Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вт сен 26, 2017 8:28 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 12 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Война США против России
СообщениеДобавлено: Сб июн 14, 2014 7:06 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Сергей Глазьев, Зачем Америке Майдан

Разворачивающаяся на Донбассе война несёт огромные угрозы России, Европе и всему миру, непонимание которых влечёт их автоматическое развёртывание в региональную, а затем и мировую войну. Представляемое в мировых СМИ изображение этой войны как борьбы украинской власти за целостность страны так же далеко от её смысла, как изображение гитлеровской пропагандой нападения на Польшу как защиты Германии от польской агрессии.

Ненамного глубже даётся трактовка этой войны в российских СМИ – как сопротивление населения Донбасса нацистской хунте, противоправно захватившей власть в Киеве.

Между тем без понимания причин и движущих сил эскалации вооружённого конфликта остановить его невозможно. Об этом говорит безрезультатность проводившихся до сих пор переговоров о прекращении насилия и разрешения украинского кризиса. Казалось бы, все стороны должны быть заинтересованы в прекращении боевых действий на Донбассе. Они наносят ущерб Украине, России, самому Донбассу и угрожают Европе. Однако ни разу ещё западная сторона не выполнила своих обязательств. Неизменным результатом всех переговоров является прямой обман со стороны США и их киевских ставленников, использующих переговоры для отвода глаз и дезориентации партнёров.

Переговоры как обман

Вначале высокопоставленные американские и европейские чиновники, усыпив бдительность Януковича уговорами о неприменении силы, подтолкнули нацистов к его насильственному свержению и привели к власти своё марионеточное правительство. Затем они принялись уговаривать Путина не применять силу,натравливая одновременно подконтрольную им хунту на репрессии против русского населения Украины.

Сразу же после достижения договорённости о разоружении незаконных формирований и начале общенационального диалога вице-президент США Байден прибывает в Киев, чтобы поддержать действия хунты, после чего та начинает карательную операцию украинской армии против донбасского сопротивления. Бесконечно заверяя российского президента в приверженности миру и призывая к прекращению насилия, руководство США и ЕС последовательно поддерживают усиление террора украинских военных против населения Донбасса. При этом стоило России пойти навстречу договорённостям о деэскалации конфликта и отвести войска от украинской границы, нацистская хунта стала резко наращивать свои вооружённые силы в зоне конфликта и приступила к применению авиации и бронетехники против населения Донбасса.

Факты говорят о том, что американцы использовали переговоры исключительно для обмана партнёров. Выдавая себя за миротворцев и защитников прав человека, в действительности они прокладывали дорогу к насильственному захвату власти нацистам, которых затем поддержали в легализации своих боевиков на воинской службе и подтолкнули на применение армии против русского населения. При этом подконтрольные американцам и их ставленникам СМИ во всём обвиняют Россию, старательно делая из неё образ врага для Украины и пугало для Европы. Остервенелая лживость и истерическая русофобия украинских и ведущих мировых каналов не оставляют сомнений в том, что мы имеем дело с военно-пропагандистской машиной, репрессирующей всех объективных журналистов и навязывающей населению состояние антироссийского психоза.



Из этого анализа следует, что США с самого начала украинского кризиса неуклонно следуют стратегии раздувания конфликта в украинско-российскую войну, оправдывая все преступления нацистской хунты, финансируя и вооружая её, прикрывая дипломатически и принуждая своих европейских союзников делать то же самое. Возникает вопрос, зачем они это делают?

Уж точно не ради Украины, которая обрекается этой войной на раскол, гуманитарную и экономическую катастрофу. И конечно же, не из абстрактных целей защиты демократических прав и свобод, которые ежедневно нагло попираются нацистской хунтой, совершающей массовые убийства своих граждан.

Как хорошо видно по риторике и действиям американских политиков и должностных лиц, эта война разворачивается США против России, в которой нацистская хунта выступает не более чем орудием в руках у американского руководства, а народ Украины используется в качестве «пушечного мяса» и одновременно жертвы российской «агрессии». Непосредственной целью этой войны является отрыв Украины от России, что в качестве важнейшей геополитической задачи Запада ставил ещё Бисмарк, а в современных условиях – Бжезинский. Его русофобская формула о том, что без Украины Россия не может быть великой державой, стала руководящим лейтмотивом всей американской политики на постсоветском пространстве. К этой цели США шли все два десятилетия после распада СССР, потратив на выращивание антироссийской политической элиты в Киеве, по сведениям помощника Госсекретаря США Нуланд, более 5 млрд. долларов.

По замыслу натовских стратегов отрыв Украины от России должен быть оформлен подчинением Украины Евросоюзу в форме Ассоциации, посредством которой Киев отдаёт суверенные права Украины в области регулирования внешнеэкономической деятельности, проведения внешней и оборонной политики Брюсселю. Отказ Януковича подписывать Соглашение об ассоциации был воспринят США как выход украинского руководства из подчинения и как угроза возобновления естественного процесса восстановления единого экономического пространства с Россией. Для предотвращения вступления Украины в Таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном и возвращения Украины на путь европейской интеграции, собственно, и был организован государственный переворот, сразу после которого лидеры ЕС поспешили подписать с нелегитимной нацистской хунтой противоречащий украинской Конституции Договор об ассоциации в политической части. Сразу же после провозглашения Порошенко президентом он заявил о готовности подписать Соглашение об ассоциации в полном объёме, несмотря на его несовместимость как с Основным законом, так и с национальными интересами Украины.

Однако, как показывают сегодняшние действия США, одного только перехода Украины под юрисдикцию ЕС в рамках навязанного Киеву Соглашения об ассоциации им недостаточно. Они хотят столкнуть Украину с Россией в военном конфликте и втянуть в этот конфликт Евросоюз.

Заставляя подчинённую им нацистскую хунту вести полномасштабную войну на Донбассе, США создают в центре Европы расширяющуюся воронку хаоса, которая нацелена на втягивание в братоубийственный конфликт вначале России, а затем и близлежащих европейских стран. Делается это не только для ослабления России, но и для ухудшения положения Евросоюза.

Войны – источник подъёма США

Исторический опыт свидетельствует о том, что войны в Европе были важнейшим источником экономического подъёма и политического могущества США.Последние стали сверхдержавой вследствие Первой и Второй мировых войн, которые повлекли гигантский отток капиталов и умов из воюющих между собой европейских стран в Америку. Третья мировая война, оставшаяся холодной, завершилась распадом мировой социалистической системы, что дало США приток более триллиона долларов, сотен тысяч специалистов, тонн плутония и других ценных материалов, множества уникальных технологий. Все эти войны были спровоцированы при активном участии американской «пятой колонны» в лице контролируемых, финансируемых и поддерживаемых американскими спецслужбами шпионов, олигархов, дипломатов, чиновников, бизнесменов, экспертов и общественных деятелей. И сегодня, сталкиваясь с экономическими трудностями, США пытаются развязать в Европе очередную войну для достижения следующих целей.

Во-первых, обвинение России в агрессии позволяет ввести финансовые санкции с целью замораживания (списания) американских обязательств перед российскими структурами в размере несколько сотен миллиардов долларов для облегчения запредельного долгового бремени США.

Во-вторых, замораживание российских активов в долларах и евро повлечёт неспособность их владельцев обслуживать свои обязательства перед в основном европейскими банками, что создаст последним серьёзные трудности, чреватые банкротством некоторых из них. Дестабилизация европейской банковской системы будет стимулировать отток капитала в США для подержания долларовой пирамиды их долговых обязательств.

В-третьих, санкции против России нанесут ущерб странам ЕС на сумму около триллиона евро, что ухудшит и без того плохое состояние европейской экономики, ослабит её положение в конкурентной борьбе с США.

В-четвёртых, санкции против России облегчают вытеснение с европейского рынка российского газа с целью его замещения американским сланцевым. То же касается многомиллиардного восточноевропейского рынка тепловыделяющих элементов для атомных электростанций, который технологически ориентирован на поставки из России.

В-пятых, втягивание европейских стран в войну с Россией усилит их политическую зависимость от США, что облегчит последним решение задачи навязывания ЕС зоны свободной торговли на выгодных США условиях.

В-шестых, война в Европе даёт повод для наращивания военных расходов в интересах военно-промышленного комплекса США.

Сами США от развязываемой ими новой войны в Европе почти ничего не теряют. В отличие от европейских стран, с Россией они торгуют мало, и их рынки почти не зависят от российских поставок. Как и в других европейских войнах, они будут в чистом выигрыше.

Таким образом, натравливая нацистскую хунту на Россию, США ничем не рискуют и наверняка выигрывают. Американские советники навязывают своим киевским ставленникам использование самого жестокого по отношению к населению оружия: фугасно-осколочных снарядов, кассетных авиабомб, мин. Ведь чем больше будет жертв, тем выше ожидания российского военного вмешательства для защиты русского населения, тем выше риск новой европейской войны и тем больше американский выигрыш. Этот выигрыш измеряется не только деньгами. Главный приз, ради которого США провоцируют новую мировую войну, – это сохранение мирового доминирования в условиях глобальных структурных изменений, обусловленных сменой технологических укладов.

Исследования показывают, что в такие периоды глобальных технологических сдвигов передовым странам трудно сохранить лидерство, так как на волне роста нового технологического уклада вперёд вырываются развивающиеся страны, преуспевшие в подготовке предпосылок его становления. В отличие от передовых стран, сталкивающихся с кризисом перенакопления капитала в устаревших производствах, у них есть возможность избежать массового обесценивания капитала и сконцентрировать его на прорывных направлениях роста.

Для удержания лидерства передовым странам приходится прибегать к силовым приёмам во внешней и внешнеэкономической политике.В эти периоды резко возрастает военно-политическая напряжённость, риски международных конфликтов. Об этом свидетельствует трагический опыт двух предыдущих структурных кризисов мировой экономики.

Так, Великая депрессия 30-х годов, обусловленная достижением пределов роста доминировавшего в начале века технологического уклада «угля и стали», была преодолена милитаризацией экономики, которая вылилась в катастрофу Второй мировой войны. Последняя не только стимулировала структурную перестройку экономики с широким использованием двигателя внутреннего сгорания и органической химии, но повлекла кардинальное изменение всего мироустройства: разрушение тогдашнего ядра мировой экономической системы (европейских колониальных империй) и формирование двух противоборствующих глобальных политико-экономических систем. Лидерство американского капитализма в выходе на новую длинную волну экономического роста было обеспечено чрезвычайным ростом оборонных заказов на освоение новых технологий и притоком мировых капиталов в США при разрушении производственного потенциала и обесценении капитала основных конкурентов.

Депрессия середины 70-х – начала 80-х годов повлекла гонку вооружений в ракетно-космической сфере с широким использованием информационно-коммуникационных технологий, составивших ядро нового технологического уклада. Последовавший вслед за ней коллапс мировой системы социализма, не сумевшей своевременно перевести экономику на новый технологический уклад, позволил ведущим капиталистическим странам воспользоваться ресурсами бывших социалистических стран для «мягкой пересадки» на новую длинную волну экономического роста. Вывоз капитала и утечка умов из бывших социалистических стран, колонизация их экономик облегчили структурную перестройку экономики стран ядра мировой капиталистической системы, до этого стимулировавших становление нового технологического уклада посредством развёртывания гонки вооружений в космосе. На этой же волне роста нового технологического уклада поднялись новые индустриальные страны, сумевшие заблаговременно создать его ключевые производства и заложить предпосылки их быстрого роста в глобальном масштабе. Политическим результатом стала либеральная глобализация с доминированием США в качестве эмитента основной резервной валюты.

Разделяй и властвуй

Исчерпание потенциала роста доминирующего технологического уклада стало причиной глобального кризиса и депрессии, охвативших ведущие страны мира в последние годы. Выход из этого произойдёт на волне роста нового технологического уклада, в основе которого лежит комплекс нано-и биотехнологий.И, хотя основная сфера применения этих технологий не связана с производством военной техники, гонка вооружений и увеличение военных расходов привычным образом становится ведущим способом государственного стимулирования становления нового технологического уклада.

Дело в том, что либеральная идеология, доминирующая в правящих кругах США и их союзников по НАТО, не оставляет для государства иных поводов для расширения вмешательства в экономику, кроме нужд обороны. Поэтому, сталкиваясь с необходимостью использования государственного спроса для стимулирования роста нового технологического уклада, ведущие деловые круги прибегают к эскалации военно-политической напряжённости как основному способу увеличения государственных закупок передовой техники. Именно в этом ракурсе следует рассматривать причины раскрутки Вашингтоном маховика войны на Украине, которая является не целью, а инструментом для реализации глобальной задачи сохранения доминирующего влияния США в мире.

Наряду со структурным кризисом мировой экономики, обусловленным сменой доминирующих технологических укладов, в настоящее время происходит переход к новому вековому циклу накопления капитала, что усугубляет риски развязывания мировой войны. Предыдущий переход от колониальных империй европейских стран к глобальным корпорациям в качестве ведущей формы организации мировой экономики происходил посредством развязывания трёх мировых войн, исход которых сопровождался кардинальными изменениями мирового политического устройства. В результате Первой мировой войны рухнул монархический строй, сдерживавший экспансию национального капитала. В результате Второй – развалились колониальные империи, ограничивавшие международное движение капитала. С крахом СССР вследствие третьей – холодной – мировой войны свободное движение капитала охватило весь мир, а транснациональные корпорации получили в распоряжение всю мировую экономику.

Но на этом история не заканчивается. Развитие человечества требует новых форм организации глобальной экономики, которые позволили бы обеспечить устойчивое развитие и отражение планетарных угроз, включая экологические и космические. В условиях либеральной глобализации, выстроенной под интересы транснациональных, в основном англо-американских, корпораций, эти вызовы существованию человечества остаются без ответа. Объективно возникающая необходимость обуздания мировой олигархии и упорядочивания движения мирового капитала достигается в восточноазиатской модели организации современной экономики. С подъёмом Китая, Индии и Вьетнама вслед за Японией и Кореей наиболее вдумчивые исследователи заговорили о переходе от Англо-американского к Азиатскому вековому циклу накопления капитала.

В свете охарактеризованных выше глобальных изменений понятно, что борьба за мировое лидерство разворачивается между США и Китаем, в которой США для сохранения своего доминирования разыгрывают привычный им сценарий развязывания мировой войны в Европе, пытаясь в очередной раз за счёт Старого Света упрочить своё положение в мире. Для этого они используют старый английский геополитический принцип «разделяй и властвуй», воскрешая подсознательную русофобию политических элит европейских стран и делая ставку на традиционный для них «дранг нахт остен». При этом, следуя заветам Бисмарка и советам Бжезинского, в качестве главной линии раскола они используют Украину, рассчитывая, с одной стороны, на ослабление и агрессивную реакцию России, а с другой – на консолидацию европейских государств в их традиционном стремлении к колонизации украинских земель.

Расчёт американских геополитиков кажется точным, а действия – безошибочными. За полгода они провели блицкриг, фактически оккупировав Украину и подчинив себе ЕС в антироссийской истерии. При этом уже окупили за счёт присвоения части украинских активов полтора миллиарда долларов, потраченных на организацию госпереворота и приведение к власти своего марионеточного правительства с относительной легитимизацией своего агента в качестве президента Украины. Россия сумела спасти от оккупации американо-нацистским режимом только Крым, а истекающий кровью Донбасс становится хронической зоной вооружённого конфликта между Украиной и Россией. Последнюю, как кажется американским кукловодам, они заманили в политический капкан. Применение Российской армии для освобождения Донбасса гарантирует втягивание в войну против России ЕС и НАТО. Неприменение силы для принуждения нацистской хунты к миру повлечёт создание разрастающейся воронки хаоса в центре Европы, которая уже интернационализируется, становясь очагом дестабилизации России.

Развёртывание региональной, а возможно, и мировой войны на выгодных США условиях кажется неизбежным. Россия представляется им обречённой на тяжёлое поражение вследствие уже состоявшейся потери Украины, во-первых, и консолидации всех развитых стран мира, включая наряду с союзниками по НАТО Японию и Корею, во-вторых. По замыслу американских геополитиков поражение России должно повлечь возвращение её под американский контроль, как это было при Ельцине, а ослабление Европы – её экономическое подчинение посредством формирования трансатлантической зоны свободной торговли на американских условиях. Тем самым Вашингтон надеется укрепить своё положение и сохранить мировое господство в конкуренции с поднимающимся Китаем.

В этой «железной» и циничной логике есть, однако, просчёт. Действуя на основе архетипов европейской геополитики двухсотлетней давности, американцы воскресили трупы еврофашизма и соорудили в Киеве политического Франкенштейна, который начал пожирать своих родителей. Первой запланированной жертвой стал Янукович и его приближённые, растившие украинских нацистов как спарринг-партнёров. Следующей жертвой стали проигравшие выборы в Европейский парламент европейские политики, поддержавшие государственный переворот. Киевский Франкенштейн вплотную подбирается к своей маме – Эштон и, возможно, скоро доберётся и до своего папы – Обамы. Ему нужно только помочь найти дорогу.

Чтобы остановить войну, нужно прекратить действие движущих ею сил. На данном этапе война разворачивается преимущественно в экономической, информационной и политической плоскостях. При всей мощи США их экономическое превосходство основано на финансовой пирамиде долговых обязательств, которая давно вышла за пределы устойчивости. Для её обрушения основным кредиторам США достаточно сбросить на рынок накопленные американские доллары и казначейские обязательства. Разумеется, крах финансовой системы США повлечёт серьёзные потери всех держателей американских валюты и ценных бумаг. Но, во-первых, эти потери для России, Европы и Китая будут меньше, чем ущерб от развязываемой американскими геополитиками очередной мировой войны. Во-вторых, чем раньше выйти из финансовой пирамиды американских обязательств, тем меньше будут потери. В-третьих, крах долларовой финансовой пирамиды даст наконец возможность осуществить реформу мировой финансовой системы на началах справедливости и взаимной выгоды.

Доминирование США в информационной сфере является ключевым фактором зомбирования европейцев, подчиняющим таким образом своему влиянию политическое руководство европейских стран. Но, как говорил Александр Невский, не в силе Бог, но в правде. Потоку лжи и фальсификации, транслируемому контролируемыми США мировыми СМИ, необходимо противопоставить объективный информационный поток через социальные сети, региональное и национальное телевидение. Это, разумеется, потребует усилий. Но при творческом подходе правда пробьёт себе дорогу, поскольку угроза новой мировой войны пугает каждого человека и, в конечном счёте, стимулирует поиск её причин. Общественное подсознание европейских народов, тем более народа Украины, быстро вспомнит ужасы прошлой войны при правильном формировании ассоциативного ряда современных и настоящих фашистов и их пособников. Выращенный американскими геополитиками Франкенштейн выглядит ничем не лучше гитлеровских штурмовиков, объективная подача информации об украинских нацистах быстро вызовет чувство отвращения и испуга у европейского обывателя.

Наконец, доминирование США в мировой политике основывается больше на привычке их союзников подчиняться «Вашингтонскому обкому», чем на реальной зависимости европейских и японских политиков американской резидентуре. Как только начнёт разваливаться долларовая финансовая пирамида, американцам нечем будет платить за содержание своих военных баз и глобальных СМИ. Германия и Япония смогут освободиться от гнетущего ощущения оккупированных территорий.

Разумеется, не следует изображать США в качестве «колосса на глиняных ногах». В руках американских геополитиков оружие массового поражения, способное уничтожить всё человечество. И когда дамы из Белого дома хвалят украинских нацистов за «сдержанное» применение силы, мир охватывает ужас от безответственной глупости и бравады хозяев Белого дома, способных ради личного имиджа уничтожить полчеловечества. Эти намерения США уже демонстрировали при президентах Эйзенхауэре, Трумэне, который хотел забросать атомными бомбами Корею; при Кеннеди, который едва не начал атомную войну с СССР; при Рейгане, который угрожал звёздными войнами.

Нынешняя ситуация, однако, отличается от эпохи холодной войны тем, что американская администрация не рассматривает Россию в качестве равного соперника, пытаясь вернуть нас в пораженческое состояние при Ельцине. Американские советники как нынешнего, так и прошлого украинского руководства неустанно убеждали последнее в своём тотальном превосходстве над Россией, которую представляли в качестве американского доминиона. Опьянённые развалом СССР, американские геополитики считают Россию своей взбунтовавшейся колонией, которую надо усмирить навсегда как неотъемлемую часть своей империи. Они исходят из нежизнеспособности России в условиях глобальной изоляции, явно переоценивая степень своего влияния. Эта переоценка своих возможностей подводит американских геополитиков, с одной стороны, порождает у них ощущение безнаказанности и вседозволенности, создавая риск глобальной катастрофы. Но, с другой стороны, она является источником их слабости при столкновении с реальным сопротивлением, к которому они морально-политически не готовы.

Так решительные действия руководства России по отражению американо-грузинской агрессии в Южной Осетии, а также спасению населения Крыма от геноцида со стороны выращенных США украинских нацистов не оставили им шансов на победу. Столкнувшись с решительным сопротивлением Асада, США и их европейские союзники так и не смогли оккупировать Сирию. Они побеждали только там, где жертва не могла оказать реального сопротивления в силу либо деморализации и предательства властвующей элиты, как в Ираке или Югославии, либо тотального превосходства сил агрессора, как это было в Ливии.

Инстинкт национального самосохранения, присущий ВВП, ставит жёсткий предел любому иностранному вмешательству в проведение российской политики. Попытки запугать его санкциями, международной изоляцией или поддержкой оппозиции успеха иметь не будут. Так же как и сами санкции или изоляция со стороны Запада в силу глобального значения России и многовекторности её внешней политики. К сожалению, лауреат Нобелевской премии мира Обама этого не понимает. Он идёт на поводу у реакционных сил, рассчитывающих на лёгкую неоколонизацию России и наивно убеждённых в вечном господстве Америки.

Исходя из того, что вооружённый конфликт на Украине является прологом очередной мировой войны, развязываемой США против России в целях удержания мирового господства, для её купирования и одержания Победы, необходимо выстроить правильную систему координат и точно определить действия всех участников. Поле боевых действий имеет следующую конфигурацию:

– США являются страной-агрессором, провоцирующим мировую войну с целью удержания мирового господства;

– провокация мировой войны ведётся против России, которую США пытаются представить в качестве агрессора в целях консолидации западного мира для отстаивания американских интересов;

– американские геополитики сделали ставку на выращивание русофобствующего украинского нацизма в продолжение германской и английской традиций ослабления России;

– Украина фактически оккупирована США посредством организованного ими госпереворота и установления подконтрольной им нацистской диктатуры;

– европейские страны принуждаются к участию в войне против России вопреки их национальным интересам.

Исходя из этого мы должны оценивать Сопротивление Донбасса как движение в защиту не только местного населения от нацистской хунты, но и в защиту России от американской агрессии, а также всего мира – от четвёртой мировой войны. Бойцы народного ополчения Донбасса – это защитники Русского мира, не по своей воле оказавшиеся на передовой новой мировой войны. Город с символичным названием Славянск уже стал символом этой героической защиты. Как Брестская крепость, этот маленький город противостоит многократно превосходящим силам еврофашистов ценой жизни своих жителей.

Они погибают не только за Донбасс, они погибают за всех людей русского мира и всего человечества, спасая нас от новой мировой войны. При этом они щадят жизни украинских военнослужащих, отпускают на волю пленных, направляемых на заклание нацистской хунтой.

При всём героизме бойцов народной армии Донбасса сами остановить мировую войну они не могут. Военное вмешательство России могло бы переломить ситуацию и остановить агрессию нацистской хунты. Но его результатом одновременно станет втягивание в конфликт НАТО, что повлечёт его интернационализацию и станет ещё одним шагом к развязыванию мировой войны. Чтобы её остановить, нужно создать широкую международную коалицию стран, способную согласованными действиями прекратить американскую агрессию.Эти действия должны быть направлены на подрыв американской военно-политической мощи, основанной на эмиссии доллара как мировой валюты. Прежде всего они должны включать отказ от использования доллара во взаимной торговле и номинированных в долларах ценных бумаг для размещения валютных резервов. Долларовые инструменты должны оцениваться как крайне рискованные, а их использование – требовать максимального резервирования.

Наряду с мерами по подрыву возможностей США финансировать рост военных расходов необходимы политические усилия по формированию широкой антивоенной коалиции с целью осуждения американской агрессии и разоблачения её организаторов в Вашингтоне и Брюсселе. Особое значение имеет политическая активизация европейского бизнеса, которому развязывание новой войны в Европе ничего хорошего не сулит.

И конечно, важнейшей задачей является освобождение Украины от установленного США нацистского режима.Формирование Новороссии на освобождённой от американо-нацистской оккупации территории является лишь частью этой работы. Она может считаться завершённой только после освобождения Киева силами самого народа Украины, который необходимо пробудить от нацистского кошмара и поддержать в борьбе за возвращение в родное лоно Русского мира. Для этого нужна широкая работа по разъяснению истинных целей проамериканской нацистской хунты, которая использует оболваненных фашистской пропагандой граждан Украины в качестве жертвы богу мировой войны.

№ 21 (413) от 10 июня 2014 «Аргументы Недели»,
http://www.za-nauku.ru//index.php?optio ... &Itemid=39


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Глазьев: Война США против России
СообщениеДобавлено: Сб июл 12, 2014 7:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Наиболее вероятный прогноз развития политических и военных конфликтов в период 2014 – 2018 гг.

12.07.2014 г.

В.И. Пантин, зав. отделом Института мировой экономики и международных отношений РАН

1. Период 2014 – 2018 гг. является весьма опасным для России в плане возникновения многочисленных внутренних и международных военно-политических конфликтов. pantin_vl.jpgС точки зрения циклов мирового экономического и политического развития, период 2014 – 2018 гг. соответствует периоду 1939 – 1945 гг., когда разразилась Вторая мировая война. Поэтому конфликты в Сирии и на Украине, а также конфликты, вызревающие в Центральной и Восточной Азии, далеко не случайны, более того, это только начало целой череды взаимосвязанных конфликтов, которые инициируют США и их союзники, стремящиеся с помощью стратегии «управляемого хаоса» решить свои экономические и социально-политические проблемы (подобно тому, как США решали свои проблемы во время Второй мировой войны, которую в Америке называли и называют «хорошей войной»). Конфликты в Сирии и на Юго-Востоке Украины подобны войне в Испании, которая предшествовала Второй мировой войне. К этим конфликтам может добавиться конфликт в Центральной Азии (в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии, Казахстане) в котором будут участвовать талибы из Афганистана и исламские боевики со всего Ближнего Востока, направляемые США, Катаром, Саудовской Аравией.

2. Конфликт на Украине, спровоцированный США, является длительным и весьма опасным для России: США инициировали его для того, чтобы одновременно резко ослабить и Россию, и Европейский союз. Договариваться о чем-либо с нынешними пронацистскими украинскими властями, включая Порошенко, бессмысленно, т.к. они марионетки в руках США. Для России – это «последний звонок» в плане интеллектуальной, экономической и военной мобилизации общества, изменения экономической системы и создания нового ВПК, поскольку следующим объектом агрессии в недалеком будущем будет сама Россия. Все эти три задачи взаимосвязаны и предназначены для отпора агрессии направляемых США сил как в период 2014 – 2018 гг., так и в последующий период 2021 – 2025 гг., когда в прямом смысле будет решаться судьба России.

При этом основная проблема состоит в том, что России необходимо модернизировать прежний ВПК и одновременно закладывать основы принципиально нового ВПК, поскольку после 2018 г. США и Китай создадут ВПК, основанный на новых технологиях и новых видах ведения войны, включая биотехнологическое и климатическое оружие, новое высокоточное оружие, средства бесконтактного ведения войны и т.п.

3. Интеллектуальная мобилизация предполагает предотвращение полного развала системы образования и науки под видом «реформ», использование имеющегося потенциала для решения неотложных задач по переводу экономики на военно-мобилизационные рельсы, по предотвращению социальных конфликтов и столкновений в российских регионах, в том числе на Северном Кавказе, по созданию и развитию нового ВПК.

Поскольку воспрепятствовать глубокому разрушению Российской Академии наук и системы фундаментального образования уже невозможно, необходимо создавать параллельные неформальные структуры в науке и в образовании для спасения и сохранения наиболее важных областей и сегментов фундаментальной и прикладной науки, важных для создания нового ВПК и новой экономики. Такими параллельными неформальными структурами могут стать, например, учебные курсы и научные семинары, организованные крупными российскими учеными.

