Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пн июн 26, 2017 3:06 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 10 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Развал СССР
СообщениеДобавлено: Чт май 14, 2015 11:41 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Радуга мыльного пузыря
Дата: 14/05/2015
Тема: УЛИКИ
Чем подкупили простых советских людей?


$ – коварная приманка для обывателя

Как относительно высокое материальное благосостояние и социальную стабильность социалистических времен мы променяли на мыльный пузырь потребительской мечты?

1.

Не приходится сомневаться в том, что большинство населения России, а именно простые люди, обыватели в нейтральном смысле этого слова, больше потеряли, чем обрели в результате либеральных реформ, проведенных в 1990-е годы командой младореформаторов во главе с Гайдаром. Ведь при советской власти этому большинству были гарантированы основные базовые жизненные блага. Начнем с того, что оно имело гарантированную работу, которая давала пусть небольшой, но стабильный доход. В те времена уволить человека с работы (если только он не занимался антисоветской деятельностью) было почти невозможно. Люди среднего и старшего возраста помнят, что в этом вопросе даже перегибали палку: совершеннейших лентяев и пьяниц, которые откровенно наплевательски относились к должностным обязанностям, нельзя было просто так уволить; с ними возились, обсуждали их на собраниях, «брали на поруки», пытались перевоспитать. В итоге средний советский человек знал, что если он принят на работу на предприятии или в учреждении, то без особых трудностей он сохранит за собой это место до самой пенсии (не говоря уже о том, что он может и делать карьеру, как тогда говорили, «расти»). Страх потерять работу, остаться без средств к существованию, который преследует сотни тысяч и миллионы современных россиян, советскому человеку был неведом.
А ведь рабочее место в СССР – это не только стабильная, выдаваемая вовремя зарплата (задержки зарплаты тогда были просто неизвестны). Это и возможность пользоваться кассой взаимопомощи, и премии с тринадцатыми зарплатами, и льготные талоны на питание в столовой предприятия, и бесплатная спецодежда, и подарки от профсоюза для детей, и место для ребенка в ведомственном детском саду, и обслуживание в ведомственной поликлинике, и бесплатные или практически бесплатные путевки в санатории, места в пионерских лагерях для детей работников. Это, наконец, перспектива получить ведомственное жилье. Выражаясь современным языком, получить работу в советские времена значило получить в нагрузку к должности полный социальный пакет – довольно-таки весомый даже для простых трудяг (особенно если они работали на оборонных предприятиях), а что уж говорить о социальных пакетах научной, творческой интеллигенции и тем более чиновников и партийных работников… Причем работу не надо было искать, государство обязано было ее предоставить (после окончания вуза, ссуза, ПТУ человек получал направление на то или иное место).
Другое важное социальное благо, которое было доступно всем в советские времена, – это бесплатное качественное среднее, среднеспециальное и высшее образование. Это сейчас в школах только минимум предметов является бесплатным, а все остальные – факультативы, за которые нужно платить, а цены за обучение в вузе начинаются от 40 000 в год даже в провинции; в советские времена все предметы были бесплатными и о плате за обучение в вузе никто вообще не слыхал. Правда, и поступали только те, кто имел высокий уровень знаний и способности к той или иной специальности (за определенными исключениями – был, конечно, и блат, и взятки, были полуофициальные «нацнаборы», но все это весьма умеренно). Невозможно было помыслить, что будет так, что человек, проваливший экзамены, оплатил бы обучение, поступил, числился все 5 лет, будучи уверенным, что его не исключат за неуспеваемость, и получил такой же диплом, как добросовестный студент. Но потому что принимали в вузы и ссузы не всех, а в основном только тех, кто был способен учиться там, престиж среднеспециального и тем более высшего образования был высок (в противоположность дню сегодняшнему, когда диплом о высшем образовании имеют даже двоечники, не умеющие писать грамотно, но окончившие вуз на «коммерческой основе»). И средний советский человек мог быть уверен: если его чадо проявит соответствующие способности и определенное трудолюбие, то оно сможет получить полноценный (а не суррогатный, как сейчас) диплом о высшем образовании и набор прилагающихся к нему знаний и благ.
Еще одно социальное благо, к которому имело доступ большинство советских людей, – это медицина. Критики советского строя любят поговорить о недостатках и низком качестве медицины того времени. Действительно, в поликлиниках по месту жительства и городских и тем более сельских больницах был не самый высокий уровень обслуживания (хотя и не было современного безобразия, когда все – от лекарств до еды – нужно оплачивать самим больным, и когда пациентов буквально вышвыривают через 15 дней, в каком бы состоянии они ни находились). Но ведь в стране существовала параллельная сеть ведомственных медучреждений. Больницы и спецсанатории крупных предприятий, Министерства обороны, МВД могли бы составить гордость некоторых европейских стран того времени. Про медучреждения КГБ и ЦК КПСС я уже и не говорю, хотя и к ним, как ни странно, имели доступ не только представители элиты: так, парторг любого вуза или предприятия, не будучи членом номенклатуры, уже получал право отдыхать в системе санаториев ЦК КПСС, а в санатории Совмина отдыхали не только министры и их заместители, но и, например, водители служебного автотранспорта Совмина. Кроме того, сильной стороной советской медицины была профилактика. В советские времена справедливо считали, что легче не допустить развитие заболеваний, чем потом их лечить. В Советском Союзе была создана не имеющая аналогов в мире система профилактических мероприятий, которая позволила покончить с множеством опасных заболеваний (так, в СССР после войны практически не стало туберкулеза) и поддерживать достаточно высокий уровень здоровья советских граждан. Начиная с роддомов детям делали прививки, ограждая их от таких заболеваний, как оспа, полиомиелит. В детских садах, в школах, в институтах, даже на предприятиях проводились обязательные занятия физкультурой. Поощрялось увлечение граждан спортом и физкультурой, проводились лыжные соревнования, пробеги и т.п. Регулярно за счет государства проводилось практически повсеместное обязательное флюорографическое обследование граждан прямо на рабочих местах. В СССР государство заботилось о здоровье граждан, потому что это здоровье было важнейшим государственным ресурсом. В силу этого заботились о здоровье даже тех, кому на собственное здоровье было наплевать. Алкоголиков насильственно лечили от алкоголизма в специальных закрытых учреждениях полутюремного типа – ЛТП.
Список социальных благ, которые гарантировались Советским государством лояльным гражданам, можно продолжать, но суть и так ясна…

2.

Почему же простые советские люди отказались от лучшего ради худшего? В среде левопатриотической оппозиции распространено убеждение, что это произошло вследствие массового обмана населения, каковой был осуществлен перевертышами из партноменклатуры и антисоветской интеллигенцией, которые контролировали практически все СМИ в конце 1980-х – начале 1990-х и которые внушили людям, что они живут в патологическом, ненормальном государстве и что ничего не остается, кроме как его разрушить, чтоб обрести все те блага, которые имеет «все цивилизованное человечество». При этом все достоинства советского строя замалчивались, а все его недостатки раздувались до фантасмагорических размеров, с капитализмом же поступали ровно противоположным образом. В результате малейшее сопротивление реформам и даже попытки взглянуть на них критически были нейтрализованы и население Страны Советов, как загипнотизированное, пошло в направление «номенклатурного капитализма», где высокое благосостояние ждало лишь архитекторов и прорабов реформ, а всех остальных – резкое понижение качества жизни.
Повторюсь, это распространенное убеждение, но я в него не верю. Мне кажется, что оно строится на ошибочной предпосылке – на вере в практически безграничные возможности манипуляции сознанием, которое в свою очередь базируется на теории героя и толпы, согласно которой есть субъекты исторического процесса, которые вершат историю, как им вздумается, а есть послушная, безмолвная, пассивная чернь, из которой можно слепить что угодно – хоть новый низший класс, хоть новую нацию. Мой опыт, напротив, показывает, что большинство людей – и в особенности представители низших слоев общества, не обремененные идеологическими стереотипами, которые несет с собой «полуобразование», наделены житейским здравым смыслом и способны мыслить вполне критически. Если они соглашаются на что-либо, то потому, что это в определенной степени соответствует их интересу – и индивидуальному, и групповому. Конечно, они не склонны говорить об этом вслух, более того, они стремятся выставить себя жертвами (потому что эта роль обеспечивает также определенные дивиденды – и материальные, и моральные), но это не совсем так.
Из этого я заключаю, что бывшие советские люди не препятствовали разрушению СССР воинствующими либералами 1980–1990-х и тем самым фактически содействовали им, потому что они заключили с ними негласный договор, по которому они кое-что получили от них. Но сознаваться в том, что их подкупили, они ни за что не хотят: как потому что это само по себе стыдно, так и потому, что сделка в конечном итоге оказалась для них невыгодной и они оказались в дураках. Поэтому им и хочется верить в то, что их просто ввели в дикий капитализм под гипнозом либеральной пропаганды, а левопатриотические идеологи и публицисты потакают им и с удовольствием разрабатывают и распространяют эту удобную им версию.
Подкупить же можно, посулив то, что человек считает очень ценным. А что советские люди особенно ценили? Образование, медицинское, социальное обеспечение в глазах советского человека высокой ценностью не обладали, потому что он был убежден, что наделение всем этим граждан со стороны государства – нечто само собой разумеющееся. Советский человек и помыслить не мог, что может быть иначе, что, например, за учебу в вузе надо будет платить… Такова психология человека – что мы имеем, мы обычно не ценим. Высокой ценностью в глазах среднего советского человека, обывателя эпохи позднего развитого социализма обладало другое. Высшая степень благосостояния воплощалась для него в триаде: квартира-машина-дача. Вот и ответ на наш вопрос – средний советский обыватель продал СССР со всеми его структурами социального государства за эти три символа благосостояния, как библейский Исав продал право первородства за чечевичную похлебку.

3.

Начнем с первого символа – квартиры. «Квартирный вопрос» был одной из самых больных проблем советской повседневности. Дело в том, что советская эпоха – это эпоха превращения России из аграрной в урбанистическую страну. В 1913 году в Российской империи в городах жило лишь 15% населения, а в 1990 году горожане составляли уже 66% от общего населения СССР.
Переселение деревенских жителей в города происходило в советскую эпоху несколькими волнами. Первая пришлась на 1920-е годы, когда население одной Москвы выросло в несколько раз. Миграции в города способствовала отмена прописки в паспортах, которая существовала в царской России, препятствуя всем, кроме дворян, отлучаться более чем на 50 верст от места проживания без разрешения полиции. В.И. Ленин неоднократно утверждал в своих дореволюционных статьях, что это явное ущемление прав населения и после прихода к власти большевиков Совнарком отменил прописку (заодно с «чертой оседлости»). Так Москва (и в меньшей мере губернские столицы и Ленинград) превратилась в перенаселенный город, реалии которого так едко описывали Ильф и Петров.
Вторая волна миграции в города пошла в начале 1930-х с компанией раскулачивания: в города бежали как «самораскулачившиеся», так и просто сельские жители, не вынесшие тягот голода той эпохи. Волна была настолько сильной, что правительство в 1932 году приняло закон о внутренних паспортах и обязательной прописке. Всех, кто не имел городской прописки и места работы, милиция имела право выпроводить из города. Третья волна пошла после войны.
При этом массовое строительство жилья в городах началось только при Хрущеве. В первые пятилетки государство делало упор на промышленном строительстве, что было вполне объяснимо: создавался индустриальный потенциал СССР. Поэтому условия жизни в эти годы у большинства горожан (не принадлежащих к партийной, хозяйственной или интеллигентской элите) были просто ужасающими. Сейчас много обидного говорится про советские коммуналки. Однако своя комната в коммунальной квартире в 1930-е годы была если не роскошью, то жизненной удачей. Многие же ютились в крохотных комнатках в рабочих общежитиях, где на 12 квадратных метрах проживало по 4 человека, в бараках, а при строительстве новых предприятий рабочие часто просто жили в землянках (к примеру, в Иваново-Вознесенске, по данным 1929 года, в землянках проживало 7,5 тысячи семей железнодорожников).
Как уже отмечалось, только в хрущевскую эпоху началось «великое переселение» из бараков и общежитий в отдельные квартиры в хрущевках. Причем хрущевки, которые теперь ругают за их тесноту и неудобства, казались бывшим жителям бараков верхом комфорта. К 1970-м годам практически во всех крупных городах выросли спальные районы, где получали квартиры как жители снесенных городских слобод (районов, застроенных деревянными домиками, которые сохранялись в центрах городов до конца советской эпохи), так и новые мигранты из деревень. В период с 1956 по 1989 год в Советском Союзе было построено и сдано в эксплуатацию свыше 76 миллионов квартир.
К 1989 году свыше 83% семей в СССР жили в отдельных квартирах (оставшаяся часть – это кооперативное жилье и так называемый частный сектор). Это было, по сути, социальным жильем. Иными словами, граждане пользовались государственной жилплощадью на правах пожизненной бесплатной аренды (платили они не за жилье, а только за коммунальные услуги).
Первоначально это жилье возвращалось государству после смерти человека. В 1950–1960-х годах Советское государство сделало шаг в сторону превращения социального жилья в личное: разрешили передавать квартиры по наследству, если в них прописаны наследники, и разрешили их обменивать (сначала на безденежной основе, а потом и с доплатой). Но квартиры все равно оставались в собственности государства, а это означало, что государство может взять и распорядиться своей собственностью, как ему выгодно: например, лишить квартиры, если человек перестал работать в ведомстве, которое ему ее выдало, или уплотнить, то есть подселить в квартиру еще кого-либо, если того требовали обстоятельства. В 1920–1930-е годы уплотнение широко применялось (собственно, так и возникли коммуналки из больших многокомнатных квартир дореволюционных состоятельных мещан), и люди старшего поколения это помнили. Да и без изменений существующих законов опасностей было масса: например, человека могли послать по распределению работать в другой конец страны и в это время лишить его прописки в родном городе (выдав ему квартиру или место в общежитии на новом месте), а значит, лишить права на квартиру, полученную им по наследству.
Потаенной, хотя почти и не выражаемой вслух мечтой среднего советского обывателя эпохи перестройки было получение всех прав на квартиру, которую он имел, то есть превращение ее в его самую что ни на есть частную собственность. И эту мечту сделал явью… президент РФ Б.Н. Ельцин. 4 июля 1991 года, то есть менее чем через год после падения СССР, когда все еще можно было вернуть обратно, он подписал закон № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации». Термин «приватизация» в нем был скорее данью тогдашней моде. Приватизация при капитализме предполагает продажу государственного имущества на рынке. Именно так приватизировались госпредприятия. Если бы жилищный фонд РСФСР действительно был приватизирован, то квартиры достались бы только тем, кто был способен их купить. Закон же фактически дарил государственное социальное жилье тем, кто был в нем прописан, то есть официальным пользователям. Граждане РФ бесплатно получали в частную собственность квартиры, в которых они жили (в отличие от жителей бывших социалистических стран Восточной Европы, где жилье продавалось, пусть и по символической цене, гораздо ниже рыночной, а часть жилищного фонда вообще возвращалась дореволюционным владельцам). Статья 1 закона гласила: «Приватизация жилых помещений – бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде, а для граждан Российской Федерации, забронировавших занимаемые жилые помещения, – по месту бронирования жилых помещений».
Граждане теперь могли делать с квартирами что угодно – продать, сдать в аренду, завещать, подарить и т.д. Их никто не имел права лишить квартиры на основании того, что они фактически там не живут, утратили прописку, уволились с предприятия. К ним никто никого не мог подселить, мотивируя это тем, что у них избыточная жилплощадь. Естественно, эти люди объективно были заинтересованы в том, чтоб старая власть не вернулась (хотя субъективно они могли говорить или даже думать что угодно). И поэтому, на кухнях поругивая новую власть, к ее свержению они не больно-то и стремились и все 90-е предоставляли бабушкам и дедушкам выходить на улицы с флагами и лозунгами объединенной левопатриотической оппозиции…

4.

Второй элемент советского «джентльменского набора» – личный автомобиль. В отличие от стран Запада, и особенно от США, личный автомобиль в СССР был скорее роскошью. Советское государство с самого начало взяло курс на развитие общественного транспорта. В городах вводились в эксплуатацию трамвайные и троллейбусные линии, создавались новые маршруты автобусов, в крупных городах СССР – в Москве, Ленинграде, практически во всех столицах союзных республик, было построено метро. Проезд был настолько дешев, что можно говорить о практически бесплатном общественном транспорте в СССР (плата в 5 копеек за поездку в автобусе в 1970-е годы, конечно, не окупала всех расходов на эксплуатацию, и государство просто доплачивало остаток). Был развит ведомственный транспорт: люди старшего поколения до сих пор помнят небольшие автобусы, которые подбирали на остановках работников своих предприятий и бесплатно довозили их до места работы, а вечером развозили обратно по домам. Предприятиям дешевле было иметь свой небольшой парк автобусов, чем терпеть убытки из-за опозданий работников, вызванных сбоями городского транспорта. Отсюда, кстати, видно, что недостатков в этой сфере было немало. Автобусов не хватало, они часто ломались, поэтому оставшиеся ходили в час пик переполненными. Но как показывает сегодняшний опыт, в целом установка Советского государства на общественный, а не на личный автотранспорт была совершенно правильной. В городах не было современных ужасных пробок, дворы не были загромождены автомобилями, воздух в советских городах уже в те времена, когда в Нью-Йорке и в Токио задыхались от смога, был удивительно чистым.
Ответственным работникам – военным, работникам спецслужб, партийным и государственным руководителям полагался служебный автомобиль с водителем (иногда и не один). Это было не атрибутом «красивой жизни», как думают сейчас, это было необходимостью. Тот же самый партийный руководитель областного ранга в случае аварии на предприятии в его области должен был оказаться там в любое время суток, поэтому в гараже для него всегда был готов автомобиль. Служебный автомобиль не был личным, им можно было пользоваться только на время замещения данной должности и сугубо для государственных нужд. Его нельзя было продать, формально нельзя было использовать членам семьи или самому в личных целях (хотя, естественно, многие обходили последний запрет).
До войны личных автомобилей почти не было. В свободной продаже они просто отсутствовали. Их дарили передовикам производства, можно было их выиграть в лотерею, которую разыгрывали среди членов обществ «Автодор» и Осоавиахим. В 1940 году на всю Москву было около 500 личных легковушек. В 1947 году произошел перелом. Особым постановлением Совмин СССР разрешил продажу легковых автомобилей частным лицам. Были открыты специализированные магазины, сначала в Москве и Ленинграде, потом в других крупных городах СССР (1 на каждую столицу союзных республик и 1 на 2–3 области). Предпочтение отдавалось деятелям науки, культуры, инженерно-техническим работникам и передовым рабочим. Уже в следующем, 1948 году индивидуальным владельцам было продано в согласии со специальным планом Министерства автомобильной промышленности 6500 автомобилей «Москвич» и 900 автомобилей «Победа».
С каждым десятилетием росло количество магазинов и количество продаж. В 1950 году частным лицам было продано 23 тысячи легковушек, а уже в 1956-м – 64 тысячи. В 1970-е годы советский автопром выпускал около миллиона легковушек в год, правда, часть из них шла на экспорт. Цены были сравнительно высокими: в середине 70-х годов «Волга» ГАЗ-24 стоила 9200 рублей, «Жигули» BA3-2103 – 7500 рублей, «Москвич-412» – 4990 рублей, а «Запорожец» ЗАЗ-968 – 3500 рублей. Однако желающих становилось все больше, так что образовывались огромные очереди (что объективно свидетельствовало о возросшем уровне материального благосостояния советских граждан).
Постепенно сложилась система государственного распределения легковых автомобилей для граждан. На предприятиях создавались очереди из работников, желающих стать автолюбителями. В 1970–1980-х стоять на очереди приходилось лет 7–8. За это время как раз удавалось накопить требуемую сумму (еще бы, ведь советским гражданам не приходилось платить высокую квартплату, оплачивать медуслуги и обучение детей в вузах, да и продукты были дешевы). Затем, получив чек в специализированном магазине и оплатив его в сберкассе, счастливчик мог получить на складе личный автомобиль. Конечно, и в магазине, и в сберкассе были очереди и ругань, на складе не было возможности выбрать хотя бы цвет – брали что дают… В общем, большинство советских людей было крайне недовольно такой системой распределения.
Без очереди машины полагались ветеранам войны и некоторым другим льготникам. Загранработники также могли купить машину без очереди, но не за рубли, а за чеки Внешторга, которыми выплачивалась часть зарплаты советским гражданам, трудившимся за границей, и которые можно было отоварить в СССР в сети магазинов «Березка».
Уже в 1950-е возник стихийный черный рынок подержанных автомобилей, и чтобы упорядочить ситуацию с ними, в начале 1960-х были созданы комиссионные магазины, через которые можно было легально купить автомобиль. Государству полагалось 7% от суммы. Парадокс, но машины там стоили дороже, чем новые («Москвич», который в госмагазине стоил от 4 до 5 тысяч рублей, в комиссионке стоил до 15 тысяч). Переплачивали за экономию времени: для того чтоб купить новый автомобиль, нужно было ждать 7–8 лет, купить почти что такой же новый, чуть подержанный можно было за один день.
Несмотря на то что производство легковых автомобилей в СССР год от года росло, желающих приобрести, как сейчас говорят, было «в разы больше». В 1985 году в СССР на 1000 жителей приходилось всего 45 личных автомобилей. По мировым меркам это очень низкий уровень автомобилизации, в США в том же году данная цифра оставляла 535, а, например, в социалистической ГДР – 188. Можно сказать, что советское правительство искусственно сдерживало темпы автомобилизации страны – и, кстати, сейчас, глядя на наши перегруженные автомобилями города, мы прекрасно понимаем, по каким причинам.
Перестройка и либеральные реформы 1990-х позволили воплотиться в жизнь мечте миллионов бывших советских граждан. Все препятствия на покупку личных автомобилей исчезли. Производство легковых автомобилей на предприятиях отечественного автопрома сократилось на треть, но количество личных автомобилей растет от года к году. Улицы городов заполонили иномарки. Затем в Россию пришли западные автомобильные концерны, которые пооткрывали здесь свои филиалы, где российские рабочие собирают американские, немецкие, японские машины.
К концу 2012 года в России было уже около 40 миллионов единиц личного автотранспорта (здесь и далее данные по статье «Парк легковых автомобилей РФ: структура и прогноз формирования до 2012 года. Маркетинговый отчет. Аналитическое агентство «Автостат»). Это составляет примерно 293 автомобиля на 1000 жителей, то есть в 5 с лишним раз больше, чем в СССР. Тем не менее это очень скромный показатель по мировым меркам. В США в 2012 году этот показатель составлял более 800 личных автомобилей на 1000 жителей. Россия по уровню автомобилизации находится на 46-м месте в мире, опережая Египет и чуть отставая от Ирака. Это информация для тех, кто любит рассуждать, что капитализм в России привел к огромному прорыву в области «цивилизации комфорта» и что теперь мы «живем как на Западе». В отношении автомобилизации мы, скорее, живем теперь как на севере Африки.
При этом около половины личных машин в России старше 10 лет (49,9%, или 18,42 миллиона). Новых машин – до 3 лет, всего 17% (6,28%).
Больше всего личных автомобилей в Центральном Федеральном округе – около 30% (почти 11 миллионов единиц). Вторым идет Приволжский ФО – около 20% (примерно 7 миллионов штук). А на Сибирский ФО, который географически гораздо больше Центрального, приходится всего около 13%, то есть около 5 миллионов личных автомобилей.
Итак, личные автомобили имеют в большинстве своем москвичи, петербуржцы и жители крупных городов европейской части России. Более чем наполовину это иномарки, так что если Россия всерьез попадет в тиски западных санкций, то по мере старения машин количество автовладельцев уменьшится на 50%. Половина имеющихся машин – старые и очень старые и лишь одна пятая часть автовладельцев может похвастаться новенькими легковушками. И что самое главное – машины в основном имеются у граждан там, где в них нет жизненной необходимости, – в Москве, Петербурге, Казани, имеющих разнообразный и удобный общественный транспорт. А вот в Сибири, где есть целые поселки и города, которые из-за плохих погодных условий остаются на полгода отрезанными от внешнего мира, с машинами гораздо хуже. Какой-нибудь мощный внедорожник, конечно, был бы гораздо полезнее на сибирской ухабистой дороге, но он катит по московскому асфальту, везя бизнесмена или чиновника.
Мечта советского среднего класса сбылась. В европейской части России практически каждый 10-й имеет свой личный автомобиль. За это, правда, пришлось расплатиться деградацией отечественного автопрома, пробками и смогами в городах, кроме того, и сам результат не очень впечатляет: Россия стала страной владельцев подержанных машин иностранного производства, по уровню автомобилизации соответствующей Египту. Но даже этим 40 миллионов наших автовладельцев (это чуть меньше трети населения страны) в целом довольны и ни за что не захотели бы возвращения в советское прошлое с очередями на автомобили и с государственным распределением авто. Они прекрасно понимают, что большая часть из них в СССР никогда бы не смогла приобрести собственный автомобиль и уж тем более автомобиль иностранного производства. И они, конечно, могут сколько угодно хвалить СССР и ругать Запад, но объективно они заинтересованы в сохранении имеющегося режима и в расширении торговли с Западом. Неслучайно в 90-е, когда развернуть корабль Российского государства на 180% было еще вполне реально, «очкастый частный собственник» в «Жигулях», и тем более в «Ауди», встать в ряды оппозиции не спешил…

5.

Наконец, третий элемент советского потребительского идеала – дача. В СССР словом «дача» чаще всего принято было называть совсем не то, что было дачей для жителей дореволюционной России или что является дачей для жителей стран Западной Европы. В России до революции, а в Европе и по сей день дача – это загородный дом с небольшим близлежащим участком земли, на котором разбит цветник, растут ягоды и т.д. Такая дача – место отдыха обеспеченных горожан, которые, подражая аристократам, летом уезжали из душных городов в свои поместья. Вокруг Петербурга уже в конце XIX века возникают дачные поселки, где отдыхали богатые купцы, мещане, средний класс, причем те, кто не мог позволить себе купить дачу, арендовали ее.
В советские времена подобные дачи также были, но только у представителей партийной номенклатуры, официально признанных писателей, художников, ученых и т.п. В отличие от дореволюционных дач, они не были в частной собственности, они принадлежали государству и сдавались этим лицам в бесплатное бессрочное владение. Потеря должности и тем более опала означали невозможность дальше пользоваться дачей. Безусловно, ее нельзя было передать по наследству. Эти не очень приятные ограничения компенсировались высоким уровнем роскоши: такие дачи могли быть двухэтажными, причудливой архитектуры, имеющими от 4 до 7 комнат (постановление Политбюро от 1938 года ограничивало семейных ответработников 7 комнатами, а холостых – 4), с настоящей антикварной мебелью (пример – дача поэта Пастернака в подмосковном Переделкине, которая теперь превращена в музей), с большим приусадебным участком (от 1 до 7 га). Вскоре возникла «специализация» дачных поселков – в Барвихе были дачи представителей партноменклатуры, в Жуковке – высокопоставленных конструкторов, трудившихся на оборонный комплекс, в Переделкине – функционеров Союза писателей.
Одновременно словом «дача» в СССР стали называть небольшой загородный дом, как правило, из фанеры, однокомнатный или максимум двухкомнатный, с близлежащим участком, не превышающим 600 квадратных метров (знаменитые 6 соток). Такая «дача» была не местом отдыха, а местом интенсивного сельскохозяйственного труда всех членов семьи (и особенно представителей старшего поколения, ввиду выхода на пенсию освободившихся от обязанности трудиться на госпредприятиях). На дачных участках сажали картофель, помидоры, огурцы, яблони, смородину, ягоды. Дачные заготовки затем перевозили в городские квартиры или в гаражи, где обустраивали погреба. Эти заготовки играли существенную роль в питании советских семей, особенно в зимние время. Как уже говорилось, дача для простонародья, в отличие от дачи для элиты, была не столько местом отдыха (хотя там и отдыхали), сколько местом для работы (тем более советские люди часто были горожанами в первом поколении, проведшими детство в деревне и скучавшими по сельскому труду).
Такие дачи стали появляться после войны. В конце 1940-х правительство начало выделять горожанам небольшие участки под огороды, для того чтобы они элементарно могли выживать в условиях послевоенного голода. В 1950-х разрешили возводить на них немудреные деревянные строения, огороды стали именоваться садоводческими участками, или собственно дачами. Эти дачи выделялись предприятиями работникам и, естественно, не были собственностью дачников. В советские времена административные органы то и дело пытались ограничивать дачное строительство (запрещали строить двухэтажные дома, дома больше определенной площади, заборы внутри садоводческих обществ), но постепенно жизнь брала свое, люди расширялись, преодолевая запреты, а государство соглашалось с этим.
Своего пика дачное движение достигло в эпоху перестройки и после нее. В стране практически не осталось семьи, у которой не было бы дачи. В 1990-е годы, когда экономика погрузилась в глубокий кризис заботами младореформаторов, государство, по сути, сняло все ограничения и стало активно раздавать землю под дачные участки всем, кто этого желал. В 1998 году вышел даже Федеральный закон «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», пункт 1 статьи 13 которого гласил: «Обеспечение граждан садовыми, огородными и дачными земельными участками является обязанностью органов местного самоуправления по месту жительства граждан». То есть государство обязывалось обеспечить желающих граждан садовыми участками. Гражданам достаточно было для этого подать заявление в органы местного самоуправления и там их ставили на очередь. Существовал список льготников, которые получили землю для садоводческой деятельности без очереди.
Более того, государство озаботилось даже вопросом: как пенсионеры будут добираться до своих загородных участков, и предоставляло им льготы для проезда в пригородных автобусах и электричках. И это ельцинское либеральное государство, которое разрушило промышленную базу России и колхозно-совхозную систему, раздало самые «лакомые куски» госсобственности олигархам и потакало многомесячным невыплатам зарплат рабочим.
Однако ничего удивительного в этом нет: государству либерал-реформаторов был выгоден дачный бум. Дачи позволяли простым людям, уволенным с работы или не получающим зарплату (которую директора их предприятий «прокручивали» в банках), выживать и, значит… и дальше терпеть такое положение дел. Кроме того, благодаря наличию дач «сердитое простонародье» все выходные и праздники, а также отпуск, да и вообще любой выдавшийся свободный денек проводило на своих дачах, вдали от города, а значит, физически не могло участвовать в протестах оппозиционных партий. Какие там демонстрации и митинги – даже в день выборов потенциальные сторонники КПРФ уезжали на свои огороды и горбатились там целыми днями, тем самым повышая шансы проправительственных партий.
Наконец, в 2006 году был выпущен Закон №93-ФЗ, получивший в народе название «Дачная амнистия». По этому закону граждане, получившие от государства землю под дачные участки и выстроившие там дачи, могли приватизировать их в упрощенном порядке. Тем самым постсоветское государство сделало по отношению к дачам то же, что оно сделало по отношению к квартирам в 1991 году, – оно бесплатно передало их владельцам – в обмен на политическую лояльность. Подтекст молчаливой сделки был ясен всем, хотя никто не хотел прямо об этом говорить. Опыт показал, что сделка удалась. Граждане, получившие от власти «демократов» свои дачи, ни в коем случае не желали уже возвращения старого порядка, при котором ни земля, ни дачные постройки на ней им не принадлежали, а все находилось в собственности государства, распоряжалось же всем предприятие, на котором работал гражданин и которое выделило ему дачу…

6.

В левопатриотических изданиях принято постоянно обличать олигархов, которым постсоветская власть раздала государственную собственность, созданную трудом многих поколений советских граждан, практически за бесценок, с применением мошеннических схем. Это истинная правда: приватизация была таковой лишь на бумаге (не говоря уже о том, что сама необходимость приватизировать такую значительную часть индустрии СССР была сомнительной). Предприятия, буровые, трубопроводы – все, что могло приносить большую прибыль, – не продавались в частные руки по рыночной цене, как это делается при приватизации на Западе (пополняя бюджет государства и позволяя ему тем самым выполнять свои социальные обязательства). Все это просто передавалось бизнесменам, приближенным к кругам элиты (выходцам из бывшей партийной, комсомольской, советской и хозяйственной номенклатуры), иногда совершенно даром (скажем, такой бизнесмен получал от государственного банка кредит, покупал предприятие по цене, заниженной в сотни раз, а затем не возвращал кредит, который ему на совершенно законных основаниях списывали). Но даже если речь шла о продаже, то цена была смехотворно низкой: по данным социологов, только на первом этапе чубайсовской приватизации 500 крупнейших бывших советских предприятий стоимостью не менее 200 миллиардов долларов (по ценам 1993 года) было продано приближенным олигархам всего лишь… за 7,2 миллиарда долларов, то есть более чем в 20 раз ниже рыночной стоимости. Так ходорковские и березовские стали «хозяевами жизни».
Но это только половина правды. Другая половина старательно замалчивается, потому что власти об этом говорить невыгодно, а широким массам – стыдно. Постсоветское Российское государство, если называть вещи своими именами, вовлекло в это разграбление государственной собственности практически все население бывшей РСФР. Конечно, олигархи получили львиную долю добычи, но и простым гражданам, как кость с барского стола, швырнули их малую долю – квартиры, машины, дачи. А между прочим, квартиры и дачи, так же, как и нефтевышки и алюминиевые заводы, тоже принадлежали раньше государству (и та же приватизация квартир в массовом порядке также была необоснованна, не секрет, что она породила более миллиона бездомных и огромное количество жертв «черных риелторов» – из числа социально незащищенных граждан – пенсионеров, больных, алкоголиков и т.п.)…
Я уже не говорю о возможности получать суррогат высшего образования за деньги всем – даже тем, кто раньше мог рассчитывать лишь на ПТУ, о возможности безбоязненно косить от армии и не заниматься общественно полезным трудом без страха быть наказанным за это; о возможности официально заниматься спекуляцией и фарцовкой и не подвергаться за это преследованиям со стороны государства. Все это бывшие советские люди получили за молчаливое согласие на развал державы, на разграбление ее активов, на унижение ее перед ее геополитическими врагами…
Естественно, их обманули. «Приватизированные» квартиры, полученные еще в советские времена, скоро исчерпают свой ресурс, а покупать новое жилье у большинства населения нет средств. Содержание дач тоже требует денег, которых от кризиса к кризису становится все меньше. Мечта советского человека – собственный автомобиль, ржавеет под окнами, потому что нет денег на гараж. Все случилось как в русских сказках, где молодец, заключивший сделку с чертом, приносит домой полученные от лукавого драгоценные каменья, вываливает их из мешка посреди избы, а они превратились в угли…
Зато власть имущие сумели как минимум на 30 лет отсрочить социальный взрыв, который способен смести их вместе и с их богатствами…
Простые советские люди на мыльный пузырь потребительской мечты променяли относительно высокое материальное благосостояние и социальную стабильность социалистических времен. И виноваты в этом не только либералы и демократы, не только западные советологические центры, но и они сами, практически каждый из нас, кто жил в те годы. Это надо четко осознать и запомнить. Не для того, чтобы заниматься самоедством и проклинать себя за сделанные ошибки. А для того, чтобы впредь не попасться на такой же крючок.


Мечта о личном автомобиле становится осязаемой

Рустем ВАХИТОВ
г. Уфа






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=599809


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР. Чем подкупили простых советских людей?
СообщениеДобавлено: Чт май 14, 2015 11:41 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Угроза гремучей смеси
Дата: 14/05/2015
Тема: УЛИКИ
Письмо из Германии

Добрый день, труженики газеты «Советская Россия»!
Пишет вам житель ФРГ Экардт Владимир. Письмо написать вам побудила неспокойная ситуация в мире – по сути, предвоенная обстановка и в некоторой степени ток-шоу Владимира Соловьева, где дискутировались вопросы по развалу СССР.
На этот счет у меня своя версия. Прежде всего хочу обозначить: при советской власти мне жилось прекрасно. У меня была 4-комнатная квартира, за которую платил 16 рублей и 3 рубля – за свет, гараж, дачу. Доход на двоих с женой составлял 400 рублей – трудились мы рабочими-строителями.
Итак, отминусовав все необходимые расходы за месяц, на руках у нас оставалось где-то 340 рублей, из которых на питание пяти человек уходило примерно 50 рублей. В Германии у нас на двоих выходит где-то 2800 евро – из них около 1000 евро мы платим за квартиру, минус всевозможные страховки, кредиты. И в итоге остается не более 900 евро, из которых потом нужно потратить минимум 400 евро на еду, 500 евро – свободные деньги, на которые нужно одеваться, откладывать на обновление квартиры, на отпуск. Как видите, сильно не разгуляешься.
Конечно, я и моя семья не голодаем, имеем машину, без которой, кстати, невозможно обойтись, да и на работу без нее практически невозможно устроиться. Но есть ощущение, что ты находишься в клетке, вернее на коротком поводке: работа–дом, дом–работа… Во времена социализма чувствовал себя раскрепощеннее, свободнее, разнообразнее.

***

Теперь о разрушении СССР. Те, кто утверждает, что советская система изжила себя, – самые обыкновенные вруны или у них мозгов недостает, чтобы объяснить данное глобальное событие.
Для меня очевидно: все предпосылки и причины развала СССР сделаны и придуманы умышленно и искусственно внутренними и внешними врагами. Иначе, как понять, что зародившаяся советская власть выжила в Гражданскую войну, в первую половину лихих двадцатых годов, а потом с 1928 года одна, практически самостоятельно, совершила невероятный промышленно-технический, научный, культурный и социальный рывок, примера которому в истории нету (Сингапур в данном контексте со своими размерами 20 на 40 кв. км отдыхает), затем победила фактически один на один лучшую в мире германофашистскую армию, а после войны в короткие сроки покончила с разрухой, создала ядерный щит, заняла лидирующее положение в космонавтике и т.д.? И вдруг, когда люди зажили хорошо, оказалось, что советская плановая система «не способна» к дальнейшему выживанию и поддержанию достойной жизни граждан?! Конечно, это бессмыслица.
Да, проблемы были, но не до такой же степени неразрешимые, чтобы необходимо было полностью разрушить советскую плановую экономику и развалить союзное государство – СССР.
Здесь – очевидный злой умысел.
В советской системе и государстве играло огромнейшую роль первое лицо. И вот когда на Западе и в США эту особенность советской власти хорошо осознали, начался поиск такого лидера, который своими действиями пусть не разрушил бы советскую систему, но очень навредил бы ей. Теперь, по прошествии времени, рассматривая данную версию, всё логически становится понятно: и почему нелепо погиб Машеров, и почему бездоказательно опорочили Романова, не допустили Алиева, а ведь это были крупные государственные руководители и организаторы именно советской системы. Таким образом расчищалась дорога слабому лидеру – во всех отношениях – на высший пост в советском государстве. Далее дело оставалось за малым – провести процедуру избрания Генерального секретаря так, чтобы на это место попал нужный человек, устраивающий и Запад и США. И это блестяще осуществили.
Я полагаю, что два человека в Политбюро очень здорово поспособствовали приходу к власти Горбачева: на первом этапе – Андропов, на завершающем – Громыко. После избрания Горбачева Генеральным секретарем, к концу 1985 года, образовалась под его руководством новая политическая команда. Люди без должного опыта деятельности на центральном государственном уровне, при слабом кругозоре и со средненькими интеллектуальными способностями взялись реформировать такую сложную, многогранную и всемирно влияющую социалистическую плановую экономику и политическую советскую систему, что заведомо являлось провальной затеей, тем более некоторые из них под изменением, под правлением социалистической системы имели в виду уничтожение ее, что в финале и произошло. И это является подтверждением истинных их намерений.
С приходом к власти Горбачева и его команды началась демонстрация «несостоятельности» социалистической плановой экономики. Прилавки магазинов вдруг резко опустели, а на предприятиях стало не хватать материалов, полуфабрикатов и т.п.
Приведу пару примеров. В летний период 1988 года я пошел за сахаром для компотов, вареньем и вдруг, чего ранее не было, не обнаружил их ни в одном из магазинов города Целинограда. Также пропали сигареты, потом позже выяснилось, что 28 табачных фабрик почему-то одновременно остановили на ремонт – это же вредительство. На стройке, до перестройки, на стройплощадке мы спотыкались на досках, о металл разнообразного профиля – и его тоже вдруг стало недоставать, хотя, по статистике Госплана, производство данных материалов не падало. В РСФСР в 1990 году собрали самый большой урожай зерновых за все существование России – 118 миллионов тонн, но неожиданно стал хлеб пропадать. Ну как это объяснить?
Просто народ накручивали на недовольства против советской системы и потихоньку проталкивали рынок. Наряду с опустошением прилавков магазинов подключили СМИ – хаять все советское. Особенно тут хорошо подсуетился журнал «Огонек» во главе с Коротичем, под пристальным взглядом антисоветчика и «прораба перестройки» А.Н. Яковлева.
И вот в атмосфере умышленно созданных пустых прилавков и опорочивания всего советского рушили Советский Союз, советскую систему, опоганивали саму коммунистическую идею...

***

На этом фоне уместно указать на пагубную роль в способствовании разрушения советской системы и СССР А. Солженицына. Я, даже не читая его, внутренне относился неодобрительно к шумихе вокруг него. Ну, а когда прочитал кое-что из написанного им, то понял: Солженицын – это никакая не совесть нации, как кто-то пытается выдать его, никакой он не праведник. Он пытался изобразить из себя антиленинца, такого положительного на фоне критики всего, что создавали большевики под руководством Ленина и Сталина. Но эта его критика была очень примитивной и в большинстве – ложной, оскорбительной, уничижительной и клеветнической.
Приведу несколько примеров. Сейчас россияне празднуют 70-ю годовщину Победы над фашистской Германией. Да, эта Победа народам, населявшим Советский Союз, далась нелегко, особенно в начальный период, но ведь армия и военная техника противника были лучшими в мире. И это нужно не бояться признать. Все же, начиная с выигранных Московского и особенно Сталинградского сражений Красная Армия не останавливаясь, уже гнала врага со своей территории и из завоеванных государств Западной Европы до полной капитуляции противника.
Казалось бы, надо радоваться такой заслуженной победе над таким сильным врагом, прославлять смелость, отвагу, находчивость, жертвенность советского солдата, прославлять красных командиров и весь советский народ, работавших творчески и беззаветно на победу над противником. Надо также понимать, что жертвы, принесенные на алтарь победы, были ненапрасными, не излишними – ведь мы вели войну не только против лучшей армии в мире, но и против фашистских военных подразделений с расистской идеологией, нацеленных на уничтожение мирных граждан и целых народов, и поэтому плачь или доводы некоторых о будто бы бессмысленных, неоправданных потерях являются непочтительными, оскорбляющими память о погибших. Но именно такую неуважительную и крайне унизительную оценку дал А. Солженицын погибшим и в целом победе советского народа над фашистской Германией.
Он пишет «В круге первом»:
«Я так понимаю: трагическая война. Мы родину отстояли – и мы ее потеряли. Она окончательно стала вотчиной усача. Мы уложили, конечно, не семь миллионов! – торопился и дядя. – И для чего? Чтобы крепче затянуть на себе петлю. Самая несчастная война в русской истории».
Для истинных, трезво мыслящих советских, российских граждан и для всего мира Победа во Второй мировой войне (она же Отечественная для россиян) была самой светлой, самой справедливой, самой нужной, так как освободила не только народы СССР, но и весь мир от страшной расистской идеологии и практики, поэтому советских бойцов и воинов других стран не мучила мысль: «И для чего?» Все понимали: если не будет победы, установится господство нацистской, человеконенавистнической идеологии духа и дела.
Такая трактовка Солженицыным Второй мировой войны – как «самой несчастной» – не является критикой советской системы или личности. Здесь скрытно заложен смысл, не только не осуждающий нацизм, а и вообще всё западническое, американское. И поэтому солженицынский плач о «губительно выигранной войне» некоторыми понимается так: мол, ничего страшного не случилось бы, если бы и не победили, зато пили бы баварское пиво и ездили бы на ВМW.
В этом же ключе звучат его неодобрительные высказывания в книге «Архипелаг ГУЛАГ» о предшествующих победах России. Так, читаем:
«Полтавская победа была несчастьем для России: она потянула за собой два столетия великих напряжений, разорений, несвободы – и новых, новых войн. Полтавское поражение было спасительно для шведов: потеряв охоту воевать, шведы стали самым процветающим и свободным народом в Европе. Мы настолько привыкли гордиться нашей победой над Наполеоном, что упускаем: именно благодаря ей, освобождение крестьян не произошло на полстолетия раньше...»
Поучая россиян, что поражения для них благо, Солженицын умолчал об одном очень важном обстоятельстве: не россияне вторгались на земли шведов, французов, немцев. Это они приходили с мечом покорять российские пространства и народы.
Так что же, нужно было с опущенной головой покориться, что ли, завоевателям, надеясь на то, что после завоевания наступит лучшая жизнь?
Точно такого рода развития событий от россиян всегда ожидали захватчики с цивилизованного Запада: мол, мы вам несем культуру, цивилизацию – радуйтесь и покоряйтесь!
А. Солженицыну всё не нравится в истории России, даже православие. Вот как он это объясняет в книге «В круге первом»:
«Чем же тебе не угодил Александр Невский?» – спросил Глеб. – «Тем, что он не допустил рыцарей в Азию, католичество в Россию! Тем, что он был против Европы!» – еще тяжело дышал, еще бушевал Сологдин. – «А зачем России католичество?» – доведывался Нержин с выражением судьи. «За-тем!! – блеснул молнией Сологдин. – Затем, что все народы, имевшие несчастье быть православными, поплатились несколькими веками рабства! Затем, что православная церковь не могла противостоять государству! Безбожный народ был беззащитен! И получилась косопузая страна. Страна рабов!»
Как видите, очень откровенно и последовательно А. Солженицын проводит свою пораженческую линию для России. Уже победу Александра Невского над немецкими рыцарями считает злом для Руси, так как из-за этой победы на Руси не утвердилась католическая вера.
Теперь касательно вранья, искажения действительности и высказываний первых лиц. В этом направлении А. Солженицыну равных нет.
Только несколько примеров. Из романа «В круге первом» читаем: «И Джугашвили решился! И третью ставку своей молодости он поставил на секретную полицию!» Данный поклеп на Сталина ни в советское время, ни в постсоветское подтверждения не нашел – это заведомая ложь! Далее читаем перевирание ленинских слов Солженицыным в отношении кухарки: «Каждая кухарка должна управлять государством!» – как он себе это конкретно представляет. И вот ленинское видение затронутой проблемы в его работе «Удержат ли большевики государственную власть»:
«Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка неспособны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники».
Как видите, здесь все очевидно: Солженицын, не находя аргументов, прибегает к дешевым насмешкам с измышлениями.
А вот предсказания Солженицына: «Атомная бомба у коммунистов – и планета погибла!» Как видим, плохим предсказателем оказался А.И., зато мы, уже без СССР, с опаской наблюдаем, как в мире назревает на самом деле мировая война, с большой вероятностью применения атомного оружия. И, читая книги Солженицына, я все время недоумевал, отчего у него такая злобная ненависть к советской формации, почему не предает ее объективной критике и разбору, а просто наговаривает, уничижает все советское и в своей ненависти готов на то, чтобы самолеты бомбили советские города атомными бомбами? Но со временем я понял: он не просто очернитель всего советского, он больше – он русофоб и антирусист. Так врать, лгать, искажать абсолютно все советское ну не может человек, имеющий хоть капельку уважения, любви к своей стране, народу, традициям. Литературное наследие Солженицына можно объединить общим названием: энциклопедия русофобии и антисоветчины.

***

Теперь, исходя из выше написанного, попробую сделать некоторые заключения.
Первое. Даже эти немногочисленные факты, примеры отчетливо показывают: советская система и СССР были разрушены умышленно, и этому хорошо способствовал еще и манифест Солженицына «Как нам обустроить Россию» (на самом деле, я считаю, что А.И. имел в виду ее разрушить). Развал СССР я считаю первой цветной революцией.
Второе. Сейчас россияне и российское руководство празднуют 70-летие Победы Красной Армии над фашистской Германией, но это празднество пытаются представить только как Победу советского народа, забывая о заслугах советского руководства и лично Верховного Главнокомандующего тов. И.В. Сталина, то есть, обезглавливают Великую Отечественную войну, следуя опошляющей и ложной аргументации таких сочинителей, как Солженицын, таких пропагандистов, как Яковлев.
Поэтому считаю: необходимо вернуть историческую справедливость и отдать должное гражданскому и военному руководству той поры, руководящему страной, народом, армией. И лично тов. Сталину. Это только добавит авторитета нынешнему руководству и веры в него.
Полагаю, что если на параде в честь 70-летия Победы Советского Союза над фашистской Германией появятся портреты И. Сталина и видных военачальников, то такое мероприятие наполнит сердца фронтовиков неподдельной радостью, мысленно перенесет их на парад Победы в 1945-й год – они этого момента заждались.
Третье. Если многие политики, ученые, творческая интеллигенция, руководство страны и лично президент России донесут своим гражданам и мировому сообществу об особенно значительном и наибольшем вкладе в Победу над фашистской Германией народов Советского Союза и Красной Армии и при этом постараются оградить Победу советского народа от нападок на нее, от принижения ее значимости, от некоторых пытающихся просто забрать ее у нас, приписав Западу и США, то малая часть элиты, как А. Солженицын, вопрошают: а зачем побеждали? Или вообще безразлично относятся к исходу Отечественной войны.
Четвертое. Изучая «творчество» Солженицына, я как-то задумался над таким обстоятельством: все написанное А.И. – это злобная, бессмысленная, ничего общего не имеющая с советской действительностью галиматья, которую было легко опровергнуть, осудить публично и забыть. Но почему-то его выслали за границу, тем самым косвенно признали правоту его писаний – это во-первых. А во-вторых, этим самым сделали его знаменем диссидентства и части недовольных. И, в-третьих, тем самым создали ему инкубаторские условия плодить антисоветизм и русофобию. Закрадывается мысль: а не было ли это частью плана по разрушению советской системы?
Пятое. В конечном счете, в книгах Солженицына в литературной форме создана идеология антиленинизма, антисоветизма, антирусизма, а также показана практика применения, как это хорошо иллюстрировано в романе «В круге первом». Если большевики приобщали граждан Российской империи к большевистской идеологии через работы Ленина, Плеханова и других, то к антисоветской, антиленинской идеологии вовлекали граждан Советского Союза через знакомство с книгами Солженицына, Сахарова и их антисоветскими делами.
Шестое. Я уверен: не открестившись от солженицынской идеологии, Россия и как государство, и как цивилизация разрушится и исчезнет. Только признание советской социалистической идеологии и практики с положительными фактами в истории России придадут Российскому государству осмысленное движение вперед при поддержке граждан.
В истории России мы не знаем периода, в котором так хорошо бы жила преобладающая часть населения, как при советской системе.
В российских СМИ сейчас на многочисленных политических ток-шоу многие политики, эксперты, историки, журналисты осуждают бандеровско-нацистскую идеологию. И это верно. Но почему-то у себя дома не замечают солженицынской нацистской идеологии по уничтожению России. Ведь эти идеологии одинаково вредны для существования России.
Теперь хотелось бы вот на чем остановиться. Россия – многонациональное государство, а в условиях капитализма по мере его развития и образования национальной буржуазии такие государства, как правило, распадаются.
В подтверждение своих слов приведу несколько выдержек из ленинской работы «О праве наций на самоопределение»:
1) «...для всего цивилизованного мира – типичным, нормальным для капиталистического периода является поэтому национальное государство»;
2) «...национальное государство есть правило и «норма» капитализма, пестрое в национальном отношении государство – отсталость или исключение. С точки зрения национальных отношений, наилучшие условия для развития капитализма представляет, несомненно, национальное государство».
3) «Всякая буржуазия хочет в национальном деле либо привилегий для своей нации, либо исключительных выгод для нее; это и называется «практичным».
4) «Буржуазия всегда на первый план ставит свои национальные требования. Ставит их безусловно».
Поэтому антиленинизм, антисоветизм Солженицына и предложенный им капиталистический путь для России являются в совокупности гремучей смесью.

До свидания!
С уважением
Владимир ЭКАРДТ
Германия





Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=599810


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР. Чем подкупили простых советских людей?
СообщениеДобавлено: Чт авг 13, 2015 7:47 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Незарубцевавшаяся рана державы


Автор: Валентин СИДАК. Начальник секретариата КГБ СССР в 1990—1991 годах.

В отличие от большинства своих коллег по работе в Государственной думе Федерального собрания РФ я никогда не считал и по-прежнему не считаю сидельцев «Белого дома» в октябре 1993 года «последними защитниками Советской власти в нашей стране». Хотя бы по той простой причине, что Советская власть прекратила своё существование не в сентябре — октябре 1993 года и даже не в декабре 1991-го после подписания Беловежских соглашений, а тотчас же после известных августовских событий 1991 года, которые сегодня принято величать «путчем».

Эпитафия

В апреле 1991 года во время памятного всем коммунистам пленума ЦК КПСС (его участниками был поставлен вопрос об отставке М.С. Горбачёва с поста генерального секретаря ЦК КПСС) мне довелось своими глазами наблюдать очень впечатляющую картину, когда судорожно метались из угла в угол после публично заявленного М.С. Горбачёвым желания уйти с поста генсека

А. Вольский, Г. Шахназаров, В. Медведев и ряд других его сторонников. Видел, как они тут же, буквально на коленках, наладили сбор подписей под ими же смастыренным обращением к Горбачёву с призывом типа «Не уходи, отец родной!». Да и В.А. Крючков, к слову сказать, тоже оказался не на высоте политического момента: вместо активной «работы в массах» взял да и повёл Горбачёва в кабинет «Чивасом» отпаивать, моральный стресс генсеку снимать…

Что касается КГБ СССР, то его, как орган защиты безопасности Советского государства, погубило, на мой взгляд, избыточное, в чём-то даже намеренно показное законопослушание и очевидная несамостоятельность в своих действиях из-за постоянно навязываемой с 1957 года линии ЦК КПСС на главенствующую роль партийных установок в сравнении с буквой и духом норм действующего законодательства.

Бог ты мой, сколько сил и энергии угробили впустую (в масштабах целого ведомства!) на создание двух никчёмных, как показали последующие события, документов: законопроектов о КГБ СССР и о системе органов государственной безопасности в СССР! 12 раз рассматривали эти законопроекты — вначале при В.М. Чебрикове, а затем и при В.А. Крючкове — на заседаниях коллегии и на совещаниях руководства КГБ СССР! Куча сотрудников отнюдь не оперативного звена выковала себе на них известность и высокие воинские звания, получила за вылизывание каждой запятой в текстах этих бумажонок самые высокие ведомственные награды. А реального проку-то от этих принятых в мае 1991 года законов много ли сталось в решающий момент бытия СССР, когда государство уже стояло на краю пропасти, находилось накануне дня своей гибели?

Тем не менее свидетельствую: до августовской трагедии КГБ служил Советскому государству и народу. Август 1991 года подвёл под этим служением черту.

К сожалению, заседание было закрытым

Я сидел в кремлёвском зале во время закрытого заседания Верховного Совета СССР, на котором выступили В.С. Павлов, В.А. Крючков и Б.К. Пуго, Д.Т. Язов. Находился то непосредственно позади В.А. Крючкова, то рядом с ним и поэтому имел возможность видеть и слышать не только то, что творится на трибуне или в зале заседаний, но и оценивать общую атмосферу этого важного события. Не один десяток депутатов Верховного Совета подсаживались тогда к В.А. Крючкову и выражали в той или иной форме поддержку мыслям, прозвучавшим в его выступлении. Среди них, кстати, были даже отдельные его недруги, или, скажем так: недоброжелатели. Но основной тезис в высказываниях всех этих депутатов был по сути единым: пора уже что-то делать, словоблудие и увёртливость Горбачёва стали всем поперёк горла.

Я работал тогда начальником секретариата КГБ СССР. Это был своего рода штаб, поскольку другого штабного органа у КГБ не было. Одновременно секретариат выполнял функции и общего отдела, и управления делами, и юридического отдела... И так уж получилось, что именно мне довелось срочно готовить текст выступления В.А. Крючкова на закрытом заседании Верховного Совета СССР: все другие товарищи, готовившие вместе со мной с января 1991 года аналитические наработки, скажем условно, «по тематике ГКЧП», были заняты на выполнении иных, не менее срочных и ответственных заданий.

Одни из них, в частности А.Г. Сидоренко, были задействованы на выборах президента РСФСР в поддержку кандидатуры Н.И. Рыжкова и активно работали в его предвыборном штабе. Другие, как, например, Н.С. Леонов, формировали общественное мнение в самых различных слоях трудового населения страны, способствовали их мобилизации в поддержку усилий КГБ в деле защиты национальной экономики от постоянно растущих преступных посягательств со стороны нарождающегося частного капитала в лице так называемых кооператоров и со стороны отчётливо учуявшей запах наживы части правящего советского директората. У В.И. Жижина, возвратившегося к тому времени на работу в разведку, тоже вполне хватало своих забот в связи с событиями, развернувшимися вокруг скандально известной фигуры народного депутата СССР, бывшего начальника управления внешней контрразведки Первого главного управления КГБ СССР и друга-приятеля А.Н. Яковлева Олега Калугина.

Вот что говорил В.А. Крючков депутатам Верховного Совета Союза ССР в своём выступлении на закрытом заседании советского парламента 17 июня 1991 года:

«Трудно давать всеобъемлющую оценку нынешней обстановке в стране, но реальность такова, что наше Отечество находится на грани катастрофы. То, что я сегодня буду говорить вам, мы пишем в наших документах президенту и не скрываем существа проблем, которые мы охватываем и изучаем. Общество охвачено острым кризисом, угрожающим жизненно важным интересам народа, неотъемлемым правам всех граждан СССР, самим основам Советского государства. Если в самое ближайшее время не удастся остановить крайне опасные разрушительные процессы, то наши самые худшие опасения станут реальностью.

Не только изъяны прошлого и просчёты последних лет привели к такому положению дел. Главная причина нынешней критической ситуации кроется в целенаправленных, последовательных действиях антигосударственных, сепаратистских и других экстремистских сил, развернувших непримиримую борьбу за власть в стране. Откровенно игнорируя общенациональные интересы, попирая Конституцию и законы Союза ССР, эти силы открыто взяли курс на захват власти в стране.

Пока мы рассуждаем об общечеловеческих ценностях, демократических процессах, гуманизме, страну захлестнула волна кровавых межнациональных конфликтов. Миллионы наших сограждан подвергаются моральному и физическому террору. И ведь находятся люди, внушающие обществу мысли, что это — нормальное явление, а процессы развала государства — это благо и созидание.

Резко усилились процессы дезинтеграции экономики, рушатся складывавшиеся десятилетиями хозяйственные связи. Тяжелейший ущерб нанесли народному хозяйству забастовки. Крайне напряжённая обстановка сложилась в сельском хозяйстве…

Всё более угрожающие масштабы приобретает преступность, в том числе организованная. Она буквально на глазах политизируется и уже непосредственно подрывает безопасность граждан и общества. Недовольство народных масс ситуацией в стране находится на критическом уровне, за которым возможен небывалый по своим разрушительным последствиям социальный взрыв…

В период, когда органы исполнительной власти должны действовать особенно энергично и эффективно, не допуская возникновения всеобщего хаоса и анархии, их работу всячески пытаются блокировать, мешают поддерживать конституционный порядок и стабильность в стране. Проявление терпимости, гибкости, стремление решать возникающие проблемы политическими средствами понятны и во многом оправданны. Однако есть пределы, за которыми просто необходимо и власть употребить. Нужны настойчивость и решительность в главном — в защите Конституции СССР, кстати, никем не отменённой, в выполнении воли народа, ясно выраженной на Всесоюзном референдуме о сохранении Союза ССР, обеспечении прав и законных интересов граждан.

Общественно-политический строй, основы государственного уклада — это те вопросы, которые не могут решаться ни руководителями любого уровня, ни какой-либо партией, ни даже парламентом. Это исключительно прерогатива народа…

Совершенно очевидно, что одобренный Съездом народных депутатов и Верховным Советом СССР комплекс мер по выводу страны из кризиса и мероприятия, намеченные на встрече президента с руководителями девяти республик, фактически не выполняются.

В то же время во всех слоях общества нарастают требования навести порядок именно сегодня, пока дело не дошло до самого худшего. Обстоятельства таковы, что без действий чрезвычайного характера обойтись уже просто невозможно. Не видеть этого равносильно самообману, бездействовать — значит взять на себя тяжёлую ответственность за трагические, поистине непредсказуемые последствия.

Уважаемые товарищи депутаты! В ваших руках находится судьба народов нашей огромной страны, Советского государства, от вашей мудрости и решительности зависит, быть или не быть великой державе, сумеем ли мы сегодня остановиться на краю пропасти. Обстановка, видимо, сегодня такова, что требует от всех нас отрешиться от личного, придать должное общегосударственному, и прежде всего — борьбе за сохранение Союза. Всё остальное, мне думается, должно быть подчинено этому…»

Сегодня, с высоты истекшей почти четверти столетия, богатой на самые разнообразные события российской современности, скажите, положа руку на сердце: разве в своём анализе, в своих выводах советские чекисты были тогда не правы? Разве все дальнейшие события не пошли именно по тому сценарию, от которого они безуспешно предостерегали депутатов и общество?

Почему безуспешно? Да хотя бы потому, что настоящими, а не мнимыми государственниками, истинными патриотами оказались очень немногие депутаты. И первый среди них — простой таксист из Харькова Л. Сухов, который по-рабоче-крестьянски, откровенно и без экивоков заявил на заседании: «Я взял бы сегодня на вооружение самый главный лозунг: «Долой Горбачёва и мафиозную группу, которая окружает его!..» Сегодня власти в стране нет… Вы же помните слова председателя КГБ о том, что, если не будет чрезвычайных мер, страна погибнет. Страна уже гибнет. И смешно рассуждать о том, что Кабинет министров может узурпировать власть. В этой ситуации нужны решения…»

Молчать уже было нельзя

А вот решений-то и не последовало! Что нам оставалось делать? Разве только искать поддержки в обществе. Очень жаль, что сделали мы тогда далеко не всё, а кое-что — и вовсе не так, как это следовало бы сделать.

Разве у КГБ не было возможности придать широкой гласности все, без каких-либо купюр, выступления на закрытом заседании Верховного Совета СССР, честно и правдиво отобразить хоть в советской, хоть в зарубежной прессе все без исключения оттенки развернувшейся дискуссии? Кстати, Крючков долго корил себя за то, что не добился тогда такой официальной публикации. Инициатива сделать то заседание закрытым исходила совсем не от выступавших. Разве ЦК КПСС не мог оперативно довести хотя бы по закрытым партийным каналам эту информацию до 19 миллионов коммунистов?

Да запросто! Только Горбачёв в очередной раз «партийной» элите голову замутил, как, впрочем, и на последнем в истории КПСС июньском пленуме ЦК. А в отношении выступавших на заседании Верховного Совета Павлова, Язова, Пуго и Крючкова это событие стало в глазах Горбачёва решающим поводом для вынесения им политического приговора, он их окончательно списал в свой номенклатурный архив…

Выступление В.А. Крючкова не было спонтанным. Первоначально оно задумывалось ещё накануне IV Съезда народных депутатов СССР в декабре 1990 года. Для него и собирались материалы. К сожалению, тогда оно не состоялось. Последовательные попытки органов, отвечавших за безопасность государства, привлечь внимание политического руководства страны к складывавшейся очень тревожной ситуации не встречали поддержки. Более того, они блокировались Горбачёвым. А КГБ к тому времени, после внесения изменений в Конституцию, был замкнут на президента.

Как непосредственный очевидец, могу утверждать, что по крайней мере с начала 1991 года все документы, которые Комитетом направлялись Горбачёву, возвращались обратно фактически без реакции. На второстепенных документах имелись пометки: «Тов. Горбачёву доложено. Согласие получено». На неотложных, касавшихся дестабилизации социально-политической обстановки в стране, не имелось и этого.

А ведь сообщалось и о назревании межнациональных конфликтов, и о дестабилизации обстановки в стране, об экономических диверсиях — прежде всего в создании дефицита товаров повседневного потребления. В том числе по той номенклатуре товаров, по которой он ну никак не мог быть. Все помнят дефицит стиральных порошков. Действительно, в тот период шло переоснащение химпредприятий, государством было закуплено много нового оборудования. Но вся потребность в порошке была с запасом перекрыта и отечественной продукцией, и импортом. Когда потом мы начали проверять, обнаружились заторы на оптовых базах, на крупных складах. Сбои списывали на нераспорядительность чиновников, но ясно, что присутствовал и корыстный интерес. Теневая экономика уже набрала силу.

Второй пример экономической диверсии приводил в выступлении 17 июня B.C. Павлов. По линии КГБ и из других источников были получены достоверные сведения, что против государства разрабатывались широкомасштабные финансовые аферы. Одна из них широко известна — так называемое дело Фильшина. Угроза валютно-финансовой провокации была очень серьёзной. И КГБ, и Госбанк, и другие ведомства заметили, что из оборота вымываются самые крупные купюры. Случись одномоментное предъявление их — напомню, банкноты были обеспечены золотом, а казначейские билеты — всем достоянием государства, — это могло создать очень серьёзный кризис.

Кроме того, в выступлении Крючкова было запущено в оборот словосочетание «агенты влияния». Здесь есть интересная предыстория. Ведь, говоря об «агентах влияния», Крючков процитировал реальный документ, который за подписью Андропова пошёл в своё время в ЦК КПСС. А в основе того, что было направлено в Центральный Комитет, лежал другой подлинный документ, добытый нашей разведкой. Внимание он привлёк к себе тем, что был получен по каналам внешней контрразведки, которую возглавлял небезызвестный Калугин. На нём была его виза. Дело в том, что к этому времени Калугин уже был в поле зрения служб безопасности, для чего были очень веские причины.

Найденный среди записок Службы внешней контрразведки документ привлёк внимание необычностью и был показан председателю КГБ. Тот дал указание выяснить, не нанесёт ли ущерба его обнародование оперативным, политическим и иным интересам. После проверки оказалось, что источнику информации уже ничего не грозит, и Крючков решил процитировать его депутатам. Конечно, это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Те, кто с тревогой воспринимал ситуацию в стране, увидели серьёзное подтверждение своего беспокойства, а наши оппоненты попытались представить дело так, будто началась очередная «охота за ведьмами».

Между тем никаких намерений нарушать Конституцию ни у руководства Комитета, ни в других силовых ведомствах не было. Выступления Павлова и министров в Верховном Совете 17 июня были взвешенными и конструктивными. Так, председатель Кабинета министров СССР Павлов предлагал конкретные меры по улучшению оперативного управления страной, в том числе возвращение правительству права законодательной инициативы и т.п. Дело в том, что ни одного концептуального вопроса правительство, став в декабре 1990 года Кабинетом министров при президенте, без Горбачёва не могло принять. А Горбачёв бездействовал или делал шаги, несовместимые с государственными интересами. Чего стоит только его беседа с госсекретарём США Бейкером! Если бы она была опубликована, сразу бы стало ясно, кто сдавал страну и какой циничный торг при этом шёл.

Считаю, что немалая доля вины во всей трагедии страны лежит и на депутатах. Напомню, что руководство Верховного Совета, в частности И. Лаптев, на заседании не хотело давать слово главе правительства и ведущим министрам. Потом не хотели предоставлять им возможность ответить на вопросы. Что касается Горбачёва, то он в тот день вёл себя безобразно. Сначала демонстративно не явился на ту часть заседания, на которой выступали премьер и министры, хотя многие депутаты требовали его присутствия. Со слов Крючкова я знаю: президент был очень недоволен всеми выступлениями. Он и на заседании открыто начал обвинять — сумбурно, с эмоциями, бессвязно, срываясь на крик — депутатскую группу «Союз», последовательно выступавшую за сохранение СССР, в том, что она якобы дестабилизирует обстановку.

Вариант, не приведённый в действие

Само название ГКЧП — Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР — родилось не на пустом месте. Оно прямо вытекало из особенностей советского законодательства того периода и отражало именно это избыточное стремление к законопослушанию руководства Вооружённых Сил, органов безопасности и правоохранительных органов страны. Ведь существовали всего лишь две правовые возможности введения чрезвычайного положения на отдельных территориях страны: либо через указ президента СССР, либо через решение Верховного Совета СССР.

Ещё в конце марта — начале апреля 1991 года, в период подготовки поездки М.С. Горбачёва в Японию и Южную Корею (президент, как всегда, предпочитал оставаться в тени во время решающих событий, точнее за кулисами театра драмы и трагедии в привычной для него роли кукловода), готовилось введение в действие «первого варианта ГКЧП». Этот вариант основывался на предложениях А.И. Тизякова, который и был истинным автором этой аббревиатуры, хотя в подготовленной им аналитической записке речи о создании «чрезвычайного комитета» первоначально не шло, подразумевалось лишь формирование некой невнятной «комиссии». Тогда же был отработан и организационный алгоритм правового, законодательного обеспечения этого решения, который, к сожалению, так и не был приведён в действие.

Кстати, никаких «печатей ГКЧП», вопреки утверждениям некоторых «взад-вперёд-смотрящих», в тот период не изготавливалось. То, что российские зрители позднее лицезрели на телевидении в заставке передачи то ли Политковского, то ли Млечина, явилось августовским творением умельцев из ЦНИИСТ ОТУ КГБ СССР. Была такая хитрая научно-исследовательская контора в структуре центрального аппарата, там при необходимости могли очень оперативно изготовить всё, что требовалось для дела…

За основу организационного решения был принят уже обкатанный к тому времени механизм чрезвычайного сбора на пленумы членов ЦК КПСС. Предполагалось собрать в Кремле максимально возможное число депутатов действующего состава Вер-ховного Совета СССР, используя для этого любые виды транспорта с целью их экстренной доставки из любых мест пребывания — хоть из глубинки страны, хоть из-за рубежа. Любыми усилиями, не считаясь с величиной затрат. При необходимости были бы задействованы самые различные транспортные средства всех силовых структур. Практическая готовность к осуществлению такого сбора депутатов к августу 1991 года была очень высокой.

Я уверен, что была полнейшая возможность, при строжайшем, самом скрупулёзном соблюдении всех регламентных норм открыть экстренное заседание Верховного Совета СССР не 26 августа, а 23 или даже 22 августа 1991 года. Существовали и абсолютно надёжные гарантии обеспечения необходимого кворума для открытия такого заседания и начала его работы. Каким образом этого можно достигнуть, было бы уже не заботой Председателя Верховного Совета СССР. За ним оставалось лишь само решение о немедленном созыве внеочередной сессии по требованию народных депутатов группы «Союз». Однако этого не случилось.

Хотя при любом реально возможном варианте развития событий обойтись без постановления Верховного Совета СССР, одобряющего или дезавуирующего решения ГКЧП по введению чрезвычайного положения в отдельных районах страны, по закону было решительно невозможно.

Самоубийцы или могильщики?

К сожалению, руководство Верховного Совета СССР не сделало ничего для защиты Конституции СССР, которую никто не отменял да и не мог отменить после мартовского референдума за сохранение Советского Союза.

Ещё горше вспоминать о Верховном Совете РСФСР. Именно российские депутаты того периода стали (за очень редким исключением) истинными могильщиками Советской власти в стремительно разрушаемом Советском Союзе. Да, могильщиками, а отнюдь не её защитниками, хотя формально и назывались депутатами одного из республиканских Советов. И уж совсем точно они не были полномочными представителями и выразителями воли российского народа, проголосовавшего в своём большинстве на референдуме в марте 1991 года за сохранение Союза ССР. Нечего при этом кивать в сторону Прибалтики, Украины, Грузии, Молдавии, Армении и других бывших союзных республик. Россия всегда являлась становым хребтом Союзного государства, его стержнем. Вынули этот стержень — рассыпалась вся держава, иначе и быть не могло.

Опубликовано в газете "Правда" 14-17 августа 2015 г.
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/1 ... 0%B2%D1%8B


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР
СообщениеДобавлено: Ср авг 19, 2015 8:45 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Губительная доза лжи
Дата: 20/08/2015
Тема: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ

К вопросу о причинах разрушения СССР

Дискуссия



Сторонники социализма и их партии не всегда уделяют должное внимание внутренним причинам поражения социализма в СССР. Отсутствие анализа этих причин используется для дискредитации идей и действительности социализма, мешает понять причины трагедии разрушения СССР. Аналитики больше внимания уделяют теоретическим вопросам и внешним воздействиям (ЦРУ, контрреволюционная атака империализма и т.п.), хотя на самом деле решающее значение имели внутренние причины. Перенос внимания с внутренних причин разрушения СССР на внешние удобен, поскольку освобождает от ответственности за произошедшее уничтожение великого государства и дискредитацию идей, обеспечивающих будущее развитие человечества по социалистическому пути, затрудняет возвращение к социализму.
Поэтому заслуживает внимания анализ внутренних причин, которые привели к разрушению СССР. Такого рода попытка предпринята Р. Вахитовым в статье «Радуга мыльных пузырей» опубликованной в «Советской России» («Улики» №3, 2015 г.). Вахитов пытается объяснить, «как относительно высокое материальное благосостояние и социальную стабильность социалистических времен мы променяли на мыльный пузырь потребительской мечты». Статья представляет интерес тем, что вводит в рассмотрение причин разрушения СССР психологические факторы, влияющие на поведение человека. В статье отмечается также, что «в среде левопатриотической оппозиции распространено убеждение, что это произошло вследствие массового обмана населения, каковой был осуществлен перевертышами из партноменклатуры и антисоветской интеллигенцией, которые контролировали практически все СМИ… В результате малейшее сопротивление реформам и даже попытка взглянуть на них критически были нейтрализованы, и население Страны Советов, как загипнотизированное, пошло в направлении номенклатурного капитализма…» Вахитов пишет, что он не верит в это распространенное убеждение и считает, что средний советский обыватель продал СССР со всеми его структурами за три символа благосостояния – машина, квартира, дача. Но согласиться с этим обвинением нельзя, так как советские люди в своей массе не поддержали разрушение СССР, о чем свидетельствуют итоги референдума 1991 года.
В том же номере «Улик» помещено письмо из Германии В. Экардта «Угроза гремучей смеси», в котором высказывается версия о разрушении Советского Союза и приводятся взгляды левой оппозиции: «Да, проблемы были, но не до такой же степени неразрешимые, чтобы необходимо было разрушить советскую плановую экономику и развалить союзное государство – СССР.
Здесь очевиден злой умысел.
В советской системе и государстве играло огромнейшую роль первое лицо. И вот когда на Западе и в США эту особенность советской власти хорошо осознали, начался поиск такого лидера, который своими действиями пусть не разрушил бы советскую систему, но очень бы навредил ей». Противники СССР использовали эту особенность советской системы, но не они ее создали.
Свое несогласие с мнением Вахитова приводит в разделе «Хочу возразить» («Улики» №4 2015 г.) А. Пшеницын в заметке «Палеоконтакт». Автор письма опирается на аргументы демографии и отмечает, что не согласен с главным выводом Вахитова: «…Бывшие советские люди не препятствовали разрушению СССР воинствующими либералами 1980–1990-х и тем самым содействовали им». Пшеницын отмечает: «Внутреннюю измену в принципе обязаны были не допустить Политбюро и соответствующие службы… Измена в Кремле осталась прощелканной не только «конторой», но и высшим генералитетом «непобедимой и легендарной» и руководством МВД… Тема эта огромная и горестная и для отдельного разговора».
Поэтому необходимо вернуться к взглядам левой оппозиции, о которых говорили Вахитов и Экардт, сконцентрировав внимание на внутренних факторах причин разрушения СССР. Анализ внутренних факторов приводит к необходимости поиска ошибок и недостатков в развитии социализма, которые имели место и привели к катастрофическим результатам. Кем и почему был разрушен СССР?
Предательство высшего руководства партии, ложь, клевета и обман – вот основное оружие, с помощью которого был разрушен Советский Союз. Главным разрушителем было высшее руководство Коммунистической партии СССР.
ХХ век – начало эпохи социализма, эпохи планового развития человечества, сменившей стихию капитализма, давшей миру новый путь развития и нового человека-творца. Капитализм создавался, и его экономика отлаживалась столетиями. Экономика и структура общества при социализме были созданы и подготовлены для функционирования даже в чрезвычайных условиях за 20 лет. В эти годы закладывались основы ноосферы – сферы разума, о чем только мечтали ученые. Создавался новый прекрасный мир будущего. Впервые при организации экономики и общества работала не стихия, а вновь создаваемая система по правилам – как нужно для советского общества, а не для его отдельных индивидов. В советское время при Сталине была показана необычайная эффективность социализма, плановой экономики и творческих возможностей человека. Выдающийся организатор американской промышленности Г. Форд еще до войны сказал: «Коммунистические вожди взялись за осуществление плана, который по своему объему и значению превосходит все, что знала история в области великих и смелых предприятий». Социализм и эпоха Сталина открыли ранее невиданные возможности для творчества и развития советского народа, создателя новой цивилизации и эффективной экономики, нового общества и нового человека.
Создателем социализма и его достижений вместе с советским народом был Сталин, который стал знаменем эпохи, олицетворением новой цивилизации. Разрушение социализма и СССР началось с дискредитации советской эпохи и Сталина, проведенной Хрущевым, который превзошел Иуду, оболгал и оклеветал Сталина. Десакрализация Сталина и коммунистического движения – социализма – была проведена Хрущевым по недопустимой для политического деятеля глупости и подлости. Хрущев убил не имя Сталина, а СССР и идею социализма. Министр обороны СССР Д. Устинов сказал: «Ни один враг не принес столько бед, сколько принес нам Хрущев своей политикой в отношении прошлого нашей партии и государства, а также в отношении Сталина».
Оценка деяний Хрущева была дана как сторонниками, так и противниками социализма и СССР. В 1964 г. в парламенте Англии на праздновании 90-летия У. Черчилля был предложен за него тост как за самого ярого врага России. В ответ У. Черчилль сказал: «К сожалению, сейчас имеется человек, который нанес вреда Стране Советов в 1000 раз больше, чем я. Это Никита Хрущев, так похлопаем ему!»
В заявлении ЦК Коммунистической партии Китая и Албанской партии труда было сказано: «Коммунисты Китая и Албании, все истинные коммунисты мира клеймят позором хрущевскую клику, надругавшуюся над именем и делом Сталина, над его телом, тайком от народа и коммунистов вынесенным из Мавзолея Ленина–Сталина… Преступные действия Хрущева и его сподручных будут иметь долговременные последствия, они приведут к перерождению, а затем к разрушению СССР и КПСС...»
Не обращая внимания на эти предупреждения, в СССР продолжили линию на дискредитацию Сталина и социализма. И если ложь Хрущева, несмотря на многолетнее противодействие аппарата ЦК КПСС, в основном опровергнута, то сопутствующая дискредитация социализма и работа по его разрушению при активном участии партийного руководства и М.С. Горбачева привела к гибели СССР. О целях своей политики «перестройки» М.С. Горбачев откровенно высказался в 1999 г. на семинаре в Американском университете в Турции: «Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма… Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране… А для ее достижения я должен был заменить все руководство КПСС и СССР, а также во всех социалистических странах».
В последние годы ложь, посеянная Хрущевым, поддерживаемая партийными идеологами и руководством, стала получать достойный отпор. Положение изменилось, и пришло осознание того, что все перевертывающая критика Сталина и его эпохи была первым этапом и вместе с тем важнейшим средством борьбы против социализма и СССР. После устранения диктата партийных органов и частичного открытия в архивах дел, связанных с прошедшим временем, наши историографы стали уклоняться от беззастенчивой хрущевско-волкогоновской лжи и клеветы на Сталина и советскую эпоху, но и сейчас для их очернения используют широкий спектр лжи, особенно на Отечественную войну и преступления 1937 г.
Для советских людей большое значение имели обвинения Сталина в поражениях начала Великой Отечественной войны против фашистской Германии, которая занимает особое место в нашей истории и является большой трагедией и самым большим триумфом в истории России. В многочисленных публикациях так называемых «шестидесятников» и их последователей представлен весь спектр лжи, обмана и клеветы от утверждения типа «если бы победил Гитлер, то мы уже давно бы пили баварское пиво» до «победа достигнута не благодаря, а вопреки руководству КПСС и Сталина».
В настоящее время ложь и клевета Хрущева и его последователей об ответственности Сталина за упущения при подготовке страны к войне и поражение в начальный период полностью разоблачена. Теперь убедительно показано, что Сталин сделал все возможное для подготовки страны к войне и организации ее победы. Как отмечает Британская энциклопедия: «В течение десятилетия СССР действительно был превращен из одного из самых отсталых государств в великую индустриальную державу, это один из факторов, который обеспечил советскую победу во Второй мировой войне». Различные аспекты и вопросы подготовки к войне и ее начала рассмотрены в многочисленных статьях и книгах, где показано, что ответственность за неудачи в начальный период войны несут наши высокопоставленные военные. Их ошибки и иногда преступная халатность, а также сила немецкого удара послужили причиной поражения в начале войны. Но, несмотря на эти поражения и потери, Сталин привел народы СССР к величайшей военной победе в российской истории, что утверждает даже ЦРУ.
Решая задачи фальсификации истории, обличители Сталина выдвигают вопрос о репрессиях и ответственности за преступления 1937-го. Возможность обсуждать вопросы истории без давления аппарата ЦК КПСС показала, что активные участники репрессий свалили свои преступления на Сталина и одновременно прикрыли себя от ответственности. Главный обличитель Сталина Хрущев имеет большой личный вклад в создание культа личности и ответственность за репрессии и преступления.
Как отмечал Р. Косолапов, появились две новые формы классовой борьбы, порожденные советской действительностью.
Проникновение чужеродных элементов в правоохранительные органы и мозговые структуры общества. В результате они оказались засорены и даже захвачены проходимцами и негодяями. Самые большие негодяи под личиной коммунистов, такие, как Ягода, находились во главе органов, которые должны были охранять социализм. Были эти высокопоставленные деятели коммунистами? Информация об их личных свойствах, которая стала доступна, показывает, что это были в лучшем случае стяжатели и карьеристы, а в худшем – сознательные, но маскирующиеся враги советской власти. Об этом говорят материалы обысков у Ягоды и других высокопоставленных деятелей. Не исключено, что обвинения некоторых из них маскировали аналогичные неприглядные материалы на подонков элиты, которая объявила Сталина виновником своих преступлений и нанесла жестокий удар по коммунистическим идеям и реальному социализму.
Внутри органов также были противники социализма, которые старались вредить, уничтожая настоящих коммунистов и честных людей: «идейные» – троцкисты и сторонники прошлого мира, а также карьеристы. В производственной и научно-культурной сфере в репрессиях значительна роль карьеристов, которые с помощью доносительства и демагогии добивались освобождения желаемых вакансий и карьерного роста, продвижения своих идей и решений. Авиаконструктор А.С. Яковлев приводит слова И.В. Сталина: «Толковый человек, хорошо работает, ему завидуют, под него подкапываются. А если он к тому же человек смелый, говорит то, что думает, – вызывает недовольство и привлекает к себе внимание подозрительных чекистов, которые сами дела не знают, но охотно пользуются всякими слухами и сплетнями...» Свой вклад внесла и бытовая сфера, где доносительство давало возможность решать личные и бытовые проблемы. Истинную картину репрессий искажают также признания, полученные под влиянием различных воздействий. Все это создало вакханалию 1937 г., когда, помимо очистки страны от враждебных элементов и противников Советской власти и социализма, было уничтожено много его приверженцев – активных, инициативных и грамотных.
Сталину при помощи сторонников его курса удалось остановить разгул массовых репрессий. В ноябре 1938 г. за подписями Молотова и Сталина вышло постановление, осуждавшее безответственное отношение к следственному процессу и грубое нарушение установленных законом процессуальных правил, чем нередко пользовались антисоветчики. «Они сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные документы, привлекая к уголовной ответственности и подвергая аресту по пустяковым основаниям и даже вовсе без всяких оснований, создавали с провокационной целью «дела» против невинных людей, а в то же время принимали все меры к тому, чтобы укрыть и спасти от разгрома своих соучастников по преступной антисоветской деятельности. Такого рода факты имели место как в центральном аппарате НКВД, так и на местах».
Ю. Жуков показал, что массовые репрессии были развязаны партократией в борьбе против сталинского проекта конституции, предполагавшего альтернативные выборы с участием нескольких кандидатов. Открытие архивов, многие документы которых все еще недоступны для исследователей, поможет установить истинную картину той эпохи. Сам Сталин и некоторые его соратники выступали за максимальное развитие инициативы и творчества народа. При правильных основных решениях Сталину не угрожал рост демократии, рост контроля со стороны народа, снизу. Предательство национально-государственных интересов в высших эшелонах власти СССР и ошибки сторонников социализма, приведшие к необоснованной катастрофе великую державу, лишь подтвердили наличие тех внутренних сил, которые успешно использовали геополитические противники России для ее разрушения. Клевета и ложь на Сталина уводят от анализа ошибок и недостатков, следствием которых явился развал великой державы и мировой социалистической системы.
Как отмечали Р. Баландин и С. Миронин, в жизни общества психологические факторы играют огромную и пока еще недостаточно оцененную специалистами роль. Они во многом определяют эффективность экономики, не говоря уже о военном времени. Необходимость учета влияния психологии в политической жизни и на общественные процессы, высокое значение психологического фактора при формировании общественного сознания отмечали на форумах РУСО и «Марксовых чтениях». И.А. Гундарев писал в «Экономической и философской газете» о значении психологии и ее воздействии на общественное развитие: «К концу ХХ века человечество вышло на новый этап развития, где социальные процессы стали формироваться силой не только экономических, но и психологических законов».
Необходимость учета психологии, определяющей поведение не только масс, но и отдельного человека, приводит к пониманию причин перерождения коммунистического строительства в СССР. Энгельс предупреждал: «Как только коммунисты придут к власти, к ним тот час же примажутся всякого рода прохвосты и постараются прибрать партию к своим грязным рукам». Об этом предостерегал и Ленин: «Не одно глубокое и могучее движение в истории не обходилось без грязной пены – без приспосабливающихся к неопытным новаторам авантюристов и жуликов, хвастунов и горлопанов». Создатели нового мира не учли инерцию и психологию прошлого. Эта грязная пена с добавлением скрытых врагов социализма, негодяев и предателей захватила власть в стране. Вина Сталина в том, что он не всегда умел разглядеть в своем окружении лиц, ловко маскирующихся под коммунистов, и создал условия для их процветания.
В культе личности главное – не Сталин, а культ должности и иерархическая система, в которой высокий пост предполагает высокую мудрость. В сознание советских людей номенклатурой был внедрен этот удобный для нее, создающий руководству психологический комфорт принцип, который стал губителен для СССР. Его ошибочность доказали Коммунистическая партия и наша страна, когда после смерти Сталина высокий пост стали занимать карьеристы, не отмеченные печатью мудрости, и негодяи, для которых личное благополучие являлось целью жизни. При отсутствии надлежащего контроля выбор номенклатуры проводился по личной преданности, а не по уму и работоспособности. Поэтому преуспевали конформисты и карьеристы, а не люди дела. Снятие после ХХ съезда контроля КГБ за деятельностью партийной и советской номенклатуры усугубило положение с кадрами. Партийный аппарат, кадровики ЦК подбирали номенклатуру по своему образу и подобию. И хотя наверх прорывались инициативные, знающие, деловые, большинство в верхнем эшелоне партийной власти составляли карьеристы и проходимцы, предатели, Ельцины, Горбачевы и им подобные, или конформисты, соглашатели, неспособные отстаивать свои взгляды и убеждения даже в критической ситуации развала и гибели страны.
Иерархическая система организации партии и общества с культом должности, когда высокий пост предполагает высокую мудрость, при отсутствии контроля народа ведет к централизму без демократии. Как отмечал Д.И. Должиков: «Централизм без демократии культивирует заорганизованность, подчиненчество, вождизмопочитание и безынициативность всех низовых структур партии и как результат – отсутствие творческой заинтересованности и навыка заниматься самоуправлением, то есть, вдумайтесь, утверждать и проводить в жизнь суть коммунистического образа жизни – народовластие!» Этот культ противоречит духу коммунистического движения и приводит к системе управления без обратной связи, устранению народа от контроля за руководством страны, с неизбежностью ведет общество к катастрофе.
Влияние обратной связи в управлении советским обществом показано во многих работах, в том числе В.П. Петрова, который отмечал: «Со всей определенностью можно констатировать, что обратная связь в партийном и государственном каналах управления была чрезвычайно слаба, и столь же слабы были возможности селекции кадров. Последняя трансформировалась в «кадровую интригу», при которой наверх, как правило, поднимались не самые способные и квалифицированные работники (их надо было опасаться, а то подсидят), а посредственные, зато самые угодливые, пронырливые приспособленцы. Это и привело к постепенной концентрации в руководящей элите нетворческих, посредственных, неквалифицированных, безответственных руководителей, единственным помыслом которых было руководящее кресло…
Негодное руководство страны послужило причиной застоя в экономике и других негативных явлений со всеми вытекающими отсюда следствиями. И причиной всего этого была слабая обратная связь в системе управления советским обществом».
Следует отметить, что на нижнем уровне управления советским обществом обратная связь имелась. Еще в 1930 г. был издан указ о народном контроле, позволяющий осуществлять эффективный контроль за действиями органов власти, особенно на нижнем уровне, а на верхнем уровне управления никаких законодательных запретов критики руководства и генсека не было. Действовали не законодательные запреты, а только психология, гипноз высокой должности, мудрости высокого поста.
Управление без учета влияния обратной связи и психологических факторов резко усилило сдвиг в карьерной селекции, когда наверх выходят беспринципные карьеристы и более осторожные приспособленцы. Усугубила эту селекцию война, когда у лучших было место на фронте, миллионы этих лучших ушли из жизни, а другие заняли их место. Сталин за счет жесткого контроля эффективности работы частично компенсировал этот сдвиг. Во время Сталина, как отмечал А. Шевякин, при потере контроля снизу был крайне жесткий контроль сверху, что заставляло руководителей всех рангов интенсивно работать и думать. Помощники и ведущие исполнители выбирались исходя из их способности к созидательной творческой работе, которая иногда требует риска для карьеры, действия вопреки общему мнению.
После Сталина снижение контроля и обратной связи, позволяющей исправлять ошибочные решения и находить лучшие, влияло не только на кадровую политику, но и непосредственно на экономику и научно-технический прогресс, где эффективность определялась по затратным показателям. Действие этих показателей рассматривалось Д.В. Валовым, который считал необходимым для определения темпов экономического роста применять оценки, исключающие повторный счет прошлого труда, и ликвидировать зависимость фонда зарплаты от объемных валовых показателей. К середине 80-х годов необходимость изменения системы управления экономикой в советском обществе стала несомненной. Генеральный авиаконструктор О.К. Антонов писал: «Особенно противоречит интересам общественного производства оценка работы по величине издержек, по массе израсходованных материалов, рублей. Это все равно что оценивать работу ТЭЦ не по выработке электроэнергии и тепла, а по количеству сожженного угля: чем больше сжег, тем лучше работал». Руководители экономики страны не устраняли эту очевидную нелепость, что дает Д.В. Валовому основание утверждать: «Безусловно, Запад, Горбачев и Ельцин внесли свою лепту в развал Советского Союза. По моему убеждению, смертельной раной, которая в конечном счете и послужила объективным фактором развала советской экономики, была затратная система управления экономикой. Она не позволяла использовать огромные преимущества социализма, что негативно сказывалось на повышении благосостояния народа». И даже при этих условиях, несмотря на ошибки в управлении, о которых говорили не только экономисты, экономика социализма, общественной собственности на средства производства, сохраняла эффективность, еще достаточную для успешного функционирования и роста, чтобы и сейчас служить базой для существования и развития в будущем.
Нельзя не отметить также роль в крушении страны общественных наук, высокопоставленные представители которых, как отмечал С.Г. Кара-Мурза, активно участвовали в разрушении как мировоззрения советского человека, так и экономики страны. Только научных работников в области исторических, экономических и философских наук в 1985 г. было 163 тыс. человек. Гораздо больше таких специалистов с высшим образованием работало в госаппарате, народном хозяйстве и социальной сфере. И даже эта армия обществоведов под влиянием гипноза не могла остановить распад страны, когда под предлогом реформ перешли к ее разрушению.
Так называемые реформы в России лишь усугубили недостатки в управлении обществом, связанные с учетом психологии и обратной связью. Противникам либерал-демократов не удалось организовать необходимое противодействие разрушительным реформам. Либерал-реформаторы ликвидировали обратную связь в управлении обществом и контроль власти народом. После фашистского переворота Ельцина народ практически исключен из воздействия на органы управления. Либерал-демократы подбирают в органы управления и властные структуры себе подобных. В результате во власть попадают профессионально неподготовленные и нравственно неполноценные руководители. Воздействие народа на управление ходом реформ полностью исключается, что привело к невиданному в истории саморазрушению страны, ее экономики, основных параметров и сфер жизнедеятельности.


Леопольд СТАРЧИК, доктор технических наук, профессор






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=600629


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР
СообщениеДобавлено: Чт авг 27, 2015 8:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Двойное предательство


Автор: Олег СТЕПАНЕНКО. г. Минск.


События конца августа — начала сентября 1991 года, последовавшие за провалом ГКЧП, стали завершающим этапом антисоветской, антисоциалистической, буржуазной контрреволюции в СССР. Руководство России открыто разваливало страну, частью которой эта республика являлась. Деяние более чудовищное и циничное трудно даже представить.

По планам Гитлера

После Победы в архивах гитлеровской Германии обнаружили документы, раскрывавшие главный замысел её главарей: навсегда уничтожить СССР, чтобы он не смог возродиться.

«Задачи нашей политики… должны… идти в том направлении, чтобы… органически выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования… освободив тем самым Германскую империю на будущие века от восточной угрозы» (из речи рейхслейтера Розенберга, одного из главных идеологов нацизма, о политических целях Германии в предстоящей войне против Советского Союза, произнесённой 20 июня 1941 года, за два дня до вероломного нападения гитлеровцев на СССР). «Речь идёт не только о разгроме государства с центром в Москве. Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается… в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их» (из замечаний и предложений по генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС, представленных как документ особой важности Нюрнбергскому военному трибуналу).

Изуверская суть замысла очевидна. Страны, побеждённые в войне, порой поднимались, набирали силу и даже побеждали своих победителей — в истории таких примеров немало. А вот государства, раздробленные на части, уходили в небытие.

Именно такую казнь и такую судьбу готовили гитлеровцы нашей стране. И дробление её считали важнее военной победы. Остриё замысла было нацелено против основной державной опоры страны — русского народа, который намеревались прежде всего оторвать от других братских народов.

Зловещий замысел полностью совпадал с целями США. Ещё в октябре 1918 года правительство президента Вильсона разработало план расчленения России на отдельные «самостоятельные области». Официальная карта её, составленная госдепартаментом для Парижской мирной конференции, включала лишь Среднерусскую возвышенность. Вся остальная территория, пояснялось в приложении, — «большие области, каждая со своей экономической жизнью».

Естественно, США подхватили то, что не успело выполнить фашистское руководство. В июле 1959 года конгресс утвердил закон «О порабощённых нациях», чётко определивший главную стратегическую цель новых претендентов на мировое господство: «США должны стремиться к расчленению советского монстра на 22 государства». В числе их, кроме пятнадцати республик Союза, были семь государственных образований на территории РСФСР, среди которых — Сибирь, Дальний Восток, «Идель-Урал», «Казакия».

Казалось бы, руководство России, более 80 процентов населения которой — русские, должно было как зеницу ока беречь государственное единство СССР. Но руководство стало главным тараном, разрушавшим страну. Российские власти крушили её под лозунгами «Долой Советскую власть!.. Долой Компартию!.. Освободимся от сталинизма!..» Под теми же лозунгами воевали против СССР власовцы. И так же клялись, что выступают за интересы России. Разница в том, что власовцы шли на свою страну с оружием в руках, а российское руководство разваливало её без автоматов, ракет и танков. И в том, что власовцы служили фашистской Германии, а у российских властей, устанавливающих буржуазный режим, был новый хозяин.

К этому хозяину ещё в сентябре 1989 года прилетел на смотрины Борис Ельцин. И там, подчёркивая своё отношение к стране, гражданином которой являлся, перед телекамерами с нескрываемой издёвкой, врастяжку, через губу, произнёс: «ЭС-ЭС-ЭС-ЭР», «КА-ПЕ-ЭС-ЭС», «КА-ГЕ-БЕ». Принимавшие его высокие чины США рукоплескали. И хотя Ельцин занимал тогда далеко не первостепенную должность — председателя Комитета Верховного Совета СССР по вопросам строительства и архитектуры, с ним встретился и доверительно беседовал президент Джордж Буш. При вступлении в должность он, как и положено, давал клятву, что будет неукоснительно исполнять все законы США. В том числе и Закон о порабощённых нациях.

И для выполнения главного стратегического плана, заложенного в этом законе, Бушу и его команде позарез нужен был такой человек, как Ельцин.

США сделали всё, чтобы с помощью своих агентов и прозападников, набиравших силу в российских правящих кругах, привести его к власти. Ещё на подступах к Кремлю, возглавив Верховный Совет, он полностью оказался под внешним управлением. Важнейшие для России государственные вопросы решали американские советники и посол США в Москве (в то время — Джек Мэтлок, а затем Роберт Страусс).

Доверие своих хозяев Ельцин оправдал с лихвой. Декларация о суверенитете России была принята аккурат в день рождения Буша. И именно Бушу он сразу же доложил из Беловежья о последнем ударе по «советскому монстру», нанесённом под его, ельцинским, началом: «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает своё существование».

План, который гитлеровцы не сумели реализовать в годы их кровавой агрессии, был выполнен властями «новой России» с помощью националистов из других республик в мирное время. Развалив СССР, они предали тех, кто сражался и погибал за нашу общую Родину. Предали Победу.

Мастера исторического подлога

Чем обернулось это предательство, известно. Новые государственные образования, выкроенные из огромной территории Советского Союза, покатились в пропасть. Начался запланированный западными хозяевами крах крупнейшего геополитического обрубка СССР — России. Были угроблены её жизненно важные отрасли — от самолётостроения, станкостроения — основы развития промышленности (выпуск станков с 1986 до 2014 года упал в 70 раз) до сельхозмашиностроения: в 24,5 раза уменьшилось с 1990 года производство тракторов, в 20 раз — зерноуборочных комбайнов. Рухнуло сельское хозяйство. Россия производит сейчас молока в 1,8 раза (почти вдвое) и мяса — на 15 процентов меньше, чем четверть века назад!

Потери её экономики за это время достигли пяти триллионов долларов. Напомню: прямой материальный ущерб, который нанесли оккупированным территориям Советского Союза гитлеровцы, определённый Государственной комиссией по довоенным ценам, составил 679 миллиардов рублей, или 128 миллиардов долларов. Если учесть, что с того времени доллар США «усох» (девальвировался) примерно в семь раз, материальный ущерб России после того, как нынешний режим «выкроил» её из СССР, превысил ущерб, нанесённый гитлеровцами, вшестеро!

И уже только слепой не видит, что она превратилась в сырьевой придаток, полуколонию Запада: экспорт машин и оборудования в дальнее зарубежье упал впятеро, а продажа (в долларах) нефти, газа, металлов и различного сырья в 2012 году в 50 раз превысила объём продажи машиностроительной продукции. Доля иностранного капитала в основных подвидах промышленности — от добывающей до энергетического машиностроения — возросла до 50—75 процентов. Подорвана возможность самостоятельного инновационного развития. Почти все комплектующие для информационных технологий (микрочипы, процессоры) и основное программное обеспечение создаются на Западе. До 95 процентов доходит доля иностранных комплектующих в российских судовых машинах и приборах. А доля импорта в станкостроении, по данным минпромторга, в прошлом году превысила 90 процентов. От 60 до 90 процентов достигла она в тяжёлом машиностроении, электронной и лёгкой промышленности.

Но самое страшное — людские потери. Непосредственная убыль (превышение смертности над рождаемостью) с 1990 по 2011 год составила 12,8 миллиона человек, снижение естественного прироста населения по сравнению с советским уровнем — 16,8 миллиона. В итоге Россия потеряла 29,6 миллиона человек — больше, чем весь Советский Союз за годы войны с фашизмом.

Никогда ещё в мирное время ни одна крупная страна не переживала такого краха.

Масштабы его российское руководство скрывает как может. А виновником очевидной для всех экономической катастрофы объявило Советскую власть. Неспособная, мол, к развитию социалистическая экономика впала в застой, что и привело к «распаду» СССР и проблемам «новой» России.

Что тут скажешь? Разве то, что сказала в ноябре 1991 года на заседании Американского нефтяного института Маргарет Тэтчер: «Советский Союз — это страна, представляющая серьезную угрозу для западного мира… Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта у него был примерно в два раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков. Сложилась весьма трудная для нас ситуация».

И вправду. Средний прирост внутреннего национального продукта в СССР с 1946 по 1985 год (после Победы до горбачёвской перестройки) составлял семь процентов, а в США — 3,2 процента. Советская экономика развивалась в 2,2 раза быстрее! ВНП СССР за это время, по данным ЦРУ, вырос с 25 до 56 процентов от ВНП США. Если в 1960 году объём промышленной продукции СССР по сравнению с США составлял 55 процентов, то через 20 лет, в 1980 году, — уже более 80 процентов.

Даже в «застойную» пору (1981—1985 годы) валовой национальный продукт прирастал в СССР почти в полтора раза быстрее, чем в США. И, несмотря на урон, нанесённый перестройкой, в 1990 году Советский Союз производил больше, чем Соединённые Штаты, металлорежущих станков и минеральных удобрений — в полтора раза, тракторов — почти в пять раз, цемента — в 1,8, хлопчатобумажных тканей — в два раза, в 1,3 раза — стиральных машин, в 3,3 — сахарной свёклы, в 1,6 — молока, в 1,4 — яблок, выплавлял в 1,8 раза больше стали, добывал в полтора раза больше газа и нефти, почти вдвое превосходил США по улову рыбы и добыче других морепродуктов.

По индексу развития человеческого потенциала — интегральному показателю уровня жизни и экономики, который определяет ООН, — в 1990 году СССР достиг 26-го места в мире. Для сравнения: Россия сейчас — на 57-м.

Новым властителям России всё это — что кость в горле. Как и потрясшие человечество советские научно-технические достижения: первая в мире атомная электростанция, построенная всего через девять лет после разрушительной кровавой войны, а затем, через три года, — первый в мире спутник и первый в мире атомный ледокол. А вскоре как величайший прорыв в будущее — первый полёт человека в космос. «Советы опередили нас прежде всего в области образования, — признал тогда президент США Джордж Кеннеди. — Чтобы ликвидировать это отставание, мы должны радикально изменить наше образование, использовав всё лучшее, что есть у них».

И всё же самой большой помехой для тех, кто пытается перечеркнуть достижения Советской власти, стала Победа. Как объяснить, что при той «негодной» власти, с её «не способной к развитию» экономикой, страна выдержала удар почти всей Европы, объединившей экономический потенциал под знамёнами Гитлера, и разгромила его «непобедимые» полчища? И вправду, как? Но правители и глашатаи нынешнего режима нашли «объяснение»: «Победу одержал народ — вопреки Советской власти». И вот уже десятки фильмов, сотни книг и «научных» трудов, перекроенные школьные учебники и «документально обоснованные» телепередачи почти «доказывают» эту «бесспорную истину».

Да, Победу одержал народ. Но не просто народ, а советский народ. И одержал не вопреки, а благодаря Советской власти. Это признавали даже главари вермахта, разгромленного на нашей земле. «Гитлер и германский генштаб недооценили не только ресурсы Советского Союза и боеспособность Красной Армии, но и прочность советской системы», — писал в книге «Утерянные победы» фельдмаршал Эрих фон Манштейн.

Именно советской системой, Советской властью была создана возможность для обеспечения Красной Армии ресурсами, необходимыми для Победы. Плановая социалистическая экономика стала основой стремительных довоенных темпов развития, в 5—10 раз превосходивших капиталистические. Уже в 1937 году СССР вышел по объёму промышленного производства на первое место в Европе. А когда под ударом чудовищной и отлаженной в европейских сражениях военной машины вермахта наша страна понесла тяжелейшие потери, сдав часть своей территории (другие — капиталистические — страны, не выдержав гораздо меньшего удара гитлеровцев, капитулировали), в Советском Союзе была совершена невиданная по масштабам плановая переброска промышленности на восток. С июня по декабрь 1941 года из районов, которым угрожала оккупация, эвакуировали и перебазировали за Волгу, на Урал, в Казахстан, Среднюю Азию и Сибирь 2593 предприятия, причём 1533 самых крупных, включая 1360 оборонных, — уже в первые три месяца войны.

Это были в основном машиностроительные заводы, работавшие в системе разветвлённой кооперации. И советское руководство выполнило ещё одну, казалось бы, неразрешимую в таких условиях задачу — обеспечило плановую синхронность ввода на новых местах заводов-смежников.

«Эвакуацию промышленности во второй половине 1941-го и начале 1942 года и её «расселение» на востоке следует отнести к числу самых поразительных организаторских и человеческих подвигов Советского Союза во время войны», — писал известный английский публицист Александр Верт.

Не забуду, как крупный исследователь в области организации машиностроительного производства доктор технических наук Николай Сидорович Сачко, недавно ушедший из жизни, рассказывал: «Американцы налаживали производство истребителя после выхода чертежей из КБ через полтора года, японцы — через год, а мы (он работал тогда в Новосибирске на авиационном заводе имени В.П. Чкалова) — через полгода. И выпускали полк (28—30 самолётов) в день! Капиталистам такое и не снилось».

Уже в 1942 году СССР превзошёл Германию по выпуску боевых самолётов в 1,9 раза, танков — в 3,9 раза, орудий всех видов — в 3,1 раза. А за годы войны советская промышленность, несмотря на потерю многих заводов, выпустила в 2,2 раза больше, чем германская, танков, в 1,5 раза — орудий, в 4,5 раза — миномётов. Она произвела 119635 самолётов, а немцы с помощью всей оккупированной Европы — 80600. Не было такой современной техники, таких машин и оборудования, которые не могла бы производить наша промышленность.

Разгром фашистской Германии стал не только военной и политической, но и экономической победой советского социалистического строя, Советской власти.

Вместе с этой правдой о войне нынешние российские правители стараются вытравить и самое главное.

Роковой удар

Они упорно замалчивают, что победители — оставшиеся в живых и павшие в смертельных схватках с фашистами — шли в бой не просто за Родину, а за Советскую Родину — страну, избравшую путь к социальной справедливости, что составляет смысл человеческого бытия. «Когда справедливость исчезает, то не остаётся ничего, что могло бы придать ценность жизни людей», — писал философ Иммануил Кант. Извечная тяга к справедливости была главной опорой русской души. Лучше всего, со свойственной истинному таланту глубиной понимания, сказал об этом Фёдор Михайлович Достоевский: «Высшая и самая резкая характеристическая черта нашего народа — это чувство справедливости и жажда её».

Путь, выбранный Советской страной, был не просто созвучен — полностью отвечал этой главной черте народа. Даже противник Октябрьской революции Николай Бердяев, философ, почитаемый нынешним российским режимом, вынужден был признать: «Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба».

Воспринятое народами, населявшими великую державу, стремление к справедливости как смыслу бытия стало высшей духовной ценностью, объединившей их в советский народ. И помноженный на это стремление патриотизм превратился в неодолимую силу. Где, когда, в какой стране могло быть, чтобы более четырёхсот человек закрыли своими телами амбразуры, 506 экипажей направили горящие самолёты на вражеские колонны, а около шестисот лётчиков и 160 танкистов пошли на тараны врага? Где, в какой стране было, чтобы, выдержав нечеловеческие пытки, но не выдав товарищей, погибли тысячи и тысячи партизан и подпольщиков? Многие из них уходили в бессмертие юными, как Зоя Космодемьянская, Олег Кошевой и его друзья — краснодонские молодогвардейцы, или совсем детьми, как Герои Советского Союза пионеры Саша Чекалин, Лёня Голиков, Зина Портнова, Марат Казей и Валя Котик.

Всё это стало проявлением советского патриотизма — сплава извечной любви к Родине и готовности защитить новое, справедливое жизнеустройство. Даже Никита Михалков — один из тех, кто рушил основы советской жизни, предавал и крушил нормы советской морали, утомлённый своими последними киновыкидышами, признал: «Если бы солдаты увидели, как изменились наши идеалы, они бы отказались идти в бой».

На защиту близких своей душе идеалов, через кровь, смерть и муки, люди шли — от мала до велика — осознанно. Подхватывая, как писал Александр Твардовский в пронзительно-исповедальном стихотворении «Я убит подо Ржевом», знамя у тех, кто выполнил свой последний долг.

Чтоб за дело святое,

За Советскую власть

Так же, может быть, точно

Шагом дальше упасть.

Основатели нынешнего режима, развалив нашу Родину и отказавшись от социальной справедливости, совершили двойное предательство. И устроили России двойную казнь. Если отрыв от братских республик пошатнул её экономику, как, собственно, и всю жизнь, то отказ от социальной справедливости нанёс ей роковой удар. Отказ этот, в общем-то, и стал первопричиной развала великой державы: подорвана была главная ценность, объединявшая её, служившая её духовно-государственной скрепой. Но в то же время он стал и основной внутренней причиной экономического краха «новой» России, режим которой отверг принцип «каждому — по труду». Понятный и близкий народу курс на социальное равенство (не уравниловку: крупный учёный получал более высокую зарплату, чем Генеральный секретарь ЦК КПСС), обеспеченный общественной, государственной собственностью, был подменён другим: обогащайся, хватай что можешь. И новые господа набросились на общее, народное достояние: банкротили предприятия, «прихватизировали» самые лакомые куски. В 1991 году государству принадлежал 91 процент основных средств, в 1994-м — уже 30,2, сейчас — не более восьми процентов.

Разнузданный грабёж в мутной стихии рыночной живодёрни, заменившей плановое хозяйство, вкупе с неэффективностью частнособственнической экономики многократно увеличил потери от расчленения державы. Он-то и привёл к основному ущербу, во много раз превысившему тот, что был нанесён гитлеровцами.

Ограбив государство, новые хозяева лишили народ основных социальных завоеваний Советской власти: бесплатного получения жилья, бесплатных медицинского обслуживания и образования. Третью богатств России завладели 110 человек. По данным независимых экспертов, доходы 10 процентов самых богатых россиян превышают доходы 10 процентов наиболее бедных в 40—45 раз (в советское время это соотношение, называемое децильным коэффициентом, не превышало 4). В 2012 году средняя зарплата служащего в 25 ведущих банках была больше средней зарплаты по России в 101 раз. А доходы олигархов — в тысячи раз! И это в стране, где по глубинному наблюдению тончайшего знатока русской души Антона Павловича Чехова, «даже мужик, одурманивающий себя водкой… больше всего любит справедливость».

Допустить, чтобы народ полностью осознал, в какой омут его столкнули, верхушка российского режима не может. Как не может допустить, чтобы всем, особенно молодёжи, стало ясно, что в битве с фашизмом люди наши защищали не просто Родину, а Советскую Родину с её идеалом социальной справедливости. И что Советская власть и Победа нераздельны.

Обман как способ выживания

Потому-то и стараются нынешние хозяева России перечеркнуть достижения Советской власти, а заодно и вытравить из людской памяти её победные символы. Отменили Красное знамя, вдохновлявшее народ на подвиги. Вместо прославленных гвардейских знамён с портретом Ленина, с которыми дивизии Красной Армии переломили хребет фашизму, воинским частям всучили уродливо размалёванные самоделы, не имеющие отношения к Великой Отечественной. И даже в День 75-летия Победы ленинский Мавзолей, на который равнялись полки, уходившие в 41-м с легендарного парада на Красной площади прямо в бой, с трибуны которого их напутствовал Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, — Мавзолей, ставший одним из главных символов Победы, власть спрятала за фанерной декорацией. И у орденов и медалей, которые она сегодня штампует, стёрла сходство с наградами победной войны.

А стране навязала реанимированную символику царской России как государства «процветавшего» и «успешного». Хотя «процветание» это и «успешность» были удручающими. По размерам валового национального продукта на душу населения Россия уступала всем развитым странам: США, например, — в 9,5 раза, Англии — в 4,5, Канаде — в 4, Германии — в 3,5 раза. Она не могла произвести ни танков, ни автомобилей, а самолёты (за 1914—1917 годы было собрано всего 94 «Ильи Муромца») оснащала импортными двигателями и приборами. На русских эсминцах, крейсерах и линкорах стояли немецкие и шведские турбины, английские гирокомпасы и дальномеры.

Выступая в Думе, граф Владимир Бобринский, латифундист, имевший в Тульской губернии 13 тысяч десятин, говорил: «Мы знаем, что население у нас на душу потребляет приблизительно 16,5 пуда муки в год, тогда как в самых бедных странах, например, в Алжире, потребляется 24 пуда». Николай II, за время правления которого от голода умерло около восьми миллионов человек, издал указ «О приготовлении хлеба из барды и соломенной муки, как могущего заменить употребление обычного ржаного хлеба». И всё же, несмотря на голод, Россия вывозила хлеб. Отвечая на обвинения в преступности такой политики, царский министр финансов Иван Вышнеградский заявил с трибуны Госдумы: «Сами недоедим, а вывезем!»

«Процветание» царской России дополняли ужасающая нехватка врачей и невиданно высокая смертность, особенно — детская: в возрасте до одного года из каждой тысячи новорождённых умирали 263 ребёнка, в то время как в Швеции — 70. А из детей старше девяти лет грамотных было 27 процентов (без учёта Закавказья и Средней Азии), тогда как в США даже среди негритянского населения — вдвое больше.

И, главное, Россия продолжала отставать от развитых стран: если в 1850 году соотношение её ВВП к ВВП Германии, например, равнялось 4 к 10, то в 1913-м — уже 3,3 к 10. И из всей внешней задолженности всех стран мира, составлявшей к началу 1917 года 16385 миллионов долларов по паритету, на Россию приходилось 5937 миллионов долларов — 36,2 процента. Такой долг она никогда бы выплатить не смогла. И была обречена превратиться из зависимой страны в полуколонию.

Почему же нынешние российские правители прославляют её «успешность»? Обман — способ выживания обанкротившихся политиков, которые пытаются доказать, что вся разруха, устроенная в стране, идёт не от них, а от Советской власти, «прервавшей динамичное развитие царской России». Изощрённый обман пропагандистские лакеи режима обрушили и на близких сердцу народа героев войны, принявших мученическую смерть. В официозных изданиях и на экране они устроили вторую казнь Зое Космодемьянской, Олегу Кошевому и его друзьям: опошляя светлые образы, вытравили из них советскую душу, а из их подвига — советские корни.

А с какой злобой открыли огонь по комиссарам Великой Отечественной! А ведь комиссары и политруки первыми шли под пули, и гитлеровцы считали их главными врагами. «Их следует немедленно, то есть ещё на поле боя, отделить от остальных военнопленных… После проведённой сортировки их надлежит уничтожить», — требовала «Директива об обращении с политическими комиссарами», изданная Верховным командованием вермахта.

В обычном своём духе, без зазрения совести, прорежимные пропагандисты перечёркивают, по геббельсовским лекалам, истинную — организующую и вдохновляющую — роль Коммунистической партии, её руководства в войне и Победе. И умалчивают, что в боях погибли более трёх миллионов коммунистов — 35 процентов от числа всех боевых потерь. И что роты, батальоны, полки поднимал в атаку призыв: «Коммунисты, вперёд!» — и рядовые солдаты партии первыми бросались в огненный смерч. Но эти — коммунистические корни советской Победы нынешние российские правители стараются вытравить из народной памяти.

И действуют они рука об руку с Западом, позицию которого чётко сформулировал американский журналист Гаррисон Солсбери в рецензии на книгу Константина Симонова «Живые и мёртвые», опубликованной в «Нью-Йорк таймс бук ревью» в 1962 году («Правда» недавно напомнила его слова): «Россия была спасена не благодаря своей коммунистической системе, а вопреки ей».

Антисоветизм нынешних хозяев России, замешенный на антикоммунизме, — это всё та же власовщина, обвиняющая за своё предательство и служение чужеродным интересам Советскую власть. Но обмануть весь народ невозможно. Эту бесспорную истину подтвердило отношение россиян к Дню независимости, высказанное перед его юбилеем.

Когда предают национальную идею

«12 июня — это траурный день России. 25 лет назад мы своими руками разрушили нашу страну при активном содействии Запада. И к полной власти в России пришли такие существа, как Ельцин, Чубайс, Гайдар, Березовский, и прочие нелюди! Это день, когда над Россией взвился власовский триколор!»… «Почему в нашем историческом случае эта дата стала поводом для праздника? Нам, вероятно, покажется странным, если инвалид будет ежегодно отмечать день, когда ему ампутировали обе ноги. Да, это, возможно, повод помнить этот день... Но праздновать?» Подобными откликами заполнен Интернет.

Как показали опросы, проведённые ВЦИОМом, больше половины россиян вообще не могли вспомнить название праздника 12 июня. И это — после 25 лет настойчивых попыток власти навязать его всему народу, после феерических торжеств, ежегодно устраиваемых ею от Балтики до Тихого океана. Конечно, многие, особенно молодёжь, от которой скрыли подлинную историю страны, принимают участие в таких праздничных шоу. Но народ, его большинство, видит, чувствует душою обман.

Выступая в день 25-летия независимости России, Владимир Путин сделал знаковое, по оценке официозных СМИ, заявление: «…Идеалы патриотизма настолько глубоки и сильны, что никому никогда не удавалось и не удастся перекодировать Россию, переделать под свои форматы. Нас невозможно отлучить, оторвать, изолировать от родных корней и истоков».

Но ведь именно нынешний режим перекодировал Россию, переделал её под чужеродный формат. Отлучил, оторвал, изолировал от родных корней и истоков её души, испокон веков рвущейся к справедливости, которую обеспечивает коммунистическое жизнеустройство — «русское явление, русская судьба». Понимая это, Николай Бердяев писал: «Третий Интернационал есть … русская национальная идея».

От русской национальной идеи и отказался нынешний режим. Первые шаги в этом глобальном предательстве на государственном уровне сделал иудушка Горбачёв, позже признавшийся на семинаре в Американском университете в Турции: «Целью моей жизни было уничтожение коммунизма». Остальную работу довершила российская верхушка.

Отбросив главную ценность — стремление к справедливому жизнеустройству, российская власть сломала скрепы, объединявшие наши народы. Великая страна была не только разрушена — на корню была подрублена возможность её воссоединения. Несмотря на договор, Россия и Белоруссия так и не создали полноценное Союзное государство. Под диктовку Запада, используя механизм рыночной живодёрни, Кремль стал наносить удары по экономике братской россиянам республики, не отказавшейся от советских устоев жизни.

Развальные процессы внутри недостроенного Союзного государства в последнее время лишь усилились. Как и внутри только что созданного Евразийского экономического союза. Российское руководство выталкивает Белоруссию со своего рынка, покупая аналогичную продукцию в странах дальнего зарубежья. И республика вынуждена спасать свою экономику. Лишь треть продукции, сообщил президент республики Александр Лукашенко, намечено отправлять на рынки Евразийского экономического союза (в основном это Россия, доля торговли с которой за последние 20 лет упала почти вдвое), треть — в страны Евросоюза, ещё треть — в страны Азии, Ближнего Востока, Латинской Америки и Африки.

Торговые связи сегодня всё больше переходят от простого «купи-продай» к созданию совместных предприятий и тесной кооперации, созданию единых производственно-экономических организмов. И Россия, и Белоруссия, как видим, создают их с другими странами. Таким образом, подрывается возможность создания своего общего единого экономического организма, а значит, и восстановления единого государства.

Запад может торжествовать. Бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт как-то сказала: «Наша задача состоит в том — поскольку это в наших интересах, — чтобы управлять последствием распада Советской империи». Но даже управлять не надо: всю геростратовскую работу проводит сама российская верхушка, руководствуясь принципами и ценностями, которые заложены в её мозги под началом западных стратегов.

По этим принципам продолжается разложение российского общества. Кто бы мог подумать, что за каких-то два десятилетия оно будет настолько перекодировано, что в погоне за прибылью людей начнут убивать поддельными лекарствами. А чтобы завладеть собственностью — земельным участком, заводом (что «при Советах» вообще было недопустимо) или простой квартирой, — людей станут истязать, закапывать живьём. Казнокрадство, мздоимство, проституция и мошенничество стали делом обыденным, а пропасть между теми, кто купается в роскоши, и теми, кто прозябает в нищете и бедности, достигшая чудовищных размеров, продолжает стремительно расти.

Капитализм уничтожает Россию и её народ. Остановить этот смертельный процесс можно только одним способом: сменить общественный строй, построить новое общество — общество социальной справедливости.

Опубликовано в газете "Правда" 28-31 августа 2015 г.
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/2 ... 0%B2%D0%BE


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР
СообщениеДобавлено: Чт окт 01, 2015 10:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Горбачевщина
Дата: 01/10/2015
Тема: УЛИКИ

Кадровые чистки и развал страны

Думы о прошлом и будущем


У генсека закружилась голова


Рассказ о кадровых перестановках в ЦК КПСС и Политбюро я начну с деятельности Комиссии по реабилитации. Она была создана вскоре после избрания Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачева и должна была рассматривать дела граждан, репрессированных не только в 1937 году, но и в другие годы. Председателем Комиссии утвердили меня. В состав Комиссии вошли член Политбюро, секретарь ЦК КПСС А.Н. Яковлев, член Политбюро, Председатель КГБ СССР В.М. Чебриков, Генеральный прокурор, министр внутренних дел СССР, заведующий административным отделом ЦК КПСС и др.
Сразу же и возникли вопросы, на которые и ответить-то некому. Первый вопрос. После XX съезда КПСС, как известно, работа по реабилитации репрессированных проводилась, комиссии работали. Чем объяснить, что на каком-то этапе эта работа была прекращена? В связи с этим высказывались самые различные версии и предположения. Одно из них: работа прекращена по указанию Н. Хрущева. Основания для беспокойства у него были. Председатель КГБ В. Чебриков несколько позже проинформировал меня, что в Комитете есть документы, подтверждающие, что Хрущев, работая на Украине и в Москве первым руководителем партийных организаций, возглавлял «тройки», по решению которых в Москве было репрессировано несколько десятков тысяч человек, а на Украине в несколько раз больше.
Второй вопрос: куда подевались документы из некоторых уголовных дел? Кто мог их взять и с какой целью? Одни говорят, что это могли сделать сотрудники НКВД (КГБ), чтобы скрыть совершенные ими преступные действия при проведении следственных мероприятий. Другие дают понять, что документы исчезли и уничтожены по указанию сверху. При этом никаких фамилий не называют.
Столкнулись мы с часто встречающимися в уголовно-правовой практике случаями, когда подследственный на допросах категорически отвергает предъявляемые ему обвинения, а затем полностью их признает не только при допросе, но и в заявлениях на имя руководителя НКВД (КГБ). Так поступили Бухарин, Рыков. На допросах они полностью и в категорической форме отрицали свою причастность к каким-либо действиям как враги народа. Затем ими были написаны заявления на имя Ежова в июне 1937 года. Заявления короткие, в несколько строк. В них они полностью признают предъявленные им обвинения.
Настойчиво высказывалась мысль, что в деле Бухарина, как и в других делах, в ход шли угрозы в адрес членов семьи. Говорили, что нужных признаний добивались путем побоев и пыток. Однако ни документов, ни заявлений устного характера от потерпевших, подтверждающих такие высказывания, я не видел и о них не слышал. В силу служебных обстоятельств мне довелось поговорить со многими, кто пострадал от репрессий. Все, с кем удалось поговорить, не подтверждали случаев избиений при допросах. На мой вопрос чаще всего отвечали: «Меня не трогали, а как других, не знаю…»
Первым на Комиссии было рассмотрено дело правотроцкистского блока Бухарина–Зиновьева и др. Все они были реабилитированы. По итогам первого решения Комиссии А.Н. Яковлевым было проведено совещание редакторов центральных газет, на котором он рассказал о порядке работы реабилитационной Комиссии, об итогах рассмотрения уголовного дела правотроцкистского блока. Договорился о порядке освещения в печати и других средствах массовой информации работы Комиссии по реабилитации пострадавших от репрессий.

***

Следует сказать, что после моего ухода на пенсию в 1988 году А.Н. Яковлев направил работу Комиссии таким образом, что она стала орудием антикоммунистических сил. Деятельность яковлевской Комиссии внесла немалую лепту в очернение советского прошлого.
О роли А.И. Яковлева в разрушении нашей страны уже немало написано, поэтому ограничусь лишь некоторыми сведениями о нем. В1985 году Яковлев был назначен заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС и позже стал главным идеологом горбачевской «перестройки». В то время о нем ходили всякие слухи, в частности, о его антипатриотизме, вспоминали статью Яковлева 70-х годов, написанную с русофобских позиций. В.А. Крючков говорит в своей книге: «Я ни разу не слышал от Яковлева теплого слова о Родине, не замечал, чтобы он чем-то гордился, к примеру, нашей победой в Великой Отечественной войне. Меня это особенно поражало, ведь он сам был участником войны, получил тяжелое ранение. Видимо, стремление разрушать, развенчивать все и вся брало верх над справедливостью, самыми естественными человеческими чувствами, над элементарной порядочностью по отношению к Родине и собственному народу. И еще – я никогда не слышал от него ни одного доброго слова о русском народе. Да и само понятие «народ» для него вообще никогда не существовало».
Однако мы не могли даже представить, какого человека выбрал себе М.С. Горбачев на роль главного идеолога. В 2001 году А.Н. Яковлев, вспоминая о своей деятельности, признавался: «На первых порах перестройки нам пришлось частично лгать, лицемерить, лукавить – другого пути не было. Мы должны были – и в этом специфика перестройки тоталитарного строя – сломать тоталитарную коммунистическую партию».
А во вступительной статье к изданию «Черной книги коммунизма» на русском языке Яковлев говорит: «После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды «идей» позднего Ленина. Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработала (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» – по революционаризму вообще.
Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика – механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма – сработала».
Именно Яковлев, с согласия Горбачева, начинает широкие кадровые перестановки в партии, убирая из политической жизни лиц с «неподходящими» взглядами и используя самые различные методы. Так было, например, с талантливым и энергичным редактором журнала «Коммунист» Р.И. Косолаповым. Его освободили от работы и отправили преподавать в Московский университет. Ричард Иванович был одним из немногих, за кем, как говорится, присматривали и после ухода из журнала. «Присмотр» заключался в том, чтобы не позволить этому способному человеку вновь продвинуться по служебной и общественной лестнице. Последующие события показали, что A.Н. Яковлев очень хорошо знал идеологические кадры. Р.И. Косолапов оказался не просто сторонником социализма и сохранения СССР, но и развернул активную деятельность в этом направлении.
При этом многих людей А.Н. Яковлев использовал, что называется, «втемную». Так, им был использован огромный авторитет в партии Е.К. Лигачева, для того чтобы оправдать проводимую Горбачевым «перестройку». Когда же Е.К. Лигачев стал выступать в Политбюро с защитой социализма, то было уже поздно. Контролируемые Яковлевым СМИ с ног до головы обливали его помоями, а затем Горбачев вывел Е.К. Лигачева из руководства.

***

Впрочем, первые чистки в партии М.С. Горбачев провел сразу после своего избрания Генеральным секретарем ЦК КПСС. Одними из первых в 1985 году были выведены из состава Политбюро ЦК КПСС Г.В. Романов, Н.А. Тихонов, B.В. Гришин. На личности Г.В. Романова мне бы хотелось остановиться подробнее. Он возглавлял Ленинградский обком партии, в 1976 году был включен в состав Политбюро, а с 1983 по 1985 год работал секретарем ЦК КПСС.
За годы, когда Г.В. Романов возглавлял Ленинградский областной комитет КПСС, наметились позитивные сдвиги, произошедшие в сельском хозяйстве, в сфере культуры, в образовании и здравоохранении Ленинградской области. Здесь вступили в действие ряд крупных сельскохозяйственных строек, был сделан значительный шаг вперед в развитии промышленного птицеводства. Памятником тех лет по праву стали огромные корпуса птицефабрик и других агропромышленных объектов. Сельское хозяйство Ленинградской области вышло на совершенно новый уровень.
При Г.В. Романове за 10 лет было построено почти 100 миллионов квадратных метров жилья. Дома, конечно, не ахти какие, панельные. Но квартирную проблему тогда помогли решить. Очень много было сделано при Романове в сфере культуры. Получила значительный толчок в развитии система сельских библиотек. Строились Дома культуры.
В личном отношении Григорий Романов производил впечатление человека глубоко порядочного, принципиального. Еще его отличала ровность в обращении с людьми, кто бы ни был перед ним.
В 1983 году его пригласили в Москву, Ю.В. Андропов поручил ему курировать военно-промышленный комплекс. Романов пользовался явной поддержкой и К.У. Черненко. Все это вызывало недовольство М.С. Горбачева, который уже тогда, видимо, «примеривался» к роли Генерального секретаря. Отношения между Горбачевым и Романовым были натянутыми. Горбачев использовал разные методы, чтобы представить его в негативном виде.
Именно тогда всплывает легенда о необыкновенно роскошной свадьбе дочери Григория Васильевича, устроенной им будто бы в Таврическом дворце. Мало того, для свадебного стола Г.В. Романов якобы приказал взять из Эрмитажа царский парадный сервиз на 144 персоны. Сенсацию выдал немецкий журнал «Шпигель». «Радио Свобода» и «Голос Америки» статью пересказали. Романов молчал, считая неправильным комментировать заграничные сплетни. Все это было полным бредом, и Ю.В. Андропов говорил Григорию Васильевичу: «Не обращай внимания. Мы знаем, что ничего подобного не было». Кто предоставил информацию немецкому журналу об этой будто бы справлявшейся в Таврическом дворце свадьбе? Мы этого так и не узнали, однако фактом остается то, что эта легенда помогла Горбачеву очернить Г.В. Романова.
Почти сразу же после вступления в должность М.С. Горбачев удаляет Г.В. Романова из Политбюро, а на XXVII съезде КПСС в начале 1986 года Горбачев и Яковлев существенно изменили состав ЦК, Политбюро и Секретариата, введя туда своих людей. Затем происходит кампания по массовой замене министров, завотделами ЦК, секретарей обкомов КПСС, председателей исполкомов.
За три года было обновлено 85% состава ЦК, что намного превышало показатели 1934–1939 годов, когда они составили около 77%. Апофеозом кадровых перестановок стала XIX партийная конференция 1988 года, когда по ее завершении из состава Политбюро и ЦК КПСС были выведены А.А. Громыко и В.И. Долгих. Та же участь постигла и меня.

***

...После решения Политбюро об уходе Д.А. Кунаева на пенсию состоялся Пленум ЦК КПК, избравший 16 декабря 1986 года Первым секретарем Г.В. Колбина. Он не пользовался поддержкой в республике (Казахской ССР), и к тому же нарушалось установленное еще при Сталине правило, когда Первым секретарем нацкомпартии избирали представителя соответствующего народа.
Назначение Г.В. Колбина вызвало массовые волнения в Алма-Ате. Их можно было бы предотвратить, если бы Кунаеву дали возможность выступить перед народом. Для решения этого вопроса Д.А. Кунаев прибыл в ЦК КПК около 11 часов утра 17 декабря. Он просидел в приемной Первого секретаря два часа, а около 13 часов Колбин заявил ему, что он свободен и может отдыхать, с ситуацией справятся без него.
Вскоре волнения охватили весь город. Толпы народа собрались у телецентра. К охранникам подошли люди с арматурными прутами в руках и потребовали, чтобы те (а это все были русские) встали перед ними на колени. Возникла драка, и одного охранника убили. Молодой парень, 28 лет, жена и двое детей остались. Еще несколько человек были убиты.
Разорили много магазинов, учреждений. Отняли грузовые автомобили и с флагами разъезжали по всей Алма-Ате.
Мне позвонил Горбачев и попросил вылететь в Алма-Ату во главе Комиссии по расследованию этих чрезвычайных происшествий. Когда мы прилетели, экстремисты готовились к решающему выступлению. Председатель КГБ доложил, что во всех дворах вооружаются, подгоняют откуда-то машины.
Приняли решение срочно заблокировать выходы из дворов и продержали их там до середины дня.
На 12 часов назначили республиканский партийно-хозяйственный актив. Зал на две с половиной тысячи мест был полон, даже в проходах сидели. Я выступил, дал оценку событиям. Сказал, что из любого положения нужно искать мирный выход. Решили, что все присутствующие будут нести полную личную ответственность за свои области, районы, предприятия и организации.
Назарбаева попросил собрать Совет Министров, и договорились, что я приду на это заседание. Совет Министров прошел в целом спокойно. Местные руководители валили все на молодежь. Я не согласился. Говорю: «Давайте поедем сейчас на рынок и спросим, кто все это затеял. Люди знают».
Огромнейший богатейший базар, и все забито народом.
– Михаил Сергеевич, здравствуйте! – кричат.
– Откуда вы меня знаете? – спрашиваю.
– Вы же у нас работали и в Алма-Ате, и в Караганде.
– Что же вы тут молодежь так распустили, что они взбунтовались? – спрашиваю.
– Михаил Сергеевич, не верьте. Пусть на молодежь не сваливают. Это все начальство затеяло. Они там кресла никак поделить не могут.
Так мы прошли через весь базар, а за мной целая толпа. Работники КГБ не знали, что делать. Я их успокоил. Никто меня убивать не будет.
Зашел в большой магазин, толпа за мной. Выйти было трудно. С крыльца магазина стал говорить с людьми. Сказал, что я здесь пять лет проработал – и в Алма-Ате, и в Караганде. Отношения между казахами и русскими всегда были прекрасные.
– Очень прошу вас, – сказал я. – Не принимайте участия в беспорядках и не давайте этого делать своим родным, друзьям и знакомым.
Затем были встречи в Академии наук, в университете, в институтах.
Постоянно связывался с Москвой, с Горбачевым. Он просил меня побыть в Казахстане, пока обстановка не наладится. Спрашивал, в чем причина. Я отвечал: «Это национализм. Колбина нужно убирать».
Через некоторое время позвонил Назарбаев, уже в Москву, и сказал, что прочитал мою записку о событиях в Алма-Ате и не согласен с тем, что главной причиной является национализм.
– Жаль, что вы не пошли со мной на алма-атинский рынок, – ответил я ему. – Там было огромное число простых людей, которые хором говорили, что весь этот бунт был затеян начальством из-за того, что Первым секретарем избрали русского…
Как можно оценить эти события? Назначение Колбина – это ошибка Горбачева или преднамеренная провокация? Следует отметить, что после волнений в Алма-Ате были привлечены к уголовной ответственности практически все работники, входящие в ближайшее окружение Д.А. Кунаева. Это бывший его помощник Д.Б. Бекежанов, управляющий делами ЦК Компартии Казахстана А.Г. Статенин, начальник ХОЗУ Совета Министров Казахской ССР А.В. Лысый, начальник спецдивизиона УГАИ М.И. Акуев. Исключены из членов КПСС бывший второй помощник первого секретаря ЦК В.В. Владимиров, начальник личной охраны КГБ А.И. Горяйнов.
Первым секретарем ЦК КПК был избран Н.А. Назарбаев, ставший впоследствии одним из могильщиков Союза ССР.
Теперь я думаю, что главной причиной беспорядков в Казахстане был все же не национализм – хотя и это имело место, – а интриги, нити которых плелись не только в Алма-Ате, но и в Москве. Национализм стал разменной картой в деле разрушения СССР и орудием в руках антисоветских сил. Кстати, и Назарбаев позже отдал национализму свою дань.

***

В 1988 году М.С. Горбачев и А.Н. Яковлев продолжают разрушать партию. Ими был разработан план реорганизации работы ЦК. Он предложил создать комиссии по идеологии, по организационным, экономическим, аграрным, международным и другим вопросам, причем каждую из них должен был возглавить член Политбюро. Естественно, такая реорганизация мотивировалась задачами улучшения деятельности ЦК КПСС. Однако на самом деле здесь преследовалась и другая цель: создание комиссий автоматически похоронило Секретариат ЦК.
Было допущено серьезнейшее нарушение Устава КПСС, поскольку в нем прямо говорилось о Секретариате как о постоянно работающем органе ЦК. После создания комиссий заседания Секретариата прекратились сами собой. Партия оказалась лишенной оперативного штаба руководства. Это сразу пагубно сказалось не только на деятельности самого ЦК, но горько аукнулось в обкомах и крайкомах партии. Резко снизилась исполнительская дисциплина, ослаб контроль. Одной из важных функций Секретариата было обобщение полезного опыта в партии в целом. Но отраслевые комиссии вынудили партийцев разбрестись по своим сусекам. Центр как бы провалился, провисли управленческие связи.
Секретариат не собирался около года, хотя официально об этом не сообщалось. Прекращение заседаний Секретариата и утверждение главным идеологом партии Медведева означало, что истинным вершителем политики партии становился Яковлев.
В то же время, как отмечает Е.К. Лигачев, в сознание Генерального секретаря стали внедрять так называемый «синдром Хрущева». В газетах постоянно раздувались слухи о «заговоре» против М.С. Горбачева, и в первую очередь называли Лигачева. Он перестал вписываться в команду Горбачева, заново переформированную с приходом Яковлева и в связи с начавшейся переориентацией целей перестройки. Поэтому слухи о «заговоре» были просто выгодны Яковлеву.
А.Н. Яковлев изобрел образ врага перестройки. Этот термин – «враг перестройки» – впервые появился на страницах «Московских новостей». Как пишет Е.К. Лигачев, такой зигзаг политики означал, по сути дела, что само понятие «перестройка» негласно подменялось понятием «большого скачка». Те, кто проявлял осторожность перед таким скачком, предпочитая постепенность и преемственность, процесс обновления социализма без изменения его основ, объявлялись сторонниками прежних командно-бюрократических методов, силами торможения, а обобщенно – как политический символ – консерваторами.
Апофеозом кадровых чисток Горбачева стала «охота на ведьм», объявленная после знаменитого письма Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами» в газете «Советская Россия». По указанию Яковлева в редакцию «Советской России» внезапно нагрянула из ЦК КПСС комиссия, которая принялась изучать подлинник письма Нины Андреевой, всю технологию его подготовки к печати, тщательно допрашивала на этот счет сотрудников редакции. Кстати, само появление комиссии было обставлено необычно. Главному редактору позвонили из ЦК, предупредив о намерении направить в редакцию проверяющих. Но едва он успел положить трубку телефона, как эти проверяющие уже вошли к нему в кабинет. Оказывается, они уже ждали в приемной. Этот «классический» прием преследовал цель не дать «замести следы», как говорится, «схватить с поличным».
Потом была редакционная статья в «Правде», написанная А.Н. Яковлевым и фактически призывающая к расправе с «врагами перестройки». За ней последовала настоящая травля так называемых антиперестроечных сил. «Прорабы перестройки» без зазрения совести, не обращая внимания на отсутствие фактов, принялись клеймить «консерваторов». В результате в апреле 1989 года на пленуме ЦК КПСС было снято с работы 110 человек, избранных лишь три года назад с подачи самого Горбачева на XXVII съезде.
В Москве проводником идей Горбачева, до своего конфликта с ним, был сменивший В.В. Гришина на посту Первого секретаря московского обкома КПСС Б.Н. Ельцин. Он заявлял: «У нас в Москве идет такая перестройка, что в тюрьмах не хватает мест для всех, кого хотим посадить». Из 33 райкомовских секретарей в Москве были смещены 23, причем некоторые несколько раз.
Можно заметить, что любимая тема либералов, в том числе и в их националистической разновидности, о том, что после М.С. Горбачева у власти осталась старая советская номенклатура. Это полное вранье. К власти пришли те, кто возвысился в процессе горбачевских чисток. Очевидно, что развала СССР старые кадры Горбачеву не позволили бы, именно это и предопределило чистки.

***

О целях своей политики «перестройки» М.С. Горбачев предельно откровенно высказался в 1999 году на семинаре в Американском университете в Турции. Он сказал:

«Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми. Меня полностью поддержала моя жена, которая поняла необходимость этого даже раньше, чем я. Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране. Именно поэтому моя жена все время подталкивала меня к тому, чтобы я последовательно занимал все более и более высокое положение в стране. Когда же я лично познакомился с Западом, я понял, что не могу отступить от поставленной цели. А для ее достижения я должен был заменить все руководство КПСС и СССР, а также во всех социалистических странах.
Моим идеалом в то время был путь социал-демократических стран. Плановая экономика не позволяла реализовать потенциал, которым обладали народы социалистического лагеря. Только переход на рыночную экономику мог дать возможность динамично развиваться.
Мне удалось найти сподвижников в реализации этих целей. Среди них особое место занимает А.Н. Яковлев и Э.А. Шеварднадзе, заслуги которых в нашем общем деле просто неоценимы.
Мир без коммунизма будет выглядеть лучше. После 2000 года наступит эпоха мира и всеобщего процветания. Но в мире еще сохраняется сила, которая будет тормозить наше движение к миру и созиданию. Я имею в виду Китай.
Я посетил Китай во время больших студенческих демонстраций, когда казалось, что коммунизм в Китае падет. Я собирался выступить перед демонстрантами на той огромной площади, выразить им свою симпатию и поддержку и убедить их в том, что они должны продолжать свою борьбу, чтобы и в их стране началась перестройка. Китайское руководство не поддержало студенческое движение, жестоко подавило демонстрацию и… совершило величайшую ошибку. Если бы настал конец коммунизму в Китае, миру было бы легче двигаться по пути согласия и справедливости.
Я намеревался сохранить СССР в существующих тогда границах, но под новым названием, отражающим суть произошедших демократических преобразований. Это мне не удалось. Ельцин страшно рвался к власти, не имея ни малейшего представления о том, что представляет собой демократическое государство. Именно он развалил СССР, что привело к политическому хаосу и всем последовавшим за этим трудностям, которые переживают сегодня народы всех бывших республик Советского Союза.
Россия не может быть великой державой без Украины, Казахстана, кавказских республик. Но они уже пошли по собственному пути, и их механическое объединение не имеет смысла, поскольку оно привело бы к конституционному хаосу. Независимые государства могут объединиться только на базе общей политической идеи, рыночной экономики, демократии, равных прав всех народов.
Когда Ельцин разрушил СССР, я покинул Кремль, и некоторые журналисты высказывали предположение, что я буду при этом плакать. Но я не плакал, ибо покончил с коммунизмом в Европе. Но с ним нужно также покончить и в Азии, ибо он является основным препятствием на пути достижения человечества идеалов всеобщего мира и согласия.
Распад СССР не приносит какой-либо выгоды США. Они теперь не имеют соответствующего партнера в мире, каким мог бы быть только демократический СССР (а чтобы сохранилась прежняя аббревиатура СССР, под ней можно было бы понимать Союз Свободных Суверенных Республик). Но этого мне не удалось сделать. При отсутствии равноправного партнера у США, естественно, возникает искушение присвоить себе роль единственного мирового лидера, который может не считаться с интересами других (особенно малых государств). Это ошибка, чреватая многими опасностями, как для самих США, так и для всего мира.
Путь народов к действительной свободе труден и долог, но он обязательно будет успешен. Только для этого весь мир должен освободиться от коммунизма».

К путаному объяснению М.С. Горбачева могу добавить следующее. Он лжет, когда утверждает, что боролся лишь за уничтожение коммунизма, а СССР-де хотел спасти. Горбачев по-прежнему хочет быть в центре внимания, угодить своим друзьям-либералам, но одновременно представить себя патриотом-государственником. Однако он не мог не понимать, что своей политикой уничтожает в первую очередь Советский Союз. К этой цели объективно были направлены все его действия, признает он это или нет. Горбачев войдет в историю как разрушитель великой державы, принесший неисчислимые бедствия ее народам, Иуда и Герострат в одном лице, – и этот приговор будет окончательным…

***

За долгие годы своей жизни я работал на всех ступенях производства, партийной и государственной деятельности. Я имею право утверждать по собственному опыту работы, что в Советском Союзе, вплоть до осуществления придуманной Горбачевым перестройки, забота о человеке, его жизни и здоровье была первейшей обязанностью любого руководителя. Обидно, правда, что не все это делали. Но нельзя не признать тот факт, что советский человек имел мощную социальную защиту от бесчинства пробравшихся в руководящие кресла негодяев, бюрократов, морально и политически разложившихся дельцов, хапуг.
С приходом к власти так называемых «демократов», Ельцина и ельцинистов, особенно после того, как они разрушили Советский Союз, великое государство мира, разогнали и запретили КПСС, разрушили самую передовую, самую надежную в мире социальную защиту, должной заботы о человеке, начиная с его рождения и до ухода из жизни, со стороны государства и всех его управленческих структур просто не стало.
Я не хочу быть большим пессимистом, но если не пересмотреть проводимые реформы – а это могут сделать только другие люди и другие руководители, то большинство населения ожидает одна дорога – на погост. России не станет. Значительная часть населения это понимает. Но много и таких, кто все еще чего-то ждет. Людям, которым стало жить невмоготу, которых на каждом шагу обижают, пожаловаться некому. Достучаться даже до самого маленького чиновника невозможно. В руководстве России не хотят заниматься людьми, для них это мелкий вопрос, забывают, что из мелочей состоит вся жизнь человека. Поэтому на каждом шагу можно слышать, что сейчас обратиться не к кому. Раньше, при советской власти, мы могли обратиться с личным письмом или заявлением в любой хозяйственный, партийный или советский орган и решить так или иначе свои проблемы.
Сейчас обращаться за помощью, повторяю, по сути дела, не к кому. Кто от этого страдает? В первую очередь рядовые люди. А как поживают «новые русские», к которым относят появившихся и непрерывно появляющихся новых миллиардеров? Эта прослойка общества появилась, пожалуй, в самые сжатые в мире сроки. За счет чего? За счет наглого, циничного обворовывания народа через приватизацию, когда огромные богатства государства шли и продолжают уходить в руки частных собственников, банкиров, компрадорской буржуазии. Они уже сейчас застроили самые доступные москвичам места отдыха своими огромными домами с большими участками земли. В этих домах нередко десятки комнат, подземные гаражи, бассейны, бани, холлы для приема гостей и прочие излишества. И все это делается на глазах руководителей страны, иные из которых сами участвуют в ограблении народа и создании воровского капитала, в том числе и за счет недвижимости. За ними шествуют чины пониже и антинародная, насквозь прогнившая часть интеллигенции...
Россия продолжает скатываться в число отстающих по всем показателям – экономике, социальным вопросам. На западном берегу нам уже давно сигнализируют: «Давайте, причаливайте, есть уютная бухта между «Угандой» и «Нигерией»…
Возрождение России может осуществиться только в том случае, если это станет делом общенародным, той самой национальной идеей, которую пока безуспешно ищут нынешние реформаторы. Думаю, что среди россиян не найдется желающих вернуться в состояние дикости. Устранив трагический разрыв между прошлым и настоящим, отравляющий нашу сегодняшнюю жизнь, они сумеют сделать свое многонациональное Отечество процветающим современным государством.
Я глубоко верю в великое будущее России.

Михаил СОЛОМЕНЦЕВ

ОБ АВТОРЕ. Михаил Сергеевич Соломенцев (1913–2008) – советский партийный и государственный деятель, дважды Герой Социалистического Труда, член Политбюро ЦК КПСС, курировал тяжелую промышленность Советского Союза. В 1970-е годы Соломенцев руководил правительством РСФСР. На сентябрьском (1988) пленуме ЦК в числе многих других ветеранов партии был отправлен на пенсию. В одном из последних своих интервью М.С. Соломенцев отмечал, что поддерживает коммунистов: «Кто будет возражать, если у олигархов отберут миллионы долларов и пустят их на увеличение зарплаты? Я за то, чтобы всё приватизированное олигархами вернуть государству».








Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=600998


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР
СообщениеДобавлено: Ср дек 23, 2015 9:18 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Ликвидация скреп
Дата: 24/12/2015
Тема: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ

Что перестройщики сломали в нашем общем доме?

СССР: рулевые крушения


1.

24 года тому назад, 25 декабря 1991 года, перестал существовать Союз Советских Социалистических Республик. До сих пор и ученые, и публицисты, и простые люди в нашей стране и за рубежом задаются вопросами: «Какими причинами был вызван распад СССР?», «Можно ли было предотвратить такое развитие событий?» Разумеется, в одной статье невозможно дать ответы на эти вопросы. Но высказать кое-какие мысли, думаю, можно. Попробуем же вспомнить историю разрушения СССР.
Уже в конце 1990 года стало понятно, что в том виде, в котором Советский Союз существовал до 1985 года, он больше существовать не будет. Прибалтика начала отделяться от Союза (в марте 1990 года объявила о независимости Литва, и даже ввод войск на территорию мятежной республики не переломил ситуацию, в мае то же сделала Латвия, в начале 1991 года – Эстония), в других республиках, переживших «парад суверенитетов», тоже стало преобладать стремление к самостоятельности. Однако это еще не означало неминуемый распад союзного государства. 113 миллионов из 148 миллионов советских граждан на референдуме, состоявшемся 17 марта 1991 года, высказались за сохранение обновленного СССР. В апреле 1991 года был запущен так называемый ново-огаревский процесс, по итогам которого союзный центр и 9 советских республик из 15 должны были подписать новый союзный договор. Этот «модернизированный Советский Союз», или, как его хотели назвать, Союз Суверенных Государств (ССГ) мыслили как «мягкую» федерацию с большими правами республик, но при этом с единой армией, силовыми ведомствами, единым экономическим и культурным пространством.
Августовский путч сильно напугал элиты бывших советских республик. 24 августа Украина заявила о своей независимости. Это создало большую проблему для нового союзного договора, работа над которым шла и дальше. В ноябре было принято решение создать конфедерацию, в которой союзный центр был бы представлен президентом, парламентом, армией и министерством иностранных дел. В конфедерацию были готовы вступить 7 республик – Россия, Беларусь, Киргизстан, Казахстан, Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан. Они охватывали собой около 90% территории бывшего Советского Союза. Однако Горбачев заявил, что «Союз невозможен без Украины». Ситуация обострилась еще больше, когда 1 декабря 1991 года на Украине провели референдум – и большинство жителей поддержали решение Верховного Совета Украины о независимости, а Российская Федерация в лице ее президента Б. Ельцина признала независимость Украины (до этого Ельцин, кстати, признал независимость стран Балтии, тем самым предав миллион русскоязычных граждан).
8 декабря 1991 года руководители России, Украины и Белоруссии – Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич, не предупредив о своих намерениях Горбачева, встретились в местечке Вискули в Беловежской Пуще и подписали декларацию о денонсации союзного договора 1922 года и о ликвидации СССР как субъекта международной политики. В ней же они заявили о создании Содружества Независимых Государств (СНГ).
На следующий день М.С. Горбачев, который оставался еще президентом СССР, заявил, что три республики неправомочны принимать решение о роспуске всего СССР. Однако «президенты-ликвидаторы» это заявление проигнорировали.
10 декабря Беловежские соглашения ратифицировали Верховные Советы Украины и Белоруссии (на Украине против этих соглашений проголосовало 7 депутатов и 10 воздержались, в Белоруссии – против 1 депутат и 2 воздержались). 12 декабря Беловежское соглашение было ратифицировано и Верховным Советом РСФСР под председательством Р.И. Хасбулатова – тем самым Верховным Советом, который через два года будет расстрелян из пушек по приказу Ельцина. Дискуссия, от которой зависела судьба 250-миллионной страны, продолжалась… менее 1 часа. Против ратификации было всего лишь 7 человек из 246. Воздержались 5 депутатов. Ряд депутатов выступили с формальными протестами. Так, депутат Константинов заметил, что Верховный Совет РСФСР неправомочен принимать такие решения и что это компетенция съезда нардепов РСФСР (который, кстати, затем дважды отказался ратифицировать Беловежские соглашения). Однако большинство депутатов проигнорировало это обстоятельство, хотя с точки зрения закона Константинов был прав.
Справедливости ради надо заметить, что многие депутаты Верховного Совета РСФСР вряд ли понимали, что делают. К примеру, согласно стенограмме заседания, его председатель Р.И. Хасбулатов в своей речи назвал Беловежские соглашения, учредившие СНГ «последней попыткой сохранить содружество республик Союза». То есть Хасбулатов, как и, кстати, большинство граждан тогдашней России – ответ на вопрос: «почему народ не вышел на улицы защищать СССР?» – считал, что просто меняется название, и под именем СНГ будет существовать обновленный Союз.
13 декабря на совещании в Ашхабаде среднеазиатские республики СССР выразили свою готовность вступить в СНГ, а 21 декабря об этом же заявили представители почти всех республики СССР, кроме прибалтийских. Тогда же, 21 декабря, руководители республик признали институт президента СССР ликвидированным.
Нельзя, однако, сказать, что вся политическая элита СССР согласилась с развалом страны или пребывала в самоослеплении. 11 декабря Комитет конституционного надзора СССР выступил с заявлением о незаконности Беловежских оглашений, так как решение о роспуске СССР – по Конституции страны, был правомочен принимать лишь съезд народных депутатов СССР. 17 декабря группа депутатов Верховного Совета СССР также отметила незаконность Беловежских соглашений и потребовала созвать съезд нардепов СССР. Но занятая Горбачевым пассивная позиция и нахрап президента РСФСР Бориса Ельцина решили дело. Ельцин один за другим выпускал указы о прекращении деятельности союзных министерств и передаче их функций российским ведомствам. Наконец, 15 декабря он предупредил Горбачева, что аппарат президента РФ и сам президент РФ, то есть Ельцин Борис Николаевич, отныне переезжают в Кремль. Горбачеву прозрачно намекнули, что ему пора убираться из Кремля, что он вскоре и сделал.
25 декабря первый и последний президент СССР М.С. Горбачев, прибыв в Кремль, изъявил желание поговорить по телефону с президентом США Бушем-старшим и министром иностранных дел ФРГ Геншером. В состоявшихся после 12.00 разговорах он известил их о решении покинуть свой пост и попросил руководителей Запада о поддержке России и СНГ. Подписав соответствующий указ, в 19.00 М.С. Горбачев выступил по Центральному телевидению с объявлением о сложении с себя своих обязанностей президента и главнокомандующего в связи «с образованием Содружества Независимых Государств». При этом он подчеркнул, что он остается сторонником «союзного государства, целостности страны», разочарован развитием событий и считает случившееся в Беловежье «расчленением страны». В 19 часов 38 минут с флагштока Кремля был спущен государственный флаг СССР и поднят флаг РФ. Михаил Горбачев после интервью СМИ в последний раз вошел в свой кабинет в Кремле, где он должен был передать президенту РФ Б. Ельцину «ядерные шифры» (так называемый «ядерный чемоданчик» – портативную систему управления ядерными силами СССР). Однако Ельцин, будучи недовольным выступлением Горбачева и публичной критикой в его адрес, отказался от запланированной встречи в Кремле, и Горбачев передал «ядерный чемоданчик» пришедшему в его кабинет уже бывшему министру обороны СССР маршалу Шапошникову, который затем передал его Ельцину. Горбачев после прощального ужина в Ореховой гостиной в кругу немногочисленных друзей навсегда покинул Кремль.
Начиналась история «независимых постсоветских государств». СНГ так и не стал новой формой союзного государства, а оказался, как впоследствии выразился другой президент России, «проектом цивилизованного развода». Советский Союз, основанный 30 декабря 1922 года, не дожил до своего 69-летия 4 дня. А поскольку СССР де-факто был геополитическим наследником Российской империи, то вместе с ним рухнуло большое политическое пространство, которое русские цари собирали с XVI века… «Самая крупная геополитическая катастрофа ХХ века» свершилась…

2.

Еще за 3–4 года до описанных событий, казалось бы, ничто не предвещало развала СССР. Даже «демократическое» антисоветское движение эпохи перестройки было настроено лишь на реформирование СССР. Самой радикальной оппозиционной организацией эпохи перестройки был «Демократический Союз» Валерии Новодворской. На его подпольном учредительном съезде в Москве в 1988 году (участников которого арестовал КГБ) была принята программа этой «политической партии», где, помимо громких слов о «советском тоталитаризме», роспуске КГБ и о введении многопартийности, черным по белому было написано: «ДС ставит своей целью ненасильственное изменение общественного строя в СССР». То есть существование СССР, даже после кардинальных демократических реформ, не оспаривалось.
И прибалтийские народные фронты в том же 1988 году еще не шли дальше лозунга «Сильные республики – сильный Союз!». В 1989 году один из лидеров Народного фронта Эстонии (НФЭ) В. Пальма писал: «Чтобы не испытывать терпение читателя, отметим мимоходом, что стой НФЭ на позиции безусловного и безоговорочного отделения, вряд ли стоило бы тогда тратить силы на сотрудничество с демократическими силами Ленинграда и других городов». И это Народный фронт Эстонии! Что уж говорить об аналогичных организациях на Украине и в Белоруссии, которые в это время дальше лозунгов экономического суверенитета и развития национальной культуры идти и не собирались?
Иными словами, повторим: всего за год с небольшим до распада СССР никто, даже самые радикальные силы в оппозиционном движении, не предполагали независимости республик СССР и, более того, не стремились к ней.
То же можно сказать и про страны Запада. В кругах патриотической оппозиции существует твердое убеждение, что прежде всего вину за это несут руководители стран Запада и главным образом США, а Горбачев и Ельцин действовали лишь как послушные марионетки западных спецслужб и правительств. Факты показывают, что это не просто очень сильное упрощение реального положения вещей, это – заблуждение. Запад, безусловно, стремился к ослаблению своего главного геополитического противника, к смягчению противоречий между сверхдержавами, к утверждению в СССР «демократии и рынка по-американски». Более того, когда СССР распался, Запад с удовольствием воспользовался плодами этой геополитической катастрофы (и с точки зрения реальной политики руководителей западных стран, преследовавших свои национальные интересы, так же глупо осуждать, как глупо осуждать волка за то, что тот хочет кушать). Но в 1989–1991 годах Запад вовсе не хотел неконтролируемого распада СССР. На протяжении всей перестройки, вплоть до рокового декабря 1991 года, никто из руководства западного блока сознательно не стремился в одночасье разрушить Советский Союз.
Сам Горбачев в своих воспоминаниях «Декабрь 91-го: моя позиция» пишет, что и Буш-старший, и Миттеран даже в ноябре 1991 уговаривали его сделать все для сохранения союзного государства. На Римской встрече государств – членов НАТО 1991 года также, как отмечает Горбачев, было провозглашено, что сохранение СССР – важнейшее условие мира и спокойствия в Европе. И это подтверждают и воспоминания американских политиков. Джек Ф. Метлок – советник президента Рейгана, а затем посол США в Советском Союзе (1987–1991), пишет в своей статье «Перестройка, как она виделась из Вашингтона»: «Это (Беловежские соглашения. – Р.В.) был не тот результат, к которому стремились Соединенные Штаты. … Начиная с декабря 1989 года политика США заключалась в максимальной поддержке реформаторских усилий Горбачева. Для разработчиков американской политики трудность состояла в том, что события, казалось, стремительно выходили из-под контроля Горбачева, причем с такой скоростью, что ни одна иностранная держава и помыслить не могла о том, чтобы как-то сдержать их или хотя бы серьезно на них повлиять».
Показательно, что 1 августа, во время своего визита в Киев, президент США Буш-старший выступал в украинском парламенте и прямо призвал Украину и другие республики СССР подписать ново-огаревский договор о создании «обновленного СССР» (ССГ) и поддержать Горбачева. В августе 1991 года посольство США предупреждало Горбачева о готовящемся путче (на что тот не отреагировал); сам факт предупреждения, как правильно отмечает Метлок, – доказательство того, что США до последнего ставили на Горбачева и горбачевский ССГ. В конце концов, правда, США поддержали Ельцина, но только когда стало понятно, что Горбачев за власть бороться не собирается.
Конечно, лидеров Запада волновала не судьба советской страны и ее граждан. Они боялись, что события могут пойти по югославскому сценарию, что при наличии в республиках СССР ядерного оружия привело бы к настоящей катастрофе мирового масштаба. Действительно, представим себе, что «украинский конфликт», который разразился после 2014 года, разгорелся бы в 1991-м, когда у Украины было советское атомное и термоядерное оружие… Судя по поведению некоторых украинских политиков, в Киеве могли бы найтись желающие нажать «красную кнопку»… Именно поэтому Запад поддержал Ельцина и его соратников из других республик лишь при жестком условии – не выдвигать никаких территориальных претензий (что было чревато войнами между новыми республиками). И именно поэтому Запад сделал все, чтобы украинское ядерное оружие было передано в Россию, руководство которой западные страны уже поставили под свой контроль…

3.

Получается, что распад СССР произошел лавинообразно, буквально в течение двух лет, и западные политики, при всей их недружественности к советской сверхдержаве, вовсе не являлись архитекторами ее развала. Вина за это полностью лежит на руководстве СССР и отдельных республик Союза, и прежде всего – на президенте СССР М.С. Горбачеве и президенте РСФСР Б.Н. Ельцине. Причем если Горбачев делал это бессознательно, поскольку до последнего он пытался в какой бы то ни было форме сохранить страну, в которой он занимал высший государственный пост (и тем самым сохранить для себя пост), то Ельцин шел к этому вполне целенаправленно. Ему не нужен был СССР, даже в виде конфедеративного ССГ (который он ехидно расшифровывал «Союз спасения Горбачева»). Ему нужна была полная, абсолютная власть, пусть даже над частью территории СССР. Ельцин был политиком авторитарного и даже тиранического склада, способным ради удержания власти на все, даже на кровавые авантюры (чего стоят только расстрел Белого дома в 1993-м или бездарный ввод войск в Чечню в 1994-м!). Тот факт, что наши СМИ и либеральная часть интеллигенции превозносят его как демократа, говорит лишь о сервильности журналистов и умственном состоянии некоторых интеллектуальных лидеров либеральной оппозиции.
Разумеется, существовали и объективные причины распада СССР. Наше государство в ту эпоху переживало глубокий и системный кризис. Непродуманные либеральные реформы (например, закон о кооперативах, фактически приведший к легализации криминального сектора экономики) только углубили этот кризис и поставили экономику СССР на грань разрушения. Экономические трудности, как это часто бывает, породили националистические и сепаратистские настроения. И в России, и в других республиках СССР активизировались националистические интеллигенты, которые стали раздувать софистический тезис о том, что именно их республика – «самая трудолюбивая», «самая богатая природными ископаемыми» – якобы «кормит весь остальной Союз», и стоит лишь ей избавиться от этого бремени – и народ заживет, как на Арабском Востоке… Очень многие среди простых граждан поддались этой пропаганде и проголосовали за суверенитет. Мысль о том, что экономика СССР – единая система и ее разрушение ударит по всем, им не приходила в голову – настолько велико было их националистическое ослепление.
Но все же экономика решает не всё. Советский Союз на рубеже 1920–1930-х годов пережил куда более серьезный экономический кризис, закончившийся голодом, тем не менее выстоял. Были и другие, более серьезные, политико-идеологические причины катастрофы СССР. Перестраивая наш общий «советский дом», Горбачев и его команда реформаторов – кто по недомыслию, а кто и вполне сознательно – повредили его несущие конструкции и тем самым сделали развал СССР неминуемым в течение ближайших нескольких лет. Что же это были за несущие конструкции и как нужно было вести себя с ними, чтоб спасти общесоюзное государство? Остановимся на этом подробнее.
Во-первых, это советская идеология и связанная с ней культура. В культурной неоднородности Советского Союза не приходится сомневаться. В СССР входили народы, находившиеся на разных ступенях модернизации. С одной стороны, это были балтийские народы, белорусы, украинцы, русские, которые в значительной массе пережили модернизацию и урбанизацию, впитали определенные элементы европейского Просвещения. С другой стороны, это были народы Кавказа и Средней Азии, в основой массе аграрные, с очень тонкой городской и интеллигентской прослойкой, сохранившие в селах и деревнях остатки родоплеменного быта. Советское государство занималось их просвещением и модернизацией – даже в отдаленных таджикских и узбекских селах были электрический свет, больницы и фельдшерские пункты, школы, в которых изучали физику, химию, стихи Пушкина и Байрона, русский и английский языки. Но процесс этот шел медленно.
Однако культурная неоднородность не мешала прибалтам, русским, казахам и узбекам не просто формально быть гражданами одного государства, но и чувствовать себя членами одной цивилизационной общности, единого советского народа. Существовала, как сейчас модно выражаться, общая идентичность, которая сплачивала их всех, несмотря на все культурные различия (как общая идентичность сплачивает американцев – черных, белых и желтых, протестантов, мусульман, буддистов и атеистов в единую американскую нацию). Эта идентичность формировалась в детских садах, школах и институтах, в армейских казармах и на комсомольских стройках, не только политинформациями и партсобраниями, но и фильмами и популярными песнями, личным общением. В основе ее, конечно, лежала официальная марксистско-ленинская идеология, которая провозглашала, что граждане СССР – это народ, который является самым прогрессивным на планете, который обогнал даже передовые страны Запада, еще и не начинавшие строить свой социализм, который создал государство социальной справедливости и предлагает свой идеал справедливости всему миру, который стремится спасти мир от термоядерного апокалипсиса. Понятно, что в СССР были и те, кто не верил в эти тезисы пропаганды, не считал СССР прогрессивной страной, критически относился к социализму (прежде всего это была интеллигенция больших городов с ее диссидентскими настроениями), но большинство, вплоть до эпохи «гласности», все же верило. Кроме того, эта советско-марксистская идеология была переплетена с ценностями российского патриотизма, включала гражданское почитание великих деятелей русской истории и культуры (Суворова, Кутузова, Пушкина, Лермонтова, Менделеева) и культур других входивших в СССР народов (Тараса Шевченко, Янки Купалы, Габдулы Тукая и др.).
Идеология была ядром этой идентичности, но к ней одной все не сводилось. Советских людей объединяли общая история, общие воспоминания о Великой Отечественной войне, которая была трагедией для всех советских народов, но победа в ней служила и предметом общей гордости. Вплоть до эпохи перестройки живы были миллионы ветеранов этой войны, их жены и вдовы – ядро советского народа, сплавленное общей бедой в единую культурную массу, где уже почти невозможно обнаружить национальные отличия.
Сплачивало советских людей и просто сосуществование в одном государстве, общий опыт, схожие поведенческие модели, множество на первый взгляд пустячных мировоззренческих нюансов, «молекулярная идеология жизни», которую зачастую даже трудно выразить вербально. Это тоже была «советскость», буквально разлитая в воздухе той эпохи. Я не говорю уже о миллионах смешанных браков (препоны для которых исчезли с переходом к светской культуре). Дети от таких браков чувствовали себя не столько русскими, латышами, татарами или евреями, сколько просто советскими людьми.
Во-вторых, социальной конструкцией, скрепляющей СССР, была Коммунистическая партия. Фактически она была не политической партией в западном понимании, а государством в государстве, подлинным центром власти, над которым лишь надстраивались Советы, занимавшиеся вопросами местного самоуправления и социальными проблемами. В территориальных комитетах партии были отделы, курирующие промышленость, сельское хозяйство, торговлю, культуру, идеологию, и именно парткомитеты были истинными органами управления жизнью страны, а всеми ими управлял Центральный Комитет и Политбюро во главе с Генеральным секретарем (хотя по Конституции главой страны был Председатель Президиума Верховного Совета).
Решающую роль для интегративной функции партии сыграл ее унитарный характер. В.И. Ленин, создавая парию как организацию подпольщиков, сразу же исходил из того, что она в будущем станет остовом революционного государства. Поэтому с самого начала он выступил резко против деления ее по национальному признаку (что предлагали, например, представители «Бунда», которые мыслили социал-демократическую партию как федерацию национальных организаций). Ленинская партия была унитарной организацией революционеров, управляемой из единого центра и направляющей функционеров в организации на нацокраинах империи, исходя не из национального, а из идеологического принципа.
Этот принцип Ленин отстаивал и в годы Гражданской войны. В марте 1919 года состоялся VII съезд РКП. Во многом по требованию Ленина в решения съезда была внесена следующая декларация: «В настоящее время Украина, Латвия Литва и Белоруссия существуют как особые советские республики. Но это отнюдь не значит что РКП должна в свою очередь сорганизоваться на основе федерации самостоятельных коммунистических партий. … Необходимо существование единой централизованной Коммунистической партии…» Имея такую партию, Ленин мог не бояться распада революционного государства и мог даже пойти на «конституционную конфедерацию», предоставление республикам СССР больших формальных свобод. Все это не несло большой угрозы, пока ядром советского государства оставалась унитарная интернациональная партия, и в то же время должно было удовлетворить левых националистов, которые вступили в союз с большевиками во время гражданской войны и помогли им сокрушить белых – слишком уж буквалистских сторонников унитаризма.
Правда, с 1960–1970-х годов ситуация в СССР постепенно стала меняться. Начали усиливаться региональные национальные элиты, сложилась практика предоставления «националам» некоторых ключевых постов в их республиках. Однако вплоть до конца 1980-х это не было фатальным, партия выработала своеобразный механизм компенсации (скажем, первый секретарь национальной Компартии был «националом», а второй – обязательно русским, причем не местным, а присланным из Москвы и не зависящим от местных элит). Таким образом, партия все равно оставалась крепящей конструкцией Советского Союза.
Наконец, третьей такой скрепой были армия и силовые ведомства (прежде всего МВД и КГБ). Собственно, единая, централизованно управляемая Красная армия и была прообразом советского государства. Решение о слиянии Красных армий Украины, Белоруссии, Литвы и Эстонии в единую Красную Армию, управляемую из Москвы, принятое в том же 1919 году, носило столь же судьбоносный для советского государства характер, как и решение об отказе от федеративного устройства партии. Не будем забывать, что Красная Армия, освобождая территории, занятые белыми, некоторое время до установления там гражданской власти сама осуществляла на них функции власти (а кое-где и влияла на формирование органов гражданской власти). И это также была власть централизованная и ненационалистическая…
Такой же армия останется на протяжении всей истории СССР. Ее внутреннее деление на военные округа не всегда совпадало с делением СССР на союзные и автономные республики (исключение составляли Белорусский и Киевский военный округа), а руководство военных округов никак не зависело ни от советской, ни даже от партийной власти, находившейся на местах. Это было важным фактором территориальной и государственной целостности СССР.
Но дело не только в том, что любая попытка сепаратистских выступлений была бы подавлена вооруженными силами СССР. В истории Советской армии до 1990 года (когда после провозглашения Литвой независимости от СССР в Вильнюс были введены части Псковской дивизии ВДВ, 7-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии и подразделения КГБ) не было таких случаев. Советская армия выполняла важную культурную функцию. Численность Вооруженных сил СССР на 1991 год составляла 4 210 000 человек. Ежегодно около миллиона молодых людей призывались в армию. Выходцы из разных республик СССР, представители разных советских народов оказывались в одной казарме, за одной партой на политподготовке, в одном окопе. Конечно, в Советской армии были «землячества», были межэтнические конфликты, но в общем и целом именно армия была одним из главных «плавильных котлов», в которых выплавлялась уже описанная советская идентичность. Прошедший армию гражданин СССР воспринимал представителей другой национальности не как странных и опасных чужаков, которые живут на другом краю государства, а как своих сограждан, с которыми его связывают личные связи, армейская дружба, а то и боевое братство.
Наконец, последняя скрепа – силовые ведомства – КГБ, МВД и другие – также находились в подчинении центра, а не республик и комплектовались, исходя из идеологических критериев, а не по принципу «национальных квот». Это не значит, что среди них не было нерусских, но это были нерусские, преданные Советскому Союзу, а не местечковому национальному сообществу (как пишет об этом, например, даже такой пристрастный исследователь советской номенклатуры, как Михаил Восленский).

4.

Эти крепящие конструкции СССР и были разрушены в ходе перестройки.
Первым был нанесен удар по идеологии. В 1986 году Горбачев заявил о курсе партии и руководства страны на гласность, то есть на свободу обсуждения недостатков советского общества, что было не принято в предшествующую «эпоху застоя». Постепенно критика социальных язв закономерно переросла в критику официальной идеологии. Вообще говоря, идеология действительно нуждалась в корректировке. Ее ядро – советский марксизм-ленинизм был создан в ходе партийных дискуссий 1930-х годов между троцкистами, бухаринцами и сталинцами. За полвека обстановка и в мире, и внутри страны много раз поменялась, но вносить какие-либо изменения в идеологический официоз власти боялись (и как показали события перестройки, не зря боялись!).
Итак, доработать идеологию, чтобы она отвечала современным вызовам и современному положению, было нужно. Но именно доработать, а не разрушить, не предложив ничего взамен, кроме благодушных и ни к чему не обязывающих словес о «нормальном рынке» и «общечеловеческих ценностях». Застрельщики гласности занялись просто очернением и высмеиванием всего, во что верили советские люди, вплоть до священных фигур советской истории (например, героини Великой Отечественной войны Зои Космодемьянской). И тем самым сначала расшатали, а затем и полностью разрушили советскую идентичность, связывавшую представителей более сотни национальностей СССР в единый советский народ. Образовавшийся вакуум заполнила идеология национализма. Перестав себя чувствовать советскими людьми, многие граждане СССР почувствовали себя только лишь русскими, украинцами, татарами, узбеками, как им показалось теперь, насильно согнанными в одно государство. Мастера по обработке умов умело растравили национальные обиды и комплексы, стали внушать массам, что порознь бывшие советские народы заживут гораздо лучше…
Следующий удар был по носительнице этой идеологии – партии. Всякий, кто жил в годы перестройки, помнит, что «партократ» было самым страшным ругательством. Стоило во время выборов заявить, что этот «кандидат от партократов», как на перспективах его избирательной кампании сразу можно было поставить крест. Партийцев изображали зажравшимися чиновниками, которые погрязли в привилегиях (естественно, те привилегии не сравнить с уровнем богатства и комфорта, которые получили российские нувориши после перестройки, но это мы поняли уже задним умом). Самые прыткие среди демократов сжигали свои партбилеты – публично, желательно при телекамерах, получая вожделенную «порцию» славы «непримиримого борца с партократией».
Лидеры «демократов» той поры – А.Д. Сахаров, Межрегиональная депутатская группа – требовали отмены 6-й статьи Конституции СССР о партии как «руководящей и направляющей силе», «ядре политической системы» СССР. Пропагандой отмены 6-й статьи занимались все перестроечные издания и СМИ – от «МК» до «Огонька» (а вспомним, что газеты и журналы той поры имели миллионные тиражи!). Демократам удалось распропагандировать и вывести на улицы Москвы 4 февраля 1990 года 200 000 человек! Главным лозунгом демонстрантов была отмена 6-й статьи Конституции. 5 февраля на пленуме ЦК испуганный Горбачев принял это требование и заявил о необходимости введения поста президента СССР. Третий съезд нардепов СССР, созванный в марте, одобрил эти предложения. Введение поста президента показывает: Горбачев понимал, что отмена 6-й статьи обрушит партию, а вместе с ней и государство, так как партия действительно была его ядром. Но он самонадеянно считал, что, наделив себя буквально диктаторскими полномочиями (президент СССР был главнокомандующим вооруженных сил, формировал кабинет министров, был председателем Совета Федерации, мог объявить военное положение, управлять страной указами), он и без партии сможет управлять бурлящим и кипящим позднесоветским обществом. Зря надеялся – полномочия диктатора могли напугать его противников, только если б они были уверены, что Горбачев может эффективно их использовать. Но к тому времени все уже поняли, каким безвольным политиком был Горбачев.
События покатились по ожидаемому сценарию. В том же феврале практически во всех крупных городах СССР многотысячные митинги, руководимые «демократами», лишили власти местные партийные комитеты (патриотичная часть партаппарата была деморализована предательством Горбачева, продажная часть уже готовила для себя места в банках и фирмах). Власть перешла к Верховным Советам республик и областей и городским советам. Проблема была лишь в том, что с 1936 года Советы (когда была принята вторая Конституция СССР) перестали быть жестко централизованной системой. До 1936 года Советы формировались путем кооптации наиболее активных членов из низших советов в высшие. Советы благодаря этому были единым организмом, подчиняющимся Верховному Совету СССР и его президиуму. После 1936 года Верховный Совет СССР стал избираться на манер парламента всенародным голосованием. Его реальная связь с нижестоящими Советами была утеряна, а власть полностью сосредоточилась в руках партии. Это было оправдано в предвоенной обстановке, требующей мобилизации народа и централизации власти, но сыграло злую шутку в 1990 году. Обрушение партии привело к тому, что во всех республиках СССР (и в автономиях России) главным управляющим органом стал свой Верховный Совет. Решения Верховного Совета СССР для него были не указ, он от него просто не зависел. Именно это было отражено в документах о суверенитетах республик, которые были приняты в течение 1990 года. Особенно тяжелым ударом по целостности СССР был суверенитет России. Напомню, что первый президент России Ельцин трактовал его так широко, что в то время, когда союзное руководство ввело в республики Прибалтики войска и спецназ КГБ, чтоб восстановить целостность СССР, Ельцин официально признал независимость стран Прибалтики. То же самое и с Беловежскими соглашениями – Ельцину было наплевать на мнение съезда нардепов СССР, он вынес вопрос на обсуждение Верховного Совета РСФСР.
После путча отсутствие центральной власти стало ощущаться особенно остро (партия уже была на грани развала, а затем, в ноябре, и вовсе была запрещена).Тогда был создан Госсовет СССР, куда входили Горбачев и 10 глав республик распадающегося Союза. Но, конечно, такая конструкция уже не могла ничего удержать.
После фактического распада партии единственной опорой, удерживающей СССР, могли бы стать силовые ведомства. Видимо, осознание этого и толкнуло руководителей армии и КГБ на попытку взять власть в стране, вошедшую в историю как августовский путч. Однако им не хватило решимости, да и популярности в массах. После их поражения Горбачев и Ельцин, одинаково напуганные вмешательством силовиков, сделали все, чтобы ослабить эти ведомства. В октябре 1991-го КГБ СССР был упразднен и на месте его создана аморфная организация – Межреспубликанская служба безопасности с куцыми полномочиями «координации деятельности республиканских служб безопасности». Территориальные отделения КГБ (прошедшие основательную чистку) уже не подчинялись Москве, а переходили в подчинение руководству республик. Спецназ КГБ (несколько десятков тысяч высокопрофессиональных солдат и офицеров) был передан армии. 9-е отделение КГБ, занимавшееся охраной первых лиц, выторговал себе Горбачев (откуда видно, что он принимал активное участие в развале КГБ и пытался использовать его в своих целях; потом, в декабрьские дни, он, конечно, пожалел о содеянном, но было поздно).
То же произошло и с армией. Уже в августе, через несколько дней после путча, Горбачев своими указами упразднил военно-политические структуры в армии и флоте. В августе–сентябре командование вооруженных сил было обновлено на 80%. Были уволены все высшие офицеры, поддержавшие ГКЧП. Проблема Горбачева лишь была в том, что это же были и все высшие офицеры, желавшие сохранения Советского Союза. Оставшиеся, как показали будущие события, затем, забыв о присяге СССР, присягнули своим республикам.
Распад Советской армии начался в сентябре, когда Госсовет СССР разрешил республикам иметь «республиканские гвардии» на базе войск МВД. Республики, однако, вместо этого переподчинили себе части Советской армии, находившиеся на их территории. Президент СССР ничего с этим сделать не мог, Госсовет состоял большей частью из руководителей республик, армия была обезглавлена, структуры ее политического руководства – уничтожены. В то же время Ельцин стал строить Вооруженные силы России уже с 24 августа 1991 года. Именно в этот день он создал Министерство обороны России (до этого был Госкомитет общественной безопасности) и дал пост министра генерал-полковнику К.И. Кобецу, который перешел на сторону Ельцина еще в период путча. Ельцин за это присвоил ему звание генерала армии. Одновременно Ельцин пытался создать национальную гвардию РФ наподобие американской. Видимо, в результате интриг Горбачева Минобороны РСФСР было временно упразднено, Кобецу Горбачев поручил руководить военной реформой (называя все своими именами, – развалом Советской армии). Формально Вооруженные силы СССР (под названием Объединенные вооруженные силы СНГ) продолжали существовать и до, и даже после Беловежского переворота, но фактически их подразделения в республиках вне РСФСР подчинялись уже руководству республик, а в России негласно президенту Ельцину. Так, Горбачев остался главнокомандующим без армии. Передача им «ядерного чемоданчика» Шапошникову – как руководителю объединенных сил СНГ – лишила его последних рычагов политического влияния и поставила точку в истории Советского Союза…

5.

Существует распространенный стереотип, что союзное государство невозможно было сохранить. Однако даже некоторые американские советологи, например, Стивен Коэн не согласны с этим. Из всего, что было сказано выше, также видно, что распад СССР не был предопределен, хотя с разрушением каждой «скрепы» он становился все ближе и ближе, пока в декабре 1991-го события не приобрели неотвратимый характер. В 1986–1990-х годах можно было так провести политику гласности, чтоб создать на основе прежней идеологии новую, которая была бы более гибкой, устраивала бы разные силы (в том числе и те, которые были далеки от вульгарно-марксистской ортодоксии), но которая обеспечивала бы сохранение советской идентичности и советского патриотизма. Обычно возражают, что к тому времени в советском обществе было уже немало людей, для кого Ленин и революция были неприемлемы в качестве основ государственной идеологии. Коэн, возражая на это, говорит, что французам удалось так переосмыслить свою революцию, что ее – конечно, лишь в определенной степени – приняли даже консерваторы, а американцы сохранили гражданское почитание Джорджа Вашингтона, несмотря на то, что он был рабовладельцем и расистом, что совершено одиозно с точки зрения современных американских ценностей.
В 1990-м можно было сохранить и ядро политической системы СССР, медленно реформируя партию и распределяя властные полномочия между партийными комитетами и Советами (одновременно выстраивая иерархию Советов и связи между ними). Наконец, в 1991-м уж точно не стоило так рьяно браться за разрушение КГБ и Вооруженных сил СССР.
Гипотетически это было исполнимо. Фактически в рядах высшего руководства СССР не оказалось людей, обладающих прозорливостью, умом, политической мудростью, волей и решимостью действовать таким образом, а если они и были, то они не сумели объединиться и выдвинуть лидера. И в итоге случилось то, что случилось…
Однако анализ этой трагедии распада советского государства может быть полезен нам для того, чтобы мы и наши потомки не повторяли таких ошибок.

Рустем ВАХИТОВ
г. Уфа







Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=601769


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР
СообщениеДобавлено: Ср фев 17, 2016 10:19 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
«Все возвращается на круги своя…». Рецензия на мемуары первого секретаря ЦК компартии РСФСР И.К. Полозкова
2016-02-15 11:44
И. И. Антонович, член Политбюро, секретарь ЦК КП РСФСР (1990-1991 гг.)

В будущем году исполняется 100 лет эпохи свершения русских революций 1917 года, перевернувших мир, разрушивших имперскую государственность и становления условия для создания рабоче-крестьянского правительства, поставившего задачей построить социалистическое общество.

В этом году исполняется 25 лет со дня крушения общества, которое называлось «реальным социализмом», по общему признанию, трагического геополитического события современной, последствия которого еще долго будут определять ход мировой истории.

Сразу после распада СССР книжный рынок наводнился мемуарами активных участников событий. Читать их было трудно и немножко стыдно. Они были заполнены бессовестными самооправданиями, смысл которых был, по замыслу авторов, в том, будто бы в великой трагедии разрушения одного из самых мощных государств современного мира повинны были кто угодно, только не авторы мемуаров. Многих из этих авторов, безусловно, мучила нечистая совесть, что вынудило их потом к переизданию своих воспоминаний, с все большим акцентом на свою невиновность и виновность кого-то другого. Сегодня эти мемуары заполняют книжные магазины России. Не похоже, чтобы читатели останавливались возле этих перегруженных полок надолго.

Надо ожидать, что и 25-летняя дата трагического распада вызовет новый поток литературы, где будут и самооправдания, но, будем надеяться, и попытки серьезного анализа, что же произошло на самом деле. Одной из первых книг такого рода явились мемуары первого Первого секретаря ЦК компартии РСФСР Ивана Кузьмича Полозкова, озаглавленные «Обманутые надежды».

В избранный жанр мемуаров автор не уместился. Его книга – исследование всей великой эпохи социалистического строительства от Октябрьской революции и до трагических лет упадка глазами активного участника всех событий. В объемном томе уместилось все – и описание жизни российской деревни до Октябрьской революции и после, трагедия немецкой оккупации; великий всенародный подвиг возрождения; активное напряженное созидание современного общества: экономики, основанной на общественной собственности на средства производства, коллективных началах в сельском хозяйстве, принципах социалистической демократии. Уже за это можно быть искренне благодарным И. К. Полозкову. Истекшие десятилетия ознаменовались потоком «черной литературы», всячески искажающей суть и смысл управленческой деятельности в социалистическую эпоху, подвергающей поклепу, клевете замыслы руководства партии и ее выдающихся представителей.

И. К. Полозков раскрывает тяжелые напряженные будни партийно-государственного управления, мотивация которых исчерпывается незатейливой, но весьма точной формулой: партия ставила своей задачей наиболее полное удовлетворение постоянно растущих духовных и материальных потребностей трудящихся. На всем пути нахождения у власти партия неуклонно следовала этому замыслу, хотя трагические события часто прерывали эту генеральную линию: годы гражданской войны, эпоха создания производственно-экономической базы социализма, величайшее историческое испытание Великой Отечественной войной, послевоенное созидание и т.д. Главная цель эта оставалась неизменной. К сожалению, во многом ее не удалось исполнить, что и было использовано врагами социализма. Однаконовые поколения, приходящие в жизнь сегодня, с интересом изучают эпоху, где всем было гарантировано бесплатное медицинское обслуживание, образование, были доступны скромные, но удовлетворительные жилищные условия, гарантированная работа, меритократическая оценка действий людей.

Не обошел И. К. Полозков и начало системных трудностей советского социалистического общества, которое он связывает с болезнью Генерального секретаря КПСС Л. И. Брежнева, который, начиная с 1978 года, все больше уходил от дел. Многие управленческие инициативы и проекты исполнялись его единомышленниками, но к управленческой команде стали примазываться карьеристы, у которых не было другой задачи, кроме как удовлетворить свои личные интересы и потребности.

И. К. Полозков однозначен: эпоха застоя, начавшаяся с болезни Брежнева и ослабления управленческих возможностей центрального руководства партии и государства привела к социально-экономической стагнации, которая и послужила основанием для роста недовольства сложившейся ситуацией широких народных масс. Да, в стране по-прежнему реализовывались грандиозные инфраструктурные проекты: строились новые заводы, прокладывались магистрали, страна успешно развивала науку и культуру. Однако дисфункции руководства приводили к обрыву устойчивых социально-экономических связей, замедлявшему производство, мешавшие реализовать намеченные планы. Системный кризис приводил к нарушениям поставок, выполнения планов, особенно планов производства товаров народного потребления, в управленческой системе нарастала растерянность и потеря перспективы. И надо, наконец, признать главное: все увеличивающиеся расходы на оборону, позволившие достичь в 70-е годы военного паритета с главным стратегическим противником – Соединенными Штатами – и фактически исключившие возможность третьей ядерной войны, в значительной степени истощали общественно-экономические ресурсы. Все это в книге И. К. Полозкова показано выпукло, точно, достоверно, ибо он был активным участником событий 60-70-80 годов.

Мы согласны с И. К. Полозковым: к моменту смерти Л. И. Брежнева партия и народ понимали необходимость проведения существенных реформ, которые ликвидировали бы обозначившиеся дисфункции и обеспечили бы дальнейшее поступательное развитие. Именно поэтому формула реформ, предложенная Ю. В. Андроповым, простая и понятная, была положительно воспринята большинством населения: серьезное обновление производственно-экономических мощностей в целях повышения благополучия народа, путем модернизации экономики и совершенствование управления. Все это должно было быть опосредовано укреплением производственной дисциплины, организованности, чувства ответственности управленческого персонала и всей массы работающих.

Неожиданная смерть Ю. В. Андропова (о которой упорная молва до сих пор судачит, что она была, к тому же, «ускорена») прервала этот курс. Характерно, что начавшееся немножко раньше реформаторское обновление социалистической системы в Китае тоже, в общем, ориентировалось на эти приоритеты.

М. С. Горбачев, сменивший немощного К. У. Черненко на посту генерального секретаря, породил в обществе массу надежд, среди которых главной была, что он продолжил начатое Андроповым. Автору этих строк помнится первое многочасовое выступление М. С. Горбачева на партийном активе в Ленинграде. Как это ни странно, но нас больше всего восхищало, что новый генсек говорит, не следуя заранее приготовленным бумажкам, легко держится стоя, четко произносит слова.

Труднее было с мыслями: в многочасовом монологе трудно было уловить единую логическую связь или продуманную аргументацию, однако в словесном потоке четко выделялось одно слово: перестройка. Оно и стало господствующей линией поведения нового руководства в проведении реформ и обновлении экономической социальной системы советского общества.

Поначалу она формулировалась как «больше демократии и социализма». Позже она обрела еще более абстрактное определение - «ускорение», а затем неожиданно на первый план выдвинулась задача - «гласность». Гласность – открытое демократическое обсуждение основных вариантов и проектов перестройки – важное условие общественных преобразований. Однако гласность стала охватывать советское общество до того как все эти преобразования начались. И поскольку общественное недовольство было достаточно велико, она приняла неконтролируемые, хаотические параметры шельмования всех и вся – прошлого и настоящего – породила сомнения в будущем. И. К. Полозков жестко констатирует: у руководящей группы, взявшей власть с приходом М. С. Горбачева на пост генерального секретаря ЦК КПСС, не было ни конкретной программы реформ перестройки, ни искренней задачи совершенствовать реальный социализм на его собственных исторических, общественно-экономических, культурных и идеологических общественных основаниях.

Это теперь понятно, что слово «перестройка» означает коренное преобразование. Тогда она воспринималась несколько иначе – как решительная реформа по улучшению всего существующего. Однако внимание и интересы М. С. Горбачева и его окружения, как это доказательно излагает И. К. Полозков, были направлены не столько на реализацию сложных социально-экономических реформ, сколько на получение признания своих целей и намерений на Западе. И. К. Полозков пишет, что «с программой перестройки началось отторжение верховной власти от насущных проблем низов. Это и вызвало оживление самодеятельности низов, приведшей к разложению исполнительской дисциплины, срыву поставок сырья, комплектующих изделий, ведущему к дезорганизации производства и как результат – к резкому ухудшению сложившегося положения в стране с обеспечением нужд населения». Одним словом, с самого начала перестройки обозначился паралич власти и разгул вседозволенности, который положил начало разрушению страны».

Автор не первый, кто говорит об этом, однако он приводит в доказательство этой оценки массу конкретных примеров реального функционирования общественно-политической системы страны, поведения лидеров, отношения народа к реформам. Жестко и неумолимо звучит вывод И. К. Полозкова: особую ответственность за разрушение страны несут два провинциала – М. С. Горбачев и Б. Н. Ельцин. Прибывшие в Москву относительно недавно, не знакомые с сутью централизованного управления великой страной, они выдвинули личные цели впереди общественных. Их борьба за власть и определила дисфункцию всей общественно-политической системы. М. С. Горбачев до последнего стремился сохранить эту власть всеми доступными средствами, о чем он обильно высказался в своих многочисленных книгах, выходящих под его именем, но, похоже, написанных группой советников. Б. Н. Ельцин поставил своей задачей прорваться к власти любой ценой.

И. К. Полозков несколько удивлен той поддержкой, которую Б. Н. Ельцин получил в широких народных массах. На наш взгляд, сработала очень сложная закономерность. Съезд народных депутатов СССР, очень быстро превратившийся под давлением псевдодемократических сил в бесконечный анализ наших недостатков и упущений без конкретных программ их преодоления показал наличие в стране серьезных проблем. Общественное мнение, внимательно отслеживавшее дебаты, было оскорблено той несправедливой критикой и атаками на великий русский народ, в которой упражнялись руководители, в основном, прибалтийских республик.

Мощным эхом по всей России отдалось выступление великого русского писателя В. Г. Распутина, который выразил недоумение несправедливостью критики в адрес России – предупредил активных и солидаризирующихся с ней прибалтов: «а вам не кажется, что Россия сама может выйти из союза, уязвленная несправедливостью такой критики?» Б. Н. Ельцин подсознательно, благодаря незаурядному политическому инстинкту, уловил настроение народа и под видом укрепления России в содружестве народов СССР, выступил как бы в защиту всех россиян. Ему поверили. Отсюда та массовая поддержка, которая закончилась избранием Ельцина председателем Верховного Совета Российской Федерации, а затем президентом самой крупной республики Советского Союза.

Сегодня меньше вспоминаются реальные исторические события и решения, которые свидетельствуют о нескольких государственных переворотах, совершенных Б. Н. Ельциным. Первым таким государственным переворотом Б. Н. Ельцина на посту Председателем Верховного Совета РСФСР явилась продавленная им декларация о Государственном суверенитете РСФСР, принятая съездом народных депутатов России 12 июня 1999 года. Декларация обеспечивала верховенство конституции РСФСР и закона РСФСР на всей территории СССР, открывала полномочные представительства РСФСР в других союзных республиках и зарубежных странах (на право республики на осуществлении полномочий, предусмотренных для Союза ССР).

Эта декларация потом, позже, уже в период президентства Ельцина, была закреплена рядом подзаконных актов, развивавших и укреплявших независимость РСФСР от СССР. Сегодня уместно назвать некоторые из них: законы «О собственности», «О земельной реформе», «О банках и банковской деятельности», «О предприятиях и предпринимательской деятельности» и ряд других.

И. К. Полозков пишет, что ему и сегодня трудно объяснить этот акт «законодательного помешательства». К сожалению, говорит он, среди депутатов нашлось не много тех, кто понял смысл и драматические последствия акта. Зато они более чем очевидны сегодня для И. К. Полозкова, и для всех нас: вопреки воле народа была установлена диктатура капитала, созданы условия для узаконенного мошенничества определенной группы лиц, искусственно создан класс эксплуататоров трудящихся масс, созданы условия для режима единоличной власти.

Характерно, что приказ о расстреле Белого дома Б. Н. Ельцин отдавал уже после того, как Верховный Совет России (00:32:41) объявил ему импичмент и назначил нового исполняющего обязанности президента – генерала Руцкого. Это был второй государственный переворот. Запад встретил эти действия по укреплению своей власти положительно. Публично высказать одобрение у них не хватило наглости. Однако в США и Западной Европе публично было озвучено «понимание происшедшего». Все эти драматические события излагаются И. К. Полозковым на основе огромного фактического материала, личных наблюдений и выводов, сформированных его непосредственным участием в активном противостоянии этим антироссийским актам.

Интересен и анализ И. К. Полозковым факта образования и действий ГКЧП. Отдавая должное смелости этих людей, И. К. Полозков, тем не менее, задает ряд уместных вопросов: почему ни Шейнин, ни Крючков (члены ГКЧП) не захотели пойти по законному демократическому пути снятия Горбачева с занимаемых постов за нарушение Конституции СССР, хотя к этому времени прокурор СССР В. И. Илюхин по своей инициативе собрал необходимые материалы и возбудил уголовное дело против Горбачева за нарушение 17 статей Конституции.

На эти «почему» автор мемуаров не дает ответа. Хотелось бы, чтобы он дал ответ и еще на один вопрос, который сегодня мучает сознание граждан постсоветского пространства: почему 20-миллионная КПСС осталась в стороне от судьбоносных событий периода перестройки? Ведь, И. К. Полозков пишет, и мы с этим согласны, отбор в члены КПСС был жестким: принимались только действительно выдающиеся в своей области деятельности люди, принимавшие идеи социализма и готовые активно участвовать в укреплении основ социалистического общества.

Конечно, там были и карьеристы, как в любой крупной организации, но в подавляющем большинстве своем это были честные и порядочные люди, которые готовы были трудиться на благо социализма. Партию погубила слишком сильная централизация, которая десятилетиями приучала коммунистов аккуратно и добросовестно исполнять программы центра, но не научила их проявлять инициативу снизу. И когда исторический момент выживания страны потребовал инициативы снизу, ее не оказалось. И. К. Полозков с сожалением констатирует, что восстановление коммунистической партии в новых условиях проходит очень мучительно и медленно. Вместо миллионной она сегодня насчитывает десятки тысяч своих членов.

И все же для подавляющей массы населения России и стран постсоветского пространства сегодня очевидно, что транснациональный капитализм, разрушивший социалистические структуры реального социализма? не внес положительной исторической альтернативы в жизнь стран. Разрушения достигли таких масштабов, что сегодня на повестку дня встает вопрос о возможности исторического существования этих государств. Это тяжкое историческое время.

И. К. Полозков, впрочем, высказывает и надежду. В китайской космогонии центральной является концепция циклического развития. Все идет по кругам, только каждый раз на более высоком уровне, и в этом и состоит тайный смысл диалектики общественного бытия. Линейные линии прогресса, созданные идеологами эпохи Просвещения, не адекватны многообразию исторической реальности. Это означает, что выход для России и стран постсоветского пространства заключается в возвращении на пути социалистического строительства, что предполагает воссоздание современной производственно-экономической базы, общественных отношений равенства и справедливости, реализации принципов социалистической демократии. Это трудный путь, но иного не дано.

http://kprf.ru/history/soviet/151801.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР
СообщениеДобавлено: Ср дек 07, 2016 7:55 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Беловежское предательство

Исполняется двадцать пять лет с момента Беловежского предательства народов Советского Союза, жертвой которого стала расколотая, как орех, мощнейшая Держава.
По прошествии лет могильщики Советского Союза всеми правдами и неправдами пытаются «сгладить» свою вину перед многомиллионным русским народом и народами своих государств – бывших республик СССР.

Одним из первых пытается «очиститься» от позорного предательства народов Советского Союза, опубликовав интервью под броским названием «Свидетельство о смерти Советского Союза: тайна Беловежских соглашений» участник тех событий, советник первого президента России Сергей Михайлович Шахрай. Большего юридического вранья, изложенного им в интервью, придумать весьма сложно.
Мне, тоже свидетелю тех событий, как председателю Комиссии Верховного Совета по бюджету, планам, налогам и ценам, входившему в число шести членов Российской Федерации, утвержденных Верховным Советом, и которые от имени Российской Федерации должны были поставить свои подписи под Союзным договором, хотелось бы объективно раскрыть их драматический ход.
Прежде всего особо подчеркну, что никаких объективных причин для распада Советского Союза не было. Его гибель носила рукотворный характер и была совершена в три этапа – в июле 1990 г., когда I Съезд народных депутатов России принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР, в августе 1991 г. в ходе государственного переворота, в декабре 1991 г. в Беловежской пуще. Народы были ввергнуты в тяжелейшие испытания, которые тяжким грузом лежат на их плечах до сих пор.
У «юридического виртуоза» С. Шахрая в канун двадцатипятилетия Беловежского сговора появились «новые» моменты хода распада СССР. Он вдруг впервые пришел к выводу, что «спусковым крючком распада стал августовский (1991 г.) путч – это факт».
Запамятовал, видимо, Сергей Михайлович, как его с «юмором» называли народные депутаты РСФСР – «юрист по особо щекотливым поручениям Б. Ельцина», как он гордился, что якобы именно он, С. Шахрай, обосновал и подготовил основные формулировки Декларации о государственном суверенитете РСФСР, принятой I Съездом народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 года. Именно этот документ стал «спусковым крючком» распада Советского Союза.
В Декларации была заложена статья, закрепляющая верховенство норм законов РСФСР над законами СССР (статья 5). Здравомыслящие народные депутаты РСФСР понимали всю абсурдность этой статьи, что она противоречит Конституции СССР и РСФСР, ведет к сепаратизму, распаду СССР и голосовали против нее, в том числе и я.
Эта мина замедленного действия, как эффект домино, развязала цепную реакцию «суверенитетов» других республик. Вслед за РСФСР провозгласили свой суверенитет республики Прибалтики (Литва, Латвия, Эстония) и Закавказья (Армения и Грузия), а также Молдавия.
Неужели провал в памяти у «великого юриста» Сергея Михайловича!
Развернем ход драматических событий развала СССР дальше.
В ноябре в Ново-Огареве возобновился процесс консультаций между представителями республик по вопросу о проекте Союзного договора. Но политическая ситуация в стране после ГКЧП – государственного переворота августа 1991 г. – была уже другой.
Процесс «суверенитизации» привел к тому, что за столом переговорщиков в Ново-Огареве о судьбе Союза осталось всего семь участников: Россия, Белоруссия и пять среднеазиатских республик. Остальные просто перестали принимать в нем участие. 1 декабря 1991 г. на Украине был проведен референдум о полной независимости Украины и подтверждении полномочий Л. Кравчука как президента. По итогам референдума Украина стала окончательно «незалежной». Б. Ельцин тут же признал независимость Украины. О каком горбачевском «новом» Союзе для теперь уже «самостийного» Л. Кравчука могла идти речь? Поэтому он твердо встал на позицию, что никакого Союзного договора он подписывать не будет. У Л. Кравчука, как он сам откровенно заявил, «накопилась усталость от Советского Союза». У него якобы постоянно был «страх», когда он ездил в Москву на семинары и покупал продукты в гастрономе при ГУМе, что вдруг ему «не хватит масла». И вы, уважаемый читатель, можете поверить, что завотделом ЦК КПУ – партаппаратчик высшего звена республики – ездил в Москву за маслом? Я, например, никогда в эту нелепость не поверю! Я просто не мог уразуметь, как может измениться человек, попав на вершину власти.
А президент СССР М. Горбачев как гарант Конституции СССР (Основного закона) по-прежнему продолжал направлять послания парламентариям всех республик, призывая их обсудить и подписать Союзный договор в его последнем согласованном виде.

О дальнейшей судьбе «нового» Союза весьма активно позаботилась российская «передовая группа» в составе Бурбулиса, Гайдара, Козырева, Шахрая, подготовившая встречу с С. Шушкевичем в Беловежской пуще Б. Ельцина и Л. Кравчука. Уже на тот период Л. Кравчук после украинского референдума, одобрившего «незалежность», громогласно отказался подписывать Союзный договор, планируя последующие шаги, общее название которым – измена.
Восьмого декабря 1991 г. трое политических авантюристов – разрушителей великой страны – президенты РСФСР Б. Ельцин и УССР Л. Кравчук и Председатель Верховного Совета БССР С. Шушкевич заявили о роспуске СССР и создании СНГ – Содружества Независимых Государств. Закоперщиком этого антисоюзного государственного переворота были Борис Николаевич Ельцин и его команда.
Под основным документом – Соглашением о создании Содружества Независимых Государств (СНГ) – стоят подписи Б. Ельцина и Г. Бурбулиса (от России), Л. Кравчука и В. Фокина (от Украины), С. Шушкевича и В. Кебича (от Белоруссии). Документ констатирует, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование» (приложение 1). Вместо него провозглашается создание СНГ, открытого для присоединения к нему других независимых государств. Это событие, произошедшее в глубокой тайне от русского, украинского и белорусского народов, вошло в историю как Беловежское предательство.
Будь на месте М. Горбачева сильный руководитель-государственник, беловежский сговор не сработал бы. У авторов этого самого настоящего «путча» не было бы шансов не только на власть в своих регионах, но и на свободу. И они это понимали. Не зря же в «Вискулях» стоял «на парах» вертолет, готовый, как говорили впоследствии сами участники Беловежья, при необходимости улететь в Польшу…

<p>Рис. Сергея Савилова</p>Рис. Сергея Савилова

Мне хорошо помнятся декабрьские дни 1991 г., когда вернувшиеся из Белоруссии Г. Бурбулис, С. Шахрай, Е. Гайдар, А. Козырев наперебой рассказывали, кто из них был автором документа о прекращении существования СССР, кто из них внес самую большую лепту в этот процесс и запустили в оборот штамп, которым впоследствии помечали все, что бы ни случалось в «демократической» России: в 1991 г. они якобы «спасли разваливающийся Советский Союз от кошмара гражданской войны».
Е. Гайдар на всех углах приписывал авторство беловежского документа себе, что именно его рукой был написан текст. Он «увековечил» это предательство в своих мемуарах.
С. Шахрай гордился, что именно якобы он, Сергей Шахрай, предложил, подготовил все формулировки и написал документы о распаде и прекращении существования СССР. Во всех интервью он твердо убеждал, что СССР якобы «умер» еще до Беловежья, а в «Вискулях» «они, как врачи, лишь зафиксировали факт смерти СССР…» Верх цинизма. Эту «песню» про «врачей» С. Шахрай продолжает петь и поныне.
Суть вопроса, по Шахраю, заключалась в том, что Советский Союз был учрежден в 1922 г. четырьмя республиками: РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР. Поскольку Закавказье перестало существовать, то три республики имели якобы полное юридическое право зафиксировать, что «Советский Союз как субъект международного права прекращает свое существование». Предложение «величайшего юриста», шахраевская казуистика и была якобы принята за основу при подготовке беловежских документов.
Эту кощунственную мысль позднее взял на вооружение С. Шушкевич. «Остальные республики, – пишет с пафосом «политолог» новой волны, – были не нужны. СССР в 1922 году утвердили четыре субъекта – РСФСР, УССР, БССР и Закавказская Федерация. Последняя перестала существовать и правопреемника не имела. Значит фактически все учредители здесь…».
Не отстал в тот период от возвышения своей роли в подготовке Беловежских соглашений не только Е. Гайдар и С. Шахрай, но и Г. Бурбулис. Он откровенно говорил: день беловежского сговора «был самый счастливый день в моей жизни. Ведь над нами теперь никого не было». Таково кредо дорвавшегося до власти провинциального преподавателя «научного коммунизма».

Ныне все «авторы» Беловежского соглашения стыдливо прячут глаза и стараются всеми силами преуменьшать свою роль в развале СССР, пытаются отвести от себя удар, переключая стрелки друг на друга. С. Шахрай не преминет подчеркнуть, что текст Беловежского соглашения писал лично Е. Гайдар. А через несколько лет вообще все авторы-герои исчезнут за ширму «поручили экспертам готовить документы», хотя никаких экспертов в Беловежье не было и в помине.
Вот как, например, трактует уже сегодня события тех дней «юридический виртуоз» С. Шахрай: «Поначалу Борис Ельцин и Станислав Шушкевич все еще надеялись уговорить Леонида Кравчука сохранить хоть в каком-нибудь виде Союз. Однако украинский президент не желал даже слышать слово «Союз». Наконец нашли формулу «Содружество» как способ сосуществования государств в одном экономическом, политическом, военном пространстве».
Сегодня С. Шахрай из года в год все активнее убеждает общественность, что именно Л. Кравчук был против «сохранения Союза хоть в каком-нибудь виде», и они нашли этому альтернативу.
Г. Бурбулис, понимая, какая трагедия случилась с народами бывших республик, входивших в Советский Союз, пытаясь смыть с себя черное пятно, вынужден будет заявить: «Это трагедия человека, Родина которого перестала существовать». Но это, «усиливает» свою мысль «специалист по научному коммунизму» Г. Бурбулис, «оптимистическая трагедия». К сожалению, это лицемерное и пока безнаказанное признание. Пройдет еще несколько лет и Г. Бурбулис будет демагогически заявлять, что «Беловежские соглашения сильно недооценены», что «наша родина – Советский Союз окончательно и необратимо распался в трагические дни августовского путча 1991 года», что «нужна была определенная мудрость, определенное мужество с нашей стороны, чтобы найти ту форму – правовую, политическую, которая бы этот распад сделала более управляемым, более щадящим и регулируемым…
...Когда я встречаюсь в университетах разных стран мира с профессионалами, они говорят, что это был шедевр политической дипломатии конца XX века» и прочее, прочее бурбулисовское словоблудие.
Все более распаляясь в «правдивой оценке» Беловежского предательства, этого «шедевра политической дипломатии», Г. Бурбулис откровенно проговаривается, выдавая тайны пятой колонны, активным штыком которой он был. «А потом Беловежское соглашение, – откровенно признается Г. Бурбулис, – обеспечило добровольный отказ от ядерного оружия трех бывших республик – Украины, Беларуси и Казахстана. И это наше достижение до сих пор недооценено. А главное – 8 декабря мы завершили холодную войну.
Западные профессионалы действительно «точнее понимают то, что мы сами сделали», понимают «шедевр политической дипломатии» козыревых, гайдаров, бурбулисов, шахраев. Развалить Советский Союз чужими руками, разорвать корневые, родственные связи славян, вытолкнуть за пределы своей Родины миллионы русских, уничтожить оборонно-промышленный комплекс страны – это ли не «шедевр политической дипломатии»? Было совершено то, к чему стремились в свое время страны Антанты, германский фашизм, даллесы, буши и др. Большего иезуитского рассуждения вряд ли можно себе представить. Но это именно тот внутренний стержень, присущий не только Г. Бурбулису, С. Шахраю, но и многим другим неодемократам.
По прошествии двадцати лет Л. Кравчук, этот могильщик Советского Союза, рассказывает о беловежской трагедии более откровенно: «…выяснили, что никакой Союзный договор я подписывать не буду. Приступаем к работе над текстом будущих Беловежских соглашений. Б. Ельцин спрашивает: «Кто возьмется писать?» Я и говорю: «Поскольку у меня хорошая авторучка, давайте буду писать я». Работа началась в буквальном смысле с чистого листа… Первую строчку написал я. А вот формулировку о том, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование», предложил Бурбулис. Промучились мы над ней часа полтора. Но когда были написаны «перестает существовать»… Это чувство не передать! Вот говорят – «историческое событие»! История значит… А когда ты сам участник этих событий?.. Я изучал историю и знаю, что это был первый в мире государственный переворот такого масштаба, который удалось осуществить мирно – без конфронтаций и крови!». Читая эти перлы выпускника Академии общественных наук при ЦК КПСС Л. Кравчука, мне все время думалось, что «государственному перевороту такого масштаба» гетман Мазепа был бы несказанно рад. Не умерла еще мазеповщина в Украине!
В 1999 г., когда Л. Кравчука награждали за «неотдачу Крыма России», он сказал, что Б. Ельцин готов был половину России отдать, чтобы скинуть Горбачева. И далее, что развал СССР – это в том числе и его вина, но 99% – это вина Бориса Николаевича Ельцина. Соответственно и тех, кто толкал его «констатировать, что пациент, по терминологии С. Шахрая, болен».
Видя социально-экономический и политический «прогресс» в Украине после распада Советского Союза, 5 июня 2005 г., выступая в украинской Раде, Леонид Кравчук с горечью произнес, что «если бы он знал, что будет твориться в Украине, он дал бы себе скорее отрубить руку, чем подписать Беловежское соглашение».
Думаю, что такого признания мало; первому президенту Украины Л. Кравчуку следует готовиться к тому, что рано или поздно его привлекут к уголовной ответственности за развал Великой державы.
Анализируя беловежский сговор, хотелось бы привести еще один весьма значительный факт. В октябре 1992 г. я возглавлял делегацию Верховного Совета Российской Федерации на праздновании Дня независимости Турции. В эти дни мне довелось ближе узнать Станислава Станиславовича Шушкевича – в то время Председателя Верховного Совета Белоруссии. У меня состоялось много откровенных бесед с ним. Конечно же, все они в той или иной мере касались событий в Беловежской пуще.
С. Шушкевич рассказывал, что встреча с Б. Ельциным в Белоруссии состоялась по приглашению белорусской стороны, должна была обсудить проблемы обеспечения зимнего периода нефтегазовыми ресурсами и закончиться просто охотой. Никакого изначального намерения принимать решение о выходе из СССР не было. Таких заготовок, по крайней мере у белорусской делегации, не было. Меня встреча с Б. Ельциным, рассказывал С. Шушкевич, интересовала с точки зрения возможности завоза энергетических ресурсов из России на бартерной основе.
Однако Е. Гайдар, А. Козырев, С. Шахрай и особенно Г. Бурбулис, уточняет С. Шушкевич, постоянно «поджучивали» Б. Ельцина подготовить в пику М. Горбачеву свой вариант договора. И когда Бурбулис в одной из встреч, вспоминает С. Шушкевич, вдруг произнес слова: «А не согласитесь ли вы расписаться под такой фразой: «СССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование», мы все согласились с этим. Мы и раньше, продолжал С. Шушкевич, внутренне очень хорошо понимали, что хотим настоящей независимости для наших республик, «хватит нам попечительства», но никогда не оговаривали между собой этот тезис вслух. А когда такие слова уже были произнесены… Они и легли в первый параграф Беловежского заявления. Так через двадцать лет интерпретирует события прошлого С. Шушкевич.
А вот как уточняет события Л. Кравчук: «Через некоторое время Ельцин говорит: «Что-то не идет… Давайте, когда напишем первый параграф, выпьем по полбокала шампанского». И действительно, когда написали – а параграф был тяжелый! – выпили по полбокала. И все! Хотя утверждают, будто мы и там, за рабочим столом, не просыхали. Ничего, кроме бутылок с водой, перед нами не стояло…»
В эту «новую» трезвую версию Беловежья Л. Кравчука поверить весьма трудно. Свидетельством тому являются не только фотографии из Вискулей, на которых отчетливо видны не «фужеры с шампанским и не бутылки с водой», но и рассказы очевидцев.
Вот как откровенно отреагировал на то, что Л. Кравчук в интервью «убеждал» общественность, что в Беловежской пуще они ничего не пили, бывший президент Киргизстана А. Акаев. «Верится с трудом, – говорит А. Акаев. – Я не помню встречи, где бы мы трезво расходились… Это Кравчук немножко лукавит. Тем более в те времена Борис Николаевич был в форме. Он, говоря образно, был джигитом».

Пока российские и украинские «герои» Беловежья по прошествии лет пытаются все активнее отмежевываться от авторства трагических для народов Советского Союза предательских документов, перепихивая это авторство друг на друга, вдруг появился новый «герой» развала Советского Союза – экс-министр иностранных дел Беларуси Петр Кузьмич Кравченко. У него якобы в архиве сохранились четыре рабочих варианта подготовки того исторического документа. Вот как описывает те исторические события П. Кравченко.
«Мы сидели за столом и гадали, с чего начать текст, – вспоминает П. Кравченко. – Я сказал: «Давайте каждый изложит свои предложения на бумаге». В течение 10 минут я написал на старой желтой бумаге свой вариант. И все закивали: «Да, это то что надо, нужна констатация свершившегося». Первый параграф соглашения звучал так: «Союз Советских Социалистических Республик как геополитическая реальность и субъект международного права прекратил свое существование».
«Я взял инициативу в свои руки, – продолжает П. Кравченко, – и сказал, что, согласно нормам старого французского права, действует формула «Король умер, да здравствует король!» Если мы констатировали распад СССР, нужно провозгласить создание нового политического образования. После этого начались споры о названии...»
«Накануне вечером, 7 декабря, – продолжает П. Кравченко, – Кравчук вообще ничего не хотел подписывать и даже слушать! Мол, какое соглашение, какой союз: украинский народ проголосовал за независимость, я избран президентом… Украинцы колебались, взвешивали: создавать СНГ или избрать путь абсолютной независимости. «…Мы вшестером (Гайдар, Шахрай, Козырев от России и я, Мясникович, Костиков от Белоруссии) подготовили черновик соглашения, закончив лишь в пять утра. Тогда Сергей Балюк – в то время директор Беловежской пущи – послал газик за своей секретаршей, и она привезла из деревни Каменюки, из приемной дирекции, старую советскую пишущую машинку. Примерно в 5.45 на ней начали печатать текст соглашения. Закончили где-то в 8.30».
«Поначалу в названии документа говорилось, что это договор о создании Содружества Демократических Государств – СДГ. Но затем уже украинцы-таки подключились и настояли, чтобы понятие «демократические государства» было изменено на «независимые» – поскольку Украина 1 декабря провела референдум и уже была «самостийной». Поэтому вторая редакция гласила, что создается не СДГ, а СНГ».
«Затем появился третий вариант, над которым начала работать уже шестерка глав государств и глав правительств: Ельцин, Бурбулис, Шушкевич, Кебич, Кравчук и Фокин. И когда они закончили работу над третьим вариантом, появился четвертый и окончательный. Было около двух часов дня».
У меня лично до сих пор звучат слова С. Шушкевича о происшедшем 7 декабря 1991 года преступном сговоре, сказанные мне в Турции: «Все решилось на основе хорошей вечерней бани»; эту «победу» – распад империи хорошо доотмечались…» Я Станислава Станиславовича, как говорится, за язык не тянул.
С тех пор по бывшему СССР гуляет емкая фраза: «Сообразили на троих, а голова болит у миллионов».
Истина заключается не в том, кто первый сказал «а», кто первый написал первый параграф Соглашения, что «Союз Советских Социалистических Республик как геополитическая реальность и субъект международного права прекратил свое существование». Суть вопроса в том, что все участники сговора в Беловежье – Б. Ельцин, Л. Кравчук, С. Шушкевич, Г. Бурбулис, В. Фокин, В. Кебич, С. Шахрай, Е. Гайдар, А. Козырев, П. Кравченко, М. Мясникович, на совести которых трагедия многомиллионного славянского народа, всех народов Советского Союза, превратились в государственных преступников, в рукинеподаваемых, вошли в историю Великой державы черным пятном, которое не смыть не только им, но и их родным до седьмого колена!

Итак, в 1991 г. Советский Союз раздербанили на 15 суверенных государств. Экономические связи бывших республик приобрели статус международных и стали оцениваться в долларах США!
Неудивительно, что о своем решении «могильщики Союза» сначала известили президента США Джоржа Буша (старшего) и только потом президента СССР М. Горбачева.
Позднее в своих мемуарах «Изменившийся мир» Джордж Буш-старший особо подчеркнет, что Ельцин позвонил ему прямо из охотничьего домика, раскроет подноготную развальщиков СССР и напишет:
«8 декабря 1991 года Ельцин позвонил мне, чтобы сообщить о своей встрече с Леонидом Кравчуком и Станиславом Шушкевичем, президентами Украины и Белоруссии… «Сегодня в нашей стране произошло очень важное событие. И я хотел проинформировать вас лично, прежде чем вы узнаете об этом из прессы», – заявил он с пафосом. Ельцин объяснил, что они провели двухдневную встречу и пришли к заключению, что «нынешняя система и договор о Союзе, к подписанию которого все нас подталкивают, нас не удовлетворяют. Поэтому мы собрались вместе и несколько минут назад подписали совместное соглашение».
«Ельцин… сказал, что близорукая политика центра привела к политическому и экономическому кризису. В результате они подписали соглашение из 16 пунктов о создании «содружества или объединения независимых государств». Иными словами, он сообщил мне, что вместе с президентами Украины и Белоруссии они решили разрушить Советский Союз. Когда он закончил читать подготовленный текст, его тон изменился. Мне же показалось, что изложенные им положения подписанного соглашения будто специально сформулированы таким образом, чтобы получить поддержку Соединенных Штатов: они непосредственно излагали те условия, за признание которых мы выступали. Мне не хотелось преждевременно высказывать наше одобрение или неодобрение, поэтому я просто сказал: «Я понимаю».
«Это очень важно, – отреагировал Ельцин. – Господин президент, – добавил он, – должен сказать вам конфиденциально, что Горбачев не знает об этих результатах… Конечно, мы немедленно направим ему текст нашего соглашения, и, конечно, ему придется принимать решения на своем уровне. Господин президент, я был с вами сегодня очень, очень откровенен. Четыре наши страны считают, что существует только один возможный выход из нынешней критической ситуации. Мы не хотим делать что-либо втайне – мы немедленно передадим заявление прессе. Мы надеемся на ваше понимание. Дорогой Джордж, я закончил. Это чрезвычайно, чрезвычайно важно. По сложившейся между нами традиции, я и десяти минут не мог подождать, чтобы вам не позвонить».
Горбачев просто возмутился, что новость узнал после американского президента, и ничего… даже пальцем не пошевелил для защиты Конституции СССР, хотя имел для этого все конституционные полномочия.
Джордж Буш в тот же день – 8 декабря 1991 года – созвал пресс-конференцию и объявил, что «СССР больше не существует», что США победили в холодной войне. При этом он подчеркнул, что «Соединенные Штаты израсходовали на ликвидацию Советского Союза пять триллионов долларов».
После этих слов пусть истинные могильщики СССР (Кравчук, Шушкевич, Бурбулис, Шахрай, Козырев и др.) попытаются убедить россиян, всех русских, ставших вдруг диаспорой, что СССР распался сам как нежизнеспособная система (!), а они лишь как врачи патологоанатомы выдали «свидетельство о смерти Советского Союза».
В связи с подписанием Соглашения о создании СНГ сразу же в печати появились официальные заявления и М. Горбачева, и Б. Ельцина.
Б. Ельцин заявил, что создание СНГ не повлияет на жизнь людей, «все остается по-старому»: общая армия, общая валюта, свободное обращение людей и т.д.
«Это Соглашение, – отмечает в своем выступлении М. Горбачев, – имеет позитивные моменты».
Какие же это «позитивные» моменты? Оказывается, «в документе подчеркивается необходимость создания единого экономического пространства, выражается готовность к сотрудничеству в области науки, образования, культуры» и тому подобная чепуха, которую просто стыдно перечислять. В заявлении сообщается и главный вывод, который в соответствии с Конституцией СССР должен был лечь в основу немедленных решительных действий президента СССР, но не лег: «Соглашение прямо объявляет о прекращении существования Союза ССР» как «геополитической реальности».
Выступления М. Горбачева и Б. Ельцина убаюкивающе подействовали на отношение людей к Беловежским соглашениям. Только позже население всех бывших республик СССР поймет, что и Б. Ельцин, и президент СССР М. Горбачев их просто обманули.
Беловежские авантюристы торопились узаконить свои соглашения, чтобы сделать процесс необратимым. Уже 10 декабря Кравчук и Шушкевич созвали Верховные Советы и ратифицировали соглашения о создании СНГ.
12 декабря Верховный Совет РСФСР также приступил к рассмотрению документов Беловежья.
Выступая на сессии Верховного Совета, Б. Ельцин убеждал народных депутатов, что распад Союза ССР – не произвольное решение трех руководителей, уединившихся в Беловежской пуще, а «объективный, всемирно-исторический» акт, закономерное следствие тех процессов, которые развивались в течение последнего времени. Понимая остроту момента, Б. Ельцин предпринял лукавую попытку отвергнуть обвинения в адрес подписантов беловежской авантюры в том, что они якобы самовольно ликвидировали СССР. Торпедировать Беловежские соглашения, напирал, лицемеря, Б. Ельцин, – это «значит вступить в прямую конфронтацию с народами, сделавшими свой выбор, в том числе на союзном референдуме (выделено мной. – Ю.В.)». Более изощренной геббельсовской лжи было трудно представить!
Не менее изощренно на заседании Верховного Совета вертелся как на горячей сковороде С. Шахрай. На логичное и справедливое обоснование народных депутатов, что в соответствии с Конституцией (Основным законом) Российской Федерации Верховный Совет РСФСР неправомочен ратифицировать беловежские документы, поскольку они требуют внесения соответствующих изменений в Конституцию, а это уже прерогатива Съезда народных депутатов, С. Шахрай настолько заврался, что его просто согнали с трибуны.
Верховный Совет РСФСР, «ратифицировавший» Беловежское соглашение, превысил свои полномочия и, вопреки ст. 104 Конституции РСФСР, рассмотрел и решил вопросы, относящиеся к компетенции Съездов народных депутатов РСФСР и СССР. В общей сложности было нарушено более 30 статей действовавшей в то время Конституции РСФСР. И что, «юридический виртуоз» С. Шахрай не знал этого?

Сегодня вряд ли кто помнит поименное голосование народных депутатов РСФСР по вопросу развала СССР. А вспомнить есть что. Только пять народных депутатов, членов Верховного Совета РСФСР – Бабурин С.Н., Исаков В.Б., Константинов И.В., Полозков С.А., Лысов П.А. – нашли в себе мужество открыто выступить против развала СССР и проголосовать «против» ратификации Соглашения о создании СНГ.
Многим было понятно голосование «за» ратификацию Соглашения о создании СНГ таких народных депутатов-перевертышей как Волкогонов Д.А., Ковалев С.А., Красавченко С.Н., Носовец С.А., Подопригора В.Н., Рябов Н.Т., Шейнис В.Л., Шумейко В.Ф.
Странно другое: как могли проголосовать «за» Осминин С.А. (бывший первый секретарь Кировского ОК КПСС), Решульский С.Н. (бывший второй секретарь Дагестанского ОК КПСС, ныне секретарь ЦК КПРФ), Пономарев А.А. (бывший заведующий отделом Тамбовского ОК КПСС, ныне управляющий делами ЦК КПРФ), Манаенков Ю.А. (бывший секретарь ЦК КПСС) и ряд других членов фракции «Коммунисты России»?
Весьма странными оказались в те трагические для страны дни поведение, действия президента СССР М. Горбачева. Вечером 25 декабря 1991 года М. Горбачев в телевизионной кремлевской студии подписал указ о передаче управления стратегическим ядерным оружием президенту России Б. Ельцину. Из Указа Президента СССР №УП-3162 от 25 декабря 1991 года «О сложении Президентом СССР полномочий Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР и упразднении Совета обороны при Президенте СССР».
И тут же М. Горбачев обратился к гражданам Советского Союза. Начинается Обращение не только весьма примитивно, но и юридически безграмотно для выпускника юридического факультета МГУ, для лидера Великой державы: «В силу сложившейся ситуации с образованием Содружества Независимых Государств я прекращаю свою деятельность на посту президента СССР». Уже одно это полностью, ярко и откровенно выбивает все доводы М. Горбачева, которые он стал выдвигать в последние годы, что он все делал, чтобы сохранить Советский Союз.
Конечно же, после этого Б. Ельцин не мог не воспользоваться слабостью М. Горбачева. Президент Советского Союза просто сдался, сдал партию, которая его выпестовала, сдал Конституцию СССР, фактически одобрил развал Союза, расчленение русского народа, за объединение которого на протяжении столетий боролись правители Земли русской, руководители Советского государства, показал себя ничтожным человеком, совершив множество предательств.
Я беседовал со многими юристами по вопросу легитимности Беловежских соглашений и их ратификации парламентами Союзных республик. И оценка единодушна: поскольку в «Вискулях» участвовали лишь три стороны из 15 Союзных республик СССР и даже три из четырех учредителей СССР 1922 года, то юридически Беловежские соглашения нелегитимны.
Более того, без предварительного изменения Конституции СССР ни один орган РСФСР, а тем более должностное лицо не имели права подписывать какой-либо документ о прекращении действий Договора об образовании СССР. В противном случае, как это произошло с Ельциным, его действия становились антиконституционными со всеми вытекающими из того юридическими последствиями.
Абсолютно уверен, что незаконность ратификации Беловежских соглашений и боязнь понести ответственность за это тяжкое преступление были одной из причин расстрела Съезда народных депутатов Российской Федерации в 1993 году и выторговывания за преемственность президентской власти указа о беспрецедентных гарантиях президенту, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи, гарантиях юридических, социальных, экономических, политических.
За прошедшие 25 лет правления Ельцина, его преемника, и преемника его преемника строительство «новой» демократии по-российски превратилось в строительство псевдодемократии и закончилось блестящей победой последней: в Российской Федерации скопирована система ущербной западной демократии.
И вряд ли можно серьезно относиться к словам казуиста С. Шахрая, что государственный переворот в Беловежье, распад СССР «наследников развел, чтоб они не били морду друг другу и не убивали друг друга»…» По Шахраю распад СССР даже благо. Он вновь пытается гипнотизировать: «Пройдет еще десять лет, и многие скажут спасибо за то, что события не пошли по югославскому пути». Советские люди до сих пор «боготворят» развальщиков СССР во главе с Б. Ельциным юридического казуиста С. Шахрая и прочих лжедемократов.

* * *

Итак, главное последствие разрушения СССР – это не просто исчезновение Союза, это распад самой России – тысячелетнего государства, которое строили, лелеяли наши предки со времен Ярослава Мудрого, Ивана Грозного, Петра Великого, Ленина, Сталина. Территория Великой России сократилась почти на треть, население сократилось в два раза – с 300 до 150 миллионов, произошло искусственное расчленение русского и других народов Великой России. Этому предательству Горбачева, Ельцина, Кравчука, Шушкевича, депутатам РСФСР, вопреки Конституции СССР и РСФСР ратифицировавшим Беловежское соглашение, не может быть никакого оправдания. Они должны быть пригвождены к позорному столбу российской истории как предатели, иуды Руси, предатели русского, а также белорусского и украинского народов.
Развал Советского Союза – это трагедия мирового масштаба. Она стала несчастьем для миллионов людей, которые вдруг оказались за пределами своей Родины. Стала трагедией и для российской экономики, которая впала в социально-экономический кризис, длящийся вот уже более двадцати пяти лет. Никакая это не смерть Советского Союза, которую якобы «зафиксировали беловежские авантюристы», а его сознательное разрушение, за что инициаторы его, их пособники должны нести уголовное наказание независимо от срока давности. Уверен, так и будет!

Юрий Воронин

http://sovross.ru/articles/1490/28946


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Развал СССР
СообщениеДобавлено: Пн апр 17, 2017 8:25 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
17 апреля 2017

СССР: что и почему не получилось?

Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии.

После распада СССР получила распространение точка зрения о том, что распад Советского Союза был системно запрограммирован. Будто бы сама модель государства социальной справедливости определяла его неуспешность. Будто бы СССР не мог выдержать конкуренции с шагнувшими вперед, в эпоху постиндустриализма западными странами. Он же перейти к постиндустриальному укладу был якобы не в состояние в силу приверженности стереотипам поддержания уравнительной социальной справедливости.

Эта точка зрения сегодня является официальной, будучи представлена на уровне образовательных исторических стандартов.

В принятом в декабре 2014 года историко-культурном стандарте предлагается следующая версия объяснения причин гибели СССР: «Мобилизационная модель экономики, созданная в СССР в 1930-е гг., оказалась эффективной лишь в экстремальных условиях форсированной модернизации, войны и во время восстановления разрушенного хозяйства. Однако в длительной перспективе мирного развития она явно проигрывала соревнование с Западом. В условиях научно-технической революции, ставшей частью процесса перехода от индустриального к постиндустриальному обществу, выявилось отставание СССР, прежде всего, в области инновационных технологий. Запаздывание с реформированием планово-директивной экономики и неспособность политической элиты перестраиваться в соответствии с вызовами времени в конечном счете оказались роковыми для советской системы». Эта версия внедряется в сознание детей даже на уровне начальной школы.

Вот как излагаются причины гибели советского государства в Рабочей тетради «Окружающего мира» 4-го класса: «Накапливались негативные явления: отсутствие многих демократических прав и свобод, например, свободы слова, злоупотребления государственных служащих и многое другое. Все больше трудностей возникало и в экономике. Государство львиную долю средств тратило на вооружение и оборонную промышленность, другие же отрасли народного хозяйства практически перестали развиваться. В плачевном состоянии находилось сельское хозяйство. Из магазинов практически исчезли продукты питания. Товары народного потребления — одежда, бытовые товары для дома и многое другое-либо отсутствовали, либо были низкого качества. К концу 1980-х годов в стране начался экономический кризис. Необходимы были экономические и политические преобразования. В стране была объявлена перестройка — реформы, направленные на ускорение социально-экономического развития, демократизацию всех сторон жизни общества. Главным средством демократизации стала гласность — открытая критика и обсуждение недостатков в обществе… Советский Союз распался на 15 независимых государств. 25 декабря на карте мира появилось новое государство — Российская Федерация. Первым президентом нашей страны стал Борис Николаевич Ельцин. В последнее десятилетие Россия сделала большой шаг вперед в экономическом развитии. Бурно развиваются многие ее регионы. Страна строит свое будущее». Очевидны попытки дезавуирования самой идеи построения государства социальной справедливости, вытравить саму мысль о возможности повторения этого опыта.

Так был ли предопределен провал советского проекта?

ПОРАЖЕНИЕ МОДЕЛИ ГОСУДАРСТВА СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ НЕ БЫЛО ПРЕДОПРЕДЕЛЕНО

Советский Союз к началу 1980-х годов являлся одной из двух сверхдержав. В глобальном противостоянии он имел все возможности одержать победу. СССР обладал планетарной идеологией, мощнейшими вооруженными силами и крупнейшим ВПК, экономической самодостаточностью, общегосударственными институтами мобилизации, лучшей системой образования, подчиненной решению задач национальной безопасности первоклассной наукой, значимыми квалификационными потенциалами населения, духовноориентированной культурой.

За год до начала перестройки видный американский экономист, один из разработчиков теории конвергенции Дж.-К.Гэлбрейт писал: «Русская система сдает экзамен, поскольку в отличие от западной промышленности она полностью использует человеческие ресурсы». Представление об устойчивости модели СССР разделяли многие ведущие советологи, такие как С. Биалер из Колумбийского университета. «Советского Союза, — утверждал он в 1982 г., — ни сейчас, ни в ближайшие десять лет не коснется настоящий кризис системы, потому что он является гордым властелином огромных неиспользованных ресурсов, которые могут обеспечить ему политическую и общественную стабильность и позволить пережить даже самые большие трудности». Не верил в возможность скорого распада Советского Союза даже такой опытный стратег американской внешней политики как Г.Киссинджер. По прошествию многих лет он признавался, что так и не понял рациональных побудительных мотивов, заставивших М.С.Горбачева идти по пути государственной дезинтеграции. О непредопределенности исхода геополитической борьбы свидетельствовала и Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании: «Благодаря плановой экономике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей… Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков».

К началу процесса развала коммунистической системы совокупный военный потенциал ОВД был даже выше потенциала НАТО. Из различных видов вооружений преимущество Северо-атлантического альянса имелось только по количеству боевых вертолетов.

Приведенные сравнительные показатели военно-технической оснащенности позволяют констатировать, что гонки вооружений Советский Союз, по меньшей мере, не проиграл. Существует популярная точка зрения будто бы СССР уступил Западу экономически. Однако при сопоставлении динамики экономических показателей Советского Союза и США легко убедиться, что коммунистическая хозяйственная система не только не проигрывала, но постепенно обходила американскую. Темпы роста в последние десятилетия существования СССР были не столь высоки, как, скажем, в эпоху индустриализации, однако на Западе они имели еще более низкую интенсивность.

Таким образом, и в экономической гонке Советский Союз не проигрывал. Утверждение разработчика теории гибели цивилизаций П.Кеннеди об «имперском перегреве» как факторе дезинтеграции советской государственности статистически не подтверждается. Экономических ресурсов у СССР было вполне достаточно для поддержания высоких геополитических амбиций, характерных для статуса «мировой империи». Говорят также о том, что СССР будто бы погиб, не разрешив национальные противоречия. Действительно, распадный процесс был сопряжен с серией межэтнических столкновений. Но до начала перестройки их не было более двух десятилетий. Сама по себе советская модель представляла, вероятно, наилучший в истории тип межэтнической интеграции. Применительно к межэтническим отношениям говорилось не о толерантности — терпимости, а о дружбе народов. Этот подход был закреплен на уровне Конституции. Равенство народов в рамках единой общности советский народ мыслилось как важная составляющая государства справедливости, преодолевающего рецидивы национального угнетения. В СССР, в противоположность странам Запада, была выстроена многоуровневая система идентичностей. В ней имелась как этническая, так и цивилизационная составляющая.

Можно было быть русским, армянином, грузином, татарином и при этом являться советским. Маркер «советский» выступал выражением цивилизационной идентичности. При этом, не отрицалась и поддерживалась идентичность этническая. И был еще месседж — «послания к миру». Через него определялось, кто примыкает к проекту во вне. Такая идентификация открывала перспективы победы в мировом масштабе. Десоветизация осуществлялась в последовательном разрушении уровней идентичности — от дезавуирования планетарного коммунистического проекта до подрыва первичных общностей. Но это был уже не советский проект, а его свертывание.

Это у нас, по сей день, с сарказмом относятся к идентификатору «советский многонациональный народ». Оценка советского опыта идентификационного строительства американским агентством «Stratfor», называемого часто «теневым ЦРУ», совершенно иная: «Советский Союз — самый успешный пример русской государственности за всю её историю. В то время удалось создать новую идентичность, которая объединила всех без исключения жителей советского государства нового типа, независимо от расовой, религиозной, национальной и прочих принадлежностей… Стратегия коммунистов была переменчиво успешной, но всеобъемлющая советская идентичность действительно сыграла важную роль собирателя большой части населения Советского Союза. Она создала новый вид патриотизма, массового энтузиазма и гордости быть советским гражданином, благодаря советской идентичности постоянно подпитывалось желание бороться за социалистическую родину и идеалы в тяжелые времена… Такие чувства обычно становились особенно интенсивными во времена больших кризисов, таких как Великая Отечественная война и время от времени во времена Холодной войны. Создание советской идентичности было самой успешной попыткой Москвы объединить множество народов России под властью Кремля за всю историю России».

С началом горбачевских реформ межнациональные отношения вдруг резко обостряются фактически синхронно по всем союзным республикам. Причина столь быстрых изменений кроется в первую очередь в политике властей, фактически поощрявших сепаратистские тенденции как способствующие целям радикальной перестройки советского общества. Известны случаи, когда руководители партийных комитетов сами организовывали антикоммунистические и антигосударственные акции.

При вспыхивании межнациональных конфликтов повсеместно фиксируются факты провокаций. За счет провокаций, часто — с пролитием крови, национальные общности сталкивались друг с другом.

Высшее же руководство в таких ситуациях либо избегало применения силовых средств, либо уходило от ответственности за их использование. В этих и других подобных ситуациях виновниками кровопролития объявлялись армия и правоохранительные органы. Это подрывало их авторитет в глазах всего населения и способствовало тому, что в момент, когда для сохранения Союза потребовалось их вмешательство, эти структуры, наученные горьким опытом, отказались от выполнения своих прямых обязанностей.

Но это уже претензии не к системе межэтнической интеграции в СССР, а к элитам, разыгрывающим в своих конъюнктурных целях национальную карту. Были, безусловно, и ошибки в национальной политике, но они сами по себе не могли обрушить систему.

Так в чем же, в таком случае, состояли причины поражения советского проекта?

РАЗРЫВ С РЕЛИГИЕЙ: ОТСУТСТВИЕ ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО ИДЕАЛА

Реальный советский социализм связывался с атеистическим мировоззрением. Диалектический материализм был положен в основание официального взгляда на мир. Церковь рассматривалась в качестве классового врага. Такая позиция была отчасти определена кризисным состоянием самой Церкви, прельщением ее материальными благами, легитимизацией социальной несправедливости. Для советского проекта конфронтация с религией имело самые негативные последствия. Из доктрины социального государства были изъяты идеальные основания, представление о вечной высшей жизни. Постепенно материалистичность становилась доминирующим основанием социума. Изъята была идеальная константа, которой в религиях выступал Бог. Идеал духовной солидаризации был подменен потребительством, идеей «большой колбасы».

Безусловно, и среди атеистов было много высокодуховных людей, готовых пожертвовать собой ради идеалов социальной справедливости. Но общий тренд консюмеризации был налицо. Консюмеризационный процесс был производен от процесса секуляризационного. Общество без трансцендентной идеальной перспективы посыпалось, подверглось эрозии нравственного разложения. Идеалы социальной справедливости к концу советской эпохи приобрели формальный, схоластический характер. Реально в построение коммунистического общества мало кто верил. Посещавшие по путевкам западные страны, да и страны народной демократии, восторгались материальным достатком при капитализме. Критерий материальной выгоды вытекал напрямую из отрицания объективности высшей духовной субстанции. Но существовала ли приговоренность в конфликте социализма и религии? Такая приговоренность отсутствовала. Ни то что не было принципиальных противоречий между религией и социалистической идеологией, а сами традиционные религии утверждали в земной жизни принципы социализма. Использование христианской платформы для реализации замысла построения государства социальной справедливости было бы тем синтезом, который мог обеспечить устойчиво высокий уровень духовной мощи СССР. Требовалось соединить религиозное учение Христа и научное учение Карла Маркса. Но такое соединение не произошло.

Религиозные базовые основания исторически обнаруживаются фактически у каждого из государств. Мировоззренчески религия наделяет человека высшим трансцендентным смыслом существования, аксиологически — прививает ему ценности общежительского бытия, включая представление о справедливости, в сфере нравственности — устанавливает координаты добра и зла, регуляционно — сакрализует в виде традиций оптимальные нормы общественной жизни.

Как же было возможно более чем семидесятилетнее существование государства, выстраиваемого на платформе атеистического мировоззрения?

Дело в том, что в отличие от силовых государственных институтов, религия гораздо более инерционна. Ярким свидетельством такой инерционности может служить всесоюзная перепись 1937 г. Вопрос о религиозной принадлежности был включен в опросные листы по личной инициативе И.В.Сталина. Полученные результаты оказались настолько ошеломляющими, что опубликовать сводные статистические материалы власти так и не решились. Через два года была проведена повторная переписная акция, уже не содержащая пункта установления принадлежности человека и какой-либо религии. Важный вопрос отсутствовал и во всех последующих переписях.

Согласно полученной в 1937 г. статистике, большинство из согласившихся заполнить соответствующий пункт анкеты, самоидентифицировалось в качестве верующих — 56,7%. К ним, очевидно, следует зачислить и тех, кто на вопрос о своем отношении к религии оказался вообще от какого-либо ответа. Таковых от общего числа участвующих в переписи насчитывалось до 20%. Данная группа может быть идентифицирована в качестве скрытых верующих. Отказ от заполнения соответствующего пункта анкет, как и неучастие в переписи вообще, определялись религиозными мотивами. С одной стороны, имел место страх перед преследованием всех тех, кто признается в своей религиозности. С другой, запись в анкете в качестве неверующего означала религиозное отступничество (архетипом в данном случае служил новозаветный сюжет об отречении Петра). С призывами избежать участия в переписной акции обращались к народу религиозные деятели, представляющие различные конфессии. Перепись проводилась в самый канун Рождества 5—6 января, что послужило дополнительным источником усиления экзальтационной напряженности верующей части населения. Таким образом, по меньшей мере, 76,7% советских граждан оставались к 1937 г. в числе религиозно идентифицируемых. По всей видимости, их удельный вес был еще выше, так как для многих верующих соображения личной безопасности оказались при ответе на соответствующий пункт анкеты все же достаточно весомым обстоятельством.

Не будет, таким образом, преувеличением утверждать, что победа в Великой Отечественной войне была одержана народом, сохраняющим по преимуществу свою религиозную идентичность. Власти, надо отдать им должное, получив соответствующие статические материалы, смогли эффективно использовать ресурс религиозности народа в общегосударственных целях. Неоинституционализация патриархии явилась прямым следствием такой переоценки. Шанс создать союз реального социализма и православия в СССР существовал. Это был период второй половины 1930-х — начала 1950-x годов.

Церковная реконкиста началась еще в довоенные годы. Еще с середины 1930-х гг. прослеживается тенденция возвращения в епархальные ведомства изъятых прежде из патриархии храмов. Проводится историографическая переоценка миссии православия в пользу признания значительного вклада внесенного православной церковью в становление древнерусской национальной культуры и в отражение внешней агрессии со стороны иноверцев. Посредством персонального вмешательства Сталина при разработке проекта Конституции 1936 г. были изъяты поправки к статье 124-ой о запрете отправления избирательных прав служителям культа.

В началом войны патриарх Антиохийский Александр III обратился с призывом к христианам всего мира о молении за судьбу России. И Сталин в наиболее тяжелые дни 1941 г. собрал в Кремле духовенство для проведения молебна о даровании победы. В ознаменовании первых успехов, весной 1942 г., после длительного запрета, власти сняли табу на празднование Пасхи. Пасхальная служба 1944 г. уже имела-де-факто статус общегосударственного празднества, собрав в Москве, только на первой заутрени (в большинстве церквей было проведено несколько служб) 120тыс. прихожан. Во время войны подвергся роспуску Союз воинствующих безбожников. Ликвидируется обновленческая церковь, именуемая не иначе, как «церковный троцкизм». На проведенном под покровительством Сталина поместном соборе РПЦ восстанавливается институт патриаршества. Возобновился выпуск печатного органа церкви «Журнала Московской Патриархии», открываются богословские учебные заведения.

После окончания войны продолжается скачкообразный рост числа приходов РПЦ от 10544 в 1946 г. до 14477 в 1949 г. Работа на перспективу церковного строительства выразилась в учреждении 2 духовных академий и 8 семинарий. С пасхальных торжеств 1946 г. возобновляется богослужебная практика в Троицко-Сергиевой лавре, и на повестку дня ставится вопрос о возвращении монастыря в ведение патриархии. В послевоенные годы атеистическая пропаганда фактически сводится на нет, и вновь была растиражирована в период хрущевской десталинизации.

При Н.С.Хрущеве «штурм небес» возобновляется, вновь закрываются храмы. Сам Никита Сергеевич обещает показать по телевизору последнего попа. Возможный союз не состоялся.

АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ИНВЕРСИЯ: ОТ ЧЕЛОВЕКОСТРОИТЕЛЬСТВА К КОНСЮМЕРИЗМУ

Коммунистический проект являлся, прежде всего, проектом антропологическим. Построение государства социальной справедливости в СССР было сопряжено с проектом человекостроительства. Новый преображенный духовно человек сможет преодолеть рецидивы буржуазной несправедливости. Человекостроительство являлось главной задачей, по отношению к которой все остальное, включая и экономику, производное. Идея коммунистического преображения человека соотносилась с идеей преображения христианского и брала из нее истоки.

Пока в центре советской идеологии находился проект создания нового человека, СССР с очевидностью побеждал своих идеологических противников. Он побеждал их, прежде всего, в мегаэволюционном плане, представляя собой более высокую ступень социальной эволюции. И новый человек действительно формировался. И этот новый человек действительно побеждал, побеждал по всем направлениям. Популярность коммунистической идеи в первые четыре послеоктябрьские десятилетия была огромной. На этот период приходилась восходящая фаза советского проекта.

Нисходящая началась после того, когда на XXII съезде КПСС была принята новая Программа партии, взявшая ориентир — максимальное удовлетворение потребностей человека. Коммунизм мыслился теперь ни столько как общество справедливости, сколько как общество неограниченного потребления. Антропология советского человека была переакцентирована с духовной природы на природу биологическую. В этом виде советский человек уже не отличался от человека буржуазного. Это был эволюционный откат. И вместе с ним коммунистическая идеология в глобальной борьбе за умы и сердца начинает сдавать свои позиции.

В брежневские годы биологическая доминанта еще более усиливается. Разлагается элита. Потребительские настроения охватывают комсомол. Впоследствии именно из «комсомольских тусовок» выйдут циники периода первоначального накопления капитала. За фасадом государства справедливости выстраиваются анклавы, культивирующие в повседневной жизни прямо противоположные принципы.

Идеологическое обновление, возвращение к исходным идеалам человекостроительства было возможно. Вместо этого государство в период перестройки двинулось в прямо противоположную сторону, легитимизировав консьюмеризм и делегитимизировав идеологию справедливого общества. Советский проект был свернут, СССР ликвидирован.

Человек есть существо социобиологическое. Человеческая природа содержит, соответственно, уровни биологической и социальной жизни. Социогенез начинается с введения первых табу — запретов, ограничителей биологической жизни. Далее формируются нравственные идеалы развития. Развертывается длительный исторический процесс очеловечивания человека. Однако тонкая пленка культуры может быть легко порвана. И тогда человек предстает в своем зверином обличии. Расчеловечивание оказывается сопряжено с раскультуриванием. Если для очеловечивания требуется длительное историческое время, то расчеловечивание может осуществляться единомоментно, как сброс культурной надстройки.

Клавиши раскультуривания, пробуждения темных звериных инстинктов в человеке хорошо известны. Ими в разные времена пользовались элиты и контрэлиты в своих корыстных целях. Однако в целом на нажатие этих клавиш был установлен моральный запрет.

В демократических системах был достигнут общественный консенсунс о недопустимости применения инструментов раскультуривания. Для сброса культурной надстройки отводились специальные ниши. Но устанавливались строгие границы, препятствующие распространению этих ниш на общественную жизнь в целом.

Идеократические государства, ведущие общество целевым образом к нравственному идеалу, и вовсе табуизировали использование клавиш раскультуривания как тягчайший грех. Можно спорить о средствах идеократий, но их цель — нравственный, преображенный человек, исключала перспективу биологизации. Другое дело, что инструментарий раскультуривания мог быть применен и применялся для дезорганизации сил противника.

С конца 1980-х гг. табу на использование клавишей раскультуривания в СССР было снято. Озверение идеократизированного прежде общества происходит стремительно. На волне биологизации проект советской идеократии был побежден. Для победы над ним и использовались инструменты раскультуривания. О том, что горбачевско-ельцинская элита предала страну говорится сегодня довольно много. Но предательство этим не ограничивалось. Преданным оказывалось человечество. Осуществляемый курс расчеловечивания выражал сущность этого предательства в семантике мегаэволюционного процесса. На начальной фазе антропогенеза биологический проточеловек превращается в человека социального. Но мегаэволюционный процесс очеловечивания этим не был исчерпан. Дальнейшее развитие человека определялось уже его собственным целеполаганием. Генерируются социальные проекты нравственного преображения человечества, перехода от человека социального к человеку духовному, воплощению принципов справедливости. Генерация таких проектов соотносилась, как правило, с государствами идеократического типа. Одной из таких идеократий являлся СССР. Зародившаяся в среде позднесоветской номенклатуры контрпроект деидеократизации предполагал и снятие перспективы человека духовного. Произошел контрэволюционный поворот в сторону человека биологического. Итог был неутешительный. Человек консюмерист и конформист не счел необходимым выступить в критический момент в защиту государства.

Численность КПСС неуклонно росло. К периоду распада Советского Союза количество членов партии составляла вместе с кандидатами на вступление порядка 19 миллионов человек. Численность комсомольской организации достигла почти 42 миллиона человек. Но грянул август 1991 года, и 60 миллионов конформистов ничего не сделали для спасения Советского Союза, коммунистической модели жизнеустройства.

СОВЕТСКАЯ СИСТЕМА ПОДМЕНЯЕТСЯ ЗАПАДНОЙ

Кризис позднесоветского общества являлся не следствием неуспешности советской системы, а напротив, результатом отступления от нее. Болезнь вызвали привнесенные из вне инородные элементы. Сама же система, даже на излете советской государственности, оставалась вполне жизнеспособной. «Застой? — выражал удивление в отношении современного идеологического клише бывший руководитель Госплана СССР Н. К. Байбаков. — Я этого явления не припомню. Несомненно, было замедление темпов развития. Но чтоб промышленность, сельское хозяйство топтались на месте — это не так. Кому-то, видимо, понравилось слово „застой“, и пропагандистский аппарат постарался обыграть его на все лады. Но разве можно назвать застойным период, когда за 20 лет (1966—1985 гг.):

— национальный доход страны вырос в 4 раза,

— промышленное производство — в 5 раз,

— основные фонды — в 7 раз?..

Несмотря на то, что рост сельскохозяйственного производства увеличился за этот период лишь в 1,7 раза, реальные доходы населения росли примерно такими же темпами, что и производительность общественного труда, и возросли в 3,2 раза; приблизительно в 3 раза увеличилось производство товаров народного потребления на душу населения… Да, действительно, темпы экономического роста были ниже, чем в предыдущее пятилетие, но в сравнении с развитыми капиталистическими странами, кроме Японии, они были выше или равны». Таким образом, идея демонтажа социализма диктовалась не столько экономической необходимостью, сколько субъективными соображениями новой генерации кремлевских прожектеров.

Часто говорят сегодня о том, что СССР понес поражение в «холодной войне», столкнувшись с новыми технологиями межгосударственной борьбы. Технологии, конечно, важны. Но дело не только и даже не столько в технологиях. Акцент на технологиях может привести к ложному выводу, что достаточно современной России взять на вооружение новый технологический инструментарий и победа за ней. Так ли это?

Наиболее интегральный анализ — это анализ систем. Ниже уровнем по степени осмысления — это анализ фактор. Еще ступенькой ниже — анализ технологий. И, наконец — анализ деятельности персоналий.

Обратимся в соответствии с этой дифференциацией методологических подходов к объяснению причин поражения в «холодной войне». Если речь идет о войне персоналий, то причины сводятся к персональному предательству Горбачева. Достаточно ли этого объяснения? Если исходить из него в проекции современности, тогда достаточно появится патриотическому профессиональному лидеру, и страна изменится. Изменится ли? Нет. При существующей системе фильтрации элит, при существующем элитаристском рекрутинге, этого, очевидно, недостаточно.

Если речь идет о войне факторов — войне ресурсов, то, соответственно, причина поражения СССР обнаруживается в истощение финансовой ресурсной базы. Отсюда тривиальная рецептура — аккумулируем финансовые ресурсы, накопим достаточно средств, и тем достигнем победы. Но, при существующей несуверенной финансовой системе это тоже не поможет. Опять-таки возникает вопрос о нефункциональности всей системы.

Наконец — война технология. Проиграли, сообразно с логикой этого подхода, потому что были не использованы новые технологии, которые использовал противник. Включим, в соответствии с данной рецептурой, пропаганду по телевидению, наполним информационное пространство пророссийским дискурсом, обратимся к инструментарию «мягкой силы» — и одержим победу. Не поможет. При отсутствии идеологии использование технологии пропаганды само по себе абсурдно. Не ясно какие ценности будут в результате этой пропаганды транслироваться.

Мы, таким образом, упираемся в главный вопрос — вопрос о системе. Прежняя советская система — успешная в борьбе с геополитическими противниками была деконструирована и заменена новой, программирующей поражение. Эта система была построена в соответствии с рецептурой западнических теорий. Следовательно, если мы хотим достигнуть победы, надо выстраивать собственную россиецентричную систему, на основании собственных идентичных ценностей.

Что же произошло? Существовало к началу 1980-х годов две мир-системы — западноцентричная и россиецентричная. Россия (СССР, а ранее Российская империя и Московское царство) находилась в альтернативе к Западу. Соответственно, Запад — в альтернативе к России. С конца 1980-х годов происходит глобальная трансформация. Суть ее заключалась в принятие Россией ориентира вхождения в мир-систему Запад. Что означало такое вхождение? Оно означало, прежде всего, принятие ценностной платформы западной мир-системы. А эта платформа, как указывалось выше, выстраивалась на альтернативности в отношении России. Получалось, что новая Россия оказывалась в альтернативе к самой себе, становилась «Анти-Россией». Идеология государства социальной справедливости подменялась акцентированным и демонстративным насаждением несправедливости такого свойства, которого нельзя было обнаружить и в, условно, буржуазных государствах.

Государство социальной справедливости выстраивалось на определенной ценностной платформе. Утверждаемые им ценности, восходившие, действительно, к соборным идеалам православной Руси, противопоставлялись ценностям буржуазного мира. Идентифицируется девятнадцать такого рода пар ценностной дихотомии:

коллективизм — индивидуализм;

солидаризация — конкуренция;

идеократия — деиделогизация;

мессианство (спасение мира) — интеграция в мировое сообщество;

трудовая собственность — частная собственность;

человек — социальная личность — человек — индивидуум;

альтруизм — прагматизм;

минимальность потребностей — потребительская культура;

герой — жертва — герой — супермен;

психологическая культура — культура развлечений;

воспитательная школа — школа образовательных услуг;

социальное равенство — социальная селекция успешных;

свобода во имя — свобода от;

государство как большая семья — договорное (контрактное) государство;

братское единение народов — толерантность;

надэтническая цивилизационная идентичность — неэтническая идентичность гражданской нации;

государственно-общественная мобилизация — приоритетность частного;

нестяжательство — прибыль — мерило успешности;

нелегитимность ростовщического капитала — приоритетность банковского сектора экономики.

Гибель Советского Союза как государства социальной справедливости программировалось отступлением от собственной ценностной повестки. И не просто отступлением, а принятием ценностей альтрнативного проекта.

Соответствующий тренд был задано еще с конца 1980-х годов. И в этом тренде мы находимся по сей день. Тренд выражался идеей десоветизации. Но ведь советская система возникла не на пустом месте, она продуцировалась определенной матрицей. Это была матрица русской цивилизации. Русская цивилизация, русскость, возникла, в свою очередь, на основе православного христианского выбора.

Эта парадигмальная встроенность советское в русское, а русского в православного, означало, что попытки деконструировать советское обернутся деконструкцией всего цивилизационного здания. За десоветизацией объективно последовала дерусификация. Дерусификация, в свою очередь, объективно ведет к дехристианизации.

Последовательность в осуществлении борьбы с проектом государства социальной справедливости выглядит следующим образом. Вначале уничтожается СССР, как непосредственное модельное воплощение солидаризированной государственности. Затем, следующим шагом, уничтожается Россия, как матрица, порождающая проект социальной справедливости. Борьба против идеологии социальной справедливости оказывается и борьбой с Россией, имманентно связываемой с этой идеологией. Позднее прозрение было выражено словами: «Мы думали, что нас не любят потому, что мы „красные“, а нас не любят потому, что мы русские». Существует и исторически реализуется мировой западный проект. Его целевой ориентир — мировая гегемония Запада. Главным препятствием в достижении этой цели исторически выступила Россия. Достичь мирового господства без устранения данного препятствия было невозможно. Попытки его устранения военным путем не увенчались успехом. Разрабатываются новые технологии борьбы с российской (тогда советской) государственностью, акцентированные на подмене общественных ценностей и поражение коллективного сознания. Такая тактика борьбы привела к успеху. «Мы понимали, — признавался директор ЦРУ Роберт Гейтс, — что Советский Союз ни экономическим давлением, ни гонкой вооружений, ни тем более силой не возьмешь. Его можно разрушить только взрывом изнутри».

«Перестройка» явилась рубежом, задающим западнический тренд развития страны. Позднесоветская элита принимает идеологию западничества, подразумевающую материальный комфорт. Ориентир социальной справедливости снимается с актуальной повестки. В 1991 г. происходит первая «цветная революция», следствием которой было принятие курса инкорпорации России в западноцентричную мир-систему. По мере этой инкорпорированности российское государство лишалось своих суверенных потенциалов. Тогда когда процесс становится уже необратимым, России дают понять, что в качестве самостоятельного и целостного геополитического субъекта ее существование подошло к концу. Попытки «соскочить с крючка» западного проекта подавляются ввиду того, что суверенные потенциалы России за истекшие тридцать лет были подорваны. Итогом этой развертки должен стать финальный распад страны. «Цветная революция» № 2 и должна поставить эту точку посредством соответствующей политической операции.

Исходная точка, программирующая уничтожения России, обнаруживается в факте западнического выбора. Гибель СССР, оказывается, таким образом, не программируемым исходом нежизнеспособной системы, а отступлением от модели справедливого государства, соединении ее с системой, выстраиваемой на иной ценностной платформе.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО ЭЛИТ

Целенаправленное деструктивное воздействие по отношению к СССР со стороны внешних противников является исторически естественным процессом борьбы за геополитическое доминирование в мире. Наличие такой борьбы прослеживается на протяжении всей истории человечества. Но сводить объяснение к оценке — СССР развалило Центральное разведывательное управление США — мало что дает для понимания причин гибели Советского Союза. Почему, возникает вопрос, в таком случае, КГБ не смогло развалить США? Почему он не смог или не захотел противoдействовать операциям по развалу? И.А.Ильин писал в свое время об Октябрьской революции, что видеть в ней «просто результат заговора» — «вульгарный и демагогический подход», «это все равно, что объяснять болезнь злокозненно сговорившимися бактериями и их всесильностью… Бактерии не причина болезни, они только ее возбудители, причина в организме, его слабости». Эти слова вполне могут быть применены и к объяснениям гибели Советского Союза.

Для осуществления операции развала внешний противник должен был иметь силы, на которые бы он мог опираться внутри СССР. Но эти силы должны были откуда-то взяться. Почвы для их появления в рамках модели государства социальной справедливости объективно не существовало. Возникновение таких сил связывалось с вовлечением статусной части советского общества в мировую потребительскую сеть. Политические деятели СССР могли и оставаться убежденными ленинцами, но у них имелись семьи, дети, друзья. Из детей представителей коммунистической номенклатуры выйдут многие радикальные либералы-западники. Каналом распространения потребительской морали становится учрежденная в 1964 году сеть фирменных розничных магазинов «Березка», осуществляющих торговлю за иностранную валюту. Другим каналом являлись поездки за рубеж. Правоохранительные органы смотрят зачастую сквозь пальцы на деятельность «фарцовщиков» и «валютчиков». Создается теневой бизнес «цеховиков». Традиционно создание этих анклавов капитализма объяснялось хроническим товарным дефицитом в СССР. Но год от года производство товаров народного потребления увеличивалось. Следовательно, причина дефицита заключалась не в объемах производства, а в опережающем росте потребительских запросов. А это уже было само по себе следствием усиления потребительской морали.

Индикативным параметром для характеристики морального состояния советского общества является динамика продаж населению ювелирных изделий. Роскошь в официальной коммунистической модели рассматривалась как проявление буржуазного образа жизни. Однако духовные идеалы коммунизма все более теряли привлекательность.

Позднесоветское общество и, прежде всего, элита оказались охвачены синдромом потребительского перерождения. Покупка ювелирных изделий являлась кроме того одной из форм латентного процесса первоначального накопления капитала. Золото было более надежнее по своей стоимости, чем бумажные деньги. За пятнадцать лет с момента занятия Л.И.Брежневым поста генерального секретаря, стоимость проданных ювелирных изделий возросла в 45 раз. Этот рост существенно превышал темпы увеличения зарплат и сбережений населения. Соответственно, речь шла о нелегальных источниках доходов.

Падение продаж ювелирных изделий происходит в результате андроповского наступления на нетрудовые доходы. Это подтверждает со своей стороны, что финансовые источники, идущие на приобретение роскоши, имели криминальное происхождение.

Возникает элитарный слой, который мысленно ассоциировал себя с Западом, который прельстился западным материальным искушением, образами красивой жизни. Возникла развилка-либо войти в круг мировой элиты, либо оказаться в нише отверженных. Какие могли быть модели ответа в отношении данного вызова? Либо мы мобилизуемся и догоняем Запад, либо входим в западный мир в лице отдельных успешных представителей. Мобилизации никто не хотел. Принятие же второй модели по сути дела и означало крушение системы социальной справедливости.

В среде лиц, имеющих высокий, по советским меркам, уровень потребления, и складываются, главным образом, группы недовольных моделью социальной справедливости и равенства в СССР. Снятие соответствующих ограничителей давало бы им возможность легализации капиталов, перехода к образу жизни по лекалам преуспевающей части западного общества. В этой среде преимущественно и организовывалась работа ЦРУ и иных структур, связанных с задачами «холодной войны».

Выдвижение на пост Генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева, известного еще до 1985 года своими неортодоксальными взглядами, было встречено с надеждой на движение СССР в выгодном для Запада направлении. Запад не только приветствовал возвышение Горбачева, но и в определенном смысле содействовал этому. Интересы Запада совпали с интересами части партноменклатуры. Сросшиеся с «теневой экономикой» группы влияния негласно ориентировались на легализацию частной собственности.

Не обошлось и без фактора «агентов влияния» в высшем политическом истэблишменте СССР. Шла «холодная война» и противники в ней пытались довести свою резидентуру до политически значимых высот. Новая генерация советской партноменклатуры оказалась достаточно восприимчива к такого рода обработке. Чаще всего в качестве ведущей фигуры американского влияния в Кремле называется «прораб перестройки» А.Н.Яковлев.

О том, что реформы целевым образом были направлены против советской системы государственности, Александр Николаевич прямо признавался впоследствии в своих мемуарах:

«Я много и въедливо изучал работы Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, Мао и других „классиков“ марксизма, основателей новой религии — религии ненависти, мести и атеизма. […] Давным-давно, более 40 лет назад, я понял, что марксизм-ленинизм — это не наука, а публицистика — людоедская и самоедская. Поскольку я жил и работал в высших „орбитах“ режима, в том числе и на самой высшей — в Политбюро ЦК КПСС при Горбачеве, — я хорошо представлял, что все эти теории и планы — бред, а главное, на чём держался режим, — это номенклатурный аппарат, кадры, люди, деятели. Деятели были разные: толковые, глупые, просто дураки. Но все были циники. Все до одного, и я — в том числе. Прилюдно молились лжекумирам, ритуал был святостью, истинные убеждения — держали при себе. После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды „идей“ позднего Ленина. […] Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и „нравственным социализмом“ — по революционаризму вообще. […] Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. […] Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика — механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма — сработала».

В поражении советского проекта политически определяющую роль сыграл фактор «предательства «национальной элиты». Предательство не как буквально государственная измена (хотя прецедентов такого рода было тоже предостаточно), а как измена в отношении поколенчески реализуемого Советским Союзом и его сторонниками проекта государства социальной справедливости. Дала сбой система фильтрации элиты, социального лифтинга. Получил преобладание принцип клановой кооптации. Все это также являлось отступлением от модели социально справедливого государства в ее чистом виде. Политика руководства СССР период перестройки может быть охарактеризована как политика государственной самоликвидации. Возглавляемая М.С.Горбачевым команда реформаторов исторически выступила в качестве «ликвидационного комитета». Одно за другим им упраздняются советские институты государственного жизнеобеспечения. Гибель Советского Союза являлось целевым программируемым результатом курса реформ. «Беловежские соглашения» не инициировали демонтаж СССР, а являлись лишь одной из вех инициируемого горбачевским руководством политического процесса.

Ликвидационный курс руководства СССР отражен в следующем хронологическом перечне:

24 февраля 1988 г. — ликвидация Министерства для легкой и пищевой промышленности и бытовых приборов СССР

10 апреля 1989 г. — ликвидация Госагропрома СССР

27 июня 1989 г. — 14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства промышленных средств связи

6 марта 1990 г. — принятие «Закона о собственности в СССР», допускающего собственность иностранных государств, международных организаций, иностранных юридических лиц и граждан.

10 апреля 1990 г. — принятие закона СССР «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик», предоставляющий право республикам владения природными ресурсами на своей территории.

24 апреля 1990 г. — принятие закона «О языках народов СССР», предоставляющего право республикам устанавливать государственные языки.

26 апреля 1990 г. — принятие закона «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», утверждавшего государственную суверенность союзных республик и вводившего понятие «субъекты Федерации».

1991 г. — ликвидация системы колхозов и совхозов.

25 февраля 1991 г. — ликвидация Организации Варшавского договора.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Государственного планового комитета СССР.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Государственного комитета СССР по ценам.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Государственного комитета СССР по материально- техническому снабжению.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Министерства тяжелого машиностроения СССР.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Министерства медицинской промышленности СССР.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатике.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Министерства станкостроительной и инструментальной промышленности СССР.

1 апреля 1991 г. — ликвидация Министерства лесной промышленности СССР.

28 июня 1991 г. — ликвидация Совета Экономической взаимопомощи.

Август 1991 г. — переподчинение Отдела правительственной связи, 8-е главное управление (правительственная связь и криптография) и 16-го управления (радиоэлектронная разведка и криптография), выведенных из состава КГБ СССР и объединенных в Комитет правительственной связи СССР.

28 сентября 1991 г. — роспуск ВЛКСМ, отсутствие замещения комсомола в области молодежной политики.

4 сентября 1991 г. — упразднение 4-го отдела КГБ СССР, проводящего работу с религиозными организациями, что привело к неконтролируемости инорелигиозной пропаганды и распространения сектантства.

5 сентября 1991 г. — создание неконституционного органа управления страной Государственного Совета СССР, осуществляющего непосредственно ликвидационную политику.

6 сентября 1991 г. — неконституционное признание Госсоветом СССР независимости прибалтийских государств.

Сентябрь 1991 г. — упразднение управления по защите советского конституционного строя КГБ СССР (управление «3», бывшее 5-е управление).

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства оборонной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства авиационной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства судостроительной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства металлургии СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства нефтяной и газовой промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства угольной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства электротехнической промышленности и приборостроения СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства радиопромышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства электронной промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства химической и нефтеперерабатывающей промышленности СССР.

14 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства юстиции СССР.

26 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства общего машиностроения СССР.

28 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства гражданской авиации СССР.

30 ноября 1991 г. — ликвидация Министерства печати и информации СССР.

3 декабря 1991 года — ликвидация Главного политического управления Советской Армии и Военно-морского флота.

3 декабря 1991 г. — снятия запрета на свободное хождение иностранной валюты, Внешэкономбанк начал свободную продажу иностранной валюты населению.

3 декабря 1991 г. — принятие закона № 124-Н «О реорганизации органов государственной безопасности», на основании которого ликвидируется КГБ.

14 декабря 1991 г. — ликвидация Высшей аттестационной комиссии при Совете министров СССР.

18 декабря 1991 г. — ликвидация Министерства внешнеэкономических связей СССР.

18 декабря 1991 г. — ликвидация Госстандарта СССР.

20 декабря 1991 г. — ликвидация Государственного банка СССР.

УРОКИ СССР

Таким образом, согласиться с современной идеологемой о фатальной обреченности советской системы невозможно. За семидесятилетнюю историю существования СССР были более тяжелые во всех отношениях времена, нежели кризис конца 1980-х — начала 1990-х гг. Успешно преодолевая их, советская модель доказывала свою жизнеспособность. К гибели государственности привело не сохранение системы, а напротив, отступление от принципов ее функционирования, обнаруживавшееся в политике перестройки. Когда иносистемные новации превысили критическую массу, произошла парализация управления. К крушению СССР привело не отсутствие преобразований, а само, осуществляемое на ложной идеологической основе, реформирование. Советскому Союзу были нужны другие реформы, направленные на дальнейшее развитие модели государства социальной справедливости в свете изменяющихся мировых вызовов.

Отрицательные исторические уроки советского проекта могут быть сведены к следующему. Для реализации идеи построения государства социальной справедливости в будущем необходимо предусмотреть:

— во-первых, наличие трансцендентного идеала, поддержание высокого уровня духовности членов общества;

— во-вторых, принятие антропологической модели преображенного нравственного человека, субъекта построения справедливого жизнеустройства;

— в-третьих, поддержание сущностных характеристик системы, запрет на ее встраивание в идеологически иные системы или смешение с другими социальными системами;

— в-четвертых, обеспечение рекрутинга национальной элиты в соответствии с критериями государства социальной справедливости, недопущение ее перерождения;

— в-пятых, высокая мобилизационная готовность к борьбе с внешними противниками государства социальной справедливости.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

«Перестройка» — запланированное убийство государства

«Когнитивное оружие» как инструмент десуверенизации

От этих вопросов не уйти: В чем обман или самообман?

В фокусе борьбы — культура

«Интурист» СССР как идеологический актор «холодной войны»: из системной борьбы

Вызовы миру после разрушения СССР: нравственная деградация

Советский проект как преемственный этап в истории российской цивилизации

От и до. Про СССР

Советский Союз — это не модель для интеграции. Это модель альтернативного мира

http://rusrand.ru/docconf/sssr-chto-i-p ... poluchilos


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 10 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB