Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вт сен 26, 2017 6:46 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 30 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: О Сталине
СообщениеДобавлено: Пн мар 04, 2013 5:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Александр Харчиков: Слово о Сталине
2013-03-04 07:55
Александр Харчиков

5 марта исполняется 60 лет со дня смерти Сталина. Назло всем смертям, предателям и ворам, вопреки либерально - фашистской нечисти дело нашего Учителя и
Отца живёт и будет вечно жить в сердцах русских и советских
борцов и патриотов.

Как нерушимый монолит, Как богатырь на пьедестале,
В лучах истории стоит Великий Вождь - Иосиф Сталин.

СЛОВО О СТАЛИНЕ
Наверное, впервые я осознал себя как личность (в три с небольшим
года) со смертью Сталина. Помню тёмную площадь, гул, мне страшно,
матушка держит меня за ручку и плачет, чужие дяди и тёти вытирают
лица, я тоже плачу до самого дома. Приходит мой серьёзный папа,
разворачивает газету, там... Сталин... Лежит с закрытыми глазками...
Все вокруг только и говорят: "Умер, умер, умер...Сталин, Сталин..."
"Пап, а я никогда не умру?" - "Нет, сынок, нет". "А почему тогда Сталин умер?" - "Он не умер, он очень устал и спит".
Второе воспоминание, связанное с Ним... Мы переезжаем, на новую
квартиру, на улице лето, мне 5 с половиной лет, весело. Во дворе
стоит грузовик, в кузов загружают кровать и стулья. Что - то там
не умещается, а у меня в руках барельефчик глиняный, покрашенный,
с Лениным и Сталиным. "Ну всё", - шутит кто-то. - "Если ещё
чего-нибудь возьмём, то Шурик не поместится!" Я отчаянно с силой
бросаю барельефчик на асфальт, он разбивается, я гляжу на своего
папу и чувствую, как ему, а через него и мне - становится
неловко. Он собирает осколки в какую - то бумагу, делает вид,
что ничего не произошло, но я-то вижу, как он весь покраснел и
у него дрожат руки.
Потом (это уже 5-й класс) помню: здравицы, лозунги "Вперёд,
к победе коммунизма!", разговоры и наговоры о "культе личности",
два трактора с тросами у главного корпуса Мордовского университета
валят Сталина с постамента. Он не поддаётся, стоит. Его начинают
раскачивать медленно, в резонанс. Сталин падает лицом на улицу
Большевистскую. Долго после этого бегали мы, ребятишки, на лесную
свалку смотреть на поруганного вождя. Теперь это место сровняли с
землёй, огородили забором, назвали Саранским лесопарком...
Всё хрущёвское и всё брежневское время нам внушали, что плохой
Сталин был антиподом хорошего Ленина, что он перед войной
обезглавил нашу Армию, лишил страну "великих военачальников",
которые (были бы живы) не подпустили немцев и к границе, что
он репрессировал ни в чём не повинных чуть ли не друзей народа
и т.д., и т. п. А ведь когда-то о Сталине пелись песни :"Сталин -
наше знамя боевое, Сталин - нашей юности полёт!", "На богатырские
дела нас воля Сталина вела!", это с Ним мечтал встретиться храбрый
Ли Чан - юный боец Национально - Освободительной Армией Китая,
это Ему в подарок вышивала красное знамя вьетнамская девочка,
это Его за миг до смерти славила бесстрашная Зоя Космодемьянская,
это с криком: "За Родину, за Сталина!" высаживался в Крыму боевой
Керченский десант и мой девятнадцатилетний отец, это Ему
до гроба был верен мой дядя Павел, оклеветанный врагами и десять
лет оттрубивший на Колыме, это о Нём помню я и пишу свои песни с надеждой в душе и с болью в сердце!
"Если враг не сдаётся, его уничтожают", - сказал Максим Горький.
Я бы добавил к этому, что сдавшегося врага надо уничтожить
обязательно, ибо сдавшийся враг - это враг скрытный, затаившийся,
а потому он втройне опаснее явного врага!

Да, "сколь добрым когда - то был Сталин"...
Сегодняшние жадные и подлые, лживые и развратные попы вкупе
со своими псевдоправославными прихлебателями призывают народ
покаяться перед предавшим его серым и ничтожным царём Николаем,
а каяться народу нужно перед Сталиным! Сталин оставил народу
в наследство великую Державу, а народ её предал, продал, пропил
и загубил. Так что же было у нас при Сталине?!
...При Сталине у нас долг был делом чести, а высшим долгом было
служение Родине!
- При Сталине у нас были самое уважительное отношение к старикам,
самая трогательная забота о детях и подрастающем поколении,
самый высокий коэффициент интеллектуализации молодёжи!
- При Сталине у нас были самая передовая наука, самая динамичная
экономика, самые надёжные и оснащённые армия и флот, самые
гуманистичные, жизнеутверждающие литература, музыка, искусство
и кино!
- При Сталине у нас были лучшие в мире образование, здравоохранение,
лучшая система воспитания, никем не превзойдённые научная мысль и
русский советский патриотизм!
- При Сталине мы имели минимальный индивидуализм, максимальный
коллективизм и самые значительные достижения в спорте!
- При Сталине у нас были самая стабильная на Земле внутригосударственная обстановка, самый устойчивый курс рубля и
самый верный внешнеполитический курс!
- При Сталине наша страна была полностью самодостаточной и полностью
экономически и политически независимой!
- При Сталине русский народ занял лидирующее положение в мире и был
самым здравомыслящим и самым чистым в духовном отношении народом!
- При Сталине отсутствовали внедрённые и культивируемые у нас
в нынешнее время Западом терроризм, наркомафия и педофилия.
- При Нём гомосексуализм и наркомания подавлялись в зародыше!
- При Сталине иудаизм - причина гипертрофированной самооценки евреев
и их глобальной мизантропии - находился "под колпаком", а детище
иудаизма, корень вселенского зла - сионизм – находился вне закона!
- При Нём набирало силу русско - имперское советское православие,
базой которого было знание, что Советская власть - самая
лучшая, Советский Союз -самая могучая Держава, Советский Народ
во главе с Русским - самый гениальный и самый сильный в мире!
И ЭТО БЫЛО ПРАВИЛЬНО!
Сегодня критерием настоящих патриотов является их отношение
к Сталину. В их сердцах и делах Иосиф Виссарионович жил, жив
и будет жить! И пусть пока ещё куражатся над поверженным львом
нанятые для этого фридманами - абрамовичами - швыдкими продажные
телевизионные бумагомараки. Время Сталина придёт!

СТАЛИН - НАША ГОРДОСТЬ, СТАЛИН - НАШЕ ЗНАМЯ,
СТАЛИН - НАШЕЙ ВЕРЫ ТРЕПЕТНОЕ ПЛАМЯ,
СТАЛИН - СПРАВЕДЛИВЫЙ ВОЖДЬ БОЛЬШЕВИКОВ,
СТАЛИН - СВЕТ И ПРАВДА БУДУЩИХ ВЕКОВ!

СЛАВА ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ!!!

Русский бард Александр Харчиков, Ленинград.
Официальный интернет-сайт ЦК КПРФ – KPRF.RU 04-03-2013


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Александр Харчиков: Слово о Сталине
СообщениеДобавлено: Пн мар 04, 2013 6:41 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Признание провала?

Виктор КОЖЕМЯКО.

Накануне 60-летия сталинской кончины телеэкран заявил: «Сталин с нами»

ТАК НАЗВАН шестисерийный документальный фильм, показанный в первые дни марта на канале НТВ. И уже это признание — «Сталин с нами», — которое мы услышали по нынешнему российскому телевидению, согласитесь, необычно. Как необычен и сам фильм: после десятилетий тотального поношения советского вождя — это «попытка показать его таким, каким он был на самом деле», говорится в анонсе.

Удалось ли? Конечно, точки зрения будут разные, и мы приглашаем наших читателей высказать свои мнения, чтобы сопоставить их на страницах газеты. Наверное, разговор должен выйти за рамки одной телеакции. Тема видится шире — в отношении теперешней власти к этой грандиозной исторической фигуре и, может быть, в попытках как-то её приватизировать, приспособить «под себя». Ведь именно это происходит, например, с патриотизмом, который ещё недавно объявлялся «последним прибежищем негодяев», а потом вдруг на наших глазах стал вполне официальным «брендом» и «трендом».

Но о чём всё-таки прежде всего свидетельствует заметное изменение в подходе провластных пропагандистов к личности Сталина да и к советской эпохе в целом? Он уже не параноик и даже не просто кровавый палач, а она — отнюдь не «чёрная дыра» в истории Родины. Безусловно, нынешней власти они по-прежнему чужды, но считаться с реальностью как-то приходится.

Это — своего рода признание поражения тех яростных антисталинских пропагандистских усилий, которые предпринимались на протяжении многих лет. Свидетельством их поражения (да что там — провала!) стали результаты зрительских голосований в телепрограммах «Имя Россия», «Суд времени», «Исторический процесс». Абсолютное большинство оказалось за Сталина и за Ленина, за Советскую власть и социализм!

Таков факт. От него не уйдёшь. И старики вроде вымирают, на что особая надежда была у ельциных и чубайсов, но тяга людей к тому времени, интерес к его величайшим свершениям и личностям не убывают. Вот с чем вынуждена считаться власть, особенно учитывая сплошные провалы последнего двадцатилетия.

И это послышалось в показанном на НТВ фильме. Значение его хотя бы в том, что он сделан не одной краской — чёрной, что заставляет задуматься о сложности времени и не объясняет все трагедии прошлого одной лишь злой волей беспримерно жестокого человека.

Да, теперь многие говорят: нужна сильная рука, чтобы вор, как при Сталине, сидел в тюрьме. Но многие, увы, забывают (и об этом им предпочитают не напоминать!), что был у нас совсем иной социально-экономический строй, была совершенно иная мера справедливости, утверждались абсолютно другие общественные идеалы. Знаменателен в телефильме эпизод посмертной описи имущества Сталина: скромная одежда и 900 рублей на сберкнижке. А каково это в сравнении с реалиями сегодняшнего дня?

Словом, полезно задуматься.

Будем считать, что сама жизнь заставляет «кремлёвский агитпроп» более объективно взглянуть на Сталина и его эпоху, более правдиво их изображать. Но сколь далеко власть капитала может пойти и в этом, и во всей своей реальной политике? Очень опасно питать какие-либо иллюзии на сей счёт!

http://gazeta-pravda.ru/content/view/13858/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Александр Харчиков: Слово о Сталине
СообщениеДобавлено: Вс мар 10, 2013 10:55 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
А. Вассерман: Я - сталинист

2013-03-09 11:16

Беседовал Илья Азар. colta.ru.

Почти половина россиян в той или иной степени положительно оценивает роль Сталина в нашей истории. В интервью Анатолия Вассермана Илье Азару («Лента.ру») мифология современного сталинизма воплотилась с почти исчерпывающей полнотой.

— Вы выступаете за возвращение Волгограду названия Сталинград, причем шесть дней в году вам кажутся недостаточными. Почему?

— (вздыхает) В основном потому, что я очень не люблю клевету. За последние лет семь-восемь я окончательно убедился, что все собаки, повешенные на Иосифа Виссарионовича Джугашвили, чужие. Что его обвиняют в преступлениях, вовсе не бывших или совершенных другими людьми. Причем в преступлениях, с которыми он сам по мере сил и возможностей боролся.

Другое дело, что силы и возможности у него были крайне ограничены. Я сам довольно долго работал политическим консультантом и за это время имел множество случаев убедиться, сколь малы возможности любого руководителя, особенно когда он хочет сделать нечто, не нравящееся его подчиненным.

В деятельности Джугашвили это проявилось очень четко. Например, есть вполне надежные доказательства того, что он всеми своими силами противодействовал Большому террору, что террор начат усилиями двух групп, чьи интересы совпали. Это, во-первых, партийные секретари среднего звена — областные и республиканские, а во-вторых, одна из группировок в руководстве Народного комиссариата внутренних дел, считавшая, что роль комиссариата в определении политики страны должна быть больше.

К сожалению, значительная часть записи пленума ЦК КПСС июня 1937 года уничтожена, поэтому трудно сказать, как реально развивались на нем дела. Но по всем косвенным данным видно, что решение о Большом терроре проталкивали рядовые члены ЦК, где большинство составляли областные секретари, а Политбюро во главе с Джугашвили всячески сопротивлялось.

Мы зачастую оказываемся в плену картины, нарисованной Никитой Сергеевичем Хрущевым, — по ней был единовластный тиран, который всеми распоряжался и которому все подчинялись просто из страха. Тогда как реально народный комиссар внутренних дел — и по совместительству секретарь ЦК — Николай Иванович Ежов даже формально не был Джугашвили подчинен. В порядке партийной дисциплины он мог следовать решениям ЦК, но никак не единоличным решениям генсека.

Более того, при Хрущеве случилось событие, полностью переворачивающее эту картину. Я имею в виду 1957 год, когда Политбюро решило отправить Хрущева в отставку, но двое его сторонников — министр обороны Жуков и секретарь ЦК Фурцева — срочно организовали пленум ЦК, и тот отправил в отставку все Политбюро, кроме Хрущева. Это вполне реальное соотношение сил. Когда Пленум занимал какую-то позицию, противостоять ему Политбюро уже не могло. Я могу долго рассказывать, но надежнее будет назвать две книги, где объективно изложена тогдашняя картина: «Хрущев. Творцы террора» Елены Анатольевны Прудниковой и «Иной Сталин» Юрия Николаевича Жукова.

Итак, я никаких уважительных причин для переименования Сталинграда в Волгоград не вижу и считаю необходимым возвращение имени, отнятого безосновательно.

— Это довольно неортодоксальный взгляд на Сталина. Вы давно так считаете?

— Еще в 2004—2005 годах я был свято убежден, что кровавый тиран Сталин просто чудом не успел зарезать всю страну, я безоговорочно верил в сказки дедушки Никиты. По счастью, с тех пор ознакомился со множеством материалов разнообразных исследований — как за, так и против, сопоставил их и убедился, что Хрущев сочинял рассказы о кровавом тиране, стоя перед зеркалом. То есть он приписал Джугашвили все свои собственные недостатки. Именно Джугашвили активно и разнообразными способами пытался противостоять Большому террору. Именно он продавил через январско-февральский пленум 1938 года постановление, по которому партийная организация не имела права немедленно исключать из своих рядов арестованных, а обязана была следить за всем ходом следствия. Именно он серией кадровых манипуляций провел замену Ежова на Лаврентия Павловича Берию, а тот благодаря прежнему опыту чекистской работы не попался в те ловушки, которые расставили в свое время Ежову его ближайшие подчиненные, и сумел остановить мясорубку террора.

— То есть это Берия остановил террор?

— Именно Берия. 17 ноября 1938 года он стал народным комиссаром и немедленно отдал серию распоряжений, остановивших террор. Причем поскольку он к тому времени уже несколько месяцев пробыл заместителем наркома и ориентировался во внутренней кухне, то он добился, что подчиненные не смогли учинить переворот. Потом на Берию свалили всю кровь, пролитую Ежовым, но реально он провел только Большую чистку. В 1939—40-х годах расследована большая часть преступлений Большого террора и большая часть виновных понесла заслуженное наказание. Правда, не все: например, Хрущев, на котором крови до дырок в носу, уцелел.

Хрущев красиво ушел от ответственности. В конце 1937 года он предложил провести инспекцию положения дел на Украине, возглавил инспекционную комиссию, а она, естественно, пришла к выводу, что дела идут из рук вон плохо. Все руководство Украины было снято, многих потом арестовали, а комиссия практически в полном составе заняла освободившиеся посты. Хрущев стал первым секретарем ЦК Компартии Украины и таким образом, когда разбирали, что творилось в Москве во время Большого террора, оказался в стороне. А на Украине он очень грамотно разыграл исполнительного дурака. Поскольку такие всегда нужны, его пожурили и не наказали серьезно.

— А как же Еврейский антифашистский комитет, дело врачей?

— Еврейский антифашистский комитет — скорее всего дело, организованное при непосредственном участии Джугашвили. Хотя нельзя исключить эксцесс исполнителя, когда довели дело до большего наказания, чем то, на которое рассчитывали первоначально. Тут проблема в международных отношениях. Советский Союз был главным организатором создания Государства Израиль и его победы в войне за независимость. После этой победы Израиль вынужденно переориентировался на Соединенные Государства Америки, поскольку остро нуждался в средствах для обустройства иммигрантов и восстановления порушенного в ходе войны. СССР — сам разоренный войной — не мог помочь, а СГА — так как уже шла «холодная война» — в обмен на свою помощь потребовали от Израиля резко отвернуться от Советского Союза. В политике такого не прощают никому. Уж не знаю, в чью, мягко говоря, не очень светлую голову пришла мысль заняться Еврейским антифашистским комитетом в надежде, что хотя бы из опасений за судьбу своих сородичей Израиль пересмотрит эту позицию. А дальше — лошадиная доза упрямства с обеих сторон.

С делом врачей все хитрее. Во-первых, большая часть фигурантов этого дела — вполне русские. Во-вторых, судя по всему, первоначальным толчком для дела послужило то, что высокопоставленный врач — не имея регулярной массовой практики — имеет значительно большие шансы ошибиться, чем врач рядовой, постоянно работающий с множеством пациентов. Собственно, и началось все это дело с разногласий в постановке диагноза члену Политбюро Жданову. Когда началось расследование, прежде всего парочка следователей, включая нашумевшего потом Рюмина, постарались устраниться от этого дела, как только поняли, что дело оценочное: нет надежных улик, а приходится опираться только на противоречивые мнения экспертов. Рюмина потом объявили главным организатором этого дела, но, насколько я понимаю, он как раз пытался из него выйти. Потом кто-то начал вокруг этого дела строить антисемитские слухи, при том что большинство фигурантов этого дела — вполне безупречные русские. Евреев там было очень немного, но шум вокруг этого дела поднять было проще, именно сделав упор на них. Кто никаким боком не причастен к этому делу — так это как раз Джугашвили, потому что не мог человек в достаточно серьезном возрасте — и страдающий изрядным букетом болезней — по доброй воле распорядиться арестовать своего лечащего врача, не озаботившись заменой.

— А убийства Кирова и Мейерхольда?

— А зачем, спрашивается, было Джугашвили убивать Кострикова (Кирова), который поддерживал его во всех внутрипартийных распрях без исключения? Они дружили домами с незапамятных времен, Костриков много лет работал в Закавказье, которое Джугашвили, даже перебравшись в Москву, воспринимал очень близко к сердцу. Костриков зачастую останавливался у Джугашвили дома. Но дело не в этом: когда политические интересы заставляют, о личной дружбе можно и забыть. Но не было никаких политических интересов, которые бы их развели. Смысла его убивать у Джугашвили не было.

Что касается Майергольда, то отлились кошке мышкины слезы. Карл Эмильевич Майергольд, остзейский немец, в предреволюционные годы переименовался во Всеволода Эмильевича Мейерхольда и стал выдавать себя за еврея, поскольку к остзейским немцам отношение было достаточно напряженное, а евреев интеллигенция считала безоговорочно гонимым народом. Так вот, Майергольд написал столько доносов на своих коллег, что рано или поздно кто-нибудь должен был написать донос и на него. Кто написал, неизвестно, так как уголовные дела всех реабилитированных при Хрущеве просто уничтожались. Оставалась только справка о реабилитации. Поэтому совершенно невозможно сказать, кто и в чем его обвинял.

Могу дать обобщенную статистику. С 17 ноября 1938 года по 22 июня 1941 года пересмотрено менее половины обвинительных приговоров по политическим статьям, вынесенных во время Большого террора. Из 2,5 млн успели пересмотреть 100 000 (из 700) смертных приговоров — те, что не успели привести в исполнение, — и около 1 миллиона несмертных приговоров. Из них между 200 и 300 000 — точно не помню, давно читал — признаны вообще необоснованными, и приговоренные полностью реабилитированы, возвращены по возможности на прежние должности. Еще от 200 до 300 000 приговоров переквалифицированы из политических в чисто уголовные.

Почему? Тогдашний Уголовный кодекс написан в 1922 году, отредактирован в 1926 году. В это время еще совершенно искренне верили, что все преступления совершаются в силу каких-то внешних обстоятельств — значит, надо изменить обстоятельства, чтобы человек перестал быть преступником, и нелепо карать человека за то, что он сделал под давлением. Поэтому, например, максимальный срок за изнасилование был пять лет. Что делать следователю, если он видит, что перед ним сидит какая-то откровенная сволочь, которая за пять лет не придет в норму? Он смотрит, что изнасилована комсомолка, и пишет «покушение на активиста общественной организации» — а это уже измена Родине, и можно дать до десяти лет. Так вот, Берия распорядился из всех подобных приговоров убрать политическую составляющую, оставив чистую уголовщину, и впредь не подверстывать ее под политику. Но с 1946 года — сразу после его ухода с поста народного комиссара внутренних дел — эта практика возобновилась, так как кодекс остался тем же. Только с 1 января 1961 года, когда вступил в силу новый УК, это самое подверстывание прекратилось.

— Вот вы сказали, что у Сталина не было причин убивать Кирова. Так ведь его и обвиняли в беспричинных зверствах. А вы его полностью обеляете.

— Насколько я могу судить по всему мировому опыту, люди с манией убийства не засиживаются на руководящих постах по десятку лет. А Джугашвили с 5 мая 1941 года был председателем Совета народных комиссаров, то есть обладал высшей в стране исполнительной властью. Я подозреваю, что если бы его коллеги имели основания его опасаться, они бы нашли способ его не пропустить на это место. На самом деле его туда тянули за уши несколько лет подряд. Еще в 1930 году Скрябин (Молотов) после отставки Рыкова с поста председателя Совета народных комиссаров предложил на этот пост Джугашвили, но тот отказался наотрез, и пришлось Скрябину самому на 11 лет садиться в это кресло, постоянно напоминая Джугашвили, что это его место. Джугашвили пошел на это только перед самой войной, когда стало ясно, что нужно сократить управленческую цепочку от аналитического центра, каковым был Джугашвили, до непосредственных исполнителей. Скрябин при всех своих замечательных достоинствах был не аналитиком, а сугубым практиком. Джугашвили отличался именно аналитическими способностями, за что тот же Хрущев объявил его неспособным ни к какому анализу.

— То есть ни одной смерти на совести Сталина нет?

— Нет, какие-то смерти, несомненно, на его совести. Я думаю, что если бы мне предложили судить тех людей, чью судьбу решали при непосредственном участии Джугашвили, я бы решил точно так же. Например, Постышев, которого Хрущев первым объявил невинной жертвой кровавых репрессий, успел отметиться на Украине в период знаменитого Голодомора. Голод тогда был по всей хлебородной Руси, но именно на Украине местные власти додумались скрыть голод от центрального руководства и в результате довели дело до натуральной катастрофы.

— То есть и тут Сталин ни при чем?

— Да нет. Тут наложилось друг на друга сразу несколько неприятных факторов.

Во-первых, засуха, причем громадная, которая поразила не только нашу страну. Те же галичане много кричат о Голодоморе, хотя Галичина тогда входила в состав Польши. Но засуха-то границ не разбирает, и она большую часть Польши достала.

Во-вторых, переход на коллективные методы обработки земли. Далеко не все руководители новых колхозов могли организовать работу коллектива — а желающих проехаться на чужом горбу и только сделать вид, что поработал, во все времена хватало.

Елена Прудникова в журнале «Эксперт» опубликовала цикл статей, где разбирает реальное состояние сельского хозяйства в тот период. Остается удивляться, что число жертв составило только 3 миллиона. Правда, по официальным данным, жертв было 7 миллионов, в том числе 3 миллиона на Украине, но это результат статистического перекоса.

Одновременно с коллективизацией шла индустриализация, так как первая была нужна, чтобы внедрить более эффективные хозяйственные технологии и максимально употребить сельхозтехнику, которую будут создавать на новых заводах. В целом это сработало, потому что после такого голода в стране уже не было, хотя до того голод был очень ощутимый каждые четыре года.

На Украине демографическая убыль населения, то есть разница между тем, что было фактически, и тем, что могло бы быть, если бы не было никаких потрясений, составляет три миллиона, но из них избыточная смертность всего миллион, а остальные два — это люди, ушедшие на работу в новые промышленные регионы. В новых местах они указывали национальность «русский», потому что только фанатичному сепаратисту могла прийти в голову мысль называться презрительной польской кличкой «украинец». В нашей лексике этому соответствует слово «провинциал». Только после введения паспортов с графой «национальность» появилась система учета не со слов самого учитываемого. Поэтому получается громадная убыль населения Украины, но только ничтожная часть (не более трети) связана с голодом. Если просуммировать данные демографической убыли всех регионов, пораженных голодом, набирается 7 миллионов, но если взять статистические данные по стране в целом, то демографическая убыль — 3 миллиона, а все остальное — такая вот миграция.

— Но вы про Постышева говорили.

— Он был одним из тех, кто руководил Украиной в тот период — и чьи организаторские косяки привели к тому, что на Украине голод переживался острее, чем в других регионах. В «Поднятой целине» упоминается массовый забой рабочего скота на Кубани, потому что каждый надеялся, что своего вола съест, а на колхозном поработает. А у колхоза нет другого имущества, кроме того, что внесли в него члены колхоза. В центральной России, где уже испытали массовый забой скота в 1921 году, знали, что он обернулся катастрофическим голодом, так как не на чем было пахать. Там приняли жесткие меры, пригрозили уголовными наказаниями, и это дело прекратили, поэтому там после засухи смогли провести посев. А на Украине руководство вовремя это не заметило.

Не говоря уже о том, что Постышев был одним из главных организаторов введения самого понятия «украинец», и за это, по моим представлениям, он уже заслужил смертную казнь — как организатор сепаратизма.

Кстати, еще одна мелкая, но забавная подробность: по числу казненных на душу населения на первых местах в Большом терроре оказались регионы, которыми руководили Хрущев, Постышев и Эйхе. Постышева и Эйхе расстреляли в 1939 году, а Хрущев именно их первыми реабилитировал и назвал невинными жертвами кровавого тирана Сталина. Так, извините, кто тут кровавый тиран?

Вообще, к сожалению, только в последние десятилетия начала раскрываться во всех подробностях тогдашняя картина — вовлечены в массовый научный оборот громадные архивные фонды. Важно, что громадные, так как два-три документа подделать несложно. Вся знаменитая особая папка по Катыни состоит исключительно из фальшивок, причем это давным-давно доказано. Подлинная там разве что картонная обложка.

— То есть поляков не НКВД расстрелял?

— Конечно. Более того, немцы сами обнародовали в 1943 году вещественные доказательства своей вины, но тогда не придали этому значения. Современные исследователи присмотрелись к немецким документам и фотографиям 43-го года и убедились, что они содержат бесспорные доказательства немецкой вины.

Так вот, большой массив документов не подделаешь, так как документы взаимосвязаны. Например, лет 10—12 назад в журнале «Лехаим» опубликована статья, что не было в 1953 году плана депортации советских евреев. Вообще доказать несуществование чего-то довольно сложно, отсюда и взялась презумпция невиновности. Интересно, что доказательства нашлись в архивах Министерства путей сообщения. Обнаружилось, что от каждой депортации советских народов остались следы.

Их, кстати, было много. Например, еще в 1936 году выселили с Дальнего Востока в Среднюю Азию всех корейцев, так как тогда чекисты не могли их отличить от японцев, а отношения с Токио резко испортились, когда Япония начала завоевание Китая, и наши опасались, что японцы будут засылать своих агентов под видом корейцев.

Поскольку депортация — это не наказание, а переселение по техническим причинам, то готовили ее очень тщательно. Надо было не только заранее заказать подвижной состав, приспособленный для массовых перевозок людей с большим домашним скарбом. Надо было еще завезти на станции дополнительное питание, развернуть медицинскую службу. Надо было перепланировать графики перевозок, чтобы обеспечить пропуск дополнительных эшелонов. От всех депортаций остались следы в архиве МПС, а от планов депортации евреев не только не осталось таких доказательства (можно было бы сказать, что все документы съела кровавая гэбня), но осталось громадное число документов о текущем планировании и текущей работе, причем они в разных архивах взаимно согласованы.

Кроме того, обнародовано множество мемуаров, которые не публиковались в том числе потому, что шли вразрез с текущей политической линией. Знаменитый конструктор артиллерии Василий Гаврилович Грабин подробно описывает совещания у Джугашвили, на которых он присутствовал. Из этого описания совершенно очевидно: Грабин имел дело с первоклассным руководителем и управленцем от Бога, которому попросту незачем было заниматься массовыми убийствами. Он, наоборот, выжимал из людей все возможное именно на воле и именно управленческими средствами, а не хирургическими.

— Вы сказали, что депортации не являются наказанием. Депортации кавказских народов тоже?

— Похоже, что нет. Я сам долгое время считал, что это было наказание, размазанное ровным слоем. За то, что успели натворить во время войны крымские татары или вайнахи, по законам военного времени следовало практически каждого мужчину детородного возраста расстрелять или — при смягчающих обстоятельствах — лишить свободы лет на 20—25. Поскольку это означало бы тотальное уничтожение всего народа уже в следующем поколении, размазали просто это наказание ровным слоем по всему народу, и получилась высылка.

Но недавно опубликована книга Олега Козинкина, где он исследовал вопрос: какие народы депортировали, а какие нет. Для депортации с того же Северного Кавказа мало было провиниться, а надо было еще, чтобы руководство соответствующего региона не могло гарантировать безопасность грузоперевозок. То есть вайнахи находились около одного из ключевых тогда месторождений, калмыки были около главных магистралей вывоза бакинской нефти в центр страны, и их депортировали. А другие народы, давшие примерно такое же количество перебежчиков и коллаборантов, не тронули, потому что руководство этих народов доказало, что может взять положение под контроль и не допустить диверсий.

— То есть это гуманная была идея?

— Да, поскольку любые другие варианты, в большей степени соответствовавшие писаному закону, обернулись бы значительно большим числом жертв.

— Может, и сейчас так стоит решить проблему Кавказа?

— Нет, сейчас проблему Кавказа так не решить. Сейчас наш внешний враг, по счастью, не находится на территории нашей страны, и можно позволить себе менее быстродействующее средство. В частности, с теми же вайнахами разбираться, сочетая местный кнут и федеральный пряник. Чечню возглавил один из бывших боевиков, хорошо знающий, как они действуют, и пока он успешно с ними борется, Чечня получает довольно изрядные дотации. Прямых дотаций из федерального бюджета, вопреки легендам, не так уж много, но вот то, что доля налоговых поступлений, остающихся в Чечне, крупнейшая в стране, — это значительно более серьезная помощь, чем внешние дотации.

А вот если бы дело дошло до открытого противостояния — тогда пришлось бы рассмотреть вопрос о депортации всерьез.

— Так уже два раза было открытое противостояние.

— Нет, я имею в виду открытое противостояние не с вайнахами. Тогда же мы тоже боролись с внешним врагом, использовавшим вайнахов как свое оружие.

— Так и боевиков финансируют арабские страны.

— Да, но пока дело не дошло до открытой войны с внешним врагом, есть возможность ограничить подпитку боевиков, и поэтому пока нет необходимости прибегать к острым мерам. Если необходимость такая появится, то не от того, что злой Путин забодал доброго Медведева, а от объективных причин, с которыми и Путин, и Медведев считаются в равной степени.

— Внешний враг — это кто?

— (вздыхает) У Соединенных Государств Америки уже давным-давно остался единственный экспортный товар — нестабильность. Я доказывал это элементарной хозяйственной арифметикой. Так вот, пока они не рискуют вносить нестабильность на нашу территорию непосредственно на крыльях Б-52 и «томагавков», поскольку знают, что получат сдачу той же монетой. Поэтому пока мы можем позволить себе быть добрыми.

— Сколько лет есть?

— Трудно сказать. Дело в том, что в самих Соединенных Государствах идет несколько противоборствующих процессов. Для них идеальным вариантом были бы выход из ВТО, закрытие границ для импорта и восстановление собственного производства. Но такой ход очень выгоден производственникам, но невыгоден торговцам. Я много раз говорил и писал: уже очень давно между производственниками и торговцами идет отчетливое противостояние. Хотя вроде это взаимосвязанные вещи, но, грубо говоря, торговцам все равно, чем торговать — отечественной продукцией или импортной, и поэтому противостояние объективное. Соответственно в тех же Соединенных Государствах Америки, начиная с убийства Джона Фицджеральда Джозефовича Кеннеди, производственники традиционно группируются вокруг республиканцев, а торговцы — вокруг Демократической партии. На моей малой родине, Украине, производственники группируются вокруг Партии регионов, а торговцы выбрали себе партии рыжей части политического спектра. В России производственники группируются вокруг Путина, а торговцы — вокруг Медведева, причем, насколько я могу судить, совершенно независимо от желания самих Путина и Медведева, просто они оказались самыми удобными центрами кристаллизации.

— Так сколько на Сталине смертей? Десять тысяч или сколько?

— На его совести смерть примерно тысячи человек, которых он знал лично и с которыми работал. Но и тут не все ясно. Например, маршал Егоров, с которым Джугашвили был на Юго-Западном фронте во время Польской кампании 1920 года, попадал в список лиц, подозреваемых в преступлениях, допускающих смертную казнь (так называемая первая категория), трижды. Два раза Джугашвили собственноручно его вычеркивал из этого списка. Какие доводы ему привели в третий раз, неизвестно: при реабилитации дело уничтожено.

Есть грех послезнания, когда мы оцениваем события исходя из того, что знаем мы сейчас, и совершенно не задумываемся о том, какими представлялись эти события людям, жившим тогда и знавшим только то, что было доступно к тому моменту. Так вот, исходя из послезнания, пытаются то и дело в различных вариантах альтернативной истории переиграть начало Великой Отечественной войны. Но все равно даже у самых заядлых альтернативщиков война сначала развивается крайне неблагоприятно для нашей страны. При самых удачных раскладах удается победить не за четыре года, а за три.

— И в том, что война началась провально для СССР, Сталин тоже не виноват? Он ведь командный состав вырезал.

— С июня 1937-го по июнь 1941 года из рядов Вооруженных сил СССР выбыло примерно 37—38 000 человек среднего и высшего командного состава. Из них по причинам, связанным с политическим недоверием, примерно 9000 человек. Из этих 9000 человек 5000 человек были впоследствии арестованы и получили обвинительный приговор. Остальные выбыли из рядов ВС по болезни, смерти, достижению предельного возраста, а больше всего за пьянки, гулянки и танцы с мордобоем. Из общего числа выбывших около половины впоследствии возвращено в ВС, в том числе возвращены 5000 человек, уволенных в связи с политическим недоверием, и из них 2000 осужденных по статье «измена Родине». Это не похоже на массовую резню.

Причины военных провалов в другом. За те же четыре года ВС СССР выросли в пять раз. Имеющиеся высшие военные учреждения просто не успевали готовить командный состав. Кроме того, чтобы стать командиром, нужно побыть на предыдущем посту года два-три хотя бы, причем важно не перескакивать ступеньки. Потому что если вы командуете полком, вы должны ставить боевые задачи батальону, но для этого нужно знать его возможности.

Генерала армии Павлова, командовавшего в начале войны Западным фронтом, зачастую обвиняют в измене. Для того есть некоторые основания — больно уж странно он себя вел в последние предвоенные дни. Но одно из самых серьезных обвинений против Павлова — это утрата управления войсками. Это действительно абсолютно непростительный грех для полководца, и это заслуживает смертной казни. С началом боевых действий он начал метаться по дивизиям своего фронта, пытаясь каждой давать непосредственные задачи. Пока он был в одной дивизии, другие не знали, что делать.

Почему так? Потому что Павлов реально командовал соединениями не более дивизии, далее он прошел несколько ступеней военной карьеры на посту начальника Главного бронетанкового управления и соответственно навыков командования соединениями более дивизии не имел. Поэтому он не знал, чего требовать от армии.

Мы в момент начала войны переживали болезнь роста на самом пике. Когда лейтенант авиации за пару лет оказывается генерал-лейтенантом и возглавляет ВВС СССР — а именно это случилось с Рычаговым, — понятно, что он будет допускать один управленческий провал за другим.

Кстати, о Рычагове. На очередном совещании у Джугашвили зашла речь о колоссальном числе аварий. Буквально ежедневно хоть один военный самолет разбивался. Рычагов сказал: «Вы заставляете нас летать на гробах». Джугашвили резко ускорил свои привычные проходы по кабинету, переменился в лице и сказал: «Вы не должны были так сказать» — то есть не только с необычно сильным грузинским акцентом, но и с ошибкой в построении фразы. Снова прошелся взад-вперед и распустил совещание.

Обычно сразу же за этим в рассказах о Рычагове говорят, что он был арестован и расстрелян в октябре 1941 года. Так вот при этом упускают, что совещание проходило в январе, а арестован он был 24 июня. По результатам совещания его сняли с поста главнокомандующего ВВС и отправили в Академию имени Фрунзе доучиваться тому, что он не успел усвоить на практике. Именно командующий ВВС отвечал за приемку авиатехники на заводах, и если он заявил, что его заставляют летать на гробах, то это значит, что он попытался перевалить на Джугашвили ответственность за то, что не выполнил свои служебные обязанности. Подозреваю, что любой из последующих советских руководителей не ограничился бы направлением Рычагова на учебу. Арестовали его после того, как за два дня войны стал очевиден полный провал авиации.

— То есть Сталин — гениальный главнокомандующий?

— Не гениальный, но очень талантливый. Главнокомандующим он стал, когда обнаружился серьезный провал у тогдашнего народного комиссара обороны маршала Тимошенко. Первоначально роль Джугашвили состояла только в том, чтобы выслушивать мнение нескольких военных специалистов — Тимошенко, начальника Генштаба Шапошникова и еще нескольких человек, сравнивать их решения и прикидывать, чье из них правильное. Самостоятельные стратегические решения он стал принимать только в 1942 году.

Поначалу это были вполне очевидные решения вроде необходимости давить под Ржевом, даже несмотря на то, что сам Ржев ничего не решал. Дело там было просто в конфигурации тогдашней дорожной сети: она определяла, что та из сторон, которая сдает позиции в центре, немедленно получает неприятности на флангах линии фронта.

Неочевидное стратегическое решение относится к 1944 году. «Десять сталинских ударов», когда последовательность ударов была выбрана такой, чтобы немцы постоянно пытались перебрасывать войска с одного участка фронта на другой и постоянно запаздывали. Это уже высший стратегический пилотаж. И это было первое его решение, безусловно заслуживающее самой высокой оценки.

До этого он принимал решения очевидно необходимые, но такие, что никто другой не мог взять на себя ответственность за них. Кто, кроме него, мог взять ответственность за демонтаж уже начатой Байкало-Амурской магистрали и переброску шпал на левый берег Волги, чтобы неожиданно для немцев выстроить там железную дорогу и обеспечить накопление войск для знаменитого Сталинградского контрнаступления?

— А как же обвинения в излишних жертвах советской армии в ходе войны?

— Если посчитать по результатам всей войны, то даже по самым выгодным для нашего противника оценкам на каждых троих солдат противника приходилось четверо погибших советских солдат. Это вполне пристойный уровень потерь.

Такой расклад сложился потому, что в начале мы теряли несравненно больше, чем они, — зато в конце войны они теряли больше. Причины потерь — объективные. Достаточно взглянуть на Польшу. Та аж до середины 1930-х годов была в военном отношении сильнее Германии. Поляки даже планировали с начала войны наступательные действия против Восточной Пруссии. 1 сентября там начались боевые действия, 17 сентября правительство эвакуировалось из Польши. Девять месяцев продолжалась странная война с Францией, располагающей практически такими же по численности вооруженными силами, как Германия, и прикрытой громадной полосой укреплений — линией Мажино. У Франции было больше танков, причем танки ее были мощнее германских. А ее армия вообще считалась сильнейшей в Европе. 10 мая 1940 года Германия перешла в наступление, 22 июня Франция капитулировала. На фоне этих событий как-то трудно упрекать Джугашвили.

— Вы его считаете самым сильным лидером XX века и одним из самых сильных лидеров за всю историю России.

— Да, именно так. Потому что я смотрю, что сделал он и что сделали другие.

— А среди русских лидеров кто еще с ним сопоставим?

— Екатерина Великая, совершенно несомненно, Петр Великий с некоторыми оговорками, так как он в отличие от Джугашвили людей не жалел. Возможно, еще Александр III Миротворец, но это спорно. При нем началась серьезная индустриализация, но в отличие от Джугашвили он не контролировал направление индустриализации. Известно, что полвека перед Первой мировой войной Россия являла лучшие в мире темпы развития по формальным показателям. Но посмотрим долю в мировом производстве трех наиболее быстро развивавшихся стран: Соединенных Государств Америки, Германской империи и Российской империи. Берем за точку отсчета 1874 год — за 40 лет до начала войны. Хотя темпы развития были лучше у России, но в то же время ее доля в мировом производстве за эти годы отстала от долей Германии и Соединенных Государств Америки. Мы бежали впереди всех и тем не менее отстали, потому что мы не только развивали экономику на иностранные инвестиции, но и создавали условия максимального благоприятствования для инвесторов. Французы вложили очень большие средства в российские железные дороги, но развивали они в основном дороги, идущие в широтном направлении — из центральной России к западной границе. Французы были заинтересованы в том, чтобы в случае начала боевых действий максимально ускорить мобилизацию русской армии. В результате уже в советское время пришлось развивать железные дороги меридианного направления. Нам пришлось их достраивать.

— А Путин?

— Пока я в основном вижу, что Путин постепенно преодолевает в себе те же заблуждения, которые я в себе преодолевал лет семь-восемь назад. Надеюсь, что он пройдет и дальше по этому пути и станет руководителем действительно высшего уровня.

— Заблуждения либеральные?

— Не только. Понятия либерального у нас, к сожалению, трактуются достаточно расплывчато. Но в отличие от Медведева он ни разу не произнес ничего похожего на признание советской вины в Катыни. В отличие от Медведева Путин ни разу не говорил, что надо приватизировать все и немедленно. На мой взгляд, он постепенно отступает от пламенного либерализма и либертарианства, которым был заражен еще в питерской мэрии у Анатолия Александровича Собчака. Ему этот путь проделать сложнее, так как у него меньше времени на отвлеченные размышления. Но движется он в правильном направлении.

— В сторону государственного социализма, который вы теперь исповедуете?

— Да. Недавними исследованиями с моим участием выяснено, что к 2020 году созреют условия в области информационных технологий, делающие социализм уже во всех отношениях выгоднее капитализма. Причем уже ясно, что совершить новый переход от капитализма к социализму в принципе возможно в безударном режиме, то есть так, чтобы никто не пострадал и каждый получил больше, чем потерял. Но пока это известно только на уровне теоремы существования, то есть пока неясно, как именно это сделать. Некоторые особенности маршрута перехода еще предстоит исследовать, но надеюсь, что мы успеем закончить эти исследования задолго до 2020 года.

У нас социализм традиционно ассоциируется с дефицитом и с ГУЛАГом. Так вот, дефицит действительно был — в силу ограниченности информационных технологий — и соответственно в новом социализме будет преодолен. А вот ассоцииировать социализм с ГУЛАГом по меньшей мере неправомерно, и нам надо избавиться от этой ложной ассоциации задолго до 2020 года, чтобы предстоящее громадное расширение возможностей человечества мы встретили с радостью, а не с испугом.

— ГУЛАГа что — тоже не было?

— Так и сейчас есть, но называется ГУИН. И находится в нем в пересчете на душу населения гораздо больше людей, чем тогда в ГУЛАГе. И в Соединенных Государствах Америки есть свои тюрьмы. Кроме того, в 1930-е годы там были лагеря общественных работ — по условиям содержания похуже нашего ГУЛАГа. Места лишения свободы есть всегда и, боюсь, будут всегда.

Но социализм в целом не зависел от наличия ГУЛАГа. У нас очень популярен запущенный американцами миф, что советские товары дешевле, потому что в СССР пользовались принудительным трудом. С учетом содержания охраны, с учетом неизбежно низкой производительности принудительного труда он нерентабелен. В СССР это знали — и пользовались малейшей возможностью, чтобы побольше людей распустить по домам. Даже осужденным за сотрудничество с немцами во время войны несколько раз снижали сроки заключения, чтобы поскорее выкинуть их на вольные хлеба. Миф появился оттого, что наилучший способ заработка на рынке — это национализировать убытки и приватизировать прибыли. В Соединенных Государствах Америки очень распространена практика передачи заключенных для работы на частные фирмы. Обязанности по содержанию и охране несет государство, а фирма получает чистую прибыль. Суммарно и там труд заключенного менее выгоден, но поскольку убытки идут государству, то фирма может снижать цену. Вот они свое представление перенесли на нас.

— От отрицания ГУЛАГа недалеко до отрицания Холокоста.

— Я, как вы понимаете, лицо заинтересованное. Я не сомневаюсь, что немцы действительно уничтожили что-то в пределах от 5 до 6 миллионов евреев в Европе. Хотя сначала немцы считали окончательным решением выселение всех евреев куда-нибудь подальше из Европы и в 1940 году даже планировали выселить евреев на Мадагаскар. Но есть сведения, что этому плану воспротивились англичане. Только после того, как сперва эстонские, а потом латышские нацисты отрапортовали, что все евреи на вверенной им территории физически уничтожены, немцы задумались о таком решении вопроса и в 1942 году приняли решение: раз уж никаких других вариантов не остается, то можно избавиться от евреев путем физического уничтожения. Замечу, что и в киевском Бабьем Яру евреев расстреливали не столько немцы, сколько местные полицаи.

Я не отрицаю сам факт ненависти национал-социалистов к евреям, что они уничтожали евреев регулярно и планово, но просто даже в этом факте есть множество интересных подробностей, показывающих, что у них было множество соучастников.

Что касается ГУЛАГа, то если исходить из бериевской реабилитации, можно считать, что в ГУЛАГе оказалось от 1 миллиона до 2 миллионов не заслуживавших такой участи, но в целом ГУЛАГ при социализме не неизбежен и, более того, социализм абсолютно не заинтересован в ГУЛАГе.

— И к 2020 году Путин должен превратить Россию в царство государственного социализма?

— Нет, тут дело не в Путине и не в России. Переход к социализму станет выгоден во всем мире одновременно. К 2020 году суммарная вычислительная мощность всего мирового компьютерного парка станет достаточна для того, чтобы можно было вычислять полный, точный оптимальный план всего мирового производства менее чем за сутки.

— А сейчас?

— Сейчас для этого потребуется порядка тысячи лет. То есть речь идет о всемирном переходе. Другое дело, что та страна, которая начнет заранее готовиться, сможет совершить переход в более комфортных условиях. Поэтому я надеюсь, что у нас подготовку начнут задолго до 2020 года.

— В прошлом году был подъем либеральной оппозиции. Не боитесь, что они могут помешать переходу?

— Прошлогодний подъем либеральной оппозиции помешал только самой либеральной оппозиции. Она довольно быстро показала, как ее мало и как она бессодержательна. Выдвинуть альтернативную программу она так и не смогла. Не считать же альтернативной программой слова Каспарова о том, что нынешняя власть хочет воровать и убивать и не отдаст оппозиции это право. Не думаю, что Каспаров действительно считает, что право воровать и убивать надо отдать ему, думаю, что он оговорился, но ведь никто из оппозиции все равно ничего лучшего не предложил. Так что я думаю, что по мере прекращения идеологической и финансовой подпитки это движение сойдет на нет. Идеологическая подпитка идет из-за рубежа из милых организаций вроде Института Катона. Материальная поддержка тоже иссякнет: у братьев Билаловых и Магомедовых начинаются изрядные неприятности, а это значит, что радиостанция «Серебряный дождь» и телеканал «Дождь» в ближайшее время могут сократить зарплаты своим сотрудникам.

— А вы считаете Навального и других оппозиционеров врагами страны?

— Они, конечно, не враги страны, но вопрос в том, что они считают своей страной и какого будущего для нее хотят. Человек, полагающий, что России будет лучше в качестве поставщика на Запад дешевой нефти, дешевой рабочей силы и дешевых запчастей к людям, может вполне искренне верить, что это хорошо. Но я не считаю себя обязанным разделять это мнение. Речь идет не о вражде как таковой, а только о том, что человек искренне считает полезным для страны то, что, по мнению подавляющего большинства граждан, убийственно для этого самого подавляющего большинства.

— Вы довольно легко оперируете словом «казнить»…

— Практически до самой Великой Отечественной войны в советском праве термина «высшая мера наказания» не было, была высшая мера социальной защиты — смертная казнь или высылка за пределы СССР без права возвращения. Это в общем-то логично. Общество просто защищалось от людей, представляющих для него опасность. И ему было все равно: отправить человека за границу или на тот свет. Лишь бы больше не пакостил.

Проблема только в том, что после 2020 года в связи со всеобщим социализмом уже не будет того места, куда можно было бы сослать таких людей без ущерба для общества. Соответственно придется либо казнить таких людей, либо искать средства перевоспитания. Я надеюсь, что их найдут достаточно быстро.

— Либералов казнить придется?

— Тех, кто на почве своего либерализма совершит действие, вредное для других.

— Массовые митинги — это вредное действие?

— Нет, это действие иной раз глупое, но не вредное. А вот, например, раздробление единой энергосистемы России — действие объективно вредное. Хотя я в свое время поддерживал его и даже вел новостную ленту на сайте, посвященном реформе, но когда за год с лишним такой работы немного разобрался в проблемах энергетики, засомневался в необходимости такого преобразования. А потом по результатам всего нашего хозяйствования убедился, что насаждение так называемой economics вместо политической экономии — это действие объективно вредное: человек, натасканный таким образом, не может воспринимать всю экономику как единое целое и поэтому обречен на своем посту принимать решения, с высокой степенью вероятности хотя и полезные в локальном месте, но вредные для хозяйства в целом. Поэтому весь личный состав Высшей школы экономики — за исключением разве что преподавателей математики или иностранных языков — придется перевести на работу, не связанную с образованием и с воспитанием.

— Ну хорошо хоть не казнить.

— Казнят за те действия, которые реально отнимают чью-то жизнь более-менее напрямую. А тут достаточно применить меру социальной защиты.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Александр Харчиков: Слово о Сталине
СообщениеДобавлено: Чт мар 21, 2013 10:19 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Образ Сталина, его дело вдохновляют на борьбу

Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды», член ЦК КПРФ.

Итак, 5 марта нынешнего года исполнилось 60 лет со дня кончины Иосифа Виссарионовича Сталина. Для КПРФ и «Правды» столь значимая дата стала поводом не просто воздать заслуженные почести памяти великого советского вождя, но и ещё внимательнее вглядеться в грандиозный масштаб его личности и его деяний, в эпоху, которую он олицетворяет, и в то, каково отношение к ней в наши дни. Навал антисталинских фальсификаций, поруганий, клеветы, накопившийся за десятилетия, требует глубокого и убедительного опровержения. Ведь отношение к Сталину — это и отношение к социализму, к советскому периоду нашей истории, к идеалам, которые несёт и за которые борется Коммунистическая партия Российской Федерации.

«60 лет без Сталина» — так была определена тема большого «круглого стола», состоявшегося в день памятной годовщины в редакции «Правды». Вот имена его участников: Д.Г. НОВИКОВ — заместитель Председателя ЦК КПРФ; Б.О. КОМОЦКИЙ — член Президиума ЦК КПРФ, главный редактор газеты «Правда»; К.К. ТАЙСАЕВ — первый заместитель Председателя Совета СКП—КПСС, секретарь ЦК КПРФ; М.С. КОСТРИКОВ — секретарь ЦК КПРФ; Л.Н. ШВЕЦ — член ЦК КПРФ, советник Председателя ЦК КПРФ; Ю.Ю. ЕРМАЛАВИЧЮС — член ЦК КПРФ, заместитель Председателя Совета СКП—КПСС, доктор исторических наук, профессор; В.В. ТРУШКОВ — политический обозреватель газеты «Правда», доктор философских наук, профессор; И.Н. МАКАРОВ — член ЦК КПРФ, секретарь Совета СКП—КПСС; М.В. КОСТИНА — главный редактор «Информационного бюллетеня» ЦК КПРФ, кандидат социологических наук; Я.И. ЛИСТОВ — кандидат в члены ЦК КПРФ, секретарь ЦК ЛКСМ РФ; Ч.А. ДУДАТИ — заместитель заведующего Отделом ЦК КПРФ по национальной политике; И.И. ГАПИСОВ — член ЦК КПРФ, секретарь ЦК ЛКСМ РФ, председатель исполкома Совета Международного союза комсомольских организаций (МСКО) — ВЛКСМ; Ю.П. ИЗЮМОВ — главный редактор интернет-газеты «Досье», председатель общественного Комитета памяти И.В. Сталина; Ю.В. ЕМЕЛЬЯНОВ и В.В. СУХОДЕЕВ — историки, авторы многих книг об И.В. Сталине.

Предлагаем вниманию читателей краткое изложение трёхчасового обсуждения, к которому может присоединиться каждый, если пришлёт к нам в редакцию свои соображения по затронутым проблемам. Наиболее интересные письма постараемся опубликовать. Год памяти И.В. Сталина продолжается…

Мудрость и сила во имя народа

Открывая работу «круглого стола» и приветствуя его участников в стенах «Правды», Б.О. Комоцкий отметил удивительные метаморфозы, которые произошли с именем Сталина и всем, что с ним связано, за последние двадцать лет.

Многие помнят бешеную антисталинскую кампанию конца 80-х — начала 90-х годов, когда просто даже произнести это имя в позитивном контексте означало чуть ли не преступление. Клеймо сталинистов и красно-коричневых, введённое в широкое употребление оборотнем Яковлевым, не оставляло ни малейшей возможности хотя бы для более-менее объективного публичного обсуждения этой, безусловно, великой исторической личности.

А теперь обсуждение идёт даже на центральных телеканалах, хотя, разумеется, под бдительным кремлёвским оком. И пассажи при этом происходят поразительные. Характерный пример — номер правительственного официоза «Российская газета», вышедший 5 марта. Здесь про Сталина только густой негатив, причём на первую полосу вынесены такие выражения, которые граничат с площадной бранью. Странно читать это в издании, призванном быть вполне взвешенным хотя бы потому, что оно оплачивается из бюджета, то есть и на средства налогоплательщиков, которые голосуют за нашу партию и для которых имя Сталина священно.

Однако в целом определённая метаморфоза по отношению к Сталину «сверху» видна. И отражает она процессы, происходящие в нашем обществе сегодня, когда почти всем стало понятно, что модель капитализма, особенно в её российской редакции — ультралиберальной, компрадорской, криминальной, потерпела крах. Дело вовсе не в том, что у власти появилась вдруг симпатия к Сталину. Нет, скорее она действует, исходя из такого принципа: «Не можешь победить — возглавь».

А ведь сегодня, даже по официальным данным ВЦИОМ, 30 процентов наших соотечественников относятся к Сталину положительно. Опросы же, которые проводятся телевидением в связи с обсуждениями сталинской темы, дают гораздо большие показатели в его пользу.

Что ж, давайте поговорим о Сталине, вроде бы согласно кивают нам из Кремля. Но — не о Сталине-коммунисте, не о Сталине, возглавлявшем строительство социализма, а о Сталине-державнике, государственнике, русском патриоте и т.д. и т.п. То есть пускай будет он кто угодно, только не марксист-ленинец, что, собственно, и составляет сталинскую суть.

Таково направление политической мимикрии власти, которая хочет подстроить Сталина «под себя», делает главный акцент на том, что это была сильная рука. И сегодня, дескать, нужна тоже сильная рука.

Но мы задаём вопрос: так сильная рука в интересах народа или против народа? Принципиальнейший вопрос, от которого людей хотят увести!

Обратив внимание на это, главный редактор «Правды» призвал участников «круглого стола» рассмотреть разные аспекты деятельности И.В. Сталина именно как коммуниста, теоретика и практика социалистического строительства, вождя Советской страны и лидера международного коммунистического движения, посвятившего всю свою мудрость и отдавшего все свои силы на благо трудового народа. В этом смысле годовщина его кончины должна способствовать развитию жизнеутверждающих начал нашей борьбы.

Наперекор «десталинизации», профанации, фальсификации

Заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков напомнил, что утром этого дня — 5 марта руководство партии возложило цветы к месту захоронения И.В. Сталина, почтив тем самым память выдающегося государственного и партийного деятеля. Все двадцать лет с момента восстановления Коммунистической партии Российской Федерации (юбилей отмечен как раз недавно) многое делалось для осмысления пути, пройденного Советским Союзом. И особенно это относится к сталинскому периоду, который вызывал, да и сейчас вызывает, ожесточённые споры — пожалуй, самые ожесточённые, если иметь в виду разные периоды советской истории.

Было несколько волн «десталинизации». Первая — хрущёвская, затем — горбачёвская, продолжавшаяся и в дальнейшие годы. Последняя попытка развернуть широкую кампанию «десталинизации» была предпринята федотовским Советом по правам человека при президенте страны, выдвинувшим специальную программу «десталинизации России». Но этот проект, как мы знаем, захлебнулся. И произошло это во многом благодаря той деятельности, той борьбе за общественное мнение, которую ведёт наша партия.

Да, социологические данные свидетельствуют, что умонастроения в обществе значительно изменились, и можно твёрдо говорить, что именно мы вместе с нашими союзниками внесли в это решающий вклад. А власть действительно вынуждена с таким изменением умонастроений считаться. Потому всё более заметно её стремление использовать фигуру Сталина в своих интересах. Подобное не раз уже делалось — вспомним хотя бы учреждение движения «Молодая гвардия» с явным намерением вызвать аллюзии к советской эпохе.

Это означает, что актуальность сталинского наследия приобретает новые ракурсы и борьба за точность оценок вклада Сталина в историю нашей страны становится ещё более важной. Тема сталинского наследия для нас, коммунистов, имеет особое значение потому, что мы обязаны делать необходимые выводы из пройденного партией и страной пути.

Сам Сталин незадолго до своего ухода из жизни говорил, что без теории нам смерть. И действительно, уже вскоре во главе Советского государства встанет Хрущёв, с деятельностью которого связаны многие шаги, серьёзно подорвавшие авторитет Коммунистической партии. Достаточно вспомнить абсурдную задачу построения коммунизма к 1980 году, обернувшуюся настоящей идеологической диверсией. Такого рода срывы могут происходить лишь тогда, когда есть недостаток знания, недостаток понимания той теории, которой должны руководствоваться коммунисты.

Эта тема важна для КПРФ ещё и потому, что наши соратники по международному коммунистическому движению ждут от нас ключевых исторических оценок тех людей, которые в разные периоды возглавляли партию и Советское государство. Вновь это подтвердили все недавние международные встречи и совещания, в том числе большой «круглый стол», который состоялся сразу после ХV съезда КПРФ, где были представлены 95 левых, коммунистических и рабочих партий и международных организаций. Вот и такая тема, как причины разрушения СССР, которая, казалось бы, уже много лет изучается и неоднократно обсуждалась, по-прежнему остаётся болезненной и важной для партий, работающих в самых разных условиях. Компартия Китая, например, провела в прошлом году целую серию научно-практических конференций, посвящённых этим проблемам.

Сталинская тематика в полном объёме представляет также исключительную важность в связи с тем, что наша партия и её сторонники продолжают борьбу против фальсификации истории, в первую очередь — советского периода. Наши предшественники, начинавшие свою деятельность более ста лет назад, не имели необходимости защищать прошлое реального социализма, потому что его как такового ещё не было. Это была перспектива, за которую предстояло бороться. Теперь же, подчеркнул тов. Новиков, у социализма есть история, которую мы призваны пропагандировать и фальсификацию которой нам надо всемерно пресекать.

Продолжая сказанное предыдущими выступавшими, К.К. Тайсаев сообщил: на заседании Исполкома Совета СКП—КПСС, которое состоялось в декабре прошлого года в Кишинёве, руководители братских коммунистических партий единодушно пришли к выводу, что идейное и политическое наследие И.В. Сталина осмыслено далеко не в полной мере. И вот по решению, принятому на той встрече, сегодня, 5 марта, подобные встречи, конференции и «круглые столы» проходят практически во всех республиках уничтоженного Советского Союза.

60 лет без Сталина — это крупная историческая дата, которая ещё раз напоминает нам о том, что произошло с нашей страной, с государствами социалистического содружества в конце ХХ века.

60 лет без Сталина — это веский повод для современных коммунистических и рабочих партий мира, чтобы извлечь предметные уроки из прошлого, сверить свои программы.

Наконец, 60 лет без Сталина — это этап борьбы КПРФ и её союзников против капиталистического геноцида народов России под лозунгом «десталинизации», против гнусного переписывания истории ХХ столетия, против оболванивания молодого поколения.

Совет СКП—КПСС, Центральный Комитет КПРФ уделяют должное внимание теоретическому наследию И.В. Сталина, увековечению его памяти. Ежегодно выходят в свет партийные издания, среди которых тов. Тайсаев особо выделил книги Г.А. Зюганова «Сталин и современность» и «Эпоха Сталина в цифрах и фактах». Свой посильный вклад в общее дело вносит и Отдел ЦК КПРФ по национальной политике. В серии библиотечки отдела вышли сборники «Ленин, Сталин о национальном вопросе», «Национальный вопрос в решениях ВКП(б)», книга секретаря Совета СКП—КПСС И.Н. Макарова «Со Сталиным и без него».

Учитывая чрезвычайную актуальность и значимость сталинской тематики для всей нашей партии, Отдел ЦК по национальной политике и выступил одним из инициаторов проведения данного «круглого стола» в день памяти И.В. Сталина — великого революционера и мыслителя, верного последователя учения Маркса, Энгельса, Ленина, одного из основателей нашей партии и первого в мире Советского социалистического государства.

Особое внимание — политическому завещанию

Своё выступление Л.Н. Швец начала с воспоминания о том горьком, трагическом дне 60 лет назад, который стал поистине днём великого народного горя. Вспоминала Любовь Никитична подавленное состояние своей семьи, родителей, печальные лица учителей в школе и их слова сквозь слёзы. Все понимали, что равного Сталину во власти нет, что народ, страна несут колоссальную, в буквальном смысле невосполнимую потерю. И эта потеря народом оплакивалась.

А посвятила свою речь тов. Швец в основном политическому завещанию Сталина, каковым называет его работу «Экономические проблемы социализма в СССР». Написанная в конце жизненного пути Иосифа Виссарионовича, она возникла на основе совместного, коллективного анализа и поиска тех незыблемых законов и норм, на которых должен строиться социализм.

Была насущная потребность создать учебник политэкономии социализма. Он нужен был не только нашей стране, но и миру в целом: трудящиеся всех стран с надеждой смотрели на Советский Союз, где строилось общество социальной справедливости. И вот если взглянуть хотя бы сквозь призму создания этого учебника на современных руководителей страны — в разных аспектах… Да можно ли их в чём-то сравнивать со Сталиным? Какая ответственность, какое понимание своей миссии, какая продуманная аргументация в ответах на вопросы, с которыми к нему обращаются и которые вызывают спор! При этом данная работа даёт все основания отметать обвинения Сталина в том, что он якобы отступал от марксизма и тем более от ленинского учения в процессе практического воплощения их идей.

Основным для меня, как для экономиста, говорила выступавшая, является то, что здесь рассмотрена суть многих экономических законов, которые увязаны между собой. Вот, скажем, закон стоимости и закон пропорционального развития народного хозяйства. Швец убеждена, что принцип их действия после смерти Сталина был нарушен, и в результате мы лишились многих своих преимуществ.

Постановка вопроса о характере и категориях товарного производства. Многие и сейчас, по выражению Любови Никитичны, с обожанием относятся к так называемой косыгинской реформе. На самом же деле, если смотреть с глубоких позиций, высказанных Сталиным, то можно, без сомнения, заметить серьёзные недостатки в ней. Ибо она принесла определённую пользу предприятиям, их интересам, но в целом общество наше оказалось отброшенным назад по линии научно-технического развития и его роли в построении прочного фундамента социалистического общества.

В этой же работе изложен основной экономический закон социализма. Но вот на что обратила внимание Л.Н. Швец. В процессе её учёбы (а она училась в хорошем вузе) акцент делался на удовлетворении постоянно растущих материальных и культурных потребностей народа, однако меньше, гораздо меньше, говорилось о том, каким путём. А у Сталина сказано чётко: путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники! То есть без этих условий социализм не мог быть конкурентоспособным, не мог побеждать и не мог достичь тех результатов, которые были нужны, чтобы устремиться к коммунизму.

Прочувствованно, эмоционально и убеждённо прозвучало обращение Любови Никитичны к молодым участникам «круглого стола», а через них и ко всей молодёжи — внимательно изучать наследие И.В. Сталина и его предшественников, классиков марксизма-ленинизма, дабы понять: социализм стоит того, чтобы за него бороться, только социализм спасёт человечество на этой земле.

Его наследием страна живёт и сегодня

Поддержав мысль об исключительной важности теоретического сталинского наследия (к этому участники «круглого стола» далее ещё и ещё раз будут обращаться), Ю.В. Емельянов счёл нужным сказать также о великом материальном наследии, которое оставил Сталин и которым наша страна во многом живёт до сих пор. Это вынуждены признать даже авторы показанного на канале НТВ телефильма «Сталин с нами». Далеко не всё в нём объективно и справедливо, но большая часть правды всё-таки прозвучала.

Действительно, когда сегодня москвичи включают по утрам газ в своих квартирах, они не задумываются, что газопровод был проведён в столицу по инициативе Сталина. Когда люди идут на работу и спускаются в метро, тоже не вспоминают, что появилось оно по его инициативе.

Да, наследие Сталина огромно, если мы учтём всё, что стало следствием решений по развитию экономики страны, принятых при его активном участии. А ведь каждое из этих решений было пропущено через ум и душу Сталина! Здесь надо бы перечислить тысячи предприятий, строительство которых стало предметом обсуждений в Политбюро и правительстве со сталинским участием.

Эти обсуждения, как правило, были чрезвычайно внимательными, тщательными, кропотливыми, и Сталин вникал в детали проектов. По сути наследием Сталина можно считать целые отрасли производства, создание которых стало результатом проводившейся по его инициативе программы индустриализации.

Уже через четыре года после начала осуществления первого пятилетнего плана Сталин мог сказать: «У нас не было чёрной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь. У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь. У нас не было серьёзной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было действительной и серьёзной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь. У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь. В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест. В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест». А в последующие сталинские годы было создано с нуля ещё много новых отраслей производства!

Его наследием стало и вооружённое техникой сельское хозяйство страны. Достаточно вспомнить, что до начала первой сталинской пятилетки, в 1928 году, наше сельское хозяйство имело 27 тысяч тракторов, 2 (два!) комбайна и 700 грузовиков. А уже в 1940 году в советском сельском хозяйстве было 531 тысяча тракторов, 182 тысячи комбайнов и 228 тысяч грузовых автомобилей. Страна сумела прокормить себя во время тяжелейшей войны. Несмотря на нынешний упадок нашего села, до сих пор имеется немало хозяйств, фактически сохранивших формы колхозов и совхозов. А ведь эти организационные формы создавались мыслью Сталина.

Сталинским наследием можно считать каналы, такие, как имени Москвы, Волго-Дон, мощные гидроэлектростанции, начиная с Днепрогэса и кончая волжскими гигантами, научные центры и наукограды, созданные по его заданиям. Даже нынешний внешний вид многих городов — это результат решений, принятых Сталиным. Вспомним хотя бы «сталинские» жилые дома, высотные жилые и административные здания в Москве. Есть сталинское наследие и за пределами нашей страны. Так, недавно в Берлине был поставлен вопрос о том, чтобы поставить под защиту ЮНЕСКО дома по Карл-Маркс-аллее (бывшая Сталин-аллея). В центре Варшавы был возведён стоящий и ныне там Дворец науки и культуры.

Сталинское наследие — это могучий оборонный комплекс, который создавался с первых пятилеток. Сталин лично участвовал в совещаниях, на которых обсуждались вопросы оборонного производства, подготовки Вооружённых Сил страны к грядущей войне. Наследие Сталина — это его вклад в Победу. Сталинская роль в разработке, принятии и осуществлении решений в годы войны по организации боевых действий Красной Армии и работе тыла была ключевой.

Огромен вклад Сталина в спасение нашей страны от гибельной ядерной угрозы. Уже 11 февраля 1943 года он подписал постановление правительства об организации работ по использованию атомной энергии в военных целях. В апреле 1943-го в Академии наук СССР была создана специальная лаборатория № 2 по атомной проблеме, руководителем которой, по предложению Сталина, назначили И.В. Курчатова.

И, конечно же, сталинское наследие — это создание в нашей стране системы здравоохранения с десятками тысяч лечебных учреждений, системы дошкольных детских учреждений.

Врачи. В 1913 году — 28 тысяч, в 1950-м — 155,3 тысячи. Медперсонал. В 1913-м — 46 тысяч, в 1950-м — 472 тысячи. Больничные учреждения. В 1913-м — 5,3 тысячи, в 1950-м — 13,8 тысячи. Больничные койки. В 1913-м — 208 тысяч, в 1950-м — 791 тысяча. Детские сады и ясли. В 1927 году — 2,1 тысячи, в 1950-м — 25,6 тысячи. А надо ещё вспомнить и пионерские лагеря, и развитие физкультуры и спорта.

С 1897 по 1939 год смертность в стране сократилась почти в 2 раза! И как росло население? В 1922 году оно составляло 136,1 миллиона человек, а в 1940-м уже 194 миллиона. То есть прибавка — почти 58 миллионов человек. Правда, около 15 миллионов за счёт новых западных областей и республик СССР, но чистый прирост всё равно впечатляет — 43 миллиона человек!

Сталинское наследие — это культурная революция в нашей стране, которая сопровождалась строительством десятков тысяч школ, институтов, университетов, театров, кинотеатров, клубов и дворцов культуры. Сталин всячески поощрял развитие искусств и литературы, которые прославили нашу страну.

В 1922—1923 годах у нас было 89 тысяч общеобразовательных школ, в 1940—1941 годах — 199 тысяч. В 1914—1915 годах обучалось 10,5 миллиона человек, в 1940—1941-м — 47,5 миллиона. В вузах учились в 1914—1915-м — 127 тысяч, в 1940—1941-м — 812 тысяч.

Библиотеки. В 1913 году — 12,6 тысячи с 8,9 миллиона экземпляров книг. В 1950 году — 123,1 тысячи с 244,2 миллиона экземпляров.

Клубы и клубные учреждения. В 1913-м — 200, в 1950-м — 125,4 тысячи.

Росло количество театров, киноустановок, музеев, памятников. И всё это при постоянном внимании Сталина. Так, в центре Москвы стоит памятник Н.В. Гоголю с надписью «От Советского правительства», которое в то время возглавлял Сталин. Известно, что Сталин лично выбрал проект памятника советскому Воину-победителю, установленного в берлинском Трептов-парке.

Впрочем, справедливо заметил Юрий Емельянов, все достижения, связанные с именем Сталина, значение которых ощущается и сегодня, невозможно перечислить даже в самом пространном выступлении.

На высоте задач эпохи

Как и некоторые другие участники «круглого стола», помнящие день 5 марта 1953 года, Ю.Ю. Ермалавичюс начал с тех впечатлений. В шестом классе литовской сельской школы учитель сообщает ребятам, что умер Сталин, — и плачет.

Так было. А годы спустя, когда на волне горбачёвской «перестройки» взмыли агрессивные националисты в Литве, коммуниста Ермалавичюса, одного из руководителей Компартии республики, каждый день проклинают как сталиниста.

И вот какое ещё воспоминание. Он, профессор, преподаёт в Российском государственном социальном университете, и на одном из семинаров при обсуждении злободневных житейских проблем студентка-третьекурсница вдруг заявляет: «Я — сталинистка!» Преподаватель спрашивает: «А какие мотивы?» Ответ: «В стране был порядок».

Конечно, это отзвук того, о чём говорится дома, что помнят, может быть, родители или дедушки, бабушки юной студентки. Понятие порядка, мы знаем, тоже бывает различное. Однако сам факт, что среди молодых, родившихся и выросших уже после уничтожения Советской власти и СССР, немало таких, которые считают себя советскими, называются сталинистами, свидетельствует о многом.

Влияние величайшей исторической личности проходит сквозь десятилетия. «В чём же главная сила Сталина?» — поставил вопрос Юозас Юозович. И попытался на него ответить. Прежде всего это умственная сила. Кто умнее — тот сильнее. За умом народная масса идёт. За ленинским гениальным умом она пошла на великую революцию.

Сталин был учеником Ленина, который требовал от коммунистов быть на высоте задач, назревших для решения. И он, Сталин, несомненно, был на высоте назревших задач человечества первой половины ХХ века — эпохи революционного перехода от капитализма к социализму.

Кто может быть на такой высоте? Только тот, кто последовательно владеет объективной логикой развития всемирной истории. Научные открытия Маркса и Энгельса, существенно обогащённые Лениным, практическую реализацию получили в основном при Сталине, под руководством возглавляемой им Коммунистической партии. И это стало высшим достижением прогресса человечества.

Было выдержано такое испытание истории, как Вторая мировая война, когда фашистская реакция замахнулась на уничтожение Советской страны. Причём к её лидеру «прислонялись» тогда и американский президент Рузвельт, и английским премьер Черчилль. Сталин был мировой политический лидер демократического прогрессивного человечества!

А с чего начал Хрущёв, вознамерившийся уничтожить Сталина? Известно сталинское высказывание: «Без теории нам смерть, смерть, смерть». Действительно, без научной теории социализма невозможно построить социализм. Если политические решения научно обоснованы, будут успехи; а вот антинаучность в политике оборачивается разрушительными последствиями и в конце концов крахом, что, собственно, и произошло. Отказ от научного подхода к жизни общества и руководству им, начавшийся с антисталиниста Хрущёва, привёл к тому, что мы имеем теперь.

Но сталинский, советский опыт построения социализма (впервые в мире!) бесценен. В разных странах, прежде всего в Китае, он живёт и действует сегодня. А если говорить о будущем, то все народы обязательно пройдут этап перехода от капитализма к социализму. Сейчас в очень сложных условиях схватка между социализмом и капитализмом в мире продолжается, но наша, социалистическая, победа неизбежна.

Необходим честный исследовательский взгляд

Один из признанных исследователей жизни и деятельности И.В. Сталина, автор многих книг о нём В.В. Суходеев в течение ряда лет был членом редколлегии «Правды», где возглавлял ведущий идеологический отдел. А когда Сталин умер, он работал в «Комсомольской правде» и 7 марта 1953 года с группой других журналистов получил возможность побывать на так называемой ближней даче вождя.

Только что не стало Иосифа Виссарионовича, и можно было видеть документы, которые готовились им к предстоящему пленуму ЦК по дальнейшему улучшению благосостояния советского народа. Предложения, написанные синим карандашом, затем были перечёркнуты, красным карандашом написаны новые цифры. То есть шла напряжённая работа, что опровергает бытующее утверждение, будто Сталин к концу жизни отошёл от дел…

Шестидесятилетие без Сталина, по убеждению тов. Суходеева, ещё больше заостряет необходимость полного, всестороннего и правдивого научно-исторического осмысления его теоретической и практической деятельности. Между тем по-прежнему публикуется много неправды, масса искажённого и наносного. Причём это относится даже к трудам, которые вроде бы претендуют на высокий научный авторитет.

В качестве примера Владимир Васильевич привёл четыре первых вышедших тома двенадцатитомного издания «История Великой Отечественной войны 1941—1945 годов». Представьте себе, там есть целая глава, посвящённая Отечественной войне как мифу. И, оказывается, начало этому мифотворчеству положил… Сталин.

Буквально изничтожается его выступление по радио 3 июля 1941 года. То самое выступление, которое вооружило советский народ целостной программой действий не только на первый период начавшейся войны, но и на перспективу.

Нет, оказывается, характер войны первым определил не Сталин, а поэт Лебедев-Кумач в песне «Священная война», ставшей военным гимном советского народа и воинов. Верно, она таковым стала. Но зачем противопоставлять поэта и вождя? Ведь именно он, Сталин, дал глубокое, научно обоснованное определение войны, которую предстояло вести советскому народу под руководством Коммунистической партии. Цель подтасовки одна: принизить роль партии, принизить роль Сталина.

А Государственный Комитет Обороны (ГКО) — это, оказывается, «неконституционный орган». Но почему? Никакого противоречия с Конституцией 1936 года не было. Там содержалась известная 49-я статья, которой Президиум Верховного Совета наделялся полнотой власти на случай неожиданной агрессии против Советского Союза. Создавался ГКО с участием М.И. Калинина — Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Совместное постановление Президиума ВС, Совнаркома и ЦК ВКП(б) было подписано Калининым и Сталиным. Теперь же всё это подвергается сомнению, непонятной и необоснованной критике.

Создаётся впечатление, что крупные научные силы вновь собраны сегодня не для объективного и глубокого исследования реальных исторических процессов, а для того, чтобы представить их как можно более предвзято, в максимально неблаговидном для советского руководства свете. Такой подход по-прежнему проявляется к характеристике Сталина как Верховного Главнокомандующего. Мы знаем: договорились до того, что Победа достигнута якобы не благодаря Сталину, а вопреки. Абсурд, нелепица! Однако ведь широко продолжает гулять. Хотя давно уже надо обстоятельно исследовать роль Сталина во время войны гораздо шире — и как государственного деятеля, и как политика, дипломата, а прежде всего — как полководца.

Маршал Советского Союза А.М. Василевский, по свидетельству Суходеева, называл Сталина руководящим советским полководцем. Но работ на эту тему, кроме книги самого Владимира Васильевича, написанной в соавторстве и изданной в 1998 году, не существует, а ту книгу в большем объёме не удаётся переиздать.

Ещё одна сторона сталинской деятельности, недостаточно исследованная, — это Сталин как теоретик. А что значит термин «сталинизм», который подхалимы типа Хрущёва пытались ввести ещё в конце 30-х годов и который за последние десятилетия внедряется в сугубо негативном смысле? Весьма важная, насущная тема для полемического рассмотрения взглядом честных учёных!

Он был революционер, а не консерватор

В определённом смысле Сталин за прошедшее после его ухода время сумел сам за себя постоять, заметил в начале своего выступления М.С. Костриков. И в той же мере, в какой наша партия защищала Сталина и его эпоху, сталинское наследие помогало нам в текущей политической борьбе.

Когда делался документальный фильм к 130-летию со дня рождения вождя, было решено вместо авторского текста больше предоставить слово ему самому. Это оказалось наилучшим ходом, потому что с тех пор многие прозвучавшие сталинские мысли прочно вошли в партийный обиход, стали гораздо шире использоваться нашими пропагандистами и агитаторами.

Но сегодня некоторые проблемы, связанные со Сталиным, пожалуй, даже обостряются. Можно вспомнить, что во время «перестройки» всё начиналось с попытки оторвать Сталина от Ленина. Сейчас мы в несколько другой ситуации, однако сталкиваемся с подобным явлением, что заметно и в показанном на НТВ фильме Владимира Чернышова. Речь идёт о тенденции сделать Сталина не коммунистом.

Такого рода попытки предпринимались и раньше. А сейчас, судя по всему, это хотят ввести уже в ранг государственной идеологии. Вот и в фильме «Сталин с нами» он выглядит скорее неким консерватором. Но Сталин был революционером. Он был революционером и как непосредственный организатор, активный участник социалистической революции, и в принципах всей своей дальнейшей деятельности.

Для нас осложняется сейчас задача, потому что власть делает расчёт на обывателя, у которого нет желания активно действовать, и он ждёт «сильной руки Сталина», которая всё сделает за него. Но Сталин-то опирался не на обывателей, а на партию и на активность масс. Он не стеснялся обращаться к народу. И нам предстоит развенчивать новоявленные патерналистские оценки Сталина, а это может оказаться сложнее, нежели борьба с теми совсем уж оголтелыми мифами, которые ныне, можно сказать, побеждены.

Во многом проблемы сталинского и нынешнего времени перекликаются в том, что мы живём и действуем в стране с колоссальной мелкобуржуазной массой. Сегодня надо вспомнить 1947 год, когда Сталин дал мощный толчок теоретическим дискуссиям в самых разных сферах науки. Казалось бы, только что закончена война, ещё не заросли травой воронки, надо восстанавливать разрушенные города и сёла, ядерная гонка набирала силу, то есть вроде бы не до дискуссий. Но Сталин решает, что ключевой вопрос — это вопрос теории. Он на тот момент стал особенно насущным потому, что поколение, которое реализовало сталинский проект 30-х годов, было выбито войной. Ведь привилегия коммуниста, как мы знаем, состояла в том, чтобы первым идти в атаку. И огромные потери, понесённые партийным авангардом, надо было срочно восполнять.

Сейчас задача перед нами схожая. Потому что мы утрачиваем поколения, имевшие хорошую марксистско-ленинскую подготовку, а молодое пополнение, которое к нам приходит, не только такой подготовки не имеет, но и заражено той самой мелкобуржуазной стихией. Чуждые политические взгляды, которые эти люди не по злобе, а по существующей в стране ситуации, по обстоятельствам приносят с собой, нам предстоит преодолевать. Так же, как в своё время приходилось преодолевать Сталину.

Вот почему на первый план выходит сегодня для нас задача теоретической подготовки партийных кадров. Очередной, XV съезд эту задачу во весь рост поставил, и, конечно, при её реализации сталинское наследие будет нам великой помощью.

Теоретик строительства социализма

Итак, снова о величайшем значении теории в нашей партийной деятельности, что было завещано сталинской мыслью и сталинским делом. Вот как продолжил анализ этой насущнейшей для нас темы В.В. Трушков.

Теоретические работы И.В. Сталина, подчеркнул он, это всегда поиск обоснования и осмысления тех проблем практики, которые стоят в повестке дня общества.

Наиболее интересна и менее всего изучена теоретическая деятельность Сталина в послевоенный период. Этим его работам не повезло, и не только из-за короткого временного интервала, в течение которого они осмысливались научной общественностью. Им не повезло и потому, что каждая из них рассматривалась изолированно.

Между тем интегральный подход к теоретической деятельности Сталина последних семи лет его жизни заметно меняет картину его послевоенного научного творчества. Фактически мы имеем дело с частями большого исследования, нацеленного на решение одной задачи — строительства социализма в СССР и его места в глобальном развитии.

Великая Отечественная война побудила Сталина по-новому взглянуть на некоторые социально-экономические и политические вопросы, получившие теоретическое решение в его довоенных работах.

Во-первых, советская общественно-экономическая система выдержала самое жестокое испытание. Примечательно сталинское замечание в «узком кругу», о котором вспоминал Юрий Андреевич Жданов: народ оказался более советским, чем о нём думали руководители.

Из этого важного общественно-политического вывода вытекали три следствия.

Первое: надо серьёзнее и глубже анализировать противоречия советского общества.

Второе: нет политической необходимости преувеличивать достижения СССР.

Третье: требуется интегральное, системное осмысление общественно-политических процессов в нашей стране и мире.

К решению этих задач Сталин приступил уже в начале 1946 года. На предвыборном собрании избирателей он вычленяет в качестве относительно самостоятельных явлений, во-первых, победу советской общественной системы, во-вторых, победу советского государственного строя.

В 1950 году Сталин выпускает в свет «Марксизм и вопросы языкознания». Здесь главной темой является осмысление базиса и надстройки. Исследуя их, он развивал высказанную за четыре года до этого на предвыборном собрании мысль об отличии общества и государства. Последнее, как и партия, является элементом надстройки. Примечательно, что на примере состояния в науке Сталин фактически выступает против культа личности, сравнивая его с аракчеевщиной.

Обстоятельный анализ базиса стал предметом «Экономических проблем социализма в СССР». Так называемые формы социалистического хозяйства — государственную и колхозно-кооперативную — он рассматривал фактически как экономические уклады, а как известно, многоукладность — это признак переходного периода от капитализма к социализму. Сталинская характеристика «социализма в основном» была фактическим признанием, что общество ещё не вышло, как говорил Ленин, из «преддверия социализма».

И вполне логично, что в такой ситуации автор особое внимание уделял закону стоимости. Важную роль в концепции Сталина играл сформулированный им основной закон социализма. Во-первых, он, подчёркивая важность закона планомерного, пропорционального развития, отказывал ему в верховенстве и, значит, не отождествлял социализм с планом. Во-вторых, сталинская формулировка основного закона социализма убеждала: советскому обществу ещё много и долго надо работать, чтобы дотянуться до этой планки — до максимального удовлетворения материальных и духовных потребностей советских людей.

В этот же ряд следует поставить и речь Сталина на XIX съезде КПСС. В ней определялись условия, в которых советскому народу предстояло завершать социалистическое строительство. К началу 50-х годов второй этап общего кризиса капитализма, связанный с выпадением из капиталистической системы ряда стран Европы и Азии, завершился, складывались две мировые системы, которым предстояло сосуществовать соревнуясь. При этом важным фактором глобального развития оставалось мировое революционное движение, неотъемлемой частью которого был СССР. В новой международной обстановке задачей коммунистических и рабочих партий капиталистических стран становилось максимальное использование буржуазной демократии в их борьбе против всевластия капитала. Именно об этом и говорил Сталин в своей последней публичной речи.

Нет, он не умер 60 лет назад!

Шесть десятилетий назад не стало И.В. Сталина, но, как ни удивительно, не только сама жизнь, но даже современная либеральная пресса спорит с этим, заявил в начале своего выступления И.Н. Макаров.

И привёл для иллюстрации такой пример. Респектабельный буржуазный журнал «Власть» регулярно публикует список десяти наиболее упоминаемых в данном номере имён. Так вот, первая пятёрка: Путин, Медведев, Барак Обама, Сталин, Прохоров.

То есть Сталин не умер не только для нас. Он и для наших противников — живой, действующий политик! По этой причине и борьба с ним — как с живым, действующим. А главные методы известны: клевета и грязная ложь.

Недавно в уникальном издании воронежский профессор Филоненко обобщил опыт геббельсовской пропаганды в годы войны. И что же бросается в глаза при чтении этой книги? Многое из того, что применяли в своих усилиях Геббельс и его сотрудники, теперь взято на вооружение российскими либералами и даже «левыми антисталинистами».

Вот, скажем, листовка-пропуск 1942 года, призывавшая красноармейцев сдаваться в плен, подняв руки и крикнув: «Сталин капут!» Каково главное содержание этой агитационной листовки, где портрет улыбающегося Сталина изображён на фоне ленинского профиля? Главное выражено такой фразой: «Сталин изменил делу Ленина!» И вот именно это геббельсовские пропагандисты пытаются в сжатой форме доказать, обращаясь к советским людям: «Сталин предал вас, изменил вам и всем трудящимся!»

Но ведь мотив абсолютно тот же самый, что в фашистской листовке, мы слышим и сегодня. Пример (один из многих!) — недавно вышедшая книга «левого» профессора Бориса Славина «Ленин против Сталина». Что же здесь вменяется Сталину в вину? «Он был патологически жесток, и своей грубостью и хитростью приносил ей (партии) больше вреда, чем пользы. Так, его сугубо силовые способы расказачивания казаков на юге страны, прямое санкционирование убийства царской семьи на Урале и многое другое лишь порочили большевиков в глазах народа, дискредитируя Советскую власть».

«Ну что после этого можно сказать? — заметил Игорь Макаров. — Спросить, как в известном фильме Гайдая: «А башню тоже он разрушил?» Может быть, Сталин участвовал и в убийстве Павла Первого?»

От себя замечу следующее. В утверждениях, подобных славинскому, не просто ложь о Сталине. Здесь, я бы сказал, гораздо большее — стремление переложить вину с больной головы на здоровую. И с головы не чьей-нибудь, а Троцкого — злейшего врага Сталина, который и несёт ответственность за все те «сугубо силовые методы», которые теперь вменяют Сталину в вину. А кто вменяет? Конечно же, современные сторонники и поклонники Троцкого — те самые неотроцкисты, существование которых в нынешней нашей реальности кое-кто пытается отрицать.

Характерно и то, как сходятся в наступлении против Сталина геббельсовские пропагандисты и нынешние нео-троцкисты. Вот так же Гитлер и Троцкий сошлись против Сталина в предвоенный период, а затем и во время войны. Есть о чём подумать сегодня!

Очень важна и ещё одна грань темы, отмеченная в выступлении тов. Макарова. Это необходимость нам самим и нашим сторонникам более ответственно подходить к использованию сомнительных «документов» и других «исторических свидетельств», которые на поверку оказываются просто подделками. А ведь некоторые из них направлены, скажем, на то, чтобы противопоставить лояльного к религии и церкви Сталина воинствующему атеисту Ленину. Есть и другие цели, но фальшивку никакая, пусть даже благая, цель оправдать не может.

Как ко всему этому относиться? Конечно, настойчиво и убедительно восстанавливать правду, которая и есть главное оружие для нас.

Доходчиво и убедительно объяснять молодым

Воистину замечательно, что за этим «круглым столом» собрались вместе члены КПРФ с большим опытом и представители молодого поколения нашей партии. Их взгляд на Сталина и его эпоху взаимообогащающий. Вот выступление И.И. Гаписова, который говорил от имени своих сверстников — молодых коммунистов и комсомольцев, составляющих надежду, будущее КПРФ.

Крупнейшая историческая личность — Иосиф Виссарионович Сталин, жизнь и государственная деятельность которого оставили глубочайший след в судьбе не только нашего народа, но и всего человечества, ещё не одно столетие будет предметом тщательного изучения историков. А сегодня мы воочию видим, что, несмотря ни на какие ухищрения власти, ни на каких сванидзе, федотовых, карагановых, волкогоновых, антисталинская пропаганда начинает давать всё большие сбои. Атмосфера неприязни, многие годы нагнетаемая СМИ вокруг имени Сталина, вызывает уже обратную реакцию — явный внутренний протест у большинства людей.

Заслуги Сталина никакой клеветой на него и на эпоху, в которой он жил и работал, перечеркнуть невозможно. Сталин не забылся в памяти народной, как того желали и желают власти предержащие. Не забылся и вследствие того, что вся нынешняя политическая, экономическая, социальная реальность России, СНГ, да и мира в целом, заставляет вспомнить как о нём лично, так и о том деле, которому он служил.

Среди молодёжи усиливается интерес к изучению времени Сталина. Более того, в связи со скандалом, устроенным вокруг сталинских плакатов, молодёжь в разных городах организуется и за свои деньги пытается разместить плакаты с изображением Иосифа Виссарионовича на автобусах.

О жизни и деятельности Сталина за последнее время издано немало правдивых книг, написанных на основе архивных материалов и свидетельств знавших его людей. Но, к сожалению, по разным причинам эти книги сегодня недоступны широким массам молодёжи. А с экранов телевизоров, с сетевых ресурсов по-прежнему льётся откровенная ложь в отношении одной из величайших личностей мировой истории. Именно поэтому важнейшая задача нашей партии, комсомола состоит в том, чтобы объяснить молодым на современном языке, кто такой Сталин и какова его роль не только в прошлом, но и в современности, в будущем. Объяснить доходчиво, убедительно и честно!

Надо раскрыть величайшую его заслугу перед Россией. Ведь при самом активном, во многом решающем сталинском участии страна спасена была от уничтожения в ХХ веке как минимум четыре раза. Первый раз — когда под руководством Ленина свершалась пролетарская революция, буквально вытянувшая страну из погружения в небытие. Второй раз — когда были отстранены от власти Троцкий и его сообщники. Третий — когда был разгромлен гитлеровский фашизм и четвёртый — когда удалось предотвратить, а затем полностью исключить возможность атомной агрессии со стороны США. Во всём этом неоценимый вклад великого советского вождя!

Сегодня, о чём здесь уже говорилось, всё активнее предпринимаются усилия, чтобы утвердить взгляд на Сталина лишь как на патриота-державника, строителя Русской империи. Мы категорически не можем согласиться с такой оценкой. Сталин был советским человеком, и он своей деятельностью создавал советского человека. Сталин сейчас становится ярчайшим символом советской эпохи. С нашей точки зрения — точки зрения коммунистов и комсомольцев, — Сталин прежде всего революционер, разрушитель старого режима и творец нового, справедливого строя. Сталин в труднейших условиях вражеского капиталистического окружения, используя марксистско-ленинскую теорию, организовал строительство нового общества. Под сталинским руководством советский народ создал индустриальную базу социализма, сумел отразить фашистскую агрессию.

Сталин — великий теоретик и практик интернационализма. Вот что он говорит в журнале «Красная молодёжь»: «Интернационализм является основной идеей, пронизывающей работу комсомола. В этом его сила. В этом его мощь. Нужно, чтобы дух интернационализма витал всегда над комсомолом». Но Иосиф Виссарионович, конечно же, и величайший патриот! Всю свою жизнь без остатка он посвятил своему народу. Народу советскому, стержнем которого он всегда считал русский народ. Все мы помним его знаменитый тост, произнесённый на приёме в Кремле 24 мая 1945 года, — тост за здоровье советского народа и прежде всего — русского народа.

Примечательно, что сегодняшнее наше мероприятие проходит не где-нибудь, а здесь, в редакции главной партийной газеты «Правда», которую Иосиф Виссарионович характеризовал так: «Носитель заветов Ленина и знаменосец революционной борьбы пролетариата за коммунизм».

— А завершить своё выступление, — сказал тов. Гаписов, — хочу сталинским призывом к комсомолу 20-х годов, который столь же значим и для моих сверстников — комсомольцев второго десятилетия XXI века: «Комсомол не был бы комсомолом, если бы он боялся трудностей. Великую задачу взял на себя актив комсомола. Поэтому он должен найти в себе силы для того, чтобы преодолеть все и всякие трудности на пути к цели». Мы будем стараться следовать призыву великого вождя.

Нести правду и противодействовать клеветникам

Ю.П. Изюмов обратил внимание на две важные составляющие деятельности И.В. Сталина в партии и государстве. Во-первых, под его руководством партия вырастила целое поколение советской молодёжи. Во-вторых, Сталин необыкновенно искусно подбирал и готовил кадры — тема, которая до сих пор, по мнению выступавшего, мало разработана, но имеет сегодня особую актуальность.

Известно, люди, ставшие при Сталине во главе промышленности, обороны, всех других отраслей народного хозяйства и различных сфер государственной, общественной, партийной жизни, приходили на ответственные посты в возрасте около 30 лет, что было по тем временам огромным новаторством. Изюмов сообщил «из неофициальных источников», что, кроме действовавшей тогда общей системы кадровой работы, у Сталина было два «собственных кадровика», которые способных людей выискивали, проверяли в течение длительного времени и потом представляли к выдвижению.

— Есть пример с адмиралом Кузнецовым, которого рекомендовали наркомом Военно-Морского Флота, — заметил Юрий Петрович. — Что сделал Сталин? Он пошёл с ним в поход и на борту крейсера «Червона Украина» сам посмотрел, что собой представлял в ту пору капитан Кузнецов. А через несколько лет сделал его наркомом.

Факт остаётся фактом: кадры при Сталине подбирались и выдвигались наилучшим образом. Ведь именно потому родились известные определения: сталинские наркомы, сталинские директора, сталинские соколы, сталинская гвардия, сталинская ответственность… И это были, как мы знаем, не просто слова!

А основную часть своего выступления Юрий Изюмов посвятил работе Комитета памяти И.В. Сталина, который он возглавляет. Комитет этот был создан год назад, и полное его название — международный Комитет по восстановлению советской истории эпохи Сталина. Учредители и участники — известные политики, учёные, писатели, деятели искусства и культуры. Цель — нести людям правду об этом времени, противодействовать клеветникам и фальсификаторам, поливающим грязью великие дела и победы советского народа и его вождя.

Задачи поставлены такие: проводить разъяснительную работу, прежде всего среди молодёжи, направлять представления по фактам искажения истории во властные органы, издательства и СМИ, организовывать протестные акции, возбуждать судебные иски против очернителей нашего славного прошлого. Имеется в виду также проводить выставки, кинопросмотры, выпускать брошюры и буклеты. Одна из главных задач — создание в Москве музея И.В. Сталина.

Пока, согласно информации Ю.П. Изюмова, идёт в основном просветительская и агитационно-пропагандистская работа. Например, уже восемь раз в московских учебных заведениях, ветеранских организациях и клубах экспонировалась передвижная выставка «Генералиссимус Сталин». Регулярно, в последний четверг каждого месяца, в зале Союза писателей России (Комсомольский проспект, 13) проводятся исторические чтения по сталинской тематике.

Постепенно эти мероприятия обрастают активом. И вот когда возникла идея достойно отметить 60-летие кончины И.В. Сталина, единомышленники помогли комитету получить зал Центрального дома Российской армии, который на памятном сталинском вечере был переполнен — люди даже стояли в проходах.

Конечно, такие дела радуют. Конечно, они заслуживают всяческой поддержки. Именно поэтому по просьбе председателя этой общественной организации привожу здесь её контактный телефон: 8-903-296-52-22.

Но не могу не поделиться и некоторыми сомнениями. Бросилось в глаза, что среди учредителей комитета есть люди, которые постоянно и активно выступают против КПРФ. Нормально ли это — за Сталина и против Коммунистической партии, представляющей главную оппозиционную силу нынешнему правящему режиму? Недоумение вызывает у многих столь странная позиция, да и действенность работы из-за этого неизбежно снижается.

Нет, гораздо эффективнее дела идут там, где общественные организации сталинской направленности выступают в единстве с КПРФ. Великолепный тому пример — город Иркутск, областное историко-культурное общество «Наш Сталин», возглавляемое профессором Василием Афанасьевичем Туевым, о чём я писал в номере «Правды» от 21—24 декабря 2012 года. Очень многого это общество сумело добиться как раз благодаря плодотворному взаимодействию с областным отделением КПРФ, первым секретарём обкома Сергеем Георгиевичем Левченко. Вот везде бы так!

О чём говорит социология

Столько лжи и клеветы было в адрес Сталина за истекшие годы, сказала М.В. Костина, но население страны в значительной степени относится к нему положительно.

К 60-летию со дня его кончины многими аналитическими центрами в России и других странах проведены социологические опросы о роли Сталина в истории. Вот некоторые результаты.

Левада-центр провёл своё исследование с 15 по 18 февраля 2013 года по всероссийской репрезентативной выборке городского и сельского населения среди 1600 человек в возрасте от 18 лет и старше в 130 населённых пунктах 45 регионов страны. И на вопрос: «Как вы думаете, какую роль сыграл Сталин в жизни нашей страны?» — 49 процентов респондентов (почти половина!) ответили: «безусловно положительную» или «скорее положительную». Отрицательно высказались только 32 процента.

В ходе опросов отмечается, что за последнее время нынешние руководители России всё чаще говорят о Сталине как о выдающемся государственном деятеле. Но они при этом умалчивают о социально-классовой стороне, о том, что Сталин был представителем трудящихся, трудового народа — рабочих, крестьян, трудовой интеллигенции. А причину обращения властей к авторитету Сталина многие (каждый пятый) видят в стремлении использовать его для укрепления собственного авторитета, пытаясь представить себя наследниками славы победителей в Великой Отечественной войне.

Киевский международный институт социологии провёл опрос среди украинцев. На востоке страны 36 процентов населения позитивно оценивают роль Сталина, на юге — 27 процентов. Оценка разная в зависимости от региона и от возраста.

Опросы на Украине проводятся с 1991 года, и они показывают, что отношение к Сталину улучшается. Например, людям задавался вопрос, согласны ли они с тем, что Сталин был великим вождём. И если в 1991 году согласных было 27 процентов, то в 2013-м — 35.

«Что думают о Сталине в России и Закавказье» — это социологическое исследование к 60-летию со дня смерти И.В. Сталина было проведено в России, Азербайджане, Армении и Грузии при поддержке Carnegie Endowment for International Peace (Вашингтон).

Основные результаты исследования показывают, что лидерские качества и деятельность советского вождя большим числом людей оцениваются положительно. На предложение «Назовите 5—10 имён самых выдающихся людей всех времён и народов» — 42 процента опрошенных называют Иосифа Виссарионовича Сталина. В динамике значимых имён Сталин занимает первое место.

«Сталин — мудрый руководитель, который привёл СССР к могуществу и процветанию» — в этом уверены 68 процентов участников опроса в Грузии, 57 — в Армении, 47 — в России, 41 — в Азербайджане.

«Какие бы ошибки и пороки ни приписывали Сталину, самое важное, что под его руководством наш народ вышел победителем в Великой Отечественной войне», — считает значительное большинство опрошенных во всех четырёх странах.

Число жителей России и Грузии, желающих видеть во главе государства политика, подобного Иосифу Виссарионовичу Сталину, составило по 30 процентов, в Армении — 39 процентов.

Мы должны объективно показывать образ Сталина, развенчивать клевету и убедительно пропагандировать его наследие, подчеркнула Марина Костина. Это — авторитет партии, в том числе её международный авторитет.

И снова о молодёжи

Выступление Я.И. Листова было посвящено роли Сталина в становлении комсомола и его развитии. А начал секретарь ЦК ЛКСМ РФ также с обращения к недавнему социологическому исследованию. Оно проводилось среди молодёжи Российской Федерации от 18 до 21 года в регионах, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга. То есть специально бралась та часть страны, где меньше прервана историческая память. Так вот, здесь 72 процента молодых людей положительно оценивают роль Сталина в нашей истории и считают, что его деятельность позитивно сказывается на современности. Есть в этом и определённая заслуга комсомола: его воспитанники сталинского и в целом советского времени передают сегодня свою память и свои традиции молодому поколению.

Комсомол многие десятилетия жил в соответствии с глубокими руководящими установками Иосифа Виссарионовича — вождя ленинской партии. Сегодня кое-кто изо всех сил пытается оторвать Сталина от марксизма, от Ленина, а вот что говорил на этот счёт сам Сталин. Когда корреспондент «Комсомольской правды» задал ему в 1925 году вопрос, нужно ли, чтобы молодёжь изучала сейчас марксизм и ленинизм, он ответил следующим образом:

«Во-первых, маленькое замечание насчёт марксизма и ленинизма. При такой формулировке вопроса можно подумать, что марксизм — одно, а ленинизм — другое, что можно быть ленинцем, не будучи марксистом. Но такое представление нельзя считать правильным. Ленинизм не есть ленинское учение минус марксизм. Ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарских революций. Иначе говоря, ленинизм включает в себя всё, что дано Марксом, плюс то новое, что внёс Ленин в сокровищницу марксизма и что необходимо вытекает из всего того, что дано Марксом».

Из этого ясно, сколь важна для Сталина идеологическая составляющая работы с молодёжью, как он хочет добиться максимально точного понимания комсомолом значимости марксистско-ленинской, коммунистической идеологии. Ведь вопрос «Комсомолки» возник тогда не случайно. Шёл 1925 год, страна ещё не вполне оправилась от последствий Первой мировой и Гражданской войн, поэтому многие среди комсомольцев горячо утверждали, что практическая работа сейчас важнее идеологической. А Сталин их решительно поправляет. Он говорит:

«…Не подлежит никакому сомнению, что без сочетания практической работы комсомольского актива с теоретической его подготовкой («изучение ленинизма») невозможна никакая сколько-нибудь осмысленная коммунистическая работа в комсомоле».

Воспитанию молодёжи в духе коммунизма Сталин придавал первостепенное значение. Совершенно верно отмечалось за «круглым столом», что перед войной было воспитано сталинское поколение молодёжи — в полном смысле героическое поколение! Да и в последующие годы, когда восстанавливалось народное хозяйство, когда Советский Союз первым вышел в космос, когда широко начали осваиваться природные богатства Сибири, продолжал создаваться тот базовый человеческий капитал, на котором наша страна держалась до 1991 года.

А заложен он был именно при Сталине. И сегодня сталинские уроки идейного воспитания, настойчивого овладения марксистско-ленинской теорией снова выходят для комсомола на первый план.

Очень интересно было слушать (думаю, не только мне) размышления ещё одного представителя нашей партийной молодёжи — Ч.А. Дудати. Он говорил о вкладе Сталина в развитие советской культуры, искусства, литературы, а главное — проявил при этом основательное знание темы. Вот ведь что особенно необходимо каждому коммунисту в идейной борьбе — знание! Только знанием и умением применить его можно победить своих противников в споре. Только знание и умение донести его до людей способны влиять на их сознание, расширять ряды наших сторонников.

Чермен Дудати молод, но в дискуссиях о Сталине против него, по-моему, не устоят и многие опытные антисталинисты. А ровесников своих он, конечно же, увлекает разнообразием интересных подробностей, которые глубоко и ярко характеризуют выдающуюся личность вождя.

— Я читал товарищам стихотворение «Утро», написанное юным Сосо Джугашвили, — рассказывает он за «круглым столом», — и спрашивал: кто автор? Одна моя знакомая ответила так: «Я не знаю, но, очевидно, кто-то трепетный».

Да, трепетный лирик и романтик. Поэт. Но, став на путь революционной борьбы, он избирает одним из своих любимых героев Сослана Стального, воспетого в кавказском народном эпосе. Стального! Отсюда и его новая фамилия. А тяга к литературе, искусству, тонкое чувствование и понимание таланта и мастерства остаются с ним на всю жизнь, помогают руководителю страны в годы социалистического созидания выстраивать великую советскую культуру.

Нарочитое упрощение и вульгаризация, не говоря уж о прямом вранье, сделали эту тему полигоном самых разнузданных спекуляций. В результате чудовищно извращены как образ Сталина, так и его отношения с писателями и другими деятелями искусства.

Эти отношения были подчас весьма непростыми, но отнюдь не сводились к сплошным преследованиям и запретам, как враги Сталина пытаются изобразить. И Чермен вспоминал телефонные разговоры вождя с Михаилом Булгаковым и Борисом Пастернаком, вспоминал, что у Ахматовой и Мандельштама были стихи не только антисталинские, но и во славу Сталина. Почему же сегодня при составлении школьных программ по литературе одно включают, а про другое полностью умалчивают? Неверно это, антиисторично.

Первый съезд советских писателей и роль Сталина в его организации. Интерес к советскому вождю таких великих мастеров западной культуры, как Ромен Роллан и Анри Барбюс. Его личное участие в редактировании нового Гимна Советского Союза, в корректировке и обогащении репертуара Большого театра, в выдвижении художественных произведений на Сталинскую премию… Действительно, неохватны сталинские труды в сфере культуры, венчавшиеся плодотворными результатами.

— Ему было интересно всё, — заметил Чермен. — Вот в Магадане, куда я ездил недавно по выборным делам, меня поразил такой факт. Там в своё время приступали к строительству Дворца культуры. Был подготовлен проект. И я видел в графе, где обозначен строительный материал, зачёркнутое «сосна» и вписанное рукою Сталина — «дуб». Этот человек и в самом деле до всего доходил!

Мне же в выступлении молодого коммуниста, наряду со многим другим, очень любопытным представилось такое его наблюдение. Даже в некоторых из антисталинских стихов невольно звучит подсознательное восхищение великой личностью. О чём-то это говорит…

* * *

Борьба за Сталина продолжается.

Это — борьба за наше советское прошлое, а значит, и за социалистическое будущее.

«Пройденный под руководством Сталина путь был нелёгким, — пишет Г.А. Зюганов в своей книге «Сталин и современность». — Были серьёзные ошибки и заблуждения, от которых никогда не застрахованы первопроходцы. И чем труднее было идти, чем неприступнее были препятствия, тем чаще и громче звучал в партии бессмертный сталинский девиз: «Нет таких крепостей, которых большевики не могли бы взять». Эти слова вдохновляют всех коммунистов и сегодня».

У коммунистов нашей страны есть основания для социального оптимизма. Веру в победу нам даёт великое марксистско-ленинское учение. Сталинский пример, сталинский опыт вдохновляют на борьбу.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/13931/79/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Вс авг 25, 2013 9:21 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
"Сталинский прорыв". Статистический материал о том, что было сделано в СССР под руководством И.В. Сталина
2013-08-25 17:22
С.Голик. cprfspb.ru

За время Сталинского руководства, в течение 30 лет, аграрная, нищая, зависимая от иностранного капитала страна превратилась в мощнейшую военно-индустриальную державу мирового масштаба, в центр новой социалистической цивилизации. Нищее и неграмотное население царской России превратилось в одну из грамотнейших и образованнейших наций в мире. Политическая и экономическая грамотность рабочих и крестьян к началу 50-х годов не только не уступала, но и превосходила уровень образованности рабочих и крестьян любой развитой страны в то время. Численность населения Советского Союза увеличилось на 41 миллион человек.

При Сталине было построено более 1500 крупнейших индустриальных объектов, в том числе ДнепроГЭС, Уралмаш, ХТЗ, ГАЗ, ЗИС, заводы в Магнитогорске, Челябинске, Норильске, Сталинграде. В то же время за последние 20 лет демократии не построено ни одного предприятия такого масштаба.

Уже в 1947 году промышленный потенциал СССР был полностью восстановлен, а в 1950 году он вырос более чем в 2 раза по отношению к довоенному 1940 году. Ни одна из стран, пострадавших в войне, к этому времени не вышла даже на довоенный уровень, несмотря на мощные финансовые вливания со стороны США.

Цены на основные продукты питания, за 5 послевоенных лет в СССР, снизились более чем в 2 раза, в то время как в крупнейших капстранах эти цены возросли, и в некоторых даже в 2 и более раз.

Это говорит о грандиозном успехе страны, в которой всего пять лет тому назад окончилась самая разрушительная война в истории человечества и которая от этой войны больше всех пострадала!!

Буржуазные специалисты в 1945 г. дали официальный прогноз, что хозяйство СССР сможет выйти на уровень 1940 г. только к 1965 г. – при условии, если возьмет иностранные займы. Мы вышли на этот уровень в 1949 г. без всякой внешней помощи.

В 1947 г. СССР, первым после войны из государств нашей планеты, отменил карточную систему. А с 1948 г. ежегодно – до 1954 г. – снижал цены на продукты питания и товары широкого потребления.Детская смертность в 1950 г. снизилась по сравнению с 1940 г. более чем в 2 раза.Число врачей возросло в 1,5 раза.Число научных учреждений увеличилось на 40%.Число студентов вузов увеличилось на 50%. И т.д.

В магазинах было изобилие разнообразных промышленных и продовольственных товаров и не существовало понятие дефицита. Выбор продуктов в гастрономах был значительно шире, чем в современных супермаркетах.Сейчас лишь в Финляндии можно попробовать колбасу, напоминающую советскую из тех времен. Банки с крабами были во всех советских магазинах.Качество и разнообразие потребительских товаров и продуктов питания, исключительно отечественного производства, было несоизмеримо выше современного ширпотреба и продовольствия.Как только появлялись новые тенденции в моде, они мгновенно отслеживались, и уже через пару месяцев модные товары появлялись в изобилии на полках магазинов.

Заработная плата рабочих в 1953 году колебалась от 800 до 3000 рублей и выше. Шахтёры и металлурги получали до 8000 рублей. Молодые специалисты инженера до 1300 рублей. Секретарь райкома КПСС получал 1500 рублей, а зарплата профессоров и академиков нередко была выше 10000 рублей.

Автомобиль «Москвич» стоил – 9000 р., хлеб белый (1 кг.) - 3 р., хлеб чёрный (1 кг.) - 1 р., мясо говядина (1 кг.) - 12.5 р., рыба судак – 8,3 р., молоко (1 л.) - 2.2 р., картофель (1 кг.) – 0,45 р., пиво «жигулёвское» (0,6 л.) – 2,9 р., ситец (1 м.) – 6,1 р. Комплексный обед в столовой стоил - 2 р. Вечер в ресторане на двоих, с хорошим ужином и бутылкой вина – 25 р.

И всего этого изобилия и безбедной жизни удалось достичь,несмотря на содержание 5,5 миллионной, вооружённой «до зубов» самым современным вооружением, лучшей армии в мире!

С 1946 г. в СССР были развернуты работы:по атомному оружию и энергетике; по ракетной технике;по автоматизации технологических процессов;по внедрению новейшей вычислительной техники и электронике;по космическим полетам;по газификации страны;по бытовой технике.

Первая в мире атомная электростанция была введена в эксплуатацию в СССР на год раньше, чем в Англии, и на 2 года раньше, чем в США. Только в СССР были созданы атомные ледоколы.

Таким образом, в СССР за одну пятилетку – с 1946 по 1950 г. – в условиях жесткого военно-политического противостояния с богатейшей капиталистической державой мира без какой-либо внешней помощи были решены, по крайней мере, три социально-экономические задачи: 1) восстановлено народное хозяйство; 2) обеспечен устойчивый рост уровня жизни населения; 3) совершен экономический рывок в будущее.

И даже сейчас мы существуем лишь за счет сталинского наследия. В науке, промышленности, практически во всех сферах жизни.

Кандидат в президенты США Стивенсон оценивал положение таким образом, что если темпы роста производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 году объём русского производства в 3-4 раза превысит американский.

В сентябрьском номере журнала «Нейшнл бизнес» за 1953 год в статье Герберта Гарриса «Русские догоняют нас» отмечалось, что СССР по темпам роста экономической мощи опережает любую страну и что в настоящее время темп роста в СССР в 2-3 раза выше, чем в США.

В 1991 г. на советско-американском симпозиуме, когда наши "демократы" начали верещать о «японском экономическом чуде», прекрасную «оплеуху» им отвесил японский миллиардер Хероси Теравама: «Вы не говорите об основном, о вашей первенствующей роли в мире. В 1939 году вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками. В 1949 году вы стали еще умнее, а мы были пока дураками. А в 1955 году мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные производители, и мы более 15% роста никогда не достигали, а вы же при общественной собственности на средства производства достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры».

Один из лучших представителей верующих трудящихся, почитаемый святителем, Лука, архиепископ Симферопольский и Крымский, писал: «Сталин сохранил Россию. Он показал, что значит Россия для всего остального мира. И потому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь товарищу Сталину».

Никогда в своей истории наша страна не знала таких величественных преобразований, как в сталинскую эпоху! Весь мир потрясённо следил за нашими успехами! Именно поэтому сейчас реализуется "дьявольская" задача - никогда больше не допустить появление у властных рычагов государства людей, сопоставимых по своей внутренней силе, нравственным качествам, стратегическому мышлению, организаторским способностям и патриотизму с Иосифом Виссарионовичем Сталиным (сегодня в России , на мой взгляд, только Г.А. Зюганов соответствует этим требованиям, и именно поэтому вся пропагандистская машина русофобов и антисоветчиков уже более двух десятилетий работает адресно против лидера КПРФ), всю свою жизнь посвятившего народу. А для этого и надо всего-то-оболгать и оклеветать деятельность и жизнь великого человека.

Но четверть века разнузданной пропаганды против Сталина не принесли её организаторам победы даже над мертвым Сталиным.

Нам известны мотивы тех, кто клевещет на Сталина. Весь этот бред вываливается на нас для того, чтобы мы через сравнение того, что было сделано тогда, не смогли осмыслить преступность происходящего ныне. Не смогли даже в мыслях вернуться к идеям социализма! Антисталинская кампания преследует одну цель, - не допустить народ к воссозданию сталинской экономической системы, которая позволит очень быстро сделать нашу страну независимой и могучей.

http://kprf.ru/history/soviet/122133.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Пн авг 26, 2013 6:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
СОВРЕМЕНЕН ЛИ СТАЛИН?
Дата: 27/08/2013
Тема:

Не праздный вопрос




Вопрос, вынесенный в название, может показаться странным, учитывая, что имя это ежедневно срывается с сотен тысяч уст, звучит в эфирах теле- и радиостанций, представлено на полках книжных магазинов по всему миру. Популярнее, должно быть, лишь звезды Голливуда и молодежной эстрады. Но спрашивается здесь не об этом.

Ведь медиаобраз Сталина очень и очень далек и от реальной личности, и, что еще важнее, от суммы достижений, от реального вклада в интеллектуальный багаж человечества, в копилку, как сказали бы сейчас, методологии кризисного управления. Наконец, в такую невероятно интересную и фактически запрещенную сейчас область, каковой является становление научно организованного общества. И понятно, почему такого Сталина сейчас нет. На дворе пора социально-экономического регресса, когда вердикты и оценки выносят те силы, ускорению объективного сошествия которых с исторической сцены Сталин всемерно способствовал с юных лет и до последнего дня жизни.

«Современен ли Сталин?» – вопрос вовсе не академический. В конце концов, не его ли кто-то из современных распорядителей верхнего звена в РФ нарек «эффективным менеджером». Буржуазия всегда чутко относилась к методам и инструментам, не важно, кем и когда открытым и внедренным, если их можно было перенести и использовать в целях повышения прибыли. Едва ли является выдумкой пересказ беседы с одним из управляющих крупнейшей японской корпорацией, когда тот прямо указывал на использование японцами внутри фирм опыта стимулирования на производстве массовой рационализаторской деятельности, социалистического соревнования, стахановского движения, активно развивавшихся в 30-е годы в СССР и дававших колоссальный рост производительности труда.

Сталин-управленец, Сталин-стратег промышленной революции (на медведопутинском волапюке звучит как «модернизация»), Сталин – кризисный менеджер. Да, всё это так, но рассматривать его, усеченного до этих рамок, – то же, что изучать реактивный двигатель, снятый с космической ракеты, абстрагировавшись от самой ракеты, от ее главной функции, от целей, побудивших людей эту ракету создать и запустить.

Сталин – продукт своей эпохи, эпохи вхождения капитализма в империалистическую стадию, эпохи победоносных революций, эпохи качественного обострения классовой борьбы в мировом масштабе. И он, каким его знает подавляющее большинство людей, – народный комиссар, глава Советского государства, Верховный главнокомандующий, – стал таковым, сложившись прежде как оригинальная и самобытная личность в процессе освоения своей первой и основной специальности – специальности профессионального революционера.

Ставя вопрос о современности Сталина, мы спрашиваем: что нам может дать изучение и овладение его наследием сегодня, когда столь остро стоит вопрос о классовом вызове, брошенном трудящимся ощутившей себя всевластной и безнаказанной буржуазией; когда рабочее движение всего мира фактически обезглавлено, ибо партии, на словах наследующие ленинской, по своему влиянию и потенциалу отстают даже от социал-демократии рубежа прошлого и позапрошлого веков; когда дискредитация марксизма и ленинизма в глазах рабочего класса достигла своего апогея, а сам рабочий класс буквально громят и низводят до предельно разобщенного, буквально растительного состояния…

В каком веке сегодня оказалось человечество? Как понимать то тут, то там фиксируемое возрождение общественных отношений, присущих капиталу на ранних стадиях его развития, а то и вовсе реанимированных из феодальных и рабовладельческих эпох? Насколько далеко зашли возможности международной империалистической диктатуры управлять общественным регрессом, сознательно замедляя технический прогресс, канализируя ущерб от неизбежных экономических кризисов на заранее избранные территории, подчиняя реальную экономику и реальные отношения гигантской фикции финансового капитала, уже многократно, словно чудовищный флюс, превышающего почву, на которой он возрос?

Здравомыслящие люди не могут сегодня не задумываться над тем, сколько еще продлится оттягивание самоуничтожения капитализма и во сколько еще жизней – сегодняшних и будущих – обойдется оно человечеству. Об этом свидетельствует хотя бы то, что, разбуженные кризисом от пьянящего дурмана, тревогу забили представители самых разных социальных слоев в самых разных уголках света. На наших глазах судьба мелкой буржуазии, наглядно предсказанная Марксом еще полтора столетия назад, уже начала постигать некрупные, обреченные на заклание страны. После этого стремление и далее пребывать в сознании, что «меня (нас) это не коснется», надо квалифицировать как крайнюю степень безволия, носящую откровенно суицидальный оттенок. У людей с нормальной психикой и адекватным сознанием предложение считать «малый бизнес» опорой государства может вызвать лишь реакцию, граничащую с истерикой. Столь откровенное приглашение сыграть в пирамиду с беспощадными хищниками на их территории по беззастенчивой наглости можно сравнить только с печальной памяти «МММ» и «Хопром» или широко разрекламированным приглашением сыграть на бирже, внеся «всего $200»…

Но следует помнить, что тотальная борьба со здравомыслием – одна из основных функций капиталистической диктатуры, обеспечивающих ее выживание. А задача просвещения трудящихся и развития у них классового сознания – прямая обязанность коммунистов. Так не выходит ли, что, занимаясь сегодня Сталиным, разыскивая, изучая и популяризируя его работы, тратя уйму сил на всё это, мы лишь тешим свое самолюбие, уходим от реальной борьбы в сферу историко-научных изысканий, заменяем живой теоретический и практический поиск дороги к новой социалистической революции догматической реанимацией когда-то актуальных, а ныне бесповоротно отживших схем?

Вот что мы хотим знать, спрашивая, насколько современен Сталин.

***

Как бы то ни было, ясно одно: попытка найти все ответы на вопросы сегодняшнего дня в трудах Сталина (Ленина, Маркса) – дело неблагодарное. История революционного движения наглядно показывает, что адекватный результат дает только конкретно-исторический анализ ситуации. Теоретическое невежество никогда не позволит добиться в революции успеха. Но и гибкие тактические вопросы невозможно решить, базируясь лишь на политическом опыте прошлого.

Как быть, когда на политическом горизонте среди левых партий доминируют откровенные оппортунисты? Что делать в условиях, когда, с одной стороны, качественно вырос образовательный уровень рабочего класса и значительно увеличился процент работников сложного труда, а с другой, упала концентрация наемных рабочих, к минимуму сведены формы их организации и самоорганизации, рабочий класс захлестывает мелкобуржуазное потребительское сознание? Каков антибуржуазный ресурс трудовой миграции и какой должна быть правильная политика коммунистов в отношении этого явления?

Конечно, по целому ряду признаков наши нынешние проблемы подчас напоминают те, что стояли когда-то перед нашими предшественниками. Не было для Сталина в новинку засилье оппортунистов-меньшевиков на его родном Кавказе. Но ведь наряду с оппортунистическим в революционном движении существовало и ортодоксальное, большевистское направление, имевшее огромное влияние в рабочем классе. И фактор трудовой миграции на том же Кавказе – в основном иранской – был знаком Сталину не понаслышке. Однако невозможно сравнивать масштабы этого явления столетие назад и сейчас. В положении же самого рабочего класса сходства куда меньше, чем отличий. Невозможно сбрасывать со счетов минувший век, кардинально изменивший расклад классовых сил, давший, с одной стороны, первый опыт социалистического строительства, а с другой, глобализированного империализма.

Если кому и удастся сложить мозаику сегодняшнего дня из «подходящих» фрагментов эпохи вековой давности – это будет негодная, обманчивая картина. Нужно наследовать реалистическую технику «живописи» (марксистского анализа), отражающую существо явлений, но портрет дня сегодняшнего писать придется заново и самим.

И тут Сталин ценен нам как пример юноши, посвятившего себя решению этой задачи. Для этого ему пришлось: а) учиться марксизму, б) перенимать опыт партийной работы у старших товарищей-практиков, в) ежедневно работать в рабочей среде, осваивая навыки экономической борьбы и партийного руководства, г) приобретать специальность агитатора и публициста. В этом отношении, вслед за Маяковским, имеются все основания призывать «делать жизнь» не только с Феликса Эдмундовича Дзержинского, а и вообще с юношей-борцов, которые вступают в революционное движение, отчетливо представляя себе, что жизнь не может и не будет хорошей для кого-то отдельно, только для меня, только для моей семьи, только для моих детей. Жизнь можно и необходимо делать достойной для всех, кто ее заслуживает. Очевидно, что лучше и быстрее всего это осознают выросшие в семьях тех, за чей счет жируют хозяева жизни, и те, в чьих семьях наперекор буржуазным устоям изо дня в день формируется подлинно нравственное отношение к труду своему и окружающих. Вот истоки генезиса Сталина и Ленина, и они будут всегда, пока эксплуататорское общество делит людей на обязанных трудиться, чтобы добыть кусок хлеба, и тех, для кого сытая и довольная жизнь никак с трудом не связана.

Все ранние сталинские произведения проникнуты неподдельным чувством того, что революция – его личное, кровное дело. Но это – не вопрос чистого идеализма, робингудовской справедливости, когда одним махом отбирается у плохих и раздается хорошим. Сталин вникает в науку об общественном развитии, познает ее на практике промышленной революции в России, скрупулезно фиксирует воплощение теории в тех формах, которые оказались характерны для Российской империи конца XIX – начала XX веков, в частности для Кавказа. Здесь немыслимо начетничество, когда без разбора, годится ли теория, нет ли, ее фанатичные адепты бездумно берут и вколачивают, не сообразуясь с тем, соответствует ли она действительности. Все наоборот: личный опыт Сталина и других большевиков, пришедших в движение с самых низов, ежедневно подтверждал марксовы выводы. Как и чутье подчас совсем малообразованных рабочих безошибочно подсказывало им, что эти ребята – свои.

Чтобы было совсем ясно, вообразите себе, что теперешнему рабочему – парню со средним российским образованием, требуется освоить первую главу первого тома «Капитала». Он, во-первых, едва ли сможет, а, во-вторых, не станет делать этого. А его предшественники более чем вековой давности, в большинстве своем окончившие несколько классов церковно-приходской школы, сознательно стремились к этому и с помощью таких людей, как Крупская или Сталин, добивались своей цели.

Мы это не к тому, что-де рабочий наш стал хуже или глупее. Просто он сегодня напрочь лишен представления о том, что он Рабочий. Его жизненные устремления загнаны в колодки мещанского идеала. И вся громадная машина уродования человеческого сознания, стоящая на страже всевластия буржуазии, изо дня в день вбивает его неповторимую, уникальную, нуждающуюся в раскрытии всех своих потенций и талантов личность в эти жесткие «потреблятские» колодки.

Сталин не просто современен – он кровно востребован и необходим. Необходим как вспышка света, сгоняющая морок дурмана, как глоток кислорода, обжигающий угоревшие легкие. Немыслимо и дико принимать его целиком и безусловно, как жалкие фанатики наполняют пустой сосуд своего сознания готовой чужой мудростью. Осознание правды жизни и поиск жизненных идеалов, ради которых не жалко идти на труды и лишения, по-любому осуществлять самому. Но это необходимо делать; в противном случае, будь ты простой поденщик на импортном предприятии по сбору модных тачек или целый менеджер в чистом офисе со своей такой тачкой, – ты все равно покорное тягловое существо, волокущее ярмо «для дяди».

И, кстати, нет ничего пошлее и глупее, как сидя в ярме, в душе мечтать однажды и самому превратиться в такого дядю.

Юрий Алексеев



Вышел 2-й том

Вышел в свет том второй издания «Сталин. Труды» (ISBN 978-5-906293-03-9, «Прометей-инфо», 2013. 560 с.). Книга посвящена периоду 1905 – май 1906 года, легендарному периоду первой русской революции в России. В том вошло 77 текстов, Приложение, Биографическая справка, Именной указатель на 162 упомянутых в тексте лица, Предметный указатель. Наряду с такими известными сталинскими работами этой поры как «Класс пролетариев и партия пролетариев. (По поводу первого пункта Устава партии)», «Рабочие Кавказа, пора отомстить!», «Коротко о партийных разногласиях», «Вооружённое восстание и наша тактика», «Две схватки», в книгу вошли десятки неподписанных работ, чье авторство было установлено экспертами ИМЭЛа при жизни автора, а также выступления молодого Джугашвили заседаниях IV (Объединительного) съезда РСДРП.

Книга подготовлена коллективом Рабочего университета имени И.Б. Хлебникова и является продолжением многотомного здания, которое призвано объединить и обнародовать все доступные на сегодня сталинские тексты. Общая редакция Ричарда Ивановича Косолапова.

Заказ книги и подписку на издание целиком, вне зависимости от того, в каком регионе вы проживаете, можно осуществить по адресу sunlabour@yandex.ru






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=594623


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Пт авг 30, 2013 12:07 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Фаворит антисталинизма — «герой» смутного времени

Русский бард Александр ХАРЧИКОВ.


ПОПРОБУЕМ РАЗОБРАТЬСЯ, КТО ЭТОТ УЛЫБЧИВЫЙ ГОСПОДИН?

Истинный либероид. Характер: хищно-космополитический.

Взгляды: демократические. Убеждения: капиталистические.

Слова, речи и дела: патриотические, демагогические и ворократические.

Трибун популизма. Противник лезгинки и русского социализма.

Член и активист открытого либерального лепрозория.

Легальный и активный разносчик болотно-оранжевой проказы.

Поклонник Солженицына и ненавистник Сталина...

Защитник гомосексуальных, глобальных и прочих свободно-рыночных ценностей.

Известен в верхних кругах заокеанского рейха, подотчётен его госдепу и работает под его прикрытием.

ОДНАКО... помощники из группы поддержки «смутного героя» — «русские националисты» А. Поткин (Белов) и В. Кралин (Тор) недавно призывали провести 31 августа в 12 часов автопробег по московскому Садовому кольцу под лозунгами: «Русские за Навального!», «Вместе победим!» и «Слава России!»

Вышеуказанные ребята глотку рвут за толерантного гомофила и ядом исходящего антисталиниста, хотя антисталинизм — это кратчайший путь к советофобии, а от неё — к русофобии. Антисталинист и сегодня, и всегда — это или тупой и ограниченный обыватель, или явный негодяй. Иного не бывает. Все, кто против Сталина, против Советского Союза, в конечном итоге и против России. Поэтому любой «Русский марш», организуемый антисталинистами, своим остриём направлен против русской нации и служит её разделению. Никому из этих, с позволения сказать, радетелей за народ социализм даром не нужен. Их всех вполне устраивает капиталистический грабёж-балдёж в либеральной упаковке, но только исключительно в их личных интересах. А это — неминуемая гибель России.

Один «всенародноизбранный» нетрезвый демократический фаворит и беловежский предстоятель у нас уже был. Во многом благодаря его стараниям наша Союзная держава была разрушена и ужата до размеров Российской Федерации. Кому-то за дальним и ближним буграми очень хочется, чтобы и РФ трудами нынешних оранж-коллаборационистов сжалась до границ московского Садового кольца.

Неужели мы этого достойны, дорогие товарищи-соратники-сограждане-патриоты?

Козлы всегда бегут впереди в одном строю с баранами, только баранов режут и свежуют, а козлов пристёгивают к следующему стаду.

Думайте и делайте выводы, уважаемые соотечественники, и знайте, что очередное смутное время закончится, когда его либеральные герои-любовники будут окончательно определены, выявлены и выброшены на свалку истории.

Капитализм — мучительная смерть России. Все, кто ратует за него, — слуги антихриста и клептократии. Социализм — спасение Родины.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/15532/79/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Сб авг 31, 2013 5:36 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Сталин, внеклассовое общество и социализм XXI века

2013-08-31 13:12

А.М. Богачев, публицист, секретарь Центрального РК по информационно-аналитической работе

Совсем недавно мы встретили трагичную дату, связанную с одним из последних шагов по уничтожению СССР — «операцией ГКЧП». Еще немного, и наступит двадцатилетие разгрома остатков советской власти на территории РФ — «расстрела Белого дома».

Все это заставляет нас еще раз обратиться к прошлому для того, чтобы понять, что заставляло наших врагов так ненавидеть нашу советскую Родину и какое оружие они применили для нанесения по ней чудовищного по силе удара, а также возможности противостоять этому оружию в современных условиях.



Попытка раскрыть данную тему, на мой взгляд, связана с достаточно необычным, на первый взгляд, предметом исследования, требующим ответить на ключевой вопрос о том, каким, классовым или внеклассовым (в широком смысле), было советское общество в период своего расцвета, к которому мы с определенной долей осторожности отнесем период с 1945 по 1980 годы.

«Великий Почин»

Говоря о классовой структуре общества, мы неизбежно обращаемся к Ленину.

В статье «Великий Почин» (Москва, Малое государственное издательство, 1919), которая писалась во время жесточайшей Гражданской войны, когда все висело на волоске, Владимир Ильич на основе строгой научной методологии, помноженной на его мощную интуицию, писал: «Ясно, что для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не только отменить их собственность, надо отменить еще и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда…»

Еще наступал Колчак, а Ленин уже формулировал основные условия для того, чтобы будущая советская социалистическая цивилизация стала внеклассовой, неуклонно идущей к коммунизму. Для этого он четко формулирует два главных признака классового общества: присвоение тем или иным классом общественного богатства и эксплуатация (возможность эксплуатации) одним классом другого:

«Классами называются большие группы людей, — математически четко определял гениальный ученый, - различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».

Значит, определял Ленин, надо понять, что какие преобразования необходимо осуществить для качественного перехода от прежней, эксплуататорской, классовой системы общественных отношений к совершенно новой, невиданной доселе системе советской социалистической цивилизации, которая уже находится в одном качественном измерении с коммунизмом: «»научное различие между социализмом и коммунизмом только то, что первое слово означает первую ступень вырастающего из капитализма нового общества, второе слово — более высокую, дальнейшую ступень его».

Ленин предложил следующие практическую систему действий:

«Чтобы победить, чтобы создать и упрочить социализм, пролетариат должен решить двоякую или двуединую задачу: во-первых, увлечь своим беззаветным героизмом революционной борьбы против капитала всю массу трудящихся и эксплуатируемых, увлечь ее, организовать ее, руководить ею для свержения буржуазии и полного подавления всякого с ее стороны сопротивления; во-вторых, повести за собой всю массу трудящихся и эксплуатируемых, а также все мелкобуржуазные слои, на путь нового хозяйственного строительства, на путь создания новой общественной связи, новой трудовой дисциплины, новой организации труда, соединяющей последнее слово науки и капиталистической техники с массовым объединением сознательных работников, творящих крупное социалистическое производство.

Эта вторая задача труднее первой, ибо она ни в коем случае не может быть решена героизмом отдельного порыва, а требует самого длительного, самого упорного,самого трудного героизма массовой и будничной работы. Но эта задача и более существенна, чем первая, ибо в последнем счете самым глубоким источником силы для побед над буржуазией и единственным залогом прочности и неотъемлемости этих побед может быть только новый, более высокий способ общественного производства, замена капиталистического и мелкобуржуазного производства крупным социалистическим производством».

Ленинский путь

Именно такую задачу поставил перед собой другой великий теоретик и практик маркисзма-ленинизма, ученик и продолжатель дела Ленина И.В. Сталин, которой осуществил коллективизацию и индустриализацию, несмотря на все противодействие со стороны троцкистов, развязавших под предлогом «борьбы с классовым врагом» настоящий террор против русского и других народов.

Таким образом Сталин, следуя заветам Ленина, заменил капиталистическое и мелкобуружазное производство крупным социалистическим производством и, стало быть, устранил

главную причину для классового разделения, создал великую (русскую) советскую цивилизацию.

Именно поэтому Г.А. Зюганов в статье «Советская цивилизация — воспоминание о будущем» так писал о советском обществе: «с 1917 года в мире стала складываться цивилизация нового типа, в которой победили трудящиеся классы, а потому она принципиально отличалась от каждой из тех, что исследовали Шпенглер и Тойнби…. рождение новых общественных отношений было обосновано К. Марксом и Ф. Энгельсом в созданной ими теории научного коммунизма, получившей развитие в трудах В.И. Ленина, а затем И.В. Сталина. Правильность научных выводов марксизма-ленинизма и ошибки в утопических схемах буржуазных революционеров были доказаны в ходе становления социалистического строя. … Впервые в мировой истории классы, живущие за счет эксплуатации, лишились своего привилегированного положения. Власти паразитов и спекулянтов, а также постоянной погоне за прибылью за счёт ограбления других людей был положен конец. Советская цивилизация была первой, в которой восторжествовали принципы: «Кто не работает, тот не ест» и «Владыкой мира будет труд». С первых дней существования Советской власти были приняты меры по обеспечению самых насущных социальных и политических прав рабочего человека. Труд, возвеличенный в обществе наградами и самыми разнообразными мерами поощрения, стал делом чести, доблести и геройства. .. Поскольку трудящиеся составляли подавляющее большинство населения, советская цивилизация стала первой, в которой не на словах, а на деле были осуществлены принципы социального равенства».

Можно сказать, что благодаря самоотверженной работе партии коммунистов во главе с Лениным, а затем Сталиным, в СССР к определенному моменту не осталось классового разделения в широком смысле.

Еще раз повторим, что, как следует из приведенного выше ленинского определения социального класса, где, вновь отметим это, выделяется ряд характеристик класса, которые можно понимать только в совокупности, главным в дефиниции класса является присвоение им средств производства и общественного богатства, за счет чего осуществляется эксплуатация других классов. В ходе сталинских преобразований в СССР общественное богатство (земля, недра, тяжелая промышленность, да практически все) стало общенародной собственностью, принадлежащей каждому советскому человеку (рабочему, крестьянину, военному, служащему, пенсионеру, ребенку) - к 50-60м это стало повсеместным — вся экономика СССР , за редкими исключениями, превратилась в целостный общенародный организм.

И не один из классов в узком смысле (то есть дружественных классов), входящих в единый советский пролетариат (в широком смысле как класс трудящихся) не мог, даже теоретически, присваивать себе труд другого класса в узком смысле. Именно поэтому СССР безусловно выигрывал экономическую борьбу с Западом, где нынешний финансово-экономический кризис должен был начаться в 1995-97 годах и привести к катастрофе, а Советский Союз, облая экономической автаркией, мог выжить хотя бы за счет карточек.

Итак, согласно ленинской методологии общество в СССР стало бесклассовым, по крайней мере, в широком смысле, так как из ленинского определения, которое должно восприниматься только в совокупности, исчезли главные признаки классового разделения.

Так на базе русской, изначально предклассовой цивилизации появилась невиданная прежде внеклассовая (в широком смысле) советская цивилизация, свободный от классовых противоречий советский народ. Кстати, здесь мы видим всю гениальность Сталина, утверждавшего, что именно принятие социализма делает нацию общенародной!

Именно поэтому в своем докладе к идейно-теоретическому Пленуму ЦК КПРФ в октябре 2012 года Г.А. Зюганов отметил: «КПРФ — партия рабочего класса, пролетарская партия, партия всего трудового народа. Это не случайный набор понятий. За ними надо видеть социальную базу нашей организации.

В марксистской литературе есть понятия рабочего класса в широком и узком смысле. Думается, они отражают сложившуюся социальную реальность. В широком смысле рабочий класс есть пролетариат. Энгельс характеризовал его как «общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путём продажи своего труда, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала, — класс, счастье и горе, жизнь и смерть, всё существование которого зависит от спроса на труд, то есть от смены хорошего или плохого состояния дел, от колебаний ничем не сдерживаемой конкуренции».

Следуя данному определению, есть основания отнести к пролетариату инженеров и учёных, работающих на производстве или связанных с ним, преподавателей вузов и школ, готовящих квалифицированную рабочую силу для класса капиталистов, врачей, «ремонтирующих» для «совокупного капиталиста» покупаемый им товар «рабочая сила». Словом, всех, кто работает по найму и не участвует в эксплуатации».

В СССР по время его расцвета не было классового угнетения, и в этом смысле с Советском Союзе было создано внеклассовое общество, в то время как различия между дружественными классами постепенно размывались — процесс исчезновения даже дружественных классов шел, хотя полностью еще и не был полностью завершен. Реализовав ленинские заветы, Сталин сумел добиться того, весь советский народ стал «общественным классом, который добывает средства к жизни исключительно путём продажи своего труда, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала».

И, соответственно, если в широком смысле в СССР к определенному моменту остались одни трудящиеся (пролетариат), то именно в масштабном измерении в СССР был один класс, то есть не было классового разделения вследствие наличия только одного глобального класса. А вот внутри класса трудящихся (пролетариата в широком смысле) — были подклассы (пролетариат в узком смысле (промышленные рабочие), крестьяне и т.д.). Таким образом, (русская) советская цивилизация была внеклассовой или бесклассовой и, одновременно, классовой — залогом понимания этого лежит, в том числе, умение использовать диалектический подход… С этой позиции и русская социалитическая нация стала нацией трудящихся, свободной от классовых противоречий, тот есть внеклассовой в широком смысле.

В этом, именно в этом, заключалась колоссальная сила советского народа, в максимальной степени реализовавшего на практике ценности отечественной цивилизации, советского народа, который сумел победить в Великой Отечественной войне и в кратчайшие сроки восстановить страну. Эта сила — ядро которой было сформовано еще в древней Руси, максимально полно проявилась силой объединившей весь русский народ и другие народы России партии коммунистов -флагмана советской нации (вспомним Маркса: «пролетариат должен… конституироваться как нация»!).

Именно тот факт, что Сталин сумел добиться исчезновения в СССР всех эксплуататорских классов и формирования единого класса (пролетариата) в широком смысле позволило СССР выйти в Космос, достичь небывалых высот к развитии науки, образования, науки,сельского хозяйства, военного дела… Единый советский народ, советские трудящиеся жили в сталинском СССР согласно заветам предков, согласно уникальным традициям пращуров, но традициям, впервые реализовавшийся на качественно новом уровне, когда практически все богатства Родины принадлежали всему народу, а не какому-то отдельному классу!

И эти успехи позволили партии с достаточной долей основания заявить: «следующее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Мы уверены, что такое заявление не было утопией, — научный и энергетический потенциал ленинско-сталинского общества позволял добиться этого, равно как и «догнать и обогнать Америку».

И вот здесь мы приходим к вопросу о том, что же позволило капитализму временно взять реванш в России.

Реванш неотроцкистов

На наш взгляд, капиталистический реванш в России произошел по следующим причинам:

1) Отход Хрущева от сталинской политики опоры на национальные корни и традиции русского и других коренных народов России — «безумный Никита» отказался от многих скреп, позволяющих советскому народу быть единым целым на фундаменте «великой Руси»;

2) Отход Хрущева от сталинской политики системного подавления попыток представителей партийной номенклатуры стать своеобразным «классом». Именно Хрущев дал фактическую отмашку на формирование нового эксплуататорского класса «партруководителей» в советском обществе, и постепенно этот класс вызрел в одного из главных акторов «перестройки», переоформив на себя общенародную собственность и сдав Советскую Державу Западу (именно поэтому мы так ценим немногих руководителей КПСС, выдержавших мощное искушение стать эксплуататорами; лично мое доверие Г.А. Зюганова зиждется и на ясном понимании того, что он мог бы стать суперолигархом, по примеру многих и многих партийных деятелей рангом существенно ниже, чем он, но Геннадий Андреевич выбрал каторжную, тяжелейшую, каждодневную работу на благо Родины и трудящихся);

3) Политика психо-информационного и товарного «совращения» единого советского народа, которого стали разъединять, буквально выкидывая и из ценностной системы русской советской культуры (заражение этно-национализмом), и из системы общенародной собственности, предлагая создавать «кооперативы» (например, на базе цехов некогда единого завода), привлекая «иностранный капитал», пугая «сталинским социализмом» и прочее и прочее.

И опомниться не успели советские люди, как вновь стали жить в классовом, в самом широком смысле данного понятия, обществе, как вновь и официально появились сидящие в тени эксплуататоры. И мало кто тогда мог обратиться к скрепам, позволяющих избежать этого искушения «чечевичной похлебкой» капитализма. Мало кто мог услышать «Слово к народу» и вслушаться к нему: еще бы, модно было ругать Сталина (а затем и Ленина) и советскую власть вообще. Слишком губительным оказалось прерывание сталинской политики, диалектично единой в своей классовой и национальной основе, единственно верной политики, гарантирующей, что советское общество останется в широком смысле внеклассовым обществом, обществом трудящихся, объединенных целостной, единой системой социалистического производства и традициями предков…

Но советская цивилизация действительно еще жива в глубинах народных масс даже сегодня! Продолжим цитату из доклада Г.А. Зюганова:

«Есть основания отнести к пролетариату инженеров и учёных, работающих на производстве или связанных с ним, преподавателей вузов и школ, готовящих квалифицированную рабочую силу для класса капиталистов, врачей, «ремонтирующих» для «совокупного капиталиста» покупаемый им товар «рабочая сила». Словом, всех, кто работает по найму и не участвует в эксплуатации.

Если к названным социальным категориям добавить сельских пролетариев и «конторский пролетариат», к которому Маркс относил мелких служащих и работников сервиса, то мы получим многомиллионную пролетарскую армию в 80% всего населения России. Она и есть социальная база КПРФ. Но эта армия является пролетарской лишь потенциально. Не выкованы ещё железные батальоны пролетариата, готовые к решительной борьбе. Ряды этой армии ещё не стройны и разрозненны. Находящиеся в них пролетарии не связаны пониманием единства классовых интересов. Поэтому и протестные акции носят локальный характер: ни одна из них не переросла в общероссийскую».

Путь к новой Победе

Что это значит? Это значит, что наша партия в самом деле имеет громадный потенциал, так как сталинская, классовая, народная основа нашей борьбы — единый фронт трудящихся — по прежнему существует, пусть и в раздробленном виде.

Но нам нельзя повторять ошибок времен Хрущева и Горбачева! Только борьба за целостное, внеклассовое социалистическое (а, затем, коммунистическое) общество, основанное на марксистско-ленинской теории и русской идее, в России и на постсоветском пространстве неразрывно связанных друг с другом, позволит нам победить и решить сформулированные Лениным и решенные Сталиным задачи, вернуть Советскую Родину и залечить раны августа 1991 и октября 1993.

Только такой победный сплав — залог нашей Победы. И она обязательно будет.

http://kprf.ru/history/soviet/122385.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Чт ноя 28, 2013 7:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Кому на самом деле нужна «десталинизация»?
Публицист Александр Евдокимов разоблачает пять мифов про И.В. Сталина
2013-11-27 18:13
Александр Евдокимов, официальный представитель КПРФ в Facebook

Разбираем пять главных либеральных мифов, активно внедряемых в общественное сознание. Кого многие либералы ненавидят больше всего? С кем они кощунственно для тех, кто сражался с его именем на устах, сравнивают Гитлера? От чьего имени у иных антисоветчиков глаза в буквальном смысле наливаются кровью, а изо рта появляется пена?

www.km.ru

Скажите, как его зовут?



Ну конечно, это Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили). Сын простого сапожника и спустя более 60 лет со дня своей кончины не дает покоя многим, кто насочинял разных небылиц про «вождя народов», и кто в них, как дети малые, поверил.

Да, в предвоенные годы и (в меньшей степени) после войны были нарушения законности, были проявления культа личности – славословие в прессе и в литературных произведениях, гигантские скульптуры по всей стране. Но было ведь и другое – были легендарные слова человека, который не имел морального права спасать сына из нацистского плена, пользуясь своим положением: «Я солдата на фельдмаршала не меняю». Была и обычная шинель, которая только и осталась после смерти Сталина, и на которую теперь вешают не только всех собак, но еще и всех блох. Давайте же без предрассудков попробуем хотя бы на примере пяти ключевых мифов разобраться, что и как было на самом деле.



Либеральный миф № 1: Сталин уничтожил миллионы людей, в основном ни в чем не повинных.



Отрицать факт репрессий, имевших место в период правления И.В. Сталина, невозможно. Они имели место, и Компартия справедливо их осудила. И действительно, пострадали многие невиновные, что было признано... еще при жизни Сталина.

Самая большая амнистия для невинно осужденных была проведена даже не холодным летом 1953 года, когда на свободу вышли отнюдь не только невинные жертвы, но и самые настоящие бандиты, а еще до войны. Сталин, отправив в отставку, а затем арестовав всесильного главу НКВД Николая Ежова, сам, по существу, признал факт имевшихся беззаконий. Но вот масштаб их либералы спустя десятилетия раздули даже не в разы, а в десятки раз. Называют самые разные цифры, начиная с абстрактных «миллионов» и заканчивая весьма конкретными, но непонятно откуда взявшимися 55 миллионами и даже более, хотя настоящее количество расстрелянных давно и хорошо известно.

Согласно справке, представленной Н.С. Хрущеву, за весь период с 1921 по начало 1954 гг. были приговорены к высшей мере наказания около 640 000 человек. Это, конечно, тоже немаленькие цифры, но далеко не те, что назывались с перестроечных лет и продолжают называться некоторыми либеральными пропагандистами и по сей день. При этом в указанное число входят РЕАЛЬНЫЕ преступники – участники контрреволюционных банд, у многих из которых руки по локоть в крови, настоящие шпионы и диверсанты (а были и такие), власовцы, полицаи на службе у немцев, бандеровцы, дезертиры и прочие. Им что, как говаривал Глеб Жеглов, государство должно было талоны на усиленное питание выдавать? Особенно в тяжелейшее военное, да и предвоенное, время.



Либеральный миф № 2: Сталин страдал паранойей и всюду видел мнимые заговоры против себя



То, что Сталин якобы был психически больным человеком, – старая антисоветская сказка со ссылкой на слова, якобы сказанные психоневрологом Владимиром Бехтеревым. Хотя ясно, что врач, тем более с таким именем, никогда бы не раскрыл врачебную тайну. Тем более, что никакой паранойей Сталин не страдал: во всяком случае, никаких симптомов этого заболевания у него, по оценкам последователя Бехтерева профессора А.А. Портнова, не было.

А вот заговоры против Сталина были. Оценивать степень вероятности путча разношерстных оппозиционеров и группы военных во главе с маршалом Михаилом Тухачевским достаточно сложно, потому что процессы 1937-1938 гг. объявлены сфальсифицированными, притом, что обвиняемый наравне с другими Генрих Ягода так и не был оправдан.

При знакомстве со стенограммой судебного процесса по делу так называемого правотроцкистского блока и вправду создается впечатление фальшивости. Еще предстоит дать оценку, почему ход суда был столь откровенно срежиссирован.

Например, на «полностью сфальсифицированном» суде Бухарин рассказал о встрече за границей с меньшевиком Б.И. Николаевским, которая действительно имела место быть в 1936 году в Париже. Более того, спустя годы Николаевский, по сути, подтвердил показания Николая Бухарина в части его оппозиционных намерений, в том числе почти незавуалированного предложения организовать ему встречу с Троцким. Понятно, что не для воспоминаний о прошлом.

Кстати, о Бухарине: в архиве А.М. Горького я нашел его письмо первому пролетарскому писателю 1935 года с очень загадочными строками: «Вообще дело не так быстро, но довольно основательно движется вперед; было несколько собраний. Одно ОЧЕНЬ (курсив Бухарина. – Прим. авт.) интересное, где присутствовали и ученые, и хозяйственники, и рабочие, и техники, и писатели, и говорили «вольно».



Либеральный миф № 3: Сталин растерялся в начале войны и потерял нити управления страной, поэтому обратился к народу лишь 3 июля 1941 года



Эту сказку подарил либералам Никита Хрущев, равно как и знаменитую легенду, что его предшественник руководил армией по глобусу. Однако эти притчи не подтверждаются ни мемуарами других политических и военных деятелей тех лет, ни, самое главное, журналом регистрации посетителей сталинского кабинета.

Конечно, Сталин был расстроен: ему не удалось не только избежать втягивания СССР в войну, но даже дотянуть до 1942 года, когда значительная часть военной техники была бы спешно модернизирована. Увы, провести перевооружение в должной мере не успели. Опоздали и с развертыванием войск, старательно избегая возможности дать гитлеровцам повод для агрессии. Но трудно себе даже представить, что случилось бы, если бы война началась еще в 1939 или 1940 году, если бы не пакт Молотова – Риббентропа. Так что впадать в панику у И.В. Сталина особых причин не было.

Обратился он к стране лишь 3 июля 1941 года, потому что к тому моменту стало ясно, что нацисты ведут не локальные боевые действия и даже не локальную кампанию с целью захвата части территории СССР, а настоящую истребительную войну и что всему народу нужно давать отпор агрессору, потому что речь идет о его жизни и смерти. Именно поэтому «растерявшийся» Сталин сделал не просто какое-то, а по-настоящему гениальное обращение к согражданам: «Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои!» Это были слова не лидера, а настоящего отца народов. Без всяких кавычек.



Либеральный миф № 4: И.В. Сталин организовал убийство своего внутрипартийного соперника С.М. Кирова, совершенное 1 декабря 1934 года по наущению его сподручных Леонидом Николаевым



Легенде этой очень много лет. Говорят, что даже частушка тогда появилась, что «Сталин Кирова убил в коридорчике». Но никто из пропагандистских сказочников так и не удосужился ответить на простой вопрос: а зачем Сталину вообще нужно было убивать одного из ближайших своих соратников? Отбросим паранойю, которой у «вождя и учителя», как мы отметили, развеивая либеральный миф № 2, не было никогда.

А вот разумных причин нет: для Сталина Киров был таким же надежным другом и товарищем, как и другие члены его, как сейчас бы выразились, команды – Молотов, Каганович, Микоян, Андреев. Для него Киров был опорой в очень неспокойной ленинградской партийной организации: там сильны были позиции зиновьевцев.

Причиной могло стать якобы имевшее место быть предложение оппозиционно настроенных делегатов XVII съезда ВКП(б) С.М. Кирову стать вместо Сталина генеральным секретарем. Но сколь-нибудь весомых доказательств, что такое предложение Кирову вообще поступало, не было и нет.

В действительности Леонид Николаев действовал в одиночку. Мотивом для совершения преступления, помимо общего недовольства своим социальным статусом, стала ревность. Сталин же просто использовал убийство Кирова в своих целях, обвинив с помощью показаний Л.Николаева оппозицию в причастности к покушению. Но сам он, конечно, не давал никаких команд расправиться с собственным другом и соратником.



Либеральный миф № 5: Сталин и его окружение виновны в уничтожении польских военнопленных в Катыни весной 1940 года.



Произведена на свет эта история нацистским мастером дезинформации Й.Геббельсом. Наверное, в аду он смеется над тем, как состряпанная им легенда до сих пор используется против России. Хотя документы по катынскому делу, прежде всего докладная Л.П. Берии, требуют серьезной экспертизы на предмет подлинности.

Но главное – нет ответа на вопрос, почему все-таки польских военнопленных расстреливали из оружия именно немецкого образца и каким образом у некоторых из них найдены документы второй половины 1940 и даже начала 1941 года, если к тому времени они уже год как были в могиле. Не подбросили же их потом задним числом... Если расстреляли «весь цвет» польской армии, то откуда взялась армия Андерса, ушедшая через Иран к англичанам, а потом – аж две армии Войска Польского?

Уголовное дело меж тем закрыто. Попытки ряда родственников якобы расстрелянных НКВД в Катыни поляков оспорить качество российского следствия по катынским событиям в ЕСПЧ было отклонено. По формальным обстоятельствам, но все же.

Как и в деле о покушении на Кирова, никто из «десталинизаторов» так и не смог объяснить, зачем советской стороне нужно было расстреливать польских военнопленных. Даже если бы не случилось Великой Отечественной войны и немцы в ходе нее не дошли до Смоленска, все равно об исчезновении погибших военнослужащих стало бы рано или поздно известно.

А вот в действиях нацистов логика есть. Им важно было любой ценой внести раскол в ряды антигитлеровской коалиции.



Кому на самом деле нужна «десталинизация»?



Давайте будем, наконец, объективны. Кому нужна «десталинизация» страны? Никому, ведь во Франции не приходило в голову проводить «денаполеонизацию» через 60 лет после кончины более чем неоднозначного императора. А в царской России никто не запрещал отмечать положительные стороны в деятельности Петра Великого и Ивана Грозного. А ведь эти исторические персонажи тоже, мягко говоря, противоречивы, а их действия далеко не всегда гуманны.

Сталин заслуживает такого же к себе отношения, как и любой другой исторический персонаж. Объективного и целостного.

http://kprf.ru/history/party/125692.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср дек 17, 2014 9:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Сталин не ушел в прошлое – он растворился в будущем!
Дата: 18/12/2014
Тема: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ



Франклин Делано РУЗВЕЛЬТ – И.В. Сталину

– В качестве Главнокомандующего вооруженными силами Соединенных Штатов Америки я поздравляю Вас с блестящей победой Ваших войск у Сталинграда, одержанной под Вашим верховным командованием. Сто шестьдесят два дня эпической борьбы за город, борьбы, которая навсегда прославила Ваше имя, а также решающий результат, который все американцы празднуют сегодня, будут одной из самых прекрасных глав в этой войне народов, объединившихся против нацизма и его подражателей. Командиры и бойцы Ваших войск на фронте, мужчины и женщины, которые поддерживали их, работая на заводах и на полях, объединились не только для того, чтобы покрыть славой оружие своей страны, но и для того, чтобы своим примером вызвать среди всех Объединенных Наций новую решимость приложить всю энергию к тому, чтобы добиться окончательного поражения и безоговорочной капитуляции общего врага.

О Сталине

– Это человек, сочетающий в себе громадную, неукротимую волю и необычайную широту натуры. Я считаю, что он является истинным представителем настоящей России, и я надеюсь, что мы, безусловно, будем очень хорошими друзьями с ним и с русским народом...

Гарри Ллойд ГОПКИНС,

советник и специальный помощник

президента США Ф.Д. Рузвельта:

– Сталин ни разу не повторился. Он говорил так же, как стреляли его войска, – метко и прямо. Он приветствовал меня несколькими быстрыми русскими словами. Он пожал мне руку коротко, твердо, любезно. Он тепло улыбался. Не было ни одного лишнего слова, жеста или ужимки. Казалось, что говоришь с замечательно уравновешенной машиной, разумной машиной. Иосиф Сталин знал, чего он хочет, знал, чего хочет Россия, и он полагал, что вы также это знаете. Во время этого второго визита мы разговаривали почти четыре часа. Его вопросы были ясными, краткими и прямыми. Как я ни устал, я отвечал в том же тоне. Его ответы были быстрыми, недвусмысленными, они произносились так, будто они были обдуманы им много лет назад.

За время нашего разговора его телефон позвонил только один раз. Он извинился за то, что прервал нашу беседу, сказав мне, что он договаривался о своем ужине на 12.30 ночи. В комнату ни разу не входил секретарь с донесениями или бумагами. Когда мы прощались, мы пожали друг другу руки с той же решительностью. Он сказал «До свидания» один раз, точно так же, как он только один раз сказал «Здравствуйте». А это было всё. Может быть, мне только показалось, что его улыбка была более дружелюбной, немного более теплой. Быть может, так было потому, что к слову прощания он добавил выражение уважения к президенту Соединенных Штатов.

Никто не мог бы забыть образ Сталина, как он стоял, наблюдал за моим уходом, – суровая, решительная фигура в зеркально блестящих сапогах, плотных мешковатых брюках и тесном френче...

Антони ИДЕИ, лорд ЭЙВОН,

министр иностранных дел Великобритании:

– Сталин изначально произвел на меня впечатление своим дарованием, и мое мнение не изменилось. Его личность говорила сама за себя, и ее оценка не требовала преувеличений. Ему были присущи хорошие естественные манеры, видимо, грузинского происхождения. Я знаю, что он был безжалостен, но уважаю его ум и даже отношусь к нему с симпатией, истоки которой так и не смог до конца себе объяснить. Вероятно, это было следствием прагматизма Сталина. Быстро забывалось, что ты разговариваешь с партийным деятелем...

Я всегда встречал в нем собеседника интересного, мрачноватого и строгого, к чему часто обязывали обсуждавшиеся вопросы. Я не знал человека, который бы так владел собой на совещаниях. Сталин был прекрасно осведомлен по всем его касающимся вопросам, предусмотрителен и оперативен... За всем этим, без сомнения, стояла сила.

Сталин в оценке иностранных современников

Уинстон Леонард Спенсер ЧЕРЧИЛЛЬ,

премьер-министр Великобритании:

– Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелых испытаний ее возглавлял такой гений и непоколебимый полководец, как Иосиф Сталин. Он был выдающейся личностью, вполне соответствовавшей жестокому периоду истории, в котором протекала вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции, несгибаемой силы воли, резким, жестким, беспощадным, как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог противостоять. Сталин обладал чувством юмора и сарказма, а также способностью четко выражать собственные мысли.

Статьи и речи он писал сам, и в его произведениях всегда звучала исполинская сила. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался непревзойденным среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Его влияние на людей неотразимо. Когда он входил на Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, встали, и, странное дело, почему-то держали руки по швам.

Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логической и осмысленной мудростью. Он был непревзойденным мастером находить в трудные минуты пути выхода из самого безвыходного положения. В самые критические моменты, а также и в моменты торжества был одинаково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью.

Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих врагов, заставил даже нас, которых открыто называл империалистами, воевать против империалистов.

Сталин был величайшим, не имеющим себе равных в мире диктаторов, он принял Россию с сохой, а оставил ее оснащенной атомным оружием. Нет! Что бы ни говорили о нем, таких история и народы не забывают!

Уильям БИВЕРБРУК,

лорд, член военного кабинета Великобритании:

– Коммунизм при Сталине завоевал аплодисменты и восхищение всех западных наций. Коммунизм при Сталине дал нам примеры патриотизма, которым трудно найти аналоги в истории. Коммунизм при Сталине дал миру лучших генералов. Преследование национальностей? Совсем нет. Евреи живут там так же, как и все остальные. Политические репрессии? Да, конечно. Но теперь уже ясно, что те, кого расстреливали, предали бы Россию немцам.

Чан КАЙШИ,

глава гоминьдановского режима:

– Сталин был первым среди равных в союзнической коалиции... Благодаря Сталину и помощи России Китай выстоял в первые годы войны с Японией (1937–1941). И благодаря Сталину китайская компартия не только избежала разгрома, но и захватила власть в континентальном Китае. Однако и капитуляция Японии была бы невозможна без побед Красной Армии во главе с Генералиссимусом Сталиным. Так или иначе, но история Китая 1930-х годов во многом связана с политикой Сталина и СССР.

Милован ДЖИЛАС,

югославский политический деятель:

– Среди коммунистов были люди с развитым чувством прекрасного, знающие литературу и философию, но мы все с энтузиазмом воспринимали не только идеи Сталина, но и то, с каким совершенством он их формулировал. Я сам много раз говорил о кристальной ясности его стиля, о глубине его логики и об актуальности его комментариев так, будто они были проявлением высшей мудрости.

Юхо Кусти ПААСИКИВИ,

президент Финляндской Республики:

– Можно по-разному относиться к его (Сталина. – Авт.) политике, но надо ведь признать, что он поднял Россию до такого положения, какое она вряд ли имела раньше. Под его руководством России удалось выиграть не только войну, но также и мир, чего еще не добились другие победители во Второй мировой войне.

…Сталин – одна из величайших фигур современной истории. Он прочно вписал свое имя не только в историю Советского Союза, но и во всемирную историю. Под его руководством старая Россия изменилась, обновилась, помолодела и превратилась в теперешний Советский Союз. Он поднял СССР до уровня могущественной мировой державы – сделал его могущественнее, чем когда-либо была и могла быть Россия.

Сталин – один из величайших созидателей государства в истории. В отношении Финляндии Сталин проявлял симпатию и дружественность. ...Я имел возможность много раз встречаться с Генералиссимусом Сталиным и вести с ним переговоры. Об этих встречах я сохраняю самые наиприятнейшие воспоминания.



Меткое слово



-Сталину был представлен проект реконструкции Красной площади. На макете с передвижными конструкциями можно было рассмотреть всё до мельчайших подробностей.

Сталин с интересом разглядывал макет, а Каганович рассказывал о планах реконструкции, передвигая макеты старых зданий и новых построек. Сталин молча слушал. Каганович по-своему истолковал молчание и, войдя в раж, перешел к главному – к переносу здания Храма Василия Блаженного. Он потянулся к миниатюрному макету здания и тут же услышал:

– Поставь Храм на место.

На этом обсуждение было закончено.



-После войны по указанию Сталина в Москве начали проектировать высотные здания. Архитекторы разработали проекты нескольких таких зданий, в том числе большой гостиницы на Ленинских (Воробьёвых) горах. Когда его показали Сталину, тот сказал:

– Нам не нужны гостиницы, нам нужно здание нового университета.

Так была решена судьба здания МГУ.



-Знаменитый полярный исследователь Иван Дмитриевич Папанин построил дачу и стал приглашать именитых гостей. Все оставляли восхитительные отзывы. Папанин пригласил Сталина. Иосиф Виссарионович осмотрел сад, дачу, комнаты, отделанные мрамором. Папанин показал книгу отзывов и попросил дать свой.

Сталин написал:

«Т. Власику (Начальник охраны правительства).

Хороший детский сад. И. Сталин».

Однажды Сталин принимал участие в заседании Комитета по Сталинским премиям и увидел, что нет Фадеева и ряда видных деятелей культуры. Вождь сказал:

– Между прочим. Римская империя развалилась потому, что первостепенные лица поручали там государственные дела второстепенным.



-В 1947 г. королева Бельгии пригласила Леонида Когана и других советских музыкантов на концерт скрипачей. Сталин написал на пригласительной телеграмме резолюцию:

– Послать. Занять первые места. И. Сталин.



-Как-то на приеме в Кремле, улучив момент, И.С. Козловский обратился к Сталину:

– Товарищ Сталин, я никогда не был за границей, очень хотелось бы съездить.

– А не убежите?

– Что вы, товарищ Сталин, я свою родную деревню не променяю на всю заграницу!

– Как хорошо вы это сказали. Вот и поезжайте в родную деревню.



-Сталин хорошо знал, как и с кем следует разговаривать, на какую струну человеческой души следует нажимать. Например, адмирала И.С. Исакова он уговаривал, убеждал принять пост командующего ВМФ. Когда тот сказал, что ему будет трудно работать на столь высоком посту из-за отнятой после ранения ноги, Сталин ему сказал:

– Ничего страшного! У нас сейчас этот пост занимает человек без головы!



-Маршал авиации Голованов вспоминал, как принимали в Кремле Черчилля. Во время продолжительной беседы его заботливо угощали крепкими напитками. Тон задавал хозяин Кремля. Черчилль на глазах пьянел. В поведении Сталина ничего не менялось.

Интерес Голованова к состоянию двух политических деятелей, одного – коммуниста, другого – капиталиста, заметил Сталин.

Черчилль начал говорить что-то лишнее. Брук, стараясь делать это как можно незаметнее, то и дело тянул Черчилля за рукав. Сталин продолжал непринужденно вести, видимо, весьма интересовавшую его беседу.

Встреча подошла к концу. Распрощавшись, Черчилль покинул комнату, поддерживаемый под руки. Остальные тоже стали расходиться.

Сталин подошел к Голованову и сказал:

– Не бойся, России не пропью. А вот Черчилль будет завтра метаться, когда ему скажут, что он тут наболтал.

Твердой, неторопливой походкой И.В. Сталин вышел из комнаты.



Рассказывают как анекдот

На встрече Большой тройки все предложения Сталина проходили без заминки, а союзники ничего не могут ему противопоставить. И вот Черчилль подговорил Рузвельта разыграть Сталина и поставить его в неловкое положение. На следующее утро Черчилль вдруг сказал:

– Мне, мистер Сталин, сегодня приснился удивительный сон, будто я – властитель всего земного шара...

Рузвельт подхватил игру:

– Да-да, мистер Сталин, и мне приснился сон, будто я – властитель всей Вселенной.

– А что приснилось сегодня вам, мистер Сталин? – спросил Черчилль, намекая на то, что все мыслимые властные посты уже заняты.

– А мне приснилось, господин Черчилль, – ответил Сталин, – что на этих постах я не утвердил ни вас, ни господина Рузвельта…






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=598727


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Пн дек 22, 2014 9:36 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Экономические воззрения Сталина и современность

Виктор ТРУШКОВ.



«Российские учёные социалистической ориентации» и редакция «Правды» провели «круглый стол», приуроченный к 135-й годовщине со дня рождения И.В. Сталина

У этого «круглого стола» была серьёзная задумка: рассмотреть сталинский вклад в экономическую теорию и практику хозяйственного строительства СССР с точки зрения перспектив его использования после преодоления капиталистической реставрации в нашей стране. Отсюда и название научной дискуссии: «История, обращённая в будущее. Экономические воззрения Сталина и современность».

ЗАСЕДАНИЕ ОТКРЫЛ председатель Центрального совета РУСО, член ЦК КПРФ, депутат Государственной думы, доктор технических наук И.И. НИКИТЧУК. В своём вступительном слове Иван Игнатьевич отметил чрезвычайную актуальность сталинской экономической теории и практики. Понятно, что искать выход из глубочайшего экономического кризиса, который грозит, по сути, утерей суверенитета Российской Федерации, по рецептам марксистско-ленинской теории, последовательным приверженцем которой был товарищ Сталин, нынешняя власть, посаженная олигархами и рьяно защищающая интересы крупного капитала, не будет. Но кризис продемонстрировал нежизненность буржуазного строя, ельцинско-путинской власти, сидящей на шее народа уже более двух десятилетий. Страна зашла в такой же исторический тупик, в какой царизм завёл Россию в начале XX века.

«Великий архитектор», как его совершенно справедливо называют во многих литературных источниках, Иосиф Виссарионович Сталин строил общество будущего по чётким планам, — сказал И.И. Никитчук, — часть которых изложена в его работе-завещании «Экономические проблемы социализма в СССР». Я думаю, мы все прекрасно знаем, что идея управления экономикой России как единой огромной фабрикой принадлежит Ленину. Но воплощать её в реальность и развивать пришлось Сталину. Его исходная позиция всегда чётко им излагалась. Он говорил: «Первая задача состоит в том, чтобы обеспечить самостоятельность народного хозяйства страны от капиталистического окружения, чтобы хозяйство не превратилось в придаток капиталистических стран». Сегодня мы видим, к чему приводит отказ от самостоятельности национальной экономики. Уничтожены её базовые отрасли, страна стала сырьевым придатком Запада.

Во имя обеспечения самостоятельности государства Коммунистической партией под руководством Сталина был взят курс на индустриализацию, на создание собственной тяжёлой промышленности. Без неё не было бы ни лёгкой промышленности, ни современных вооружений. А без них очень скоро не стало бы и самой страны».

Первое слово было предоставлено заместителю председателя ЦС РУСО, доктору экономических наук, профессору И.М. БРАТИЩЕВУ:

«Если оценивать личность Сталина с исторической точки зрения, то получается, что Сталин — это история, обращённая в будущее.

Иосиф Виссарионович Сталин делом доказал способность социалистического государства строить общество для всех, а не для кучки обнаглевших олигархов. В этом смысл его теории и практики. Сталин был последовательным марксистом и понимал, что свобода есть не что иное, как осознанная необходимость, она не может быть ничем не детерминированным своеволием.

Его работа «Экономические проблемы социализма в СССР» содержит такие важнейшие выводы, как положение о двух формах общественной собственности: государственной и кооперативно-колхозной. Исключительно важное значение имеют выводы Сталина о товарном производстве, о возможностях использования товарно-денежных отношений в созидательных целях социалистического строительства.

Чернышевский писал: «Историческое значение каждого великого человека измеряется его заслугами Родине, его человеческое достоинство — силою его патриотизма». Замечательный принцип! Тот единственный, который применим при оценке Иосифа Виссарионовича Сталина».

Следующее слово было предоставлено депутату Государственной думы, лидеру движения «Русский Лад» В.С. НИКИТИНУ.

«Поскольку я занимаюсь движением «Русский Лад», — заявил Владимир Степанович, — то решил посмотреть на образ Иосифа Виссарионовича не с политэкономической, а с психологической точки зрения. Для нас очень важно понять не только то, что сделал И.В. Сталин для спасения нашего государства, но и как он это сделал. А для этого необходимо использовать такие категории, как «ум», «воля», «дух», «душа».

В своей небольшой книге я показываю Сталина как вождя народа. Показываю разницу между правителем и вождём. А она хорошо описана Рерихами в книге «Напутствие вождю». Правитель предполагает настоящее и управляет уже существующим сложившимся государством. А вождь являет будущее. Он ведёт народ вперёд из тьмы к свету, к горе` совершенства.

Сталин по складу ума был выдающейся личностью, и он мыслил не категориями трёхмерного пространства и даже не четырёхмерного. Он мыслил категориями пятимерного пространства, он умел рождать смыслы и направлять в общество духовную энергию, столь огромную, чтобы поднимать страну. Он умел видеть будущее и умел управлять временем. То есть он брал из прошлого лучшее и рисовал образы будущего, и тем самым он ускорял время настоящим. За 10 лет Сталин точно назвал время, когда будет новая война. В 1931 году он выступил со знаменитой своей фразой на одном из совещаний хозяйственников и прямо сказал: или мы пройдём за 10 лет то, на что другим потребовалось 50—100 лет, или нас сомнут. Война началась ровно через 10 лет, в 1941 году.

Но главное, на что я хотел обратить внимание: он понимал, для того чтобы поднять страну, чтобы победить в войне, надо опираться на государствообразующий народ. И он эту идею проводил в своих трудах. В статье «О 50-летии Ленина» он прямо сказал, что Ленин создал сплочённую партию, которая умело переживает кризисы и одерживает победы. Но партия не могла бы вырасти и окрепнуть так быстро, если бы политическое содержание её работы, её программа и тактика не отвечали русской действительности. Здесь ключевая фраза: «русской действительности». Эта ключевая фраза как раз и вывела Сталина в вожди. Ведь много было соратников у Ленина, но именно Сталин стал вождём, потому что он понимал: победить можно, только соединяя социалистическую и русскую идеи. И он овладел этой способностью максимально.

Ум Сталина проявился ещё и в том, что все эти тысячи заводов, которые строились, были двойного назначения. Все они уже были сориентированы не только на продукцию мирную, но и на продукцию военную. Удивлялись американские инженеры, зачем в Сталинграде на тракторном заводе 50-тонные мостовые краны ставят. А он знал, что танки будут делать на этом заводе. На часовых заводах для мин делали приспособления и т.д.

Хотелось бы ещё сказать о том, что на черте отступления он умел строить твердыни. Критический момент, Сталинград, отступаем — и приказ Сталина «Ни шагу назад!» Он проявил своё качество вождя. Многие говорят: заградотряды и прочее. Но ведь сработал приказ. И отстояли Сталинград.

Его мудрость особенно сейчас можно понять. Ещё шла война, 1943-й год, а Сталин уже начал создавать ядерный щит. Но тогда же он предусмотрел, что будет ещё одна война, борьба мировоззрений. И Сталин в 1943 году отдаёт команду, во-первых, восстановить философские факультеты в университетах. Во-вторых, издать собрание сочинений русских философов, издать сборник трудов Николая Ивановича Лобачевского. Сталин понял, что именно в русской философии есть всё необходимое для отражения атак западной идеологии против русской цивилизации. В 1946 году он собрал советских философов и наказал им: читайте русских философов, там есть защита. Он боролся против низкопоклонства перед Западом.

Сталин сейчас очень актуален. Потому что мудрость его особенно сейчас можно понять. Как смеялись над ним демократы, что он в конце жизни начал заниматься языкознанием. А ведь сейчас-то мы видим, что без языкознания не победить в информационно-психологической войне. Нам, конечно, надо изучить дела Сталина».

Выступавший следом за В.С. Никитиным член президиума ЦС РУСО, доктор экономических наук, профессор А.А. КОВАЛЁВ обратил внимание участников «круглого стола» на то, что «в основе достижений И.В. Сталина и эпохи, символом которой он стал, лежит, без сомнения, то, что он был большевиком. Как говорили его соратники, большевик вылит из чистой стали, он бесконечно предан идеям социализма. В его действиях никогда не было оглядки на состояние личного кошелька. Он действительно верил в трудовой народ и служил его интересам. Поэтому Сталин постепенно возвращается к нам».

Аристарт Алексеевич обратил особое внимание на то, что «Сталин постоянно и последовательно руководствовался диалектико-материалистической теорией, действительно был последовательным марксистом и потрясающим диалектиком-материалистом. Он не был догматиком, но был непримирим к малейшим проявлениям философского идеализма и политического оппортунизма».

В подтверждение профессор привёл «осуществлённый под руководством Сталина переход России нэповской в Россию действительно реального социализма». А.А. Ковалёв поставил этот переход в один ряд с ленинским переходом от военного коммунизма к нэпу.

Что касается основного закона социализма, то его центральная проблема — товарно-денежные отношения, проблема «план — рынок». И она осталась актуальной до сих пор. Товарно-денежные отношения были предметом обсуждения на протяжении всего периода Советской власти: эта проблема сомкнулась с проблемой «капитализм или социализм». И для теории, и для практики товарные отношения имеют исключительное значение. В их осмысление Сталин внёс вклад тем, что признал действие закона стоимости при социализме. Суть закона стоимости состоит в том, что обмен производится по общественно необходимым затратам труда, которые обеспечивают воспроизводство, возмещение затрат производителя и стимулируют его к дальнейшей работе.

Эстафету обсуждения экономических воззрений И.В. Сталина принял кандидат экономических наук, доцент В.А. БУДАРИН:

«Я хотел бы остановиться, — сказал Виктор Антонович, — на вопросе о двух этапах становления социализма. Он возник сравнительно недавно. О раннем развитом социализме мы стали говорить где-то в конце советской эпохи. Но сегодня эта проблема стала крайне актуальной. Дело в том, что неправильная периодизация социализма, а то и фактическое отсутствие периодизации давали повод к тому, чтобы выдвигать самые нелепые идеи и прожекты, которые потом осуществлялись у нас в жизни. К примеру, одно дело ранний социализм, и другое — переход от раннего социализма сразу к коммунистическому обществу, как это объявил Хрущёв. Это же нелепость! Кстати, я должен сказать, что у Сталина, как и у Ленина, я нашёл массу доказательств того, что они придерживались признания двух этапов становления социализма.

И ещё. Сохранение товарного производства при социализме у Сталина не просто продекларировано, а ему дано научное обоснование: сохраняются общественное разделение труда и продукт производят различные собственники. Сталин фактически исходил из того, что товарно-денежные отношения при социализме объективны и неизбежны.

Ещё несколько слов о сущности продуктообмена. Дело в том, что после ХХ съезда КПСС продуктообмен стал трактоваться как противоположность товарному обращению и товарному производству. Это совершенно неправильно. Одним из первых обвинителей Сталина в этом вопросе был Г.М. Маленков. Ещё в 1953 году на июльском Пленуме ЦК КПСС он в своём докладе утверждал: «Взять известное положение Сталина о продуктообмене. Уже теперь видно, что это положение выдвинуто без достаточного анализа. Оно может стать препятствием на пути решения важнейшей ещё на многие годы задачи всемерного развития товарооборота». Но поверхностным оказалось данное заявление Маленкова.

Что понимал под продуктообменом Сталин? Процитирую: «Как известно, продукция хлопководческих, свекловичных и других колхозов уже давно отоваривается, правда, отоваривается не полностью, но всё же отоваривается. Заметим мимоходом, что слово «отоваривание» — неудачное слово, его следовало бы заменить продуктообменом. Задача состоит в том, чтобы эти зачатки продуктообмена организовать во всех отраслях сельского хозяйства». Чуть ниже Сталин добавлял: «Выгодна ли такая система для колхозов? Да. Колхозное крестьянство будет получать от государства гораздо больше продукции и по более дешёвым ценам». Короче говоря, Сталин не ставил вопроса об отмене товарного обращения и замене его продуктообменом. Речь шла о более прогрессивных формах использования товарно-денежных отношений и товарооборота для развития кооперативного сектора народного хозяйства.

Кстати, у Сталина ещё до публикации «Экономических проблем социализма в СССР» была беседа с группой учёных по вопросам политической экономии. Вот там Сталин сказал так: «Продуктообмен — это всё-таки обмен. А прямое распределение — это распределение по потребностям. Пока существует товарное производство, с ним надо считаться. Артель связана с куплей-продажей, а прямое распределение будет на второй фазе коммунизма».

Следующим в дискуссии выступил кандидат исторических наук, доцент В.П. РЫБАЛКИН. Владимир Петрович обратил внимание собравшихся на некоторые сталинские статьи: «В 1927 году он писал о необходимости высоких темпов индустриализации, о том, что добиться их можно за счёт снижения себестоимости, хозрасчёта, снижения цен на промтовары и, разумеется, удешевления хозяйственного аппарата. 23 июня 1931 года он ставил задачу «внедрить хозрасчёт, режим экономии и сокращение производственных расходов». Но сугубо экономические показатели для Генерального секретаря ЦК ВКП(б) не были самоцелью. Он ставил вопрос глубже: «Необходим рост производства и при этом постоянное повышение материального благосостояния трудящихся. Да, будем продавать, будем развивать, но только при условии снижения себестоимости, снижения цен на промышленные товары не в ущерб населению».

Я вспомнил эти высказывания не только потому, что они исторически значимы, но и потому, что сейчас всё чаще прокремлёвские СМИ начали ставить Путина на одну доску со Сталиным. Это — небывалая фальсификация истории. Они антиподы: один защищал интересы трудового народа, а другой старается только для класса буржуев, банкиров и прочих толстосумов.

И последнее, на что я обратил внимание. 1952 год. Очень интересный разговор о машинно-тракторных станциях. Он говорит так: «Ни в коем случае нельзя МТС отдавать колхозам. Это разорит колхозы, это приведёт к снижению темпов колхозного движения и, разумеется, к снижению сельхозпродукции. И тогда к чему это ведёт? Разорит колхозы и снизит темпы урожая». Но, позвольте, разве это не наставление нашему известному Никите Сергеевичу? Хрущёв своими антисталинскими действиями многие колхозы разорил.

Сталин был твёрдым марксистом-ленинцем и предвидел, к чему приведёт любое отступление от великой теории».

На некоторые теоретические вопросы обратил внимание доктор философских наук, профессор А.Т. ДРОБАН. Он начал с замечания о том, что чем крупнее историческая фигура, тем значительнее немногочисленные ошибки, которые она допускает.

«Я хочу сосредоточиться, — заявил Александр Терентьевич, — на некоторых теоретических недоработках 1930-х годов в творчестве Сталина. В 1932 году на Всесоюзной партийной конференции впервые выдвигается идея о том, что через две-три пятилетки в нашей стране может быть обеспечено бесклассовое общество. Январь 1934 года, XVII съезд ВКП(б). Открывает его Молотов. Главная задача этого съезда, говорит он, утвердить идею о том, что через две-три пятилетки у нас будет бесклассовое общество. На этом съезде безоговорочно, бездумно поддерживается каждое слово, исходящее сверху, идёт полная поддержка, «одобрямс» этих идей.

Замечу сразу, что Сталин, с одной стороны, исходя из такого видения перспективы, провозгласил существование социализма в 1936 году. Правильно ли это было? Неправильно. У Ленина есть чёткая установка: экономическая база для социализма необходима, но социализм не сводится к экономике. Он требует ещё и демократического государства. Было ли у нас оно, думаю, мы на эту тему сегодня распространяться не будем.

И самое главное: в послевоенный период Сталин никогда не возвращался к идее бесклассового общества в ближайший период. Но эту линию стал проводить выдвиженец Сталина Н.С. Хрущёв. В итоге через очень короткий срок пришлось отступать назад, подправлять, возвращаться к развитому социализму и т.д. Плодотворная, идейная и практическая деятельность Сталина была беспринципно растрачена. И справиться с этими потерями нам предстоит в ближайший исторический период. Для этого нужно работать над теоретическим уточнением наших перспектив с учётом как гигантских достижений нашей партии, в том числе под руководством Сталина, так и с учётом тех ошибок и слабостей, которые имели место. Но мы оптимисты. Народ поднимется и вернёт нашу страну на путь строительства социализма!»

Глубокими теоретическими размышлениями поделился главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН, заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор В.И. СТАРОВЕРОВ. Он подчеркнул, что нам предстоит отобрать в нашей истории строительства социализма то, что поможет вернуться на путь социалистического созидания:

«Что в первую очередь постарались уничтожить реставраторы буржуазного строя? Плановую систему хозяйства. Её зачатки родились при Ленине, но по-настоящему она начала жить после разработки первого пятилетнего плана, то есть уже при Сталине. Когда буржуазия захватила власть, то первое, что она сделала, это — уничтожила Госплан и всю систему планирования.

Второе. Что позволило сталинскому руководству обеспечить эффективность экономики? Думаю, то, что она следовала в русле алгоритма мобилизационной экономики. Да, это не очень-то хороший инструмент, но он оказался результативным. В России снова создалась такая ситуация, что опять требуется возврат к мобилизационной экономике. Без этого страна из нынешнего тупика не выйдет.

Здесь говорили о Хрущёве как верном ученике Сталина. Но это был первый предатель на главном посту в стране. Он осуществлял не просто волюнтаристскую политику. Его политика весьма продумана. Начиная с доклада на ХХ партсъезде, когда он торпедировал мировоззренческие основы коммунизма, и кончая разрушением тех принципов организации экономической деятельности, которые успешно работали при Сталине. В СССР с 1936 года действовала технология повышения экономической эффективности. Она обеспечивала ещё до войны многократное превосходство темпов экономического роста. И после войны его обеспечивала, до 1955 года, пока Хрущёв осознанно не пустил под откос эту методику экономической эффективности. А она базировалась на использовании человеческого капитала для стимулирования научно-технического прогресса, и это обеспечило развитие социалистического общества. Случайно ли, что, когда Сталин умер, доля продукта, выпускавшегося с помощью высоких индустриальных технологий, в стране достигала 7%. А в конце советского периода, когда появились ещё и постиндустриальные технологии, — только 6%. Сейчас с помощью передовых технологий РФ производит… 0,4% продукции. Зато в производстве клеветы на Сталина преуспели.

И третье, что сделал Сталин и что необходимо нам взять на вооружение: использование социального капитала. И не только в экономике. Сталин в своих многочисленных экономических работах понимал под ним прежде всего плановые аспекты социально-классовых отношений и все производные от них — социальные, профессиональные, социально-демографические и прочие. Не случайно интегративные процессы в экономике приняли формы научно-промышленных и промышленных комплексов, территориальных комплексов агропромышленного комплекса и т.д. Они имели многоуровневую пересекающуюся систему организации. Нам потребуется их возрождение.

Сегодня нам необходимо сосредоточивать внимание не на ошибках Сталина (тот не делает ошибки, кто не работает), а на том, что мы можем использовать, чтобы снова повернуть людей к идеям социализма».

Следующее слово ведущий предоставил члену президиума ЦС РУСО, доктору технических наук, профессору В.А. АЦЮКОВСКОМУ.

«То, что сделал Сталин, то, как мы жили с ним, как мы развивались и т.д., — считает Владимир Акимович, — мы более-менее знаем. Но после того, как Сталина не стало, произошёл мгновенный поворот наоборот. С моей точки зрения, это было вызвано тем, что у нас отсутствовала теория развития общества вплоть до коммунизма. У нас до сих пор идёт базар по поводу того, что такое социализм, что такое коммунизм, потому что формулировок чётких до сих пор нет. Это первый момент.

Второй. Любое идеологическое течение всегда имело свою Библию, Коран, Тору. У китайцев была своя библия в виде цитатника Мао Цзэдуна. И только у коммунистов нет до сих пор ничего. С 1938 года у нас была своя библия в виде «Краткого курса истории ВКП(б)». А сейчас мы считаем своей библией «Манифест Коммунистической партии», который был создан полторы сотни лет назад. Но ведь в своих примерах Маркс и Энгельс всё время опирались на то, что делается в Англии того времени, когда ещё империализм в зачатке был. Время прошло, а мы всё ещё топчемся на этом месте. Мы до сих пор не проанализировали ошибок социализма.

Я в своё время выпустил брошюру: «Социализм: ошибки и перспективы». Я абсолютно убеждён, что социализм будет. Я совершенно убеждён, что если мы вернёмся в тот социализм, который был, то мы наступим на те же грабли, а мы эти грабли даже не знаем. Значит, надо знать.

Наша межпартийная группа коммунистической теории, созданная 8 лет назад, выпустила ряд книг. 4 книги я привёз просто для того, чтобы показать. Мы сплотили вокруг себя порядка 50 докторов наук, которые выпустили соответствующие статьи. И мы выпустили уже четыре сборника по 12—15 статей ежегодно. Сейчас оформляем пятый сборник и в начале будущего года его выпустим. «Исходные положения современной коммунистической теории» — это наша первая, основная книга. Одна из наших брошюр — «Программа общественного развития в России: от монетаристского капитализма к социализму и коммунизму». Это программа, в ней представлено развитие от современного положения капитализма, затем переход к социализму (как будет та или иная категория работать при социализме), затем переход к коммунизму.

Напоминаю, что нельзя строить социализм, не зная, куда он дальше пойдёт. А слова «коммунизм» ни в одной Программе Коммунистической партии вообще нет. Кроме названия. И тогда мы тоже будем дёргаться и икать. У меня всё, спасибо».

Член Президиума ЦК КПРФ, депутат Государственной думы РФ, кандидат исторических наук В.С. РОМАНОВ заметил, что чем дальше во времени мы отходим от той или иной исторической фигуры, тем объективнее и точнее ощущаем масштаб её личности, её действий, её деятельности. В отношении Сталина одновременно идут два противоречивых процесса. С одной стороны, клевета, в лучшем случае замалчивание, а с другой — огромный интерес широких слоёв.

«Против нас, — говорит Валентин Степанович, — могучие силы работали на протяжении многих десятилетий, выпукло обозначилась информационно-психологическая война против СССР. Её вели транснациональные корпорации, лидеры США, правительства других империалистических стран мира… Известно высказывание Бейкера на закрытом заседании американского конгресса о том, что на неё только США затратили 2 трлн. долларов. Одним из первых действий ЦРУ сразу после августа 1991 года был перехват тех закрытых исследований, в том числе в системе КГБ, которые были посвящены изучению социальных процессов во внутренней жизни нашей страны, интересов разных социальных групп и т.д. Это была подготовка к новому мощному развороту информационно-психологической войны.

Тут мы невольно возвращаемся к тому, каковы были руководители после Сталина. Драма нашей партии в том, что в ней были исторически обусловлены и жёсткая дисциплина, и огромное доверие низов к центру. В этом смысле Сталин понимал, с какой страной имел дело. Сталин — диалектик, он стремился соединить дисциплину и доверие к центру с демократическими механизмами. Например, рукой Сталина было прописано предложение об альтернативных выборах. Что закрывать глаза: партийный аппарат и государственная машина побоялись такого рода испытания прямой демократией.

Большая наша беда, что преемники Сталина из-за слабой подготовленности оказались не способны на самостоятельное развитие теории. Но когда Хрущёв выдвинул лозунг о том, что «через 20 лет будет создана материально-техническая база коммунизма», то и у массы населения это вызвало энтузиазм, этому аплодировали и члены ЦК, и делегаты съезда, и учёные. А те, кто был не согласен, молчали. Здесь серьёзная проблема: соотношение лидера, иногда мощного и авторитетного, а в целом — любого (я в данном случае уже не о Сталине говорю), и той части общества, которая обязана прорабатывать трудные проблемы, давать предложения и иметь мужество отстаивать свою точку зрения. Но с мужеством часто дефицит.

Сталин был громадной величиной. Но я всё же против бесконечной идеализации. Суровые обстоятельства определяют стиль, методы управления страной того или иного лидера. При Сталине было суровое правление? Суровое. Жертвы были? Были. Не можем здесь правду не говорить. Но это только ли проблема Сталина? Состояние осаждённой крепости — раз. Традиции народа, где сильного правителя уважают, а слабого сминают, — два. Тысячи всяких деталей. Один английский историк напоминал, что Россия вообще-то 300 лет в состоянии осаждённой крепости.

Нам нужны трезвые оценки, так как перед Компартией стоит трудная задача: как снова к социализму вернуться? Партия, особенно её руководящее ядро, то есть Центральный Комитет, должна непрерывно работать с точки зрения обогащения теоретического представления о предстоящей классовой борьбе».

Последним выступал представлявший «Правду» на этом «круглом столе» автор этих строк:

«Правда» подходит к оценке роли И.В. Сталина и значения его теоретического наследия с позиций марксизма-ленинизма. А все разговоры о том, что марксизм-ленинизм устарел, не стоят, извините, ломаной копейки, независимо, в какой они форме высказываются. Или в форме подмены диалектического материализма идеализмом, или в форме утверждений о необходимости создания некоей новой теории социализма и коммунизма, так как марксизм-де устарел. Нет, марксизм устарел ничуть не больше, чем устарела геометрия Евклида, которую мы используем в земных условиях.

Нам надо чётко иметь в виду, что мы сегодня обращаемся к Сталину не для того, чтобы помолиться ему, как иконе. Нет, им мы проверяем себя. В борьбе за предстоящий переход от капитализма к социализму мы вынуждены будем не ремонтировать сегодняшнюю систему, а ломать нынешнее буржуазное государство, заменяя его государством социалистическим.

Здесь поднимался вопрос о двух этапах строительства социализма. Идея эта принадлежит Ленину. В первую мирную передышку 1918 года он говорил о том, что первый этап — это этап, когда фактически мы решаем задачи, оставшиеся нам от капитализма. Лишь после этого мы перейдём ко второму этапу — к социалистическому строительству на собственной базе. В общественно-политических условиях середины 1930-х годов Сталин, исходя из политической целесообразности, определил решение задач первого этапа и переход к строительству социализма на собственной базе как победу социализма. Что касается «бесклассового общества» в речах Сталина и Молотова, то они имели в виду общество без эксплуататорских классов.

Сталин всегда оставался сторонником диктатуры пролетариата, неизменно подчёркивал ведущую роль рабочего класса. Здесь уже упоминалось, что он особое внимание уделял существованию товарных отношений, рассматривая их как результат существования двух классов. Он считал это положение настолько важным, что перед публикацией «Экономических проблем социализма в СССР» (они впервые были опубликованы 4—5 октября 1952 года в газете «Правда»), 28 сентября, написал ответ Саниной и Венжеру, чтобы включить его в свою работу. Он отвергал предлагавшуюся ими возможность раскрестьянивания путём административного преобразования кооперативной собственности в государственную. Сталин подчёркивал, что классовая особенность крестьянства состоит в наличии у него личного подсобного хозяйства. Он учитывал личные интересы крестьянина, его двойственность как источник роста сельскохозяйственного производства. Сталин заботился о сохранении союза рабочего класса и крестьянства при приоритете рабочего класса. Это — безусловная марксистская истина, справедливая до тех пор, пока остаётся классовое деление.

Нам в исторически недалёком будущем придётся решать вопросы взятия власти. Во имя этого надо применять методологию марксизма при анализе изменяющейся действительности, но не подменять её другими теориями».

С заключительным словом выступил И.И. НИКИТЧУК. Он ещё раз отметил, что, говоря о Сталине, у нас нет никакого сомнения в величии этой фигуры, в её большом значении в истории нашего государства.


Опубликовано в газете "Правда" №142 (30204) 23—24 декабря 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 1%82%D1%8C


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Вт мар 03, 2015 9:36 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Сталин о проблемах социализма
Автор: Виктор ЧЕРКОВЕЦ. Доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, главный научный сотрудник кафедры политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
Работа И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» впервые была опубликована в газете «Правда» в канун XIX съезда КПСС 4 и 5 октября 1952 года. В октябре 1961 года Н.С. Хрущёвым был выдвинут лозунг развёрнутого строительства коммунизма. 9 лет, разделяющих эти два события, — срок для истории небольшой. Поэтому обращает на себя внимание то, что в последнем сталинском труде не ставятся акценты на проблемах коммунизма, на форсировании процессов перерастания «построенного в основном» социализма в высшую фазу формации.
И это понятно: ведь даже по официальным оценкам нижняя граница социализма была достигнута буквально накануне войны. После восстановления разрушенного войной хозяйства встала задача укрепления, упрочения и освоения только что возникших социально-экономических форм. Все здравомыслящие политики и теоретики, настроившиеся на социалистическую волну, понимали, что необходимы налаживание всей новой экономической системы, поиск и эффективная реализация форм общественной собственности.
Этапы социалистического созидания
Требовались создание системы материальных и моральных стимулов к труду на коллективистских началах и соответствующей ей системы распределения предметов потребления по труду в соответствии с его количеством и качеством, коренное улучшение планирования и всей системы централизованного управления народным хозяйством. На повестке дня стояли развитие хозрасчёта на государственных предприятиях, отладка колхозного хозяйствования и т.п. Поэтому весь настрой экономической дискуссии 1951 года был направлен не на определение путей перехода к коммунизму, а на разработку проблем социалистического устройства страны, создание политической экономии социализма, а не высшей фазы коммунистической формации.
Этот акцент и звучал в книге Сталина. В «Замечаниях» по ноябрьской дискуссии 1951 года (основной раздел книги) вопрос о переходе СССР к коммунизму фактически вообще не рассматривался, за исключением проблемы постепенного преодоления (в перспективе) существенных различий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом.
Сталин, конечно, не обошёл вообще вопрос о переходе к коммунизму, но затронул его, во-первых, в «ответе» экономисту Л.Д. Ярошенко в связи с письмом к членам Политбюро ЦК ВКП(б). По мнению Сталина, автор письма крайне упрощал задачу перехода к коммунизму, сведя её к созданию «высшей научной организации производительных сил» и «рациональному их использованию». Сталин в своей обычной манере обвинил Ярошенко в следовании ошибочным концепциям А.А. Богданова и Н.И. Бухарина, в непонимании им «сложного и многообразного дела» перехода к коммунизму (можно заметить, что такое непонимание проявил впоследствии и Н.С. Хрущёв).
Во-вторых, постепенный переход к коммунизму, по Сталину (и это отвечает марксистскому учению), следует понимать как дальнюю стратегическую перспективу, а не сиюминутную задачу. В связи с этим Сталин сформулировал «три основных предварительных условия», без выполнения которых невозможно осуществить указанный переход. Эти условия создаются коренными изменениями в области производительных сил, производственных отношений, культуры и уровня жизни людей. Характеризуя эти изменения, Сталин расставил акценты на самых главных моментах, опуская другие, сопутствующие задачи, что некоторые его критики восприняли как упрощение проблемы. Что касается производительных сил, то здесь главное, по Сталину, в том, чтобы обеспечить «непрерывный рост производства с преимущественным ростом производства средств производства».
Думается, что Сталин подчёркивал этот момент, исходя из реального положения дел: когда только что был восстановлен довоенный уровень народного хозяйства и вместе с тем уже началась «холодная война» между бывшими союзниками, требовалось особое внимание к развитию военно-промышленного комплекса. «Рациональная организация производительных сил», о необходимости которой писал Ярошенко, требует, по Сталину, во-первых, конкретного разъяснения, о чём идёт речь, какие именно изменения в существующей организации необходимы, во-вторых, она является не целью, а средством обеспечения и бескризисного, непрерывного роста экономики, и необходимых структурных сдвигов в ней, обусловливающих приоритетное развитие её ведущих отраслей, в частности машиностроения.
Предупреждение Хрущёву
В качестве «второго предварительного условия» перехода к коммунизму Сталин назвал необходимые изменения в производственных отношениях, выделив два пункта:
а) постепенный подъём колхозной собственности до уровня общенародной, ибо коммунизм предполагает, согласно марксистскому учению, единую общенародную собственность;
б) постепенная замена товарного обращения системой продуктообмена, то есть постепенное отмирание товарно-денежных отношений. Оба эти пункта логически связаны, ибо причину их сохранения при социализме Сталин усматривал в существовании колхозно-групповой собственности. С точки зрения создания предварительных условий перехода к коммунизму понятна отрицательная реакция Сталина на предложение экономистов А.В. Саниной и В.Г. Венжера продать колхозам сельскохозяйственные средства труда (тракторы, комбайны и др.), находившиеся в собственности государства и используемые государственными машинно-тракторными станциями (МТС) для обслуживания колхозов на договорных началах. Такой акт означал бы переход основных средств производства в собственность колхозов, усиление их экономической обособленности и превращение основных сельскохозяйственных средств производства в товар «по существу». Это означало бы расширение сферы товарно-денежных отношений. Сталин считал, что такой процесс может лишь затормозить «продвижение к коммунизму».
Поскольку Сталин выступал против форсирования такого продвижения, то он не призывал к ускоренному достижению второго и третьего условий перехода к коммунизму. Фактически в данном тезисе имелись в виду ослабление и отступление от социалистических начал в экономике, а с чисто экономической (практико-хозяйственной) точки зрения, полагал Сталин, означало бы разорение колхозов в силу их неспособности в то время обеспечить обновление используемой техники, требующее огромных затрат.
На наш взгляд, важное значение имело и обращение Сталина к вопросам перехода от капитализма к социализму, то есть к предыстории социализма, тем более что они тесно связаны с самой концепцией социализма как общественно-экономической системы. В связи с попыткой соединить социализм и плановую экономику с товарно-денежными отношениями в теории произошло фактическое понижение социально-экономических критериев социалистического базиса и других сторон социалистического общественного строя. Требования, которые предъявлялись классиками марксизма к социализму, были заметно выше. Признание построения социализма в середине 1930-х годов, когда сохранялись две формы общественной собственности, из коих одна групповая, а также оставались личные подсобные хозяйства, по сути мало преобразованные рудименты индивидуально-частных хозяйств (они производили больше трети сельскохозяйственной продукции), предполагало сохранение и товарно-денежных отношений.
Всё это вносило весьма существенные поправки в классическую марксистскую концепцию социализма как общественно-экономического строя, то есть первой фазы коммунизма. Вместе с тем формула построения социализма «в основном» учитывала незавершённость в СССР строительства социализма, то есть сохранялся переходный период. Именно из этого последовали и определённые теоретические и политические выводы:
1) Признание необходимости завершения строительства социализма, в том числе в области производственных отношений, после того как социализм построен «в основном», на что обратил внимание ещё XVIII съезд партии в 1939 году.
2) Ориентация на постепенное в перспективе превращение колхозной собственности в общенародную, а также на постепенное отмирание товарно-денежных отношений как предварительные условия перехода к коммунизму означает в книге не завершение этого перехода, а предполагает прохождение определённого этапа в продолжающемся развитии экономического строя социализма для подготовки предпосылок формирования будущей фазы в сфере производственных отношений.
Общий настрой полемики Сталина с Ярошенко нацеливал на сдерживание авантюрных призывов немедленного перехода к отношениям высшей фазы коммунизма, на всемерное использование сложившихся отношений, но и без отката «назад» в смысле поворота к усилению унаследованных экономических форм, как предлагали, например, Санина и Венжер.
Не Сталину, а Н.С. Хрущёву принадлежит переоценка реальных возможностей советского социализма с точки зрения полноты его зрелости и в области производительных сил, и в сфере производственных отношений и готовности форсированного перехода от социализма к коммунизму. Не Сталин, а Хрущёв через восемь лет после смерти Сталина навязывает КПСС новую Программу партии (1961 г.), в которой менее чем через десять лет «планирует» создать в СССР «материально-техническую базу коммунизма», поднять кооперативно-колхозную собственность до уровня общенародной, ликвидировать личное подсобное хозяйство и, переведя распределительные отношения наполовину на режим бесплатного и льготного распределения потребительских благ из общественных фондов потребления, назначает дату «построения коммунизма в основном» — 1980 год.
При этом Хрущёв, даже не назвав авторов, реализовал предложения Саниной и Венжера, не замечая их противоречия с его упомянутой программой форсированного перехода от недостроенного социализма к высшей фазе коммунизма. Введя систему совнархозов, Хрущёв разрушил систему централизованного планового управления народным хозяйством, что прямо противоречило марксистской модели понимания социализма и коммунизма, как и той задаче, которую он сам авантюрно поставил перед страной. Не вызывает сомнения, что принятая впоследствии КПСС «концепция развитого социализма, построенного в СССР», явилась во многом вынужденной идеологической реакцией на утопическую программу Хрущёва.
О предмете политической экономии
В связи с выступлением Ярошенко Сталин дал и своё определение предмета политической экономии социализма. Ярошенко отрицал необходимость единой политической экономии для всех формаций, мотивируя это тем, будто каждая формация имеет свои специфические законы. Что касается предмета этой науки, то политическая экономия досоциалистических обществ изучает производственные отношения, политическая же экономия социализма имеет-де своим предметом «рациональную организацию производительных сил и планирование народного хозяйства». Ярошенко уверял, что производственные отношения при социализме перестают быть тормозом развития производительных сил, а значит, утрачивают-де своё сколько-нибудь самостоятельное значение и становятся частью рациональной организации производительных сил.
В ответ Сталин доказывал, что и при социализме производственные отношения, устаревая, могут стать (и это подтвердила практика) тормозом развития производительных сил. Они же, обновлённые, выступают «главным двигателем» их развития. Производственные отношения, взаимодействуя с производительными силами, никогда не сливаются с ними, ибо образуются как отношения между людьми, а не как отношение людей к природе. Именно их относительная самостоятельность в развитии и предопределяет, добавим мы, возможность быть объектом-предметом изучения особой науки — политической экономии.
Поэтому, думается, Сталин совершенно прав, придя к определению предмета политической экономии социализма как науки о производственных отношениях. Её предметом, по Сталину, не являются ни производительные силы как таковые, ни хозяйственная политика государства (планирование). В этом общем определении предмета политической экономии как досоциалистических формаций, так и социализма Сталин не уходит от точки зрения Маркса, Энгельса, Ленина.
Политическая экономия социализма нацеливается на изучение особого исторического типа производственных отношений — социалистических. То, что эти отношения она должна изучать, не отрывая их от производительных сил и во взаимосвязи с хозяйственной политикой и, можно добавить, с правом, — это вопрос не о предмете, не о том, что она изучает, а о том, как изучать производственные отношения.
Сталин распространил классическое определение Лениным предмета политической экономии на социализм. Дал он и определение общей структуры производственных отношений:
«а) формы собственности на средства производства;
б) вытекающие из этого положение различных социальных групп в производстве и их взаимоотношение, или, как говорит Маркс, «взаимный обмен своей деятельностью»;
в) всецело зависимые от них формы распределения продуктов».
Как указывалось впоследствии в научной литературе, эта формула, хотя и отражает существенные элементы производственных отношений и играет определённую роль в «очищении» предмета политической экономии от неадекватных ей объектов анализа, не может претендовать на полноту характеристики структуры предмета политэкономии (например, в ней нет объяснений отсутствия указаний на общественные формы производства и потребления, а положение классов отождествляется с обменом деятельностью). Однако в этой формуле содержится принципиальное указание на причисление отношений собственности на средства производства (думается, в том числе на землю, все природные ресурсы, а также на предметы потребления) к производственным, экономическим отношениям. Тем самым ставилась под сомнение претензия юристов, особенно цивилистов, рассматривать собственность (присвоение), как, впрочем, и экономические законы, исключительно в рамках правовых отношений и правовых (юридических) категорий.
Актуальность этой проблемы обострилась на рубеже 1980—1990-х годов в связи с «перестроечными» горбачёвскими поправками в Конституцию СССР и принятием Конституции Российской Федерации в 1993 году. И сегодня этот вопрос остаётся в поле зрения теории и практики, идеологической и политической борьбы.
Зачем нужны машины
Сталин затронул и ряд более частных вопросов политической экономии социализма, которые в определённой степени актуальны для размышлений о прошлом и будущем России. Так, он заострил вопрос о границах применения машин в СССР. Нет нужды доказывать, насколько остросюжетна эта тема для современной России, хотя социальные условия коренным образом изменились. До 80% доходит сегодня износ основного капитала в ряде отраслей промышленности. Вместе с тем руководство страны время от времени рассуждает о необходимости перехода экономики на инновационный путь развития, что означает прежде всего замену используемых машин не новыми экземплярами прежних образцов техники, а новыми образцами машин и оборудования.
В проекте учебника критерием применения машин было определено сбережение труда, то есть экономия живого и прошлого труда, снижение стоимости единицы продукта. Сталин не отверг этого, по сути общеэкономического, подхода, но посчитал его недостаточным для социализма, подчеркнув необходимость учёта облегчения труда работников. Ставился, таким образом, вопрос об органической увязке «экономического» и «социального», о социально-экономической эффективности использования машин и о заинтересованности работников в их применении по мотивам как более высокого вознаграждения труда, так и снижения напряжённости, тяжести, улучшения условий труда, отсутствия угрозы безработицы. Сталин предложил также при характеристике положения рабочего класса в капиталистических странах принимать в расчёт не только работающих, но и резервную армию безработных рабочих.
Вопросы современного капитализма
К некоторым общим вопросам современного капитализма Сталин обратился в связи и в сопоставлении непосредственно с проблемами социализма. Так, параллельному рассмотрению подверглись идея основных экономических законов социализма и современного капитализма, методика характеристики положения рабочего класса с учётом безработицы, что становится всё более актуальным для современной России, перешедшей к капиталистической экономике с её объективными закономерностями циклического развития.
Сталин не согласился с тезисом проекта учебника о «сращивании монополий с государственным аппаратом» в современном капитализме и предложил другую, более жёсткую формулу — «подчинение государственного аппарата монополиям». Он мотивировал это тем, что современное буржуазное государство западных стран осуществляет сильное регулирование рынка и проводит ряд мер по социальной защите трудящихся, оставаясь тем не менее органом классового господства крупного финансового капитала.
Этот вывод полностью подтверждается практикой сегодняшней России, правительство которой, не смея на словах отказаться от социальной поддержки практически не защищённых от ударов рынка слоёв населения и даже принимая различные программы повышения уровня его жизни, всякий раз реализует их с выгодой для олигархического капитала. Идеологи этого капитала, рядясь в тогу умиротворителей, уговаривают своих хозяев «поделиться» результатами использования награбленного ими бывшего общенародного богатства, если, мол, они не хотят довести обострение противоречий до той черты, которую прогнозировал Карл Маркс…
Специальный раздел в книге Сталина посвящён глобальной проблеме возникновения после Второй мировой войны двух противостоящих друг другу систем: «социалистического лагеря» и «лагеря капитализма». Сталин в этой работе ещё не прибегает к понятию «мировая система социализма», используя острую военную терминологию для обозначения уже образовавшихся враждебных противоборствующих сторон («армий»), фактически подходя к констатации того, что сложились две противоположные мировые общественные системы. Этот факт Сталин выразил через положение о том, что в результате существования двух лагерей «единый всеохватывающий мировой рынок» распался на два параллельных и тоже противостоящих друг другу мировых рынка. Этот факт Сталин расценил как «наиболее важный экономический результат Второй мировой войны».
Новый мировой рынок образовался, как он считал, благодаря послевоенному экономическому сотрудничеству и взаимопомощи СССР, Китая и европейских народно-демократических стран и не без «содействия» трёх главных капиталистических стран — США, Англии, Франции, организовавших экономическую блокаду указанных стран, не включив их в систему плана Маршалла. Исходя из этого, Сталин скорее по политическим, идеологическим мотивам и без учёта возможностей экономических и социальных ресурсов, которыми ещё располагала мировая капиталистическая система (и это подтвердилось дальнейшим ходом её социально-экономического развития как внутри стран — индустриальных флагманов, так и в рамках системы в целом), прогнозировал разные перспективы для обоих лагерей: быстрое развитие промышленности в странах социалистического лагеря и «углубление общего кризиса мировой капиталистической системы».
Причины кризиса Сталин связал, во-первых, с тем, что доступ главных капиталистических стран к мировым ресурсам будет сокращаться, во-вторых, с ухудшением условий мирового рынка сбыта их товаров, в-третьих, с недогрузкой предприятий в этих странах в силу первого и второго обстоятельств. Сталин пошёл даже на то, что признал утратившими силу свой ранее сформулированный довоенный тезис об «относительной стабильности рынков в период общего кризиса капитализма» и тезис Ленина (1916 г.) о том, что и при «загнивании» капитализма «в целом капитализм растёт быстрее, чем прежде».
Можно подумать, что Сталин поспешил с этими прогнозами, не имея возможности учесть только начинавшуюся научно-техническую революцию (НТР). Однако с позиций сегодняшнего дня, с учётом последнего мирового финансово-экономического системного кризиса, новой волны замедления и даже застоя в экономическом росте мировой капиталистической экономики во втором десятилетии XXI века и успехов социалистического Китая гипотезы Сталина не так уж нереальны. Конечно, образование двух мировых рынков не могло устранить и единого всемирного рынка, поскольку не исчезло всемирное разделение труда, а страны обоих «лагерей» продолжали, хотя и в свёрнутом виде, торговать друг с другом.
Сталин выступил с защитой известного тезиса Ленина о неизбежности войн при империализме (высшей стадии капитализма) применительно и к современным условиям. Он признал несостоятельными и отклонил три аргумента в пользу положения о том, что войны между капиталистическими странами уже перестали быть неизбежными. Контраргументы Сталина представляют интерес и сегодня.
Против первого аргумента, утверждающего, что противоречия между лагерем капитализма и лагерем социализма сильнее, чем противоречия между капиталистическими странами, Сталин выдвинул соображение о том, что теоретически это утверждение верно, но практически противоречия между капиталистическими странами в связи с рынками сырья и рынками сбыта оказываются сильнее. Подтверждение этому — начало Второй мировой войны. Впредь, по его мнению, тоже будут нарастать противоречия между США и другими капиталистическими странами. Подъём экономики, начавшийся в Западной Германии и Японии, вызовет тот же результат.
Сталин отверг и второй аргумент — о том, что господствующее положение США не позволит капиталистическим странам воевать друг с другом. Однако соотношение сил между ними будет меняться, что не исключает и военные конфликты.
Наконец, несостоятельна надежда на борющиеся против войны прогрессивные силы, например, движение за мир, ибо они не направлены против строя современного капитализма — империализма, а именно в нём причина неизбежности войн.
* * *
В целом идеи «Экономических проблем социализма в СССР» вместе с материалами ноябрьской дискуссии 1951 года определили направление теоретических исследований в стране. Впрочем, в иных работах по политической экономии (в том числе учебниках и учебных пособиях), выходивших в 1950-е, а затем в 1960—1980-е годы, подвергался критике ряд положений последней работы И.В. Сталина. Как показали события конца прошлого и начала нового века, наряду с состоятельной критикой, продвигавшей экономическую теорию социализма, выдвигались и идеи ревизионистского толка. В частности, распространённым среди формальных сторонников социализма стало методологически ошибочное смешение понятий экономического строя переходного периода к социализму и сложившейся (теоретически) целостной экономической системы социализма, завершившей переходный период.
Из того же круга обществоведов, в том числе экономистов, идут призывы к созданию не только новой теории социализма, но и новой, немарксистской теории капитализма. Их авторы подталкивают к отказу от фундаментальных категорий трудовой стоимости и прибавочной стоимости, а значит, и от признания противоречия между трудом и капиталом. В экономическую теорию современного капитализма и даже в «обновлённую» экономическую теорию социализма вводятся такие искажающие суть капитала понятия, как «человеческий капитал», «социальный капитал», «культурный капитал». Часть экономистов из этого круга вообще отказываются от признания политической экономии как особой науки, идёт ли речь о капитализме или о социализме, подменяя её политологией или ограничивая рамками теории «неоклассического синтеза», воплощённого в учебнике «Экономикс», или различными институциональными теориями. Но это уже другая тема.

Опубликовано в газете "Правда" 3 - 4 марта 2015 г.

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/4 ... 0%BC%D0%B0


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср июн 10, 2015 10:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Сталин послевоенный: состоявшаяся мировая революция
Дата: 11/06/2015
Тема: УЛИКИ


Мао Цзэдун на праздновании 70-летия И.В. Сталина

В редакцию газеты «Советская Россия»

Дорогая редакция!
В Мордовском республиканском отделении КПРФ напечатана брошюрка со статьей Долгаева Ивана Петровича, которую он посвятил столетию Великой Октябрьской социалистической революции, «СТАЛИН ПОСЛЕВОЕННЫЙ: СОСТОЯВШАЯСЯ МИРОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ». (По страницам XVI тома сочинений И.В. Сталина.)
Прочитал на одном дыхании – настолько ясно, четко, очень понятным языком изложен материал. В ней очерчен марксистско-ленинский подход И.В. Сталина к построению социалистического общества. Кратко и понятно проанализирована сталинская работа 1952 года «Экономические проблемы социализма в СССР». Легко уясняешь, в чем были принципиальные его, И.В. Сталина, разногласия с Л.Д. Троцким, а также разные подходы к государственному устройству последующих его «вождей», кроме Ю.В. Андропова. Но главное – просматриваются дальнейшие пути развития России. Она может стать настольным пособием для каждого коммуниста.
Следовало бы ознакомиться с ней и В.В. Путину, который с Д.А. Медведевым и другими либералами упрямо проталкивают в России рыночный (грабительский) уклад.
По моему мнению, статья могла бы послужить замечательным материалом для приложения в «Советской России», а то ведь она отпечатана всего в нескольких десятках экземпляров.
С коммунистическим приветом

Борис КОТОВ,
член редколлегии газеты «Наша правда», органа Мордовского рескома КПРФ, ваш неизменный подписчик и читатель
г. Саранск

Что это за 16-й том сочинений И.В. Сталина? Известно, что при жизни вождя успело выйти 13 томов собрания его сочинений, изданных по решению ЦК ВКП(б) в 1946–1951 годах. Издание было прекращено, хотя 14-й и 15-й тома уже набирались. После XX съезда КПСС 1956 года труды Сталина, его имя и дело фактически оказались под запретом.
Издание Собрания сочинений И.В. Сталина было возобновлено только в 1997 году по инициативе ученого-марксиста Ричарда Косолапова и группы его единомышленников, за что современные коммунисты и наши сторонники им благодарны и признательны. За эти годы они выпустили одиннадцать томов сталинских сочинений: 14-й том двумя изданиями, 15-й том сначала одной книгой, а затем новым изданием в трех частях. И, наконец, 16-й том (издание первое одной книгой, издание второе в двух частях), 17-й и 18-й тома.
При этом 16-й том в двух частях переиздан в 2011 году в большем, чем ранее, объеме, в том числе с новыми, ранее не опубликованными материалами. В их числе сталинские телеграммы, протокольные записи приемов иностранных делегаций, записки членам Политбюро и другие документы. В этом томе перед нами послевоенный Сталин – с сентября 1945 года по февраль 1953 года.

***

Зачем нужно знать послевоенного Сталина по первоисточникам, а не в изложении многочисленных его толкователей и фальсификаторов? Знать, не только коммунистам, но и всем честным людям, независимо от их политических взглядов и мировоззрения.
...В течение 2014 года я дважды принимал участие в собраниях, посвященных И.В. Сталину и проводимых под эгидой мордовской общественной организации «За правое дело Сталина». Каких только мнений здесь не довелось услышать! «Сталин – красный император», «Сталин – последний русский царь», «Сталин возродил в России империю», «Сталин был глубоко верующим человеком, православным христианином». Мало кто возражал или хотя бы удосужился вспомнить, что Сталин был коммунистом-большевиком, советским патриотом и пролетарским интернационалистом. Удивляло и то, что дискутирующие почти не ссылались на самого Сталина, то есть, на первоисточники. Для доказательства религиозности Сталина, например, приводились наивные, хлипкие аргументы типа: «Он же духовную семинарию закончил. Он же разрешил деятельность православной церкви в 1943 году». И даже миф о том, что осенью 1941 года Сталин лично облетел Москву с иконой. Потому, дескать, немцы и не взяли столицу.
Но оставим в покое этих «фанатов». Свои взгляды они черпают, разумеется, из публикаций и передач общероссийского уровня.
Антикоммунисты, они же чаще всего прозападные либералы, вопреки фактам (см. каждую публикацию в 16-м томе!) утверждают, что Сталин не был марксистом-ленинцем. В лучшем случае они готовы признать его догматиком от марксизма. Искажению ими идей и дел Сталина удивляться не приходится – у них сверхзадача такая. Ненависть к Сталину порой лишает их не только остатков научного историзма, но и элементарного здравого смысла. Здесь действует своего рода эффект бумеранга: чем больше они чернят Сталина – тем выше авторитет вождя. Так что пусть продолжают в том же духе!
Но есть и другая тенденция: попытка «приватизировать» Сталина, оторвать его от коммунистического движения. Сторонниками «другого» Сталина объявляют себя некоторые националисты-державники, часть монархистов. Изрядно запутавшийся Александр Проханов и его газета «Завтра» вместе с Изборским клубом ратуют за «пятую империю», якобы ее создает президент В. Путин. А «четвертой империей», дескать, был сталинский СССР. Следовательно, И.В. Сталин – «красный император». Хотя известно даже по словарям, что император – наследственный монарх, потому никак неоправданно это понятие применять к Ленину и Сталину. Забегая вперед, скажу, что на страницах 16-го тома Собрания сочинений И.В. Сталина не удалось обнаружить ни последнего русского царя, ни «красного императора». А ведь здесь опубликованы и документы, бывшие еще не так давно секретными.
Судя по этому изданию, все заботы послевоенного Сталина были направлены на укрепление и развитие социализма в нашей стране и на международной арене, предотвращение войны между СССР и США. Самое время обратиться к конкретному содержанию этого тома, то есть к самому Сталину.

***

Научный принцип историзма требует оценивать роль Сталина в сложный послевоенный период не только с высоты (или, наоборот, с учетом регресса) начала XXI века, но и конкретно-исторически. С позиций тех задач, которые выдвинула послевоенная эпоха перед СССР. Что это было за время?
1. В 1945 году, после Победы, почти вся европейская часть СССР лежала в руинах. Каток войны прошелся по ней дважды: от Бреста до Сталинграда и обратно. Это общеизвестная истина... для старших поколений нашего народа. Но далеко не азбучная для многих наших современников, особенно родившихся в конце XX века. Как и тот факт, что за кратчайшие сроки Советский Союз к началу 50-х годов восстановил разрушенное войной народное хозяйство, осуществил второй этап его индустриализации на базе научно-технической революции (см. Курс отечественной истории IX – начала XXI веков под редакцией профессора Л.И. Ольштынского, стр. 482–487, ИТРК, Москва, 2012).
2. Рост экономического и военного могущества СССР позволил ему ликвидировать в кратчайшие сроки ядерную монополию США. 29 августа 1949 года была взорвана первая советская атомная бомба. Разработаны варианты термоядерного оружия, в том числе при жизни Сталина была подготовлена к испытанию водородная бомба. Вызвано было это и реальной угрозой ядерного нападения на СССР, и тем, что предложения СССР 1946 года о запрещении производства и применения атомного оружия не встретили поддержки западных держав. Тем не менее, в помещенных в комментируемом томе «Ответах на вопросы генерального европейского директора американского агентства «Интернэшнл Ньюс» господина Кингсбэри Смита», полученных 27 января 1949 года, И.В. Сталин заявляет о готовности рассмотреть вопрос об опубликовании совместной с правительством США декларации, подтверждающей, что ни то, ни другое правительство не намерены прибегнуть к войне друг против друга. Положительно отвечает он и на вопрос о готовности к постепенному разоружению. Но США отрицательно реагировали и на эти предложения. И таких документов в томе тоже немало. Они стали крайне актуальны после вмешательства США и Запада в события на Украине, новой холодной войны, которая фактически Западом не прекращалась никогда.
Они начисто опровергают современные байки российских либералов о том, что именно Сталин ответственен за послевоенную гонку вооружений. Некоторые из них (например, Н. Сванидзе) договариваются до того, что не надо было СССР создавать свою атомную и водородную бомбу, а нужно было отказаться от социализма, принять американский план Маршалла по оказанию финансовой помощи странам Европы, пострадавшим от гитлеровской агрессии. И жили бы, дескать, припеваючи, как в Западной Европе.
Со страниц тома И.В. Сталин предстает прагматичным и очень осторожным политиком на международной арене. В отличие от склонного к авантюрам Н.С. Хрущева, которого, тем не менее, нередко противопоставляют И.В. Сталину как борца за мир, как единственного продолжателя ленинской концепции мирного сосуществования социализма и капитализма.
В беседе с северокорейской делегацией во главе с Ким Ир Сеном Сталин говорит, что нужна осторожность в проникновении северокорейцев на юг. Столь же сдержанно Сталин вел себя на всем протяжении возникновения войны в Корее, да и в ходе ее. В телеграмме Мао Цзэдуну от 19 апреля 1949 года Сталин пишет, что Китаю во главе с коммунистами не следует отказываться от установления официальных отношений с некоторыми капиталистическими государствами, если эти государства официально откажутся от поддержки Чан Кайши. Не следует отказываться от иностранного займа и торговли с капиталистическими странами при определенных условиях, то есть при сохранении полной независимости и суверенитета.
Все эти и другие публикации говорят о том, что в условиях ядерной угрозы со стороны США Сталин тем не менее проводил политику мирного сосуществования с капиталистическими странами и тактично рекомендовал эту линию своим союзникам. Главным для вождя было в этот период – не допустить ядерной войны между СССР и США.
Ярче всего об этом свидетельствует небольшая по размерам, но глубокосодержательная речь И.В. Сталина на XIX съезде КПСС 14 октября 1952 года. Обращаясь к братским партиям и группам, он благодарит их за «поддержку нашей партии в ее борьбе за светлое будущее народов, в ее борьбе против войны, в ее борьбе за сохранение мира». И далее: «Когда товарищ Торез или товарищ Тольятти (лидеры французской и итальянской компартий. – И.Д.) заявляют, что их народы не будут воевать против народов Советского Союза, то это есть поддержка – прежде всего поддержка рабочих и крестьян Франции и Италии, борющихся за мир, а потом и поддержка миролюбивых стремлений Советского Союза... Что же касается Советского Союза, то его интересы неотделимы от дела мира во всем мире».
Как совместить эту позицию борьбы за мир с гонкой ядерных вооружений, с войной в Корее? Сегодня многие здравомыслящие историки пришли к однозначному выводу: создание Советским Союзом ракетно-ядерного противовеса американскому ядерному шантажу спасло человечество от ядерной катастрофы. Мир должен быть благодарен за это СССР и лично Сталину.
3. Нередко наши современники спрашивают себя или друг друга:
«Почему, несмотря на тяжелое послевоенное экономическое положение, огромные людские и материальные потери времен Великой Отечественной войны, настроение у советских людей было хорошее, оптимистическое? Не в пример нынешним временам».
Ответ одновременно простой и сложный.
Простой ответ: потому что жизнь советских людей на глазах улучшалась, благосостояние росло. Общественно-политический подъем вызвала не только Великая Победа, но и систематическое снижение цен на товары первой необходимости. Люди не только верили, но и на себе ощущали: жизнь улучшается, жизнь будет улучшаться. За 6 лет, начиная с 1947 года, цены снижались 13 раз. С 1946 года хлеб подешевел втрое, а мясо – в 2,5 раза.
Ответ более сложный. На оптимизм, на уверенность в завтрашнем дне работала вся идейно-духовная сфера. Она не сводится, как утверждают ныне, к гигантской пропагандистской машине Коммунистической партии. Это и искусство, включая кино, литературу. Значение таких фильмов, как «Кубанские казаки», не сводится к лакировочной пропаганде. Оно имеет прямое отношение к самочувствию народа. Не в пример нынешним временам, когда стреляют на Кавказе, стреляют на экране, а теперь стреляют и рядом с Кремлем. Стреляют ежедневно. И чем только не запугивают обывателя – вплоть до конца света!
Интегрирующим показателем самочувствия народа является демография, то есть рост или уменьшение народонаселения. Статистика утверждает, что естественный прирост населения России в 1913 году (самом благоприятном для царской России!) был ниже, чем в СССР в 1950–1960 годах.
Широко распространено мнение, что заботу о росте благосостояния советского народа в послевоенное время власть начала проявлять только после смерти Сталина. Эти инициативы целиком приписывают то Маленкову (улучшение материального и социального положения колхозников), то Хрущеву (создание современной системы пенсионного обеспечения, массовое жилищное строительство). Но так ли это? Взять строительство жилья. В томе опубликованы «Замечания при обсуждении вопроса о генеральном плане реконструкции Москвы на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 17 июня 1949 года». Здесь Сталин остро ставит вопрос об ускорении жилищного строительства и о его удешевлении: «Очень много предлагается строить пустых зданий... А у нас сейчас большой кризис с жилой площадью. Мы по предыдущему плану отстали в жилищном строительстве... Нам надо напереть на жилищное строительство, на строительство школ и больниц. Надо больше строить жилых домов, чтобы расшить жилищный кризис, он еще не изжит, он даже стал острее». Судя по всему, эти и другие вопросы повышения народного благосостояния были предметом постоянного обсуждения на Политбюро ЦК. И после смерти И.В. Сталина осуществлялись многие меры по социальному развитию советского общества, намечавшиеся еще при его жизни.

***

Необходимость совершенствования социализма, демократизации его политической системы, изменения хозяйственного механизма хорошо осознавалась Сталиным. Об этом говорит его участие в экономической дискуссии конца 1951 – начала 1952 года, что отражено в 16-м томе.
Как свидетельствует современный историк, «в январе 1953 года Госплан, Министерство финансов и еще три ведомства направили Сталину записку. В ней говорилось, что период восстановления народного хозяйства подошел к концу и жесткое централизованное государственное регулирование начинает тормозить развитие производительных сил. Отмечалась необходимость дать рынку определенную роль, предоставить большую свободу экономической деятельности министерствам, предприятиям, а также республикам». (См. Курс отечественной истории IX – начала XXI века под редакцией Л.И. Олыптынского, стр. 563–564.) По свидетельству бывшего сотрудника аппарата ЦК КПСС Брутенца, резолюция И.В. Сталина на этой записке такая: «Я – за. Но – не время». (Там же.)
Возникает естественный вопрос: «Когда же наступит время таких реформ?» Рискну предположить, что тогда, когда СССР достигнет военно-стратегического паритета с США. То есть, период реформ в экономике стал своевременным где-то в конце 60-х – начале 70-х годов XX века. И не вина Сталина, что они не произошли или произошли совсем не так, как замышлял вождь.
Не менее важен ответ и на другой вопрос: «Каких реформ? В какую сторону собирался их двигать И.В. Сталин?» В 16-м томе помещена в свое время неоднократно поруганная, а затем напрочь забытая сталинская работа 1952 года «Экономические проблемы социализма в СССР». Она имеет сразу два подзаголовка: «Участникам экономической дискуссии. Замечания по вопросам, связанным с ноябрьской дискуссией 1951 года».
В чем злободневность этого труда? Я не экономист, не политэконом и даже не кандидат каких-либо наук. Но перечитывал и осмыслял сталинскую работу несчетное количество раз. Уже в первой главе Сталин убедительно доказал объективный характер экономических законов при социализме. Тех самых, которые нарушались и при Хрущеве, и при Брежневе, и оголтело попирались при Горбачеве, что и привело к 1991 году. Люди, отрицающие объективность общественных (экономических) законов, отрицают науку, отрицают возможность всякого предвидения – следовательно, отрицают возможность руководства экономической жизнью. С началом перестройки таких ученых, публицистов, политиков развелось хоть пруд пруди. Им присущ полнейший волюнтаризм, отрицание объективных экономических законов.
Зачем повторять эти общеизвестные истины? Сталин сам задает этот вопрос и сам же на него отвечает: «Систематическое повторение так называемых общеизвестных истин, терпеливое их разъяснение является одним из лучших средств марксистского воспитания».
В 1952 году среди политэкономов еще не было рыночников и антирыночников. Зато были «товарники» и «антитоварники». Судя по сталинской работе, он не поддержал в ходе дискуссии ни тех, ни других. «Антитоварники» утверждали, что якобы партия неправильно поступила, сохранив товарное производство после взятия власти и национализации средств производства в нашей стране. Ответ Ленина (на него ссылается Сталин) содержится в его трудах о продналоге и о знаменитом кооперативном плане. Мелких и средних производителей нельзя национализировать или экспроприировать. Их надо постепенно объединить в производственные кооперативы. Более того, Сталин делает обобщающий вывод. Для всех стран, имеющих более или менее многочисленный класс мелких и средних производителей, этот путь единственно возможен и целесообразен. Сталинский вывод особенно актуален для современной КПРФ, в программу которой заложена именно эта ленинско-сталинская идея. И именно за это ее упрекают в ревизионизме нынешние «леваки» всех мастей.
Говорят они, как и тогда при Сталине, и о том, что товарное производство все же при всех условиях должно привести и обязательно приводит к капитализму. И ссылаются при этом на крах социализма в СССР. Сталин рассматривает и этот аргумент и восклицает: «Это неверно! Не всегда и не при всех условиях». Нельзя отождествлять товарное производство с капиталистическим – это две разные вещи. Товарное производство приводит к капитализму, если:
– существует частная собственность на средства производства, если рабочая сила выступает на рынке как товар, который может купить капиталист;
– существует система эксплуатации наемных рабочих капиталистом.
От себя добавим. Именно эти два условия создали Горбачев, Яковлев и Ельцин после 1985 года. Вспомните создание горбачевских кооперативов внутри социалистических предприятий. Вспомните начавшуюся уже при М.С. Горбачеве приватизацию, то есть торговлю средствами производства.
При отсутствии этих условий товарное производство может обслуживать какое-то время социалистическое общество, не приводя к капитализму. Для этого оно не должно иметь, по Сталину, неограниченного и всеобщего распространения, находиться в строгих рамках. Оно в основном ограничено предметами личного потребления: это товарное производство без капиталистов.
«Товарники», в отличие от своих оппонентов, наоборот, считали, что поскольку социалистическое общество не ликвидирует товарное производство, надо восстановить все экономические категории, свойственные капитализму (рабочая сила как товар; прибавочная стоимость; капитал; прибыль на капитал; средняя норма прибыли). Опять же смешивают товарное производство с капиталистическим, но с другого бока.
К сожалению, после смерти Сталина советскую экономику («товарники» переродились в «рыночников») направили именно по этому пути, по пути капиталистической реставрации. Сначала незаметно, постепенно, а после 1985 года быстро и разрушительно.
Особенно актуален сегодня и вопрос о законе стоимости при социализме. Недавно на одной из дискуссий в коммунистической аудитории встал кандидат философских наук Н. и заявил буквально следующее: «Мы плохо знаем сталинскую работу «Экономические проблемы социализма в СССР». А ведь он там признает закон стоимости и выступает за рыночный социализм. Как Отто Шик в 1968 году в Чехословакии».
После этого я чуть ли не с микроскопом изучил каждую строку сталинского труда и нигде не обнаружил понятия «рыночный социализм», за что действительно ратовал один из главных идеологов Пражской весны 1968 года.
О чем же говорил на самом деле И.В. Сталин в своей работе? Там, где есть товар и товарное производство, не может не быть и закона стоимости. Но сфера его действия ограничена: товарным обращением; обменом через куплю-продажу главным образом товаров личного потребления. Здесь закон стоимости сохраняет роль регулятора. Он распространяется и на производство, где не имеет регулирующего значения, но все же воздействует, чего нельзя не учитывать при руководстве экономикой. Он воздействует через потребительские продукты, необходимые для возмещения затрат рабочей силы. Отсюда актуальность таких вопросов, как: о хозяйст¬венном расчете и рентабельности, о себестоимости, о ценах. Это неплохо, так как учит наших хозяйственников точно считать и точно учитывать реальные вещи в производстве, а не заниматься болтовней о данных, взятых с потолка. И далее Сталин критикует неразбериху в политике цен, которая, увы, сохранилась до конца советской власти. Так что, закон стоимости при социализме он действительно признавал.
Мне могут возразить, что рыночный социализм строится в Китае и во Вьетнаме. Но и КПК, и Компартия Вьетнама признают, что до социализма им еще далеко. Они находятся в переходном периоде, как Советская Россия при нэпе. А вьетнамские коммунисты говорят о рыночной экономике социалистической ориентации.
Не могу не заметить, что лозунгом «рыночного социализма» очень часто в истории прикрывалась антисоциалистическая контрреволюция. Так было в Чехословакии 1968 года. Так произошло в Советском Союзе во времена перестройки. Почему так происходило – пусть поразмышляют мои читатели. Полагаю, что конвергенция (не путать с переходным периодом) неминуемо ведет к краху социализма. Это своего рода троянский конь капиталистической реставрации.
Куда же звала работа Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР»? Осмелюсь сказать: к совершенствованию социализма и его постепенному продвижению к коммунизму. Это доказывает один из разделов этого труда, где рассматривается вопрос об уничтожении противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, а также вопрос о ликвидации различий между ними.
За минувшие 25 лет капиталистической реставрации антикоммунисты изрядно поиздевались над самой постановкой этих вопросов классиками марксизма-ленинизма. Тем более что практика давала поводы для этого. Достаточно вспомнить ликвидацию неперспективных деревень, экологические проблемы советских городов. Но Сталин ведет речь только об уничтожении противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом. И ставит проблему исчезновения существенных различий между ними, которую не ставили до него. Сталин считает, что можно говорить только о ликвидации существенных, а не всех и всяких различий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом.
В сегодняшней капиталистической России проблемы совсем другие. Не при коммунистах, а при капиталистах идет уничтожение деревни вообще. Противоположность между умственным и физическим трудом возродилась с новой силой. Ее экономическая основа – эксплуатация людей и умственного, и физического труда капиталом.
«Ответ товарищам Саниной Т.В. и Венжеру В.Г.», публикуемый как часть работы «Экономические проблемы социализма в СССР», вынуждает сделать вывод: Сталин собирался вести страну к коммунизму во многом не так, как позднее предлагали Хрущев и принятая при нем в 1961 году программа строительства материально-технической базы коммунизма. Судя по всему, Сталин не собирался объявлять отдельный этап строительства коммунизма. Совершенствование социализма – это и есть путь к коммунизму. Позднее такой подход явно просматривался у Ю.В. Андропова в его работе «Учение Карла Маркса и вопросы социалистического строительства в СССР».
Помню, какое смятение вызвала эта статья в умах не только идеологов, но и всего партийного актива: «А где развитой социализм? А почему строительство социалистическое, а не коммунистическое?» Полагаю, что Ю.В. Андропов возвращал нас к реалистическому сталинскому подходу, пытался как-то нейтрализовать огромное забегание вперед в теории по сравнению с грешной практикой.
Так вот, в ответе Саниной и Венжеру Сталин прямо говорит, что товарное производство несовместимо с перспективой перехода от социализма к коммунизму. Этот переход исключает: всякий товарный обмен, превращение продуктов в товары, их превращение в стоимость. Шаг за шагом, без торопливости, но и без колебаний, сокращать товарное обращение по принципу «продукт за продукт». После Сталина пошли не по пути сокращения товарного обращения, а по пути его расширения. К чему мы пришли – все знаем и видим. Рыночная экономика в России – это всего лишь механизм капиталистического товарного производства. Другое название капитализма.


***

Читатель спросит с недоумением: «А при чем здесь мировая революция? Какое отношение к ней имеет всё, что сказано в предыдущих разделах?»
Дело в том, что Сталину, в отличие от Троцкого и даже Ленина, приписывается отказ от мировой революции. Троцкисты за это обвиняют его в предательстве, сталинисты и державники возвышают до степени «красного императора».
Так ли это? Чтобы ответить на этот вопрос, придется выйти за пределы 16-го тома и вообще вернуться к 1918–1920 гг. Все большевики, включая Сталина, тогда стояли за мировую революцию. И не потому, что они были монстрами, желавшими сжечь русский народ в мировом революционном пожарище. На это есть две причины:
1) Мировая революция уже вовсю шла – во многом независимо от воли вождей русского большевизма. Рухнули крупнейшие империи-монархии: российская, германская, австро-венгерская, чуть позже турецкая. Революция в Венгрии была социалистической и, между прочим, победила мирно. Образовалась Баварская советская республика, которая была жестоко подавлена контрреволюцией. Бурлила Западная Европа – казалось, что революция скоро грянет и там. Но именно в Западной Европе ее не произошло.
2) Молодой советской республике было архитрудно. Ее душили 14 держав. Решение Антанты задушить нашу революцию в колыбели было принято еще в декабре 1917 года. В этих условиях надежда на мировую революцию была вполне естественной. Но 1920 год и советско-польская война обозначили спад революционной волны. Ленин после окончания гражданской войны говорил о том, что теперь мы оказываем свое воздействие на ход мировой революции хозяйственными успехами, примером. Он вплотную подошел к идее возможности победы социализма в одной стране – СССР. Что и сформулировал позднее Сталин в борьбе с троцкизмом – этим ультрареволюционным мелкобуржуазным течением внутри большевистской партии.
Троцкий с самого начала был не просто за мировую революцию – он был за перманентную революцию (см. Л. Троцкий, Преданная революция, М., 1989 г.), то есть, непрерывную, нескончаемую. Он был за экспорт революции, в том числе на Запад, вооруженным путем.
При Сталине мировую революцию большевики стали понимать не как одномоментный акт, а как мировой революционный процесс. Важнейшая часть такого процесса – это строительство и совершенствование социализма в СССР. Этим был занят товарищ Сталин и в довоенное, и в послевоенное время, что отражено в 16-м томе его сочинений.
К этому времени мировая революция уже свершилась. Да-да, уважаемые господа и товарищи! Не Троцкий, а Сталин возглавил мировую революцию. Неопровержимые доказательства:
– построение основ социализма в СССР и его совершенствование;
– возникновение социалистической системы стран Восточной Европы и Юго-Восточной Азии (Китай, КНДР);
– начавшийся при Сталине распад колониальной системы империализма.
Не экспортируя революцию, Сталин во главе СССР оказывал помощь в защите революций.
Мировую революцию не удастся прервать капиталистической реставрацией в бывшем СССР и странах Восточной Европы. Это – объективный процесс обобществления труда, теперь уже в мировом масштабе. Пока не оправдался лишь один прогноз Сталина из его политэкономического труда – это вопрос о распаде единого мирового капиталистического рынка, наоборот, идет глобализация. Но в этом вряд ли стоит упрекать И.В. Сталина, скорее виноват теоретический застой в КПСС – наступившие после него новые процессы не осмыслялись с творческих марксистско-ленинских позиций…
Шестнадцатый том содержит протокольные записи бесед И.В. Сталина и тексты его телеграмм многим руководителям Коммунистических партий и стран народной демократии (Китая, Северной Кореи, Албании, Болгарии, Польши, ГДР, Великобритании, Чехословакии, Румынии, Индии и др.), нашим послам в некоторых из этих стран. Вопреки расхожему мнению последних десятилетий о диктаторских методах руководства вождя братскими партиями, таковых в документах тома не обнаружено. Все пожелания высказываются им в тактичной форме дружеских советов и рекомендаций. Этому же он учит наших послов в странах народной демократии. В одной из бесед Сталин энергично возразил Мао Цзэдуну, когда тот выразил готовность выполнять указания Сталина и ВКП(б) «Все компартии самостоятельны!» – заявил Сталин.
При всей несомненной готовности Сталина дальше продвигать революционный процесс (т.е. мировую революцию!) он в этих беседах проявляет тактическую гибкость, разнообразие подходов с учетом конкретной обстановки в странах. В беседе с Мао Цзэдуном он советует: «С национальной буржуазией китайские коммунисты должны считаться». И это он повторял неоднократно в общении с лидерами азиатских компартий. В отличие от восточноевропейских, где, по мнению вождя, национальная буржуазия заняла предательскую, профашистскую позицию в годы войны.
В той же беседе с Мао Цзэдуном 18 декабря 1949 года Сталин ставит вопрос о выводе советских войск из Порт-Артура. Этот вывод явился бы серьезным подспорьем китайским коммунистам в их взаимоотношениях с национальной буржуазией. Политическое решение о выводе наших войск из Порт-Артура было принято Сталиным и Мао Цзэдуном, но осуществлено оно было уже после смерти вождя. Поэтому молва и приписывает это Хрущеву.
С современной точки зрения, очень интересна беседа Сталина с представителями ЦК Компартии Индии 9 февраля 1951 года. Это беседа о путях и формах революции. Он говорит индийским товарищам об ошибочности их мнения о том, что Индия стоит перед социалистической революцией. У них китайский путь: революция аграрная, антифеодальная, без какой-либо национализации собственности национальной буржуазии. Это буржуазно-демократическая революция, или первый этап народно-демократической революции. Через него прошли и страны Восточной Европы.
Второй этап народно-демократической революции в Восточной Европе – от аграрной революции к экспроприации национальной буржуазии. Это начало социалистической революции.
Сталин однозначно заявляет: «Индия стоит на пути к социалистической революции – это очень опасный тезис».
Все революции решаются этапами, нельзя смешивать все этапы. Бухарин и Троцкий критиковали Ленина слева, смешивая этапы. Левачество – порок многих компартий.
Что понимать под национальной буржуазией? Это, разъясняет Сталин, свои, национальные эксплуататоры – в Индии, например, выступающие против английских империалистов. Не надо их толкать на союз с феодалами.
«А что же делать?» – спрашивают собеседники. Учить бороться на малых вопросах, а не говорить сразу о вооруженной борьбе. Местная забастовка, экономическая забастовка, отраслевая, политическая. И еще. Нужно, чтобы партия была сильной, направляла борьбу, могла бы иногда и сдерживать массы. Большевики иногда сдерживали массы. В июле 1917 года рабочие Путиловского завода, где работали 40–50 тыс. человек, начали демонстрацию, за ними пошли матросы, солдаты. «Они требовали свержения Временного правительства и пришли с этими требованиями к зданию ЦК. Мы удержали их...»
Всегда ли, при всех ли условиях Сталин был против парламентского пути к социализму? Ответ на этот вопрос дает протокольная запись приема Г. Поллита – генерального секретаря Компартии Великобритании. Английских коммунистов упрекают в том, говорит Сталин, что они хотят ввести советскую власть в Англии. На это они должны были ответить, что они не собираются упразднять парламент, что Англия придет к социализму своим путем, не через советскую власть, а через демократическую республику, которой будут управлять не капиталисты, а народная власть. Коалиция рабочих, трудовой интеллигенции, мелких слоев города, а также фермеров. Эта власть будет действовать через парламент.
Товарищ Сталин говорит, что речь должна идти о народно-демократическом пути движения к социализму, а не о советском пути. Не копировать советский опыт он настойчиво призывает в беседах с Энвером Ходжа (Албания) и другими руководителями стран народной демократии.
Очень поучительные беседы для современных коммунистов и вообще левых сил России!

P.S. Политический ярлык «сталинизм» впервые применил Лев Троцкий. Неудивительно, что его повторяют антикоммунисты, вкладывая в него зловещий смысл, рассуждая о советском тоталитаризме. Кстати, вот еще один «термин», совершенно не научный по сути. Те признаки тоталитаризма, которые сформулировал Хаек в книге «Путь к рабству» подходят к любой крупной стране, к тем же современным США. В условиях холодной войны он, тоталитаризм, и был придуман для того, чтобы поставить на одну доску Сталина и Гитлера, так называемый сталинизм и фашизм.
Полагаю, что псевдотермин «сталинизм» должен вызывать у коммунистов неприятие. Сталин сам был против этого и считал себя всего лишь верным учеником Ленина. Сам термин «марксизм-ленинизм» был введен в научный и политический оборот И.В. Сталиным после смерти В.И. Ленина в политической борьбе с троцкизмом. «У нас есть учение Маркса–Ленина, никаких дополнительных учений не требуется» (см. «Горбачевский термидор»).
Не бывают такими, как Сталин, ни цари, ни императоры, ни тоталитарные диктаторы. Читайте самого товарища Сталина!

Иван ДОЛГАЕВ





Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=600046


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Чт июл 09, 2015 10:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
ГКО: вся полнота власти


Автор: Иван ТАРАНЕНКО. Полковник, кандидат экономических наук.


«Ввиду создавшегося чрезвычайного положения и в целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу Родину, Президиум Верховного Совета СССР, Центральный Комитет ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров СССР признали необходимым:

1. Создать Государственный Комитет Обороны...

2. Сосредоточить всю полноту власти в государстве в руках Государственного Комитета Обороны.

3. Обязать всех граждан и все партийные, советские, комсомольские и военные органы беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны.

Москва, Кремль, 30 июня 1941 года».

Вставай, страна огромная...

Первые дни войны... Никто тогда, видимо, ещё до конца не понимал, какой силы удар обрушился на Советский Союз. Но уже гремело повсюду «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!»... В городах, сёлах, отдалённых посёлках у ворот военкоматов задолго до начала работы выстраивались длинные очереди молодых и пожилых людей. По просёлочным дорогам к большакам отовсюду шагали, как ручейки, сливаясь в могучую реку, колонны призывников...

Постановление Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР о создании Государственного Комитета Обороны было опубликовано в «Правде» 1 июля 1941 года. Много месяцев спустя Председатель ГКО И.В. Сталин признался в узком кругу, что ночь с 29 на 30 июня 1941 года оказалась для него самой трудной. Днём пришло неожиданное, показавшееся вначале невероятным, известие о сдаче нашими войсками Минска, а вечером он вместе с другими членами Политбюро приехал внезапно (это случилось в первый и в последний раз) в Наркомат обороны, чтобы здесь, на месте, разобраться в тревожной и далеко не ясной обстановке, которая складывалась в те дни на советско-германском фронте. Ни нарком обороны К.С. Тимошенко, ни начальник Генерального штаба Г.К. Жуков ещё не располагали необходимой информацией. После нелицеприятного разговора с военными, никому не сказав ни слова, Сталин сел в машину и уехал на Кунцевскую дачу.

В результате внезапного нападения в некоторых органах управления страной наметилась дезорганизация, которая потребовала формирования, наряду с традиционными, чрезвычайных органов управления, наделённых особыми полномочиями. Очевидной становилась необходимость сосредоточения всей полноты власти в одних руках, где бы не было разделения на партийные, государственные и военные органы, где быстро и авторитетно решались бы любые вопросы.

Позже А.И. Микоян так описывал обстоятельства создания ГКО: «30 июня 1941 г. меня и Вознесенского попросили зайти к В.М. Молотову. Когда мы вошли в кабинет, там были Л.П. Берия, Г.М. Маленков и К.Е. Ворошилов. По всему было видно, что они о чём-то уже договорились и теперь хотят нас поставить перед фактом. Берия сказал, что они тут посоветовались и решили внести предложение о создании во главе со Сталиным Государственного Комитета Обороны, которому передать всю полноту власти в стране. Я сказал, что согласен: это отвечает сложившейся обстановке. Решили ехать к Сталину, он находился на Ближней даче. Приехали. Берия высказал наше предложение создать ГКО. Сталин согласился и сказал: «Нужно обсудить кандидатуры». Берия тут же заявил: «Кандидатуры есть...»

В состав ГКО вошли И.В. Сталин (Председатель), В.М. Молотов (заместитель Председателя), К.Е. Ворошилов, Г.М. Маленков, Л.П. Берия, а впоследствии в ГКО были введены Н.А. Булганин, Н.А. Вознесенский, Л.М. Каганович, А.И. Микоян.

Какие же вопросы решал Государственный Комитет Обороны? Наверное, проще было бы сказать, каких вопросов он не решал. ГКО осуществлял высшее политическое, государственное и военное руководство всеми ключевыми направлениями военной экономики и гражданскими отраслями народного хозяйства. Всего ГКО принял 9971 решение, которые имели силу закона военного времени.

Стратегическое руководство вооружённой борьбой ГКО осуществлял через Ставку Верховного Главнокомандования: ставил перед Вооружёнными Силами военно-политические задачи, совершенствовал их структуру, расставлял руководящие кадры, определял общий характер использования Вооружённых Сил в войне.

Великое перемещение

Буквально каждый час война выдвигала неотложные проблемы. С первых же дней началось гигантское перемещение войсковых грузов на запад, а производительных сил страны — на восток. Этим «великим перемещением», как оно вошло в историю, руководил Государственный Комитет Обороны.

Напомним: летом и осенью железные дороги доставили на запад, в пункты сосредоточения войск, 291 дивизию, 94 бригады и свыше двух миллионов человек маршевых пополнений. Из фронтовой зоны было вывезено 2593 предприятия (из них 1560 — оборонного значения), эвакуировано 18 миллионов человек!..

По сути дела, целая высокоразвитая по тому времени индустриальная держава была перемещена на тысячи километров. И не только перемещена, но и в исключительно короткие сроки размещена на новых, необжитых местах и начала выпускать так необходимую фронту продукцию.

— Эвакуация населения, промышленности и материальных ценностей проходила, конечно, очень тяжело, — вспоминал бывший член Транспортного комитета при ГКО генерал-лейтенант И.В. Ковалёв. — В нашем мобилизационном плане на случай войны массовые эвакуационные перевозки не предусматривались. Поэтому в первое время военному командованию, наркоматам этот сложнейший вопрос пришлось решать, как говорится, на свой страх, риск и совесть. Уже в конце июня была разослана директива: всё, что можно, вывозить на восток, остальное — уничтожить. Был создан Совет по эвакуации под председательством Н.М. Шверника, при наркоматах и ведомствах — бюро и комитеты по эвакуации. Эвакуация заводов и фабрик проходила в тяжелейших условиях: постановлением ГКО предписывалось всем предприятиям, работающим на военные нужды, выпускать продукцию до последнего момента. Поэтому очень часто демонтаж оборудования приходилось проводить под обстрелом противника.

Самыми тяжёлыми и критическими были последние два месяца 1941 года. Предприятия уже перестали давать продукцию в старых районах, но ещё не были восстановлены в новых тыловых районах. Народное хозяйство СССР понесло исключительно большие потери: на оккупированной к ноябрю 1941 года врагом территории до войны проживало 40 процентов всего населения страны, производилось 63 процента довоенной добычи угля, выплавлялось 68 процентов чугуна, 58 — стали, 60 — алюминия, производилось 38 процентов зерна, 84 — сахара. На этой территории находилось 38 процентов поголовья крупного рогатого скота, 30 — свиней.

В созданный при ГКО Транспортный комитет вошли три члена Политбюро ЦК ВКП(б), наркомы путей сообщения и водного транспорта, начальник тыла Красной Армии и начальник Центрального управления военных сообщений Генерального штаба (ЦУПВОСО). Комитет смог мобилизовать все ресурсы транспортной системы, обеспечить взаимодействие всех её звеньев.

Вторгаясь на территорию Советского Союза, армия захватчиков планировала действовать по тому же сценарию, что и в Европе, когда им удалось поставить себе на службу огромный промышленно-экономический потенциал завоёванных стран. Но в случае с нашим государством стратегия агрессоров не имела предполагаемого успеха. И «виной» тому — проведённая в критические месяцы 1941—1942 годов и являющаяся беспрецедентной в мировой истории массовая эвакуация промышленных предприятий и других производств на восток СССР. В кратчайшие сроки, приходившиеся на самый пик вражеского продвижения, целая индустриальная страна была перемещена в глубокий тыл, на безопасную территорию.

Многое из того, что не удавалось спасти, дабы не досталось захватчикам, подвергалось уничтожению.

Передовая тыла

Теперь мы знаем, что в октябре—ноябре сорок первого года Председатель ГКО лично распределял на подмосковный фронт автоматы, что производство проката цветных металлов сократилось в 430 раз(!), что выпуск подшипников, без которых завод не могли покинуть ни один самолёт или автомашина, танк или артиллерийское орудие, сократился в 21 раз... Но мало что известно, например, о том, какое критическое положение сложилось у нас с боеприпасами, и в частности с порохом — этим «хлебом войны», без которого, как известно, нельзя выстрелить даже из дробовика.

Снарядов и патронов на первые месяцы у нас имелось достаточно. Однако значительная часть этих запасов, сконцентрированная в западных районах — приграничной зоне, была захвачена врагом. 303 предприятия, производившие боеприпасы, потеряли мы к ноябрю 1941 года. На этих заводах производилось в месяц более 13 миллионов корпусов снарядов, мин, авиабомб, около 8 миллионов взрывателей... Прекратили работу пять из восьми пороховых заводов. Их удалось эвакуировать, но они находились где-то в пути.

— Положение в пороховой промышленности сложилось чрезвычайно тяжёлое, — вспоминал бывший уполномоченный ГКО на одном из пороховых заводов М.Ю. Рагинский. — В глухой тайге предстояло в кратчайшие сроки создать пороховой гигант. Возводила завод 20-тысячная армия строителей под руководством полковника Ионны Саввича Кузьмича — человека редкой судьбы, которого в годы Гражданской войны дважды белогвардейцы приговаривали к расстрелу. Строители совершили невозможное: за четыре месяца, на две недели раньше установленного Государственным Комитетом Обороны срока, в жестокие морозы были сооружены первая, а ещё через полгода — вторая и третья очереди...

Известно: построить предприятие — одно дело, а пустить его — другое. Дважды пуск этого завода был под угрозой.

Первый раз, когда нужно было срочно разработать и внедрить новую технологию мощных порохов. Чтобы избежать всяких «бюрократических проволочек», ГКО принял решение о создании при заводе Особого конструкторского бюро, в которое вошли крупнейшие специалисты в области пороховой промышленности под руководством доктора технических наук А.С. Бакаева. И вдруг — тяжелейшее сообщение: американский транспорт, который вёз для нас центролит (необходимый компонент для производства этих порохов), потоплен фашистской подводной лодкой. Положение создалось сверхсерьёзное. И всё же за какой-то месяц учёным ОКБ удалось создать заменитель центролита, который по многим показателям его превосходил. В Америке, например, центролит был заменён подобным компонентом только в 50-е годы. Таким образом, острейшая проблема производства мощных порохов была решена в невиданно короткие сроки.

Другая, не менее важная проблема в пороховой промышленности была решена в 1943 году, когда Красная Армия готовилась к битве на Курской дуге. В связи с этим заводу дали задание увеличить производство пороха в три раза. Из ГКО поступила телеграмма: «Невыполнение правительственного задания приведёт к срыву большой операции на фронте...»

Сотрудникам ОКБ удалось быстро разработать новую — шнековую — технологию, внедрение которой позволило в три раза увеличить производительность труда. Кстати, на эту технологию передовые страны Запада смогли перейти тоже только после войны.

— Задание Государственного Комитета Обороны, — рассказывал бывший уполномоченный ГКО, первый секретарь Пермского обкома ВКП(б) Кузьма Михайлович Хмелевский, — было выполнено досрочно благодаря трудовому героизму учёных и рабочих, их теснейшему сотрудничеству.

Много лет прошло с тех пор, но один из мартовских дней 1943 года Хмелевский запомнил на всю оставшуюся жизнь: бешеный ветер срывал крыши бараков, валил людей с ног, утром ему позвонили с завода. Вальцовщики Ахмет Сабирьянов, Сергей Божья Воля, Семён Стомин и Алексей Дьяговец при норме 216 прокатали по 1200 килограммов пороха. Собрали по этому поводу митинг. Директор завода генерал-майор Д.Г. Бидинский поздравил рабочих с крупной победой, а парторг ЦК ВКП(б) А.Е. Гусев тут же вручил им подарки — по две пачки махорки. Так началось на том заводе движение тысячников...

Чем, какой мерой измерить то, что изо дня в день совершали эти люди, как измерить их ненависть к врагу, любовь к Родине? Нет такой меры. Ненависть была беспредельна, беспредельной была и любовь.

ГКО на протяжении всей войны уделял Наркомату боеприпасов особое внимание. Это справедливо. Промышленность боеприпасов производила десятки тысяч видов и типов продукции — многотонные бомбы и торпеды, различные взрыватели, снаряды и мины, патроны, взрывчатые вещества... Объём производства был огромен: 50 процентов металла в военные годы шло на производство боеприпасов, ГКО привлёк к производству боеприпасов многие заводы и фабрики других отраслей. Так, например, в 1941 году 332 предприятия, в 1942-м — 1108, в 1943-м—1300 предприятий различных наркоматов стали производить боеприпасы.

Часовые, автомобильные, моторные, станкостроительные заводы по решению ГКО выпускали взрыватели. Предприятия химической и резиновой промышленности освоили производство взрывчатых веществ, противотанковых гранат, порохов, зарядов для реактивных снарядов. На производство оружия и боеприпасов были переведены почти все предприятия текстильной, швейной и пищевой отраслей лёгкой промышленности.

Трудно, почти невозможно сейчас представить, что в чрезвычайно сложных условиях и в такие короткие сроки — второе полугодие 1941-го и первое 1942-го — под руководством ГКО осуществлена военная перестройка всего народного хозяйства, без которой победа в войне была бы невозможна.

Многочисленный отряд советских партийных и хозяйственных работников с мандатом ГКО, предоставлявшим широкие полномочия, в необычайно трудных условиях добивался, казалось бы, невозможного.

Из воспоминаний уполномоченного ГКО по производству танков на одном из уральских заводов В.С. Емельянова:

— Хорошо помню день, когда мне секретарь обкома Сапрыкин вручил мандат уполномоченного ГКО, подписанный Председателем Государственного Комитета Обороны И.В. Сталиным. Получая его, я ещё не понимал, какую он имеет силу. Текст мандата напомнил мне первые годы революции. На меня возлагалась обязанность немедля обеспечить перевыполнение программы по производству корпусов танков.

— Почему я отвечаю за перевыполнение плана? А кто же отвечает за его выполнение? — спрашиваю секретаря обкома.

— Видимо, директор завода. А уполномоченный ГКО, как мне думается, должен обеспечить перевыполнение тех заданий, что установлены планом. Так должно быть, — ответил он.

Так оно потом и было. Наша промышленность выпускала не только значительно больше танков, чем германская, она выпускала лучшие машины.

Уже после прочитал в воспоминаниях Гейнца Гудериана, создателя гитлеровских бронетанковых сил: «В ноябре 1941 года видные конструкторы, промышленники и офицеры приезжали в мою танковую армию для ознакомления с русскими Т-34, превосходящими наши боевые машины. Предложение офицеров-фронтовиков выпускать точно такие же танки, как Т-34, не встретило у конструкторов никакой поддержки. Конструкторов смущало, между прочим, не отвращение к подражанию, а невозможность выпуска с требуемой быстротой важнейших деталей Т-34...»

А ведь у нас в войну ещё были созданы танки KB, ИС — лучшие тяжёлые танки Второй мировой войны. Всего же было создано и испытано 29 различных образцов танков и самоходно-артиллерийских установок. Мне остаётся только добавить, что постановление № 1 Государственного Комитета Обороны от 1 июля 1941 года — это постановление о развитии производства танков...

Бывший главный инженер одного из артиллерийских заводов М.З. Оленевский вспоминал:

— Весной 1945 года «Правда» опубликовала рапорт коллектива нашего завода Председателю ГКО о выпуске 100-тысячной пушки. А всего наша артиллерийская промышленность выпустила 489,5 тысячи орудий. Это была замечательная победа. Известно, что промышленность фашистской Германии вместе со всеми оккупированными ею странами Европы смогла дать за годы войны 102 тысячи орудий.

Хорошо помню, уже в октябре 1941 года наш директор А.С. Елян представил в ГКО график выпуска 100 пушек в день, то есть производство артиллерийского оружия возрастало в 18 раз. Теперь, когда прошло столько лет, мне порой самому не верится, что такое стало возможно, и на вопрос: «Почему?» — трудно дать однозначный ответ. Ведь рост выпуска продукции произошёл не за счёт увеличения производственных мощностей, а главным образом за счёт прогрессивных технологических мероприятий. Энтузиазм, наука, высокий уровень организации производства — вот три кита, на которых основывался успех. В те дни буквально каждый рабочий, техник, инженер что-то улучшал, вносил новое... Помню, во время одного лишь месячника выявления резервов было подано 3752 рацпредложения, что дало возможность дополнительно вооружить… 60 артполков!

А вот рассказ бывшего начальника авиационного отдела Госплана СССР, уполномоченного ГКО профессора С.И. Сёмина:

— Перед войной у нас были созданы первоклассные по тому времени самолёты, но наши Военно-Воздушные Силы находились в стадии перевооружения и реорганизации, серийное производство этих машин только налаживалось. Трудно было. Многие заводы пришлось эвакуировать на восток. ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны делали всё для того, чтобы наладить быстрейший выпуск возможно большего количества новых самолётов: истребителей МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1, штурмовиков Ил-2, пикирующих бомбардировщиков Пе-2 и других.

С гордостью вспоминаю, что уже через три недели после прибытия эшелонов одного из московских авиазаводов в Сибирь начался регулярный выпуск самолётов. Ещё через три месяца здесь их выпускали уже значительно больше, чем прежде. Прошло одиннадцать месяцев, и завод начал давать в семь с половиной раз больше машин, чем до эвакуации. Уже 22 января 1942 года ГКО благодаря достигнутым успехам смог принять постановление о создании авиационного Резерва Главного Командования. К осени этого года действовало уже несколько корпусов РГК — это означало, что авиапромышленность всё полнее удовлетворяла потребности фронтов. Напомню, что во втором полугодии 1941 года наша авиапромышленность дала фронту 8,2 тысячи, в 1942-м — более 21,7 тысячи, в 1943-м — 29,9 тысячи, за последние полтора года войны — более 51 тысячи боевых самолётов. И, что особенно важно, как вспоминал нарком А.И. Шахурин, авиационная промышленность не просто смогла оснастить ВВС самолётами в достаточном количестве, но осуществила их полное перевооружение новыми видами боевой техники.

Так работал весь наш народ. Работал и воевал. Наши танки, построенные руками мальчишек и девчат, женщин и стариков, заменивших у станков своих отцов и старших братьев, по многим качествам превосходили вражеские, и их поступало на фронт всё больше; наши самолёты летали быстрее, выше и дальше, и их в конечном счёте тоже оказалось больше, чем у врага; наши пушки были лучше крупповских; наши военные корабли успешно громили врага на море и на суше... Пере-строив в короткие сроки экономику на военный лад, наша страна смогла не только удовлетворить собственные нужды, но и оказать большую помощь в технике и вооружении народам, вступившим в борьбу с фашизмом. Хорошо об этом сказал заместитель Председателя ГКО, председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский: «Гитлеровская Германия в своей грабительской войне эксплуатировала производительные силы всей континентальной Европы... И если капиталистическая Германия оказалась разгромленной, то это свидетельствует о новой величайшей силе, которая в единоборстве с Германией оказалась победителем. Этой силой является Союз Советских Социалистических Республик, социалистическое государство рабочих и крестьян».

Беспрекословное выполнение

Заседания ГКО, как известно, не протоколировались. Своих особых органов прямого подчинения ГКО не создавал. В зависимости от обстоятельств для лучшей организации руководства и управления военным хозяйством при ГКО действовали, временно или постоянно, различные комитеты (Транспортный комитет, Комитет по разгрузке транзитных грузов, Комитет по эвакуации продовольственных запасов), советы, комиссии, бюро, которые при необходимости создавались в рабочем порядке, а при выполнении своей прямой задачи расформировывались.

8 декабря 1942 года было принято постановление ГКО об образовании Оперативного бюро Государственного Комитета Обороны, с помощью которого ГКО осуществлял жёсткий контроль за выполнением военных заказов.

Оперативное бюро ГКО контролировало работу всех наркоматов оборонных отраслей промышленности, а также Наркомата путей сообщения, Наркомчермета, Наркомцветмета, наркоматов электростанций, угольной, нефтяной промышленности, Наркомхимпрома...

Такой контроль, осуществляемый строго — по законам военного времени — за финансовой дисциплиной и выполнением военных заказов, позволил создать необходимые условия для реализации всех постановлений Государственного Комитета Обороны.

Начальник Генерального штаба А.М. Василевский в своих воспоминаниях отмечал, что на протяжении всей войны стратегические решения, направляемые в войска в виде постановлений ГКО или директив Ставки, рассматривались Политбюро ЦК ВКП(б) и Государственным Комитетом Обороны, всецело осуществлявшими руководство вооружённой борьбой и деятельностью тыла страны с привлечением в каждом отдельном случае необходимых ответственных военных и гражданских работников.

Как правило, предварительная намётка стратегического решения и плана его осуществления вырабатывалась у Председателя ГКО в узком кругу лиц. Обычно это были некоторые из членов Политбюро ЦК и ГКО. Нередко эта работа требовала нескольких суток. В ходе её Председатель ГКО получал необходимые справки и советы по разрабатываемым вопросам у командующих и членов военных советов соответствующих фронтов, у ответственных работников Наркомата обороны. Огромная работа в этот период проводилась ответственными работниками Генерального штаба и Наркомата обороны. В результате всестороннего обсуждения принималось решение и утверждался план его проведения, вырабатывались соответствующие директивы фронтам и назначался день встречи с командующими, привлекаемыми к реализации намеченных операций. Ставка на эти направления посылала своих представителей и уполномоченных ГКО, которые несли за ход операции полную ответственность по законам военного времени.

Такой, примерно, порядок поддерживался и при решении народнохозяйственных задач. ГКО в данном случае в своей деятельности опирался на аппарат Совнаркома и Госплана СССР, уполномоченных ГКО на местах, которыми, как правило, являлись первые секретари ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов, местных городских комитетов обороны (они были созданы в Ленинграде, Севастополе, Туле, Ростове, Сталинграде, Курске — всего более чем в 60 городах страны).

Наркоматы обороны и ВМФ были рабочими органами ГКО по военным вопросам. Через созданный в 1942 году Центральный штаб партизанского движения ГКО руководил всенародной борьбой на оккупированной врагом территории...

ГКО, сосредоточив под руководством И.В. Сталина всю полноту власти в государстве, сумел создать единую чёткую систему руководства вооружённой борьбой советского народа против фашистских захватчиков.

Насколько же нелепыми в этом свете выглядят утверждения иных лжеисториков о том, что-де «народ победил вопреки Сталину»! Высокая организованность и деловитость, умение в сложной ситуации выявить главную проблему и сконцентрировать усилия для её быстрого решения, чёткий контроль за исполнением, присущие деятельности ГКО, позволили осуществить такое руководство в кровопролитной войне, которое и привело наш народ к Великой Победе.

Опубликовано в газете "Правда" 10-13 июля 2015 г.
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/1 ... 1%82%D0%B8


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср окт 28, 2015 8:45 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Изречение несуразицы
Дата: 29/10/2015
Тема: УЛИКИ



Выходящий в свет очередной, шестой, том издания «Сталин. Труды» почти целиком посвящен судьбоносному 1917 году. Мы решили отказаться от попытки раскрыть тему «Сталин и Октябрьская революция»: все равно не сделаешь этого лучше прямой авторской речи, звучащей со страниц книги.

Другое дело – сам Великий 17-й, до векового юбилея которого осталось почти ничего. И все чаще испытываешь неловкость, видя, сколь несерьезно серьезные люди (судя по занимаемым постам и ученым степеням) выступают с оценками таких событий, как Октябрьская революция или выход России из Первой империалистической войны.
Не явились исключением и первые лица Российской Федерации.
Так, 7 ноября 2014 года председатель российского правительства Д.А. Медведев на некоем заседании, проходившем в стенах Ново-Иерусалимского монастыря, позволил себе следующее высказывание: «Сегодня большинству наших граждан понятно, что это день трагедии, который в значительной степени предопределил дальнейшую историю страны и гражданскую войну».
Двумя годами раньше, 27 июня 2012 года, президент В.В. Путин довольно пространно изложил свое видение участия России в Первой мировой войне (читатель извинит нас за обширную цитату, иначе может быть утрачена целостность ораторской мысли):

«Эту войну называли империалистической в советское время. Чем Вторая мировая война отличается от Первой, по сути, непонятно. Никакой разницы на самом деле нет. Но я думаю, что замалчивали ее не потому, что ее обозвали империалистической, хотя речь шла прежде всего о геополитических интересах стран, вовлеченных в конфликт.
Замалчивали ее совсем по другим причинам. Мы почти не задумываемся над тем, что произошло. Наша страна проиграла эту войну проигравшей стороне. Уникальная ситуация в истории человечества! Мы проиграли проигравшей Германии. По сути, капитулировали перед ней, а она через некоторое время сама капитулировала перед Антантой. И это результат национального предательства тогдашнего руководства страны. Это очевидно, они боялись этого и не хотели об этом говорить, и замалчивали это, и несли на себе этот крест.
Они искупили свою вину перед страной в ходе Второй мировой войны, Великой Отечественной – это правда. Сейчас не будем говорить о цене, это другой вопрос, но и замалчивали ее именно по этим соображениям. Да ведь и цена какая была этого поражения! Что мы потеряли после того, как капитулировали! Огромные территории, огромные интересы страны были отданы, положены непонятно ради каких интересов, ради партийных интересов только одной группы, которая хотела стабилизировать свое положение у власти. Но время прошло, сейчас нужно вернуться к этому, потому что люди, которые отдали свои жизни за интересы России, не должны быть забыты».

Летом минувшего года он же в речи на открытии памятника на Поклонной горе русским солдатам и офицерам, воевавшим в Первой мировой, высказался еще резче: «Победа была украдена у страны. Украдена теми, кто призывал к поражению своего Отечества, своей армии, сеял распри внутри России, рвался к власти, предавая национальные интересы».
Сановные ораторы не одиноки в своих оценках. Ныне модно выражаться так: мол, крепкая и здоровая романовская Россия стала жертвой злодеев-большевиков, вскормленных на германские деньги и заброшенных извне для разрушения страны. На эту тему снимают телепередачи и издают толстые книги. Их авторы не стесняются выступать публично, не скрывая лиц и имен, хотя несоответствие подобных «откровений» историческим фактам столь разительно, что вызывает оторопь.
Голоса непосредственных участников событий 1917 года, сохраненные бесстрастными стенограммами и протоколами, ставят современных плакальщиков о «России, которую мы потеряли» и «разоблачителей немецких наймитов-большевиков» в более чем неловкое положение. Дабы нас не упрекнули в предвзятости, мы сознательно воспроизведем мнения только одной – антибольшевистской – стороны.

***

Итак, по мнению Путина, победа над Германией была украдена у страны большевиками. Но при чем тут они?
Министр продовольствия Временного правительства С.Н. Прокопович на заседании так называемого Предпарламента 16 октября 1917 года обрисовал текущее положение буквально в следующих словах. Из запланированных на 1917–1918 годы 1млрд 120 млн пудов продовольствия неблагоприятные условия едва ли позволят собрать половину. Требуется немедленно сокращать армию: ее просто нечем кормить. Но это полбеды, ибо даже собранные и направленные грузы из-за разрухи на транспорте никуда дойти не могут. В Питере не разгружено более 3000 вагонов, в Москве – 4000. На Северном фронте запасов муки на 8 дней, на Западном – также на 8, на Юго-Западном – на 6, на Румынском – на 7. От бескормицы начался падеж лошадей. Если кто подумал, что это – результат деятельности тех самых, кто «сеял распри внутри России, рвался к власти, предавая национальные интересы», укажем, что и в ноябре 1916 года фронт получил 74% продовольствия, в декабре – 67%, а в целом в 1916–1917 годах нехватка харчей на фронте составляла 47%, то есть армия недоедала по крайней мере уже год!
Таким образом, министр Временного правительства, рисующий с цифрами в руках гибельное положение армии в результате царского и буржуазного правлений, требующий немедленного сокращения армии и введения жестоких мер против «анархии» (под коей министры понимали охватившие Россию стихийные выступления крестьян, требовавших земли), ведет речь не о призрачной победе над Германией, а о голодающей армии и бунтующей стране. Это плохо сочетается с не отвечающим фактам, безнадежно запоздалым ура-оптимизмом российского президента, предпочитающего вольное толкование истории честному взгляду на факты.

***

Далее, по мнению В.В. Путина, истинные патриоты России, ее офицеры и солдаты, являли примеры мужества, защищали ее независимость, достоинство и свободу. А почти добытую победу у них просто умыкнули. Однако военный министр Временного правительства А.И. Верховский с этим вряд ли согласился бы.
На соединенном заседании комиссий Предпарламента по обороне и иностранным делам 20 октября 1917 года он описал настоящее состояние дел следующим образом. В армии числятся 10 млн 200 тыс. человек. Ввиду катастрофического положения с продовольствием необходимо немедленно довести общую численность до 7 млн, остальных просто нечем кормить. Однако Ставка настаивает на 9 млн – иначе фронт удержать невозможно. Союзники сорвали поставку сапог. Теплые вещи доставить на фронт не удалось. Авиация умирает. Автомобильное дело в упадке. Еще в худшем состоянии моральный дух. «Ни один офицер не может быть уверен, что его приказание будет исполнено, и его роль сводится главным образом к уговариванию, – констатировал Верховский. – Но никакие убеждения не в состоянии подействовать на людей, не понимающих, ради чего они идут на смерть и лишения» (курсив мой. – Ю.А.). Единственная возможность спасти положение (кроме всего прочего, «временные» со дня на день ожидали выступления большевиков) – «самим немедленно возбудить вопрос о заключении мира. Реальные данные, на которые мы можем при этом опираться, – убеждал коллег генерал, – состоят, во-первых, в том, что мы при всей нашей слабости связываем на нашем фронте 130 неприятельских дивизий, и, во-вторых, в нашей задолженности союзникам, достигающей 20 млрд. Такого рода аргументы совершенно достаточны для того, чтобы побудить союзников согласиться на прекращение этой истощающей войны, нужной только им, но для нас не представляющей никакого интереса» (курсив мой. – Ю.А.).
Оппоненты Верховского среди прочего указали ему на немыслимость мирных переговоров в настоящий момент: условия для России будут слишком тяжелы. «Речь идет... о спасении государства, – парировал министр, – то есть о сохранении из него всего того, что возможно по реальному соотношению сил... Надо решать, что нам по карману и что нет. Если нет средств для лучшего мира, надо заключать тот, какой сейчас возможен. В противном случае положение только ухудшится».
Решительный тон Верховского был более чем обоснован. Он наверняка знал, что в случае поражения Россия обречена на растерзание и противниками, и союзниками. У германского императора Вильгельма был план расчленения нашей страны на пять государств. По сути, то же планировали союзники. Затевая Гражданскую войну, англичане весной 1918 года высадились в Мурманске, а затем последовали аналогичные шаги французов на Черноморском побережье, американцев – на Севере, их же и японцев – на Дальнем Востоке.
Министр Временного правительства, боевой генерал, враг большевиков, прекрасно понимал и прямо заявлял, что немедленный сепаратный мир – единственный выход для России, ведущей ненужную ей, истощающую войну, чьи солдаты давно не знают, ради чего идти на смерть и лишения. Это жестокое и необходимое решение определялось вовсе не «непонятно какими партийными интересами», а было неизбежным результатом политики царского и буржуазного режимов. Это та суровая реальность, которую спустя 98 лет перестал понимать теперешний глава исполнительной власти Российской Федерации, предпочитая ставить выше объективных исторических обстоятельств свои пропагандистские иллюзии.
Далее, продолжает российский президент, тот же коварный враг не только мешал доблестной армии воевать, но и «сеял распри внутри России…»
Действительно, в огромной аграрной стране, для которой традиционно острым был земельный вопрос начиная с самого марта 1917 года, изо дня в день нарастали «распри», а по терминологии «временных» – анархия. В этом отношении более радикального, чем местные власти, мнения придерживались представители США в России – руководитель Американской миссии Красного Креста полковник У.Б. Томпсон и его коллега, горнопромышленник Р. Робинс. Так, днем 20 октября они спешно собрали в номере гостиницы «Европейская» совещание военных атташе, глав военных миссий Англии, Франции и США, с привлечением секретаря Керенского Д.В. Соскиса и русского генерала К.Ф. Неслуховского. Американцы озвучили просчитанный ими план спасения Временного правительства, которое должно будет за это продолжать войну. План был прост: Керенский сегодня же объявляет в стране раздел помещичьих земель. По мнению американцев, без немедленного закона о земле и союза с ЦИК Советов Временному правительству не удержаться, так как 80% русского народа «тяготеет к Ленину».
Американские капиталисты, ярые сторонники частной собственности и поборники продолжения войны, живя в России 1917 года и прекрасно сознавая, какое значение в ней имеет вопрос о земле, отчетливо понимали, что иного выхода, кроме ее немедленной передачи крестьянам, у буржуазной власти просто нет. И что это не популистский лозунг рвущихся к власти большевиков, а самая насущная задача, без неотложного решения которой в России не удержится никакая власть. Этого не хотели понять ни корниловцы, ни кадеты, ни даже эсеры, формальные защитники интересов российского крестьянства, отказавшиеся от выполнения коренного своего лозунга об уравнительном распределении земли. Как не понимает спустя столетие современная российская власть, клеймящая это требование внесением распри и преследованием партийных интересов, а на деле предпочитающая антибольшевистскую ложь реальному положению вещей.
Нынешний премьер правительства Российской Федерации всерьез считает, что осенью 1917 года в России разразилась трагедия. Однако с гражданином Медведевым едва ли согласились бы миллионы россиян, на своем собственном опыте давно испытывавших трагедию десятилетиями длившейся агонии больной самодержавием страны. Сотрясаемая неразрешимыми противоречиями, пережившая кровопускание позорной русско-японской войны (скоро и в честь этой «славной страницы нашего прошлого», видимо, будут воздвигать монументы), Россия хлебнула народной крови 1905 года и Ленского расстрела 1912-го. В полыхнувшей между этими событиями первой русской революции народ с оружием в руках дал наконец понять, насколько «любит» он своего самодержца, его клику, сохранявшую видимость устойчивости штыком и нагайкой, лютым полицейским надзором и «столыпинскими галстуками». Последнее средство «стабилизации» – монархия толкнула страну в жестокую военную авантюру – не могло окончиться иначе.
И вот спустя столетие отыскались охотники подавать это преступление в позлащенном, подсахаренном виде.
Уже для вдумчивых современников крах не представлял никакой тайны. Бывший министр внутренних дел П.Н. Дурново в феврале 1914 года прямо предупреждал мало вменяемого монарха: «В случае неудачи, возможность которой при борьбе с таким противником, как Германия, нельзя не предвидеть, социальная революция в самых крайних ее проявлениях у нас неизбежна… Все неудачи будут приписаны правительству. В законодательных учреждениях начнется яростная против него кампания, как результат которой в стране начнутся революционные выступления. Эти последние сразу же выдвинут социалистические лозунги, единственные, которые могут поднять и сгруппировать широкие слои населения; сначала черный передел, а затем общий раздел всех ценностей и имуществ. Побежденная армия, лишившаяся к тому же за годы войны наиболее надежного кадрового состава своего, охваченная в большей части стихийно общим крестьянским стремлением к земле, окажется слишком деморализованною, чтобы послужить оплотом законности порядка. Законодательные учреждения и лишенные действительного авторитета в глазах населения оппозиционно-интеллигентские партии будут не в силах сдержать расходившиеся народные волны, ими же поднятые, и Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается даже предвидению…»
По существу, это был убийственный приговор насквозь прогнившему режиму.
Лепить сегодня из романовской России и последнего русского царя притягательные образы, способные вдохновить потомков и вселить в них гордость, могут лишь люди, сознательно закрывшие глаза на прямые и ясные общеизвестные факты. Подобное мифотворчество не более исторично, чем распространение сплетен и клеветы о «продажности» Ленина и его соратников, пресловутых «немецких миллионах» и т.п.
Могут сказать: вы привели мнения одиночек, мнения не типичные, выгодные вам, не вызывающие в окружении упомянутых ораторов сочувствия и понимания.
Да, это так, ни к Дурново, ни к Верховскому, ни к Прокоповичу, ни к американцам вовремя не прислушались. Но, как известно, правда не всегда привлекает большинство. А главное, эти люди, в отличие от своих, должно быть, не менее информированных коллег, проявили мужество и заявили вслух о том, что фактически большевистские лозунги о мире и земле выражали не узкопартийные (как это до сих пор отчего-то кажется руководителям современной России), а кровные интересы громадного трудящегося большинства, игнорировать которые дальше было невозможно. И либо буржуазная власть, временно поступившись политическими принципами (то есть своим классовым интересом) в целях сохранения управляемости страной, дееспособности России хотя бы в том ее виде, в каком она оказалась к осени 1917 года, немедленно ответит на эти чаяния, перехватив лозунг непримиримого политического противника и дав народу мир и землю, либо она просто перестанет быть властью.

***

Таким образом, именно политические близорукость и безответственность, ярко выраженный узкопартийный интерес, противопоставленный объективным народным чаяниям, намерение в ущерб стране балансировать на пересечении узкокорыстных устремлений отечественной буржуазии и ее иностранных покровителей послужили главной и непосредственной причиной утраты Временным правительством всякой поддержки и его неизбежного падения. И выбор был один. Уже только советской власти пришлось ценой неимоверных усилий выполнять программу мира, решать вопрос о земле и справедливом распределении собственности, фактически спасать страну, едва не погубленную бездарными и своекорыстными политиканами.
Почему, зная обо всем этом, современные «исследователи» и политики продолжают изрекать несуразицы про Первую мировую войну, 1917 год и Октябрьскую революцию? Потому же, почему, отказываясь прислушаться к голосу разума и взглянуть в глаза суровой действительности, блюдя, выражаясь словами Путина, узкопартийные интересы, то же самое сто лет назад делали их непутевые идеологические праотцы – кадеты и корниловцы, всяких оттенков меньшевики и пр. и пр. В угоду тем же узкопартийным интересам, в угоду безоглядному стремлению удержать ускользающую власть они кинулись устраивать антисоветские заговоры и мятежи, оптом и в розницу продавать Антанте, немцам, бог знает кому свою «любимую Родину». Выступая на ее просторах под белыми знаменами полномочными представителями иностранного капитала, они развязали страшную Гражданскую войну. А потом, изгнанные тем самым народом, которому до конца отказывали в праве и на землю, и на самостоятельное устройство своей жизни, рассеялись по миру и, настрочив горы мемуаров, вложили свои лживые и хвастливые, не выдерживающие никакой критики оправдания в уста политических потомков, волею исторических судеб оказавшихся у руля современной России.
Большевики, пригвожденные в июле 1917 года к позорному столбу, объявленные «немецкими шпионами», эти «политические маргиналы», «одержимые жаждой власти», прошедшие десятилетия тюрем и каторг в непримиримой борьбе с кровавым самодержавием, вновь брошенные в тюрьмы бывшими «товарищами по борьбе» (называвшимися теперь министрами, но при этом не отдающими себе отчет в настоящем смысле управления страной), – эти самые большевики – гибли от рук красновских казаков и савинковских террористов, сражались с немцами и белочехами, клали головы на фронтах Гражданской, отстаивая Россию и завоеванные ее трудящимися землю и заводы от стервятников-интервентов и снаряженного ими белогвардейского войска. Гробили здоровье и жизни на восстановлении страны, не щадя себя, боролись за всеобщую грамотность и медицину, строили в аграрной стране могучую современную промышленность и науку. А спустя всего двадцать пять лет во главе советского народа, с народом, плоть от плоти его, сотнями тысяч гибли на фронтах Великой Отечественной и громили не победимого никем фашистского зверя.
«Я защищаю большевиков? – писал в мае 1918 года обуреваемый сомнениями М. Горький. – Нет, я, по мере моего разумения, борюсь против них, но – я защищаю людей, искренность убеждений которых я знаю, личная честность которых мне известна точно так же, как известна искренность их желания добра народу. Я знаю, что они производят жесточайший научный опыт над живым телом России, я умею ненавидеть, но предпочитаю быть справедливым.
О да, они наделали много грубейших, мрачных ошибок, – Бог тоже ошибся, сделав всех нас глупее, чем следовало, природа тоже во многом ошиблась – с точки зрения наших желаний, противных ее целям или бесцельности ее. Но, если вам угодно, то и о большевиках можно сказать нечто доброе, – я скажу, что, не зная, к каким результатам приведет нас, в конце концов, политическая деятельность их, психологически – большевики уже оказали русскому народу огромную услугу, сдвинув всю его массу с мертвой точки и возбудив во всей массе активное отношение к действительности, отношение, без которого наша страна погибла бы».

***

Что же за проблемы должны быть с логикой у того, кто одних и тех же людей, неуклонно следующих принципу отстаивания интересов трудящегося большинства, в одной ситуации клянет немецкими шпионами и одержимыми стяжателями власти, а в другой – чтит как победителей фашизма, «искупивших свою вину перед страной»? Есть у Ленина прекрасная фраза о том, что с обывательским мышлением нечего браться за теоретические вопросы. История не устает доказывать, что обыватель в политике или в науке, обыватель в университетской аудитории или в телестудии – всегда и прежде всего индивид, действующий «по либерально-приятной программе» (В.И. Даль), мало что понимающий и почти ничему не учащийся. А величайший опыт Октябрьской революции как, быть может, никакой иной доказывает, что в переломные моменты истории, когда интересы правящего класса приходят в неразрешимое противоречие с интересами подавляемого большинства, уловки и полумеры становятся невозможны и избежать социального взрыва (хотя бы и на время) правящий класс может, лишь идя наперекор своей позиции. Это для конкретных частных лиц, делегированных своим классом на исполнение государственных обязанностей, как видно на примере «временных», если не невозможно, то очень трудно.
Парадокс современной ситуации состоит в том, что при кажущейся стабильности социальные противоречия в России, ввергнутой в капитализм вековой давности, вовсе не так безобидны: колоссальная разница в доходах олигархата и близкой ему буржуазии, с одной стороны, и десятков миллионов наемных работников – с другой; подлинная пропасть между уровнем жизни в двух столицах и остальной, провинциальной России; вызревающий на наших глазах, нагнетаемый «работодателями» социально-этнический конфликт между россиянами и многомиллионной трудовой миграцией – объективная реальность, как бы кому ни хотелось закрыть на нее глаза. Может быть, «наши иностранные партнеры», всегда готовые поживиться за чужой счет, стали за минувшее столетие порядочней и гуманней? Вынужденное к решительным действиям, руководство РФ идет на беспрецедентные шаги, добившись возвращения Крыма и вступившись за сирийцев. Но адекватно ли оно оценивает эти шаги? Возбужденная ими, в основе своей глубоко советская гордость создала в населении, униженном десятилетиями грабежа и издевательств, ожидания, мало соответствующие реальным возможностям буржуазной России. В условиях же созданной извне санкционной блокады внутренние противоречия мало-помалу будут только нарастать. Их, конечно, можно ослабить, но для этого следует идти наперекор своему классовому интересу: шире внедрять госкапиталистические и кооперативные начала, централизовать и сконцентрировать в госбюджете все значимые доходы, немедленно внедрять планирование развития экономики. Иного выхода тут нет, остальное будет уловками и полумерами, только способствующими социальному накалу. Но можно ли ожидать от идейных наследников Столыпина, Милюкова и Керенского такого – ленинско-сталинского – действия?..
Тот, кто перед лицом подобной перспективы пытается внедрить в сознание людей еще один миф, ставя знак равенства между Октябрьской революцией и тем, что ныне именуют «революциями цветными», идет по пути самообмана. Наши либералы вообще любят сказки; их любимая – про то, что бывает империализм монополярный, агрессивный и эгоистичный, а бывает империализм многополярный, равноправный и справедливый, что есть капиталист алчный, безответственный, непатриотичный, а есть – щедрый, филантропичный и беззаветно любящий родину. Действительно, имеется развитая механика осуществления госпереворотов в странах с высокой степенью зависимости национальной буржуазии от буржуазии международной. И там по воле истинных мировых воротил, как наглядно демонстрируют минувшие десятилетия, такие перевороты можно возбудить, а можно и отменить. Беда-то в том, что настоящую социальную революцию ни затеять, ни отменить невозможно. Как невозможно воспрепятствовать цунами или остановить землетрясение.
Керенский и Ко презрели этот закон и стали историческим образцом либерально-реакционного игнорирования социально-экономической действительности. А если буржуазия дорожит своей диктатурой, ей придется быть гибкой и изобретательной. И век XX наглядно показал, что имеются сотни путей умеренной социализации экономики, позволяющих эксплуататорам балансировать на краю. Безоглядное же применение рыночно-монетарного пути образца XIX века неизменно ведет в пропасть.
Русской буржуазии, обанкротившейся в 1917-м, было по-своему легче нынешней: изо дня в день большевики через газеты и со всевозможных трибун предельно ясно указывали ей путь, сворачивая с которого она загнала Россию в тупик и лишилась всякого народного доверия. У сегодняшних властителей страны таких подсказчиков нет. Но глаза-то и руки есть! Что же мешает взять и освежить в памяти классическую ленинскую работу «Грозящая катастрофа и как с ней бороться»? А можно открыть шестой том сталинских «Трудов», где буквально на каждой странице аргументированно разъясняется, куда неизбежно заведет господ «временных» их политика. Конечно, даже после этого едва ли стоит ожидать от властей предержащих чего-то вроде «перестройки наоборот». Но должно же хватить рассудка, элементарного инстинкта самосохранения, чтобы не повторять в точности провальной политики своих идеологических и классовых пращуров?
Что же, поживем – увидим.

Юрий АЛЕКСЕЕВ


***

Заказать тома с первого по шестой издания «Сталин. Труды», а также подписаться на издание целиком, вне зависимости от того, в каком регионе вы проживаете, можно, написав на электронный адрес sunlabour@yandex.ru или позвонив: 8(967)-132-48-63.






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=601256


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср окт 28, 2015 8:53 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Бумеранг пресловутых «троек»
Дата: 29/10/2015
Тема: УЛИКИ





ПРОШЛЫЙ, 2014-й год был годом двух дат: 135-летия со дня рождения И.В. Сталина и 80-летия со дня трагической гибели С.М. Кирова.
Эта смерть обросла массой домыслов и вранья. Кукурузник Хрущев активно распространял инсинуации, что С.М. Киров был убит по личному приказу Сталина, мол, тот панически боялся, что Киров сместит его с поста генсека ВКП(б) и якобы не мог простить Кирову, что против того проголосовало много меньше делегатов XVII съезда ВКП(б), чем против Сталина. Троцкисты и «пламенные революционеры», объявлявшие себя «истинными марксистами-ленинцами», в те годы с пеной у рта вещали, что Сталин, мол, воспользовался смертью Кирова, чтобы расправиться с т.н. «ленинской гвардией». При этом «ленинской гвардией» эти деятели «скромно» провозгласили сами себя. Хотя если почитать историю, то именно с ними, а не со Сталиным, В.И. Ленину приходилось все время вести и организационную, и идейную борьбу. В годы приснопамятной перестройки это утверждение – о расправе Сталина с «ленинской гвардией» – было вновь подхвачено пресловутыми «прорабами перестройки», при этом Сталин изображался злобным тираном и узурпатором, а «пламенные революционеры» – белыми и пушистыми и «истинными ленинцами». Правда, сегодня из открытых исторических документов явствует, что в годы Гражданской войны не было людей более кровожадных, чем эти самозваные «ленинские гвардейцы», готовых пустить под пулеметы все народы России ради торжества мировой революции.
На деле все было гораздо сложнее. Во-первых, сегодня рассекречены документы (которые «пламенные революционеры» держали за семью замками от всех), из которых явствует, что Сталин и Киров были ближайшими соратниками. Что Киров не имел никаких амбиций по смещению Сталина с его поста, что Сталин доверял Кирову, как никому другому, и делился с ним сокровенными мыслями. Во-вторых, Сталин, как опытный политик, не мог не воспользоваться ситуацией, когда совершен террористический акт против одного из лидеров партии и государства, чтобы не нанести удар ответный. В-третьих, смерть Кирова серьезнейшим образом влияла на планы Сталина по демократизации советского общества. Да-да, именно по демократизации.
Необходимо отметить, что истерика по поводу репрессий, развернутых после смерти Кирова, – откровенное фарисейство. Любое, самое демократическое государство не оставит без последствий факт убийства человека, входящего в органы высшего руководства страны. Почему-то любой либераст или правозащитник с пеной у рта будет защищать право америкосов после терактов 11 сентября 2001 года вторгаться в другие страны или создавать тайные тюрьмы, где людей годами держат только ПО ПОДОЗРЕНИЮ в содействии террористам, не предъявляя никаких обвинений (зачастую просто из-за отсутствия доказательной базы), и пытать их, право издавать законы, полностью развязывающие руки спецслужбам в слежке за людьми, попирающие все их права на тайну личной жизни, создавать систему глобального электронного шпионажа. Но при этом эти же либерасты бьются в падучей и в истерике, если любое другое государство в ответ на террористические акты проводит мероприятия по противодействию терроризму. Ну, объяснение тут простое: либерасты истово веруют, что америкосы ИМЕЮТ право, т.к. они же «эталон» демократии и имеют право защищаться. Всем остальным в этом отказано, и если что-то делается, то тут же раздается истеричный визг о «возрождении кровавого КГБ». В общем, америкосы – высшая раса, все остальные – унтерменши, т.е. недочеловеки.
Так вот, Сталин использовал смерть Кирова для нанесения удара как по внутрипартийной оппозиции, так и по тем из «бывших», кто, по данным ОГПУ, продолжал вожделенно ждать, когда в страну вторгнутся «освободители». При этом в отношении партийных деятелей критерий был совершенно четкий: под удар попадали в первую очередь «пламенные революционеры», все еще грезившие о «мировой революции» и рассматривавшие Россию–СССР всего лишь как вязанку дров, которую не жалко спалить ради разжигания «мирового пожара». Кроме того, Сталин, нанося эти удары, намеревался изначально подавить любые попытки сопротивления планируемой политической реформе.
ХОЧЕТСЯ ОТМЕТИТЬ, что в 1934–1936 гг. происходили события, о которых в советской историографии обычно умалчивалось, ибо это не укладывалось в прокрустово ложе официальной идеологии, которая со времен Хрущева становилась все более троцкистской, возвращая страну к временам раздувания «мирового пожара».
Во-первых, И.В. Сталин в пропагандистской и агитационной работе практически полностью исключил все упоминания о «мировой революции», теперь агитация и пропаганда строились вокруг укрепления могущества СССР, построения социализма в отдельном государстве. В агитацию и пропаганду было возвращено слово «патриотизм». Сталин стал готовить страну к вступлению в Лигу Наций, которую «пламенные революционеры» как только не обзывали. Коминтерн был переориентирован с работы по разжиганию «мировой революции» на работу в интересах укрепления положения СССР в мире.
Во-вторых, Сталин готовил радикальное изменение всей политической структуры советского общества. По его задумкам, новая Конституция и новый избирательный закон должны были оставить партии только вопросы агитации и пропаганды, а также подбора кадров. Вся реальная власть должна была быть сосредоточена в Совнаркоме и Верховном Совете. В своих замыслах он опирался на ближайших соратников – Молотова, Жданова, Кагановича, Андреева, Микояна, затем на Маленкова и на Генерального прокурора СССР Вышинского. Мало кто знает, что именно Вышинский был руководителем группы по разработке Конституции СССР 1936 года и нового закона о выборах, предусматривавшего НЕСКОЛЬКИХ (два – минимум) кандидатов в выборных бюллетенях. При этом, когда Сталин на одном из пленумов ЦК ВКП(б) упомянул, что по новому избирательному закону в Верховный Совет СССР и Верховные Советы республик может быть избрано даже некоторое количество священников, то в ответ на истерический вопль, мол, как это так, он спокойно ответил, что это означает, «что мы плохо работаем идеологически».
Наряду с подготовкой новой Конституции и нового избирательного закона шла работа по уравниванию в правах всех социальных групп СССР. В 1935–1936 гг. были приняты законодательные акты, по которым избирательные права получали казаки, бывшие дворяне, купцы, представители духовенства. Окончательно это было закреплено в Конституции СССР 1936 года, когда все граждане СССР получили равные права, независимо от происхождения. Безусловно, что ничего этого сделать было невозможно, если бы после гибели Кирова Сталин не нанес мощный удар по внутрипартийной оппозиции, а если говорить своими именами, – по троцкистско-«революционному» слою, жаждавшему немедленного начала революционного похода на империализм. После арестов и показательных процессов над несколькими десятками деятелей, считавшихся неприкосновенными, партийная номенклатура несколько притихла. И уже не смела истерить, глядя, как рушатся устои «диктатуры пролетариата», как весь народ становится равноправными гражданами Страны Советов.
Однако главная схватка разгорелась вокруг избирательного закона. Партийные бонзы, многие из которых уже вели себя, как феодалы в своих уделах, сразу почувствовали опасность, которая таилась в этом законе, почувствовали опасность в предложениях Сталина о том, что партия должна сосредоточиться не на административной, а на агитационно-пропагандистской и кадровой работе. Кстати, то, что Сталин был вынужден лавировать, чуть ли не скрытно готовить этот закон, камня на камне не оставляет от инсинуаций об его всевластии. Он прекрасно понимал, что на любом Пленуме ЦК достаточно одному из «пламенных революционеров» подняться на трибуну и, жонглируя цитатами из Маркса, Энгельса и Ленина, обвинить его, Сталина, в предательстве идеалов мировой революции, как эта стая не только сметет его с поста генсека ЦК, но и расправится как с контрреволюционером. Тем более что поводов с точки зрения «рафинированных марксистов» было более чем достаточно: и исключение из проекта новой Конституции упоминания о диктатуре пролетариата, и лишения рабочих преимуществ в голосовании при выборах в Советы, и уравнивание в правах всех граждан СССР, и разворот в политике Коминтерна, и выстраивание с капиталистическими странами отношений мирного сосуществования. Все это с точки зрения «пламенных революционеров» было отходом от идеалов марксизма-ленинизма, который, по их убеждению звал пролетариат на немедленный «...последний и решительный бой». При этом необходимо еще учитывать, что у «пламенных революционеров» имелась мощнейшая поддержка в ОГПУ и Наркомате обороны, где многие посты продолжали занимать выдвиженцы Ягоды и Троцкого.
Партийные бонзы прекрасно понимали, что реального авторитета в народе у многих из них нет, и только многоступенчатая система партийных и советских выборов плюс опыт подковерных интриг помогает им оставаться на вершинах пирамид власти. Поэтому многие из них не сомневались, что при прямых тайных альтернативных выборах их прокатят. Кстати, одним из тех, кто активнее всего выступал против этого закона, был Хрущев. При этом партийные бонзы прекрасно понимали, что выступать открыто против этого закона не получится. У них просто не будет аргументации, чтобы объяснить, почему партийцев будут прокатывать, боялись услышать после этого негромкий вопрос Сталина: «Так выходит, у вас нет никакого авторитета в народе? Как вы тогда можете руководить парторганизацией края (области)?» Это было ключевым вопросом. Партийная номенклатура поняла, что неудача на выборах неизбежно приведет их к снятию со всех постов. А фальсифицировать выборы было весьма опасно, очень высока была вероятность, что пойдет сигнал наверх и приедет комиссия ЦК и СНК разбираться с этим сигналом, и результаты этого разбирательства могут быть непредсказуемыми для инициаторов фальсификаций. В отличие от нынешних времен.
То есть партийные бонзы, «пламенные революционеры» прекрасно поняли смысл задумки Сталина. С помощью прямых, тайных, альтернативных выборов отстранить от власти ту часть партийно-государственного аппарата, которая не справлялась со своими задачами и проваливала все участки работы. А провалов было немало. Значительная часть этих «пламенных революционеров», т.н. «ленинских гвардейцев», просто не умела заниматься кропотливой повседневной работой, да и не хотела этим заниматься. Призывать на баррикады или на штурм они умели хорошо, но вот заниматься вопросами снабжения городов продовольствием, топливом, вопросами городского хозяйства, вопросами работы промышленных предприятий, заниматься кропотливой повседневной деятельностью по организации работ на многих тысячах строительных площадок они не умели и не желали. А многие откровенно этим манкировали, мол, зачем всем этим заниматься, если главная задача партии, да и всего СССР – разжигать пожар мировой революции. Вот победим в мировом масштабе, тогда и посмотрим, чем там надо будет заниматься. «Пламенные революционеры» жили только одним – разрушением, созидание было им не по плечу.
Понимая, что при новой системе выборов за провалы в хозяйственной деятельности теперь с них может спросить уже не только партийная комиссия, но и народ, «пламенные революционеры» очень встревожились. И предприняли шаги, чтобы сорвать сталинские планы. Для этого было решено использовать испытанный метод: объявить об активизации контрреволюционной деятельности. Под этим предлогом первый секретарь Западно-Сибирского края Р. Эйхе на Пленуме ЦК ВКП(б), на котором обсуждались вопросы принятия новой Конституции и будущего закона о выборах, громогласно объявил о вскрытии НКВД контрреволюционной организации в Западной Сибири и о наличии сведений о существовании множества других подпольных антисоветских организаций. И потребовал создания «троек», имеющих право во внесудебном порядке выносить смертные приговоры. К этому требованию молниеносно присоединилось множество других «первых». Они истерически требовали дать им право бессудной расправы с вынесением смертных приговоров. То есть инициатива развязывания террора исходила не от Сталина, Молотова, Кагановича и других высших руководителей партии и государства, а от «пламенных революционеров». Они надеялись, получив в руки инструмент бессудных репрессий, расправиться со всеми, кто представлял хоть малейшую опасность для их всевластия на местах. Потом, когда Сталин умело развернет эту машину против них, они сами получат «вышку» от созданных ими самими «троек». А потом, в конце 50-х, их объявят белыми и пушистыми агнцами, невинно убиенными «злобным тираном» Сталиным. Однако истина в том, что они – эти партийные бонзы – за что боролись, на то и напоролись. Но тогда, в 1936 году, под давлением больших групп первых секретарей – включая, кстати, и будущего «разоблачителя» Хрущева – Сталин был вынужден согласиться на создание «троек».
После чего вопрос о принятии избирательного закона с правом альтернативных выборов был закрыт. Сталин прекрасно понимал, что в условиях, когда повсеместно будут созданы такие вот «тройки», любой человек, пытающийся реально соперничать с первым секретарем райкома, округа, области, края, будет просто обречен, его немедленно расстреляют. И не только его, но и всех членов его семьи.
И тогда Сталин решил пойти другим путем. Если «пламенные революционеры», не способные работать и созидать, не хотели отойти от дел мирно, через демократическую процедуру, то их отстраняли по 58-й статье. Более того, думается, что «пламенные революционеры» сами себе вырыли могилы. Если бы они оказались снятыми с работы из-за неудач на выборах, им бы подобрали какую-нибудь непыльную работу, выступали бы они перед пионерами, рассказывали о славном революционном прошлом, имели бы пусть небольшие, но льготы. Если бы, конечно, не занялись бы интриганством и сколачиванием всевозможных «революционных» фронтов с целью вернуться и снова порулить. А этого от «пламенных революционеров» вполне можно было бы ожидать. Вкусившие всевластия, они вряд ли бы согласились на спокойную жизнь на малозначительной должности.
Как бы то ни было, «пламенные революционеры» не только заставили Сталина отступить, но и вырвали у него согласие на создание органов внесудебной расправы. Правда, Сталин попытался ограничить аппетиты «пламенных революционеров», установив, что «тройки» не могут превышать установленные для них лимиты по вынесению приговоров. Но почти сразу отовсюду валом пошли телеграммы с требованием увеличить эти лимиты. «Пламенные революционеры» неистово требовали все новых и новых лимитов на расправы. И одним из самых недовольных ограниченным лимитом был первый секретарь КП(б)У Хрущев. Будущему «разоблачителю» лимит показались смехотворными, и он буквально бомбардировал ЦК требованиями увеличить лимиты не в разы, а на порядки. Но для большинства «пламенных революционеров» все закончилось плачевно. Подавляющая их часть сама стала жертвой созданных ими же самими «троек» или же судебных процессов.
Так что «белые и пушистые» «пламенные революционеры», уничтоженные «тираном» Сталиным, – миф времен пресловутых оттепели и перестройки. У истоков т.н. «Большого террора» 1937–1938 годов стояли как раз эти деятели. Более того, когда на январском 1938 года Пленуме ЦК ВКП(б) Георгий Маленков, приведя цифры и факты, открыто вопрошал у этих «пламенных революционеров», что они делают со страной, последовал ответ Постышева: «Расстреливали, расстреливаем и будем расстреливать». Правда, самому Постышеву сразу же не поздоровилось. За его неистовое рвение, выразившееся в роспуске всех 34 райкомов партии в Куйбышевской области и расправе практически над всем партийным и советским аппаратом, он и сам попал в расстрельные списки. Но пример этот очень показательный, характеризующий «невинных жертв незаконных репрессий».
Интересен и еще один факт: в 1944 году Сталин опять вернулся к вопросу о передаче функций реального управления страной от парторганов в исполнительные органы Советов. При этом его поддержали Молотов, Маленков, Берия, Каганович, Щербаков, Андреев. Но опять натолкнулся на упорную оппозицию остальных партийных функционеров. Только на этот раз те спекулировали на том, что война и последующее послевоенное восстановление потребуют мобилизации, напряжения и т.д. и т.п., и поэтому никак нельзя партии уходить от непосредственного управления страной.

ВОТ ТАКАЯ получается эта история. Не было «белых и пушистых» т.н. «ленинских гвардейцев», уничтоженных «злобным тираном». А были властолюбцы, готовые цепляться за власть любыми средствами и готовые уничтожать всех и вся, кто начинает угрожать ограничением этой власти.
Кстати, характерна была реакция забугорных троцкистов, когда Сталин в июне 1941 года объявил войну Великой Отечественной. Их визг был запредельным, они бесновались и обвиняли Сталина во всех смертных грехах, что он, мол, вместо того, чтобы объявить войну революционной, объявить о начале всемирного революционного похода против капитализма, обратился к патриотизму. Мол, Сталин должен был объявить, что начинается поход за мировой революцией, мол, сначала – Третий рейх, а затем и Англия с США.
Вот только вряд ли бы тогда англосаксы были бы нашими союзниками. Скорее, наоборот. И не на немецкие города, а на советские сыпались бы тысячи тонн бомб с «Ланкастеров» и «Летающих крепостей». Но что это для поборников «истинного марксизма»? Что для них жизни десятков миллионов советских людей? В топку «мировой революции» их безжалостно! Сгинут там? Да плевать! Главное – чистота ИДЕИ! Пусть сойдут в могилы, зато как они – «пламенные революционеры» – красными флагами поразмахивают из безопасного далека!
Правда, в нашей стране тоже не сразу у всех пришло понимание, какая война идет. Вспомните роман «Война» Ивана Стаднюка, ведь там один из героев повествования – младший политрук Иванюта – был искренне уверен, что пролетариат Германии уже выходит на баррикады. А немецкие солдаты – это рабочие и крестьяне, одетые в солдатские мундиры, и нужно только произнести перед ними пламенную прочувствованную речь, и они сразу повернут свои штыки против нацистов. К чести Иванюты, он очень быстро избавился от этих иллюзий и стал смотреть на немцев в прицел оружия без мыслей о рабоче-крестьянском происхождении цели. Иван Стаднюк был фронтовиком и поэтому писал о том, что знал и видел. И такие вот мысли младшего политрука Иванюты – не выдумка писателя.
Конечно, нельзя становиться на позиции, что в 1937–1938 годах не было невинных жертв. В своем рвении НКВД много совершил ошибок. Хотя и были объективные причины. Ведь начальники управлений НКВД находились под жесточайшим прессом первых секретарей обкомов, крайкомов и республиканских Компартий, когда «первые» стучали кулаком по столу, требуя все новых и новых арестов, и при этом заставляли подписывать очередную телеграмму в ЦК ВКП(б) и СНК СССР, где ультимативно настаивали на увеличении в разы «лимитов» на аресты «врагов народа», поскольку-де вскрываются все новые и новые контрреволюционные организации. Свой вклад вносили и некоторые особо ретивые «активисты». Сводились с помощью НКВД и личные счеты, когда научные или технические противоречия разрешались не на испытательных стендах при испытаниях опытных образцов, а путем «сигнала». Или же нерадивые работники слали кляузы на требовательных руководителей, не дававших лентяям и бездельникам безнаказанно бить баклуши.
Но факт остается фактом: именно истерика многих «первых», напуганных планами Сталина по введению нового избирательного закона, послужила толчком к созданию органов внесудебных репрессий – «троек», послужила толчком к изданию приказа НКВД №00447. Это был оперативный, совершенно секретный приказ от 30 июля 1937 года народного комиссара внутренних дел СССР «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». При этом устанавливался лимит: разрешалось репрессировать определенное количество. Но установленные первоначально квоты были превышены в несколько раз. И квоты были повышены не из центра, Москва была погребена под горами телеграмм от местных руководителей с требованиями об увеличении этих квот. Другой вопрос, что инициаторы этой вакханалии в своем большинстве сами попали в ее жернова. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.
Самое интересное, что как только «пламенные революционеры» были сметены порожденными ими самими репрессиями, Сталин немедленно нажал на стоп-кран. А затем, в 1939–1941 годах, когда НКВД возглавил Лаврентий Берия, была организована первая волна реабилитации, когда были полностью реабилитированы сотни тысяч человек (по разным данным, от 387 тыс. до 800 тыс. чел.). Правда, «разоблачители» и «ниспровергатели» старались об этом умалчивать, а умолчание, как известно, есть форма лжи.
В заключение хочется сказать об одном интересном факте. В 1938 году вышел на экраны фильм «Александр Невский», в котором звучала одноименная кантата С. Прокофьева. И вот слова этой кантаты «Вставайте люди русские, вставайте люди честные… На Руси родной, на Руси большой не бывать врагу…» были просто немыслимыми за десятилетие до этого. «Пламенные революционеры» просто растерзали бы и композитора, и автора слов. Да и самого Сталина, если бы тот благословил такое произведение. Но после событий 1935–1938 годов эти слова уже были выражением ОФИЦИАЛЬНОЙ политики государства.
Сталин в очередной раз переиграл «пламенных революционеров». Требуя себе права внесудебных расправ – пресловутых «троек», – «пламенные революционеры» в первую очередь рассчитывали расправиться с теми, кто, как они считали, предал «идеалы мировой революции» во имя укрепления могущества Отечества, а также с теми, кто может представлять опасность для их всевластия в их «уделах». Но в итоге Сталин обратил порожденную ими бурю против них самих.

Андрей РАЙЗФЕЛЬД
Москва






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=601257


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср дек 16, 2015 9:13 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Защитим Сталина от политической клеветы
Дата: 17/12/2015
Тема: УЛИКИ

Ответ клеветникам


В российских средствах массовой информации, являющихся холуями правящего режима, постоянно нагнетается и поддерживается оголтелая клеветническая антисталинская кампания. Цель ее – отвлечь людей от осознания провала экономической и социальной политики правящей власти, который нельзя прикрыть лживой болтовней о якобы росте благосостояния народа и экономики, и, оклеветав Сталина, вылить грязь на Советский период нашей истории, наиболее ярким выражением которого была именно сталинская эпоха. Под руководством Сталина Советский Союз в 30-е годы вышел по уровню промышленного производства на 2-е место в мире, была выиграна самая страшная в истории война и весь мир был спасен от фашистского порабощения. За 4 года после войны был восстановлен довоенный промышленный потенциал страны.


ВЕСЬ СТАЛИНСКИЙ ПЕРИОД характеризуется невиданными в истории темпами экономического развития. Японский миллиардер Хироси Теравама, выступая на советско-американском экономическом симпозиуме в Москве в 1991 году и выслушав перед этим выступления наших «перестроечных» экономистов-перевертышей, охаивавших советскую экономику и превозносивших западную, сказал: «Вы не говорите об основном, о вашей первенствующей роли в мире. В 1939 году вы, русские, были умными, а мы, японцы – дураками. В 1949 году вы поумнели, а мы по-прежнему были пока дураками. А в 1955 году мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система полностью скопирована с вашей, с той лишь разницей, что у нас капитализм, частные производители, и мы более 15% роста никогда не достигали, вы же – при общественной собственности на средства производства – достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры».
Объективно сложилось так, что на период сталинского правления история отвела самые напряженные, тяжелые годы. Выступая на пленуме ЦК ВКП(б) в 1931 году, Сталин сказал: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Или мы пробежим это расстояние за 10 лет, или нас сомнут». Страна напрягалась, были построены тысячи новых заводов, десятки тысяч школ, больниц… В определенной мере приходилось жертвовать материальным положением народа, но именно благодаря научному и экономическому прорыву в 30-е годы стала возможной победа в Великой Отечественной войне.
Война нанесла огромный материальный ущерб, страна потеряла миллионы лучших людей. После войны – опять страшное напряжение по восстановлению страны от военной разрухи, и вновь эта задача была успешно решена, причем в рекордные сроки – за 4 года. В СССР – первой из всех европейских стран, участвовавших в войне, – была ликвидирована карточная система, а с 1949 года проводилось ежегодное снижение цен на товары массового потребления.
Несмотря на все исторически обусловленные трудности, сопутствующие сталинскому периоду, жизнь советских людей постоянно улучшалась. Каждый из живших тогда помнит, что материальное положение народа с каждым годом неизменно и заметно улучшалось. Сейчас же, при нынешней «демократической» власти, несмотря на то, что нет войны и никаких внешних катаклизмов, ежегодно идет снижение жизненного уровня и по этому показателю страна с 10-го места в мире в советское время скатилась в настоящее время на 100-е место (по данным ООН).
Все обещания, которые Сталин давал народу, он неуклонно выполнял, и в этом была главная причина общенародной любви к нему. Как это все контрастирует с нынешним руководством страны, от которого, кроме бесплодной болтовни, мы ничего не видим и не слышим.
В сталинские годы постоянно уменьшалась смертность населения, росла средняя продолжительность жизни и к 1953 году достигла 67 лет, прирост населения в СССР был около 3 млн человек в год, а в РСФСР – около 1 млн человек (в нынешней России средняя ежегодная убыль населения – около 1 млн человек).
Наша страна в то время пользовалась огромным авторитетом и влиянием во всем мире (это опять так резко контрастирует с нынешним положением России, являющейся сырьевым придатком Запада.
Таким образом, проанализировав все сферы жизнедеятельности страны и общества, можно прийти к выводу, что сталинская эпоха была самым ярким периодом в истории нашей Родины, и никакая клевета не может опровергнуть этот очевидный факт.
Не в силах опровергнуть и оспорить Великие достижения Сталинского периода, который является пиком могущества нашей страны за всю ее тысячелетнюю историю, внешние и внутренние враги нашего народа и купленные ими средства массовой информации и «историки» типа Волкогонова, Радзинского, Солженицына основной упор в антикоммунистической пропаганде сделали на «разоблачении сталинских репрессий».
Рассмотрим вопрос о так называемых сталинских репрессиях с разных сторон. Во-первых, подбрасываемые страшные цифры погибших и пострадавших от репрессий (якобы десятки миллионов) являются откровенной ложью. В 1989–1990 гг. комиссия по реабилитации жертв репрессий под руководством А.Н. Яковлева (кстати, ярого антисталиниста), рассмотрев все имеющиеся архивы и документы, опубликовала результаты: с 1920 по 1953 год (т.е. за 33 года) были осуждены 3 млн 700 тыс. человек, из них по политическим мотивам – около 20%, приговорены к расстрелу 643 тыс. человек, причем приговоры были приведены к исполнению только относительно 370 тыс. человек. В начале 1938 года в лагерях и тюрьмах СССР находились в заключении 1 млн человек, в 1939 году – 900 тыс. человек, а в нынешней «демократической» России сейчас в заключении находятся около 1 млн человек (а в «сверхдемократических» США – более 2 млн человек). В период с 1922 по 1940 год в СССР был постоянный прирост населения, а в нынешней России в течение последних 20 с лишним лет ежегодная убыль населения составляет около 1 млн человек. Так какое же время на самом деле является периодом геноцида нашего народа?!
Во-вторых, по отношению к кому применялись репрессии?! В вышеуказанное число осужденных входят сотрудничавшие с гитлеровцами во время войны власовцы, бандеровцы, оуоновцы, «лесные братья», полицаи и др. антинародное отребье. 30-е годы были периодом, когда Сталину и его сторонникам пришлось вести тяжелую борьбу с троцкистско-сионистской бандой, проникшей во все государственные структуры, в том числе и в армию. Если бы они победили, то страну уже в 30-е годы ждали бы катастрофа и развал, произошедшие с ней в 90-е годы, а с ней и катастрофа в войне с фашизмом. Следует сказать, что все процессы над троцкистской верхушкой проходили в открытом режиме (за исключением дела военных), в присутствии иностранных журналистов и наблюдателей (никто из них затем не выразил сомнения в объективности процессов), стенограммы процессов публиковались в приложении к газете «Известия».
А как происходит сейчас «реабилитация»?! Никаких материалов мы не видим, а нас просто заставляют верить вранью, придуманному наследниками и последователями троцкистов 30-х годов.
В вопросе разоблачения «репрессий» дело доходит до маразма, когда все осужденные при Сталине (и бандиты, и коррупционеры, и воры…) стали жертвами сталинизма.
В-третьих, безусловно признавая имевшие место в те годы факты несправедливого осуждения людей, следует сказать, что в большинстве случаев это было дело рук тех же троцкистов, которые, захватив многие ключевые должности в системе НКВД, осуществляли незаконные репрессивные действия с целью дискредитации советской власти. Открытые процессы над Ягодой и Ежовым со всей очевидностью это показали. И именно по инициативе Сталина все причастные к беззаконию были сурово наказаны.
Особое место в организованной и спланированной «демократами» антисталинской кампании занимают клевета и извращенные измышления в вопросе о проведении коллективизации сельского хозяйства и ее значении для нашей страны.
Пропагандистские посылки клеветников при этом таковы:
1. Сельское хозяйство в конце 20-х годов прошлого столетия развивалось нормально, а Сталин коллективизацией разрушил его, отойдя при этом от Ленинской политики НЭПа.
2. Коллективизация привела к голоду в 1932 году.
3. В результате раскулачивания в ходе коллективизации были репрессированы невинные кулаки, наиболее трудолюбивая, цивилизованная, прогрессивная часть крестьянства, и это привело к резкому спаду сельскохозяйственного производства.
Конкретные исторические события и факты убедительно опровергают эти измышления.
НЭП была введена по предложению В.И. Ленина как политика переходного этапа от капитализма к социализму. Подчеркивая временный характер НЭПа, Ленин, выступая на X съезде партии в 1921 году, сказал: «Из России нэповской будет Россия социалистическая».
В первые годы НЭП позволила поднять сельскохозяйственное производство, но во второй половине 20-х годов стало ясно, что отсталое, мелкое земледелие не соответствует бурному развитию страны. К тому же кулаки с целью повышения закупочных цен придерживали (прятали) зерно, отказываясь продавать его государству, в результате чего во многих регионах страны, несмотря на неплохой урожай, вновь появились случаи голода.
В 1927 году XV съезд партии принял решение о проведении коллективизации в деревне. В начальный период коллективизация проходила мирно, без всякого насилия. Но затем кулаки поняли, что почва уходит у них из под ног, так как они теряют дармовую силу – батраков, которые вступают в колхоз. Кулаки поняли, что они перестают быть хозяевами в деревне, и развязали самую настоящую войну на селе. Они убивали активистов, поджигали посевы, амбары с колхозным зерном, коровники, свинарники, травили скот, призывали крестьян забивать скот перед вступлением в колхоз (все равно, мол, это уже будет не твое…). Именно эти их действия, принявшие массовый и повсеместный характер, явились главной причиной (наряду с неурожаем и ошибками властей) голода, наступившего с 1932 по 1933 год.
В ответ партия перешла от политики ограничения кулачества к политике ликвидации кулачества как класса, т.е. к раскулачиванию. В современных СМИ, фильмах и т.п. кулака представляют этаким цивилизованным, культурным, благородным человеком, невинно пострадавшим при советской власти. Однако известно, что задолго до революции 1917 года кулака на Руси называли мироедом, все известные писатели, художники изображали его только в отрицательном образе.
Л.Н. Толстой считал кулаков представителями самой реакционной части общества.
И в период коллективизации они показали свое звериное лицо. Ложным и примитивным является утверждение современных «демократических» идеологов о том, что, ликвидировав якобы наиболее производительную часть крестьянства – кулака, советская власть подорвала экономическую базу сельскохозяйственного производства. Исследования, проведенные в ряде областей Украины, показали, что в каждом селе, состоящем из 100–200 дворов, было раскулачено и выслано в среднем от 2 до 4 кулацких семей. Разумеется, несерьезно говорить, что такой незначительный процент мог серьезно повлиять на экономическую базу сельского хозяйства.
Естественно, что в ходе коллективизации, как и в любом новом, революционном деле, были допущены значительные ошибки, упущения, злоупотребления. Руководство страны отреагировало на это. По указанию Сталина во все регионы страны были направлены руководители партии и правительства для стабилизации положения и наведения порядка. И.В. Сталин выступил со статьей «Головокружение от успехов», в которой дал анализ допущенных ошибок в ходе коллективизации и указал пути их устранения.
Результатом коллективизации стало то, что уже с 1934 года сельское хозяйство вышло на стабильный, постоянно возрастающий уровень развития. С этого периода понятие голода исчезло из обихода жизни нашей страны, в то время как в царской России голод, уносящий миллионы людей, периодически повторялся каждые 3–5 лет. Именно колхозы смогли обеспечить продовольствием страну и ее армию в годы страшной войны.
Характерно, что немцы на оккупированных территориях нашей страны не разрушали колхозы, а наоборот, сохраняли их для обеспечения своей армии и вывоза продовольствия в Германию. Они, в отличие от наших тупых «демократов», понимали их эффективность.
Колхозная система в нынешней Белоруссии убедительно показывает свои преимущества, превосходя по эффективности фермерскую систему Запада.
Жизнь показала, что И.В. Сталин оказался прав, направив страну по пути коллективизации сельского хозяйства, как, впрочем, он был прав во всех других стратегических направлениях осуществленного под его руководством развития нашей страны.
К сожалению, плоды его великой деятельности были разрушены безграмотными проходимцами и предателями Хрущевым, Горбачевым, Ельциным… и, кстати, при нашем молчаливом согласии.
Нынешние наследники и последователи троцкистов не могут простить Сталину то, что он в 30-е годы уничтожил их осиное гнездо, не дав осуществиться их планам. Именно в этом истинная причина всех нынешних «разоблачений сталинизма», осуществляемых продажными СМИ и псевдоисториками.
Обидно и вызывает сожаление, что многие наши соотечественники, живя в условиях информационной клеветы, имеют искаженное и ложное восприятие советской истории и, прежде всего, Сталинского периода.
Наша задача, задача всех честных людей – снять дурман лживой пропаганды и довести правду о Великом периоде и Великом Вожде до всего народа.

Из информационного бюллетеня
«За нашу Победу»






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=601716


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср янв 13, 2016 11:05 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Личность Сталина стала более притягательной для россиян
Дата: 14/01/2016
Тема: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ





Сократилось число тех, кто считает Сталина жестоким и бесчеловечным правителем, по вине которого страна понесла тяжелейшие потери в начале войны.

Поддержка личности Иосифа Сталина и одобрение его политики среди россиян заметно выросли в последние годы, сообщили Интерфаксу в Левада-центре по итогам декабрьского опроса.
Так, сейчас треть россиян считает, что «какие бы ошибки и пороки ни приписывались Сталину, самое важное, что под его руководством наш народ вышел победителем в Великой Отечественной войне (34% сейчас и 28% в 2007 году).
В том, что «Сталин – мудрый руководитель, который привел СССР к могуществу и процветанию», уверен каждый пятый (20% в декабре и 14% в 2007 году).
Кроме того, как и в 2007 году, 15% респондентов считают, что «только жесткий правитель мог поддержать порядок в государстве в тех условиях острой классовой борьбы, внешней угрозы, всеобщей расхлябанности, которые у нас были 50–70 лет назад».
Еще 12% полагают, что «наш народ никогда не сможет обойтись без руководителя такого типа, как Сталин, рано или поздно он придет и наведет порядок» (в 2007 году так же считали 9%).
При этом с 2007 года сократилась доля критических оценок Сталина, показал опрос, проведенный среди 1600 человек в 137 населенных пунктах 48 регионов РФ.
Так, сейчас каждый пятый (21%) считает Сталина «жестоким, бесчеловечным тираном, виновным в уничтожении миллионов невинных людей», тогда как в 2007 году так думали 29%.
О том, что «политика Сталина привела к тому, что страна оказалась неподготовленной к войне в 1941 году, понесла тягчайшие потери», заявили 13% против 17% в 2007 году.
В свою очередь, каждый десятый полагает, что «мы еще не знаем всей правды о Сталине и его действиях» (11% против 30% в 2007 году).
В ходе опроса 45% россиян также высказали мнение, что «времена Сталина принесли нашей стране в равной мере и хорошее, и плохое» (44% в 1999 году).
Каждый четвертый говорит, что хорошего было больше, чем плохого (25% сейчас и 19% в 1999 году). А для 13%, наоборот, во времена Сталина было больше негативного, чем позитивного (21% в 1999 году).
Еще 3%, как в 1999 году, считают, что это время принесло стране только хорошее. Столько же придерживаются прямо противоположного мнения (3% сейчас и 5% в 1999 году).






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=601892


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Пт фев 05, 2016 1:11 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
«Вопросы ленинизма» и сегодня остаются в строю
Газета "Правда", №12 (30363) 5—8 февраля 2016 года
3 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.
В феврале 1926 года вышло первое издание сборника работ Генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Виссарионовича Сталина «Вопросы ленинизма». Книга открывалась лекциями «Об основах ленинизма», прочитанными в Коммунистическом университете имени Я.М. Свердлова и публиковавшимися в газете «Правда», вышедшими потом отдельной брошюрой, а завершался сборник только что написанной, нигде прежде не издававшейся работой «К вопросам ленинизма». В него также вошли статья «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов. Предисловие к книге «На путях к Октябрю» и ещё семь работ, относящихся к 1924—1925 годам. Сборник как сборник, подобные в ту пору издавали не только многие члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК партии. Однако спустя годы выяснилось, что «Вопросы ленинизма» — книга безусловно уникальная, пожалуй, единственная в своём роде. Дело не только в том, что многие вошедшие в неё работы вскоре были обоснованно признаны классикой марксизма-ленинизма. Сборник выдержал 11 (одиннадцать!) изданий, и выход каждого из них воспринимался не только советским обществом, но и, как тогда говорили, мировыми прогрессивными силами как важное идейно-политическое событие, как книга, отвечающая на самые актуальные проблемы текущего дня.
Сталин подчинял себя классовой борьбе
В 1920 году по решению IX съезда РКП(б) было начато издание Сочинений Владимира Ильича Ленина. В 1924 году II съезд Советов СССР постановил предпринять второе издание ленинских Сочинений. В 1922 году Научная библиотека Института К. Маркса и Ф. Энгельса по предложению В.И. Ленина приступила к многотомному изданию Сочинений Г.В. Плеханова. К середине 1920-х годов Л.Д. Троцкий, Г.Е. Зиновьев и Л.Б. Каменев активно работали над изданием своих собраний сочинений. Соратники предлагали и И.В. Сталину приступить к публикации многотомника. Однако он отказывался, ссылаясь на то, что есть «Вопросы ленинизма» и этого вполне достаточно.
Вопрос об издании Сочинений И.В. Сталина перешёл в практическую плоскость только в конце 1930-х годов. Тогда среди переписки В.И. Ленина и Н.К. Крупской с большевистскими организациями в России Институтом Маркса–Энгельса–Ленина был обнаружен ряд ранее неизвестных документов, в том числе два письма Сталина из Кутаиси своему товарищу Д. Давиташвили, находившемуся в Лейпциге. Письма представляли несомненный интерес тем, что в них 24-летний революционер из Закавказья давал высочайшую оценку ленинской тактике и его борьбе против меньшевиков. Руководство ИМЭЛ намеревалось опубликовать находки сразу же, но И.В. Сталин возражал, предложив отложить их публикацию до выхода его Сочинений. Действительно, они впервые увидели свет в вышедшем в 1946 году первом томе начавшегося многотомного издания сталинских работ.
Но нам в этой истории интересна другая её сторона.
Сталин не спешил с изданием своих Сочинений во многом как раз потому, что был вполне удовлетворён регулярно переиздававшимися «Вопросами ленинизма». Если собрать содержание всех 11 изданий, то получится весьма солидное собрание избранных сочинений товарища Сталина. Дело в том, что содержание каждого очередного выпуска «Вопросов ленинизма» пополнялось новыми работами, насыщенными современной тематикой, а из сборника «выводились за штат» работы, актуальность которых ослабла.
От первого издания «Вопросов ленинизма» в одиннадцатом остались только «Об основах ленинизма» (1924 г.), «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов» (1924 г.) и «К вопросам ленинизма» (1926 г.). Но при этом никто не мог утверждать, что у него в руках новый сборник: каждое издание сохраняло преемственность, представляя собой единство устойчивости и изменчивости. Само формирование этой книги было образцом применения диалектики.
Так, вышедшее в 1939 году последнее, 11-е издание пополнилось пятью работами. В то же время, как указывалось в предисловии, «в целях сохранения прежнего объёма книги… не включены помещённые в десятом издании «Беседа с первой американской рабочей делегацией», «Отчётный доклад Центрального Комитета на XVI съезде ВКП(б)» и «Беседа с английским писателем Г.Д. Уэллсом». Кстати, две из этих работ впервые вошли во второе издание «Вопросов ленинизма», а третья — в третье издание.
Впрочем, у 11-го издания были свои особенности: после 1939 года оно воспроизводилось Институтом Маркса—Энгельса—Ленина дважды — в 1945 и 1952 годах.
При этом никаких изменений в него не вносилось, хотя последний раз оно было напечатано тиражом в 1 миллион экземпляров. Поэтому в «Вопросы ленинизма» так и не попали не только вышедшие в 1952 году «Экономические проблемы социализма в СССР» (впервые они были опубликованы в «Правде» 3 и 4 октября 1952 года), но и «Марксизм и вопросы языкознания» («Правда», 20 июня и 2 августа 1950 года). В главном сталинском сборнике никогда не были и Доклад на торжественном заседании Московского Совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями города Москвы 6 ноября 1941 года и Речь на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа города Москвы 9 февраля 1946 года.
Отбор работ автором в «Вопросы ленинизма» был очень строгим. Судя по всему, Сталин включал в него только работы, содержащие теоретические положения ленинизма. Видимо, по этой причине ни в одно издание сборника не попала речь на II Всесоюзном съезде Советов 26 января 1924 года «По поводу смерти Ленина» (знаменитая сталинская клятва).
Уникальность формирования сборника позволяла ему выполнять важные политические функции. Он, в частности, помогал становлению в массовом сознании образа И.В. Сталина как последовательного и непреклонного ленинца — верного ученика и соратника Владимира Ильича. «Вопросы ленинизма» были документальным свидетельством политической твёрдости курса ВКП(б) по строительству социализма.
В то же время «Вопросы ленинизма» исключительно актуальны и сегодня, о чём и пойдёт дальше речь. Вероятно, готовясь к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции, КПРФ было бы полезно переиздать этот уникальный сборник, хотя бы его первое издание.
Грани диктатуры пролетариата
Вопрос о диктатуре пролетариата появляется и имеет смысл только тогда, когда общество в лице прежде всего рабочего класса нацелено на социализм, когда Коммунистическая партия подчиняет каждый свой шаг приближению социализма. Ленин писал, что «введение основ коммунистического порядка составляет содержание начавшейся теперь новой эпохи всемирной истории». Именно имея в виду особенности этой «новой эпохи» Карл Маркс сформулировал в «Критике Готской программы» своё знаменитое открытие:
«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата».
И когда И.В. Сталин в лекциях «Об основах ленинизма» утверждал: «Изложить ленинизм — это значит изложить то особенное и новое в трудах Ленина, что внёс Ленин в общую сокровищницу марксизма и что естественно связано с его именем», — то он имел в виду прежде всего учение о диктатуре пролетариата. Ведь Ленину принадлежит знаменитая формула: «Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма».
И не случайно самым большим разделом в работе «Об основах ленинизма» является раздел, посвящённый диктатуре пролетариата. В другой ключевой работе сборника-юбиляра — «К вопросам ленинизма» — диктатуре пролетариата посвящены две главы, составляющие вместе половину этой работы.
Есть в них ответ и на неожиданно ставший актуальным вопрос: может ли развиваться социалистический уклад в рамках капиталистической формации? Реанимация этого вопроса объясняется просто: мы живём в пору реставрации капитализма, и общество сохранило редкие хозяйственные ячейки, в которых живы черты социалистического уклада. Владельцами средств производства там являются практически все члены трудового коллектива, распределение осуществляется по труду, в отношениях между работниками господствует социалистический коллективизм. Хочется искренне славить эти ячейки «товарищеского способа производства», мечтать, чтобы они множились, чтобы на них равнялись прочие трудовые коллективы. Желания замечательные, не присоединиться к ним нельзя.
Но есть сущностный вопрос, от которого невозможно спрятаться: эти «народные предприятия» являются остаточными явлениями, рудиментами советского социализма или ростками будущего социализма, которые пробивают себе дорогу сквозь бетон капиталистической реставрации? Известно, что капиталистический уклад зарождался в недрах феодализма и потом стал определять характер производственных отношений, столкнул феодально-монархическую надстройку и привёл общество к торжеству капитализма. Может быть, здесь мы имеем дело с подобной закономерностью?
Решить вынырнувшую из Леты задачу можно только при опоре на марксизм-ленинизм. Поэтому обратимся к «К вопросам ленинизма» (напомню: эта работа есть во всех 11 изданиях сборника). В ней Сталин ставит вопрос о том, чем отличаются пролетарские революции от буржуазных. Он указывает несколько признаков. Обратим внимание на два первых:
«1) Буржуазная революция начинается обычно при наличии более или менее готовых форм капиталистического уклада, выросших и созревших ещё до открытой революции в недрах феодального общества, тогда как пролетарская революция начинается при отсутствии, или почти при отсутствии, готовых форм социалистического уклада.
2) Основная задача буржуазной революции сводится к тому, чтобы захватить власть и привести её в соответствие с наличной буржуазной экономикой, тогда как основная задача пролетарской революции сводится к тому, чтобы, захватив власть, построить новую, социалистическую экономику».
В своих выводах Сталин опирается на ленинскую сокровищницу идей. Он обращается к «Докладу о войне и мире», с которым В.И. Ленин выступал на VII съезде РКП(б):
«Отличие социалистической революции от буржуазной состоит именно в том, что во втором случае есть готовые формы капиталистических отношений, а Советская власть — пролетарская — этих готовых отношений не получает, если не брать самых развитых форм капитализма, которые в сущности охватили небольшие верхушки промышленности и совсем мало ещё затронули земледелие. Организация учёта, контроль над крупнейшими предприятиями, превращение всего государственного экономического механизма в единую крупную машину, в хозяйственный организм, работающий так, чтобы сотни миллионов людей руководились одним планом, — вот та гигантская организационная задача, которая легла на наши плечи (см. т. XXII, стр. 316)».
Обратите внимание: В.И. Ленин считает, что больше всего социализм подготавливают «самые развитые формы капитализма», то есть те, в которых обобществление производства достигло или приближается к общенациональным масштабам. Вот где предпосылка социалистического уклада. Что касается средних производств, то, независимо от внутрихозяйственных отношений, они вынуждены выходить на рынок в качестве юридических лиц капитала. Их нравственное значение как очажков социалистической цивилизации огромно, но в формационном плане, в качестве набирающего силу экономического уклада они роли не играют.
Почитаем снова товарища Сталина:
«Можно ли проделать такую коренную перестройку старых, буржуазных порядков без насильственной революции, без диктатуры пролетариата?
Ясно, что нельзя. Думать, что такую революцию можно проделать мирно, в рамках буржуазной демократии, приспособленной к господству буржуазии, — значит либо сойти с ума и растерять нормальные человеческие понятия, либо отречься грубо и открыто от пролетарской революции».
Теоретические ориентиры в этих вопросах Коммунистическая партия Российской Федерации сформулировала, строго исходя из принципов ленинизма: на октябрьском (2014 года) и мартовском (2015 года) пленумах ЦК КПРФ партия определила свою задачу как замену диктатуры капитала диктатурой пролетариата, подчеркнув при этом, что КПРФ является революционной партией.
Не менее актуальна ещё одна грань диктатуры пролетариата в сегодняшней России. Она связана с трудным вопросом о государстве. Всегда ли достойно быть «государственником»? На политическом языке этот вопрос звучит примерно так: есть ли возможность использовать для перехода к социалистическому строю буржуазное государство? Чтобы ответить на этот вопрос с позиций марксизма-ленинизма, продолжим чтение сталинской работы «К вопросам ленинизма». Кроме уже отмеченных двух особенностей пролетарской революции, И.В. Сталин указал ещё на ряд её отличий от буржуазной:
– «Буржуазная революция завершается обычно захватом власти, тогда как для пролетарской революции захват власти является лишь её началом, причём власть используется как рычаг для перестройки старой экономики и организации новой».
– «Буржуазная революция ограничивается заменой у власти одной эксплуататорской группы другой эксплуататорской группой, ввиду чего она не нуждается в сломе старой государственной машины, тогда как пролетарская революция снимает с власти все и всякие эксплуататорские группы и ставит у власти вождя всех трудящихся и эксплуатируемых, класс пролетариев, ввиду чего она не может обойтись без слома старой государственной машины и замены её новой».
Позиция Сталина является не чем иным, как развитием ленинского учения о государстве. Иосиф Виссарионович приводит знаменитое положение из «Государства и революции», которое открыто, «в лоб», кажется, не рисковал оспаривать ни один сторонник социализма. Вот оно:
«Освобождение угнетённого класса невозможно не только без насильственной революции, но и без уничтожения того аппарата государственной власти, который господствующим классом создан (см. т. XXI, стр. 373)».
С этими выводами тесно связано положение Сталина из другой его работы («Об основах ленинизма»), постоянно входившей в сборник-юбиляр. Там он писал: «Кто и где доказал, что парламентская форма борьбы является главной формой борьбы пролетариата? Разве история революционного движения не показывает, что парламентская борьба является лишь школой и подспорьем для организации внепарламентской борьбы пролетариата, что основные вопросы рабочего движения при капитализме решаются силой, непосредственной борьбой пролетарских масс, их общей забастовкой, их восстанием?»
Обратите внимание: здесь не отрицается парламентская форма классовой борьбы, но недвусмысленно утверждается, что она является лишь подспорьем для организации внепарламентских форм классовой борьбы пролетариата за социалистическое жизнеустройство.
Сила слабого звена
В любом издании «Вопросов ленинизма» нетрудно найти анализ ленинского вклада в марксистскую теорию социалистической революции. И.В. Сталин излагал этот крайне важный элемент ленинизма обстоятельно и подробно. Он писал:
«Раньше рассматривали пролетарскую революцию как результат исключительно внутреннего развития данной страны. Теперь эта точка зрения уже недостаточна. Теперь надо рассматривать пролетарскую революцию, прежде всего, как результат развития противоречий в мировой системе империализма, как результат разрыва цепи мирового империалистического фронта в той или иной стране. (Выделено мной. — В.Т.)
Где начнётся революция, где прежде всего может быть прорван фронт капитала, в какой стране?
Там, где больше развита промышленность, где пролетариат составляет большинство, где больше культурности, где больше демократии, — отвечали обычно раньше.
Нет, — возражает ленинская теория революции, — не обязательно там, где промышленность больше развита, и пр. Фронт капитала прорвётся там, где цепь империализма слабее, ибо пролетарская революция есть результат разрыва цепи мирового империалистического фронта в наиболее слабом её месте (выделено мной. — В.Т.), причём может оказаться, что страна, начавшая революцию, страна, прорвавшая фронт капитала, является менее развитой в капиталистическом отношении, чем другие, — более развитые, страны, оставшиеся, однако, в рамках капитализма.
В 1917 году цепь империалистического мирового фронта оказалась слабее в России, чем в других странах. Там она и прорвалась, дав выход пролетарской революции».
Сталинские положения в работе «Об основах ленинизма» представляют собой развёртывание и развитие гениального ленинского открытия о том, что в условиях империализма пролетарская революция с неизбежностью происходит в «слабом звене» мировой системы капитализма. Статьи В.И. Ленина «О лозунге Соединённых Штатов Европы» и «Военная программа пролетарской революции» широко известны как раз благодаря тому, что в них сформулировано это великое открытие.
Сталин подробно объясняет, почему именно Россия в начале ХХ века была слабым звеном мирового капитализма.
В конце ХХ столетия в мире произошли события, которые ни Ленин, ни Сталин никак не могли предвидеть. Реставрация капитализма в бывших республиках СССР и в Восточной Европе привела не только к коренным трансформациям внутри каждого из этих новых государств, но и к изменению мировой капиталистической системы. Наиболее слабыми звеньями «обновлённой» цепи оказались в первую очередь Россия и Украина. Они более других втянуты в капиталистическую систему и наиболее полно проявили свою неконкурентоспособность по стандартам буржуазного мира. Ни РФ, ни Украина за четверть века нахождения в мире капитала не сумели не только сколько-либо прирастить свою экономическую мощь, но и капиталистическая реставрация в этих странах не смогла освоить производительные силы, доставшиеся ей от социализма. В них произошла деиндустриализация и демодернизация. А судя по международным показателям человеческого капитала, налицо также деградация «человеческого фактора». Произошло невиданное со времён окончания Второй мировой войны абсолютное обнищание трудящихся. При этом, по данным ИС РАН, около 80% лиц, имеющих доходы ниже установленного государством прожиточного минимума, составляет занятое население.
Слабость Украины как звена капиталистической цепи убедительно проявилась в том, что она имеет теперь, после февральского государственного переворота 2014 года, резко ограниченный государственный суверенитет, а шок последствий Евромайдана привёл к тому, что рабочий класс на время утратил способность к активной классовой борьбе.
Что касается РФ, то здесь более противоречивая ситуация. Для России характерен максимально возможный раскол общества. Как показывают данные Росстата, в последние 12 лет доля работодателей колеблется в пределах 1,2—1,3% занятого населения. Сюда входят владельцы крупного и среднего капитала. Ядро этого социального полюса образуют, по расчётам академика РАН Р.И. Нигматулина, 0,2% российских семей, в руках которых находится 70% национального богатства. В это ядро входят прежде всего магнаты-олигархи, то есть собственники крупнейших банков, компаний топливно-энергетического, металлургического, химического и горнорудного комплексов; в последнее десятилетие в этот круг вошли также владельцы торговых сетей.
На другом социальном полюсе — работники наёмного труда. Они, по данным Росстата, составляют 92—93% занятого населения. Поскольку колебания этого показателя в последние 10 лет, включающие как кризисы, так и межкризисные периоды, минимальные, то можно, очевидно, утверждать, что в России не осталось резервов дальнейшей пролетаризации общества. В стране уже на каждого работодателя приходится в среднем 70—80 наёмных, эксплуатируемых работников. В то же время растёт степень эксплуатации трудящихся. В ходе осеннего опроса 2015 года учёные ИС РАН установили, что материальное положение за последний год ухудшилось более чем у половины рабочих. И это несмотря на то, что в 2015 году большинство работающего населения России характеризовалось наличием перегрузок.
По данным всех исследований, проведённых за последние почти 20 лет, около 60% соотечественников устойчиво указывают на отсутствие социальной справедливости как главный изъян существующей в России общественно-политической системы. Исследования, проведённые в октябре 2015 года, выявили, что пять наиболее часто указываемых респондентами противоречий нынешней России непосредственно связаны с господством капиталистических производственных отношений.
Эти данные побуждают и сегодня признать справедливость вывода ленинизма: «Цепь империалистического фронта, как правило, должна прорываться там, где звенья цепи слабее». В то же время они побуждают обратить внимание и на известное положение о существенной роли субъективного фактора.
В.И. Ленин настаивал: «Необходима способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже в эпоху кризисов, не «упадёт», если его не «уронят».
И далее Владимир Ильич добавлял:
«Речь идёт о самой бесспорной и самой основной обязанности социалистов: обязанности… будить революционное сознание и революционную решимость пролетариата, помогать ему переходить к революционным действиям и создавать соответствующие революционной ситуации организации для работы в этом направлении». Не случайно Сталин в работе «Об основах ленинизма» жёстко критиковал мелкобуржуазную теорию «преклонения перед стихийностью рабочего класса», подчёркивая, что это — «теория оппортунизма, … теория фактического отрицания руководящей роли авангарда рабочего класса, партии рабочего класса».
Партия и её рычаги
Ни революционная ситуация, ни диктатура пролетариата не появляются по мановению волшебной палочки вождей или теоретиков, не могут быть навязаны обществу решением самых высоких собраний. Но мощь ленинизма в том и состоит, что коммунистическая партия призвана сама находиться в отмобилизованном состоянии и мобилизовать рабочий класс, неуклонно и систематически готовить его и к революционной ситуации, и к диктатуре пролетариата.
В «Вопросах ленинизма» сегодня очень актуально звучат размышления Сталина о роли партии в подготовке пролетарской революции и диктатуры пролетариата и её работе в массовых организациях. Вслед за Лениным он разрабатывает вопрос о «механизме» диктатуры пролетариата. В полном виде этот «механизм» складывается только после взятия государственной власти рабочим классом. Но его «детали» необходимо готовить загодя. Ещё до победы социалистической революции у партии должны быть работающие «рычаги или привода — это те самые массовые организации, без помощи которых невозможно осуществление диктатуры…
Эти привода, рычаги и направляющая сила необходимы для пролетариата потому, что без них он оказался бы в своей борьбе за победу в положении безоружной армии перед лицом организованного и вооружённого капитала. Эти организации необходимы пролетариату потому, что без них он потерпел бы неминуемое поражение в его борьбе за свержение буржуазии, в его борьбе за упрочение своей власти, в его борьбе за строительство социализма».
«Что это за организации?» — ставит вопрос в своей работе Сталин. Отвечая на него, он называет «во-первых, профсоюзы рабочих, с их разветвлениями в центре и на местах в виде целого ряда производственных, культурных, воспитательных и иных организаций. Они объединяют рабочих всех профессий. Это есть организация непартийная… Они выделяют из своей среды лучших людей для руководящей работы по всем отраслям управления. Они осуществляют связь между передовыми и отсталыми в составе рабочего класса. Они соединяют рабочие массы с авангардом рабочего класса».
Вслед за профсоюзами Сталин называет Советы, кооперацию, союз молодёжи. Завершает же он рассмотрение этой политической системы её главным звеном — партией пролетариата, его авангардом. Мы привыкли говорить о политической системе тогда, когда её стержнем выступает государство. И это, думается, правильно, так как без государства политическая система неполная. Но пролетариату она нужна в этом неполном виде, пока он ведёт борьбу за установление своей власти. Эта система, пока в ней ещё нет государства, является политической системой борющегося, революционного пролетариата. На этой стадии её ядром выступает коммунистическая партия. Прежде всего по состоянию этой системы можно судить о боевом опыте партии, о её революционности.
Сталин пишет о партии пролетариата: «Её сила заключается в том, что она вбирает в себя всех лучших людей пролетариата из всех его массовых организаций. Её назначение состоит в том, чтобы объединять работу всех без исключения массовых организаций пролетариата и направлять их действия к одной цели, к цели освобождения пролетариата. А объединять и направлять их по линии одной цели абсолютно необходимо, ибо без этого невозможно единство борьбы пролетариата, ибо без этого невозможно руководство пролетарскими массами в их борьбе за власть, в их борьбе за строительство социализма. Но объединять и направлять работу массовых организаций пролетариата способен лишь авангард пролетариата, его партия. Только партия пролетариата, только партия коммунистов способна выполнить эту роль основного руководителя в системе диктатуры пролетариата».
Возможна ли победа социализма в одной стране?
При подготовке первого издания «Вопросов ленинизма» это был главный вопрос для И.В. Сталина. Не случайно же он ещё до выхода сборника даёт согласие напечатать в газете «Ленинградская правда» главу «Вопрос о победе социализма в одной стране». Впрочем, над этой проблемой, ключевой для борьбы партии как с троцкистским, так и с правым уклонами, Генеральному секретарю ЦК большевистской партии пришлось постоянно думать с 1924 года.
Для нас эта проблема вот уже четверть века сидит занозой в сердце и душе. Ведь есть теоретики, которые, лёжа на марксизме, уверяют, что победа социализма в одной стране в принципе невозможна. Но и не будь их, проблема-то всё равно была бы: мы допустили глубокое отступление социализма в нашей стране или была тщетной надежда на его победу?
Итак, обратимся к «Вопросам ленинизма». У проблемы возможности победы социализма в одной стране две стороны: внутренняя и внешняя.
Попытаемся применить предпосылки победы Великой Октябрьской социалистической революции к современному международному положению. Получается, что внешним условием прорыва пролетариатом слабого звена в капиталистической цепи должно быть столь острое противостояние между существующими империалистическими блоками, что им становится не до «какого-то» слабого звена в своей системе. Нужна ситуация, когда проблемы «сильных звеньев» столь остры, что «слабое звено» оказывается на периферии их интересов и внимания. Такое положение обычно складывается при межблоковом империалистическом конфликте. Исторический опыт заставляет предположить, что конфликт должен быть достаточно продолжительным, чтобы массы трудящихся успели преодолеть шовинистический угар. Обязательным условием является и сохранение коммунистической партией страны, ставшей «слабым звеном», твёрдой позиции пролетарского интернационализма и последовательного ленинизма.
Далее Сталин указывает условия внутреннего порядка, необходимые для прорыва сторонниками социализма капиталистической цепи в слабом звене:
«Главным из этих условий нужно считать следующие.
Во-первых, Октябрьская революция имела за собой активнейшую поддержку громадного большинства рабочего класса России.
Во-вторых, она имела несомненную поддержку крестьянской бедноты и большинства солдат, жаждавших мира и земли.
В-третьих, она имела во главе, в качестве руководящей силы, такую испытанную партию, как партия большевиков, сильную не только своим опытом и годами выработанной дисциплиной, но и огромными связями с трудящимися массами.
В-четвёртых, Октябрьская революция имела перед собой таких сравнительно легко преодолимых врагов, как более или менее слабую русскую буржуазию… и совершенно обанкротившиеся в ходе войны соглашательские партии (партии меньшевиков и эсеров).
В-пятых, она имела в своём распоряжении огромные пространства молодого государства, где могла свободно маневрировать, отступать, когда этого требовала обстановка, передохнуть, собраться с силами и пр.
В-шестых, Октябрьская революция могла рассчитывать в своей борьбе с контрреволюцией на наличие достаточного количества продовольственных, топливных и сырьевых ресурсов внутри страны».
Итак, для социалистического прорыва капиталистической цепи в слабом звене (в том числе для прерывания реставрации капитализма) в качестве условий необходимы: 1) революционная ситуация; 2) занятость империалистических блоков чрезвычайно острыми собственными проблемами; 3) мощно организованная Коммунистическая партия большевистского типа (ядро «субъективного фактора»), готовая пойти на штурм капитализма, способная сначала подготовить, а затем и организовать рабочий класс, все другие звенья пролетариата и его стратегических союзников на непримиримую беззаветную классовую борьбу. Естественно, что КПРФ должна избежать любых проявлений оппортунизма в своих рядах. Опыт реставрации капитализма должен повысить бдительность революционеров и избежать проявлений сектантства.
Есть основания предполагать, что в России имеются основные необходимые предпосылки для прорыва капиталистической цепи. Выше уже отмечалось, что в стране небывалая социальная поляризация, в результате которой перевес сил должен быть на стороне трудящихся. Это во-первых. Во-вторых, в стране слой мелкой буржуазии весьма малочисленный. По данным ИС РАН, она составляет примерно 4% занятого населения. Расчёты, выполненные на основе данных Росстата, также показывают, что доля мелких предпринимателей и самозанятых в последнее десятилетие колеблется в пределах 5,5—5,7% занятого населения. Иначе говоря, проблема союза рабочего класса и мелкой буржуазии явно утратила ту остроту, которую имела в послеоктябрьский период. Носителями мелкобуржуазности могут оказаться те слои общества, которых социологи относят к категории «белых воротничков». Но надо иметь в виду, что, хотя этой категории действительно присуще мелкобуржуазное сознание, объективно она является пролетариатом умственного труда.
Есть ещё одно немаловажное обстоятельство: современная Российская армия по своему составу рабоче-крестьянская. Причём рабоче-крестьянским по происхождению является не только рядовой и сержантский состав, но и большинство офицерского корпуса. Что касается настроений, то они в немалой степени зависят от того, насколько серьёзно работает с рабочим классом, пролетариями умственного труда и военнослужащими КПРФ, призванная беречь и использовать традиции большевизма.
В «Вопросах ленинизма» этим проблемам уделяется значительное внимание.

http://gazeta-pravda.ru/archive/issue/1 ... -v-stroyu/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср мар 02, 2016 9:33 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
НЕЗАВИСИМАЯ НАРОДНАЯ ГАЗЕТА

2 Марта, 2016 года
Советская Россия



За 63 года, которые прошли после смерти Сталина, историки, публицисты, писатели, авторы телесценариев не раз обращались к событиям от 28 февраля до 5 марта 1953 года на сталинской даче. Дело в том, что еще до похорон Сталина возникли сомнения в официальных объяснениях его болезни. В своей статье о Светлане Аллилуевой автор уже упоминал о том, что во время агонии Сталина на дачу явился его пьяный сын Василий, который кричал на собравшихся членов советского руководства, обвиняя их в том, что «они загубили отца». Потом Василий уверял, будто, пока он находился у гроба отца в Колонном зале, среди людей, которые пришли проститься со Сталиным, появилась некая старуха, которая повторила те же обвинения в адрес стоявших в почетном карауле руководителей страны. О том, что подобное могло случиться на самом деле, а не пригрезиться пьяному Василию, свидетельствовал рассказ моей мамы, которая возвращалась из центра Москвы после неудачной попытки пройти в Колонный зал. В переполненном троллейбусе, в котором она ехала домой, вдруг заговорил мужчина, который громко обвинял неких врагов в том, что они «убили Сталина и теперь тайно ликуют».

Подготовка убийства Сталина не раз описывалась в телефильмах. В одном из них Суслов пытался подсунуть Сталину отравленные конфеты. Вышла в свет книга, в которой утверждается, будто где-то сохранилась бутылка, из которой Сталин пил нарзан накануне своего рокового приступа. Автор книги уверял, что на стенках бутылки сохранились следы яда. Бродят слухи о том, что президент Чехословакии Клемент Готвальд, который каким-то образом оказался в те дни в Москве, приехал на дачу Сталина, когда тот уже лежал без сознания. Когда Готвальд подошел к нему, он увидел кровь на губах Сталина. Готвальд взял свой носовой платок и вытер его губы, а затем положил платок в карман. Известно, что вскоре у Готвальда началось легочное заболевание, а по возвращении в Прагу он скоропостижно умер от сердечного приступа.

Слухи и версии об убийстве Сталина были порождены реальными свидетельствами о странных обстоятельствах, сопровождавших его болезнь и смерть. Почему на протяжении нескольких часов Сталин лежал без сознания на полу своей комнаты и никто из многочисленной охраны (в ее штате, как утверждает Олег Хлевнюк в своей книге «Сталин. Жизнь одного вождя», насчитывалось 355 человек) не пытался принять меры для того, чтобы выяснить, что же происходит с человеком, жизнь и безопасность которого все эти люди должны были оберегать? К тому же было известно, что в тот день, 1 марта, должен был состояться обед, на который были приглашены члены руководства страны и дети Сталина. Они не раз звонили на дачу и спрашивали, встал ли Сталин после сна, и получали стандартный ответ: «Нет движения». Возникает также вопрос: почему среди обслуживающего персонала дачи (Хлевнюк насчитал таких 73) не оказалось ни одного врача или хотя бы лица, способного оказывать медицинскую помощь? Наконец, удивительно, почему даже после обнаружения охранником Сталина, который лежал без сознания на полу, прошло более 10 часов, прежде чем к нему прибыли врачи.

Однако на эти и другие недоуменные вопросы были даны ответы, которые должны были доказать, что все эти странности были следствием строгого порядка, установленного Сталиным, а потому он сам виноват в своей гибели. Как ни поразительно, но ответы, в которых нет ни логики, ни здравого смысла, показались убедительными для значительной части общественного мнения нашей страны и всего мира. Не исключено, что в мире немало людей, исходящих из принципа богослова Квинта Тертуллиана: «Нелепо, поэтому верую».





Куда делись охранники?





Объясняя, почему охранники не навещали Сталина, Хлевнюк писал: «Идти к Сталину без вызова боялись». Такое объяснение не было изобретением Хлевнюка, а возникло уже в 1953 году до появления на свет этого, впоследствии, выпускника пединститута из Винницы. Правда, Хлевнюк признавал, что охранники «привыкли к Сталину, так же как одинокий Сталин (которому обслуга отчасти заменяла семью) привык к ним. Время от времени Сталин вместе со служащими работал в саду, жарил шашлыки в камине. Иногда приходил на кухню, чтобы полежать на русской печи, – лечил больную спину». Но после этих признаний Хлевнюк изрекал: «Сталин держал свое окружение в строгости и страхе». Поэтому, мол, охранники тряслись от страха и не решались навестить Сталина 1 марта, хотя все разумные сроки для его пробуждения давно прошли.

Однако сотрудники охраны и обслуживающего персонала у Сталина не были запуганными людьми. А. Рыбин, долгое время проработавший охранником у Сталина, писал о нем: «Не любил угодников. Узнав его характер, я нередко вступал с ним в дискуссии. Сталин иногда задумчиво говорил: «Может, вы и правы. Я подумаю». Не были робкими и запуганными людьми и те, кто вечером 1 марта переносил Сталина из Малой столовой в Большой зал дачи (М. Бутусова, В. Туков, М. Старостин, П. Лозгачев). Сестра-хозяйка Матрена Бутусова не раз спорила со Сталиным, скажем, пыталась заставить его надеть новую обувь вместо старой, но разношенной, к которой привык вождь. Сталин терпеливо выдерживал, когда перед поездкой на машине охранник подполковник В. Туков придирчиво проверял наличие пистолета в тайном кармане шинели своего начальника, а затем, устроившись на переднем сиденье, немедленно засыпал. (Лишь однажды Сталин тихо сказал своему коллеге, с которым ехал в машине: «Непонятно: кто кого охраняет?» Но выяснив, что Туков отчаянно не высыпается, так как живет в одной комнате со своей семьей, в которой была тяжело больная девочка, Сталин позаботился о том, чтобы Тукова поселили в отдельной квартире.) Старостин же однажды наотрез отказался выполнять приказ Сталина, когда тот после затяжного застолья решил холодной ночью прогуляться по парку. Сначала подполковник М. Старостин притворялся, что не может открыть дверь, а потом прямо заявил, что не выпустит хозяина дачи наружу, несмотря на то, что тот грозился уволить подчиненного. Правда, на другой день Сталин попросил Старостина забыть о ночных событиях, так как понял, что охранник заботился о его здоровье. О том, что не был парализован страхом и Лозгачев, свидетельствует то, что он первым пошел в Малую столовую вечером 1 марта.

Версии о запуганности охранников противоречит также свидетельство из недавно опубликованной книги «Ближняя дача Сталина. Опыт исторического путеводителя» (авторы – С. Девятов, А. Шефов и Ю. Юрьев). За несколько недель до 1 марта Сталин пошел в баню и оставался внутри нее дольше часа. Из бани не доносилось ни звука. Охранники позвонили генералу Н.П. Новику, который ими непосредственно руководил. Тот доложил о случившемся министру государственной безопасности СССР С.Л. Игнатьеву, который после отставки Н.С. Власика, с 29 мая 1952 г., отвечал за охрану Сталина. Игнатьев сообщил о сигнале с дачи Г.М. Маленкову. Тем временем Новик прибыл на дачу и приказал взломать дверь в баню. Вооружившись соответствующими инструментами, охранники подошли к двери, которая неожиданно распахнулась. На пороге стоял заспанный Сталин. «Здравия желаем!» – выдохнули охранники. Сталин в ответ кивнул головой. Потом выяснилось, что он заснул на кушетке в комнате отдыха. Нет никаких свидетельств, что Сталин выразил недовольство действиями охраны. Очевидно, он справедливо решил, что их попытка вторгнуться в баню вызвана беспокойством за его жизнь.

Так что же изменилось к 1 марта? После того, как Сталин не встал после сна, охранники, по их воспоминаниям, стали проявлять беспокойство, как было и в тот день, когда он задержался в бане. Однако 1 марта они не пытались войти в помещение, в котором находился их подопечный в течение нескольких часов. При этом на сей раз не было нужды взламывать дверь, а просто приоткрыть ее. Но по какой-то причине охранники этого не делали. Можно предположить, что им было запрещено это делать. Как бы ни были преданны охранники Сталину, они прежде всего были дисциплинированными служащими организации, в которой строго соблюдались приказы. Единственный сотрудник этой силовой структуры – лейтенант госбезопасности В. Истомина, которую все называли Валечка, – могла проигнорировать любые приказы в силу ее особых отношений со Сталиным. Однако по каким-то причинам Валечки в тот день на даче не было.

Известно, что перед тем, как Сталин после ночной трапезы с четырьмя членами Президиума ЦК в пятом часу утра отправился спать, охранники получили указания начальника выездной охраны И.В. Хрусталева. Эти указания, преданные гласности лишь в конце 80-х годов, сводились к тому, чтобы охранники ложились спать и не беспокоили Сталина. Но только ли это приказывал Хрусталев? За три с половиной десятилетия слова Хрусталева могли сильно исказиться в памяти людей. Сам же Хрусталев не мог помочь историкам. Вскоре после смерти Сталина охранник был задержан сотрудниками МВД. Через несколько дней он был освобожден, но почти тут же этот здоровяк скоропостижно умер от сердечного приступа. Что на самом деле приказал Хрусталев своим подчиненным, осталось тайной.

Неясным осталось и еще одно обстоятельство. Охранники знали, что Сталин лег спать около пяти утра. Они предполагали, что он встанет около полудня. По мере того, как время шло, а Сталин не покидал Малую столовую, их беспокойство возрастало. Однако около 18.30 в окне Малой столовой зажегся свет. 1 марта в это время заходит солнце в Москве и Подмосковье. Охранники успокоились, решив, что Сталин давно не спит, и, как это не раз бывало, он сам приготовил себе что-то перекусить, а теперь включил свет. Правда, оставалось непонятным, почему он не вышел наружу, так как у него был назначен поздний обед. Лишь открыв дверь в 22.30, они увидели его лежащим на полу, а на тумбочке горела настольная лампа. Кто же ее включил? Если Сталин, то получалось, что он потерял сознание после 18.30. Но может быть, лампу включил кто-то другой, пытаясь оттянуть появление охранников в комнате?





Политиканские корни «дела врачей»





Объясняя же отсутствие медицинских работников на даче, многие авторы ссылаются на то, что их разогнал лично Сталин после начала «дела врачей». В своем докладе на закрытом заседании ХХ съезда КПСС Н.С. Хрущев заявил: «Давайте… вспомним «Дело врачей-вредителей». На самом деле никакого «дела», кроме заявления женщины-врача Тимошук, на которую, по всей вероятности, кто-то повлиял или же просто приказал (кстати, она была неофициальным сотрудником органов государственной безопасности) написать Сталину письмо, в котором она заявила, что врачи якобы применяли недозволенные методы. Для Сталина было достаточно такого письма, чтобы прийти к немедленному заключению, что в Советском Союзе имеются врачи-вредители. Он дал указание арестовать группу видных советских медицинских специалистов. Он лично посоветовал, как следует вести следствие и какие методы следует применять при допросах арестованных».

На самом же деле отдельные факты в этом сообщении были перемешаны Хрущевым с вымыслом. 29 августа 1948 года заведующая кабинетом электрокардиографии кремлевской больницы Лидия Тимошук после обследования А.А. Жданова направила письмо своему начальству, в котором утверждала, что больного лечили, игнорируя показания его кардиограммы о наличии инфаркта миокарда. В своем заявлении она указывала, что лечившие Жданова кремлевские врачи Егоров и Виноградов «предложили ей переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда». Через два дня после этого обследования Жданов умер, и при вскрытии его тела были обнаружены следы инфарктов, не зарегистрированные в истории болезни. И все же состоявшийся после смерти Жданова консилиум подтвердил мнение врачей, а Тимошук была уволена из кремлевской больницы. Власик написал на стенограмме консилиума: «Министру доложено, что т. Поскребышев прочитал и считает, что диагноз правильный, а т. Тимошук не права».

Однако затем Власик как лицо, отвечавшее за организацию работы врачей Лечаснупра Кремля, внимательно ознакомился с письмом Тимошук (иногда ее фамилию пишут «Тимашук») и представил это письмо Сталину. Тот отнесся к утверждению Тимошук с недоверием, но все же, по воспоминаниям Власика, дал ему поручение «провести тщательную проверку всех профессоров, лечивших Жданова, и взять их под агентурную разработку, что мною и было выполнено. Никаких данных, порочащих профессоров, не было, о чем я и доложил Сталину». Письмо Тимошук было отправлено в архив.

А через пару лет к заявлению Тимошук проявили интерес Берия и тогдашний его союзник Маленков. Власик узнал, что Берия и Маленков пытаются обвинить его и Поскребышева в преступном невнимании к письму Тимошук. Вспоминая об истоках этих интриг, Власик утверждал, что все началось с того, что он сообщил Сталину о том, что руководитель охраны Берии Саркисов реализует на рынках продукты, выращиваемые на государственных дачах. Однако Берия сумел защитить Саркисова, а затем организовал арест коменданта сталинской дачи Федосеева. Тот дал показания на Власика, обвинив того в попытке отравить Сталина. По словам Власика, Сталин вызвал «Федосеева на допрос, где тот заявил, что это ложь, которую его заставили подписать побоями». Хотя Федосеева освободили, никто из тех, кто вел его «дело», не был наказан. В ответ, как утверждал Власик, «Берия вместе с Серовым стал подбирать на меня материалы, не брезгуя ложными и клеветническими донесениями».

В это время старший следователь по особо важным делам МГБ подполковник М.Д. Рюмин вел «дело» врача Я.Г. Этингера, арестованного 18 ноября 1950 года за резкие «антисоветские высказывания». Рюмин упорно выбивал показания у врача, пытаясь возложить на него ответственность за соучастие в убийстве в 1945 году секретаря ЦК А.С. Щербакова, а также других высокопоставленных пациентов. Схожие мысли возникли у бывшего счетовода Рюмина еще в ту пору, когда он был взят на работу в МГБ Архангельской области. Там, по словам заместителя министра МГБ В.С. Рясного, Рюмин «арестовал в Архангельске какого-то врача, еврея, и тот дал показания, что в Москве действует подпольная организация врачей». После ареста Этингера Рюмин сочинил версию заговора среди кремлевских врачей, которые якобы совершили убийства Щербакова, Жданова и Калинина и собирались совершить новые преступления.

Однако министр государственной безопасности В.С. Абакумов, к которому был доставлен Этингер, после допроса последнего заявил, что «ничего, совершенно ничего связанного с террором, здесь нет». Тогда весной 1951 г. секретарь Маленкова Д.Н. Суханов принял в приемной ЦК Рюмина и помог этому малограмотному человеку составить письмо Сталину с обвинениями против Абакумова. Рюмин сообщал, что по вине Абакумова Этингер умер во время допроса в тюрьме. Рюмин утверждал, что Абакумов не дал хода делу по «заговору сионистов».

В своих поисках виновных в зловещем заговоре Рюмин обращал особое внимание на врачей еврейской национальности. К тому времени не оправдались надежды Советского правительства на то, что созданный в годы войны Антифашистский еврейский комитет (ЕАК) сумеет с помощью международной еврейской буржуазии организовать финансовую помощь разоренной Советской стране, сыгравшей решающую роль в разгроме гитлеризма и спасении еврейского народа от уничтожения. Не наладились у СССР отношения и с Израилем, хотя наша страна выступала с 1947 г. в ООН за создание еврейского государства, а затем оказывала ему помощь. США быстро опередили Советский Союз в степени влияния на эту страну. Стала заметно возрастать подозрительность в отношении ЕАК, а также тех, кто выступал за развитие отношений между СССР и Израилем. В ноябре 1948 г. ЕАК был распущен, руководители арестованы. Поэтому версия Рюмина о заговоре евреев-врачей отвечала тогдашней политической конъюнктуре.

Для проверки обвинений М.Д. Рюмина была создана комиссия, в которую вошли Г.М. Маленков, Л.П. Берия и заведующий отделом ЦК С.Д. Игнатьев. На основе сфабрикованных обвинений в июле 1951 года Абакумов был снят с поста министра, а затем арестован. Исполнявший обязанности министра госбезопасности с июля по август 1951 года С.И. Огольцов поддержал версию Рюмина и начал расследование «заговора врачей». Став министром госбезопасности в августе 1951 г., С.Д. Игнатьев, опекаемый Маленковым, еще более активизировал это расследование. 19 октября 1951 г. Рюмин был назначен заместителем министра государственной безопасности и начальником Следственной части по особо важным делам. Он настаивал на новых арестах среди кремлевских врачей. Деятельность Рюмина отвечала замыслам Берии и Маленкова – устранить влиятельного начальника сталинской охраны Власика, а возможно и Поскребышева.

В ответ Власик и Поскребышев стали подбирать факты о коррупции в руководстве Грузинской ССР, среди которого преобладали лица мингрельской народности, к которой принадлежал Берия.

Летом 1951 года Сталин поехал на отдых в Грузию. Свидетельства Власика: «Мы жили в Боржоми и Цхалтубо… Поступили сведения от замминистра путей сообщения Грузии, сопровождавшего наш состав, о неблагополучном положении в Грузии. При поступлении в вузы требовалась взятка в размере 10 тысяч рублей, и вообще о процветании взяточничества в Грузии. Я доложил об этом Сталину. Он вызвал министра госбезопасности Грузии, который подтвердил, что такие факты действительно имели место».

Власик вспоминал: «По возвращении в Москву было созвано Политбюро, на котором Сталин информировал членов правительства о положении в Грузии, в частности о взяточничестве». 9 ноября 1951 г. было принято постановление Политбюро, в котором говорилось: «Взяточничество в Грузии развито и… не убывает… Внутри ЦК компартии Грузии, так же, как внутри аппарата ЦК и правительства, имеется группа лиц, которая покровительствует взяточникам… Во главе этой группы стоит второй секретарь ЦК Компартии Грузии т. Барамия. Эта группа состоит из мингрельских националистов… Мингрельская националистическая группа т. Барамии… преследует еще одну цель – захватить в свои руки важнейшие посты в партийном и государственном аппарате Грузии и выдвинуть на них мингрельцев».

В постановлении высказывалось предположение о связях группы Барамии с грузинской эмиграцией, «обслуживающей своей шпионской информацией… американскую разведку». Одновременно постановление предупреждало: «Несомненно, что если антипартийный принцип мингрельского шефства, практикуемый т. Барамией, не получит должного отпора, то появятся новые «шефы» из других провинций Грузии: из Карталании, из Кахетии, из Имеретии, из Гурии, из Рачи, которые тоже захотят шефствовать над «своими» провинциями и покровительствовать там проштрафившимся элементам, чтобы укрепить этим свой авторитет в «массах». И если это случится, Компартия Грузии распадется на ряд провинциальных княжеств, обладающих «реальной» властью, а от ЦК КП(б) Грузии и ее руководства останется лишь пустое место».

«Принцип мингрельского шефства» не мог ограничиться лишь Грузией. От нарушения социалистической законности не было иммунитета ни в одной из союзных республик и их областях. Следствием роста «теневой экономики» за счет расхищения социалистической собственности и появления мафиозных группировок во властных структурах мог стать распад Советского Союза, когда от руководства страны и коммунистической партии осталось бы «лишь пустое место». Очевидно, что Сталина тревожили эти явления, возникшие еще за 40 лет до развала СССР и краха социализма. Однако он не стал публично выступать на эту тему. Позже об экономических преступлениях и благосклонном отношении к ним правоохранительных органов высказался на XIX съезде партии бессменный секретарь Сталина А. Н. Поскребышев. Он говорил о слабой борьбе с расхитителями социалистической собственности в Киевской и Запорожской областях Украины, Киргизии и других республиках Союза.

Вряд ли можно признать случайным и то обстоятельство, что научная дискуссия по вопросам изучения законов социализма и капитализма, откликом на которую стала работа Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР», состоялась в ноябре 1951 г., вскоре после рассмотрения «мингрельского дела» на заседании Политбюро. «Мингрельское дело» показало, что в Советской стране теневая буржуазия укрепляет свои позиции и разрушает социалистическую экономику.

Придавая огромное значение теоретическому вооружению партии, Сталин в то же время осознавал, что борьба с теневой буржуазией и ее агентурой требует не только идеологических средств, но также организационных мер и действий правоохранительных органов. Кроме того, Сталин исходил из того, что группировки, сформированные по этническому признаку и связанные с заграницей, стремятся найти поддержку не только на уровне местных властей, но и в высших сферах управления страной. Сталин мог заподозрить, что группа Барамии смогла сформироваться и действовать, ощущая поддержку наверху от представителя мингрельской народности Л.П. Берии.

Новым предупреждением для Берии стало принятое 27 марта 1952 г. постановление Политбюро «Положение дел в Компартии Грузии», в котором говорилось: «Дело с исправлением ошибок и недостатков в работе ЦК КП(б) Грузии идет медленно, со скрипом, неудовлетворительно, и в партийных организациях и среди беспартийных людей Грузии имеет место недовольство медлительностью в действиях ЦК КП(б) Грузии по борьбе за ликвидацию последствий вражеской деятельности группы Барамии… В ходе следствия выяснилось, что… группа… намеревалась захватить власть в Компартии Грузии и подготовить ликвидацию Советской власти в Грузии». Берии было поручено выехать в Тбилиси и провести там в апреле пленум ЦК компартии Грузии, на котором первый секретарь ЦК К.Н. Чарквиани был снят.

Однако в том же месяце был нанесен удар по Власику. На сей раз срочно созданная комиссия для проверки работы Главного управления охраны переадресовала его руководителю Власику обвинения, которые тот выдвинул против Саркисова несколько лет назад. Комиссию возглавлял Маленков, а в ее работе участвовал Берия. По словам Власика, подсчеты расходов на содержание дачи были произвольно завышены. «Получилась баснословная сумма, которую и доложили т. Сталину, не дав ни мне, ни моему заместителю объяснить, каким образом получилась эта сумма, ее ошибочность».

В руководстве страны всем было известно, как болезненно реагировал Сталин на все проявления мошенничества и обмана. По словам члена этой комиссии генерала В.С. Рясного, Сталин был возмущен, когда его ознакомили с итогами работы комиссии. 29 апреля 1952 г. ветеран охранной службы Власик был отстранен от своей должности и был назначен заместителем начальника Баженовского исправительно-трудового лагеря в г. Асбест (Свердловская область.) Поскольку главная цель организаторов «дела врачей» – устранение Власика – была достигнута, то расследование по этому «делу» затормозилось.





Куда делись врачи?





По мере подготовки XIX съезда КПСС, в ходе него и после него стало ясно, что Сталин собирается существенно обновить кадровый состав руководства партии и страны. Две трети состава вновь созданного Президиума ЦК КПСС составили лица с высшим образованием и имевшие опыт работы на современном производстве, в то время как среди «ветеранов» Политбюро таких почти не было.

Знаменательно, что после окончания съезда было активизировано «дело врачей», надобность в котором, казалось, исчезла после падения Власика. Через два дня после завершения октябрьского пленума ЦК 18 октября был арестован недавно отстраненный от обязанностей начальник Лечсанупра Кремля П.И. Егоров. Вскоре последовали аресты кремлевских врачей В.Х. Василенко, М.С. Вовси, Б.Б. Когана. Всего было арестовано два десятка врачей, включая лечащего врача Сталина В.Н. Виноградова. Если раньше «дело врачей» использовалось для устранения Власика и Поскребышева, то теперь аресты ведущих специалистов кремлевской лечебницы делали уязвимым здоровье самого Сталина.

Из высказываний В. Истоминой, которые приводила С. Аллилуева в своих воспоминаниях, следовало, что Сталин не верил в вину Виноградова и других кремлевских врачей. Аллилуева писала: «Валентина Васильевна рассказывала мне позже, что отец был очень огорчен оборотом событий. Она слышала, как это обсуждалось за столом, во время обеда. Она подавала на стол, как всегда. Отец говорил, что не верит в их «нечестность», что этого не может быть... все присутствующие, как обычно в таких случаях, лишь молчали».

Сталин не ограничился устными протестами за обеденным столом. Как отмечал Судоплатов, «12 ноября 1952 года Сталин приказал уволить Рюмина из МГБ как не справившегося с работой в резерв ЦК партии. Рюмин был назначен на должность бухгалтера». Казалось бы, эти действия Сталина должны были положить конец «делу врачей». Однако расследование продолжалось. 15 декабря был арестован Власик, который после допроса подписал показания о том, что он и Абакумов «не приняли мер по проверке заявления Тимошук, и теперь я понимаю, что этим мы, по существу, отдали ее на расправу Егорову».

Аресты врачей лишили Сталина не только медицинской помощи Виноградова, но и других кремлевских врачей, которые прежде находились под началом Егорова и которым Сталин доверял. Теперь Сталин мог полагаться на услуги тех, кто уцелел в Кремлевке после арестов врачей этой поликлиники, но которых он не считал лучшими специалистами. Поэтому Сталин перестал обращаться к услугам Лечсанупра Кремля. По свидетельству его охранников, «в последнее время, если одолевала гипертония или очередная ангина, он к врачам не обращался… А брал у Поскребышева, бывшего фельдшера, необходимые таблетки».

Однако в конце 1952 года этот бессменный секретарь Сталина, который выступал на XIX съезде КПСС с разоблачениями случаев коррупции в ряде республик СССР, был умело скомпрометирован и отправлен в отставку. Сталин лишился не только опытнейшего администратора, но и человека, который мог его лечить хотя бы на уровне фельдшера.

Тогда для самолечения Сталин стал прибегать к самым простым лекарствам. Уже будучи не у дел, Рясной сообщал Чуеву, что Сталин нередко посылал охранников «в простую аптеку со списком лекарств. Самолечением занимался. Подозревал, что его могут досрочно отправить на тот свет …» «И не без оснований, – добавил к этому мрачновато Рясной.

Но предосторожности Сталина не могли ему дать надежную гарантию того, что он получит безопасные лекарства. Преданных ему лично охранников легко можно было опознать, а им подсунуть нечто другое под видом медикаментов.

О том, что некие влиятельные силы старались лишить Сталина элементарной медицинской помощи, свидетельствовало удаление врачей, которые раньше постоянно дежурили на даче. В цитированной выше книге о Ближней даче сказано: «Сотрудник сталинской охраны Ю.С. Соколов вспоминал: «На объекте «Ближняя» круглосуточно дежурил врач из кремлевской больницы. Врачей было двое. Доктор Кулинич, который имел ученую степень кандидата медицинских наук, и врач Захарова. Они оказывали медицинскую помощь не только И.В. Сталину, но и офицерам его личной охраны». В то же время С.И. Аллилуева писала, что в январе-феврале 1953 года на даче дежурили только медсестры, врачей на «Ближней» не было». Но в ночь с 1 на 2 марта на даче не было и медсестер.





«Товарищ Сталин крепко спит!»





Тем временем Сталин предпринимал энергичные меры для обновления высшего руководства страны. В декабре 1952 года Сталин подготовил проект постановления о назначении вместо себя на пост Председателя Совета Министров СССР нового члена Президиума ЦК КПСС П.К. Пономаренко, который незадолго до этого был утвержден заместителем Председателя Совета Министров СССР. Как писал бывший Председатель Верховного Совета СССР А.И. Лукьянов (он долгое время отвечал за секретный архив ЦК КПСС), обычно проекты постановлений Совета Министров подписывались сначала Сталиным, а затем теми, кто занимал следующие за ним места по существовавшей иерархии в партийном руководстве. На сей раз первые подписи за Сталиным поставили кандидаты в члены Президиума, а затем полноправные члены этого высшего органа ЦК.

Вряд ли такой порядок сбора подписей был избран Сталиным случайно. Несколько лет назад он имел неосторожность в присутствии других членов Политбюро заранее объявить, что он хотел бы видеть Н.А. Вознесенского и А.А. Кузнецова в качестве своих преемников. Вскоре эти и близкие к ним люди были умело дискредитированы. На сей же раз Сталин действовал быстро и неожиданно. Вместе с тем выбор Сталина отвечал тем критериям, которыми он руководствовался при выдвижении новых членов партийного руководства (наличие у них высшего образования, опыта работы на современном производстве и достижений в государственной деятельности). П.К. Пономаренко имел высшее образование, закончив в 1932 г. Московский институт инженеров транспорта. Он работал по профессии и стал соавтором книги «Электровоз», которая вышла в свет в 1936 году. В том же году Пономаренко возглавил во Всесоюзном электротехническом институте группу, занимавшуюся разработкой электрификации железных дорог.

Перед войной Пономаренко был выдвинут на партийную работу, а вскоре возглавил Компартию Белоруссии. В годы войны Пономаренко руководил партизанским движением в Белоруссии, а затем и всесоюзным штабом партизанского движения. Сталин высоко оценил и достижения Пономаренко по послевоенному восстановлению республики. Удовлетворила Сталина и работа Пономаренко на посту министра заготовок СССР. На только что закончившемся XIX съезде КПСС Пономаренко выступил с речью по вопросам, входившим в сферу его деятельности.

Вряд ли Маленков, Берия, Булганин и Хрущев пришли в восторг от того, что на пост руководителя правительства был избран человек, который до октября 1952 г. не входил в состав высшего партийного руководства. Неизвестно, узнали ли эти люди о выборе Сталина до того, как подошла их очередь подписывать постановление о назначении Пономаренко, но даже туманные слухи о таком повороте событий могли их встревожить до крайней степени.

Видимо, что-то узнав о постановлении, подготовленном Сталиным, инициаторы «дела врачей» стали спешить. Хотя «дело врачей» не было завершено, по предложению Берии и в отсутствие Сталина Бюро Президиума 9 января 1953 г. приняло решение срочно опубликовать во всех газетах страны сообщение «Арест группы врачей-вредителей». 13 января 1953 г. в опубликованном сообщении говорилось об аресте врачей Лечсанупра Кремля и утверждалось, что «врачи Вовси М.С., Коган Б.Б., Фельдман Д.И., Грин­штейн А.М.» и другие были связаны с «международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт».

В течение полутора месяцев в газетах публиковались различные материалы о деятельности вредителей, связанных с сионистами или с иностранными разведками. В них сурово осуждалась потеря бдительности рядом советских людей. Эти события имели большой международный резонанс и вызвали активные протесты в ряде стран, особенно в Израиле. Против советского посольства в Тель-Авиве был совершен теракт, СССР разорвал отношения с Израилем.

В то же время было принято решение согласовывать все статьи о сионизме с МИДом. В результате ряд статей такого рода были не допущены к публикации. Судоплатов полагал, что основанная на сфальсифицированной версии «кампания, раздувавшаяся вокруг сионистского заговора», стала явно выходить из-под контроля ее организаторов... В конце февраля 1953 года я заметил в поведении Игнатьева нарастающую неуверенность. Интуиция подсказала мне, что… кампания вот-вот захлебнется».

Судоплатов верно определил настроения своего начальства, но вряд ли он догадывался о том, что «неуверенность» Игнатьева объяснялась не только «захлебывавшейся кампанией». Игнатьев, который ориентировался прежде всего на мнение Маленкова, ощущал «неуверенность» этого высокого руководителя.

Необычно вел себя не только Маленков. В своей книге «Сталин: Тайны власти» Юрий Жуков писал: «За шумихой вокруг «дела врачей» незамеченными оказались более важные события: странное молчание лидеров – Берии, Булганина, Маленкова, а также Ворошилова, Кагановича, Первухина, Сабурова, Хрущева и внезапная активизация деятельности Сталина. 26 декабря он дал… интервью корреспонденту «Нью-Йорк таймс» Джеймсу Рестону; 7 февраля принял посла Аргентины Л. Браво, 17 февраля – посла Индии К. Менона». По мнению Жукова, эти и другие события предвещали «неминуемую и очень скорую развязку».

Вечером в субботу 28 февраля Сталин вместе с некоторыми из руководителей страны посмотрел в Кремле зарубежную кинокартину. После завершения просмотра он поехал на дачу. Вместе с ним были Берия, Маленков, Хрущев и Булганин. Помощник начальника хозчасти дачи подполковник П.В. Лозгачев вспоминал, что «гости были на даче с 11 часов вечера 28 февраля». По свидетельству сестры-хозяйки Матрены Бутусовой, обслуживавшей застолье, беседа носила спокойный характер, но она шла очень долго. О чем говорил Сталин с ведущими руководителями партии, неизвестно. Можно предположить, что главной темой стал вопрос о назначении Пономаренко. К тому времени почти все подписи под проектом постановления о назначении Пономаренко руководителем Советского правительства были собраны. А.И. Лукьянов подчеркивал: «Не было лишь подписей четырех членов Президиума ЦК: Г.М. Маленкова, Л.П. Берии, Н.А. Булганина и Н.С. Хрущева». Вряд ли можно сомневаться, что все четверо уже были знакомы с постановлением. Скорее всего, они не хотели его подписывать.

Не исключено, что в ходе неспешной беседы Сталин прибег к тем же аргументам, с помощью которых на октябрьском пленуме 1952 г. он объяснял смещение в конце 40-х годов ряда членов Политбюро с министерских постов. Тогда он говорил, что работа министра требует физических сил, а нынешние руководители партии уже немолоды и им стало трудно справляться с административными делами.

Можно также предположить, что Сталин предложил своим коллегам «испытать» Пономаренко на новом поприще и посмотреть, что из этого получится. Поскольку встреча завершилась мирно, скорее всего, собеседники Сталина высказали свое согласие поддержать Пономаренко. Они знали, что через несколько часов на той же даче состоится обед у Сталина, на который, помимо них, были приглашены другие члены высшего руководства страны. А те уже подписались под проектом постановления. Поэтому, возможно, четверо решили на словах примкнуть к большинству членов Президиума и кандидатов в члены.

На обед были приглашены также дети Сталина – Василий и Светлана. Состав участников застолья был бы обычным для праздников, но 1 марта не был праздничным днем. Скорее всего, Сталин собирался одновременно сообщить и своим детям о переменах в своем положении – об уходе с поста председателя Совета Министров СССР.

Объявление о постановлении на обеде 1 марта предшествовало бы предстоявшей вскоре сессии Верховного Совета СССР. В предыдущие два года сессии Верховного Совета собирались для обсуждения и принятия государственного бюджета в начале марта (6–12 марта 1951 г. и 5–8 марта 1952 г.). Очевидно, что и в 1953 году в начале марта должна была состояться сессия Верховного Совета СССР. Не исключено, что, помимо обсуждения вопросов финансирования страны, Сталин собирался поставить на сессии вопрос о новом Председателе Совета Министров СССР.

Беседа продолжалась до четырех утра 1 марта. А почти через сутки после тревожных звонков охранников те же четверо руководителей страны вновь прибыли на сталинскую дачу. В своих воспоминаниях бывший охранник Рыбин утверждал, что Берия, увидев лежавшего на диване Сталина, сказал Лозгачеву: «Ты что панику наводишь? Видишь, товарищ Сталин крепко спит! Нас больше не беспокой и товарища Сталина не тревожь!» По словам Рыбина, «Лозгачев стал доказывать, что больному срочно необходима медицинская помощь. Но Берия перебил его грязным сквернословием. С тем друзья покинули зал. Встретив Старостина, Берия устроил ему разнос: «Кто вас, дураков, к товарищу Сталину приставил? Вы недостойны работать у него! Я еще вами займусь!»

Схожим образом описал этот блиц-визит руководителей страны к парализованному Сталину и Хрущев. Несмотря на некоторые разночтения в рассказах Рыбина и Хрущева, из их содержания следует, что руководители партии и страны не нашли ничего тревожного в том, что 74-летний человек, уже не раз страдавший от серьезных заболеваний, упал в обморок и был найден на полу в парализованном состоянии. Удивительным образом они не предложили вызвать врача и осмотреть Сталина, хотя бы для того, чтобы убедиться, не ушибся ли он при падении, чтобы измерить внутриартериальное давление и т.д. Неужели элементарный житейский опыт не подсказывал этим бывалым людям, поднаторевшим в решении самых различных кризисных ситуаций, в том числе и житейских, что состояние Сталина настоятельно требует немедленного медицинского внимания? Можно предположить, что каждый из них старательно делал вид, что ничего необычного не происходит, именно потому что твердо знал, что Сталин в это время пребывал между жизнью и смертью. А если это так, то что же давало им основания для такой уверенности и почему они не старались использовать хотя бы малейший шанс для спасения его?

Известно, что неоказание медицинской помощи нуждающемуся в ней человеку является уголовным преступлением. Отягощающим обстоятельством в данном случае было то, что преступники использовали свое высокое служебное положение для того, чтобы отдать приказ своим подчиненным: не оказывать больному такую помощь. Однако Олег Хлевнюк считает, что действия руководителей страны, «не спешивших вызывать врачей», выглядели «вполне логично». Он оправдывает их преступные действия тем, что они постоянно «жили в состоянии страха».



5 марта и после него



Борьба сталинского организма со смертельным недугом продолжалась четверо суток. За два часа до кончины Сталина было созвано совещание Президиума ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР, на котором были объявлены решения по организационным вопросам. Все те лица, которые по предложению Сталина были в октябре 1952 года введены в состав Президиума, были теперь исключены из него. Председателем Совета Министров СССР был назначен Г.М. Маленков. На похоронах Сталина он был первым, кому предоставил слово председатель комиссии по похоронам Н.С. Хрущев. Вторым выступал Л.П. Берия, который вечером 5 марта стал первым заместителем Маленкова и возглавил Министерство внутренних дел, объединившее МВД и МГБ.

Через несколько дней после похорон Сталина эти решения были утверждены на сессии Верховного Совета СССР. Видимо для того, чтобы сбить с толку тех, кто мог распространять слухи о несостоявшемся назначении Пономаренко главой правительства, было объявлено о том, что он возглавит срочно созданное Министерство культуры СССР. А вскоре Пономаренко был направлен на работу в Казахстан. Затем он был назначен послом в Индии и Непале, позже направлен в Польшу и затем стал советским представителем в МАГАТЭ.

Вскоре Л.П. Берия распорядился пересмотреть дела осужденных лиц мингрельской народности. Все они были освобождены и реабилитированы. В начале апреля были освобождены и реабилитированы фигуранты «дела врачей». Организаторы их преследований уже не нуждались в этом «деле», но им требовались прекрасные специалисты, которые вскоре стали вновь лечить руководителей страны.

Одновременно Берия старался доказать, что все нарушения законности происходили, когда партийные органы насаждали в органы безопасности «своих» людей. А это уже наносило удар по его соратнику в «деле врачей» Маленкову. В начале апреля был арестован Рюмин, на которого возложили ответственность за фабрикации в «деле врачей». 5 апреля опросом членов ЦК КПСС было принято решение «ввиду допущенных т. Игнатьевым С.Д. серьезных ошибок в руководстве бывшим Министерством государственной безопасности СССР» освободить его от обязанностей секретаря ЦК. Кроме того, Л.П. Берия предложил, чтобы КПК при ЦК КПСС рассмотрел вопрос о партийной ответственности С.Д. Игнатьева «за обман партии» и применение незаконных методов ведения следствия.

Берия не ограничился обвинением Игнатьева, Абакумова и других в использовании незаконных методов ведения следствия. В записках, подготовленных весной 1953 года Берией, главная вина за нарушение законности по отношению к арестованным кремлевским врачам была возложена на первую жертву «дела врачей» – Сталина. Так была проложена дорога к хрущевскому докладу на ХХ съезде КПСС, развязыванию клеветнической кампании против Сталина и извращению советской истории.



Никто не знал тогда в Кремлевском зале XIX партсъезда, что это было прощание Сталина со своей партией




Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ
[03/03/2016]


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср мар 02, 2016 9:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Совершенно секретно. Фонд №558
Дата: 03/03/2016
Тема: УЛИКИ

Книга документов: как лечили Сталина

Тайна смерти Сталина


И.И. Чигирин. СТАЛИН. Болезни и смерть. Документы. ИД «Достоинство». М., 2016. 560 с.



В последние годы море откровенно лживых и редко достоверных публикаций о Сталине подтверждает вечный постулат – чем значительнее была личность, тем выше к ней интерес ныне живущих. Прошло без малого 63 года после его смерти, однако многие вопросы, связанные с нею, оставались спорными и невыясненными.



ПОРЯДОК, установленный Федеральным архивным агентством Российской Федерации (Росархивом), разрешает ознакомление с документами, составляющими «тайну личной жизни», и их публикацию, когда со времени смерти человека прошло менее 75 лет только в тех случаях, если на это имеется согласие родственников. Такое согласие, заверенное нотариально, было получено автором от прямого родственника И.В. Сталина, его внука Евгения Яковлевича Джугашвили. Выполнение этого требования Росархива позволило выпустить в свет уникальные документы официально.

В книге, о которой идет речь, впервые опубликованы истории болезней Сталина с 1921 по 1952 годы, а также медицинские документы, составленные лечащими врачами перед его кончиной. Это позволит историкам, источниковедам, врачам, юристам и гражданам, которым небезразлична история своей страны, приблизиться к истине и разобраться в одной из самых «загадочных» тайн ХХ века. Особую роль должны сыграть врачи и медицинские специалисты. Несмотря на корпоративную солидарность, с поправкой на время и применявшиеся тогда методы лечения, они смогут объективно оценить действия своих коллег. Это будет помощь людям, далеким от сложной науки – медицины, в понимании того, что на самом деле происходило в те далекие годы со здоровьем Сталина.

Выход этой книги отвергает устоявшиеся утверждения о том, что по указанию Сталина (Берии или Хрущева) все его медицинские документы были уничтожены. Эти утверждения не соответствуют действительности и существуют либо из-за незнания реального положения вещей, или преследуют конкретную цель – скрыть правду и сделать невозможной саму мысль об изучении первоисточников, которые могут беспристрастно рассказать о подлинных событиях. Однако не только медицинские документы, но и личный архив Сталина сохранены и находятся в фонде 558 Российского государственного архива социально-политической истории.

Этот фонд включает в себя одиннадцать описей, которые содержат 18 273 единицы хранения.

– Описи 1, 2 – авторские документы. 5112 единиц хранения, 1889–1952 гг.

– Описи 3, 5 – книги из библиотеки Сталина с его пометками. 734 единицы хранения, 1874–1952 гг.

– Опись 4 – биографические документы. 552 единицы хранения, 1874–1986 гг. Даты до года рождения и после смерти Сталина удивлять не должны – они указывают даты документов или время их поступления в архив.

– Описи 6–8 – приветствия в адрес Сталина в связи с его 70-летием, 4115 единиц хранения, 1949 год.

– Описи 9, 10 – письма, телеграммы, присланные в связи с болезнью и смертью Сталина. 5765 единиц хранения, 1953–1956 гг.

– Опись 11 – документы Сталина и присланные Сталину. 1705 единиц хранения, 1917–1952 гг.

Наиболее емкой по объему и содержанию является опись 11. В книге приведено Предисловие к личному фонду Сталина, которое было составлено в декабре 1978 года референтами VI сектора Общего отдела ЦК КПСС. Материалы в соответствии со схемой систематизации сгруппированы по восьми разделам:

I. Документы партийной, государственной и военной деятельности Сталина И.В.

II. Переписка Сталина И.В.

III. Издания Собрания сочинений, отдельных докладов, речей, статей и биографии Сталина И.В.

IV. Биографические материалы.

V. Публикации о Сталине И.В.

VI. Материалы членов семьи Сталина И.В.

VII. Печатные материалы.

VIII. Фотографии и фотоснимки.



Сведения о болезнях и смерти Сталина содержатся в единицах хранения 1482, 1483 и 1486 указанной описи.

Документы во всех трех папках подобраны и расположены таким образом, что составить последовательную единую временную картину о болезнях Сталина, да и то неполную, можно лишь путем кропотливых изысканий. Помимо намеренной путаницы в делах автором обнаружены различные анализы, сделанные во время болезней, записи о которых отсутствуют. Все листы, содержащие рукописные записи лечивших или залечивших Сталина врачей, для удобства чтения автором расшифрованы. Изучение и внимательный анализ документов, собранных в трех папках, порой воспринимается как детектив с драматическим сюжетом, крутыми поворотами и трагическим финалом.

После ознакомления с медицинскими документами, опубликованными в книге, неожиданный аспект, его уголовную составляющую приобретает публичное признание Хрущева об умышленной и насильственной смерти Сталина. Оно прозвучало на официальном приеме венгерской делегации в Кремле 19 июля 1963 года. Тогда по радио и телевидению на весь мир было заявлено: «В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли также от топора, как сами свою власть поддерживали топором». Преднамеренное убийство Сталина подтверждает и желание Хрущева скрыть высказанную им случайно или намеренно откровенность отсутствием этих слов в газете «Правда», но оставшихся в архиве на магнитной ленте. Оригинален и необычен способ подачи документов. В тексте книги каждый лист дела отделен от последующего светло-серой информативной полосой, на которой приведены не только их бывшие и настоящие номера, действовавшие к моменту публикации, но и размер, фактура или описание листов, а также цвет чернил или карандашей, которыми они были написаны.

Публикуемые документы интересны не только сами по себе, но и примечаниями автора книги, которыми он обращает внимание на то, что ему удалось установить, а также для пояснений, справок и уточнений. Заслуживают внимания факты, содержащиеся в прологе и эпилоге книги. Они представляют, как правило, документально подтвержденный взгляд автора на многие, казалось бы, устоявшиеся понятия. К ним относятся: причины всемирно известного Карибского кризиса, который, как оказалось, не ставил мир перед угрозой ядерного уничтожения; поведение «мирового правительства», делавшего Коминтерн своим тайным дубликатом; покушение СССР на власть доллара; «прикармливание» Сталиным партийного аппарата; измена сына Хрущева Леонида и многие другие ранее неизвестные факты. Делая намек на возможность исторических, медицинских и политических открытий, автор стремится к объективности и беспристрастности, существенно расширяя знания читателей и понимание того, что происходило в СССР при Сталине и после его смерти.

Главный вывод после прочтения книги: лютая ненависть к Сталину, убийство его и Советского Союза – это мстительная реакция буржуазии на свое поражение, на крушение мифа о невозможности существования без нее, а также признак неистового стремления агрессивного мира к своей вожделенной цели – расчленить и уничтожить Россию.

К 60-й годовщине знаменитого доклада, зачитанного 25 февраля 1956 года после окончания ХХ съезда КПСС, впервые полностью опубликованные в книге истории болезней Сталина, а также ранее неизвестные факты станут не только нашатырем для людей, до сих пор не пришедших в сознание от хрущевской лжи, но и дуновением ветра истории, которое поможет окончательно смести мусор с могилы вождя советского народа.



Ю.П. ИЗЮМОВ,

председатель Комитета памяти Сталина, главный редактор интернет-газеты «Досье»






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=602322


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Ср мар 02, 2016 9:38 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Совершенно секретно. Фонд №558
Дата: 03/03/2016
Тема: УЛИКИ

«Сталин. Болезни и смерть. Документы». Странички из авторского эпилога

Тайна смерти Сталина


5 марта 1953 г. умер И.В. Сталин



ВЕРСИЙ смерти Сталина существует много. Теперь для широкого круга читателей и специалистов появилась реальная возможность приблизиться к «главной тайне XX века», хотя документы констатируют, что никакой тайны не существует.

Несмотря на то, что истории болезней имеют разночтения, повторения, неточности и пробелы, они являются единственным источником, с помощью которого можно узнать о состоянии здоровья, течении недугов и смерти Сталина. Если допустить, что все происходило естественно, то зачем было вносить в документы столько изменений, а также избавляться от останков его?

За время нахождения Сталина у власти было около десятка попыток покушений на его жизнь. К марту 1953 года очередь из жаждущих покончить со Сталиным была небольшая, но плотная и состояла из сильных врагов его и Советского Союза.

Берии в этой очереди не было, потому что мотив для убийства Сталина у него отсутствовал. Власти и дел ему, практически второму лицу государства, хватало с избытком: руководство Специальным комитетом по созданию ядерного оружия; работа по совершенствованию атомной бомбы и подготовка испытания водородной; строительство ракет для защиты страны и масса других вопросов, связанных с руководством промышленными отраслями народного хозяйства.

О какой борьбе за власть могла идти речь, если Берия знал или догадывался о том, что он обречен? Во время обострений лучевой болезни в 1952 году ему приходилось вести прием подчиненных полулежа. Берия был ею болен, как и его заместители по Спецкомитету Завенягин (55), Ванников (65) и Малышев (55), а также другие руководители атомного проекта. В скобках указана продолжительность жизни каждого. Почти ровесники, эти создатели атомного оружия умерли от лейкемии в сравнительно молодом возрасте. Смертельные дозы радиации они получили на полигоне под Семипалатинском во время испытания атомной бомбы 29 августа 1949 года…

Поэтому Берия так спешил сделать полезное для страны в отмеренные ему судьбой 112 дней жизни после кончины Сталина.

Берией были предложены: упразднение паспортных ограничений и режимных областей; ограничение прав особого совещания при МВД СССР; передача объектов из ГУЛАГа в ведение соответствующих министерств; запрет демонстрантам носить портреты руководителей партии и правительства; назначение главами союзных республик представителей коренной национальности; объединение Германии и прекращение строительства социализма в ГДР со снятием расходов по ее содержанию с советского народа и многое другое. Самым страшным для партийцев было то, что Берия начал разбираться с массовыми политическими репрессиями и на практике осуществлять отстранение партийного аппарата от власти так, как это было задумано Сталиным.

В отличие от коллег по атомному проекту он был овеян не славой, а посмертным оговором и позором. Берия – палач, кровавый монстр, насильник… Это – образ убитого, созданный убийцами. Разве он мог быть иным?

Самым первым в очереди убийц Сталина стоял Хрущев как исполнитель (вслепую ли?) замысла уничтожения СССР сообществом власти над всем человечеством, именуемым то мировым правительством, то комитетом 300, то Финансовым Интернационалом, то мировым олигархатом, мозговой центр которого находился и находится в Лондоне.

Хрущев был также выразителем воли части партийной номенклатуры, которая не оставляла Сталину шансов остаться в живых. Необходимо помнить о его давней идее передать власть от партии Советам и о намерении, высказанном на пленуме, состоявшемся после XIX съезда КПСС, покинуть «пост» вождя, которое оставляло бы партийную бюрократию без власти и прикрытия его именем. Голосовался проект о передаче обязанностей председателя Совета Министров СССР от него П.К. Пономаренко… Мешкать не следовало.

Было еще два важных момента, которые очень беспокоили партийную номенклатуру и сыграли немаловажную роль в этом мотиве Хрущева. Это – желание Сталина разобраться с репрессиями 1937–1938 годов и поражениями Красной армии в 1941 году, вина за которые во многом лежала на военных. Вряд ли он оставил бы без последствий провалы первых месяцев войны. Приказ о приведении войск в боевую готовность был дан загодя, 18 июня 1941 года, но выполнен только двумя командующими – Военно-морским флотом и Одесским военным округом.

Те, кому были адресованы слова «Победителей можно и нужно судить», их услышали, и после смерти Сталина ответственность за свои преступные деяния переложили всецело на него.

Третьим мотивом убийства для Хрущева (куратора от Политбюро спецслужб) было назначенное на 2 марта 1953 года заседание Политбюро. В этот день должно было быть принято решение об объединении МВД и МГБ и назначении на должность министра нового ведомства Берии, который должен был разобраться с «делом врачей», «сионистским заговором» и тем, что еще натворили Хрущев и Игнатьев. После разбирательства они бы лишились своих постов, были бы судимы… Действовать надо было без промедления. Они рискнули, сыграли «ва-банк» и выиграли.

***

Сообщество, которое стремится к всемирной власти, называется по-разному, но это не меняет его сути. Мы будем пользоваться термином Финансовый Интернационал (Фининтерн). Это клуб, создавший мировую финансовую систему. Центром этого клуба всегда была Великобритания, а штабом – лондонский Сити. Англия – одна из главных резиденций банкиров мира, ведущих войну за Новый Мировой Порядок.

В свою очередь Фининтерн предпринял гениальный ход. Он использовал свои огромные всепроникающие связи и коммерческие ресурсы для того, чтобы «навесить» на структуры Коминтерна свой тайный дубликат, который должен был не организовывать мировую революцию, а саботировать ее и быть новой формой глобального контроля над трудящимися.

Для того чтобы механизм Коминтерна и его Исполнительного Комитета на этот замысел работал четко и без сбоев, было необходимо, чтобы в его руководстве находился проверенный и преданный Фининтерну человек. Через него нужно было не только командовать этой всемирной организацией, но, главное, для наименьшего ущерба мировому капиталу влиять на революционные процессы, происходящие в мире, предотвращать критические ситуации и в случае их возникновения громить зачинщиков.

Такой человек – финн Отто Куусинен – был на примете. В гимназии он вошел в финно-шведский кружок националистов. Члены кружка, повзрослев, заняли видные посты руководителей департаментов, юристов... Его связи – вся будущая элита Финляндии, узкий круг масонов. Тема масонства необъятна. Заметим лишь, что это тайное общество является средством, инструментом Финансового Интернационала для контроля власти, собственности и информации, что позволяет манипулировать огромными массами людей.

Став, по поручению Фининтерна, одним из идеологов Коммунистического Интернационала, призывавшего к всемирной диктатуре пролетариата, Куусинен был избран в международный секретариат Коминтерна. И хотя он не занимал лидерских, «вождевых» позиций в руководстве, его положение позволяло ему весьма эффективно подруливать организацией как бы из-за кулис. Фактически Куусинен надзирал Коминтерн с момента рождения организации до ее роспуска Сталиным и Димитровым в 1943 году.

В июне 1951 года президентом США Г. Трумэном в Вашингтоне был образован Совет по психологической стратегии (Psychological Strategy Board, PSB) и созданию рабочей группы «Сталин» (кодовое обозначение PSB D-40), которая ставила своей целью изучение возможности отхода (или отстранения) Сталина от власти. Эта инициатива называлась «Планом устранения Сталина» («Plan for Stalin’s passing from power»).

Интересно, как англичане и американцы планировали отстранить Сталина от власти? Трумэн уговорил бы его уйти в отставку?

Слово «устранить» означает «уничтожить». «План устранения Сталина» предусматривал физическое действо.

Все четко и ясно. Были нужны исполнители этого плана.

До 1953 года на жизнь Сталина покушались английские, французские, немецкие и японские разведки, а также представители русских эмигрантских организаций. Все попытки убить Сталина были блокированы. Пора было приступать к выполнению американского «Плана устранения Сталина».

***

...Прошло три года после XX съезда партии. На плане создания музея Сталина на даче в Волынском Хрущевым был поставлен жирный крест. Постановления об увековечивании памяти Сталина, а также о строительстве Пантеона для великих деятелей Советского государства оказались фикцией и лишь вуалировали истинные замыслы нового «вождя».

Куда подевалось все, что было передано в 1953 году по акту для музея… неизвестно. Однако доподлинно известен факт: по поручению ЦК КПСС, для вывоза мебели и вещей Сталина, которые находились на Ближней даче во время его последней болезни, в мае 1959 года был командирован работник Управления делами ЦК Анатолий Васильевич Шитов. Он рассказал, что с Ближней тогда были вывезены: диван, на котором Сталин умер, кровати, буфет, посуда, мундир, валенки, деревянная лопата, курительные трубки, драповый отрез, пластинки, телефоны, ваза и портрет Ленина.

Тогда же столяр стройконторы УД ЦК Н.А. Толстобров, входивший в группу, которой был поручен вывоз вещей, ради любопытства поднялся на второй этаж. Там находилась дверь, ведшая на чердак. На чердаке Николай Алексеевич увидел четыре плоских противня с веществом, очень похожим на ртуть. Об этой находке столяр сообщил Шитову. Тот доложил по инстанции, и дальнейшая судьба противней неизвестна.

Для того чтобы прояснить возможность такой находки и точнее узнать о ее действии на организм человека, я обратился в Аналитический центр, где занимаются изучением химических свойств ртути и других веществ.

Во время беседы с весьма компетентным специалистом им было высказано предположение, что противни могли быть не с ртутью, а с очень схожим с ней по внешнему виду оловом, которое мастера старой выучки использовали при пайке листов железа, применявшегося для устройства кровель. Такой способ гарантировал герметичность стыков и исключал проникновение дождевой или талой воды в помещения дома.

Вполне возможно, что так оно было и на Ближней даче. Но другая возможность не исключена. Неизвестно, проверял ли столяр вещество в противнях на подвижность, но участник такой экспедиции, мастер своего дела, разбирался, вероятно, не только в стружках. Даже не опуская палец в подозрительное вещество. Любопытный столяр вряд ли ошибся.

Если это действительно была ртуть, то на Ближнюю дачу ее принесли с совершенно определенной целью – убить Сталина. Кто и когда начал осуществлять эту цель, неизвестно.

Ртуть легко испаряется. Чем выше температура окружающей среды, тем активнее происходит испарение ртути. Вдыхание содержащего ее воздуха ведет к накоплению ртути в организме, из которого она уже никогда не выводится. При отравлении ртутью у человека поражаются нервная и кроветворная системы, печень, почки, желудочно-кишечный тракт. Под действием паров ртути происходит тяжелое воспаление желудочно-кишечного тракта, которое сопровождается тошнотой, рвотой с кровью, головными болями, головокружением, снижением сухожильных рефлексов, сильными болями в животе, кровянистым стулом и некрозом слизистой оболочки кишечника. Нередки воспаления легких, катары верхних дыхательных путей, боли в груди, кровоточивость десен, сильный озноб, кашель и одышка. Температура тела поднимается до 38–40°С.

Как сказали мне в Аналитическом центре, ртуть плохо смешивается с воздухом. Однако если на чердаке в противнях была ртуть, а не олово, особенно летом, про прогревании кровли, тяжелые испарения ртути без цвета и запаха с чердака опускались вниз, в спальню, столовую, кабинет и другие помещения, находившиеся на первом этаже.

Почему санитарные службы тогда не установили наличие ртути в воздухе, которым дышал вождь? Дело в том, что приборы, которые они использовали для обнаружения в воздухе вредных веществ (о том, что такие анализы проводились, писала дочь Сталина Светлана), из-за своих технических возможностей и низкой чувствительности не были приспособлены для определения паров ртути. Даже в наше время установить точную концентрацию этого вещества в воздухе достаточно сложно…

***

Партгосноменклатура, как и Фининтерн, была заинтересована в смерти Сталина. Попытки отстранить ее от власти предпринимались им давно. Партия должна была заниматься идеологией и кадрами, их воспитанием и расстановкой.

Борьба со Сталиным провинциального большинства, страшившегося потерять власть при прямых, равных и тайных выборах в Верховный Совет СССР, достигла апогея в октябре 1937 года, на пленуме ЦК ВКП(б). Инициированные Сталиным законодательные преобразования, нацеленные на изменение всей структуры управления, делали проигрыш местных «царей» реальностью.

Уничтожение ни в чем не повинных людей было спасением для партийных аппаратчиков и составило основу заговора против Сталина, который сам едва уцелел в этой мясорубке. Из имевшихся противников власти, которые существуют при любых режимах, на местах вдруг стали возникать полчища «врагов народа» и «антисоветских элементов», об истреблении которых «вожди» наперегонки докладывали в Центр, соревнуясь в показателях, выпрашивая все новые и новые «лимиты» (так назывались плановые цифры арестованных и расстрелянных по регионам). Вопрос о выдвижении и включении в бюллетень нескольких кандидатов от различных организаций (основа демократизации страны) партийной номенклатурой был снят.

Главная цель проводимых Хрущевым на Украине и в Москве массовых репрессий невинных людей состояла в том, чтобы предстать перед Сталиным лучшим исполнителем. Он бомбардировал Центр такими телеграммами: «Дорогой Иосиф Виссарионович! Украина ежемесячно посылает 17–18 тысяч репрессированных. А Москва утверждает не более 2–3 тысяч. Прошу вас принять срочные меры. Любящий Вас Н. Хрущев». Резолюция Сталина: «Уймись, дурак». В Москве и Киеве Хрущев подписал 160 тысяч смертных приговоров.

Как известно, в 1935–1938 годах Хрущев занимал должности первого секретаря Московского горкома и обкома ВКП(б). К началу 1938 года значительная часть московского актива была арестована. «Из 38 секретарей МК и МГК, работавших в 1935–1937 гг., избежали репрессий лишь трое. Были арестованы 136 из 146 секретарей горкомов и райкомов, многие руководящие советские, профсоюзные работники, руководители предприятий, специалисты, деятели науки и культуры».

Были высланы и приговорены к расстрелу 55 741 «бывший кулак» и «уголовник». Любопытное сравнение: если в разгар «сталинских репрессий» в 1937 году доля рабочих и колхозников составляла 9,3%, то в самое половодье «хрущевской оттепели», только в 1957 году, из осужденных за контрреволюционные преступления было репрессировано 18,3% служащих (к которым относили всю интеллигенцию), а 81,7% приходилось на рабочих и колхозников.

За кровавой вакханалией партийной номенклатуры скрывались планы высокопоставленных, наиболее законспирированных руководителей заговора, к которым не мог не принадлежать Хрущев. На XX съезде КПСС одной из причин антисталинского «доклада» было желание Хрущева отгородиться и отмыться от этих преступлений. Эйхе, Кабаков, Косиор и другие «жертвы политических репрессий» были объявлены им невиновными и позже реабилитированы как незаконно осужденные, несмотря на то, что их вина была доказана.

Однажды Сталин в узком кругу членов Политбюро сказал: «Война показала, что в стране не было столько внутренних врагов, как нам докладывали и как мы считали. Многие пострадали напрасно. Народ должен был бы нас за это прогнать. Коленом под зад. Надо покаяться». 9 февраля 1946 года на встрече с избирателями Сталинского округа он прямо заявил: «Говорят, что победителей не судят, что их не следует критиковать, не следует проверять. Это неверно. Победителей можно и нужно судить, можно и нужно критиковать и проверять. Это полезно не только для дела, но и для самих победителей: меньше будет зазнайства, больше будет скромности. Я считаю, что избирательная кампания есть суд избирателей над Коммунистической партией нашей страны как над партией правящей. Результаты же выборов будут означать приговор избирателей». А это уже был серьезный сигнал о желании Сталина расследовать произошедшее в стране до и в самом начале войны.

***

В сознании людей за последние два десятка лет произошли перемены в понимании случившегося после свержения Советской власти. Эйфория от «свободы» и вседозволенности испарилась, в сухом остатке – лишь суровая действительность. Могучая держава, основой которой были Знание и Труд, превратилась в страну с диктатурой спекулянтов и ростовщиков.

Капитализм в России показал себя во всей красе вымиранием по миллиону человек в год, разрушением промышленности и сельского хозяйства, изуродованными образованием, медициной и наукой, галопирующими ценами на продовольствие и жилье, нищетой и безработицей значительной части трудоспособного населения.

Перезахоронение останков царской семьи, Деникина, Каппеля и Ильина, установка памятников Столыпину, адмиралу Колчаку, генералам Маркову, Краснову и Корнилову при мощной поддержке средств массовой информации, которые принадлежат Фининтерну и правящему в России классу, оказали на общественное мнение влияние, противоположное задуманному. Несмотря на эти антикоммунистические акции всероссийского масштаба, граждане России считают, что Сталин – личность положительная. В знаменитом проекте «Имя России» с недосягаемым отрывом победил не Столыпин, а Сталин.



И.И. ЧИГИРИН






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=602323


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Чт май 12, 2016 7:58 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Раскрывая тайны смерти Сталина

Газета "Правда", №50 (30401) 13—16 мая 2016 года
5 полоса

Автор: Андрей КАНАВЩИКОВ. Член Союза писателей России.

О выходе этой книги в «Правде» уже было опубликовано сообщение Юрия Изюмова, председателя Комитета И.В. Сталина, главного редактора интернет-газеты «Досье» (см. № 23 от 4—9 марта с.г. — «Здоровье вождя в документах»). Однако новое издание оказалось настолько интересным и привлекательным, что оно сразу же вызвало ещё несколько откликов, полученных нашей редакцией. И вот один из них мы публикуем сегодня. Напомним, что автор книги — И.И. Чигирин, а называется она «Сталин. Болезнь и смерть. Документы».

Без эмоций о том, что волнует многих

Вопрос на засыпку: будет ли человек, не являясь врачом или студентом медицинского вуза, читать книгу, почти сплошь состоящую из такого рода оборотов — «аускультация не производилась», «менингеальных симптомов нет», «умеренная гиперемия лица»?

Отвечу: будет читать как миленький. И сам прочитает, и друзьям порекомендует. Ну, конечно, и в справочник лишний раз заглянет, если какой-нибудь «рефлекс Бабинского» будет непонятен.

Почему я так уверен в своём ответе? Да потому, что речь идёт о книге Ивана Чигирина, в которой «впервые публикуются истории болезней И.В. Сталина с 1921-го по 1952 год, а также медицинские документы, составленные лечащими врачами перед его кончиной». Причём если кто-то подумал, что перед нами некая жёлтая поделка, каковым нынче несть числа, то малейшие подозрения отметаются уже нотариально заверенным разрешением внука Сталина — Евгения Яковлевича Джугашвили — на публикацию.

Впервые вопрос о смерти Сталина переводится в сугубо документальную плоскость. Без эмоциональных спичей и догадок, выстроенных по косвенным признакам. Вплоть до того, что Чигириным даже методично описывается то, как и на чём истории болезней Сталина хранятся: «Подробное описание «мелочей»: размеров листов, цвета чернил, фактуры бумаги, следов степлеров, скрепок, шильев, других свидетельств «работы» с историями болезней представляется необходимым для того, чтобы материал для читателя-исследователя стал почти осязаемым».

В своей жажде осязаемости и наглядности текста при его публикации Иван Чигирин доводит собственную задачу практически до абсолюта. Эти архивные странички здесь не просто читаешь, но подробно видишь. Вплоть до полного сканированного воспроизведения отдельных подписей, бланков, а то и целых страниц исторических документов.

Кто-то из постоянных посетителей книжных развалов на слове «впервые» может споткнуться. Как же, скажет он, сведения о болезнях Сталина и прежде публиковались.

Да, но то были обрывочные сведения чисто пропагандистского свойства, в определённых целях, как у авторов типа Волкогонова. Или откровенное воровство из прежних книг того же И.И. Чигирина — «Белые и грязные пятна истории» (2008), «Отец» (2012), естественно, без ссылок на первоисточник.

Сейчас же можно говорить именно о «введении в научный оборот представляемых материалов», причём составитель и автор книги намеренно дистанцируется от страстной публицистической заострённости.

Нет, понятно, что уже сам опубликованный материал вопиющ. Понятно, что сухой академичностью даже очень желающий этого не отделается. Но форма подачи материалов осознанно выбрана именно со ставкой на строгий анализ и трезвый расчёт.

Отчасти подобный подход оформился у Ивана Чигирина давно, ещё, как он сам выражается, во время последних всполохов «архивной революции». Тогда, за полгода работы в архивах, автор успел «от руки переписать все три дела с историями болезней Сталина».

А вместе с переписыванием приходило новое знание. Вдруг оказалось, что все велосипеды давным-давно изобретены и нужно лишь читать и смотреть внимательнее.

Например, Чигирин брал речь Хрущёва, произнесённую им в Кремле 19 июля 1963 года на приёме венгерской делегации, сличал разные её варианты, и мир понемногу опускался с головы на ноги. Если в газете «Правда» от 20 июля того же года фраза Никиты Сергеевича: «В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли так же от топора, как сами свою власть поддерживали топором» — была опущена, то «магнитная лента с его речью (архивный № 2465) хранится в Государственном архиве фонодокументов, который находится в Москве на 2-й Бауманской улице, дом 3».

Если вдуматься в удалённую при публикации в газете фразу, то видно, как импульсивный Хрущёв банально выболтал тайну своего личного участия в убийстве Сталина! «Погибли от топора». А если не выболтал, то почему, спрашивается, фраза была вычеркнута? И кем вычеркнута, если не лично Хрущёвым?

Такая дотошность и необходима

А многие ли вообще знают о наличии такого Государственного архива фонодокументов?! Как и массы иных, ведомственных и на первый взгляд скучных архивов.

Чигирин не просто всё это знает, но и умело знанием пользуется. Те же медицинские карты Сталина ярые де-сталинизаторы и рады бы снова засекретить получше, но вода нашла дырочку.

Автор подробно представляет полную панораму всего того массива дел, анализов, записок, которые объединены в три «папки из жёсткого блестящего, почти глянцевого, тонкого светло-серого картона». Причём, помимо собственно содержания, внимание неизменно уделялось так называемым мелочам:

«На некоторых листах с левой стороны по вертикали осталось от трёх до семи отверстий от шила для скрепления листов. В некоторых местах несколько листов подряд имеют отверстия от дырокола. В верхнем углу на левой стороне листов иногда встречаются многочисленные (иногда замятые сильно или не очень, порой ржавые) следы различных металлических скреплений — скрепок и/или различных по размеру отверстий от степлеров…»

То есть чисто навскидку, даже не углубляясь в тексты, было ясно, что истории болезней Сталина многократно переписывали, переделывали. Что-то оттуда убирая или, наоборот, добавляя.

Удивляет и первое, даже беглое чтение документов. Когда при этом чтении становится вдруг практически невозможным найти внутреннюю логику. Когда ряд документов дублируется, но при этом «обнаружены различные анализы, сделанные во время болезней, записи о которых отсутствуют».

Если бы не о Сталине речь шла, то можно было бы попенять врачам или архивистам на их разгильдяйство да и пойти себе дальше. Однако в подобный вариант не просто не верится — он невозможен! Значит, и относиться к этому следует серьёзно.

Представьте только, просто для примера, что в истории болезни Путина есть некие анализы, но нет записей врачей по этому поводу. Представили? Нет. И правильно, потому что в реальности такого быть не может.

Вот и Чигирин с удивлением для себя обнаружил следующее обстоятельство периода с 26 марта по 30 июля 1947 года, когда Сталина, по официальной версии, лечили от «хронической дизентерии». Автор констатирует: «В истории болезни, которую вели Виноградов и Бузников в период заболевания Сталина «дизентерией», находятся 43 анализа… только за трое суток 27, 28 и 29 марта 1947 года. Ни апрельских, ни майских, ни июньских, ни июльских анализов в деле нет».

Во-первых, на откровенный бред смахивает сам диагноз. Болезнь грязных рук у первого лица государства?! Четыре месяца лечения?!

Во-вторых, и это уже гораздо важнее — диагноз «дизентерия» мог лишь маскировать что-то другое. Например, затушёвывать клиническую картину отравления. Иначе зачем понадобилось изымать из истории болезни Сталина многочисленные анализы?!

Автор книги придерживается известной версии о том, что И.В. Сталина «залечили» врачи. При этом он особо обращает внимание на роль лечащего врача Сталина академика АМН Владимира Никитича Виноградова (1882—1964).

Тот самый Виноградов, кто оспорил диагноз «инфаркт миокарда», поставленный Жданову заведующей электрокардиографическим кабинетом Лечсанупра Кремля Лидией Тимашук.

Как-то сразу в новом свете предстаёт и вся эта полуфантастическая история со Сталиным, заболевшим в Кремле дизентерией.

Наконец, именно в период лечения Виноградовым у Сталина появляются признаки повышенного артериального давления. До этого никогда человек на давление не жаловался. Здоровье — дай бог многим. Из операций — лишь аппендицит. Даже в домашней аптечке гипотензивных препаратов никогда у Иосифа Виссарионовича не имелось за ненадобностью.

Например, у врача Кириллова давление Сталина даже в 1950 году значится как 140 на 80 максимум. А Виноградов с его «дизентерией» довёл показания вплоть до 190 на 100.

Невольно напрашивается мысль, что подобным лечением заранее готовилась почва про разговоры о наличии у Сталина гипертонии. Дескать, потому и умер, что давление — ни к чёрту, потому что инсульты были.

В действительности, когда Сталина не лечили Виноградов и Бузников, давление у человека находилось в пределах нормы. Ложью можно назвать и многочисленные «инсульты». Кто сомневается, может посмотреть личную правку статьи «Экономические проблемы социализма в СССР», произведённую в феврале 1952 года (см. фотокопию. — Ред.). Ровный почерк, чёткие линии, уверенный нажим.

«Двумя руками, что ли, Сталин эти правки делал?» — закономерно ставит вопрос Иван Чигирин.

Версия о так называемом давлении или «слабом сердце» напрочь рассыпается и при знакомстве с ЭКГ вождя. Виноградов с соратниками активно лепили Сталину имидж насквозь больного человека, но тут опять-таки вдруг оказывается, что «за всю жизнь Сталину было сделано всего четыре электрокардиограммы».

Постойте, как всего четыре?! Мы вроде уже только что начали поддаваться на пропаганду про пожилого инсультника с трясущимися руками — и тут вдруг такой поворот.

Так инсультник или нет? Проблемы с сердцем и сосудами или нет?

Были порядочность и мужество

Чигирин об электрокардиограмме уточняет: «Первая и единственная (!), когда он был в сознании — 9 сентября 1926 года (ед. хр. 1482, л. 17-об). В «единственность» этой прижизненной электрокардиограммы не верится совершенно, тем более что проф. Валединский писал в воспоминаниях об ЭКГ, сделанной Сталину в 1927 г. Мало того, что и эта ЭКГ в истории болезни отсутствует, нет также ни одной электрокардиограммы, снятой у Сталина до 2 марта 1953 года».

Четыре ЭКГ у первого лица государства за почти тридцать лет? Да с этой шуткой в «Аншлаге» только выступать или в КВН, не более!

Иван Чигирин насторожился. Вполне предсказуемо он решил выяснить, что же означают все эти зубчики и ломаные линии, милостиво сохранённые некоей рукой в деле:

«Для чистоты эксперимента копии ЭКГ Сталина были показаны автором пяти врачам — специалистам из разных лечебных и научных медицинских учреждений, имеющим стаж работы в кардиологии не менее 20 лет.

Все кардиологи… подтвердили в основном те же изменения в сердце пациента, которые были описаны врачами в 1953 году. Однако если тогда было указано, что они произошли в задней стенке левого желудочка, то сегодня все специалисты заключили, что нарушения произошли в верхушечной и переднебоковой стенке. Все врачи на вопрос: «Могла ли произойти случайная ошибка при написании ЭКГ?» — ответили отрицательно: «Профессионал такой ошибки допустить не мог».

Дальше — больше. На описаниях ЭКГ, которые имеются в историях болезней в печатном виде, стоят даты не 2 и 5 марта 1953 года, а 2 и 5 июля 1953 года. Словно кто-то сигнализировал: текст написан не весной, а летом, и к Сталину никакого отношения не имеет.

Чигирин задумался: «При работе с документами порой хотелось отдать должное порядочности и мужеству части подневольных исполнителей, чтобы нельзя было пропустить фальшивки». Причём автору удалось даже установить фамилию человека, который, видимо, намеренно подменил кардиограммы.

Это был Павел Евгеньевич Лукомский (1899—1974) — главный терапевт Минздрава СССР. Именно он «на черновом экземпляре в истории болезни перед направлением его машинистке… своей рукой написал «июля» 1953 г. (лист 100) и на описаниях ЭКГ оставил даты 2 и 5 июля. Это было сделано для того, чтобы временн`ое несоответствие (март—июль) когда-нибудь заметили, обратили на него внимание будущие исследователи».

Лукомский, по Чигирину, не мог не подчиниться приказу Хрущёва, не мог не подменить кардиограммы. Но одновременно, будучи глубоко порядочным человеком, он подменил ЭКГ Сталина данными такого своего пациента, которые откровенно противоречили официальным данным.

Дотошный Чигирин докопался даже до догадки о возможном сосуде, из которого травили Сталина. Так, доверенность зам. зав. отделом фондов Центрального музея В.И. Ленина Зворыгиной на получение трёх бутылок из-под минеральной воды для музея И.В. Сталина датирована 8 ноября 1953 года.

Но уже в акте от 9 ноября того же 1953 года при участии начальника Первого отдела Четвёртого управления Министерства здравоохранения СССР Чирикова значатся лишь 2 бутылки (одна из-под «Нарзана», другая из-под «Боржоми»). Спрашивается, где третья бутылка и следы чего в ней могли находиться?

Странное впечатление оставляет и Рукописный журнал, который якобы содержит подробные, по минутам, записи о состоянии здоровья Сталина в последние дни жизни. Содержит-то он их содержит, но исключительно до того момента, когда начинаешь всё это внимательно читать.

В частности, под 5 марта следует запись за подписью Лукомского о состоянии пациента в 16 часов. А тут же, буквально строкой ниже, хронология на 12.00, 12.10, 12.15, 12.30, 12.40, 12.55, 01.15…

Невольно возникает мысль, что вся эта псевдодокументальная писанина была добавлена задним числом, после реальной записи Лукомского. Лишь для количества и лишь для того, чтобы заполнить пустую страничку.

Короста лжи спадает?

Фальшь сопровождает истории болезней Сталина вплоть до акта вскрытия его тела. Иван Чигирин анализирует эти 11 листов текста, отпечатанных на пишущей машинке через полтора интервала.

Вывод, увы, предсказуем и здесь. Акт неоднократно переписывался, когда «изменились расстояния между буквами как по горизонтали, так и по высоте. Стало иным их расположение при различных буквосочетаниях. А характерные дефекты самих букв остались почти такими же, как и прежде».

Иначе говоря, пишущей машинкой фальсификаторы пользовались одной и той же, но в разные отрезки времени. С интервалом между использованиями явно не в десять или пятнадцать минут.

Знакомство с историями болезней Сталина наводит на мысль, что процесс извращений, подтасовок и прямой лжи идёт минимум с 1953 года.

По счастью, у правды есть такое свойство: однажды становиться известной. Как бы её ни изничтожали, как бы её ни прятали и ни травили.

Короста лжи спадает. И, по счастью, всегда находится такой честный врач, как Лукомский, который сумеет положить в нужное место нужные кардиограммы. А честный исследователь Чигирин всегда успеет снять копию с документа, задолго до того, как доступ к нему снова закроют. Тем и сильны мы, что всегда сумеем в конечном итоге правильно посчитать количество дыр от шила, даже заблаговременно спрятанного в мешке.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Пт ноя 04, 2016 9:15 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
Сталин: "Русский народ неодолим, неисчерпаем!»"

04.11.2016 г.

Удивительно точные предсказания Сталина о России

Удивительно точные предсказания оставил потомкам И.В. Сталин, часть которых уже исполнилось. Пророческое предсказание И.В. Сталина о России – СССР, русском народе и Востоке.

В самый канун войны с Финляндией, И. В. Сталин пригласил к себе в рабочий кабинет на беседу знаменитую революционерку Александру Михайловну Коллонтай, дочь царского генерала, которая в это время была полномочным послом в Швеции (1930 – 45 гг.). Беседа была очень доверительной и произвела на А. М. Коллонтай чрезвычайное впечатление.

«Выйдя из Кремля, я не пошла, побежала, повторяя, чтобы не забыть сказанное Сталиным. Войдя в дом… стала записывать. Была уже глубокая ночь… Неизгладимое впечатление! Я по-другому взглянула на окружающий меня мир. (К этой беседе) я обращалась мысленно много-много раз уже в годы Войны и после нее, перечитывала, и всегда находила что-то новое… И сейчас, как наяву, вижу кабинет Сталина в Кремле, в нем длинный стол и Сталина… Прощаясь, он сказал: - Крепитесь. Наступают тяжелые времена. Их надо преодолеть… Преодолеем. Обязательно преодолеем! Крепите здоровье. Закаляйтесь в борьбе».

Запись этой беседы с И. В. Сталиным была найдена в дневниках А. М. Коллонтай, которые она вела продолжительное время. Впервые эти архивные извлечения напечатал историк и биограф А. М. Коллонтай, доктор исторических наук М. И. Труш в сотрудничестве с проф. Р. И. Косолаповым в журнале «Диалог» за 1998 г.

И. В. Сталин сказал: «Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны, прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши успехи и достижения. Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток.

И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний. Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться. Сила СССР - в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено, прежде всего, на разрыв этой дружбы, на отрыв окраин от России. Здесь, надо признаться, мы еще не все сделали. Здесь еще большое поле работы.

С особой силой поднимет голову национализм. Он на какое-то время придавит интернационализм и патриотизм, только на какое-то время. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты. Появится много вождей-пигмеев, предателей внутри своих наций.

В целом в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут предельно крутыми. Дело идет к тому, что особенно возбудится Восток. Возникнут острые противоречия с Западом. И все же, как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь подымут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна. Свое будущее они будут строить на нашем прошлом».

Далее, по этой дневниковой записи, И. В. Сталин сказал: «Все это ляжет на плечи Русского народа. Ибо Русский народ — великий народ! Русский народ — это добрый народ! У Русского народа, среди всех народов, наибольшее терпение! У Русского народа — ясный ум. Он как бы рожден помогать другим нациям! Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него — стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Потому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ неодолим, неисчерпаем!»

http://www.electorat.info/news/7817.html

Цитируется по статье Р. Косолапова, «Какая же она, правда о Сталине?». Газета «Правда», от 4 июля 1998 г.

http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Вт дек 20, 2016 9:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
ВЕТЕР ИСТОРИИ

Воспроизводя в своих книгах воспоминания В.М. Молотова и Главного маршала авиации А.Е. Голованова, поэт Феликс Чуев приводил одну и ту же фразу, которая была сказана в беседах с ними И.В.Сталиным: «Я знаю, что после моей смерти на мою могилу нанесут кучу мусора, но ветер истории безжалостно развеет ее!» Но почему же советские люди позволили Н.С. Хрущеву вывалить «кучу мусора» на гроб И.В. Сталина менее чем через три года после его смерти?

Что знали советские люди о Сталине?

Описывая на первых страницах своего романа «Битва в пути» центр Москвы в ночь с 6 на 7 марта 1953 года, Галина Николаева изобразила пожилую пару, которая медленно шла к Дому Союзов: «Подняв залитое слезами лицо, женщина говорила: «Мы привыкли: победа – это он! Гидростанция – это он! Лесные полосы – это он!» Эта женщина и ее спутник росли в стране, в которой часто звучала песня на стихи С. Алымова со словами: «Сталин – наши дела». Советские люди хорошо знали дела, которые справедливо и прочно были связаны с именем Сталина. Но много ли они знали о самом Сталине?
Несмотря на то, что вплоть до своей кончины Сталин был многократно и ежедневно упоминаемым и прославляемым в СССР, книг, из которых советские люди могли бы узнать о его жизни и деятельности, было издано не так много. Опубликованная в Советском Союзе еще до войны книга французского писателя Анри Барбюса «Сталин» стала библиографической редкостью еще до войны. Столь же редкой стала книга воспоминаний о Сталине, изданная к его 60-летию в 1939 году. К марту 1953 году основным пособием для изучения жизни и деятельности Сталина являлась книга «Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография», второе издание которой было опубликовано в 1947 году тиражом в миллион экземпляров. На первой странице книги значилось: «Второе издание, исправленное и дополненное».
Повествуя главным образом о политической и государственной деятельности Сталина, «Краткая биография» из своих 243 страниц уделила лишь несколько строк сведениям о его детстве, отрочестве и значительной части юности. После пары слов о времени и месте рождения Сталина, его родителях, и его учебе в Горийском духовном училище и Тифлисской православной духовной семинарии шло повествование о развитии капитализма в Закавказье и появлении в этом крае рабочего и революционного движения. За длинным экскурсом в историю следовала фраза: «Пятнадцатилетний Сталин становится революционером». На этом рассказ о личной жизни Сталина обрывался.
Читатели книги не узнавали о том, был ли женат Сталин, были ли у него дети, где он жил, о состоянии его здоровья, его культурных запросах и многом другом. Даже пребывание Сталина в ссылках и тюрьмах, а также его неоднократные побеги из мест заключения были изложены конспективно. Хотя в «Краткой биографии» были представлены пространные перечни соратников Сталина по революционной, а затем его государственной деятельности, читатели оставались в неведении относительно того, как складывались его отношения с коллегами по работе и с политическими оппонентами.
Из «Краткой биографии» нельзя было узнать, как принимались решения в руководстве страны, кто участвовал в этом важнейшем управленческом процессе, какую роль в разработке постановлений, приказов, директив играл Сталин, как он контролировал исполнение принятых документов. Фразы о том, что «Сталин мудр, нетороплив в решении сложных политических вопросов, там, где требуется всесторонний учет всех плюсов и минусов», что «вместе с тем Сталин – величайший мастер смелых революционных решений и крутых поворотов», не были раскрыты в живых образах и примерах. Поверхностно были описаны многие сложные и противоречивые события в истории страны, такие как осуществление коллективизации. Ни слова не было сказано о политическом кризисе в советском руководстве 1937–1938 годов. Торжественный тон «Краткой биографии», характерный для всех публикаций о Сталине того времени, не позволял раскрыть его как личность и делал его жизнеописание схематичным.
И все же при всех ее недостатках «Краткая биография» знакомила советских людей с основными вехами жизни и деятельности Сталина. Однако в своем докладе на закрытом заседании ХХ съезда КПСС Н.С. Хрущев подверг резкой критике содержание «Краткой биографии», а также «Краткого курса истории ВКП(б)», из которого советские люди также узнавали немало о политической и государственной деятельности Сталина.
В то же время в своем докладе Хрущев постарался создать впечатление, будто он впервые раскрыл подлинную натуру Сталина, спрятанную за страницами «Краткой биографии». Такому впечатлению способствовала эмоциональная тональность доклада. Поскольку многие делегаты ХХ съезда КПСС не были близко знакомы лично со Сталиным, они не были готовы тотчас поставить под сомнение правоту категоричных утверждений Хрущева, который рассказывал о нетерпимом характере Сталина, его своеволии, мнительности, мстительности, незнании им многих предметов, необходимых для руководства страны. Они готовы были поверить Хрущеву, будто многие трагичные события в жизни страны были следствием пороков Сталина и его просчетов, которые приписывал ему докладчик.
Много десятилетий спустя американский историк Гровер Ферр последовательно, пункт за пунктом разоблачил лживость хрущевского доклада в своей книге «Антисталинская подлость» (М., 2008). Приведя убедительные доказательства, Г. Ферр пришел к выводу: «Все «разоблачения» Хрущева, в сущности, неправдивы». Но о лживости доклада знали уже в 1956 году те делегаты ХХ съезда, которые были лично знакомы со Сталиным и были вместе с ним участниками разработки важнейших государственных решений.
Вспоминая позже свои впечатления о докладе Хрущева, делегат ХХ съезда Н.К. Байбаков писал: «Изображаемый Хрущевым Сталин… никак не совмещался с тем живым образом, который мне ясно помнился. Сталин самодурствовал, не признавал чужих мнений? Изощренно издевался? Это не так. Был Сталин некомпетентен в военных вопросах, руководил операциями на фронтах «по глобусу»? И опять – очевидная и грубая неправда. Человек, проштудировавший сотни и сотни книг по истории, военному искусству, державший в памяти планы и схемы почти всех операций прошедшей войны?.. Да разве можно ли в наших бедах взять и все свалить только на Сталина, на него одного? Выходила какая-то густо подчерненная правда… А где были в это время члены Политбюро, ЦК, сам Н.С. Хрущев? Так зачем возводить в том же масштабе культ – только уже «антивождя»? Человек, возглавлявший страну, построивший великое государство, не мог быть сознательным его губителем».
Однако ни Байбаков, ни члены Президиума ЦК, а также другие делегаты съезда, хорошо знавшие Сталина, не решились на том же заседании опровергнуть Хрущева. Затем текст доклада был зачитан на партийных и комсомольских собраниях страны. Хотя их участники были шокированы содержанием доклада, подавляющее большинство из них еще в меньшей степени, чем многие делегаты ХХ съезда КПСС, могли усомниться в правоте слов Хрущева.
На XXII съезде партии (1961 г.) Хрущев и его сторонники приступили к новому туру десталинизации. Тело Сталина было вынесено из Мавзолея. Все сталинские памятники были снесены. Его изображения на картинах и мозаичных панно в метро были замазаны краской. Из документальных фильмов вырезали кадры с его изображением. Все города и другие населенные пункты, а также промышленные и сельскохозяйственные предприятия, научные и учебные заведения, названные в его честь, были переименованы. Собрания сочинений Сталина в библиотеках были помещены в фонды, закрытые для большинства читателей. Проклятия в адрес «культа личности Сталина» стали нормой в любых публикациях по советской истории. Никаких работ о жизни и деятельности Сталина не публиковалось.
После отставки Хрущева в октябре 1964 года кампания против «культа личности Сталина» была прекращена. Однако никаких серьезных попыток дать глубокую, объективную оценку человеку, который в течение тридцати лет стоял во главе руководства страны, не предпринималось. Лишь по случаю 90-летия и 100-летия со дня рождения Сталина в «Правде» были опубликованы статьи, в которых кратко сообщались некоторые факты из биографии Сталина. В таком же духе были написаны статьи о Сталине в советских энциклопедиях, справочных изданиях и учебниках.
Только высокий авторитет ведущих военачальников и организаторов военного производства времен Великой Отечественной войны позволил им опубликовать мемуары, в которых они поделились своими воспоминаниями о Сталине. В то же время развернутых жизнеописаний Сталина не издавалось.
Молчание о Сталине заполнялось вздорными поделками, основанными на слухах. Впоследствии более тысячи антисталинских баек были собраны Юрием Боревым и опубликованы в сборнике «Сталиниада». Юрий Борев увидел в них «феномен особого рода – городской, интеллигентский фольклор». Судя по именам действующих лиц и рассказчиков, на которых ссылался Борев, многие из этих баек были сочинены главным образом в Москве и поэтому являлись скорее «столичным, интеллигентским фольклором». Эти сочинения были продуктом пустопорожней болтовни, рожденной моральной ущербностью, невежеством, спесивой претензией на всезнайство, стремлением подчеркнуть собственные интеллектуальные и моральные достоинства за счет высмеивания сильных мира сего, оправдание своей трусости с помощью фантастических историй о жестокости прежних времен и другими малоприятными качествами досужих вралей.
А тем временем на Западе шла подготовка к широкому идеологическому наступлению на нашу страну, в центре которого должна была стать дискредитация советского прошлого. Начиная с 70-х годов в США, Британии и других западных странах публиковались биографии Сталина, написанные с целью доказать порочность советской системы. Антисталинская кампания, развязанная в СССР в середине 80-х годов, осуществлялась при активном использовании указанной литературы, опубликованной на Западе. Позже Нина Андреева уличила А.Н. Рыбакова, автора опубликованного в 1987 году романа «Дети Арбата», в использовании публикаций изданных на Западе антисталинских произведений.
Импортные антисталинские сочинения соединялись с убогими байками «интеллигентского фольклора» в потоке театральных постановок, кинофильмов и других творений художественных и нехудожественных жанров, направленных на то, чтобы привить ненависть к Сталину. Одно обвинение против Сталина следовало за другим в статьях, помещенных в журналах «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов», «Огонек», в газетах «Московские новости», «Аргументы и факты». К печатным изданиям присоединились и электронные средства массовой информации. Программы «Взгляд», «Пятое колесо» и ряд других постоянно атаковали покойного генералиссимуса. Словно по команде, на страницах почти всех журналов и газет, во всех публицистических теле- и радиопередачах публиковались материалы о репрессиях 30-х – начала 50-х годов, в которых обвинялся исключительно Сталин. А вскоре были опубликованы клеветнические сочинения Д. Волкогонова, Э. Радзинского, а также многочисленные фальшивые воспоминания.
К сожалению, многие профессиональные историки страны, включая «остепененных» специалистов по советскому прошлому, отмалчивались, словно не замечая малограмотных и клеветнических сочинений, сработанных по образцам западной антисталинской пропаганды. В защиту исторической правды выступила на страницах «Советской России» преподавательница химии Нина Андреева, которая тут же была подвергнута шумному осуждению. В искреннем призыве Нины Андреевой к объективности в оценках Сталина инициаторы «перестройки», а также ее сторонники из либеральной интеллигенции увидели «зловещий заговор» против Горбачева и его политики. На страницах «Правды» была помещена разносная статья «Манифест антиперестроечных сил» с осуждением письма Н. Андреевой. А затем длительное время публиковались коллективные обращения, содержавшие суровые обвинения автора письма, а также руководства газеты, в которой письмо было опубликовано. Главного редактора «Советской России» В.В. Чикина долго распекал за публикацию генеральный секретарь ЦК КПСС. Видимо, М.С. Горбачев до сих пор гордится этим, потому что описал это в своих многотомных воспоминаниях, которые были недавно изданы.
Поскольку к тому времени среди населения страны память о Сталине была сведена к минимуму или была сильно деформирована, антисталинская пропаганда, не умолкавшая ни на день, оказывала мощное воздействие на общественное мнение страны. Опрос, проведенный ВЦИОМ в 1990 году, показал, что лишь 8% респондентов относились положительно к Сталину.

Отпор клеветникам

Однако потоку лжи и фальшивок все активнее противостояли публикации, излагавшие правду о Сталине и его времени. Парадоксальным образом одним из следствий демонтажа советской системы стал паралич тех механизмов, посредством которых долго хранились под замком правдивые свидетельства о реальной деятельности Сталина, в том числе и о его вкладе в достижения нашей страны. Уже в 1989–1991 годах были опубликованы воспоминания Константина Симонова, который, помимо личных наблюдений, собрал немало рассказов о Сталине близких к нему людей. Публикации книг Феликса Чуева «Сто сорок бесед с Молотовым», «Так говорил Каганович», «Солдаты империи» позволили получить новый материал о жизни и деятельности Сталина со слов его коллег по Политбюро и других видных советских деятелей.
Существенно обогатили представления о Сталине и воспоминания бывших сталинских наркомов, опубликованных с конца 80-х годов. В 1995 году в популярной книжной серии «Всемирная история человечества: Тайные страницы истории» вышла свет книга «Сталин: в воспоминаниях современников и документах эпохи». Ее составителем был недавно скончавшийся писатель Михаил Лобанов. В книге содержались отрывки из многочисленных документов и воспоминаний о жизни Сталина, начиная с его детства и кончая его последними днями. Приводились также размышления о Сталине многих выдающихся писателей и государственных деятелей различных стран мира.
В 1999 году был выпущен сборник «Рядом со Сталиным: откровенные свидетельства», в котором были собраны записи бесед академика Г.А. Куманева с В.М. Молотовым, А.И. Микояном, Л.М. Кагановичем, П.К. Пономаренко, управляющим делами Совнаркома Я.Е. Чадаевым, а также с Г.К. Жуковым, А.М. Василевским, С.К. Тимошенко, А.Е. Головановым, И.Х. Баграмяном, Н.Г. Кузнецовым, А.А. Новиковым, А.В. Хрулевым.
Появились и мемуары людей, занимавших более скромное положение, но наблюдавших Сталина постоянно с близкого расстояния. В книге В. Логинова «Тени Сталина» (М., 2000) были помещены воспоминания начальника сталинской охраны генерала Н.С. Власика. Были изданы также мемуары охранника Сталина А. Рыбина (в сборнике «Иосиф Виссарионович Сталин». М., 1994).
Были опубликованы впервые письма Сталина своей матери, дочери и другие документы семейной переписки (например, книга «Иосиф Сталин в объятиях семьи. Из личного архива». М., 1993). Новые страницы из жизни Сталина открылись в «Хронике одной семьи. Аллилуевы – Сталин», написанной Владимиром Аллилуевым (М., 1995).
В конце 90-х годов предпринимаются попытки составить описания жизни Сталина, очищенные от наслоений клеветы. В 1997 году вышла в свет книга «Иосиф Сталин: Жизнь и наследие» Сергея Семанова и Владислава Кардашова, изданная в серии «Российские судьбы». К 120-летию со дня рождения И.В. Сталина была опубликована объемистая книга Григория Липартелиани «Сталин Великий». Значительный вклад в изучение жизни Сталина внес один из виднейших отечественных историков Н.Н. Яковлев, опубликовавший в 2000 году книгу «Сталин: путь наверх».
Усилия защитников правды о Сталине и сталинском времени получали поддержку со стороны значительной части населения, осознавшего обман тех, кто под лозунгами антисталинизма погубил советский строй, а затем разрушил великую державу и ограбил миллионы людей. Аргументы, разоблачавшие клеветников и фальсификаторов истории, были восприняты миллионами людей, которые еще недавно шли на поводу у лгунов и обманщиков. Данные социологического опроса, опубликованного в «Известиях» 21 декабря 1999 года, свидетельствовали, что к 120-й годовщине со дня рождения Сталина 32% россиян считали его жестоким тираном, столько же (32%) полагали, что какие бы ошибки и пороки ему ни приписывались, самое важное – под его руководством советский народ вышел победителем в Великой Отечественной войне. 30% опрошенных считали, что «мы еще не знаем всей правды о Сталине и его действиях».

Сталин в XXI веке

Пытаясь опровергнуть правду о Сталине и вернуть утраченные позиции, его противники продолжали прибегать к вымыслам. Средства массовой информации были заполнены антисталинским враньем. Однако лгуны безбожно повторялись, так как ничего нового им не удавалось придумать. Кроме того, им приходилось отказываться от многих своих аргументов по мере того, как все больше появлялось книг и других материалов, в которых на основе подлинных документов рассказывалось о Сталине.
Значительный вклад в очищение биографии Сталина от клеветнических вымыслов внес историк Александр Островский. В его 600-страничной книге «Кто стоял за спиной Сталина?», которая вышла в свет в 2004 году, самым детальным образом на основе достоверных источников прослежена вся жизнь Сталина-Джугашвили с момента его рождения до 1917 года. Книга Островского не оставила камня на камне от многочисленных наветов на дореволюционную жизнь и деятельность Сталина. Точные сведения из архивов, приведенные этим добросовестным историком, разоблачили несостоятельность жульнических сочинений о сотрудничестве Иосифа Джугашвили с царской полицией. Доказал Островский и личную непричастность Сталина к «эксам» и терактам на бакинских промыслах, на чем голословно настаивал Э. Радзинский.
Обратившись к архивным документам, Ю.Н. Жуков в своей книге «Иной Сталин» (М., 2003), раскрыл сложную борьбу в советском руководстве вокруг принятия и осуществления Сталинской конституции. И это позволило по-иному осветить целый период советской истории. Одновременно Жуков нанес сокрушительный удар по тем, кто до сих пор твердит о «сталинских» репрессиях 1937–1938 годов. Жуков привел взятые из архивов неопровержимые свидетельства о том, что инициаторами огульных репрессий были противники сталинских реформ, направленных на демократизацию страны и проведение первых в советской истории прямых, равных, тайных выборов во все органы власти на альтернативной основе.
Раскрытие прежде засекреченных материалов позволяло разоблачить и другие измышления антисталинистов. Публикация тетради посетителей сталинского кабинета, в которой было записано, когда и кто находился в главной правительственной комнате советского государства после 22 июня 1941 года, покончила с вымыслом Хрущева о том, что Сталин покинул свое место работы после нападения гитлеровцев. А ведь на основе этого вымысла сочинялись многочисленные публикации, телепередачи, которые затем повторялись досужей молвой.
Еще до издания тетради посетителей сталинского кабинета в изданном в 1997 году 16-м томе собраний сочинений Сталина была опубликована выдержка из нее за 21–28 июня 1941 года. Этот том завершил издание сочинений Сталина, которое не было осуществлено до конца при его жизни. Многие работы в этих трех томах впервые вышли в свет в издательстве «Писатель» под редакцией Ричарда Косолапова.
В XXI веке работа над изданием трудов Сталина, которые прежде не публиковались, была продолжена под руководством Р.И. Косолапова, А.Е. Кирюнина, С.Ю. Рыченкова. Их усилиями были введены в научный оборот прежде неизвестные документы о Сталине. Многие труды Сталина сопровождались примечаниями, содержавшими обстоятельные справки относительно их исторического контекста.
Стараниями коллектива ученых под руководством Р. Косолапова была опубликована переписка Сталина с его коллегами по руководству. О том, насколько возрос объем опубликованных документов о деятельности Сталина, свидетельствует такое сравнение. При жизни Сталина единственным собранием документов его деятельности в военные годы являлась книга «И.В. Сталин. О Великой Отечественной войне», объемом приблизительно 300 страниц. Каждый же из трех сборников работ Сталина 1941–1945 годов, изданных коллективом Косолапова в 2008–2010 гг., занял более 900 страниц.
Знакомство читателей с подлинными работами Сталина, о которых прежде было известно лишь крайне ограниченному кругу лиц, существенно обогатило сталиноведение. В стране стали издаваться все новые правдивые книги о Сталине.
Один из наиболее плодовитых сталиноведов В.В. Суходеев стал составителем книги «Энциклопедия. Сталин» (М., 2006), содержащей свыше 400 статей о Сталине, его сподвижниках и политических врагах, а также наиболее важных событиях сталинского времени. Немало книг было написано В.В. Суходеевым относительно роли Сталина в Великой Отечественной войне. В их числе книга «Сталин. Военный гений» (М., 2005). Вместе с генералом В.В. Серебрянниковым В.В. Суходеев написал книгу «И.В. Сталин в горниле Великой Отечественной» (М., 2011).
Среди множества книг о его жизни и деятельности Сталина с 2004 года заметное место заняла трехтомная «Политическая биография Сталина», написанная ведущим сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН Н.И. Капченко. «Политическая биография Сталина» является наиболее объемным трудом о жизни и деятельности великого руководителя Советского государства. Каждый том – величиной с добротный словарь. Общий объем трилогии – свыше 2200 страниц, что составило 139 печатных листов. Жизнь и деятельность Сталина рассматривалась автором как неразрывная часть советской истории. Об этом свидетельствуют названия глав: «Эпоха великих свершений и великих потрясений», «Строительство социализма в СССР: утопия или реальная цель», «Индустриализация: суровый императив истории», «Тернистые пути войны: от поражений до победы, которая не померкнет в веках».
В своем труде Капченко ввел в научный оборот целый ряд документов, которые прежде никогда не использовались в работах о Сталине. Так, представляет несомненный интерес полные тексты посланий И.В. Сталину к Мао Цзэдуну 1948–1949 годов, в которых советский руководитель высказывал свои суждения о положении в Китае и тактично предлагал свои советы китайскому руководителю.
В поисках исторической правды Капченко не отметал с порога спорные оценки деятельности Сталина, а внимательно разбирал их, сопоставляет факты и на основе их внимательного анализа обосновывает свои суждения. Автор настойчиво предлагал читателю не спешить делать выводы в угоду расхожим представлениям. Видимо, поэтому второй том трилогии открывается разделом главы: «Что хуже: взгляд на эпоху через розовые очки или через замочную скважину?» В главе «Политика Сталина в середине 30-х годов» Капченко писал: «Самое главное заключается в том, чтобы соблюсти верность исторической истине, не допустить того, чтобы отрицательные моменты в истории тех лет заслонили собой поистине невиданные доселе достижения человеческого духа, всенародное стремление построить общество, основанное на идеалах социальной справедливости... Если же выпячивать и ставить на передний план только отрицательные моменты (а их было более чем достаточно), то от настоящей советской истории тех лет не останется ничего. А ведь это была подлинно историческая эпоха, в корне изменившая облик всей страны и открывшая путь к обретению достойного места в мире, полном опасных подводных рифов и течений».
Приведя в заключение третьего тома трилогии высокие оценки Сталина, которые были высказаны как его друзьями, так и врагами, Капченко писал: «Совершенно очевидно, что можно и не быть рьяным сталинистом, чтобы по достоинству оценить сталинское политическое наследие... Полвека, минувших со времени смерти вождя, не только не похоронили это наследие, но даже во многом раскрыли его действительное историческое значение. Оно – не только органическая составная часть нашего прошлого, но и богатый кладезь бесценного исторического опыта, опыта, который может сослужить свою службу и нашим современникам и потомкам».
Убедительные аргументы, опровергавшие многочисленные обвинения в адрес И.В. Сталина, представил Иван Тимофеевич Шеховцев в своем четырехтомном труде «Дело Сталина – «преступника» и его защитника» (Харьков, 2004).
С начала XXI века появилось немало новых книг, раскрывающих обыденную жизнь Сталина. Впервые ввел в научный оборот содержание истории болезни Сталина, составленной в Лечсанупре Кремля, И.И. Чигирин в своей книге «Сталин. Болезни и смерть. Документы». (М., 2016). Яркие воспоминания о том, каким Сталин был в кругу семьи, оставил его воспитанник Артем Сергеев в своих беседах с журналисткой Екатериной Глушик. («Беседы о Сталине», М., 2006; «Как жил, работал и воспитывал детей И.В. Сталин», М., 2011). Артем Сергеев сумел не только рассказать о повседневной жизни Сталина в домашней обстановке, но и привести убедительные свидетельства дружбы Сталина и Кирова. А ведь утверждения о том, что Сталин ненавидел Кирова и стал организатором его убийства, выдвинутые впервые Хрущевым, легли в основу сочинения Рыбакова, которому поверили многие читатели в середине 80-х годов.
Обилие публикаций о Сталине, опровергавших антисталинские сочинения, но написанных авторами с разными идейно-политическими взглядами и разного уровня своей подготовленности к научно-исследовательской работы, создавало известные трудности для читательской аудитории. К сожалению, ряд авторов оказались жертвами недобросовестных людей, фабрикующих документы. Использование таких «документов» лишь дискредитировало стремление очистить сталинское время и Сталина от многолетних наслоений лжи. Подрывает авторитет публикаций и небрежность в датах, цифрах, именах, что зачастую вызвано спешкой при подготовке книг к печати. Не все авторы сумели избежать соблазна выдвигать сомнительные объяснения еще не разгаданных тайн советского прошлого.
Следует учесть, что почти за четверть века после крушения СССР и советской власти знания миллионов жителей России о советской истории были сокращены и деформированы. Как правило, в школьных учебниках деятельность Сталина характеризуется исключительно негативно. Далеко не во всех публичных библиотеках сохранились труды Ленина, Сталина, стенограммы съездов партии, серьезные исследования по советской истории. К тому же в библиотеки ныне ходят все реже.
И все же, хотя по телевидению, радио и в печати по-прежнему распространяются вздорные сочинения о советском времени, в последнее время в радиоэфире и телевизионных передачах стали чаще предоставлять слово тем, кто разоблачал ложь о советском времени и Сталине. Нередко во время дебатов по радио или телевидению проводились голосования среди слушателей или зрителей. В таких случаях в поддержку позиции тех, кто выступал в поддержку сталинской политики, выступало большинство аудитории – от 75 до 90%. Так было во время телепередач цикла «Суд истории», многих радиопередач, которые велись по «Русской службе новостей» и «Говорит Москва».
Способствовало распространению оценок защитников исторической правды и расширение интернета. С помощью электронной Паутины пользователи получали возможности ознакомиться с сотнями книг, тысячами статей и устных выступлений тех, кто опровергал антисталинскую ложь. Дискуссия «Имя России» 2008 года, начавшаяся в интернете в 2008 году, привела к тому, что Сталин и Ленин были названы среди тех, кого значительная часть населения сочла самыми достойными символами России.
Хотя в интернете содержится немало случайной информации, он стал мощным источником распространения правдивых знаний о Сталине. В ходе своего знакомства с такими материалами и острых споров многие пользователи интернета отказывались от замшелых стереотипов антисталинской пропаганды и пересматривали свои оценки Сталина.
Публикация и распространение правдивых сведений о Сталине не прекращается. В этом году была опубликована книга Юрия Изюмова «Сталин не ушел в прошлое». В ней маститый журналист собрал многие важные документы и воспоминания по вопросам, которые до сих пор крайне важны для понимания жизни и деятельности Сталина. В заключение своей книги Ю.П. Изюмов привел список существующих ныне памятников Сталину и музеев, посвященных ему. Судя по содержанию списков, в России и других государствах, созданных на территории СССР, имеется полтора десятка музейных экспозиций, раскрывающих жизнь Сталина. Сам Юрий Петрович ведет активную работу по пропаганде сталинского наследия, возглавляя «Комитет памяти Сталина».
Усилия многих людей, стремившихся рассказать правду о Сталине и его времени, и возрастающая поддержка этих усилий со стороны читателей, слушателей и телезрителей продолжают приносить результаты. Опрос, проведенный Левада-центром в 2013 году, показал, что 42% опрошенных «безусловно положительно» или «скорее положительно» оценивали Сталина и его деятельность, в то время как 32% дали «безусловно отрицательную» или «скорее отрицательную» оценку Сталину. В 2015 г. процент тех, кто давал Сталину положительную оценку в той или иной степени, возрос, по данным опроса Левада-центра, до 52%. Через год положительные оценки Сталину дали 54% опрошенных.
Постоянный рост числа тех, кто дает положительную оценку Сталину, свидетельствует о том, что защитники правды о сталинском времени должны не покладая рук трудиться во имя очищения исторического сознания страны от злобных и невежественных вымыслов. Продолжение этих усилий внушает уверенность в том, что сбудется предвидение Сталина о том, что ветер истории развеет мусор, нанесенный на его могилу.

Юрий Емельянов

http://sovross.ru/articles/1495/29295


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О Сталине
СообщениеДобавлено: Вт янв 10, 2017 7:11 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7223
03 января 2017
Сталинская идеологическая трансформация
Багдасарян В. Э.
Сталинская идеологическая трансформация

Автор Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии.

В современном российском общественном дискурсе нет, пожалуй, ни одной другой фигуры, вызывавшей бы столько же споров, как фигура Сталина. Кто-то адресует ей проклятия, кто-то едва ли не канонизирует. Но самое удивительное в том, что фактически вне поля анализа оказывается при этом идеология сталинской модели государственности. Между тем, эта идеология представляла собой уникальное соединение советского коммунистического проекта и проекта имперской дореволюционной традиции. Коммунизм соединялся с традиционализмом. Ни до, ни после такого синтеза достигнуто не было. Но сам факт объединения двух этих идеологических платформ позволяет заявить потенциальную возможность движения в данном направлении.

Для того, чтобы указанный синтез стал возможен пришлось многое изменить в постреволюционной системе. Попытаемся в сущности произошедшей сталинской трансформации разобраться в преломлении к основным блокам идеологического строительства.

ПРОВЕРКА ВОЙНОЙ

Результаты сталинской трансформации в значительной мере «измеряются» Великой Отечественной войной. Не успей страна осуществить в 1930-е гг. индустриальный переход — само ее существование было бы под большим вопросом. Не была бы проведена элитаристская кадровая ротация, и плеяда советских маршалов и генералов жуковского призыва оказалась бы на третьих ролях, а руководство вооруженными силами осуществлялось бы по опыту Гражданской войны. Не будь реализована идеологическая инверсия национал-большевистского типа, и вместо сталинского обращения в 1941 г. к историческим ценностным накоплениям России имели бы место призывы к классовому революционному сознанию трудящихся.

Сам И.В.Сталин, признавая жертвы, связанные с осуществлением индустриального рывка, объяснял их объективную необходимость следующим образом: «У нас не было бы тогда ни тракторной, ни автомобильной промышленности, не было бы сколько-нибудь серьезной черной металлургии, не было бы металла для производства машин, — и мы были бы безоружны перед лицом вооруженного новой техникой капиталистического окружения… Мы не имели бы тогда всех тех современных средств обороны, без которых невозможна государственная независимость страны, без которых страна превращается в объект военных операций внешних врагов. Наше положение было бы тогда более или менее аналогично положению нынешнего Китая, который не имеет своей тяжелой промышленности, не имеет своей военной промышленности, и который клюют теперь все, кому не лень. Одним словом, мы имели бы в таком случае военную интервенцию, не пакты о ненападении, а войну, войну опасную и смертельную, войну кровавую и неравную, ибо в этой войне мы были бы почти что безоружны перед врагами, имеющими в своем распоряжении все современные средства нападения… Ясно, что уважающая себя государственная власть, уважающая себя партия не могла стать на такую гибельную точку зрения».

Именно в этот период создается исторически уникальный феномен советского государственного планирования. На фоне мирового экономического кризиса советские пятилетние планы стали принципиальным управленческим прорывом. Был осуществлен переход к новому — четвертому технологическому укладу. Советский Союз достиг положения одного из мировых лидеров по внедрению новых технологий. О сложности такого перехода говорит и то, что и 80 лет спустя Россия находится в парадигме того уклада, который был утвержден в 1930-е гг. Созданные в сталинские годы материальные фонды по сей день составляют основу функционирования российской экономики. Осуществленный в 1930-е гг. идеологический поворот, затормозив период русофобского наступления, по сути, реабилитировал само существование русской цивилизации. Была отчасти восстановлена русская (российская) цивилизационная парадигма формирования несиловых оснований государственности страны. Реабилитируются национальные герои дореволюционного прошлого. Русскость становится ядром советской идентичности.

При государственном мегавременном масштабе цивилизационного существования России достижения эпохи очевидны. В гуманитарных рамках человеческой жизни, оценки эпохи могут быть и принципиально иными. Массовые жертвы, принесенные на алтарь решения государственных задач, с точки зрения бытия отдельного человека, его семьи есть трагедия и с этой позиции не находят оправдания. Но каковы были бы оценки с этой же позиции, если бы победил Гитлер? История не знает сослагательного наклонения, но сложные исторические процессы должны оцениваться со всех сторон.

О МЕТАМОРФОЗЕ ВОЖДЯ

Как уже отмечалось, фигура И.В.Сталина прочно ассоциируется с национал-большевистским направлением развития СССР. Миф о потаенном православном монархисте возник еще в 1930-е годы в лево-интернационалистских рядах партии. В действительности, И.В.Сталин в идейно-мировоззренческом плане принципиально не отличался от других своих соратников. Принятый им псевдоним «Коба» — отцеубийца — акцентировал скорее его антитрадиционалистское позиционирование.

Можно выделить, по меньшей мере, два сталинских периода в развитии идеологии советского государства. С середины 1930-х гг. И.В.Сталин действительно проводил политику возвращения к цивилизационно-ценностной матрице российской государственности. Реабилитация русских национальных героев и святынь, восстановление патриаршества, борьба с «безродным космополитизмом», — все это отличительные признаки второго сталинского периода. Но был и первый период.

Кульминация большевистского антирелигиозного похода была достигнута в 1931—1932 гг., когда в Москве был взорван Храм Христа Спасителя, осуществлен снос Храма Парасковьи Пятницы, ликвидировано 30 православных монастырей. 15 мая 1932 г. был опубликован декрет о «безбожной пятилетке». Ставилась задача полного забвения за пять лет имени Бога на территории страны.

Именно И.В.Сталин стоял в эти годы во главе партийной организации, а соответственно, и государства. Если его политическая карьера прервалась бы по каким-либо причинам в 1933 г., то сталинский исторический образ был бы совершенно иной. Он остался бы в истории как революционер — интернационалист, борец с «русским шовинизмом» и православием. Однако в 1933 г. ситуация в мире принципиально изменилась. Фашистская партия приходит к власти в Германии.

Обратимся к рассмотрению основных аспектов проявлений сталинской имперской реставрации.

ВЫСШАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ

Сталинская модель государственности выстраивалась по цезарианским формулам. Характерно, что с 1934 г. И.В.Сталин не занимал никаких государственных постов. Его власть зиждилась не на должностных функциях, а на признании в качестве вождя.

Конституция 1936 г. закрепила руководящее положение ВКП(б) в системе государственного управления. Однако партийные структуры отодвигаются в этот период на второй план. Особенно это очевидно стало после не вполне удачного для И.В.Сталина XVII съезда. Формируется модель не партийно-коллегиального, а автосубъектного властвования. Усматриваются очевидные компоненты реанимации в модифицированном виде традиционного для России царистского культа.

В первое послереволюционное десятилетие благожелательное, тем более апологетическое, отношение к представителям царской фамилии считалось недопустимым. Обвинение в монархизме являлось наиболее клеймящей формулировкой определения «классового врага». Принцип вождизма, положенный в основу политического режима большевиков, восстанавливал де-факто монархическую власть, лишенную внешнего лоска царскосельского периода. Особенности государственного функционирования Римской и даже Византийской империй, прикрывающих неограниченный монархизм республиканской формой правления, представляет исторический прецедент, вызывающий ассоциации с монархической республикой большевистской власти. Сталинский авторитаризм являлся, по-видимому, осознанным генеральным секретарем выбором в пользу монархии, как наиболее исторически приемлемой для России формы правления. Еще в 1920-е гг. Сталин рассуждал о царистской ментальности русского народа, что эпатировало партийных «коммунистов». Р.А.Медведев ссылался на слова генерального секретаря, произнесенные им еще в 1926 г.: «Мы живем в России, в стране царей. Русский народ любит, когда во главе государства стоит какой-то один человек».

По другому свидетельству, Сталин, за ужином на квартире С.М.Кирова, на замечание хозяина, что после смерти Ленина осталось только уповать на ЦК и Политбюро, т. е. институты коллегиальной власти, возразил: «Да, это верно — партия, ЦК, Политбюро. Но учтите,… веками народ в России был под Царем. Русский народ — царист. Русский народ, русские мужики привыкли, чтобы во главе был кто-то один».

При Сталине происходит историческая реабилитация если не института монархии как такового, то отдельных представителей монархической власти. Создаются апологетические художественные полотна литературной и кинематографической продукции, акцентированные на деятельности Александра Невского, Дмитрия Донского, Ивана Грозного, Петра I. Любимый исторический персонаж Сталина Иван IV, в одной из не предназначенных для официального использования заметок, был оценен генеральным секретарем как учитель (не Ленин, а царь, жупел тираноборческой литературы!). В рекомендациях к фильму С.М.Эйзенштейна «Иван Грозный» Сталин сформулировал свое понимание смысла политического курса царя, подразумевая его как исторический опыт для конструирования собственной модели государственности: «Мудрость Ивана Грозного состояла в том, что он стоял на национальной точке зрения и иностранцев в свою страну не пускал, ограждая страну от проникновения иностранного влияния». Сталин не был монархом, подобным императорам петербургского периода истории России, он возрождал архетип опричного царя старомосковской Руси.

РЕЛИГИЯ И ЦЕРКОВЬ

Несмотря на декларируемый в качестве идеологии советского общества диалектический материализм, в период сталинской инверсии происходит реанимация православной идеи. Демонизации облика Сталина в литературе противоречит оценка генсека духовным писателем, отцом Дмитрием Дудко: «…если с Божеской точки зрения посмотреть на Сталина, то это в самом деле был особый человек, Богом данный, Богом хранимый Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для всего мира… Сталин с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек… Не случайно в Русской Православной Церкви ему пропели, когда он умер, даже вечную память, так случайно не могло произойти в самое „безбожное“ время. Не случайно он учился и в Духовной Семинарии, хотя и потерял там веру, но чтоб по-настоящему ее приобрести. А мы этого не понимаем… Но на самом деле все-таки, что Сталин по-отечески заботился о России…».

Вопреки распространенному клише, церковное возрождение началось еще в довоенные годы и потому не являлось исключительно следствием военной катастрофы и перспективы демонтажа режима в 1941 г. Еще с середины 1930-х гг. прослеживается тенденция возвращения в епархиальные ведомства изъятых прежде из патриархии храмов. Проводится историографическая переоценка миссии христианства в пользу признания значительного вклада внесенного православной церковью в становление древнерусской национальной культуры и в отражение внешней агрессии со стороны иноверцев. С 1935 г. «реабилитируется» табуированная прежде рождественская елка, которая, правда, став атрибутом новогоднего торжества, утрачивает прямую связь с христианской семиотикой. Посредством персонального вмешательства Сталина при разработке проекта Конституции 1936 г. были изъяты поправки к статье 124-ой о запрете отправления избирательных прав служителям культа.

Вероятно, не последнюю роль в изменении политики советского государства в отношении Церкви сыграли материалы всесоюзной переписи 1937-го года. Вопрос о религиозной принадлежности был включен в опросные листы переписи по личной инициативе И.В.Сталина. Полученные результаты оказались настолько ошеломляющими, что опубликовать сводные статистические материалы власти так и не решились. Через два года была проведена повторная переписная акция, уже не содержащая пункта установления принадлежности человека и какой-либо религии. Важный вопрос отсутствовал и во всех последующих переписях.

Согласно полученной в 1937 г. статистике, большинство из согласившихся заполнить соответствующий пункт анкеты, самоидентифицировалось в качестве верующих — 56,7%. К ним, очевидно, следует зачислить и тех, кто на вопрос о своем отношении к религии оказался вообще от какого-либо ответа. Таковых от общего числа участвующих в переписи насчитывалось до 20%. Данная группа может быть идентифицирована в качестве скрытых верующих. Отказ от заполнения соответствующего пункта анкет, как и неучастие в переписи вообще, определялись религиозными мотивами. С одной стороны, имел место страх перед преследованием всех тех, кто признается в своей религиозности. С другой, запись в анкете в качестве неверующего означала религиозное отступничество. С призывами избежать участия в переписной акции обращались к народу религиозные деятели, представляющие различные конфессии. Перепись проводилась в самый канун Рождества 5-6 января, что послужило дополнительным источником усиления экзальтационной напряженности верующей части населения. Таким образом, по меньшей мере, 76,7% советских граждан оставались к 1937 г. в числе религиозно идентифицируемых. По всей видимости, их удельный вес был еще выше, так как для многих верующих соображения личной безопасности оказались при ответе на соответствующий пункт анкеты все же достаточно весомым обстоятельством.

Не будет, таким образом, преувеличением утверждать, что победа в Великой Отечественной войне была одержана народом, сохраняющим по преимуществу свою религиозную идентичность. Власти, надо отдать им должное, получив соответствующие статические материалы, смогли эффективно использовать ресурс религиозности народа в общегосударственных целях. Неоинституционализация патриархии явилась прямым следствием такой переоценки.

С началом войны патриарх Антиохийский Александр III обратился с призывом к христианам всего мира о молении за судьбу России. И Сталин в наиболее тяжелые дни 1941 г. собрал в Кремле духовенство для проведения молебна о даровании победы. В ознаменовании первых успехов, весной 1942 г., после длительного запрета, власти сняли табу на празднование Пасхи. Пасхальная служба 1944 г. уже имела-де-факто статус общегосударственного празднества, собрав в Москве, только на первой заутрени (в большинстве церквей было проведено несколько служб) 120тыс. прихожан. Во время войны подвергся роспуску Союз воинствующих безбожников. Ликвидируется обновленческая церковь, именуемая не иначе, как «церковный троцкизм». На проведенном под покровительством Сталина поместном соборе РПЦ восстанавливается институт патриаршества. Возобновился выпуск печатного органа церкви «Журнала Московской Патриархии», открываются богословские учебные заведения. В послевоенные годы тенденция церковной реставрации усиливается. Происходит скачкообразный рост числа приходов РПЦ от 10544 в 1946 г. до 14477 в 1949 г. Работа на перспективу церковного строительства выразилась в учреждении 2 духовных академий и 8 семинарий. С пасхальных торжеств 1946 г. возобновляется богослужебная практика в Троицко-Сергиевой лавре, и на повестку дня ставится вопрос о возвращении монастыря в ведение патриархии.

К подготовленному в 1948 г. под общим руководством М.А.Суслова постановлению «О задачах антирелигиозной, атеистической пропаганды в новых условиях», в котором провозглашалась задача искоренения религии как непременное условие перехода от социализма к коммунизму, Сталин применил фактически санкцию вето. В послевоенные годы атеистическая пропаганда практически была сведена на нет. Именно тогда подвергся роспуску Союз воинствующих безбожников. Пытаясь повысить статус Московской патриархии во вселенском православном движении Сталин добивался присуждения ей вместо пятой порядковой строчки первой позиции.

Реабилитация православия не подразумевала реализацию принципа религиозного плюрализма. Православный прозелитизм сопровождался гонениями на исторических соперников Московской патриархии. В постановлении Совета по делам культов от 1948 г. проводилась, вопреки тезису об отделении церкви от государства, дифференциация религиозных направлений по степени их приемлемости для режима. К первой группе относилась лишь православная церковь, которой надлежало оказывать содействие; ко второй — армяно-григорианская, исламская и буддистская конфессии, предполагавшие терпимое отношение; к третьей — католицизм, лютеранство, иудаизм, старообрядчество, объявленные учениями, враждебными советской власти. В 1946—1949 гг. упраздняется легальное существование в СССР униатской церкви, что осуществлялось в условиях вооруженного сопротивления террористических группировок сепаратистского движения. На московском совещании глав и представителей православной церкви, состоявшемся в 1948 г. по случаю 500-летия автокефалии РПЦ, были подвергнуты осуждению экспансионизм римской курии и экуменистические тенденции развития христианства на Западе.

Семинаристское образование Сталина говорит в пользу того, что обращение его, человека, знавшего тонкости догматики и культа, к православию не являлось исключительно квазирелигиозным популизмом. Еще в период апогея «штурма небес» Союзом Воинствующих Безбожников Сталин оценивал атеистическую литературу как антирелигиозную макулатуру. Он настаивал, чтобы агитки атеистической пропаганды были исключены из библиотеки, предназначенной для его личного пользования.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

При Сталине реабилитируется сама русская тема. Будучи во власти, он идентифицировал себя с русской, а не с грузинской национальной культурой.

Девиз «Пальнем-ка пулей в Святую Русь» или «Задерем подол матушке-России» сменились настроениями взять реванш над космополитическим лобби разрушителей устоев. И, вновь, процесс был гораздо более масштабным, чем только отражение свойств какой-то одной фигуры. Сталин отражал движение масштабов исторической трансформации страны и мира.

В государствостроительстве с середины 1930-х получили преобладание центростремительные тенденции. Еще в бытность на посту комиссара по делам национальностей, Сталин, несмотря на царедворческую осторожность, рискуя оказаться в опале, выступил против ленинского проекта административного устройства. Республиканскому принципу предоставления максимума самостоятельности национальной периферии он противопоставлял модель лишенных-де-факто суверенитета автономных образований. Несмотря на декларируемый федерализм, реально сталинская административная политика основывалась на унитарной системе государственности.

В сталинские годы реабилитируется идея «патриотизма», обвинение в котором прежде приравнивалось к ярлыку «контрреволюционера» (была такая формулировка: «осужден как контрреволюционер и патриот»). Испанский полигон продемонстрировал бесперспективность классовой идеологии в опыте создания «интербригад», в военном соперничестве с фашистской армией, императивом которой являлось торжество национальной идеи.

Л.Д.Троцкий в духе левых идей предсказывал будущее столкновение СССР и Германии, как новое издание Гражданской войны классов в мировом масштабе. «Опасность войны и поражения в ней СССР, — предупреждал он, — есть реальность… Судьба СССР будет решаться в последнем счете не на карте генеральных штабов, а на карте борьбы классов. Только европейский пролетариат, непримиримо противостоящий своей буржуазии… сможет оградить СССР от разгрома…». Военно-патриотическая пропаганда И.В.Сталина была сосредоточена на ином, на апелляции не к классовому сознанию пролетариата, а к национальным историческим чувствам народа.

Вектор кадровой политики И.В.Сталина был направлен на обеспечение преобладающего положения в институтах власти лиц славянского происхождения. На авансцену идеологического фронта выдвигаются такие фигуры как А.А.Жданов, которого митрополит С.-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) определил как «партийного славянофила». По воспоминаниям Л.М.Кагановича, Сталин не допускал ситуации, чтобы заместителем у управленца, представляющего национальное меньшинство, был бы другой представитель нацменьшинств. Через такие ограничения создавались реальные препятствия формирования этнических кланов.

В преддверии войны из РККА в массовом порядке увольнялись представители «иностранных национальностей» — поляки (26,6% уволенных), латыши (17,3%), немцы (15%), эстонцы (7,5%), литовцы (3,7%), греки (3,1%), корейцы (2,1%), финны (2,6%), болгары (1,2%), венгры, чехи, румыны, шведы. Превентивной мерой стало переселение из приграничных районов «неблагонадежного» по этническим признакам населения поляков и немцев — с Украины, корейцев и китайцев — с Дальнего Востока, курдов — из Закавказья. Те же мотивы военной угрозы лежали в основе решения 1937 г. о расформировании признанных вредными национальных школ — финских, латышских, немецких, польских, английских, греческих и др. Утверждалось, что в них велась враждебная советской власти деятельность.

Закрытию подлежали Коммунистический университет национальных меньшинств Запада (имевшего в своем составе секторы — литовский, еврейский, латышский, немецкий, польский, румынский, белорусский, болгарский, итальянский, молдаванский, югославский, эстонский, финский) и Коммунистический университет трудящихся Востока. Постановлением от 7 марта 1938 г. расформировывались существовавшие со времен Гражданской войны национальные части и формирования РККА. Важнейшим политическим шагом по восстановлению национальной идентичности стало введение «пятого пункта» (о национальной принадлежности) в паспорта и официальную кадровую документацию (с 1935 г.). Следствием такой фиксации стало введение в преддверии войны национальных квот на занятие должностей, связанных с поддержкой государственной безопасности. Решением Политбюро от 11 ноября 1939 г. отменялись все прежние инструкции (включая указания В.И.Ленина от 1 мая 1919 г. о преследовании «служителей русской православной церкви и православноверующих»).

В годы войны и первые послевоенные годы осуществляются спецоперации по депортации ряда народов, обвиненных в коллективном пособничестве немцам. Основанием для репрессий послужили факты сотрудничества некоторой части населения депортированных народов с оккупационными германскими силами во время войны. Безусловно, ответственность за отдельные проявления коллаборационизма неоправданно распространялась на целые народы, среди которых к тому же имелось немало представителей, героически сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. Однако в контексте рассматриваемой темы важна констатация преемства с депортационной практикой применяемой (зачастую к тем же народам) во времена Российской империи.

Широкий резонанс вызвал произнесенный И.В.Сталиным 24 мая 1945 г. на торжественном приёме для советских военачальников в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца тост «За русский народ». Было два его важных смысловых контекста.

Первый контекст — акцентировка роли народа, как истинного творца истории. Тост был произнесен на приеме не случайно среди представителей военной, политической и культурной элиты. Напыщенные генералы, писатели, номенклатура — все они позиционировались как триумфаторы. И.В.Сталин опустил их с небес на землю. Им давалось понять, что победителем в войне являлся народ, а не элита.

Второй контекст — акцентировка сталинского тоста на русской идентичности. Основные тяготы в войне легли, по оценке И.В.Сталина, на плечи русского народа. Советский Союз по-прежнему позиционировался как многонациональное государств, однако русский народ был выделен как главная государствообразующая и культурообразующая сила. Со слов об интеграционной миссии «великой Руси» начинался текст принятого с 1944 г. государственного гимна СССР. Формировалась идеология позиционирования русского народа как «старшего брата» в единой многонациональной семье.

Тост за русский народ был не просто тостом, а идеологической манифестацией. Бывшим космополитам, которых сохранялось еще не мало в среде элитарной части советской интеллигенции, предписывалось теперь полюбить русский народ и его культуру.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ

Разгром «школы М.И.Покровского», сопровождавшийся реабилитацией «старорежимной» историографии, стал отражением феномена имперской реставрации 1930-х в сфере исторической науки. Из мест заключения в научную среду возвращается когорта историков, обвиненных прежде в монархических симпатиях, а ныне оцениваемых как классиков отечественной историографии: С.В.Бахрушин, С.К.Богоявленский, С.Б.Веселовский, Ю.В.Готье, Б.Д.Греков, В.Г.Дружинин, М.К.Любавский, В.И.Пичета, Б.А.Романов, Е.В.Тарле, Л.В.Черепнин и др. Многие из них были удостоены высших правительственных оценок, как Ю.В.Готье, избранный в 1939 г. действительным членом Академии Наук, или С.В.Бахрушин, удостоенный в 1942 г. Сталинской премии. В 1937 г. было осуществлено переиздание работы скончавшегося в заключении, осужденного ранее в качестве руководителя диверсии на историческом фронте С.Ф.Платонова «Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI—XVII вв.».

На нигилистические опусы Н.И.Бухарина по отношению к русской истории «Правда» дала категорическую отповедь: «Партия всегда боролась против… „Иванов, не помнящих родства“, пытающихся окрасить все историческое прошлое нашей страны в сплошной черный цвет». На страницах газеты воззрения лидеров оппозиции, осужденных на процессе 1937 г., были определены бывшим сменовеховцем И.Лежневым как национальная «смердяковщина». Императив позиции оппозиционеров формулировался словами персонажа «Братьев Карамазовых»: «Я всю Россию ненавижу… Русский народ надо пороть-с», — которые, согласно Лежневу, отражают душевное состояние подсудимых.

Сталин позволил себе даже выступить с кощунственной для партийной сферы критикой воззрений «классиков», адресовав в 1934 г. письмо членам Политбюро «О статье Энгельса „Внешняя политика русского царизма“», в котором указывал на ошибочность автора в трактовке внешней политики России, как более милитаристской, чем у западных государств. В середине 1930-х гг. приостанавливается издание Полного собрания сочинений Маркса и Энгельса, в связи с тем, что стал очевиден русофобский характер многих сочинений основоположников «Интернационала».

Квинтэссенцией идеологического противостояния между левой историографической школой и державно-почвенным направлением стал конкурс 1934—1937 гг. на составление лучшего учебника по истории СССР. Постановлением Совнаркома и ЦК от 1934 г. осуждался отвлеченный характер преподавания истории, увлечение формационным абстрагированием и деперсонализацией прошлого. Н.И.Бухарин, как один из членов конкурсной комиссии, ратовал за то, чтобы в учебнике внимание было сосредоточено на описании дореволюционной России как «тюрьмы народов», «воплощения векового обскурантизма». В составленном в соответствии с данными рекомендациями пособии историческое прошлое дифференцировалось на основании исторической дихотомии: революционное-контрреволюционное, при которой к последней из категорий относились персонажи, укреплявшие российскую монархическую государственность и расширявшие ее владения, как, к примеру, Минин и Пожарский или Богдан Хмельницкий. Но предпочтение было отдано проекту учебника А.В.Шестакова, ориентированному на рассмотрение советского периода истории в органической связи с героическими страницами «старорежимного» прошлого. Следствием сталинского пересмотра истории являлось декларированное в августе 1937 г. осуждение левого уклона в историографии, обнаруживаемого, в частности, в негативном освещении таких вех становления отечественной государственности, как христианизация Руси, соглашательская политика в отношении Орды Александра Невского, присоединение к России Украины и Грузии, подавление Петром I стрелецких мятежей.

Сталин намеревался осуществить пересмотр исторической роли некоторых фигур советской эпохи, в частности, предполагал возложить на М.А.Шолохова задачу развенчания апологетического освещения деятельности Я.М.Свердлова в Гражданскую войну, прежде всего при проведении расказачивания.

Тенденцию имперской реставрации отражал киноэпос, такие фильмы, как «Петр Первый» (1937), «Александр Невский» (1938), «Минин и Пожарский» (1939), «Суворов» (1940), «Богдан Хмельницкий» (1941), «Кутузов» (1943), «Иван Грозный» (1945), «Адмирал Нахимов» (1946), «Адмирал Ушаков» (1953).

Речь 7 ноября 1941 г., с апелляцией к памяти великих военачальников старой России, не представляла собой принципиально нового слова, произнесенного в конъюнктуре задач сохранения режима, а являлась логическим продолжением идеологического переворота довоенных лет. И.В.Сталин призвал помнить имена защитников Отечества — Александра Невского, Дмитрия Донского, Александра Суворова, Михаила Кутузова. Отнюдь не всеми в партии лейтмотив сталинского выступления был воспринят позитивно. В опубликованном Р.А.Медведевым «Политическом дневнике» приводится письмо некого ортодоксально мыслящего большевика, выражавшего недоумение, почему генеральный секретарь в годовщину Октябрьской революции говорил не о Марксе и Либкнехте, а об Александре Невском и Суворове.

С форзаца газетных номеров снимался прежний лозунг классовой борьбы «Пролетарии всех стран соединяйтесь!». Его заменяла новая формула «Смерть фашистским оккупантам!». Сам факт провозглашения начавшейся войны как Отечественной свидетельствовал о существенном идеологическом повороте. А ведь еще в 1930-е годы академик М.В.Нечкина отзывалась о понятии «Отечественная война» применительно к кампании 1812 г., как о русском националистическом названии.

Характерно признание И.В.Сталина американскому представителю на московском совещании государств антигитлеровской коалиции: «Мы знаем, народ не хочет сражаться за мировую революцию; не будет он сражаться и за советскую власть… Может быть, будет сражаться за Россию».

Позже был выдвинут девиз «добить национальный нигилизм в истории». Обсуждался вопрос об «исторической реабилитации» таких представителей консервативной политики, как А.А.Аракчеев, М.Н.Катков, К.П.Победоносцев и др. В исторических трудах русский народ преподносился создателем наиболее значительных достижений мировой науки и культуры.

СЕМЬЯ И ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Православная общественность России выступает сегодня за ужесточение законодательства в отношении абортов. Аборт, в соответствии с христианской традицией, трактуется как убийство. Сторонники женской эмансипации говорят о праве женщин распоряжаться собственным телом. Выдвигается лозунг — «мое тело — мое дело». Вокруг темы абортов ломаются копья, происходит столкновение идеологических позиций. Сторонников их запрета однозначно связывают с консервативной ценностной платформой. Но ведь то, что сегодня пытаются сделать современные российские консерваторы, сделал в свое время И.В.Сталин. В 2016 году исполнилось восемьдесят лет знаменитому сталинскому указу «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении наказания за неплатеж алиментов».

Чтобы понять, почему И.В.Сталин пошел на отмену легализации абортов, связываемой с ленинской политикой и преподносимой как проявление эмансипации советской женщины, необходимо восстановить контекст эпохи — мировой и внутригосударственный.

Реальностью двадцатого века стало ведение демографических войн. О целесообразности сокращения численности населения в странах — противниках говорилось сторонниками мальтузианской теории и ранее. Но тогда отсутствовали реальные механизмы такой регуляции. В двадцатом веке они появляются. Аборты оказываются важным инструментом демографических войн. Самоликвидация в результате абортивной практики части собственного населения в условиях надвигающейся новой мировой войны стало восприниматься как нечто недопустимое.

Показательно отношение к абортам, сформулированное руководством фашистской Германии. Для немцев они считались недопустимыми. Но для народов, рассматриваемых как врагов Рейха — желательными. В постановлении Государственной комиссии «Germandom» об