4. Смысл действий США на Украине, помимо прочего, состоит в разрушении ВПК Украины, работавшего на Россию. США не хотят допустить перевооружения России, и с этим связано то обстоятельство, что государственный переворот на Украине произошел в феврале 2014 г., а не в начале 2015 г., когда на Украине должны были состояться президентские выборы (как планировалось первоначально). Это означает, что США решили нанести упреждающий удар по российскому ВПК и по России в целом. Для России это создает значительные трудности, но одновременно появляются новые возможности – в перспективе не тиражировать устаревшее вооружение, которое никогда не будет использовано или будет использовано с низкой эффективностью, а создавать действительное новое оружие на базе новых технологий – робототехники, нанотехнологий, биотехнологий и др. (подробнее об этом см. «Технологии нового ВПК».

5. Наиболее вероятный период крупных региональных военных конфликтов с участием США, их сателлитов и России – 2015-2018 гг. Пик конфликтов придется на 2017-2018 гг., когда в США начнет действовать новый президент-республиканец, сторонник войны против России. Однако к этому времени финансовая ситуация в США может ухудшиться, и могут возникнуть новые конфликты с участием Северной Кореи, Ирана, других стран: со всеми этими конфликтами и проблемами США будет справиться трудно.

В случае интеллектуальной, экономической и военной мобилизации у России, как ни парадоксально, есть шансы не проиграть в конфликтах 2015-2018 гг., так как США и другие западные страны еще будут в это время находиться далеко не в лучшей форме. Для этого нужно прежде всего восстановить боеспособность армии и вооружить ее современным оружием, включая беспилотники, средства ночного ведения боя, защищенные от прослушки средства связи.

Существуют два основных варианта развития событий. Первый вариант – быстрая эскалация напряженности в связи с конфликтами на Украине и в Сирии, ведущая к полномасштабному экономическому, политическому и военному противостоянию между Западом и Россией с участием российских войск и войск НАТО. Такой вариант невыгоден для России, поскольку она не готова к серьезным военным действиям, даже частичное перевооружение армии далеко не завершено, экономика находится в кризисном состоянии. Однако развитие событий может заставить Россию, независимо от ее желания и готовности, принять участие в военных действиях, например, в случае вторжения талибов и исламских боевиков в Таджикистан и другие страны Центральной Азии или в случае вторжения «Правого сектора» на территорию России (прежде всего в Крым). Возможны и другие ситуации, когда России придется вести военные действия.

Второй вариант развития событий – военная и финансовая помощь со стороны России Башару Асаду в Сирии и бойцам на Востоке Украины для того, чтобы выиграть время и использовать его для мобилизации общества и перевооружения армии. Этот вариант более благоприятен, но его труднее осуществить, так как США изо всех сил стремятся втянуть Россию в военные конфликты с тем, чтобы измотать и экономически обескровить ее, как это было в ходе войны Советского Союза в Афганистане. В любом случае к 2017 г., когда США начнут открыто и по всем фронтам угрожать России, российская армия должна иметь более современное и эффективное вооружение, хотя это еще не будет действительно новый ВПК.

6. Однако это не решит проблем стратегического перевооружения российской армии, поскольку самый опасный период для России наступит в начале 2020-х гг., когда начнется технологическое перевооружение развитых стран и Китая, а США и другие западные страны выйдут из депрессии 2008 – 2018 гг. и совершат новый технологический скачок. Именно в период 2021 – 2025 гг. Россия снова может резко отстать в технологическом и экономическом отношении, что обесценит ее ВПК и резко усилит внутренние социальные и межэтнические конфликты, как это произошло с СССР в конце 1980-х гг.

Американские аналитики из ЦРУ и других ведомств прямо делают ставку на развал России изнутри после 2020 г. из-за внутренних социальных и межэтнических конфликтов, инициируемых извне. «Пятая колонна» в России уже финансируется США (по некоторым оценкам до 10 млрд. долл. в год) и будет еще больше финансироваться в ближайшие годы: ее будут целенаправленно использовать для разжигания социальных и межэтнических конфликтов в России, для создания «майдана» в Москве. Чтобы избежать этого самого негативного сценария, ведущего к распаду страны, необходимо в ближайшие 5-7 лет обеспечить мобилизацию общества и создать принципиально новый, действительно современный, но не сверхдорогой ВПК.

Особое внимание в этот период следует уделить «пятой колонне», которая существует в российском правительстве и других структурах власти и активно работает на ослабление и развал страны. Самыми опасными для России являются межэтнические конфликты, которые будут искусственно разжигаться извне и изнутри, используя социальное неравенство, неравенство между регионами и экономические проблемы. Если ничего не делать, не решать социальные проблемы, то межэтнические конфликты и деятельность «пятой колонны», представители которой есть в высших эшелонах власти, разрушат государство и общество.

Отсюда вытекает вывод: России необходимо ускоренными темпами готовиться к военным конфликтам 2015 – 2018 гг., перевооружая армию и приводя ее в состояние боеготовности, максимально нейтрализовать «пятую колонну» в российском обществе и во власти и, главное, быть готовой к новым технологическим вызовам в военной и смежных областях, с которыми она вплотную столкнется в 2021 – 2025 гг.

Последнее обновление ( 12.07.2014 г. )
http://www.za-nauku.ru//index.php?optio ... &Itemid=39


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Глазьев: Война США против России
СообщениеДобавлено: Пн июл 21, 2014 9:03 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Влияние США на Конституцию России

Марат Мусин

Только сейчас Государственный департамент США официально признал, что в 1993 году Конституцию РФ, как и ряд ключевых законов нашей страны, писали американские советники. Никто тогда и предположить не мог, какие катастрофические последствия неотвратимо влечет за собой включение в основной закон побежденного в «холодной» войне государства двух принципиально новых положений:
статьи 13 п.2 и статьи 15 п.4. Всего две статьи американской версии Конституции РФ: отказ российского государства от защиты своих традиционных ценностей (идеологии) и признание приоритета международного права над внутригосударственным, сегодня позволили извне запустить механизм гарантированного самоуничтожения нашего тысячелетнего государства.
Победитель всегда диктует побежденному свои законы. Не стал исключением из этого правила и государственный переворот 1993 года, совершенный в Москве. По условиям капитуляции на месте второй промышленно-развитой страны мира должна была появиться классическая сырьевая колония. Гитлер, пролив море крови, так не смог достичь этой стратегической цели. Это был внешний враг. Но того, чего не смог достичь внешний враг, всего за двадцать лет добился внутренний. Ельцин и К при поддержке американской «пятой колонны» смогли уничтожить не только СССР, но и всю конкурентоспособную отечественную промышленность, на практике осуществив деиндустриализацию России.
Но изменился ли при этом тысячелетний цивилизационный код России. Изменилась ли вера, мораль и культурные ориентиры большинства народа, фундаментальные основы всего нашего бытия? Нет, не изменились. Более того, наш народ в массе своей так и не принял навязанные извне «реформы», воспринимая все происходящее как сознательное разрушение страны, откровенный грабеж и незаконный захват всенародного достояния криминальными элементами и компрадорами.
Но зачем американцы взялись переписывать еще и наши законы, выяснилось только сейчас. Вовсе не о строительстве демократической свободной России пеклись тогда их советники. США преследовали более масштабную цель, чем разрушение материальных основ национальной экономики и вытеснение с мировых рынков своего главного индустриального конкурента.
Их главной целью являлось получение гарантии, что Россия никогда не сможет возродиться. Для этого в российскую государственную машину заранее был встроен управляемый извне механизм гарантированного самоуничтожения России как цивилизованного многонационального государства, обеспечивающий разрушение фундаментальных гуманитарных основ всего нашего бытия.
Эта мина замедленного действия должна была сработать в случае ослабления США или возникновения у американцев каких-нибудь серьезных проблем, чтобы исключить любую потенциальную возможность реванша с нашей стороны. И такой момент, похоже, сейчас наступает. Не за горами вторая «Великая депрессия», что неизбежно влечет за собой глобальный передел мира.
Специфика мирового передела и самих войн 21 века заключается в искусстве вести войну чужими руками. Сегодня стратеги глобальной трансформации одновременно используют две формы силового воздействия на богатые ресурсами страны: внешнюю и внутреннюю. При этом «внутренняя» смута призвана разрушить фундаментальные устои общества, создав питательную протестную среду для поставки «пушечного мясо» в исламистские радикальные сети для осуществления уже «внешней» агрессии.
Внешнее силовое воздействие сегодня осуществляется в традиционной форме прямой военной агрессии, но без использования собственных армий, за исключения их разведывательных, связных, транспортно-логистических и управленческих ресурсов, включая военных инструкторов. В отдельных случаях, как, например, это было в Ливии, с использованием с безопасного расстояния бомбардировщиков и крылатых ракет ВВС и ВМФ.

При этом основная ставка во внешней атаке делается на использование пушечного мяса идеологически мотивированной армии международных террористов-ваххабитов (салафитов), формируемой из исторически подконтрольных англосаксам тоталитарных сект в исламе и их сетевых боевых структур.
Внутреннее же разрушительное воздействие основано на запуске извне механизма гарантированное самоуничтожение через целенаправленное использование силы государственного принуждения и института права. Для чего достаточно переориентировать национальную правовую систему и обеспечивающий ее репрессивный механизм государства на уничтожение традиционных духовно-нравственных и национально-культурных ценностей, включая институт семьи. Вместо главенства коллективистских принципов во главу угла необходимо возвести принципы индивидуализма. Старая истина: трудно разломать пучок хвороста, но ломая хворостинку за хворостинкой этого легко добиться.
Подмена внутригосударственного права ложно понятым международным, по сути, является процессом замещения его особым видом внутригосударственного колониального права, навязанного победителем побежденной стороне. Узаконенный приоритет «международного права» и бездумное заимствование из него чуждых нашему народу норм и обычаев при одновременном отказе государства от защиты своих собственных традиционных ценностей (национальной культуры и идеологии) позволяет использовать всю мощь репрессивного аппарата государства для разрушения самих основ социума. После чего окончательное уничтожение базовых традиционных ценностей, института семьи, материнства и детства будет, по - сути, осуществляться уже нашими собственными руками – руками одураченных и разобщенных соотечественников.
Учитывая особую роль и возможности национальной правовой системы в деле разрушения и сохранения страны, курировать его должны были быть поставлены исключительно проверенные и лояльные люди. В силу чего не приходится удивляться, что правовая и судебная система государства была отдана на «откуп» Дмитрию Медведеву и его людям, как и приснопамятная реформа системы отечественного образования и науки. В этой связи далеко не случайными и не такими уж безобидными сегодня выглядят заявления Д.А.Медведева, который в бытность его президентом РФ говорил, что история российского государства насчитывает всего лишь… двадцать лет. Предсказуемый провал его программы доступного жилья. Список можно продолжить.

Не думаю, что данный государственный деятель настолько наивен, что искренне верит в переселение душ или возможность изменения национальной самоидентификации, всеми своими действиями демонстрируя желание своей команды насильно европеизировать русский и другие коренные народы России. По - сути, сделать из нас немцев или столь любимых их сердцу англосаксов…
В этом принципиальное отличие позиции Медведева от позиции Путина, который в 2007 году практически дословно включил наши аргументы в свое послание Федеральному Собрания, когда говорил о сути национальной идеи. Тогда мы открыто предупреждали либералов в Кремле, что вот уже 90 лет и марксисты, и либералы рубят под собой сук, пытаясь навязать нашему народу чуждые ему духовно-нравственные и культурные ценности, что несет за собой недопустимо высокие риски разрушения нашего государства. Но за правильными словами с высокой кремлевской трибуны так и не последовало никаких реальных дел.
Но ведь именно наша страна всей своей трагичной историей после 1917 года помогла открыть и сформулировать закон незаменяемости социальных норм, оплатив его большой кровью. Закон формулируется следующим образом: Социальную норму более высокого порядка невозможно заменить нормой более низкого порядка. При этом только вся совокупность социальных регуляторов (1. Религиозный 2. Морально-нравственный 3. Культура как позитивный опыт предков и институт семьи - язык, фольклор, образование, наука, институт семьи и т.д. 4. Право 5. Политика) вместе с экономическим регулятором самого низшего, шестого уровня, в своем неразрывном единстве позволяют согласовать и гармонизировать отношения в обществе.
Совершенно очевидно, что на смену целенаправленно уничтожаемым идеалам, ценностям нематериального порядка и проверенным веками национальным традициям ничего нового не придет и прийти не сможет. Ломать – не строить. Как никогда не получится сделать из русского немца или англичанина, православную этику заменить протестантской, а непознаваемую русскую душу, божескую любовь и христианскую мораль подменить голым рациональным расчетом. Ведь то, что для русского хорошо, для немца - смерть. И никто не доказал, что обратное неверно. С англичанами же все еще более плохо и запущено.

В отличие от этих «продвинутых» носителей островной идеологии, наши «отсталые» мужики никогда бы не догадались сделать со своими женщинами то, что на свою беду на практике сотворили с ними «просвещенные» бритты, когда в запале борьбы с ведьмами сожгли на кострах всех своих красивых женщин. Но ведь как это верно сказал классик, именно красота спасет мир. Поэтому не приходится теперь удивляться, почему все последующие поколения английских мужчин махнули на себя рукой и перевели отношения друг с другом на рациональную монетарную основу, искренне считая любую местную путану настоящей леди, а привлекательного на вид гея - ее полноценным и полноправным, как сейчас выясняется, заменителем. Включив в основной закон нашей страны свои собственные холостяцкие представления и принципы поведения, англосаксы, похоже, вскоре могут попытаться потребовать и от нас повторить их исторический «подвиг» в отношении своей лучшей половины, чтобы потом от безысходности заставить перейти на однополые браки. Сразу оговорюсь, что этому не бывать, поскольку наши красавицы могут и в горящую избу войти, и коня на скаку остановить, и любого бритта утопить в проруби. Не им, убогим лишенцам, учить нас, как любить женщин и рожать детей.

Если же говорить серьезно, то совершенно ясно следующее: если государство не будет защищать свои ценности, включая институт семьи, материнства и детства, то это сделают другие (или лицемерно продекларируют, что сделают). Более того, когда государство само начинает разрушать базовые ценности, то на сторону его врагов начнут переходить все несогласные.
Все это наши геополитически противники прекрасно понимают и грамотно используют. Таким образом, неизбежный массовый протест разрушению самих основ нашего бытия, вызванного заложенной в системе российского внутригосударственного права англосаксонской «миной», создаст необходимую питательную среду для наполнения непримиримыми бойцами раскинутой теми же игроками сети террористических организаций ваххабитского толка.
Внешняя форма военной агрессии определяет необходимость постоянного пополнения террористических отрядов пушечным мясом. Для войны нужны молодые бойцы. Поэтому идеологи тоталитарных сект стремятся привлечь в свои ряды, прежде всего, молодежь. Желательно упрямых, темных и необразованных молодых мужчин и даже подростков, в работе с которыми легко можно будет все свести к первичным человеческим инстинктам и низменным страстям.
Заметим, что принцип создания тоталитарных экстремистских сект в разных религиозных конфессиях одинаков и основан на гордыне неокрепшего ума. Ловушкой для юных умов становится использование радикалами все того же обманного протестантского предложения самому напрямую познать истину через Коран или Библию, исключив влияние всех посредников (духовных и моральных авторитетов, института церкви или монашества, икон, памятников материальной культуры и исторических традиций, родителей и близких…). Точно так же, как сегодня в разных странах мира англосаксы и израильтяне пытаются извратить и уничтожить смысл базовых социальных норм и регуляторов, сделав основной упор на разрушении института семьи, материнства и детства, нравственности и духовности. После чего молодой человек легко становится объектом идеологически мотивированного манипулирования с прямым обращением к его самым низменным инстинктам.
Соблазнить нетерпеливого и нетерпимого юного гордеца легко, внушив ему иллюзию мгновенного решения сложнейших противоречий с помощью… физического устранения инакомыслящих. Не надо учиться и работать, тем более, думать. Убей неверного, и все накопившиеся в обществе проблемы разрешатся сами собой. Здесь, альтернативная ставка делается на инстинкт доминирования – на право силы для человека с невысоким образовательным цензом. Автомат в руках дает ему полное право распоряжаться жизнью и смертью всех неверных или их близких. А убийства и насилие, безнаказанность быстро превращает человека в дикого зверя. Самообману неофитов немало способствует извечная человеческая лень, нежелание учиться и работать, в поте лица осваивать трудовую специальность.
Особая роль при привлечении в исламистские радикальные сети молодых людей, отводится свободному удовлетворению их сексуальных потребностей. Циничное использование первичного инстинкта продолжения рода во всех его традиционных и нетрадиционных формах и проявлениях, осуществляется под прикрытием «религиозных» фетв (свободный секс, педофилия, мужеложство, насилие над женщинами и мужчинами…). И здесь известная слабость ислама играет на руку его и нашим врагам.
Ставка англосаксов именно на радикальные течения ислама объясняется разной степенью устойчивости традиционных конфессий – православия, католичества и ислама - к проникновению в среду верующих особого вида экстремистской ереси.

Известно, что в Православии тоталитарные секты практически не приживаются. История убедительно показала, что это наиболее устойчивая к внешнему воздействию религиозная вера. Вот почему били по православной Сербии, Греции, Кипру, колыбели русского православия Сирии... В отличие от Православия в Католичестве в прежние века это удавалось сделать. В средневековой Европе протестанты и католики с оружием в руках выходили на улицы городов и начинали массово резать друг друга. Но сегодня даже изощренная провокация с Брейвиком, в проекте которого прослеживается явный израильский след, не позволила смоделировать и запустить в серию христианский вариант джихада.
И только в исламе - в самой молодой мировой религии - тоталитарные секты исламских радикалов переживают сейчас свое второе рождение. Возможно, здесь сказывается то историческое влияние, которое британские спецслужбы всегда оказывали на процесс формирования и развития этих радикальных течений. Напомню, что еще в конце 18-го века близким другом родоначальника ваххабизма Мухаммад Ибн Абдуль-ваххаба был британский шпион мистер Хамфер, к советам которого тот всегда прислушивался. Многие исследователи указывают, что и созданная в 1928 году организация «Братья мусульмане» с ее институтом фидаев (исламских боевиков), как и ряд ее современных ответвлений, также всегда находилась в зоне стратегических интересов Британии.

Сегодня в основе как внутренней, так и внешней формы силового давления на суверенные государства лежит один и тот же метод. Противник целенаправленно старается скомпрометировать и уничтожить три главных социальных регулятора традиционного цивилизованного государства: религию, мораль и культуру (включая язык, фольклор, литературу, образование, науку, институт семьи и т.д.). Подменить истинные ценности искусственными, откровенно людоедскими суррогатами, поставив во главу угла идеологию индивидуализма, вседозволенности, сексуальной свободы и распущенности.
Сегодня под предлогом главенства общечеловеческих ценностей, абсолютизации прав личности и приоритета международного права и на страны Запада, и на Россию обрушился вал разрушительных законодательных инициатив: ювенальная юстиция, легализация однополых браков, браков с неодушевленными предметами, с самим собой или животными, легализация педофилии, болонский процесс разрушения национальных систем образования и ее «непродуманные» реформы, уничтожение науки, закон о культуре и т.д., и т.п.
Прошедший 16-17 мая 2013 года в Белгороде международный молодежный форум «Нравственные императивы в праве, образовании, науке и культуре», организованный профессором, д.ю.н. Еленой Сафроновой и ее соратницами, пожалуй, впервые зримо и выпукло выявил наличие опасного системного дефекта нашей государственной машины – наличие в ней механизма гарантированного саморазрушения фундаментальных основ общества и государства, двадцать лет назад сознательно встроенного американцами в нашу внутригосударственную правовую систему, а также многочисленные признаки начала запуска этого опасного процесса. Участниками конференции был проведен детальный анализ различных сторон и граней проблемы, который на системном уровне выявил следующее. Сегодня практически во всех стратегически важных гуманитарных областях и сферах нашей жизни запускается внутренне согласованный процесс их сознательной деформации методами государственного принуждения. Чему способствуют новые нормы российской правовой системы, заимствуемые из системы международного права.
Так, только в одном пакете законодательных инициатив эксперты Людмилы Рябиченко обнаружили сразу 9 законопроектов, направленных на уничтожение института семьи, материнства и детства (по инициативе Б.Альтшуллера два закона: №1 и №2. №1. Закон № 42197-6 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства» для принудительного контроля семей и изъятия детей из любой семьи. №2. Закон № 3138-6 ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». По инициативе Е.Лаховой (с 2003 г.) и Е.Мизулиной (с 2008 г.) закон №3. Закон № 284965-3 ФЗ «О государственных гарантиях равноправия женщин и мужчин» («О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации»). Где размывается само понятия пол, как и понятие родительства. №4. Закон № 617570-5 ФЗ «О культуре в Российской Федерации», призванный уничтожить нравственную составляющую культуры и подменить ее любыми абстрактными изысками и извращениями в стиле Марата Гельмана, с целью подменить культуру антикультурой. №5. Закон № 38463-6 «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей» (Гаагская конвенция 1996 г.). №7. Соглашение между Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА) и Межпарламентской Ассамблеей СНГ о сотрудничестве в продвижении репродуктивного здоровья и прав с ее линией на сокращение населения.№8. Модельный закон о репродуктивном здоровье и правах – скандально известное сексуальное просвещение школьников, аборты. №9. Проект закона ФЗ-«Об уполномоченном по правам ребёнка»). Список можно продолжить.
Основные выводы:
1. В российской правовой системе выявлен скрытый, сознательно организованный системный дефект, имеющий недопустимо высокий уровень риска запуска процесса гарантированного самоуничтожения, разрушения фундаментальных основ нашего общества и государства. Самоуничтожение начинается с целенаправленной атаки на институт семьи, материнства и детства.
2. Установлена прямая связь процесса разрушения наших традиционных духовно-нравственных и национально-культурных ценностей методами государственного принуждения, с другим негативным процессом - распространением в России терроризма и радикального ислама ваххабитского толка.
Для минимизации негативных последствия данных процессов необходимо внести соответствующие изменение в Конституцию РФ, приостановить процесс бездумного заимствования новых норм международного права в систему внутригосударственного права РФ и провести тщательный анализ рисков возможных негативных последствий подобных заимствований; с учетом выявленных выше проблем создать систему междисциплинарной комплексной экспертизы новых законодательных инициатив и правоприменительной практики.
В заключение еще раз повторю очевидную мысль: если государство не будет защищать наши традиционные ценности, то этот процесс возглавят его непримиримые противники.
Источник: anna-news.info
_________________________
Мусин Марат Мазипович, профессор, доктор экономических наук
20-07-2014

http://www.za-nauku.ru//index.php?optio ... &Itemid=35


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Глазьев: Война США против России
СообщениеДобавлено: Сб авг 23, 2014 7:49 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
ВОЗМОЖЕН ЛИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ, ИННОВАЦИОННЫЙ РЫВОК В УСЛОВИЯХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ САНКЦИЙ?

Дата публикации: 21.08.2014
Интервью с Сергеем Глазьевым.

Возможен ли технологический, инновационный рывок в условиях экономических санкций? Эксклюзивное интервью на эту тему газете «Вести» дал советник президента России, известный российский экономист, Сергей Глазьев.

-- Сергей Юрьевич, мы в определенной степени импортозависимы. Как, по вашему мнению, отразится запрет импорта на дефиците нашей экономики?

-- Во-первых, по многим видам продукции, которая сегодня попала под ограничение, у нас есть свои производственные мощности. Это практически весь спектр сельскохозяйственной продукции, за исключением тропической и других экзотических видов, которые у нас не произрастают. И проблема здесь не в том, что у нас не хватит мощностей для импортозамещения. Главная проблема в том, что нам не хватает кредитов. Нашим товаропроизводителям для того, чтобы расширить производство, нужны кредиты. Поэтому сам по себе протекционизм, появившийся так неожиданно для наших товаропроизводителей, может оказаться не благом, а проблемой, если Центральный банк не изменит денежно-кредитную политику. Сегодня нужно не поднимать процентные ставки, а снижать их, расширять кредиты. Причем выдавать кредиты не на одну неделю, как это делается нашими денежными властями, а исходя из научно-производственных и производственных циклов изготовления продукции. Для сельского хозяйства, например, цикл составляет целый год. Сельскохозяйственному предприятию нужно иметь на год кредитов для того, чтобы подготовится к посевной, посеять, а затем собрать урожай. Поэтому, если мы хотим, чтобы у нас было реальное импортозамещение без роста цен, то необходимо дать агропромышленному комплексу и другим отраслям, которые сегодня получают возможность развития от импортозамещения, достаточный объем дешевых долгосрочных кредитных ресурсов.

-- Для нас будут потери, это очевидно. А какие потери ожидаются для иностранных поставщиков?

-- Для иностранных поставщиков естественно потери будут, потому что за последние 15 лет в российской торговле начали доминировать торговые сети. И эти торговые сети мы запустили со всего мира. В отличие от многих стран, которые не пускают к себе на рынок иностранные торговые сети, мы сделали такую грубую ошибку, потому что вслед за иностранными торговыми сетями пришел иностранный товаропроизводитель. Европейская сеть, которая привыкла брать товары из определенных источников в Европе, даже находясь в Москве или в другом крупном городе, продолжает тянуть сюда товары, исходя из той логистики и тех процедур снабжения, которые у нее сформировались. Возникает парадоксальная вещь. Московский молочный завод в Московской области, который снабжал раньше своей качественной продукцией элитные распределители ЦК КПСС, Совета Министров и т.д., банкротится, а торговые сети гонят сюда порошковое молоко. Вопрос смены всей структуры торговли неизбежно сегодня встает ребром, и важно, чтобы это изменение торговой структуры произошло в пользу наших товаропроизводителей, которые делают более качественные продукты питания, чем их иностранные конкуренты.

-- Реально ли это сделать при заявленной в стране инфляции в шесть процентов?

-- Важно, чтобы рост производства поспевал за уходом иностранных производителей и торговцев. Для этого нужны, во-первых, кредиты, во-вторых, налоговые льготы тем предприятиям, которые вкладывают свои деньги в расширение производственных мощностей, а для этого надо расчищать товаропроизводящую сеть. Наша товаропроводящая сеть сегодня сильно обременена коррупцией, злоупотреблениями, в том числе и организованной преступностью. Товаропроизводителю, который, к примеру, выращивает помидоры или арбузы в Астраханской области, довести их до Москвы практически нереально. И если посмотреть «ножницы цен» (дисбаланс цен между товарами), которые сегодня у нас есть в агропромышленном комплексе, то диву даешься. Помидоры на грядке стоят в десять раз дешевле, чем помидоры, которые продают на прилавках Москвы. При этом получается, что в Москве мы видим сплошь иностранную продукцию. По арбузам такая же картина. Разница по молочным продуктам в четыре раза, по мясным -- в два, в два с половиной раза. У нас возникла гигантская разница между отпускной ценой товарной продукции и ее себестоимостью, на которой паразитирует организованная преступность, мафиозные структуры, не пускающие товаропроизводителя на рынки крупных городов. Организационные монополии, которые захватили в основном иностранные крупные сети, ну и, наконец, коррупция, которая тоже мешает нормальной связке деревня—город. Так что здесь можно предпринять меры, которые позволят резко увеличить не только объем производства, но и объем продаж и при этом резко сократить издержки на доставку продукции из села в город. Эта работа, которой должны заниматься все. Не только федеральные власти, которые ввели ограничения на импорт, но и региональные и муниципальные власти, которые должны этим ограничением воспользоваться в интересах развития собственной экономики.

-- Известно ли, что может войти во второй пакет санкций России против Запада?

-- Это зависит от того, какая будет реакция со стороны Европейского Союза. ЕС сегодня слепо идет по пути американцев, которые втягивают мир в новую мировую войну. США сегодня объективно заинтересованы сбросить свои экономические трудности на весь мир. Они проигрывают конкуренцию с Китаем и стремятся удержать под своим контролем Европу.
Америка сознательно втягивает Европу в новую конфронтацию, в мировую войну и тем самым усиливает свое влияние в Европе. Европейская политическая элита привыкла жить под диктатом США, она до сих пор не перестроилась. Уже нет ни Варшавского Договора, ни Берлинской стены, но по-прежнему европейская политическая элита, которая выросла в годы «холодной войны», продолжает смотреть на Россию как на врага, и американцы образ врага всячески раздувают.
Этот ответ на санкции Запада является таким холодным душем для Европы. Политика открытости и политика интеграции, которую Россия проводила все последние 20 лет, привела к тому, что возникла очень серьезная кооперация между Европейским Союзом и Россией. ЕС -- наш крупнейший партнер не только в торговле, но и в финансах и технологиях. И расчеты, которые мы предъявили европейским коллегам, показывают, что в случае полномасштабных санкций против России по примеру Ирана, к которым призывают Европу американцы, ЕС теряет около триллиона евро!!! При этом больше всех теряют прибалты -- самые крикливые наши партнеры. Эстония, к примеру, теряет больше, чем весь годовой объем ВВП страны. Прибалтика в целом теряет половину валового продукта. Германия теряет больше всех по номиналу порядка 270 млрд евро. Понятно, что европейский бизнес уже в шоке от этих предложений, а когда еще Россия дала ответ – это еще дополнительные потери. Поэтому Европа в случае продолжения войны против России рискует очень сильно провалиться и экономически, и социально. И решение российского руководства по ответным мерам – это, по сути, первое предупреждение, и хочется надеяться, что больше предупреждений не потребуется.

--Скажите, а известно, что будет с Мечелом? И какие шаги собираются предпринять российские власти?

«Ме́чел» — российская горнодобывающая и металлургическая компания. Она объединяет производителей угля, железорудного концентрата, стали и проката. Продукция реализуется на российском и зарубежных рынках.
-- Для корпорации, которая слишком сильно зависит от иностранных кредитов, очень важно создать соответствующие механизмы замещения кредитов. Мы говорим об импортозамещении сейчас, о замене европейских мясомолочных продуктов товарами российскими, Таможенного союза, из третьих стран. Но, кроме импортозамещения товарного, существует проблема импортозамещения кредитного. Из-за слишком жесткой, неоправданной косной денежно-кредитной политики значительная часть наших корпораций ушла кредитоваться за рубеж. И хотя российское государство расплатилось по внешним долгам, но из-за того, что Центральный банк России не предоставляет в нужных масштабах и по подходящим ценам кредитные ресурсы для развития экономики, все лучшие российские корпорации ушли кредитоваться за границу, в основном в Европу, где процентная ставка в несколько раз дешевле и кредиты можно брать не на одну неделю, а на три года, на пять лет и спокойно жить и рассчитываться. Этот механизм оказался под угрозой. В интересах корпораций, в интересах государства и российской экономики нужно как можно быстрее провести импортозамещение кредитов. Заменить внешние кредитные ресурсы внутренними кредитными ресурсами. Ведь дело не в бюджете. Кредитные ресурсы создаются не за счет бюджетных денег, а кредит создается за счет экономической активности. Основой для эмиссии денег во всем мире сегодня в передовых странах, странах финансово мощных являются обязательства. Деньги создаются под обязательства предприятий, под обязательства государства. Американцы в основном создают деньги под обязательства государства, поэтому в той мере, в которой мы используем доллары, мы субсидируем американское государство. Европейцы деньги создают не только под обязательства государства, но и под обязательства компаний, под корпоративные обязательства. То же самое делают Япония и Китай. И нам необходимо уходить от заскорузлой денежной политики, ориентированной на покупку чужой валюты, к своей суверенной денежной политике, где кредит создается за счет внутренних источников, а основой этих внутренних источников являются внутренние обязательства предприятий и государства.
Санкции Запада о прекращении кредитования российской экономики из внешних источников могут быть убийственными, если мы не заменим внешние источники внутренними источниками кредита, для этого у нас есть все объективные возможности.

-- Каково значение встречи, которая прошла в Севастополе в рамках Столыпинского клуба?

-- Это рабочий разговор. Я здесь приглашен как эксперт. Никаких решений здесь не принималось. Просто наши севастопольские друзья, которые сегодня размышляют над развитием города, над формированием программ, пригласили обсудить их видение долгосрочного развития Севастополя. Надеюсь, что наше участие для них было полезным.
Конечно, концепция развития Севастополя должна будет еще не раз обсуждаться и просчитываться, возможно, будет не все так просто, как на бумаге, и этот слишком смелый план некоторые вновь назовут амбициозным.

Николай БУТКИН, "ВЕСТИ"
Источник публикации: http://sevnews.com.ua/main/policy/9008- ... nkciy.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Глазьев: Война США против России
СообщениеДобавлено: Ср окт 01, 2014 8:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Украина совершает коллективное самоубийство

Автор СЕРГЕЙ ГЛАЗЬЕВ

Война с Россией — стратегия маньяков из киевской хунты
Экономисты любят делать прогнозы (понятно, что они не всегда сбываются — вмешивается геополитика, вмешивается политика), но, тем не менее, когда экономика Украины окончательно рухнет?
Я бы сказал, что она уже окончательно рухнула, потому что мы видим обвальное падение экспорта. Украина находится в состоянии дефолта практически полгода, дефолт начался с момента прекращения платежей за газ. Она не в состоянии выполнять свои обязательства перед российскими партнерами, она еще как-то пытается делать хороший вид перед партнерами западными, но это возможно только потому, что Украина не платит за газ и по некоторым кредитным обязательствам российским инвесторам. Поэтому можно сказать, что украинская экономика уже в дефолте, она уже банкрот.
Катастрофическое состояние платежного баланса сегодня приводит к обвальному падению гривны. Это падение будет и дальше продолжаться. Так что украинская экономика под уверенным руководством Яценюка идет в пропасть, но, похоже, что киевские власти это не сильно волнует, они пытаются даже искусственно усиливать перед западными партнерами ощущение катастрофы, потому что за счет этого выбивают новые кредиты. Уже не по экономическим мотивам, а по политическим, по которым не надо расплачиваться.
А обычному человеку чем грозит это падение гривны? Как правило, экономисты видят глубину пропасти, а люди ее ощущают только тогда, когда приходят в магазин.
Украинские граждане уже это чувствуют. Просто летом на Украине те, кто умеет и хочет работать, заняты сбором урожая, а в этом году урожай неплохой, и есть чем заняться. Но наступает зима, а коммунальные услуги, подорожали в полтора раза, плюс повышение цен на все импортные товары — тоже в полтора раза... К зиме, я думаю, уровень жизни украинских граждан упадет раза в три.
В качестве лекарства от этого правительство Порошенко—Яценюка предлагает фашизм. Понятно почему: если общество уже обезумело от фашизма, оно теряет восприимчивость к всевозможным болям. Люди готовы погибать, умирать, у них в голове искусственно выращенная ненависть к России. Во всех этих бедах винят не правительство Украины, а Россию, которая не хочет поставлять газ, которую обвиняют во всех внутренних проблемах, и надо сказать, что в состоянии фашистского зомбирования и психоза граждане могут довольно долго терпеть лишения. Вспомним гитлеровскую Германию: даже в период, когда советские войска уже шли по германской территории, освобождая немцев от фашизма, фашистская пропаганда продолжала говорить о победах, призывать детей и стариков на войну, была объявлена тотальная мобилизация, и немцы пополняли ряды самоубийц, которые сражались, когда все уже было предрешено.
Вот так же и киевская хунта: Порошенко, Турчинову, Яценюку и прочим безразлично, сколько украинских граждан погибнет, им нужно любой ценой удержать власть, поэтому они создают ощущение фашистского психоза, они пытаются объединить нацию под вымышленной угрозой со стороны России, поднять всех на борьбу с российским врагом. «Смерть ворогам!» — это главный сегодня тезис. Хунта надеется на то, что оболваненные этой фашистской пропагандой украинские граждане, вместо того чтобы работать и думать о том, как сохранить рабочие места, которые они станут терять, будут думать о войне и терпеть все тяготы военного положения. Как говорится, война все спишет... Эта стратегия — война все спишет — является сегодня, по сути, стратегией нацистской хунты Украины.
Но ведь Россия не дает им повода официально объявить войну с нами.
Мы, конечно, не даем повода. А скажите, разве Польша давала повод фашистам Германии объявить войну? Просто немцы переодели своих эсэсовцев в польскую форму и вырезали своих собственных немецких граждан на точке радиослежения. С этого началась война с Польшей.
Может ли Украина до этого дойти?
Так это каждый день происходит! Этой киевской хунте не нужны никакие поводы. Если вы смотрели украинское телевидение, они с утра до вечера говорят о вторжении российских войск, Яценюк бесконечно объявляет, что Россия начала войну, они создают в голове украинцев вымышленную картину мира. Любое инакомыслие, любая другая точка зрения, любая правдивая информация пресекается, журналисты, которые пытаются высказать свое объективное или даже субъективное мнение, не идущие в струе этой фашистской пропаганды, репрессируются, их изгоняют с работы, их избивают, их объявляют агентами Кремля и так далее.
Все телевизионные компании работают в одном русле: Россия вторглась на Украину, хотя никаких фактов нет. Но это не мешает им говорить это каждый день, с утра до вечера. И у украинского обывателя, конечно, возникает ощущение того, что Украина ведет войну с Россией, хотя на самом деле киевская хунта ведет войну с собственным народом. Но для того, чтобы сбить с толку людей, этот собственный народ на Донбассе вообще исчез, его как бы нет, вместо жителей Донбасса там живут российские военные. Это полный психологический бред, психологическая паранойя, но она, к сожалению, заразна. Фашизм очень заразен. И надо признать, что Порошенко, Яценюку и Турчинову удалось заразить фашизмом все украинское общество.
Скажите, пожалуйста, у вас ведь наверняка очень много коллег на Украине. Пришлось ли вам потерять друзей — тех, с которыми вы не можете общаться, как раньше?
К сожалению, воздействие на человеческую психику, которое ведется на украинских телеканалах, действительно приносит результаты. И даже у людей зрелых, с хорошим образованием, возникает определенный сдвиг восприятия ситуации, они начинают верить в то, что все беды Украины идут от России, и что хунта воюет не с собственным народом на Донбассе, а с российской армией, которой там нет. Ее нет физически, но она есть в больном сознании людей, потому что все неудачи, все поражения списываются на то, что Россия вредит. И этому, к сожалению, многие верят.
Более того, надо признать, что под особым давлением киевской хунты находится интеллигенция, идет очень жесткая цензура, прибегают к методам, которые мы помним по нашему собственному периоду истории. Очевидно и то, что из фашистской Германии те, кто мог из ученых, поэтов, писателей, художников, сбежали. Собственно говоря, бегство германской интеллигенции от Гитлера стало основой американского экономического чуда — все лучшие мозги Германии перебрались за океан, подальше от ужасов фашизма.
Но не все могут позволить себе сбежать с Украины. Вот, например, получил я письмо от своих коллег из украинской академии наук, оно написано под диктовку, их принудили поставить подписи (мне многие сказали: «Ты ж понимаешь, мы здесь живем, иначе нас репрессируют, а не просто выгонят с работы, а у нас дети, семьи, прочее»). В общем, написали письмо, в котором обвинили меня в антиукраинской риторике и потребовали, чтобы я вышел из украинской академии наук. На что я ответил, что я их люблю так же, как и Украину, поэтому никогда не выйду (я член-корреспондент украинской академии наук). У них в уставе не предусмотрен механизм исключения.
Эти люди никогда бы (я их всех знаю лично) подобного позорного письма не подписали — ясно, что их заставили. Такое давление идет повсеместно на всех, кто умеет писать, выступать. Если хочешь остаться в украинском интеллектуальном пространстве, ты должен присягнуть фашистам, должен сказать, что ты ненавидишь москалей, попрыгать, покричать «смерть ворогам», использовать всю остальную атрибутику.
Мы все-таки надеемся на то, что рано или поздно Украина излечится.
Вы знаете, фашизм, к сожалению, не просто заразная болезнь, она ломает психику людей. И проблема фашистской психологии заключается в том, что она не лечится, нет от нее лекарства. Фашисты не боятся смерти, собственно, фашизм — это стремление к смерти, поэтому они общество ведут к гибели, им на это абсолютно наплевать, они готовы терпеть всяческие лишения и страдания, лишь бы добиться реализации своих маниакальных идей.
Маниакальная идея, которая сегодня вкладывается в сознание украинских людей, — это война с Россией, это полное самоубийство Украины. Потому что Малороссия, Новороссия и Карпатороссия — это часть России. Так было всегда. А сегодня они совершают самоубийство, украинское общество совершает коллективное самоубийство.


СЕРГЕЙ ГЛАЗЬЕВ
Советник президента РФ
академик РАН
доктор экономических наук
http://centerkor-ua.org/mneniya/politik ... jstvo.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Глазьев: Война США против России
СообщениеДобавлено: Пт янв 02, 2015 2:50 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
"Свободная пресса": Огромные средства, деньги и эфирное время, были вложены властными структурами в устроение болотной оппозиции и Навального

2015-01-01 22:23
"Свободная пресса", Исраэль Шамир

Часть "охранителей режима" чувствует себя обманутой после огласки фактов, что "навальная оппозиция" финансировалась "башнями Кремля" и частью властных структур. В этом смысле для понимания процесса любопытен материал аналитика, подписывающегося как Исраэль Шамир, опубликованный порталом "Свободная пресса".

Беда России не дураки и не дороги, но элиты. Исраэль Шамир: 1991 год не должен повториться

Новогодним подарком московские власти привнесли успокоение в бурлящий поток дней – отложенная на-после-праздников тикающая бомба под названием «приговор-навальному-майдан-на манежке» была своевременно и без жертв обезврежена. Видимо, Навальный заслужил срок – за его махинации с деньгами французской фирмы и кировским лесом, но спокойствие народное стоит того, чтобы он пока остался на воле. Не он первый, не он последний, кто должен был бы сидеть, и не сел.

Но кроме этого, радостей мало. Без большого оптимизма я смотрю на грядущий 2015, как в России, так и во всемирном масштабе.

Соединенные Штаты – раненый усталый гигант, вчерашний гегемон, не хочет расстаться со своей всемирной властью, с правом стричь купоны эмиссионного станка. Хотя конец американского владычества не за горами, они, даже если не пойдут на новую полномасштабную мировую войну, еще способны навредить.
В России минувший 2014 год стал поворотным – от хороших времен к неизвестности. Конфронтация с Америкой вступила в открытую фазу, конфликт с киевским режимом далек до конца. Экономика шатается, нефть падает, рубль ослабел, военные угрозы растут. Подняла голову болотная смута.

Россия справилась бы с любой проблемой. Русские – жертвенный народ, готовый перенести любые невзгоды, народ огромного мужества, пассионарность которого не угасла, творческий запал велик, материальный задел советских времен никуда не делся. Но у России есть проблемы. Это не дураки и дороги, это элиты.

Определенная часть российских элит не ощущает ни любви, ни ответственности по отношению к своей стране и своему народу. Как заметил Александр Эткинд, это колониальные элиты. Они (в своей предыдущей метаморфозе советских элит) сдали страну в 1991 году и привели к страшной катастрофе.

Борис Межуев из «Известий» уловил дух времени, назвав главной опасностью – возвращение 1991 года. Напомним, что произошло тогда. В недрах советской элиты созрел заговор, и воспользовавшись монополией на СМИ и слабостью гражданского общества, они симулировали революцию. Они говорили о реформах, но вели к распаду.

Власти могли в любой момент обуздать смуту, но они не тронули Ельцина и позволили ему стать правителем. Россия была разбита на несколько государств («Украина», «РФ», «Грузия»), народная собственность перешла в руки олигархов, началась безудержная деградация. Страна покончила с собой, а точнее, элиты ее убили.

1991 год был катастрофой не только для русских, которые потеряли больше жизней, чем на Второй мировой войне, но и для всего мира. На Западе окончилось всеобщее процветание, неолибералы все взяли в свои руки и положили в свои карманы. Средний класс распался. Надежды на социализм были погребены. Возник новый мир для богатых.

Американцы развязали захватнические войны во всем мире. Если бы последние правители СССР думали хоть немного о России, они не допустили бы ухода Белоруссии, Украины, Казахстана, и не позволили бы войскам НАТО войти в Восточную Европу. Но они совершили измену, и получили ящик печенья и банку варенья в виде больших яхт, дворцов, поместий и нефтяных скважин.

В 1991 году лоялисты, патриоты, верные стране, поддерживали режим, но режим их сдал и слился. (Я был среди дураков-лоялистов, я верил в перестройку и Горбачеву верил. Как, наверное, смеялись мои русские друзья!) Сейчас лоялисты и патриоты, уже смирившиеся с капитализмом, поддерживают Путина и Кремль. Но нет ли в Кремле сил, планирующих новую сдачу, новую капитуляцию? Мы-то за Кремль, но Кремль – он за Кремль ли?

Теперь мы знаем, что огромные средства – как деньги, так и эфирное время – были вложены теми или иными властными структурами в устроение болотной оппозиции и Навального. Они возникли не вопреки режиму, но благодаря режиму. Это не нормально – царский режим не платил по счетам Ленина. И сегодня Вашингтон не субсидирует революционные движения у себя в стране.

История Александрины Маркво, Ашуркова и прочего окружения Навального, показала, что сотни миллионов государственных бюджетных денег идут в карманы оппозиции. Они были умными, а мы, которые за власть, были дураками. И еще нас считали «продавшимися власти».

Сейчас появились причудливые объяснения этому феномену. Навальный шантажировал, или хитрый Путин хотел распоряжаться прикормленной оппозицией. Мне они кажутся крайне неправдоподобными. Может, хитрый ЦК КПСС все еще ждет в подполье, когда советский народ поймет свою ошибку и свергнет власть капиталистов, но я сомневаюсь. «Хитрые планы» - это хитрые объяснения поражений, желающие отсрочить их горечь.

Все труднее стало отмахиваться от предположения, что часть российской элиты планирует новый 1991 год, колоритное свержение «путинской власти» и «кровавой гэбни» с переходом власти в руки других ставленников Вашингтона и олигархов. Пугает то, что мы не видим и противодействия. Утешьте меня, скажите – тебя пробило на измену. Боюсь, что измена на пороге. Не страшно воевать и не страшно умирать – я видел войны - измена страшна.

Даже во время разгона Манежки 30 декабря болотные скандировали «Казаки в автозаки», то есть призывали арестовать тех, кто стоял против них на стороне властей. Значит, они, болотные, знают и чуют, что власти на их стороне, а казаки и прочие «крымнаши» только портят спектакль мужественного сопротивления хероев – кровавой гэбне и ее сатрапам.

Настало время гражданского общества сказать свое слово – 1991 год не пройдет. И над этим надо поработать, потому что вслепую полагаться на добрую волю элит после 1991 года невозможно. Народ может сорвать их план, и загнать в автозаки, а то и на Колыму, самых социально близких белоленточников, и их друзей – от Чубайса и Кудрина до последнего чиновника мэрии, который переводил деньги навальным. Русский бунт еще может понадобиться

http://kprf.ru/roscrisis/137932.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Глазьев: Война США против России
СообщениеДобавлено: Пт апр 03, 2015 9:26 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Интеллектуально-кадровый дефолт как главная угроза безопасности России
Дата: 04/04/2015
Тема:

Вопрос ставится в лоб: Будет война или нет?




Что думает об этом Л.Г. ИВАШОВ – президент Международного центра геополитического анализа, д.и.н., генерал-полковник

В российском обществе вполголоса заговорили о возможности большой войны с США и НАТО. Мне подобные вопросы задают как на бытовом, так и на политическом уровнях. Отвечать непросто, потому что вопрос ставится в лоб: будет или нет. Войны просто так не возникают, всегда у начинающей стороны есть цель, ради которой начинаются военные действия, есть замысел ведения войны, есть стратегия достижения победы. Чтобы принять решение о начале войны необходимо проанализировать многофакторное состояние противной стороны, только убедившись в собственном превосходстве и будучи уверенными в победе, развязывают военные действия.
Одним из важнейших факторов при принятии решения о развязывании войны является состояние экономики противника и прежде всего ее мобилизационные возможности, производственная маневренность и устойчивость. Гитлер, начиная войну против СССР, просчитался именно в мобилизационных возможностях советской экономики. И этот просчет, точнее, высокий мобилизационный потенциал, оказался решающим фактором нашей победы. За годы первых пятилеток была создана мощная промышленная база экономики, разработаны и внедрены технологии, соответствующие уровню образования населения, развернута система многоуровневого всеобщего обучения, сформированы финансовые и материальные стратегические резервы. Этого гитлеровские аналитики не заметили. В первый период войны страна выстояла на отчаянном героизме солдата и офицера, в последующем – на мобилизационном развертывании экономики. Именно она обеспечила материальную основу победы и высокий боевой дух Красной армии и народа. Плюс устойчивая система управления страной и военными действиями, обеспечившая непрерывность и твердость руководства всеми процессами войны, грамотное реагирование на любые изменения ситуации. Интеллект государства, общества и кадровый потенциал позволили выстоять и победить.
Сегодня вероятность развязывания Западом войны против России очень высока. По сути дела, война против России уже идет, но это война нового типа. Ее называют гибридной. И ударной группировкой здесь выступают не танковые клинья, а информационно-психологические операции. Именно таковые разоружают страну, принуждают через пятую колонну продавливать нужные противнику стратегически ошибочные решения, тормозить развитие интеллектуального потенциала, производят подмену и денационализацию элиты страны, продвигают в систему управления «нужные» кадры. Но это холодный период войны. Все это уже проделано успешно, и не только на Украине, но и в России. Похоже, подготовка к «горячей» фазе завершена: демонизация Российского государства и его лидера, разрушение финансово-экономического потенциала страны, инициация массовых протестных настроений в обществе, демонстрация готовности применить военную силу.
Вооруженные силы РФ на фоне активного наращивания США и НАТО военных приготовлений проводят интенсивную подготовку к отражению возможной агрессии. Но войска мирного времени – это лишь первый эшелон, задача которого обеспечить мобилизационное развертывание страны и героически погибнуть.
И встает естественный и во многом определяющий вопрос: готова ли страна и российская экономика к обеспечению возможных военных действий. Если да, то вероятность агрессии весьма мала, если нет, то вероятность войны резко возрастает. Да, войны ХХI века существенно отличаются от войн предыдущего столетия. Но роль экономики при этом лишь увеличивается. Сущностным отличием новой войны, как мы привыкли ее понимать, является отсутствие внезапности. «Горячему» этапу, то есть военным действиям предшествуют иные операции или войны. В американских военно-нормативных документах обозначены: операции по подрыву потенциалов, операции на основе эффектов, информационно-психологические, преэмптивных действий и др. Есть еще такой тип операции для спецслужб, как «проникновение в управление». Операции по подрыву потенциалов именуются финансово-экономической войной, информационно-психологические – информационной войной. При этом в американском минфине, минэнерго имеются силы специального назначения, свой спецназ, а в Пентагоне – корпус гражданских специалистов, основу которого составляют экономисты, юристы и финансисты. Применительно к России все эти операции Запада оказались успешными. Мы же проиграли практически всё. Сейчас активизируется финансово-экономическая война (операции по подрыву потенциалов), после чего последует добивание военными средствами, если мы не развалимся сами или не сдадимся. Пощады в любом случае не будет.
Готовы ли мы к военной фазе? Вопрос к экономике. Я же утверждаю: не готовы. Во-первых, законодательно не решен вопрос о переводе частных производств и предприятий со смешанным капиталом на военно-мобилизационное положение, финансово-экономическое обеспечение перевода экономики на военные рельсы не предусмотрено. Во-вторых, все современные производства потребуют импортозамещения, а с этим большие и почти неразрешимые проблемы. В-третьих, увеличение объема выпуска современных вооружений требует высококлассных инженерно-технических специалистов, коих мы давно перестали готовить, а бакалавры, политологи и менеджеры с юристами для этой роли не подойдут. В-четвертых, для развертывания масштабного выпуска современных техники и оружия необходимы большие деньги, а стратегический финансовый резерв уверенно уплывает на поддержку банковского сектора, проведение помпезных мероприятий, выплату по международным обязательствам, плюс динамично работающая коррупционная система. Итак, для отражения серьезной вооруженной агрессии экономической базы у нас нет, что провоцирует с большой вероятностью военный удар со стороны США и НАТО.
Мне возразят: мол, есть у нас ракетно-ядерный щит, он гарантирует нам безопасность. Увы, этот фактор сдерживания работал, когда у нас был паритет в обычных вооружениях и когда экономика могла обеспечить вооруженные силы всем необходимым для ведения войны. Однако мы четверть века ускоренно разоружались, уничтожали свой ВПК, проводили масштабную деиндустриализацию экономики, сердюковизацию армии, денационализацию властвующих и бизнес-элит. И встраивали финансово-экономическую модель, систему образования в «цивилизованный» Запад, попутно отдавая в его распоряжение природные ресурсы и систему государственного управления, финансовую власть – прежде всего. Американцы же, наоборот, усиленно вооружались, двигали НАТО к нашим границам, развертывали с целью нейтрализации российских СЯС глобальную систему ПРО и высокоточные силы «Быстрого глобального удара». В результате по обычным современным вооружениям мы на порядок уступаем США и НАТО, по эффективности стратегических ядерных вооружений в ответном ударе – примерно в 3–4 раза. Так что ядерный вариант ответа на вооруженную агрессию нужно иметь в виду, но надеяться как на спасательный круг нельзя. Удар США будет обычными средствами: к нам прилетят 8–12 тысяч крылатых ракет и боевых блоков, которые поразят значительную часть шахтных, грунтовых ракетных комплексов, ракетные подводные лодки, находящиеся на поверхности воды, пункты управления, важнейшие объекты инфраструктуры, ВПК, системы государственного управления. Одновременно силы главного киберкомандования США атакуют наши радиоэлектронные системы управления с целью парализовать деятельность правительства, ЦБ, экономики в целом. После чего, в полном соответствии с Соглашением о статусе сил от апреля 2007 г., силы НАТО беспрепятственно войдут на территорию РФ. Уязвимых для высокоточных ударов противника объектов достаточно много, и это не только военные структуры, но и экономические. Один из таких объектов – на р. Правая Хетта Ямало-Ненецкого автономного округа. Здесь, на площади 0,5 на 0,5 км, пересекаются 17 газопроводов высокого давления, более 80% природного газа, добываемого в стране. Вся европейская часть России питается природным газом через эту сверхуязвимую точку. А это тепло и электроэнергия большей части российской территории, это источник наполнения российского бюджета.
Признаков подготовки США к войне с Россией сегодня достаточно. О них регулярно сообщают СМИ. Приведу лишь один малоизвестный факт. В июне 2014 г. администрация президента США разослала в структуры, отвечающие за действия в чрезвычайных ситуациях, 130-страничную инструкцию по поведению в случае ядерного удара, в которой ставится задача «повысить стойкость нации, ее способность противостоять хаосу, приспособиться к переменам и быстро адаптироваться». (New York Times, 17.12. 2014). Дж. Буш не делал этого даже после 11 сентября 2001 г.
В феврале 2015 г. конгресс США утвердил новую Стратегию национальной безопасности. Стратегия – главный документ, определяющий внешнюю и внутреннюю политику США. Это, по сути, геополитическая доктрина страны, корректируемая каждые пять лет. И этот документ жестко ориентирует политику США на сохранение мировой монополии с опорой на военную силу. Вот несколько установок Стратегии:
«Она (Стратегия) направлена на инициативное продвижение наших интересов и ценностей с позиции силы… Не существует замены американскому лидерству…Мы будем лидировать с позиции силы… США будут применять военную силу, при необходимости используя ее в одностороннем порядке… Вооруженные силы США будут готовы применить военную силу в любой точке мира, воспрещая и останавливая агрессию на множестве театров военных действий».
Особое место в Стратегии уделено экономике: «Сильная экономика в сочетании с заметным американским присутствием в мировой финансовой системе создает благоприятные возможности для укрепления нашей безопасности… Для сохранения нашего устойчивого лидерства нам необходимо сформировать контуры нового мирового экономического порядка, который будет и впредь отражать наши интересы и ценности… Мы должны мыслить стратегически, когда используем свои экономические преимущества для установления новых правил». И, конечно, в качестве главного врага Америки и всего мира в Стратегии выступает Россия. Она в качестве угрозы и агрессора упоминается в документе 13 раз. Это абсолютный рекорд. Можно утверждать, что Стратегия-2015 есть доктрина войны против России. «Мы мобилизовали и возглавили международные усилия по наказанию России и противодействию ее агрессии… Мы будем сдерживать российскую агрессию, бдительно наблюдая за ее стратегическим потенциалом».
Но является ли война неизбежной? Думаю, неизбежности нет. У нас, кроме ослабленных армии и флота, есть серьезный союзник – это Западная Европа. Именно серьезные европейцы, ненавидя Россию, не желают воевать с нею за американские интересы. Потому что война США с Россией будет вестись на европейском ТВД, европейскими силами НАТО, а американцы окажут мощную авиационную и ракетную поддержку в виде быстрого глобального удара. Поэтому нашей дипломатии, депутатскому корпусу, посланникам мира нужно срочно и серьезно работать с европейцами по предотвращению войны. И, конечно, вести активную доверительную работу с китайцами, индусами, Ираном, странами Латинской Америки и Ближнего Востока.
Почему мы дошли до такого состояния? Потому что в России во все ее времена никогда не было столь некомпетентной и безответственной, большей частью предательской власти. Это во-первых. Посмотрим на финансово-экономический блок правительства – мы не найдем в его составе ни одного профессионала, организатора производства. Сплошь менеджеры, юристы и финансисты, не обладающие опытом организации и управления масштабными процессами и в лучшем случае поработавшие в каких-то фирмочках. Я военный человек и не могу представить себе, чтобы моим полком командовал начфин или главбух. Или 1-м Белорусским фронтом. При таком руководстве мы до сих пор бы не взяли Берлин. Наглядный пример – менеджер Сердюков – министр обороны РФ. Еще бы пару лет его руководства – и мы бы стали формировать партизанские отряды вместо армии. А экономика России – это гораздо серьезнее Берлинской операции. Второе. Начфины, главбухи и юрисконсульты во власти перевели страну и ее развитие, общественное сознание и нашу жизнь в формат только финансового измерения. Образование, культура и даже наука стали измеряться категориями прибыли, материальной сиюминутной выгоды, соответствия западным требованиям и стандартам. А это – конец развитию личности, общества и государства. Это подрыв обороны и безопасности. Кстати, в оборонной науке и на предприятиях ВПК были установлены чуть ли не самые низкие зарплаты.
«Это определенный интеллектуальный провал экономистов, культивирующих идеализированное видение экономики. Сегодня финансовая сфера и финансовый капитал трансформировались из посредника, обслуживающего производство, в ключевой фактор, во многом определяющий экономическое развитие», – заключают д.э.н. М.И. Гальвановский и к.э.н. А.Н. Каурова («Экономические стратегии» № 9, 2014).
С возвращением Крыма и санкциями стало меняться в пользу патриотизма и ответственности общественное сознание в стране, но финансово экономическая модель остается прежней. Финансово-экономический блок правительства живет ожиданиями снятия санкций и повышения цены на нефть, то есть опять же ориентируется на Запад. Страна поставлена на растяжку: или выживание на грани нищеты и революция, или война. Третье. Система подготовки и формирования кадров была полностью деформирована первыми двумя факторами. Инженеров, физиков и организаторов производства готовить оказалось дороже, чем политологов, юристов, менеджеров, психологов и пр. А затем вообще перешли с подготовки специалистов на подготовку бакалавров и магистров. Потому что дешевле. Дж. Кеннеди, будучи президентом США, чтобы догнать СССР в технологиях, сказал великую фразу: «Если не хотите учить русский язык, учите физику». Фурсенко же, будучи министром образования и науки, поставил перед системой образования задачу: готовить конкурентоспособного потребителя. И мы стали учить английский и западную рекламу. Четвертое. Наука почему-то отстранена от выработки курса развития страны и экономической модели будущего. К правительству приближены люди, усвоившие лишь азы монетаристской полутеории Фридмана и фразу Смита «Государство – лишь ночной сторож». Кстати, давно отвергнутые на Западе. Чем занимаются рановские институты, непонятно. Может, потому Эрэфия сегодня не имеет общенациональной идеи, на основе которой следовало бы вырабатывать общенациональный проект развития страны, геополитическую модель поведения в мировой политике, выстраивать сущность внутренней политики. Мы встроены в чуждые зарубежные проекты.
В ст. 3 Конституции РФ четко прописано: «Единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Но, не являясь собственником земли и природных богатств, передав финансовую систему под иностранный контроль, возможно ли осуществлять хоть какие-либо властные полномочия в государстве, тем более влиять на формирование правительства. Нет, так не бывает. В результате мы имеем правительство в лице представителей крупных собственников и финансистов, тесно связанных с нашим очевидным противником. И так называемое правительство выполняет волю своих хозяев, выстраивая экономику и финансы в пользу их интересов. А мы полагаем, что они – министры, премьеры и вице-премьеры просто ошибаются в силу своей некомпетентности. Ошибаемся мы, считая их российскими чиновниками.
В результате мы получили интеллектуально-кадровый дефолт, со всеми вытекающими последствиями. А такая страна, с таким правительством, долго не живет. Поэтому вопрос о том, будет война или нет, лежит не в плоскости политики США – американцы всегда развязывали войны, если были убеждены, что они принесут им прибыли и что противная сторона не нанесет им неприемлемый ущерб. Так что вопрос к нам, россиянам, готовы ли мы отразить удар и лишить противника выгоды и прибылей. Готово ли так называемое правительство РФ воевать на стороне России или же оно (за исключением двух-трех членов правительства) уже подготовило себе базу на Западе?
Что делать? Послушаем мудреца – министра геологии СССР, доктора наук Е.А. Козловского («Экономические стратегии» № 9, 2014): «Нужна компетентная власть, глубоко озабоченная судьбой народа, нужна как воздух объединяющая идея, которая призовет народ подняться с колен».
Напомню, что власть – это мы, каждый из нас.

Л.Г. ИВАШОВ,
президент Международного центра геополитического анализа, д.и.н., генерал-полковник







Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=599495


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Глазьев: Война США против России
СообщениеДобавлено: Пт апр 24, 2015 2:19 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Командующий войсками ЗВО заявил о начале гибридной войны против России

Георгий Перемитин

Командующий войсками Западного военного округа, генерал-полковник Анатолий Сидоров заявил, что США и их союзники начали «первую фазу гибридной войны» против России

Сидоров, слова которого передает Интерфакс, заявил, что первая фаза гибридной войны против России заключается в умышленной дестабилизации обстановке в стране политическими и экономическими мерами.

По мнению Сидорова, Вашингтон «формирует образ нашей страны как агрессора для европейских стран». Командующий округом также отметил, что «антироссийский курс военно-политического руководства стран Балтии позволил развернуть дополнительно на территории Эстонии, Латвии и Литвы передовые группы из состава Третьей механизированной дивизии Армии США общей численностью до тысячи человек».

Начальник главного оперативного управления Генштаба Андрей Картаполов развил мысль генерала Сидорова. Он назвал гибридную войну основным видом современных международных конфликтов​, выступая на военно-научной конференции, посвященной 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. В качестве примера ведения гибридной войны о привел действия США, которые «раскачать экономику России санкционными ударами и помешать укреплению самостоятельности Евросоюза и его главных «локомотивов» — Германии и Франции».

В сентябре прошлого года в итоговом коммюнике НАТО после саммита в Ньюпорте говорилось, что НАТО «в состоянии решать конкретные проблемы, связанные с гибридными методами ведения войны с широким спектром военных, полувоенных и гражданских мер, применяющихся с высокой степенью интеграции».

Под гибридной войной понимаются боевые действия, которые объединяют обычную войну, боевые действия малыми силами и атаки через интернет.

Западные лидеры обвиняют Россию в отправке кадровых военных и вооружения на восток Украины, где продолжается вооруженный конфликт. Москва неоднократно отрицала любое участие российских военных в боевых действиях в Донбассе, которые в СМИ принято называть гибридной войной.


Подробнее на РБК:
http://top.rbc.ru/politics/24/04/2015/5 ... 4b9a8c2358


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Война США против России
СообщениеДобавлено: Пт июн 26, 2015 2:33 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Василий СМИРНОВ (Новгород)
РОССИЙСКАЯ ЭЛИТА КАПИТУЛИРУЕТ ПЕРЕД США



Владимир Бушин
СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ВОЙНЫ
Америка окружила нас военными базами, а у нас никаких баз нет. У берегов Норвегии на постоянном дежурстве американские подводные лодки. Подлетное время их ракет до Москвы 17 минут… Но я исхожу из того, что война невозможна.
В.Путин. Интервью итальянской
газете «Коррера делла сера». 6 июня с.г.

Семнадцать минут всего лишь…
А ты восемнадцать лет
Шутки шутить изволишь:
- Врагов у России нет.

Семнадцать минут подлёта,
А ты девятнадцать годов
Дебила и идиота
В министры сажать готов.

Семнадцать! Смертельно быстро!
А ты хоть бы двадцать лет
Можешь твердит: - Министра
Мудрей Сердюкова нет.

Семнадцать! К чему тут фразы?
Останешься сам-то в живых?
Ведь были советские базы,
Но ты уничтожил их.

Грозные дни настали.
Всего 17 минут!
Работать!.. Сказал же Сталин:
- Иначе нас сомнут.
7 июня 2015
Треснувший ядерный щит Российской Федерации
Как известно, недавняя шуточная акция американских журналистов, собиравших подписи граждан США о ядерном ударе по РФ, вызвала бурю откликов в Интернете. Понятно, что пока наша элита держат свои деньги на Западе, никакая война против РФ не нужна - Кремль сделает все, что от него потребуется. Вот, например, в мае 2014 г. в Москву приехал главный казначей мира, он же по совместительству президент Швейцарии, Дидье Буркхальтер. И после встречи с Буркхальтером, Владимир Путин, самый влиятельный политик мира по версии журнала Форбс, испугавшись за банковские счета своих друзей в Швейцарии, сделал все, что от него попросили. А именно: признал выборы Порошенко на Украине, не поддержал пророссийские референдумы в ЛНР и ДНР, дважды останавливал ополченцев во время их наступления и сажал за стол переговоров (Минск-1 и Минск-2) и т.д. Да и вообще, зачем вести затратные войны, если РФ разрушается изнутри. Есть анекдот на эту тему. В ЦРУ идет совещание – как с наименьшими затратами подорвать РФ? Решение: не мешать правительству РФ.

Однако, как ни печально это констатировать, в случае начала реальной ядерной войны, Соединенные Штаты без угрозы для собственной безопасности с высокой долей вероятности смогут нанести по России практически безответный удар. Имевшийся некогда ядерный паритет между двумя странами к настоящему времени полностью утрачен. Янки превосходят нас по всем видам стратегических вооружений. Давайте по пунктам.

В 2009 г. у России было 608 стратегических носителя, несущих ядерные боезаряды; в 2011 - 495, а в 2015 - уже только 305. То есть за шесть лет ядерные силы России сократились вдвое!

В 90-е и 2000-е гг. Россия сняла с вооружения самые опасные для США ракеты с разделяющимися ядерными боеголовками РС-20 (Satan, на натовской классификации). В 1991 г. у нас таковых было около 1000, теперь только 50! Чем были опасны для Пентагона советские ракеты РС-20 "Сатана"? Как говорил один американский генерал, "пока у русских есть хоть одна шахта, и из нее вылетит хотя бы одна "Сатана", русские нас из под земли достанут". Его опасения перед этими ракетами были оправданы. Помимо большого количества разделяющихся боеголовок, каждая "Сатана" тащила на себе огромное количество "ложных целей", которые могли сбить с толку любую систему ПРО. Их ПРО просто бы захлебнулась в тысяче ложных целей и реальных боеголовок, падающих на территорию США из стратосфры. Кроме того, эти ракеты имели повышенную защищенность от ядерного взрыва. Наличие этих МБР в составе наших СЯС позволяло реализовать стратегию ответного удара и не оставить агрессора безнаказанным. Американцы это понимали и заставили уничтожить почти все РС-20. Вместо них на боевое дежурство поступили "одноголовые" "Тополи М" - просто пукалки по сравнению с "Сатаной". По забрасываемому боевому весу одна старая советская РС-20 равна 7 новым "Тополь М"! А по мощности заряда "Сатана" превосходиа нынешние одноголовые "Тополи" в 16 раз! (8 мт против о,5). Вопрос: зачем нужно было менять мощеые МБР РС-20 на маломощные "Тополи"?

С 2003 по 2007 г. были полностью уничтожены все имеющиеся на вооружении БЖРК (боевой железнодорожный ракетный комплекс) РТ-23 "Скальпель". Их американцы боялись больше, чем "Сатану". В походном положении комплекс имел вид обычного вагона-рефрижератора, неотличимого от тысяч других товарных вагонов, которые катались по железным дорогам России, поэтому засечь его со спутника было невозможно. Даже опытные железнодорожники с расстояния 50 метров не могли отличить обычный поезд от боевого комплекса. Разветвленность железнодорожной сети страны обеспечивала исключительную скрытность БЖРК. "Скальпель" мог оперативно менять дислокацию стартовой позиции, преодолевая 1000 км в сутки. И из любой точки России нанести удар возмездия по любому объекту на территории США. Этот боевой поезд был способен за несколько минут стереть с лица земли такое государство, как Франция. Тем не менее, главный кошмар Пентагона был стараниями наших поднимателей с колен ликвидирован под Брянском. Для утилизации БЖРК "Скальпель" на Брянском ремонтном заводе была смонтирована специальная «разделочная» линия.

Проблема еще в том, что у нашей армии только 140 новых ракет, произведенных в последнее время. Более 50% СЯС - это еще советские ракеты. Их боеспособности угрожает старение и растрескивание горючей смеси, а также старение металла корпуса. Может получиться, что формально стоять на дежурстве ракеты еще смогут, но попытка их запуска приведет лишь к разрушению ракет.

США имеют на вооружении 550 модернизированных ракет (Минитмен и МХ), где были заменены топливные баки, разгонные установки и блоки управления. Это против 305 российских ракет!

Теперь коснемся "воздушной" части ядерной триады. Россия располагает 13 сверхзвуковыми самолетами Т-160 и 30 устаревшими винтовыми ТУ-95 (еще 60 находятся на хранении и вряд ли взлетят). Кроме того, у нас нет авиабаз, приближенных к территории США. А без дозаправки тот же ТУ-95 способен пролететь только 6000 км. В России осталось всего 20 топливозаправщиков ИЛ-76. В армии США не менее 80 заправщиков, при этом, в настоящее время в стадии разработки находится еще несколько новейших моделей.

США имеют на вооружении свыше 100 современных сверхзвуковых бомбардировщиков В-1 и В-2, и около 140 дозвуковых B-52 «Стратофортресс». Тяжелый бомбардировщик В-2 "Нортроп" - единственный в мире бомбер, который покрыт радиопоглощающими материалами (стелс-технологии), что делает его практически невидимым для средств ПВО.

Что касается морской составляющей СЯС, то здесь тоже все не здорово. У Советского Союза на подводных лодках имелось 940 ракет и 2350 ядерных зарядов. Сегодня у нас в строю всего-навсего 1 корабль типа 941 и 3 современных атомных ракетоносца проекта 955 "Борей" - это в лучшем случае лишь 50 ракет "Булава". «Князь Владимир» и «Князь Олег» находятся в стадии постройки. Конечно, кроме проектов 941 и 955 в строю есть еще 5 лодок советской постройки типа 667 "Дельфин", вооруженных очень удачными баллистическими ракетами "Синева". Но срок эксплуатации этих ПЛАРБ подходит к концу, несмотря на проведенные ремонтные работы.

Из 6 построенных при СССР кораблей проекта 941 "Акула" 3 подлодки утилизированы, 2 находятся в резерве ("Архангельск", "Северсталь"), и только одна, "Дмитрий Донской", пока еще в строю. Кстати, "Акула", построенная Советским Союзом в начале 1980-х гг., была уникальной лодкой. Я не говорю о ее размерах (в два раза больше, чем длина футбольного поля! выше, чем стандартная 9-этажка!), хотя и они впечатляют. На ее борту находилось 20 баллистических ракет Р-39 с 10 разделяющимися боеголовками. При этом часть ракет могла стартовать из-под толщи льда, даже из района Северного Полюса! Теперь все эти лодки будут списаны.

Получается что наш подводный флот по своим стратегическим возможностям уступает советскому в 10 раз! Соединенные Штаты имеют на вооружении 18 современных стратегических подлодок типа "Огайо" с 24 ядерными ракетами "Трайдент 2" на каждой. На сегодняшний момент ПЛАРБ типа "Огайо" удерживают мировой рекорд по количеству размещённых ракетных шахт - 24 и по праву считаются одними из самых совершенных в своём классе. Залп двух подводных лодок типа "Огайо" из Карского моря может в одночасье остановить жизнь в России.

Кроме того, не стоит забывать, что янки строят в Европе систему ПРО. Ее цель - перехватить те оставшиеся российские ракеты, которые смогут взлететь после первого ядерного удара сотен американских боеголовок по нашим шахтам. Ставка делается на перехватчики «Иджис». Их возможности впечатляют. Для примера: в феврале 2008 года ракетой «Иджис», запущенной с борта крейсера «Лейк Эри», был поражен спутник, двигавшийся со скоростью более 7,5 км/сек по околоземной орбите. А эта скорость выше скорости боеголовки любой МБР. Вот и считайте, если модернизация американской глубокоэшелонированной ПРО в Европе пойдет нынешними темпами, то через некоторое время более 400 американских перехватчиков «Иджис» SM-3, способных поражать МБР и их боеголовки, будут иметь перед собой всего порядка 100 реально способных летать российских МБР. Не забудьте при этом об огромном американском потенциале первого обезоруживающего удара, который заключается, прежде всего, в нескольких тысячах крылатых ракет морского базирования, способных скрытно приблизиться к целям в глубине атакуемой страны. Число этих крылатых ракет не ограничено никакими международными договорами. Такая конфигурация позволит Америке в случае войны вообще не опасаться ответного удара российских СЯС, и делать то, что они любят больше всего - безнаказанно расстреливать жертву.


Конец стабильности и возвращение в 90-е гг.

Ни о каком восстановлении стабильности сейчас речи уже не идет. Можно сказать, что наша экономика усилиями либеральной команды реформаторов находится в катастрофическом состоянии. Рухнуло промышленное производство: в апреле обрабатывающая промышленность упала на 7,2%, по ряду отраслей на 15-20%! Самое печальное, что уже начинает останавливаться стройка. А строительный бизнес - это локомотив несырьевой экономики, единственная сфера, которая динамично развивалась в последнее время. Разорение строительных компаний автоматически повлечет за собой сворачивание огромной части торговли (стройматериалы, мебель, бытовая техника, сантехника и т.д.) и разорение всего отделочного бизнеса (электрика, ремонт квартир, малярные работы и т.д.), где занята внушительная часть трудоспособного населения. В отсутствие крупного производства в стране, строительная сфера была единственным местом приложения "рабочих рук". Сейчас, когда ипотека в РФ достигла "дна", люди перестали покупать квартиры. Последствия развала строительного бизнеса будут не просто серьезными, они будут катастрофическими! Думаю, безработица сразу скакнет до 30-40%. (как в Испании, только без испанских социальных гарантий).

Маховик инфляции раскрутился до беспрецедентных с 2000 г. значений, на продуктам цены выросли на 30%! Хуже нас по потребительским ценам ситуация только в Венесуэле и Иране. В карманах россиян дыра: потребительские расходы упали на 10% - шоковая девальвация оставила наших граждан без денег. По данным статистики, 16 млн россиян находятся в нищете, у 70 млн доходы ниже 17 тыс рублей в месяц. В условиях массового разорения предприятий увеличилась безработица: сейчас она составляет 10%, среди молодежи почти 20% - это около 5 миллионов трудоспособного населения, которое нужно как то кормить. Экономика России сжалась, она работает лишь наполовину от своего потенциала, наш ВВП в два раза меньше, чем у Германии, и в 10 раз, чем у США. Вопреки утешительным заявлениям по ТВ, запредельный кредит, секвестр бюджета, урезание госрасходов, падение уровня жизни и расходов россиян, а также хаос и метания в действиях чиновников толкают реальный сектор под откос. В первые месяцы "оборонка" и госкомпании тянули экономику вперед. Теперь и этот ресурс исчерпан. Нет ни доступных кредитов для инвестиций, ни спроса со стороны нищающего населения, ни господдержки. Экономика РФ жива, пока есть еще 350 миллиардов золотовалютных резервов (в 2014 г. 150 миллиардов улетучилось на бессмысленные таргетирования курса), то есть, запаса прочности у нас года на два. Потом - все.

Экономическая база нынешнего режима начинает разваливаться. А тут еще и внешнее влияние. Я говорю не о санкциях, я говорю о самом действенном орудии воздействия на Кремль - угрозе заморозки зарубежных счетов нашей элиты. Никакие бесконечные ТВ напоминания про «крымнаш» уже не спасут. Ни одной победы, ни единого реального достижения впереди нет.Думаю, сейчас идет торг. Российская элита поняла, что Запад принял решение ее сбрасывать. Именно поэтому они и хотят максимальными уступками и сливами гарантировать себе хотя бы сохранность своих счетов и личную неприкосновенность. Российское руководство и так уже пошло на беспрецедентные уступки Штатам. На подобное не решился бы даже Ельцин. Перечислим некоторые :

1) В 2014 г. Москва, вопреки своим геополитическим интересам, сдала американцам 40-милионную Украину. Каким образом? Если вы помните, то во время событий в Киеве в январе-феврале 2014 г. никто точно не знал, в чью пользу качнется чаша весов. У оппозиции была поддержка Запада, деньги олигархов и завезенные на Майдан деклассированные массы, которые предполагалось использовать как таран. Однако армия, спецслужбы и милиция были верны Правительству. Янукович ждал, что скажет Москва. Теоретически этот сброд на Майдане, состоящий из бомжеватого вида "палаточных активистов", можно было разогнать за пару часов. Нужен был только приказ. Во время событий на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 г., когда против коммунистической партии был организован мятеж, понадобилось несколько дней, чтобы навести порядок. Тогда "восставший народ" стрелял по правительственным танкам из гранатометов и был вооружен явно лучше, чем "небесные сотники" Киева. При желании Правительство, на стороне которого находятся спецслужбы, сломает хребет любой оппозиции. Таковы реалии, как говорил Горбачев. Мы помним, что Виктор Янукович колебался. Боялся одним махом покончить с беспорядками в Киеве, чтобы не разозлить "мировую общественность" в лице Госдепа, но и не решался полностью вывести войска из столицы, понимая, что окажется один на один с разъяренной толпой. Ждал, что скажут его кураторы из Москвы. Если бы они сказали: "Витя, ничего не бойся, наводи порядок, мы тебе прикроем тылы", думаю, не было бы никакой гражданской войны. И уже в феврале 2014 г. мятеж олигархов, недовольных тем, что Витя не хотел делиться, был бы усмирен. Тем не менее, именно Путин ПО ПРОСЬБЕ (!) Меркель и Обамы уговорил Януковича не применять силу против оппозиции, что привело к захвату Майданом власти в стране. Как известно, с 2012 г. украинское направление курировал Владислав Сурков, который консультировал украинского президента по всем важным вопросам внутренней политики. Благодаря Суркову на Украине не было создано ни одной пророссийской силы, вопрос о вступлении Украины в Евразэс был похерен, послом в Киеве из РФ работал Зурабов, который занимался там проблемами своего аптечного бизнеса, а не интересами государства, а оппозиция против Януковича крепла и консолидировалась. Понятно, что выходец из донецкого мафиозного клана, коррупционер Янукович никогда не был искренним и убежденным сторонником единства с Россией. "Это сукин сын, но это наш сукин сын", - так говорили американцы про диктатора Сомосу. "Сукин сын" Янукович был все же промосковским парнем, и ориентировался на поддержку Кремля. Однако Кремль дал ему пинка под зад. Что взамен? Взамен мы получили еще одного будущего члена НАТО, вечный конфликт на наших границах и десятки миллионов прозомбированных пропагандой, дышащих ненавистью к России украинцев.

2) Сейчас происходит фактическая сдача Приднестровья молдавским шовинистам. Независимость ПМР гарантировалась РФ с 1992 г., в Бендерах дислоцированы наши миротворческие батальоны. Около 200 000 граждан непризнанной республики имеют российские паспорта. Представьте, что будет, если в Республику зайдут молдавские националисты? В январе 2015 года Москва отказалась выделить Приднестровью 100 миллионов долларов на выплату пенсий под предлогом того, что не любимый Кремлем президент ПМР Евгений Шевчук летает на чартерных рейсах. Кстати, то, что Путин не любит Шевчука, было понятно еще на Селигере 2013 г. во время т.н. инцидента с флагом ПМР. РФ уже несколько лет говорит о необходимости «поиска особого статуса Приднестровья в составе единой Молдавии» (читай: способа запихнуть русскоязычную ПМР обратно в Молдову). Фактически это игра в пользу Кишинева. Свой статус народ Приднестровской Молдавской Республики определил еще в 1990 году, а впоследствии отстоял его в ходе войны с «Республикой Молдова» и неоднократно подтвердил на референдумах. К чему вообще вся эта игра вокруг ПМР? Очень просто: государство, решившее свои территориальные споры, может стать членом НАТО. Двадцать девятым по счету. И скорее всего, станет им, если господину Лаврову до конца года удастся одержать еще одну дипломатическую победу и слить ПМР молдаванам. http://www.regnum.ru/news/polit/1906609.html А что делать полмиллиону русских Приднестровья, зажатых как в тиски между Украиной и Молдовой после присоединения? Думаю, их ждет прибалтийский вариант. Массово резать, как в Средней Азии или Чечне, конечно, не будут, все-таки молдаване не азиаты. Да и в "цивилизованном" Евросоюзе это не комильфо. Но статус людей второго сорта обеспечен - в чужом для русских националистическом государстве.

3) Самое забавное: Москва не только закрыла проект "Новороссия". Выяснилось, что курируемые РФ ЛНР и ДНР, оказывается, сражались не за независимость, а за "особый статус" в составе Украины с "измененной Конституцией". По факту, за какую то филькину грамоту. Путинские марионетки в лице Захарченко и Плотницкого, которых путем "выборов" осенью 2014 г. назначили рулить огрызками преданной Новороссии, сделали Украине официальное предложение, в котором говорится, что ЛНР и ДНР отныне "являются неотъемлемой составной частью Украины и в пределах полномочий, определенных Конституцией, отдельными законами Украины, а также соглашениями по разграничению полномочий между этими районами". Выходит, ополченцы вели кровопролитную войну (с десятками тысяч жертв и разрушенными городами) с Украиной за право остаться в этой самой Украине! Чтобы получить согласие народных республик на это чудовищное предложение, Кремль основательно нажал на своих людей в руководстве ДНР и ЛНР. Вначале, как свидетельствуют источники, в Донецк прибыл помощник президента РФ Владислав Сурков, который "долго орал" на Захареченко, не желающего столь радикально "сливать" республику по указке из Администрации Президента России. Также есть информация о вызове в Ростов всего руководства ДНР: Захарченко, Пургина и генерала Кононова - там их долго обрабатывали, и, в конце концов, заставил пойти на подписание соответствующего документа

4) Наконец, в конце 2014 г. Путин подписал закон о ТОРах, который отдает почти половину нашей территории в концессию иностранцам.

Итак, уступки за этот год Западу колоссальные: Украина, Приднестровье, закон о ТОРах. То, что никто в здравом уме не будет теперь рассчитывать на помощь России, которая повела себя в высшей степени трусливо, бросив на прозвол судьбы 7 миллионов русских Донбасса, никого в Кремле, похоже, не волнует. Невиданное в истории событие: якобы сверхдержава прогнулась перед Львовщиной! Главное, счета московской элиты пока никто не трогает. Кроме того, чтобы окончательно угодить Западу, кремлевская команда решила, видимо, поменять и управляющего Россией. В Кремлевской тусовке говорят, что на данный момент есть три кандидатуры: Рогозин, Шойгу и Иванов. Первый идет от ВПК, Шойгу - от команды Ельцина, Иванов - от силовиков.

Пока самые весомые шансы у Шойгу. Питерская команда, очевидно, теряет рычаги управления. Недаром на Путина и его людей началась информационная атака, в том числе и через "Файненшл таймс", где Владимир Владимировича обвиняют в связях с мафией из бандитского Петербурга и коррупции. А вот Шойгу пока чист. Шойгу - человек Ельцина плоть от плоти. Только ему Борис Николаевич позволил создать фактически государство в государстве - огромную структуру МЧС, которая в 90-е гг. была боеспоособнее, чем российская армия. МЧС в то время было политической опорой режима, поскольку Ельцин не доверял военным и считал, что в случае "народного бунта" они выступят против него. Общая численность офицерского корпуса МЧС и его военизированных формирований, по оценкам экспертов, была сопоставима с сухопутными войсками России. И вместе с пожарными превышала 1 миллион человек. И вся эта силища была бы брошена на усмирение народных масс, случись в России 90-х какое-нибудь антиправительственное выступление. Ни в одной другой стране мира нет структуры, подобной МЧС. Всем было понятно, что "ликвидация катастроф" - это вторичная функция министерства, а его основная задача - быть цепным псом режима. Кстати, товарищ Шойгу никогда не был чужд коммерции. Он вместе с дружественными лицами (например, ингушским БИН-банком) контролировал весь игорный бизнес РФ. Во все ключевые моменты становления "молодой российской демократии", будь то события августа 91 г. или кровавого октября 93 г., Шойгу однозначно принимал сторону Елцьина и был верен ему до конца. Говорят, что в августе 1991 года именно со складов МЧС по приказанию Шойгу были розданы тысячи автоматов москвичам. Так что заслуги главы МЧС перед Семьей неоспоримы. Недаром пацаны доверили Сергею Кужугетовичу почетную миссию быть главой ельцинской партии "Единство", которая должна была помешать другой группировке компрадорской буржуазии во главе с Лужковым-Примаковым захватить власть и "обломать" Семье бизнес. На парламентских выборах декабря 1999-го блок "Единство" (он же "Медведь"), к удивлению многих, получил более 23% голосов - невиданный до того успех "партии власти". Политический кукловод Борис Березовский придумал, как победить на выборах блок "Отечество-Вся Россия", во главе которого стояли стремительно набиравшие популярность Евгений Примаков и Юрий Лужков. ОВР выдвигало государственнические лозунги, обладало значительным административным ресурсом и почти неисчерпаемыми финансовыми средствами. В стране отчетливо складывался второй центр власти, начинался раскол элиты. Этого нельзя было допустить."Береза" придумал "тройку" Единства - бравый спасатель Шойгу, непоколебимый спортсмен Александр Карелин и непримиримый борец с коррупцией генерал Гуров. Промывание мозгов населению с помощью программ Доренко и поддержка премьером Путиным нового движения помогли "медведям" взять четверть мандатов в Госдуме. Впоследствии благодаря созданной на базе МЧС партии «Единство» Путиным были выиграны президентские выборы. Потом Путину удалось объединить два борющихся клана (Семью и лужковско-примаковскую бригаду), сплотив конкурирующие олигархические силы вокруг своей фигуры. "Единство" (Шойгу) и "Отечество-Вся Россия" (Лужков, Примаков) слились в политическом экстазе, дав жизнь чиновничьей партии власти в лице "Единой России". Сейчас Шойгу снова должен выполнить роль, которая выпала на его долю в конце 90-х гг.

Так что заход ельцинских пацанов во власть, беспрецедентный прогиб перед Западом в ряде ключевых вопросов национальной безопасности, свидетельствуют только об одном - российская элита капитулирует перед США. Разваленная экономика, сдача своих позиций Западу и ельцинист у власти - чем не ренессанс 90-х?
Смирнов Василий Андреевич родился 4 февраля 1983 года в Великом Новгороде. Закончил НовГУ им. Ярослава Мудрого. Кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры теории, истории и философии культуры. Читает курсы: базовая культурология, культура повседневности, история мировой и отечественной культуры.
Научные интересы: идеология как современный культурный феномен современного российского общества, постсоветские трансформации в России, культура современного общества, новгородская культура до 15 века.
Живет в Великом Новгороде.

http://www.rospisatel.ru/smirnov-v6.htm


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Война США против России
СообщениеДобавлено: Чт июл 30, 2015 12:06 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Фиолетовый ад
Дата: 30/07/2015
Тема: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ

Хиросима и Нагасаки. 70 лет назад



После успешного испытания атомного оружия в Аламогордо американское правительство решило в ближайшие дни прибегнуть к атомным бомбардировкам городов Японии. Позже в США объясняли это решение стремлением быстрее добиться мира и сберечь жизни американских солдат.

Зачем американцы решили применить атомное оружие?

Несмотря на ощутимое военно-техническое превосходство, продвижение американских войск на островах Тихого океана осуществлялось медленно. 9 января 1945 года американцы начали высаживаться на филиппинском острове Лусон. После почти двухмесячных тяжелых боев 23 февраля ими была взята столица Филиппин Манила. Однако, как отмечал немецкий адмирал Маршалль, «партизанская война на острове Лусон продолжалась до начала 1946 года. Возвращение Филиппинских островов обошлось американцам в 60 тысяч убитых и раненых; японцы при этом потеряли примерно 300 тысяч человек». В плен сдались лишь 7 тысяч японских солдат.
19 февраля американцы произвели десант на небольшом островке Иводзима (размеры его не превышают 5 на 8,5 километров) из архипелага Рюкю. Против японского гарнизона в 23 тысячи человек было брошено 220 тысяч американских солдат. Для поддержки операции было привлечено свыше 1500 самолетов, которые начали бомбить остров еще до начала десанта и продолжали бомбардировку в течение 70 дней. Лишь к 17 марта 1945 г. японский гарнизон был уничтожен.
Адмирал Маршалль замечал: «Из всего многотысячного японского гарнизона в плен было взято лишь 212 человек. Значительными были и потери американцев: почти 5 тысяч человек пали на поле боя, а число раненых достигло 16 тысяч человек». В США до сих пор высоко чтят взятие острова Иводзима. Памятник в ознаменование этого события стал одной из достопримечательностей американской столицы: гигантские бронзовые фигуры американских солдат и морских пехотинцев в едином порыве сгрудились вокруг древка флага, который они, видимо, только что установили на высоте. К древку прикреплено огромное звездно-полосатое полотнище американского флага.
1 апреля американцы начали десант на Окинаву – главный остров архипелага Рюкю. Десант осуществлялся под прикрытием 10 линкоров, 13 крейсеров, 23 эсминцев и 500 самолетов. Маршалль писал: «Понадобилось почти два месяца непрерывных боев с введением колоссального количества техники, прежде чем американцы, преодолев несколько километров предполья, вышли к основной полосе обороны японцев... Для того чтобы подавить огневые сооружения японцев, артиллерии главного калибра американских кораблей пришлось выпустить по ним до 1300 сверхтяжелых бронебойных и фугасных снарядов. В этих боях был убит командующий американской десантной армией. Японцы, расчлененные на три отдельные группы, продолжали сопротивление до 21 июня».
Американские военные отдавали себе отчет в том, что вторжение на Японские острова потребует долгих месяцев тяжелых боев и таких людских потерь, которые Штаты не знали за всю историю своих войн.
Правда, у США были другие способы добиться капитуляции Японии. Успешно осуществлявшиеся американскими подводными лодками операции против торгового флота Японии могли парализовать ее промышленность. Адмирал Маршалль отмечал: «За последние 7 месяцев войны торговый флот Японии понес исключительно тяжелые потери... Японский торговый флот был почти уничтожен: в портах Японии оставались суда, общий тоннаж которых не превышал 670 тысяч тонн... С апреля 1945 года подвоз нефти в Японию полностью прекратился, а с июля в связи с недостатком стали и угля начали останавливаться и промышленные предприятия. Подвоз продовольствия также прекратился».
Одновременно американцы осуществляли интенсивные бомбардировки Японии. Германский генерал и историк Курт Типпельскирх писал: «Непрерывные воздушные налеты на крупные японские города ввиду легкости построек наносили тяжелейшие потери и разрушения. По японским данным, было убито 260 тысяч человек, ранено 412 тысяч, лишилось крова более 9 миллионов человек». Эти бомбардировки наносили и огромный ущерб военному потенциалу империи. В течение авианалетов, совершенных за месяц с начала июля, американцы и англичане потеряли 362 самолета, уничтожив в 9 раз больше японских самолетов. Были выведены из строя 4 японских линкора, 4 авианосца, 6 крейсеров, 24 эсминца, находившихся ввиду отсутствия топлива в портах Японии. Продолжение таких бомбардировок могло оставить Японию без флота и авиации.
В соответствии с планами американского военного командования вторжение на Японские острова намечалось не ранее 1 ноября 1945 года. Лауреат Нобелевской премии П.М. Блэккетт позже писал: «Если это так, то почему мы не подождали с применением бомбы до 1 ноября? Тем временем мы могли бы проводить интенсивные воздушные бомбардировки и осуществить военно-морскую блокаду, если бы и это не привело к капитуляции, то тогда мы могли бы применить бомбы до начала вторжения».
Отвергая официальную версию, американский писатель Гор Видал писал: «Широко распространено мнение, будто эти бомбы были сброшены ради спасения жизней американцев. Это неверно. Бомбы были сброшены, чтобы запугать нашего нового врага, Сталина. Наши ведущие военачальники времен Второй мировой войны, в том числе Дуайт Эйзенхауэр, Честер Нимиц и даже Кёртис Лимэй..., все до единого не одобрили применения атомных бомб против разгромленного врага, идущего к капитуляции». Однако еще до взрыва бомбы в пустыне Нью-Мексико Трумэн говорил о политическом значении нового оружия в его отношениях с Советским Союзом: «Если она (бомба. – Авт.) взорвется, то у меня, конечно, будет дубина для этих парней (для советских людей. – Авт.)»

СССР выполняет свои союзнические обязательства

В июле 1945 года на Дальнем Востоке завершалась подготовка советских войск к наступлению против японских вооруженных сил, оккупировавших 14 лет назад Маньчжурию. Несмотря на то, что в 1942 г. наша страна вела напряженные военные действия против вооруженных сил Германии и ее союзников, президент США Ф.Д. Рузвельт настаивал на том, чтобы СССР развернул наступление против японских войск. В октябре 1943 г. в ходе Московского совещания министров иностранных дел Сталин сообщил государственному секретарю США Хэллу о том, что СССР готов выступить против Японии сразу после разгрома гитлеровской Германии. В ходе Ялтинской конференции Сталин дал обязательство поддержать своих западных союзников на Дальнем Востоке через три месяца после завершения боев в Европе.
Без военной помощи СССР американцы не рассчитывали разгромить Японию. После создания ими атомной бомбы отношение американцев к советскому наступлению против Японии могло измениться. Очевидно, советская разведка своевременно проинформировала Москву об испытании атомного оружия в Аламогордо 16 июля 1945 г. В тот день, как вспоминал главнокомандующий советских вооруженных сил на Дальнем Востоке А.М. Василевский, в его штаб, находившемся в 25 километрах от Читы, позвонил Сталин. Как вспоминал Маршал Советского Союза, Сталин «спросил, как идет подготовка операции, и поинтересовался, нельзя ли ее дней на десять ускорить. Я доложил, что сосредоточение войск и подвоз всего самого необходимого не позволят сделать этого, и просил оставить прежний срок. (Начало наступления было назначено на 9 августа. – Авт.) Сталин дал на это согласие». Совершенно очевидно, что Сталин не стал подвергать риску тщательно подготовленную операцию ненужной спешкой.
В это время американцы не были уверены в том, что атомная бомбардировка Японии поставит страну на колени, а потому продолжали настаивать на вступлении СССР в войну против Японии. По словам ученого-физика Артура Комптона, Трумэн, с которым он беседовал, сообщал ему, что «всякий раз, встречаясь со Сталиным в Потсдаме, спрашивал, скоро ли начнется наступление русских армий в Маньчжурии». Сталин неизменно отвечал американскому президенту приблизительно так: «8 августа – самый ранний срок, когда советские войска на Маньчжурском фронте смогут быть приведены в полную боевую готовность».
Трумэн продолжал задавать этот вопрос Сталину и после 24 июля, когда он сообщил советскому руководителю об испытании атомного оружия. Получив очередное подтверждение Сталина о вступлении СССР в войну против Японии после 8 августа, Гарри Трумэн написал в письме своей жене, что тем самым достигнута главная цель, которую он перед собой ставил на конференции, и что он думает об американских парнях, жизнь которых будет теперь сохранена.
В то же время, узнав о сроке начала советского наступления, правительство США решило произвести первую бомбардировку Японии до этого дня, чтобы советские войска не успели далеко продвинуться от границ СССР и занять значительную часть территории Китая, Японии, Кореи. Весь ход войны с 1941 года наглядно показал, что Красная армия воевала гораздо успешнее, чем американские союзники. Боевые же действия Красной армии на Дальнем Востоке в августе 1945 года показали, насколько она быстрее и увереннее била японские войска, чем американцы.
К началу наступления советских войск существовал ряд факторов, осложнявших их боевые действия на Дальнем Востоке и делавших их значительно труднее, чем операции американцев в Тихом океане. Во-первых, отсутствовал фактор внезапности. Советское правительство объявило войну Японии за сутки до начала боевых действий.
Во-вторых, в отличие от американцев, штурмовавших отдельные небольшие острова, Красной армии предстояло развернуть наступление на огромном протяжении фронта в Маньчжурии и одновременно осуществлять многочисленные десанты на островах Курильской гряды.
В-третьих, наши войска должны были преодолеть гораздо более мощную оборону, чем ту, с которой столкнулись американцы. Японская оборона на многих островах, которые штурмовали американцы, была плохо подготовлена, потому что японцы овладели этими островами за 1–2 года до американских десантов. Оборонительные же сооружения на всем протяжении границы в Маньчжурии создавались японцами 14 лет, а на Сахалине и Курилах – в течение нескольких десятков лет. Эти сооружения казались неприступными. Против Красной армии стояла Квантунская армия, которая давно готовилась к войне против СССР и была превосходно вооружена и укомплектована.
Наконец, в последние часы перед началом боевых действий возник еще один отрицательный фактор. На значительной части фронта в ночь с 8 на 9 августа внезапно разразился тропический ливень, который сорвал авиаудары и артподготовку перед наступлением. Пришлось отказаться и от использования прожекторов, которые были с успехом применены в ходе наступления Красной армии на Берлин 16 апреля.
В ночь с 8 по 9 августа войска Забайкальского и двух Дальневосточных фронтов развернули наступательные операции против долговременной обороны противника, состоявшей из многих полос и оборудованной многочисленными артиллерийскими дотами, артиллерийско-пулеметными точками, пулеметными гнездами и другими оборонительными сооружениями. Японцы упорно защищались. Красноармейцам нередко встречались «смертники». Командующий 1-м Дальневосточным фронтом Маршал Советского Союза К.А. Мерецков вспоминал: «В боях под станцией Мадаоши мы насчитали до двухсот смертников, которые, обвязавшись сумками с толом и с ручными гранатами, ползали по полю в зарослях густого гаоляна и бросались под наши танки. Эти «живые мины» были, конечно, достаточно опасны».
Несмотря на все эти неблагоприятные обстоятельства, Красная армия в первые же часы боевых операций сумела прорвать оборону противника. К.А. Мерецков вспоминал: «Стремительность наступления позволила нашим войскам перерезать все коммуникации противника, прежде чем командование Квантунской армии смогло ими воспользоваться для отхода и организации обороны на заранее подготовленных рубежах в глубине. Столь быстрых действий советских войск японское командование не ожидало. Однако неправильно было бы думать, что японцы заботились только об отходе и не оказывали серьезного сопротивления. Напротив, я ежедневно получал доклады о том, что они яростно сражались и не сдавали без боя ни одного укрепленного пункта, ни одной высоты».
За считаные дни Красная армия прошла сотни километров вглубь Маньчжурии, овладев ее крупными городами, осуществила десанты в Северной Корее и на Курильских островах, овладела Южным Сахалином. Такие масштабы и темпы наступления были немыслимы для американцев, которые зачастую не могли месяцами захватить даже небольшие островки. Совершенно очевидно, что продвигаясь такими темпами, Красная армия могла бы до 1 ноября 1945 года, дня, на который было запланировано вторжение американских войск в Японию, занять не только Маньчжурию, но также весь Корейский полуостров, а может быть, и значительную часть Японских островов.

Рискованная игра американцев

После взрыва в Аламогордо у американских военных были лишь три атомные бомбы. На них они и решили сделать ставку. Однако американцы не были уверены в том, что грандиозный взрыв в Аламогордо удастся повторить в случае, если бомбы будут сброшены с самолетов. И все же было решено немедленно доставить оставшиеся две бомбы на тихоокеанские базы ВВС США, чтобы сбросить их на Японию до начала советского наступления.
О рискованности американских планов свидетельствовало то, что крейсер «Индианаполис», на котором в конце июня на военную базу на острове Тиниан была доставлена взрывчатка для атомной бомбы, был торпедирован японцами через неделю после этого рейса по пути на Филиппины. Вместе с крейсером погибла и вся его команда. Если бы это случилось на неделю раньше, то, по крайней мере, одной бомбы американцы бы лишились.
Риск усугубился тем, что за день до намеченной первой бомбардировки в конце взлетной дорожки на аэродроме острова Тиниан разбились и сгорели подряд четыре бомбардировщика Б-29. У. Лоуренс писал: «Если бы это случилось с Б-29, на борту которого была атомная бомба... весь Тиниан, наша крупнейшая военно-воздушная база на Тихом океане с двумя тысячами
Б-29 и 150 тысячами военнослужащими, могли превратиться в облако радиоактивной пыли». Поэтому было принято еще одно рискованное решение: произвести окончательную сборку бомбы, когда самолет будет находиться в воздухе в нескольких тысячах километров от Тиниана. По словам У. Лоуренса, ответственный за операцию генерал Фаррел спросил техника, отвечавшего за сборку бомбы: «Вы когда-либо собирали раньше механизм подобной бомбы?» Ответ техника гласил: «Нет, но у меня целый день впереди». Он успел собрать бомбу за час сорок пять минут до того, как самолет приблизился к Хиросиме.

Гибель Хиросимы

Проявляя крайний авантюризм в своем стремлении перехватить инициативу у СССР, американцы в то же время предпринимали максимум усилий для того, чтобы сделать бомбардировку японских городов внезапной, а потому максимально разрушительной. За несколько месяцев до рокового налета на Хиросиму авиагруппа из трех Б-29 под командованием полковника Тиббетса выполняла учебные полеты с моделью атомной бомбы на борту. Эти три бомбардировщика ничего не бомбили.
Ссылаясь на пропагандистские передачи японского радио на английском языке, У. Лоуренс уверял: «Японцы даже начали смеяться над ними, не зная, что эти полеты совершаются с целью притупить их бдительность к моменту налета на Японию трех бомбардировщиков Б-29 с атомной бомбой». Побеседовав с оставшимися в живых жителями Хиросимы через полгода после бомбардировки, американский писатель Джон Херси писал, что, хотя горожане уже не обращали внимания на самолеты, которые принимали за разведывательные, воздержание американцев от бомбардировок Хиросимы пугало жителей и они с ужасом ждали жуткого сюрприза, приготовленного для них американской авиацией.
В своей документальной повести «Хиросима» Джон Херси рассказал о священнике методистской церкви Киоши Танимото, который утром 6 августа отправился из дома в путь. Когда Танимото услыхал звук сирены, он не обратил на него внимания, так как знал, что в это время летают разведывательные самолеты. Действительно, сначала к Хиросиме приблизились самолеты метеонаблюдения. Управляемый полковником Тиббетсом самолет «Энола Гей» с атомной бомбой получил сообщение, что над Хиросимой облаков нет. Тем временем в городе прозвучал сигнал отбоя. В 9 часов 11 минут утра, когда самолет достиг города, майор Фереби нацелил бомбу на Хиросиму и сбросил ее.
Со слов летчиков самолета У. Лоуренс так описал дальнейшее: «В «Эноле Гей» сначала увидели маленькую ярко светящуюся точку. В один миг она превратилась в колоссальный малиновый шар диаметром около 800 метров. Затем этот огромный шар неожиданно взорвался и превратился в массу огня и фиолетовых облаков. Из него вылетали гигантские концентрические белые кольца, как будто сама Земля выпускала громадные кольца дыма. На какое-то мгновение вся масса огня, казалось, замерла. Вдруг из клубящихся фиолетовых туч поднялся огромный белый столб дыма. Он рос все выше и выше, пока не достиг высоты в три тысячи метров. Затем наступила новая фаза. Колонна высотой в три километра неожиданно превратилась в гигантский гриб, у основания которого на расстоянии в пять километров бушевали пылевые бури. Гриб рос и рос, поднимаясь до невероятной высоты перед изумленными глазами членов экипажа «Энолы Гей» и других самолетов Б-29, которые сопровождали ее как самолеты технической и фотослужбы».
«Гриб продолжал подниматься вверх, пока не достиг высоты в 13,5–15 километров, разделившись на несколько слоев бело-кремового цвета с алым оттенком, ясно различимых среди белых облаков. Вслед за вспышкой раздался взрыв, который был слышан за сотни километров вокруг. Он отозвался эхом от холмов к востоку и западу от Хиросимы. Взрывная и отраженная волна ударили по «Эноле Гей», и самолет задрожал, хотя был уже в нескольких километрах от места взрыва».
Тем временем Киоши Танимото, домашняя хозяйка Хатсуйо Накамура, Масаказу Фуджи и ряд других жителей Хиросимы, с которыми потом беседовал Джон Херси, увидели ослепительную вспышку (кто-то увидел ее белой, кто-то желтой), которая заставила их закрыть глаза и броситься на землю. Взрыва они не услыхали, но зато дома вокруг них стали трястись, переворачиваться, разваливаться на части, и они подумали, что рядом с ними взорвалась бомба. Осознание того, что произошло на самом деле, приходило постепенно.
Художники Ири и Тосико Маруки, ставшие очевидцами взрыва в Хиросиме, свидетельствовали: «Ослепительная зеленоватая вспышка, взрыв, сознание подавлено, волна горячего ветра, и в следующий момент все вокруг загорается. Тишина, наступившая вслед за грохотом ни с чем не сравнимой, дотоле неслыханной силы, нарушается треском разгорающегося огня. Под обломками рухнувшего дома гибнут люди, гибнут в огненном кольце очнувшиеся и пытающиеся спастись... Миг – и с людей падает вспыхнувшая одежда, вздуваются руки, лицо, грудь, лопаются багровые волдыри, лохмотья кожи сползают на землю... Это привидения. С поднятыми руками они движутся толпой, оглашая воздух криками боли. На земле грудной ребенок, мать мертва. Но ни у кого нет сил прийти на помощь, поднять. Оглушенные и обожженные люди, обезумев, сбились ревущей толпой и слепо тычутся, ища выхода... Ни с чем не сравнимая, трагическая картина: люди утратили последние признаки человеческого разума... На искалеченных людей хлынули черные потоки дождя. Потом ветер принес удушающий смрад».
Японская поэтесса Юкио Ота писала: «Хиросима походила не на город, разрушенный войной, а на фрагмент картины светопреставления. Человечество подвергло себя самоуничтожению, и люди, пережившие ядерный взрыв, чувствовали себя, как после неудавшегося самоубийства. Жертвы атомной бомбы потеряли желание жить».
В Хиросиме сразу же погибло 240 тысяч человек. Из оставшихся в живых серьезно пострадали от взрыва 163 тысячи. В книге «Хиросима» (авторы – А.И. Иойрыш и И.Д. Морохов) говорится: «Лучевой болезнью в тяжелой форме заболели все находившиеся в радиусе 500 метров от эпицентра взрыва. Больные метались в горячке, пытались бежать, потом лежали апатичные, слабые, безразличные ко всему. У многих была рвота, у всех поднялась температура... пульс участился до 120–150 ударов в минуту, снизилось кровяное давление, появилась одышка. Начались кровотечения... На бледной и отечной коже появились кровоизлияния, а затем язвы. Выпали волосы. Резко изменился состав крови. Большинство из них погибли через день-два после взрыва». Но и у тех, кто был дальше от эпицентра взрыва, были зарегистрированы самые различные заболевания, вызванные повышенной радиацией: лейкемия, катаракта, пластическая анемия и так далее. Число раковых заболеваний в Хиросиме оказалось в 10 раз больше среднего уровня в Японии. В течение многих дней, недель и лет жертвы бомбардировки продолжали мучиться и умирать.
Тем временем утром 6 августа в Токио дежурный офицер связи разведки доложил начальству, что радиостанция Хиросимы в эфире не прослушивается. Через 20 минут было установлено, что утрачена и телеграфная связь с Хиросимой. Затем из соседних городов стали поступать сбивчивые сообщения о чудовищном взрыве в Хиросиме. Лишь на другой день, 7 августа, японское радио сообщило, что несколько бомбардировщиков Б-29 «провели бомбардировку города Хиросимы и причинили значительные разрушения. Полагают, что применен новый вид бомбы».
В это время в США передавали выступление Гарри Трумэна, текст которого заранее написал У. Лоуренс. В нем говорилось, что «мы применили против Японии самое разрушительное оружие в истории, бомбу настолько мощную, что взрыв ее эквивалентен взрыву 20 тысяч тонн тротила... Это атомная бомба. Ее взрывная сила имеет своим источником огромную энергию, заключенную внутри атома, энергию, в миллионы раз бо¢льшую, чем любой вид энергии, известной на Земле... Она на несколько месяцев, а может быть, и лет сократит продолжительность войны. Она спасет драгоценную жизнь многим американцам».
Американские самолеты в эти часы разбрасывали над Японией листовки, в которых говорилось: «К японскому народу. Америка просит вас немедленно обратить внимание на то, что написано в этой листовке. Мы обладаем самым разрушительным взрывчатым веществом, которое когда-либо создавалось человеком. Одна из только что созданных атомных бомб имеет взрывную силу, равную такому количеству фугасок, которое могут сбросить 2000 наших гигантских Б-29 во время одного налета. Задумайтесь над этим ужасным фактором; мы заверяем вас, что все это абсолютная истина. Мы только что начали применять это оружие против вашей родины. Если вы еще сомневаетесь, поинтересуйтесь, что случилось в Хиросиме, где была сброшена всего одна атомная бомба... Вы должны немедленно прекратить вооруженное сопротивление. В противном случае мы полны решимости применить эту бомбу и другие мощные виды оружия для того, чтобы быстро завершить войну с помощью силы». Ни слова о последствиях радиоактивных осадков не было сказано.

Вторая атомная бомбардировка

Американцы не дали правительству Японии времени на обдумывание последствий бомбардировки Хиросимы. Хотя следующая бомбардировка была намечена на 11 августа, было решено перенести ее на 9 августа, в день начала советского наступления в Маньчжурии. Основной целью был избран город Кокура. В качестве запасной цели был назначен город Нагасаки.
На сей раз на борту самолета, сопровождавшего бомбардировщик с атомной бомбой, находился Уильям Лоуренс. На случай, если самолет подобьют японские зенитки, Лоуренс должен был выброситься с парашютом и предъявить японцам документ, который позволял бы его считать военнопленным, а не шпионом. По его словам, в документе «говорилось, что мне присвоено звание «условный полковник», дающее все привилегии полковника. Но через карточку крупными красными буквами было написано: «Действительно только при захвате в плен». Какой дьявольский способ стать полковником, подумал Лоуренс.
9 августа в 3 часа 50 минут утра по местному времени самолет Б-29, на котором летел Лоуренс, поднялся в воздух. К 9 часам утра самолет достиг сборного пункта над островом Якошима, к которому уже прилетел бомбардировщик под номером 77 с атомным грузом.
Однако третий самолет из трех, летевших к цели, не прибыл к месту сбора. Ожидая его, два самолета кружили над островом, а время шло. К тому времени облака закрыли Кокуру. Лоуренс писал: «Мы нашли город на экране радара, но нам был дан приказ совершить визуальную бомбардировку, преимуществом которой являлась высокая точность. Это означало, что нам придется кружить, пока в тучах не откроется окно, которое покажет избранную цель… Самолет номер 77 совершал большие круги над городом. Мы следовали за ним. Но Кокура оставалась скрытой. Нам нужна была небольшая дырка в белом занавесе, который протянулся на много километров под нами».
И тут Лоуренс увидел черные круги, которые пробивали облака и постоянно приближались к самолетам. Это были следы от выстрелов зениток. Лоуренс писал: «Как только нам удалось выйти из радиуса действия зениток, из туч появилась эскадрилья японских истребителей. Приближение истребителей и зенитный огонь из Кокуры, наконец, заставили пилота флагманского самолета изменить курс. Судьба избрала Нагасаки».
Однако Нагасаки также была скрыта облаками. Лоуренс записывал в своем блокноте: «Приближаемся к цели. Через несколько минут все будет ясно. Облака внизу по-прежнему непроницаемы. И вдруг в последнюю минуту появился просвет. На несколько мгновений Нагасаки показался в дневном свете». Эти несколько мгновений оказались роковыми для жителей города.
Лоуренс записывал: «Наши часы показывали полдень. Шли последние секунды. Одна, две, три… Десять, двадцать, тридцать, сорок… Пятьдесят… Пятьдесят семь, пятьдесят восемь, пятьдесят девять… 12.01. Мы над Нагасаки. Услыхав условный сигнал по радио, мы надели защитные очки и стали внимательно наблюдать за маневрами флагмана, находившегося в 800 метрах от нас. «Пошла!» – воскликнул кто-то. От нижней части номера 77 отделился черный предмет и полетел вниз».
«Наш Б-29 резко повернул в сторону, чтобы выйти из радиуса действия бомбы, но несмотря на то, что мы повернули в противоположном направлении и что в самолете было светло, через защитные стекла мы увидели мощную вспышку, и самолет залило нестерпимо ярким светом. После первой вспышки мы сняли очки, но свет продолжал сиять, голубовато-зеленый свет, который озарял все небо вокруг. Взрывная волна необычайной силы ударила по нашему кораблю, и он задребезжал от носа до хвоста. Затем друг за другом последовали еще четыре взрыва, при этом каждый раз казалось, что по самолету со всех сторон стреляют из пушек».
«Наблюдатели, сидевшие в хвосте самолета, увидели гигантский шар огня, который, казалось, поднимался из недр Земли, изрыгая огромные белые кольца дыма. Затем мы увидели гигантский столб фиолетового огня в три тысячи метров высотой, который мчался вверх с огромной скоростью. Когда наш самолет повернул в направлении атомного взрыва, столб фиолетового огня уже поднялся на нашу высоту. Прошло всего сорок пять секунд».
«Пораженные, мы смотрели, как он несется вверх, подобно метеору, только летящему не из космоса, а от Земли. По мере того, как он мчался к небу сквозь белые облака, он становился все более живым. Это уже не был дым, пыль или даже облако огня – это было живое существо, новый организм, рожденный на наших глазах. На первой стадии его эволюции, в течение которой миллионы лет проходили за секунды, масса приобрела вид гигантской пирамиды с диаметром основания пять километров и полтора километра у вершины. Основание ее было коричневым, центр – янтарным, вершина – белой».
«Потом, когда уже казалось, что эта колонна застыла, на ее вершине вырос гигантский гриб, который увеличил ее высоту до 13,5 тысячи метров. Грибообразная вершина еще более казалась живой, кипя и пенясь белой яростью, то мчась вверх, то спускаясь вниз; это было подобно тысячам гейзеров, слитых воедино».
«Гриб бился в первозданной ярости, как зверь, рвущий путы. Через несколько секунд он освободился от гигантской опоры и с колоссальной скоростью устремился вверх, в стратосферу, на высоту около восемнадцати тысяч метров. Но в тот же миг на столбе стал образовываться новый гриб, меньше, чем первый. Казалось, что у чудовища вырастает новая голова. Оторвавшийся же гриб изменил свою форму, превратился в цветок с повернутыми к земле гигантскими лепестками, бело-кремовыми с внешней стороны и розовыми – изнутри. Он все еще сохранял такую же форму, когда мы последний раз взглянули на него с расстояния в триста километров».
«Отсюда можно было видеть кипящий многоцветный столб. Это была гигантская гора из разноцветных радуг. Много живой материи ушло на ее расцветку». Позже было подсчитано, что общее число убитых и раненых в Нагасаки составило около 75 тысяч человек.

Советские города – мишени атомных бомбардировок

Лоуренс вспоминал, что, когда его самолет прибыл на аэродром, расположенный на острове Окинава, «нам сообщили, что Советский Союз объявил войну Японии». В тот же день премьер-министр Японии Судзуки заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным продолжение войны».
И все же Трумэн не исключал вероятности применения против Японии последней атомной бомбы, имевшейся в распоряжении США. 12–13 августа ее собирались доставить на Тиниан и сбросить на Японию 17 или 18 августа.
Однако 15 августа в своем обращении к японскому народу по радио император Хирохито объявил: «Мы отдали приказ нашему правительству связаться с правительствами Соединенных Штатов, Великобритании, Китая и Советского Союза, чтобы сообщить им о том, что империя принимает условия совместной Декларации». В Декларации содержалось требование безоговорочной капитуляции Японии.
А вскоре к Токийскому заливу двинулись 383 судна американского флота. Их сопровождали 1300 самолетов. 30 августа близ Токио высадился передовой отряд американских войск. 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» министр иностранных дел Японии Мамору Сигемицу и начальник генерального штаба Японии Есидзиро Умэдзу подписали акт о безоговорочной капитуляции их страны. От имени всех союзных держав акт подписал Дуглас Макартур. Кроме того, от США акт подписал адмирал Нимиц, от Китая – генерал Су Юнчан, от Великобритании – адмирал Фрэзер, от СССР – генерал-лейтенант К.Н. Деревянко.
2 и 6 сентября 1945 г. Сталин и Трумэн обменялись поздравлениями по случаю победы над Японией. 11 сентября Трумэн, получив от Сталина его фотопортрет, писал ему: «Я не могу выразить словами мою признательность за сердечность надписи, и я всегда буду хранить портрет как счастливое воспоминание о весьма приятном сотрудничестве в Потсдаме». А ровно через месяц 11 октября Трумэн попросил Сталина принять американского художника Шандора, чтобы тот мог написать его портрет в память о сотрудничестве между СССР и США в годы Второй мировой войны.
Всего за два дня до этого письма Трумэна, 9 октября 1945 г., комитет начальников штабов США подготовил секретную директиву 1518 «Стратегическая концепция и план использования вооруженных сил США», которая исходила из подготовки нанесения Америкой превентивного атомного удара по СССР.
Дуглас Макартур, не раз выражавший восхищение Красной армией, теперь готовил планы нападения на своего недавнего союзника. В ноябре 1945 года он говорил английскому фельдмаршалу А. Бруку: «Мы должны готовиться к войне и собрать по крайней мере тысячу атомных бомб в Англии и Соединенных Штатах. Нам следует подготовить безопасные аэродромы, укрыв их в горных туннелях, для того, чтобы обладать способностью действовать из Англии, даже если она сама подвергнется ударам. На Тихом океане, используя новые сверхбомбардировщики... мы должны напасть на Россию из Америки с перезаправкой на Окинаве».
По мере быстрого накопления атомного оружия в США 14 декабря 1945 г. была подготовлена новая директива №432/d комитета начальников штабов, в приложении к которой были указаны в качестве объектов атомной бомбардировки трасса Транссибирской магистрали и 20 городов СССР: Москва, Ленинград, Горький, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Тбилиси, Куйбышев, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Новокузнецк, Ярославль, Иркутск, Грозный. Всего предполагалось использовать 196 атомных бомб. Рекомендовалось развязать войну как можно скорее, до того, как СССР создаст собственное атомное оружие и стратегическую авиацию.
В документе Объединенного разведывательного комитета 329 от 3 ноября подчеркивалось: «Одной из особенностей атомного оружия является его способность уничтожить скопления людей, и эту способность следует использовать в сочетании с иными его качествами». Эти рекомендации предлагались после бомбардировок в Хиросиме и Нагасаки. К тому времени в США прекрасно знали про уничтожение сотен тысяч людей ядерным взрывом. Уже было известно, как слезала кожа с обожженных японцев. Уже были написаны репортажи про толпы обезумевших от боли людей, про мучительную гибель десятков тысяч людей от лучевой болезни. Опыт Хиросимы и Нагасаки лишь убедил американских военных в том, что масштабы применения атомного оружия должны возрасти многократно, а в огненную геенну должны быть ввергнуты их вчерашние союзники, которыми они недавно так восхищались. Однако убеждение в том, что ничто не должно стоять на пути американской цивилизации, не оставляло у правителей США ни тени сомнений в их правоте и наличии у них христианских добродетелей.


Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ



Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=600457


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Война США против России
СообщениеДобавлено: Сб июн 25, 2016 9:09 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Полный текст Директивы СНБ США от 18 августа 1948 г.

В переводе на русский язык

Публикуем этот документ на нашем сайте (ДЗВОН - А.О.) в связи с широкой распространенностью в интернете и прессе так называемого «Плана Даллеса» и дискуссией вокруг него (Аллен Даллес, крупный американский разведчик, а с 1950 г. – многолетний шеф ЦРУ, вместе с братом – Госсекретарем США Джоном Фостером Даллесом играл ведущую роль в послевоенном американском руководстве и в формировании внешнеполитического курса страны).
В том виде, в каком обычно приводят «Плана Даллеса» – это выдержка из романа Анатолия Иванова «Вечный зов», художественное изложение размышлений Даллеса.. Разумеется, писатель не просто фантазировал. Он явно был ознакомлен с фрагментами «директивы СНБ США, которую в среде писателей и историков «сливало» тогда руководство КГБ и даже лично Ю.Андропов. Позднее эти фрагменты были приведены в известной книге: Н.Н. Яковлев "ЦРУ против СССР!.
Таким образом, приведенная ниже Директива СНБ, к работе над которой действительно привлекался А.Даллес, является реальным прототипом для художественного освещения политических планов этого деятеля в романе Анатолия Степановича Иванова. Они, конечно, не могут быть тождественны по языку, строю мысли, образности, формулировкам, но по политической тенденции с очевидностью совпадают. Параллельно с данной Директивой разрабатывался план ядерной войны протии СССР (План «Dropshot»), который будет утвержден буквально через считанные месяцы...
Многие элементы Директивы 1948 года вошли позднее в другие официальные политические доктрины и проекты США, касающиеся разрушения нашей страны. См подробнее.: Гарвардский и Хьюстонский проекты (http://dokumentika.org/ekonomicheskoe-o ... iy-proekti) уничтожения СССР и нынешней России. Гарвардский проект считается в основном реализованным, а Хьюстонский, который предполагает раздел Российской Федерации, вступил в активную фазу. Судите сами, вот цитата из характеристики действующего проекта: «“Хьюстонский проект”, представляет детальную проработку этапа “Завершение”. Он связан только с Россией и в нем уже нет речи о расчленении СССР (как в Гарвардском проекте, по которому оно уже состоялось). Здесь уже речь идет о расчленении России на мелкие государства. По этим же планам: Сибирь должна отойти к США, Северо-Запад — к Германии, Юг и Поволжье — к Турции, Дальний Восток — к Японии, чтобы установить прямой контроль за сырьем Сибири и Д. Востока»».
"Один из разработчиков "Хьюстонского проекта", господин З. Бжезинский (почётный гражданин Львова), на закрытом заседании американо-украинского совещания заявил, что "... новый мировой порядок при гегемонии США создаётся против России, за счёт России и на обломках России. Нет сомнений в том, что Россия будет раздробленной и под опекой". (Частично "Хьюстонский проект" опубликован в газете "Советская Россия" от 20 июня 2002 г.) Указывается также, что при воплощении плана [следует ]использовать любые методы, от дипломатических, до экономических и "тихого" заселения и захвата земель..." - Ред сайта ДЗВОН.

Источник: http://www.sakva.ru/Nick/NSC_20_1R.html

Директива Совета Национальной Безопасности США 20/1 от 18 августа 1948 года
из сборника Thomas H. Etzold and John Lewis Gaddis, eds.,
Containment: Documents on American Policy and Strategy, 1945-1950
NSC 20/1 (pages 173-203)

Предупреждение: при цитировании очень рекомендуется давать также ссылку на английский текст:
Текст оригинала : http://www.sakva.ru/Nick/NSC_20_1.html
Текст оригинала в сыром виде (картинки со сканера): http://www.sakva.ru/Nick/NSC_20_1.zip
Выделенные курсивом фрагменты текста выделены его авторами.
В машинописном варианте они подчеркнуты.
В изданном сборнике они также выделены курсивом.


Задачи в отношении России

I. Введение

Очевидно, что Россия, как собственно сила, так и как центр мирового коммунистического движения, в настоящий момент стала представлять очень серьезную проблему для внешней политики США, и в нашей стране существует глубокая неудовлетворенность и обеспокоенность относительно целей и методов советских лидеров. Таким образом политика нашего правительства в значительной мере обусловлена желанием скорректировать советскую политику и изменить международную ситуацию, к которой она уже привела.
Однако пока нет четкой формулировки основных задач США по отношению к России. Ввиду вовлеченности нашего правительства в отношения с Россией особенно важно, чтобы такие задачи были бы сформулированы и приняты в качестве рабочих программ всеми подразделениями нашего правительства, имеющими дело с проблемами России и коммунизма. Иначе возможны серьезные расхождения в направлениях национальных усилий для разрешения проблемы, имеющей огромное международное значение.

II. Общие соображения.

Существуют два подхода к увязке национальных задач с факторами войны и мира.
Первый подход состоит в том, что национальные задачи постоянны и не должны изменяться в зависимости от того, находится ли страна в ситуации войны или мира; к их достижению следует постоянно стремиться, смотря по обстоятельствам, как невоенными, так и военными средствами, Этот подход был лучше всего сформулирован Клаузевицем : "Война есть продолжение политики другими средствами".
Противоположный подход состоит в том, чтобы рассматривать национальные задачи во время мира и национальные задачи во время войны как существенно различные. Согласно этому подходу, война формирует собственные политические задачи, которые как правило имеют приоритет перед обычными задачами мирного времени. Такой подход в целом преобладает в нашей стране. В основном именно такой подход преобладал и в последней войне, когда выигрыш собственно войны, как военной операции, стал важнейшей задачей политики США, а все прочие соображения были ей подчинены.
Ясно, что в случае американских задач в отношении России ни один из этих подходов не может полностью возобладать.
Во-первых, для разворачивающейся в настоящее время политической войны наше правительство вынуждено уже сейчас, во время мира, ставить более определенные и активные задачи по отношению к России, чем те, которые ему приходилось формулировать по отношению к Германии или Японии в самом разгаре военных действий с этими странами.
Во-вторых, опыт прошедшей войны научил нас тому, что желательно увязывать наши военные усилия с ясным и реалистичным представлением о тех задачах, которые мы собираемся решать в долговременной перспективе. Это особенно важно в случае войны с Советским Союзом. Мы едва ли можем ожидать завершить такую войну с той же военной и политической определенностью, как последнюю войну с Германией и Японией. Поэтому если всем не станет ясно, что наши задачи не состоят в военной победе ради победы, то общественности США будет затруднительно осознать, что же действительно является благоприятным разрешением конфликта. Общественное мнение могло бы ожидать гораздо большего на путях военного решения, чем это необходимо или даже желательно с точки зрения подлинного решения наших задач. Если бы народ воспринял идею, что наша задача - безусловная капитуляция, тотальная оккупация и установление военного управления по образцу Германии и Японии, то он естественно ощутил бы любые меньшие по сравнению с этим достижения, как вообще не являющиеся настоящей победой, и мог бы не оценить по достоинству действительно искреннее и конструктивное урегулирование.
Наконец мы должны признать, что советские задачи сами по себе практически неизменны. Например, советские территориальные цели в Восточной Европе - как стало очевидно во время войны - очень схожи с теми программами, которые Советское правительство пыталось реализовать невоенными средствами в 1939 и 1940, и фактически также с определенными стратегическими и политическими концепциями, на которые опиралась политика царизма перед первой мировой войной. При встрече со столь неизменной политикой, упорно проводимой посредством как войны, так и мира, нам необходимо противопоставить ей не менее постоянную и устойчивую политику. Вообще говоря, сама природа отношений Советского Союза с остальным миром такова, что эти отношения представляет собой непрерывный антагонизм и конфликт, иногда происходящий в рамках формального мира, а иногда в юридических рамках войны. С другой стороны ясно, что демократия не может, подобно тоталитарным государствам, полностью отождествлять задачи мирного и военного времени. Ее неприятие войны, как метода внешней политики, настолько сильно, что она неизбежно будет склоняться к модификации своих задач мирного времени в надежде, что они могут быть решены без обращения к оружию. Когда же эти надежды и эти ограничения исчезают в результате войны, разразившейся из-за провокации или по другим причинам, возмущенное демократическое общественное мнение обычно либо требует формулировки других задач, часто карательного характера, которые не были бы поддержаны во время мира, либо немедленной реализации таких целей, терпеливая подготовка к достижению которых в других условиях могла бы вестись путем постепенного давления на протяжениии десятилетий. Таким образом было бы нереалистичным предполагать, что правительство США могло бы действовать во время войны на основе точно того же набора задач, или хотя бы руководствоваться тем же самым графиком их решения, что и во время мира.
В то же время следует понимать, что чем меньше расхождение между задачами мирного и военного времени, тем больше вероятность того, что успешные военные усилия будут успешны и в политическом отношении. Если задачи действительно вытекают из основных национальных интересов, то они стоят того, чтобы осознанно сформулировать и решать их как во время войны, так и во время мира. Задачи, возникающие вследствие эмоций военного времени, не годятся для выражения сбалансированной концепции долговременных национальных интересов. Поэтому правительству следует уже теперь, до возникновения любых военных действий, предпринять все усилия по планированию и определению по отношению к России наших текущих задач мирного времени и наших гипотетических задач военного времени, и по возможности сократить разрыв между ними.

III. Основные задачи.

Нашими основными задачами в отношении России на самом деле являются только две следующие :
а. Уменьшить мощь и влияние Москвы до таких пределов, при которых она больше не будет представлять угрозу миру и стабильности международного сообщества;
и
б. Внести фундаментальные изменения в теорию и практику международных отношений, которых придерживается правительство, находящееся у власти в России.
С решением этих двух задач наши проблемы в отношениях с Россией сократились бы до уровня, который можно было бы счесть нормальным
Перед тем, как обсуждать способы решения этих задач соответственно в мирных и военных условиях, рассмотрим их несколько подробнее.

1. Территориальное сокращение российской мощи и влияния

Существуют две сферы, в которых мощь и влияние Москвы простирается за пределы границ Советского Союза в формах, наносящих ущерб миру и стабильности международного сообщества.
Первая из этих сфер - то, что можно назвать зоной сателлитов : а именно зона, в которой решающее политическое влияние принадлежит Кремлю. Следует отметить, что в этой зоне, которая территориально целиком прилегает к Советсткому Союзу, решающим фактором в установлении и поддержании советской гегемонии явилось присутствие или близость советской вооруженной мощи.
Вторая из этих сфер охватывает отношения между центром власти, правящим Советским Союзом, с одной стороны и, с другой стороны, группами или партиями за рубежом, за пределами зоны сателлитов, которые обращаются к России, как к политическому вдохновителю, и, осознанно или нет, проявляют свою лояльность по отношению к ней
Для эффективного решения в обеих сферах первой из указанных выше задач необходимо сократить до разумных пределов несоразмерные проявления российской мощи. Странам, находящимся в зоне сателлитов, должна быть предоставлена возможность коренным образом освободиться от русского господства и из-под российского идеологического влияния. Также должен быть основательно разоблачен миф, который заставляет миллионы людей в странах, удаленных от Советских границ, смотреть на Москву, как на выдающийся источник надежды человечества на улучшение, а следы воздействия этого мифа должны быть полностью ликвидированы.
Следует заметить, что в обоих случаях эти задачи могут быть в принципе решены без неизбежного порождения последствий, непосредственно и решительно затрагивающих престиж Советского государства.
Во второй из двух сфер полное освобождение из-под российской власти возможно без затрагивания жизненно важных интересов Российского государства, так как в этой сфере московское влияние распространяется по тщательно скрытым каналам, существование которых отрицает и сама Москва. Таким образом устранение структуры власти, ранее известной как Третий Интернационал и пережившей собственное имя, не вызовет никакого формального унижения правительства в Москве и не потребует никаких формальных уступок со стороны Советского государства.
То же самое в основном, однако не полностью, верно и для первой из двух сфер. Москва также отрицает факт формального советского господства в зоне сателлитов и пытается замаскировать его механизм. Как в настоящее время демонстрирует инцидент с Тито, нарушение московского контроля не обязательно рассматривается как событие, затрагивающие сами государства. В даном случае оно трактуется обеими сторонами, как межпартийный конфликт; особое внимание уделяется повсеместному подчеркиванию того, что никакие вопросы государственного престижа здесь не затронуты. То же самое может предположительно произойти в любом месте зоны сателлитов без формального ущемления достоинства Советского государства.
Мы однако, сталкиваемся и с более сложной проблемой : расширение границ Советского Союза после 1939 года. Это расширение не может во всех случаях рассматриваться как серьезный ущерб международному миру и стабильности, а в ряде случаев оно даже может рассматриваться, с точки зрения наших задач, как полностью приемлемое для целей поддержания мира. В других же случаях, особенно касающихся прибалтийских стран, вопрос более сложен. Мы действительно не можем проявить безразличие к дальнейшей судьбе прибалтийских народов.
Это отражено и в нашей нынешней политике признания по отношению к этим странам. Мы едва ли можем согласиться, что угроза международному миру и стабильности действительно устранена, когда Европа поставлена перед фактом возможности сокрушения Москвой этих трех малых стран, не виновных ни в какой реальной провокации и доказавших способность вести собственные дела прогрессивным образом, не угрожая интересам соседей. Таким образом было бы логично рассматривать, как часть задач США, восстановление для этих государств по крайней мере некоего подобия недавнего состояния свободы и независимости.
Однако ясно, что их полная независимость повлекла бы фактическое сокращение территории, контролируемой Советским правительством. Таким образом это напрямую затронуло бы достоинство и жизненные интересы Советского государства как такового. Не стоит предполагать, что это может быть осуществлено без войны. Поэтому если мы считаем, что основная задача, сформулированная выше, важна как в условиях мира, так и войны, то мы должны логично заключить, что в условиях мира наша задача должна состоять только в том, чтобы побудить Москву разрешить репатриацию в прибалтийские страны всех насильственно высланных и установление в этих странах автономных режимов, в основном удовлетворяющих культурным потребностям и национальным стремлениям их народов. В случае войны мы могли бы при необходимости стремиться пойти и дальше. Но этого дальнейшее зависело бы от характера российского режима, который господствовал бы на этой территории после следующей войны, и нам нет необходимости решать этот вопрос заранее.
Следовательно, утверждая, что мы должны уменьшить мощь и влияние Кремля до пределов, при которых он больше не будет представлять угрозы миру и стабильности международного сообщества, мы имеем право отметить, что эта задача может логично решаться не только в случае войны, но также и во время мира мирными средствами, и что в последнем случае нет необходимости затрагивать престиж Советского правительства, что автоматически сделало бы войну неизбежной.

2. Изменение теории и практики международных отношений, которым следует Москва

Наши сложности с нынешним Советским правительством связаны главным образом с тем, что его лидеры исповедуют в теории и практике международных отношений концепции, не только противоположные нашим собственным, но и очевидно несовместимые с мирным и взаимовыгодным развитием отношений между этим правительством и другими членами международного сообщества, как индивидуальными, так и коллективными.
Главными среди этих концепций являются следующие:
(а) Что мирное сосуществование и взаимное сотрудничество суверенных и независимых государств на основе равенства и взаимного уважения иллюзорно и невозможно;
(б) Что конфликты являются основой международной жизни, при этом, как в случае Советского Союза и капиталистических стран, ни одна сторона не признает превосходства другой;
(в) Что режимы, не признающие авторитета и идеологического превосходства Москвы, безнравственны и пагубны для прогресса человечества, и долг всех здравомыслящих людей повсеместно добиваться свержения и ослабления таких режимов любыми тактически подходящими методами;
(г) Что в дальней перспективе невозможно сближение интересов коммунистического и некоммунистического мира путем взаимного сотрудничества, эти интересы в основе своей антагонистичны и противоречат друг другу;
и
(д) Что произвольные индивидуальные контакты между людьми из мира под коммунистическим господством с людьми за пределами этого мира являются злом и не способствуют общему прогрессу человечества.
Очевидно, что недостаточно прекращения доминирования этих концепций в советской или российской теории и практике международных отношений. Необходима их замена на практически противоположные.
А именно:
(а) Что суверенные и равноправные страны могут мирно сосуществовать бок о бок и сотрудничать друг с другом без претензий или попыток установить одностороннее господство;
(б) Что конфликт не является необходимой основой международной жизни, что народы могут иметь общие интересы, не имея полного согласия в идеологии и не подчиняясь единому авторитету;
(в) Что народы других стран имеют законное право преследовать национальные цели, расходящиеся с коммунистической идеологией, и что долг всех здравомыслящих людей исповедывать терпимость к чужим идеям, скрупулезно соблюдать невмешательство во внутренние дела других на основе взаимности, и использовать только порядочные и честные методы в ведении международных дел;
(г) Что международное сотрудничество может и должно сближать интересы обеих сторон даже и при различии их идеологических платформ;
и
(д) Что индивидуальные контакты между людьми по разные стороны международных границ желательны и должны поощряться как процесс, способствующий общему прогрессу человечества.
Тогда немедленно встает вопрос, является ли принятие Москвой таких концепций задачей, которую мы можем всерьез надеяться решить, не прибегая к войне и к свержению Советского правительства. Мы должны смотреть в лицо тому факту, что Советское правительство в его нынешнем виде является и будет оставаться постоянной угрозой нашему народу и миру.
Совершенно ясно, что нынешние лидеры Советского Союза никогда не смогут сами воспринять концепции, подобные изложенным выше, как разумные и желательные. Точно так же ясно, что переход к доминированию таких концепций в русском коммунистическом движении в нынешних обстоятельствах означал бы интеллектуальную революцию внутри этого движения, равносильную преобразованию его политической индивидуальности и отказу от основных претензий на существование в качестве особой жизненной силы среди множества мировых идеологических течений.
Такого рода концепции могли бы возобладать в российском коммунистическом движении только если бы, в результате длительного процесса перемен и эрозии, это движение изжило те импульсы, которые изначально породили его и дали ему жизненную силу, и приобрело совершенно иное, отличное от сегодняшнего, значение в мире.
Тогда можно было бы заключить (а московские теологи немедленно именно так бы это и проинтерпретировали), что заявление о нашем стремлении к принятию Москвой этих концепций равносильно объявлению нашей задачей свержение Советской власти. С этой точки зрения можно было бы утверждать, что такая задача неразрешима без войны, и мы тем самым якобы признаем, что нашей задачей по отношению к Советскому Союзу в конечном счете является война и насильственное свержение Советской власти.
Принять такую точку зрения было бы опасной ошибкой.
Во-первых, мы не связаны никакими временными ограничениями в решении наших задач в условиях мира. У нас нет никаких жестких временных периодов войны и мира, которые подталкивали бы нас к необходимости решения наших задач мирного времени к определенной дате, "иначе будет поздно". Задачи национальной политики в мирное время никогда не следует рассматривать в статических терминах. Постольку, поскольку это наши основные, ценностные задачи, они не относятся к тем, которые допускают полное и окончательное решение, подобно конкретным боевым задачам на войне. Задачи политики мирного времени следует рассматривать скорее как направления движения, а не как физически достижимые пункты назначения.
Во-вторых, мы полностью в своем праве и не должны испытывать чувства вины, работая над разрушением концепций, несовместимых с миром и стабильностью во всем мире, и заменой их на концепции терпимости и международного сотрудничества. Не наше дело вычислять, к какому внутреннему развитию может привести принятие таких концепций в другой стране, мы также не обязаны ощущать какую бы то ни было ответственность за это развитие. Если советские лидеры обнаружат, что растущее преобладание более просвещенных концепций международных отношений несовместимо с сохранением их внутренней власти в России, ответственность за это несут они, а не мы. Это дело их собственной сознательности и сознательности народов Советского Союза. Работа над принятием справедливых и внушающих надежду концепций международной жизни является не только нашим моральным правом, но и нашей моральной обязанностью. Поступая таким образом, мы можем не заботиться о том, куда полетит стружка в вопросах внутреннего развития.
Мы не можем определенно утверждать, что успешное решение нами обсуждаемых задач приведет к распаду Советской власти, так как нам неизвестны соответствующие временные факторы. Вполне возможно, что под давлением времени и обстоятельств определенные исходные концепции коммунистического движения могут постепенно измениться в России примерно так же, как изменились определенные исходные концепции Американской революции в нашей собственной стране.
Мы, однако, имеем право полагать и публично заявлять, что наша задача состоит в том, чтобы всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами донести до российского народа и правительства более просвещенный взгляд на международные отношения, и что поступая таким образом, мы, как правительство, не занимаем никакой позиции по отношению к внутренним делам России.
Ясно, что в случае войны вопросы такого рода стоять не будут. Если бы война между нашей страной и Советским Союзом началась, наше правительство было бы свободно в выборе средств, направленных на решение основных задач, и условий, исполнения которых оно пожелало бы потребовать от российской власти или российских властей при успехе военных операций. Будут ли эти условия подразумевать свержение Советской власти, является исключительно вопросом целесообразности, который обсуждается ниже.
Вторая из двух основных задач таким образом также может решаться как во время мира, так и во время войны. Эта задача, как и первая, может соответственно считаться основополагающей, откуда и вытекает формулировка нашей политики в условиях как мира, так и войны.

IV. Решение наших основных задач во время мира.

Обсуждая интерпретацию этих основных задач соответственно во время мира и во время войны, мы сталкиваемся с проблемой терминологии. Если мы будем продолжать говорить о конкретных ориентирах нашей политики в условиях мира или войны, как о "задачах", мы можем столкнуться с семантическими сложностями. Поэтому исключительно ради ясности введем произвольное различие. Мы будем говорить о задачах только в смысле основных задач, выделенных выше, тех, которые являются общими как для войны, так и для мира. При ссылках же на направляющие ориентиры нашей конкретной политики в военное или в мирное время, мы будем говорить не о "задачах", а о "целях".
В чем могли бы состоять цели национальной политики США во время мира?
Они логично вытекают из двух главных задач, обсуждавшихся выше.

1. Сокращение российской мощи и влияния

Сначала рассмотрим сокращение чрезмерной российской мощи и влияния. Мы видели, что этот вопрос распадается на проблему зоны сателлитов и проблему коммунистической активности и советской пропаганды в удаленных странах.
В отношении зоны сателлитов цель политики США в мирное время состоит в создании максимально возможной напряженности в структуре отношений, обеспечивающей советское господство, постепенного, при помощи естественных и законных усилий Европы, оттеснения русских с их главенствующей позиции и предоставления возможности этим странам вернуть себе свободу действий. Эта цель может быть достигнута и достигается многими способами. Наиболее впечатляющим шагом в этом направлении было оригинальное предложение о Программе Реконструкции Европы, сформулированное в гарвардской речи секретаря Маршалла 5 июня 1947 года. Вынуждая русских либо позволить странам-сателлитам вступить в отношения экономического сотрудничества с Западной Европой, что неизбежно усилит связи между Западом и Востоком и ослабит исключительную ориентацию этих стран на Росиию, либо заставить их остаться вне этой структуры сотрудничества ценой тяжких экономических жертв со своей стороны, мы тем самым вносим серьезное напряжение в отношения между Москвой и странами-сателлитами и без сомнения делаем для Москвы более неудобным и затруднительным поддержание ее непререкаемой власти в столицах сателлитов. Фактически все, что срывает покрывала, которыми Москва пытается замаскировать свою власть, и заставляет русских проявить жестокость и подчеркнуть безобразие своего контроля над правительствами стран-сателлитов, служит дискредитации этих правительств в глазах их собственных народов, увеличивает недовольство этих народов и их стремление к свободному объединению с другими нациями.
Недовольство Тито, для которого напряженность, связанная с проблемой плана Маршалла, несомненно сыграла определенную роль, ясно показало, что напряжение между Советами и сателлитами могут привести к реальному ослаблению и прекращению российского господства.
Таким образом наша цель должна состоять в том, чтобы продолжать делать все, что в наших силах, увеличивая это напряжение, и в то же время создавая возможность правительствам сателлитов постепенно освободиться из-под российского контроля и найти, если они пожелают, приемлемые формы сотрудничества с правительствами Запада. Это можно реализовать искусным использованием нашей экономической мощи, прямой или косвенной информационной деятельностью, приложением максимально возможной нагрузки на железный занавес, созданием у Западной Европы перспектив и энергии стать в конце того пути, по которому она движется, максимально привлекательной для народов Востока, и многими другими средствами, слишком многочисленными, чтобы их все упоминать.
Мы не можем, конечно, сказать, что русские будут спокойно сидеть и позволят сателлитам таким образом освободиться из-под русского контроля. Мы не можем быть уверены, что на каком-то этапе русские для предотвращения такого исхода этого процесса не предпочтут прибегнуть к какому-то насилию: например к какой-то форме военной оккупации или возможно даже к серьезной войне.
Мы не хотим чтобы они пошли на это; и с нашей стороны мы должны делать все возможное, чтобы сохранить гибкость ситуации и сспособствовать освобождению стран-сателлитов такими способами, которые не нанесут непоправимого ущерба советскому престижу. Но даже при самых больших предосторожностях мы не можем быть уверены, что они не предпочтут прибегнуть к оружию. Мы не можем надеяться автоматически повлиять на их политику или обеспечить достижение каких-то гарантированных результатов.
То, что мы прибегаем к политике, которая может повлечь такой исход, вовсе не означает, что мы выбираем курс на войну; и мы должны быть крайне внимательны, чтобы сделать это очевидным и во всех случаях опровергать обвинения такого рода. Дело в том, что из-за антагонистических отношений, которые пока являются основой отношений между Советским правительством и некоммунистическими странами, возможность войны постоянной присутствует, и никакой из курсов, выбранных нашим правительством, не привел бы к заметному уменьшению такой опасности. Политика, обратная вышеизложенной, а именно : согласие с советским господством в странах-сателлитах и непринятие никаких мер для противостояния ему, ни в коей мере не уменьшит опасность войны. Наоборот, вполне логично утверждать, что в долговременном плане опасность войны будет больше, если Европа останется разделенной по нынешней линии, чем в случае, если российская мощь в благоприятный момент будет отодвинута мирным путем, и в европейском сообществе восстановится нормальный баланс.
Соответственно можно констатировать, что наша первая цель в отношении России в мирное время состоит в том, чтобы содействовать и поощрять невоенными средствами постепенное сокращение несоразмерной российской мощи и влияния в нынешней зоне сателлитов и выхода восточноевропейских стран на международную сцену в качестве независимого фактора.
Однако, как мы видели выше, наше исследование проблемы остается неполным, пока мы не рассмотрим вопрос о территориях, находящихся в настоящее время внутри советских границ. Хотим мы или нет сделать нашей задачей достижение каких-то зменений границ Советского Союза без войны? Мы уже давали в III разделе ответ на этот вопрос.
Мы должны всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами поощрять развитие в Советском Союзе институтов федерализма, которые позволили бы возродить национальную жизнь прибалтийских народов.
Можно спросить : почему мы ограничиваем эту цель прибалтийскими народами? Почему мы не включаем другие национальные меньшинства Советского Союза? Ответ состоит в том, что прибалтийские народы - это единственные народы, чьи традиционные территории и население в настоящее время полностью включены в Советский Союз, и которые продемонстрировали способность успешно нести ответственность за свою государственность. Более того, мы все еще формально отвергаем законность их насильственного включения в Советский Союз, и поэтому они имеют в наших глазах особый статус.
Затем перед нами стоит проблема разоблачения мифа, посредством которого Москва поддерживает свое чрезмерное влияние и фактически дисциплинарную власть над людьми в странах вне зоны сателлитов. Сначала несколько слов о природе этой проблемы.
До революции 1918 года русский национализм был сугубо российским. За исключением нескольких эксцентричных европейских интеллектуалов 19 века, которые даже тогда заявляли о мистическом предназначении русской силы в разрешении болезней цивилизации (*2), русский национализм не был обращен за пределы России. Наоборот, относительно мягкий деспотизм российских правителей 19 века был возможно более известен и более осуждаем в западных странах, чем куда большие жестокости советского режима.
(*2) Карл Маркс не был одним из этих людей. Он не был, как он сам формулировал, "одним из тех, кто верит, что старая Европа может быть оживлена российской кровью" [примечание в исходном тексте]
После революции большевистским лидерам удалось путем умной и систематической пропаганды внедрить в широкие круги мировой общественности определенные концепции, весьма способствующие их целям, в том числе следующие : что Октябрьская Революция была народной революцией; что советский режим был первым настоящим правительством рабочих; что Советская власть определенным образом связана с идеалами либерализма, свободы и экономической безопасности, и что она предлагает многообещающую альтернативу национальным режимам, при которых живут другие народы. Таким образом в умах многих людей установилась связь между русским коммунизмом и общими трудностями, возникающими в окружающем мире из-за влияния урбанизации и индустриализации, или же вследствие колониальных волнений.
Таким образом московская доктрина стала до некоторой степени внутренней проблемой каждого народа мира. В лице Советской власти западные государственные деятели сталкиваются с чем-то большим, нежели с очередной проблемой международных отношений. Они сталкиваются также с внутренним врагом в своих собственных странах - врагом, целью которго является подрыв и в конце концов разрушение их собственных национальных сообществ.
Уничтожение этого мифа о международном коммунизме представляет собой двойную задачу. Во взаимодействие вовлечены две стороны, поскольку оно осуществляется между Кремлем с одной стороны и неудовлетворенными интеллектуалами (именно интеллектуалы, а не "рабочие", составляют ядро коммунизма вне СССР) с другой. Для решения этой проблемы недостаточно заставить замолчать агитаторов. Гораздо важнее вооружить слушателей против атак такого рода. Есть некая причина, по которой к московской пропаганде так охотно прислушиваются, почему этот миф с такой готовностью воспринимается далеко от границ России. Если бы эти люди слушали не Москву, то нашлось бы что-то еще, столь же экстремистское и столь же ложное, хотя возможно менее опасное. То есть задача уничтожения мифа, на котором покоится международный коммунизм, не только подразумевает действия по отношению к лидерам Советского Союза. Она также требует чего-то по отношению к несоветскому миру, и более того, к тому конкретному обществу, частью которого являемся мы сами. Насколько мы сумеем устранить растерянность и непонимание, на почве которых процветают эти доктрины, насколько мы сможем устранить источники горечи, приводящие людей к иррациональным и утопическим идеям такого рода, настолько мы преуспеем в разрушении зарубежного влияния Москвы. С другой стороны мы должны признать, что лишь часть международного коммунизма вне России обусловлена влиянием окружающих обстоятельств и может быть соответственно откорректирована. Другая часть представляет нечто вроде результата естественных биологических мутаций. Она порождается наследственной склонностью к "пятой колонне", которой подвержен определенный малый процент членов любого сообщества, и отличается отрицательным отношением к собственному обществу, готовностью следовать за любой противостоящей ему внешней силой. Этот элемент всегда будет присутствовать в любом обществе и использоваться не слишком щепетильными аутсайдерами; единственная защита от опасного злоупотребления им - отсутствие стремления со стороны могущественных режимов использовать эту несчастную особенность человеческой природы.
К счастью Кремль к настоящему времени сделал для развенчания собственного мифа гораздо больше, чем смогли бы сделать мы сами. В этом смысле югославский инцидент возможно наиболее впечатляющий случай; но и вся история Коммунистического Интернационала полна примеров сложностей, с которыми сталкивались нероссийские лица и группы в своих попытках следовать московским доктринам. Кремлевские лидеры настолько пренебрежительны, настолько безжалостны, властны и циничны в тех требованиях соблюдения дисциплины, которые они предъявляют своим последователям, что лишь немногие способны выдерживать их власть достаточно долго.
Ленинско-Сталинская система основана главным образом на власти, которую отчаявшееся меньшинство заговорщиков всегда может обрести, по крайней мере временно, над пассивным и неорганизованным большинством человеческих существ. По этой причине кремлевские лидеры в прошлом были мало обеспокоены тенденцией своего движения оставлять за собой устойчивый шлейф бывших последователей, утративших иллюзии. Их цель была не в том, чтобы сделать коммунизм массовым движением, а в том, чтобы работать с малой группой безупречно дисциплинированных и полностью заменимых последователей. Они всегда были терпимы к уходу тех людей, которые оказывались не в состоянии вынести их особые требования к дисциплине.
В течение долгого времени этот метод довольно неплохо работал. Получить новых рекрутов было легко, и Партия жила за счет постоянного процесса естественного отбора, оставлявшего в ее рядах только самых фанатично преданных, наиболее лишеных воображения, самых тупых и беспринципных.
Случай с Югославией поставил большой вопросительный знак на том, насколько хорошо эта система станет работать в будущем. До сих пор ересь могла безопасно подавляться либо полицейскими репрессиями в пределах Советской власти, либо отработанными методами отлучения и убийства за ее пределами. Тито показал, что в случае лидера-сателлита ни один из этих методов не является безусловно эффективным. Отлучение коммунистических лидеров, находящихся вне эффективного радиуса действия Советской власти, обладающих собственной территорией, полицией, военной силой и дисциплинированными последователями, может расколоть все коммунистическое движение так, как ничто иное, и нанести наиболее тяжелый урон мифу о всемогуществе и всеведении Сталина.
Таким образом условия благоприятствуют тому, чтобы с нашей стороны сконцентрировать усилия на извлечении преимуществ из советских ошибок и возникших трещин, поощрять постоянное разложение структур морального влияния, при помощи которого кремлевские власти управляли людьми далеко за пределами достижимости советских полицейских сил.
Поэтому мы можем сказать, что наша вторая цель по отношению к России в мирное время заключается в том, чтобы информационной активностью и любыми другими имеющимися в нашем распоряжении средствами подорвать миф, при помощи которого люди вдали от российского военного влияния удерживаются в подчинении Москве, добиться того, чтобы весь мир увидел и понял, что представляет из себя Советский Союз, и сделал бы логичные и реалистические выводы из этого.

2. Изменение российских концепций международных отношений

Теперь мы переходим к рассмотрению в рамках политики мирного времени второй основной задачи, а именно : внесение изменений в доминирующие в московских правящих кругах концепции международных отношений.
Как мы видели выше, нет никаких разумных оснований ожидать, что мы когда-либо сумеем изменить основы политической психологии людей, находящихся у власти в Советском Союзе сейчас. Их злобный взгляд на окружающий мир, их отказ от возможности постоянного мирного сотрудничества, их вера в неизбежность окончательного разрушения одного мира другим - все это должно сохраниться только по той простой причине, что советские лидеры убеждены : их собственная система не выдержит сравнения с цивилизацией Запада и никогда не будет в безопасности, пока пример процветающей и могущественной западной цивилизации не будет физически уничтожен, а память о нем стерта. Не говоря уж о том, что эти люди связаны с теорией неизбежного конфликта между двумя мирами самой сильной из возможных связей, а именно тем фактом, что во имя этой теории они приговорили к смерти или страшным страданиям и лишениям миллионы людей.
С другой стороны советские лидеры способны к осознанию если не аргументов, то хотя бы ситуаций. То есть, если может быть создана ситуация, при которой эскалация конфликта с внешним миром не способствует усилению их власти, их действия и даже тон их пропаганды может измениться. Это стало очевидным во время последней войны, когда к описанному эффекту привели обстоятельства их военного союза с западными державами. В этом случае модификация политики была относительно кратковременной, так как по окончании боевых действий они увидели возможности для решения собственных важных задач вне зависимости от чувств и взглядов западных держав. Это означает, что ситуация, которая вынудила их изменить собственную политику, по их мнению перестала существовать.
Если же, однако, аналогичные ситуации были бы снова созданы, если бы советсткие лидеры были вынуждены признать их реальность, и если бы эти ситуации могли сохраняться достаточно долго для переориентации значительной части естественных процессов развития и изменения советской политической жизни, то тогда такие ситуации могли бы оказывать постоянное изменяющее влияние на взгляды и привычки советской власти. Даже относительно краткое и поверхностное ощущение возможности взаимодействия между основными союзниками во время последней войны оставило глубокий след в сознании русской общественности, и именно оно несомненно создало для режима серьезные сложности в его попытках вернуться после окончания войны к старой политике враждебности и ниспровержения по отношению к западному миру. Причем все это происходило при отсутствии каких-то существенных перестановок среди советстких лидеров какой-то нормальной эволюции во внутренней политической жизни Советского Союза. Если бы Советское правительство было вынуждено соблюдать такую осторожную и умеренную политику по отношению к Западу в течение столь долгого периода, что нынешних лидеров сменили бы другие, и перед лицом этой необходимости произошла бы какая-то нормальная эволюция советской политической жизни, то тогда возможно стало бы достижимым и какое-то реальное изменение кругозора и поведения Советов.
Из этого рассмотрения вытекает, что хотя мы не можем изменить основу политической психологии нынешних советских лидеров, существует возможность, что мы сумеем создать ситуации, которые, сохраняясь достаточно долго, смогут заставить их мягко изменить свое опасное и неподобающее отношение к Западу и соблюдать определенную степень умеренности и осторожности в отношениях с западными странами. В этом случае действительно можно будет сказать, что мы начали продвигаться к постепенному изменению тех опасных концепций, которые сейчас определяют поведение Советов.
Снова, как и при сокращении зоны советского влияния, так и при реализации любой разумной программы сопротивления советским попыткам разрушить западную цивилизацию, мы не должны забывать, что советские лидеры могут узреть пророческие письмена на стене и предпочесть прибегнуть к насилию, нежели позволить всему этому произойти. Необходимо повторить : этому риску мы подвергаемся не только при данной, но и при любой разумной политике по отношению к Советскому Союзу. Этот риск возникает из самой сущности Советского правительства, и мы не можем сделать ничего, чтобы изменить или устранить его. Это не новая проблема для внешних отношений Соединенных Штатов. В "Записках фдералиста" Александр Гамильтон писал:
"Давайте вспомним, что выбор между миром или войной не всегда будет оставаться за нами; что как бы умерены и неамбициозны мы ни были, мы не можем полагаться на чужую умеренность или надеяться притушить чужие амбиции."
Таким образом пытаясь изменить концепции, которыми в настоящее время руководствуется Советский Союз в международных отношениях, мы опять должны признать : ответ на вопрос, может ли эта цель быть достигнута мирными средствами, зависит не только от нас. Но это не служит нам оправданием, если мы не предпримем такой попытки.
Итак, мы должны сказать, что нашей третьей целью в отношении России во время мира является создание ситуаций, которые вынудят Советское правительство признать практическую нецелесообразность действий на основе их нынешних концепций и необходимость по крайней мере такого внешнего поведения, как если бы эти концепции были заменены на противоположные.
Это, конечно, в основном вопрос удержания Советсткого Союза слабым в политическом, военном и психологическом отношении по сравнению с международными силами, находящимися вне его контроля, и поддержания со стороны некоммунистических государств высокого уровня требовательности к России в части соблюдения ею обычных международных приличий.

3. Специфические цели

Все перечисленные выше цели являются по своей природе общими. Попытка конкретизировать их завела бы нас в бесконечный лабиринт формальных классификаций и вела бы скорее к путанице, нежели к ясности. Поэтому здесь не будет сделано никаких попыток сформулировать возможные пути конкретной реализации этих целей. Множество таких путей само легко возникнет перед каждым, кто задумается над интерпретацией общих целей применительно к практической политике и конкретным действиям. Например, мы увидим, что основным фактором в достижении всех целей без исключения явилась бы степень проникновения за железный занавес или же степень его разрушения.
Однако вопрос о конкретной интерпретации может быть существенно прояснен кратким рассмотрением обратной стороны картины : иными словами рассмотрением того, в чем наши цели НЕ состоят.
Во-первых, нашей основной целью в мирное время не является переход в такую стадию, при которой война становится неизбежной. Мы не исключаем возможности, что наши общие задачи в отношении России могут быть успешно решены без войны. Мы вынуждены признавать возможность войны в любой момент, как логично вытекающюю из нынешнего характера советских лидеров, и мы должны реалистично готовиться к этому.
Но было бы неправильным считать, что наша политика основана на предположении о неизбежности войны и ограничена подготовкой к вооруженному конфликту. Это не так. В настоящее время,в отсутствие войны, автоматически навязанной чужими действиями, наше дело заключается в том, чтобы отыскать средства для решения наших задач, самим к войне не прибегая. Подготовка к возможной войне подразумевается, но мы рассматриваем ее только как дополнительную предосторожность, а не основной элемент политики. Мы все еще надеемся и пытаемся решить наши задачи в рамках мира. Если бы в некоторый момент мы пришли к выводу (это не исключается), что такой подход невозможен, и что отношения между коммунистическими и некоммунистическими мирами не могут продолжаться без решительного военного конфликта, тогда следовало бы пересмотреть саму основу данного документа, и наши цели мирного времени, в том виде, как они здесь представлены, следовало бы коренным образом изменить.
Во-вторых, в мирное время нашей целью не является свержение Советского правительства. Мы признаем, что стремимся к созданию таких обстоятельств и ситуаций, которые было бы затруднительно переварить нынешним советским лидерам, и которые им не понравятся. Возможно, что перед лицом таких обстоятельств и ситуаций они не сумеют сохранить свою власть в России. Но следует подчеркнуть : это их дело, а не наше. Настоящий документ не подразумевает никаких суждений по поводу того, способно ли Советское правительство вести себя относительно умеренно и порядочно во внешних делах и при этом сохранять свою власть внутри России. Если ситуации, отвечающие нашей целевой направленности в мирное время, действительно возникнут, если они окажутся несовмесимыми с внутренним удержанием Советской власти и вынудят Советское правительство уйти со сцены, мы будем рассматривать такое развитие без сожаления, но не примем на себя ответственность за то, что добивались или вызвали его.

V. Решение наших основных задач во время войны.
В этом разделе рассмотрены наши цели в отношении России в случае, если между Соединенными Штатами и СССР возникнет состояние войны. Здесь предполагается выяснить, что именно мы могли бы считать благоприятным исходом наших военных операций.

1. О невозможном

Перед обсуждением того, что могло бы явиться достижимой целью в войне с Россией, сначала выясним, чего мы не можем надеяться достичь.
Прежде всего мы должны исходить из того, что для нас будет невыгодно, да и практически неосуществимо оккупировать и поставить под контроль нашей военной администрации всю территорию Советского Союза. Это следует из размеров территории, количества населения, разницы в языке и обычаях, отличающих местное население от нас, а также минимальной вероятности обнаружить какую-то подходящую местную структуру власти, при помощи которой мы могли бы действовать.
Затем, признав это обстоятельство, мы должны признать маловероятным, что советские лидеры пойдут на безоговорочную капитуляцию. Возможно, Советская власть распадется под тяжестью безуспешной войны, как это произошло с царским режимом во время Первой Мировой. Но даже это маловероятно. А если она не распадется сама, мы не можем быть уверены, что сумеем устранить ее какими-то средствами без чрезвычайных военных усилий, направленных на установление контроля над всей Россией. Мы имеем перед собой опыт нацистов, как пример упорства и стойкости, с которыми безжалостные диктаторские режимы могут удерживать внутреннюю власть даже на территории, постоянно сокращающейся в результате военных действий. Советские лидеры были бы способны на заключение компромиссного мира, даже очень неблагоприятного для их собственных интересов. Но маловероятно, что они согласятся на что-либо подобное безоговорочной капитуляции, которая отдала бы их в полное распоряжение враждебной власти. Вместо этого они скорее всего отступят в самую отдаленную сибирскую деревню и окончательно погибнут, подобно Гитлеру, под вражеским огнем.
Есть очень высокая вероятность того, что если мы максимально, в рамках наших военных возможностей, позаботимся о том, чтобы не возбуждать враждебного отношения между советскими людьми и военной полицией, чинящей непривычные им лишения и жестокости, то в ходе войны мог бы начаться расширяющийся распад Советской власти, который с нашей точки зрения был бы благоприятным процессом. С нашей стороны, разумеется, было бы совершенно справедливо способствовать такому распаду всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами. Это однако не означает, что мы могли бы гарантировать полное падение советского режима в смысле ликвидации его власти на всей нынешней территории Советского Союза.
Независимо от того, сохранится или нет советская власть где-либо на нынешней советской территории, мы не можем быть уверены, что среди российского народа найдется какая-то другая группа политических лидеров, которые окажутся полностью "демократичными" в нашем понимании этого слова.
Хотя в России и были моменты либерализма, понятия демократии не знакомы огромным массам российских людей, а в особенности тем из них, кто по своему темпераменту склонен к управленческой деятельности. В настоящее время существует ряд интересных и влиятельных российских политических группировок среди российских изгнанников, которые в той или иной степени приобщились к принципам либерализма, и любая из них была бы возможно, с нашей точки зрения лучшим руководителем России, нежели Советское правительство. Но никто не знает, насколько либеральными окажутся эти группы, придя однажды к власти, или смогут ли они сохранить свою власть среди российского народа, не прибегая к методам полицейского насилия и террора. Действия людей, находящихся у власти часто гораздо сильнее зависят от обстоятельств, в которых им приходится осуществлять свою власть, нежели от идей и принципов, воодушевлявших их в оппозиции. После передачи правительственной власти любой российской группе мы никогда не сможем быть уверены, что эта власть будет осуществляться способом, котрый одобрил бы наш собственный народ. Таким образом, делая такой выбор, мы всегда будем полагаться на случай и брать на себя ответственность, которую нельзя с честью нести.
В конце концов мы не можем надеяться действительно привить наши понятия о демократии за короткий промежуток времени какой-то группе российских лидеров. В дальней перспективе политическая психология любого режима, приемлемо ответственного перед волей народа, должна быть психологией самого народа. Но наш опыт в Германии и Японии наглядно показал, что психология и мировоззрение великого народа не могут быть изменены за короткий промежуток времени простым диктатом или предписаниями иностранной власти, даже следующими за тотальным поражением и подчинением. Такое изменение может стать только следствием органичного политического опыта самого этого народа. Лучшее, что одна страна может сделать для привнесения изменений такого рода в другую страну - это изменить внешние условия, в которых существует рассматриваемый народ, и предоставить ему реагировать на эти условия по-своему.
Все вышеизложенное указывает на то, что мы не можем надеяться в результате успешных военных операций в России создать там власть, полностью подчиненную нашей воле или полностью выражающую наши политические идеалы. Мы должны признать, что с высокой вероятностью нам придется в той или иной степени продолжать иметь дело с российскими властями, которых мы не будем полностью одобрять, которые будут иметь цели, отличные от наших, и чьи взгляды и намерения мы будем обязаны принимать во внимание, нравятся они нам или нет. Иными словами мы не можем надеяться достичь какого-то тотального навязывания нашей воли на Российской территории, подобно тому, как мы пытались проделать это в Германии и Японии. Мы должны признать, что какого бы решения мы в конечном итоге не добились, это должно быть политическое решение, достигнутое в результате политических переговоров.
Вот и все, что следует сказать о невозможном. Теперь о том, какие цели возможны и желательны в случае войны с Россией? Они, как и цели мира, должны логично вытекать из основных задач, сформулированных в разделе III.

2. Сокращение советской мощи

Первая из наших военных целей естественно должна заключаться в ликвидации российского военного влияния и господства в районах, прилегающих к любому российскому государству, но находящихся за его пределами.
Очевидно, что успешное ведение войны с нашей стороны автоматически приведет к достижению этого эффекта для большей части, или даже для всей зоны сателлитов. Успешное военные удары по советским силам вероятно настолько подорвут власть коммунистических режимов восточноевропейских стран, что большинство из них окажется свергнуты. Могут сохраниться гнезда в форме политического титоизма, то есть остаточные коммунистические режимы чисто национального локального типа. Таким мы вероятно могли бы позволить продолжить существование. Без поддержки и мощи России они со временем наверняка либо исчезнут, либо эволюционируют в нормальные национальные режимы с не большими и не меньшими проявлениями шовинизма и экстремизма, чем вообще характерно для сильных национальных правительств этого региона. Нам конечно следует настаивать на прекращении любых формальных следов черезмерного влияния России в этой зоне, таких как союзнические договоры и т.п.
Кроме того, мы опять сталкиваемся с вопросом, до какой степени мы могли бы стремиться к изменению советских границ в результате успешных военных действий с нашей стороны. Мы должны ясно осознать тот факт, что в настоящее время мы не можем ответить на этот вопрос. Ответ почти полностью зависит от типа режима, который в итоге военных действий останется на этой территории. Если этот режим будет иметь по крайней мере достаточно благоприятные перспективы соблюдения либерализма во внутренних делах и умеренности во внешней политике, то можно было бы оставить под его властью большинство, если не все, территории, приобретенные Советским Союзом в последней войне. Если же, что более вероятно, будет трудно полагаться на либерализм и умеренность послевоенных российских властей, то может потребоваться более значительное изменение этих границ. Следует просто отметить, что этот вопрос остается открытым до тех пор, пока развитие военных и политических событий в России полностью не прояснит характер послевоенных рамок, в которых мы будем вынуждены действовать.
Далее перед нами стоит вопрос о советском мифе и об идеологическом влиянии, которое Советское правительство сейчас старается распространить на людей за пределами зоны сателлитов. В первую очередь все конечно будет зависеть от того, сохранит или нет нынешняя Всесоюзная Коммунистическая Партия свою власть на какой-либо части нынешней советской территории по окончании следующей войны. Мы уже видели, что не способны контролировать это обстоятельство. Если коммунистическая власть исчезнет, вопрос разрешится сам собой. Однако следует иметь в виду, что в любом случае неудачный с советской точки зрения ход самой войны возможно явится решающим ударом по этой форме распространения советской власти и влияния.
Но как бы то ни было, мы не должны ничего оставлять случаю, и естественно считать, что одной из наших основных военных целей по отношению к России является полный демонтаж той структуры отношений, при помощи которой лидеры Всесоюзной Коммунистической Партии способны осуществлять моральное и дисциплинарное воздействие на отдельных граждан или группы граждан стран, не находящихся под коммунистическим управлением.

3. Изменение российских концепций международных отношений

Нашей следующей проблемой снова оказывается проблема политики, которой русские будут руководствоваться после войны. Каким образом мы можем гарантировать, что российская политика будет наиболее возможно соответствовать нашим желаниям? Это коренной вопрос наших военных целей в отношении России, и никакое внимание, уделенное ему, не может оказаться чрезмерным.
Прежде всего это проблема будущего Советской власти, то есть власти Коммунистической Партии Советского Союза. Это крайне сложный вопрос. На него нет простого ответа. Мы видели, что хотя мы хотим и даже стремимся к полному распаду и исчезновению Советской власти, мы не можем быть уверены в полном достижении такого результата. Таким образом мы можем рассматривать это как максимальную, а не как минимальную цель.
Тогда, допуская, что по завершении военных действий, мы сочтем целесообразным мириться с существованием Советской власти на части советской территории, каково должно быть наше отношение к ней? Согласимся ли мы вообще иметь с ней дело? А если так, то на каких условиях?
Прежде всего мы можем заведомо принять, что не будем готовы заключить полномасштабное мирное соглашение и возобновить регулярные дипломатические отношения ни с каким режимом в России, в котором будет доминировать кто либо из нынешних советских лидеров либо лиц, разделяющих их образ мыслей. За прошедшие пятнадцать лет мы приобрели достаточно плачевного опыта, пытаясь вести себя так, словно с подобным режимом возможны нормальные отношения, и если теперь мы будем вынуждены прибегнуть к войне для защиты себя от последствий его действий и политики, наша общественность едва ли будет в состоянии простить советским лидерам такое развитие событий или одобрит попытки нормального сотрудничества с ними.
Но с другой стороны, если бы коммунистический режим сохранился на какой-то части советской территории после завершения военных действий, мы не могли бы позволить себе полностью его игнорировать. Он не смог бы перестать быть - в пределах своих внутренних возможностей - потенциальной угрозой миру и стабильности самой России и всего мира. Самое меньшее, что мы могли бы сделать, это убедиться, что его возможности нанесения ущерба столь ограничены, что не могут причинить серьезного вреда, и что мы сами или дружественные нам силы сумеем восстановить необходимый контроль.
Для этого вероятно потребуется применение двух мер. Первая - действенное физическое ограничение способности такого остаточного советского режима начать войну или угрожать и запугивать другие народы или российские режимы. Если военные действия приведут к резкому сокращению территории, над которой коммунисты удерживают власть, то такое сокращение должно в первую очередь отсечь их от ключевых военно-промышленных структур Советского Союза, при этом данное физическое ограничение осуществится автоматически.
Если территория под их контролем не будет существенно сокращена, тот же результат может быть получен обширными разрушениями важных промышленных и экономических объектов с воздуха. Возможно потребуются оба эти средства. Как бы то ни было, мы можем определенно заключить, что нельзя считать наши военные действия успешными, если они оставят под контролем коммунистического режима часть нынешнего военно-промышленного потенциала Советского Союза, достаточную для того, чтобы позволить развязать войну с шансами на успех с любым из соседних государств или с любой конкурирующей властью, которая может быть установлена на традиционной российской территории.
Вторая мера, которая потребуется, в случае сохранения Советской власти на традиционной российской территории, вероятно будет состоять в неких условиях, оговаривающих по крайней мере ее военные отношения с нами и окружающими властями. Иными словами, от нас может потребоваться заключение какого-то договора с таким режимом. Сейчас это может представляться нам нежелательным, но вполне может оказаться, что наши интересы лучше будут защищены таким договором, нежели глобальными усилиями, которые потребуются для полной ликвидации Советской власти.
Можно смело утверждать, что эти условия для рассматриваемого коммунистического режима должны быть тяжелыми и унизительными. Это может быть нечто подобное Брест-Литовскому договору 1918 года (*3), который в связи с этим заслуживает вниматеьного изучения. Тот факт, что немцы пошли на такой договор, не означал, что они действительно соглашались с сохранением советского режима. Они рассматривали договор, как способ немедленно сделать советский режим безопасным для них и поставить его в неблагоприятное положение перед лицом проблемы выживания. Русские понимали, что цель немцев была именно в этом. Они согласились на договор только с огромным нежеланием и намерением нарушить его при первой же возможности. Но немецкое превосходство в силах было реальным, а немецкие расчеты реалистичными. Если бы Германия не потерпела поражения на западе вскоре после заключения Брест-Литовского соглашения, трудно предполагать, что Советское правительство оказалось бы способным серьезно противодействовать германским намерениям по отношению к России. Возможно именно в этом направлении необходимо действовать и нашему правительству по отношению к советскому режиму на последних стадиях вооруженного конфликта.
(*3) Брест-Литовский договор, подписанный 3 марта 1918 года, завершил военные действия между Советской Россией и центральноевропейскими державами на основе соглашений, которые включали независимость Украины, Грузии, Финляндии, передачу центральноевропейским державам Польши, прибалтийских государств и части Белоруссии, уступку Турции Карса, Эрдогана и Батума. Соглашения о перемирии между Германией в частности и западными державами 11 ноября 1918 года обязывало Германию отказаться от этого договора (примечание редактора сборника).
Невозможно предсказать, какого рода должны быть эти условия. Чем меньше территория, остающаяся в распоряжении такого режима, тем проще навязать ему условия, удовлетворяющие нашим интересам. В худшем случае, при сохранении советской власти на всей или почти всей нынешней советской территории, нам следует потребовать
(а) Прямых военных уступок (сдача вооружений, эвакуация ключевых районов и т.п.), обеспечивающих гарантии военной беспомощности на продолжительное время;
(б) Соблюдения условий, обеспечивающих значительную экономическую зависимость от внешнего мира;
(в) Соблюдения условий, гарантирующих необходимую свободу либо федеративный статус национальным меньшинствам (нам следует как минимум настаивать на полном освобождении прибалтийских государств и на предоставлении федеративного статуса Украине, который обеспечил бы местным украинским властям большую степень автономии;
и
(г) Соблюдения условий, гарантирующих устранение железного занавеса, обеспечивающих свободный поток идей извне и установление широких личных контактов между людьми в зоне Советской власти и вне ее.
Таковы наши цели по отношению к любым остаткам Советской власти. Остается вопрос, каковы наши цели по отношению к любой некоммунистической власти, которая может быть установлена на части или на всей российской территории вследствие войны.
Прежде всего следует сказать, что независимо от идеологического базиса любой такой некоммунистической власти и независимо от степени, в которой она может быть готова приобщиться к идеалам демократии и либерализма, мы должны проследить, чтобы тем или иным способом было бы гарантировано достижение основных целей, вытекающих из вышеизложенных требований. Другими словами мы должны обеспечить автоматические гарантии того, что даже некоммунистический и номинально дружественный нам режим :
(а) Не будет обладать большой военной мощью;
(б) Будет экономически сильно зависим от окружающего мира;
(в) Не будет обладать слишком большой властью над национальными меньшинствами;
и
(г) Не установит ничего, напоминающего железный занавес в отношение контактов с окружающим миром.
В случае режима, относящегося враждебно к комунистам и дружественно к нам, мы несомненно должны позаботиться о том, чтобы способ, которым будут обеспечены эти условия, не был бы обидным или унизительным. Но мы должны проследить за тем, чтобы тем или иным способом обеспечить эти условия для защиты наших интересов и интересов мира во всем мире.
Таким образом мы можем смело утверждать, что в случае войны с Советским Союзом наша цель - проследить за тем, чтобы после окончания войны никакому режиму на российской территории не было позволено
(а) Сохранять военные силы в количестве, способном представлять угрозу любому соседнему государству;
(б) Пользоваться такой степенью экономической автаркии, которая позволила бы осуществить восстановление экономического базиса военной мощи без содействия западного мира;
(в) Отказывать в автономии и самоуправлении основным национальным меньшинствам;
или
(г) Сохранить какое-либо подобие нынешнего железного занавеса.
Если эти условия гарантированы, нас устроит любая политическая ситуация, возникшая после войны. Мы будем в безопасности независимо от того, сохранится ли Советское правительство на всей российской территории, или только на небольшой части этой территории, или же исчезнет вообще. И мы будем в безопасности, даже если первоначальный демократический энтузиазм нового режима окажется кратковременным и сменится тенденцей постепенной замены асоциальными концепциями международных отношений, на которых воспитано нынешнее советское поколение.
Все вышеизложенное является описанием наших военных целей в том случае, если политические процессы в России пойдут своим путем в условиях войны, и мы не будем обязаны принимать на себя существенной ответственности за политическое будущее страны. Но следует также рассмотреть ситуацию, которая сложится, если советская власть распадется настолько быстро и настолько радикально, что страна окажется в состоянии хаоса, и это обяжет нас, как победителей, делать политический выбор и принимать решения, которые должны будут сформировать политическое будущее страны. В этом случае необходимо рассмотреть три основных вопроса.

4. Разделение или национальное единство

Прежде всего желательно ли в этом случае, чтобы нынешние территории Советского Союза оставались объединены одним режимом или же желательно их разделение? И если желательно оставить их едиными, по крайней мере в значительной степени, то какую степень федерализма должно соблюдать российское правительство? Как быть с основными национальными меньшинствами, в частности с Украиной?
Мы уже отметили проблему прибалтийских государств. После следующей войны прибалтийские государства не должны оставаться под какой-либо коммунистической властью. Если же территория, прилегающая к прибалтийским государствам, будет контролироваться российской властью, не являющейся коммунистической, мы должны будем руководствоваться волей прибалтийских народов и степенью умеренности, которую российская власть будет склонна проявлять по отношению к ним.
В случае с Украиной проблема совсем иная. Украинцы - наиболее развитый из народов, находящихся под управлением России в настоящее время. В целом они обижены российским господством; их националистические организации за рубежом активны, к ним прислушиваются. Было бы легко прийти к выводу, что они должны получить наконец свободу от российского управления и реализоваться в качестве независимого государства.
Мы должны быть очень осторожны с таким выводом. Сама простота делает его непригодным в условиях восточноевропейской реальности.
Действительно, украинцы были несчастны под управлением России, и необходимо что-то предпринять для защиты их положения в будущем. Но есть ряд существенных нюансов, которые нельзя упускать из виду. Пока украинцы были важным и существенным элементом Российской империи, они не проявили никаких признаков "нации", способной успешно и ответственно нести бремя независимости перед лицом сильнейшего российского противодействия. Украина не является четко определенным этническим или географическим понятием. В целом население Украины изначально образовалось в основном из беженцев от русского и польского деспотизма и трудноразличимо в тени русской или польской национальности. Нет четкой разделительной линии между Россией и Украиной, и установить ее затруднительно. Города на украинской территории были в основном русскими и еврейскими. Реальной основой "украинизма" являются "отличия" специфического крестьянского диалекта и небольшая разница в обычаях и фольклоре между районами страны. Наблюдаемая политическая агитация - это в основном дело нескольких романтично настроенных интеллектуалов, которые имеют мало представления об ответственности государственного управления.
Экономика Украины неразрывно сплетена с экономикой России в единое целое. Никогда не было никакого экономического разделения с тех пор, как территория была отвоевана у кочевых татар и стала осваиваться оседлым населением. Попытка оторвать ее от Российской экономики и сформировать нечто самостоятельное была бы столь же искусственной и разрушительной, как попытка отделить Зерновой Пояс, включая Великие Озера, от экономики Соединенных Штатов.
Более того, народ, говорящий на украинском диалекте, как и народ, говорящий на белорусском диалекте, расколот по признаку, который в восточной Европе всегда являлся подлинным признаком национальности : а именно религией. Если по Украине и может быть проведена какая-то реальная граница, то логичной была бы граница между районами, традиционно тяготеющими к Восточной Церкви и районами, тяготеющими к Римской Церкви.
Наконец, мы не можем оставаться безучастными к чувствам самих великороссов. Они были самым сильным национальным элементом Российской Империи, сейчас они являются таковым в Советском Союзе. Они останутся самым сильным национальным элементом на этом пространстве при любом своем статусе. Долгосрочная политика США должна основываться на их признании и их сотрудничестве. Украинская территория настолько же является частью их национального наследства, насколько Средний Запад является частью нашего, и они осознают этот факт. Решение, которое попытается полностью отделить Украину от остальной части России, связано с навлечением на себя неодобрения и сопротивления с ее стороны и, как показывает анализ, может поддерживаться только силой. Существует реальная вероятность того, что великороссов можно убедить смириться с возвращением независимости прибалтийским государствам. Они мирились со свободой этих территорий от России в течение длительного периода в прошлом, и они признают, если не разумом, то подсознательно, что эти народы способны к независимости. По отношению к украинцам дело обстоит иначе. Они слишком близки к русским, чтобы суметь успешно самостоятельно организоваться во что-либо совершенно отличное. Лучше или хуже, но они будут строить свою судьбу в виде какой-то особой связи с великорусским народом.
Кажется очевидным, что лучшей из подобных связей будет федерация, при которой Украина будет пользоваться значительной степенью политической и культурной автономии, но не будет независимой в экономическом или военном отношении. Такие отношения полностью удовлетворят требованиям самих великороссов и по-видимому соответствуют тем рамкам, которыми должны ограничиваться задачи США по отношению к Украине.
Следует заметить, что этот вопрос имеет значение не только для отдаленного будущего. Украинские и великорусские элементы среди эмигрантских оппозиционных групп уже энергично соперничают за поддержку США. То, как мы будем воспринимать их конкурирующие претензии, может оказать важное влияние на развитие и успех движения за политическую свободу среди русских. Поэтому существенно, чтобы мы приняли решение сейчас и твердо его придерживались. И это решение должно быть не пророссийским и не проукраинским, а признающим географические и экономические реальности и требующим для украинцев подобающего и приемлемого места в семье традиционной Русской Империи, неотъемлемую часть которой они составляют.
Следует добавить, что хотя, как утверждается выше, мы не склонны поощрять украинский сепаратизм, тем не менее если без нашего участия на территории Украины возникнет независимый режим, мы не должны прямо противодействовать этому. Поступить так означало бы принять на себя нежелательную ответственность за внутрироссийское развитие. Такой режим будет постоянно подвергаться проверкам на прочность со стороны России. Если он сумеет успешно сохраниться, это означает, что вышеприведенный анализ не верен, и что Украина имеет способность и моральное право на независимый статус. Наша политика прежде всего должна быть направлена на сохранение внешнего нейтралитета постольку, поскольку наши интересы - военные или иные - не будут затронуты непосредственно. И только если станет ясно, что ситуация заходит в нежелательный тупик, мы будем содействовать отходу от движения к разумному федерализму. То же самое применимо к любым усилиям по достижению независимого статуса другими российскими меньшинствами. Маловероятно, что какое либо из этих меньшинств сможет успешно поддерживать реальную независимость длительное время. Однако, если они попытаются (а вполне возможно, что кавказские меньшинства сделают такую попытку) - наше отношение должно быть таким как в украинском вопросе. Мы должны внимательно следить за тем, чтобы не становиться в позицию открытого противодействия таким попыткам, что вызвало бы окончательную утрату симпатий этих меньшинств. С другой стороны мы не должны связывать себя поддержкой такой их линии поведения, которая в дальнейшем вероятно может быть сохранена только при нашей военной помощи.

5. Выбор новой правящей группы

В случае распада Советской власти мы несомненно столкнемся с необходимостью поддержки некоторых политических элементов из числа нынешних многочисленных конкурирующих российских оппозиционных группировок. Нам будет практически невозможно избежать действий, более выгодных для той или иной из этих группировок по сравнению с их соперниками. Но очень многое будет зависеть от нас и от тех концепций, которые мы стараемся реализовать.
Мы уже видели, что среди существующих и потенциальных оппозиционных групп нет таких, которых мы желали бы полностью поддерживать, и за чьи действия в случае их прихода к власти в России хотели бы нести ответственность.
С другой стороны мы должны ожидать, что разные группы предпримут энергичные усилия, чтобы заставить нас вмешаться во внутренние дела России, что угрожает связать нас серьезными обязательствами и сделает возможным политическим группам в России продолжать требовать нашей поддержки. В свете этих фактов очевидно, что мы должны предпринять определенные усилия, чтобы избежать принятия на себя ответственности за решение, кто будет управлять Россией после распада советского режима. Оптимальным было бы позволить всем изгнанным элементам вернуться в Россию настолько быстро, насколько возможно, и проследить, насколько это от нас зависит, за тем, чтобы чтобы всем им были бы даны примерно равные возможности заявить о своих претензиях на власть. Наша основная позиция должна состоять в том, что в конечном итоге русский народ должен будет сделать свой собственный выбор, и мы не намерены оказывать влияние на этот выбор. Поэтому мы должны избегать приобретать протеже и обязаны следить за тем, чтобы все конкурирующие группы получили возможность изложения своих взглядов российскому народу через средства массовой информации. Между этими группировками возможны случаи насилия. Даже при этом мы не должны вмешиваться, если не будут затронуты наши военные интересы или если со стороны одной из групп не будет предпринята попытка утвердить свою власть крупномасштабными варварскими репрессиями тоталитарного типа, применяемыми не только к противостоящим политическим лидерам, но и к массам населения.

6. Проблема "декоммунизации"

На любой территории, освобожденной от Советского управления, мы столкнемся с человеческими остатками Советского аппарата власти.
Вероятно, что в случае упорядоченного отвода войск с нынешней советской территории, местный аппарат коммунистической партии уйдет в подполье, как он проделал это в районах, захваченных немцами во время последней войны. Затем он снова всплывет в виде партизанских групп и отрядов. На этой стадии проблема обращения с ним будет относительно простой; нам нужно лишь предоставить необходимое вооружение и военную поддержку любой некоммунистической власти, способной контролировать район, и разрешить этой власти обращаться с коммунистическими бандами в соответствии с традиционными методами российской гражданской войны.
Более сложную проблему будут представлять собой рядовые члены компартии или госаппарата, которые будут разоблачены и арестованы, либо сдадутся на милость наших сил или любой российской власти, существующей на территории.
Здесь мы снова должны избегать брать на себя ответственность за распоряжение судьбой этих людей или за отдачу прямых приказов местным властям по этому поводу. Мы должны иметь право настаивать на их разоружении и их недопущении на руководящие позиции в правительстве, пока они не предоставят ясных свидетельств искреннего пересмотра своих взглядов. Однако в основном это должно оставаться проблемой любой российской власти, заменившей коммунистический режим. Мы можем быть уверены, что такая власть будет более, чем мы, способна судить об опасности, которую эти экс-коммунисты представляют для нового режима, и обойтись с ними таким образом, чтобы предотвратить возможный вред от них в будущем. Наша основная забота - следить за тем, чтобы никакой коммунистический режим, подобный нынешнему, не был восстановлен на территориях, которые мы уже освободили и которые, как мы решили, должны оставаться свободными от коммунистического контроля. Сверх этого мы должны быть очень осторожными, чтобы не оказаться втянутыми в проблему "декоммунизации".
Основная причина этого в том, что политические процессы в России странные и загадочные. В них нет ничего простого, и ничего не гарантировано. Очень редко, если вообще когда-нибудь, белое четко отличается от черного. Нынешний коммунистический аппарат власти вероятно включает большую долю тех лиц, которые по своей подготовке и склонностям подходят к участию в процессах управления. Любой новый режим вероятно будет вынужден использовать службу многих из этих людей для того, чтобы вообще иметь возможность управлять. Более того, мы не способны вникнуть в каждом индивидуальном случае в мотивы, которые привели человека в России к участию в коммунистическом движении. Мы также не в состоянии понять, до какой степени такое участие явится в ретроспективе дискредитирующим или преступным в глазах других россиян. Для нас было бы опасно действовать на основе любых фиксированных предположений по этим поводам. Мы должны всегда помнить, что преследования со стороны иностранного правительства неизбежно делает мучеников из таких людей, которые при других обстоятельствах сделались бы только объектом насмешек.
Поэтому мы должны быть мудрее и на территориях, освобожденных от коммунистического контроля, ограничиться наблюдением за тем, чтобы экс-коммунисты не получили возможности реорганизоваться в вооруженные группы, претендующие на политическую власть, и чтобы местные некоммунистические власти получили достаточно вооружения и поддержки в связи с любыми мерами, которые они пожелают предпринять в этом отношении.
Таким образом мы можем сказать, что не ставим целью осуществления нашими собственными силами на территории, освобожденной от коммунистической власти, какой-то крупномасштабной программы декоммунизации, и что в целом нам следует оставить эту проблему любой местной власти, которая сможет заменить советское руководство.
________________________________
См. также прежние статьи нашего сайта по теме:
Владислав Швед. Гарвардский проект
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35
Хьюстонский проект уничтожения России
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=36


http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Война США против России
СообщениеДобавлено: Вс окт 16, 2016 2:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Шамиль Султанов. Мир - это война!

16.10.2016 г.

На днях один из руководителей МИД России публично заявил: "Когда начинались наши активные действия и наши ВКС были подключены к борьбе с террористами [в Сирии - ред.], мы тогда рассчитывали, что операция продлится несколько месяцев. Сегодня мы отмечаем годовщину, и пока конца этой нашей работе не видно". sultanov_shamilj.jpgВопрос даже не в том, почему прогнозировали и планировали только на несколько месяцев, и почему эти расчёты не оправдались. Важно то, что в настоящее время возможности России осуществлять самостоятельную линию в Сирии резко сузились. Сейчас наша политика там обусловливается целым спектром неконтролируемых обстоятельств, поведением многих игроков, на которые Москва эффективно влиять не может. И если мы не смогли спрогнозировать сценарий развития ситуации год назад, то сейчас положение ещё более усложнилось. Сегодня в России никто не знает, что произойдёт на Ближнем Востоке даже через год.

Это к вопросу о роли и значимости стратегического прогнозирования.

Всё это происходит на глобальном фоне неуклонного ухудшения отношений между Россией и Западом. Международная ситуация всё более явственно движется к новой мировой войне. Точнее, даже к остро-силовой фазе такой войны.

Недавно издательство "МГИМО-Университет" опубликовало весьма интересный аналитический доклад — правда, с довольно странным заголовком "Проект долгосрочной стратегии национальной безопасности России с методологическими и методическими комментариями", — подготовленный группой экспертов во главе с профессором Подберёзкиным А.И.

Так вот, в этом документе прямо утверждается, что очередная глобальная война между великими державами уже неизбежна. Прежде всего потому, что взаимное ядерное уничтожение как фактор стратегического сдерживания перестаёт работать. Оно ослабевает и размывается из-за быстрого прогресса кибероружия, глобального ПРО, ускоренного развития военных инноваций в рамках наступления шестого технологического уклада. Но главная причина — распространение стратегии сетецентрической войны, благодаря которой открывается возможность сменить политический истеблишмент практически в любом государстве, сохранив при этом его население и экономику.

По мнению Подберёзкина, вероятная глобальная война в нынешних условиях является по своему характеру не столько идеологической или экономической, сколько межцивилизационной. Отсюда и особый антагонизм противоречий между глобальными противниками.

Собственно, такая война против России начала развёртываться ещё несколько лет назад, и скорость эскалации явно указывает на неизбежность её перерастания в ближайшие 5-7 лет в открытую военно-силовую фазу. "К 2021-2022 годам завершится в основном военно-техническая подготовка Запада к глобальной войне… и начнётся новый этап глобального вооружённого противоборства западной цивилизации с другими цивилизациями, прежде всего, российской… После 2021 года окончательно закончится формально "мирный" период в отношениях между Россией и Западом…" Доля собственно-военной силы и других инструментов "жёсткой силы" вплоть до 2030 года будет непрерывно увеличиваться в рамках глобальной конфронтации.

Правда, при одном условии: если одна из сторон не одержит стратегическую победу ещё на первой стадии глобальной войны. Эта стадия характеризуется тремя основными характеристиками.

Во-первых, системность, то есть ожесточённая тотальная борьба без формального объявления войны ведётся одновременно и скоординированно сразу на дипломатическом, информационном, экономическом, политическом, военно-силовом, культурно-социальном, региональном, пропагандистско-подрывном и т.д. фронтах. Формула Оруэлла "Мир — это война" превратилась в реальность.

Вторая базовая черта — сетецентричность, то есть управление этой войной преимущественно осуществляется противником не по вертикали, а по горизонтали, что даёт возможность постоянно наращивать коалиционный потенциал. И кроме того, маневрировать тактическими целями.

Наконец, третья ключевая характеристика такой "умной" войны — рефлексивность. То есть умение не только умело и эффективно реагировать на вынужденные изменения у противника, но и заранее прогнозировать и направлять в нужном направлении такие изменения.

Отсюда следует очень важный вывод.

В современном мире, сложность которого развивается последние 10-15 лет скачкообразно, по экспоненте, значение постоянного стратегического прогнозирования для исхода этой новой глобальной войны неимоверно возрастает. Ведь классическое военно-политическое планирование в условиях развивающейся структурной неопределённости в мире всё больше и больше пробуксовывает.

Поэтому не случайно в предлагаемом проекте долгосрочной стратегии национальной безопасности России авторы специально вводят отдельную главу "Стратегический прогноз развития международной обстановки и России в первой половине XXI века".

На основе совокупности расчётных моделей следуют весьма суровые оценки в отношении выживания нашей страны до середины XXI века: развитие России в этот период будет происходить в крайне неблагоприятных внешних условиях: "В качестве наиболее вероятного сценария развития международной обстановки в первой половине XXI века следует рассматривать сценарий военно-силового противоборства локальных человеческих цивилизаций".

На ближайшие 35-40 лет у России, по существу, остаётся два возможных варианта национальной стратегии поведения для выживания. Первый предполагает частичный отказ от системы национальных ценностей и национальных интересов в пользу "универсальных" норм западной цивилизации и максимально полную интеграцию с ней при полном понимании того, что в будущем высока вероятность потери национальной идентичности и территориальной целостности.

"Второй вариант стратегии предполагает национальную мобилизацию и концентрацию ресурсов всего общества на противодействие развитию внешних и внутренних угроз и рисков".


http://www.izborsk-club.ru/content/articles/10329/
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 12 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB