Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Чт окт 19, 2017 3:56 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: О настоящем человеке
СообщениеДобавлено: Вт май 17, 2016 3:56 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7271
О настоящем человеке
Дата: 17/05/2016
Тема:

К 100-летию великого советского героя Алексея Маресьева


МАРЕСЬЕВ





Растворяясь в мирской суете,

Вы забыли, наверно, забыли,

Как по снегу от стертых локтей

Отрастали багряные крылья.



И росли они смерти назло.

И тянули на взлет небывало.

И крылатая кровь на крыло

Истребителя вновь поднимала.



И качала героя страна,

Воспевавшая подвиг и братство.

Было время, когда ордена

Почитались несметным богатством.



И Победа солдатам клялась,

Что о них никогда не забудет.

Но меняются время и власть…

Не меняются русские люди.



И никто русский дух не собьет.

Нашу память никто не оглушит.

Возвышает маресьевский взлет

Непокорную русскую душу.



И Россия навечно в долгу

У героя такого размаха.

И враги тот полет на снегу

Озирают с восторгом и страхом.



Для бессмертия нет слова «был».

Снова летчика крылья разбудят.

Он, конечно, простил тех, кто сбил.

Но простит ли он тех, кто забудет?







Леонид КОРНИЛОВ







А.П. МАРЕСЬЕВ: О героизме





…Настоящее мужество, настоящий героизм не могут быть самоцелью, и, как правило, люди, совершающие подвиг, вовсе не думают о себе: вот какие мы молодцы, вот какие мы особенные!

Думал ли кто-нибудь из моих товарищей, строивших Комсомольск-на-Амуре, что он совершает геройство?

Конечно, нет. Мы знали, что надо работать, и работали.

Мы знали, что на месте дремучей тайги должен быть построен город, и мы его строили. Мы знали, что в этой борьбе с природой и трудностями нельзя давать ни себе, ни товарищу ни малейшей поблажки, и мы были требовательны к себе и к другим. И это было настоящее мужество тысяч и тысяч юношей и девушек, комсомольцев…

А когда мой самолет был сбит и я 18 дней полз через лес, пробираясь к своим, когда долгие дни я пытался подчинить своей воле непослушное тело, когда добивался права снова подняться в небо, чтобы бить фашистов, разве я думал, что это назовут героизмом? Я хотел жить, во мне была злость, я хотел снова встать в строй, я нужен был на войне. И поэтому я остался жить.



Наша газета в мае 2001 года готовила беседу с Алексеем Петровичем, но вскоре его не стало. Его сын приходил в редакцию и с его участием многие экземпляры «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого были переданы активистам «Советской России».





Нёс пламя к Вечному огню





Виктор Алексеевич МАРЕСЬЕВ об отце





– Фронт ваш отец часто вспоминал?



– Нет. Обычно только с однополчанами о войне говорил. Мне только однажды рассказал «в красках» о том, как его поначалу встретили в полку после госпиталя. Командир части построил пилотов и спросил: «Кто желает, чтобы его жизнь в бою оберегал безногий летчик?» Была самая длинная минута в его жизни, сказал отец. Затем взять Маресьева ведомым вызвался командир эскадрильи Александр Числов. Они дружили потом всю жизнь. В этой эскадрилье он сбил 7 немецких самолетов, получил звание Героя Советского Союза. 4 самолета он сбил еще до того, как ему ампутировали ноги. После войны отца забрал служить в штаб ВВС Московского военного округа Василий Сталин, который очень его уважал и ценил и как летчика, и как человека. Дядя Вася тоже был классным истребителем и хорошо воевал.



– А с Иосифом Виссарионовичем Сталиным Алексей Маресьев был знаком?



– Несколько раз они встречались. Отец рассказывал, что Сталин первым протягивал ему руку для рукопожатия и относился очень по-доброму.



– Почему при таких знакомствах ваш отец так и не стал генералом?



– Ему это было не нужно. Полковником отец стал в конце 70-х, когда Брежневу звание маршала присвоили. Тогда многим ветеранам заодно с генсеком по звезде на погонах прибавили. А из армии он уволился в звании майора. Ему на выбор предложили: или в высшую партшколу идти учиться, или в Академию Генерального штаба. Отец сказал, что в мирное время безногие генералы стране не нужны, а начнется война, так он и без чинов и званий пойдет бить врага. Выбрал партшколу. Хотя до этого его исключали из комсомола.



– Ни в одной биографической справке об этом нет.



– Кто же мог указывать такой факт в советские времена! Отец «погорел» на мечте об авиации. Его после учебы в фабрично-заводской школе в Камышине отправили по комсомольской путевке в Комсомольск-на-Амуре. Батя работал на лесопилке. А там рядом был аэродром. Отец захотел стать летчиком. Ему сказали: комсомолец не выбирает, где ему приносить пользу. Вперед, мол, иди доски пили. Он вспылил, и его моментально из комсомола выгнали. В летную школу в Батайске он поступил учиться после службы в погранвойсках на Сахалине. В партию его приняли на фронте, в 1943-м, когда Звезду Героя вручили. А в 1941–1942 годах он с фашистами дрался беспартийным.



– Много лет Алексей Петрович работал ответственным секретарем Советского, а затем Российского комитета ветеранов войны.



– Он трудяга был великий, пахал всегда. Работа с ветеранами – это вечные проблемы: жилье, пенсии, лекарства, санаторные путевки. Отец все это пробивал и вырывал у властей. Однажды его вызвали в ЦК КПСС и очень строго отчитали: Алексей Петрович, не превращайте ветеранский комитет в собес!



Кстати, десятки тысяч ветеранов обязаны моему отцу бесплатными «Запорожцами». Партия и правительство хотели усадить инвалидов в мотоколяски, даже завод в Серпухове выстроили для их производства. На совещании в Совмине один из министров спросил его, почему он так настаивает именно на вручении инвалидам войны автомобилей. Батя схватил указку и постучал по своим протезам: «Вот почему! Люди за вас, за вашу жизнь воевали, а вы их на убогие коляски посадить хотите!» Министры пристыженно умолкли. Инвалиды после этого стали получать хоть и плохонькие, но машины.



– Он сильно мучился с протезами?



– Не показывал, что больно. Будучи безусловным инвалидом, отец всю жизнь не хотел чувствовать себя калекой. Ему врачи говорили: ходите с палочкой. Он в ответ: ни в коем случае. Отец даже машину водил нормальную, а не с ручным управлением. До 72 лет сам был за рулем. А однажды он даже строевым шагом на протезах так «отчеканил», что даже Брежнев удивился.



– Как это было?



– В Александровском саду у Могилы Неизвестного Солдата зажигали Вечный огонь. По плану церемонии отцу передали с подъехавшего БТРа горящий факел. Он должен был передать его Леониду Ильичу, который и зажигал Вечный огонь. Никто от отца этого не ожидал, не требовал, не просил, но он взял и пошел парадным строевым шагом. Я его потом спросил: зачем? Он коротко ответил, что старался не для генсека, а для того солдата – Неизвестного.



– Пользовался ли ваш отец какими-то льготами?



– Больших привилегий не было, что положено по чину, не более. Но ему одному в СССР Сталин специальным указом выделил персональный автомобиль – пожизненно. При Ельцине машину хотели забрать, помните, шла борьба с привилегиями номенклатуры? Кто-то из батиных однополчан написал письмо в центральную газету: вы что, ополоумели, правители? Отцу позвонил Павел Павлович Бородин, тогда глава президентской администрации, извинился и сказал, что машину никто отбирать не будет.



– Как Алексей Петрович умер?



– В канун его 85-летия должны были проходить торжества в Театре Российской армии. Он собирался идти туда. Оделся, стал причесываться. Вдруг защемило сердце. Сказал мне и моей матери, что приляжет на минутку. Через минуту его не стало. Инфаркт. Сердце просто разорвалось. Скорая приехала очень быстро. Врач сказал: «У вашего отца была очень трудная жизнь. За это Бог подарил ему легкую смерть».





Расспрашивал

Александр ХОХЛОВ





Юрий Гагарин: «…Я любил Овода, но Маресьева полюбил сильнее…»



Вот что писал Юрий Гагарин в книге «Дорога в космос»: «…Я любил Овода, но Маресьева полюбил сильнее. Он был моим современником, жил вместе с нами на одной земле, и мне хотелось встретиться с ним, пожать его мужественную руку».

И вот они встретились: высокий, крупного сложения Алексей Маресьев, которому было 45 лет, и 28-летний летчик-космонавт свежеиспеченный майор Юрий Гагарин. Это было 25 апреля 1961 года (по другим данным – 17-го). Маресьев обнял Гагарина, долго жал ему руку, сразу и бесповоротно начал разговор на «ты». А Юрий Алексеевич немного робел, обращался к Маресьеву на «вы». Наверняка они встречались и позже и подружились, иного и быть не могло! А в моей памяти остался именно такой дорогой мне образ: чуть застенчивый Юрий Гагарин и напористый, энергичный Алексей Маресьев – летчики, народные герои, гордость России.





(Из воспоминаний Сергея АРКАВИНА)









На снимке: Москва, телестудия на Шаболовке. Запись передачи «Первая космическая эстафета».






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=602929


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB