партии на выборах в районные думы Петрограда», в которой дана характеристика классовых позиций всех участников этой политической кампании.

В трёх номерах (63-м, 64-м и 66-м) «Правда» опубликовала статью Сталина «Муниципальная кампания», в которой ярко представлены избирательные платформы всех основных партий. Вот как, например, автор характеризовал позицию большевиков:

«Мы против нынешней войны, потому что она есть война грабительская, захватническая.

Мы за мир, мир общий и демократический, потому что такой мир — самый верный выход из хозяйственной и продовольственной разрухи.

Жалуются на недостаток хлеба в городах. Но хлеба нет потому, что посевная площадь сократилась из-за недостатка рабочих сил, «угнанных» на войну. Хлеба нет потому, что даже имеющиеся запасы не на чем привезти, так как железные дороги заняты обслуживанием войны. Прекратите войну — и хлеб будет.

Жалуются на недостаток товара в деревне. Но товара не стало, потому что большая часть фабрик и заводов обслуживает войну. Прекратите войну — и товар будет.

Мы против нынешнего правительства, потому что оно, призывая к наступлению, оттягивает войну, обостряя разруху и голод.

Мы против нынешнего правительства, потому что оно, охраняя барыши капиталистов, срывает дело революционного вмешательства рабочих в хозяйственную жизнь страны.

Мы против нынешнего правительства, потому что оно, мешая крестьянским Комитетам распоряжаться помещичьей землёй, срывает дело освобождения деревни от помещичьей власти.

Мы против нынешнего правительства, потому что оно, начав «дело» с вывода революционных войск из Петрограда и перейдя теперь к выводу революционных рабочих (разгрузка Петрограда!), — обрекает революцию на бессилие.

Мы против нынешнего правительства, потому что оно вообще не способно вывести страну из кризиса.

Мы за то, чтобы вся власть была передана в руки революционных рабочих, солдат и крестьян».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт июн 01, 2017 8:09 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
«Надо разоблачать капиталистов»

Газета "Правда" №58 (30555) 2—5 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

27 мая (9 июня) 1917 года в Петрограде начинались выборы в районные думы. Они продолжались несколько дней, так как в разных районах столицы проходили не одновременно. Естественно, что «Правда» уделяла им серьёзное внимание. Она подходила к выборам как к важной форме политической борьбы, эффективному средству формирования классовой позиции граждан. При этом у ленинского издания был точный адресат.

НОМЕР ГАЗЕТЫ открывался передовой «Сегодня выборы! Долг солдата, долг рабочего». Это была даже не агитка, а инструкция:

«Товарищи солдаты, товарищи рабочие и работницы! Голосуйте за партию бедноты, голосуйте за рабочую партию!

Товарищи! Те из вас, кто сочувствует нашей партии, должны:

1) все, как один человек, явитесь к урнам и голосуйте только за списки нашей партии (большевики и другие интернационалисты);

2) все отправляйтесь в казармы, на фабрики, в мастерские, в беднейшие кварталы, чайные, на улицы, вербуйте сторонников нашей партии. Долг чести требует, чтобы каждый из вас привлёк на нашу сторону несколько десятков избирателей!

Все за работу, товарищи! Все три дня посвятите выборам».

Рядом ленинская статья «Крепость цепи определяется крепостью самого слабого звена её». В ней ясно объясняется, почему не надо голосовать за мелкобуржуазный блок:

«Пусть же те, кто хочет стоять за трудящихся, против капиталистов, кто хочет бороться за хлеб, за мир, за свободу, — пусть они ни одного голоса не дают блоку (союзу) народников и меньшевиков, прячущих в своих списках гнилое «Единство»!

Голосуйте только за списки соц.-демократов и интернационалистов!»

Наступательность — главное качество предвыборной кампании большевиков. Их прицельность — второе важное качество. В выборах в районные думы участвуют все, в том числе правые, буржуазные партии, но огонь критики нацелен против мелкобуржуазных социал-соглашателей. Причина проста: муниципальную избирательную кампанию большевики рассматривали как подготовку к предстоящим выборам в Петросовет, второй полюс двоевластия. Пример принципиальной классовой постановки вопроса — статья Ленина «Надо разоблачать капиталистов». Читаем: «Пусть всякий рабочий, который знает и понимает, что делается по этой (коммерческой. — В.Т.) части на «его» фабрике; пусть всякий банковский, фабричный, торговый служащий, кто не равнодушен к гибели страны; пусть всякий инженер, статистик, бухгалтер напрягут все усилия, чтобы собирать, хотя бы по частям, точные — по возможности документальные — данные об этой вакханалии мародёрства, то есть о ценах и прибылях».

Ленин объясняет, почему он обращается к рабочим и служащим, а не к Временному правительству: «Ждать от правительства капиталистов, от гг. Львова, Терещенко, Шингарёва и Ко, от их бессильного и игрушечного «придаточка», Чернова, Церетели, Пешехонова, Скобелева, ждать от них… разоблачения капиталистов было бы детски наивно. Только заболевшие «министериалистским разжижением мозга» способны ждать этого. Тем энергичнее надо звать к частной инициативе».

Ленинскому вектору разоблачения меньшевиков и эсеров следует редакционная публикация в 67-м номере — «А вы кто?» Она ст`оит того, чтобы привести её полностью:

«В пакете своих листков меньшевики рекомендуют (смотри, напр., их листок по Петроградской стороне) объединённый список народников и меньшевиков. Кадетов они называют «партией промышленников и помещиков, партией буржуазии».

Правильно!

А вы кто? Вы — кто, господа народники и меньшевики?

Ведь вы в блоке (в союзе) с кадетами через правительство! Ведь вы дали себя связать кадетам, посадив 6 министров народников и меньшевиков под начало 10 кадетов. Ведь вы — на деле лишь придаток кадетов!

Рабочие и солдаты! Трудящиеся!

Ни одного голоса ни кадетам, ни меньшевикам, ни народникам!

Голосуйте за большевиков!»

Было бы наивно думать, что капиталисты терпимо относятся к большевикам. В 68-м номере «Правды» три публикации наиболее ярко показывают поведение классового врага. Статья Ленина «Переход контрреволюции в наступление» рисует панораму действий Временного правительства, господ Милюковых и перешедших на их позиции Плехановых. По соседству — иллюстрация наступления контрреволюции: информация об анонимной статье в «Известиях Совета Офицерских Депутатов Армии». Вот как звали офицеры обращаться с большевиками и их сторонниками: «Каждая организация имеет право человека, вредящего её задачам,.. насильно вышвырнуть из своих рядов, и никто не поставит ей в вину, если при этом вышвыривании сопротивляющегося дезорганизатора он вылетит и за пределы жизни… Неужели офицеры… испугаются рискнуть своей жизнью, чтобы очистить свою собственную среду от дезорганизаторов?»

Вот когда и вот кто начал толкать Россию к гражданской войне.

В отношении рабочих столицы буржуазия в союзе с социал-предателями избрала другой, пока не столь кровавый метод борьбы: «разгрузку столицы». «Правда» публикует информацию с Путиловского завода: «Выслушав доклад на общем собрании котельной и паровозо-котельной мастерских от представителя Сов. Р. и Солд. Деп. о переводе промышленных предприятий на юг России, обсудив этот вопрос на общем собрании 1 июня н. ст., считаем, что это не первая контрреволюционная уловка буржуазии, чтобы избавиться от революционно организованных рабочих Петрограда и разбросать их по разным углам России. Поэтому мы решительным образом протестуем против контрреволюционных уловок буржуазии».

А по соседству заявление на эту же тему общего собрания рабочих Русско-Балтийского воздухоплавательного завода: «Обсудив вопрос о разгрузке Петрограда от рабочих, выражаем свой протест и глубоко возмущаемся, что в коалиционном министерстве находятся лица, желающие удалить революционный авангард от центра революции и распылить крепко сплочённые массы петроградских рабочих. Предлагаем, если это необходимо: 1) эвакуировать лазареты в южную полосу России, так как ни климатические, ни гигиенические условия не способствуют быстрому выздоровлению больных и раненых воинов; 2) эвакуировать монастыри; монахов, физически здоровых, призвать в армию, а монахинь — привлечь к уходу за ранеными; 3) если министерство находит, что имеются свободные рабочие руки, то заявляем, что необходимо отменить детский труд, оставив учеников квалифицированного труда…»

До чего же мудрый рабочий подход к делу!

А тема «разгрузки Петрограда» была продолжена в следующем, 69-м номере обращением «Правды» к начинавшей работу конференции фабрично-заводских комитетов Петрограда. Здесь же статья Ленина «Издевательство капиталистов над народом». В ней речь о том, как «капиталисты, находясь в стачке с буржуазной частью Врем. Правительства (в котором заседают меньшевики и социал-революционеры); капиталисты тормозят дело, портят работу, не принимают мер к вывозу продуктов, без коих страна гибнет.

Без угля становятся фабрики и железные дороги. Растёт безработица. Крестьяне не могут давать хлеба даром. Неминуемо надвигается голод.

И всё это проделывают капиталисты, находясь в стачке с правительством!!»

В том же номере за 31 мая (13 июня) 1917 года «Резолюция

Ц. Комитета РСДРП по поводу нот Англии и Франции». В ней подчёркивается: эти ноты свидетельствуют, что «потерпела полное крушение политика коалиционного Временного Правительства, обещавшего привести страну к миру путём дипломатических переговоров с империалистическими правительствами Англии и Франции и склонения этих правительств к отказу от их захватнических стремлений».

В следующем, 70-м номере за 1(14) июня «Правда» опубликовала развёрнутую статью Ленина «Оправдание позора». В ней показывается никчёмность аргументов меньшевиков и эсеров по поводу своего вхождения во Временное правительство. Возьмём лишь один их довод, который с сарказмом опровергает Ильич:

«У «наших» цель «не прекращение классовой борьбы, а её продолжение при помощи орудий политической власти». Великолепно! Итак, если прикрыть гадость хорошей целью или хорошей «исходной точкой участия» в гадости, то дело в шляпе!! Участие в буржуазном, империалистическом правительстве, которое на деле ведёт империалистскую войну, можно, видите ли, назвать «продолжением классовой борьбы при помощи орудий политической власти». Это — просто перл».

В этом же номере начинается серия репортажей с конференции заводских комитетов г. Петрограда. Она продолжается в 71-м и 72-м номерах, а в 73-м номере «Правда» публикует резолюцию этой конференции. Вот один из её ключевых пунктов:

«Путь к спасению от катастрофы лежит только в установлении действительно рабочего контроля над производством и распределением продуктов. Для такого контроля необходимо: во 1) чтобы во всех центральных учреждениях, ведающих этим делом, было обеспечено большинство за этими организациями (профессиональными союзами, Советами Рабочих Депутатов, заводскими комитетами): не менее 2/3 всех голосов при обязательном привлечении к участию как не отошедших от дела предпринимателей, так и технически-научно образованного персонала; во 2) чтобы фабричные и заводские комитеты, а равно и профессиональные союзы получили право участвовать в контроле над каждым предприятием с открытием для них всех торговых и банковских книг и с обязательством сообщать им все данные.

Рабочий контроль должен быть распространён так же и при таких же правах на все финансовые и банковские операции с выяснением всего финансового положения дела».

Замечательные пункты! Так и просятся в Программу КПРФ!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср июн 07, 2017 7:20 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Период распада

Автономизация

Центробежные процессы начались в России сразу после Февральской революции. К лету 1917 года в условиях двоевластия в столицах и многовластия, царившего особенно на национальных окраинах, эти процессы приняли обвальный характер.

Этому способствовала продолжавшаяся война, а также создание воинских подразделений по национальному признаку, которое началось еще при царском режиме.
___________
В мае – июне состоялись 1-й Всероссийский конгресс мусульман, Конгресс мелких народностей Поволжья, призвавших к федеративному устройству России, а также два съезда Союза горских народов, которые выступили за автономию народов Северного Кавказа в составе России.
___________
В июне состоялся 8-дневный съезд финляндской Социал-демократической партии. По вопросу о политическом положении Финляндии принята резолюция, требующая отторжения Финляндии от России и образования независимой республики. Финский сенат постановил упразднить во всех финских официальных учреждениях надписи на русском языке.
Украинская Центральная рада

Первый Всеукраинский военный съезд потребовал «немедленного провозглашения принципа национально-территориальной автономии», «немедленного назначения при Временном правительстве министра по делам Украины», реорганизации армии по национально-территориальному принципу, а также украинизации Черноморского флота и отдельных кораблей Балтийского флота.
___________
«Учитывая единодушные требования об автономии Украины, выдвинутые украинской демократией, надеемся, что Временное правительство выразит принципиально доброжелательное отношение к этому пункту».
Из специального меморандума Украинской Центральной рады Временному правительству
___________
16 (29) мая в Петроград направилась делегация УЦР во главе с зампредами УЦР В. Винниченко и С.Ефремовым. Меморандум УЦР был рассмотрен на заседании Юридического совещания Временного правительства, однако никакого решения по поводу выставленных требований принято не было. Политика Временного правительства – установка на пассивное ожидание.
___________
19 мая (1 июня) в Центральную раду прибыл российский военный министр Керенский, его приветствовал на украинском языке председатель Рады Грушевский.
«Моя просьба к вам – быть мудрыми и спокойными. Меня нельзя заподозрить в чем-нибудь шовинистическом... Но я сейчас совершенно не в состоянии сказать что-либо вам в ответ на поставленные вами вопросы».
Из выступления Керенского перед УЦР
___________
«Приехали в Киев. В Киеве Совет солдатских депутатов воевал с дезертирами и украинцами. Совета рабочих депутатов среди живых не значилось, так как в Киеве, кроме арсенала и завода Гретера, крупных фабрик нет. Над городом развевался желто-блакитный флаг, Думу охраняли солдаты-украинцы, а на улицах были митинги: русские спорили с украинцами, евреи дулись и ждали, когда их будут бить. Положение скверное».
Из дневников Виктора Шкловского, писателя, помощника комиссара Временного правительства
___________
«Группою коренных Малороссов-интеллигентов отправлен представителям Временного Правительства протест против проектируемой насильственной украинизации школы в Малороссии».
Газета «Новое время»
___________
3 (16) июня опубликовано правительственное сообщение об «отрицательном решении по вопросу об издании акта об автономии Украины».
В тот же день УЦР решает обратиться к украинскому народу с призывом «организоваться и приступить к немедленному заложению фундамента автономного строя на Украине».
___________
5 (18) июня в Киеве открылся 2-й Всеукраинский военный съезд, созванный вопреки запрету военного министра А. Керенского, который, однако, не принял никаких мер для реализации своего запрета.
___________
10 (23) июня Центральная рада провозгласила Универсал «К украинскому народу на Украине и вне Украины сущему», вопреки позиции Временного правительства провозгласила автономию Украины.
___________
13 (26) июня Провозглашение Автономной Украины. Украинская Центральная рада учредила Генеральный секретариат, назначаемый Радой.
___________
«Мы хотим братского союза всех народов. Если будет Украинская республика и Российская республика, между ними будет больше связи, больше доверия. Если украинцы увидят, что у нас республика Советов, они не отделятся, а если у нас будет республика Милюкова, они отделятся».
Из выступления В.И. Ленина на VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б)
«Есть такая партия!»

3 (16) июня в Петрограде открылся 1-й Всероссийский съезд солдатских и рабочих депутатов.
На съезд избрано 1090 делегатов, среди которых: 285 эсеров; 248 меньшевиков; 105 большевиков; 32 меньшевика-интернационалиста; 10 меньшевиков-объединенцев.
___________
Среди вопросов повестки дня: отношение к войне; подготовка к Учредительному собранию; национальный вопрос; земельный вопрос и вопросы крестьянской, рабочей и солдатской жизни.
___________
Председатель Петросовета меньшевик И.Г.Це­ретели заявил на съезде:
– В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место. Такой партии в России нет.
С места, под смешки эсеро-меньшевистского большинства, ему ответил лидер большевиков В.И.Ленин:
– Есть такая партия! Вы можете смеяться сколько угодно… Окажите доверие нам, и мы вам дадим нашу программу. Наша конференция 29 апреля эту программу дала. К сожалению, с ней не считаются и ею не руководятся. Видимо, требуется популярно выяснить ее.
___________
К чему приведет игнорирование как позиции большевиков, так и в целом нерешенность важнейших проблем государства и власти, покажут события ближайшего месяца: демонстрации под лозунгом «Долой министров-капиталистов!», провал так называемого Июньского наступления на фронте и Июльское восстание.

http://sovross.ru/articles/1559/33129


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пт июн 09, 2017 12:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Агрессивные атаки правых сил

Газета "Правда" №61 (30558) 9—14 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Лето 1917 года в России начиналось жарко. Задачи буржуазной революции были решены ровно настолько, насколько в этом был заинтересован крупный капитал. Но особенность момента состояла в том, что революция не затухала, а продолжалась, ширясь и углубляясь. Рабочие и крестьяне в солдатских шинелях, которые с первых дней Февраля были в авангарде революционного процесса, жаждали воплощения в жизнь и своих классовых интересов. Социальная поляризация углублялась. В повестку дня неизбежно вставал вопрос о перегруппировке сил.

ПЕРВЫМИ НАРУШИЛИ «равновесие» правые. Диагноз их действиям поставил Ленин в статье «Третьеиюньские зубры за немедленное наступление». Ею открывался номер «Правды» за 6 (19) июня 1917 года. «Господа третьеиюньцы, — писал вождь пролетариата, — те, которые помогали Николаю Романову после 1905 года залить кровью нашу страну, душить революционеров, восстановлять всевластие помещиков и капиталистов, собрались на свои совещания одновременно со съездом Советов». 3 (16) июня 1917 года состоялось совещание депутатов IV Думы по вопросам внешней политики. «Третьеиюньские зубры, — продолжает Ленин, — соратники Николая Кровавого и Столыпина-Вешателя, помещики и капиталисты, не побоялись поставить вопрос прямо, открыто: «Государственная Дума (??) признаёт, что только в немедленном наступлении, в тесном общении с союзниками кроется залог скорого достижения окончания войны и закрепления навсегда завоёванных народом свобод».

Таким образом, правые поставили мелкобуржуазные партии меньшевиков и эсеров, возглавлявшие Петросовет, перед выбором: «За немедленное наступление — это значит за продолжение империалистской войны, … за оживление и укрепление контрреволюции… Против немедленного наступления — это значит за переход всей власти к Советам, за пробуждение революционного почина угнетённых классов, за немедленное предложение угнетёнными классами всех стран «мира без аннексий», мира на точных условиях свержения ига капитала…»

Эти оценки Ленин развёртывает в статье «Союз для остановки революции» (она опубликована как редакционная в том же 74-м номере): «Далеко не все понимают, что новое коалиционное правительство есть такого именно рода союз капиталистов с вождями народников и меньшевиков… Милюков и Маклаков, как все чего-нибудь стоящие вожди капиталистов и контрреволюции, — люди дела, превосходно понимающие смысл классовой борьбы, когда это их класса касается. Вопрос о наступлении они поставили поэтому с полной ясностью, не тратя ни минуты на пустейшую болтовню о наступлении с стратегической точки зрения, болтовню, которою обманывал себя и других Церетели.

Нет, кадеты знают, где раки зимуют. Они знают, что вопрос о наступлении вовсе не как стратегический вопрос поставлен жизнью сейчас, а как политический, как вопрос перелома всей русской революции».

Оценив не только расклад политических сил, но и их поведение, Ленин делает вывод:

«Совершенно независимо от того, желают они этого или нет, сознают они это или нет, Церетели и Керенский, Скобелев и Чернов — не как лица, а как вожди партий народников и меньшевиков — поддержали контрреволюцию, перешли — в этот решающий момент — на её сторону, заняли позицию внутри союза для остановки революции».

О том, что в основе требования капиталистов наступать лежат не интересы России, а интересы прибыли, убеждает статья «Капиталисты наживаются»: «Начиная с апреля месяца идёт распределение прибылей и выдача дивидендов по акциям банков и торгово-промышленных предприятий».

Ленинскую оценку событий разделяет фракция большевиков Моссовета, чья резолюция об отношении к правительству опубликована в том же 74-м номере «Правды».

В следующем номере в статье «Есть ли путь к справедливому миру?» Ленин однозначно отвечает на поставленный вопрос: «Есть — через рабочую революцию против капиталистов всех стран. Россия сейчас ближе всех к началу такой революции. Только в России возможен переход власти к готовым учреждениям, к Советам сразу, мирно, без восстания». Эти строки опубликованы 7 (20) июня 1917 года. В этом же номере «Правда» сообщает, что 3 июня большевики вместе с интернационалистами подали президиуму съезда Советов «Заявление по вопросу о наступлении». В этом документе партия настаивает: «На съезд Совета Рабочих и Солдатских Депутатов ложится колоссальная историческая ответственность. Съезд не может молчаливо пройти мимо открыто подготовленного и всесторонне организуемого удара против международной революционной борьбы за мир, удара против завоёванных и организованных позиций русской демократии. Съезд должен дать немедленный отпор контрреволюционному натиску, путь к которому должно расчистить наступление, или взять на себя ответственность за эту политику целиком и открыто».

В «Правде» за 7 (20) июня публикуется «Резолюция об отношении к новому Временному Правительству, принятая полным составом рижского Совета Рабочих Депутатов». Вот лишь два пункта из этого документа:

«Социалисты, принимающие участие в теперешнем Временном Правительстве, как прямо, так и посредственно содействуют империалистической политике и задерживают процесс освобождения и спасения России.

Нашим лозунгом и ныне является призыв революционного пролетариата: Вся власть Советам рабочих, солдат и крестьян».

По соседству в номере «Наказ выбранным в Совет Рабочих и Солдатских Депутатов от рабочих завода «Вулкан» (Петроград). Жаль, что сегодня такие наказы не в моде:

«Вы должны бороться за то, чтобы вся государственная власть в стране перешла в Советы Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов. В этой борьбе вы должны быть непреклонны.

Вы должны требовать, чтобы безвозмездный переход всей земли в руки крестьян совершился незамедлительно через Советы Крестьянских, Солдатских и Рабочих Депутатов.

Вы должны непреклонно бороться против правительства буржуазии и против коалиционного министерства…»

В номере привлекает внимание читателей статья Н. Крупской «Как организоваться рабочей молодёжи?». В ней предлагается для обсуждения проект «Устава Союза Рабочей Молодёжи России». Мы знаем, что на базе союзов рабочей молодёжи сформировался Ленинский комсомол. Сегодняшний ЛКСМ РФ призван быть наследником его лучших традиций. Потому ему не пристало забывать наказ большевиков 1917 года: «Союз… ставит целью подготовить из своих членов свободных сознательных граждан, достойных участников той великой борьбы, которую им предстоит вести в рядах пролетариата за освобождение всех угнетённых и эксплуатируемых от ига капитализма». Лишь эта цель способна одухотворить коммунистический союз молодёжи, иначе он превратится в пустоцвет.

76-й номер «Правды» открывается извещением об «общем собрании всех товарищей солдат-большевиков. Собрание чрезвычайной важности. Не опаздывать». Вот убедительный показатель того, что большевистская партия энергично работала всюду, что находились люди труда. Потому и победила 25 октября (7 ноября) 1917 года. А далее следует статья Ленина «Великий отход». Через неё красной нитью проходит мысль: «Наши» почти социалистические министры оказались именно в таком положении, что буржуазия стала загребать жар их руками, стала делать через них то, чего бы она никогда не смогла сделать без них». История показала и ленинскую правоту, и то, что буржуазия соглашается на коалиции с левыми только ради решения подобных задач.

А большевики продолжали вести классовую борьбу на поле I Всероссийского съезда Советов. От имени фракции А.В. Луначарский огласил «Резолюцию о Государственной Думе и Государственном Совете». Её суть: «Надо положить предел всем заигрываниям с этими пережитками царской России путём немедленного и окончательного упразднения Государственной Думы и Гос. Совета».

«Журавль в небе или синица в руки» — это небольшая, в три абзаца, публикация Ленина, мимо которой невозможно пройти и сегодня. Повод для неё — пространная статья министра Пошехонова, в которой он утверждал, что «сопротивление капиталистов, по-видимому, сломлено», но привёл один-единственный факт: гвозди отпускаются с заводов по 20 коп. фунт, а для населения доходят по 2 руб. фунт. Как знакомо по нынешним временам. А Ленин пишет: «Нельзя ли бы было, если «сопротивление капиталистов сломлено», провести закон об опубликовании: 1) всех гарантийных писем о ценах на поставки? 2) всех цен на поставки в казну вообще? 3) себестоимости поставляемых в казну продуктов? 4) нельзя ли дать возможность рабочим организациям проверять все этого рода факты?» До чего же актуальные вопросы!

Эту тему Ленин продолжает в статье «Введение социализма или раскрытие казнокрадства?», которой открывалась «Правда» 9 (22) июня. В ней он замечает: «Когда капиталисты работают на оборону, т.е. на казну, это уже — ясное дело — не «чистый капитализм». Автор предлагает всем Советам, любому профсоюзу, любой крупной политической партии (с точным определением, хотя бы по числу избирателей, понятия: крупная партия) предоставить право проверять документы или факты, вызывающие подозрение в казнокрадстве. И заключает статью с большой долей горькой иронии: «Все согласны, что немедленное введение социализма в России невозможно. Все ли согласны, что раскрытие казнокрадства немедленно необходимо?»

В этом же 77-м номере газета публикует резолюцию Бакинской организации РСДРП об отношении к коалиционному правительству. Вывод ленинский: никакого доверия коалиционному правительству, власть должна быть в руках рабочего класса. А рядом «Проект резолюции о революционной власти», которую фракция большевиков предложила Всероссийскому съезду Советов. Её вывод недвусмысленный: «Констатируя полный крах политики соглашения с капиталистами, съезд признаёт единственным выходом переход всей государственной власти в руки Всероссийского Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов». В июне резолюция была отклонена. Но спустя всего четыре с половиной месяца II съездом Советов она была принята на ура. Победа с неба не падает. Большевики за неё упорно боролись.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт июн 15, 2017 6:48 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Петросовет пятится вправо

Газета "Правда" №63 (30560) 16—19 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

У газет бывают номера, которые становятся необычными, раритетными уже в день выхода. К их числу, несомненно, относится «Правда» за 10 (23) июня 1917 года. Вместо ёмких первополосных статей почти на всю полосу обращение «Ко всем трудящимся, ко всем рабочим и солдатам Петрограда»: «Ввиду того, что Съезд Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, к которому присоединился Исполнительный Комитет Совета Крестьянских Депут., постановил, признавши обстоятельства совершенно исключительными, запретить всякие, даже мирные, демонстрации на три дня, Центр. Комитет Росс. С.-Д. Рабочей партии постановляет отменить назначенную им на два часа дня, в субботу, демонстрацию. Центральный Комитет призывает всех членов партии и всех сочувствующих ей провести это постановление в жизнь».

НА ФОНЕ ЭТОГО ОБРАЩЕНИЯ почти все остальные материалы номера оказались «вчерашними». Некоторый свет на случившееся проливает статья Г. Зиновьева «Кому выразил доверие Всероссийский съезд Советов». Она — о перипетиях последних заседаний Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, где предметом острых дебатов был пункт о доверии: кому его выражать? В подготовленном проекте резолюции говорилось, что съезд «выражает своим делегатам в правительстве полное доверие», то есть одобрялась работа 6 министров-«социалистов». Но меньшевики стали требовать доверия всему Временному правительству, и это предложение тоже поддержал съезд. Однако спор не прекращается, и после очередного голосования доверие выражается только социал-соглашателям. Но меньшевики и эсеры продолжают настаивать. В итоге доверия от съезда Советов удостоились и 10 министров-капиталистов.

Неудивительно, что и съезд, и Исполком меньшевистско-эсеровского Петросовета испугались рабочей демонстрации, назначенной большевиками на 10 июня. Большевики же, постоянно требовавшие передать власть Советам, не могли выступить против решения съезда Советов отложить демонстрацию. Вот и пришлось им уговаривать своих сторонников проявить дисциплинированность.

Следующий, воскресный номер «Правды» полон комментариев и аналитики. Он открывался заявлением ЦК РСДРП «О демонстрации». В нём дана хроника событий. Так, решение о публикации нового извещения в «Правде» было принято уже ранним утром субботы. ЦК подчёркивал: в заявлении съезда, отменявшего демонстрацию, содержалось утверждение, заслуживающее особого внимания. «Нам известно, — говорилось в нём, — что нашим выступлением хотят воспользоваться контрреволюционеры». Поэтому вполне логичными были выводы заявления ЦК большевиков: «Демонстрация отменена. Но вопрос о борьбе против поднявшей голову контрреволюции не может быть отсрочен. Этот вопрос стоит неотступно перед каждым рабочим и революционным солдатом, требуя ответа, требуя действий, а не слов. Товарищи рабочие! Вы тысячу раз правы, желая начать серьёзную борьбу против контрреволюции. Будем же сплачивать и готовить силы для этой борьбы».

Ленинская статья посвящена этой же теме. О поведении Временного правительства Владимир Ильич пишет без малейшего почтения, скорее пренебрежительно: «Запутавшиеся и запуганные» (его статья так и называлась). Саркастически звучит и короткая заметка Ленина «Загадка». Приведём её полностью:

«Чем отличается обычное буржуазное правительство от необычного, революционного, за буржуазное себя не считающего?

Говорят, следующим:

Обычное буржуазное правительство может запрещать манифестации, лишь считаясь с конституцией и вводя сначала военное положение.

Необычное и почтисоциалистическое правительство может запрещать демонстрации без всяких условий и ссылаясь на «факты», известные только ему одному».

Была ещё одна причина, способствовавшая неумеренной нервозности и буржуазного правительства, и социал-соглашателей из Советов. О ней напоминает председатель полкового комитета 80-го полка прапорщик Благонравов: «Заявление фракции большевиков и фракции объединённых социал-демократов и интернационалистов, предлагающее в первую очередь обсудить на Всесоюзном съезде Советов Рабочих и Солдатских Депутатов вопрос о грядущем наступлении, было, к сожалению, отвергнуто большинством съезда… Никакие самые авторитетные заявления большинства съезда не в силах двинуть это наступление и принять его как факт, необходимый для спасения России и укрепления боевой мощи русской армии. Нельзя чёрное сделать белым…»

Демонстрация 10 июня намеревалась заявить решительное «нет!» наступлению, направленному не столько против иноземного врага, сколько против продолжавшейся революции, требовавшей передачи власти от капиталистов к Советам рабочих, солдатских, батрацких и крестьянских депутатов.

В 80-м номере «Правды» продолжен анализ последних событий. Общая их оценка дана уже в названии ленинской статьи: «На переломе». В ней происшедшее рассматривается через призму классовой борьбы империалистической буржуазии и пролетариата. Ленин пишет: «В России эта борьба дошла до той ступени, когда империалисты пытаются — рукой вождей мелкобуржуазной демократии, Церетели, Черновых и т.д. — одним резким и решительным ударом покончить с растущей силой пролетарской партии… Они в ажитации, в испуге, под хлыстом своих господ решились: теперь или никогда».

Накалённость атмосферы передаёт «Заявление Всероссийскому съезду Советов». Оно было ответом на раскручивание атаки против ленинцев. Обращаясь к меньшевистско-эсеровскому большинству съезда, ЦК партии большевиков и бюро большевистской фракции на съезде Советов заявили: «Вы поставили в порядок дня ваших работ суд над нашей партией. От имени назначенной вами комиссии гражданин Дан выдвинул проект резолюции, осуждающей партию за «тайные», т.е. независимые от официального большинства Совета, действия, запрещающей в дальнейшем уличные манифестации без разрешения Совета, т.е. по сути дела Временного правительства, и угрожающей ослушникам исключением из Совета... Гражданин Церетели объявил резолюцию Дана недостаточной и потому несостоятельной», обвинив партию в заговоре. В заявлении делается вывод: «Революция переживает момент высшей опасности. Мы призываем рабочих к стойкости и бдительности».

Статья А. Гина «Контрреволюционные планы Временного Правительства» повествует о репрессивных заготовках коалиционного кабинета. Заместитель министра внутренних дел Д. Щепкин предложил (а правительство одобрило) преследовать за принадлежность к «ленинцам», за аграрные беспорядки и за призывы к… «республике».

В номере также опубликованы обращение ЦК и призывы, предназначавшиеся к несостоявшейся 10 июня демонстрации.

Эти призывы, но уже в расширенном варианте, опубликованы в открытие 81-го номера «Правды» за 14 (27) июня. Дело в том, что съезд Советов был вынужден считаться с настроением масс и назначил демонстрацию на 18 июня. «Демонстрация должна стать, — отмечается в редакционной статье «Новые лозунги на предстоящей демонстрации», — не просто прогулкой, а политическим смотром сил. Демонстрация должна стать орудием давления со стороны революционного пролетариата и революционных солдат для практического проведения в жизнь их требований. За работу! Время не ждёт!»

Сталин в статье «Против разрозненных демонстраций» убеждает трудящихся не поддаваться на призывы анархистов, ибо залог успеха — в единодействии. Об этом же заявляет и Петроградский комитет большевиков, ибо «всякие разрозненные действия отдельных частей солдат и рабочих могут нанести глубочайший вред делу революции».

В 82-м и 83-м номерах «Правды» была напечатана знаменитая речь Ленина на I съезде Советов. Это в ней прозвучали облетевшие мир слова: «предыдущий оратор… говорил, что нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть целиком на себя. Я отвечаю: «есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком».

В 83-м номере, вышедшем 16 (29) июня, напечатана статья Ленина «Из какого классового источника приходят и «придут» Кавеньяки?» И сегодня сохраняют актуальность ленинские слова: «Было бы болото, а черти найдутся. Была бы шаткая, колеблющаяся, боящаяся развития революции мелкая буржуазия, — появление Кавеньяков обеспечено… Исключительно от стойкости и бдительности, от силы революционных рабочих России зависит то, победа или поражение ждёт русских Кавеньяков, неизбежно порождаемых контрреволюционностью русской буржуазии, с кадетами во главе, и шаткостью, боязливостью, колебаниями мелкобуржуазных партий эсеров и меньшевиков».

Этот выпуск «Правды» примечателен ещё и тем, что впервые большевики, выступая за созыв Учредительного собрания, заявили, что они видят его задачу в передаче всей власти Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. А переход власти от Временного правительства к Советам позволит ускорить созыв Учредительного собрания.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн июн 19, 2017 7:27 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Июньское обострение. Социальная хроника 1917

Конфликт вокруг «дачи Дурново»

5 (18) июня «боевой отряд анархистов» во главе с И.С. Блейхманом занял типографию газеты «Русская воля», объявив, что «освобождает рабочих типографии от гнета капиталистической эксплуатации». Командующий Петроградским военным округом генерал П.А. Половцов с санкции Исполкома Петросовета в тот же день освободил типографию от анархистов.

7 (20) июня состоялась попытка выселить анархистов из бывшей дачи Дурново. Кроме анархистов в здании располагались общественные и профсоюзные организации. Действия властей вызвали возмущение рабочих.

8 (21) июня забастовало 28 заводов. Рабочие отправили в Исполком Петросовета делегацию с требованием «оставить дачу в руках трудового народа». Последовал отказ.
В этот же день ЦК и ПК РСДРП (б) наметил провести 10 (23) июня демонстрацию в поддержку бастующих.
_________________
9 (22) июня эсеро-меньшевистское большинство проходившего в эти дни Съезда Советов обвинило большевиков в организации «военного заговора». Съезд принял постановление о запрете демонстрации. Большевики отменили акцию.
_________________
«То, что произошло, является ничем иным, как заговором для низвержения правительства и захвата власти большевиками, которые знают, что другими путями эта власть им никогда не достанется… Большевиков надо обезоружить. Нельзя оставить в их руках пулеметы и оружие».
Из выступления Ираклия Церетели на объединенном заседании президиума Съезда советов и исполкома Петросовета 11 (24) июня
_________________
12 (25) июня судебный пристав явился к особняку Кшесинской, чтобы выселить располагавшихся там большевиков. Петроградский военный округ и рабочая милиция отказались содействовать выселению, в итоге Исполком Петросовета постановил выселение прекратить.
«Долой министров-капиталистов!»

18 июня (1 июля) Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов назначил в Петрограде демонстрацию в поддержку Временного правительства.
_________________
«Пусть завтрашний день, день мирной манифестации, превратится в день грозного протеста революционного Петрограда против возрождающегося гнета и произвола!».
Из призыва большевиков
_________________
На демонстрацию вышло около полумиллиона человек. Вопреки намерениям руководства Советов акция состоялась под большевистскими лозунгами: «Долой десять министров-капиталистов!», «Пора кончать войну!», «Вся власть Советам!».
_________________
Мощные революционные демонстрации состоялись в Москве, Иваново-Вознесенске, Сормове, Коломне, Киеве, Харькове, Екатеринославе.
_________________
Присоединившаяся к манифестации группа вооруженных анархистов совершила налет на тюрьму «Кресты», освободив шестерых своих сторонников и члена Военной организации РСДРП(б), редактора большевистской «Окопной правды» Ф.П. Хаустова.
_________________
19 июня (2 июля) власти очистили дачу Дурново от анархистов. В результате вооруженного столкновения убит один из лидеров анархистов — Аснин; ранен матрос Анатолий Железняков. Более 60 рабочих, солдат и матросов арестованы. На заводах Выборгского района начались стачки протеста.
_________________
21 июня (4 июля) полковой комитет 1-го пулеметного полка присоединился к протестам, постановив маршевые роты на фронт не отправлять, «пока война не примет революционный характер».
Военная авантюра Керенского

В день демонстрации в Петрограде Временное правительство объявило так называемое Июньское наступление.
_________________
«Сегодня великое торжество революции, Русская революционная армия с огромным воодушевлением перешла в наступление»
Телеграмма от 18 июня (1 июля) военного министра А.Ф. Керенского Временному правительству
_________________
18 июня (1 июля) в наступление перешли 11-я и 7-я армии, наносившие главный удар в общем направлении на Львов из районов Злочев и Бржезаны; несмотря на значительное превосходство в живой силе и технике, наступление успеха не имело и через два дня было прекращено.
_________________
23 июня (6 июля) перешла в наступление 8-я армия (командующий генерал Л.Г. Корнилов), наносившая вспомогательный удар на участке Галич–Станислав. Прорвав оборону противника, армия заняла Галич и Калущ. Однако контрудар австро-германских войск повлек за собой отход 7-й и 8-й армий.
_________________
Попытка заставить войска Северного фронта наступать закончились полным провалом.
«Только две дивизии из шести были способны для операции… 36-я дивизия, взявшая две линии неприятельских окопов и шедшая на третью, повернула назад; 182-я дивизия загонялась на плацдармы силою оружия. Из 120-й дивизии в атаку пошел только один батальон. Нейшлотский полк не только не хотел сам наступать, но препятствовал другим».
Из донесения штаба фронта в Ставку
_________________
Наступление Западного фронта осуществлялось силами 10-й армии. Из 14 дивизий в атаку пошли лишь 7. В итоге не желавшие продолжать операцию русские войска к исходу дня вернулись на свои позиции.
«Части двинулись в атаку, прошли церемониальным маршем две, три линии окопов противника и… вернулись в свои окопы. Операция была сорвана. Я на 19-верстном участке имел 184 батальона и 900 орудий; у врага было 17 батальонов в первой линии».
Из доклада Ставке главнокомандующего Западного фронта генерал А.И. Деникина
_________________
В результате авантюры Временного правительства, поддержанной меньшевиками и эсерами, была оставлена Галиция, общие потери русской армии на всех фронтах превысили 150 тыс. человек, из них около 40 тыс. убитыми.
_________________
В Московском Совете большевистская фракция стала самой крупной. Прочные позиции большевики имели в Советах Иваново-Вознесенска, Орехово-Зуева, Луганска, Кронштадта, Красноярска и некоторых других городов. После демонстрации 18 июня стало очевидно, что ситуация меняется в их пользу и в Петрограде. Соглашательская позиция меньшевистско-эсеровского большинства, а также катастрофические последствия разгрома на фронте оказалась прологом Июльского восстания.

* * *
На демонстрации
Товарищ Сталин рассказывает

Ясный, солнечный день. Бесконечная лента демонстрантов. Шествие идет к Марсову полю с утра до вечера. Бесконечный лес знамен. Закрыты все предприятия и заведения. Движение приостановлено. Мимо могил демонстранты проходят с наклоненными знаменами. «Марсельезу» и «Интернационал» сменяют «Вы жертвою пали». От возгласов в воздухе стоит гул. То и дело раздаются: «Долой десять министров-капиталистов!», «Вся власть Совету рабочих и солдатских депутатов!». В ответ со всех сторон несется громкое одобрительное «ура!».
Что бросается в глаза при обзоре демонстрации, так это отсутствие буржуазии и попутчиков. В отличие от манифестации в день похорон, когда рабочие терялись в море обывателей и мелких буржуа, демонстрация 18 июня была демонстрацией чисто пролетарской, ибо главными ее участниками были рабочие и солдаты. Кадеты еще накануне демонстрации объявили бойкот, заявив через свой ЦК о необходимости «воздержаться» от участия в демонстрации. И действительно, буржуа не только не участвовали, – они буквально спрятались. Невский, обычно многолюдный и шумливый, в этот день был абсолютно чист от буржуазных завсегдатаев.
Короче. Это была действительно пролетарская демонстрация революционных рабочих, ведущих за собой революционных солдат.
Союз рабочих и солдат против сбежавших буржуа при нейтралитете обывателя – таков внешний вид шествия 18 июня.

* * *

Шествие 18 июня не было простой прогулкой, манифестацией-парадом, чем безусловно являлась манифестация в день похорон. Это была демонстрация протеста, демонстрация живых сил революции, рассчитанная на перемену в соотношении сил. Крайне характерно, что демонстранты не ограничились одним лишь провозглашением своей воли, а потребовали немедленного освобождения т. Хаустова, бывшего сотрудника «Окопной Правды». Мы говорим о Всероссийской конференции военных организаций нашей партии, участнице демонстрации, потребовавшей от Исполнительного комитета, в лице Чхеидзе, освобождения т. Хаустова, причем Чхеидзе обещал принять все меры к освобождению «сегодня же».
Весь характер лозунгов, выражающих протест против «приказов» Временного правительства, против всей его политики, с несомненностью говорит о том, что «мирная манифестация», из которой хотели сделать невинную прогулку, превратилась в могучую демонстрацию давления на правительство.

* * *

Бьющая в глаза особенность: ни один завод, ни одна фабрика, ни один полк не выставили лозунга «Доверие Временному правительству». Даже меньшевики и эсеры забыли (скорее не решились!) выставить этот лозунг. Было у них все, что угодно: «Долой раскол», «За единство», «Поддержка Совету», «За всеобщее обучение» (не любо, не слушай) – не было только главного, не было доверия Временному правительству, хотя бы с хитрой оговорочкой «постольку-поскольку». Только три группы решились выставить лозунг доверия, но и те должны были раскаяться. Это группа казаков, группа Бунда и группа плехановского «Единства». «Святая троица», – острили рабочие на Марсовом попе. Двух из них рабочие и солдаты заставили свернуть знамя (Бунд и «Единство») при криках «долой». У казаков, не согласившихся свернуть знамя, изорвали последнее. А одно безымянное знамя с «доверием», протянутое «на воздухе» поперек входа на Марсово поле, было уничтожено группой солдат и рабочих при одобрительных замечаниях публики: «Доверие Временному правительству повисло в воздухе».
Короче. Недоверие правительству со стороны громадного большинства демонстрантов, при явной трусости меньшевиков и эсеров выступить «против течения» – таков общий тон демонстрации.

* * *

Из всех лозунгов наиболее популярными были: «Вся власть Совету», «Долой десять министров-капиталистов», «Ни сепаратного мира с Вильгельмом, ни тайных договоров с англо-французскими капиталистами», «Да здравствует контроль и организация производства», «Долой Думу и Государственный совет», «Отменить приказы против солдат», «Объявите справедливые условия мира» и проч. Громадное большинство демонстрантов оказалось солидарным с нашей партией. Даже такие полки, как Волынский, Кексгольмский, вышли под лозунгом «Вся власть Совету рабочих и солдатских депутатов!». Члены большинства Исполнительного комитета, имеющие дело не с массой солдат, а с полковыми комитетами, были искренно поражены этой «неожиданностью».
Короче. Громадное большинство демонстрантов (всех участников 400–500 тысяч) выразило прямое недоверие политике соглашения с буржуазией – демонстрация прошла под революционными лозунгами нашей партии.
Сомнения невозможны: сказка о «заговоре» большевиков разоблачена вконец. Партия, пользующаяся доверием огромного большинства рабочих и солдат столицы, не нуждается в «заговорах». Только нечистая совесть или политическая безграмотность могли продиктовать «творцам высшей политики» «идею» о большевистском «заговоре».

«Правда» №86, 20 июня 1917 г.
Подпись К. Ст.

http://sovross.ru/articles/1563/33404


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн июн 19, 2017 7:33 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
«Доверие Временному правительству повисло в воздухе»

Газета "Правда" №64 (30561) 20—21 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

«Товарищи рабочие, товарищи солдаты! Готовьтесь к воскресной демонстрации. Приложите все усилия к тому, чтобы наши требования громко звучали на всю страну. Нам нужна не просто прогулка. Нам нужен смотр сил. Нам нужна демонстрация, которая помогла бы практическому проведению наших требований в жизнь. Берите дело в собственные руки. Ни на кого не надейтесь. Выносите решения, с какими требованиями пойдут ваши заводы, ваши воинские части на демонстрацию. Заготовляйте сами плакаты. Работайте, время не ждёт!»

С ТАКОГО ОБРАЩЕНИЯ партии большевиков начинался 84-й номер «Правды», вышедший накануне демонстрации. I Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов был вынужден назначить её на 18 июня (по новому стилю это было уже 1 июля). Под обращением газета уже в четвёртом номере подряд печатала заявление Центрального и Петербургского комитетов партии, в котором раскрывалось значение предстоящего события. В канун его большевики призывали: «Пусть завтрашний день (18 июня), день мирной демонстрации, превратится в день грозного протеста революционного Петрограда против возрождающегося гнёта и произвола!» В этом номере заявление ЦК и ПК большевистской партии также подписали Военная организация при ЦК РСДРП, ЦК фабрично-заводских комитетов Петрограда, фракция большевиков в Петроградском С. Р. и С. Д., редакции газет «Правда» и «Солдатская правда».

Предлагая заводам и воинским частям выходить на демонстрацию со своими требованиями, большевики не уклонялись от выдвижения организующих партийных лозунгов. Эти лозунги носили понятный всем, конкретный характер:

«Долой контрреволюцию!

Долой десять министров капиталистов!

Вся власть Советам Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов!

Долой разоружение революционных рабочих!

Да здравствует народная милиция!

Да здравствует контроль и организация производства и распределения!

Против политики наступления!

Пора кончать войну! Ни сепаратного мира с Вильгельмом, ни тайных договоров с английскими и французскими капиталистами!..»

Из публикаций этого номера наиболее актуальна статья Ленина «Как бороться с контрреволюцией». Если лидеры меньшевиков заявляли вообще о её отсутствии, то Владимир Ильич писал: «Вам неизвестен штаб контрреволюции? Позвольте вам помочь в вашем неведении. Штаб организующейся контрреволюции находится во Временном Правительстве, в том самом коалиционном министерстве, в которое входят 6 ваших товарищей, господа! Штаб контрреволюции находится в стенах совещания IV Госдумы, где верховодят… кадеты, заседающие в коалиционном министерстве…»

Спокоен и беспощаден обращённый к мелкобуржуазным социал-соглашателям вывод статьи: «Вы пожинаете то, что посеяли, господа. Так было, так будет — до тех пор, пока вы будете продолжать колебаться между позицией буржуазии и позицией революционного пролетариата».

Воскресный, 85-й номер «Правды» вышел под шапкой «СЕГОДНЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ!» Вновь повторено обращение её организаторов к рабочим и солдатам. Рядом дано описание следования отдельных процессий. Дополнительное обоснование важности демонстрации привёл Ленин в небольшой статье «Ещё одна комиссия». Он пишет: «Экономический развал уже начался. Буржуазия ведёт наступление по всему фронту. Необходимы решительные меры». Но пока инициатива у капитала. Для «организации народного хозяйства и труда» Временное правительство создаёт Экономический Совет. Ленин обращает внимание на его состав:

6 министров-капиталистов, 9 представителей капиталистических структур, 3 выдвиженца от рабочих, 3 — от профсоюзов и 3 — от крестьян. Итак, на 15 делегатов капитала 9 представителей трудящихся. «Щуку бросили в воду…» — заключает Ильич.

Одновременно реакция активизировала атаки против пролетариата и его партии ещё по одному, откровенно подлому направлению. В 85-м номере газеты напечатана заметка «Тайная организация». В ней приведён текст тиражируемого неким «Комитетом борьбы с большевизмом и анархизмом в России» подмётного письма: «Ввиду распространяющихся по городу немецких разных пропаганд, исходящих из органов и Комитетов РСДРП, мы, члены-организаторы указанного комитета борьбы с большевизмом и анархизмом в России, заявляем, что дальнейшая ваша пропаганда, ведущая к гибели России и заключению сепаратного мира, признана нами, членами организации, вредной в данный момент. Ввиду изложенного мы, члены-организаторы не известного для вас комитета, предупреждаем, что, в случае продолжения вами разрушительной провокаторской деятельности, нами будут приняты самые решительные меры».

После слов «С подлинным верно» следуют фамилии председателя и секретаря, ныне всеми забытые.

Вот атмосфера, в которой проходила та историческая демонстрация. Её итоги — главная тема вышедшего во вторник, 20 июня (3 июля), 86-го номера «Правды». Статью «Восемнадцатое июня» Ленин начинает с утверждения, что этот день «войдёт в историю русской революции как один из дней перелома». Он поясняет: «Демонстрация 18 июня стала демонстрацией сил и политики революционного пролетариата, указывающего направление революции, указывающего выход из тупика».

Он обращает внимание на главную особенность случившегося: «Буржуазия попряталась. В мирной демонстрации, устроенной заведомым большинством народа, при свободе партийных лозунгов, при главной цели — выступление против контрреволюции, в такой демонстрации буржуазия отказалась участвовать. Оно и понятно. Буржуазия — это и есть контрреволюция».

В статье «Демонстрация протеста» Сталин подметил её очень существенную черту: «Недоверие Временному Правительству… Только три группы решились выставить лозунг доверия, но и те должны были раскаяться. Это — группа казаков, группа Бунда и группа плехановского «Единства». «Святая троица», — острили рабочие на Марсовом поле. Двух из них рабочие и солдаты заставили свернуть знамя (Бунд, «Единство») при криках «долой», у казаков же, не согласившихся свернуть знамя, изорвали последнее. А одно безымянное знамя с доверием, протянутое «на воздухе» поперёк «входа» в Марсово поле, было уничтожено группой солдат и рабочих при одобрительных замечаниях публики: «доверие Временному Правительству повисло в воздухе».

Из других публикаций номера заслуживают внимание два извещения. Первое — о предстоящей Всероссийской конференции профессиональных союзов (открытие 21 июня). Второе — о решении ЦК РСДРП созвать съезд большевистской партии между 10 и 15 июля.

В 87-м номере «Правды» нельзя не заметить редакционную статью «Съезд Советов и петербургские рабочие». На следующий день после грандиозной демонстрации рабочих и солдат столицы состоялась встреча их представителей с делегатами съезда. На фоне поворотных событий в русской революции (с разных позиций на это в те дни указывали и большевик Ленин, и меньшевик Церетели) повод достаточно случайный: события на даче Дурново. Анархисты во время пролетарской демонстрации захватили редакцию газеты банкиров «Русская воля», освободили 460 уголовников, а ночью разгромили помещение профсоюзов, без разбора арестовывали, пролилась кровь.

Ясно, что акция анархистов была спровоцирована контрреволюцией (кстати, предыдущие попытки анархистов захватить «Русскую волю» меньшевики всегда успешно предупреждали), но съездовское большинство теперь стремилось предъявить обвинение рабочему классу столицы. Пришедших на встречу рабочих меньшевики называли «серой массой», идущей за большевиками, и обвиняли в анархизме.

Диалог с меньшевистско-эсеровскими Советами не получился. «Правда» из этого делает чёткий политический вывод: «Проводите перевыборы всюду, где представители фабрик и заводов не выражают мнения большинства рабочих. Делайте то же самое в воинских частях. Сплачивайте ряды и вербуйте новых сторонников партии. Объясняйте рабочим и солдатам, откуда взялось мелкобуржуазное большинство на съезде. Разъясняйте, что новая революция, главным носителем которой будет рабочий класс, зреет и созреет неминуемо».

Тема борьбы за большевизацию Советов получает развитие в «Правде» №88 за 22 июня (5 июля). Ленин, отвечая на вопрос «Куда привели революцию эсеры и меньшевики?», в одноимённой статье констатирует: «Меньшевики и эсеры повели массы к подчинению политике контрреволюционных буржуа… Не надолго. Массы научатся собственным опытом. Печальный опыт нового (теперь начатого) этапа войны, новой, обострённой наступлением разрухи неизбежно поведёт к политическому краху партий эсеров и меньшевиков».

«Завоюйте Петроградский Совет!» — заголовок редакционной статьи. «Правда» ставит вопрос ясно и принципиально:

«Недовольство петроградских рабочих против «вождей» Совета понятно и законно. Но ему надо дать определённый и ясный выход. Товарищи! Поставьте немедленно вопрос о перевыборах на всех фабриках и во всех воинских частях, где до сих пор делегатами являются ещё сторонники правительственных партий меньшевиков и эсеров».

Классовая борьба выходит на новый виток.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср июн 21, 2017 8:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Классовый сдвиг

Газета "Правда" №65 (30562) 22 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Грозы в конце июня — дело обычное. Но в июне 1917-го куда значительнее природных были грозы общественно-политические. Их природу точно определил В.И. Ленин: «Классовый сдвиг». Так называлась статья, опубликованная им в «Правде» 27 июня (10 июля). Он пояснял: «Всякая революция, если это настоящая революция, сводится к классовому сдвигу. И поэтому лучший способ прояснения сознания масс, — а также борьбы с обманом масс посредством божбы революциею — состоит в разборе того, какой именно классовый сдвиг в данной революции произошёл и происходит».

СТАТЬЯ ПОСВЯЩЕНА как раз разбору этого сдвига. Вот вывод: «В России сейчас у власти контрреволюционная буржуазия, по отношению к которой «оппозицией её величества» стала мелкобуржуазная демократия, именно партии эсеров и меньшевиков. Сущность политики этих партий состоит в соглашательстве с контрреволюционной буржуазией… Эта мелкобуржуазная демократия хочет раздела власти с буржуазией, а не свержения её, совершенно так же, как кадеты хотели раздела власти с монархией, а не свержения монархии. И соглашательство мелкобуржуазной демократии (с.-р. и м-ки) с кадетами так же вызвано глубоким классовым родством мелких и крупных буржуа, как классовое родство капиталиста с живущим в обстановке ХХ века помещиком заставляло их обниматься вокруг «обожаемого» монарха».

До чего же причудлива история: сегодня революции нет, а расклад классов и их поведение повторяются… Но вернёмся в политически жаркое лето 1917 года. О политической атмосфере тех дней свидетельствует «Правда» за 23 июня (ст. стиль), опубликовавшая сообщение «От Военной организации при ЦК и при ПК РСДРП»:

«Военная организация обращается к товарищам солдатам и рабочим с просьбой не верить никаким призывам к выступлению на улицу от имени Военной организации. К выступлению Военная организация не призывает…» Такие заявления могут появляться только в пору провокаций и целенаправленного нагнетания обстановки.

В том же 89-м номере газеты помещена редакционная статья «Провокация», в которой раскрыто то, что подразумевается в сообщении Военной комиссии ЦК и ПК большевиков. В ней обвиняется буржуазия, возглавляемая кадетской партией: «Чего она хочет? Остановить революцию, а остановивши, повернуть — насколько удастся — вспять. Если бы у этой контрреволюционной буржуазии была в руках нужная для этого дела сила, она осуществила бы свои планы, ни минуты не медля. Но этой силы у неё сейчас ещё нет… Криками об «измене, о «подкупе», об анархизме рабочих и их вождей они пытаются настроить всё, что есть тёмного, бессознательного в больших городах против самого передового отряда революции. Клевета, ложь, сплетни, нападки на целые заводы и полки — всё пущено и пускается в ход, чтобы подготовить нужную обстановку для наступательных действий против революции… Контрреволюция… хочет победить революцию испытанным орудием всех контрреволюций: провокацией».

«Правда» печатает также «Заявление в Центр. Исполнит. Комитет С.Р. и С.Д.» В нём большевистская фракция ЦИК Совета рабочих и солдатских депутатов уведомляет, что ряд сообщений рисует «создавшееся в Петрограде положение как тревожное», и это требует «немедленных и решительных предупредительных мер. Фракция обращает внимание ЦИК, во-первых, на вооружённые манифестации контрреволюционных групп, арестовывающих и избивающих не согласных с ними солдат, матросов, рабочих. Во-вторых, указывается на поход властей «против революционных властей Петрограда, и один из них (Первый пулемётный. — В.Т.) уже «взят под прицел». Приблизительно такое же положение в Московском, Павловском полках». В-третьих, Временное правительство отказалось удовлетворить законные экономические требования рабочих Путиловского завода, который «пользуется огромным влиянием среди рабочих и солдат».

Внося это заявление в экстренном порядке, фракция спрашивает, что намерен предпринять ЦИК для предотвращения осложнений между властью и рабочими и солдатами, для предотвращения столкновений между вооружёнными манифестантами с одной стороны и рабочими и солдатами — с другой. Одновременно большевики поставили перед ЦИК вопрос о том, какие меры будут приняты для отпора организующейся под флагом Временного правительства контрреволюции и что он предпримет против организаторов контрреволюционного движения.

В следующем 90-м номере «Правда» публикует «Ближайшие практические шаги для борьбы с контрреволюцией, предлагаемые большевистской фракцией Петрогр. Совету Раб. и Солд. Депут.» Они представляют собой ответы на те вопросы, которые были поставлены большевистской фракцией ЦИК Совета рабочих и солдатских депутатов.

Как и в предыдущем номере, газета публикует отчёт с Всероссийской конференции профессиональных союзов. В этом номере также печатается первая часть статьи Ленина «О необходимости основать союз сельских рабочих России». Её завершающая часть была опубликована в № 91.

В этом же номере за 25 июня (8 июля) вышла статья Ленина «Расхлябанная революция». В ней он показывает, что силы, готовые остановить революцию на капиталистической стадии, не способны к серьёзной консолидации: «кадеты сами не верят своему республиканизму», не верят блоку социалистов, с которыми образуют правительство, «эсеры не верят меньшевикам и обратно», нет сплочённости и внутри самих этих партий. И Ленин делает вывод: «Ни сладить с разрухой, ни вырваться из ужасных тисков империалистской войны нельзя без самых решительных… революционных мер, без доверия и поддержки этими массами своего организованного авангарда — пролетариата».

В 94-м номере «Правды» представлена убедительная иллюстрация соперничества партий, входивших в буржуазное коалиционное правительство (и это несмотря на то, что летом 1917 года Временное правительство пользовалось действительным доверием большинства народа, на что многократно указывал Ленин). В редакционной реплике «Прозрели» обращается внимание на то, что «меньшевики оглушены успехом социалистов-революционеров на выборах в Москве». Им бы радоваться: эсеры за всё время революции были их ближайшими союзниками. Но вместо радости — раздражение:

«С.-р., — пишет «Рабочая газета», — на наших глазах превращаются… в большую демократическую партию, партию крестьянства и городской мелкой буржуазии… От неё откажутся чистые социалисты». Как видим, приговор главного издания меньшевиков беспощадный: социалисты от эсеров должны отказаться. Оценка меньшевистской газеты правильная, и большевики на мелкобуржуазную сущность эсеров указывали постоянно. Новизна лишь в лицемерии, существовавшем между союзниками и по Петросовету, и по коалиционному правительству. А «Правда» в этой реплике определила перспективу обеих партий: «Можно им предсказать лишь одно: когда «социалисты» начнут откалываться от мелкобуржуазной партии с.-р., они покончат одним ударом и с мелкобуржуазной партией меньшевиков. Ничем она не лучше с.-р.»

Продолжая эту тему, Ленин обращает внимание на политическую деградацию социалистов после их вхождения в буржуазное правительство. В статье «Фразы и факты» (вышла в № 94 за 29 июня по ст. стилю) Ильич обращает внимание на звонкое обещание министра-меньшевика Скобелева: «Царское правительство растратило миллиарды народных денег. Правительство революции должно возвратить их в народную казну». Но предприниматели отвергли подобные «социалистические инициативы», а в саботаже им помогали заместители министра Скобелева. И посланец мелкобуржуазного большинства Петросовета уступил без боя, ибо политику определяют не министры, а правящий класс, который их подбирает. И Ленин заключает: «Капиталисты издеваются над рабочими и над народом, продолжая политику локаутов скрытых и скрывания скандальных прибылей, а Скобелевых, Церетели, Черновых посылая для «успокаивания» рабочих фразами».

Серьёзный эмоциональный заряд содержит «Письмо уходящего на фронт»:

«Мы против войны, мы хотим мира. Этот мир принесёт пролетариат России, когда вся власть перейдёт в руки его и поддерживающих его масс…

Мы — революционеры. Мы не боимся ни пули врага, ни клеветы и грязи отечественных мошенников пера и слова, и там, где смерть будет свистеть над ухом наших братьев, она будет свистеть и нам. Но мы не забудем, что мы оставили позади нас. И мы не устанем твердить нашим братьям правду о войне, о свободе и о врагах революции.

Революционеры, мы не увеличиваем опасность, грозящую братьям в траншеях. Но мы усилим мощь революции, ведя всюду и всегда свою пропаганду: вся власть Советам Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов! Да здравствует мир! Да здравствует братство рабочих! Да здравствует революция!»

Автор письма Г. Чудновский подтвердил свои слова жизнью и смертью: во время мятежа Керенского — Краснова был ранен. Участник борьбы с Центральной радой, он был ею схвачен и приговорён к смертной казни. Но Киев был освобождён до приведения этого приговора в исполнение. Погиб автор письма в «Правду» в апреле 1918 года при отступлении советских войск с Украины.

Но вернёмся к 94-му номеру газеты. В ней сообщалось о том, что 25 июля было решено созвать в Петрограде Всероссийский съезд партии, который войдёт в историю как VI съезд РСДРП(б). В сообщении указывались нормы представительства на съезд и порядок его работы. В этом же номере была информация о том, что накануне, 28 июня (по ст. стилю), закончила работу Всероссийская конференция профессиональных союзов.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт июн 22, 2017 10:21 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
В буржуазном правительстве, социалисты деградируют

Газета "Правда" №66 (30563) 23—26 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

«Кризис надвигается, разруха растёт» — такой диагноз поставил ситуации в стране В.И. Ленин в «Правде» в последний июньский день (по ст. стилю). «Приходится бить в набат ежедневно. Нас упрекали… в том, что мы «торопимся» с передачей всей государственной власти в руки Советов Солд., Раб. и Кр. Депутатов, что «умереннее и аккуратнее» было бы чинно «подождать» чинного Учр. Собрания. Теперь даже наиболее глупые из этих мелкобуржуазных глупцов могут видеть, что жизнь не ждёт, что «торопимся» не мы, торопится разруха».

ЛЕНИН С САРКАЗМОМ пишет о горе-социалистах, которые забывают о классовом характере политики и подменяют её рекомендациями и настойчивыми советами капиталистическому правительству вместо того, чтобы разъяснять трудящимся всю пагубность буржуазной власти для судеб России. Состоящее из мелкобуржуазных деятелей «совещание (эконом. отдела и делегации отдела снабжения Московского Совета Раб. Деп.) обращает внимание Вр. Правительства» (бедное, невинное, детски-несведущее Врем. Правительство! Оно этого не знало! Оно неповинно! Оно узнает, его уговорят, его усовестят Даны и Череванины, Авксентьевы и Черновы!) «на то, что Московскому заводскому совещанию и врем. бюро комитета снабжения Московского района уже пришлось воспрепятствовать приостановке паровозостроительного Коломенского завода, а также заводов Сормовского и Брянского в Бежице. Тем не менее Сормовский завод сейчас не работает вследствие забастовки рабочих, и каждый день могут приостановиться остальные заводы». Как всё это знакомо…

Плаксивые мелкобуржуазные политики умоляют правительство позаботиться о промышленности, так как «заводоуправление Гужона явно дезорганизует производство, сознательно ведёт к остановке предприятия», что поэтому «государственная власть… должна взять управление завода в своё заведывание… и предоставить оборотные средства». Ленин отвечает меньшевикам и эсерам: «Без слияния всех банков в один и без контроля над ним, без отмены коммерческой тайны денег достать нельзя».

Но поскольку у социалистических партий в правительстве есть свои представители, то, может быть, они спасут промышленность? В том же 95-м номере «Правда» отвечала и на этот вопрос в статье «Язык министров». Придётся привести из неё достаточно большой фрагмент:

«Социалистические» министры начинают говорить языком самых обыкновенных буржуа. Керенский на фронте на несогласных с его политикой кричит и топает ногами, с лицами, дерзнувшими своё суждение иметь, обращается на «ты», всем противникам наступления грозит громами небесными.

Здесь, в Питере, министр Церетели «воюет» с служащими почтамта. Он охраняет «прерогативу» власти, он «не дозволяет», он «не допускает». Слушайте:

«Что касается назначения почт-директора, то оно зависит всецело от моей власти и последует в непродолжительном будущем, причём я не считаю себя связанным кандидатурой, выставленной служащими. Назначение последует исключительно в интересах дела, согласно моему убеждению в целесообразности назначения, и никакого ограничения моих прав в этом отношении не допускаю». Вывод газеты бесспорен: «И потому они (министры-«социалисты» в буржуазном правительстве. — В.Т.) очень, очень удобны для капиталистов и помещиков».

В таких министрах-«социалистах» капитал заинтересован не только из-за их самомнения и высокомерия. В 96-м номере «Правда» в публикации «Министр, забывший арифметику» познакомила читателей ещё с одним министром-«социалистом»:

«На Всероссийской конференции профессиональных профсоюзов дважды выступил министр труда Скобелев и дважды сделал необычные открытия.

Первое. По мнению министра труда Скобелева, можно признать, что теперь старая марксистская истина, что «бытие определяет сознание», должна быть отброшена. «Сознание определяет бытие», — заявил Скобелев. На основании этого г. Скобелев пригласил рабочих поменьше обращать внимание на «бытие», в виде заработной платы, расстройство экономической жизни и всякие другие скверные вещи (напр., вроде «бытия коалиционного министерства»); и больше питаться духовными благами, упражняясь в самоограничении.

«Умный» человек Скобелев!

Второе открытие. Полемизируя по поводу доклада об органах контроля, министр Скобелев заявил: напрасно, мол, добиваются 2/3 или преобладания рабочих в органах контроля, надо отбросить это долой, эту арифметику, — достаточно, если рабочие хоть просто примут участие, напр., на паритетных началах.

Добрый человек министр Скобелев!»

В 98-м номере газеты от 4 (17) июля речь идёт уже не об отдельных министрах. Верная «линии «Правды», она ставит вопрос так: «Смена лица или смена системы». В статье с таким названием речь идёт о вероятном новом правительственном кризисе. Единственно правильное к нему отношение, подчёркивает главное большевистское издание, — подход с классовых позиций: «От того, что «левый» кадет будет сменён правым трудовиком и т.п., ничего серьёзно не изменится. «Система» останется та же. Для дела революции получится только одна польза: широкие слои народа опять и опять убедятся, что меньшевики и эсеры топчутся на месте, что выхода из кризиса на эсеровско-меньшевистском пути нет… Вся власть Советам — вот пароль, который звучит теперь ещё сильнее прежнего».

После приведённого ряда публикаций логично вернуться к «Правде» за 30 июня (13 июля). Короткая редакционная публикация «Не делайте себя смешными» заслуживает того, чтобы её привести полностью:

«Несколько добрых людей из «Новой жизни», называющих себя «Бюро по созыву объединительного съезда с.-д. партии», обратились к нам через делегата (а затем письменно) с предложением вступить в сношения.

ЦК нашей партии, разумеется, отклонил все эти предложения.

Все с.-д. интернационалисты объединятся на предстоящем (25 июля) съезде нашей партии. А объединяться с социал-шовинистами — есть тьма охотников, мы не из их числа».

Ответ краткий, точный, ёмкий.

А мы обратимся к воскресному, 97-му номеру «Правды» за 2 (15) июля, где подведены итоги продолжав-шейся неделю Всероссийской конференции профсоюзов. В ней участвовали 211 делегатов, которые представляли 364 союза с 1,4 миллиона организованных рабочих и работниц. По данным мандатной комиссии, партийное представительство на профсоюзной конференции было таким: большевиков — 73, меньшевиков — 36, меньшевиков-интернационалистов — 6, бундовцев — 11, серповцев — 2, беспартийных — 17. Но «Правда» замечает, что «первоначальные показания самих делегатов всё же не дают точного представления о политической физиономии конференции… С первого дня конференция разделилась на две части. В одну вошли большевики и внефракционные интернационалисты». По всем важным вопросам эта группа, объединявшая 83—85 делегатов, выступала со своими резолюциями или поправками. Другая часть конференции «повела ярко-фракционную антибольшевистскую политику».

Статья «К итогам конференции профессиональных союзов» завершается следующим выводом: «Созванная с нарушением основ демократизма, она дала преобладание представителям мелких профсоюзов. Будущий съезд профсоюзов должен быть созван с соблюдением принципа пропорциональности. Лишь в этом случае он будет правильно представлять профессиональное движение в России».

Обострение политической ситуации в столице и стране в начале июля проявилось в усилении преследования В.И. Ленина и большевистской партии. В 97-м номере под рубрикой «Рабочая жизнь» газета публикует тревожную статью пролетарского автора: «Буржуазная пресса и «Рабочая газета» (орган меньшевиков. — В.Т.) ведут ежедневную травлю против тт. Ленина и Зиновьева и вообще против большевиков. Буржуазные писаки не гнушаются никакими грязными способами борьбы против революционной соц.-демократии… И как только не обзывает большевиков эта продажная пресса! И анархистами, и заговорщиками, и слугами германского капитализма, и провокаторами».

В статье «Борьба с большевизмом» отмечаются причины такого поведения контрреволюционных сил: «Всякая борьба с большевиками становится борьбой с революционным пролетариатом. Демонстрация 18 июня наглядно показала, что большевики — это не кучка заговорщиков, за ними идёт колоссальная пролетарская масса…»

Тему, поднятую в статье Г. Власова, продолжает информация с Охтинского порохового завода «Бойкот буржуазной прессы». В резолюции общего собрания столярной мастерской этого предприятия выражается возмущение «в связи с грязной травлей, которую контрреволюционные газеты ведут против передовых и наиболее стойких борцов пролетариата, как-то т. Ленина и пр. наших тов. социалистов». Рабочие призвали, во-первых, товарищей по классу «бойкотировать… газеты, ведущие эту грязную травлю», во-вторых, предложили Петросовету «принять решительные меры против гнусной травли и открытой пропаганды контрреволюции и буржуазной печати».

В наступавшие дни тема защиты Ленина от контрреволюционной клеветы становилась приоритетной для большевистской печати.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср июн 28, 2017 8:40 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Революция делает крутой поворот

Газета "Правда" №68 (30565) 29 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

В начале июля революция вступала в свой пятый месяц. Капиталистическим силам никак не удавалось её остановить. Но и у рабочего класса не было сил для победного рывка. В этой ситуации неустойчивого равновесия государственные вожжи были в руках мелкой буржуазии, которая в силу своей социальной природы всё сильнее прислонялась к крупному капиталу. В свою очередь кадеты и стоявший за ними крупный капитал хорошо понимали, что продолжение революции равнозначно их поражению. Поэтому они сначала принудили мелкобуржуазные партии к наступлению на фронте, а потом стали требовать от них наступления на революционный фланг российского общества.

ПОЗДНО ВЕЧЕРОМ 3 июля (по ст. стилю) правдисты успели в готовом к выпуску 98-м номере подверстать под статьёй «Смена лица или смена системы» короткую информацию:

«Слухи об уходе кадетских министров подтвердились. Министры-кадеты ушли! «Скатертью дорога», — скажет революционный пролетариат и армия ушедшим представителям партии контрреволюции...»

99-й номер «Правды» пронизан суровой борьбой и тревогой. Он открывался обращением: «Сегодня собрание Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов». Но адресовано оно было не депутатам, а их избирателям:

«Товарищи!

Идите все, как один человек, на сегодняшнее собрание Совета и настаивайте единодушно: вся власть должна немедленно перейти к Советам Рабочих и Солдатских Депутатов.

Дорог каждый голос. Все рабочие, все солдаты-интернационалисты должны непременно явиться на это собрание».

Под объявлением написанная В.И. Лениным передовая «Вся власть Советам!» В ней чётко обосновывается необходимость установления Советовластия: «После выборов в Питере и в Москве, после созыва Всероссийского крестьянского Совета, после съезда Советов классы и партии до того ясно, отчётливо, наглядно определились по всей России, что заблуждаться насчёт этого люди, не сошедшие с ума или не попавшие в нарочито запутанное положение, прямо-таки не могут.

Терпеть кадетских министров или кадетское правительство или кадетскую политику значит бросить вызов демократии и демократизму. В этом источник политических кризисов после 27 февраля, в этом источник шаткости и колебаний нашей правительственной системы». Здесь же продолжающая тему редакционная статья «О значении перехода власти к Советам». В ней ставится вопрос: «Какая же польза будет достигнута при переходе власти к Советам, если Советы поведут прежнюю, т.е. теперешнюю, политику?» Ответ по-большевистски прямой, без лукавств и лицемерий: «Тогда правящие партии, партии данного большинства, эсеры и меньшевики, стали бы ответственны и формально. Их ответственность была бы ясна и массам. Это была бы непосредственная ответственность. Никакие отговорки были бы невозможны. Никакие помехи деятельности правящих партий изнутри правительства не были бы мыслимы, а теперь кадеты, без всякого сомнения, ставили и не могли, по своему партийному положению, не ставить такие помехи».

Вторая главная тема: осмысление событий двух минувших дней. «Ещё 3 июля по городу пролетел слух о колебаниях коалиционного министерства и о нерешительности в такой момент мелкобуржуазного оборонческого блока. На заводах, в казармах и улицах в рабочих кварталах начались бурные обсуждения всех этих вопросов…

Делегаты совещаний, оценивая момент и рост недовольства масс, все в один голос заявили, что, несмотря ни на какие возможные запрещения, демонстрации состоятся, а потому необходимо, чтобы они прошли наиболее организованно и по возможности без кровопролития. В этом смысле за полночь была принята резолюция. С раннего утра началась организация демонстраций… Движение растёт, втягиваются всё новые и новые элементы населения. Бастуют все фабрики и заводы».

В корреспонденциях «3 июля на улице», «На улицах», «4 июля», «Стрельба на улицах», «На Литейном проспекте» их авторы повествуют не только о многотысячных колоннах, но и о стрельбе то с верхних этажей богатых домов, то со стороны казачьих отрядов, то с проезжающих автомобилей с установленными на них пулемётами. Каждый раз отмечается провокационный характер выстрелов.

А вот информация «последнего часа»: «О демонстрации». В ней отмечается, что в понедельник и вторник стояла цель мирной демонстрацией показать всем эксплуатируемым силу большевистских лозунгов, их вес, их значение: «В течение данного политического кризиса наша цель достигнута. Мы постановили поэтому закончить демонстрацию». Ниже подписи: ЦК, ПК, Межрайонный комитет РСДРП, Военная организация при ЦК РСДРП, Комиссия Рабочей секции Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

Вместо 100-го номера «Правды» в четверг, 6 (19) июля, вышел «Листок «Правды». Он открывался двумя обращениями. Первое — короткое, в нём переплетены тревога и надежда:

«Не имея возможности сегодня выпустить очередной номер «Правды», мы выпускаем «Листок «Правды».

Завтра мы надеемся выпустить очередной номер «Правды».

Причина невыхода «Правды» в обращении не сообщалась, а она горькая: редакция накануне была разгромлена. Забегая вперёд, скажем: на следующий день будет разгромлена и типография, в которой печатались большевистские издания.

Под сообщением о невыходе «Правды» обращение с выразительным названием «Спокойствие и выдержка»:

«Рабочие! Солдаты!

Демонстрация 3—4 июля закончилась.

Вы сказали правящим, каковы ваши цели.

Тёмные и преступные силы омрачили ваши выступления, вызвав пролитие крови. Вместе с вами и со всей революционной Россией мы скорбим о павших в эти дни сынах народа. Ответственность за жертвы падает на подпольных врагов революции. Но исказить смысл вашей демонстрации им не удалось и не удастся.

Теперь остаётся ждать, какой отклик найдёт во всей стране ваш клич: «Вся власть Советам!»...

Товарищи рабочие и солдаты! Мы призываем вас к спокойствию и выдержке! Не давайте злобствующей реакции никакого повода обвинять вас в насилиях. Не поддавайтесь на провокацию. Никаких выступлений на улицы, никаких столкновений.

Товарищи рабочие! Возвращайтесь мирно к станкам.

Товарищи солдаты! Оставайтесь мирно в ваших частях!

Вся жизнь действует за нас. Победа будет за нами. Не нужно никаких необдуманных действий. Стойкость, выдержка и спокойствие — таков наш пароль!»

Под обращением подписи: ЦК, ПК и Военная организация РСДРП, Междурайонный Комитет объединённых социал-демократов-интернационалистов.

Передовая «Из-за чего идёт борьба?» подробно раскрывает содержание и мотивы этого обращения.

Вторая тема «Листка «Правды» — отражение наступления контрреволюции на ещё одном направлении. Клевета на Ленина и возглавляемую им большевистскую партию — это один из магистральных способов капитала остановить революционный процесс. Не случайно контрреволюция пошла на использование в этой своей мерзости даже патентованного клеветника, депутата II Госдумы Алексинского, которого эсеры и меньшевики, заправлявшие в Петросовете, отказались допустить в Исполком Совета рабочих и солдатских депутатов, публично объявив его бесчестным. В опубликованной в «Листке «Правды» статье «Где власть и где контрреволюция?» Ленин по этому поводу писал:

«4 июля, вчера днём, несколько большевиков получило от знакомых предостережение, что Алексинский сообщил комитету журналистов в Питере какую-то новую клеветническую пакость. Большинство из оповещённых не обратило ровно никакого внимания на это предостережение, относясь с брезгливым презрением к Алексинскому и его «работе». Но один большевик Джугашвили (Сталин), член Центр. Исп. Комитета, давно знавший, как грузинский с.-д., т. Чхеидзе, заговорил с ним на заседании Ц.И.К-та об этом новом гнусном клеветническом походе Алексинского.

Дело было поздно ночью, но Чхеидзе заявил, что Ц.И.К. не будет равнодушно смотреть на распространение клеветы людьми, боящимися суда и расследования со стороны Ц.И.К. От своего имени, как председатель Ц.И.К-та, и от имени Церетелли, как члена Врем. Правительства, Чхеидзе обратился тотчас по телефону во все редакции с предложением воздержаться от напечатания клевет Алексинского. Чхеидзе сказал Сталину, что большинство газет выразило готовность исполнить его просьбу».

Действительно, 5 июля клевета увидела свет только в жёлтой, мало кому известной газете «Живое Слово». Но через несколько дней эта клевета под давлением крупного капитала была растиражирована во многих буржуазных изданиях.

«Листок «Правды» вышел только один раз, 6 (19) июля 1917 года. Его, как и «Правду», Временное правительство запретило.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср июн 28, 2017 9:01 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Кризис неслыханных размеров надвинулся на Россию. Хроника – 1917

Этот выпуск «Социальной хроники. 1917» особый – он посвящен деятельности В.И. Ленина в июльские дни. 3–5 июля Петроград охватили мощные антиправительственные выступления под лозунгом «Вся власть Советам!». Временное правительство, подавив протесты, развязало репрессии против большевиков и лично Ленина, который был вынужден уйти в подполье. События излагаются по ленинской биохронике. Приводим также его оценки тех дней, характеризующие исторический момент.

Из биохроники вождя

27 июня (10 июля)
– Ленин редактирует №93 газеты «Правда».
– Протест против травли Ленина выражает в своем постановлении общее собрание союза кокандских рабочих-типографов.
28 июня (не позднее)
– Выступает во дворе Вагоностроительного завода Речкина на митинге рабочих с докладом о международном положении и задачах русской революции.
– На квартире М.Т. и А.И. Елизаровых беседует с большевиками, вернувшимися из сибирской ссылки.
– В редакции газеты «Правда» беседует с Г.И. Петровским; одобряет его намерение поехать в Екатеринослав и Донбасс для отчета перед рабочими, избравшими его в IV Государственную думу.
29 июня
– Ленин пишет статьи «Кризис надвигается, разруха растет» и «Как же это сделать?» по поводу попыток эсеро-меньшевистских лидеров Совета ослабить отрицательную реакцию масс на события на фронте.
– Уезжает вместе с М.И. Ульяновой в дер. Нейвола близ ст. Мустамяки.
30 июня
– Ленин пишет статью «Как и почему крестьян обманули?» по поводу невыполненных обещаний – запретить куплю-продажу земель.
В ночь с 3 (16) на 4 (17) июля
– ЦК РСДРП(б) посылает за Лениным в Нейволу заведующего редакцией газеты «Правда» М.А. Савельева в связи с началом массовых политических демонстраций в Петрограде.
4 июля
– Рано утром Ленин заслушивает информацию М.А. Савельева о событиях в Петрограде и немедленно отправляется в город в сопровождении М.И. Ульяновой, В.Д. Бонч-Бруевича и М.А. Савельева. Приезжает в здание ЦК и ПК РСДРП(б); одобряет решение ЦК и ПК РСДРП(б) принять участие в движении.
– Ленин выступает перед демонстрантами с балкона особняка Кшесинской, призывает к стойкости и бдительности.
– Приезжает в Таврический дворец, куда направлялись полмиллиона демонстрантов, требовавших от ЦИК Советов взять всю власть в свои руки.
– В Таврическом дворце участвует в заседании руководящих органов РСДРП; выступает с обоснованием необходимости прекращения демонстрации.
– В ночь с 4 на 5 июля Ленин получает сведения о предстоящем опубликовании в буржуазных газетах клеветнических материалов о нем и о вызове в Петроград Временным правительством армии. Поздно ночью посещает редакцию «Правды».
5 июля
– К Ленину утром приходит Я.М. Свердлов, сообщает о разгроме редакции газеты «Правда».
– Ленин в сопровождении Я.М. Свердлова переходит на квартиру М.Л. Сулимовой. Здесь его посещают член ЦК РСДРП(б) И.Т. Смилга, секретарь ПК РСДРП(б) Г.И. Бокий и др.
– Ленин пишет статьи «Где власть и где контрреволюция?», «Гнусные клеветы черносотенных газет и Алексинского», «Новое дело Дрейфуса?», «Злословие и факты», в которых опровергает клевету на себя и большевиков в том, что они якобы «посягали на власть Советов».
– Центральный Комитет РСДРП(б) обращается с воззванием «К населению Петрограда! К рабочим! К солдатам! Ко всем честным гражданам!», в котором разоблачает клевету на Ленина и требует от Временного правительства и ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов «немедленного и гласного расследования всех обстоятельств подлого заговора погромщиков и наемных клеветников против чести и жизни вождей рабочего класса».
– Не ранее 5 – не позднее 7 июля Ленин в записке Л.Б. Каменеву просит в случае своей гибели издать материалы тетради «Марксизм о государстве», написанные им в январе–феврале 1917 года в Цюрихе.
6 июля
– В связи с опасностью обыска в квартире М.Л. Сулимовой Ленин уходит вместе с Н.К. Крупской на Выборгскую сторону к рабочему В.Н. Каюрову, где проводит всего несколько часов.
– Ленин приходит в Выборгский райком РСДРП(б); затем направляется на завод «Русский Рено» на совещание Исполнительной комиссии ПК РСДРП(б).
– Переезжает к М.В. Фофановой, здесь Ленин получает информацию об образовании ЦИКом Советов рабочих и солдатских депутатов, по настоянию фракции большевиков, комиссии для расследования клеветнических обвинений против него.
– Собрание Центрального бюро профсоюзов и Центрального совета фабрично-заводских комитетов Петрограда в резолюции протестует против гнусной клеветы контрреволюционных газет на Ленина.
– В ночь с 6 на 7 июля на квартиру М.Т. и А.И. Елизаровых посылается наряд юнкеров и солдат с приказом арестовать Ленина. Юнкера и солдаты производят обыск в квартире.
7 июля
– Ленин утром переходит на квартиру С.Я. Аллилуева, где советуется с Н.К. Крупской и М.И. Ульяновой по вопросу о явке на суд Временного правительства.
– Пишет письмо в бюро ЦИК Совета рабочих и солдатских депутатов: «в случае приказа правительства о моем аресте и утверждения этого приказа ЦИК-ом, я явлюсь в указанное мне ЦИК-ом место для ареста».
– Рабочие завода акционерного общества «Лангензиппен и К» (Петроград) требуют от ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов положить конец «грязной травле, явно контрреволюционной» Ленина.
– Рабочие завода «Мотор» (Москва) выражают решительный протест «против намерения англо-франко-русской буржуазии» арестовать Ленина.
– Ленин совещается с В.П. Ногиным, Г.К. Орджоникидзе, И.В. Сталиным, Е.Д. Стасовой и др. по вопросу о явке на суд Временного правительства. После того как стало известно, что ЦИК и Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов не смогли дать гарантий безопасности Ленина в случае его ареста, участники совещания убедили его не являться на суд и решили укрыть его в более безопасном месте вне Петрограда.

Им была поручена организация ленинского подполья

ЛЕНИН
Восемнадцатое июня

Восемнадцатое июня, так или иначе, войдет в историю русской революции как один из дней перелома.
Взаимное положение классов, их соотношение в борьбе друг с другом, их сила, в особенности по сравнению с силой партий, – все это вскрылось воскресной демонстрацией так отчетливо, так ярко, так внушительно, что при всяком ходе и всяком темпе дальнейшего развития выигрыш сознательности и ясности остается гигантским.
Демонстрация развеяла в несколько часов, как горстку пыли, пустые речи о большевиках-заговорщиках и показала с непререкаемой наглядностью, что авангард трудящихся масс России, промышленный пролетариат столицы и ее войска в подавляющем большинстве стоят за лозунги, всегда защищавшиеся нашей партией.
Мерная поступь рабочих и солдатских батальонов. Около полумиллиона демонстрантов. Единство дружного наступления. Единство вокруг лозунгов, среди которых гигантски преобладали: «вся власть Советам», «долой 10 министров-капиталистов», «ни сепаратного мира с немцами, ни тайных договоров с англо-французскими капиталистами» и т.п. Ни у кого из видевших демонстрацию не осталось сомнения в победе этих лозунгов среди организованного авангарда рабочих и солдатских масс России.
Демонстрация 18-го июня стала демонстрацией сил и политики революционного пролетариата, указывающего направление революции, указывающего выход из тупика. В этом гигантское историческое значение воскресной демонстрации, в этом ее отличие принципиальное от демонстраций в день похорон жертв революции и в день 1-го Мая. Тогда это было поголовное чествование первой победы революции и ее героев, взгляд, брошенный народом назад на пройденный им наиболее быстро и наиболее успешно первый этап к свободе. Первое мая было праздником пожеланий и надежд, связанных с историей всемирного рабочего движения, с его идеалом мира и социализма.
Ни та, ни другая демонстрация не задавались целью указать направление дальнейшего движения революции и не могли указывать его. Ни та, ни другая не ставили перед массами и от имени масс конкретных, определенных, злободневных вопросов о том, куда и как должна пойти революция.
В этом смысле 18-ое июня было первой политической демонстрацией действия, разъяснением – не в книжке или в газете, а на улице, не через вождей, а через массы – разъяснением того, как разные классы действуют, хотят и будут действовать, чтобы вести революцию дальше.
Буржуазия попряталась. В мирной демонстрации, устроенной заведомым большинством народа, при свободе партийных лозунгов, при главной цели – выступление против контрреволюции, в такой демонстрации буржуазия отказалась участвовать. Оно и понятно. Буржуазия – это и есть контрреволюция. Она прячется от народа, она устраивает настоящие контрреволюционные заговоры против народа. Партии, правящие теперь в России, партии эсеров и меньшевиков, наглядно показали себя в исторический день 18-го июня как партии колебаний. Их лозунги выражали колебание, и за их лозунгами оказалось – явно, очевидно для всех – меньшинство. Стоять на месте, оставить пока все по-прежнему – вот что они советовали народу своими лозунгами, своими колебаниями. И народ чувствовал, и они чувствовали, что это невозможно.
Довольно колебаний – говорил авангард пролетариата, авангард рабочих и солдатских масс России. Довольно колебаний. Политика доверия капиталистам, их правительству, их реформаторским потугам, их войне, их политике наступления, – эта политика безнадежна. Крах ее недалек. Крах ее неизбежен. Это будет крах и правящих партий эсеров и меньшевиков. Разруха надвигается все ближе. От нее нельзя спастись иначе, как революционными мерами стоящего у власти революционного класса.
Пусть народ порвет с политикой доверия капиталистам, пусть он окажет доверие революционному классу – пролетариату. В нем и только в нем источник силы. В нем и только в нем залог служения интересам большинства, интересам трудящихся и эксплуатируемых, задавленных войной и капиталом, способных победить войну и капитал!
Кризис неслыханных размеров надвинулся на Россию и на все человечество. Выход только в доверии самому организованному передовому отряду трудящихся и эксплуатируемых, в поддержке его политики.
Скоро ли будет понят народом этот урок и как он будет осуществлен, мы не знаем. Но мы твердо знаем, что вне этого урока выхода из тупика нет, что возможные колебания или зверства контрреволюции ничего не дадут.
Вне полного доверия народных масс своему руководителю, пролетариату, выхода нет.

«Правда» №86, 3 июля (20 июня) 1917 г.

К вопросу об явке на суд большевистских лидеров

Судя по частным беседам, есть два мнения по этому вопросу.
Товарищи, поддающиеся «атмосфере Советов», нередко склоняются к явке.
Более близкие к рабочим массам склоняются, по-видимому, к неявке.
Принципиально вопрос сводится больше всего к оценке того, что принято называть конституционными иллюзиями.
Если считать, что в России есть и возможно правильное правительство, правильный суд, вероятен созыв Учредительного собрания, тогда можно прийти к выводу в пользу явки.
Но такое мнение насквозь ошибочно. Именно последние события, после 4 июля, нагляднейшим образом показали, что созыв Учредительного собрания невероятен (без новой революции), что ни правильного правительства, ни правильного суда в России нет и быть (теперь) не может.
Суд есть орган власти. Это забывают иногда либералы. Марксисту грех забывать это.
А где власть? Кто власть?
Правительства нет. Оно меняется ежедневно. Оно бездействует.
Действует военная диктатура. О «су-
де» тут смешно и говорить. Дело не в «суде», а в эпизоде гражданской войны. Вот чего напрасно не хотят понять сторонники явки.
Переверзев и Алексинский как инициаторы «дела»!! Неужели не смешно тут говорить о суде? Неужели не наивно думать, что какой-нибудь суд при таких условиях может что-либо разобрать, установить, расследовать??
Власть в руках военной диктатуры, и без новой революции власть эта может лишь укрепиться на известное время, на время войны прежде всего.
«Я не сделал ничего противозаконного. Суд справедлив. Суд разберет. Суд будет гласный. Народ поймет. Я явлюсь».
Это – рассуждение наивное до ребячества. Не суд, а травля интернационалистов, вот что нужно власти. Засадить их и держать – вот что надо гг. Керенскому и Ко. Так было (в Англии и Франции) – так будет (в России).
Пусть интернационалисты работают нелегально по мере сил, но пусть не делают глупости добровольной явки!

Написано 8 (21) июля 1917 г.
Впервые напечатано в 1925 г.
в журнале «Пролетарская Революция» №1

http://sovross.ru/articles/1567/33633


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср июл 05, 2017 6:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Мирный этап борьбы за власть завершён

Газета "Правда" №71 (30568) 6 июля 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Несмотря на небывалую напряжённость и динамизм последних месяцев, Владимир Ильич, похоже, не забыл, как многие его соратники поначалу не поняли «Апрельские тезисы», не оценили их исторический масштаб. Поэтому, предваряя свой вывод о вынужденном крутом повороте в политике большевистской партии, он писал: «Слишком часто бывает, что, когда история делает крутой поворот, даже передовые партии более или менее долгое время не могут освоиться с новым положением, повторяют лозунги, бывшие правильными вчера, но потерявшие всякий смысл сегодня, потерявшие смысл «внезапно» настолько же, насколько был «внезапен» крутой поворот истории».

ТАК НАЧИНАЛАСЬ известная ленинская статья «К лозунгам», написанная в середине июля 1917 года, когда «Правда» не выходила (вскоре статья была опубликована отдельной брошюрой). Об «Апрельских тезисах» в ней не было ни слова, но внутренняя связь не вызывала сомнений. Их роднили крутые повороты в истории страны. В апреле Ленин утверждал: «Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму её этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоёв крестьянства.

Этот переход характеризуется, с одной стороны, максимумом легальности (Россия сейчас самая свободная страна в мире из всех воюющих стран), с другой стороны, отсутствием насилия над массами и, наконец, доверчиво-бессознательным отношением их к правительству капиталистов, худших врагов мира и социализма».

Прошло три с половиной месяца, а вождю пролетариата пришлось писать:

«Перелом 4 июля именно в том и состоит, что после него объективное положение круто изменилось. Колеблющееся состояние власти прекратилось, власть перешла в решающем месте в руки контрреволюции. Развитие партий на почве соглашательства мелкобуржуазных партий эсеров и меньшевиков с контрреволюционными кадетами привело к тому, что обе эти мелкобуржуазные партии оказались фактическими участниками и пособниками контрреволюционного палачества».

Вот так! Нет даже следов отсутствия насилия над массами, его вытеснило контрреволюционное палачество.

Каждый второй из десяти «Апрельских тезисов» был посвящён вопросу о власти: «Советы Р.Д. есть единственно возможная форма революционного правительства, и поэтому нашей задачей может явиться лишь терпеливое, систематическое, настойчивое, приспособляющееся особенно к практическим потребностям масс, разъяснение ошибок их тактики». Уже в «Первоначальном наброске Апрельских тезисов» чётко сформулировано: «Не парламентская республика, а республика Советов рабочих, батрацких, крестьянских и солдатских депутатов». Именно отсюда вырос лозунг «Вся власть Советам!»

А в середине июля (по ст. стилю) Ленин об этом лозунге пишет: «Но теперь эта борьба, борьба за своевременный переход власти к Советам, окончилась… После 4 июля контрреволюционная буржуазия, об руку с монархистами и чёрной сотней, присоединила к себе мелкобуржуазных эсеров и меньшевиков, частью запугав их, и отдала фактическую государственную власть в руки Кавеньяков (Кавеньяк — французский генерал, реакционный политический деятель, в июне 1848 года возглавил военную диктатуру, с исключительной жестокостью подавил июньское восстание парижских рабочих. — В.Т.), в руки военной шайки, расстреливающей неповинующихся на фронте, разгромляющих большевиков в Питере».

«Апрельские тезисы» были нацелены на мирный переход к пролетарской власти, но после 4-июльского контрреволюционного переворота Ленин писал: «Суть дела в том, что власть нельзя уже сейчас мирно взять. Её можно получить, только победив в решительной борьбе действительных обладателей власти в данный момент, именно военную шайку, Кавеньяков, опирающихся на привезённые в Питер реакционные войска, на кадетов и на монархистов.

Суть дела в том, что победить этих новых обладателей государственной власти могут только революционные массы народа, условием движения которых является не только то, чтобы они были руководимы пролетариатом, но и то, чтобы они отвернулись от предавших дело революции партий эсеров и меньшевиков».

В статье «К лозунгам» Ленин фактически обозначил границы мирного перехода от капиталистического строя к социалистическому, условия мирного решения вопроса о власти пролетарской революцией. О мирном переходе власти от эксплуататорского класса к эксплуатируемому можно ставить вопрос только после учёта «всей совокупности особенностей определённого политического положения». Иначе говоря, абстрактная постановка этого вопроса бессмысленна, на это Ленин особенно настойчиво обращает внимание. Более того, он указывает некоторые условия, создающие возможность для мирного перехода власти от одного класса к другому.

Опираясь на опыт России между 27 февраля и 4 июля, он указывает на то, что мирный переход возможен в определённый «период революции». Причём такой период, когда «господствовало в государстве так называемое «двоевластие», и материально и формально выражающее неопределённо переходное состояние государственной власти». Иначе говоря, в обществе и государстве как минимум должно быть состояние политического неустойчивого равновесия. Кстати, заметим, что период с конца февраля по 4 июля был не единственным подобным в России. Неустойчивым равновесием и даже «двоевластием» характеризовался и период с конца 1991-го по 3 октября 1993 года, когда конфликтовали с одной стороны президент и правительство, ориентировавшиеся на насаждение крупного капитала, а с другой — мелкобуржуазный Верховный Совет и Съезд народных депутатов РФ. Аналогичным был продолжительный период с конца 1995-го по конец 1999 года, когда вновь противостояли исполнительная и законодательная ветви власти (при этом в мае 1999 года за отлучение (импичмент) Б.Н. Ельцина от должности президента по всем пяти вопросам голосовали более половины состава Государственной думы). Об этом полезно вспомнить хотя бы для того, чтобы иметь в виду, что «двоевластие» и политическое неустойчивое равновесие — это совсем не разовая случайность.

Куда более уникален второй ряд условий, на который обращает внимание В.И. Ленин: «Советы представляли из себя делегации от массы свободных, т.е. никакому насилию извне не подвергающихся, и вооружённых (выделено мной. — В.Т.) рабочих и солдат. Оружие в руках народа, отсутствие насилия извне над народом — вот в чём была суть дела. Вот что открывало и обеспечивало мирный путь развития вперёд всей революции».

В статье «К лозунгам» В.И. Ленин впервые обращает внимание на методологическое значение самого принципа мирного развития пролетарской революции. Он указывает: «По всей видимости, не все сторонники лозунга: «переход всей власти к Советам» достаточно вдумались в то, что это был лозунг мирного развития революции вперёд. Мирного не только в том смысле, что никто, ни один класс, ни одна серьёзная сила не могли бы тогда (с 27 февраля по 4 июля) воспротивиться и помешать переходу власти к Советам. Это ещё не всё. Мирное развитие было бы тогда возможно, даже также в том отношении, что борьба классов и партий внутри Советов могла бы тогда, при условии своевременного перехода к ним всей полноты государственной власти, уживаться наиболее мирно и наиболее безболезненно».

Специфика «двоевластия» (политического неустойчивого равновесия) не в том, что наличествуют два субъекта государственной власти, а в том, что у противостоящих субъектов разная социальная опора. Правительство в такой ситуации обычно опирается на капитал эксплуататорского класса, тогда как вторая власть — на народные массы, представленные обычно рабочим классом и мелкой буржуазией. Принципиальное отличие «двоевластия» 1917 года не только в том, что народные массы были вооружены, но ещё и в том, что рабочий класс был политически активен, он имел свой надёжный авангард в виде большевистской партии.

Создание возможности перехода власти от правительства, опирающегося на капитал, к второму центру власти, опирающемуся на народные массы, — вот в чём социально-политическая роль «двое-властия». В 1917 году роль буфера меж-ду антагонистическими классами выполняла мелкая буржуазия, представленная в обоих центрах власти (к тому же одними и теми же лицами). В.И. Ленин в статье «К лозунгам» обращал особое внимание на то, что представители мелкобуржуазного социализма в силу своей классовой природы выполняют роль пособников капиталистической реакции, становясь «министрами без власти, министрами-куклами, поддерживающими палачество». Более того, он отмечал: «И этот факт не меняется от того, что ни Церетели, ни Чернов лично, наверное, «не одобряют» палачество, что их газеты робко отговариваются от него: такое видоизменение политического наряда не меняет сути дела».

Переход власти от буржуазного Временного правительства к Советам не меняет ни соотношения классов, ни интересов мелкой буржуазии. Но он ведёт к отрыву мелкой буржуазии от класса крупных собственников, так как в Советах капитал не имел командных позиций. Более того, переход от двоевластия к власти Советов ведёт крестьян и другую мелкую буржуазию деревни и города «к соединению их с рабочими». Союз трудящихся классов, возглавляемых пролетариатом, только и способен обеспечить мирный переход государственной власти от класса капиталистов к трудящимся классам.

В знаменитой статье В.И. Ленин настойчиво проводит мысль, что мирный путь развития революции (а переход от господства эксплуататорских классов к трудящимся — это всегда революция) требует не соглашательства и сотрудничества революционной партии с буржуазией и её политическими организациями, а непримиримой классовой борьбы с ними. Только в этом случае пролетариат, во-первых, верит такой партии, во-вторых, идёт за ней.

Лозунг мирного пути, когда для этого нет условий (а условия исчезают всегда, когда меньшевиствующие политики идут на соглашение с крупным капиталом), является, по утверждению В.И. Ленина, обманом. После того как меньшевики и эсеры подчинились диктату крупного капитала и его партии конституционных демократов (сегодня наследниками кадетов себя объявляет «Единая Россия»), выступив против антибуржуазной революции, Ленин прямо писал, что «лозунг перехода власти к Советам звучал бы теперь как донкихотство или как насмешка. Этот лозунг, объективно, был бы обманом народа, внушением ему иллюзии».

Когда нет политического неустойчивого равновесия в обществе, а вместо него налицо диктатура капитала и пособничество ему со стороны приверженцев мелкобуржуазного социализма, якобы пекущихся о нуждах и интересах трудящихся, а фактически своим реальным поведением предавших их, пролетариату «власть нельзя уже… мирно взять».

Развивая эту мысль, Ленин подчёркивал, что, решая, возможен ли мирный переход власти к трудящимся и эксплуатируемым классам, надо, «чтобы сознательные рабочие посмотрели трезво на коренной вопрос революции: в чьих руках в данный момент государственная власть. Подумайте, каковы материальные её проявления, не принимайте фразы за дела, и вы не затруднитесь ответом».

Ленин постоянно и последовательно обвинял меньшевиков и эсеров в том, что они вместо взятия власти Советами пошли в коалиционное министерство, в пристяжные к партиям крупного капитала. Их политический финал был естественным и неизбежным: они превратились в партии, «которые сыграли и играют роль пособников палачества».

Стратегический вывод сформулирован Лениным в статье «К лозунгам» предельно ясно. Власть, обслуживающую капитал, выражающую и защищающую его интересы, независимо от того, входят ли в неё министры из социалистических партий, в конечном счёте «надо свергать. Без этого все фразы о борьбе с контрреволюцией пустые фразы, «самообман и обман народа». Вождь пролетарской революции требовал, чтобы партийная пропаганда и агитация «ясно указывала настоящего врага народа, военную клику, кадетов и черносотенцев, и чтобы она определённо разоблачала… мелкобуржуазные партии», выполняющие роль пособников диктатуры капитала.

Далее Ленин добавлял:

«Нет ничего опаснее обмана». Он подчёркивал, что революционный характер движения может обеспечить только рабочий класс. Он прямо писал: «Свержение буржуазной контрреволюции не может дать ничто, никакая сила, кроме революционного пролетариата. Именно революционный пролетариат… и должен самостоятельно взять в свои руки государственную власть — вне этого победы революции быть не может. Власть у пролетариата, поддержка его беднейшим крестьянством или полупролетариями, — вот единственный выход».

Статья «К лозунгам» ценна также тем, что Ленин, требуя от революционеров трезвой оценки обстановки, призывал партию никогда не опускать руки и при любых условиях ставить стратегической задачей социалистическую, пролетарскую революцию: «Начинается новый цикл… Надо смотреть не назад, а вперёд. Надо оперировать не старыми, а новыми, послеиюльскими, классовыми и партийными категориями… В этом новом цикле, конечно, будут ещё многоразличные этапы… до нового подъёма новой революции».

О том, что это была единственно правильная установка, свидетельствует неоспоримый исторический факт: меньше чем через четыре месяца после июльской контрреволюции была установлена власть Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Величие Великой Октябрьской социалистической революции признано всем прогрессивным человечеством. Более того, по той агрессивности и беспардонности, с которыми ведут с нею (через 100 лет!) борьбу нынешние российские либералы и «государственники» от власти, можно уверенно утверждать: революция продолжается.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Ср июл 12, 2017 7:04 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Возрождалась, словно Феникс

Газета "Правда" №74 (30571) 13 июля 2017 года
1 полоса
Автор: Публикацию подготовил Виктор ТРУШКОВ.

С 1921 по 1931 год в структуре ЦК РКП(б) — ВКП(б) работал необычный отдел — Истпарт, то есть Отдел Центрального Комитета по изучению истории Октябрьской революции и большевистской партии. В 1928 году он, в частности, издал четыре тома номеров «Правды», вышедших в 1917 году.

99-й номер оказался последним: 6 (19) июля вместо 100-го номера «Правды» вышел «Листок «Правды». Погромщики сначала разгромили редакцию главной большевистской газеты, на следующий день — и типографию, а Временное правительство освятило эти действия, запретив «Правду».

НО 3-ИЮЛЬСКИМ ПЕРЕВОРОТОМ революция не была остановлена, а большевистская партия, вынужденная перейти на полулегальное положение, продолжала борьбу. А значит, не могла оставаться без газеты.

Наверное, сказать, что «Правду» заменила газета «Рабочий и Солдат», было бы неправильно. Да, 23 июля (5 августа) 1917 года она вышла вместо закрытой «Правды». Но фактически это продолжала выходить «Правда» под новым названием.

Чтобы современный читатель лучше понял всё своеобразие этой трансформации, мы предлагаем ему аналитический материал «Как издавался «Рабочий и Солдат». Под ним не было подписи. Но поскольку он был частью предисловия в вышедшем в 1929 году пятом выпуске «Правды» 1917» (в него вошли 15 номеров «Рабочем и Солдате», 10 номеров «Пролетария» и 12 номеров «Рабочего»), то логично считать, что авторами всего предисловия, в том числе материала о «Рабочем и Солдате», были редакторы издания К.С. Еремеев, М.С. Ольминский, М.А. Савельев и М.И. Ульянова. В 1917 году все они были ведущими сотрудниками «Правды», независимо от того, под какими названиями она выходила.

Как издавался «Рабочий и Солдат»

«ГАЗЕТА СОЗДАВАЛАСЬ как орган Военной организации при ЦК большевиков после разгромленной в июльские дни «Правды».

Сразу же после июльских дней Бюро военных организаций решило во что бы то ни стало создать массовый большевистский орган для солдат типа закрытой «Солдатской Правды», прибегнув в крайнем случае к печатанию его явочным порядком.

Проведение этого решения было возложено на члена Бюро т. Н. Подвойского. При этом со стороны ЦК было дано указание, чтобы газета впредь до создания ЦО (центрального органа. — В.Т.) партии обслуживала и нужды руководящих партцентров — ПК и ЦК. В соответствии с этим её отделы, ну и освещать все партийно-революционные проблемы, и давать обоснование тактической линии партии.

Подготовка к выпуску первого номера газеты, организация редакционного аппарата и выбор типографии отражали все черты революционной эпохи.

К началу издания в кассе будущей газеты имелось несколько рублей и не было постоянного кадра работников, так как значительная часть их сидела по тюрьмам.

Зато была потребность в газете у питерских рабочих и солдат, но ещё надо было найти типографию, которая согласилась бы печатать большевистскую газету и снабжать её бумагой. Двухнедельные поиски не дали положительных результатов. Здесь лучше самых красноречивых слов на деле подтвердился тезис Ильича о лживости лозунга буржуазии, эсеров и меньшевиков о свободе печати.

Чтобы найти типографию, В.О. (Военная организация. — В.Т.) скрыла от её администрации характер издания, указав лишь на то, что этот орган будет обслуживать бытовые интересы рабочих и солдат. Когда же администрация из содержания набираемых статей раскрыла «военную хитрость» большевиков, тогда «военке» пришлось прибегнуть к угрозам воздействия силой.

Одновременно организаторы газеты действовали и рублём, обещая в случае развития газеты значительно увеличить плату за издание.

Типография принадлежала н.-с-ам (народным социалистам. — В.Т.), помещалась на Гороховой улице, д. №42 и именовалась «Народ и Труд». Редактирование газеты производилось коллегией в составе тт. Н. Подвойского, В. Невского, А. Женевского, Б. Шумяцкого и Киселёва. Эти работники давали основной статейный материал газеты и редактировали поступающие в редакцию статьи. Общепартийное руководство газетой, поскольку она заменяла тогда ЦО партии, осуществляли тт. И. Сталин и Я. Свердлов, всё время поддерживавшие связь со скрывавшимся тогда Владимиром Ильичом. Владимир Ильич хотя и не имел уже возможности непосредственно руководить этой газетой, как до 3—5 июля «Правдой», однако все работавшие в газете знали, что рука вождя по-прежнему продолжает управлять рулём партийной печати, направляет и корректирует их работу в сложной обстановке нарастающей пролетарской революции. Вместе с тем Владимир Ильич был и самым ближайшим сотрудником газеты, автором многих её руководящих статей.

Кроме того, регулярно снабжали газету своими статьями тт. К. Самойлова, Б. Бреслав, А. Хаин, Е. Ярославский, В. Володарский, Л. Троцкий, А. Коллонтай, Ю. Каменев, К. Механошин, Слуцкий и Демьян Бедный (под псевдонимом «Солдат Яшка — Медная Пряжка»).

Литературную правку обширного материала, поступавшего с заводов и из частей гарнизона, проводили тт. А. Женевский и М. Рубинштейн. Верстали и выпускали газету по очереди тт. Н. Подвойский и Б. Шумяцкий, затем т. А. Женевский.

Юридически ответственным лицом за выпуск газеты был рабочий т. В.И. Нарчук.

«Рабочий и Солдат» имел тираж от 50 до 70 тыс. экземпляров и расходился почти исключительно в розницу. Редакция поэтому не создавала даже особого аппарата конторы и приёма подписки. Обычно бывало так, что газета из-под машины (печатной. — В.Т.) нарасхват разбиралась разносчиками и делегатами от частей. Частенько бывало, конечно, и так, что милиционеры Керенского ловили разносчиков по улицам и отбирали у них газету, называя свой разбойничий образ действий «конфискацией».

Экспедирование газеты производилось необычайно оригинально и для теперешнего времени совершенно необычным путём. Дело это было организовано таким порядком: глубокой ночью (после 12 ч.) или рано утром (от 4 до 6 ч.) в типографию являлись представители воинских частей и предприятий и по определённой развёрстке, установленной «военкой» и ЦК, получали свежие номера газеты. Эту раздачу регулировали дежурившие в экспедиции члены «военки». Во главе экспедиции стоял питерский рабочий т. Киселёв.

Средства на газету черпались из выручки за розницу и из массовых регулярных сборов рабочих и солдат в «железный фонд» пролетарской печати. Постоянством этих сборов, происходивших в обстановке страшного роста дороговизны, отчасти определялась степень нужды и действенного стремления рабочих и солдатских масс иметь свой печатный орган. Ведь сборы происходили совершенно стихийно, добровольно, по грошам и копейкам. А между тем, если обратиться к итогам, то только за краткий двухнедельный срок существования «Рабочего и Солдата» было собрано:

Участвовало в сборах Всего собрано

Месяц и число Рабочих групп Солдатских групп Всего чел. Руб. Коп.



Июль 22 27 — 19.700 11.079 70

« 25/28 6 — 6.410 586 —

Август 2/4 12 2 25.513 3.019 82

« 5 2 1 1.600 550 —

« 6/7 8 3 2.730 141 70

« 8 2 7 41.350 4.730 86

57 13 97.303 20.103 08

Беглый просмотр этой таблицы указывает на то, с какими широкими массами была связана печать нашей партии и как сравнительно быстро рабочий класс и солдатская масса откликались на нужды наших газет. Она говорит о том, что «Рабочий и Солдат» был органом пролетарской партии, хотя с лёгкой руки Чхеидзе меньшевики и эсеры клеветнически утверждали, что наши массовые газеты «обслуживали только дезертиров с фронта».

Само особой разумеется, что выручка за розницу и сбор среди рабочих, солдат и матросов не могла покрыть расходного бюджета газеты. При падающем курсе рубля, за которым, конечно, не могло успеть повышение цены номера, газета давала значительный дефицит. Единственным источником его покрытия была текущая выручка партийного книгоиздательства «Прибой». Обычно по субботам касса последнего очищалась дочиста, и тем самым покрывался недельный дефицит «Рабочего и Солдата».

По первоначальному заданию «Рабочий и Солдат» должен был явиться популярной газетой типа разгромленной «Солдатской Правды», лишь с большим насыщением вопросами партийной жизни. Однако партийные потребности после-июльского периода внесли в облик газеты коренные изменения. Они заставили редакцию газеты ввести руководящие статьи, быть единственной революционной трибуной, с которой Ленин и партия ставили перед массой вопросы пролетарской революции, пролетарской диктатуры. Отпечаток руководящего центрального органа наложили на газету печатавшиеся в ней довольно подробные отчёты о VI съезде партии, заседавшем в то время в Питере.

Но притом черты массовой популярной газеты всё же были присущи «Рабочему и Солдату». Много внимания и места уделялось помещению отчётов о рабочих и солдатских собраниях; печатали и массу писем и резолюций, продолжая начатую ещё «Правдой» традицию ориентировки на рабочего и солдатского корреспондента, а не на профессионального литератора.

Органическую связь с читателями, уже и тогда выделившими внушительный кадр военкоров и рабкоров, легче всего проследить, если мы обратимся к сводке помещённых в газете материалов:

Наименование Колич. заметок и статей

1. Руководящие статьи 29

2. Статьи на разные темы 47

3. Обзоры печати 3

4. Отчёты о съездах и конференциях 16

5. Резолюции и воззвания партцентра 7

6. Резолюции Советов 6

7. Солдатские заметки 38

8. Рабочие заметки 74

9. Маленькие фельетоны 5

10. Извещения общественного характера 127

Итого: 352

Цифры эти вполне подтверждают наше утверждение, что газета «Рабочий и Солдат», как «Правда» и «Солдатская Правда», не испытывала недостатка в материале и темах. Наоборот, её портфель всегда был наполнен сотнями заметок, отчётов, писем и корреспонденций. Тысячами вполне зримых и осязаемых нитей газета была связана с рабочим классом, с солдатами местного гарнизона и фронта, с матросами Балтийского флота.

Вот почему без преувеличения можно сказать, что «Рабочий и Солдат» был органом самих рабочих и солдат. Через солдат он связывался и с деревней, сея там семена, всходы которых были собраны жатвой Октябрьской революции».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт июл 13, 2017 11:19 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Конец двоевластия

2 (15) июля. В знак протеста против уступок Временного правительства автономистским требованиям Центральной рады Украины три министра-кадета Д.И. Шаховской, А.А. Мануйлов, А.И. Шингарев ушли в отставку. Начался развал коалиционного правительства, сформированного по итогам апрельского кризиса.

3 (16) июля. В Петрограде начались антиправительственные выступления, в которых приняли активное участие большевики.

Демонстрация, заявленная как мирная, быстро переросла в вооруженное противостояние.

4 (17) июля. В Кронштадте собрались матросы и, сев на буксирные и пассажирские пароходы, двинулись в Петроград. С балкона особняка Кшесинской, где находился штаб большевиков, к демонстрантам обратились Свердлов, Луначарский и Ленин. Свердлов призывал демонстрантов требовать «изгнания министров-капиталистов из правительства» и передачи всей власти Советам.
_______________
Из Ораниенбаума в Петроград отправился большевизированный 2-й пулеметный полк.
_______________
Вооруженная демонстрация прошла по Троицкому мосту, Садовой улице, Невскому проспекту и Литейному проспекту, двигаясь к Таврическому дворцу. На углу Литейного проспекта и Пантелеймоновской улицы отряд матросов подвергся пулеметному обстрелу; трое кронштадтцев были убиты и более 10 ранены. Начались вооруженные столкновения.
_______________
Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет вызвал Волынский полк для защиты Таврического дворца, в ночь с 4 на 5 июля ВЦИК объявил военное положение.
_______________
Демонстранты выделили 5 делегатов для переговоров с ВЦИК. Рабочие требовали, чтобы он немедленно взял всю власть в свои руки. Лидеры меньшевиков и эсеров пообещали через 2 недели созвать новый Всероссийский Съезд Советов.
_______________
К ночи верные Временному правительству войска установили контроль над центром Петрограда. Ночью большинство матросов вернулись обратно в Кронштадт. Лишь часть из них, предводительствуемая анархистами, засела в Петропавловской крепости. Против них был двинут отряд под руководством заместителя командующего войсками Петроградского военного округа капитана-революционера А.И. Кузьмина.
_______________
Временное правительство начало преследование партии большевиков, расформировало военные части, принимавшие участие в демонстрации. В этот же день на фоне провала так называемого июньского наступления введена смертная казнь на фронте.

5 (18) июля. Сталин, представлявший большевиков, возобновил переговоры с эсеро-меньшевистским ВЦИК, однако, по его мнению, «ЦИК ни одного своего обязательства не выполнил».
_______________
Cводные отряды георгиевских кавалеров и юнкеров начали аресты большевиков. Юнкерами занята редакция и типография газеты «Правда», которую буквально несколькими минутами ранее покинул Ленин. Юнкера обыскали здание, избив при этом нескольких сотрудников, устроив погром и выкинув в Мойку свежеотпечатанные газеты.
_______________
Ленин вынужден уйти в подполье, которое продолжалось до 24 октября (6 ноября).
_______________
Центральный Комитет РСДРП (б) опубликовал обращение с призывом о прекращении демонстрации.
_______________
6 (19) июля. Матросы Балтийского флота, укрывшиеся в Петропавловской крепости, вынуждены сдать оружие и отправиться в Кронштадт, а большевики – покинуть особняк Кшесинской.

7 (20) июля. В отставку подал министр юстиции Переверзев. За ним ушел в отставку и председатель Временного правительства князь Львов.

9 (22) июля. Юнкера разгромили большевистские штабы в Литейном и Петроградском районах.

10 (23) июля. Сформировано второе коалиционное правительство во главе с Керенским, который при этом сохранил посты военного и морского министров. Состав правительства был преимущественно эсеро-меньшевистским. Временное правительство перебралось из Мариинского дворца в Зимний.
_______________
С 4 по 14 июля в демонстрациях, стихийных волнениях и вооруженных выступлениях против Временного правительства в 34 городах страны (не считая Петрограда) приняло участие около 450 тыс. граждан, главным образом рабочих и солдат. Наиболее массовыми были выступления в Москве, Иваново-Вознесенске, Нижнем Новгороде, Самаре, Царицыне, Харькове, Юзовке, Краматорске, Екатеринославе, Луганске, Риге, Екатеринбурге, Красноярске.

Итоги июльских событий:

– Конец так называемого двоевластия (период с марта по июль 1917 г.). После неудавшегося переворота эсеро-меньшевистские Советы передали всю полноту власти в руки Временного правительства.

– Согласно приказу Временного правительства, аресту подлежали: Ленин, Луначарский, Зиновьев, Коллонтай и др. Всего арестовано около 800 большевиков. В ходе событий казачьим патрулем был убит на Шпалерной улице корреспондент «Правды» И.А. Воинов.

– По итогам политического кризиса подал в отставку глава первого состава Временного правительства князь Г.Е. Львов. Его место занял военный министр А.Ф. Керенский. Эсеро-меньшевистский Петросовет признал новый состав Временного правительства «правительством спасения революции».

– Большевики вынуждены перейти на нелегальное положение. Против них выдвинуты обвинения в шпионаже и национальной измене.

http://sovross.ru/articles/1573/33978


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт июл 13, 2017 11:22 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Миф о германском золоте

Недавно во время съемки для передачи об Октябрьской революции мне был задан вопрос о связях Ленина и большевистской партии с германской разведкой. И это означает, что давно опровергнутая байка о сотрудничестве большевиков с властями кайзеровской Германии все еще распространяется усилиями антисоветчиков и антикоммунистов. Эта клеветническая версия была рождена сто лет назад, в середине 1917 г.

Подготовка провокации

К тому времени стали очевидными нежелание и неспособность Временного правительства заняться решением насущных проблем страны. Эйфория, охватившая Россию в первые дни после победы Февральской революции, сменялась растущим недовольством широких народных масс и их нетерпением, которое проявлялось в стихийных выступлениях в городах и деревнях. Недовольны действиями Временного правительства были и влиятельные внутренние и международные силы, требовавшие от Временного правительства решительных действий по стабилизации положения в стране. Стремясь доказать свою дееспособность, Временное правительство развернуло наступление против немцев 18 июня 1917 г. Однако наступление провалилось. Сказались нехватка артиллерии, снарядов, усталость солдат, их нежелание воевать. За 10 дней боев потери русской армии только убитыми составили более 60 тысяч человек.
Это поражение продемонстрировало российской крупной буржуазии бессилие Временного правительства. Созданное еще в апреле 1917 г. крупными предпринимателями А.И. Путиловым и А.И. Вышнеградским Общество содействия экономическому возрождению России ставило задачу «противодействовать социалистическому влиянию на фронте и во всей стране». Во главе Общества был назначен Гучков. Сформированный ими в мае 1917 г. «Республиканский центр» считал своей главной задачей ведение антибольшевистской пропаганды на фронте и в стране. Для этого они собирались добиться ликвидации фабзавкомов, запрета большевистской агитации на фронте и вывода из Петрограда большевизированных частей. Один из планов заговорщиков предусматривал организацию провокационного уличного выступления в Петрограде под большевистскими лозунгами, чем можно было воспользоваться для запрета ленинской партии и ареста ее руководителей. С целью подтолкнуть Временное правительство к более решительным действиям против левых сил в ночь со 2 на 3 июля три министра, являвшиеся
кадетами (А.А. Мануйлов, Д.И. Шахновский, А.И. Шингарев), подали в отставку.
Ныне последовавшие события зачастую изображают как попытку большевиков захватить власть. На самом деле руководство большевистской партии делало все возможное для того, чтобы не позволить провокаторам толкнуть революционно настроенные массы рабочих, солдат и матросов в неподготовленное вооруженное выступление.
Еще до отставки трех министров в Петрограде стало известно о намерении Временного правительства расформировать ряд воинских частей Петроградского гарнизона, в которых было особенно сильно влияние большевиков, и отправить их солдат на фронт. Однако, помимо большевиков, в этих частях особенно активно вели пропаганду анархисты, призывавшие к немедленному свержению правительства и передаче власти Советам. Поэтому весть об отставке трех министров была воспринята в пулеметном полку, который собирались расформировать, как свидетельство крушения буржуазного правительства. На состоявшемся 3 июля митинге пулеметчики приняли решение послать своих делегатов в другие части Петроградского гарнизона, на предприятия Петрограда и в Кронштадт и в 17 часов того же дня выступить против Временного правительства.
За два часа до намеченного выступления два представителя пулеметчиков явились в ЦК РСДРП(б), заявляя о том, что полк решил свергнуть правительство и передать власть Советам. Состоявшееся 3 июля в 16.00 совещание ЦК, Петроградского комитета и Военной организации большевиков приняло решение не поддерживать выступление пулеметчиков. (В этом совещании Ленин не принимал участия, так как он был болен и находился на даче В.Д. Бонч-Бруевича на Карельском перешейке.)
Тем временем к особняку Кшесинской, в котором располагались ПК и ЦК, прибыло несколько полков со знаменами и лозунгами «Вся власть Советам!». Попытки большевиков Лашевича и Кураева уговорить собравшихся разойтись были встречены гневным протестом. Одновременно у Таврического дворца, где заседал ЦИК, собралась огромная толпа людей, которые требовали передачи власти Советам. Люди в форме матросов насильно схватили члена ЦИК Чернова, требуя от него, чтобы он немедленно провозгласил Советскую власть. (Позже, оказавшись в петроградских «Крестах», Троцкий узнал в заключенном, сидевшем за грабеж, одного из «матросов», удерживавших Чернова 3 июля. Не исключено, что подобных переодетых провокаторов было немало среди искренних сторонников Советской власти.)
Руководство большевиков, с одной стороны, старалось не допустить преждевременного антиправительственного восстания, а с другой стороны, желало поддержать накал революционных настроений. В этом духе перед собравшимися у Таврического дворца до глубокой ночи выступали Зиновьев и другие ораторы от большевистского руководства.
В создавшихся условиях ЦК большевиков, прозаседав всю ночь, принял решение провести мирную демонстрацию под лозунгом «Вся власть Советам!». Эта демонстрация, в которой приняло участие полмиллиона человек, началась в середине 4 июля. С балкона особняка Кшесинской, в котором после Февральской революции большевики разместили свой ЦК и его аппарат, выступил Ленин. 90 делегатов от 54 крупнейших заводов Петрограда вручили ЦИК их требования, включая немедленное взятие власти Советами, заключение демократического мира, передачу земли крестьянам. Между тем пока эту депутацию принимали в ЦИК, демонстрация была обстреляна. Были убитые и раненые.
После завершения демонстрации состоялось заседание ЦК большевиков, на котором было принято решение о прекращении уличных выступлений. Было одобрено и воззвание, в котором говорилось: «Демонстрация 3–4 июля закончилась... Наш пароль: стойкость, выдержка, спокойствие».

Запрет большевистской партии и клевета на Ленина

В это время в Петроград пришли сообщения о прорыве фронта немцами. Почти одновременно в городе распространился слух о том, что немцам помогают большевики, так как Ленин является агентом Германии. Распространителем этой версии был Алексинский, бывший большевик, затем бывший участник троцкистского Августовского блока, а после 1914 г. – сторонник «защиты Отечества». Изложение этой версии должно было попасть во все петроградские газеты. Однако этому помешал Сталин, который обратился к своему старому знакомому из рядов грузинской социал-демократии и в то же время идейно-политическому противнику – председателю ЦИК Чхеидзе. Сталин уговорил его обзвонить все редакции газет, требуя снять из печати эти сообщения. Обвинения в адрес Ленина опубликовала на другой день лишь малоизвестная газета «Живое слово». «Правда» готовила опровержение версии Алексинского, но в ночь с 4 на 5 июля в ее помещение ворвался отряд юнкеров, который разгромил редакцию, и газета не смогла выйти в свет.
В это же время версию Алексинского подтвердил министр внутренних дел В.Н. Переверзев, заявив, что большевистская партия получала деньги от германского Генерального штаба, а роль связных между ними играли большевик Яков Фюрстенберг (Ганецкий), Правус и другие.
В обстановке слухов о прорыве фронта и обвинений Ленина в пособничестве немцам ЦИК Советов в 10–11 часов вечера 4 июля принял решение вызвать солдат верного правительству Волынского полка для защиты Таврического дворца от большевиков. В 2–3 часа ночи 5 июля ЦИК дал полномочия министрам-социалистам для «борьбы с анархией» и поручил им добиться включения в состав Временного правительства кадетов. Одновременно ЦИК объявил военное положение и организовал свой военный штаб из меньшевиков и эсеров.
Будучи членом ЦИК Советов, Сталин с 4 июля вел переговоры с руководством Центрального исполнительного комитета. Позже он вспоминал: «Мы говорили руководителям Советов: кадеты ушли, блокируйтесь с рабочими, пусть власть будет ответственна перед Советами. Но они сделали вероломный шаг, они выставили против нас казаков, юнкеров, громил, некоторые полки с фронта... Само собой разумеется, мы не могли принять при таких условиях боя, на который толкали нас меньшевики и эсеры. Мы решили отступить».
От имени ЦИК переговоры со Сталиным вел меньшевик Либер, который потребовал убрать большевистские броневики от особняка Кшесинской и увести матросов из Петропавловской крепости в Кронштадт. Сталин говорил, что он принял эти требования «при условии, что ЦИК Советов охраняет наши партийные организации от возможного разгрома». Однако, как подчеркивал Сталин, «Центральный исполнительный комитет Советов ни одного своего обязательства не выполнил».
На следующий день, 6 июля, представитель военного штаба ЦИК эсер Кузьмин потребовал под угрозой применения вооруженной силы, чтобы большевики очистили дворец Кшесинской. Сталин вспоминал: «Центральный комитет нашей партии решил всеми силами избегать кровопролития. Центральный комитет делегировал меня в Петропавловскую крепость, где удалось уговорить гарнизон из матросов не принимать боя». Сталин сумел убедить их капитулировать, обратив внимание на то, что они сдаются не Временному правительству, а руководству Советов. Одновременно Сталин вел переговоры с Кузьминым, который, по словам Сталина, буквально «рвется в бой». По словам Сталина, «Кузьмин недоволен, что «штатские своим вмешательством всегда ему мешают», и неохотно соглашается подчиниться настоянию Центрального исполнительного комитета Советов. Для меня очевидно, что военные эсеры хотели крови, чтобы дать «урок» рабочим, солдатам и матросам. Мы помешали им выполнить их вероломный план».
Тем временем 6 июля была разгромлена типография «Труд», в которой печатались большевистские и профсоюзные издания, устроены обыски в особняке Кшесинской, где помещались ЦК, ПК и Военная организация большевиков. Как говорил Сталин, «на улицах войска, усмиряющие непокорных. Фактически введено осадное положение. «Подозрительные» арестовываются и отводятся в штаб. Идет разоружение рабочих, солдат, матросов». В июле были арестованы руководители военной организации большевиков Антонов-Овсеенко, Крыленко, Дыбенко, Раскольников, член ЦК Каменев, а также лидеры «межрайонцев» Троцкий и Луначарский.
На основе выдвинутых обвинений Временное правительство 7 июля отдало распоряжение об аресте Ленина и Зиновьева. Собравшись на квартире Аллилуевых, Сталин обсудил с другими членами партийного руководства вопрос о явке на суд Ленина и Зиновьева, которые к этому времени перешли на нелегальное положение. Ногин считал, что Ленину идти на суд необходимо. Ленин также склонялся к этому и даже написал соответствующее письмо в ЦИК. Сталин, Орджоникидзе и Стасова решительно выступали против явки Ленина и Зиновьева. Было решено укрыть Ленина в окрестностях Петрограда. Сталин собственноручно сбрил у Ленина его усы и бородку. Ленин одел парик и загримировался, а затем вместе с Зиновьевым (он был также острижен и загримирован) был переправлен на станцию Разлив в домик рабочего-большевика Н.А. Емельянова.
В своей книге В. Логинов привел воспоминания Г.Е. Зиновьева, опубликованные в журнале «Пролетарская революция» в 1927 г., в которых он описал свое пребывание в Разливе с Лениным. По словам Зиновьева, в первые дни после приезда в Разлив Ленин почти не читал газет. Их содержание ему пересказывал Зиновьев. «В это время газеты, – вспоминал Зиновьев, – в том числе и «социалистические», были полны россказней про «мятеж» 5 июля и главным образом про самого Ленина. Такое море клеветы не выливалось ни на одного человека в мире. О «шпионстве» Ленина, об его связи с германским Генеральным штабом, о полученных им деньгах и т.п. печаталось в прессе, в стихах, в рисунках и т.д. Трудно передать чувство, которое пришлось испытать, когда выяснилось, что… ложь и клевета разносится в миллионах экземплярах газет и доносится до каждой деревни, до каждой мастерской. А ты вынужден молчать! Ответить негде! А ложь как снежный ком нарастает… И уже по всей стране, из края в край, по всему миру ползет эта клевета…»
Как подчеркивает В. Логинов, «подготовка дела о «шпионстве» Ленина началась до возвращения Владимира Ильича в Россию. Еще в конце марта к начальнику контрразведки Петроградского военного округа Борису Владимировичу Никитину явился офицер филиала 2-го бюро французской разведки капитан Пьер Теодор Лоран и вручил ему «список предателей в 30 человек, во главе которых стоит Ленин». Так французская разведка попыталась дискредитировать Ленина.
Логинов рассказал, что «в апреле, при переходе линии фронта был задержан прапорщик 16-го Сибирского полка Д.С. Ермоленко, завербованный в одном из концлагерей для военнопленных. На допросах он показал, что в лагере шпионил за своими товарищами, а теперь получил задание вести пропаганду сепаратного мира среди русских солдат. Как заурядного шпиона его могли бы тут же и расстрелять. Но, поскольку прежде Ермоленко работал в военной разведке и в полиции, он знал (а может быть, его и надоумили), как набить себе цену».
По словам Логинова, «в протокол допроса от 28 апреля включили «конфиденциальные сведения», якобы сообщенные ему офицерами германского генерального штаба о том, что по их указанию такую же подрывную работу ведет в России один из лидеров «Союза освобождения Украины» А.Ф. Скоропись-Иолтуховский, а также лидер большевиков Ленин. И оба они «получили задание в первую очередь удалить министров Милюкова и Гучкова». 16 мая генерал Деникин направил этот протокол военному министру. Позднее в столицу препроводили Ермоленко. «Я увидел до смерти перепуганного человека, – пишет Никитин, – который умолял его спрятать и отпустить». Версия о том, что германские генштабисты назвали рядовому шпику своих «суперагентов», не годилась даже для бульварного детектива. Борис Владимирович, будучи профессионалом, оценил ее как весьма «неубедительную», и Петроградская контрразведка «категорически отмежевалась от Ермоленко».
Логинов обратил внимание на новые усилия Франции в кампании по дискредитации Ленина. «Французский министр-социалист Альбер Тома направил в июне французскому атташе в Стокгольме предписание: «Нужно дать (указание? совет? – Ю.Е.) правительству Керенского не только арестовать, но дискредитировать в глазах общественного мнения Ленина и его последователей… Срочно направьте все ваши поиски в этом направлении…»
Вскоре французы вновь вмешались в работу российской контрразведки. Логинов привел следующие слова Никитина: «Расследование… приняло серьезный характер после того, как блестящий офицер французской службы, капитан Пьер Лоран вручил мне 21 июня первые 14 телеграмм между Стокгольмом и Петроградом, которыми обменялись Козловский, Фюрстенберг, Ленин, Коллонтай и Суменсон. Впоследствии Лоран передал мне еще 15 телеграмм». Однако «оказалось, что особая служба телеграфного контроля в Петрограде давно уже следила за указанной перепиской. Ее вывод: «телеграммы, которыми обменивались Я. Фюрстенберг с Суменсон, коммерческого характера». Задолго до революции они показались подозрительными всего лишь с коммерческой точки зрения, так как товары, предлагавшиеся Я. Фюрстенбергом для Суменсон, могли быть немецкого происхождения (салол, химические продукты, дамское белье, карандаши и т.д.).

Разоблачение клеветы Временного правительства

Кем же были эти люди? Мадам Суменсон занималась торговыми операциями, в ходе которых она закупала за границей различные товары для продажи в России. Яков Станиславович Фюрстенберг (Ганецкий) был большевиком, эмигрировавшим до революции и с 1915 г. работавшим в экспортной фирме в Копенгагене. Поскольку же фирма принадлежала Парвусу, давно сотрудничавшему с германским Генеральным штабом, российская разведка (а возможно, и французская) решила воспользоваться этим обстоятельством для своей версии о шпионском заговоре.
Но еще до этого у датчан возникли подозрения в отношении торговых операций Фюрстенберга: его обвинили в контрабанде. После тщательной проверки Ганецкого-Фюрстенберга оштрафовали за вывоз в Россию без лицензии термометров и выдворили в Швецию, где он возглавил такую же экспортную фирму. После Октябрьской революции Ганецкий предстал перед комиссией из членов большевистской партии, которая установила, что, работая в экспортных фирмах, он никоим образом не был причастен к политической деятельности своего хозяина.
Переписывавшийся же с Фюрстенбергом Мечислав Юльевич Козловский в 1916–1917 гг. был юрисконсультом фирмы Суменсон и получил за выполнение ее заказов 25 424 рубля. После Февральской революции Козловский был членом Петроградского комитета большевистской партии и Исполкома Петросовета.
Поскольку же М.Ю. Козловский, Я.С. Фюрстенберг-Ганецкий, а также член Исполкома Петросовета Александра Михайловна Коллонтай и В.И. Ленин были большевиками, они время от времени обменивались телеграммами, связанными с делами партии и никоим образом не касавшимися деловых операций Фюрстенберга-Ганецкого и Суменсон.
Однако эти факты не устраивали обвинителей Ленина. Логинов пишет: «Министр юстиции Павел Николаевич Переверзев настойчиво теребил Никитина: «Положение правительства отчаянное: оно спрашивает, когда же ты будешь в состоянии обличить большевиков в государственной измене?!» А поскольку интересы совпадали, то французский военный атташе в Петрограде полковник Лавернь и Никитин сошлись на том, что коммерческий характер переписки следует считать лишь хитроумным шпионским кодом, 1 июля в контрразведке у Никитина состоялось совещание, на котором порешили: расследование около тысячи дел по немецкому шпионажу прекратить, а всех сотрудников сконцентрировать на одном – «усилить работу против большевиков». Тут же составили список на 28 большевистских лидеров. На каждого из них, начиная с Ленина, Борис Владимирович – от имени главнокомандующего – подписал ордер на арест. Дополнительно составили списки на арест еще 500 большевиков . «Я предвидел большое потрясение, – пишет Никитин, – но о нем-то мы и мечтали!» И когда через несколько дней начались июльские события, тут уже совсем стало не до «юридических тонкостей». И Переверзев взмолился: «Докажите, что большевики – изменники, – вот единственное, что нам осталось».
4 июля Переверзев вызвал к себе Алексинского и передал ему материалы о Ермоленко, а также телеграммы Фюрстенберга-Ганецкого, Суменсон и Ленина. В тот же день было изготовлено сообщение под заголовком «Ленин и Ганецкий – шпионы». Вслед за бульварной газетой «Живое слово» материал был напечатан в других газетах. Соответствующие плакаты были расклеены на стенах домов.
Находясь в Разливе, Ленин написал ряд статей, в которых убедительно доказал лживость обвинений о тайном сотрудничестве большевиков с кайзеровской Германией: «Где власть и где контрреволюция?», «Гнусные клеветы черносотенных газет и Алексинского», «Злословие и факты», «Новое дело Дрейфуса?», «Дрейфусиада», «В опровержение темных слухов» и другие. В редакцию газеты «Новая жизнь» Ленин писал: «Газеты известного рода повели бешеную травлю против нас, обвиняя в шпионстве или сношениях с вражеским правительством… Приплетают имя Парвуса, но умалчивают о том, что никто с такой беспощадной резкостью не осудил Парвуса еще в 1915 году, как женевский «Социал-Демократ», который мы редактировали и который в статье «У последней черты» заклеймил Парвуса как «ренегата», «лижущего сапог Гинденбурга», и т.п.».
Ленин возмущался: «Припутывают имя какой-то Суменсон, с которой мы не только никогда дел не имели, но которой никогда и не видели. Впутывают коммерческие дела Ганецкого и Козловского, не приведя ни одного факта, в чем же именно, где, когда, как коммерция была прикрытием шпионства. А мы не только никогда ни прямого, ни косвенного участия в коммерческих делах не принимали, но и вообще ни копейки денег ни от одного из названных товарищей ни на себя лично, ни на партию не получали… И все это – при участии или даже по инициативе Алексинского… признанного… заведомым клеветником!! Неужели можно не понять, что такой путь против нас есть юридическое убийство из-за угла?»
Абсурдность обвинений в адрес Ленина была еще раз подтверждена в книге американского историка С. Ляндерса «К пересмотру проблемы немецкого золота», опубликованной в 1995 г. В то время как следственная комиссия Временного правительства уверяла, будто указанные выше телеграфные депеши изобличали Ленина в получении денег из иностранных источников, содержание всех 66 телеграмм показало, что в них речь шла о чисто коммерческих сделках, в ходе которых «все денежные переводы всегда шли из Петрограда в Стокгольм, но никогда эти средства не шли в противоположном направлении».
Кроме того, Ляндерс еще раз доказал, что никаким тайным кодом Ганецкий-Фюрстенберг и Суменсон не пользовались в своей переписке. Логинов пишет: «Когда в телеграммах речь шла об отправке таинственной «муки», то имелась в виду совершенно конкретная мука для детского питания «Нестле», а под «карандашами» – самые обыкновенные карандаши, кои в годы войны стали в России дефицитом».

Фальшивые «бумаги Сиссона»

Казалось бы, все аргументы клеветников были разбиты, но они до сих пор не унимаются, ссылаясь на материалы, получившие название «бумаги Сиссона». Их историю раскрыл еще в 1932 г. британский разведчик Дж. Хилл в своей книге «Моя шпионская жизнь». Находясь в 1918 г. в Петрограде, он стал свидетелем приобретения своим коллегой бумаг, которые якобы изобличали Ленина и других советских руководителей в сотрудничестве с германской разведкой. За письма, якобы отправленные примерно в одни и те же дни из самых разных городов мира, было заплачено 15 тысяч тогдашних фунтов стерлингов, или 150 тысяч золотых рублей.
Решив внимательно изучить письма, Хилл, по его словам, «взял увеличительное стекло и обнаружил, что во всех документах русская буква «е» немного не дописана. Я сразу заявил, что это фальшивка». Сын британского посла Роберт Брюс Локкарт в своей книге «Ас шпионов» утверждал, что английский шпион С. Рейли также указал на то, что «все письма из разных концов России однотипны до крайности, словно их писал один и тот же человек».
Всё же англичане решили обратиться к экспертам. По словам Хилла, «квалифицированный эксперт доказал, что почти все бумаги отпечатаны на одной и той же машинке. Это было весьма важно, поскольку документы считались поступившими из разных мест, отстоящих друг от друга на сотни миль». Затем, по словам Хилла, британские разведчики «нашли парня, который фабриковал эти документы, и он на допросе признался в их подделке».
Англичане были расстроены, что они потратили много денег зря. Убедившись в том, что эти письма сфабрикованы, С. Рейли предложил своему начальнику Бойсу продать «документы» американцам, что «тот и сделал, выручив у господина Э. Сиссона, главы миссии США в Петрограде, солидную сумму денег». Это же подтверждал и Дж. Хилл: «Мы продали эти документы американцам за 25 тысяч фунтов стерлингов (250 тысяч золотых рублей)». Таким образом, на перепродаже фальшивки англичане нажили 10 тысяч фунтов стерлингов (или 100 тысяч золотых рублей).
Американцы приняли фальшивку за чистую монету. В конце октября 1918 г. Расследовательное бюро США (которое потом превратилось в Федеральное бюро расследований, или ФБР) использовало «бумаги Эдгара Сиссона» для издания брошюры «Германо-большевистский заговор». По словам Хилла, эти липовые документы «американцы распространяли в колчаковской и деникинской армиях».
Однако, ознакомившись с опубликованными американцами «бумагами Сиссона», многие авторитетные люди признали в них грубую фальшивку. В своих воспоминаниях президент Чехословакии Т. Масарик писал: «Не знаю, сколько затратили на них американцы, англичане и французы, но для сведущего человека сразу было видно, что наши друзья купили подделку – все документы, которые должны были присылаться из разных государств, были отпечатаны на одной пишущей машинке».
Также прореагировал на появление американских брошюр с «бумагами Сиссона» и бывший британский посол в России Брюс Локкарт. В своих воспоминаниях он писал: «Это были якобы подлинные, но на самом деле поддельные документы, которые я уже видел раньше... Некоторое время они циркулировали в кругах, связанных с союзническими миссиями в Петрограде. Одна серия «оригиналов» была приобретена американским агентом. Через несколько месяцев обнаружилось, что эти письма, якобы пришедшие из разных мест, такие как Спа, Берлин и Стокгольм, были отпечатаны на одной и той же машинке».
Через какое-то время в мире потеряли интерес к этой фальшивке. Расследованием «бумаг Сиссона» занялся лишь в середине 50-х гг. известный дипломат, историк и советолог Джордж Кеннан. После тщательного анализа он признал факт фальсификации и огласил имя их создателя. Им оказался некий Фердинанд Антоний Оссендовский. В 1982 г. Общество американских архивистов официально признало ошибку своих экспертов в 1918 г.
Однако через 20 лет после этого признания, в 2002 г., вышел в свет двухтомник Акима Арутюнова «Ленин», в котором целая глава была посвящена «бумагам Сиссона». Игнорируя выводы многочисленных экспертов, А. Арутюнов объявил фальшивые материалы подлинными. Относительно же экспертизы Кеннана А. Арутюнов написал: «Внимательно изучив труд Кеннана, к сожалению, должен констатировать, что он меня разочаровал. Удивило меня прежде всего то, что он, бесспорно авторитетный ученый, из 70 документов подверг экспертизе относительно полно лишь 12... Фактически при экспертизе Кеннан основное внимание уделил графологическому аспекту». При этом Арутюнов скрыл то, что бросалось в глаза всем, кто внимательно читал документы: они были отпечатаны на одной и той же машинке, хотя были якобы посланы из разных городов мира почти одновременно.
На самом деле, подвергнув подробному разбору лишь часть писем и убедившись в том, что они являются поддельными, Кеннану не было нужды копаться в остальных фальшивых «документах». Бывший посол США поступил как редактор издательства из старого американского анекдота. Тот получил разгневанное письмо автора отвергнутого им романа, в котором говорилось: «Вы даже не удосужились прочесть до конца мою книгу. Я нарочно склеил 420-ю и 421-ю страницы, а они так и остались не разрезанными вами». Ответ редактора был кратким: «Сэр! Когда я утром ем яйцо и в первой ложке обнаруживаю, что оно тухлое, мне не надо есть его до конца». Анализ «бумаг Сиссиона» убедительно доказал, что они представляют собой протухшие фальшивки, которые Аким Арутюнов подсунул российским читателям.
Однако еще задолго до экспертных оценок Ляндерса, Кеннана и Общества американских архивистов российские рабочие осознали, что обвинения против Ленина лживы. Логинов пишет: «Резолюции, принятые на заводах и фабриках, рабочих и солдатских митингах Петрограда, Москвы, Иваново-Вознесенска, Екатеринбурга, Донбасса, Баку, Тифлиса, Батума и других городов… требовали прекратить «грязную травлю» и заявляли, что «никакая клевета желтой прессы… не сможет подорвать доверие к т. Ленину и всему революционному течению соц.-дем. (большевикам), так как их позиция есть позиция рабочего класса и бедноты».
То обстоятельство, что через столько лет российская буржуазия до сих пор берет на вооружение давно разоблаченные фальшивки, убедительно свидетельствует о моральной и интеллектуальной деградации врагов Ленина и Советской власти.

Юрий Емельянов

http://sovross.ru/articles/1573/33977


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт июл 27, 2017 6:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
После предательства меньшевиков и эсеров

Газета "Правда" №78 (30575) 21—24 июля 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Короткая жизнь газеты «Рабочий и Солдат» началась 23 июля (6 августа) 1917 года, когда после июльского переворота 1917 года В.И. Ленину пришлось уйти в подполье. Лоцманом линии «Правды» стал И.В. Сталин. После глубокого отступления следовало ответить сторонникам и противникам на вопрос: «В чём наша сила?» Именно так и назвал Иосиф Виссарионович свою первую публикацию в первом номере нового центрального органа партии большевиков «Рабочий и Солдат».

В НЕЙ ОН писал: «Рабочий и Солдат» выходит в тяжёлые для нашей партии дни, когда наши организации подвергаются разгрому, газеты наши закрываются, наши вожди шельмуются предателями, мошенниками и провокаторами, члены нашей партии преследуются, избиваются и даже убиваются…

«Господа большевики, — требуют от нас вожди советского большинства, — отрекитесь от своих вождей, предайте анафеме Ленина и Зиновьева, обещайте быть паиньками на будущее время, иначе вы не можете оставаться в Советах». И спешат привести свою угрозу в исполнение, вынося решение о перевыборах Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, предполагая при помощи перевыборов изгнать большевиков из Совета».

Сталин отвечает перевёртышам: «Вы грозите поставить нас вне рядов революционной демократии! Попробуйте.

Но знайте, что из-за этого придётся исключить Петроградский Рабочий Совет, большинство которого идёт за нами, придётся разорвать с теми 160 тысячами пролетариев, которые голосовали за нас на выборах в районные думы Питера. Сможете ли вы это сделать? И если вы это сделаете, то кто останется вне рядов истинной революционной демократии: мы или вы?»

Далее автор чётко указывает базу и причины поддержки большевизма:

«Мы — партия борющегося за своё освобождение пролетариата. Не сможет не пойти с нами и солдат, измученный, истерзанный, которого снова лишают добытых свобод, которому снова грозят каторгой и смертью. Пойдёт с нами и крестьянин, до сих пор земли не получивший».

В соседней статье Сталин отвечает на другой актуальный вопрос: «Что случилось?» Анализируя события 3—4 июля, он пишет: «Рабочие и крестьяне добивались тогда того, чтобы Советы взяли в свои руки всю власть, облегчив тяжёлую жизнь рабочих, крестьян, солдат и матросов». Но революционным силам под напором противника пришлось отступить: схватку выиграла контрреволюция. Сталин пишет об этом ясно, прямо, не сглаживая углов:

«Победа контрреволюции есть победа помещиков. Но крестьяне не могут жить дольше без земли. Поэтому неизбежна решительная борьба с помещиками.

Победа контрреволюции есть победа капиталистов. Но рабочие не могут успокоиться без коренного улучшения своего быта. Поэтому неизбежна решительная борьба с капиталистами.

Победа контрреволюции означает продление войны, но война не может долго продолжаться, ибо вся страна задыхается под её тяжестью.

Поэтому победа контрреволюции непрочна и мимолётна».

Но если большевики и возглавляемые ими трудящиеся отступили, то меньшевики и эсеры фактически сдались кадетам. Об этом ярко и иронично Сталин пишет в статье «Победа контрреволюции». Вот её заключительные слова: «Рабочие никогда не забудут, что в эти тяжёлые минуты «правящие» партии эсеров и меньшевиков были в лагере тех, кто громили и обезоруживали рабочих, солдат и матросов».

Второй номер ежедневной большевистской газеты открывается сталинской статьёй «Победа кадетов». В ней он анализирует экономическую подноготную предательства мелкобуржуазных партий: «Меньшевики и эсеры отказались от революционного пути. Значит, они должны были подпасть под власть кадетов, под власть контрреволюции.

Ибо кадеты — это обеспеченный внутренний заём.

Ибо кадеты — это дружба с союзным капиталом, т.е. обеспеченный внешний заём.

А деньги так нужны ввиду разрухи в тылу и особенно на фронте…

В этом вся суть «кризиса».

По соседству — «Две конференции» со сжатым сталинским сопоставительным анализом:

«Обе общегородские, петроградские.

Одна меньшевистская. Другая большевистская.

Первая представляет всего 8 тысяч рабочих.

Вторая — 32 тысячи.

На первой царят хаос и разложение, ибо она вот-вот расколется на две части.

На второй — единство и сплочённость.

Первая черпает свои силы в соглашениях с кадетской буржуазией. И именно на этой почве раскололась она, ибо есть ещё среди меньшевиков люди, не потерявшие чести, не желающие тащиться в хвосте у буржуазии.

Вторая, наоборот, черпает свои силы не в комбинациях с буржуазией, а в революционной борьбе рабочих против капиталистов и помещиков.

Первая видит «спасение страны» в искоренении большевизма и в предательстве революции.

Вторая — в сметении контрреволюции с её «социалистическими» привесками.

Говорят, что большевизм ликвидирован и похоронен.

Слишком рано хоронят нас гг. могильщики. Мы ещё живы, и буржуазия не раз встрепенётся и задрожит от звуков нашего голоса».

Здесь, кстати, надо заметить: до экстренной конференции большевиков столицы партийная организация РСДРП называлась по традиции Петербургской, но в июле 1917 года конференция переименовала её в Петроградскую.

О настроении рабочего класса Питера ярко свидетельствует заявление 10-тысячного рабочего собрания «Путиловцы о моменте». Оно нашло отражение в завершающем пункте принятого документа: «Мы протестуем против арестов с.-д. большевиков и идейных вождей большевизма; против закрытия рабочих интернационалистических газет; против разгрома рабочих и солдатских организаций; против лишения товарищей солдат свободы слова и собраний; против введения смертной казни, против разоружения рабочих. Требуем немедленного роспуска Госдумы и Госсовета и ареста всех контрреволюционеров».

В 3-м и 4-м номерах «Рабочего и Солдата» основное внимание читателей привлекает письмо «Ответ Н. Ленина», которому посвящён отдельный материал этого цикла. В 4-м номере за 27 июля (9 августа) также опубликовано сообщение о начале работы в Петрограде VI съезда партии большевиков.

«Рабочий и Солдат» постоянно печатал резолюции рабочих и солдатских собраний и митингов и партийных собраний. На общем собрании членов РСДРП 2-го Городского района было одобрено «поведение тт. Ленина и Зиновьева, не отдавшихся в руки властей, которые не в состоянии гарантировать личную безопасность своим политическим пленным». Не менее решительная резолюция принята общим собранием вагоностроительного завода Речкина: «Полагая, что постановление об аресте тт. Ленина, Зиновьева, Каменева и др. есть попытка Временного Правительства и правящих партий обессилить левое крыло революционного движения, мы протестуем против этого постановления и требуем от Исполн. Ком. Сов. Раб. и Солд. Депут. его отмены».

В 5-м номере газеты опубликована «Резолюция съезда РСДРП о суде по делу Ленина и др.». Съезд заявил, что он «выражает свой горячий протест против возмутительной прокурорско-шпионско-полицейской травли вождей революционного пролетариата, шлёт свой привет товарищам Ленину, Зиновьеву, Троцкому, Коллонтай, Луначарскому и др. и надеется увидеть их в рядах партии революционного пролетариата.

Съезд в то же время требует от ЦИК, в целях разоблачения гнусных клеветников, образования следственной комиссии из представителей всех революционных партий, которой только и может доверять пролетариат».

В 6-м номере за 29 июля (9 августа) «Рабочий и Солдат» опубликовал большую статью Ленина «Начало бонапартизма». Обращаясь к меньшевикам и эсерам, автор задаёт вопрос: «разве же это не шутовство, когда Керенский, явно под диктовку кадетов, составляет нечто вроде негласной директории из себя, Некрасова, Терещенко и Савинкова, умалчивает и об Учр. собрании и вообще о декларации 8 июля, провозглашает в обращении к населению священное единение между классами…?»

Ленин обращает внимание на то, что «буржуазия рвёт и мечет против Советов, но она ещё бессильна сразу разогнать их, а они уже бессильны, проституированные господами Церетели, Черновыми и Ко, оказать серьёзное сопротивление буржуазии». А в заключение оптимистичный вывод: «Россия с замечательной быстротой пережила целую эпоху, когда большинство народа доверилось мелкобуржуазным партиям эсеров и меньшевиков. И теперь уже начинается жестокая расплата большинства трудящихся масс за эту доверчивость».

В 7-м номере центрального органа большевиков привлекает статья «За что контрреволюция травит Советы». Ситуация, на первый взгляд, загадочная: правящие в Советах партии сдались буржуазии, а травля Советов продолжается. П. Залуцкий поясняет: «Не меньшевиков и эсеров, не советское меньшинство травит чёрный стан, — они такие же поборники насилия, сторонники смертной казни, лицемерные защитники тюремщины, как и те, кто травит Советы. Поход открыт атаманами грабежа и обуздания революции против Советов как учреждений, находящихся под непосредственным контролем революционного народа».

http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/7 ... -i-eserov/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Чт июл 27, 2017 6:14 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
БУРЕВЕСТНИКИ

Газета "Правда" №79 (30576) 25—26 июля 2017 года
4 полоса
Автор: Публикацию подготовил Виктор ТРУШКОВ.

Подготовка к восстанию на Балтийском флоте в 1910—1912 гг.

Этот очерк о событиях, не только не попавших в учебники истории, но и вообще оставшихся мало замеченными историками, заслуживает внимания во многих отношениях. Во-первых, он раскрывает процесс, который по праву называют предтечей Великой Октябрьской социалистической революции, процесс проклёвывания её новых всходов, одну из её маленьких репетиций после большой репетиции 1905 года. Во-вторых, очерк прекрасно показывает неприятие рабочими и крестьянами, одетыми в матросские бушлаты, той системы общественно-политического угнетения, которая не может не завершиться социалистической революцией, идёт ли речь о начале ХХ века или о стартовых десятилетиях XXI века. В-третьих, публикация очерка «Буревестники» — это ещё и дань искреннего уважения современных правдистов к своим давним предшественникам, которые создали первую русскую рабочую газету 105 лет назад и возродили её как орган ЦК большевистской партии 100 лет назад, участвовавшим в свершении поворотного события мировой истории — Великой Октябрьской социалистической революции, а потом защищавшим её завоевания и закладывавшим фундамент социалистического созидания.

Автор предлагаемого читателю очерка — Константин Степанович ЕРЕМЕЕВ, литературный псевдоним которого был «Гудок», «Гудок-Еремеев». Он — рабочий из крестьянской семьи. Родился 6 июня 1874 года. БСЭ сообщает, что он — член Коммунистической партии с 1896 года, то есть стал коммунистом ещё за два года до I съезда РСДРП. За свои революционные убеждения расплачивался и ссылкой, и эмиграцией. К.С. Еремеев участвовал в организации двух выдающихся большевистских газет: «Звезды» и «Правды». После закрытия царизмом «Правды» «Гудок» стал редактором близкого к большевикам журнала «Вопросы страхования». Когда после Февральской революции снова стала выходить «Правда», Константин Степанович — один из её авторов. Одновременно он проводит линию «Правды» на практике, будучи членом бюро ЦК РСДРП. В дни Октябрьского вооружённого восстания входит в состав полевого штаба Петроградского Военно-революционного комитета. В декабре 1917 года Советская власть назначает К.С. Еремеева, участника подавления мятежей юнкеров и Керенского — Краснова, командующим войсками Петроградского военного округа, вскоре он становится одним из организаторов Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Он был и членом Реввоенсовета Балтийского флота, и членом РВС СССР. Ему довелось быть и дипломатом. Был делегатом ряда партсъездов, избирался членом ЦКК РКП(б).

Но когда у молодой Советской страны появлялась мирная передышка, он возвращался в журналистику. Еремеев был организатором Госиздата, первым редактором «Крокодила» (это его трубку курил «Крокодил» 1920-х годов), он возглавлял «Рабочую газету» и прочно вошедший в историю советской художественной литературы журнал «Красная новь». Умер Константин Степанович в возрасте 56 лет и похоронен на Марсовом поле в Ленинграде. Но сегодня он вернулся к нам своим очерком (печатается с сокращениями).

В газете «Правда» от 18 июня 1913 года в отделе «Хроника» напечатана следующая краткая заметка:

«Суд над матросами Балтийского флота

В помещении 2-го флотского экипажа 15 июня открылись заседания военно-морского суда по делу 52 матросов с крейсера «Рюрик» и линейных кораблей «Цесаревич» и «Император Павел I», обвиняемых в подготовке беспорядков и восстания на судах. Подсудимые обвиняются в подготовке явного восстания, в оказании сопротивления начальству и т.д. Как передают, подготовлявшиеся беспорядки находились в связи с деятельностью партии с.-р. По намеченному плану бунтари предполагали после выхода судов в море на манёвры весной 1912 г. захватить корабли в свои руки. Вся организация была, однако, раскрыта до начала манёвров.

Из 52 подсудимых обвинение приписывает главные роли: минёру Фёдору Базилевичу, минному машинисту Александру Карпову, машинному унтер-офицеру Михаилу Осиповскому, рулевому унтер-офицеру Плечову и матросам Баранчикову, Халязину, Марковскому и Королёву. Предъявленное подсудимым обвинение грозит некоторым смертной казнью, а остальным долгосрочной каторгой».

ЭТОЙ ЗАМЕТКОЙ сообщения о суде над матросами и закончились. Суд происходил при закрытых дверях. Царская цензура прекратила печатание всяких известий об этом деле. Приведённая нами заметка грешит неточностями и, видимо, была схвачена репортёром где-либо на лету. Однако самоё дело весьма интересно как предвестник той бури, которая разразилась над царско-буржуазной империей всего через 5 лет. Это были не отголоски прошедшей бури 1905—1906 годов, не отзвуки легенд о восстании броненосца «Потёмкин» на Чёрном море и восстании на Балтийском. Нет. Тут уже был учтён опыт «Потёмкина» и сделаны попытки избежать его ошибок, что не помешало сделать свои. Тут была уже организация, а не стихийная вспышка, были связь и надежда на рабочие организации, на рабочую революцию. И осуждённые балтийские моряки явились буревестниками грядущего шторма наравне с политическими стачками рабочих в это же время — буревестниками, появившимися над волнами мёртвой зыби черносотенной реакции.

Вместе с тем история этой подготовки к восстанию показывает нам трагедию революционеров-матросов, которые судорожно бились в тенётах предательства и провокации, не имея времени и возможности из-за них организационно укрепиться и совершить то, что они хотели сделать по своему глубокому убеждению. При этом несомненно, что провокация вливала свою отраву под флагом эсеров.

Сведения, допущенные правительством в прессу, как видно из заметки в «Правде», приписывали подготовку восстания деятельности с.-р. На самом деле было не совсем так.

Когда отшумели революционные бури 1905—1906 годов, брожение на Балтийском флоте также затихло. Беспощадная расправа с восставшими моряками, увольнение в запас отслуживших, вступление во флот новых, «серых» пополнений, списывание с кораблей в армию не совсем благонадёжных — всё это дало правительству уверенность в «оздоровлении» флота. Розыскные органы, то есть охранка и жандармерия, в течение трёх лет, по-видимому, не имели никаких особенных данных, хотя, несомненно, имели свою агентуру во флоте. Однако как объективные политические условия, так и режим флотской службы благоприятствовали развитию среди матросов революционных настроений и ненависти к существующему строю.

Весьма показательны в этом отношении несколько выдержек из писем матросов, отобранных при обысках.

Так, в письме от 17 октября 1911 года матрос В. Груздев пишет своему брату в Вологодскую губернию: «Вы, может, слышали, что я сидел в тюрьме. Я этим нисколько не страдаю: может быть, придёт время пострадать побольше, но тогда будет совсем другое дело...» Письмо это заканчивалось такой фразой: «Да, любезный брат Дмитрий Иванович, вряд ли увижу вас: служить стало трудно».

В письме своему товарищу, бывшему моряку И. Чернышёву, от 19 апреля 1912 года моряк Эйдемиллер пишет: «В С.-Петербурге начались беспорядки, заводы забастовали. Пожалуй, и к нам перебросится. Ну тогда уж придётся это пройти по стопам 5-го года, опять будут консервы свежие из адмиральского и капитанского мяса... Вот, Ваня, какие дела-то настали». Взято это письмо вместе с другими у Чернышёва при обыске в г. Малмыже Вятской губернии.

2 июня 1912 года моряк Дмитрий Ефимов пишет своему брату в Орловскую губернию: «Хотя мне и говорили опасаться политики, и я придерживался этого, сколько мог, но в настоящее время нет возможности, потому что 12-й год настал. Время само открывает глаза людям, а тем более на военной службе, когда подвергаешься такому тиранству и издевательству... Прошу: матери не объясняй, а если у нас что-нибудь произойдёт, какое-нибудь роковое событие, то вы, во всяком случае, услышите»...

10 июля 1912 года моряк Степан Роговский пишет брату и отцу в Могилёвскую губернию, чтобы ему обязательно достали и выслали два чистых паспортных бланка белого цвета с приложенными к ним печатями волостного старшины. Он добавляет: «Вы мне этим воротите жизнь. Я больше не в силах переносить военную службу, надоела она мне до такой степени, что я не в силах пережить даже одного дня, одного часу, решаюсь хоть куда... Прошу я вас сердечно, не оставьте эту просьбу без внимания. Употребите все меры, а достаньте мне то, что я у вас прошу, вы мне полжизни воротите. Не откладывайте, если можно, поскорее. Мне теперь очень дорого время стоит»...

Уже в 1910 году охранка отмечает ряд фактов, которые показывали, что настроение морских команд стало неспокойным...

В сентябре жандармерия отмечает, что «революционное брожение во флоте стало заметно повышаться»... В это время был осенний поход одного отряда судов в заграничное плавание, и эти суда посетили Англию. В Кронштадте начали циркулировать слухи, что во время заграничного плавания произошло восстание, были убиты все офицеры, а также кондуктора и сверхсрочные, стоявшие за начальство. Был ли этот слух провокационным или всё-таки были какие-нибудь основания для него? Во всяком случае, моряки на что-то надеялись настолько, что считали восстание совершившимся фактом и ждали возвращения эскадры, чтобы присоединиться к ней. На крейсере «Олег» были, например, произведены аресты. Матрос с «Олега» Василий Седун оказал сопротивление при аресте и кричал: «Подождите: придёт «Рюрик», тогда мы вам покажем!»

В ноябре по возвращении отряда из плавания в Кронштадт был произведён обыск вещей команды на крейсере «Рюрик», и у минёра Бартельса было найдено довольно много нелегальных брошюр и газет, главным образом с.-р. Самому Бартельсу удалось скрыться с корабля и бежать.

В январе 1911 года на учебном судне «Двина» в фонарной каюте у матроса-фонарщика Корниенко были найдены типографский шрифт и другие принадлежности для типографии. После этого провала с судна бежали матрос-маляр П. Соловьёв и фельдшер Коломейцев. Последнего всё-таки затем арестовали. В апреле были ещё арестованы несколько человек и преданы военно-морскому суду. Об этом деле сведений в прессу не проникало, царское правительство с виновными покончило келейно.

РАСПРАВА С «ДВИНЦАМИ», конечно, нисколько не изменила положения дел во флоте. С расстановкой кораблей в порты на зимнюю стоянку появилась благоприятная обстановка для сношений разрозненных революционных элементов с разных кораблей между собою.

С осени 1911 года кронштадтское и финляндское жандармские управления были информированы тайными агентами о том, что на различных судах Балтийского флота имеются активные революционные организации. Наиболее оформившиеся организации были на крейсере «Рюрик» и на линкоре «Цесаревич». По сведениям осведомителей охранки, на крейсере «Рюрик» у революционной группы имелась собственная касса, пополнявшаяся ежемесячными взносами в 3% с получаемого жалованья. Такая же касса была на линкоре «Цесаревич». Организация принимала меры для тщательной проверки вступающих вновь членов. Для приёма в члены, кроме уплаты взносов, было ещё условие: чтобы вновь вступающий имел двух поручителей из числа участников организации.

Касса предназначалась для приобретения оружия, литературы и прочих расходов. Сама организация делилась на десятки во главе со старшим десятка, или десятником. Члены десятков обозначались по номерам. Фамилии десятников были неизвестны номерам других десятков. Фамилии руководителей известны десятникам, но держались в тайне от прочих членов организаций. Десятники являлись связующим звеном с руководителями организации. Каждый из них принимал распоряжения для своего десятка, собирал взносы, получал, раздавал и хранил литературу. Все члены должны были признать правило, что изменник организации подлежит смерти, причём сама казнь изменника должна быть обставлена так, чтобы её причина не могла быть установлена следствием.

Сношения организации одного корабля с другими были установлены с известной конспирацией, причём корабли в переписке получили свои названия: л/к. «Слава» был назван Катей, л/к. «Цесаревич» — Лизой, крейсер «Рюрик» — Машей… Вход на сходки и собрания обеспечивался патрульными, а также паролем и отзывом. Такое оформление организации было принято на конференции представителей ряда кораблей в Гельсингфорсе 19 апреля 1912 года. На ней присутствовали представители революционных организаций с «Рюрика», «Цесаревича», «Славы», учебного судна «Рига», миноносцев №№ 217, 218, 219, 222 и др.

Связи организаций кораблей, стоящих в Гельсингфорсе, распространялись и на береговые воинские части. В сходках и массовках принимали участие также нижние чины отдельной флотской роты, находившейся в крепости Свеаборг, крепостной артиллерии, 3-го Финляндского стрелкового полка и 22-го сапёрного батальона.

Таким образом, дело шло к обширной организации революционеров флота и береговых частей. Видно было стремление к общей организации, к объединению. Были связи и с нелегальными рабочими организациями на берегу как с.-р., так и большевиков.

Среди флотских революционеров выявляются два течения для достижения единой цели — восстания. Одно течение, находящееся под влиянием эсеров и провокаторов, ставило вопрос резко, напирает на необходимость бомб, которые будто бы доставят эсеры. Это течение готово поднять «восстание» хотя бы на одном корабле, без согласования с другими, готово будто бы бросить бомбу в царя при посещении им корабля, готово составить списки матросов, кои должны будут убивать офицеров, и т.п. Это течение руководится с берега «неизвестными» лицами: «неизвестный рабочий», «неизвестный студент», у которого есть «две верные барышни»... Эти «неизвестные» говорят морякам: когда центральный комитет с.-р. в Париже «утвердит» восстание, то сообщит об этом прямо на корабль телеграммой. «Неизвестные» подыскивают для собрания «частные» квартиры, а всё, что на них говорится, становится известно в жандармском управлении.

Другое течение упирает на организованность, сплочённость и самое широкое объединение сил — моряков и рабочих. Оно тоже за восстание, но старается тщательно подготовить его успех. Здесь не анонимные «неизвестные», а русские и финские социал-демократы. Они обставляют свою работу конспирацией и гарантиями, обдуманно идут по пути объединения сил, ведя в то же время и политическую агитацию. Но несмотря на это, их действия тоже хорошо известны жандармерии. Это неудивительно. Ведь на собрания и с «неизвестными», и с известными с.-д. ходят зачастую одни и те же делегаты кораблей. Среди них есть ярые революционеры, самые красные эсеры, самые решительные и бесстрашные члены организаций на кораблях, почти явно оскорбляющие залихватски-вызывающим отношением офицеров, подмигивая при этом кучке свидетелей-матросов: дескать, видали? Вот я какой революционер! И этим «самым красным» всё сходит с рук.

ПЕРВЫЙ КРУПНЫЙ провал военно-флотских организаций произошёл в апреле 1912 года, когда была окончательно установлена оживлённая деятельность революционеров, подведён итог их многочисленным сходкам. Так, отмечена, например, сходка в лесу вблизи Гельсингфорса 31 декабря 1911 года, на которой присутствовали и частные лица: Ванда Лехтонсало, по мужу Матвеенко, и Мария-Ревекка Гельман, по мужу Борзикова. Было зафиксировано участие моряков в ряде собраний, руководимых социал-демократами из большевистской организации, портовыми рабочими Алексеем Волковым (он оказался Сидором Петровичем Воробьёвым), Никанором Ивановичем Кокко, Адольфом Тайми, Иваном Рохья, Эдвардом Даниловым, Вастеком и другими. Затем 8 января была сходка на квартире Юлии Казимировой под руководством Никанора Кокко. 10 февраля — сходка в квартире слесаря линкора «Слава». 22 апреля 1912 года в один день зарегистрирован ряд сходок (хотя, очевидно, далеко не все) в предместье Гельсингфорса...

Такое возрастание частоты собраний не случайно: оно отражало общий подъём рабочего движения. Если в официальном мире было праздничное настроение по случаю «национальных» юбилейных торжеств — 100-летия войны 1812 года и избавления Руси от нашествия «двунадесяти языков», а затем 300-летия существования Дома Романовых, — то рабочий класс влил в эти торжества немалую дозу того дёгтя, одна ложка которого портит целую бочку мёда. К тому же в недавно прошедшие Толстовские дни, когда либеральная буржуазия выражала свой протест против азиатчины самодержавия, в хоре литераторов, учёных, студенчества послышался и голос рабочих. Ряд фабрик и заводов на массовках и митингах выносили резолюции, в которых, приветствуя антиправительственную деятельность Льва Толстого, делали политические выводы о необходимости насильственного свержения царского строя, пугая этим и либералов, и правительство, и меньшевиков-ликвидаторов.

Но не успели отзвучать Толстовские дни, как раздался громовой раскат залпа палача Трещенкова на далёкой реке Лене в рабочих, добывающих золото для буржуазии. Ленский расстрел всколыхнул всю пролетарскую Россию. Не осталось, кажется, ни одного города и ни одного предприятия, которые не откликнулись бы на этот зверский расстрел безоружных рабочих.

Такой мощный размах рабочего движения не мог не иметь отзвука и во флоте, в котором уже происходило оформление революционного брожения. Моряки не могли не узнать о политических стачках и демонстрациях рабочих. Естественно, что они надеялись на их поддержку, если совершат восстание именно в эти дни, и многие моряки-революционеры агитировали за немедленное восстание при связи с рабочими Гельсингфорса, Кронштадта и Петербурга.

На кораблях кипела агитационная работа. Летучие массовки и собрания происходили не только в укромных уголках, которых много на больших кораблях, но и почти открыто, охраняясь только от начальства и не остерегаясь матросской массы, — на баке, где дозволялось курить и собираться в свободное время для песен, пляски и других немногочисленных развлечений, разрешённых матросам. По сведениям жандармерии, собрания бывали также в лазарете, в помещении кормовых машин, в штурманской походной рубке, в артиллерийских казематах, где собиралось до сотни человек; в кочегарном отделении, на броневой палубе, а также по разным кубрикам. Корабли были, выражаясь образно, заряжены революционной бациллой от киля до клотика…

Вместе с тем начальство уже приняло существенные меры и заперло на замки всё оружие и патроны, лишив доступа к нему всех нижних чинов. В то же время эсеры до последней минуты обещали достать на берегу оружие и бомбы, однако не достали ни одного револьвера.

МЕЖДУ ТЕМ на сходке представителей кораблей 22 апреля было постановлено начать восстание на судах 24 апреля, в день начала летней кампании 1912 года и выхода кораблей в море. План восстания заключался в том, чтобы на линейных кораблях «Цесаревич» и «Слава» по выходе их из Гельсингфорса перебить ночью всех офицеров, а также тех, кто встанет за них, после этого захватить управление кораблями, обеспечить организованное обслуживание корабельной службы и хода кораблей, поднять красные фонари, а с восходом солнца — красные флаги. Курс взять на Ревель, где соединиться с «Рюриком», вернуться с присоединившимися судами в Гельсингфорс и поднять на восстание Свеаборгскую крепость, а если она будет сопротивляться, то бомбардировкой заставить её сдаться. Затем дать сигнал миноносцам уйти из порта в Кронштадт всей эскадрой и овладеть Кронштадтской крепостью. Предполагалось, что телеграммы о восстании с кораблей из Гельсингфорса, Ревеля и Кронштадта подымут на берегу вооружённое восстание рабочих, а отчасти и солдат.

По возвращении делегатов с собрания разговоры о завтрашнем восстании быстро сделались на кораблях всеобщими. Конспирация как бы исчезла. Матросская масса верила полуявной революционной организации и считала восстание делом решённым. Настроение было приподнятое и единодушное, за вычетом колеблющихся единиц и провокаторов. Члены организации ожидали от руководителей оружия и указаний. Эсеры предлагали составить списки матросов с распределением между ними офицеров и начальства, которых надлежало убить. Предполагалось, что на каждого офицера запишут двух-трёх матросов. Это предложение было высшей точкой эсеровской организованности, но оно было провалено более благоразумными членами организации, которые указывали на возможность предательства и прямо говорили, что среди эсеров много азефовщины, вследствие чего эти списки могут заблаговременно попасть в руки начальства.

В решительный день, накануне выхода в море, вполне выяснилось, что оружия никакого нет и не будет. Настроение упало. По поводу восстания без оружия (топорами, ломами, железными ключами и т.п.) не могли прийти к соглашению. Началась дезорганизация. Отдельные лица при участии провокатора послали на другие корабли извещения: «Нельзя, отставить». Матросы примолкли, затаились по кубрикам и палубам, но почти все ложились спать, не раздеваясь: на случай какой-либо тревоги. 24 апреля сигнал о походе не был поднят, корабли оставались на якорях и швартовых.

В ночь на 25 апреля по распоряжению петербургского охранного отделения на линкоре «Цесаревич», крейсере «Рюрик» и миноносцах 2-й минной дивизии были произведены обыски и аресты.

Кроме моряков, были привлечены к дознанию и частные лица: рабочие А. Волков (он же Воробьёв и Петров), К. Николаев, Н. Кокко, А. Тайми, а также женщины Мария Гельман, Ванда Матвеенко (Лехтонсало). А. Волков во время обыска в его квартире скрылся. Дело же об остальных пяти частных лицах было выделено в самостоятельное производство. Аресты делались охранкой, по-видимому, с особым расчётом, так как полиции были известны имена большего числа участников революционной организации. По этим сведениям на «Цесаревиче» в организации состояло до 200 человек, на «Рюрике» — до 150 человек, на миноносцах — не менее как по 8 человек. Конечно, из такого числа можно было набрать «преступников» во много раз больше, но охранка решила произвести ликвидацию по частям. Впрочем, может быть, умысел и другой тут был: ведь во главе всего дела фигурировали эсеры, которые клонили не столько к восстанию, сколько к террору.

Во всяком случае первая пачка арестованных была привлечена к следствию по обвинению «в принадлежности к преступному сообществу, поставившему своей целью ниспровержение установленного в России образа правления путём вооружённого восстания на судах Балтийского флота». Через некоторое время была арестована 2-я группа матросов. На этом закончился первый этап провокации и предательства. Корабли начали плавание и ходили по назначению в разные порты и на учебные стрельбища. Несмотря на произведённые аресты, революционное брожение во флоте не затихло. Конечно, и провокаторы продолжали свою деятельность.

Корабли «Рюрик», «Павел I», «Цесаревич», «Андрей Первозванный» и другие побывали в портах Ганге, Ревель, Гунгенбург. Уже в июне 1912 года на кораблях вновь стали отмечаться различные факты, показывавшие беспокойное настроение моряков. Так, 20 июня на рейде Балтийского порта, куда прибыл царь на яхте «Штандарт» для встречи с немецким императором Вильгельмом II, было отмечено, что при объезде царём кораблей выстроившаяся по бортам команда линкора «Император Павел I» очень вяло кричала «ура». Несмотря на приказы начальства «кричать громче», многие матросы, по выражению обвинительного акта, «едва мычали», а другие и совсем молчали. В это время между матросами были очень резкие разговоры по поводу царя и начальства. Высказывались мнения о том, чтобы пустить мину в яхту «Штандарт», когда царь будет совершать объезд эскадры. Такое предложение высказывалось, несомненно, при участии провокаторов, так как мина должна была утопить не только царя, но и всю команду яхты «Штандарт».

На линкоре «Павел I» было решено бросить бомбу в царя при посещении им корабля. Желающие бросить бомбу были. Предполагалось: когда царь будет подниматься с катера на корабль по трапу, матрос, спрятавшийся в вельботе (вид шлюпки), помещавшемся на спардеке как раз над трапом, бросит бомбу царю навстречу. При этих условиях гибель царя была бы обеспечена наверняка. Но... этот заговор не осуществился, во-первых, потому, что жена одного из участников, узнавшая о предполагаемом покушении, ещё за три дня до него «проболталась» кумушкам. Во-вторых, и самой-то бомбы не было, ибо тот эсер, который обещал достать сколько угодно бомб у своего центрального комитета, «случайно» не достал ни одной и на корабль не явился.

После этой неудачи было решено застрелить царя из револьвера, когда он, по обычаю, посетит машинное отделение. Это было более серьёзно, ибо револьверы у дежурных были казённые. По вахтенному расписанию в день посещения царём корабля в правой главной машине должен был дежурить матрос Вильман, в батарейной палубе Дурновцев, а в носовом отделении — Комиссаров, все трое — участники революционной организации. Выстрел в царя должен был послужить сигналом к восстанию сейчас же, с наличными силами революционеров. Выстрел мог осуществиться. Сомнительно только насчёт восстания; если бы даже один корабль и поднял красный флаг, то на других и начальство, и все охранные силы были начеку.

Но... царь вовсе не пошёл в машинное отделение, а, поднявшись на корабль, остался в кают-компании, в гостях у офицеров. Конечно, тут-то, как толковали матросы, и могла бы пригодиться бомба, чтоб покончить сразу и с царём, и с начальством. Но бомбы опять-таки на этот случай не было. Вообще бомбы в этот период времени были… эсеровским мифом.

КРОМЕ НАМЕЧАВШИХСЯ инцидентов с царём, был отмечен ряд тайных сходок матросов с разных кораблей на берегу, в портах стоянок. Так, в Ревеле в последних числах июня была сходка не менее 100 матросов с кораблей «Рюрик», «Цесаревич», «Слава» и «Павел I». 8 июня в Гунгенбурге состоялось собрание матросов с кораблей «Цесаревич» и «Павел I», где было решено договориться о восстании этих кораблей с «Андреем Первозванным» 11 июля.

На кораблях собирались непрерывно — как на баке, так и в кубриках и казематах, большими группами, до 60 человек. В то же время поведение команд при исполнении служебных обязанностей стало ненормальным. На броненосце «Павел I» накануне назначенного на 11 июля восстания все были нервно настроены, малые группы матросов оживлённо меж собой беседовали, нехотя исполняли приказания. Но офицеры… «кротко» сносили все нарушения дисциплины и оскорбления: они уже получили от охранки «особую инструкцию» и знали, что за ночью последуют аресты, и старались вовсю, чтобы помочь жандармам. Шпионили среди матросов и их собственные клевреты.

Постоянные возбуждения к восстанию и в то же время постоянные откладывания его сильно нервировали моряков. Какая-то невидимая рука делала всё для этого возбуждения и в то же время подстраивала в окончательном результате дело так, чтобы ничего не могло получиться. Напрасно некоторые моряки на броненосце «Павел I» (матросы Ефимов, Вильман, Дурновцев, Комиссаров, Нечаев, Киселёв и другие) настаивали на быстрых и решительных действиях и выполнении того, что намечено представителями кораблей. Однако были другие, кто обещал привезти из Петербурга бомбы и собирал деньги на оружие (например, писарь 3-й роты Александр Морковкин и электрик Яков Панин). Но они ничего не сделали, а на следствии дали «откровенные показания»...

В ночь с 10 на 11-е июля была арестована 3-я группа моряков с линкора «Император Павел I» в числе 26 человек… Арестованные были отправлены в Петербург на миноносце «Уссуриец».

После откровенных показаний матроса Шишова, Мазурикова, мичмана Тирбаха и старшего лейтенанта Миштовта была арестована 4-я группа моряков с линкора «Цесаревич»... Через несколько дней… были арестованы 5-я, 6-я и 7-я группы моряков... Охранка, по-видимому, нашла, что этих арестов достаточно, чтобы состряпать судебный процесс. Была произведена сортировка арестованных. Их подразделили на несколько категорий…

Военно-морской суд вынес приговор 15—22 июня 1913 года, то есть после семидневного разбирательства. 1 июля он был объявлен подсудимым. Первая категория обвинявшихся была подразделена на: 1) подстрекателей к явному восстанию… и 2) знавших о восстании и согласившихся принять участие. Суд назначил Карпову, Щуке, Комиссарову, Морковкину, Новоженину, Панину и Ярускину вместо смертной казни каторжные работы на 16 лет; а Базилевичу, Дурновцеву, Роговскому и Фёдорову вместо смертной казни — каторжные работы на 15 лет; Калягину, Титкову, Шабалину, Ефимову, Королёву к Нечаеву вместо смертной казни — каторжные работы на 14 лет; Осиповскому и Вильману вместо смертной казни — каторжные работы на 13 лет, Баранчикову и Бондареву — каторжные работы на 12 лет.

Что касается остальных «виновных в соглашении значительного числа лиц с целью противодействовать начальству, от чего могли произойти вредные последствия по службе», то суд назначил им от 3 лет 4 месяцев до 4 лет 8 месяцев каторги, а «второстепенным участникам» — арестантские отделения от 6 месяцев до 2 лет с исключением из военно-морской службы и отдачей под надзор полиции по отбытии сроков.

Так закончилось это дело о подготовке восстания на Балтийском флоте, в котором настоящие революционеры-моряки в течение почти трёх лет бились в сетях предательства и провокации.

Несмотря на разгром организации и репрессии, революционный дух во флоте не мог быть истреблён. Это обнаружилось, когда грянула буря 1917 года. Революционеры 1912 года были на флоте только буревестниками...

Константин ЕРЕМЕЕВ.

* * *

Через 15 лет после суда и приговора над 52 матросами Балтийского флота автор этого очерка Константин Еремеев писал: «Буря революции разметала царские тюрьмы и каторги и выпустила запертых в каменные клетки буревестников. Многие из них приняли затем участие в общей борьбе рабочего класса. Немало моряков-революционеров продолжали бороться, став в ряды партии большевиков. Иные погибли в борьбе. Судьба большинства их неизвестна, и лишь о некоторых имеются сведения, да и то не о всех точные.

Так, Вильман окончил морское инженерное училище и служит на Красном Флоте. Горбачёв работал в Симферополе машинистом на производстве, Дурновцев — в Псковской губернии. Ефимов был комиссаром на эсминце «Урицкий», затем работал на фабрике имени Веры Слуцкой в Ленинграде, Калязин и Кислицын в Ленинграде работали на «Красном арсенале», Новоженин плавал матросом на опытном судне «Микула» в Ленинграде. Сапожников был красным директором Надеждинского металлургического завода на Урале, а затем — председателем облисполкома. Титков — электротехником Гознака в Москве, Урюпин — электромехаником на заводе имени Кулакова, Фёдоров — машинистом на водокачке Октябрьской железной дороги в Ленинграде...

По слухам, погибли во время Гражданской войны: Комиссаров — в Одессе, Карпов и Нечаев расстреляны генералом Мамонтовым, Роговский и Щука пали в боях за Советскую власть на Украине.

Что касается большевиков, участвовавших в этом деле, то Иван Рохья был членом Петроградского комитета и членом ЦК Компартии Финляндии, он был убит после революции финскими фашистами. Никанор Кокко, хорошо известный ленинградским рабочим, ныне заведует Домом крестьянина в Смольном в Ленинграде».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн июл 31, 2017 6:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Отпор клеветникам

Газета "Правда" №82 (30579) 1—2 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Подготовил Виктор ТРУШКОВ.

У этой ленинской работы непривычно обыденное, но очень точное название: «Письмо». В нём автор объясняется с читателем на самую актуальную тему для себя, для адресата, для страны. Автора привлекают к суду, чтобы устранить из политического процесса, чтобы дезорганизовать возглавляемую им партию, чтобы с корнем вырвать живые побеги пролетарской, антиэксплуататорской революции. В этом положении письмо — наилучший жанр: ведя разговор о вроде бы личных проблемах, показывать в каждой из них интересы целых классов, поведение миллионной армии соратников и подонство политических врагов.

КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ России в начале июля выбрала в качестве мишени не так уж много объектов, но каждый был ключевым в революционном процессе. Она запретила демонстрации, которые вбирали в себя всю рабочую и солдатскую часть столицы. Она разгромила редакцию и типографию «Правды». Она начала прицельное преследование Ленина и его ближайших соратников. Контрреволюция была уверена: без этих трёх голов революция не выживет.

Центральной мишенью в этой триаде был Ленин. Поэтому ему предъявлялся такой набор обвинений, чтобы в них нашли удовлетворение и политический враг, и едва протиравший глаза от долгого социального сна обыватель, и злобный мещанин, и прочие масти вздыбленного революцией человечьего калейдоскопа.

Давайте вместе прочитаем это открытое «Письмо». Оно было написано между 22 и 26 августа 1917 года. «Правда» выходить уже перестала, её заменила газета «Рабочий и Солдат». Эта ленинская работа вышла в №3 и 4 нового органа большевистской партии под названием «Ответ т. Н. Ленина».

I

«В газетах от 22 июля напечатано сообщение «от прокурора Петроградской судебной палаты» о расследовании событий 3—5 июля и о привлечении к суду, за измену и за организацию вооружённого восстания, меня вместе с рядом других большевиков.

Правительство вынуждено было опубликовать это сообщение, ибо слишком уже скандально всё это гнусное дело, явно — для всякого грамотного человека, явно — подделанное при участии клеветника Алексинского во исполнение давних пожеланий и требований контрреволюционной кадетской партии.

Но опубликованием сообщения правительство Церетели и Ко сугубо осрамит себя, ибо грубость подделки теперь особенно бьёт в глаза».

Здесь привычный эпистолярный стиль обрывается, так как во весь рост встаёт политический гигант, привыкший не защищаться, а наступать:

«Я уехал из Петрограда по болезни в четверг 29 июня и вернулся только во вторник 4 июля утром. Но само собою разумеется, что за все решительно шаги и меры как Центрального Комитета нашей партии, так и вообще нашей партии в целом я беру на себя полную и безусловную ответственность. На моё отсутствие мне необходимо было указать, чтобы объяснить мою неосведомлённость насчёт некоторых деталей и мою ссылку, главным образом, на появившиеся в печати документы…

В министерской газете «Дело Народа», вскоре после 4 июля, было признано, как факт, что большевики 2 июля в гренадёрском полку выступали, агитировали против выступления.

Имел ли право прокурор умолчать об этом документе? Имел ли он основания скинуть со счёта показание такого свидетеля?

А это показание устанавливает тот первостепенной важности факт, что движение нарастало стихийно и что большевики старались не ускорить, а отсрочить выступление.

Далее. Та же газета напечатала ещё более важный документ, именно текст воззвания, подписанного ЦК нашей партии и составленного 3 июля ночью. Это воззвание было составлено и сдано в набор уже после того, как движение, вопреки нашим усилиям сдержать или, вернее, регулировать его, перелилось через край, — после того, как выступление уже стало фактом.

Вся безмерная низость и подлость, всё вероломство церетелевского прокурора проявляется именно в обходе им вопроса о том, когда именно, в какой день и час, до большевистского воззвания или после него, выступление началось.

В тексте же этого воззвания говорится о необходимости придать движению мирный и организованный характер!

Можно ли себе представить более смехотворное обвинение в «организации вооружённого восстания», как обвинение организации, в ночь на 4-ое, т.е. в ночь перед решающим днём, выпустившей воззвание о «мирном и организованном выступлении»? И другой вопрос: чем отличается от прокуроров по делу Дрейфуса или по делу Бейлиса тот «республиканский» прокурор «социалистического» министра Церетели, прокурор, обходящий полным молчанием это воззвание?

Далее. Прокурор умалчивает о том, что 4-го ночью ЦК нашей партии составил воззвание о прекращении демонстрации и напечатал это воззвание в «Правде», которую именно в эту ночь разгромил отряд контрреволюционных войск.

Далее. Прокурор умалчивает о том, что Троцкий и Зиновьев в ряде речей к рабочим и солдатам, подходившим к Таврическому дворцу 4-го июля, призывали их разойтись после того, как они уже продемонстрировали свою волю….

Мы, как представители партии революционного пролетариата, скажем, что наша партия всегда была и всегда будет вместе с угнетёнными массами, когда они выражают своё тысячу раз справедливое и законное возмущение дороговизной, бездеятельностью и предательством «социалистических» министров, империалистской войной и её затягиванием. Наша партия исполнила свой безусловный долг, идя вместе с справедливо возмущёнными массами 4-го июля и стараясь внести в их движение, в их выступление возможно более мирный и организованный характер. Ибо 4-го июля ещё возможен был мирный переход власти к Советам, ещё возможно было мирное развитие вперёд русской революции.

До какой степени глупа сказка прокурора об «организации вооружённого восстания», видно из следующего: никто не оспаривает, что 4-го июля из находящихся на улицах Петрограда вооружённых солдат и матросов огромное большинство было на стороне нашей партии. Она имела полную возможность приступить к смещению и аресту сотен начальствующих лиц, к занятию десятков казённых и правительственных зданий и учреждений и т. под. Ничего подобного сделано не было. Только люди, которые так запутались, что повторяют все небылицы, распространяемые контрреволюционными кадетами, способны не видеть смехотворной нелепости утверждения, будто 3 или 4-го июля имела место «организация вооружённого восстания».

Первым вопросом, который должно бы было поставить следствие, будь оно хоть сколько-нибудь похоже на следствие, явился бы вопрос, кто начал стрельбу, затем вопрос о том, сколько именно убитых и раненых с той и с другой стороны, при каких обстоятельствах имел место каждый случай убийства и нанесения ран...

Поучительно во всяком случае отметить, что одной из первых буржуазных, бешено ненавидящих большевизм, газет, которая дала сообщение о стрельбе 4-го июля, была вечерняя «Биржевка» от того же числа. И как раз из сообщения этой газеты вытекает, что стрельбу начали не демонстранты, что первые выстрелы были против демонстрантов!! Разумеется, «республиканский» прокурор «социалистического» министерства предпочёл умолчать об этом свидетельском показании «Биржевки»!! А между тем это показание безусловно враждебной большевизму «Биржевки» вполне соответствует общей картине события, как её представляет себе наша партия...

Списки убитых, хотя вероятно и не совсем полные, были всё же напечатаны в некоторых газетах (помнится, в «Речи» и в «Деле Народа»). Прямым и первейшим долгом следствия было проверить, пополнить и официально напечатать эти списки. Уклониться от этого значит прятать доказательства того, что стрельбу начали контрреволюционеры.

В самом деле, уже беглый просмотр напечатанных списков показывает, что две главные и особенно ясные группы, казаки и матросы, насчитывают приблизительно равное число убитых. Возможно ли было бы такое явление, если бы 10000 вооружённых матросов, пришедших 4-го июля в Питер и соединившихся с рабочими и солдатами, особенно с пулемётчиками, имевшими много пулемётов, если бы они преследовали цели вооружённого восстания?

Ясно, что тогда число убитых на стороне казаков и других противников восстания было бы раз в 10 больше, ибо никто не оспаривает, что преобладание большевиков среди вооружённых людей на улицах Питера 4-го июля было гигантское. Об этом есть длинный ряд появившихся в печати свидетельских показаний противников нашей партии, и сколько-нибудь честное следствие, несомненно, собрало бы и опубликовало все эти показания…

Наконец, из появившихся в печати сведений крайне важно следующее: убийства казаков известны 4-го июля, когда была открытая перестрелка между манифестантами и контрманифестантами… Убийства же большевиков известны также за время позже 4-го июля, когда никакой встречи возбуждённых манифестантов и контрманифестантов не было, когда, следовательно, убийство безоружного вооружёнными было уже прямо палачеством. Таково убийство большевика Воинова на Шпалерной улице 6-го июля.

Что же это за следствие, которое не собирает полностью даже появившегося в печати материала о числе убитых с обеих сторон, о времени и обстоятельствах каждого случая причинения смерти? Это не следствие, а издевательство…

Движение 3 и 4-го июля было последней попыткой путём манифестации побудить Советы взять власть. С этого момента Советы, т.е. господствующие в них эсеры и меньшевики, фактически передают власть контрреволюции, вызывая контрреволюционные войска в Питер, разоружая и расформировывая революционные полки и рабочих, одобряя и терпя произвол и насилия против большевиков, введение смертной казни на фронте и т.д.»

Монблан выстроенных Лениным фактов опровергает ложь контрреволюции. За аргументами следует беспощадный ленинский политический вывод:

«Теперь военная, а следовательно, и государственная власть фактически уже перешла в руки контрреволюции, представляемой кадетами и поддерживаемой эсерами и меньшевиками. Теперь мирное развитие революции в России уже невозможно, и вопрос историей поставлен так: либо полная победа контрреволюции, либо новая революция».

II

Второй раздел письма посвящён опровержению лжи, в которую не верили даже сами её организаторы. В одной из предыдущих заметок этого цикла рассказывалось, что даже меньшевик Чхеидзе согласился со Сталиным, что сведения Алексинского о шпионаже Ленина не могут быть чем-либо иным, кроме как клеветой.

Но эта клевета направлена не только против вождя большевиков, но и всей партии, являвшейся авангардом революции. Поэтому Ленин не может обойти этого обвинения:

«Обвинение в шпионстве и в сношениях с Германией, это уже чистейшее дело Бейлиса, на котором приходится остановиться совсем кратко. Здесь «следствие» просто повторяет клеветы известного клеветника Алексинского, особенно грубо подтасовывая факты.

Неверно, что арестованы были в 1914 году в Австрии я и Зиновьев. Арестован был только я.

Неверно, что я арестован был, как русский подданный. Я был арестован по подозрению в шпионстве: местный жандарм принял за «планы» диаграммы аграрной статистики в моих тетрадках! Видимо, этот австрийский жандарм стоял вполне на уровне Алексинского и группы «Единства». Но я, кажется, всё-таки побил рекорд по части преследования интернационализма, ибо меня в обеих воюющих коалициях преследовали как шпиона, в Австрии жандарм, в России — кадеты, Алексинский и Ко.

Неверно, что в моём освобождении из тюрьмы в Австрии сыграл роль Ганецкий. Роль сыграл Виктор Адлер, стыдивший австрийские власти. Роль сыграли поляки, коим стыдно было, что в польской стране возможен такой гнусный арест русского революционера.

Гнусная ложь, что я состоял в сношениях с Парвусом, ездил в лагеря и т.п. Ничего подобного не было и быть не могло. Парвус в нашей газете «Социал-Демократ» был назван после первых же номеров парвусовского журнала «Колокол» — ренегатом, немецким Плехановым…

Самая грязная и гнусная клевета Алексинского, переписанная на «государственный» манер чиновниками министерства Церетели и Ко — вот как низко пали эсеры и меньшевики!»

III

Заключительная часть «Ответа т. Н. Ленина» представляет собой не надуманное, а глубоко обоснованное обвинение контрреволюции. Пройдёт лишь несколько месяцев — и оно станет вердиктом Истории:

«Было бы, конечно, величайшей наивностью принимать «судебные дела», поднятые министерством Церетели, Керенского и Ко против большевиков, за действительные судебные дела. Это была бы совершенно непростительная конституционная иллюзия.

Эсеры и меньшевики, войдя в коалицию с контрреволюционными кадетами 6 мая и приняв политику наступления, т.е. возобновления и затягивания империалистской войны, оказались неизбежно в плену у кадетов.

Как пленники, они вынуждены участвовать в самых грязных делах кадетов, в самых подлых клеветнических подвохах их…

Контрреволюция сплачивается. Кадеты — вот её основа. Штаб и военные начальники, Керенский в их руках, черносотенные газеты к их услугам — таковы союзники буржуазной контрреволюции.

Гнусные клеветы на политических противников помогут пролетариату поскорее понять, где контрреволюция, — и смести её во имя свободы, мира, хлеба голодным, земли крестьянам».

* * *

Через полмесяца после публикации «Ответа т. Н. Ленина», когда возникла дискуссия о том, участвовать ли большевикам в организуемом над ними суде Временного правительства, Ленин напишет фразу, ставшую крылатой: «Будем непреклонны в разборе малейших сомнений судом сознательных рабочих, судом своей партии, ей мы верим, в ней мы видим ум, честь и совесть нашей эпохи».

Первой резолюцией VI съезда РСДРП(б), принятой на основе многочисленных резолюций партийных ячеек, городских и районных организаций партии, была единогласно, под аплодисменты принятая «Резолюция съезда РСДРП о суде по делу Ленина и др.». Вот её полный текст, опубликованный в 5-м номере газеты «Рабочий и Солдат» 28 июля (10 августа) 1917 года:

«Считая, что устанавливающиеся приёмы полицейско-охранных преследований и деятельности прокуратуры восстанавливают, как то признано и ЦИК СРиСД, нравы щегловитовского режима; полагая, что при таких условиях нет абсолютно никаких гарантий не только беспристрастного судопроизводства, но и элементарной безопасности привлекаемых к суду, — съезд РСДРП выражает свой горячий протест против возмутительной прокурорско-шпионско-полицейской травли вождей революционного пролетариата, шлёт свой привет товарищам Ленину, Зиновьеву, Троцкому, Коллонтай, Луначарскому и др. и надеется увидеть их снова в рядах партии революционного пролетариата.

Съезд в то же время требует от ЦИК, в целях разоблачения гнусных клеветников, образования следственной комиссии из представителей всех революционных партий, которой только и может доверять пролетариат».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Обратный отсчет монархии. Социальная хроника 1917
СообщениеДобавлено: Пн авг 07, 2017 6:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7335
Рабочие остались верны своей цели

Газета "Правда" №85 (30582) 8—9 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Под напором реакции революции пришлось отступить. Однако первые августовские (по старому стилю) номера «Рабочего и Солдата», унаследовавшего традиции «Правды», наполнены информацией с предприятий Петрограда и пригородов. Рабочие требуют от Временного правительства и ЦИК Советов обуздать контрреволюцию и возмущаются закрытием «Правды» и других большевистских газет.

ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ рабочих завода «Феникс» в своей резолюции, опубликованной в 8-м номере «Рабочего и Солдата» за 1 (14) августа, заявило: «Мы протестуем против несправедливых действий власти, которая лишила революционный пролетариат своей печати и которая гонит под различными предлогами целую партию в подполье. Одновременно требуем от Сов. Раб. и Солд. Депутатов, чтобы газеты «Правда», «Солдатская правда» и все другие снова выходили. Остаёмся при старом убеждении, что власть должна перейти в руки Советов Раб. и Солд. Депутатов. Только такая власть может справиться с экономическим и политическим кризисом в стране и скорее закончить войну действительно демократическим миром».

Рядом резолюция Монетного двора: «Ещё раз обращаемся к Совету Рабочих и Солдатских Депутатов, чтобы Совет принял все меры к ограждению от разгрома наших организаций необузданными выходками юнкеров. И если Совет действительно является нашим защитником, а не защитником разнузданных дворян, то защитит нас от разгрома, что мы в ближайшем будущем должны увидеть на деле, а не на словах».

В 10-м номере «Рабочего и Солдата» публикуется «Резолюция рабочих завода «Анчар». В ней пролетарии заявляют: «Протестуем против обезглавления рабочего класса путём ареста наших вождей и, в частности, товарищей большевиков и выражаем полное доверие своему представителю в Совете Раб. и Солд. Депутатов товарищу Полянскому… Мы верим, что наступят дни, когда наши товарищи Полянский, Троцкий, Луначарский и др. вернутся вновь в рабочие кварталы, и рабочие кварталы пойдут за ними».

Этим заявлениям вторит информация с завода «Перун»: «Мы, рабочие… возмущены действиями полицейских прислужников, провокаторскими выпадами против революции и требуем ареста этих реакционеров, стремящихся посеять рознь, и бедствия, и ужасы, чтобы потом вновь обратить в рабство рабочий люд. Требуем немедленного освобождения товарищей, арестованных за политические убеждения. Считаем, что лишь орган революционной демократии в лице Совета Раб., Солдат. и Кр. Деп. может спасти Россию и революцию. Требуем отмены смертной казни».

Требованию отмены смертной казни посвящены резолюции 23 объединённых русских, сибирских и латышских полков, протест Совета Рабочих и Солдатских Депутатов Рождественского района, заявление демонстрации, организованной социал-демократическими организациями и профессиональными союзами, опубликованные в 9-м номере «Рабочего и Солдата» под рубрикой «Голос с фронта».

Рабочая тема находит осмысление в статье «Профессиональное движение и фабрично-заводские комитеты». В ней отмечается: «Революция внесла много нового в организацию рабочих масс. Фабрично-заводские комитеты взяли на себя устройство всей внутренней жизни заводов и мастерских. Задачи этих новых организаций чисто хозяйственные. Они должны осуществлять контроль над производством, заботиться о доставке сырья и топлива, распределять рабочих по мастерским, возвращать из армии необходимых специалистов и т.д. Они устанавливают расценки, размер заработной платы, заботятся о продовольствии рабочих: открывают столовые, кооперативы, пекарни; создают примирительные камеры, культурно-просветительные комиссии, организуют рабочие клубы, библиотеки и т.д.».

Продолжение разговора о фабрично-заводских комитетах в корреспонденции «Общее собрание професс. союза ж.-д. рабочих». В ней сообщается, что «собрание единогласно постановило признать заводские (местные) комитеты низшей инстанцией профессионального союза».

Не остаётся вне поля зрения и политическая борьба. 9-й номер, вышедший 2 (15) августа, открывается редакционной статьёй «Об утопии объединения». В ней подчёркивается, что меньшевики и большевики полярно оценивают обстановку в России:

«В проекте избирательной платформы меньшевиков в Учредительное собрание чёрным по белому сказано: «Россия — страна отсталая, бедная, с слабо развитой промышленностью, с немногочисленным пролетариатом. Поэтому Россия ещё далека от социализма».

А вот заключительный абзац из статьи «Начало бонапартизма!» в газете «Рабочий и Солдат»: «Все признаки указывают на то, что ход событий продолжает идти самым ускоренным темпом и страна приближается к следующей эпохе, когда большинство трудящихся вынуждено будет доверить свою судьбу революционному пролетариату. Революционный пролетариат возьмёт власть в свои руки и начнёт социалистическую революцию … победит и войну, и капитализм».

Как чётко, ясно, недвусмысленно определены принципиальные — и теоретические, и политические — различия большевизма и меньшевизма! Готовность к решительной борьбе за народные интересы у первых и стремление спрятать своё социал-соглашательство за околонаучными разглагольствованиями у вторых. Кстати, в 12-м номере «Рабочего и Солдата» была напечатана статья В. Володарского «Показательные выборы». В ней сообщалось, что на выборах Петергофской районной думы кадеты набрали 2,5% голосов, меньшевики получили 6% голосов, а большевики — 43%.

Впрочем, на месте этой передовой, писали через 12 лет ветераны «Правды» К.С. Еремеев, М.С. Ольминский, М.А. Савельев и М.И. Ульянова, «должна была идти статья о том, что в ночь на 1 августа (ст. ст.) с Балтийского вокзала в направлении Царского Села вышел бывший царский поезд в составе 10 вагонов, из коих 4 салон-вагона. В статье указывалось, что к дежурившему в этот день члену ВЦИК обратилась встревоженная группа ж.-д. рабочих Балтийского вокзала и просила инструкций, как ей держаться — исполнять или не исполнять требования начсостава о подаче и переброске на другую линию этого состава. Дело было поздним вечером. ВЦИК переезжал как раз из Таврического в Смольный. Занятый переездом дежурный член ВЦИК обратился по телефону за разъяснениями к Чхеидзе и Церетели. Первый дал уклончивый ответ, а второй порекомендовал обратиться к Чернову. Найдя его в редакции эсеровского органа на Галерной, член ВЦИК после долгих препирательств узнал, что состав подаётся «под царя», которого увозят в Тобольск, и что всё это дело организуют «надёжные лица». Как потом оказалось, отправкой руководил Керенский. Сообщив это, Чернов, а позже и градоначальник потребовали, чтобы никаких заметок и статей наша большевистская газета «Рабочий и Солдат» не печатала, угрожая в противном случае немедленным её закрытием. Члены редакции, обсудив это требование и учитывая необходимость сохранения газеты для печатания ряда полученных от Владимира Ильича руководящих статей, решили воздержаться от помещения этой сенсационной статьи… Статья эта уже в сентябре была всё же напечатана в нашей партийной прессе».

В самом деле, в 11-м и 12-м номерах «Рабочего и Солдата» была напечатана большая статья Ленина «О конституционных иллюзиях». Ряд положений этой работы ещё долго будет сохранять свою актуальность. Например, вот это: «Буржуазия превосходно понимает то, чего не понимают мелкобуржуазные болтуны из эсеров и «левых» меньшевиков, именно, что нельзя отменить частную собственность на землю в России — и притом без выкупа — без гигантской экономической революции, без взятия под общенародный контроль банков, без национализации синдикатов, без ряда самых беспощадных революционных мер против капитала» (выделено мной. — В.Т.)

Или вот этот тезис: «Мелкий буржуа находится в таком экономическом положении, его жизненные условия таковы, что он не может не обманываться, он тяготеет невольно и неизбежно то к буржуазии, то к пролетариату. Самостоятельной «линии» у него экономически быть не может». О метаниях мелкой буржуазии говорили события последних недель июля, о которых напоминал Ленин: Керенский уволил командующего Петроградским военным округом Половцева за незаконное закрытие «Правды», но… узаконил закрытие главной большевистской газеты.

А в августе 1917 года исключительно актуально звучало и такое заявление пролетарского вождя: «Вопрос об Учредительном Собрании подчинён вопросу о ходе и исходе классовой борьбы между буржуазией и пролетариатом».

В 13-м номере «Рабочего и Солдата» за 6 (19) августа напечатана статья Сталина «Чего хотят капиталисты?» Вывод таков, будто эти строки написаны сегодня: «Вы хотите знать, чего хотят капиталисты? Торжества интересов своего кошелька хотя бы ценой гибели России — вот чего они хотят».

В 14-м номере его же статья «Против Московского Совещания». В ней Сталин обращает внимание на то, что буржуазия нашла «выход» — в подмене Учредительного Собрания Московским «Совещанием». Доказав это, он формулирует «задачи передовых рабочих: 1) сорвать с Совещания маску народного представительства, выставив на свет его контрреволюционную, антинародную сущность; 2) разоблачить меньшевиков и эсеров, прикрывающих это Совещание флагом «спасения революции» и вводящих народы в обман; 3) организовать массовые митинги протеста против этой контрреволюционной махинации «спасителей»… барышей помещиков и капиталистов.

Пусть знают враги революции, что рабочие не поддадутся обману, что они не выпустят из рук боевое знамя революции».

В последнем, 15-м номере «Рабочего и Солдата», вышедшем 9 (22) августа, наверное, точнее всего отражает атмосферу момента название статьи В. Володарского «Пролетариат Петрограда заговорил». О том, что это не фантазии, убедительно свидетельствовало сообщение «Заседание рабочей секции Петроградского Сов. Раб. и Солд. Депутатов». В нём извещалось, что «7 августа, после месячного перерыва, собралась Рабочая секция Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. Отвергнув порядок дня, предложенный Исполнительным Комитетом (совещание по обороне и др. вопросы), собрание занялось обсуждением вопросов об арестах и смертной казни». Рабочая секция, во-первых, признала преследования рабочих и их вождей и введение смертной казни Временным правительством как наступление контрреволюции, во-вторых, заявила: «Передача дел арестованных рабочих и солдат в руки служителей старого режима, воскрешающих все грязные методы этого режима, ложится позорным пятном на всё дело революции».

В том, что столичный пролетариат заговорил, убеждает и репортаж К. Самойловой «2-я конференция фабрично-заводских комитетов Петрограда». Её участники сходились во мнении: «На рабочий класс ведётся открытый поход и наступление по всей линии. Профессиональное движение, ставящее своей целью оборону, не сможет отразить этого похода. Здесь необходимо контрнаступление, яростную контратаку предпримет ЦС Ф-ЗК, достаточно интенсивно поддерживаемый Ф-ЗК на местах».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 62 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB