Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пт мар 22, 2019 9:05 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 365 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5 ... 10  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб окт 01, 2011 10:13 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
«Мы на свете всех милее!»

Виктор КОЖЕМЯКО.


Вообще-то, если по сути, явленное стране и миру в минувшую субботу представление на Малой спортивной арене спорткомплекса «Лужники» никого не должно было удивить. Именно о такой рокировочке во властном тандеме все говорили ещё четыре года назад, когда он только складывался. Гадать оставалось лишь о том, как это произойдёт. И вот тут основания подивиться есть.

ЧЕМУ ЖЕ? Безусловно, изощрённости, с какой проведена необходимая власти операция. Но вместе с тем — поразительной бесцеремонности, самоуверенности и самодовольству.

Конечно, нынешняя власть имитационна во всём. Её главная роль — изображать хорошую мину при плохой игре. С неодинаковым успехом, но исполнялась эта роль двумя первыми лицами государства и в «Лужниках».

Только вот явно увлеклись, а в результате — перестарались, особенно по части самолюбования. Разумеется, «законы политического жанра», о которых прямо было сказано с трибуны, требуют на подобных мероприятиях преобладания бодрости и оптимизма. А всё же реализм-то некоторый должен присутствовать?

Между тем мы услышали, что истекшие годы, оказывается, доказали «правильность нашей стратегии и эффективность сложившейся модели управления».

Провозглашавшим, может, и в самом деле годы это доказали, однако насчёт упомянутого «большинства граждан» приходится выразить очень сильное сомнение.

В разных реальностях существуют власть и большинство. Так что не помешало бы тандему озаботиться конкретной аргументацией той самой «правильности» и «эффективности». А уж коли речь зашла об истекших годах, то проанализировать, опять-таки сугубо конкретно, какими они были. Двадцать лет после августа 1991-го, десять с лишним лет после Ельцина что дали стране и большинству её граждан?

Письма, которые получает «Правда» в ответ на такой вопрос, и предвыборные заявления власти резко диссонируют. Народ сверху заверяют: глубочайший упадок и системный кризис для нашей страны уже позади. Народу внушают: «Мы поднялись!» Раздаются заклинания не отдать Россию тем, кто обманывает людей пустыми, невыполнимыми лозунгами и обещаниями. Но не она ли, нынешняя власть, более всего и отличилась в этом? Характерно, что про её обещания за прошедший срок, которые остались невыполненными, на помпезном действе в «Лужниках» предпочли полностью промолчать. Зато уже вовсю полились новые: 25 миллионов современных рабочих мест в ближайшие 20 лет и т.п.

В зал съезда «Единой России» не доносился грохот катастроф, потрясших страну за последние годы, не видны были здесь всполохи гигантских пожаров, не слышны рыдания матерей и детей. Подобно самовлюблённой царице из пушкинской сказки, обращались высшие руководители к съезду «партии власти»:

«Свет мой, зеркальце! Скажи

Да всю правду доложи:

Мы ль на свете всех милее,

Всех румяней и белее?»

А в ответ — громом бездумных дежурных аплодисментов: вы, вы, вы!..

Так добьётся ли народ России реальных выборов?

30.09.2011 Газета "Правда"


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб окт 01, 2011 4:26 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Правда о ГУЛАГе против вымыслов

29.09.2011
Газета "Правда"Правда.


Историки Юрий и Михаил МОРУКОВЫ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Это сочетание пяти букв — ГУЛАГ — стало в своё время одним из главных таранов, направленных на разрушение Советской державы и в конце концов уничтоживших её. Но и сегодня, двадцать лет спустя после осуществления той роковой для нашей страны задачи, оправдавшее себя оружие продолжает использоваться вовсю.

Кем? Назовём их обобщенно десталинизаторами, имея в виду известное направление властных усилий. Для чего? На первый взгляд, чтобы окончательно заклеймить и похоронить всё светлое в памяти о советской эпохе для недопущения возврата к социальной справедливости. Если же взглянуть глубже, целью видится уничтожение России.

Да, как мы убедились, прошлое может быть очень ловко использовано для перекройки и даже ликвидации будущего. Целой страны! Внушение народу комплекса исторической неполноценности, ущербности, преступности сопровождается назойливой игрой по одним и тем же нотам: незаконный Октябрьский переворот и жестокость большевиков во время Гражданской войны, кровавый сталинский режим и 1937 год, репрессии и ГУЛАГ…

Знаковым стало внедрение солженицынского сочинения «Архипелаг ГУЛАГ» в школьную программу для обязательного изучения. Но несёт ли истину о сложнейшем историческом периоде этот «роман»? Ту истину, которая — согласимся с В.И. Лениным — конкретна: всё зависит от условий, места и времени.

Историки Юрий Николаевич Моруков и Михаил Юрьевич Моруков, отец и сын, много лет занимающиеся изучением не мистифицированного, а реального ГУЛАГа, готовы чуть ли не постранично опровергать Солженицына и всех других, кто спекулировал и продолжает спекулировать на этой острой теме, а им несть числа.

Спекулировать легко, если люди плохо знают подлинную историю. И мой разговор со знающими, компетентными специалистами Юрием и Михаилом Моруковыми, который я начинаю сегодня, разговор с учёными, честно исследующими истинный ГУЛАГ, имеет важную цель — помочь всем читателям лучше понять, что это было, почему было и как.

Если посмотреть в глубь истории

Виктор КОЖЕМЯКО. Прежде всего, дорогие Юрий Николаевич и Михаил Юрьевич, скажу, как я вас разыскал. Сперва мне счастливо попалась интереснейшая книга Михаила Морукова «Правда ГУЛАГа из круга первого». Счастливо, потому что вышедшая в издательстве «Алгоритм» книга эта разлетелась почти мгновенно, так что мог бы я её и не увидеть. А потом, в конце прошлого года, когда смотрел на 5-м канале телевидения очередную передачу известного цикла «Суд времени», восхитило меня краткое, но весьма впечатляющее выступление одного из приглашённых историков. Речь шла о первой пятилетке, о её стройках, и Сванидзе, как обычно, бросил «фирменную» свою реплику: «Это всё построили лагерники!» (Ранее, в передаче о стахановском движении, в которой мне довелось участвовать, он то же самое повторил не раз). И вдруг поднявшийся с места историк, незнакомый мне, спокойно парировал: «Один процент». «Что один процент?» — переспросили его. «Лагерники построили от всего созданного за первую пятилетку». А далее очень убедительно, со знанием дела это раскрыл.

Обратил я тогда внимание на фамилию — Моруков и сразу вспомнил, что у автора книги о ГУЛАГе, которая мне очень понравилась, такая же фамилия. Оказалось, там сын, а это — отец, и оба историки, оба разрабатывают одну тему, столь злободневную ныне, — ГУЛАГ. Вот и захотелось непременно свести вас с читателями «Правды». Чтобы узнали они то, чего не знают о ГУЛАГе. У меня самого, как и у наших читателей, много есть вопросов на эту тему. С чего начнём?

Юрий МОРУКОВ. С исходного. Ведь ГУЛАГ трактуется, причём теперь уже традиционно, как некое бесчеловечное изобретение злодеев-большевиков. Но дело в том, что уголовно-исполнительная система, частью которой на определённом историческом этапе являлся ГУЛАГ, существовала, существует и, наверное, будет существовать всегда. Во всяком случае, в обозримом будущем. И везде. То есть везде осуждённые использовались в качестве рабочей силы.

В России первое упоминание об использовании труда осуждённых относится к 1605 году. И затем это продолжалось на протяжении столетий — для ускорения экономического и военно-стратегического развития страны. Особенно усилилось во времена правления Петра I, который ввёл каторжные работы. Петербург, Азов, значительная часть других крепостей строились во многом трудом каторжников.

Надо заметить, что в силу ряда исторических обстоятельств, начиная с татаро-монгольского нашествия, отбросившего нас на несколько веков назад, Россия не раз вынуждена была догонять окружающий мир. Действуя в чрезвычайных условиях, до предела напрягая все возможности и ресурсы. Такой, конечно, была и деятельность Петра.

В.К. Принудительный труд правонарушителей государством как-то регламентировался?

Михаил МОРУКОВ. Да. При Петре, когда в стране широко развёртывалось городское, крепостное и вообще военное строительство, происходит выделение каторжных работ как особой формы принудительного труда. На эти работы осуждаются люди за особо тяжкие преступления.

Следует, однако, помнить, что основная масса населения дореформенной России также являлась объектом внеэкономического принуждения со стороны государства и его «доверенных агентов», то есть дворянства как господствующего класса. В этих условиях дворянство обладало широкими возможностями в использовании принудительного труда и как наказания. Тем не менее только за вторую половину XVIII века было издано около 100 законодательных актов, регламентировавших содержание и условия труда осуждённых, что свидетельствовало о важности для государства такого рода деятельности.

Замечу, что специфической функцией каторжного труда, обусловленной исключительно государственным характером применявшегося принуждения, стала колонизация окраинных и слабозаселённых районов страны. В качестве примера можно сослаться на историю Нерчинской каторги, которая и появилась в 1760 году, в разгар разорительной Семилетней войны, чтобы усилить разработку тамошних серебряных рудников для восполнения военных расходов. Тогда было принято обстоятельно разработанное решение обеспечить заводы в Нерчинском уезде рабочими и «базой снабжения» именно за счёт каторжных и ссыльных, то есть за счёт принудительного труда.

Ю.М. В XIX веке император Александр II по реформе 1879 года вводит обязательный труд не только для каторжников, а для всех заключённых. И вот, скажем, великая Транссибирская железнодорожная магистраль в значительной мере ведь руками заключённых была построена. А ещё раньше на юге Украины строились железные дороги так называемыми трудовыми ротами — из числа осуждённых военнослужащих. Примеры подобные можно продолжать…

Не по злой воле, а по требованию жизни

Виктор КОЖЕМЯКО. Мы углубились в далёкую историю, а хотелось бы подойти непосредственно к главному для нашего разговора — к ГУЛАГу. Когда появилось само это название?

Михаил МОРУКОВ. В 1930 году. Сначала, 25 апреля, было создано Управление лагерями ОГПУ, а с 1 ноября того же года был введён новый штат, и теперь это стало уже Главное управление исправительно-трудовых лагерей — сокращённо ГУЛАГ. Если же говорить о сути, то это было одно из хозяйственных подразделений ОГПУ, а затем НКВД, основной функцией которых являлось ведение производственной деятельности в различных отраслях народного хозяйства. С привлечением как вольнонаёмной рабочей силы, так и труда заключённых.

В.К. Но заключённых, конечно, в первую очередь?

М.М. Разумеется. Обратите внимание при этом, что ГУЛАГ возник не по какому-то злому умыслу и вовсе не одновременно с Советской властью. После Октябрьской революции он имел свою предысторию, стал результатом определённых (и немалых!) организационных поисков.

Юрий МОРУКОВ. В принципе, получив разрушенную страну, большевики просто обязаны были максимально использовать все ресурсы. Существовавшая, может быть, у кого-то надежда, что люди в изменившихся социальных условиях перестанут хулиганить и воровать, совершать другие преступления, не оправдалась. Заключённых много, и на них тратятся огромные средства. Представьте, в 1928—1929 годах затраты на содержание осуждённых оказались сопоставимыми с затратами на выполнение плана ГОЭЛРО!

М.М. Да, 120 миллионов рублей в год тратилось на создание всех электростанций и 108 миллионов — на содержание заключённых…

Ю.М. Могло ли государство и дальше позволять подобную роскошь? Естественной стала идея: организовать дело так, чтобы заключённые работали, обеспечивая себя.

В.К. А что, до конца 20-х годов они не работали?

Ю.М. До 1928 года практически нет. Были, конечно, какие-то кустарные мастерские, но они погоды не делали. Безработица существовала в стране, и в таких условиях труд заключённых негде было использовать.

М.М. Нам придётся опять заглянуть в более дальнюю историю, чтобы всем стало ясно: проблема эта — использование труда заключённых — вовсе не была какой-то сугубо советской. Ещё при Александре II заключённые были разбиты на две категории: ссыльно-каторжные, которые работали в тех районах, куда их ссылали, и основная масса сидящих по тюрьмам. Но, в силу исторического развития, тюрьмы расположены, как правило, в центральных районах страны, хозяйство вокруг развито, безработица большая. В этих условиях любая попытка конкурировать заключённым со свободным трудом вызывала бы общественное недовольство. Поскольку это означает, что заключённые лишают хлеба тех, кто честно живёт и работает.

Та же самая ситуация выявилась и в советское время. Тюрьмы и дома заключения никуда из центральных районов не делись. А в 20-е годы НЭП означал фактически узаконение безработицы в стране. Построить при этом полноценное производство на основе тюрем, домов заключения было просто невозможно.

Да, как уже говорилось, там существовали мастерские, там стояли станки, была даже сделана попытка организовать образцовые хозяйства на базе разорённых помещичьих имений. Но, естественно, пока существовала большая безработица в центральных районах, труд заключённых здесь мог быть только кустарным. А раз кустарный, значит, не прибыльный, и основной задачи он не решал — не покрывал расходов на содержание осуждённых.

Грубо говоря, вся страна чинит керосинки, и если то же самое будут делать заключённые, это лишь добавит конкуренции на рынке труда. Но тогда рабочие обратятся в профсоюзы, обратятся в Советское правительство, и тех же заключённых «урежут». Потому что, вполне понятно, интересы честных тружеников дороже.

А вот то направление, которое в Российской империи представляли собой ссыльнокаторжные и ссыльнопоселенцы, естественно, в Гражданскую войну заглохло. Потому что на этих территориях перекатывались взад-вперёд армии противоборствующих сторон, и было здесь не до использования какого-либо труда вообще.

В.К. После Гражданской войны мысль Советского руководства обратилась именно к этому направлению?

М.М. Не сразу. Всё обусловливалось жизнью, её этапами, всё диктовали условия развития. А сначала надо было с помощью НЭПа элементарно восстановить подорванную экономику и социальную жизнь. Но вот когда встали задачи расширения топливно-сырьевой базы, валютной базы и, наконец, развития инфраструктуры, именно в этом направлении стала двигаться мысль руководства страны.

Что такое расширение топливно-сырьевой базы? Это разведка, разработка и добыча новых полезных ископаемых. Что такое расширение валютной базы? Это опять-таки сырьё и лес, продаваемые за валюту, необходимую для закупки техники за рубежом. Представим, геологи где-то прошли и нашли перспективные месторождения, которые помогут поднять советскую промышленность. Но — эти месторождения за несколько тысяч километров тайги и горных хребтов, куда нет никаких дорог и где нет никакой другой инфраструктуры. Нет ничего!

Вот и появилась идея сделать основой пенитенциарной, то есть исправительной, системы исправительно-трудовые лагеря, создавая их в необжитых районах страны для освоения и включения в общехозяйственную жизнь Советского Союза, или, как говорилось тогда, с целью пионерства. Процитирую высказывание наркома юстиции Янсона, относящееся к 1929 году: «Лагеря должны стать пионерами заселения новых районов…»

В.К. А кто персонально был автором идеи? Кому первому она пришла в голову?

Ю.М. Невозможно сказать. Необходимость массового использования труда осуждённых, прежде всего в окраинных, необжитых, труднодоступных районах, назрела и настойчиво диктовалась самой жизнью.

Об этом шла речь и на Первом всесоюзном совещании пенитенциарных деятелей, состоявшемся в Москве в конце 1928 года. Это же выдвигалось на первый план и в совместной докладной записке наркоматов юстиции, внутренних дел и ОГПУ, направленной в Совнарком РСФСР 13 апреля 1929 года. Здесь уже доказывалась необходимость создания системы трудовых лагерей и, в частности, выдвигались предложения по организации в районе Олонца—Ухты лагерей общей емкостью 30 тысяч человек. Предлагалось также впредь всех лиц, осуждённых на срок от трех лет и выше, использовать для колонизации северных окраин страны, для разработки их природных богатств.

Предложения трех наркоматов рассматривались месяц, и 13 мая 1929 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление, официально дававшее старт коренному преобразованию пенитенциарной системы. Документ требовал «перейти на систему массового использования за плату труда уголовных арестантов, имеющих приговор не менее трех лет, в районе Ухты, Индиго и т.д.» Для выработки решений по конкретным областям использования труда заключённых была образована специальная комиссия. На основе ее предложений 11 июля 1929 года Совнарком СССР принимает постановление об использовании труда уголовно-заключённых. Этим правительственным документом ОГПУ и другие ведомства обязывались срочно разработать комплекс мер по колонизации осваиваемых районов.

М.М. Вот так рождалась организация, названная ГУЛАГом. Не по неразумной или злой воле Сталина, а как результат целого комплекса экономических и социальных факторов. Основной задачей экономической деятельности этой организации в соответствии с Положением об исправительно-трудовых лагерях, принятым СНК СССР 7 апреля 1930 года, стало освоение окраинных районов страны.

Лагеря концентрационные или трудовые?

Виктор КОЖЕМЯКО. В антисоветской пропаганде, особенно когда появился солженицынский «Архипелаг ГУЛАГ», очень действенно стало использоваться само это слово — лагеря. И понятно почему: упор на ассоциацию с немецко-фашистскими концлагерями. Дескать, вот у фашистов были лагеря, гитлеровские, и в Советском Союзе — тоже, сталинские. На этом, кстати, построена вся концепция знакового, невероятно превознесенного романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», по которому сейчас режиссером Урсуляком, постановщиком знаменитой «Ликвидации», снимается «многообещающий» телесериал. Уравнивание фашистской Германии и «тоталитарного» Советского Союза, который против нее воевал, уравнивание Гитлера и Сталина, пожалуй, в массовом сознании имело началом именно уравнивание лагерей. Их ведь теперь и называют не иначе как сталинские. Дальше пошло! Объявили, что Ленин придумал концлагеря. Откуда это? При чём здесь Ленин?

Михаил МОРУКОВ. Если уж речь об этом зашла, то придумал концлагеря один испанский генерал, которого звали Валериано Вейлер. Он был наместником Испании на Кубе и подавлял в конце ХIХ века национально-освободительную борьбу кубинского народа. Потом англичане переняли этот опыт в Южной Африке в 1899—1902 годах, во время Англо-бурской войны.

В.К. А Ленина-то с какой стати сюда приплели?

Юрий МОРУКОВ. Ленин не имел абсолютно никакого отношения к концлагерям! Если говорить о России, то они уже существовали здесь с 1914 года как лагеря военнопленных. И не только. Ещё собирали в лагеря с начала Первой мировой войны интернированных, ненадежных по условиям военного времени — например, подозреваемых в возможном шпионаже. Позднее, в начале Второй мировой войны, американцы так поступят с жителями США японского происхождения. А в Москве один из первых таких лагерей был создан в августе 1914 года, в Кожухово — Кожуховский концентрационный лагерь. Как видите, создан не Лениным, а Николаем II…

В.К. И каких лиц там собрали?

Ю.М. Прежде всего немцев по национальности, граждан Германии, Австро-Венгрии, Османской империи… Если коротко, всех подозрительных. Заключили их здесь до конца войны, которая шла.

В.К. А что было, когда началась Гражданская война?

М.М. Такие же лагеря стали создаваться после постановления Совнаркома РСФСР «О красном терроре» от 5 сентября 1918 года. Было решено людей враждебных классов, которые принимают участие в контрреволюционной деятельности, изолировать в лагерях. Но Ленин ничего об этом не знал и никак в этом не участвовал: он раненый тогда лежал после выстрелов Фанни Каплан, и решения принимались без него.

Это первое, что надо отметить. А во-вторых, лагеря-то уже были. Тот же Кожуховский лагерь ведь никто не закрывал, он так и существовал с 1914 года. Там бараки находились, их вполне можно было использовать.

Когда возникла необходимость в такой мере, как заключение в лагерь до конца войны, она была официально оформлена законодательством Советской Республики в отношении ряда классовых врагов. Соответственно под неё и стали создаваться новые лагеря, в основном уже с середины 1919 года — в соответствии с постановлением ВЦИК РСФСР «О лагерях принудительных работ» от 11 апреля. Честно говоря, не успели их создать и развернуть, как уже стали закрывать.

Ю.М. Хочу добавить, что концентрационными они не назывались.

В.К. А как?

Ю.М. Трудовыми, чтобы можно было использовать для труда людей.

В.К. А в 1914 году?

Ю.М. Тогда назывались концентрационными.

В.К. Вот это интересно.

Ю.М. Создавались они в 1919 и 1920 годах, причем там, где в этом была необходимость. В основном — в Москве и Петрограде. А в Вологде, скажем, был один лагерь, но в нем числилось всего около 30 человек. Общее руководство возлагалось на Центральный отдел принудительных работ, находившийся в составе НКВД. Во исполнение Декрета СНК от 5 февраля 1920 года уже Главное управление принудительных работ обязывалось организовать привлечение к разным работам лиц, «ранее не занятых общественно-полезным трудом». И эту задачу оно выполняло до весны 1921 года.

В.К. Что ж, выполнялось положение Конституции РСФСР 1918 года — первой Советской Конституции: «Не трудящийся, да не ест!» Положение, дословно повторившее христианскую апостольскую заповедь…

М.М. Именно так. Вдобавок к этому следует отметить вот что: бытующее в нынешней историографии представление о лагерях принудительных работ как о концентрационных не совсем верно. Обычно контингент лагеря размещался на любой подходящей для этого территории, где имелись жилые помещения и была возможность изоляции. На Руси в первую очередь это монастыри, которые всегда использовались как тюрьмы. Например, монастырь в Суздале вплоть до революции был церковной тюрьмой — для лиц, совершивших преступления против веры. Или, скажем, знаменитый Соловецкий монастырь, о котором нам потом стоит поговорить особо.

В.К. Значит, лагеря принудительных работ в 1919 году стали размещаться в монастырях? Где же конкретно?

Ю.М. В Москве это Андрониковский строительно-трудовой лагерь в известном Андрониковом монастыре, а также лагеря в монастырях Ивановском, Покровском и т.д. Там же, где монастырских стен поблизости не находилось, лагерное место в лучшем случае обносилось обычным деревянным забором, а иногда обходились и без этого.

М.М. Постоянно заключённые жили на данной территории только в первое время по прибытии. Как правило, за примерное поведение потом многим предоставлялось право проживания на частных квартирах в городе — с обязанностью каждый день являться и регистрироваться. Дескать, я ещё не убежал.

Ю.М. Естественно, часто и бежали. Ведь охрана там порой была очень слабая.

В.К. Наверное, нелегко было её наладить, когда кругом шла война?

Ю.М. Конечно, людей не хватало. И вот, к примеру, у меня есть данные по Покровскому лагерю (это Покровский монастырь). Поступило 3-го числа 372 человека, а 4-го убежало из них 311. То есть они пошли на работу и больше не вернулись.

М.М. Интересна и такая сторона темы: где работали заключённые. В основном это были «внешние работы», под которыми понималась посылка людей партиями для обслуживания насущных нужд советских организаций и предприятий. Ну, к примеру, ремонт мостовых, расчистка улиц, рубка и погрузка дров и т.п. В этом случае, когда выходили многочисленными группами, ещё выделялся какой-то конвой. Если же рабочие руки требовались где-то в незначительном числе, люди следовали туда самостоятельно. Даже в командировки иногда направлялись — тоже без конвоя.

Ю.М. Любопытная подробность: заключённые московских лагерей очень любили работать в театрах. Скажем, в Большой театр неоднократно набирали рабочих сцены из Ивановского монастыря. Представьте себе: во время спектакля в зале сидят высокопоставленные советские работники, а осветителями и на занавесе работают участники антисоветских заговоров. Даже иностранцы были там — англичане, французы…

В.К. Вы такое рассказываете, что многие читатели могут вам и не поверить.

Ю.М. Это не мы говорим, а документы.

В.К. Людям о том времени внушили одни ужасы, и подобный либерализм не очень укладывается в голове.

М.М. Что было, то было. Надо по возможности картину восстанавливать всестороннюю.

И на Соловках бывало по-разному

Виктор КОЖЕМЯКО. Из лагерей 20-х годов — так сказать, предшественников ГУЛАГа — более всего известен Соловецкий.

Юрий МОРУКОВ. А он, созданный в конце 1923 года, был тогда единственным, где находились политические заключённые — члены всех антисоветских партий, контрреволюционные белогвардейские офицеры и т.п. Сокращенно назывался СЛОН — Соловецкий лагерь особого назначения.

В.К. И неужели единственный?

Ю.М. Да, на весь Советский Союз. Был ещё пересыльный пункт, откуда перевозили осуждённых — с материка на остров. Можно сказать, очень удобно: через Белое море обратно не переплывёшь. И стен строить там не надо, уже есть.

В.К. Соловецкий монастырь до революции тоже ведь был тюрьмой?

Михаил МОРУКОВ. Конечно, причём очень жёсткой тюрьмой. В ХVII, ХVIII, ХIХ веках. До 1903 года.

В.К. То есть там были и монахи, и вместе с тем тюрьма?

М.М. Монастырь этот официально был в основном тюремным, и главной задачей монахов было стеречь узников. Так и говорилось: «соловецкие тюремные монахи».

Ю.М. В помощь им придавалась ещё инвалидная команда, то есть солдаты, которые уже непригодны к войне, но в охране могли служить.

М.М. И во время Крымской войны 1853—1856 годов инвалидная команда, тюремные монахи и заключённые вместе отбивали атаки английских кораблей. Это заключённые разыскали пушки, из которых потом отстреливались.

В.К. Помещались в монастырскую тюрьму за антицерковные преступления?

Ю.М. Да, в основном. Но с ХVII и до середины ХIХ века были здесь также узники по гражданским делам. Например, Пётр Андреевич Толстой, известный деятель Петровской эпохи, и его сын. Они попали сюда после смерти Петра, там и умерли. Сюда сослали последнего гетмана Запорожской Сечи после того, как она была ликвидирована. Никакого преступления против церкви, против веры он не совершил. Просто надо было изолировать подальше и понадёжнее, вот на Соловки и отправили…

В.К. А сколько заключённых было в Соловецком лагере, когда он появился в 1923 году?

Ю.М. Около трёх с половиной тысяч. К 1927 году уже 12 тысяч, и потом начинается быстрый рост. Это связано было с тем, что нашли возможность использовать заключённых на «внешних работах», то есть за пределами лагеря.

М.М. Действовал в этом поиске экономический фактор, о чём мы уже говорили. Именно он вёл к образованию системы ГУЛАГа, и опыт именно Соловецкого лагеря стал здесь своего рода опорой.

Первоначально никакого хозяйственного использования заключённых в лагере не предусматривалось. Но правительство вынуждено было подпитывать его внушительными внебюджетными субсидиями, иначе ОГПУ не бралось обеспечить надлежащий режим содержания заключённых. В общей сложности на это выделялось от двух с половиной до пяти миллионов рублей в год. Огромная по тому времени сумма!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб окт 08, 2011 10:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Правда о ГУЛАГе против вымыслов
06.10.2011
Правда.

Историки Юрий и Михаил МОРУКОВЫ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Публикация этого материала, уже вызвавшего много читательских откликов, начата в номере «Правды» от 30 сентября — 3 октября. Читайте продолжение.

Виктор КОЖЕМЯКО. Мы говорили о Соловецком лагере. О том, что первоначально, с 1923 года, никакого хозяйственного использования заключённых здесь не было, поэтому на их содержание выделялись значительные средства. А как сложилось потом?

Михаил МОРУКОВ. Изменения начались после выхода в свет Обращения ЦК ВКП(б) от 26 апреля 1926 года с призывом ко всем трудящимся вести борьбу за экономию государственных средств. Как ни удивительно может это показаться, но оно дошло и до Соловецкого лагеря. Тогда-то сами заключённые стали вносить свои предложения. И вот один из них, Нафталий Аронович Френкель, ставший в будущем видным гулаговским руководителем, предложил использовать труд осуждённых на таких работах, прибыль от которых превышала бы расходы на содержание лагерников: валка леса, строительство дорог, рыболовство, производство мебели и т.д.

Управление лагеря в 1926—1927 годах проводит экономический эксперимент, который выявил возможность существовать на основе самоокупаемости при самых широких перспективах развития внешних работ.

В.К. Но для этого надо было выходить за пределы острова?

Юрий МОРУКОВ. Разумеется. В том-то и была суть! Рядом Карелия, и там по переписи 1926 года всего около 50 тысяч трудоспособных жителей, причём все они задействованы. Ни лес пилить некому, ни строить дороги. А системы организованного набора рабочей силы до конца второй пятилетки не существовало.

Так соловецкие заключённые начинают работать под Мурманском, где появляется отделение лагеря, и в Карелии, где второе отделение: они строят дорогу Кемь — Ухта плюс лесоповал. Создаются рыболовецкие артели из заключённых…

М.М. Кстати, можете опять-таки оценить «прелести режима». Рыболовецкая артель, включавшая заключённых, имела в своём распоряжении моторные суда. И никто их не охранял, поскольку на каждый сейнер, грубо говоря, пулемёт не поставишь.

Между прочим, это сохранилось и потом: очень многие вполне мореходные суда из рыболовецких подразделений гулаговских лагерей спокойно выходили в открытое море, даже за пределы территориальных вод Советского Союза, в нейтральную зону. Вот вам ещё один штрих из того, что люди совершенно не знают о ГУЛАГе.

В.К. Однако в целом, наверное, лагерный режим в Соловках был сверхжёстким? Как-никак — лагерь «особого назначения»…

Ю.М. В разные годы было по-разному. В начале своего существования СЛОН носил такое название исключительно по внешним признакам. Особым был состав контингента, а не какие-то особо жёсткие условия содержания. Заключённые размещались, в отличие от тюрьмы, рассредоточенно и без усиленной охраны. Во всём остальном режим содержания тоже не отличался в сторону большей строгости от режима обычных мест заключения. Даже наоборот, я бы сказал.

В.К. Что значит — наоборот?

Ю.М. Ну вот говорилось о больших деньгах, выделявшихся на содержание лагеря. Полагаю, они не разворовывались по пути, как это бывает в нынешнее время. И отсюда в воспоминаниях бывших узников, оказавшихся потом за границей, мы читаем, казалось бы, абсолютно невероятное.

Например, на Новый год не всем хватило… шампанского. А вот антрекоты всем были (хотя, замечу, на материке в это время многие не очень-то ели антрекоты). Посылки обитатели лагеря получали из-за границы в неограниченном количестве. Разрешалось. Более того, с посылок даже таможенная пошлина не бралась.

М.М. Сами заключённые просили сразу не выдавать им полученную валюту — фунты стерлингов, доллары и т.д., а придерживать в лагерной администрации, чтобы получить потом, при освобождении. В лагере можно было фотографировать, и заключённые имели свои фотоаппараты. Вы представляете себе узника, который ходит по лагерной территории и занимается фотосессией? Но это было!

На церковные праздники в монастыре организовывались полноценные службы. Духовенства там хватало, и было соответствующее облачение. Читаем в воспоминаниях, что на Рождество всё выглядело чуть ли не более пышно, чем в Успенском соборе Кремля. Не говоря уж о том, кто стоял в ряд на службе: генералы, епископы, крупные богачи-капиталисты… Этот лагерь середины 20-х годов вообще можно считать уникальным, аналогов не имеющим не только в российской, но, пожалуй, и в мировой истории.

В.К. По уровню контингента?

М.М. И по мягкости содержания!

В.К. Таким заявлением вы поразите, я думаю, не одного меня. Соловки сделали своего рода символом жестокости советского режима — и вдруг… А как же страдания будущего академика Лихачёва, который был здесь заключённым?

М.М. Что ж, если сказать словами нынешнего президента страны, конечно, свобода лучше, чем несвобода. Всё, что мы говорим, не отменяет страданий, ибо заключение — тюремное ли, лагерное — есть заключение. А на Соловках в разные годы, как уже сказано, было по-разному. Даже очень по-разному. В 30-е годы, когда сюда свезли «уголовно-бандитствующий элемент», отказывавшийся работать, режим был несравнимо строже. Мы говорим о фактах конкретного времени, а факты, что называется, упрямая вещь. И, наверное, упрямо закрывать на них глаза нельзя — ради постижения истины во всей её полноте.

Зачем и как строился Беломорканал

Виктор КОЖЕМЯКО. Итак, ГУЛАГ под этим названием и с его системой начинался в 1929—1930 годах. С чего конкретно начинался?

Михаил МОРУКОВ. Одной из важнейших отраслей народного хозяйства, где особенно активно стали использоваться силы осуждённых, было строительство путей сообщения. На этом направлении хозяйственной деятельности в 20-е годы образовался целый ряд проблем. Транспорт не справлялся с возрастающим объёмом перевозок, что ставило под сомнение реализацию экономических программ. И это остро, с большой тревогой отмечалось руководителями партии и правительства. Для органов ОГПУ первой крупномасштабной задачей в решении транспортных проблем становится строительство Беломорско-Балтийского канала.

В.К. Почему именно этот канал? Чем была вызвана необходимость срочного его сооружения?

М.М. Вообще-то никакой неожиданности тут не было. Вопрос об этом канале, обсуждавшийся еще в дореволюционное время, практически встал на повестку дня уже вскоре после Октябрьской революции. Весной 1918 года Советом народного хозяйства Северного района был разработан план развития транспортной системы, включавший постройку Беломорско-Обской железной дороги и Онежско-Беломорского канала. По имевшемуся замыслу канал и железная дорога должны были стать осями транспортной системы, позволявшей установить бесперебойные хозяйственные связи между Северо-Западным промышленным районом и Сибирью, послужить базой для освоения Ухто-Печорского нефтеносного и Кольского горнорудного районов.

В.К. Ничего не скажешь, перспективно мыслила молодая Советская власть, далеко вперёд смотрела!

М.М. В марте 1918 года Пермским университетом при помощи ВСНХ уже велась подготовка к отправке в изучаемые районы изыскательских партий, но начало интервенции на Севере сорвало осуществление этих планов.

Юрий МОРУКОВ. Точнее, прервало. До весны 1930 года, когда в Совете Труда и Обороны была разработана докладная записка «О сооружении Беломорско-Балтийского водного пути». Она стала объектом рассмотрения на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 5 мая того же года и, надо сказать, вызвала столкновение разных мнений. Это можно понять, поскольку экономическая часть записки была недостаточно проработана, а общий уровень хозяйственного освоения Севера оставался к концу 20-х годов столь низким, что приходилось сомневаться в наличии веских потребностей, которые должен удовлетворять новый водный путь. Геологические изыскания на Кольском полуострове, в районе Ухты и Воркуты начались только в 1925 году, и лишь в 1930-м начинает строиться Хибинский апатито-нефелиновый горнохимический комбинат. К этому времени совсем недавно, по результатам долголетних испытаний, было окончательно признано народнохозяйственное значение рудных месторождений Норильского района. Не существовало ещё и Северного морского пути.

В.К. Что ж, значит, авторы предложенного проекта опять-таки глядели вперёд?

Ю.М. Да, считали, что прокладка канала должна стать катализатором ускоренного хозяйственного освоения Севера. Плюс к этому, кроме экономической стороны дела, была ещё одна — военно-стратегическая. Чрезвычайно важная и неотложная. Она сыграла, может быть, главную роль в том, что Политбюро приняло решение: канал строить. Официально старт работам был дан постановлением Совета Труда и Обороны от 3 июня 1930 года.

И обратите внимание на темпы! С 3 по 15 июня специалистами строительства был изучен весь имевшийся материал и сформированы технические задания по основным сооружениям, а 14 июня на месте будущей северной части канала уже высадились первые изыскательские партии. На этих работах было занято около 300 человек инженерно-технического персонала и свыше 600 рабочих из числа заключённых — с задачей «осветить местность, лишённую правдоподобных карт, в плановом и высотном отношениях и дать общее геологическое исследование возможных направлений». Первые итоги изыскательских работ были подведены уже к концу августа.

В.К. Да, темпы впечатляют…

М.М. Однако серьезнейшей заботой оставалась стоимость предстоящего строительства, вылившаяся при проведённых обстоятельных подсчётах в колоссальную сумму — 535 миллионов рублей! Стремительный взлёт затрат вновь пробудил скепсис в среде Советского руководства. Реакцией на этот скепсис стало негодующее письмо И.В. Сталина В.М. Молотову, датированное 7 сентября 1930 года: «Говорят, что Рыков и Квиринг хотят потушить дело Северного канала вопреки решениям ПБ. Нужно их осадить и дать по рукам. Сократить максимально финплан — следует, но тушить дело преступно».

В.К. Как вы объясняете такой жёсткий и решительный настрой Сталина?

Ю.М. Пониманием исключительной важности военно-стратегического значения канала. Вот продолжают повторять, будто Сталин не готовился или плохо готовился к будущей войне. А ведь строительство Беломорканала, можно сказать, было частью уже начавшейся подготовки к тому, что нашу страну ожидало в июне 1941 года. И надо говорить о редкостной прозорливости, предусмотрительности Сталина!

В самом деле, необходимо было срочно создавать Северный флот, которому, как известно, будет принадлежать громадная роль в Великой Отечественной войне. А для этого предстояло перебросить с Балтики в Белое море часть кораблей малого и среднего водоизмещения, для которых семнадцатидневный переход вокруг Скандинавии при полном отсутствии промежуточных баз был невозможен. Значит, только каналом.

Забегая вперёд, скажу, что в период с 1933 по 1941 год по Беломорканалу было переведено на Север 10 эсминцев, 3 сторожевых корабля и 26 подводных лодок. А 3 корабля — эсминцы «Сталин» и «Войков», подводная лодка Щ-404 по Северному морскому пути перешли на Дальний Восток и вошли в состав Тихоокеанского флота: переброска кораблей этого класса другим путём для СССР в 30-е годы была невозможна.

Значение Беломорканала для обороны Советского Союза сразу же было понятно и с заметной тревогой воспринято агрессивными военными деятелями на Западе.

М.М. Нужно отметить следующее. До Великой Отечественной войны тогда было еще далеко, но открытие навигации по Беломорско-Балтийскому каналу дало нашей стране большой стратегический выигрыш почти немедленно. Ведь все 20-е годы в Белом море продолжалась «тюленья война» — конфликт между СССР и Норвегией из-за биологических ресурсов. Каждую весну многие сотни (до двух тысяч!) норвежских, а также английских траулеров входили в горло Белого моря и методично выбивали беломорского тюленя, беспрепятственно ловили рыбу. Попытки слабых судов нашей морской пограничной охраны вмешаться в ситуацию радикально пресекались норвежскими и британскими военными кораблями. Насколько мощно была поставлена «силовая поддержка», видно из того, что на границе территориальных вод СССР во время путины постоянно находилась целая эскадра Британского флота с крейсером в качестве флагмана. Дважды норвежские боевые корабли обстреливали советскую территорию. Доходило до того, что самые крупные корабли норвежского флота — броненосцы береговой охраны — сопровождали промысловиков-хищников.

Урегулировать этот затянувшийся и весьма убыточный для нас конфликт политическим путём было невозможно, поскольку Королевство Норвегия не признавало Советский Союз. Всё переменилось летом 1933 года — с переброской по каналу советских подводных лодок. Норвежская сторона тут же настолько отступила от своей прежней позиции, что стало возможным восстановление между странами дипломатических отношений.

В.К. Однако ведь до сих пор, по-моему, нашим соотечественникам продолжают внушать: постройка Беломорканала была совершенно ненужным делом! Вот такой, мол, наглядный пример бесполезного, бессмысленного рабского труда заключённых в Советском Союзе…

Ю.М. Действительно, об этом писана-переписана уйма всякого вздора, в том числе Сол-женицыным. Договорился Александр Исаевич до вопиющей дури: дескать, по каналу совсем ничего нельзя было перевезти, и даже военные корабли надо было грузить на баржи и только потом кое-как перемещать.

Глупость! Какого же размера должна быть эта баржа, чтобы поместить на ней эсминец длиной 100 метров? И каким должен быть шлюз, чтобы эта громоздкая конструкция в него влезла? И как эту махину потом, по пришествии на Север, снять с баржи, если там нет не только завода, но даже и плавучего крана?

Нет, всё было гораздо проще, и вот недавно стали публиковаться фотодокументы, которые воочию это подтверждают. Ведь невозможность провести военные корабли по каналу своим ходом обосновывали их большой осадкой, для которой, дескать, глубины канала недостаточно. Однако это так лишь в том случае, если корабли «под завязку» загружены. Но зачем идти по каналу, по своей территории, погрузив на корабль 12 торпед и несколько сотен снарядов? Зачем нужны на борту полная команда и полная загрузка топливом, если достаточно половины? Вот вам и решение!

М.М. Вообще, в связи с Беломорканалом надо говорить не о рабском труде, а о творческом. В полном смысле! Снова и снова приходится отмечать кажущуюся, на первый взгляд, невозможной парадоксальность ситуации: как это — творческий труд… заключённых?! Однако было именно так.

Ведь почти с самого начала (вспомните записку Сталина Молотову: «Сократить максимально финплан — следует…») была поставлена задача уйти от недопустимо громадной суммы на строительство, составившей аж 535 миллионов рублей. И вот новое постановление, принятое Советом Труда и Обороны 18 февраля 1931 года, предусматривает строить канал по изменённому, удешевлённому варианту, определяя затраты уже в несколько раз меньше: 60—70 миллионов. Оцените разницу! Было записано: «Валютных ассигнований не производить». А для этого, само собой разумеется, требовалось максимально широкое использование на стройке местных и бездефицитных материалов, что в свою очередь обязывало проектировщиков решать множество сложных задач, изыскивать совершенно неординарные технические и инженерные решения.

Ну а кто были эти люди, разрабатывавшие эскизный проект сооружений канала? Заключённые. Согласитесь, необычное и достаточно смелое решение.

В.К. До тех пор не было ничего подобного?

М.М. Было. Мало кто знает, но первое в новейшей истории конструкторское бюро, где использовался принудительный труд, возникло в 1917 году в США. Силами содержавшихся под арестом инженеров в течение месяца был спроектирован и испытан авиационный двигатель «Liberty» — основной двигатель американской авиации в начале 20-х годов…

В целом о наших особых технических бюро, которые просторечно известны как «шарашки», мы далее можем ещё поговорить, а сейчас вернёмся к проектированию Беломорканала. Особый комитет Беломорстроя 1 апреля 1931 года принял решение разработать технический проект водного пути до 1 сентября, то есть менее чем за пять месяцев. Большая группа инженеров, обвинённых во вредительстве на водном транспорте и в водном хозяйстве, была доставлена в проектный отдел Беломорстроя, располагавшийся тогда в Москве по адресу: Фуркасовский переулок, 12, и под техническим руководством вольнонаёмного инженера С.Я. Жука приступила к разработке проектов шлюзов и плотин.

В.К. И как пошло дело в столь необычно рождённом коллективе?

Ю.М. Замечательно пошло. Очень плодотворно. Один за другим создавались проекты действительно уникальных гидротехнических сооружений. Можно назвать для примера, скажем, деревянные ворота шлюзов конструкции профессора В.Н. Маслова, способные выдерживать трёхкратное давление воды, или ряжевые и земляные плотины конструкции К.Н. Зубрика и О.В. Вяземского…

В.К. Имена авторов, значит, сохранились?

Ю.М. А как же! Но самое главное — до сего времени сохранились и прекрасно действуют результаты их творческого поиска. Там в основном всё из дерева делалось, металл почти нигде не применялся. И вот уже 80 лет прошло, а все эти деревянные плотины стоят и работают лучше железобетонных, которые трескаются. Самая высокая в мире цельнодеревянная плотина — Шаваньская, 45 метров!..

В.К. Это в Карелии?

Ю.М. Да. И она до сих пор стоит.

В.К. Словом, проектный отдел из заключённых со своими задачами справился?

Ю.М. Вполне. Причём с двухмесячным опережением графика — не к 1 сентября, а к 1 июля 1931 года. Строительство Беломорканала началось.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб окт 15, 2011 6:58 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
«Не хочу видеть этот произвол»
13.10.2011
Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

Так написала нам в редакцию женщина из Челябинской области, а через несколько дней покончила с собой

Редакции газеты «Правда» от Лёгкой Тамары Яковлевны, Челябинская область, пос. Нижний Уфалей.

Здравствуйте!

Мне 65 лет. Читала вашу газету, а вернее — НАШУ, понятную, переживающую за будущее такой когда-то сильной державы. Живём и видим полный развал этой мощи, а главное — не видно никаких перспектив для рабочего народа и страны, создателя этой былой мощи. Прихватизировали страну, оболванили народ (и ведь удалось пока), вышибли из жизни целое поколение, обеспечив наркотиками, алкоголем, распутством, потерей морали, внедрив звериные законы отношений в обществе.

Спасибо за правду, которую несёте через газету, ростки будут. Но сколько за эти 20 лет потеряно и вывезено природных богатств и сколько ещё будет вывезено за пределы страны! А алчной власти всё мало. Цель одна — грабить, грабить, грабить. Зелёные бумажки затмили разум власти.

Этой власти я заявила протест, и, когда вы получите это письмо, меня не будет уже в живых. Устала быть подопытным кроликом в руках власти, не хочу видеть этот произвол, дышать одним воздухом с этими ворами, преступниками, продажными тварями. Я боролась, но мафия, как говорят, бессмертна.

Проиграла физически, но ухожу из жизни, чтобы показать, как они ничтожны и преступны в своей звериной алчности. Физически можно уничтожить всё, но это не означает полную победу над человеком. Их ждёт суд, я верю в это.

Желаю вам успешной борьбы за права человека, которые наш народ так бездарно потерял.

Т. ЛЁГКАЯ.

НЕУЖЕЛИ она решилась на это, и, когда мы прочли написанные ею две странички из конверта, её уже не было в живых?..

Да, как ни горько, но это так. Сразу же я позвонил в редакцию газеты челябинских коммуни-стов «Патриот Южного Урала», и её редактор Виктор Владимирович Попов сообщил: «16 сентября на площади в центре города Верхний Уфалей, перед зданием администрации, произошло самосожжение. И это была она, Лёгкая Тамара Яковлевна…»

Что же удалось выяснить? Что стало последней каплей, переполнившей чашу терпения этого человека?

Товарищам в челябинской газете люди, знавшие Тамару Яковлевну, рассказали следующее. В четырёхэтажном доме, где она жила, несколько лет назад поселились беженцы из Казахстана. Вскоре после этого завод отключил дом от отопления. Построили котельную, которая работала на дровах. Но и после этого в течение двух сезонов люди обогревались самодельными буржуйками. Для установки в посёлке новой газовой котельной власти не принимали никаких мер. И дотации жителям не давали. Между тем тарифы на услуги ЖКХ, по расчётам, которые вела Тамара Яковлевна, были значительно завышенными.

Вот против чего она протестовала, добиваясь возвращения переплаченных денег и установки новой газовой котельной. Это была её борьба против произвола властей. Несколько месяцев Тамара Яковлевна упорно обращалась в администрацию. Упорно, настойчиво и — безрезультатно.

Судя по всему, назревало и росло отчаяние. Оказывается, ещё 13 марта 2011 года она уведомила администрацию, что готова на крайнюю форму акции протеста, однако всё равно никаких действий, чтобы не допустить этого, властью не было предпринято. Более того, на очередное обращение пенсионерки даже не удосужились письменно ответить в положенный срок. Тогда она передает такое же обращение лично главе муниципалитета Павлу Казакову, а 14 апреля — в суд.

Увы, результат оказался прежний, то есть — никакого результата.

И вот настал роковой день, 16 сентября…

Но что же последовало после её смерти? Свидетели утверждают: глава муниципалитета, узнав о происшедшем, матерно выругался в адрес погибшей…

А недавно в редакцию одной из челябинских газет позвонила жительница Верхнего Уфалея, которая рассказала, что здешним властям сейчас не до этих «мелких» проблем: вовсю идёт активная предвыборная кампания. Бюджетникам уже обещано от двух до четырех тысяч рублей за каждый голос. Уфалейцев попросили сфотографировать свои бюллетени и предъявить фото начальству, а для того, чтобы проследить за личным выбором каждого, пригрозили установкой скрытых камер в кабинках для голосования. При этом, подчеркнула звонившая, массированная агитация в городе идёт, конечно, за одну-единственную партию.

Так до какой же степени цинизма нужно дойти, спрашивают люди, чтобы, не находя средств на строительство газовой котельной, которая обеспечила бы тепло в квартирах жителей посёлка, тут же направлять миллионы рублей на оплату «правильно» заполненных бюллетеней?!

Как видим, власть сполна оправдывает характеристику, которую дала ей Тамара Яковлевна в своём письме, адресованном «Правде».

Разумеется, можно лишь глубоко сожалеть, что читательница наша выбрала такой способ протеста. Кончилось терпение, иссякли душевные силы. Но ведь власть демонстрирует, что она безразлична не только к жизни, но и к смерти человека. Власть совсем не думает о людях.

А вот в рядах честных и борющихся одним сердцем стало меньше. Склоним головы. Вечная память! На грядущем суде, о котором написали вы, Тамара Яковлевна, ваше имя будет среди обвинителей.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб окт 15, 2011 7:02 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Правда о ГУЛАГе против вымыслов
13.10.2011
Правда.


Историки Юрий и Михаил МОРУКОВЫ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Две первые части этой беседы опубликованы в номерах «Правды» от 30 сентября — 3 октября и от 7—10 октября. Сегодня предлагаем вниманию читателей следующую, третью часть материала о ГУЛАГе.





Про гулаговский вклад в экономику и про трудовую «перековку»

Виктор КОЖЕМЯКО. Конечно, строительство Беломорско-Балтийского канала, о чём мы начали разговор, само по себе может быть темой не для одного номера газеты. Но хотелось бы в связи с этой и другими стройками ГУЛАГа продолжить выявление всяческих спекуляций и фальсификаций по острой теме, восстанавливая для читателей реальную картину и статистику происходившего. Ведь ГУЛАГ сделали устрашающим символом: вся Советская страна — ГУЛАГ, всё, что в Советском Союзе создано, построили лагерники! Помните, Юрий Николаевич, как Сванидзе вещал в телепередаче «Суд времени»? А вы, поскольку речь шла о первой пятилетке, ему ответили: один процент.

Юрий МОРУКОВ. Действительно, вклад заключённых в выполнение первой пятилетки был именно таким. Даже меньше процента. И по объёму выполненных работ, и по освоению материальных ресурсов. В стране ведь строилось тогда около 1600 предприятий! Отнюдь не заключёнными, не ГУЛАГом. И только во второй пятилетке, в основном за счёт канала Москва—Волга, доля труда заключённых в общенародном труде достигла двух процентов.

Михаил МОРУКОВ. Давайте подчеркнём: не следует ни преуменьшать, ни преувеличивать масштабы и роль «лагерных» работ. Ясно (и это однозначно надо сказать!), что ни о какой преобладающей, ведущей роли ГУЛАГа в экономическом развитии страны речи быть не может. А вот при реализации конкретных задач, особенно на тех направлениях, где требовался большой уровень концентрации ресурсов, эта роль в условиях 30—40-х годов прошлого века бывала весьма значительной. То есть труд осуждённых являлся дополнительным резервом хозяйственного и оборонного строительства с ограниченной областью применения, ни в коем случае не заменявшим нормальную деятельность экономических и военных структур государства.

В.К. До солженицынского «Архипелага» аббревиатура «ГУЛАГ», по-моему, даже не звучала и в обществе не была известна.

Ю.М. Дело в том, что уголовно-исполнительная система во всех странах имеет свои подразделения и соответствующие названия. Ну какое-нибудь Главное тюремное управление либо Управление местами лишения свободы… Ничего апокалиптического. Просто учреждение.

М.М. Если вспомнить известную книгу о Беломорско-Балтийском канале, созданную группой писателей и вышедшую в знаменитой горьковской серии «История фабрик и заводов», то слово «ГУЛАГ» там употреблялось. Это книга, которая до 1938 года стояла на полках чуть ли не во всех библиотеках Советского Союза. Кроме того, в 37-м году на экраны страны вышел документальный фильм о строительстве канала Москва—Волга. Там, конечно, строителей называли славными каналоармейцами, работавшими под руководством славных наркомвнудельцев, но по ходу повествования упоминался с экрана и ГУЛАГ.

Так что слышали люди про такое учреждение, хотя, конечно, не в смысле того прямо-таки всеохватывающего и сверхъестественного, инфернального, поистине дьявольского зла, который придали ему впоследствии Солженицын и другие ярые антисоветчики.

В.К. Совсем забыто сегодня широко употреблявшееся в своё время слово «перековка». То есть перевоспитание людей трудом в местах заключения. А ведь и Горький именно этим интересовался, когда в 1929 году посетил Соловки, и писатели, создававшие книгу о Беломорстрое. На том же материале Николай Погодин написал знаменитую некогда пьесу «Аристократы». Так было это в реальности или не было?

М.М. Безусловно, было. Тема очень интересная, и рассказывать об этом можно бесконечно. В системе ГУЛАГа развивалось социалистическое соревнование и поощрялись передовики. Были библиотеки, художественная самодеятельность, были клубы и даже театры. А знают ли те, кто сочиняет страшилки про ГУЛАГ, что в 1935 и 1936 годах заключённые Дмитровского лагеря, строившие канал Москва—Волга, участвовали в физкультурных парадах на Красной площади? Представьте, на трибуне Мавзолея Сталин и другие руководители страны, а перед ними демонстрируют свои спортивные достижения «лагерники»… Кстати, об их участии в парадах и газеты сообщали, в том числе «Правда».

Или вот ещё один реальный факт: заключённых из того же Дмитлага наказывали за… воздушное хулиганство над городом. Вы спросите: что имеется в виду? А вот что, оказывается: в лагере этом существовал аэроклуб, который подготовил несколько тысяч лётчиков, планеристов и парашютистов-десантников. Военная подготовка здесь была поставлена фактически на уровне организаций Осоавиахима.

Напомню вам: у известного писателя-партизана Петра Петровича Вершигоры в книге «Люди с чистой совестью» есть герой по фамилии Карпенко, который командовал батальоном в партизанском соединении Ковпака. И где же он получил свою уникальную десантную подготовку? Оказывается, был заключённым — принял на себя вину другого человека и в лагерь пошёл. И там стал десантником.

Вот факты. Подлинные! Разве не свидетельствуют они о том времени и о людях того времени?

В.К. Для абсолютного большинства читателей, я думаю, это — открытие.

Ю.М. Не обо всём, по вполне понятным причинам, сообщалось в газетах и книгах. Известно о трудовом перевоспитании беспризорных. Вы знаете, конечно, первый советский звуковой художественный фильм «Путёвка в жизнь», знаете замечательные произведения Антона Семёновича Макаренко. Он пишет о фотоаппаратах «ФЭД», которые делали воспитанники колонии имени Дзержинского. Но, кроме того, ведь почти все оптические снайперские прицелы, служившие нашей армии в годы Великой Отечественной войны, были произведены этой коммуной!

В.К. Интереснейший факт. Наверное, ребята гордились своей причастностью к укреплению обороны страны?

Ю.М. Несомненно. Как это ни парадоксально звучит, но ГУЛАГом очень много было сделано для обороны. Это была одна из приоритетнейших его задач. Например, во второй пятилетке, одновременно с каналом Москва — Волга, велось важное железнодорожное строительство на Дальнем Востоке. Дело в том, что к этому времени японцы захватили Маньчжурию, а наша железная дорога проходила там совсем близко от границы, то есть она простреливалась пулемётным и артиллерийским огнём.

М.М. Японцы несколько раз даже обстреливали нашу территорию, вели дежурную пристрелку по проходившим поездам…

Ю.М. И вот срочно строились железнодорожные обходы, подальше от границы, прокладывались вторые пути, которые значительно увеличили проходимость Транссиба. В 1941-м, когда понадобилось в кратчайший срок перебрасывать под Москву дальневосточные и сибирские дивизии, а также военную технику, всё это сыграло свою спасительную роль.

В.К. Успели сделать?

Ю.М. Успели. Больше того, под Амуром в Хабаровске проложили тоннель, о котором тоже мало кто знает. Там есть мост, но есть и тоннель. На всякий случай. Впрочем, оборонное строительство ГУЛАГа — это особая и необъятная тема…

М.М. Если же вернуться к трудовому перевоспитанию, к «перековке», как тогда говорилось, давайте не забывать: результаты коллективной работы были очевидны не только в созданных объектах, но и в людях. Скажем, когда в 1937 году был построен канал Москва — Волга, 70 тысяч осуждённых вышли на свободу. Причём они вышли не только с чистой совестью и паспортами полноправных граждан, а ещё и со специальностями высокопрофессиональных рабочих. Потом их нарасхват брали любые наркоматы, любые предприятия Советского Союза.

В.К. То есть в заключении они получали специальность?

М.М. Иногда самую современную. Советские экскаваторщики — это профессия, родившаяся в Дмитлаге, на строительстве канала Москва — Волга. Первые советские экскаваторы были созданы специально для этого строительства. Ковровский пулемётный завод переналадили на выпуск экскаваторов, и благодаря этому на канале широко развернулась механизация строительных работ.

Ю.М. Многое в механизации советских строек пошло оттуда! Например, и гидромониторы впервые в массовом порядке были применены именно там…

В.К. Возникает вопрос: а почему канал Москва — Волга (в центре, не на окраине страны!) надо было прокладывать силами заключённых?

М.М. Это диктовалось чрезвычайными сроками и чрезвычайными условиями. Тогда, без малейшего преувеличения, на карту были поставлены судьба столицы как крупнейшего индустриального центра страны, перспективы её дальнейшего развития и модернизации. Либо в Москву придёт волжская вода, либо всякое развитие города остановится с возможными катастрофическими последствиями. Причём не только экономическими, но и политическими.

А необходимое количество свободной рабочей силы в центре России на данное время отсутствует, и взять её в короткий срок неоткуда, даже с огромными затратами. Не было у обычных строительных организаций и опыта работ такого масштаба, тем более гидротехнических. Строительные же организации ОГПУ—НКВД такой опыт на Беломорканале получили.

Ю.М. Новая стройка, конечно, была гигантским шагом вперёд во всех отношениях, чем и объяснялось особое внимание к ней руководства страны. Общий размер капиталовложений был установлен почти в полтора миллиарда рублей, что в 20 раз превышало ассигнования на сооружение Беломорканала и в 2,5 раза сумму, которая требовалась для создания Беломорско-Балтийского пути в полном объёме.

По некоторым объектам, учитывая их важность, принимались специальные совместные постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б). Например, от 14 сентября 1935 года — «О строительстве гидроузлов в районе Углича и Рыбинска». Это должно было обеспечить судоходный подход к каналу Москва — Волга со стороны Волги с глубинами в 5 метров от устья канала до соединения с Волго-Балтийским водным путём (Мариинской системой). Этим же документом предусматривалось увеличить глубины на Волге от Рыбинска до Астрахани. Таким образом, после реконструкции Мариинской системы и строительства Волго-Донского канала создавалась единая глубоководная транспортная система большого экономического и социального значения.

В.К. Да, ещё и ещё раз по достоинству надо оценить перспективность и масштабность советского государственного мышления!

М.М. Созданным тогда мы пользуемся и теперь. Только при этом Советскую власть клянут на все лады…

Были ни в чём не виновны?

Виктор КОЖЕМЯКО. Клянут Советскую власть за ГУЛАГ, полностью отвлекаясь от конкретных условий конкретного времени. Не так ли?

Юрий МОРУКОВ. Именно так.

В.К. При этом что-то передёргивая, преувеличивая или, наоборот, преуменьшая, а о чём-то умалчивая совсем. В итоге массовое сознание усваивает абсолютно извращённую картину. Скажем, многие ныне уверены, что все заключённые ГУЛАГа — это, во-первых, были «политические», а во-вторых, все они были ни в чём не виноваты. Их просто схватывали подряд и сажали «ни за что». Как вы можете это прокомментировать?

Ю.М. «Политических», то есть осуждённых за контрреволюционную деятельность, было во все годы ГУЛАГа в основном от 15 до 20 процентов от общего числа содержавшихся в исправительно-трудовых лагерях и колониях. Редко больше. Остальные — «бытовики» и «блатные», то есть наказанные за уголовные преступления. «Блатные» — это бандиты, воры, насильники и т.д., а «бытовики» — растратчики, спекулянты, аферисты и прочая подобная публика. Прибавьте в конце войны пособников оккупантов, бандеровцев, власовцев, «лесных братьев»…

Что же, всех их считать невиновными? Практически это людям ныне и внушили. Если кого-то наказала Советская власть, значит, заведомо несправедливо. Но вспомните, что стало твориться в стране, когда была объявлена амнистия после смерти И.В. Сталина, чем обернулось «холодное лето 1953-го», когда все эти «невинные овечки» оказались на свободе!

Михаил МОРУКОВ. Несправедливо осуждённые, разумеется, были, нельзя этого отрицать, и не будем ничего идеализировать. Со временем, разобравшись, их реабилитировали — одних раньше, других позднее. Хотя кого-то, судя по их делам, явно поторопились оправдывать.

И опять-таки следует подчеркнуть необходимость конкретно-исторического подхода для понимания и верной оценки происходившего. Вот в 20 — 30-е годы нередко судили за вредительство. А что, разве реально вредительства не было? Было. Однако было и то, что надо отнести, наверное, к «болезням роста». Возникали сложные ситуации, когда подчас очень трудно было определить, где просто разгильдяйство, безответственность, а где вредительство, самое настоящее. Подчас в конструкторском бюро или на заводе допускались какие-то серьезные технические ошибки (возможно, в спешке или из-за недостаточной квалификации), но типовой реакцией на неудачи в социально-психологическом климате того времени, когда ещё очень сильны были отголоски Гражданской войны, становились репрессии.

Ю.М. Действительно, ситуации бывали сложнейшие. Такие, что, откровенно говоря, даже сегодня трудно дать однозначную оценку, ошибка ли это была либо умышленное преступление.

В.К. А можно привести конкретный пример?

М.М. Характерным примером стали аварии, сопровождавшие испытания первых советских подводных лодок в 1927 году. Тогда Советский Союз приступил к строительству своего Военно-Морского Флота, и на стапелях в Ленинграде заложили 6 подводных лодок типа «Декабрист», а затем в Николаеве ещё 8 — типа «Ленинец». Советская разведка с ног сбилась, добывая чертежи у немцев и итальянцев, за валюту покупали компрессоры и турбины у шведов, маскируя, что нужны они для метро и комбайнов. Корпуса лодок изготавливали вручную, листы обшивки гнули молотками…

И вот первая, головная лодка построена. Выходит на испытания, начинает погружаться и вдруг — проваливается на дно. Ну хорошо ещё, что испытывают в Балтийском море, где глубина 20—30 метров, корпус же лодки рассчитан на 90—120. А если бы в Чёрном море, где глубина — 600 метров? Лодку просто раздавило бы, с неизбежными человеческими жертвами.

В.К. Что же случилось?

М.М. Когда стали разбираться, выяснилось, что кингстоны в цистерне быстрого погружения сделаны открывающимися не наружу, как надо, а внутрь.

В.К. И это стало роковым?

М.М. Да! Ведь эту кингстонную пару — заглушки, расположенные ромбом, следовало открывать специальным усилием, а в обычном состоянии они прочно прижаты водой к корпусу. Но когда их сделали открывающимися внутрь, а не наружу, давление воды их быстро открыло, как только лодка начала погружаться. То есть рычаги регулирования кингстонов легко были преодолены, вода хлынула в цистерну, и лодка, потеряв управление, «проваливается». Произойди это не на Балтике, а в Чёрном море, установить причину гибели подводного корабля было бы невозможно, и все остальные 13 пришлось бы разрезать на стапелях. Значит, вся программа строительства подводного флота пошла бы, грубо говоря, коту под хвост!

Ю.М. Вот и вопрос: как к этому отнестись? Как к разгильдяйству, халатности или всё-таки тут был злой умысел? Где грань?

М.М. И не надо думать, что «сталинские палачи» специально отлавливали невинных конструкторов, инженеров, техников, чтобы заполнять ими ГУЛАГ. Если можно так выразиться, «сдавали»-то специалистов зачастую рабочие, которые должны были реализовать их проекты.

Вот так, например, получилось с выдающимся авиаконструктором, «королём истребителей» Николаем Николаевичем Поликарповым. Проектирует он 10 типов самолётов, и 5 из них разбиваются. Выходит, производить эти машины в массовом порядке нельзя. Завод, который делал опытные образцы, простаивает, рабочие не получают зарплату, потому что они на сдельщине, люди возмущаются.

А ведь на авиационные предприятия подбирали не худших, это была «рабочая аристократия» Советского Союза. В общем, партком завода в 1929 году по десятой или двадцатой жалобе рабочего коллектива постановил, что надо войти в контакт с ОГПУ и сообщить о возникших подозрениях.

Ю.М. Дело усугублялось ещё и тем, что самолёты проектировались под двигатели, которые в Советском Союзе тогда не производились, а закупались в одном-двух экземплярах за валюту. И вот за два года, с 1928-го по 1930-й, были испытаны 14 моделей самолётов, 7 из которых разбились. Оказался сорванным проект перевооружения ВВС РККА новыми типами самолётов-истребителей — так называемый Заказ 1927 года. В результате попала в заключение значительная часть инженерно-технических кадров.

М.М. А дальнейшее выполнение программ перевооружения армии и флота было поставлено под угрозу. Именно тогда выход нашли в создании из числа осуждённых специальных проектно-конструкторских организаций, которые затем получат название особых технических бюро (ОТБ), а в современной литературе — «шарашек».

В.К. В чём был главный смысл? В усилении контроля над трудом конструкторов?

М.М. Да, больше контроля и гораздо большая концентрация усилий на том или ином особенно срочном задании. Особые технические бюро по сути своей являлись организациями, предназначенными для выполнения чрезвычайных задач в максимально сжатые сроки. Подчеркну, что никогда не было цели заменить ими обычные конструкторские бюро. Именно поэтому ОТБ не имели собственной проектной инициативы, они были призваны дополнить собой повседневную деятельность КБ соответствующего профиля. По этой и ряду прочих причин противопоставление ОТБ и других конструкторских организаций, нередко встречающееся в мемуарной литературе, является исторически некорректным и контрпродуктивным.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт дек 08, 2011 1:00 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Предательство как диагноз Версия для печати

Виктор КОЖЕМЯКО.


Беловежское проклятие остаётся над теми, кто продолжает идеологию и политику душителей социализма, уничтоживших двадцать лет назад нашу великую Советскую Родину

Лучше всего понять смысл и значение происшедшего под укрытием глухой декабрьской ночи 1991 года в заповедной Беловежской Пуще помогают слова из Обращения И.В. Сталина к народу светлым победным майским днём 1945-го: «Три года назад Гитлер всенародно заявил, что в его задачи входят расчленение Советского Союза и отрыв от него Кавказа, Украины, Белоруссии, Прибалтики и других областей. Он прямо заявил: «Мы уничтожим Россию, чтобы она больше никогда не смогла подняться». Это было три года назад. Но сумасбродным идеям Гитлера не суждено было сбыться — ход войны развеял их в прах». Разве не заветную гитлеровскую мечту осуществили беловежские заговорщики, подписав документ о ликвидации Советского Союза? В их оправдание сегодня говорят, что Советская держава к тому моменту фактически уже перестала существовать. Тогда зададим ещё один вопрос: а кто и как довёл державу до этого?

Через полвека после отражения врага — акт о капитуляции

Приведённые выше сталинские слова производят на меня сильнейшее впечатление потому, что вызывают целый ряд исторических сравнений и параллелей, почти мистических, от которых невозможно уйти.

Вот первое: чёрная дата, когда был подписан акт, положивший конец Советскому Союзу, буквально совпала с днями начала ровно 50 лет назад контрнаступления советских войск под Москвой. Тогда, в 41-м, многим это показалось (да и поныне кажется!) невероятным чудом. Но оно свершилось и при всей вроде бы невероятности имеет абсолютно реальные, сугубо конкретные основания и причины.

Замечу: то, что в Кремле был Сталин, который потом, в мае 45-го, и поздравит соотечественников с Великой Победой, что Сталин в роковой момент истории оставался в столице, не покинул Москву, тоже входит в число тех причин. Но самое основное, конечно, — советский социалистический строй, который он олицетворял, и партия коммунистов, им возглавлявшаяся. Кто бы что ни говорил ныне, а величайшая историческая правда, признанная в конце концов и самими разгромленными врагами нашими, состоит именно в этом.

Так что же получилось? В декабре 41-го, стоя насмерть, не щадя себя и борясь до последнего, повернули вспять мощное войско, снаряжённое всей Европой и уже готовившееся ликовать на улицах и площадях столицы Советской страны. А полвека спустя, точно в это время, хотя не было такого огромного вражеского войска на подступах к Москве, состоялось по существу подписание акта о капитуляции, разодравшего Советскую страну на части…

Место подписания тоже оказалось символическим. Ведь здесь, совсем рядом, — Брестская крепость, где за полвека до этой тайной предательской операции враг столкнулся с невиданно героическим советским сопротивлением. А теперь — сдача без сопротивления…

Так что же произошло 8 декабря 1991 года? Как это могло произойти?

Соревнование разрушителей: кто главнее?

Да, то была тайная операция предательства. Помню, 10 декабря 1991-го я улетал в командировку в Душанбе. Оттуда уже доносились известия о первых всполохах гражданской войны, в которой потом погибнет мой многолетний коллега по «Правде», наш собственный корреспондент в Таджикистане Отахон Латифи. А тогда прозвучавшее накануне «беловежское заявление» резко усилило тревогу за положение на всей территории Советского Союза, взорванного предателями.

И вот неожиданно рядом со мной в самолёте оказался президент Таджикистана, с которым прежде всего хотелось мне встретиться в столице республики. Собственно, президентом Рахмон Набиевич Набиев стал к тому времени совсем недавно, две недели назад, до этого я встречался с ним как с первым секретарём ЦК Компартии Таджикистана. Но по каким же делам был он в Москве в столь горячий момент? Отвечает:

— Михаил Сергеевич приглашал. Посоветоваться о будущем Союза.

Я был поражён! Надо же, Ельцин сообщает из Беловежской Пущи о роспуске Советского Союза, а Горбачёв в это время проводит в Москве совещание… о будущем этого самого Союза. Невозможно такое принять всерьёз. Что же это — мероприятие для прикрытия? Маскировочный туман?

Уверен, именно так и было. До чего мы ошибались (многие, во всяком случае), видя в «противостоянии» Ельцина и Горбачёва нечто серьёзное! Были-то реально два предателя, действовавшие в одном направлении, соревновавшиеся, кто более угодит «вашингтонскому обкому», кого больше похвалят и восславят.

Эта ревность, трудно скрываемая, и теперь прорывается у Горбачёва. По-моему, когда в связи с юбилеем выдающегося предателя президент РФ Д. Медведев вручал ему высшую награду сегодняшней России — орден Андрея Первозванного, тот думал: «А Ельцину-то вы, Дмитрий Анатольевич, на его юбилей памятник белоснежный открыли! Мне за мои заслуги такой при жизни полагается». Ну а будь жив Ельцин, как бы завидовал он пышному торжеству, устроенному в Лондоне в честь Михаила Сергеевича.

Нынешняя российская власть и провластные СМИ совершенно очевидно каждый раз испытывают затруднения, какой же из двух этих «исторических фигур» отдать в оценках их заслуг пальму первенства. Действительно, преимущественность вклада в уничтожение социализма, советского строя и Советского Союза нелегко меж них установить. На сей счёт в народе говорят: «Два сапога — пара». Или ещё: «Хрен редьки не слаще». Это, кстати, стоило бы всем помнить ныне при оценке других возникающих во власти пар…

Таинственные предшественники и достойные продолжатели

Итак, тайный характер проведённой Ельциным операции плюс невмешательство Горбачёва, по мнению многих, и обеспечили успешный её результат. Даже некоторые, казалось, компетентные люди всё ещё считают: прояви тогда президент СССР решительность и твёрдость, беловежские подельники были бы арестованы и отданы под суд как государственные преступники. Например, полковник КГБ в отставке А.К. Никифоров из Воронежа задал в своём письме, адресованном «Правде», вопрос: почему бездействовало руководство Комитета государственной безопасности?

Однако, думается, ныне должно быть уже окончательно ясно: главное — не в отсутствии твёрдости и решительности у Горбачёва или руководства КГБ. Главное в том, что Горбачёв не был против. Конечно, он об этой операции заранее знал, она была тайной не для него, а для страны. Он же, давно поддерживавший негласные контакты с Ельциным, стал фактически участником заключительного акта по демонтажу СССР.

Такова логика предательства: руководитель страны не только не противостоит, а способствует её уничтожению. После Беловежья оставалось только спустить красный флаг над Кремлём…

Все, кто помнит то время, должны бы согласиться со мной: оно стало началом великой апологии предательства. Превозносится Власов — как борец против сталинского режима. Низвергаются советские герои — как защитники сталинизма.

В номере от 29 ноября 1991 года «Правда» напечатала статью «Трагедия Зои Космодемьянской». К полувековой годовщине гибели славной дочери советского народа пришлось говорить о том, что 50 лет спустя Зою снова жестоко пытают и казнят.

С тех пор, с треклятой «перестройки» и до сего времени, Сталин и коммунисты остаются главными объектами травли в «демократической» России. А отмечая знаменательные даты Великой Отечественной, об их вкладе в Победу молчат. Хотя легко представить, что было бы со страной, окажись тогда на месте Сталина в Кремле тот же Власов. Или Горбачёв, Ельцин, или…

Ладно, прервусь. Да будь любой из самых видных теперешних антисталинистов и антикоммунистов у руля страны в тот тяжелейший период, не видать бы нашему народу Победы. А вот план Гитлера по расчленению и уничтожению Советского Союза был бы реализован не через 50 лет, в 1991-м, а уже тогда.

Антисталинистом номер один был, конечно, Гитлер. И Сталин поломал его безумные планы. А за что же так люто ненавидят Сталина в нынешней российской правящей «элите» и обслуге её? Не за то ли особенно, что предательства он не позволял ни себе, ни другим?

Путин при официальном выдвижении его в президенты сказал: «Иуда — не самый уважаемый библейский персонаж в нашем народе». Что ж, так и есть. Только кого конкретно имел в виду Владимир Владимирович, подняв вдруг эту острую тему? «Грантополучатели», находящиеся на содержании у иностранных государств и отрабатывающие деньги в российской предвыборной кампании, разумеется, уважения не заслуживают. Однако для нашего народа с тем библейским персонажем ассоциируются прежде всего, если говорить о последних 20—25 годах, Горбачёв и Ельцин, Александр Яковлев и Шеварднадзе, Собчак, Чубайс, Гайдар…

У Путина как-то безымянно получилось, когда говорил он про тех, которые уже порулили страной, не достигнув ничего хорошего (развалили, допустили разграбление всего и вся), но теперь опять рвутся во власть. К кому это относится? К Немцову? Согласен. Однако ведь все знают: Немцов был соратником и выдвиженцем Ельцина. Как, кстати, и сам Путин. Обоих Борис Николаевич видел в качестве своих преемников. Значит, заслужили. Верх взял Путин — стало быть, больше заслужил.

И можно ли теперь «отрубить», забыть, оставить где-то в непроглядной дали поведение разных персонажей, связанное с трагедией развала великой страны, которое в сумме сыграло поистине роковую роль?

Человек убеждённо заявляет с предвыборной трибуны, что вся его жизнь, без преувеличения, на всех этапах была направлена на служение Отечеству. Но разве не служил он при этом Собчаку и Ельцину, чьи огромные заслуги в развале Отечества невозможно переоценить?

Странная картина получается. Вроде какие-то незримые и неощутимые силы, люди без имён и фамилий учинили то, после чего России 20 лет надо восстанавливаться. Да и очень большой вопрос, восстановилась ли она за эти 20 лет, как в предвыборной эйфории утверждает «партия власти». Далеко не восстановилась!

Нам внушают, что сегодня у власти люди совсем уже другие, не причастные к предательству и разгрому двадцатилетней давности. Однако на том же съезде «единороссов», который выдвинул Путина кандидатом в президенты, можно было видеть массу до боли знакомых лиц. Знакомых именно с тех пор, когда уничтожалась Советская страна.

Вот на трибуне знаменитый адвокат Макаров. Тот самый, который не слезал с телеэкрана в начале 90-х, клеймя Советскую власть и Советский Союз. Один из самых бешеных, самых неистовых обвинителей коммунистов на суде над КПСС! Он прежний, разве что удалось избавиться от нездоровой полноты. И что же он говорит от имени «партии власти»? Нас, дескать, путают с нашими предшественниками: «Это они обманывали людей — мы не обманываем никогда…»

Вот и попробуйте отгадать, кто те таинственные неназванные «предшественники», на голову которых облагородившийся по виду Макаров (да и не только он!) валит теперь всю вину за бедствия родной страны, за обман людей, за предательство их.

Но тень большого предательства витает над нынешней «партией власти», как бы ни старались вожди «единороссов» от неё уйти.

Газета "Правда", №136 (29766), 8 декабря 2011 года.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вс дек 18, 2011 9:14 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Вернём советскую песню!
15.12.2011
Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».


«Как же правильно вы поступили, начав в газете разговор о судьбе и значении нашей отечественной песни! — пишет в «Правду» школьный учитель из Перми Николай Владимирович Константинов. — Я думаю, тема эта относится к числу самых важных, если всерьёз заботиться о духовном состоянии народа. Предавая забвению настоящие песенные шедевры, в которых живет народная душа, и заменяя их на низкопробные, ужасные поделки нынешнего шоу-бизнеса, заправляющие культурой в нашей стране совершают преступление против нее, о чем вы прямо и очень верно сказали…»

Это строки одного из множества откликов, полученных редакцией на тематическую страницу «Песня — душа народная» («Правда» от 5—8 августа с.г.). Такое впечатление, что люди подобную страницу давно ждали: наболело! И вот, поддерживая редакционное предложение продолжить начатый разговор, делятся наболевшим, вспоминают изумительные советские песни, которых народ сегодня лишают, возмущаются «мусором», заполонившим эфир и эстраду.

Почти все авторы писем согласны с определением выдающегося русского мыслителя Вадима Кожинова, назвавшего песню главной основой отечественной культуры. А если основу любого здания подорвать, оно рухнет. Не это ли и учиняют с нашей культурой сегодня, уничтожая, извращая, переиначивая песенный её фундамент, убивая вместе с песней душу народа?

Снова и снова вспоминается в письмах, какую огромнейшую роль сыграли самые массовые произведения советских композиторов и поэтов в годы Великой Отечественной войны. «Без песен, которые были с нами, трудно было бы выдержать то, что мы выдержали», — замечает ветеран-фронтовик Игорь Григорьевич Гребцов. И далее высказывает мысль, на которую хочется обратить особое внимание. Когда Советской державе надо было победить в жесточайшей войне, создавались нацеленные на это талантливые песни. Когда требовалось в кратчайший срок восстановить разрушенное войной, опять песни приходили советскому народу на помощь. «Если же сегодня нет у нас таких песен, а, наоборот, звучит изо дня в день что-то невразумительное, не поднимающее, а опускающее душу, о каких победах можно говорить?!» — заключает ветеран.

В нескольких письмах содержится интересное наблюдение в связи с концертом 10 ноября, посвященным Дню сотрудника органов внутренних дел, который заменил былой День советской милиции. Как ни старались организаторы увлечь зал Кремлёвского дворца новомодными, но хилыми музыкальными изделиями и «звёздами» типа Баскова, Киркорова и Стаса Михайлова, а самый большой (несравнимый!) успех выпал всё-таки не им. Весь зал неожиданно оживился и воспрянул, когда одна за другой зазвучали строфы знаменитых советских песен в исполнении Иосифа Кобзона и детского ансамбля «Непоседы». Люди радостно улыбались, дружно аплодировали, подхватывали любимые слова и мелодии песен «Москва майская», «Катюша», «Мы, друзья, перелётные птицы», «Пусть всегда будет солнце», «Орлята учатся летать», «А ну-ка песню нам пропой, весёлый ветер…»

Это был действительно знаковый эпизод на фоне всего остального, что слышалось со сцены в тот вечер! И это была очевидная, бесспорная победа советской песни, которую воистину, можно сказать, не задушишь, не убьёшь.

Но авторы писем правы: сегодня она нуждается в защите. Нуждается в активной поддержке и популяризации всех, кому по-настоящему дорога. Конечно, прежде всего это мы, коммунисты. Значит, на наших праздниках и протестных акциях, на предвыборных мероприятиях и любых товарищеских встречах еще шире, еще ярче, еще выразительнее должны звучать великие песни великой советской эпохи. Как знамение того, что эпоха эта не ушла в прошлое, что идеи ее бессмертны, что ей, как и ее культуре, ее прекрасным песням, принадлежит будущее.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вс дек 18, 2011 9:18 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Зигзаги «прямой линии»

"Правда", 15.12.2011

Николай КОЖАНОВ, Виктор КОЖЕМЯКО.


Очередной телепиар Владимира Путина вновь обернулся половодьем фраз о процветающей под его руководством «стабильности»

ДЕСЯТОК ЛЕТ назад многие восприняли это как сенсацию. Ещё бы, новый президент выходит на совет с народом, отвечает в прямом эфире на самые насущные вопросы текущей жизни. Но вот минули два его «законных» президентских срока, один — «премьерский», и разговоры «лидера нации» с народом всё больше превращались в некий ритуал с продолжением, а ответы на предварительно «процеженные» вопросы приобретали характер даже несколько театрализованный, где было всё, включая эпизоды с подарками, исполнением детских пожеланий, всё, кроме любых сомнений в легитимности президента и созданной им системы, в правомерности «действий элиты», управляющей Россией.

Ожидалось, что после бурных событий, связанных с фактами массовой фальсификации на выборах в Государственную думу, очередной «выход к народу» ВВП, пожелавшего поменять свой нынешний премьерский пост снова на президентский, обретёт качественно иной, более серьёзный, прямой и откровенный характер. Надо признать, подготовку к нему власть провела основательную. Уже за три дня перед «прямой линией» с телеэкранов не сходили лица заметных в обществе деятелей, нетерпеливо желающих услышать мнение премьера по самым разным темам — от жалоб на бюрократию чиновников до убийственных питерских «сосуль», с которыми в своё время боролась, но не могла справиться нынешняя глава Совета Федерации. Кого-то возмущали растущие цены на бензин, кто-то спрашивал, скоро ли будут «посадки» проворовавшихся чинуш…

Впрочем, чересчур острая критика тоже была лимитирована, судя по жалобам людей в Интернете на то, что в ряде случаев их вопросы отвергались как имеющие «негативный характер».

Так или иначе, разговор с народом в минувший четверг прошёл на самой торжественной ноте. Уважаемых персон, отметившихся на ТВ своими «Хочу спросить…», пригласили в студию, дав возможность, так сказать, напрямую пообщаться с премьером — кандидатом в президенты. Сам кандидат был настроен дружелюбно и, касаясь митингов и других протестных акций, уже не утверждал, что нарушители на таких мероприятиях законно получают резиновой палкой по голове. Как говорится, и на том спасибо.

Были высказаны и кое-какие предложения по поводу борьбы с фальсификациями (их наличия сам Владимир Путин, по сути, не отрицал). Так, кандидат в президенты напомнил о возможности оснастить все до одного избирательные участки веб-камерами, зорко отслеживающими ход голосования. Вроде и дельное предложение, если, конечно, все они будут работать. Только вот как засечь бедных чиновников и студентов, которым начальство приказало снимать на мобильники в кабинах для голосования свои бюллетени и «правильность» места поставленной ими «галочки»?

Чем еще недоволен народ? Коррупция на местах душит? ЖКХ грабит население? Так это вопросы скорее не к правительству, а к муниципальным образованиям. Власть принимает меры, чтобы они несли полную ответственность за условия быта и управление на местах. ВВП сослался в связи с этим на известные идеи Солженицына об обустройстве России. Вот только, передавая «в низы» функции управления и ответственности за решение местных задач, власть почему-то забывает о соответствующем финансовом обеспечении этих передаваемых функций.

ЕСЛИ ОКИНУТЬ мысленно круг вопросов, задававшихся В. Путину, то создаётся впечатление, что большинство их, что называется, «самые-самые». И, конечно, уже разговор о них у кого-то может снять внутреннюю напряжённость: раз премьер и будущий президент о проблеме знает, стало быть, можно надеяться, что она будет решена.

Однако повторяемость многих острых проблем из разговора в разговор и отсутствие с течением времени конкретного результата скорее всего способны вызвать у людей раздражение. Вот, скажем, знаменитый детский хирург Леонид Рошаль встревожен нарастающим противоречием: с одной стороны, у нас вроде бы провозглашается гарантированная медицинская помощь, а с другой — помощь эта всё более становится платной, то есть недоступной для многих. Да и очереди в поликлиниках, особенно к «узким специалистам», всё растут и растут.

Что же ответил на это глава правительства и кандидат в президенты? Признав, что вопрос действительно очень важный, рассказал далее то, что Рошалю самому давно известно. И заверил: будем выравнивать систему медицинского обслуживания в регионах, будем это обслуживание модернизировать… В итоге осталось совершенно неясным главное, так что доктор довольно печально заметил: «Надеюсь, что нарастание платности в медицине не будет связано с моим именем». То есть в дальнейшем нарастании платности он, похоже, не сомневается!

А что происходит с негодными губернаторами и министрами? Почему они, подчас давным-давно обанкротившиеся, проявившие свою недееспособность или хуже того — коррупционность, остаются на ответственных постах?

Из Владивостока говорили о губернаторе Дарькине: он и его окружение «набивают карманы», и никто их многие годы в этом не ограничивает. Военный обозреватель «Комсомольской правды», полковник в отставке Виктор Баранец, присутствовавший уже на десятом (!) разговоре В. Путина с народом, озадачен и возмущён: «Ряд министров явно провалил свою работу — это касается и экономики, и здравоохранения, и армии. Почему вы их боитесь гнать? Почему не меняете?»

И опять ответа фактически не последовало. Кого удовлетворит обтекаемая фраза: «Ротация нужна». Да, конечно. А почему всё же нет её?

Не обошлось без вопросов о нравственном (вернее, абсолютно безнравственном!) состоянии нынешнего российского общества. Путин в ответ даже Моральный кодекс строителя коммунизма вспомнил, вроде бы сожалея, что мы утратили многие ценности советского общества. Но как преодолеть укоренившуюся тотальную безнравственность, ставшую нормой? Как добиться, чтобы не бизнесмен, бармен и шоумен были главными лицами на телеэкране, а учитель, рабочий, врач? Не новый, давний вопрос. Только никакого продвижения в решении его не заметно: всё как было, так и остаётся.

И олигархи по-прежнему покупают яхты и зарубежные футбольные клубы, думая не о развитии страны, а только о собственном удовольствии, собственной прибыли. Это — классовая суть современного Российского государства, а этой сути В. Путин предпочитает не касаться. Вот и на сей раз: вопросы-то о крайней социальной несправедливости звучали, но кандидат в президенты номер один очень гибко, даже виртуозно их обходил или попросту забалтывал.

СЛОВА, слова, слова… Море слов, океан слов — это характернейшая особенность общения нынешней власти с народом. А вот реальных дел вслед за правильными и громкими декларациями, которыми люди сыты уже по горло, увы, зачастую не следует.

Налицо явная девальвация жанра, в том числе и вот таких телевизионных «разговоров». Когда-то они привлекали и воспринимались с интересом. Теперь у многих преобладает чувство большого разочарования. Потому что если слова не подкрепляются каждодневным делом, то им перестают верить.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср дек 28, 2011 5:41 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
От чего и от кого быть свободными?

Газета "Правда", 27-31.12.2011

Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».


Над сценой на проспекте Сахарова во время московского митинга 24 декабря организаторы вывесили лозунг «Россия будет свободной!»

Но у меня вопрос: от чего и от кого?

МЫ ЗНАЕМ, на эту «общегражданскую акцию», как она была названа, люди пришли очень разные. И ответ, каким видится им желанное будущее России, уверен, у них не просто разный, а во многом диаметрально противоположный.

Вот радио «Эхо Москвы», сообщив в утренних известиях 24 декабря о предстоящем митинге и об основном его лозунге, тут же выдало вторую новость (следующую по значимости?): российский олигарх Дмитрий Рыболовлев приобрёл футбольный клуб княжества Монако, намереваясь вывести его на высшую ступень. Это, как нам объяснили, даёт пропуск богачу из России в «европейскую элиту».

Напомню, речь о том самом Рыболовлеве, который недавно поразил даже видавший виды Нью-Йорк, купив для своей юной дочки-студентки самую дорогую в этом городе квартиру — аж за 88 миллионов долларов! А ещё раньше он стал владельцем роскошного особняка и поместья в штате Флорида, обошедшихся ему в сумму около 100 миллионов «зелёных».

В целом состояние этого господина, который занимает сейчас 93-е место среди богатейших людей планеты, приближается к 10 миллиардам в американской валюте. Откуда же у него такие деньги?

Миллиардеры сами любят говорить о себе: заработал столько-то. Но реально заработали всё Рыболовлеву, конечно, те тысячи безымянных трудяг, которые в поте лица своего «вкалывают» на предприятиях объединения «Уралкалий». А могут ли они купить сверхдорогую квартиру в Нью-Йорке и поместье во Флориде, зарубежную футбольную команду? Странно об этом даже говорить. Выходит, трудились, дабы обеспечить «хозяину» счастливую возможность присоединиться к европейской и мировой «элите»…

«Эхо Москвы» сообщило об очередной покупке олигарха не с осуждением, а с явным удовлетворением. И совершенно очевидно, призывая людей на митинг под лозунгом «Россия будет свободной!», они имели в виду ещё большую свободу для рыболовлевых: пускай вовсю ловят рыбу в мутной воде — вольготно, без малейших ограничений.

Но есть и другое понимание свободы для нашей России. Чтобы сбросила она с себя всех этих рыболовлевых, абрамовичей, прохоровых, освободилась от власти, которая служит не Родине и народу, а капиталу, его препохабию.

Россия будет свободной по-настоящему только тогда, когда освободится от нынешней вопиющей несправедливости. Вы с этим согласны?

Да, главный вопрос не только уходящего года, а всего последнего двадцатилетия: от чего и от кого быть свободной России, чтобы абсолютное большинство её граждан обрело достоинство, благополучие, уверенность в завтрашнем дне? И сегодня, накануне Нового года, который станет годом президентских выборов, мы обращаем этот вопрос к вам, дорогие наши читатели. У вас будет возможность основательно подумать над ним во время наступающих продолжительных каникул.

Сопоставьте ваши представления о свободе Родины и личной свободе с теми, которые звучат, скажем, в речах Немцова и Касьянова, Горбачёва и Ксюши Собчак, а с другой стороны — в заявлениях Путина, Медведева, «Единой России». Видите ли вы какие-то сущностные, коренные различия этих речей и заявлений? К чему они ведут и могут привести нашу страну? Как раскрыть глаза большинству людей на спасительность мер, предлагаемых в программе КПРФ?

Время до предела обостряет многие из назревших проблем. Ждём ваших откликов, ваших размышлений, пожеланий, предложений!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср дек 28, 2011 6:08 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Меньше театров? Ни в коем случае!

26.12.2011

Газета "Правда"


Народный артист СССР Юрий СОЛОМИН в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Недавно, во время встречи В. Путина с руководителями театров, один из этих руководителей — Олег Табаков сделал неожиданное заявление. Дескать, театров у нас нынче слишком много, около 600. Не пора ли их «проинвентаризировать»? Стало быть, сократить…

Это прозвучало по телевидению и, как я на следующий день понял, не одного меня остро задело. Возмущались заявлением мэтра многие, даже из моей родной Рязани двое давних знакомых позвонили мне. Однако всё это, так сказать, реакция театральных зрителей. А театральные деятели? Как они относятся к идее своего коллеги О. Табакова?

Захотелось прежде всего узнать мнение художественного руководителя старейшей и заслуженно прославленной нашей драматической сцены — Государственного академического Малого театра, которому, надеюсь, угроза ликвидации по табаковскому рецепту пока всё-таки не грозит. И Юрий Соломин, как всегда, откликнулся на предложение поделиться своими мыслями с читателями «Правды».

Вопрос встаёт:

а зачем?

— Юрий Мефодьевич, вы ведь были на той встрече с Путиным, где Табаков огласил своё недовольство, что в нашей стране, оказывается, чересчур много театров?

— Да, был.

— И как вы к такому недовольству отнеслись?

— Резко отрицательно. Выступая там же, прямо об этом сказал. Не знаю, насколько точно названное число, но абсолютно уверен: никакого излишка театров у нас сегодня нет.

— То есть вы не считаете, что 600 театральных коллективов — это слишком много и что число их надо «подрезать»?

— Ни в коем случае! Для нашей огромной страны, с разнообразием регионов и большой удалённостью обширных территорий от центра, это не только не много, а скорее даже недостаточно. Думаю, объективное и разумное изучение ситуации именно к такому выводу должно привести.

И потом я задаюсь естественным вопросом: а зачем? Почему надо сокращать? Чем это продиктовано?

— Здесь явно тот самый «рыночный» подход к культуре, о котором мы с вами уже не раз говорили.

— Ну да, бухгалтерский подход, кассовый… Однако подъёму культуры, как я замечаю, он не способствует. И подъёму образования, улучшению дел в медицине. Всюду, где речь идёт о насущных интересах людей, нельзя ставить во главу угла только деньги, выгоду, прибыль, а эти интересы и потребности человеческие отодвигать на задний план. Ни к чему хорошему это не ведёт.

Вот фактически перешли на платную медицину, а качество лечения ведь лучше не стало — наоборот. Сокращают в сельской местности школы, так называемые малокомплектные, а для ребят это оборачивается неимоверными трудностями. Профтехучилища и вовсе уничтожили, но нет теперь квалифицированных рабочих кадров. А сколько ликвидировано детских садов, домов культуры, клубов, библиотек!.. Спрашивается: зачем?

Сократить, уничтожить (даже то, что оправдывало себя десятилетиями) — легко. Создать что-то по-настоящему хорошее и нужное людям — гораздо труднее. Об этом часто приходится думать за последние двадцать лет.

Как необходим театр в провинции, как нужен он детям!

— Когда говорится о сокращении числа театральных коллективов, то в первую очередь, конечно, имеют в виду провинциальные театры, которые находятся в региональных центрах или даже в небольших городах областного подчинения, где они ещё сохранились. Но можно ли жителям этих городов нанести такой удар?

— По-моему, недопустимо. С точки зрения Министерства финансов и Минэкономразвития, вероятно, в этом усматривается определённый смысл. Однако нельзя экономить, нанося явный ущерб людям! Вряд ли правильно, о чём я уже много раз говорил, что важнейшие вопросы культуры решаются именно этими ведомствами — подчас даже в противостоянии с Министерством культуры. Всё-таки, кроме финансовой и экономической стороны дела, есть главное назначение театра — эстетическое, нравственное, патриотическое воспитание людей. Вот о чём сегодня нередко забывают!

— Увы, соображения «кассовые» заметно берут верх над всеми другими, а ущерб в итоге действительно очень серьёзный.

— Я сам родился и рос в небольшом городе, каким была тогда Чита. Но там был драматический театр, и он представлял собой поистине центр культуры. До сих пор помню спектакли, которые смотрел в детстве и юности, помню ведущих актёров и образы, которые они создавали. Горький писал, что всем хорошим в себе он обязан книгам. А я бы про себя добавил: и театру моего детства.

— Наверное, так многие могут сказать. Наш Рязанский областной драматический театр и областной ТЮЗ, то есть Театр юного зрителя, каждое лето гастролировали по районам, достигая самой что ни на есть глубинки. Для нас это был настоящий праздник!

— А к нам в Читу летом приезжали на гастроли Иркутский театр музыкальной комедии и Бурятский театр оперы и балета из Улан-Удэ. Я восхищался блестящими комиками в оперетте, которых никогда не забуду: Муринский, Загурский и Каширский. В бурятской опере был выдающийся бас — Лхасаран Линховоин…

— Действительно, много значит для человека, где бы он ни жил, возможность с ранних лет приобщаться к искусству.

— Самый первый спектакль, увиденный мною, «Снежная королева». Уже шла война, но театр в Чите поставил для детей младшего возраста эту чудесную сказку. Теперь-то я понимаю, в каких труднейших условиях приходилось её ставить: всего не хватало. Однако сколько души и выдумки было вложено в спектакль! Мы, малыши, испытывали истинное потрясение от волшебства, которое происходило на сцене. Или вот, например, врывается в зал маленькая разбойница со своей шайкой и… с собаками. Они все бегут к сцене по проходу мимо нас, собаки лают, ребята восторженно кричат и аплодируют. И самое основное: как мы переживали за Герду, которая спасала Кая, как хотели ей помочь!

Спектакль воспитывал и доброту, и самоотверженность, стойкость, смелость. Я убеждён, воспитание лучшего в человеке должно начинаться с раннего возраста, с детского сада, с первых классов школы. А особая роль театра — в том, что он делает это не назидательно, а увлекательно. Когда наш режиссёр Виталий Иванов взялся за постановку «Снежной королевы» в Малом, я его просил: «Сделай так, чтобы спектакль запомнился детям на всю жизнь, как это со мной произошло». И он сумел: уже лет пятнадцать его талантливая работа идёт с постоянным аншлагом и неизменным успехом.

— Вы, конечно, не случайно заговорили сейчас о детских спектаклях. Первые встречи с искусством, если оно настоящее, для человека особенно важны. Но почему «реформы» в культуре, прокатившиеся за последнее двадцатилетие, больше всего обкрадывают детей? Ликвидированы в стране почти все театры юного зрителя, киностудии «Союзмультфильм» и имени М. Горького, детские книжные издательства… На радио и телевидении исчезли замечательные детские передачи… Почему?

— Потерь очень много. А ответ на «почему», видимо, тот же самый: вложения в воспитание детей при одностороннем бухгалтерском подходе считаются «нерентабельными». Но расплата за это потом весьма дорогая.

— И если теперь вздумают всё-таки лишить многие провинциальные города театров, которые ещё ставят детские спектакли?

— Нельзя этого допустить! Вообще, высокомерно-снобистское отношение к провинции, к театрам, работающим там, я ощущаю с большой горечью. Считаю, крайне актуальна сегодня заповедь Александра Николаевича Островского, которую надо помнить: без театра нет нации.

Не сокращать, а помогать

— О трудностях и проблемах провинциальных театров вы, Юрий Мефодьевич, знаете лучше многих. Подозреваю, что идея пойти по пути сокращения таких коллективов навевается кое-кому именно этими проблемами. Вместо того, чтобы их решать, куда проще «проинвентаризировать» и «секвестировать», то есть попросту позакрывать. Не так ли?

— Получается так. Но я вижу совсем другой путь: не сокращать театры, а всячески им помогать! Не уменьшать, а, наоборот, увеличивать государственную поддержку! Конечно, это может осуществляться лишь при одном условии — при государственном понимании необходимости театра, необходимости культуры.

Для меня своего рода образцом остаётся отношение к культуре в труднейшие годы войны. Казалось бы, уж тогда-то можно было сказать: ну сегодня нам не до этого. Однако государство рассудило иначе. Сберегли всё, что только можно было сберечь. И музы отнюдь не молчали, когда говорили пушки.

Да, действовали тысячи фронтовых концертных бригад, даже в осаждённом Ленинграде продолжали работать Театр музыкальной комедии и филармония, поднимая дух людей. Не закрывался наш театр в Чите, как и множество других провинциальных. А сколько театров были заботливо эвакуированы на восток!

Например, Малый — в Челябинск, и мы до сего времени не забываем об этом, каждый раз приезжаем туда с чувством благодарности. Помню, когда ещё живы были Яблочкина, Турчанинова, Рыжова, Пашенная и другие наши корифеи, приходили люди, у которых дома они жили во время войны. Ведь гостиниц не хватало, а гостеприимство и доброжелательность были изумительные…

— Значит, мысль простая: чтобы сегодня сберечь театры где-то на периферии, надо заботиться о них.

— Конечно! Им нужно постоянное внимание, нужны забота, помощь.

— А от чего и от кого это зависит?

— Прежде всего — от шкалы ценностей, в которой провинциальный театр не может считаться чем-то заведомо второсортным, второстепенным и даже необязательным. Когда-то я ставил первый свой зарубежный спектакль в Болгарии, в городе Толбухин. Это был «Лес» Островского. И вот подобранная мною актриса на роль Гурмыжской серьёзно заболела, а замены в театре нет. Что делать? Главный режиссёр Стефан Димитров говорит: «Летим в Софию, ты смотришь спектакли в разных театрах и подбираешь актрису». Так мы и сделали. Оказывается, у них уже тогда была выработана министерством система, при которой актёры ведущих столичных театров на определённых условиях могли играть спектакли на периферии. Мне очень хотелось, чтобы у нас тоже появилась такая система. Думаю, сегодня это помогло бы поднять уровень работы некоторых провинциальных коллективов.

Особо подчеркну значение власти на местах. Я знаю театры в разных регионах, так отношение к ним весьма различное. Всем местным руководителям скажу: на то ты и мэр, на то и губернатор, чтобы при тебе не уничтожен был театр, а процветал и развивался.

Мне нравится, скажем, отношение к театру губернатора Владимирской области. Во Владимире теперь проходит фестиваль старейших российских театров, и мы там периодически бываем. Замечательно то, что у них появилась даже своя театральная школа, причём её студенты получают одновременно высшее образование в университете, и ректор входит в состав художественного совета.

— Это в самом деле замечательный факт.

— Есть регионы, где для театральных работников вводят свои местные почётные звания, подкрепляемые денежной надбавкой к зарплате, где артистам оплачивают путёвки на лечение и отдых… Да многое возможно — было бы желание! Или страх: тебя накажут, если ты не делаешь того, что должен делать.

— Должен — это когда культура относится к приоритетным заботам власти в масштабах всей страны. А у нас пока этого не скажешь…

— Не устаю повторять: без культуры, образования, медицины человек не может нормально жить и развиваться. Потому не понимаю, как это ныне школы, больницы и театры под разными якобы благовидными предлогами норовят сокращать. Но ведь «слишком много» их, по определению, не бывает!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн янв 16, 2012 8:16 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Такие смешные страсти вокруг вожделенного сейфа

Виктор КОЖЕМЯКО.


В Малом театре — неожиданная премьера: режиссёр Владимир Бейлис поставил почти забытую пьесу Эмиля Золя «Наследники Рабурдена». Если спросить даже многих завзятых театралов, она даже им мало известна. Вообще, Золя знают всё-таки в основном как великого романиста. А между тем эта пьеса, написанная в 1874 году, уже на следующий год появилась в русском переводе, причём под характерным названием — «Коршуны».

МНЕ ДУМАЕТСЯ, тот самый смысл, который акцентировал в изменённом названии русский переводчик, прежде всего привлёк внимание Малого театра к драматургическому произведению классика французской прозы. Точно так же произошло несколько лет назад с малоизвестной пьесой Бальзака «Делец», поставленной на этой сцене и, можно сказать, открытой заново.

Делец как герой и знамение времени; хищные коршуны, слетающиеся на добычу, которую они почуяли… Согласитесь, весьма современно. Кстати, тут даже прямая перекличка двух пьес встречается: лицемерно оплакивая мнимую смерть Рабурдена, одна из его племянниц, домогающихся наследства, восклицает: «Такой прекрасный человек, умница, делец!» Ну а как же, поистине прекрасным может быть только делец, у которого есть деньги и от которого в данном случае есть надежда получить наследство.

Это слово «наследство» в нынешней нашей жизни стало столь же весомым и возбуждающим, а подчас — роковым, как во времена Золя и Бальзака. Знаю двух сыновей своей покойной учительницы (абсолютной бессребреницы!), превратившихся в лютых врагов из-за материнского дома в деревне и скромных её сбережений на сберкнижке. «Новая жизнь» с всевластием денег корёжит людей, лишает всего человеческого, уничтожает даже исконную семейную близость. Сколько драм и трагедий!

Впрочем, у Золя на сей раз, как и у Бальзака в «Дельце», — не трагедия, а комедия. Интересно взглянуть на то, что делается с людьми из-за денег, с точки зрения человека, остающегося человеком. Увиденное предстанет и ужасным, и смешным, так что писать можно в зависимости от ракурса, который автор для себя избирает. У Золя не только ситуация, но и лукаво-ироничная интонация словно Пушкиным заданы — общеизвестным зачином «Евгения Онегина»:

«Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог,

Он уважать себя заставил

И лучше выдумать не мог…»

Правда, в «Наследниках Рабурдена» главный персонаж (тоже дядя, причём бесчисленных племянников и племянниц!) занемог-то в шутку, разыграл небескорыстно свой недуг, но какие страсти завихрились сразу вокруг него и вокруг дома, который вот-вот превратится в чью-то наследственную собственность, вокруг сейфа, в котором, как ошибочно убеждены все вожделеющие наследства родственники и друзья, хранятся немереные богатства дельца!

Режиссёр делает этот массивный зелёный сейф своего рода центром спектакля — центром притяжения основных интересов и чувств. Страстных чувств, пылких, прямо-таки что у самого влюблённого юноши. Да «друг» Рабурдена — Шапюзо в блистательном исполнении народного артиста России Эдуарда Марцевича и восклицает в адрес этого сейфа как пылкий влюбленный, задыхаясь в экстазе: «Мой любимый шкаф! Такой прохладный, приятный, нежный…»

Пусть пьеса Золя и не столь глубока в сравнении с лучшими его романами, но В. Бейлис сумел изобретательно выделить все её достоинства, заострить социальный юмор, создать на сцене действие яркое, динамичное и очень смешное. При этом без малейшей пошлости, от которой ныне, под влиянием «моды», даже уважаемые театральные мастера иногда не могут уйти. Переполненный зал хохочет, и это хороший смех, честный и чистый, я бы сказал.

Совсем недавно, замечу, Владимир Михайлович с такой же изысканностью и выразительностью поставил на сцене МХАТ имени М. Горького (у Татьяны Васильевны Дорониной) «Школу злословия» Шеридана. Спектакль тоже в лучшем смысле «стильный» и тоже вызывающий много доброго смеха. Вот уж действительно смех, который лечит!

Разумеется, режиссёр решает благородные и нелёгкие свои задачи в первую очередь с помощью талантливых актёров. Зная весь репертуар Малого, могу сказать, что ни в одном другом спектакле не видел народного артиста России Вячеслава Езепова таким, как в роли Рабурдена. Юмор у него тонкий и точный, без перехлёстов, с необходимым чувством меры. И все остальные исполнители стараются ему соответствовать, так что ансамбль налицо. А художник Александр Глазунов и художник по костюмам Алексей Трефилов сумели обеспечить по-бытовому достоверную и вместе с тем по-театральному праздничную картину действия.

Зал от души смеётся. А потом, уверен, многие задумаются. Страсти на сцене поневоле обращают к страстям в сегодняшней жизни. Как всегда бывало в русском театре, это призвано служить исправлению нравов.

Газета "Правда", 17-18.01.2012


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт янв 20, 2012 1:06 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Большая любовь Майи Полётовой
19.01.2012
Виктор КОЖЕМЯКО.


ТЕМА КУЛЬТУРЫ всегда занимала большое место на страницах «Правды», идущей к своему 100-летию. Так было и в прошлом году. Напомним, что начали мы его публикацией ряда материалов, посвящённых одному из талантливейших русских поэтов ХХ века Николаю Рубцову, а завершили серией статей и тематической страницей к 300-летию со дня рождения Михаила Ломоносова.

Знаменательно, что оба они родились на Русском Севере, на архангельской земле, совсем неподалёку друг от друга. И у Рубцова в прошлом году тоже был юбилей, даже двойной: 3 января — 75 лет со дня рождения и 19 января — 40 лет с чёрной даты трагической кончины. Словом, были все основания, чтобы 2011-й стал в России Годом Ломоносова и Рубцова, о чём «Правда» и писала в преддверии его.

Но нет, не стал! Если говорить о государственном уровне, на который была вознесена культура в советское время, то до этого оказалось очень далеко ныне гению Михайлы Васильевича Ломоносова. От силы две-три передачи на основных федеральных телеканалах да повтор давнего, ещё советскими мастерами созданного многосерийного художественного фильма о нём — вот, собственно, и всё, чем удостоен был для массового зрителя великий сын России.

Рубцову же, другому великому сыну Родины, и того не досталось. Да что там, в юбилейные дни на тех самых центральных телеканалах даже имя его ни разу не прозвучало, не говоря уж о каких-то специально подготовленных программах! И потом в течение года одного из крупнейших поэтов России так называемое российское телевидение не вспоминало…

Как понять такое? Как объяснить? Нечто демонстративно пренебрежительное видится в этом не только по отношению к глубоко национальному таланту, воплотившему и проникновенно выразившему русскую душу, но и к особой, поистине народной любви, которой окружено его творчество. Пушкин, Есенин, Рубцов — такая линия русской поэтической любви сложилась сквозь годы органично и естественно. Так что если для «заправляющих культурой» в нынешней России Николай Рубцов ничего не значит, то для народа он мало с кем сравним. И если государство даже двойной юбилей Рубцова полностью игнорирует, то десятки народных Рубцовских центров (как и Есенинских!), созданных и увлечённо работающих по всей нашей стране, тысячи энтузиастов, объединившихся в них, каждый день бережно, заботливо и щедро несут соотечественникам память о поэте, его неповторимо волнующее слово.

Сегодня мы познакомим вас с замечательной личностью, особенно много сделавшей и продолжающей делать во имя любимого поэта.

Нынешнее корыстное и хищное время всё реже даёт повод для восхищения добром и любовью. Да и неудивительно: иные ценности господствуют. А книги, нёсшие в сердца добро, читают всё меньше, на телеэкранах — засилье преступников и моральных уродов. Понятие подвига, подвижничества для многих становится чем-то абстрактным.

Тем более отраден подвиг истинной любви, когда вдруг встречаешься с ним в череде теперешних огорчающих будней. Такой встречей (настоящим подарком жизни!) стало для меня знакомство с Майей Андреевной Полётовой — человеком необыкновенным, чья любовь и чьи подвижнические деяния поистине восхищают.

Чем же она необыкновенная?

Могу сказать коротко: эта женщина создала в Москве музей поэта Николая Рубцова. И уже достаточно, по-моему, чтобы заострить читательское внимание. Не каждому ведь удаётся в жизни оставить после себя такую память — музей, куда приходят и будут приходить люди, чтобы больше узнать о классике русской поэзии…

Так-то оно так, однако далеко не всё этим сказано. К тому же, полагаю, как ни огорчительно, не у всех моих читателей имя Рубцова, которому посвящён собранный, организованный и открытый ею музей, вызовет такие же чувства, как у неё и тех, кто сюда стремится, иногда за тридевять земель. Любая личность, ставшая явлением, сколь ни называй её великой, будет именно так воспринята вами сполна лишь при условии, если душе вашей раскроются её величие и красота. Чтобы поэт раскрылся, надо его почувствовать и понять, а для этого, разумеется, прочитать его произведения или услышать их.

«Чудо Полётовой», как мысленно я его называю, произошло тогда, когда она услышала. Впервые услышала стихи неизвестного ей поэта, которые, признается она потом, просто потрясли её. А произошло это в 1980 году на поле Куликовом на юбилейных торжествах в честь 600-летия исторической русской победы. И названы стихи — «Видения на холме»:

Взбегу на холм

и упаду

в траву.

И древностью повеет вдруг

из дола!

И вдруг картины грозного

раздора

Я в этот миг увижу наяву.

Пустынный свет на звёздных

берегах

И вереницы птиц твоих,

Россия,

Затмит на миг

В крови и жемчугах

Тупой башмак скуластого

Батыя…

От такой картины сердце её, наверное, сразу вздрогнуло и сжалось, схваченное пронзительно- яркой образностью поэтического слова. Наверное, поднялись и собственные впечатления, пережитые когда-то при чтении страниц отечественной истории, а теперь усиленные общей атмосферой народного праздника на ратном поле. Но поэт, пока неведомый ей, далее заговорил исповедально о родной стране:

Россия, Русь — куда я

ни взгляну…

За все твои страдания и битвы

Люблю твою, Россия, старину,

Твои леса, погосты и молитвы,

Люблю твои избушки и цветы,

И небеса, горящие от зноя,

И шёпот ив у омутной воды,

Люблю навек, до вечного

покоя…

Ей было близко это чувство? Не сомневаюсь, признание поэта восприняла как своё собственное. А дальше… Вот дальше, думаю, и последовало потрясение, определившее (в полном смысле слова!) её судьбу на будущие годы. Она услышала:

Россия, Русь! Храни себя,

храни!

Смотри, опять в леса твои

и долы

Со всех сторон нагрянули они,

Иных времён татары

и монголы.

Они несут на флагах чёрный

крест,

Они крестами небо

закрестили,

И не леса мне видятся окрест,

А лес крестов

в окрестностях

России.

Такое видение, неожиданное и грозное, пророчески предупреждавшее всех, кто никакой угрозы вокруг пока ещё не увидел, должно было всколыхнуть острой тревогой за день завтрашний. Хотя его, зловещее видение это, хотелось отодвинуть, отогнать, обратившись к мирному, привычному и дорогому:

Кресты, кресты…

Я больше не могу!

Я резко отведу от глаз ладони

И вдруг увижу: смирно на лугу

Траву жуют стреноженные

кони.

Заржут они — и где-то у осин

Подхватит эхо медленное

ржанье,

И надо мной —

бессмертных звёзд Руси,

Спокойных звёзд безбрежное

мерцанье…

Я специально привёл эти знаменитые стихи полностью, поскольку, увы, не уверен, что известны они всем. Не знала же их Майя Андреевна в сентябре 1980 года, хотя появились они почти за два десятка лет до этого. Упрекать никого не будем — по-разному складываются у каждого интересы, возможности, жизнь. Но «чудо Полётовой» обнадёживает: разве исключено, что рано или поздно и у других произойдёт подобное открытие?

Впрочем, главное не в том, что она, детский врач по профессии, уже в предпенсионном возрасте всё-таки открыла для себя выдающегося русского поэта Николая Рубцова, ушедшего из жизни на тот момент без малого десять лет назад. Необыкновенность её — в силе любви, вспыхнувшей мгновенно, от одного услышанного стихотворения, и побудившей затем искать, читать, впитывать всё, что написано этим поэтом и о нём. Более того, она стала разыскивать людей, которые знали Рубцова, и записывать то, что они о нём помнили, начала собирать самые разные материалы, относящиеся к его жизни и творчеству, превратилась в неутомимого и талантливого проповедника стихов любимого поэта, в страстного защитника его личности.

Словом, содержанием всей дальнейшей жизни сделалось для неё верное, самоотверженное и деятельное служение этой большой любви.

Родом из детства

География её поисков необъятна, а круг охваченных тридцатилетним исследованием людей неисчислим. Каждый, кто так или иначе причастен был к Николаю Рубцову, притягивает её интерес. Она сразу же отправляется к этому человеку или посылает письмо со своими вопросами, если самой добраться нет у неё возможности.

Вот, скажем, выяснилось, что в Находке (дальневосточный край России!) живёт Геннадий Петрович Фокин, служивший в своё время с Рубцовым на эсминце «Острый» в Североморске. И вслед за письмом Майи Андреевны отправляются к нему её друзья из города Артём, основавшие здесь, в Приморском крае, Рубцовский центр.

Но больше всего интересных встреч и открытий связано у неё, конечно, с вологодской землёй, где Николай Рубцов вырос и откуда берут истоки лучшие его стихи. О ней, об этой земле, напишет он, словно выдохнет:

Тихая моя родина!

Ивы, река, соловьи…

Мать моя здесь похоронена

В детские годы мои.

На этой земле, скромной и непритязательной с виду, но сердцу бесконечно дорогой, вспыхнет в нём ощущение неразрывного родства не только с деревней, где прошли годы детства и куда он будет позднее снова и снова возвращаться, но и со всем мирозданием:

С каждой избою и тучею,

С громом, готовым упасть,

Чувствую самую жгучую,

Самую смертную связь.

Мы все родом из детства, это верно сказано. У Коли Рубцова выдалось оно нелёгким. Только неполных шесть лет посчастливилось ему жить с родителями, а потом:

Мать умерла.

Отец ушёл на фронт.

Соседка злая

Не даёт проходу…

Когда я думаю об особом чувстве Майи Андреевны к этому поэту, видится мне здесь и что-то материнское. Недаром же так часто называет она его не Николаем Михайловичем и не Николаем, а Колей. То есть потрясение от стихов ещё более в ней усилилось, когда начала узнавать подробности детской его жизни, из которой многие стихи, несомненно, произросли. Некоторые подробности стали широко известны и будут теперь известны всегда именно благодаря ей, Майе Андреевне Полётовой.

Так, она рассказала в своих уникальных книгах, к которым многократно я буду обращаться, о Евдокии Михайловне Киселёвой — заведующей Красковским детским домом, что в восемнадцати километрах от Вологды, куда шестилетний Коля Рубцов поступил осенью 1942 года: «Евдокия Михайловна была человеком высокой культуры, тонко чувствовала природу, любила и знала литературу, неплохо пела. В детдоме проводили занятия по музыке, развитию речи, рисованию. Возможно, стихи, музыка, сказки Пушкина, прочитанные воспитательницами, нашли отклик в душе маленького Рубцова».

Отсюда по достижении семи лет, в октябре 1943-го, детей перевозят в другой детдом — в село Никольское Тотемского района Вологодской области. И Майя Андреевна дотошно восстановила весь тяжёлый путь, преодолённый ребятишками. Сперва восемнадцать километров до Вологды на телеге, затем несколько километров на пароходе до переправы через реку Сухону возле села Красное (Усть-Толшма), а потом, согласно плану, их должны были встретить после переправы, чтобы на телеге довезти до Никольского. Но по какой-то причине телеграмма с просьбой прислать лошадь для встречи детей не дошла, и в холодную октябрьскую ночь, под проливным дождём, они двадцать пять километров вынуждены были идти пешком.

«Вот какие истории бывали в те суровые военные дни! — с волнением написала Майя Андреевна. — И я, будучи школьницей, эвакуированной во время Великой Отечественной войны из Москвы сначала в Рязанскую, а затем в Горьковскую область, помню, как нас переправляли на пароходе по Оке, а мы знали, что пароход с детьми, отправившийся перед нами, был уничтожен во время немецкой бомбёжки».

Да, через подробнейший, богатейший документальный материал о Рубцове, собранный ею, зримо возникает и образ поэта — от раннего детства до трагической гибели, — и образ времени. А оно было не только суровым. Например, в общении с той же Евгенией Павловной Романовой (Буняк), рассказавшей о трудной дороге ребят от одного детдома до другого, Майя Андреевна поинтересовалась у неё, бывшей детдомовской воспитанницы, судьбами детей, запечатлённых на фотографии, которую она прислала. Обратила, в частности, внимание на очень весёлую, смеющуюся девочку во втором ряду. «Кто это?» — спросила Евгению Павловну.

«— Это дочь ленинградских профессоров, — ответила она, — Рита Чекалина. Родители, отправляя дочь из блокадного Ленинграда, передали ей все свои золотые вещи, и хранились они в кладовой детдома. Мы часто просили, чтобы нас впустили в кладовую посмотреть и потрогать свои пожитки. Рита показывала нам золотые кольца, серёжки, брошки. Тогда она ещё не знала, что родители её погибли от голода.

— А не мог ли кто-нибудь взять у неё эти кольца, серьги?

— Нет, — возразила Евгения Павловна, — у нас не было в детдоме воровства.

— А кем стала Рита?

— Трактористкой…»

Первооснова поэтической души

А Коля Рубцов стал поэтом. Но как это произошло? Почему и благодаря чему проявился и возрос его природный дар? Вот что особенно интересует Майю Андреевну Полётову в её расспросах людей, знавших поэта с малых детдомовских лет. И уже постаревшие люди, бывшие мальчики и девочки, вспоминают Колю на детских праздниках с неизменной гармошкой (музыкальное дарование — от отца), с пением (это — от матери), со стихами.

Тамара Васильевна Шанина, которая тогда была Шестаковой и девочкой попала в Никольский детдом вместе с двумя сестрёнками, а теперь живёт далеко, в Хакасии, в городе Саяногорске, приехала на встречу детдомовцев в село Никольское (или Николу, как его называют) летом 2006 года, где и познакомилась с ней Майя Андреевна. Одно из воспоминаний — радостный день 9 мая 1945-го, День Победы!

«Когда все расходились с линейки, — записала Майя Андреевна, — Коля Рубцов запел песню, и все воспитанники подхватили её. Пели громко, вдохновенно, с душой… Вечером этого дня мы выступали в клубе перед колхозниками. Зал был полон. Коля Рубцов играл на гармошке. Дети пели песни военных лет и пионерские, хором и по одному. Плясали белорусскую «Бульбу» под его гармонь и пение девочек… Коля Рубцов и Толя Мартюков со сцены читали наизусть стихи военных лет о Родине, о Сталине…»

Замечу, что Анатолий Сергеевич Мартюков станет журналистом, главным редактором газеты «Советская мысль» в городе Великий Устюг, а в рубцовском стихотворении «Детство» отразится тот незабываемый майский день:

Когда раздался

Праведный салют,

Когда прошла

Военная морока,

И нам подъём

Объявлен был до срока,

И все кричали:

— Гитлеру капут!

У поэта — своё восприятие и своя память, так что и тяжелейшая военная пора запомнилась, легла в душу и отозвалась в стихотворных строках по-своему:

Вот говорят,

Что скуден был паёк,

Что были ночи

С холодом, с тоскою, —

Я лучше помню

Ивы над рекою

И запоздалый в поле

огонёк.

Иногда о человеке больше многих слов скажет один какой-то эпизод. Как раз про такой характерный случай Майе Андреевне поведала Марта Александровна Потанина, в замужестве — Бадьина, которая вместе с Колей Рубцовым попала в Никольский детский дом из Краскова. После седьмого класса Коля поступил в лесной техникум, находившийся в райцентре Тотьма, а Марта, из-за болезни, задержалась в седьмом классе на два года. Поскольку Никольский детдом закрыли, её перевели в другой, Тотемский. Однажды встретила возле техникума Николая, рассказала ему, как у неё сложилось.

«И каково было её удивление, — передаёт Майя Андреевна, — когда в один из вечеров Коля появился у них в детском доме с гармонью. Он разыскал Марту, спросил, можно ли ему поиграть. Играл в основном вальсы, а дети танцевали. Потом он ещё раз приходил…»

Подтверждается это и рассказами Сергея Петровича Багрова, друга Николая по лесному техникуму. Оказывается, вместе с ним Рубцов часто ходил в детские дома, которых в городе Тотьме было три: война многих ребятишек лишила родителей. Серёжа оставался на лавочке у ворот, а Коля шёл к детям, играл на гармошке.

И вот заключение, которое после этого делает М.А. Полётова — автор книг «Пусть душа останется чиста» и «Душа хранит…»: «Остро переживая своё сиротство, Рубцов не менее остро переживал и горе других детей. Пытался облегчить их долю, устроить праздник. Сострадание и неравнодушие — качества, отличавшие Колю с отроческих лет. Может быть, это первооснова, на которой и рождаются истинно русские поэты?»

Конечно, конечно, это так! Именно первооснова, без которой невозможно представить русскую поэзию в наивысших её образцах и, уж разумеется, поэзию Рубцова. А столь рано определившееся у него чувство призвания Майю Андреевну восхищает, и она старается, чтобы вместе с ней восхитились другие:

«Когда я смотрю на фотографии детдомовских детей седьмого класса в селе Никольском, я не могу оторвать взгляд от самого маленького мальчика с тёмными волосами, в шарфике — Коли Рубцова. Неужели этот мальчик в четырнадцать лет уже понимал, что ему дано особое предназначение в жизни, если в этом возрасте написал стихотворение «Два пути»:

…А от тракта, в сторону

далёко,

В лес уходит узкая тропа.

Хоть на ней бывает

одиноко,

Но порой влечёт меня туда.

Кто же знает,

может быть, навеки

Людный тракт окутается

мглой,

Как туман окутывает реки…

Я уйду тропой.

В самом деле, разве не поразительно для подростка такое предчувствие, предвидение своей судьбы? И ведь он же, Рубцов, потом напророчит:

Я умру в крещенские

морозы.

Я умру, когда трещат

берёзы.

Бесценен каждый штрих

А вот Николай Никифорович Шантаренков, учившийся вместе с Рубцовым в Кировском горно-химическом техникуме, убеждал Майю Андреевну, что по-настоящему становление поэта началось именно здесь. Оказался Рубцов в городе Кировске Мурманской области после неудачной попытки поступить в Архангельское мореходное училище (море сильно тянуло!) и работы помощником кочегара на рыболовецком траулере. Хотелось всё-таки продолжить образование. Вот и подался на маркшейдерский факультет.

Майя Андреевна записала и собрала воспоминания многих, кто знал Рубцова в Кировском техникуме, — и его преподавателей, и соучеников, из которых выросли потом даже профессора и академики. «А поэт, — замечает она, — один».

Классным руководителем у него была Маргарита Ивановна Лагунова, и она же преподавала литературу и русский язык. Видимо, хорошо преподавала, если не кому-нибудь, а ей посвятит поэт свой первый, ещё рукописный, сборник «Волны и скалы». Вспоминая необычного ученика, она рассказала массу интересного о нём, подытожив: «В группе уже тогда было ясно, что Рубцов обладает недюжинным творческим даром».

Но все ли это понимали? Вот какая произошла встреча у Полётовой с преподавательницей черчения тех лет, чья память о Рубцове оказалась далеко не самой тёплой: «Сидел как посторонний человек, развалившись. Круглый живот выпирал. Одет был в общипанный, оборванный коричневый пиджак. У всех учащихся ручки маленькие, а у него руки — о-го-го!.. Я с ним не разговаривала. Он тоже сидел молча».

Ну и махнуть бы рукой на эту Раису Ивановну: понятно, что черчение не было у Рубцова любимым предметом. Однако здесь начинается история, характеризующая уже Майю Андреевну. Не могла она равнодушно пропустить всё это мимо ушей! И вот, пересказав в своей книге недоброжелательный отзыв преподавательницы, она пишет:

«Раиса Ивановна, наверное, тогда не представляла, что на уроке сидел не обыкновенный студент, а поэт. Обыденные события превращались у него в стихи. Не исключено, что, глядя в окно на уроке черчения, он уже рифмовал всё, что происходило вокруг него. А руки у него после работы на РТ-20 (то есть на рыболовецком траулере) помощником кочегара, возможно, и были «о-го-го!..»

Вы заметили, как ранила её несправедливость, относящаяся к этим рукам? Не могла она не прореагировать и на то, что бывшая учительница поэта до сих пор не имеет даже представления, какой это поэт. Читайте, что последовало далее:

«Выслушав Раису Ивановну, мы провели её в музей, рассказали биографию Рубцова. Стали читать ей стихи поэта, стараясь донести всю их необыкновенную живописность и лиризм. Раиса Ивановна впервые слушала их и приняла в своё сердце. Поняла одинокого бездомного мальчика — и сразу переменилась. Забыла обиды. Моя дочь Оля ездила на квартиру к Раисе Ивановне, записала воспоминания о жизни техникума… А творчество Рубцова Раиса Ивановна так полюбила, что теперь жить не может без его книги стихов, которую ей подарила Оля».

Собственно, в этом и есть главный смысл всех её стараний: чтобы как можно больше людей узнало, поняло и полюбило поэта Николая Рубцова. Так, как любит его она сама. Ради этого в конечном счёте создан музей. Ради этого написаны её замечательные книги, которые я отношу к лучшим изданиям о поэте. Ради этого она не устаёт читать его стихи всем и всюду, где только есть возможность.

О любом поэте лучше всего скажут его стихи. Но для этого надо, чтобы они дошли до души читателя или слушателя. Сам Рубцов умел донести их до людей, чему сохранилось множество свидетельств. Есть и забавный случай, про который известно стало Майе Андреевне от Геннадия Фокина — того рубцовского сослуживца по эсминцу «Острый», что живёт сейчас в далёкой Находке.

Однажды отправились они на берег получать Колин гонорар. Там, в Североморске, Рубцов был активным участником литературного объединения при флотской газете «На страже Заполярья» и стал печататься не только в ней, но и в других изданиях Мурманской области, а иногда и в центральных газетах страны. Так вот, когда гонорар был получен, решили его «обмыть». Бутылку достать удалось, но столкнулись с патрулём, который привёл их в комендатуру. А поскольку в Североморске в это время был строгий сухой закон, дело грозило принять для них серьёзный оборот. Вот тогда-то, недолго думая, Коля и начал читать стихи.

— Чьи стихи читаешь, матрос? — спросил дежурный офицер.

— Свои, — ответил Николай.

— Давай читай ещё, — попросил старший лейтенант, оказавшийся любителем поэзии.

— И представляете, — рассказывал далее Фокин, — Коля всю ночь читал ему и свои стихи, и Тютчева, и Есенина, которые я тогда не знал. Я дремал, время от времени просыпался, а он всё читает и читает.

Наутро их отпустили на эсминец. Да не просто отпустили, а с письменной благодарностью за выполненную в комендатуре «ночную работу»!

А вот эпизод в редакции одной из районных газет Вологодской области, буквально потрясший всех участников той встречи с поэтом. Его попросили почитать стихи перед коллективом, и он начал, всё более загораясь. Но вдруг, не дочитав стихотворение до конца, остановился и замолчал. Все думали, что он просто забыл текст, заволновались, поскольку пауза явно затянулась. Однако через минуту-другую, улыбнувшись, Рубцов завершил чтение. Когда потом начались вопросы, кто-то из молодых слушателей спросил:

— А почему вы так долго молчали?

— В эту минуту я писал другое стихотворение.

— А чем писали?

— Головой.

— А не могли бы вы нам его прочитать?

— Могу, — сказал Рубцов и прочитал:

Я уеду из этой деревни…

Будет льдом покрываться

река,

Будут ночью поскрипывать

двери,

Будет грязь на дворе

глубока.

Я думаю, Майя Андреевна с великой радостью воспроизводит в своих книгах наблюдение, повторяющееся почти дословно в нескольких воспоминаниях разных людей: «В глазах Рубцова была всегда работа».

Бесценен каждый штрих. Например: «Никогда не имел кошелька, а деньги держал в комнате на виду. Одолжить у Рубцова деньги мог любой, часто не возвращали».

Больше всего ликует Майя Андреевна, когда удаётся разыскать неизвестный автограф Рубцова. Так, бывшая сотрудница череповецкой городской газеты «Коммунист» Римма Сергеевна Минина подарила основательнице музея Н.М. Рубцова рукописи двух его стихотворений, оставленные в редакции майским днём давнего 1967 года. Это — «Осенние этюды» и знаменитый «Русский огонёк». Тот самый, где отчеканил поэт свою заветную заповедь бескорыстия:

За всё добро расплатимся

добром,

За всю любовь

расплатимся любовью.

У этого стихотворения есть первый, более ранний и менее совершенный вариант под названием «Хозяйка». А то, что предложил поэт череповецкой редакции, отличается и от первого, и от конечного текстов. По этому промежуточному варианту можно видеть, как взыскательно работал над своими произведениями Рубцов, как он совершенствовал стихотворные строки, кропотливо оттачивая мысль и слово…

Пожалуй, и в самом деле не имеют цены для Майи Андреевны рубцовские рукописи.

Отдавать, а не брать — таков принцип

Мне было интересно побольше узнать о ней самой. Корни её, оказывается, в Подмосковье, в Клинском районе. Мать Наталия Игнатьевна Бизяева (в замужестве Бочкова) — из рабочей семьи. Как и сёстры, шестнадцатилетней пошла в 1914-м ткачихой на текстильную фабрику «Каулен и Кост», окончив лишь три класса начальной школы в селе Спас-Коркодин. Потом всё время занималась самообразованием, много читала, однако систематическая учёба скорее всего на этом для неё и закончилась бы. Но после революции, в 1918 году, ей доверяют возглавить комсомольскую организацию на фабрике (о чём она напишет интересные воспоминания «На заре нашей юности»), а в 1920-м с группой подруг посылают в Москву, на курсы по подготовке воспитателей для работы в детских домах.

Любовь к детям, передавшаяся впоследствии дочери Майе, определит её будущее. Пять лет, до 1925-го, — работа с беспризорниками в детдомах Клина (как не вспомнить детдомовскую судьбу Коли Рубцова!), затем учёба в академии имени Н.К. Крупской и, наконец, многолетний педагогический труд.

Судя по всему, педагогом она была незаурядным. Об этом скажет хотя бы такой факт: 26 января 1938 года «Правда» публикует её большую, «подвальную», статью «О преподавании истории в школе». А про то, какой она была человек, говорит факт, связанный со школьной эвакуацией во время войны. Она, директор интерната, заболела туберкулёзом, потому что голодала, стараясь всё до крошки отдавать детям.

Отдавать, а не брать… Не это ли в основе идеала русского человека, отражённого в православии, вошедшего в национальную литературу и ставшего принципом коммунистов, в том числе её, члена Коммунистической партии с 1927 года?

Вот и ещё один факт: он может показаться забавным, но на самом деле тоже о многом свидетельствует. Когда с Майей, учившейся в мединституте на педиатрическом факультете (любовь к детям!), подруга решила познакомить своего брата, который станет любимым её мужем до конца жизни, тот спросил: «А родители у неё коммунисты?» «Да, да!» — был ответ. «Вот такая жена мне и нужна», — сказал студент строительного института имени Куйбышева Николай Полётов, прошедший к тому времени войну, закончивший её в Берлине и сам уже коммунист.

Напомню: в стихотворении Рубцова «Рассказ о коммунисте» герой — воплощение самоотверженности, жизни для людей, а не для себя. Именно таким было представление о высоком звании у Майи Полётовой, последовавшей жизненному примеру родителей и мужа. Партийный билет коммуниста не как двигатель служебной карьеры, к которой она никогда не стремилась, а как соответствие глубокой внутренней потребности делать как можно больше доброго и необходимого людям.

Как можно больше! Ну, казалось бы, разве недостаточно того, что она, детский врач, влюблённый в свою профессию, спасает малышей, иногда крошечных недоношенных младенцев, спасает буквально от верной гибели? Разве недостаточно, что она занимается и серьёзными научными изысканиями в своей медицинской сфере, что её доклады на престижных учёных форумах получают высшую оценку?

Но представьте, начав работать после института в сельской больнице Клинского района, она увлекается ещё и краеведением. Её интересует всё, что связано с историей этих мест, давней и близкой. Вот так же в другое время занялась историей родного края её мать, приглашавшая читать лекции рабочим на фабрике сына великого Менделеева из соседнего Боблова…

Дочь особенно привлекли события только что отгремевшей войны на подмосковной земле. Город Клин недолго был в оккупации, всего две недели, но фашисты натворили здесь много бед: надругались над святыней — Домом-музеем П.И. Чайковского, издевались над местными жителями, расстреливали подозреваемых в связях с партизанами и т.д. Героизм проявили бойцы 1-й ударной и 30-й армий, освобождавших город и район. А вскоре после освобождения, в середине декабря 41-го, сюда приезжала особая миссия из Великобритании во главе с министром иностранных дел Антони Иденом. Англичане увидели, что осталось в результате гитлеровского нашествия от красивого города Клина, и убедились, насколько уверены в победе молодые русские генералы, с которыми они встретились.

Чтобы разузнать всё в подробностях, как тогда было, юный врач Майя Полётова организует на это комсомольцев. И потом, когда она будет работать в московской городской клинической больнице № 64, создаст здесь комсомольскую поисково-исследовательскую группу. Результаты многолетнего коллективного труда огромны! Собранные материалы передавались в дар краеведческим музеям Клинского, Дмитровского и Солнечногорского районов, получили высочайшую оценку специалистов-историков из Музея обороны Москвы.

А ведь это и многое другое сделано было ещё до того, как в её жизни появился Николай Рубцов…

Свет души негасимый

Так кто же она, Майя Андреевна Полётова, после всего, что вы узнали о ней? Кто в наибольшей степени — врач, историк или теперь уже литературовед? Возвращаясь к началу своих заметок и подводя итог, повторю самое сущностное: она — подвижник большой любви. К людям и Родине, к поэтическому слову и жизненной судьбе одного из великих сынов России. Она и сама проявляет редкостное величие духа и благородство светлой души.

Действительно, вы вдумайтесь только: такой масштаб деяний творит она абсолютно бескорыстно. Свою пенсию готова отдать (и отдаёт!) до копейки, когда нужно это для нескончаемого рубцовского поиска, для музея, который она создала.

Каких невероятных усилий стоило это ей — особый разговор. Музей, который удалось разместить в помещении библиотеки № 95 Юго-Западного округа Москвы, в предстоящем сентябре отметит своё десятилетие. Назову адрес: улица Дмитрия Ульянова, 3 (ближайшие станции метро — «Академическая» и «Университет»). Если побываете здесь, надеюсь, будете искренне восхищены, как почти каждый из посетителей.

Но до сих пор у музея множество трудностей и проблем. Начиная с того, что само его существование в библиотеке остаётся, можно сказать, на полуптичьих правах, так что тревога за день завтрашний не убывает. Задаюсь вопросом: неужели столице России не нужен музей великого и по-особому любимого народом русского поэта?..

Радуюсь, что рядом с Майей Андреевной появилась ещё одна удивительная женщина, которой основательница музея в связи со своим возрастом смогла уверенно передать должность заведующей. Это Ольга Ивановна Анашкина, филолог по образованию, дочь моего знатного земляка-рязанца, героя Великой Отечественной войны генерал-лейтенанта Ивана Николаевича Анашкина. Она проникнута такой же трепетной любовью к поэзии Рубцова, а ещё — что не менее важно! — роднят её с Майей Андреевной бескорыстие и самоотверженность служения долгу памяти.

Прямо скажу, вдвоём они работают за целый институт. Если в прошлом году юбилеи Рубцова всё-таки были достойно в столице отмечены, то это благодаря их стараниям. Они организовали Международную научно-практическую конференцию «Россия, Русь! Храни себя, храни…» в Институте мировой литературы имени А.М. Горького. Они же сумели провести конкурс юных чтецов на лучшее исполнение стихов Николая Рубцова в школах Москвы. У них в музее регулярно продолжаются ежемесячные Рубцовские чтения: в нынешнем январе — уже восьмидесятые…

Все их дела не берусь перечислить. Теперь даже работники рубцовских музеев на Вологодчине, имеющих гораздо большую биографию, говорят им: «Вы — центр, а мы ваши веточки».

Вот и прошлым летом, несмотря на нездоровье, отправилась Майя Андреевна, как всегда, на вологодскую землю, где в городе Тотьма и в селе Никольское тоже проводятся Рубцовские чтения. Поехала не просто так, а чтобы поделиться в докладе новым своим открытием. Прочитав её книгу, написала ей Дина Павловна Киселёва из посёлка Липин Бор Вологодской области. В детстве она не раз видела учащегося лесотехнического техникума Колю Рубцова, который приезжал в деревню Самылково Биряковского района. Между тем твёрдо считалось, что здесь, на родине своего отца, он никогда не был…

Переписка, завязавшаяся у Майи Андреевны с Д.П. Киселёвой, её воспоминания о встречах с Рубцовым в Самылкове, соседнем Спасском, а позднее и в Вологде раскрыли совершенно неизвестные страницы из жизни поэта.

Немало интересного узнала она и от учительницы Рубцова в вечерней школе при Кировском заводе в Ленинграде Галины Николаевны Федотовой: отыскалась недавно также благодаря книгам Майи Андреевны, на которые откликнулась. И когда перед Новым, 2012 годом приехал я в музей, а потом вместе с Ольгой Ивановной сидели мы у Майи Андреевны дома, она всё рассказывала об этих двух открытиях последнего времени. Прямо-таки с юношеским воодушевлением рассказывала!

Но ведь в прошлом году ей исполнилось 85. Я позвонил ей 2 марта, чтобы поздравить, а она объявила: «Ой, сейчас приедут девять моих внуков с семьями — готовлюсь к приёму». У неё девять — от трёх дочерей, а у покойной сестры Искры, по профессии художника, дочь деся-терых внуков родила — это её внучатые племянники. Если же всех правнуков по обеим линиям сосчитать, получается аж двадцать человек.

Дружные все! Помню, как прекрасно пел на представлении книги Майи Андреевны в Союзе писателей России, членом которого она стала, самодеятельный русский народный хор «Ромода», полностью состоящий из её потомков.

Счастье? Ещё какое! И она его заслужила. Давайте пожелаем ей многая-многая лета на благо родной и любимой отечественной культуры.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт янв 20, 2012 1:10 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
«Эти двадцать убийственных лет»
19.01.2012
Валентин РАСПУТИН:



Вышло новое, наиболее полное издание бесед выдающегося русского писателя с журналистом «Правды»

Издательство «Алгоритм» завершило 2011 год выпуском книги бесед современного классика русской литературы Валентина Григорьевича Распутина с обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко «Эти 20 убийственных лет». Читатели получают наиболее полное собрание диалогов писателя и журналиста, в которых нашли отражение многие острейшие темы и проблемы последнего двадцатилетия. Публикуем вступительное слово Валентина Распутина к новой книге, поступившей на днях в общественную приёмную «Правды», книжные магазины и киоски.


ПОЧТИ двадцать лет, с небольшими перерывами, вели мы эти беседы, итожа годы и происходившие в них события. За это двадцатилетие Россия пережила много что — и расстрел парламента, и смены президентской власти, и царство Березовского с Гусинским, и дефолт, и чехарду правительства, и принятие закона о продаже земли, и гибель «Курска», и парад олигархов на подиуме самых богатых людей планеты, и выборы, выборы, выборы... Выборы превратились в альфу и омегу нашего времени, в «единственное, что нам не изменит». В это двадцатилетие на земле и под землёй пылали пожары, большие реки и малые ручьи с небывалым бешенством выбрасывались из берегов и шли на приступ человеческих поселений на севере и юге, на западе и востоке, урожаи сменялись недородом, калёные зимы вползали в неотапливаемые квартиры, падали самолёты... И продолжалась Чечня. А в мире, в мире идол российских демократов — Америка бомбила Югославию и покоряла Ирак, окружала Россию по былым её окраинам военными базами, превращала дипломатию в грубые окрики и наскребла себе на хребет 11 сентября...

Словом, это двадцатилетие по насыщенности и трагичности событий вместило в себя столько, что хватило бы на целый век. Поэтому нам было о чём поговорить, куда ни взгляни, к чему ни прислушайся... Но теперь, когда мы собрали свои беседы вместе, под одну книжную обложку и в одну нить разговора, ступенчато поднимающуюся вместе с нами вверх от года к году, ещё заметней становится, что это попытки обсудить и объяснить не столько сами события, сколько сопутствующую им нравственную сторону. От взрывчатки погибли тысячи и тысячи ни в чём не повинных людей, но от порядка, презревшего честь и совесть, извратившего все нравственные законы народа, погибли миллионы и миллионы, имевшие несчастье оказаться в России в самое не подходящее для жизни время. Да и взрывчатка — результат того же порядка.

Вспомним, что передача власти от первого российского президента из рук в руки второму российскому президенту состоялась при условии неприкосновенности первого. Парламент эту неприкосновенность вместе с царскими льготами утвердил специальным законом. Стало быть, никто — ни сам первый, ни сам второй, ни парламент, ни общество — не сомневался в праве на «прикосновенность» и возмездие по заслугам. Если по закону как совести, так и буквы. А произошло по закону сделки. Он и сделался основным в нашем государстве и не намерен пока быть иным.

Читатель наверняка обратит внимание, что ни одна беседа не обошлась у нас без особого внимания к телевидению. А куда деваться: у кого что болит, отчего болит... Если выборы — альфа и омега, как было сказано, всякой непрочной власти, то телевидение — это не иначе как чума и холера на бедную Россию вот уже на протяжении свыше двадцати лет. Более грязного и преступного TV в мире не существует и не может существовать, ибо не находится больше желающих за государственный счёт содержать огромную, хорошо вооружённую армию легальной организованной преступности, денно и нощно занятую нравственной и культурной стерилизацией народа. Результаты наяву: всё меньше, к несказанной радости исполнителей, пахнет русским духом, духом культурного человека, всё меньше Россия похожа на себя.

Есть ли польза от наших бесед, не мимо ли они ушей и душ, не впустую ли? Мы не обольщаемся большими результатами, вероятно, они меньше, чем хотелось бы, но и они будут кстати в той сумме, из которой должно складываться усиление России.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вс янв 29, 2012 11:04 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Автор «Тани» Пётр Лидов
"Правда", 26.01.2012
Виктор КОЖЕМЯКО.

Он открыл миру подвиг Зои Космодемьянской

За столетнюю историю «Правды» на её страницах было много публикаций сильных или даже сильнейших по впечатлению на читателя. Но и среди них этот очерк, вышедший 70 лет назад, занимает особое место. Помню, какое потрясение пережил я, сельский мальчишка на Рязанщине, прочитав в правдинском номере от 27 января 1942 года журналистский рассказ о героической гибели в подмосковной деревне Петрищево комсомолки-партизанки, назвавшей себя гитлеровцам на допросе Татьяной. Очерк тоже получил это имя — «Таня».

А вскоре, 18 февраля того же 1942-го, в «Правде» появился очерк «Кто была Таня». Из него вся страна, весь мир узнали настоящее имя героини — Зоя Космодемьянская, школьница из Москвы.

Под обоими очерками была одна подпись: П. Лидов.

Как брат по духу своей героини

Конечно, 70 лет назад, впервые прочитав эту фамилию, я и помыслить не мог, что когда-нибудь посчастливится мне работать в его газете. Что буду листать в отделе кадров «Правды» личное дело Петра Александровича Лидова, беседовать с его вдовой, тоже много лет проработавшей в этой газете, и с дочерью Светланой, бережно хранящей память об отце. А ещё — изучать его письма, дневники, записные книжки, воспоминания товарищей по работе и военной службе.

Это я к тому, что мой рассказ о замечательном журналисте-правдисте Петре Лидове будет строго документальным. Рассказать же о нём, по-моему, просто необходимо для новых поколений наших читателей: такие люди заслужили жизнью своей, чтобы их знали и помнили.

…Годом рождения его значится 1906-й, местом рождения — Харьков. Но родителей своих он не знал. В автобиографии пишет: «Воспитывался первое время в приюте в Харькове и в колонии для подкидышей в

с. Липцы Харьковской губернии. Из колонии был взят на воспитание и усыновлён профессором химии Харьковского технологического института А. П. Лидовым».

Вот каким образом он получил фамилию и отчество.

В семье профессора и его жены-врача, у которых недавно умер свой ребенок, его очень любили. Однако в 1919-м приёмный отец умирает, и мальчику приходится идти на работы по найму — на спичечную фабрику, на телефонную станцию технологического института, а с 1920 года он — курьер в Харьковском губкоме партии. Здесь вступил в комсомол, и здесь же произошло ещё одно, не менее важное для дальнейшей его жизни событие.

Об этом событии в официальных автобиографиях он не упоминает, но жене своей рассказывал не раз: в 1920-м Петя Лидов написал и напечатал первую свою газетную заметку. В Харьков прилетел самолёт, который он увидел впервые в жизни, и нахлынувшее чувство восторга четырнадцатилетний подросток излил на бумаге.

Это стало знаком призвания. Были затем учёба в школе, комсомольская работа, служба в Красной Армии (всё так типично для его поколения!), однако газета притягивала больше всего. И вот в мае 1925-го на I губернском съезде рабселькоров он был рекомендован — выдвинут, как тогда говорили,— на работу в партийном отделе газеты «Харьковский пролетарий».

Когда пишешь о журналисте, заранее зная, чем из опубликованного он в первую очередь для нас интересен, мысленно как-то само собой сопоставляешь его жизнь и поступки, его внутренний мир с жизнью, поступками и внутренним миром той, которую он восславил.

Самое большое моё открытие и, не скрою, величайшая радость — что автор в данном случае достоин своей героини. Он по возрасту мог быть её старшим братом, но главное, оказывается, он брат её по духу.

Что роднит? Чувство долга. Горячая вера в идеалы, во имя которых идёт борьба. Любовь к Родине и готовность отдать за неё свою жизнь. Да вообще, я бы сказал, та нравственная цельность и красота, что свойственны Зое, открываются и в нём, Петре Лидове, чем больше этого человека узнаёшь.

А вся предвоенная его жизнь кажется подготовкой к главным, военным трудам, как вся короткая жизнь Зои по сути была подготовкой к её подвигу.

Если говорить о стороне личной, то и знакомство с рабфаковкой Галей Олейник на дне рождения её подруги в конце 1930-го, а затем женитьба на ней неотделимы от основной жизненной линии. Когда будущая жена первый раз его увидела, то назвала мысленно — солдат: был он в форме и по-солдатски подтянут, потому что служил в красноармейских газетах. А Галя с десяти лет — круглая сирота: отец погиб в Гражданскую, мать умерла, и все шестеро малых, из которых она была старшая, попадают в детский дом.

Впереди же назревала ещё одна война. Великая и грозная, где будет решаться судьба Родины.

— Он мне часто на ушко говорил: будет война,— вспоминала в разговорах со мной Галина Яковлевна Лидова.

Переехав в 1932-м в Москву, оба работают на оборонном заводе. Она — контролёром ОТК, он — в редакции многотиражной газеты. Затем становится редактором знаменитой «Мартеновки» на «Серпе и молоте», откуда летом 1937-го Московский комитет партии направляет его в «Правду».

О сформировавшемся к тому времени внутреннем стержне коммуниста Петра Лидова больше многословных характеристик может сказать один эпизод, зафиксированный в его личном деле. Работая на заводе № 24, он выступает в защиту человека, исключённого по чистке из партии. Судя по всему, выступает он один, за что местная парторганизация объявляет ему выговор.

Подробностей в деле нет, однако Лидов, видимо, не смирился, убеждённый в своей правоте. И через полгода человек этот, по фамилии Михайлов, был в партии восстановлен, а выговор с Лидова снят.

И вот началась война

Война застаёт всю их семью в Минске. Тремя месяцами раньше Пётр Александрович утверждён собственным корреспондентом «Правды» по Белорусской ССР, а 7 июня, после окончания занятий в школе, к нему приезжает жена вместе с обеими дочками. Старшая, Светлана, окончила второй класс. Младшей, Наташе, два года. Поселились пока в гостинице.

Почему канун рокового 22 июня запомнился многим особенно радостным и безмятежным? Пётр и Галина выбрались наконец в театр. Смотрели «В степях Украины», и спектакль им очень понравился. Долго потом гуляли по ночному Минску.

Утром разбудил резкий междугородный звонок. Редакция. Лидов разговаривает односложно: да, нет. Положив трубку, спрашивает жену:

— Где моя военная форма?

Она сразу всё поняла...

Лидов во время войны, военный корреспондент «Правды» Пётр Лидов, — тема настолько большая, что требует целой книги. Я смогу привести тут лишь некоторые штрихи.

Прежде всего надо сказать о его журналистской мобилизованности и активности. Первый свой военный материал он передал в редакцию уже 22 июня. И очень досадовал в дневнике, что появился этот материал на первой странице «Правды» только в номере за 24-е, а не за 23-е. Рвался в Брест, но туда его не пустили.

А потом… «Он вёл потом своеобразный дневник на страницах «Правды»,— вспоминает его товарищ по редакции Александр Дунаевский.— Дневник битвы за Москву. Вёл регулярно, из номера в номер. А когда газета выходила «без Лидова», в редакции раздавались телефонные звонки: «Что с Лидовым?», «Не ранен ли военкор Пётр Лидов?»

Ну а в каких условиях ему приходилось действовать и как он действовал, расскажет хотя бы такой эпизод из воспоминаний ещё одного правдиста — Оскара Курганова:

«Мне доводилось не раз наблюдать за Лидовым в период его работы под Смоленском в 1941 году. Мы как-то получили телеграмму от редакции: «Написать о лётчиках». Аэродром под Смоленском был в те дни, пожалуй, самым опасным местом на фронте. Лидов всё же поехал туда. Машину не пропускали на аэродром, так как только что закончился налёт вражеской авиации, а к аэродрому пробивались всё новые «юнкерсы». Лидов пошёл пешком. Потом он мне говорил, что этот день показался ему необычайно длинным. В момент, когда Лидов беседовал с лётчиками, снова началась бомбёжка аэродрома. Наши лётчики взлетели в воздух на своих «ишаках», как называли тогда на фронте истребитель «И-16». Лидов остался один на аэродроме. Он лёг на землю, которая сотрясалась от гула взрывов. После, когда всё стихло, он хотел идти к командному пункту, но, должно быть, силы покидали его. Он сел на траву и так сидел минут десять. Потом он встал, взглянул на часы и сказал:

— Надо торопиться в Смоленск — мы не успеем сегодня передать...

Приехав в Смоленск, мы не могли связаться с Москвой — город в эти минуты подвергся налёту немецкой авиации. Мы оказались в это время в городском саду, где увидели щель. Там, сидя на корточках, Лидов написал часть нашей корреспонденции о лётчиках. Потом, когда взрывы немного стихли, он побежал к телефону...»

Конечно, условия работы у всех военных корреспондентов были не сахарные. «Но всегда,— написал О. Курганов,— выделяется кто-то один — то ли своей смелостью, то ли своей осмотрительностью, то ли умением быстро ориентироваться в обстановке. И тогда этот человек становится неофициальным главой журналистского корпуса. Таким главой был у нас на Западном фронте Лидов».

Не случайно в августе 1941-го именно он летит на месте стрелка-радиста в одном из наших бомбардировщиков дальнего действия, чтобы бомбить фашистские города. И вскоре в «Правде» появляется большая его корреспонденция о дерзком полёте в логово врага.

А некоторое время спустя, тоже не случайно, конечно, он летит к партизанам Белоруссии, совершив затем отчаянно смелый поход в захваченный немцами Минск. Можно представить изумление фашистов, прочитавших в «Правде» очерк «В оккупированном Минске» за подписью Петра Лидова. Сохранилось свидетельство, что один из гитлеровских главарей заявил тогда:

— Не так уж прочно здесь сидим мы, если корреспонденты большевистской «Правды» могут ходить по оккупированному городу, хотя мы думаем, что вырубили большевизм в Белоруссии под корень.

Лидов побывал, кажется, во всех самых трудных и опасных, самых судьбоносных местах войны. Он писал свои очерки, корреспонденции, заметки из Сталинграда и с Курской дуги, с берегов Северского Донца и Днепра, из Чехословацкого корпуса Людвика Свободы, у которого первым из советских журналистов он взял интервью и который позднее скажет о нём: «Пётр Лидов был прекрасный и мужественный человек, воодушевлённый и страстный журналист. Перо в его руках было острым оружием...»

Ценой собственной жизни

Лидов и «Таня», Лидов и Зоя — тоже огромная тема. Тоже на книгу! Выскажу и попробую обосновать здесь только одну мысль, которую считаю принципиально важной.

Мысль эта состоит из двух частей. Во-первых, Лидов не мог не написать то, что он написал. Во-вторых, написать о Зое так он смог потому, что сам был такой.

Известно, где и при каких обстоятельствах Лидов впервые услышал о происшедшем в Петрищеве. Это было в чудом уцелевшей придорожной избе, недалеко от только что освобождённого нашими войсками Можайска, куда он направлялся. Остановившись тут на ночёвку, он случайно услышал рассказ старика об отважной юной партизанке, которую повесили немцы.

— Её вешали, а она речь говорила! — несколько раз повторил старик.

Вот что особенно потрясло Лидова. Какая же это должна быть девушка, что за человек?! И хотя утром следующего дня ему передали редакционное задание — срочно побывать в деревне Пушкино, он, выполнив то, что требовалось, устремился в Петрищево.

Он всем существом своим понял: надо обязательно туда ехать и надо будет обязательно писать!

А как Лидов там работал, как написал... Об этом есть немалая литература, и короткий его газетный очерк разобран, что называется, по косточкам. Мне же хочется сказать не о мастерстве журналиста, которое несомненно, а о душе человека. Потому что знаю: при любом, пусть даже ещё более высоком мастерстве не родилось бы Слово столь искренней силы, не будь у автора этой чуткой и отзывчивой, чистой и доброй, этой редкостно красивой души!

Чтобы полнее ощутить её, надо прочитать письма Лидова к жене и дочерям, оказавшимся в далёком Чернолучье под Омском,— письма, проникнутые удивительной нежностью: «Ваш любящий до конца жизни отец».

Надо прочитать лидовские дневники самых страшных военных месяцев. Где, например, среди мыслей о начавшемся немецком наступлении на Вязьму и о положении обречённого города, который они вынуждены покидать, вас пронзит такая запись:

«Думал о судьбе знакомых мне ни в чём не повинных, мирных, хороших людей, о судьбе 12-летней Вали — нашей соседки. Её отец — на фронте, мать — на девятом месяце. Валя — умница, хорошая, воспитанная девочка. Когда я сказал ей: «Ничего, Валя, выживем», она ответила: «Выживем, да не все». Я улыбался ей, но знал, что она-то, наверное, и не выживет. Зная историю Минска, Смоленска и Гомеля, можно было предвидеть и трагедию Вязьмы».

Это он записал 2 октября 41-го. А 6 октября: «Вязьма накануне вечером эвакуирована — учреждениям было предложено покинуть город в 15 минут. (Валя, где ты? Где-нибудь на морозной дороге, среди ночи в поле с беременной матерью бредёшь на восток...)».

У него множество неотложных забот, со всех сторон — удары на его голову, но... он помнит о Вале!

Наверное, вспомнил её и тогда, когда стоял в Петрищеве над разрытой могилой, видя, что повесили немцы... совсем ещё девочку. Всего лет на шесть старше той Вали, да и его Светлана ненамного моложе...

Когда душа всё это вмещает и на всё откликается, только тогда может быть написана «Таня». Так, как она написана.

А начиная работу над вторым очерком — «Кто была Таня» (уже стало известно, что это Зоя Космодемьянская), Лидов записал в дневнике следующее:

«Ещё там, в придорожной избе, слушая рассказ старика, хозяйка сказала: «Неужто всё это правда, неужто бывают такие?» Да, «такие» были, есть и будут. Я хочу рассказать в этом очерке, откуда берутся «такие». Я хочу показать, что не порыв чувств, а большая любовь к Родине, к своему народу помогла Зое совершить подвиг».

Он сумел в своём очерке это показать. И сделал ещё больше: ценой собственной жизни доказал, что такие у нас есть и будут.

Вместе с другом Сергеем Струнниковым, военным фотокорреспондентом «Правды», сделавшим потрясающий снимок истерзанной «Тани», он погибнет при исполнении служебных обязанностей 22 июня 1944 года. Ровно три года спустя после начала войны и меньше чем за год до нашей Победы.

Его публикации о Зое Космодемьянской нашли отзвук в сердцах советских людей, и она живёт в памяти народа и сегодня. Рассказы очевидцев, жителей деревни, вызывают потрясение и восхищение мужеством, невероятной силой духа совсем юной нашей соотечественницы.

— Мне не страшно умирать, товарищи, — успела сказать Зоя уже с петлёй на шее.— Это — счастье умереть за свой народ...

И ещё успела крикнуть громким и чистым голосом, обращаясь к стоящим вокруг местным жителям:

— Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придёт!..

На Руси испокон веку великомученики становились святыми. И она стала великомученицей. То есть в восприятии народа — истинно святой.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб фев 04, 2012 11:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Идеи коммунистов несут спасение всем

02.02.2012
Правдa.


Народный артист России и Украины, кинорежиссёр Владимир БОРТКО в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Один из талантливейших современных мастеров кино Владимир Бортко стал широко известен в 80-е годы по фильмам «Блондинка за углом» и особенно «Собачье сердце». Среди работ последнего времени наибольшим успехом отмечены его экранизации русской классики. На телевидении это многосерийные фильмы «Идиот», «Мастер и Маргарита», в кино — «Тарас Бульба». С интересом встречена и телевизионная лента «Пётр Первый. Завещание», показанная совсем недавно.

Но, кроме этого, есть в жизни выдающегося кинорежиссёра за последние годы одно совершенно особенное событие, выходящее за рамки творчества и вместе с тем по резонансу сравнимое, пожалуй, с наиболее крупными его художественными достижениями: пять лет назад Владимир Владимирович вступил в КПРФ. Значимость такого события каждому станет понятнее, скажем, в свете недавнего заявления ещё одного выдающегося российского кинорежиссёра — Владимира Меньшова, которое он сделал в интервью «Литературной газете»: «Вообще, если говорить про наш клуб творческой интеллигенции, то 90 процентов его — на стороне либералов».

Кстати, сам Владимир Валентинович Меньшов признался, что к нему «либеральная публика» относится крайне насторожённо, потому что он не скрывает своих пристрастий и даже в конце 90-х говорил открыто, что голосует за коммунистов. «В то время, — заметил он, — для либералов это было равносильно признанию в педофилии».

Да ведь и сегодня для многих это так, если не хуже. Само слово «коммунист» стараются превратить в клеймо, бессовестно уравнивая коммунизм с фашизмом. Как же чувствует себя в этих условиях коммунист Владимир Бортко, ставший по итогам недавних парламентских выборов членом фракции КПРФ в Государственной думе? Такой вопрос не только меня интересует — он содержится во многих читательских письмах. И сейчас, когда всё больше накаляется и обостряется борьба в преддверии президентских выборов, я решил задать этот и ряд других актуальных вопросов художнику-коммунисту.

В КПРФ пришёл абсолютно убеждённо

— Владимир Владимирович, это будет уже не первое ваше выступление в «Правде». Я в своё время был очень рад, когда наш ленинградский собкор Сергей Сверчков опубликовал беседу с вами после того, как вы стали членом КПРФ. Потом и ещё вы давали ему интервью. Но интерес к вашей личности, к вашим делам и мыслям у читателей «Правды» не убывает. Так что уж простите за беспокойство.

— Я коммунист, а значит, «Правда» — родная для меня газета. Мой долг, считаю, состоит в том, чтобы безотказно и откровенно разговаривать с её читателями.

— Вступление в КПРФ, которая в нынешней России реально единственная по-настоящему оппозиционная партия, для художника такого масштаба — весьма серьёзный шаг. Куда уютнее было бы в «Единой России»! Теперь уже некоторое время прошло. Не жалеете?

— Не только не жалею, а с каждым днём утверждаюсь в необходимости и сугубой правильности своего выбора. Я пришёл в Коммунистическую партию совершенно сознательно. Я и в КПСС состоял, но в определённый период партийный комитет на нашей студии исчез, и я оказался вне партии. Но чем больше размышлял над происходящим, тем твёрже приходил к выводу, что партийность свою надо обязательно восстановить. И вот почему.

Первое: мне близки и дороги левые, коммунистические идеи как самые справедливые. А второе — мне ещё более дорога моя Родина, Россия. Она, если можно так сказать, сложносочинённая страна. Наша страна отличается от других тем, что на её территории проживают не просто многочисленные национальности, таких стран много, но существуют и исконные территории проживающих в России народов, что её резко отличает от всей Европы.

Почему в России всегда был царь-батюшка, а потом Генеральный секретарь? Потому что и тот и другой объединяли страну. Первый — поскольку был император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; царь Казанский, царь Грузинский… И прочая, и прочая, и прочая. То есть представлял все многочисленные национальности. А второй — так как стремился к единой человеческой общности — советскому народу.

Про царя говорить не будем, ибо самодержавие давно ушло и вряд ли сегодня возможно. Но в России должна существовать идеология, признанная и разделяемая большинством населения, которая призвана объединять и скреплять этот гигантский механизм. Иначе неизбежен распад страны на национальные государства. И то, что после 1917 года на территории бывшей империи восторжествовал марксизм, а не парламентская республика, абсолютно закономерно, так как марксистская идеология является наиболее подходящей идеологией для цементирования многонациональной страны. Идеологией, объединяющей все её многочисленные народы одной целью — построения наиболее справедливого общества. Идеологией, не интересующейся, или, по крайней мере, которая не должна интересоваться, национальностью участника этого строительства. Идеологией, заменившей разнообразные религии одной верой — верой в возможность построения справедливого будущего. Но при всём при том эта идеология традиционно позволяла твёрдо управлять страной из единого центра. Советская власть объединила страну одной великой идеей — построения светлого будущего на социалистической, коммунистической основе, и у нас успешно создавалась действительно единая новая общность — советский народ.

— Вы признаёте это?

— А как же не признать реальность, свидетелями и участниками которой мы с вами были!

— Тем не менее кое-кто не только не признаёт, а ещё и вовсю издевается над нашим советским прошлым…

— Издеваются те, кто разваливал и в конце концов развалил великую Советскую страну. Но вот когда страну развалили, когда отринули и предали проклятию светлую идею братства народов, на которой она держалась, стало ясно, что оставшиеся территории скрепляются плохо. Оказалось, что держать их в государстве можно только полицейскими силами. И бюджет полицейский увеличился в 4 раза!

Но можно ли так вечно держать страну? Нельзя. Её надо объединять идеей. Однако такой идеи у этой власти нет. А у нас с вами, у коммунистов, она есть. И мы поэтому хотим строить социализм.

Выиграл Китай, который в национальном смысле находится в таком же непростом положении. Там есть Внутренняя Монголия, есть Тибет… То есть национально это очень составная страна. А какой там строй? Социалистический. И если бы не было этого строя, то не было бы такого Китая, который своими грандиозными успехами доказывает сейчас бесспорные преимущества социализма. Принимая во внимание достигнутое, это уже вторая страна в мире, а будет, судя по всему, и первой…

Вот почему я в Коммунистической партии, и никаких сомнений на этот счёт у меня нет. Наоборот, жизнь всё более убеждает меня, что я поступил правильно.

— Да, сама жизнь — её развитие, её реалии — всё-таки заставляет многих, в том числе ваших коллег, пересматривать свои убеждения. Даже «благополучный» Запад, «преуспевающая» Америка усомнились в капитализме. Кризис раскрывает людям глаза. А на днях я прочитал интервью замечательного кинорежиссёра, народного артиста СССР Резо Чхеидзе (все знают его фильм «Отец солдата»), и завершается оно так: «Я не люблю капитализм. Не люблю. Считаю, что единственная дорога — это социализм. Но надо его поддержать как-то».

— Я очень уважаю этого человека.

— Кстати, он, как и вы, задумал фильм о Сталине. Двенадцатисерийный. И не карикатурный, каких мы насмотрелись за последние 25 лет, а показывающий Сталина как великого вождя, победителя в страшной войне и великого созидателя.

— Значит, будем творчески соревноваться.

Если очень внимательно смотреть на ситуацию перед президентскими выборами

— Вы, Владимир Владимирович, пережили две предвыборные гонки: когда шла кампания по выборам в Госдуму предыдущего и нынешнего созывов. Участвовали в дебатах на телеэкране вместе с другими кандидатами от КПРФ, включая нашего лидера Г.А. Зюганова. А вот лидеры «Единой России» (тандем!) от участия в дебатах отказались. И теперь, когда развернулась президентская предвыборная кампания, Путин опять ускользнул от дебатов. Получается, что они, то есть «партия власти», всё время ставят себя в особое положение. Тут и мощнейшее включение административного ресурса, и безграничная агитация за них в самых разных формах по телевидению, и, конечно, массовые фальсификации, махинации при подсчёте голосов да и вообще при организации голосования. Что вы можете сказать обо всём этом?

— Могу сказать одним словом: безобразие. Причём оно не сегодня и не вчера возникло. Это ведь продолжается все годы так называемой демократической России. На этом, собственно, власть всё время и держалась, а возмущение, протесты коммунистов, против которых такое безобразие в основном-то и направлено, весьма цинично игнорировались.

Теперь, когда в декабре прошли последние думские выборы, ситуация изменилась. Протестовать против явных фальсификаций (а они, собственно, всегда были явными!) вышли не только коммунисты и их сторонники. Круг протестующих значительно расширился. Власть обеспокоилась.

— Вы довольны?

— У нас украли немало голосов, прихватив их себе. И против этого мы должны всемерно бороться. Так что, с одной стороны, казалось бы, чем шире протест против несправедливости, тем лучше. Но почему я говорю «казалось бы»? Да потому, что вижу: естественное возмущение честных, порядочных, стремящихся действительно к лучшему людей пытаются оседлать, то есть использовать в собственных, далеко не лучших целях, совсем другие люди. Интересы этих людей далеки от интересов нашей страны. Не ими они озабочены!

Наоборот, они действуют стране во вред. А мы с вами только что говорили: для нас, коммунистов, самое главное — благо нашей Родины. Поэтому нам здесь надо быть очень осторожными, очень бдительными и с этими людьми в альянс не вступать. А шире объяснять, какие опасности кроются для страны и народа во всех этих «парнасах» и «солидарностях».

— «Правда» это старается делать. Вот они выдвинули лозунг: «Россия будет свободной!» А мы задали нашим читателям вопрос: «От чего быть свободными?» Ответы возможны ведь не только разные, но и диаметрально противоположные. И люди задумываются…

— В советском Гимне пелось: «Славься, Отечество наше свободное…» Золотые, что называется, слова! А эти ребята под свободой имеют в виду нечто совсем иное. Свободу капитала прежде всего, а в первую очередь — западного, американского капитала.

Сижу на днях в Думе, и обсуждается на заседании вроде бы сугубо специальный вопрос: о страховании. И вот один из депутатов вдруг заявляет: а почему в нашу страну не пускают иностранные страховые компании, зарубежные банки? Людям, мол, будет лучше… Но это означает конец независимости России. Вот так, под видом «улучшения жизни народа», и готовится окончательное закабаление нашей страны. Боже, да у нас иностранцы и так уже захватили почти всё! Так куда же дальше-то? А хотят дальше, хотят буквально всё!

Кстати, в Интернете сейчас можно прочитать массу инструкций, как разваливать нашу страну — под видом достижения «свободы».

— Среди кандидатов на высший государственный пост в этой президентской кампании появилась и фигура миллиардера Прохорова. Вы смотрели его телевизионный поединок с Зюгановым?

— Смотрел.

— По-моему, он сделал там два самых для себя принципиальных и вместе с тем самых разоблачительных заявления. Во-первых, что свою президентскую деятельность он начнёт с указа об амнистии всех капиталов, как бы ни были они нажиты. А во-вторых, что национализация у нас недопустима, поскольку это, дескать, «снова большая кровь»…

— Что касается надежд господина Прохорова, будто народ в едином порыве поднимется защищать капиталы его и Абрамовича, это вызывает бо-о-льшие сомнения! Причём у меня лично есть предложение, как провести будущую национализацию. Я бы отдал им ровно столько, сколько они в своё время за обретённую собственность заплатили, то есть, условно говоря, три с половиной копейки. Получите, ребята, и отправляйтесь домой. Абсолютно законно! Вы заплатили? Получайте своё. А ведь это действительно около трёх процентов реальной стоимости.

— Хорошая идея. Но вы заметили, какая у Прохорова была вызывающая наглость?

— Я обратил внимание и на другое. Король-то оказался голый! Так агрессивно начинал… А кончил — совсем бледно. И наш кандидат по сравнению с ним выглядел значительно убедительнее! Настоящий политик, дальновидный, мудрый, думающий, а не болтающий, что попало. То есть выиграл Геннадий Андреевич заслуженно, совершенно честно.

— Однако есть мнение (мы в редакции получили массу таких сигналов!), что на телевидении вновь включили механизм «подкрутки» голосов. Для того, чтобы предельно сокращать разрыв между Зюгановым и Прохоровым, а в итоге объявить, что первый победил «с минимальным преимуществом». Ведь в «Суде времени» и в «Историческом процессе» разрыв при поддержке аналогичных позиций был десятикратный! Допускаете, что в политических целях опять начали использовать телевизионную «подкрутку»?

— Всё может быть. Но важнее всего то, что мы видели, и конечный реальный результат. А это была убедительная победа нашего кандидата в президенты. Крутили они там или не крутили, а всё равно победили мы. Геннадий Андреевич Зюганов олицетворяет нашу партию. У него есть программа, люди, способные её реализовать. Ему есть что предложить согражданам в деле обустройства России на ближайшее будущее. И каждому здравомыслящему зрителю, по-моему, было ясно, что с одной стороны — серьёзный муж, а с другой — недозрелый мальчик. Да и секунданты наши выглядели намного серьёзнее и убедительнее.

Можно ли остановить падение культуры?

— Давайте обратимся теперь к сфере вашей профессиональной деятельности. К искусству, культуре, нынешнему состоянию нашего кино. В своё время была в газетах такая рубрика — «Искусство и жизнь». Вы признаёте взаимосвязь между этими понятиями?

— Безусловно. Что такое искусство? В той или иной форме — отображение жизни. Об этом Ленин не раз говорил, эта мысль есть и у Маркса, Энгельса. Любое настоящее искусство так или иначе отталкивается от жизни. Если же нет, оно никому не нужно. Даже в сказке, обратите внимание: «Сказка — ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок»…

— Тогда мой вопрос такой. Вот изменилась у нас жизнь, была советская, а стала антисоветская. И для многих очевидно: искусство лучше не стало, культура не поднялась. Наоборот, здесь во всём — явное и очень сильное падение. Что же произошло? Что мы с изменением жизни в культуре, искусстве утратили и что обрели?

— Утратили прежде всего связь с народом. В самом широком смысле слова. И то, чем теперь кормится наш народ, искусством, а тем более культурой можно назвать с очень большой натяжкой.

Любое государство, на мой взгляд, должно быть озабочено двумя главными проблемами. Это, во-первых, умножение собственного народа…

— Если государство действительно болеет за свой народ, хочет, чтобы он был!

— Конечно. А во-вторых, — воспитание этого народа. Потому что не может быть власть безразличной к тому, кто у неё под началом будет, — сборище неграмотных идиотов или культурное общество, какой и была наша страна при Советской власти. Что бы там ни говорили про нехватку колбасы и т.п., у нас было культурное, образованное общество — это факт.

— Сейчас ёрничают даже над выражением «самая читающая страна в мире»…

— Ёрничают над чем угодно, однако реальные факты никто не в силах отменить. Государство было заинтересовано в воспитании своих граждан. Да, были всякие недостатки (а в какой стране их не было и нет?), но то, что Советское государство думало о своём народе, заботилось о воспитании его, о культуре, — бесспорно.

Я, например, был воспитан советским радио, о чём в одном интервью уже говорил. Моя бабушка включала радио с утра и выключала вечером…

— У меня было точно так же!

— Ну вот, и я слушал первую программу нашего радио, а она, согласитесь, очень хорошо делалась. Там была и классическая музыка, и народная, и театр у микрофона — лучшие спектакли… Со всем этим я рос. Если могу сказать сегодня, что я неплохо знаю классическую музыку, то основы этого были заложены именно советским радио. А сейчас?

— Да, действительно, а что же сейчас? На радио, телевидении, на эстраде, экране и сцене?..

— У Маркса в «Капитале» приведена мысль, что если капиталист видит перед собой триста процентов прибыли, то нет такого преступления, на которое он бы не пошёл. Свидетелями этого мы становимся сегодня каждый день, в том числе и в культуре.

Включите телевизор. Погоня за деньгами превышает здесь все возможные пределы, оборачиваясь самым настоящим преступлением против общества, против народа. Одна минута в лучшее время на центральных каналах стоит 50000 долларов. В итоге получим за показ десяти минут рекламы в одной серии 500000 долларов при её себестоимости 200000.

И тут уже не удивляешься, почему в нашей стране процветает сериальная деятельность. Но если что-то процветает, то этого должно быть много. Необычайно много! Сколько у нас каналов в России? Да с сотню уже, наверное, наберётся. И всем им в определённое время нужен Сериал. Телевизор — это как крокодил, который не устаёт своей пастью щёлкать: «Ам!», «Ам!», и ему всё мало. И кушать этому прожорливому животному хочется всё больше и больше, ведь любой сериал — это идеальная подкладка под рекламу. Но сериалов нужно всё больше, а число талантливых людей неизменно и, мягко скажем, не велико. Результат — низкое, увы, качество «продукции» — назовём её так.

Есть ещё причина: чем дешевле продукция, тем больше, естественно, денежная отдача от неё. Значит, идеальным зрелищем становится криминальный сериал. Он предельно дёшев, эффектен и занимателен — ведь интересно, кто же всё-таки убил банкира? Ещё причина: раз сериал должен быть дёшев, значит, люди, делающие его, тоже должны быть… Ну, не дорогими. И вот вместо профессиональных актёров, которых, кстати, на все сериалы просто не хватает, в фильмах снимается бог знает кто, знакомые знакомых. Кстати, и пишут сценарии тоже, мягко говоря, не Шекспиры. И так далее, и так далее...

А что же с потребителем? А вот здесь парадокс. Потребитель (бывший зритель) привыкает к этому зрелищу, и оно начинает нравиться ему. Более того, если сделать это смотрилище чуть художественнее — не все будут довольны. Так опускается планка. У меня возникает подозрение, что ребята, запускающие всё это, интересуются друг у друга: «А может быть ещё хуже? Может!» И снимают. Честное слово, кричать хочется: что же вы делаете?! Вы же должны думать о будущем!

— Судя по всему, не думают.

— Согласен. Ни об умножении народа, ни о воспитании. А мы, коммунисты, думаем. И мы знаем, как это сделать. И, придя к власти, вернёмся к воспитанию людей.

— Вы, наверное, как депутат Госдумы вошли в Комитет по культуре?

— Да, стал заместителем председателя этого комитета.

— А скажите, можно ли что-то сделать для улучшения положения в этой сфере при нынешних условиях?

— Думаю, можно. Хотя и очень трудно. То, что я узнал, находясь в Думе, к примеру, о масштабах коррупции, поражает воображение. Эти масштабы грандиозны! Как Гималаи, самые высокие горы мира. Коррупцией пронизано буквально всё.

Что касается моего родного искусства — кино, то могу сказать: практически у нас его уже не существует. Есть отдельные фильмы, отдельные удачи, но они никогда не делали кинематографию. Ведь можно и в Уганде, например, сделать фильм, который где-то на фестивале получит приз. Но кино — это другое: с одной стороны, искусство, а с другой — индустрия, экономика. У нас её нет.

Более того, скажу по секрету, что кинематографисты получают свои деньги не тогда, когда показывают кино, а когда его снимают. Идёт большой распил (так и напишите!) государственных денег. И нет отдачи никакой. Так вот, моя задача — сделать, чтобы эта отдача была.

Я сознаю, изменить сложившуюся ситуацию невероятно сложно. Потому что финансовые интересы очень богатых людей диктуют, чтобы всё осталось как есть.

— Значит, мы опять упираемся в тот же капитализм?

— Конечно! Впрочем, у американцев тоже капитализм, но они сумели создать своё кино и захватить им весь мир. Ведь 90 процентов фильмов, которые у нас в России сегодня идут, — американские. И они воспитывают в американском духе. Наша молодёжь в немалом числе уже уверена, что Берлин брали не мы, а американцы, что они войну выиграли.

Власть не думает об этом. Но надо же думать: а что будет через пять, через десять лет? Хотя, если в стране два миллиона неграмотных детей, о чём тут говорить, о какой культуре…

— А видите ли вы людей, которые вместе с вами готовы биться за решение столь непростых задач?

— Разумеется. Нас 92 человека, составляющих нашу фракцию КПРФ в Государственной думе. Много таких людей, коммунистов, и в регионах. Надеюсь, что совесть может проснуться и у кого-то в «Единой России». Вот я ещё не выступал с трибуны Думы, но, говоря о культуре, намерен обязательно к совести людей воззвать: «Речь идёт о будущем, а значит, — о ваших детях!..»

Нужна правда о советской эпохе и её героях

— Будущее всегда связано с прошлым. Хочу спросить: как, по вашему мнению, изображается в нынешнем российском кино и на телевидении советское прошлое?

— Плохо. Когда нечего предоставить из побед сегодняшнего времени, надо смачно плюнуть в прошлое. Что и делается. Постоянно, каждодневно…

— Вы это видите?

— Ну конечно. Чередой идут сериалы о Советской власти. И в них нас убеждают, что, оказывается, это сплошь были мелкие людишки, занимавшиеся только какими-то интригами, какой-то мышиной вознёй. Невероятно далеко от того, что на самом деле было в жизни!

Когда-то Маяковский написал: «Я — поэт. Этим и интересен». Маршал Жуков интересен тем, что он — маршал Жуков. Что он под Москвой что-то делал в 1941-м и в Берлине что-то незаурядное свершил в 1945-м. Этим он интересен, а не тем, сколько у него было жён или любовниц. Кстати, Сталин его ругал и понизил в должности не за любовницу, а за то, что в поведении он оказался недостоин сам себя…

Плевать в наше прошлое и его великих деятелей недопустимо! Именно поэтому я хочу снять фильм об Иосифе Виссарионовиче Сталине как о Верховном Главнокомандующем, вожде нашего народа, который за тридцать лет поднял страну от сохи до атомной бомбы. Так отозвался о нём исторический враг нашей страны Уинстон Черчилль, которого дураком назвать нельзя и которому в данном случае, я думаю, верить можно.

Вот что я хочу сказать своим фильмом, если, конечно, мне дадут возможность сказать. А это ещё большой вопрос.

— Сценарий готов?

— Да. Жду решения от людей, которые мне это заказывали.

— Телеканал «Россия»?

— Да. Они заказали — я написал. Оценки ещё не было. Наверное, для телевизионщиков сейчас не лучшее время, чтобы говорить о кино: одни выборы, другие…

— Владимир Владимирович, вы согласитесь со мной, что такое крайне негативное изображение советской эпохи, которое царит сегодня на телеэкране, — это вовсе не случайность, проистекающая от того, что у одного создателя так получилось, потом — у другого?

— Не-е-ет!

— Часто говорят, что сегодня нет идеологии, но такое изображение советского времени видится как неотъемлемая или даже центральная часть господствующей антисоветской идеологии. Ещё с горбачёвской «перестройки». Вы согласны?

— Именно так! Случайного здесь ничего нет, и тематика, конечно, продуманно подобрана. Берётся, скажем, история с директором московского гастронома №1. Зачем? Показать, что ворюга, которогов советское время расстреляли, — это светлейшая личность, а его погубили злые коммуняки. Но ведь не так всё было, ребята! Вы перевёртываете с ног на голову! И я, знаете ли, хотел бы обратно перевернуть.

— Фильм о Сталине вы предполагаете делать телевизионный?

— Нет, сначала для киноэкрана, а затем для телевидения подробнее, четыре серии.

— И давно вы пришли к идее такого фильма?

— Очень! Сначала возникла эта идея, а потом уже я вступил в Коммунистическую партию. Дело в том, что постепенно я понял, какую огромную роль в спасении Отечества сыграл этот человек.

— Поняли в результате чтения, размышлений, анализа?

— Безусловно.

— А отдаёте отчёт, что при этом вступаете в резкую конфронтацию со многими, кто, возможно, был вам близок?

— Отдаю. Однако правда выше личных отношений.

— Кстати, а изменилось ли к вам отношение коллег после того, как вы стали членом КПРФ?

— О, это очень интересно наблюдать! Сперва была ирония: к коммунистам подался, как смешно… Потом потихоньку стало это исчезать. Иронии всё меньше, а серьёза больше. Кое-кто уже говорит: «Слушай, ты ведь коммунист, помоги мне»…

С КПРФ вольно или невольно приходится считаться — вторая партия в стране! А в перспективе, может быть, и первая?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб фев 18, 2012 12:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
«Только у коммунистов есть понятная мне и научно обоснованная программа»

Виктор КОЖЕМЯКО.


Уверен, что этого моего собеседника, даже не зная его фамилии, все читатели узнают в лицо. Известнейший киноактёр, он снялся более чем в 150 фильмах. Назову лишь некоторые: «Непрошеная любовь» (по рассказу М. Шолохова «Чужая кровь»), «Кавказский пленник», «Горячий снег», «Последние залпы», «Андрей Рублёв», «Зеркало», «Баллада о Беринге и его друзьях», «Давай поженимся», «Маленькая Вера», «Две судьбы»…

«В плеяде русских артистов-классиков я особо выделяю и высоко ценю творчество Юрия Назарова, — написал о нём выдающийся искусствовед Савва Ямщиков. — Юрий Назаров из гвардии Жжёнова, Гостюхина, Стриженова, Заманского, Михайлова — высоко чтящих достоинство и честь русского актёра. Любую роль он старается сыграть филигранно — не важно, положительного или отрицательного героя он изображает. Чтобы создать столько разных образов, надо иметь богатый духовный опыт, а у Назарова он, безусловно, присутствует. Я рад, что в годы «катастройки» близко сошёлся с Юрой. Он не предал годами выношенных идеалов патриотизма, подлинной любви к России».

Добавлю, не предал и советской эпохи, в которой родился, вырос, стал всенародно знаменитым. В своей книге «Только не о кино», выпущенной недавно издательством «Алгоритм», Юрий Владимирович прямо утверждает, что он коммунист: «В партии никогда в жизни не состоял, но — коммунист. В душе, в мозгах… От души-то от своей куда денешься? Не вынешь же её за хвостик, как красную книжечку, и не сожжёшь принародно… Душа только с жизнью из тела вынимается».

Разве не интересно вам поближе познакомиться с таким человеком, узнать, о чём и как думает он сегодня, в преддверии президентских выборов, когда снова решается судьба нашей Родины?

На предложение о встрече и беседе для «Правды» Юрий Назаров откликнулся мгновенно: «Рвусь в бой!»

Восторжествовал в нашей стране закон воровской, грабительский

— По экрану я вас знаю, Юрий Владимирович, конечно, давным-давно. А вот вживую первый раз увидел в самое трудное для страны и для моей родной газеты время. Наверное, это был конец 1991-го или начало 1992 года. Как при царе и Временном правительстве, «Правду» преследовали, закрывали. Мало кто из деятелей искусства остался тогда с нами. А вы к нам пришли. И выступали на наших вечерах, встречах с читателями, «круглых столах». Почему?

— Хотелось быть с Правдой.

— Тогда вопрос: как вы понимаете Правду? Какой смысл в это слово вкладываете?

— Смысл-то огромный, неохватный. Но давайте последуем совету Козьмы Пруткова: «Отыщи всему начало, и ты многое поймёшь». Или его же: «Зри в корень!» Поясню, где для меня этот самый корень, это начало.

Вот судятся в Лондоне два российских олигарха — Абрамович и Березовский. Судятся по вопросу, кому из них принадлежат сибирская нефть и русский алюминий. Маразм, паноптикум! И «цивилизованная» Англия на это взирает, тоже пытаясь вычислить, кто из двоих «законный собственник».

Позвольте, ребятушки! Да кто они, чтобы нашей нефтью и алюминием владеть? Разве они их открыли, добыли, создали, изобрели? Нет, украли. В полном соответствии с тем, как характеризовали частную собственность и капитализм товарищи Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин. Да и не только они. Прудон, кажется, не был марксистом, но тоже утверждал, что частная собственность есть кража. И в христианстве подобные оценки мы найдём.

Между тем у нас восторжествовал закон воровской, грабительский, резко противостоящий Правде и Справедливости, и пока он в нашей стране правит, добра нам не ждать. Таково моё частное, но твёрдое мнение. Вернее, убеждение.

— Однако про национализацию минерально-сырьевой базы, добывающей и других ведущих отраслей промышленности в пользу народа говорится сегодня только в программе одного кандидата в президенты страны — лидера КПРФ Геннадия Андреевича Зюганова. Все другие от этого уходят, кого бы ни представляли — нынешнюю власть, прочие партии либо так называемую оппозицию либералов, которая всё громче кричит на площадях и проспектах. Например, Путин может позволить себе иронически отозваться о судебной схватке двух олигархов в Лондоне, но дальше этого — ни-ни! А олигарх Прохоров пугает «большой кровью», если государство покусится на чью-то собственность…

— Да ведь собственность собственности рознь. Некогда уважаемый и любимый мною Виктор Петрович Астафьев в одной из своих «Затесей» написал: дескать, девочка ехала на велосипеде и не понимала, что это — частная собственность. На самом деле Виктор Петрович сути не понимал, путал личную собственность с частной. Пугают народ «злыми коммунистами», которые, мол, «всё отберут», но это нечестно и небескорыстно. Очень жаль, что многие не хотят разобраться, веря антикоммунистам на слово.

— А как вы уже к 1992 году разобрались, куда тащат страну? Далеко не все понимали. Ведь даже слово «капитализм» ни Горбачёвым и Ельциным, ни Гайдаром и Чубайсом тогда не произносилось. Предпочитали говорить (как, впрочем, и сегодня) о рыночной экономике, о свободе, о борьбе с тоталитаризмом…

— Дело в том, что я добросовестно учился в школе и в институте. Нам же объясняли, что такое капитализм. Украл буханку хлеба — тебя за решётку, а украл железную дорогу — тебя в министры. Как только замаячила приватизация крупной государственной собственности, то есть утверждение частного владения орудиями и средствами производства, эксплуатации человека человеком, я стал догадываться, что нас ждёт впереди. Так и получилось: явление всех этих абрамовичей, прохоровых, лисиных, фридманов, дерипасок…

Правда против лжи

— Несмотря на сложность и запутанность происходившего, вы всё же в сути разобрались. Но многие, в том числе ваши коллеги, не разобрались до сих пор. В чём причина?

— Не думают, легко поддаются тому, что им внушает господствующая пропаганда, то есть разномастная ложь. А думать надо! Всегда! Детский инфантилизм непростителен даже народным артистам СССР. Представляю, как во власти потешаются над доверчивостью некоторых вроде бы даже неглупых людей: «Обманули дурака на четыре кулака, а на пятый кулак вышел Ваня-дурак».

Конечно, обман правит не только перед выборами и во время выборов, которые называются «демократическими». Обработка мозгов идёт постоянно уже 25 лет. Всю историю нашу вывернули наизнанку. И утверждают, что во всех бедах страны в ХХ веке виноваты Ленин, Сталин, коммунисты, социализм. Но ведь в реальности Владимир Ильич Ленин спас нашу страну, вытащив из пропасти, в которую она была ввергнута предшествующими правителями!

Однако последнего царя Николая II нынешняя Русская православная церковь объявила святым. За что? За какие заслуги? Да, он был нежный, ласковый, заботливый семьянин. Но какой государственный деятель?.. Будучи верховным главнокомандующим, во время войны отрекается от престола, что есть дезертирство, то есть предательство.

Так вот, его церковь делает святым, а не комсомольцев и пионеров, которые во время Великой Отечественной войны жизни положили за Родину, за други своя. Сколько их, настоящих героев, истинных святых! Зина Портнова, Володя Дубинин, Валя Котик, Марат Казей — совсем ещё дети; Зоя Космодемьянская, молодогвардейцы — всех не перечислить… Но на них лили и продолжают лить грязную ложь, выискивая и придумывая что-то, дабы скомпрометировать.

Сказано: «Ведь, если звёзды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно?» И если ложь правит, это тоже кому-то нужно. А у нас уже два десятилетия (даже более!) правит абсолютная ложь. Разумеется, в лицемерной обёртке всяких красивых разглагольствований — например, о демократии.

— Вы это лицемерие чувствуете, распознаёте?

— А как же! Что такое демократия? Вроде бы власть народа. Но народ на референдуме проголосовал за сохранение Советского Союза. Однако Союз развалили. И теперь лгут, лгут, лгут, что это было якобы неизбежно…

Под знаменем «демократии» Соединённые Штаты вторгаются в Ирак. Им даже в ООН говорят: нет там ни атомного, ни химического, ни бактериологического оружия. Но они на всё плюют — по закону не демократии, а кулачной силы. Югославия, Афганистан, Ливия, сейчас под прицелом — Сирия и Иран… Когда был Советский Союз, он эту мировую жандармерию сдерживал. Теперь — разгул! Под прикрытием лжи.

— И многие, увы, по-прежнему верят…

— Потому что на всё благовидный предлог. Они ведь не просто так к вам в карман забираются. Они говорят: мы хотим вашу ношу облегчить, чтобы вы лучше себя чувствовали…

Недаром у Горького (тоже оболганного, а он в чём-то выше Шекспира!) сказано: «Ложь — религия рабов и хозяев. Правда — бог свободного человека». Какая у нас нынче «свобода» без правды? Куда мы идём? Во что превратились? Фактически, с моей точки зрения, — в колонию.

— Сейчас всё актуальнее необходимость восстановления в головах людей, особенно молодых, правды о нашем советском прошлом. Вы с этим согласны?

— Абсолютно! К счастью, честную память о советской эпохе несут свидетельства некоторых талантливых её современников. Приведу, скажем, строки поэта Валерия Савостьянова, который моложе меня, но пишет о том, что и я помню:

Я был рождён во времена,

Когда окончилась война

Победою. Теперь шпана

Кричит о них как

о суровых,

Где правил злобный

вурдалак.

Врут холуи! Не было так.

Я помню гордость,

а не страх

И хлеб, бесплатный хлеб

в столовых…

— Вы ведь по-прежнему немало выступаете перед слушателями как мастер художественного слова?

— Действительно, немало.

— Хорошо, что такие стихи доносят до людей историческую правду.

— В данном случае — о послевоенном времени. А есть у меня в программе и произведения о времени предвоенном. Волнует, например, стихотворение Михаила Львова «Кинохроники тридцатых годов»:

Снова смотришь —

и плакать готов,

И ответная боль

моментальная.

Чертежи вчерне городов,

И восторженно радостны

люди…

Поколенье тридцатых

годов!

Нам ничто не подносят

на блюде.

Сами всё, всё горбом,

всё трудом,

Исполненье и замыслы —

наши.

Сами строим и домну,

и дом,

«Ростсельмаши»

и «Уралмаши».

Сами авторы вечных чудес,

Одолели и серость,

и сырость,

И красавцем встаёт

Днепрогэс,

И Челябинский тракторный

вырос.

Только что совершивший

прыжок

Через Северный полюс

в Америку

Чкалов, взятый восторгом

в кружок,

Богатырский, с улыбкой

уверенной.

От святого, от чистого шли,

Вдохновением полнились

будни.

Юность Родины, нашей

земли,

Мы тебя никогда

не забудем!

Эти строчки, как в горле

комок,

Путь оттуда к величию

начат.

И комок даже в горле

у строк,

И строка и ликует, и плачет.

Единственное, в чём, пожалуй, ошибся товарищ Львов: многие, к сожалению, сегодня забыли. И это, я считаю, предательство. И молодым, которые в то время не жили, обязательно надо это рассказывать. Что я и стараюсь делать. Своими поэтическими выступлениями. Своей преподавательской работой во ВГИКе.

— Личная ваша память, я думаю, тоже кое-что значит. Если коротко сказать, как вы чувствовали себя в советское время, ныне оболганное и столь яростно проклинаемое?

— Если совсем коротко, я чувствовал себя нужным и праведным. Вслед за поэтом могу от себя повторить: «Я помню гордость, а не страх».

Когда началась Великая Отечественная война, мне было всего четыре года. Но война для меня не просто две даты: 1941—1945. Многое доподлинно помню! Как напряжённо слушала мама радио: «После тяжёлых кровопролитных боёв наши войска оставили…» Мы живём в Сибири, и к нам едут родственники из Москвы, из Ростова-на-Дону, из других мест… Ощущение большой общей беды.

Но уже в начале зимы 1941-го — разгром немецко-фашистских войск под Москвой! А чья особенно большая роль в этом разгроме? Сибиряков. А я кто? Сибиряк. Вот вам и гордость, хотя мне ещё пяти лет не исполнилось. Гордость за советских бойцов, за страну нашу, за народ. То, что называется святым и высоким словом — патриотизм…

— Именно то, что в нашем народе пытаются выкорчевать все последние 25 лет. А вместо гордости внедрить чувство неполноценности, ущербности: не гордись своей историей, а стыдись её. Конечно, советской истории стыдись в первую очередь. Разве не так?

— Всё так, и я просто с яростью воспринимаю бесконечные призывы к покаянию, которые обрушиваются на нас. Почему-то не обращают такие призывы к «светлой, цивилизованной» Америке. А у меня перед глазами обложки шикарных глянцевых журналов, на которых — атомный гриб. Это после американских бомбёжек Хиросимы и Нагасаки. Уничтожили, изувечили «цивилизованные» сотни тысяч ни в чём не повинных людей — детей и женщин.

А какие планы разрабатывались против нас?! Сперва 70 советских городов наметили под атомные бомбардировки, потом — 300. И нас они после этого называют «империей зла»! Нас, которые весь мир спасли от фашизма. Они, которые жгли напалмом Вьетнам… Кто первый кричит «Держи вора!»? Да они и есть настоящая империя зла — от правды не уйти.

Целили и в коммунизм, и в Россию

— И всё-таки у большой (или даже большей) части ваших коллег, так называемой творческой интеллигенции, совсем другой, нежели у вас, взгляд на историю и на сегодняшний день. То, чем вы гордитесь, они презирают. Что возмущает вас — их радует. Есть и такие, которые провозглашают, что они патриоты, всей душой за Россию, но — против коммунизма и коммунистов…

— Я пришёл к выводу, что антикоммунизм — это русофобия. Известно выражение Александра Зиновьева, относящееся к уничтожению Советского Союза: «Целили в коммунизм, а попали в Россию». Так вот, я с этим не согласен. То есть были, конечно, такие, про которых Зиновьев сказал. Однако руководили процессом и направляли его те, кто целил именно в Россию! А трудности, ошибки и трагедии советского периода были шулерски использованы для развала великой страны.

Коммунизм недопустимо противопоставлять России, потому что он спас её от развала в 1917-м и от гитлеровского уничтожения в 1941-м. Коммунистическая идея — это идея справедливости, идея соборности, коллективизма, которая особенно близка нашему народу, и её убить невозможно, кто бы и как бы ни старался.

— Но ведь стараются! Извне и изнутри.

— Точно так же стараются уже много веков ликвидировать Россию. Можно вам Ломоносова процитировать?

— Конечно.

— Итак, Михайло Васильевич Ломоносов, который умер за четыре года до рождения Наполеона: «Народ российский от времён, глубокою древностию сокровенных, до нынешнего веку толь многие видел в счастии своём перемены, что ежели кто междоусобные и отвне нанесённые войны рассудит, в великое удивление придёт, что по толь многих разделениях, утеснениях и нестроениях не токмо не расточился, но и на высочайший степень величества, могущества и славы достигнул. Извне угры, печенеги, половцы, татарские орды, поляки, шведы, турки, извнутрь домашние несогласия не могли так утомить России, чтобы сил своих не возобновила. Каждому несчастию последовало благополучие большее прежнего, каждому упадку высшее восстановление…»

А потом явится Наполеон. И уже Пушкин напишет, обращаясь к «цивилизованному» Западу:

И ненавидите вы нас…

За что ж? Ответствуйте:

за то ли

Что на развалинах

пылающей Москвы

Мы не признали наглой

воли

Того, под кем дрожали вы?

История наша великая и славная, но ведь во все века с оружием лезли на Россию, во все века целили в неё! А советский период тот же Зиновьев совершенно точно определил как вершину российской истории.

— Сегодня мы, увы, не на вершине. И это, согласитесь, вдохновляет врагов нашей страны как внутри неё, так и за рубежом. Они ставят всё более далеко идущие цели…

— С помощью «пятой колонны» нас разгромили в «холодной войне». Мой покойный друг, я считаю — выдающийся русский мыслитель Юрий Дмитриевич Петухов, называл ту войну Третьей мировой, и, наверное, он прав.

Но вот на что хочу обратить внимание. В середине 90-х, выступая на заседании начальников штабов, где подводились итоги победоносной для них «холодной войны», тогдашний президент США Билл Клинтон заявил, что главная задача теперь — ни в коем случае не допускать к власти в России коммунистов.

Для меня это — ключевое, очень важное откровение явного врага моей страны, который уж никак не желает нам блага. Значит, изо всех партий только коммунисты для наших врагов неприемлемы, все остальные устраивают их. И даже только поэтому я стал бы голосовать за коммунистов! Хотя у меня, конечно, и множество других для этого оснований. Какая там «Единая Россия» — разве я един с Абрамовичем? Какая «Справедливая Россия» — если Миронов за социализм, почему он не с Зюгановым? Я голосовал и буду голосовать за КПРФ: только у коммунистов есть понятная мне и научно обоснованная программа. У других, кроме хвастовства и вечных обещаний, я ничего не вижу.

— В чём, кроме «холодной войны», которую вёл против нас Запад, не жалея триллионов долларов, видите главную причину поражения КПСС как руководящей партии, а вместе с ней и страны?

— Может быть, в самодовольстве, чванстве многих руководителей. Ленин с тревогой говорил и писал о «комчванстве». А у Маяковского в «Бане» гениально сказано: «Самоуважение у вас, товарищ Победоносиков, титаническое!»

За «титаническим самоуважением» последовало полное перерождение, а затем и предательство. Горбачёв и Ельцин уже никакими коммунистами не были, как и многие другие, иногда цинично называвшие партийный билет «хлебной карточкой». Один из них потом публично, на телеэкране, сжёг свой партбилет. Но разве кто-то его на аркане в партию тянул? Предали величайшую идеологию, которая, можно сказать, и из заповедей Христа вытекает!

Я атеист, но признаю огромную роль христианства, православия в человеческой истории и культуре. А ведь коммунистическая идеология — строго научная, она не на мифе замешена. Как же можно отказываться от неё, если более справедливой идеологии в мире просто не существует? Но вот внедряется всеми способами оголтелый, зоологический индивидуализм, который способен лишь погубить человечество.

— Согласитесь, что большинство предателей, о которых вы говорили, быстренько перекочевали в нынешнюю «партию власти» или обретаются возле неё. Впрочем, есть они и в так называемой несистемной, а по сути — либеральной оппозиции…

— Для меня своеобразным символом этого глобального предательства стала могила Ельцина, на которой полудрагоценными камнями выложен предательский триколор. Ныне правительство возглавляет и в президенты опять идёт человек, в своё время выдвинутый им, Ельциным. И среди протестующих против него в «несистемной оппозиции» — тоже ставленники и поклонники Ельцина. Фактически и та, и другая стороны (каждая по-своему) отстаивают в главном сохранение прежнего курса. Разница лишь в нюансах. Но те и другие, подобно Клинтону, — против власти коммунистов. Ну а я — за. Радуюсь, что электорат Геннадия Андреевича Зюганова увеличивается.

Остановить уничтожение культуры

— Поговорим о том, что происходит в родной для вас сфере культуры.

— С культурой вся эта «демократия» уже больше двадцати лет ведёт успешную войну. На уничтожение.

В самом деле, иначе и невозможно охарактеризовать то, что происходит. Скажем, заполонивший сцену и телеэкран шоу-бизнес — это же чистейшей воды политика! Пойте какие угодно гадости и как хотите скверно, пляшите что попало, хохочите вовсю над любыми глупостями, и голых женщин вам представим — только не думайте ни о чём серьёзном. Забудьте, что вы народ великой культуры, народ «Слова о полку Игореве» и «Поучения Владимира Мономаха», Ломоносова и Пушкина, Гоголя и Тютчева, Шолохова и Твардовского…

Больно признать, однако многие забывают. Людей превращают в животных, в стадо. Плюс очень сильная антисоветская начинка. Меня от неё, что называется, с души воротит, но кто-то глотает и отравляется. Причём глотать вынуждены каждодневно, и отрава получается смертельная.

— Вам предлагают сниматься в таких фильмах?

— Предлагают. Жуть охватывает, когда читаешь эти сценарии. До чего только не додумываются!

— Можно пример?

— Да примеров масса. Вот, скажем, Советская власть (она, она — главный злодей!) в мечте о всемирном господстве задумала создать универсального, то есть абсолютно покорного, бездумного и физически очень сильного, раба. А для этого, представьте себе, решено скрестить женщину с гориллой. Так я должен был играть надсмотрщика над гориллами под эгидой КГБ…

— Эдакая фантазия?

— Злобная ложь! Наподобие печально знаменитой поделки «Сволочи», которую, однако, намеревались увенчать высокой премией. Молодец Владимир Валентинович Меньшов, что демонстративно отказался эту премию вручать.

— А вы в том фильме, о котором говорили, сниматься отказались?

— Разумеется! Как и во многих других… Вот вам ещё сюжет для примера из предлагавшихся сценариев. Опять же Советская власть коварно замыслила наслать цунами на Соединённые Штаты. А когда их побережье зальёт, под видом гуманитарной помощи двинуть туда свои войска. И вот мне предлагают аж роль генерала, командующего этой операцией!

— Вы-то отказываетесь, но другие снимаются… А каковы ваши впечатления от работы с молодыми во ВГИКе?

— Стараюсь всячески пробудить у них интерес к классике. И в чём моё счастье — оказывается, она им не скучна, оказывается, увлекает.

Хотя антисоветская отрава подчас действует. Поставили «Трёхгрошовую оперу» Брехта, где есть встреча бандита и шерифа, участвовавших когда-то в колониальной захватнической войне. Так ребята, будущие режиссёры, от себя вставили параллель с советскими солдатами.

Пришлось провести разъяснительно-воспитательную беседу. Я им сказал, что в моём восприятии русский, советский солдат — это защитник, а не захватчик. От времён Ильи Муромца — защитник. И слава у нас всегда была защитникам, а не захватчикам!

— Как воспринимаются слушателями ваши концертные выступления?

— Обычно хорошо. Нередко бывает даже удивление и восхищение: «Оказывается, вы такие ещё есть!» А езжу я немало и порой далеко: до Благовещенска, Владивостока, Находки…

— Пятого мая нашей «Правде» исполнится 100 лет. Хотелось бы видеть и слышать вас на юбилее.

— С удовольствием, если пригласите. У меня и самого 5 мая юбилей: 75 лет. Не сочтите за бахвальство, но факт есть факт: родился в один день с «Правдой» и с Карлом Марксом.

— Стало быть, вы нас поздравите с юбилеем, а мы — вас.

— Для меня 100-летие «Правды» — тоже большой праздник.

Газета "Правда", 14-15.02.2012


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт мар 02, 2012 9:37 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Министр геологии СССР в 1975—1989 годах Евгений Козловский: страну загнали в тупик!

Виктор Кожемяко, по страницам газеты «Правда»

Свои мысли об актуальных проблемах сегодняшнего и завтрашнего дня страны высказывает доктор технических наук, профессор, вице-президент Российской академии естественных наук, министр геологии СССР в 1975—1989 годах Евгений Козловский.

Высокие звания и другие награды, которыми отмечены его выдающиеся заслуги перед Родиной, можно перечислять очень долго: лауреат Ленинской и Государственных премий, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, заслуженный геолог, почётный разведчик недр, почётный нефтяник, почётный работник газовой и угольной промышленности, лауреат национальной премии «Человек года-2011» в номинации «Наука»…

Начинал свой трудовой путь будущий советский министр буровым мастером в Дальневосточном геологическом управлении. Любовь к избранной профессии, незаурядный талант и ответственное, творческое отношение к делу — вот что подняло его на пост руководителя одной из важнейших отраслей народного хозяйства СССР, которую он возглавлял почти 14 лет. Именно на эти годы приходятся крупные открытия многих видов полезных ископаемых, существенно обогатившие нашу Родину: минерально-сырьевой потенциал страны вырос в два раза.

Значительный вклад внёс Евгений Александрович Козловский также в науку и в воспитание кадров для родной отрасли. Он, автор более 600 публикаций и 25 монографий, и сегодня продолжает трудиться заведующим кафедрой в Российском государственном геологоразведочном университете имени С. Орджоникидзе.

А в феврале прошлого года его имя широко прозвучало в связи с отказом принять почётную грамоту президента РФ. Это был гражданский поступок в знак протеста против политики, проводимой нынешним руководством страны. О серьёзнейших изъянах и катастрофических последствиях такой политики он настойчиво говорит все последние 20 лет. Вот и публикуемая беседа, состоявшаяся накануне президентских выборов, посвящена этой теме.

Страну загнали в тупик

— В письме, которое вы, Евгений Александрович, адресовали Д.А. Медведеву, чётко сказано: «Современная Россия находится в социально-экономическом, политическом и идеологическом тупике». Здесь же, в этом письме, и в ряде ваших статей последнего времени я обращаю внимание на особую заострённость проблем безопасности страны. С большой тревогой читается у вас: национальная безопасность, экономическая, минерально-сырьевая… Вы считаете, что угрозы нашей безопасности, как внутренние, так и внешние, продолжают нарастать?

— Безусловно. Вопрос стоит о том, чтобы Россия сохранилась как держава. А для этого необходимы очень точное управление, очень точная социально-экономическая политика, скреплённая государственной идеей развития и выживания в условиях современного мира. К сожалению, такой политики уже более двух десятилетий у нас не было и нет.

Результаты, как известно, удручающие. Если в 1980 году наша страна была второй экономикой мира — это пять Китаев и 60 процентов от США, то сейчас — пятая часть Китая и 6 процентов от США. Мы отстали в экономическом развитии от многих стран. Теперь в мировом объёме валовой продукции наша доля составляет всего полтора процента!

— А с высокотехнологичной продукцией дела обстоят ещё хуже?

— Причём намного. Но ведь именно она определяет современное развитие, а между тем мы производим её лишь 0,3 процента от мирового объёма, в то время как США — 36 процентов, Япония — 30, Германия — 17. Производительность труда у нас в 3—5 раз ниже по сравнению с США и другими развитыми странами.

Очень показательны данные Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), касающиеся патентования. Согласно им, в 2009 году в мире было зарегистрировано 155900 патентов, из которых на долю России приходится… 569! Это — 0,36 процента. Впору говорить об инновационном разгроме нашей страны, об отторжении нынешней экономической и социальной системой новшеств, изобретений, творческой активности. Крайне тревожное обстоятельство!

— Словом, у нас теперь в основном сырьевая экономика…

— Нынешние руководители страны уверяют, что вины их в этом нет. Медведев, например, заявил следующее: «Зависимость нашей экономики от сырья возникла не в то время, когда Путин был президентом, а уже 40 лет назад. Чтобы это изменить, требуется длительное время».

— В упомянутом письме вы ему убедительно возразили.

— Есть основания. Ведь 40 лет назад, то есть в начале 70-х годов, доля топливно-энергетических товаров в структуре экспорта СССР составляла 15,7 процента. А вот российский экспорт в 2008 году состоял из этих товаров на 67,8 процента! Есть разница? Тогда, в советское время, экспорт машин и оборудования составлял 21,5 процента, а в 2008-м — всего 4,9. Главная причина понятна: развал промышленно-производственного потенциала, унаследованного от СССР, в результате бездарного управления экономикой России.

— Что можете сказать об использовании наших природных богатств за годы так называемых реформ?

— Бездумное «реформирование» экономики и переход на рыночные отношения привели к резкому падению внутреннего спроса практически по всем видам минерально-сырьевой продукции. Так, с 1991 года внутреннее потребление алюминия первичного снизилось в 3 раза, меди — в 3,4, свинца — в 2,7, никеля — в 5,7, цинка — в 2,7, олова — в 4,2, вольфрамовых и молибденовых концентратов — соответственно в 8,4 и 6,4 раза.

Падение внутреннего спроса на цветные металлы обусловлено главным образом глубоким спадом производства в основных отраслях-потребителях, таких, как машиностроение и ВПК, на долю которых приходилось 85 процентов общего потребления этих металлов. Теперь они пошли на внешний рынок, чего по ряду видов (титан, вольфрам, молибден и т.п.) раньше вообще не было.

С 2000 по 2010 год из нашей страны было экспортировано 1 триллион 917,8 миллиарда кубометров природного газа, 2 миллиарда 236,8 миллиона тонн сырой нефти и 917 миллионов тонн нефтепродуктов. Это общенациональное богатство потянуло на 1 триллион 390 миллиардов 642 миллиона долларов, причём без учёта серых схем, позволяющих экспортёрам существенно занижать реальные доходы, и других минерально-сырьевых и природных ресурсов. Можно утверждать, что минерально-сырьевой комплекс более 20 лет спасал Россию от окончательной гибели. Он — наше великое преимущество, дар свыше. А вот умение использовать сырьевую базу для технологического совершенствования экономики — это задача руководства страны. На этом оселке проверяется умение государственного управления.

Сколько страна теряет сегодня, поставляя сырьё на внешний рынок в непереработанном виде! Вспомним свой опыт 1965—1980 годов: тогда мы построили сразу 400 предприятий, благодаря которым сырая нефть превращалась в шины для автомобилей, синтетические волокна, пластмассу, резину, пластик и другую продукцию, необходимую в сельском хозяйстве, строительстве и т.д. По производству минеральных удобрений наша страна вышла на первое место в мире.

— Каков же теперь в этом отношении итог проводимой политики?

— Двадцать лет Россия превращалась и уже во многом превращена в сырьевой придаток Запада. При этом валютные поступления от экспорта в значительной мере оказываются не у государства, а в руках олигархов и разного рода посредников.

И ещё. В последние годы произошло дробление и ослабление предприятий нефтегазового сервиса, то есть обеспечивающих технику и технологию добычи. Сложившейся ситуацией воспользовались зарубежные компании, которым представилась уникальная возможность не только поглотить этот перспективный российский рынок, но и устранить потенциально опасного конкурента.

Годовой оборот российского рынка нефтегазового сервиса оценивается примерно в 20 миллиардов долларов. Но эти «непрофильные активы» на сегодня сохранили только «Газпром» с «Газпромнефтью», «Сургутнефтегаз» и «Татнефть». Сервисные службы этих компаний находятся на современном уровне, оснащены лучшими образцами техники и технологиями, полностью удовлетворяют потребности своих компаний. Другие нефтяные компании, такие, как «Роснефть», «Лукойл», «ЮКОС», «ТНК-ВР», избавились от своих сервисных активов. Часть ставших самостоятельными предприятий приспособилась к работе в условиях конкуренции. Другие, лишившись поддержки компаний-заказчиков и государства, не имея средств на техническое перевооружение и совершенствование технологий, либо обанкротились, либо влачат теперь жалкое существование. Поглощая лучшие из подобных предприятий, иностранный бизнес наращивал и продолжает наращивать свою долю на российском рынке.

Особую тревогу вызывает ситуация, складывающаяся вокруг перспектив освоения российского шельфа. Отечественные предприятия к этим работам пока не допускаются из-за отсутствия у них требуемых технологий.

Это называется так: развал геологической службы России

— Вы остро ставите вопрос о национальной минерально-сырьевой безопасности. И вот появляется очередная предвыборная статья кандидата в президенты В.В. Путина под заголовком «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России». Каково ваше отношение к ней?

— Как и все другие его статьи, появившиеся накануне президентских выборов и претендующие быть программными, она меня совершенно не удовлетворила. Во-первых, Путин пишет как человек со стороны, не имеющий никакого отношения к тому провалу, из которого нам предстоит вылезать. Но он же был активным участником происходившего в 90-е годы, потом два срока — президентом страны и четыре года — главой правительства. Так хотя бы признай какие-то свои ошибки, а не сваливай всё на безымянных предшественников. Это не по-мужски, в конце концов.

И, во-вторых, самое главное: предлагаемое Путиным — не конкретная и чёткая программа действий, а скорее заявление о намерениях, некие пожелания, выраженные в общих словах. Вроде бы хорошо, что власть заговорила наконец об угрозах, которые реальны для нашей страны, о необходимости укреплять Вооружённые Силы, обеспечивать безопасность. Однако основой безопасности страны является её экономическая мощь, о чём в статье даже не упоминается. А без учёта этого, в отрыве от этого нельзя говорить об укреплении армии, о её перевооружении и т.д.

Примером для сегодняшнего времени могут служить пятилетки перед Великой Отечественной войной, обеспечившие в короткий срок колоссальный подъём всего народного хозяйства. Вместе с экономической мощью росла мощь нашей армии. За те же 12 лет, что составляют срок правления Путина, а тогда вылились в три неполные пятилетки (1929—1932, 1933—1937 и 1938—1940 гг.), добыча угля в стране увеличилась в 4,7 раза, нефти — в 2,7, природного газа — в 10 раз, железной руды — в 5, марганцевой руды — в 3,7 раза, выплавка чугуна — в 4,5, стали — в 4,3 раза и т. д. Создали целый ряд совершенно новых отраслей промышленности!

— Каков был вклад геологов в тот действительно великий, беспрецедентный подъём?

— Они обеспечили своими открытиями базу нефтяной, газовой промышленности, чёрной и цветной металлургии, а значит, и машиностроения. Но скажу шире. До революции на территории нашей страны было известно 16 минералов. К концу 30-х годов — уже 70! И трудно переоценить это в достижении нашей Победы.

— Но Путин о том опыте не вспоминает. Наоборот, не упускает возможности и тут лягнуть советский период. Дескать, мы не должны допустить повторения трагедии 1941 года, когда была «неготовность государства и армии к войне». Однако тогда-то сверхнапряжённо готовились и просто не успели подготовиться до конца: полутора-двух лет не хватило. А что теперь, если вся экономика в развале и про модернизацию только говорят? Каково нынешнее состояние родной для вас геологоразведки и каким должно быть её значение в будущем?

— Геологию справедливо называют вперёдсмотрящей экономики. Ведь прежде всего возникает вопрос: развивать экономику за счёт чего? В ближайшие 50 лет в мире объём горно-добычных работ должен возрасти более чем в пять раз, главным образом за счёт разведки и эксплуатации новых месторождений.

Основной тенденцией должны стать внедрение технологий глубокой переработки сырьевых ресурсов и создание новых материалов и новых видов продукции на их основе. В частности, следует учитывать возросший интерес в мире к редкоземельным металлам — РЗМ. Советский Союз был в числе ведущих производителей и потребителей редких металлов, но с его развалом часть месторождений осталась за пределами Российской Федерации. А потребление РЗМ в мире растёт очень быстро. По прогнозам, спрос на них в 2014 году в 1,6 раза превзойдёт современное потребление и в 6 раз — потребности 1990 года. Применение РЗМ позволяет, например, существенно снизить массу автомобилей, создать более перспективные аккумуляторные батареи. Важная область применения — военная техника. У нас упустили это направление, хотя наша сырьевая база позволяет его развивать.

— Реальная независимость страны неотделима от обеспеченности минерально-сырьевыми ресурсами?

— Конечно, особенно стратегическими видами минерального сырья, это было всегда. В 1953 году китайцы отказали нашей стране в поставках олова. Тяжелейшее положение создалось. И тогда нам, геологам на Дальнем Востоке, была поставлена задача: найти свои месторождения олова, за что мы, в том числе и я в юности, получили Ленинскую премию.

— А сколько всего месторождений полезных ископаемых было открыто в нашей стране к концу 80-х годов?

— За годы Советской власти открыто свыше 25 тысяч месторождений, из них примерно 2 тысячи определяли экономику страны.

— Ну а за двадцать постсоветских лет что открыли?

— Да почти ничего. Единицы. И экономику эти месторождения не определяют. Между тем ранее разведанные запасы полезных ископаемых всё более истощаются!

Но я хочу напомнить, что среди достижений Советской власти, на мой взгляд, особую значимость имело создание глобальной системы исследования недр. Она опережала освоение недр на десять, пятнадцать, двадцать лет, позволяла видеть перспективу. Мы заведомо знали, где и что можно открыть, этому помогал хорошо проработанный научный прогноз.

А ведь всё это очень непростое дело! Была создана научно-теоретическая геологическая школа, которая прекрасно знала мировой опыт, были созданы организационные структуры, которые отвечали за исследование определённой территории. Причём всё это увязывалось с планами развития народного хозяйства, служило основой для планирования.

— Вот что мы потеряли и вот во что сегодня многое упирается: планирование…

— А как же! Голову надо было иметь на плечах, чтобы это не потерять. Социалистический Китай продемонстрировал своё экономическое чудо, поднявшись на вторую ступень мировой экономической иерархии. И этому во многом способствовала деятельность Госкомитета по делам планирования и развития КНР — китайского Госплана. А опыт-то наш, советский!

Если бы у нас сегодня существовал орган стратегического планирования, без геологии ему бы не обойтись. Когда же в нынешних условиях Путин красиво расписывает, сколько всего под его мудрым руководством, дескать, будет сделано, у меня к нему неизбежный нормальный вопрос: а за счёт чего, дорогой? Если вернуться к теме его статьи, о которой мы с вами говорили, то обороноспособность тоже неразрывно связана с минерально-сырьевым комплексом.

Приведу один пример. Во время прошлой войны, когда на горизонте появилась угроза атомного оружия, возникла проблема урана. В короткий срок была проведена огромная научно-исследовательская работа, и урановые месторождения всё-таки открыли! Правда, теперь самый дешёвый уран остался в Узбекистане и Казахстане, а мы за свой счёт обеспечены этим важнейшим видом сырья лишь частично.

Нет, не случайно я заостряю вопрос о национальной безопасности в свете минерально-сырьевых проблем! Сегодня в стране никто не ответит вам, что и где может быть открыто в ближайшем будущем. Не говоря уж о более дальней перспективе…

— Неужто в самом деле так?

— Именно! И поражает меня непродуманность многих решений, принимаемых на высшем государственном уровне. Вот недавно Путин заявил, что необходимо создать холдинг для развития Дальнего Востока. Вроде бы звучит. Но у меня опять вопрос: на базе чего? Я хорошо знаю Дальний Восток, много лет там работал. В советское время существовали горнопромышленные районы с развитой инфраструктурой и продуманной перспективой, которые базировались на минеральном сырье. А за последние двадцать лет отсюда уехали минимум два миллиона человек. Брошены десятки тысяч посёлков. Геологические работы почти не ведутся…

— В таком состоянии геология везде по стране?

— Да. Вся система разрушена, стратегическая часть уничтожена, многие организации распались или непродуманно переориентированы. На территории страны работали 80 крупных геологических объединений и 50 институтов, обеспечивавших стратегическое исследование недр с практическими выводами.

— А что осталось?

— Можно сказать, ничего. Всего несколько институтов, коллективы которых сильно постарели. Старики, к сожалению, уходят и уносят с собой бесценные знания. Преемственности нет. Это подрывает основы научного потенциала и перспективу исследований. Я говорю о развале геологической службы России.

Возрастание угроз экономической безопасности страны во многом обусловлено неправильностью проводимого за годы «реформ» экономического курса, неопределённостью текущей научно-промышленной политики, потерей управляемости экономики. Отмечу и выделю следующее:

— отсутствие концепции, стратегии и программы социально-экономического развития с реально достижимыми целями;

— перманентное отставание, бессистемность и несовершенство нормативно-правового регулирования экономики;

— разрушение системы восполнения производственного потенциала (в первую очередь его активной части) вследствие низкой инвестиционной активности;

— а особенно — несправедливую и неэффективную приватизацию государственной собственности, общенародного достояния.

Нужны профессионализм, политическая воля и, конечно, истинная любовь к родной стране

— Вы представили очень тяжёлую картину. А пытались как-то повлиять на ситуацию, чтобы изменить положение к лучшему?

— Не только я пытался. Многие ветераны государственного управления. Мы же видим: не то делают, не туда тащат страну! Ещё жив был Николай Константинович Байбаков, многолетний выдающийся председатель Госплана СССР, когда мы, советские министры, вместе с ним неоднократно обращались к президенту Путину с просьбой принять нас и выслушать. Тщетно.

— А какие теперь министры? Кто руководит ныне хозяйственными отраслями?!

— Вот это я и хочу подчеркнуть: в управлении государством, экономикой, всеми сферами нашей жизни утвердился жуткий непрофессионализм. Уровень компетентности крайне низкий! Уж не говорю про злосчастного Сердюкова или известных Голикову, Скрынник. То же происходит и в геологии.

— Не свидетельствует ли всё, что вы говорите, о недооценке властью отрасли, важнейшей для безопасности страны?

— Да, многое убеждает, что президент и правительство не понимают кардинальную важность минерально-сырьевой безопасности, не анализируют мировую политику в этой сфере и не думают по-настоящему о нашем будущем.

Приведу два факта. В своё время была создана рабочая комиссия Госсовета, чтобы подготовить проект документа по минерально-сырьевой политике. И в первоначальном варианте разработанный проект представлял определённый интерес. Однако затем в Министерстве природных ресурсов из него полностью выхолостили суть и смысл.

— Вы своё отношение высказывали?

— Разумеется. Были многочисленные коллективные письма в адрес президента, председателя правительства, Совета безопасности. И вот вам второй факт: в июне 2010 года появляется «Стратегия развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года», утверждённая правительством Путина. Этот документ, составленный келейно неизвестной компанией, без участия ведущих специалистов, ещё хуже предыдущего. В нём нет делового анализа ситуации, сложившейся в минерально-сырьевом комплексе, отсутствует острота оценки, нет чёткой программы развития, а многие положения носят явно ошибочный характер. Причём налицо абсолютное пренебрежение к опыту СССР и к зарубежному опыту. Документ не только пустой, но и вредный по существу, поскольку он дезориентирует всех и не обеспечивает воссоздания системы стратегического исследования недр.

— Не находите ли вы, что за последнее время появился ряд таких документов — всяческих постановлений, программ и т.п.? Они создают только видимость деятельности. Александр Зиновьев говорил об имитационном характере, который возобладал в государственном руководстве страны…

— Я согласен. И считаю, что все предвыборные статьи и выступления Путина именно такие. Они меня не убеждают, потому что в них мало конкретики, нет обоснования того, как провозглашаемое будет выполняться. А значит, нет уверенности, что всё это будет реализовано.

Но ведь время летит. Не забывайте, что Путин находится у руководства страной уже более 12 лет. Мы с вами говорили, что перед войной за аналогичный срок наша экономика стремительно двинулась вперёд, тогда в корне были преобразованы многие стороны жизни общества — наука, образование, культура и т.д. Сегодня же страна топчется на месте.

Однако человек, который должен был бы ответить за это, хочет занять президентское место ещё на 6 или даже опять на 12 лет, а во главе правительства поставить, извините, Медведева, профессионализм и уровень компетентности которого тоже хорошо нам известны. Вообще весь этот их сговор о «рокировочке» вызывает возмущение, воспринимается как издёвка над обществом.

— Есть одна проблема, которая, по-моему, особенно важна для нашего будущего. Как быть с олигархами, обогатившимися за счёт грабительской приватизации? Путин от решения этой проблемы уходит…

— Да, если послушать его выступления и почитать статьи, то понимаешь, что курс такой: не трогать олигархов! Но тогда у этой власти ничего не получится. Единственно правильное решение содержится в программе Коммунистической партии: национализация минерально-сырьевой базы, добывающей и других ведущих отраслей промышленности. Для этого нужна политическая воля. Иначе государство не способно сделать что-либо действительно значимое, большинство народа по-прежнему будет оставаться в бедственном положении, а безопасность страны — в серьёзнейшей опасности. А почему бы не переоценить ход приватизации, дать происшедшему юридическую оценку, потребовать от грабителей компенсации потерь для государства?

— Во множестве писем, получаемых «Правдой», люди настаивают: недра и другое украденное народное достояние необходимо вернуть народу! Как вы думаете, нынешняя власть осознаёт, что напряжённость в обществе из-за чудовищной социальной несправедливости далее будет только возрастать?

— Если даже в некоторой мере и осознаёт, то на деле ведь ничего не меняет. Мы продолжаем жить по чужому сценарию, написанному экспертами МВФ. Путин со сцены в «Лужниках» кричит о любви к России. Но любовь должна быть не только на словах. Например, сегодня основную часть нефтепродуктов Российская Федерация якобы продаёт США и развитым странам ЕС. Однако деньги, якобы уплаченные за нефтепродукты, остаются в банках тех же ЕС и США. Невероятно, но факт: около 70 процентов российских экспортных доходов инвестируются в экономику других стран. Вдобавок зарубежный капитал контролирует уже 28 процентов банковской системы России. О какой же любви к родной стране, господин Путин, можно говорить при такой политике?!

— Что, на ваш взгляд, прежде всего надо сделать в минерально-сырьевой сфере?

— Во-первых, оценить обстановку как критическую. Во-вторых, понять, что геология — это научно-практическая отрасль и непрофессионалам в ней делать нечего. В-третьих, создать государственный орган — Госкомитет по геологии и недропользованию, точнее — возродить отрасль, насытить её умными учёными и умелыми практиками, восстановить стратегическую систему исследования недр.

— Борьба за природные ресурсы в мире усиливается. Какое место в ней отведено России?

— Как мне представляется, сегодня следует более глубоко оценивать внешнеполитические угрозы и тот нажим, который проявляют страны Запада, лишённые стратегических запасов полезных ископаемых, в первую очередь — энергоресурсов. Надо учитывать, что за последние годы в жизнь всё прочнее входит понятие глобализации, при этом речь идёт о специфическом проекте — попытке утверждения «нового мирового порядка». Практическая задача глобализации рынка — это передача минеральных ресурсов под контроль «первого мира» и устранение национальных экономических границ. Идеологи глобализации достаточно специфически подходят к концепции государства и перестройке системы международного права.

Нельзя забывать, что, по оценке экспертов, войны в XXI веке будут в основном войнами за ресурсы. Сегодня США и ЕС с 20 процентами населения планеты Земля потребляют 80 процентов её ресурсов. Из них только 16 процентов свои, а 64 процента они изымают у «развивающихся» стран. Но изымать у этих стран «третьего мира» уже почти нечего, и своё благополучие государства «золотого миллиарда» дальше собираются строить за счёт России. Этого они даже не пытаются скрывать. Ведь недра нашей страны содержат четверть ресурсов планеты, так что ставки исключительно высоки, а задачи глобальны!

Например, в документе «Стратегия национальной безопасности США» (март 2005 года) сказано: «Обеспечить безопасный доступ к ключевым районам мира, стратегическим коммуникациям и глобальным ресурсам». А некоторое время спустя, когда была разработана обновлённая «Концепция безопасности США», в комментариях к ней появилось особое место: «О возникающей у США возможности безбоязненно нанести первыми разоружающий ядерный удар по России». В феврале-марте 2008 года группа высокопоставленных военных по заказу Совета НАТО подготовила доклад-концепцию об изменении роли и задач альянса, о придании ему новых функций.

— В чём главный смысл?

— На первый план выдвигается как раз борьба за обладание ресурсами, прежде всего энергетическими, а оборонительный (реактивный) характер стратегии НАТО рассматривается как недостаток, который должен быть преодолён. В связи с этим ядерное оружие объявляется основным инструментом стратегии НАТО, решающим фактором в споре.

— Более чем серьёзно!

— А объясняется всё очень просто: ведущие геополитические игроки уже прикидывают раздел и утилизацию российского наследства. Только социальный аутизм позволяет руководству нашей страны забывать утверждение М. Тэтчер, что в условиях глобализации на территории России экономически оправдано проживание не более 15 миллионов человек; или высказывание А. Меркель о том, что богатства России за Уралом являются достоянием всего мира; или название «Американская Сибирь», появившееся в газетах США… И ведь эта мысль, что Сибирь должна стать американской, всё настойчивее утверждается у них как самосознание.

Обстановка требует от руководства России решительных и действенных мер. Подчеркну: действенных, результативных! Существует глубокая пропасть между словами и делами нынешней власти. Мы убедились в абсолютной несостоятельности президентского понукания «Россия, вперёд!», равно как и лозунга инновационной модернизации страны. Теперь Путин своими предвыборными пиар-заявлениями снова всё топит в словах.

— Вы, Евгений Александрович, остро и смело говорите. Не боитесь?

— Мне, собственно, бояться нечего. Я прожил большую жизнь. На долю моего поколения время выпало суровое и великое. Мой отец погиб, сражаясь за Родину, в первый год Великой Отечественной войны, родные все расстреляны. А я мальчишкой был в партизанских отрядах Белоруссии. Потом окончил военное училище, геологоразведочный институт, четырнадцать лет работал в тайге…

Это — моя Родина, которую я люблю и которой отдал всю жизнь. Уезжать никуда не собираюсь, как и мои дети, внуки, правнуки. Так что бояться можно лишь одного: чтобы вконец не погубили мою страну. Вот этого нам ни в коем случае нельзя допустить. А дальше всё равно разберёмся с ними!

http://kprf.ru/rus_soc/103450.html
2012-03-02 18:27


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср апр 25, 2012 9:13 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Выше боеспособность и авторитет каждого партийного отделения!
02.04.2012
Николай КОЖАНОВ, Виктор КОЖЕМЯКО.

Выборы — слово само по себе вроде бы спокойное, не имеющее никакого боевого заряда. Но чем оборачивается оно в нынешней российской действительности? Прошедший недавно по стране цикл выборных кампаний вполне сравним с крупномасштабными сражениями, требующими максимальной мобилизации всех сил.

Для КПРФ как единственной по-настоящему оппозиционной партии это было серьёзное испытание. И на свой первый после выборов пленум члены ЦК и ЦКРК КПРФ, а также приглашённые активисты собрались, ещё не остыв от боя, полные впечатлений от острой и бескомпромиссной борьбы. Она, конечно, обогатила партийные отделения и партию в целом новым большим опытом. Этот опыт, полученные уроки и задачи на будущее глубоко анализировались в докладе И.И. Мельникова и в выступлении Г.А. Зюганова, обстоятельно и всесторонне рассматривались выступавшими в прениях.

Мы многое можем

Понятно, что первыми получили возможность выступить руководители тех парторганизаций, которые добились на выборах наилучших результатов.

Лидер костромских коммунистов В.П. Ижицкий считает, что залогом их успеха стала системность в работе. Референдум помог выявить активных сторонников партии. Велась учёба наблюдателей. Было создано 68 мобильных групп, действовавших в день голосования.

Особенно высоко оценил первый секретарь Костромского обкома роль областной партийной газеты «Что делать?» Её разовый тираж достиг 150 тысяч экземпляров, и удалось выстроить такую систему распространения, что газета доходила до самых отдалённых уголков области, можно сказать — до каждого человека.

А заглядывая в будущее, выступавший высказал пожелание себе и товарищам вносить в повседневную работу больше новизны, чтобы чаще и сильнее действовал на наших идейных противников эффект непредсказуемости и неожиданности.

— Мы много можем, когда наваливаемся на проблему всем миром, — сказал с трибуны первый секретарь Орловского обкома КПРФ В.Н. Иконников.

В качестве примера он привёл «Русский старт», давший начало избирательной кампании Г.А. Зюганова. Мероприятия такого масштаба в Орле ранее не бывало. В одном зале собрались более двух тысяч человек, и это произвело на всех огромное эмоциональное впечатление.

После этого в Орёл прибыли бригады политтехнологов из столицы, чтобы любым способом сбить нежеланный настрой земляков красного кандидата в президенты. Тоннами лилась грязь на лидера КПРФ, распространялись лжепрограммы, лжегазеты, клеветнические видеодиски. Но, вопреки этому, в Орловской области был достигнут самый лучший результат голосования за Г.А. Зюганова среди всех регионов страны.

Выступавший обратил внимание на необходимость добиваться изменения избирательной системы. Сейчас в стране фактически создана машина по продавливанию нужного для власти результата. Интегрированная вертикаль избирательных комиссий напоминает «министерство выборов». Назначают председателей комиссий, причём они, как и большинство членов комиссий с решающим голосом, представляют в основном «партию власти». Аппарат комиссий грандиозный, как и их денежное содержание. А зачем, спрашивается, нужны они в межвыборный период?

Важнейшим итогом прошедшей избирательной кампании тов. Иконников назвал то, что программа коммунистов стала известна миллионам людей. Власть в связи с этим уже не может её игнорировать, делать вид, будто такой программы нет. Задача Компартии — умножить усилия по давлению на власть, более умело сочетать в своей работе мудрость опытных бойцов и энергию молодого пополнения. Только так можно оправдать доверие народа.

Видеть резервы, искать и реализовать их

Интересно говорила о тонких и сложных проблемах работы в условиях национальной республики секретарь Калмыцкого рескома КПРФ Л.И. Балаклеец. Остановилась она и на религиозной теме: отношения с верующими, по её мнению, необходимо строить более вдумчиво и тактично. Опыт коммунистов Калмыкии подтверждает это.

Республика в среднем дала 17,5 процента голосов за Г.А. Зюганова. Однако при этом есть районы, где показатели гораздо выше: например, в Городовиковском районе — 27. А есть посёлки и сёла, давшие даже 40, 55 процентов, что свидетельствует о больших резервах и возможностях, которые пока ещё далеко не полностью использованы.

Людмила Ивановна отметила такой факт. Приезжал в республику секретарь ЦК КПРФ Н.И. Арефьев. И его выступления, особенно по теме «Дети войны», имели очень действенный резонанс, явно увеличили число избирателей, которые проголосовали за кандидата от КПРФ.

Среди задач на будущее секретарь рескома выделила необходимость последовательно и настойчиво предъявлять требования власти по тем щедрым обещаниям, которые содержались в предвыборных статьях и выступлениях В.В. Путина.

— Пусть теперь отвечают перед народом! — заявила представитель коммунистов Калмыкии под аплодисменты зала.

Первый секретарь Рязанского обкома КПРФ В.Н. Федоткин, сообщив, что в области за Г.А. Зюганова получено 21,5 процента голосов, связал это с напряжённой работой парторганизаций. Однако результат мог быть гораздо большим, если бы не те преступные нарушения и фальсификации, к которым прибегла нынешняя власть. Достаточно сказать, что в Рязани переписаны 48 протоколов участковых комиссий. Заранее были заготовлены две печати, что помогло жуликам в их махинациях.

Конечно, всё это и многое другое не осталось вне поля зрения коммунистов. Обращения в суды, в прокуратуру, в Следственный комитет — закономерная их реакция. Однако сейчас, считает руководитель Рязанского партийного отделения, важно не только продолжать борьбу в защиту украденных у нас голосов, но и сосредоточиться на очередных неотложных задачах. Одна из них — это дальнейшая значительная активизация протестного движения, без развития которого завоевание власти невозможно.

Надо оставаться в жёсткой оппозиции, призвал тов. Федоткин, и всячески демонстрировать это. Хороший эффект, по его мнению, произвело заявление Г.А. Зюганова, что мы не признаём состоявшимися выборы и не считаем власть легитимной. Необходимо последовательно выдерживать такое отношение к власти, а не помогать ей своими советами и предложениями, продлевая её существование.

— В оппозиции — так в оппозиции, — сказал оратор.

Поддержав положения доклада о тотальной фальсификации в ходе выборов, первый секретарь Якутского рескома КПРФ В.Н. Губарев привёл ряд вопиющих фактов, которые коммунисты вскрыли в этой республике. Характерным здесь стало массовое голосование без открепительных удостоверений: только в городе Якутске — более 7 тысяч таких «случаев»!

Был и подкуп избирателей. Депутаты-«единороссы» прямо говорили людям, особенно в сельской местности: проголосуете за Путина — будет вам то-то и то-то. А в феврале правительство республики выделило 406 поселениям денежные трансферты «на благоустройство» в сумме 204 миллионов рублей. И ведь критиковать это сложно («вы что, против благоустройства?»), хотя подкуп перед выборами очевиден.

Огромная работа, проделанная партией, по убеждению тов. Губарева, непременно даст свои плоды. Распространено в республике более 700 тысяч экземпляров агитационной печатной продукции, в том числе спецвыпусков «Правды». Многие материалы были переведены на якутский язык. Замечательно проявила себя перед выборами молодёжь, с которой работа будет улучшаться и впредь.

Не посыпать голову пеплом

К трезвому анализу итогов прошедших выборных кампаний призвал участников пленума первый секретарь Ростовского обкома КПРФ Н.В. Коломейцев. Да, мы не выиграли, но и посыпать голову пеплом вряд ли продуктивно. Да, остро не хватает нам в выборной, агитационной работе «пехоты», то есть местного актива. Но вот на последних выборах прибавку голосов в области дало село. Значит, где-то попали в точку, уловили настроение. В этом направлении и надо развивать работу.

Далеко не в каждом поселении есть у КПРФ свои первички, но в каждом есть лидеры, пользующиеся авторитетом среди населения. Очень важно, убежден оратор, взять их на учёт, работать с ними, чтобы привлечь их в ряды своих сторонников и активистов. Смелее давать дорогу молодым партийным кадрам. Таким, например, как Андрей Яшкин. В его шахтёрском городе на думских выборах КПРФ набрала 33 процента, опередив «Единую Россию», да и 4 марта результаты были весьма неплохими.

Подытоживая своё выступление, Николай Васильевич напомнил завет Ломоносова о том, что «только великая любовь к своей стране и подвижнически-мобилизационная работа не один раз навсегда, а постоянное собирание сил может сдвинуть горы и принести великую победу».

Эту мысль живыми, конкретными примерами подтвердил, выступая с трибуны пленума, первый секретарь Ульяновского обкома КПРФ А.Л. Кругликов. Так, в Мелекесском районе Ульяновской области за Г.А. Зюганова проголосовали 26 процентов пришедших на избирательные участки. Причём в некоторых селениях кандидат от КПРФ лишь незначительно уступал В.В. Путину или даже превосходил его по числу голосов. А секрет успеха в том, что секретарь райкома Е.Я. Миронова вместе с активом чуть ли не пешком обошла весь район. Вот уж действительно «подвижнически-мобилизационная работа».

Лидер ульяновских коммуни-стов гневно осудил политику нынешнего руководства страны, направленную на ослабление военного и военно-промышленного потенциала России. В Ульяновске закрыты три военных училища, которые были издавна достойной школой офицерских кадров. Фактически ликвидирован ряд военных авиационных частей и соединений. Зато власть собирается «приютить» в Ульяновске, самом центре страны, на берегах Волги, мощную военную, так называемую перевалочную базу НАТО. Жители области будут протестовать против этой предательской акции, таящей нешуточную угрозу России, и горячо поддерживают инициативу депутатов законодательных собраний Краснодарского края и Татарстана, заявивших о недопустимости пребывания иностранных военных баз на российской земле.

Председатель ЦКРК КПРФ В.С. Никитин сообщил: состоявшийся накануне XV пленум ЦКРК, обсудив итоги выборных кампаний, пришёл к выводу, что власть превратила выборы в настоящую войну против народов России, а результаты битвы за пост президента страны напоминают Бородинское сражение 1812 года. Да, Наполеон-Путин с помощью своих западных покровителей попал в Московский Кремль, но дух КПРФ не сломлен. Наша армия не разбита, а, наоборот, окрепла и осознала, что для грядущей победы мы должны выйти на качественно новый уровень в теории и в практике борьбы.

Сейчас, заявил тов. Никитин, очень важно извлечь правильные уроки из выборных сражений, сделать всесторонний анализ наших действий, выявить стратегические ошибки и нацелить партию на их исправление. Мы не смогли добиться победы, потому что наши действия не в полной мере соответствовали требованиям Программы КПРФ, вызовам современной эпохи и мощи противостоящего нам противника.

В ходе президентской кампании мы не сумели должным образом развить качественно новый теоретический посыл в осознании современной эпохи, который прозвучал в программной речи кандидата в президенты Г.А. Зюганова на XIV съезде КПРФ. Зюганов сказал, что сейчас наступила новая эпоха — эпоха финансового империализма. Это означает, что главным врагом трудящихся и России стал мировой финансовый капитал, а Путин его наёмник. Поэтому с Зюгановым боролись именно мировые ростовщики, а не просто Путин. А это значит, поднимать народ надо было не только на внутрироссийскую социально-классовую борьбу против олигархов, но и на войну отечественную — народно-освободительную против оккупантов.

К сожалению, отметил выступавший, правильно начав президентскую кампанию с «Русского старта» в Орле, мы в дальнейшем не сумели представить нашего кандидата как единственного спасителя русской цивилизации, как главного борца против мировых ростовщиков и их наёмников внутри России. В итоге мы опустили планку борьбы с цивилизационного на внутрироссийский уровень, на уровень борьбы только с Путиным, до лозунга «Россия без Путина!»

Нам надо извлечь правильный урок из этих ошибок. В борьбе за политическую власть нужно чётко выполнять Программу нашей партии и позиционировать КПРФ не только как партию трудового народа, но и как защитницу русской цивилизации.

Мы обязательно победим в народно-освободительной борьбе, если освоим её язык и методы ведения. Это позволит нам быстро выйти за рамки 12-тимиллионного электората КПРФ. Наша партия уже создала хороший задел для такой победы. Начато формирование Всероссийского созидательного движения «Русский лад». Организовано его тесное взаимодействие с фракцией КПРФ в Государственной думе, с Московским горкомом КПРФ. Создаются отделения в Красноярском крае, Белгородской, Иркутской, Костромской и других областях.

В настоящее время с помощью власти создаются новые партии на русском направлении. В противовес этому КПРФ целесообразно содействовать укреплению движения «Русский лад» и совместно с ним 6 июня ярко провести День русского языка — новый праздник, появившийся благодаря КПРФ.

В ходе подготовки к XV съезду КПРФ, заключил В.С. Никитин, необходимо вывести партию на качественно новый уровень в теории и практике борьбы. Вперёд — к Победе!

Время собирать камни

С живым интересом участники пленума встретили выступление В.В. Кумина, председателя Общественного совета в поддержку кандидата от КПРФ Г.А. Зюганова. Выступавший подробно обрисовал ход выборной кампании, манёвры властей, сумевших в стихийно зародившееся после 4 декабря движение за честные выборы внедрить псевдолидеров типа Немцова, Рыжкова, Касьянова, Собчак, что и обрекло его на постепенное затухание.

В числе несомненных удач КПРФ в выборной кампании В.В. Кумин назвал союз с лидером Левого фронта Удальцовым, привлечение к совместной работе таких авторитетных деятелей, как Болдырев, Веллер, Бабурин… По мысли оратора, выборы показали, что КПРФ была и остаётся главной оппозиционной партией в стране и что это осознали и многие из тех, кто раньше голосовал за партии Миронова или Жириновского. Сегодня в КПРФ завершается процесс кристаллизации и наступает время, говоря библейским языком, не разбрасывать, а собирать камни.

— С каждыми выборами фальсификации со стороны власть имущих становятся всё более изощрёнными, — отметила в своём выступлении первый секретарь Тамбовского обкома КПРФ Т.В. Плетнёва. — Я это испытала на себе, пройдя за полтора года через четыре местные и федеральные выборные кампании. И это уже не только вбросы бюллетеней и «открепительные». «Новинка» в том, что власть заранее вписывает в число наблюдателей от КПРФ «единороссов», таким образом для нас уже вроде «вакансий» не остаётся. А в таких условиях, понятно, наличие веб-камер уже не имеет никакого значения.

Тамара Васильевна рассказала, как уволили из школы учительницу, отказавшуюся лгать по поводу числа проголосовавших избирателей, и все попытки защитить её грубо отвергаются обнаглевшей властью. Что касается союзников, на Тамбовщине, по уверению Т.В. Плетнёвой, фактически нет ни «справороссов», ни жириновцев. Входить в коалиции не с кем. Есть только коммунисты и «Единая Россия». Эти две силы и ведут настоящую борьбу.

Стратегическим решением партии на президентских выборах, напомнил участникам пленума член Президиума ЦК КПРФ С.П. Обухов, было укрепление позиций КПРФ как центра оппозиционных сил страны, носителя, проводника альтернативного общественно-экономического курса. Задачу эту партия выполнила, что составляет одну из побед, достигнутых нами на думских и президентских выборах. Правда, нам не удалось решить проблему второго тура. Но здесь власть пустилась во все тяжкие, понимая, что второй тур мог бы сделать весьма проблематичной судьбу Путина, поскольку все оппозиционные силы могли бы консолидироваться вокруг КПРФ. Вот почему так важно сейчас и в будущем всячески подчёркивать, проводить в массы мысль о нелегитимности, непрозрачности и нечестности прошедших выборов. С изменением политической конъюнктуры эта позиция будет чем дальше, тем больше востребована. Как и мужественное поведение лидера нашей партии Г.А. Зюганова, который после выборов не только не признал их обнародованные итоги, но и демонстративно не пошёл на поклон к «победителю».

Нельзя не отметить и то, что наш кандидат далеко опередил всех других претендентов от так называемой оппозиции, получив голосов больше, чем все они, вместе взятые. И это тоже наш существенный успех. Это говорит о том, что в стране сегодня есть только два национальных лидера, причём Путина можно отнести скорее к лидерам уходящим.

По мнению С.П. Обухова, сегодня во весь рост встаёт проблема идейно-теоретической учёбы в партии. Особенно это касается молодёжи. За последние три года наши ряды пополнили, как известно, почти 50 тысяч человек. Очень многие из них мало знакомы с предыдущим опытом партии, её борьбой, победами и поражениями, тем более с новейшими наработками в теории. Мало кто осознал, например, что в 1998 году именно Г.А. Зюганов и его команда спасли страну от неминуемого дефолта и краха, предложив правительство Примакова—Маслюкова. И что именно КПРФ выступила как партия — победительница хаоса, который самым серьёзным образом грозил России в ту тяжёлую годину.

Касаясь выпадов некоторых оппонентов по поводу того, что за 20 лет КПРФ так и не пришла к власти, С.П. Обухов привёл цитату из книги Г.А. Зюганова «Идти вперёд», из которой следует, что только парламентским путём прийти к власти нереально: даже в случае полной победы правящий режим найдёт способы не допустить этого. Победа на выборах может стать фактом, если она будет поддержана давлением «улицы», то есть миллионов людей, вышедших поддержать партию-победителя.

Как доверенное лицо кандидата на должность президента от КПРФ не раз представляла его Л.Г. Баранова-Гонченко, сопредседатель Союза писателей России, преподаватель Литературного института имени А.М. Горького. И вот теперь она поделилась своими наблюдениями и размышлениями с участниками пленума.

Прежде всего — общая оценка выборной кампании: Лариса Георгиевна уподобила её боям гладиаторов с дикими зверями в Древнем Риме. Именно такие бои, по мнению известного литературного критика, пришлось вести Геннадию Андреевичу Зюганову. И закончились они для него не поражением, а духовной и нравственной победой!

— В дополнение к этому, — заметила выступавшая, — хочу добавить: Геннадий Андреевич стоически продемонстрировал чистые методы в условиях грязной политической борьбы против него «диких зверей». Таким образом он доказал, что если политика и является делом грязным, то политик в нашем смысле способен оставаться чистым, преподавая урок чистоплотности, стоицизма, оптимизма и оставляя людям надежду!

А далее основную часть своего выступления Лариса Георгиевна посвятила теме молодого поколения и работы с ним, которая требует большого внимания и творческого подхода. Особенно важно нести молодым знания о социализме, о преимуществах советского образа жизни.

— Нам нужны наши университеты, наши культурные центры, наши выездные лектории и наши киноклубы, — заключила она. — То есть необходимо тесное общение с молодёжью на культурной и интеллектуальной основе. И, наконец, нам нужна умная, боевая молодёжная газета.

Мысль о важности молодёжной газеты и вообще об усилении работы с молодыми горячо поддержал народный артист России и Украины кинорежиссёр В.В. Бортко. Не обороняться в окопах, а наступать по всем направлениям — вот главный его призыв. Гораздо больше молодых лиц должно быть на всех наших массовых мероприятиях.

Владимир Владимирович не согласился с утверждением, что «Болотная площадь была инспирирована». Да, какая-то часть участвовавших в тех митингах, безусловно, инспирировалась определёнными силами, которые нам противостоят. Но ведь туда, сказал Владимир Бортко, пришли и обыкновенные москвичи, то есть наш электорат. Это не пролетарии в полном смысле, но это — люди труда, и наша задача — работать с ними, причём по-новому, современно, учитывая их специфику и находя с ними общий язык.

Депутат Мосгордумы А.Е. Клычков, анализируя итоги думских и президентских выборов в столице, показал на примерах, как власть меняет тактику фальсификаций в зависимости от вновь возникших обстоятельств. Мы усилили контроль на избирательных участках, и вот почти прекратились вбросы бюллетеней, зато власти «вбросили» людей: открепительные талоны закончились задолго до конца голосования.

Или вот поставили вопрос о соблюдении паритета партий при выборах руководства избиркомов. Чтобы представителей оппозиции в них было не меньше, чем представителей власти. И что же? Людям от КПРФ достались лишь два места зампредов в участковых комиссиях, а партия «Патриоты России» получила… 800 руководящих должностей!

По убеждению оратора, коммунистам необходимо работать на всех направлениях общественной жизни. В том числе и с теми, кто собирался на Болотной площади и проспекте Сахарова. Шире осваивать опыт неполитических взаимоотношений, не упуская из поля зрения дольщиков, экологов и, разумеется, молодёжь. Важно всё, что объединяет людей в защиту прав народа и социальной справедливости.

* * *

Завершая работу пленума, Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов отметил, что на пути к ХV съезду партии предстоит проделать огромную работу по дальнейшему повышению боеспособности наших сил на новом этапе политической борьбы. Впереди знаменательные юбилейные даты — 100-летие «Правды» и 90-летие Всесоюзной пионерской организации имени В.И. Ленина. Общенациональным праздником русского языка должен стать день рождения А.С. Пушкина 6 июня. Двухсотлетие Бородинского сражения, 400-летие изгнания интервентов из Москвы, 70-летие победы под Сталинградом — все эти вехи нашей героической истории должны быть в полной мере использованы в нашей патриотической, идейно-воспитательной работе в массах.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/10686/74/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт апр 26, 2012 8:37 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Герой остаётся навеки живым
29.03.2012
Виктор КОЖЕМЯКО.


Глубоко волнующую и очень нужную книгу подготовил журнал КПРФ «Политическое просвещение», задавшись целью воссоздать светлый образ выдающегося сына сербского народа Слободана Милошевича. И название, по-моему, самое точное — «Непобеждённый».

РЕЧЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО идёт о человеке, который, будучи уничтожен физически, остался непобеждённым, несломленным, вечно живым. Такова судьба народных героев. Слободан, мужественно отстаивавший интересы родной Югославии под агрессивным натиском немерено превосходящих сил США и НАТО, стал героем в полном смысле этого слова.

Трагической перекличкой времён воспринимается строка из открывающей книгу статьи Борислава Милошевича о брате: «Он родился в 1941 году в городе Пожаревец, недалеко от Белграда, в уже оккупированном Королевстве Югославия». Тогда оккупантами были немецкие фашисты, нёсшие «новый порядок» в Европу. Но спустя годы на Югославию опять обрушатся бомбы, и это будет послание от очередных носителей «нового порядка».

«В тяжелейшие дни массированных бомбёжек в марте — июне 1999 года именно С. Милошевич воплощал волю народа к сопротивлению, — пишет в своей статье, помещённой в сборнике «Непокорённый», лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов. — Сломить эту всенародную крепость могло только предательство. И это предательство сотворила тогдашняя российская власть во главе с президентом Б. Ельциным и премьер-министром В. Черномырдиным».

А как много значила Россия для Сербии и для всей Югославии! Сколько надежд связывал с ней народ, отважно сражавшийся против оккупантов в 40-е годы и вновь оказавшийся в трагической ситуации 90-х! Об этом Слободан Милошевич говорил в интервью «Правде», опубликованном 20 февраля 1993 года. Его можно прочитать в книге.

Наш корреспондент задал тогда вопрос: «Чего Вы ожидаете от России?» Ответ Слободана: «Справедливости и объективности. Дело даже не в исторических наших связях, дружбе, длящейся века. Дело в элементарной объективности. Мы ни в коем случае не можем ожидать, чтобы Россия участвовала в геноцидных мерах против сербского народа… Но, увы, это произошло: Сербия и Черногория находятся под жестоким эмбарго. И мы не можем понять, почему Россия участвует в подобном. Скажу прямо: это позорный факт для России!»

Известно, какими изощрёнными и коварными методами пытались действовать на героя Югославии западные дипломатические хищники. Когда же стало ясно, что все эти попытки тщетны, был организован государственный переворот, а Милошевич в конце концов схвачен и отправлен на расправу натовскому трибуналу в Гааге.

Он не сдался и здесь. Не оправдывался перед незаконным судилищем, а выступал как обвинитель, разоблачая преступные действия НАТО. Боролся до конца — до своей гибели в камере тюремных застенков. Это ярко раскрыто на страницах книги, причём не только в статьях и воспоминаниях, но и в большом поэтическом разделе, где со страстью и болью звучат строки многих талантливых авторов.

Теперь Милошевич,

как мученик святой,

Покинул карлы дьявольской

берлогу,

Теперь Гаагу он покинул

с простотой,

Чья суть — свободный путь

на суд, но к Богу…

Легенду, миф теперь

придётся

вам судить,

Источник непреклонной

силы духа.

Теперь он будет вас с ума

сводить,

Его сиянью не грозит

разруха.

Это — Юнна Мориц, посвятившая Слободану поэму «Звезда сербскости» и другие пронзительные стихи.

Образ бессмертного героя, вставшего, как исполин, поперёк сил зла, зовёт к объединению, к стойкости и отваге в сопротивлении ширящейся американо-натовской агрессии против народов, защищающих свою независимость.

Представление книги «Непобеждённый» состоится 6 апреля на вечере в Союзе писателей России (Комсомольский проспект, 13). Начало — в 17 часов 30 минут. Ожидаются выступления Борислава Милошевича, Геннадия Зюганова, Сергея Бабурина, Жанны Болотовой и других деятелей политики и культуры, писателей и поэтов.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/10676/74/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт апр 27, 2012 7:08 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Он воспел подвиг лётчика-героя
26.04.2012
Виктор КОЖЕМЯКО.


Как и все ветераны «Правды», Владимир Иванович Новосёлов жил в последнее время ожиданием столетнего юбилея родной газеты. Но коварная болезнь убила за две недели до большого нашего праздника…

А Я КАК раз собирался в праздничные дни рассказать читателям о правдисте Владимире Новосёлове и особенно о начале его журналистского пути, которое стало для юного газетчика поистине определяющим. Дело в том, что ему, тогда ещё пятнадцатилетнему подростку, посчастливилось одному из первых написать о герое-лётчике Викторе Талалихине, впервые совершившем ночной таран при обороне Москвы, в августе 1941-го.

Я давно узнал про тот знаменитый очерк, который так и назывался — «Таран», однако не от Владимира Ивановича, с которым бок о бок проработал в «Правде» многие годы (его правдинский стаж превысил сорок лет!). По природной скромности о себе он говорить не любил. А вышло так, что на вечере в Центральном Доме журналиста, посвящённом юбилею Московской битвы (было это в начале 70-х), кто-то из выступавших, говоря о подвиге Виктора Талалихина, высоко оценил очерк «Таран» и назвал его автора: корреспондент «Правды» Владимир Новосёлов.

— Владимир Иванович, оказывается, это вы первым рассказали в «Правде» про Виктора Талалихина? — спрашиваю на следующий день в редакции своего старшего товарища.

— Не совсем так, — улыбается он. — Верно, что написал я в числе первых. Только напечатано это было ещё не в «Правде» — сюда меня взяли позднее.

— А где же? — удивляюсь я.

— В газете «За мясную индустрию». Так называлась многотиражка Московского мясокомбината имени Микояна…

Тогда-то и услышал я вкратце эту знаменательную для Владимира Ивановича Новосёлова историю.

* * *

Жили они в Калитниках, отец и мать работали на мясокомбинате. Так же, замечу, как и родители будущего героя Талалихина. Куда шли молодые после семилетки? Многие выбирали родительскую дорогу — на комбинат: предприятие большое и быстрорастущее, перспективное, как говорили в то время.

Витя Талалихин пришёл сперва в комбинатскую школу ФЗО, чтобы получить специальность. Одновременно поступил и в аэроклуб. Мечта о небе владела комсомольцами 30-х годов, да и порохом явственно пахло в воздухе: надо было готовиться Родину защищать.

Новосёлов Володя — младше, он приходит на комбинат уже тогда, когда война разразилась, — летом 41-го. В коллектив ремонтно-механического завода. Но у него своё призвание: он пишет стихи, ещё школьником печатался в многотиражной газете «За мясную индустрию». Сюда в конце концов и определяют его на работу партком и комитет комсомола, хотя ведь совсем мальчишка — не исполнилось и пятнадцати.

— Сколько же сотрудников, кроме вас, было в многотиражке? — спросил я Владимира Ивановича.

Он засмеялся:

— Кроме меня, никого. Правда, номинально значился главный редактор, но фактически, представьте, почти все дела по выпуску газеты надо было делать самому. И, конечно, много приходилось самому писать.

Однако думал ли он, какая тема и какой герой возникнут перед ним буквально через несколько недель после вступления на стезю профессионального журналиста! Вдруг по радио прозвучало такое знакомое имя — Виктор Талалихин. Молнией в голове: да неужели наш?! Тот, с которым ещё недавней весной сражались в футбол на комбинатском поле, которого чуть ли не каждый день видел то на производстве, то на улице, а то и у него дома…

— Вы что, родителей Виктора тоже знали?

— Конечно! Василий Иванович и Вера Ивановна… Поэтому, когда по радио я услышал: Виктор Васильевич Талалихин, — сомнений не было уже никаких. И сразу рванул по знакомому адресу!

Старший мой коллега признался, что ни один материал за всю продолжительную журналистскую службу не рождался у него с такими необыкновенными чувствами, как этот. И самое главное было в удивительном соединении, казалось бы, несоединимого: парень с нашей улицы, вроде бы такой обычный, похожий на многих других — и настоящий герой, по праву ставший Героем Советского Союза.

В известной песне пелось: «Когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой». Но если быть абсолютно точным, он же сам, Витя Талалихин, приказал себе быть героем! Никто ведь не отдавал ему команду в ночном августовском небе над Подмосковьем пойти на таран зловещего «Юнкерса», до предела гружённого бомбами и несущего этот смертоносный груз на столицу нашей Родины.

У него, советского пилота, конечно же, была всепоглощающая мысль: ни в коем случае не пропустить воздушного разбойника к Москве! И когда фашистские пули пронзили его машину, он понял: выход один — рубануть врага винтом «ястребка» и ударить его всей массой своего самолёта. Пусть враг погибнет, не прорвавшись к советской столице!

…Это всё начинающий журналист Владимир Новосёлов представил и восстановил в своём очерке после того, как земляк, удачно выбросившийся с парашютом, приехал повидаться на родной комбинат. Выступал в цехах и в ФЗО. Встречался с молодёжью. Одна рука у него была перевязана. Почему? Оказывается, вражеская пуля всё-таки задела её… А у журналиста возникали новые и новые вопросы: хотелось знать досконально, как свершается подвиг. Об этом, думал он, непременно должны узнать все. И тогда, конечно же, будет больше таких, как Виктор Талалихин!

И как Николай Гастелло, Зоя Космодемьянская, Лиза Чайкина, Шура Чекалин, Алексей Маресьев, молодогвардейцы Краснодона… Журналистика Великой Отечественной, тон которой задавала «Правда», неизмеримо много сделала, чтобы Советская страна, в полном смысле слова, стала страной героев, которую никому не дано было победить.

* * *

Что же было потом, после памятных встреч юного журналиста с отважным пилотом? Известно, что Виктор Талалихин, выживший в ночь воздушной схватки близ Подольска, собьёт ещё пять вражеских самолётов, но погибнет в октябре, продолжая вместе с боевыми друзьями самоотверженно оборонять Москву. Погибнет смертью героя.

А Владимир Новосёлов будет с честью держать свою газетную и комсомольскую вахту на комбинате, где останутся почти одни только женщины, старики и подростки. С нетерпением ждал, когда по возрасту сможет наконец вступить в ряды Красной Армии. Это сбудется поздней осенью 1943-го.

Что и говорить, мечтал он об авиации. К тому времени, совмещая работу с учёбой, сумел окончить два курса вечернего машиностроительного техникума. Однако призвали его в бригаду ГМЧ, то есть гвардейских миномётных частей. Не огорчился: прославленные «Катюши» — достойное оружие.

Ну а после войны журналистика опять позовёт его. И профессиональной вершиной станет «Правда». Работа в отделе информации, в промышленно-экономическом и отделе писем, многочисленные поездки по стране и встречи с десятками, сотнями людей, о которых рассказывал правдист в своих материалах на страницах главной газеты страны…

Но при этом он, талантливый человек, добрейшей души и благодарной памяти, по-моему, всегда нёс в себе живой отблеск того, кто стал одним из первых героев его публикаций, на кого с мальчишеских лет хотел быть похожим.

Вот и в наших телефонных разговорах, когда уже был он прикован к постели, тема Талалихина и других героев великой войны звучала постоянно. Беспокоился: а помнит ли их нынешняя молодёжь? Интересовался: а что планирует давать «Правда» в связи с 70-летием битвы за Москву?..

Неожиданной для меня получилась последняя наша беседа. Я позвонил ему в начале апреля, чтобы справиться, как обычно, о здоровье, а заодно уточнить кое-что о нескольких ветеранах, с которыми одновременно пришёл он в «Правду». Ответы получил по-новосёловски исчерпывающие и точные.

— А знаете, чем я сейчас занят? — спросил вдруг после этого. — Представьте себе, стихами…

И он впервые поведал мне, что тем летом 41-го во время работы над очерком про Виктора Талалихина всё время невольно переходил с прозы на стихи. Срывающимся от волнения голосом стал теперь читать:

Мерцающая лунная

светлынь…

Ракета в воздухе:

сигнал — лететь.

Какая ночь! Не тьма,

а полусинь,

С любимой бы под яблоней

сидеть.

— Это вы написали тогда? — удивился я.

— Частично тогда, частично позднее. У меня теперь о Викторе целый цикл сложился. Вот прикидываю: может, удастся осилить поэму. Назову, конечно, «Виктор Талалихин». Послушайте ещё немного:

И летело сердце

над простором,

Звонче песен был

моторный гул.

А дозволь лететь на самом

скором —

Он бы шар земной

перемахнул.

— Здесь у вас Талалихин как предшественник Гагарина, — не удержался я от комментария.

— Да так и есть! — обрадовался он. — Лётчики Великой Отечественной в самом деле были его предшественниками.

На этом мы с Владимиром Ивановичем и простились. Оказалось — навсегда…

http://gazeta-pravda.ru/content/view/10946/74/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вс июн 17, 2012 11:42 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Как же защитить язык русский? Обозреватель "Правды" Виктор Кожемяко о новом празднике

2012-06-17 11:19

По страницам газеты "Правда", Виктор Кожемяко

В феврале прошлого года фракция КПРФ в Государственной думе организовала широкое обсуждение законопроекта об учреждении новой памятной даты — Дня русского языка. Отмечать его было предложено 6 июня, в день рождения Александра Сергеевича Пушкина.

Мне запомнилась необыкновенная атмосфера тех общественных слушаний, названных «круглым столом». Большой зал, амфитеатр рядов, заполненных до отказа, и, кажется, здесь нет ни одного равнодушного человека. Взволнованной заинтересованностью проникнуто не только каждое выступление, но и реакция слушателей. Горячие аплодисменты, прерывающие речь оратора, возгласы поддержки или негодования, предложения с мест…

И было абсолютно понятно, почему так кипят страсти. Ведь идея коммунистов о введении государственного праздника — Дня русского языка, единодушно поддержанная всеми участниками обсуждения, продиктована отнюдь не благостным настроением, а настоятельной необходимостью привлечения общественного внимания к важнейшей и острейшей для нашей страны проблеме, или точнее — целому узлу жизненно насущных проблем.

Русский язык в опасности! Вот что вызывает у многих такое волнение и такую тревогу. Язык — это народ. А если под угрозой язык государствообразующего народа, наш государственный, объединяющий как духовный стержень все народы России, мы вправе сказать: Отечество в опасности!

После многомесячной упорной борьбы депутатов-коммунистов 6 июня прошлого года вышел указ президента России «О Дне русского языка». Что же, теперь всё в порядке и новому празднику больше нет никаких препятствий? Увы, как бы не так! Обратимся к тому, что происходило нынче в День русского языка и накануне.

Почему и с кем необходимо бороться

Вообще-то с точки зрения здравого смысла можно сильно удивиться моим словам о «многомесячной упорной борьбе». За что? За День русского языка в России? Да ведь такой праздник ещё в 2010 году ввела ООН, и коммунисты фактически поставили вопрос о том, чтобы узаконить его в нашей стране.

Но представьте себе, правительство, которое возглавлял В.В. Путин, дало отрицательное (!) заключение на этот законопроект фракции КПРФ, а руководство Госдумы не включило его в план законотворческой работы. Пришлось лидеру коммунистов Г.А. Зюганову обращаться к президенту Д.А. Медведеву. Были изложены убедительнейшие аргументы, на которые просто нечего было возразить. И указ в конце концов появился. Но…

Давайте послушаем, что говорит один из главных инициаторов законопроекта о Дне русского языка депутат Госдумы, руководитель созидательного общественного движения «Русский лад» Владимир Степанович Никитин:

— Проводя русофобскую политику, правительство Путина демонстративно не выполнило данный указ. На прошлогодних общественных слушаниях, которые мы организовали в Госдуме, были приняты конкретные рекомендации правительству по подготовке и проведению Дня русского языка. Однако они полностью проигнорированы. Федеральная целевая программа «Русский язык» в 2011 году профинансирована только на 70 процентов, причём до ноября она не финансировалась совсем. Более того, новый праздник, посвящённый русскому языку, даже не был внесён в изданные в России календари на 2012 год!

О чём после этого говорить? Разве не ясна линия власти? У всех, кто любит Россию и болеет за Россию, по-моему, это может вызвать лишь крайнее возмущение.

Как было в Вологде

Понятно, что отношение властных органов к Дню русского языка (и к самому русскому языку!) неизбежно должно было отразиться в проведении нового праздника. И оно отразилось, да ещё как!

Мне по приглашению Вологодского обкома КПРФ довелось встретить 6 июня в этом старинном русском городе. Собственно, приглашение представителя «Правды» сюда и было связано в основном со знаменательным днём, к которому здешние коммунисты готовились заранее.

С утра в большом зале Законодательного собрания области члены фракции КПРФ собрали свой актив и сторонников — писателей, журналистов, работников библиотек, чтобы вместе открыть День русского языка обстоятельным разговором о нынешнем состоянии родного слова. И вот с чего начал вступительную речь первый секретарь обкома КПРФ Николай Алексеевич Жаравин:

— С шести часов утра я слушал основное государственное радио «Россия». Так вот, ни в новостях, ни в других передачах — ни слова о том, что сегодня День русского языка!

В ответ зал возмущённо загудел. Действительно, такой факт говорит о многом.

А через некоторое время мы могли посмотреть и свежий номер главного правительственного издания — «Российской газеты». О Дне русского языка здесь тоже ни слова, на всех двадцати четырёх страницах! В предыдущих номерах, ни в одном, про новый праздник также ничего не говорилось.

Сам собой возникал вопрос: так есть он сегодня, этот праздник, или его нет? Получилось, что правительственная газета, а вместе с ней и почти все другие издания, телевидение и радио скрывают, прячут от людей День русского языка! Ну а для чиновников, привыкших во всём ориентироваться на голос «сверху», — знаковый сигнал: не ахти уж какая важная дата, можно не очень стараться или даже вовсе пропустить…

Фактически именно так это было воспринято властью в Вологде (позднее я убедился, что не только здесь). Лишь коммунисты и их сторонники посвятили 6 июня истинной заботе о русском языке, искреннему чествованию его.

Да, в День русского языка необходимость чествования и заботы в неразрывном единстве очевидна. И этот тон сразу же задали участники «круглого стола», созванного депутатами-коммунистами Вологды.

Здесь давно сложилась сильная писательская организация, и голос мастеров слова — Роберта Балакшина, Геннадия Сазонова, Анатолия Ехалова взволнованно и внушительно зазвучал в разговоре за «круглым столом». Очень жаль, что невозможно воспроизвести этот разговор полностью, но стихотворение «Родимый язык», прочитанное бывшим корреспондентом «Правды», талантливым прозаиком и поэтом Геннадием Сазоновым, я всё-таки приведу:

Не мните: «Разбито

корыто...»,

Нутром вы — в чужом

далеке...

Могучая сила сокрыта

В родимом моём языке.

Глаголом блеснёт,

приподнимет,

Пометит раздумье на лбу,

Прибьёт ненавистников имя

К позорному века столбу.

Над словом заветным и тучи

Сгустились, и буйствует зло!

Язык, словно ливень

могучий,

Нахлынет — и в сердце

светло!

Литые славянские корни

Прошли сквозь огонь и века.

Шепчу я слова,

и просторней

Становятся поле, река...

И путь в поднебесие узкий

Осилить с ним легче потом.

Бледнеют английский,

французский

Пред русским родным

языком!

Согласитесь, это любовь искренняя, какую не изобразишь, не подделаешь, если её нет. Такой любовью была продиктована и острота, с которой вологодские писатели ставили жгучие проблемы сегодняшнего отношения к русскому языку.

Вот одна из мыслей, высказанная Робертом Балакшиным и поддержанная всеми. Наш язык подвергается ныне ужасающей иностранной агрессии, натиску вульгаризмов, мата, всяческой прочей грязи. И если защищать великий и могучий (а он нуждается в защите!), то начинать надо «с головы», с руководства страны.

«Мочить в сортире» — это ведь не кто-нибудь провозгласил, а президент.

Другой президент называет наш Большой театр «брендом». А вот его же недавнее указание в роли главы правительства, транслированное телевидением: «Надо следить за топливными европейскими и мировыми трендами, то есть ценами на нефть».

Ну не могут без «брендов» и «трендов»! Козыряют словечками типа «ни фига» и «ни шиша»! А если первые лица страны так говорят, то чего же удивляться речи других — министров, депутатов, капиталистов-«бизнесменов». Чего удивляться мату с экрана и со сцены академических театров…

Кстати, Геннадий Сазонов напомнил, что слово «бренд»» изначально обозначало бирку на шее быка в стаде. И эту бирку теперь — на самое святое для нас?

Острый проблемный разговор, начатый в зале областного Законодательного собрания, продолжился на митинге перед памятником Николаю Рубцову. Такая уж тема праздника, что без остроты невозможно обойтись, если не воспринимать всё сугубо формально. Вот почему возле красной палатки с символикой КПРФ горячие речи перемежались со страстными и душевными стихами, которые читали люди самых разных профессий и возрастов — от школьников до пенсионеров…

Так было в Вологде у коммунистов и их сторонников. А что же власть? «Отметилась». Перед бюстом Пушкина знаменитый свиридовский вальс из «Метели»» сыграл муниципальный оркестр с весьма странным для Пушкинского дня названием — «Классик-модерн бенд». Покружились несколько бальных пар в сугубо «гламурном» стиле. А затем ведущий долго читал «Графа Нулина», после чего немногочисленным собравшимся была представлена инсценировка «Барышни-крестьянки».

Стиль «гламура» выдерживался последовательно и до конца. О том, что сегодня в стране впервые отмечается День русского языка, испытывающего серьезнейшие проблемы и угрозы, было мимоходом сказано лишь в кратком вступительном слове профессора

В.Н. Баракова. И всё.

Чуть не дошло до ОМОНа…

Как видим, резкий контраст по отношению к Дню русского языка произошёл между коммунистами и властью на вологодской земле. Но не менее контрастно сложилось в столице!

Читатели «Правды» знают о впечатляющем митинге-концерте, состоявшемся 6 июня на Пушкинской площади, и о массовых праздничных гуляньях на территории сада «Эрмитаж». Всё это было организовано Московским горкомом КПРФ и Всероссийским созидательным движением «Русский лад». Однако большинство тех, кто здесь был, радуясь и восхищаясь, а также читавшие об этих замечательных событиях в нашей газете не знают и вряд ли даже догадываются, как трудно было их реализовать. Кто же мешал? Кто препятствовал?

Заявку в мэрию на проведение митинга-концерта в День русского языка горком партии подал заблаговременно — за две недели до 6 июня, и официальное разрешение было получено, когда оставалось ещё восемь дней. Заранее постарались проинформировать как можно больше людей: «Собираемся на Пушкинской площади к 16 часам!» Шла активная подготовка. И вдруг накануне — ошарашивающий телефонный звонок из мэрии: «Это место мы вам не даём, там будет проводить своё мероприятие департамент культуры правительства Москвы».

Трудно сказать, что там у них произошло. Ведь полмесяца назад, прежде чем дать разрешение горкому КПРФ, в мэрии опрашивались все департаменты, и среди них претендентов на Пушкинскую площадь в этот день, в это время, судя по всему, не было. Значит, одно из двух: либо городской департамент культуры с большим запозданием хватился и решил всё-таки «прореагировать» на Пушкинский день и День русского языка, либо, как это бывало уже не раз, таким изощрённым способом решили воспрепятствовать коммунистам в их планах.

Но в любом случае власть грубо нарушала закон! Ведь согласно ему, отменить данное мэрией разрешение можно было не позднее, чем за три дня до назначенного срока. О чём первый секретарь горкома КПРФ Валерий Фёдорович Рашкин, конечно же, не преминул напомнить. Более того, он заявил, что сейчас, когда власть пробивает скандальный закон о митингах, одна из целей которого якобы не допускать при их проведении никаких провокаций, власть сама устраивает явную провокацию. Народ будет собираться на объявленный горкомом митинг-концерт, а там — совсем другое. Не приведёт ли это к столкновениям, и тогда праздник русского языка выльется в побоище…

Но резонный голос руководителя столичных коммунистов в мэрии пропустили мимо ушей. Когда на следующий день в 11 часов Валерий Фёдорович приехал на площадь Пушкина, здесь уже всё было огорожено, установлена сцена и даже биотуалеты сюда привезли. А коммунистам устанавливать свою сцену и аппаратуру полиция категорически запретила.

— У меня же официальное разрешение на руках! — протестовал секретарь горкома.

— А у нас команда…

При этом своё разрешение никто В.Ф. Рашкину не предъявил. Зато в 13 часов от полиции последовала угроза, что сейчас приедет ОМОН, чтобы «зачистить площадь от коммунистов». Дескать, поступил приказ генерала Козлова, возглавляющего департамент безопасности Москвы.

ОМОН на празднике русского языка! Можно ли представить что-нибудь более нелепое? Но эта чудовищная нелепость надвинулась вполне реально.

Положение спасло только одно обстоятельство: в Госдуме в это время шло пленарное заседание. Когда В.Ф. Рашкин по телефону сообщил о происходящем руководству партии, представитель фракции КПРФ выступил с думской трибуны. После этого председатель Госдумы С.Е. Нарышкин вынужден был позвонить напрямую мэру Москвы.

Удивительно, не правда ли? И поневоле напрашивается вопрос: а если бы не позвонил?..

Один из немногих

Задумываюсь над сакраментальной проблемой — «о роли личности в истории». В самом деле, вот я написал: Нарышкин вынужден был позвонить. Однако «вынужден» в данном случае относительное понятие. При желании могут быть всяческие доводы, чтобы от этой «вынужденности» уйти. Да я прямо слышал от некоторых депутатов-коммунистов, что, будь на месте Нарышкина недавний Грызлов, вряд ли стал бы он вмешиваться в ситуацию, то есть так или иначе в интересах коммунистов её поворачивать.

Хочется верить в лучшее. Хочется думать, что не только толерантность политика тут проявилась, но также искреннее неравнодушие к объявленному Дню русского языка и, стало быть, к самому языку. Бывает непросто определить, если дело касается политики и политиков, где она, искренность. Но ещё один факт, связанный с темой этого нашего разговора, обратил на себя моё внимание

Факт вот какой. На 4 июня, то есть за два дня до нового праздника, получил я приглашение в Госдуму для участия в «круглом столе». Как сугубо казённо значилось на бланке Комитета по образованию за подписью его председателя А.Н. Дегтярёва, проводился он «в рамках плана мероприятий по участию Государственной думы в праздновании Дня русского языка в Российской Федерации». Честно говоря, задели не только эти казённые «рамки», но и обтекаемая, наукообразная, а вместе с тем сомнительная по точности формулировка повестки дня: «Русский язык как часть культурного и духовного наследия цивилизации». Часть или всё-таки духовная основа? И разве так расплывчато-спокойно надо ставить вопрос, если язык наш под серьёзной угрозой?

Ну да ладно, сказал я себе, а всё же «единороссовское» большинство в Госдуме не проигнорировало новую памятную дату, за которую боролись и продолжают бороться коммунисты. Может быть, и масштаб угрозы осознаётся…

Вела заседание «круглого стола» вместе с А.Н. Дегтярёвым заместитель председателя Госдумы Л.И. Швецова. Естественно, оба — от «Единой России». И вот самое первое, что услышал я из уст открывшей разговор Людмилы Ивановны:

— Шестого июня мы впервые будем отмечать в нашей стране так масштабно, серьёзно, значимо День русского языка. Я хочу порадоваться тому, что в Государственной думе Сергей Евгеньевич Нарышкин — может быть, один из…

Тут почему-то случилась заминка, пауза. Ну да, по конструкции фразы далее должно бы следовать: «один из немногих». Однако заместитель председателя Госдумы, поймав себя на слове, по ходу перестроилась и после паузы сказала обратное:

— Один из многих руководителей нашей страны особо обратил внимание на эту дату…

Что было, конечно, неправдой, потому что ни от кого из других руководителей никаких свидетельств внимания, а тем более особого, проявлено не было.

Потом об этом заявит Михаил Михайлович Заполев, единственный член фракции КПРФ в Госдуме, которому здесь, за «круглым столом», предоставят слово. Он скажет:

— Двадцать лет мы шли к этому обсуждению, и, если бы не Нарышкин, может, оно и сегодня не состоялось бы. А нужно, чтобы и председатель Госдумы, и президент страны, и премьер правительства всерьёз обратились к проблемам русского языка, которые действительно требуют государственного внимания на самом высоком уровне.

Когда отмечают «для галочки»

Но что это значит — внимание? Подход бывает разный. Чуть ли не испокон века известен метод чиновничий, формальный: отметиться «для галочки». Швецова сказала, что председатель Госдумы поручил ей и руководителю думского Комитета по образованию провести этот «круглый стол». Однако был бы доволен поручивший, если бы знал, как всё прошло?

Собрали около ста крупнейших специалистов по русскому языку. Здесь были видные учёные и преподаватели, издатели и писатели, журналисты и работники библиотек. Началось же с того, что всех предупредили: времени очень мало, и каждый выступающий должен укладываться максимум в пять минут. Затем регламент был сокращён до трёх минут, до двух... И каждого ведущий сурово предупреждал: «Время пошло!»

Я думал, как разительно отличается этот «круглый стол» от того, который в прошлом году проводили коммунисты. В конце концов один из самых страстных радетелей за родной язык — профессор Всеволод Юрьевич Троицкий (на прошлогоднем «круглом столе» он выступил с глубоким докладом «Русский язык и судьба России») не выдержал и, поднявшись с места, спросил:

— А для чего, собственно, нас здесь собрали? Для мебели?..

Шквал аплодисментов в ответ на его эмоциональную речь подтвердил, с одной стороны, озабоченность большинства недопустимым отношением в современной России к русскому языку и крайне тревожным его состоянием, а с другой — недовольство откровенным настроем организаторов «круглого стола» на формальное действо. Ну почему, скажем, чуть не половину из двух часов, отведённых вроде для делового разговора, надо было отнять на вручение благодарностей Думы и парадную «презентацию лучших социальных проектов»? Я заглянул в «План мероприятий по участию Госдумы в праздновании Дня русского языка» и увидел, что там эти «мероприятия» значатся отдельно. Так бы их и провести, найдя для каждого свои часы. Нет же, почему-то объединили, обрезав и без того не слишком щедрое время для обсуждения острых назревших проблем.

Хотя «почему-то» объясняется, конечно, очень просто. Если думать не о том, как эти назревшие проблемы решать, а лишь про то, чтобы их «обозначить», тогда, как говорится, достаточно пройтись «галопом по европам», поставить пресловутую «галочку» и — спокойно ждать очередного Дня русского языка через год, дабы снова с лёгкостью повторить то же самое…

Не это ли продемонстрировано было организаторами «круглого стола»?

На словах признают, но ничего не делают

Между тем один из выступавших — академик В.Г. Костомаров, президент Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина, очень верно сказал, приветствуя учреждение нового праздника: «Этот наш праздник должен стать большим трудом, что диктует нам достаточно сложное положение русского языка».

Большим трудом! Замечательно. А труд этот, добавлю, должен быть во всех ипостасях направлен на сохранение, поддержку и развитие языка русского, который определённые силы могут ведь не только неузнаваемо изувечить, но со временем и свести фактически на нет. Спасение — в активном противодействии, конкретном и целеустремлённом.

Пока, к величайшему сожалению, декларативность заменяет конкретные действенные меры в защиту государственного языка. Как было бы правильно с большей пользой подготовить и провести тот же «круглый стол» в Госдуме? Предварительно проанализировать, сделано ли что-то по критике и предложениям выступавших на прошлогоднем «круглом столе». Есть ли хоть какие-то сдвиги к лучшему? А если нет, то почему и, главное, кому теперь адресовать свои предложения, чтобы всё-таки был результат?

То, что я слышал в этот раз, почти полностью повторяло слышанное более года назад. С такой же страстью вырвавший себе слово В.Ю. Троицкий говорил, что русский язык не изучается сейчас в школе на культурообеспечивающем уровне. По сравнению с советским временем значительно сокращены часы на преподавание литературы, количество изучаемых текстов совершенно недостаточно, а замечательная советская методическая школа, которой можно было по праву гордиться, разрушена.

Стало ли в чём-то лучше за год? Нет, стало ещё хуже! Ничего хорошего не сулит, например, утверждённый недавно стандарт среднего (полного) образования, согласно которому в старших классах вместо двух самостоятельных предметов будет некий интегрированный курс «русский язык и литература». Никаких пояснений, что это такое, стандарт не содержит. Никаких серьёзных научных оснований для такого «слияния» нет и быть не может. Никакой специальной подготовки преподавателей для нового курса не велось и не ведётся. Ясно одно: пострадают в итоге оба важнейших, основополагающих предмета — это единодушное мнение многих авторитетных учёных и специалистов.

А сокращение почти вдвое часов на чтение в начальной школе Всеволод Юрьевич назвал преступлением в чистом виде!

— О многом, что меня сильно беспокоит, я писал в своих статьях и говорил в устных выступлениях, — заявил профессор Троицкий. — И мне вроде особо не возражают. Идёт такая политика: признавать на словах, что надо, — и ничего не делать!

Ту же мысль высказал президент Российской академии образования Н.Д. Никандров. Сколько лет он ссылается на французский опыт защиты родного языка! Обратив внимание к началу 70-х годов минувшего века, что английский язык занял во Франции уже большее место, чем немецкий при гитлеровской оккупации, триста учёных направили письмо президенту Миттерану, предложив меры, чтобы оградить родной язык от дальнейшей агрессии. И был принят специальный закон, о котором Никандров говорил на «круглых столах» в Госдуме и год назад, и в нынешнем июне.

Вот сейчас российская власть сосредоточилась на законе о митингах, учреждая повышенные штрафы за различные «нарушения порядка». Но разве менее опасны разрушительные действия по отношению к родному языку? У нас-то английский всё больше чувствует себя как в оккупированной стране. И ничего. А ведь во Франции за употребление английского вместо французского без надобности — в документах, фильмах, песнях, в СМИ и т.д. — штрафы применяются огромные…

Что впереди?

Наступление на русский язык ведётся не впервые, но масштабы нынешние превосходят всё известное раньше. Да, так называемая элита в России, противопоставляя себя народу, говорила на немецком в восемнадцатом веке, на французском — в девятнадцатом (вспомните начало «Войны и мира» Л. Толстого), а теперь культ английского в связи с культом Америки становится уже основой для «переделки нации». И если на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков раздававшиеся призывы «изжить русский» и «преодолеть Пушкина» воспринимались всё же как экзотические, то ныне «выход из гетто русского языка» и провозглашение английского обязательным вполне могут занять своё место в государственных программах. Ведь это связывается именно с «переделкой» нас, с нашим освобождением от «традиций наследников комбеда» и русской классической литературы.

Так, «русский писатель» и «филолог, философ, культуролог, эссеист» М. Эпштейн настойчиво предлагает внедрять в русский язык английские слова. Произведения же классиков, по его мнению, можно вообще не читать, сжав каждое из них в короткий абзац. Действительно, тогда за пару часов одолеете полного Достоевского и Толстого…

А вот что пишет в либеральной «Новой газете» некий доктор философских наук И. Яковенко, утверждающий как раз обязательность английского языка в нашей стране и необходимость («начиная с некоторого уровня») получать высшее образование за рубежом, «связанное с проживанием за границей не менее четырёх лет. Учёба за рубежом должна стать нормальной практикой для тех, кто желает делать карьеру в России… В результате в страну будут возвращаться люди с другими мозгами».

Да, кому-то нужны люди с другими мозгами и другой душой. Тот же «философ» утверждает: «Уважение к собственности должно воспитываться… Нравоучительные сказки про святость собственности надо рассказывать в детском саду. Истории про мужественного фермера, пристрелившего бандита, пытавшегося ограбить хозяина, показывать по местному телевидению под грифом «Герои живут рядом»… Необходима сознательная стратегия разделения общества на людей вчерашних и сегодняшних».

И что делать со «вчерашними»? О, их судьба незавидна! «Следование изживаемым ценностям должно быть связано со смертельной опасностью…»

Нет сомнений, что внедрение английского языка вместо русского призвано помочь именно утверждению «новых ценностей». О том, насколько это серьёзно, свидетельствует и подбор нового министра образования и науки, сменившего пресловутого Фурсенко. Что вы знаете о нём, Дмитрии Ливанове, недавнем ректоре Московского института стали и сплавов (МИСиС)? Был у Фурсенко заместителем. Говорят, даже более яростный поборник ЕГЭ и платного образования. А ещё одну (явно немаловажную!) особенность нового министра для меня раскрыла правительственная «Российская газета»:

«Ливанов сторонник приглашения в Россию ведущих зарубежных учёных. Эту идею он активно реализовывал в МИСиС. Так, приехавший из США Тимоти О’Коннор отвечает за развитие системы образования. А Пейдж Хеллер возглавляет Центр трансфера технологий, который будет заниматься коммерциализацией научных разработок. А всего Ливанов наметил за пять лет пригласить в институт около 100 ведущих зарубежных учёных. Причём лекции они должны читать на английском языке».

Бывший ректор и нынешний министр поведал корреспонденту «РГ», что три года назад он ввёл в своём вузе «уникальную программу обучения английскому языку, и теперь абсолютно все студенты занимаются английским восемь часов в неделю четыре года подряд». Корреспондент сообщает об этом с нескрываемым восторгом и умилением, рассчитывая, понятное дело, на скорое распространение ливановского опыта уже в масштабах страны.

Что ж, само по себе великолепно, если все наши студенты в совершенстве будут знать английский. Но вот что русский при этом ждёт? Про то правительственная газета умалчивает. А ведь грамотность получивших среднее и высшее образование сограждан на русском языке катастрофически падает! И каковы перспективы, если преподавание не только в МИСиС, а во всех российских вузах и школах переведут на английский?

Думаете, фантазия? Как сказать. Ещё сравнительно недавно я и помыслить не мог, что популярная российская радиостанция «Маяк» станет вдруг передавать песни в основном на английском языке. Однако теперь это — реальность. Да и не только на «Маяке». Право же, как в оккупированной стране…

* * *

В заявлении, принятом Государственной думой 6 июня в связи с празднованием Дня русского языка, говорится: «Русский язык — величайшее достояние отечественной и мировой культуры, один из богатейших языков мира, значимость которого неразрывно связана с именем великого русского поэта А.С. Пушкина. Бережное отношение к русскому языку должно быть первостепенной обязанностью государства и всего российского общества. Без достойного отношения к русскому языку не может быть достойного отношения к России».

Красиво звучит. Вместе с тем в заявлении выражена и обеспокоенность отношением к русскому языку как в нашем государстве, так и за его пределами, обращается внимание правительства РФ, всего российского общества на необходимость неукоснительного исполнения законодательства о русском языке, поддержки, сохранения и распространения русского языка, укрепления его позиций в мире. Депутаты надеются, что этому будет способствовать ежегодное празднование Дня русского языка.

Всё вроде бы верно. Однако поневоле вспоминаю мысль Всеволода Юрьевича Троицкого: говорят-то многие правильно, да ничего не делают. Вот ведь даже сам праздник, введённый президентским указом, приходится немалыми усилиями пробивать в федеральное законодательство. На днях Владимир Степанович Никитин рассказал мне, что фракция КПРФ опять потребовала включить в план законотворческой работы Госдумы подготовленный ею законопроект «О внесении изменений в статью 1.1. Федерального закона «О днях воинской славы и памятных датах России». В эту статью предлагается внести следующий дополнительный абзац: «6 июня — День русского языка».

Неужели правительство и «патриоты» из других фракций снова этого не допустят?

К ЧИТАТЕЛЯМ. Надеемся, вы разделяете обеспокоенность проблемами, поднятыми в этой статье. Тогда давайте продолжим разговор. Если у вас есть наблюдения об отношении к русскому языку там, где вы живёте, если можете поделиться своими мыслями, предложениями, пожеланиями на эту тему, пишите нам. Наиболее интересное и значимое постараемся опубликовать.

http://kprf.ru/rusk/107304.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб июн 23, 2012 9:19 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Бред сумасшедших! Газета «Правда» об антиленинской вакханалии в скандальном телешоу «Пусть говорят»
2012-06-22 17:36
По страницам газеты «Правда». Виктор Кожемяко


Против Ленина власть пускается во все тяжкие, и министр Мединский теперь в одном флаконе со скандальным телешоуменом Малаховым.



СУДЯ ПО ВСЕМУ, едва ли не главным достоинством Владимира Мединского при отборе его на пост министра культуры стало давно заявленное им желание «похоронить Ленина». Поскольку оно полностью совпадает с нескрываемым желанием власти, шустрому выпускнику МГИМО и сказали: действуй!



Но как тут действовать, если все аргументы в пользу «захоронения» давным-давно исчерпаны, а общественное мнение до конца далеко не сломлено? И вот на помощь зовут (подумать только!) самого Андрея Малахова с его скандальным телешоу «Пусть говорят».



Известно это шоу прежде всего тем, что говорить здесь можно какую угодно чушь. Таков жанр — не только допускает, но и предполагает: чем скандальнее, тем лучше. А уж для нового министра и пробиваемой им идеи на Первом канале подготовили скандальчик, можно сказать, первый сорт.



В анонсе накануне выпуска 20 июня, процитировав Мединского, Малахов истошно кричал: «И при этом — сенсационное заявление эксперта-криминалиста из Самары Антона Калмыкова, который утверждает, что в Мавзолее лежит фальшивый Ленин!» Сам же этот Калмыков, появившись в кадре, интриговал ещё больше: да, на Красной площади в ленинском Мавзолее, оказывается, лежит вовсе не Ленин, а… некий гражданин США!



Ну как после заявления о таком открытии не посмотреть передачу? Думаю, рейтинг зашкаливал. Но когда в самом начале ведущий задал «главному герою» вопрос, на чём основывается его сенсационное утверждение, сразу все должны были понять: ни на чём, кроме самой фантастической выдумки.



Оказывается, Ленин-то был убит ещё в июне 1918 года! А потом вместо него действовал, представьте себе, некий двойник-американец, прибывший в Россию, чтобы захватить власть. Это он, вообразите, основал Коммунистическую партию России, он придумал лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» И он, выходит, до 1924 года был мужем Надежды Константиновны Крупской, которая этого не замечала, и все книги, статьи, речи, появившиеся после июня 1918-го от имени В.И. Ленина, тоже принадлежат ему, американцу этому…



Бред? Да ещё какой! Собравшиеся в студии у Малахова, даже не сторонники Ленина, а совсем наоборот, и те, по-моему, были шокированы.



Напрашивалось тут и поставить точку. Ведь ясно же, если «эксперт-криминалист» несёт всю эту свою ахинею всерьёз (а похоже, именно так), то место ему не на телеэкране, а в определённом медицинском учреждении.



Однако действо продолжалось. Люди слушали какие-то странные рассуждения насчёт формы ушей Ленина и т.п. А кончилось тем, чем, видимо, и должно было кончиться: «эксперт-криминалист»» отошёл на второй план, про него забыли, разговор же Малахов повёл по привычной, давно набившей оскомину колее. Смысл элементарный: Ленина обязательно надо «похоронить», потому что надо.



Последним «гвоздём» в передаче стало «мнение родственников». Их олицетворял некий одессит по фамилии Файтельберг-Бланк, представленный как «прапраправнук Владимира Ленина». Мне-то он показался больше похожим на потомков лейтенанта Шмидта, но высказал, разумеется, то, что требовалось. Он, дескать, не считает, «что Ленин является символом современной России». Думает, «что это был символ Советского Союза», а поэтому «в том месте, где он лежит сейчас, в центре Москвы, он не нужен», и «если его вынесут из Мавзолея, то Россия ничего не потеряет».


Словом, действуйте, г-н Мединский!..


Какой же вывод из этой очередной антиленинской вакханалии, в данном случае — на Первом телеканале? Власть против Ленина пускается во все тяжкие. И коли убедительных аргументов не хватает, всяко лыко идёт в строку. Вплоть до бреда сумасшедшего.

http://kprf.ru/rusk/107540.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт авг 24, 2012 9:38 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
А пожелание-то, увы, невыполнимое

На недавней встрече с региональными уполномоченными по правам человека В. Путин предложил им подумать над формулированием идеи, которая могла бы способствовать консолидации народов России и общества в целом. «В советский период, — заявил он, — много чего делали не очень хорошего, но много хорошего изобрели. Например, было такое понятие — советский народ, новая историческая общность». И вот такое общее обозначение, как открылось вдруг нынешнему российскому президенту, оказывается, имело сильный консолидирующий эффект. «Если кто-то предложит нечто подобное в новых условиях, — высказал Владимир Владимирович своё пожелание, — это было бы здорово».
ВИДИТЕ, чего захотелось. Ещё недавно тот же руководитель заверял нас, будто в Советском Союзе умели делать только галоши для Африки, а теперь всё-таки признаёт, что «много хорошего изобрели». Большой сдвиг во взглядах. Жизнь заставляет?
Впрочем, сам по себе прозвучавший заказ на государственную (или национальную) идею — отнюдь не новость. Уж сколько всяких советов собиралось и создавалось с таким заданием за последние двадцать с лишним лет! Ельцин твердил: выдайте идею. Путин продолжил призывать к тому же своих интеллектуалов. Да только вот насчёт результата до сих пор как-то не очень. А если более определённо сказать, просто никак.
И что же, все эти годы страна не имела господствующей идеи, спущенной «сверху»? Имела. Правда, властью она чётко не формулировалась и не объявлялась, однако, согласитесь, мало кому с начала 90-х годов не ясна была суть. Её тогда образно выразил выдающийся советский драматург Виктор Сергеевич Розов, вспомнив строки из старой русской комедии:
Бери, тут нет большой науки,
Бери всё то, что можно взять!
На что ж привешены нам руки,
Как не на то, чтоб брать, брать, брать!
Назвав «носителей новой идеологии» мутантами, мудрый Виктор Сергеевич в «Правде» сказал: «Сейчас усиленно пробуждается животное начало в человеке. Это декларируется с самого верха, утверждается всеми видами и средствами воздействия на человека — воздействия умственного и психического… Мутанты прививают мне бездуховность, внедряют в меня вещизм, ненасытность, безжалостность, беспощадность к ближнему, если тебе это выгодно. Разбогатеть! Вот главный лозунг времени. И, как у зверей, — выживает сильнейший».
Повлияли такие оценки писателя Виктора Розова на идеологию установившейся власти? Ни в коей мере. Да ему и слово сказать, кроме «Правды», почти нигде не давали возможности. Как и сегодня, царили совсем иные писатели.
Помню, например, витийствовал на ТВ пародист-юморист Александр Иванов, превратившийся неожиданно в одного из ведущих идеологов. Помню цикл его передач на тему «Духовность и богатство». Задача — воспеть новоявленных богачей как пример для всего общества. И главным носителем духовности предстал миллиардер Боровой — свободный, как было подчёркнуто, от финансовой зависимости человек.
Развернувшаяся апологетика неправедного богатства и богатых (не важно, каким способом они в таковые вышли) имела целью соответственно обрабатывать общество, которое втаскивали в капитализм. Оправдание капитализма и стало по существу коренным социальным заказом для идеологов «новой России».
Задача, прямо скажем, нелёгкая. Можно ли оправдать узаконенный грабёж, узаконенную несправедливость, узаконенное бесчестие? Нелепо звучало бы, если провозгласить это как национальную идею страны. И вот Путин, вознамерившись однажды внести свой личный вклад в решение насущной проблемы, предположил, что национальной идеей можно признать… конкурентоспособность.
Вроде звучит более благопристойно. Однако по сути? Вспомним Розова: «И, как у зверей, — выживает сильнейший». Если задуматься, а обладает ли конкуренция тем консолидирующим, то есть объединяющим, свойством, которым озаботился Путин сегодня, ответ должен быть однозначным: конечно, нет.
Известно же, конкуренция не объединяет, а разделяет. Капитализм разделил наше общество чудовищной по несправедливости пропастью на фантастически богатых и неимоверно бедных. Объединить их каким-то придуманным магическим словом, сколько бы ни ломали головы Путин и его идеологи, не удастся.
Ведь советский народ, о котором вспомнил теперешний президент, вовсе не был каким-то удачным идеологическим «изобретением». Это была реальная историческая общность людей, созданная огромной целенаправленной работой на основе социальной справедливости. Так что если бы Владимир Владимирович на деле хотел иметь «нечто подобное в новых условиях», необходимо условия менять. То есть надо идти от капитализма к социализму, который действительно объединяет, и путь этот обозначен в Программе КПРФ.
Виктор КОЖЕМЯКО.

Газета "Правда", 23 августа 2012


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб авг 25, 2012 8:52 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
«За всю любовь расплатимся любовью…»
Московский музей Николая Рубцова отмечает своё десятилетие
Все ли знают стихи и жизнь выдающегося русского поэта Николая Рубцова? Не все, конечно. И мне жаль тех, кто не знает.
Восполнить столь серьёзный духовный изъян можно лишь обращением к его пронзительным книгам и к написанному о нём. А ещё приглашаю всех — и несведущих, и давно открывших для себя этот волшебный поэтический голос — в Московский музей Н.М. Рубцова на улице Дмитрия Ульянова, дом 3. Принявший первых посетителей 1 сентября 2002 года, он в эти дни готовится отметить десятилетний юбилей.
И невозможное возможно
Каждый музей по-своему уникален. Однако к этому я проникся особым чувством, потому что для меня он не только олицетворение памяти о дорогом сердцу поэте, но и свидетельство того, на что способна деятельная любовь.
Я уже рассказывал в «Правде» (номер от 20—23 января нынешнего года) об удивительной женщине, чьей любовью к поэзии Рубцова и подлинным подвижничеством рождён был этот музей. Собственно, впервые услышав более тридцати лет назад глубоко покорившие её стихи незнакомого автора, к тому времени уже ушедшего из жизни, и начав с увлечением собирать всё, что можно, о нём, детский врач Майя Андреевна Полётова про будущий музей вряд ли думала. Что называется, для души собирала книги и рукописи поэта, разыскивала имевшие к нему отношение документы и вещи, записывала воспоминания живших рядом и встречавшихся с ним…
Так создалась богатейшая коллекция. Более двух тысяч экспонатов! Что же, в одиночестве радоваться? Не могла. Не в её характере. Радостью надо было поделиться. Переполнявшие душу любовь и восхищение звали донести всё это до людей. Чтобы прочувствовали, осознали, как она сама, до чего это необыкновенное явление русского духа — Николай Рубцов.
Была и материнская забота: иногда музеи учреждают в память, может быть, куда менее достойных, а он-то, сирота детдомовская, за себя не постоит. Но — внешне такой скромный, такой по-русски непритязательный, это ведь воистину великий поэт. И если она всем существом своим это понимает, пусть и до других дойдет, кто ещё не постиг. А любящим Рубцова пусть будет где поклониться ему в Москве, прикоснуться душой к его святыням. Словом, нужен музей.
Да легко сказать: нужен. Поэт Николай Рубцов не входит в круг кумиров нынешней русофобской «элиты» — законодательницы мод, определяющей в культуре всё и вся. Где найти понимание? Кого и как убедить? Можно ли было вообще в эти «лихие 90-е», когда гораздо больше разрушалось, нежели создавалось, браться за реализацию такой мечты?
Но Майя Андреевна Полётова взялась. И она осуществила, казалось бы, невозможное.
В атмосфере поэта
Да, разумеется, музей мог бы быть (и, надеюсь, всё-таки со временем будет!) несравнимо более просторным и вместительным. Здесь при имеющемся богатстве очень тесно. Однако на сей счёт можно лишь досадовать, а не удивляться. Ведь помещение, которое Майе Андреевне с неимоверным трудом удалось выхлопотать в администрации Юго-Западного округа столицы, — это часть библиотеки № 95, при которой музей числится и которая сама тут на правах аренды, к чему мы ещё вернёмся. Короче, как говорится, в таких условиях не до жиру, пока спасибо и на том.
Заслуга же основательницы музея, безусловно, в умении наилучшим образом распорядиться полученной «жилплощадью». Весьма удачным, счастливым, можно сказать, стал выбор для оформления музейной экспозиции талантливого художника-архитектора Владимира Алексеевича Орбачевского, ранее создавшего впечатляющие литературные экспозиции в музеях М.Ю. Лермонтова в Тарханах и А.А. Блока в подмосковном Тараканово. Если вы придёте к Рубцову и подниметесь на второй этаж в этот музейный зал, то сразу же почувствуете, какую эмоционально сильную и точную атмосферу для восприятия представленных материалов сумел создать здесь художник.
Всё в дереве: это — деревня, родной для поэта Русский Север. Простые лавки из сосны, превращённые в витрины. Вертикальные сосновые столбы, тоже приспособленные для показа экспонатов. Скупость и напряжённость цветового решения, соответствующего аскетическому образу поэта. Фоном — контрастные чёрно-белые фотографии-панорамы без полутонов. И на последней из них мы видим ель со срезанной верхушкой — символ недопетой песни Рубцова…
Оформление великолепно. Экспонаты из фондов отобраны самые волнующие. Но при всём при том совет вам: постарайтесь найти время так, чтобы послушать кого-нибудь из экскурсоводов. Их всего двое — Майя Андреевна и преемница её в должности заведующей музеем Ольга Ивановна Анашкина. Это и весь их штат: вдвоём несут неохватный груз забот, стараясь всё более расширять вокруг музея ряды преданных соратников и друзей. Работают за целый институт, о чём подробнее скажу потом. Однако вести экскурсию, которая может состоять из школьников или пенсионеров, из студентов или народа самого пёстрого, — это дело для музея первостепенное. И вот тут особенно ярко, проникновенно, душевно, да и талантливо проявляются они обе.
Прежде всего — как читают Рубцова! Майя Андреевна, выпустившая две замечательные книги о поэте, может читать его даже на улице какому-нибудь встречному, или соседу в автобусе, или ребятишкам во дворе. Это и есть любовь. Более молодая Ольга Ивановна, филолог по образованию, редактор книг М.А. Полётовой, пришла в музей с той же любовью к поэту, и читает она его по-своему, но тоже прекрасно. Не раз доводилось мне слушать их в разной аудитории: завораживают! А Коля, Николай Михайлович Рубцов, в тех жизненных подробностях и деталях, которые известны этим женщинам, как мало кому другому, возникает перед слушателями живым — то мальчик в детдоме, то учащийся техникума, то рабочий Кировского завода в Ленинграде, матрос, студент Литературного института, а главное — Поэт.
Повезло ему с такими хранительницами его дома в Москве. А Майе Андреевне, которая в прошлом году отметила своё 85-летие, очень повезло с преемницей: редко встретишь столь полное единодушие и взаимопонимание.
Необъятен его мир
Я знаю, многие из тех, кто впервые приходит в этот музей, стремятся затем попасть сюда снова и снова. Мне это понятно: стремятся потому, что интересно здесь.
Например, каждый месяц — Рубцовские чтения. Их прошло уже более восьмидесяти, и всегда библиотечный зал на первом этаже переполнен. «Чтения» не сводятся только к научным докладам и сообщениям. Выступают писатели и композиторы, художники и певцы, актёры и музыканты-исполнители, а также преподаватели, учащиеся, студенты — все, кому дорого рубцовское слово. Выступают знавшие Рубцова в жизни. Разве не интересно, скажем, послушать его друга по горно-химическому техникуму в городе Кировске или учительницу, преподававшую ему литературу в заводской вечерней школе? Майя Андреевна и Ольга Ивановна находят и созывают на эти встречи замечательных людей со всей России!
Спрошу моих читателей: а вы самого-то Рубцова когда-нибудь слышали? Я первый раз, признаюсь, услышал его голос именно здесь, в музее. Все собравшиеся в зале буквально замерли, когда было объявлено, что он будет петь, и вот зазвучало негромко, раздумчиво:
В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмёт ведро,
Молча принесёт воды…
А потом я видел и слышал в кадрах документального фильма, с какой неистовой, яростной силой читает автор свой «Поезд» на трибуне писательского форума. Счастье, что это было снято и сохранено. Счастье, что в музее собраны все записи рубцовского голоса, все фильмы о нём, число которых продолжает пополняться. Скажем, здесь можно увидеть работу режиссёра Бориса Конухова «Зелёные цветы», снятую в 1978 году, и совсем новую ленту вологодских кинематографистов во главе с режиссёром Дмитрием Чернецовым «Поэт Николай Рубцов. Дорога…», которая при недавнем первом показе вызвала в зале бурю аплодисментов.
Ценно вот что: музей даёт возможность представить масштаб рубцовского творчества и необъятность мира Рубцова, который ныне уже не только поэтический, но и музыкальный, театральный, художественный. Скульптурный портрет поэта, выполненный выдающимся мастером, народным художником России Н.А. Селивановым, и серия детских рисунков изостудии Екатеринбурга к произведениям Рубцова, работы вологодских графиков Николая и Генриетты Бурмагиных и посвящённое поэту творчество заслуженного художника России А.М. Шебунина… Ну а сколько стихов переложено на музыку, какие прекрасные певцы исполняют эти проникновенные песни! Пожалуй, полное собрание уже и невозможно составить, но лучшее, самое лучшее, безусловно, в музее есть. И неужели вам не хочется это послушать?
Отмечу ещё одну грань музейной деятельности, прямо относящуюся к масштабу русского поэта Николая Рубцова. Ох как хочется нынешней «элите» изобразить его неким областным автором местного значения, о котором, по большому счёту, дескать, нечего и говорить. Но свидетельства музея категорически этому противостоят!
Откроем книги отзывов. Самая первая, музей только что открылся. И вот запись от 1 октября 2002 года: «Николай Рубцов — это гений мирового масштаба. Он мировой, потому что собственно чисто русский. Как русский, он любил свою Родину сильно, пламенно, нежно. Мы, как представители восточной культуры, всей душой и помыслами желаем, чтобы нашего гениального поэта любили сильно, пламенно и, самое важное, чтобы его любили нежно. Ли Цзюньшэн из добрососедского Китая».
А вот письмо от члена учёного совета Ханойского университета, подарившего музею свои переводы Пушкина и Рубцова: «Глубокоуважаемая Майя Андреевна! Вам низкий поклон шлёт Ву Тхе-Хой из далёкого Вьетнама, которого счастливый случай привёл в Ваш замечательный музей. Срок моей научной командировки в Институте языкознания РАН был краток, а работа по редактированию Большого вьетнамско-русского словаря такая скрупулёзная и напряжённая, но даже беглое ознакомление с экспонатами вызвало у меня восхищение, и я заразился Вашим энтузиазмом! Возвратившись на родину, сразу стал собирать материалы по переводу Н. Рубцова у нас во Вьетнаме…»
И оказалось, что прекрасный «Русский огонёк» появился на вьетнамском языке ещё в 1985 году, а стихотворение «Улетели листья с тополей» имеет целый букет переводов: это результат конкурса, организованного вьетнамским журналом «Иностранная литература».
Рубцов на японском, венгерском, румынском, монгольском, немецком… Музей не только собирает эти переводы и статьи о поэте, появляющиеся в различных зарубежных изданиях, но и стимулирует продвижение поэзии нового русского классика ХХ века к иностранным читателям.
Один наглядный пример. Среди самых верных друзей музея — старший научный сотрудник академического Института мировой литературы имени А.М. Горького, доктор филологических наук, переводчица Тамара Викторовна Кудрявцева. Так вот именно она стала инициатором и активнейшим участником большой коллективной работы в Германии по переводу Николая Рубцова на немецкий язык. В итоге вышел прекрасно оформленный и основательно прокомментированный сборник, а один из участников проекта — немецкий поэт и переводчик Хартмут Лёффель обобщил свои впечатления так:
«Это живые стихи, и как читатель остро чувствуешь, что это плод личных переживаний автора. В то же время это выражение русской культуры не авангардного, а славянского направления — ценности, к которой сейчас вновь обращаются. Ничего удивительного, что к стихам Рубцова привлечено внимание многих композиторов. Это поистине народная лирика».
А чем же платят подвижникам?
«Поистине народная лирика…», «Гений мирового масштаба…» Таковы признания даже из-за рубежа. Но как совместить это с тем, что в прошлом году российское телевидение и большинство других средств массовой информации, в том числе государственных, полностью замолчали двойной юбилей Н.М. Рубцова — 75-летие со дня рождения и 40-летие трагической гибели? Мне уже приходилось об этом писать, но возмущения за прошедшее время не убыло.
Однако рядом с возмущением — восхищение. Тем колоссальным объёмом сделанного, которым ознаменовали памятные рубцовские даты подвижницы из его музея в Москве. Их идеей было провести Международную научно-практическую конференцию (впервые в Институте мировой литературы имени А.М. Горького Российской академии наук!), и она благодаря их усилиям состоялась. Название подсказал им сам Рубцов: «Россия, Русь! Храни себя, храни!..» А с докладами выступили как видные учёные, писатели, переводчики, так и представители Рубцовских центров, которые поистине народной инициативой создаются во множестве мест, от Находки до Североморска. В московском музее сегодня, по справедливости, видят они свой культурно-просветительский центр — объединяющий и вдохновляющий.
Не могу не сказать и о конкурсе юных чтецов столицы на лучшее исполнение стихов Рубцова, проведённом в преддверии его памятных дат. Тоже начинание музея, охватившее многие московские школы. Музей выдвинул председателем жюри народного артиста России Виктора Никитина, чьё исполнение рубцовской поэзии неизменно вызывает восторженный приём слушателей. На оценку такого мастера можно положиться, и когда в музее проходил заключительный этап конкурса с участием ребят от го до 11-го классов, а затем торжественно чествовали победителей, это был большой, радостный праздник…
Ну вот, после всего, что я рассказал (и рассказывать, поверьте, есть ещё много о чём!), думаю, каждому будет понятно моё восхищение двумя этими неутомимыми соратницами — Майей Андреевной Полётовой и Ольгой Ивановной Анашкиной. Готовя к юбилею книгу о музее, Ольга Ивановна взяла эпиграфом к ней строки Николая Рубцова:
Взойдёт любовь на вечный срок,
Душа не станет сиротлива.
Неувядаемый цветок!
Неувядаемая нива!
Такой неувядаемой нивой на вечный срок в их представлении должен быть уникальный музей — «воплощение длящейся доброй памяти о поэте — его божественном даре, совестливой судьбе, осознанном долге перед предками и потомками, заветах, обращённых к любимой Руси».
Это пишет заведующая музеем. Но, представьте себе, одновременно вместе с основательницей музея она вынуждена писать совсем другое. Передо мной распространённое ими тревожное обращение к общественности:
«В настоящее время по решению Арбитражного суда г. Москвы библиотека № 95, в кото-
рой находится музей и которая заключала договоры аренды с Управлением делами РАН, подлежит выселению с занимаемой площади. В связи с создавшейся ситуацией музей Н.М. Рубцова и его ценнейшие экспонаты могут оказаться под открытым небом. Убедительно просим благотворного содействия всех заинтересованных сограждан и официальных лиц, понимающих истинное значение русского классика с мировым именем, в сохранении музея и присвоении ему государственного статуса!»
Поразительно, что им, свершившим и продолжающим вершить столь огромное, благородное и нужное для духовного возрождения страны дело, приходится нижайше умолять о помощи, дабы дело это не погибло.
Они-то живут по святой заповеди бескорыстия и самоотверженности, оставленной поэтом:
За всё добро расплатимся добром,
За всю любовь расплатимся любовью…
А чем в ответ платят им?..
Давайте в эти юбилейные дни пожелаем музею Николая Рубцова многая лета!
Виктор КОЖЕМЯКО.
-----
Николай РУБЦОВ
Видения на холме
Взбегу на холм и упаду в траву.
И древностью повеет вдруг из дола!
И вдруг картины грозного раздора
Я в этот миг увижу наяву.
Пустынный свет на звёздных берегах
И вереницы птиц твоих, Россия,
Затмит на миг
В крови и жемчугах
Тупой башмак скуластого Батыя...
Россия, Русь — куда я ни взгляну...
За все твои страдания и битвы
Люблю твою, Россия, старину,
Твои леса, погосты и молитвы,
Люблю твои избушки и цветы,
И небеса, горящие от зноя,
И шёпот ив у омутной воды,
Люблю навек, до вечного покоя...
Россия, Русь! Храни себя, храни!
Смотри, опять в леса твои и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времён татары и монголы.
Они несут на флагах чёрный крест,
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России...
Кресты, кресты...
Я больше не могу!
Я резко отниму от глаз ладони
И вдруг увижу: смирно на лугу
Траву жуют стреноженные кони.
Заржут они — и где-то у осин
Подхватит эхо медленное ржанье,
И надо мной — бессмертных звёзд Руси,
Спокойных звёзд безбрежное
мерцанье...
1960—1964.
-----
Газета "Правда", 24-27 августа 2012 г.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт авг 30, 2012 8:13 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Почему же не судят осквернителей «Авроры»?
Шумиха вокруг трёх участниц панк-группы, устроивших скандальную акцию в храме Христа Спасителя, продолжается. Одни поддерживают решение суда, другие приговором возмущены. Но при этом для многих весьма существенным остаётся вопрос: а осудили бы этих хулиганок так строго, если бы их «молитва» не была направлена против Путина? Да и вообще, был бы тогда суд над ними или нет?
ФАКТ ХУЛИГАНСТВА, по-моему, признают даже самые ярые сторонники «пуссек». Кощунство, оскорбившее чувства верующих, тоже сомнений не вызывает: вспомним отвратительную телевизионную картинку, где безобразно одетые фигуры похабно дёргаются на амвоне храма, что-то выкрикивая.
Однако мы знаем, что значит это «что-то»: «Богородица, Путина прогони!» Ну а если бы, представим себе, вместо «прогони» звучало «вознеси» или «поддержи»? Было бы это официально названо хулиганством и кощунством? Последовали бы для исполнительниц такой «молитвы» тюремное заключение и обвинительный судебный приговор? Лично я в этом очень сильно сомневаюсь.
Да что там, надо прямо сказать: ничего подобного, конечно же, не было бы. И утверждаю я это отнюдь не голословно, а на основе большого и горького опыта нынешней жизни, в которой, как говорится, куда ни кинь, везде вопиюще господствуют двойные стандарты.
Вот недавно, в связи с той же нашумевшей историей в храме Христа Спасителя, я услышал об инициативе руководителей общества «Святая Русь», предложивших создавать православные дружины для охраны святынь. Разумеется, православных. Протоиерей Владимир Вигилянский по этому поводу заметил: значит, государственные органы охраны правопорядка не справляются со своими обязанностями. А потом оговорился, что речь идёт не только о религиозных, но и о культурных, исторических святынях, которые тоже надо охранять.
Действительно, святынями народа или, по крайней мере, значительной его части являются ведь не только религиозные символы. И каково отношение власти к тем, другим?
Вспоминается многое, очень многое. Сейчас, например, вроде бы в поддержку акции «пуссек», где-то спилили православные поклонные кресты. Святотатство? Конечно. Вандализм? Безусловно. Однако сколько фактов кощунственного надругательства над священными символами советской истории произошло за последние два с лишним десятка лет! Причём произошло если не всегда по прямому распоряжению власти, то при несомненном её попустительстве. Так не она ли сама запустила этот маховик вандализма, достигший теперь и Церкви?
Перед моими глазами стоит (никогда не изгладится!) жуткая сцена публичного глумления над Государственным флагом Советского Союза, учинённого некоей «демократической» организацией молодёжи и несколько раз в лучшее время показанного телевидением. У входа в зал, где в преддверии президентских выборов проводилось какое-то очередное антикоммунистическое мероприятие, бросили красное знамя с советской символикой и повесили табличку: «Вытирайте ноги здесь». И бравые юнцы, принаряженные девицы вытирали.
Помню, с какой болью откликнулись многие в своих письмах в «Правду» на это демонстративно издевательское действо. Особенно — фронтовики Великой Отечественной. Ведь под таким же красным знаменем они проливали кровь за Родину, его подняли над поверженным фашистским рейхстагом как символ величайшей Победы. И вот — вытирать о святыню туфли и штиблеты. Как о тряпку… Легко ли было перенести это ветеранам?
Как известно, увидев акцию «пуссек», некоторые телезрители обратились в суд, обвиняя их в причинённой моральной травме. А вот наш ветеран-правдист, фронтовик Давид Иосифович Новоплянский, умер, потрясённый надругательством над красным знаменем. Успел написать пронзительную статью «Обыкновенный антикоммунизм», и — сердце не выдержало: такова была для него сила моральной травмы.
Для него ли одного? Увы, не сосчитаны жертвы подобных кощунственных кампаний. Чего стоило хотя бы массированное наступление «партии власти» на то же Знамя Победы, чтобы снять с его копии серп и молот. Почему снять? Да известно же стремление антисоветчиков и антикоммунистов всех мастей приравнять рабоче-крестьянский символ к гитлеровской свастике. Вот и власть в лице фракции «Единой России» в Госдуме по-своему присоединилась к этому. Гневно выразил в «Правде» свой протест поэт-фронтовик Егор Исаев, заклеймивший думского инициатора той затеи:
Пороть Сигуткина, пороть!
Сняв генеральские штаны,
На главной площади страны.
Нет, не выпороли его. Остался в почёте.
А если вспомнить каннибальский ритуал, тоже не один раз возникавший на телеэкране? Даже рука писать об этом с трудом поднимается. Наверное, по инициативе известного телеизвращенца Лобкова, который выступал тут ведущим, а может быть, и кого-то ещё, был сооружён огромный торт в виде гробницы В.И. Ленина с находящимся в ней телом. А гости (всё знаменитые в «новой России» люди!) по очереди отрезали куски этого тела — от лица, головы, от рук — и с наслаждением, с бесовским смехом поедали перед телекамерой!
Это у них называется изящным новомодным термином — перформанс. Собственно, и «пусськи» выступили в том же жанре. Но разве кого-нибудь из организаторов «ленинского перформанса» судили?
И разве был хотя бы один факт, чтобы нашли, публично судили и примерно наказали кого-нибудь из участников надругательства над памятниками В.И. Ленина в разных местах страны? Когда такое произошло с памятником, поставленным Николаю II, тут же нашли, судили и строго наказали. Нужны ли дополнительные аргументы в подтверждение двойных стандартов нынешней власти?..
* * *
Впрочем, ещё одно событие, сравнительно недавнее и громкое, я здесь всё-таки вспомню. Это пьяный шабаш, устроенный олигархом Михаилом Прохоровым на борту крейсера «Аврора» — боевого корабля № 1 Военно-Морского Флота России.
Вот уж кощунство так кощунство! Были и матерные песни над Невой, и прыжки в воду, и снятые видеокамерой отвратительные кривляния… Цель? Понятная: унизить, втоптать в грязь этот легендарный памятник нашей истории. Советской — в первую очередь, ибо неразрывно связан он с Великим Октябрём, но ведь не только. Боевой корабль героически сражался в Русско-японской войне, его экипаж и орудия обороняли Ленинград в годы Великой Отечественной. И как же можно было допустить такое надругательство на борту крейсера, ставшего музеем?
А вот так. Допустили же демонстративное совокупление «пуссек» в Зоологическом музее: перформанс! Допускают же и бесчисленные похабства, организуемые широко известным галеристом Маратом Гельманом. Такова «новая культура», вовсю поощряемая, между прочим, властью. И этот Гельман, придумавший перформанс в виде коровы с надписью «Россия», которой всем посетителям выставки предлагалось «задрать хвост», во время думской избирательной кампании был главным пиарщиком «патриотиче-ской» партии «Родина», возглавляемой нынешним вице-премьером правительства Дмитрием Рогозиным…
Ну а в шабаше на «Авроре» тоже участвовали очень видные вип-персоны: тогдашний губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, министр федерального правительства Эльвира Набиуллина, полномочный представитель президента Илья Клебанов. То есть святотатство это происходило на высоком государственном уровне!
Можно было бы предположить, что президент страны, чей полномочный представитель присутствовал здесь, и глава правительства, представленного министром, к происшедшему относятся иначе. Но тогда (именно об этом твердила «Правда», как и некоторые другие газеты) они должны были дать скандальному безобразию соответствующую оценку.
Нет же, не дали! Ни один волос с головы святотатцев государственного ранга не упал. Наоборот, Валентина Ивановна Матвиенко возвысилась аж до положения главы Совета Федерации — третьего лица в государстве.
Наказали «Аврору», лишив статуса боевого корабля № 1, а главное — обслуживающей команды, и тем самым обрекши легендарный крейсер на гибель. Ни гневные протесты и возмущения моряков (а их было великое множество!), ни заявление ЦК КПРФ, ни выступления патриотической прессы никакого действия на руководство страны не возымели.
Приведу комментарий выдающегося русского писателя Валентина Распутина, прозвучавший тогда: «Но какой же нравственности ждём мы от своих граждан, какого доверия к сильным мира сего, если «Аврору» осквернили, совесть и стыд публично оплевали — и ничего! Как будто так и надо, чтобы страна не скучала».
Словно предвидел Валентин Григорьевич безобразие в храме Христа Спасителя: «Но какой же нравственности ждём мы от своих граждан…» Действительно, если одна святыня оскверняется — «и ничего!», то можно ждать дальнейших осквернений.
Понятия нравственности, совести, стыда в стране последовательно ликвидируются. Причём замечу, не столько снизу, сколько сверху.
* * *
Да, осквернение крейсера «Аврора» и главного православного храма в чём-то, осмелюсь сказать, взаимосвязаны. Однако отношение власти к тому и другому — разное. Причина, я думаю, ясна. Но к чему это ведёт и приведёт далее?
Вот характерный факт для осмысления. В своё время мне стало известно, что ещё за пять лет до прохоровского шабаша на «Авроре» этот исторический объект избрал для своих порнографических упражнений некий Сергей Прянишников по кличке Пряник. Он, продюсер и автор нашумевших в Питере порнофильмов, снимал их «с участием» крейсера «Аврора», кабинета В.И. Ленина в Смольном и храма Спаса-на-Крови.
Против такого бесчинства яростно выступила ветеран советской журналистики ленинградка Вероника Кононенко. И что же? А ничего!
— После опубликования моей статьи, — рассказывала мне Вероника Павловна, — куда только не обращалась, пытаясь привлечь к ней внимание и добиться реальных мер. Тщетно! Отписки отовсюду, в том числе из администрации президента Путина.
Тем и кончилось — отписками. Вероника Павловна мне их долго перечисляла. Под конец же заметила:
— А знаете, что ответили мне от митрополита Кирилла, который теперь стал Патриархом? Ему больше всего я написала про храм Спаса-на-Крови, про то, что учинили с ним глумливые порнодельцы. Но ответ был такой: Церковь непоругаема.
Однако явно поругаемы у нас история, культура, память. С позиций, так сказать, идеологических. И напрашивается вопрос: если осквернителей храма судят за хулиганство «по мотивам религиозной ненависти», не предъявить ли осквернителям всемирно известного исторического памятника, каковым является крейсер «Аврора», обвинение в хулиганстве по мотивам ненависти идеологической?
Виктор КОЖЕМЯКО.

Газета "Правда", 31 августа - 3 сентября 2012 г.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн сен 03, 2012 7:38 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Правда против лжи

Как только я узнал, что вышла новая книга Виктора Кожемяко «Деза. Четвёртая власть против СССР», заказал её через Интернет. Я её внимательно прочитал, и мне открылось много неизвестного и правдивого о фальсификаторах, порочащих прошлое нашей Родины — Советского Союза.
Я вам так скажу: до чего же люди одурманены! Телевидение и прочие СМИ плетут небылицы, а многие верят. Очень хочется, чтобы все они прочитали эту интереснейшую книгу правдиста. Надеюсь, задумаются, причём весьма серьёзно.
Например, постоянно говорится, что Ленин повинен в расстреле царской семьи. А в одной из глав книги В. Кожемяко убедительно раскрыта непричастность вождя революции к этому. Необходимо знать сложнейшую политическую обстановку того времени, чтобы исторически правдиво всё представить себе.
Конечно, в этом не помогут нам такие одиозные фигуры, как Сванидзе, Млечин, Караулов и им подобные, которые господствуют на телеэкране и в других СМИ. Правду советую всем искать в таких книгах, как эта, написанная публицистом-правдистом.
Очень интересны в ней главы «Неизвестный ГУЛАГ», «Устрашающий жупел репрессий», «Победа и Сталин», «Раскрывая тайны истории», «Как действуют противники исторической правды» и другие. Автор прав: надо знать правду о прошлом во имя будущего!
Жаль только, что такая замечательная книга выпущена столь малым тиражом. Хорошо бы найти средства для издания её тиражом гораздо большим и с соответствующей рекламой. Чтобы об этой книге узнали не только читатели газеты «Правда», но и другие и смогли её приобрести. А то я спрашивал, есть ли у нас в книжных магазинах эта книга в продаже, и оказалось, что нет. А ведь город-наукоград Фрязино распололожен всего в 40 километрах от Москвы…

Анатолий Петрович ГОРБУНОВ.
г. Фрязино,
Московская область.

"ПравдА", 4-5 сентября 2012


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн сен 10, 2012 9:13 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Газета «Правда». Размышления после премьеры многосерийного документального фильма «Рождённые в СССР»
2012-09-10 15:22
По страницам газеты «Правда». Виктор Кожемяко


Размышления после премьеры многосерийного документального фильма «Рождённые в СССР». Шесть вечеров на прошлой неделе шёл этот фильм. Четыре первые серии показал телеканал «Культура», а потом ещё две, новые, завершённые совсем недавно, — канал «Россия 1».



Думаю, многих фильм привлёк уже названием, а у тех, кто знал о его замысле и авторе — выдающемся отечественном режиссёре документального кино Сергее Мирошниченко, интерес был особенный. Каковы же первые впечатления?



Без полемики не обойтись



Впечатления, наверное, у разных людей будут разными, и в чём-то они поспорят между собой. Хотя анонс телеканала утверждал, что «в фильме нет полемического задора», что «он не оценивает события и политических деятелей, их там просто нет».



Но можно ли уйти от политических оценок в такой крупномасштабной работе, которая посвящена событиям последнего двадцатилетия в нашей стране и, шире, на территории Советского Союза? Можно ли избежать полемики по поводу этих событий, их причин и всего двадцатилетия в целом, если отношение людей к ним не просто различное, а диаметрально противоположное? Так что весьма полемично уже само это утверждение телеканала «Россия 1», завершающееся следующими словами: «Фильм завораживает тем, что даёт возможность увидеть жизнь, которая затерялась за мелкой суетой больших свершений».



Смею сказать: жизнь никуда ни от кого не затерялась. Да и не могла затеряться. Другое дело, что каждый, кому выпали эти двадцать лет, прожил их по-своему и соответственно к ним относится. Как по-своему прожили и герои фильма.



Начало их существования на экране относится к 1990 году. Тогда они были советскими детьми, и каждому было по 7 лет. В последних двух частях — уже по 28. И вот как на фоне военного парада, проходившего на Красной площади в 2011 году, сам Сергей Мирошниченко говорит о замысле проекта и проделанной работе:



«Двадцать один год назад мы снимали такой же точно парад на Красной площади в огромной империи — СССР. Всё казалось мощным и незыблемым, и ничто не предвещало дальнейших перемен. Мы начинали проект о советских детях, которые жили в разных республиках нашей страны. Они были не похожи один на другого — разных национальностей, из разных социальных групп, и единственное, что их объединяло, — это то, что всем им было по 7 лет.



Теперь им по 28 лет. За эти годы мы несколько раз возвращались к ним. Мы снимали их в 7, 14, 21 и вот в 28. Первый круг жизни замкнулся.



Сейчас они живут в разных странах. У них разные взгляды на мир, на жизнь, разные религиозные убеждения или их нет вообще. Кем стали наши герои? Во что воплотились люди, у которых в свидетельстве о рождении навсегда останется штамп не существующей ныне империи — СССР?»



И уже в связи с этим текстом, который режиссёр произносит за кадром очень ровным, спокойным, подчёркнуто бесстрастным тоном, возникают (лично у меня) полемические возражения. Во-первых, никогда не считал Советский Союз империей и такое определение категорически не приемлю — хоть у Рейгана, хоть у Проханова или Мирошниченко. Нечто совсем иное представляла собой наша страна!



А во-вторых… Есть, по-моему, большая и очень серьёзная неточность в том, будто тогда, в 1990-м, «всё казалось мощным и незыблемым, и ничто не предвещало дальнейших перемен». Разве так?



Да ведь автора фильма тут опровергает даже один из его семилетних героев! Маленький Антон говорит про то, как непримиримо борются в стране две силы, и на вопрос, чем же это может кончиться, вдруг отвечает: «Не знаю… Переворотом каким-нибудь».



Пророчество в устах семилетнего мальчика поистине поразительное (наверное, со слов дедушки — бывшего моего коллеги по «Правде», названного почему-то редактором «Правды»). Вовсе не хочу сказать, что все тогда думали о возможном перевороте. Нет, но уже и не казалось всё вокруг таким мощным и незыблемым, как раньше, а перемены-то, которых, по утверждению автора, «ничто не предвещало», шли уже катастрофически обвально.



Кстати, прошу запомнить это слово: перемены. Оно для наших размышлений исключительно важно, мы к нему ещё вернёмся.



Насколько это объективно



А начать, возможно, надо было всё-таки не с полемики. Начинать разговор об определённом итоге творческой работы, тем более такой большой, коллективной, многолетней, может, правильнее было бы с оценки её достоинств.



Что ж, выскажу то, что мне уже удалось высказать автору в телефонном разговоре, посмотрев две первые части картины (в конце я признаю их самыми лучшими). Очень интересно. Очень талантливо. И, конечно, за всем этим — колоссальный, поражающий воображение труд.



Однако в данном случае лишь искусствоведческим подходом никак не ограничишься. Любой фильм, а документальный особенно, сопоставляешь с жизнью, которой он посвящён. То есть это — восприятие не только искусства, но и отразившейся в нём жизни. Можно сколь угодно восхищаться, как всё снято: какие, например, виды Байкала или приволжского села сверху, какие найдены и потрясающе переданы пронзительные сцены из трагических 90-х. Можно много написать об умении Мирошниченко вести доверительный разговор со своими юными героями: ставить вопросы, выслушивать, направлять их дальнейшие размышления…



Направлять? Вдруг ловлю себя на том, что автору может не очень понравиться это слово. Ведь провозглашённая его установка — передавать жизнь объективно, как она есть, включая мысли и чувства реальных персонажей. Без давления, так сказать, без вмешательства извне. Собственно, главное достоинство фильма проявляется как раз там, где звучат непосредственные, искренние высказывания детей, подростков, молодых людей. Они-то и становятся подлинно документальными свидетельствами времени.



И, тем не менее, я вижу, что авторское вмешательство есть, направление, задаваемое им, ощущается. Да и вряд ли возможно без этого, иначе был бы какой-то бесформенный, хаотический поток. Когда из отснятого материала, который всегда больше того, что остаётся для экрана, режиссёр что-то отбирает и монтирует, он уже этим выражает свою тенденцию. Вопрос только в том, какая она.



А комментарии по ходу фильма? Признаю, Мирошниченко старается быть в них максимально осторожным и тактичным, как можно тоньше и точнее выражать своё отношение к чему бы то ни было. Однако удаётся это, увы, не везде и не всегда. И чем дальше, замечу, тем больше не удаётся.



Вот, например, он говорит: «Тогда мы посетили советский чудо-магазин». Напомню: шёл год 1990-й. Ясное дело — прилавки пустые. Но мы же теперь знаем, кто, как и почему добивался этого тогда! А семилетние, конечно, не знали. Да и многим нынешним зрителям, как и будущим, это неизвестно. Воспринимать же приходится обобщённо: «советский магазин», причём с оттеняющей иронической добавкой «чудо»…



Где-то в другом фильме, на иную тему можно было бы счесть это проходной и не самой значительной деталью. Но в этом — нельзя! Сравнение того, что было в советское время и что стало сейчас, пусть не напрямую, не в лоб, а подспудно, пронизывает фильм как одна из основных тем. А ведь этим детям досталось видеть уже не в полном смысле время советское, а «перестроечное», увечное, да к тому же, как перенасыщенный раствор, пропитанное антисоветской пропагандой. Отзвуки этого то и дело слышишь у некоторых ребят. Так зачем добавлять?



Обретения и потери



Между тем не уйти от вопроса, каковы же обретения и потери за эти двадцать лет. Когда смотришь фильм, невольно об этом думаешь.



Есть потери человеческие, и их много. В тяжелейшие 90-е неожиданно умер отец Дениса и Стаса — двух ленинградских братьев-близнецов. Он был рабочим, был здоров, но не выдержал свалившихся испытаний. И чего стоило осиротевшей семье его похоронить!..



А у Риты из прибайкальского посёлка убили жениха. Просто так, ни за что. И убийцы легко отделались. «Безнаказанность», — говорит она.



У Алёны в грузинском городе Рустави из-за преступного равнодушия врачей умер десятимесячный ребёнок. Опять-таки никто не наказан.



Бесследно исчез даже один из героев фильма. В первой его части мы познакомились с маленьким Павликом. Гибельный вихрь «перестройки» занёс его из Баку в лагерь беженцев под стены Кремля. Наверное, не все помнят сейчас, что теснились на Красной площади такие палаточные лагеря. Невозможно без боли смотреть в фильме на этого закутанного от холода малыша, который, когда его спрашивают, как он относится к Горбачёву, с недетской ненавистью бросает: «Горбатый!..» Где он теперь, Павлик из Баку? Съёмочной группе найти его так и не удалось.



Большинство тех ребят, которые семилетними были отобраны для съёмок в далёком 1990-м, к счастью, живы. Но жизнь у них очень разная. И в зависимости от того, какая это жизнь, складывается их отношение к советскому прошлому. Буквально по Марксу: «Бытие определяет сознание».



Вот двое из киргизского города Фрунзе, ставшего теперь Бишкеком, — Алмас и русская Настя. Красавице Насте удалось удачно выйти замуж за «крутого», богатого владельца ресторана. О том, как достигнуто это богатство, умалчивается. Но, хотя муж гораздо старше, хотя пришлось переехать из Бишкека в Краснодар, Настя считает себя благополучной и о советской жизни говорит с подчёркнутой неприязнью.



Алмас же — совсем по-другому. У него тоже был момент удачи, когда завёл он сперва свой «бизнес», да скоро всё рухнуло. Теперь он в Новосибирске, где оказалось 15 тысяч киргизов, торгует на вещевом рынке. Несладкая доля! «Если бы мог, — говорит, — я выбрал бы то государство, в котором жил до семи лет».



Переходя к деревенской теме, Мирошниченко вдруг обронил, что Советская власть людей на селе обманула, и «они поняли, что рай на земле — не для них». Но вот Саша из приволжского села, вынужденный теперь кое-как перебиваться в городе, с восторгом вспоминает прежнюю колхозную жизнь: «Гремел наш колхоз, везде гремел!»



А сегодня? «Сельского хозяйства нет. Земли… Их много, но они стоят пустые: для «хороших людей»… Люди, у которых много денег, перегородили всё глухими-глухими заборами, сидят за ними, как бобыли, и думают: всё у нас есть в жизни. А ведь туда-то, после жизни, всё с собой не заберёшь!..»



Даже Ася в Питере, с детства, видимо, матерью настроенная резко антисоветски (в 7 лет она говорила: «Я уеду в другую страну, эту страну не люблю, не могу здесь жить…»), озабочена: «Мы идём по пути очень жёсткого расслоения». Признаёт, что в Советском Союзе этого не было, что у всех были равные возможности получить образование, был «социальный лифт» и т.д.



Как воспитывали октябрят



Ну а что происходит с внутренним миром людей? С их нравственностью, совестью, их взаимоотношениями? Вспомним библейское: «Не хлебом единым жив человек».



Семилетним задавал Мирошниченко среди прочих такой вопрос: «А если бы у тебя было много-много денег, что бы ты сделал?»



Маленький Андрей в иркутском детдоме ответил: «Я бы не взял». — «Почему?» — «Не хочу быть богатым».



Похоже ответила и девочка Рита на той же иркутской земле: «Раздала бы бедным».



Смотрите-ка, прямо по Евангелию, дословно — по Христу! Вроде бы логичнее ждать такого ответа от дочери священника Марины, которая религиозно воспитана и в семь лет уже шла на исповедь. Но — нет, мы слышим это от тех, кто в церкви никогда не бывал и кому Евангелие никогда не читали.



Спустя годы режиссёр напомнил Рите про тот её ответ. «А как же, — сказала она, — я же была октябрёнком. Помните, звёздочку на кофте всё время открывала?» И Андрей тоже октябрёнок, у него тоже красная звёздочка на груди, в фильме вместе с товарищами он октябрятскую песню поёт.



Мирошниченко в первом же фильме и далее старается делать акцент на том, что вся коммунистическая символика, всё советское воспитание стали тогда уже просто формальностью. Но то, о чём я сейчас говорю, этому сильно противоречит.



Конечно, был и формализм. Конечно, и самое хорошее воспитание действовало не на всех одинаково. Скажем, семилетний грузинский националист Ладо, отвечая на тот же вопрос, начал взахлёб перечислять, что он купил бы себе, став богачом: «Мерседес», «Тойоту» и прочее.



Но вот круглый сирота Андрей (безусловно, самый обаятельный, самый искренний и честный из всех героев фильма!), оказавшись по воле судьбы в далёкой Америке, на самом видном месте хранит красный флаг с серпом и молотом, говорит, что обязательно вернётся в Россию, а если заработает деньги, будет тратить их на помощь бездомным детям.



Ещё один факт. Случайно ли сельский парень Саша, прошедший армию, спасает и бережно приносит к себе домой бюст Ленина, который кто-то хотел уничтожить?



Или ещё. Живущая в Грузии Алёна рассказывает, с какой исключительной ответственностью относится к своим обязанностям на работе её муж. А потом добавляет: «Я его зову коммунистом». Значит, не худшее, а лучшее ассоциируется с этим понятием — коммунист?



Да, был социализм — стал капитализм. И многие, даже тот самый Ладо, замечают: люди стали более эгоистичными, былой коллективизм сменяется индивидуализмом. Вот наблюдение Риты, наезжающей из Иркутска в родной посёлок: «Никто здесь не живёт теперь одной большой семьёй. Все люди стали друг другу завидовать, все друг другу не друзья, а так, знакомые какие-то».



Можно ли сказать, что становится лучше?



Социальный заказ? Очень похоже



Полотно у создателей фильма, охватившего более двадцати лет жизни и почти два десятка человеческих судеб, получилось весьма обширное и полифоническое. Остаются в памяти многие лица, продолжают звучать и спорить между собой разные голоса. А есть ли какой-то общий знаменатель, какой-то главный вывод, следующий из всего этого?



Мне-то думается, что каждый зритель будет делать свои выводы. Однако хотелось узнать мнение режиссёра, пропустившего через себя такой огромный материал. И вот что он сказал:



— Свой фильм я посвятил маме. Ей 85 лет, она была учительницей в советское время. Говорит, что пережила за свои годы три больших потрясения. Маленькой видела отголосок 1917-го: в ленинградский трамвай вошёл голый человек с надписью «Долой стыд!» Потом война, когда говорили, что она всё спишет. А потом 1991 год… Так что пожелание мамы, к которому я присоединяюсь, такое: поменьше перемен. Каждая существенная перемена — это раскачивание маятника, нравственного, духовного, умственного.



Это же, почти дословно, Мирошниченко повторил по телевидению. И ещё прибавил: в поколении, которое он показывает, ему нравится, что оно не ищет виноватых, а надеется на себя.



Такова авторская философия. В двух последних частях фильма послышались и увиделись её отзвуки. Есть, например, разговор о революции, после которого режиссёр приводит свою героиню на крейсер «Аврора», и она демонстративно тянется закрыть рукой дуло орудия, чтобы оно больше не выстрелило.



Странно, когда корень нынешних бед и неурядиц пытаются разглядеть в социалистической революции почти столетней давности. Не менее странно, когда революцией называют горбачёвско-ельцинский поворот страны назад или «оранжевые» пертурбации где-нибудь в Киргизии. Что касается перемен, они всё равно будут происходить, независимо от чьего-либо желания или нежелания. По закону жизни: всё течёт, всё изменяется. А уж куда потечёт и как будет меняться — к лучшему или худшему для общества, во многом определяет политика властей.



Делая последний цикл своей летописи — о 28-летних, Мирошниченко постарался уйти от этого. Неудивительно: съёмки шли для главного государственного телеканала, и вольно или невольно, по-моему, выполнялся его заказ. Отсюда, конечно, и эта настойчивая (если не сказать — назойливая) проповедь буржуазного индивидуализма: приспосабливайся, сам добивайся успеха, ни на кого не надейся и не уповай на государство — это тебе не социалистические времена.



Хотя, между прочим, нынешнее государство в России провозгласило себя социальным. А что же это значит на деле? И как быть с понятием справедливости, которое всегда было так важно для наших людей?



Мирошниченко закончил последний цикл словами надежды, что Господь сохранит его героев и мы увидим их в 35, в середине жизни. Хорошо бы! Но интересно, сохранятся ли при этом такая же пропасть между олигархами и массой неимущих бедняков, такая же коррупция, такое же чудовищное падение нравственности? Сохранятся или всё-таки произойдут какие-то перемены?

http://kprf.ru/rus_soc/109936.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт сен 14, 2012 8:52 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Искусство высоты

Газета "Правда", 14-17.09.2012

Виктор КОЖЕМЯКО.


Более 70 лет служит ему на сцене МХАТ имени М. Горького верой, правдой и своим замечательным талантом народный артист России Константин ГРАДОПОЛОВ

Может ли искусство делать людей лучше? Споры об этом, начавшиеся с незапамятных времён, продолжаются до сих пор. Однако есть в разных видах искусства личности и целые коллективы, для которых ответ не подлежит сомнению: не только может, но и должно!

Собственно, с этой главной программной задачей возникло в преддверии ХХ века такое крупнейшее явление русского и мирового театра, как Московский Художественный общедоступный, получивший затем широкое признание как МХАТ имени М. Горького. И когда я спрашиваю одного из старейших его актёров — Константина Константиновича Градополова, в чём для него основной смысл многолетней (с 1941 года!) работы здесь, он вспоминает кредо К.С. Станиславского о «жизни человеческого духа», которую театр призван утверждать и совершенствовать.

Великий театр его усыновил

Да, согласно официальным данным, отметивший в нынешнем году своё 85-летие Константин Градополов зачислен на службу в МХАТ 14 октября 1941 года. Нетрудно высчитать, что было ему тогда всего 14 лет, и это, конечно, удивляет. Но ещё более удивила меня дата, от которой ведётся его послужной список. Ведь известно: те октябрьские дни были самыми трудными и самыми опасными для осаждённой Москвы, куда вот-вот мог ворваться враг. Казалось бы, совсем не до кадровых вопросов в театре.

— Почему же? — парирует он. — Как раз такая ситуация создалась, что надо было с кадрами решать. Много мхатовской молодёжи ушло на фронт, а зрительный зал каждый вечер полон. Вот меня и позвали во вспомогательный состав…

Позвал не кто-нибудь — сам Иван Михайлович Москвин, гениальный исполнитель главной роли в самом первом спектакле Художественного театра — «Царь Фёдор Иоаннович». Он с начала войны оставался руководить коллективом, поскольку Владимир Иванович Немирович-Данченко вместе с несколькими старейшими артистами МХАТ и Малого театра по решению правительства был эвакуирован. А мальчика Костю Градополова Москвин видел в театре чуть ли не каждый день: к тому времени его мать, популярная актриса немого кино Майя Добрянская, стала женой Павла Массальского, одного из ведущих мастеров МХАТ. Её-то и попросил Иван Михайлович: «Выручайте! Отпустите вашего молодого кудрявого спортсмена к нам на сцену».

Действительно, спортсмен, чемпион Москвы среди юношей по боксу. Это у него отцовское: выдающийся боксёр Константин Васильевич Градополов — чемпион СССР, один из основателей и профессор Института физкультуры, автор множества книг о любимом виде спорта. Но он же и актёр кино: снялся у знаменитого Юткевича в фильме «Кружева», а потом ещё почти в двух десятках картин.

У Градополова-младшего тоже будет выбор: искусство или спорт? Выбор будет, но колебаний — нет. Усыновивший его Художественный театр захватил юную душу с такой невероятной силой, что не сможет уже изменить МХАТу никогда и ни в чём.

А ведь соблазнов всяких было немало. Например, он прекрасно пел и даже окончил три курса консерватории, но от настоятельных приглашений в оперетту отказался. Мог бы, наверное (такой-то красавец!), в кино далеко пойти. Прецеденты рядом. На одном курсе с ним в Школе-студии МХАТ будут учиться Михаил Пуговкин и Владимир Дружников, ставшие очень известными на экране. Но они, будучи студентами, постоянно бегали на съёмки — и в результате из театрального вуза были отчислены. А для него возможность сниматься ни в коем случае не перевешивала долг перед родной сценой. Долг и глубокую внутреннюю преданность, а точнее говоря — любовь.

— Не жалеете, — спрашиваю, — что упустили экранную славу?

— Нисколько. Для меня святыми стали заветы основоположников МХАТ об искусстве театра, которое творится здесь, сегодня, сейчас. Я воспринял их эстетику, их идеалы и нравственность. Не сочтите за громкие слова, но иначе я не мог жить в искусстве. Да и просто жить…

Когда шла война

Мы разговариваем в его грим-уборной. На сцене продолжает идти «Синяя птица» — второй акт. В первом я смотрел его из зала, он играл Дедушку. А вообще переиграл в этом легендарном спектакле, поставленном самим К.С. Станиславским в 1908 году (!), все мужские роли. Первой была душа Сахара, в которой выступил аж 1100 раз, затем душа Хлеба, Кота, Пса… В 1989 году стал режиссёром возобновления. Это, как он выражается, после захвата театра, когда половине труппы, возглавленной Т.В. Дорониной, были оставлены в здании на Тверском бульваре костюмы и декорации всего двух спектаклей.

Но о тех драматических страницах мхатовской истории речь у нас пойдёт позже. А сейчас мне особенно интересно его начало на сцене. Тот самый октябрь 1941-го. Война. Как тогда у него всё было?

Он рассказывает, и я представляю холодный зал театра, зрителей в пальто и шинелях, которые приходят сюда каждый вечер. Приходят не развлечься или отвлечься, а получить духовный заряд, дополнительные нравственные силы, чтобы выдержать неслыханные испытания. И он, Костя Градополов, — участник большого коллективного дела, служащего спасению Родины.

Правда, у него не главные роли, он занят пока всего лишь в массовках и эпизодах, но без них нет спектакля. Да к тому же, как правило, за вечер он играет не в одном спектакле, а в двух, идущих одновременно на разных сценах.

Одна — основная, в проезде Художественного театра, и там сегодня, допустим, «Царь Фёдор Иоаннович». А в филиале (это Петровский переулок, ставший потом улицей Москвина) дают «Школу злословия». В «Царе Фёдоре» он занят в первом же действии. Стремянный. Клеится борода, надевается старинный кафтан. Есть даже небольшой диалог с государем о его коне. Но, едва отыграв, он срывает за сценой парик, бороду, сбрасывает кафтан и, буквально на ходу переодеваясь и гримируясь, мчится к филиалу, где во второй картине «Школы злословия» предстаёт негром-слугой.

Шесть минут! Столько времени занимает эта его спортивная пробежка от одного театрального здания до другого. Пусть и в дождь, и в мороз — всё равно. А на обратном пути керосином из бутылки (лигнина и вазелина нет) смывает с лица грим негра, успевает за сценой натянуть какой-то затрапезный зипун и выходит перед царём в толпе выборных — «от всех купцов, лабазников, ткачей…»

Затем опять пробежка. Он в мольеровском парике и кружевных манжетах — слуга на художественном аукционе… Обратная пробежка: он — стрелец. Потом рында — царский охранник в высокой шапке, с топориком в руках. Всё это, представьте себе, на двух сценах за один вечер. Словно в калейдоскопе.

И после, ночью, он ещё взбирается на крышу театра, чтобы сбрасывать немецкие зажигалки. А завтра будет рубить на дрова какой-то забор: хоть немного подтопить в зрительном зале. Люди, конечно, и без этого придут: удивительна тяга к искусству в то труднейшее время!

Гастролируя в Минске, МХАТ уже 22 июня попал под бомбёжку. Пешком пришлось добираться до Борисова, и Косте навсегда врезалось в память обожжённое лицо старого Москвина, измученного, изнурённого до крайности: такими вернулись они тогда в столицу.

Но работу надо было продолжать, потому что людям нужна была их работа. Нужна в Москве. Нужна в Саратове и Свердловске, куда театр будет отправлен в эвакуацию: о нелёгких путях её мой собеседник вспоминает с многочисленными подробностями. И на фронте, конечно, нужна: молодой артист Константин Градополов вместе с ведущими мхатовскими мастерами успеет не раз выступить во фронтовых бригадах.

А я рассказываю ему, как мальчишкой в рязанском селе припадал к репродуктору, слушая с затаённым дыханием в передачах «Театр у микрофона» те прославленные их спектакли, где он начинал играть. «Вишнёвый сад», «Три сестры», «На дне», «Мёртвые души», «Кремлёвские куранты»… Качалов, Книппер-Чехова, Тарханов, Хмелёв, Ливанов, Станицын, Тарасова, Еланская, Степанова, Андровская, Яншин, Грибов… Я знал их голоса, повторял мысленно их монологи и диалоги, поднимавшие всё лучшее в душе, а он-то играл с этими корифеями. Великое счастье.

В зрительном зале — товарищ Сталин

Это было и счастье востребованности: искусство необходимо народу, а МХАТ — вершина искусства. Меня всегда поражало, что в 1943 году, в разгар войны, при Художественном театре был открыт новый вуз.

— Высшей категории! — восклицает Константин Константинович.

Действительно, такой статус сразу же получает Школа-студия имени В.И. Немировича-Данченко при МХАТ СССР имени М. Горького. Имя одного из создателей театра дано было студии вполне обоснованно. Он, Владимир Иванович, замыслил её ещё перед войной, чтобы готовить новую смену «художественников», и как только вернулся в конце 1942-го из Тбилиси, где был в эвакуации, взялся за осуществление своей идеи. Но в марте 1943-го неожиданно умер, а школа-студия, где Константин Градополов был в списке первого набора, открылась осенью того же года.

— Сталин, наверное, имел отношение к её созданию? — задаю давно интересовавший меня вопрос.

— Самое прямое! Иосиф Виссарионович ведь общался с Владимиром Ивановичем, даже дал ему свой телефон на тот случай, если у театра будет какая-либо нужда. Так что об идее студии Сталин знал и поддержал её всемерно. Спрашивал, что требуется, с кем Владимир Иванович хотел бы работать. Тот сказал: «С Василием Григорьевичем Сахновским». А режиссёр этот, которого он высоко ценил, по какому-то недоразумению оказался к тому времени в ссылке, в Казахстане… Сталин ничего не сказал, но примерно через неделю Василий Григорьевич вернулся и приступил к работе. Когда же Владимир Иванович ушёл из жизни, студия целиком легла на него.

— Вы сами в театре видели Сталина?

— Множество раз! А на «Синей птице» видел его со Светланой… Он очень любил Художественный театр. Часто приезжал на наши спектакли. Иногда ко второму или третьему действию, если спектакль уже смотрелся раньше. Вы, конечно, знаете, что самым любимым у него был «Дни Турбиных». С 1926 года. Виктор Яковлевич Станицын, который играл в этом спектакле, подсчитал, что видел на нём Сталина 18 раз.

— По-моему, называют иногда и большее число.

— Вполне может быть. А хотите, я вам расскажу одну историю, связанную с этим спектаклем и со Сталиным? Мне её рассказывал мой старший друг Фёдор Николаевич Михальский, много лет проработавший во МХАТ главным администратором.

Слушаю так, как запомнилось моему собеседнику. Известно, что «Дни Турбиных» в прессе яростно критиковали. И в конце концов спектакль был снят. Сталин какое-то время в театр не приезжал (как заметил Константин Константинович, шла коллективизация, и вождю, видимо, было не до театра). Но вот однажды вечером в будочке Михальского раздаётся телефонный звонок: «Это из аппарата товарища Сталина. Иосиф Виссарионович спрашивает: когда у вас идут «Турбины»?» Администратор онемел. Однако, спохватившись, выговорил: «В субботу». «Очень хорошо», — был ответ.

И в театре началась кутерьма. Разыскивались на складе и подновлялись декорации, костюмы, реквизит, мобилизовывались актёры. В субботу Сталин приехал — спектакль состоялся.

— Есть фотография в нашем музее, — говорит Константин Константинович, — где Сталин снят среди участников «Дней Турбиных». Он сам после спектакля поднялся на сцену и предложил актёрам сфотографироваться вместе. А Хмелёву тогда он сказал: «Сильно играете. Мне снятся ваши глаза в роли Алексея Турбина». Чувствовал и понимал искусство Иосиф Виссарионович…

Он прожил, кроме своей, 154 жизни

Я расспрашиваю об авторе знаменитой пьесы, о Булгакове: видел ли Константин Константинович его? Оказывается, не просто видел, а дома у него бывал: сын жены писателя Елены Сергеевны — Серёжа учился с ним в одном классе. Не раз жили по соседству с Булгаковыми в доме отдыха МХАТ на Пестовском водохранилище, и Михаил Афанасьевич нередко любовался, как лихо Костя Градополов сражается в волейбол. Довелось тогда слышать интересные размышления писателя в кругу актёров о его понимании Гоголя и воспоминания о совместной со Станиславским работой над «Мёртвыми душами».

— Мог ли я представить, что буду Маниловым в этих самых «Мёртвых душах», сыграю в семи булгаковских пьесах! Вот и в мой бенефис на 85-летии выступил в «Полоумном Журдене»…

Его Шервинского в «Днях Турбиных» восторженно оценит сама Елена Сергеевна Булгакова; несколько позднее сыграет он и роль Алексея, в которой блистал Хмелёв. Верно в своё время написал Градополову Фёдор Николаевич Михальский: «На ваше поколение ложится настоящее и будущее Художественного театра». Выпускники Школы-студии 1947 года, то есть первый её набор, давшие МХАТ четырнадцать талантов, во многом определят лицо театра на предстоящие десятилетия.

Я впервые увидел Градополова, будучи студентом, в первой половине 50-х годов. Произвёл он запоминающееся впечатление в нескольких ролях, а особенно в «Домби и сыне» и «Идеальном муже». Подумалось: «Прямо-таки английский джентльмен». Теперь он мне сказал, что Диккенс и Оскар Уайльд действительно у него среди любимейших писателей, но…

— Всех любимейших и любимых, в чьих произведениях довелось играть, трудно перечислить. МХАТ — это же в первую очередь великая литература, русская, советская, мировая. И 154 сыгранные мною роли — это 154 жизни, которые за семьдесят сезонов я прожил более 12 тысяч раз, кроме своей собственной. Да какие! Шекспир, Мольер, Шиллер, Пушкин, Гоголь, Островский, Тургенев, Толстой, Чехов, Горький… Ни с чем не сравнимое счастье жить с этими гениями и приобщать к ним других людей, зрительный зал…

Однако вот тут-то я не могу удержаться от вопроса о его отношении к происходящему во многих театрах сегодня. Видит ли он, например, что вытворяют с классикой? Как реагирует на это?

Оказывается, смотрел и слушал недавно «Евгения Онегина» в Большом. С выражением неподдельного ужаса вспоминает то, чему пришлось стать свидетелем. Издевательство над Чайковским и Пушкиным, предательство величайших достижений русского театра…

Я заметил, что в его оценке предательство — самый суровый приговор. Даже Вахтангову и Мейерхольду не может простить их уход от Станиславского. А нынешнее забвение трудов, уроков, выстраданного наследия основателя Художественного театра, имевших значение поистине мировое, считает настоящей катастрофой.

— Скоро 150-летие со дня рождения Константина Сергеевича, а его имя даже некоторым студентам театральных вузов мало что говорит. Ну, ввели на Московском международном кинофестивале премию «Станиславский». Так это же чисто внешний знак! А что по существу?

Когда-то, в начале 60-х, ставший наезжать из эмиграции старый актёр Аким Тамиров рассказывал ему о фуроре, произведённом гастролями Художественного театра в США 1922—1924 годов. Нет, для театральной Америки тогда это был не просто фурор, а попытка повернуть вслед за Станиславским от сплошной развлекательности на сцене к духовной и душевной высоте, достигнутой русским титаном.

Теперь же и у нас театр стремительно катится вниз. Вернее, вовсю катят его, вытесняя самое драгоценное — психологический реализм, а поощряя безмыслие, бесчувствие, ту развлекательность без берегов, от которой в своё время ушли. Градополов говорит о ней язвительно:

— Торжество гимнастики и аэробики. Жена и дочь городничего в «Ревизоре» — на роликовых коньках!

— Или совокупляются с Хлестаковым прямо на сцене, — добавляю я. — Да не где-нибудь, а в Александринском театре. Торжество порнографии…

Кто-то скажет: «Брюзжание двух стариков». Огромными усилиями и средствами, при активном участии государства (!), создана в обществе атмосфера, в которой чистый взгляд на искусство считается ретроградством, замшелой отсталостью, а вот восторг перед извращенчеством и грязью — безусловно «продвинутым», современным, передовым. Увы, некоторые служили утверждению такой чудовищной аномалии, возможно, даже не вполне сознавая, чему они служат.

Константин Константинович с болью вспоминает, как однажды поразил его подвыпивший Олег Ефремов, когда нечаянно встретились они в театральном кафе напротив МХАТ.

— Я трагическая личность, — нетвёрдым языком вдруг произнёс недавно назначенный новый худрук. — Я пришёл уничтожить Художественный театр…

Страшно было услышать такое. А ещё страшнее — увидеть воочию осуществление провозглашённого. То, что Градополов называет захватом театра, обернулось положением изгоев для талантливых мастеров, воспитанных этикой и эстетикой Станиславского и Немировича-Данченко. И что бы с ними стало, если бы не железная воля Дорониной?

При проведении той операции под благовидным предлогом «обновления» всякая этика была цинично отброшена. Однако можно ли построить благое дело на основе безнравственности? Так называемый раздел МХАТ, великого русского театра, инспирированный в 1987 году, стал мрачным предвестием всего, что вскоре произойдёт с великой страной. А произойдёт не только «раздел» её, но и подрыв нравственных корней, которыми держалась уникальная культура России. Нам начнут — яростно и хитроумно — внедрять совсем другую «культуру».

— Неужели это у них получится? — спрашиваю моего собеседника.

— Не знаю. А верить не хочу. Однако до чего дожили: редиску везут нам израильскую, картошку чуть ли не из Америки. Нелепо, но факт.

Я смотрю на этого седого, стройного и мудрого человека, который репетировал когда-то булгаковские «Последние дни» с самим Немировичем-Данченко, и думаю: какое же бесценное духовное богатство несёт он в себе! Но его и таких, как он, презрительно именуют «совками». Их опыт, их знания, их талант нынешнему государству оказываются ненужными.

Высоко ли такое государство со своей культурой поднимется? Далеко ли уйдёт?

http://gazeta-pravda.ru/content/view/12339/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт сен 21, 2012 5:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Каковы же опыт и уроки советской цивилизации?

20.09.2012

Виктор КОЖЕМЯКО.

"Правда", 21-24 сентября 2012

«Круглый стол» в редакции «Правды»

В прошлом году исполнилось 20 лет со времени антисоветского, антикоммунистического переворота в нашей стране и уничтожения СССР. В ноябре нынешнего года мы отметим 95-летие Великой Октябрьской социалистической революции, а в декабре — 90-летие создания Советского Союза.


Между датами этих событий, поистине этапных, пролегает исторический период, имеющий величайшее значение как для России и других республик, которые входили в состав СССР, так и для всего мира. Это период, когда на огромной территории — от Балтики до Тихого океана и от Заполярья до Закавказья — существовал принципиально новый в истории человечества социально-экономический строй — социалистический, советский, когда сложилась совершенно новая общность людей — советский народ и когда происходило становление такого нового явления государственной, общественной, культурной жизни, как советская цивилизация.

Что она собой представляла? Каково её значение сегодня? Ушла ли советская цивилизация навсегда в прошлое или ей принадлежит будущее? Эти и другие вопросы, которые, судя по нашей редакционной почте, волнуют многих, определили содержание очередного «круглого стола», проведённого в «Правде». Участниками его стали Председатель ЦК КПРФ Г.А. ЗЮГАНОВ, сопредседатель правления Союза писателей России, кандидат в члены ЦК КПРФ Л.Г. БАРАНОВА-ГОНЧЕНКО, народная артистка России Ж.А. БОЛОТОВА, писатель, заслуженный деятель искусств России С.Н. ЕСИН, профессор Литературного института имени А.М. Горького Б.А. ЛЕОНОВ, историк, член ЦК КПРФ Ю.П. БЕЛОВ, историк, заведующий отделом ЦК КПРФ по агитационно-пропагандистской работе М.С. КОСТРИКОВ, историки Ю.В. ЕМЕЛЬЯНОВ и А.А. ЗАМОСТЬЯНОВ. Вёл обсуждение политический обозреватель «Правды», член ЦК КПРФ В.С. КОЖЕМЯКО.

Тогда мы стали примером для всего человечества

Виктор КОЖЕМЯКО. За последние годы слово «цивилизация» стало не просто широко употребимым, но, можно сказать, даже модным. Смысл, правда, вкладывается в него разный. При этом одни утверждают, что благодаря Горбачёву и Ельцину мы наконец-то входим в мировую цивилизацию. Другие говорят: в европейскую. Достаточно широко бытует понятие цивилизации русской (или российской). О советской приходится слышать всё-таки реже. Да и отношение к ней, как вообще к советскому периоду, диаметрально противоположное. Если, скажем, Александр Зиновьев назвал этот период вершиной российской истории, то одновременно в сознание людей начали внедрять определение советских лет как некоего провала, «чёрной дыры» в биографии нашей страны.

Вершина — и «чёрная дыра»… Какая разница в оценках! Неимоверные усилия предпринимаются нынешней властью для дискредитации советского прошлого. В своём известном двухтомнике «Советская цивилизация» Сергей Георгиевич Кара-Мурза справедливо отметил, что новый строй возникал в тяжёлых родовых муках. Так вот на этих муках, на этих родовых травмах в основном и спекулируют идеологи теперешней власти, выстраивая свою оглушительную, тотальную антисоветскую пропаганду.

Чем, к примеру, начат новый сезон на телеканале «Россия-Культура»? «Коллекцией Эдварда Радзинского». Опять антисоветский перепев того, что повторялось уже бессчётное количество раз. Это же и на других телеканалах. Молодым поколениям советское время упорно изображают как сплошную трагедию, изымая из него всё, чему люди радовались и чем по праву гордились. Но скажите, Геннадий Андреевич, разве допустимо и разве на пользу делу отбрасывать бесценный позитивный опыт, поучительные конструктивные уроки советской цивилизации?

Геннадий ЗЮГАНОВ. Недопустимо и, конечно же, не на пользу! Однако власть озабочена другим. Когда собственных успехов нет, не хочется признавать поистине великие достижения советского времени. А тут ещё кризис наступает — значит, надо всячески отвлекать внимание людей.

Молодые должны знать: у нас была великая советская эпоха, великая советская социалистическая цивилизация, уникальные достоинства которой предстоит внимательно изучать и в будущем максимально использовать. Мы собрались обсудить эту исключительно важную и очень перспективную для общественного сознания тему в преддверии октябрьского пленума ЦК КПРФ, который рассмотрит актуальные вопросы и задачи совершенствования идейно-теоретической работы партии. Собрались в редакции всемирно известной газеты, отметившей своё 100-летие. А ведь «Правда» — тоже неотъемлемая часть советской цивилизации. Это ярко отражено в прекрасной книге «Век «Правды», вышедшей к юбилею, и, конечно, в созданной недавно полной электронной версии всех номеров газеты, которая многие годы была главной газетой Советской страны.

Сегодня мир на глазах радикально меняется. Разрушаются старые стереотипы, идёт агрессивная наступательная политика НАТО, глобализм руками Соединённых Штатов пытается диктовать свою волю всей планете.

В этих условиях интерес к советской социалистической цивилизации заметно возрастает. Это связано и с охватившим мир кризисом, в яму которого попали почти двести стран. Поиск выхода из кризиса неизбежно обращает внимание к советскому опыту. Даже Обама в своей предвыборной программе вынужден говорить о необходимости большей социализации жизни, об усилении роли государства и обуздании капитала. С острейшими проблемами столкнулась казавшаяся благополучной Европа.

Лучше всех кризис проходят страны Азии — в первую очередь социалистические Китай, Вьетнам, это касается также Индии и некоторых других. У них есть общий знаменатель: более умное государственное регулирование, более эффективное управление и планирование, более социализированные программы бюджетной политики. Это как раз именно то, на чём во многом строилась политика нашей Советской страны.

Мне довелось специально анализировать 12 кризисов капитализма за 150 лет его истории. Так вот, два последних общих системных кризиса закончились двумя мировыми войнами, в эпицентре которых оказалась наша страна. И она же по существу вытащила мир из этих кризисов, спасла человечество от катастрофы.

В первом случае имеется в виду Великий Октябрь, а затем последовавшие за ним гениальные ленинские планы — ГОЭЛРО и НЭП. Но предшествовало этому создание партии нового типа, вооружённой теорией марксизма. Советская социалистическая цивилизация базировалась на всём мировом культурном наследии, она впитала всё лучшее, что было выработано мыслью человечества, и прежде всего вывод Маркса о том, что капитализм обречён на периодические кризисы, войны, насилие и дикую эксплуатацию. Он неизбежно должен быть сменён новым строем — социализмом.

Из второго системного кризиса мир вытащила победа над гитлеровским фашизмом при решающей роли Советского Союза. Но это стало возможным лишь благодаря сталинской модернизации страны, включившей в себя индустриализацию, коллективизацию и культурную революцию.

А после величайшей войны мы сумели не только за короткий срок восстановить порушенное, но и первыми прорваться в космос. Это было свидетельством наивысшего достижения советской цивилизации, концентрированным выражением её преимуществ и приоритетов.

Напомню такой факт. На Всемирной выставке в Брюсселе в 1958 году самым посещаемым был наш павильон. И это можно было тоже назвать своего рода торжеством советской цивилизации. Золотую медаль завоевала здесь наша машина «Газ-21» (первая «Волга»): признана лучшей легковой автомашиной мира. Золотой медали удостоился и первый в мире самоходный комбайн, созданный на Ростсельмаше. А главное — демонстрировались модель первой атомной электростанции и первый искусственный спутник Земли, вокруг которого в восхищении ходили буквально все посетители выставки. Это был суммарный показатель того, на что способна Советская страна.

В общем, мы имели основания гордиться и приумножать достигнутое. И действительно, определённое время успешно приумножали. Ведь всё, что до сих пор доит правительство Медведева — Путина, создавалось в ту эпоху. Всё без исключения! Ни одного современного наукоёмкого предприятия они не построили, а угробили почти 70 тысяч производств.

Короче говоря, можно что-то в том времени критиковать, но не видеть достигнутого нельзя! И, если суммировать, скажу так: советская социалистическая цивилизация соединила творческий порыв масс, политический гений Ленина и победу Великого Октября, сталинскую модернизацию и трудовой подвиг народов нашей страны. Мы стали тогда первопроходцами новой, справедливой жизни для всех трудящихся, стали примером для всего мира и спасли человечество от третьей мировой войны.

А как только идеалы советской цивилизации — уважение к труду, дружба народов, гуманистическая роль государства и другие — были преданы, так всё и посыпалось.

Сегодня мы, Компартия Российской Федерации, считаем себя продолжателями лучших советских традиций. Наступает новая эпоха, когда планета на глазах краснеет и левеет. Нам предстоит огромная по масштабам борьба за возвращение нашей страны на социалистический путь развития. Недавно опубликованы семь тезисов, семь основных задач КПРФ на очередной политический сезон. Готовим, как я уже сказал, пленум о совершенствовании идейно-теоретической работы партии, где тема, которую мы с вами сегодня исследуем, будет ключевой. Более того, я думаю, она будет одной из основных для нас на предстоящие годы.

Ощущение человека в том мире, где он был хозяином

Сергей ЕСИН. Всем нам сегодня ясно, что мы жили в совершенно ином мире, с абсолютно другими отношениями. Сейчас Геннадий Андреевич интересно говорил о становлении той цивилизации. Она действительно была новым, невиданным явлением в истории человечества, и, как у новой исторической формации, у неё были определённые признаки. Давайте попробуем хотя бы некоторые из них определить.

Была у советской цивилизации своя гуманитарная составляющая. Культура — невероятно богатая и своеобразная! Я мог бы об этом очень много говорить, но вот лишь один пример. За время Советской власти было создано в литературе и искусстве большое количество миром признанных шедевров. А где они сейчас?

Недавно я пересмотрел фильм Сергея Бондарчука «Война и мир». И понял: он адекватен эпопее Льва Толстого! А создано ли у нас, да и в мире, за последние двадцать лет хоть что-то подобное?

Но знаете, даже не это является для меня главным, когда я думаю о той эпохе. Самое главное — внутреннее ощущение человека. Вот это, на мой взгляд, было основным достижением советской цивилизации. Человек жил без страха перед жизнью, он жил без страха перед завтрашним днём и даже, в определённом смысле, без страха перед неизбежной смертью. Потому что он знал: государство в любом случае его поддержит. Оно его выучит, даст работу, надо будет — вылечит, а если надо — и нормально похоронит.

Вот это ощущение уверенности в мире, где человек реально чувствовал себя хозяином, — самое драгоценное.

Мальчишкой, начинающим корреспондентом я проехал верхом на лошади весь Дагестан — от нижних пастбищ у Каспийского моря до самых верхних в горах. И даже мысли у меня не возникало, что со мной нехорошее что-то может произойти, что люди какие-то не такие...

Мы тогда недооценивали, в какое время живём. Повторяли как нечто дежурное: «Человек человеку — друг, товарищ и брат!», не осознавая всей глубины и обоснованности этого в нашей стране. Нас сбивали слухами о каких-то невероятных злоупотреблениях партийно-советской «элиты», но я сейчас задумываюсь: а что в то время мог украсть секретарь обкома? Термин «украсть» употребляю потому, что ныне он стал применительно к власти расхожим, общепринятым: власть и кража — близнецы-братья.

Так вот, что же мог высокопоставленный партийный секретарь? «Пробить» сыну или дочери какую-нибудь путёвку, помочь в получении квартиры, купить (за свои деньги) «Волгу». И всё! Он не мог назначить сына директором банка, не мог сделать из него заместителя министра, он не мог сотворить ничего даже близкого к тому, что сегодня столь легко происходит…

Виктор КОЖЕМЯКО. На мой взгляд, Сергей Николаевич, то, о чём вы говорили, имеет непосредственное отношение к чувству справедливости, которое всегда чрезвычайно острым было у русского человека. Я-то думаю, что именно в этом понятии, в справедливости — суть нашей национальной идеи, смешными и бесплодными поисками которой власть занималась все последние годы. И сейчас мне хотелось бы обратиться к Юрию Павловичу Белову, который стал инициатором нашего сегодняшнего обсуждения, с прямым вопросом: а чем, по его мнению, советская цивилизация отличается от всех прежних цивилизаций в истории человечества?

Есть отличия коренные

Юрий БЕЛОВ. Имеется много определений цивилизации: у Тойнби — одно, ещё раньше у Данилевского — другое, у Бердяева — третье. И перечисление можно продолжить. Кто-то считает цивилизацию аналогичной культуре, кто-то ограничивается тем, что это образ жизни. Но мне ближе такое определение: совокупность материальных и духовных ценностей.

Так вот, я считаю, советская цивилизация отличается от всех предшествующих ей в истории человечества тем, что это совокупность материальных и духовных ценностей, созданных при господстве общественной собственности. Коренное отличие, поскольку все предшествующие цивилизации и нынешняя западная созданы при господстве частной собственности. И потому западная цивилизация, безусловно великая, идёт сейчас к саморазрушению: господство частной собственности ведёт её неизбежно к этому.

Ещё отличие советской цивилизации в том, что она отвечала национально-историческим особенностям России. Я вспоминаю Ленина. Апрельская конференция, 1917 год. Он начинает с такой мысли: Маркс и Энгельс, рассматривая возможные перспективы свершения революций в разных странах, подчёркивали, что они будут происходить сообразно национально-историческим особенностям тех или иных стран. Классики полагали, что французский рабочий начнёт, немецкий продолжит, а история предоставила возможность начать русским. И не только потому, что Россия была слабым звеном в цепи империализма, и не только потому, что здесь были наибольшая концентрация производства и наибольшая эксплуатация, а ещё и потому, что русский рабочий класс нёс в себе психологию крестьянина-общинника, он обладал большей силой солидарности.

Значительную роль в формировании духовных основ советской цивилизации сыграли и другие наши национально-исторические особенности. Например, если бы проводимый Советским государством курс не отвечал этическим основам православия, то народ (а тогда это более 80 процентов — крестьянство) не принял бы такой политики. Он её принял, потому что советский курс отвечал этическим основам православия. Это не писалось ни в каких партийных документах, но это было в реальности, это было на практике.

И когда мы говорим о православии, я хотел бы обратить внимание, что оно в России не исчерпывается теми канонами, которые есть в Евангелии, в Библии. Православие у нас явление более сложное. Народное православие. Сколько народ перенёс в христианскую веру из язычества! Особое отношение к земле — нигде в Евангелии вы этого не найдёте, что «земля Божья», что она никому не должна принадлежать. Ведь русский крестьянин, ещё язычник, прежде чем сохою драть землю, просил у неё прощения. И вот это особое отношение к земле, если хотите, лежало в основе этического идеала справедливости у русского крестьянина-мужика, а справедливость, конечно же, стала для советского общества первостепенной.

Или идеал воина. Тоже из язычества. Особое отношение к армии: народная армия, заступница — это всё народная редакция православия. Или отношение к дереву. На древнерусских иконах деревья клонятся к Богородице. Отсюда отношение к лесу. Сейчас, когда частная собственность установила своё господство, приходится слышать: «Ах, человеческий фактор, небрежно ведут себя в лесу». А как они будут себя вести? Частная собственность на леса, землю, воду — на воздух только пока её нет.

Если говорить о Советской власти, то как раз этим и другим этическим нормам православия отвечала проводимая ею политика. А вот нынешние иерархи Церкви о народном православии подзабыли, не вспоминают его. Вспоминать-то очень неудобно: и отношение к земле, и отношение к армии. Поэтому помалкивают, помалкивают…

Разумеется, говоря о советской цивилизации, мы не можем обойти стороной советскую культуру. А она формировалась на основе нашей великой русской культуры, которая литературоцентрична. И каково состояние литературы — таково состояние всей культуры. У нас была создана не только великая русская классическая литература, но и не менее великая литература советская, которая стала продолжением предшествующей классики.

Я не литературовед и не претендую на какой-то обобщённый анализ, но всё-таки мне думается, что особенность нашей литературы — в её заострённой социальной направленности. Здесь и проблема «маленького человека», и гуманистичность, и, безусловно, антибуржуазность. Она вся антибуржуазна! И не случайно часы русской литературы в школе теперь сокращают и сокращают. Она антибуржуазна и потому опасна для изучения, опасна для нынешнего режима.

Она ещё и заострена против такого явления, которое тоже сегодня стало нашей бедой, — против всевластия чиновничества. Почему Н.А. Некрасова сегодня не изучают в школе? Ну, во-первых, «Кому на Руси жить хорошо» и многое другое напрочь разбивают внедряемый ныне миф о благостной крестьянской жизни в дореволюционной России. А во-вторых, какие у Некрасова бичующие стихи против чиновничества! Это потрясающе: «Ты чиновник будешь с виду // И подлец душой, // Провожать тебя я выйду // И махну рукой. // Тих и скромен, как овечка, // И крепонек лбом, // На хорошее местечко // Поползёшь ужом». Это из «Колыбельной». Так как же разрешить преподавание Некрасова? Нет, будут преподавать Солженицына.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. Считаю необходимым особо подчеркнуть следующее. Советская цивилизация стала первым в мире реальным воплощением теории марксизма-ленинизма. В отличие от буржуазных революционеров, в том числе и тех, кто находился в рядах коммунистических партий, вроде Троцкого, которые видели в Октябрьской революции механическое повторение буржуазной Французской революции и пытались остановить социалистическое строительство до победы пролетарских революций на Западе, Ленин, а затем и Сталин исходили из того, что социалистическая революция является порождением тех общественных процессов, которые происходили в России. Поэтому, как справедливо обращал внимание С.Г. Кара-Мурза в своей книге и как верно отметил сейчас Юрий Павлович Белов, советская цивилизация впитала в себя богатый опыт русской истории, русского народа и других народов нашей страны.

Опираясь на марксистско-ленинское учение о закономерности постадийного развития исторического процесса, Советское государство впервые в мире приступило к разработке пятилетних планов развития страны. Именно это обстоятельство стало надёжной гарантией уверенности советских людей в своём будущем, в том, что «завтра будет лучше, чем вчера», о чём говорил Сергей Николаевич Есин.

Убеждённость в правоте марксистско-ленинского учения о закономерности исторического развития — самая надёжная гарантия того, что поражение социализма в СССР и торжество капиталистической реставрации являются временными, а возврат к социалистическому пути развития и возрождение советской цивилизации на новом её этапе — неизбежными. Об этом достаточно подробно пишет в своих книгах и статьях Виктор Васильевич Трушков, и я с ним полностью согласен.

Виктор КОЖЕМЯКО. Кара-Мурза, напомню, формулирует так: советский проект в виде СССР показал, что жизнь общества без разделения на избранных и отверженных возможна. Возможно и человечество, устроенное как семья, «симфония» народов, а не как мировой апартеид, вариант неоязыческого рабовладения.

Лариса БАРАНОВА-ГОНЧЕНКО. Власть делает всё, чтобы отвлечь внимание от живого и очень актуального сегодня советского опыта. Вот взять хотя бы теоретические посылки новорождённого «Изборского клуба», учредительное собрание которого состоялось недавно в Приказных палатах Псковского кремля. Главное тут настолько хитро закамуфлировано, что с первого взгляда под тезисами этого клуба, названного консервативным, даже хочется подписаться. Ну например: «Россия — это идеократическая держава». Или: «Россия должна быть большой». Или тем более: «За социальную справедливость». Но когда вдумаешься, то не уйдёшь от вопроса: а где же здесь самое ключевое, самое важное и точное слово — социализм, которое по смыслу прямо-таки бьётся в ворота? Почему его так боятся предводители «Изборского клуба»? Да именно потому, что это — главное. А ведь современный буржуазно-криминальный порядок буквально вопиет рядом с опытом и образом социалистической советской цивилизации.

Что значат советское воспитание, советский человек и образ великой цивилизации

Борис ЛЕОНОВ. Продолжу затронутую здесь тему литературы и культуры в целом. Очень важно, что была создана новая, социалистическая эстетика, неразрывно связанная с именем Горького. За последнее время немало поиздевались над методом социалистического реализма. А между тем что сделал Горький? Вот был в нашей великой русской литературе XIX века так называемый маленький человек — униженный, оскорблённый, вызывающий сочувствие и сострадание, но активно не противостоящий мерзостям жизни и их носителям. Горький же сказал: да какой ты объект эксплуатации — ты субъект революции! Смети всех этих своих угнетателей куда подальше и правь сам!

Отсюда в значительной мере пошла наша советская литература. Наследуя великое из прошлого, она утверждала новое, социалистическое настоящее. И посмотрите, что происходило. Советскую цивилизацию создавал советский человек. А создали у нас советского человека? Создали. Воспитали. Как это было? Читайте «Как закалялась сталь».

Павел Корчагин и сегодня остаётся Павлом Корчагиным. Воспитательная сила его исключительно велика. Действительно, кто вынес на себе все эти Боярки, кто поднял нашу индустрию, коллективные хозяйства? Советский человек. Хотел бы этого кто-то или не хотел, но он был создан. Сначала в жизни, а потом в литературе. Или одновременно. И помните, комиссар Васильев в «Повести о настоящем человеке» говорит Мересьеву: «Ты должен». — «Но у меня ног нет», — отвечает тот. «Но ты же советский человек!»

Это именно советский человек — коллективист, патриот, способный ставить общее выше личного, готовый во имя общего даже на жертву — в невероятно трудных условиях создал и отстоял всё то, благодаря чему мы и сегодня живём. Но его отбрасывают, он нынче не нужен. «Как закалялась сталь» в школе уже не изучается…

Виктор КОЖЕМЯКО. Говорят теперь уже так: не советский человек, а «совок»!

Борис ЛЕОНОВ. Но благодаря этому человеку — нашим дедам, отцам, матерям, братьям и сёстрам — Россия ещё существует. В основном за счёт того, что было сделано тогда, в советские годы, трудом миллионов советских людей. Да, мы жили скромно, небогато, но — красиво, замечательно жили! И это были в массе своей необыкновенно красивые люди!

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. За последнее время многое предпринято, чтобы исказить в общественном сознании образ советской цивилизации и советского человека. Но вот, помню, в 1968 году на одном международном мероприятии познакомился я с цейлонцем. Доктор наук, очень уважаемый человек, он говорил о помощи, которую Советский Союз оказывает его стране. Материально, заметил он, эта помощь уступает тому, что мы получаем в сумме от американцев, англичан и т.д. Но зато, добавил, какие люди к нам приезжают! Какое отношение! Вот это мы не получаем ни от одного человека ни из какой другой страны.

Или, скажем, сейчас любят в антисоветском духе «обыгрывать» Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве, который состоялся в 1957 году. Дескать, советские люди впервые увидели заграницу без «железного занавеса». Но не говорят о другом — о том, какое впечатление Советская страна и советский человек произвели на приехавших. А оно было огромным! С восторгом, например, говорил мне об этих впечатлениях индонезиец уже одиннадцать лет спустя. И учил меня петь «Уральскую рябинушку», которая необыкновенно ему понравилась…

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Приведу впечатления ещё одного иностранца о Советском Союзе и советских людях, относящиеся к концу 70-х годов: «Я немного нервничал, когда приземлился в России. Я думал, что, возможно, увижу задрипанную страну с толпой мрачных людей, мыслящих, как роботы, и агентами спецслужб, прослушивающими мою комнату. Я увидел страну ста национальностей, живущих в гармонии. Я видел только одного полицейского. Никакого оружия. Никакой преступности. Никаких проституток. И ни одного гомосексуалиста».

Виктор КОЖЕМЯКО. Кто автор этого свидетельства?

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Американский боксёр Мохаммед Али.

Лариса БАРАНОВА-ГОНЧЕНКО. В связи с этим возникает весьма важный вопрос: а как восстановить образ советской цивилизации для грядущих поколений и для сегодняшних молодых? Они ведь в той жизни не были, а слышат и на экране видят о ней много лжи.

Конечно, речь в основном идёт о духовной части советской цивилизации. Так вот, для восстановления её образа, несмотря на всё противодействие власти, средств массовой информации и прочих сил, я вижу ряд направлений и возможностей, которые, на мой взгляд, нам надо как можно лучше использовать. Скажу хотя бы о трёх.

Первое — это русская философская мысль, которую, наряду с марксизмом-ленинизмом, следует глубже раскрывать для новых поколений. В недрах этой мысли можно найти многие начала и предзнаменования будущей социалистической цивилизации. Скажем, даже у позднего Константина Леонтьева, который ненавидел либерализм и капитализм. Есть, в частности, интересное исследование «Сталин и Леонтьев», очень полезное для этой нашей темы.

Второе — советская литературная классика, о чём здесь упоминалось, и прежде всего — Шолохов. Сейчас уже меньше говорят о плагиате Шолохова, но направляют свои усилия на доказательство того, что «Тихий Дон» — это антисоветское произведение, а его автор — антисоветский писатель. Между тем, если бы у нас была нормальная, здоровая школа, рядом с «Тихим Доном» всегда можно было бы держать такой убедительный документ-инструмент — телеграмму, которую в первый день войны великий советский писатель направил наркому обороны: «Дорогой товарищ Тимошенко! Прошу вас принять в фонд обороны СССР присуждённую мне Сталинскую премию первой степени. В любой момент по вашему призыву готов стать в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии, до последней капли крови защищать социалистическую Родину, великое дело Ленина—Сталина. Полковой комиссар запаса РККА писатель Михаил Шолохов». И тут же, получив согласие, ушёл на фронт. Вот вам штрих, из подобных которому складывается образ советской цивилизации.

И третье. Работая в Литературном институте, я постоянно говорю со своими студентами не только о советской литературе, но и о значении великого советского кино. Только советское кино столь зримо, осязаемо, впечатляюще может воссоздать образ советской цивилизации.

Виктор КОЖЕМЯКО. По силе эмоционального воздействия сюда можно было бы добавить советскую песню, которая, как и кино той эпохи, сегодня в загоне.

Лариса БАРАНОВА-ГОНЧЕНКО. Да, и песню, наши прекрасные советские хоры, но кино, по-моему, особо значимо. Золотая коллекция советского кинематографа, исторически хорошо откомментированная, должна бы сегодня стать учебником для молодёжи.

Создали уникальное общество знаний.

А что теперь?

Виктор КОЖЕМЯКО. Мы говорим о культуре, литературе, искусстве, и это правильно: в советское время они достигли небывалого подъёма. Но у нас были рядом лирики и физики. Тогда в нерасторжимом, крепчайшем органическом единстве развивались наука и культура, искусство и образование. Советский строй, советская цивилизация возникли на фундаменте самой передовой науки — марксистско-ленинской теории, а затем вся политика Советского государства была проникнута заботой о подъёме науки и образовании широких народных масс. Совсем не случайно Советская страна была признана самой читающей в мире. И не случайно, разумеется, мы первыми вышли в космос. По-моему, никогда и нигде не был так велик авторитет науки, учёных, как в нашей Советской стране.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. Безусловно! Есть тому огромное количество убедительнейших свидетельств. Причём они особенно разительны в сравнении с положением нынешним.

Мой одноклассник — многолетний популяризатор науки Карл Левитин, вспоминая в книге мемуаров советское время, написал очень точно: «Иметь хотя бы малое отношение к науке означало пользоваться уважением и заботой общества, пусть даже не совсем заслуженно». И он же признал, что в самых мрачных, заведомо нереальных прогнозах будущего развития страны тогда нельзя было представить возможность такого положения, в каком оказались ныне многие доктора и кандидаты наук, профессора и доценты, инженеры и научные сотрудники, вынужденные, чтобы выжить, превращаться в таксистов, официантов, грузчиков, торговать пивом или привезённым товаром, а то и вообще покидать места, где они родились и начали умирать.

Зато, справедливо отмечал мой товарищ, подняли голову, расплодились люди, паразитирующие на авторитете точных наук и никогда не умирающей тяге к «оккультным наукам». Гороскоп стал частью джентльменского набора для серьёзных изданий. Объявления о приворотах, снятии и наведении порчи, предсказаниях судьбы, чудесных исцелениях, мгновенных обучениях языкам, музыке и менеджменту, воинственные в своей антинаучности, стали столь же частыми и откровенными, как соседствующие с ними предложения досуга, массажа и саун, не прикрытые даже фиговым листком благопристойности.

Виктор КОЖЕМЯКО. Покойный Сергей Петрович Капица незадолго до смерти исчерпывающе сказал: «Наше общество темнеет. Мы скатываемся в средневековье».

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. Если гибнет цивилизация, на смену ей приходит варварство. И вот у нас теперь ощутимые черты варваризации!

Недавний опрос: «Говорит ли вам что-нибудь понятие «Куликовская битва»?» Представьте себе, 39 процентов ответили: ничего не говорит. А 80 процентов опрошенных не знают о существовании «Повестей Белкина», только 4 процента имеют личные библиотеки, 37 процентов жителей России вообще не читают книг и 40 процентов читают от случая к случаю. Ну разве всё это не признаки деградации?

Приведу и ещё некоторые потрясающие данные. Оказывается, 19,3 процента безусловно верят в амулеты и обереги, а 31 процент — скорее верит в них. Людей спросили, как они относятся к утверждению, что Солнце не вращается вокруг Земли. И что же? Только 67 процентов согласились с этим, значит, 33 процента уверены в обратном. Утверждение о том, что Земля в течение месяца обращается вокруг Солнца, поддержал 61 процент опрошенных.

Такие нелепости можно продолжать и продолжать. Например, только 67 процентов согласились с тем, что радиоактивное молоко нельзя сделать безопасным, прокипятив его. То есть 33 процента выпьют!..

Сергей ЕСИН. Извините, хочу подать реплику. Среди признаков той цивилизации, в которой мы жили, была ещё надёжная защита от плохого, вредного продукта. Сейчас я боюсь покупать молоко, боюсь покупать овощи или куриное мясо, поскольку не знаю, что содержится в них. Мы не знаем, что мы едим.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. Да, это к вопросу, что несёт нам капитализм. Но мы сегодня оказались не только при капитализме, а в чём-то приходится вспоминать даже положение оккупированной страны. Особенно когда думаешь о том, куда тащат наше образование, бывшее в советское время лучшим в мире.

Сохранилась стенограмма рассуждений Гитлера 4 апреля 1942 года, и вот что читаем в ней: «Для нас было бы вредно, если бы русские, украинцы, киргизы и т.д. умели читать и писать. Школы, правда, нужно им дать, и они обязаны будут за них платить (как сейчас! — Ю.Е.), если будут ими пользоваться. Но самое большее, чему следует обучить в этих школах, это правила уличного движения. Обучение географии должно быть сведено к тому, что столица Рейха называется Берлин, арифметику и так далее не нужно вовсе. В наших интересах, чтобы в каждой деревне была своя секта. Даже если таким образом в тех или иных домах возникнет колдовство, мы будем это только приветствовать».

До чего похоже нынешнее нашествие колдовства и прочего мракобесия в нашей стране на те планы и мечты Гитлера!

Михаил КОСТРИКОВ. Эти страшные факты одичания нашего общества, которые привёл Юрий Васильевич, конечно же, стали результатом демонтажа советской системы образования. Для советской цивилизации она была поистине ключевой.

В прошлом году перед юбилеем полёта Гагарина мы силами нашей партийной студии делали о нём документальный фильм. И когда стали думать, с чего начать, по-другому как-то не получилось: с ликвидации безграмотности, без чего гагаринский полёт был бы невозможным.

Правильно говорится, что советская система образования была лучшей и уникальной в истории. Кроме того, что она включала в себя очень мощную воспитательную составляющую, это была, во-первых, именно система, а во-вторых, она была всеобщей. Сочетание одного с другим — это колоссальный вклад советской цивилизации в мировой опыт.

Востребован ли он сейчас? Очевидно, что в рамках капиталистической системы не востребован даже в наиболее развитых странах, потому что крайне опасен. Правящие классы никогда не способствовали получению хорошего образования широкими народными массами по вполне понятным причинам: чтобы меньше задумывались о том, о чём не нужно. Например, о причинах социального неравенства. И целенаправленный демонтаж советской системы образования в нашей стране, начавшийся сразу после уничтожения Советской власти и СССР, тоже, конечно, связан с этим.

В своей книге «Советская цивилизация» С.Г. Кара-Мурза отмечает, что советскую школу либеральные критики обвиняли в уравниловке. Что ж, советская система действительно уравнивала. Но в каком смысле? Она уравнивала доступ к образованию всех, независимо от того, каков уровень достатка и культуры в семье, родился ли человек в городе или в деревне, даже независимо от возраста — ребёнок или взрослый, потому что взрослый мог повысить уровень своего образования в вечерней школе или институте.

Тот уровень знаний, которого все должны были достигнуть, — да! — был общим. Но эта планка находилась на очень высоком уровне, к тому же в СССР она всё время повышалась. Плоха ли такая уравниловка? Многие и сейчас однозначно сказали бы: нет, этого сегодня как раз весьма не хватает.

Очень ценно, что советская система образования делала из разных социальных групп, разных наций, народностей одну большую семью. Потому что культурный, образовательный, воспитательный уровень выпускников советской школы был в основном равным. С некоторым допуском, конечно, но это были люди, которые всегда могли найти общий язык между собой и понять друг друга. А сейчас, как нетрудно заметить, это становится всё более проблематичным.

И ещё. В рамках системы, которая сегодня внедряется (чего стоит один лишь ЕГЭ!), мы не получим возможности становиться творцами. Собственно, недавний министр науки и образования Фурсенко однажды об этом прямо проговорился. Он сказал, что «недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других».

То есть в творчестве нам отказывают! А между тем одна из главных особенностей советской цивилизации, советской системы образования была в том, что ставка делалась на максимальное раскрытие личностного потенциала каждого человека.

От побед к поражению… Надо осмыслить и понять

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Советская цивилизация — это цивилизация победы. Победы над несправедливостью, индивидуализмом, хищничеством и ростовщичеством, победы в бою, победы над тяжкими обстоятельствами… Замечу сразу: на смену ей пришла цивилизация поражения, контрпросвещения и хмельного разгула.

Советская власть на деле давала возможность проявить лучшие качества нашего народа. Вообще, во всём была ориентация на лучшее, на высокое. Всё, что отличает человека от животного, в СССР развивалось. Остальное, можно сказать, было в загоне.

Виктор КОЖЕМЯКО. У Кара-Мурзы есть такое выражение: хищнические инстинкты были оттеснены, а на непримиримых хищников надели намордники…

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Всё поверялось коренными интересами большинства, трудящегося большинства. Следуя этим интересам, советская цивилизация становится и национально ориентированной, идя от социального. А когда идут от национального к социальному, ничего путного не получается. Так что безосновательно националисты упрекают коммунистов в растаптывании русских традиций. Выходит-то наоборот!

Один пример. Двадцатый век принёс всему миру урбанизацию и вместе с тем переход от фольклора к массовой культуре. Она стала необходимостью. Но в Российской империи до Великого Октября не получилось создания суверенной массовой культуры. И просвещение того времени было сугубо элитарным, и массовая культура, как и у нас сегодня, была в значительной степени привозной. А вот советская цивилизация создала — одну из немногих — собственную, суверенную массовую культуру на родном, на русском языке. Чего не удалось немцам, погрязшим в англо-американской массовой культуре, категорически не удалось скандинавам. А сейчас семнадцатилетний норвежец знает английский уже лучше норвежского и подчас даже думает на английском языке.

Кстати, я помню, как «на заре реформ» видный российский либерал заявлял: «Дайте нам 10—15 лет, и мы откажемся от кириллицы, перейдём на латинский шрифт. Дайте ещё 50 лет, и мы будем говорить не по-русски, а по-английски». Продолжу: и думать — тоже. Об этом они мечтают.

А Советская власть давала нам полную безопасность от такого рода экспансии, благодаря продуманной политике, ориентированной на трудящееся большинство. Надо было, конечно, поначалу адаптировать просвещение и культуру для этого большинства, сделать их массовыми, что последовательно и успешно осуществлялось. И Пушкин становился доступным для миллионов, и Чайковский, потому что по радио он постоянно звучал…

Геннадий Андреевич говорил об электронной версии всех номеров «Правды», и это — действительно великое дело. Так вот, в 30-е годы «Правда» регулярно печатала радиопрограммы. Можно посмотреть и убедиться: наверное, не меньше 80 процентов эфира было посвящено классической музыке — трансляции опер, выступлениям лучших симфонических оркестров, выдающихся классических певцов и т.д.

Не на словах, а в реальности классика становилась достоянием миллионов. И если на первых порах в целях большей доступности приходилось иногда идти на некоторое понижение верхнего уровня, то затем он всё время неуклонно повышался. Допустим, первые программы советских школ, безусловно, уступали гимназическим. Но они-то были для миллионов, а гимназии — для ограниченного числа учащихся. Шли годы, и верхний гимназический уровень был достигнут — разумеется, с учётом изменившихся условий и требований ХХ века.

Виктор КОЖЕМЯКО. Сегодня многие задним числом изумляются: как же это мы позволили уничтожить столько хорошего?!

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. А вот давайте посмотрим на примере того же всеобуча. У нас ведь было не только бесплатное, всеобщее, но и обязательное среднее образование. Значит, тут элементы «насилия»? И вот начались атаки — так сказать, с глубоко нравственных позиций. Вскрыли вдруг страшное преступление: учителя натягивают школьникам «тройки»! Помните, во время «перестройки» какой крик поднялся? «Приучают детей ко лжи, приучают к халяве!» Теперь этих «страшных преступлений» нет — и мы получаем миллионы неучей.

Обратите внимание, советскую цивилизацию разрушали, начав во всём сравнивать её с идеалом. И когда в чём-то это сравнение не выдерживалось, когда выяснялось, что и на Солнце есть пятна, приговор был один: отменить, уничтожить. При этом использовался старый полемический приём: указать на недостаток, не определяя уровень его распространённости. Увы, действовало!

Это, кстати, вовсю используется до сих пор. Скажете о бездомных в нынешней России, а вам ответят: и в СССР были бездомные. То, что тогда это были единицы, а сейчас миллионы, опускается. Или вот на телеэкране кто-то говорит о распространившейся матерщине. На что Млечин реагирует с улыбкой, со смехом: «Так что же, вы мне станете рассказывать, что в советское время этого не было?» Да было, конечно. Но здесь нужно говорить о масштабах, а они отличаются разительно.

Словом, подлый приём: цепляться за неидеальность каких-то фактов и распространять её на всё явление. Я особо подчёркиваю это, поскольку мы должны учитывать горький опыт прошлого в предстоящей нашей борьбе. В своё время, думаю, надо бы выдвинуть тезис: Советская власть не идеальна, но оптимальна. И в сегодняшней полемике придерживаться этого.

Лариса БАРАНОВА-ГОНЧЕНКО. По поводу оптимального и идеального. Я всё-таки настаиваю на том, что, восстанавливая образ советской цивилизации, мы не можем обойтись без идеального. Потому что в истории остаются легенды и предания. Донести до молодых легенду и предание в их идеальном виде — наша задача.

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Конечно, я согласен. Советская цивилизация — это сплав рационализма и мечты. То и другое одинаково важно. Да, к прошлому, к идеалам надо относиться с высоких позиций. Но, строя нашу завтрашнюю жизнь, по-моему, стоило бы избежать той избалованности идеалами, из-за которой малейшая заноза вызывала у людей очень сильное разочарование. Вплоть до депрессии и даже паники: да гори всё синим пламенем…

Жанна БОЛОТОВА. Мне интересно быть здесь, интересны эти мысли о том, как подло нас обманывали, уничтожая великую советскую цивилизацию. Однако не перестаёт печалить и тревожить, что многие всё это приняли, со всем этим согласились, а советское прошлое продолжают хулить.

Как же так? Почему? Неужели не понимают, какая с нашей страной произошла катастрофа? Ведь статистические данные ужасают. Некогда самая читающая страна превращается в страну дебилов, и те факты варваризации, которые здесь приводились, тоже вызывают не только смех, но и ужас.

Иногда думаешь: ну что плакать… Но снова и снова осознаёшь: наш кинематограф, наша литература, наши песни — насколько всё это было прекрасное и… русское. Вспоминаю последнее интервью Улановой. Её спросили, что она пожелала бы своим соотечественникам. И она ответила: «Будьте русскими». А сегодня в искусстве надо равняться на Америку. Если этого не делаешь, то, собственно, ты и не нужен.

«Демократия» тоталитарная. Причём не только от наших правителей это идёт, но и с Запада. Кому из России и за что они дают премии? Вот фильм «Изображая жертву». Это же убогое зрелище! Премии дают только тем, кто Россию изображает отвратительной. Это как бы приглашение: хочешь быть признанным — вот тебе путь. Когда заманивали, да, премии получили «Баллада о солдате», «Летят журавли», «Война и мир». Наводили мосты. Но теперь всё уже произошло — можно не церемониться.

Они там, на Западе, всех учат толерантности. Но у нас власть нетолерантна к огромному числу советских людей! Ко многим миллионам! Все голосования и опросы показывают: эти люди советскими остались.

Виктор КОЖЕМЯКО. И они — в положении изгоев.

Жанна БОЛОТОВА. Их как бы нет! Что бы мы ни говорили, нас не слышат. Вот хоть театры возьмите. Есть театр Дорониной, театр Губенко. Зрители их любят, ходят сюда, но — это «отстой». Телевидение и пресса, что называется, в упор их не видят. А театр Серебренникова — чудовищный! — это «новое слово»: призывают к такому театру.

Виктор КОЖЕМЯКО. Разве не поразительно, что именно такое искусство государством поощряется и поддерживается?

Жанна БОЛОТОВА. Поразительно. Когда в Вахтанговском театре я вижу в спектакле «Дядя Ваня», как Астров стоит на карачках и пьёт самогон, я думаю: это же издевательство над Чеховым. Но оно востребовано!

Говорят, что у евреев самая страшная казнь — это казнь забвением. Так вот, огромный пласт великой советской культуры ныне предан забвению. Я согласна с тем, что очень важно воссоздавать для молодёжи образ советской цивилизации. Чтобы молодые видели лучшие советские фильмы, слышали лучшие советские песни, чего они сегодня почти не видят и не слышат. Но не только это. Доносить советский образ жизни в её повседневности.

Меня девочкой могли на поезде отправить к бабушке в Сибирь, и это было нормально: мы не слышали ни о каких педофилах и похищениях детей. Я сорок лет живу в доме на Фрунзенской набережной, и в течение первых двадцати из них у нас во дворе не было никаких криминальных происшествий, даже часы ни у кого не сняли. А за последние годы — пять убийств. Это к вопросу о безопасности и защищённости… Или вот: плата за квартиру — 16 рублей. По сегодняшнему времени просто сказка! Если же где-то в глубине Якутии у пастуха случался аппендицит, туда посылали самолёт или вертолёт.

Совсем другие, принципиально иные были отношения. А сегодня? Убили банкира, и я говорю с его знакомым. Дескать, какое горе для жены. А он мне в ответ: да что там, она такие деньги получит… Вот вам суть нынешнего времени!

Почти всё, что ни вспомнишь сейчас о времени советском, воспринимается уже как чудесная, прекрасная фантастика, написанная каким-то гениальным автором. И моя жизнь тогда представляется такой счастливой, такой достойной. Как можно было допустить, чтобы мы это утратили? И неужели допустили навсегда?

Это — цивилизация будущего!

Виктор КОЖЕМЯКО. Вопрос Жанна Андреевна поставила ребром. Завершая наш разговор, прошу каждого из вас на этот вопрос ответить.

Сергей ЕСИН. Я абсолютно убеждён, что ту нашу великую цивилизацию не только будут помнить, но она неизбежно будет повторена. Наверное, на другом уровне, но обязательно. То, что мир идёт к этому, что огромное число населения нашей планеты, огромное количество идей и мыслей к этому ведут, для меня бесспорно.

Юрий БЕЛОВ. Да, советская цивилизация — это цивилизация будущего. Она, о чём здесь многие говорили, появилась как совершенно новое явление в истории человечества, поэтому были предприняты мощные попытки прервать её. Но я уверен: по какой бы кривой диалектической спирали порой ни съезжало вниз человечество, оно всё равно поднимется. По законам той же диалектики.

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Нынешний строй-динозавр долго не проползёт. Оставшийся в народе инстинкт самосохранения вернёт нам советское отношение к человеку и возвратит нас на путь социализма. При технологиях XXI века ещё насущнее, чем прежде, стали слова героя «Оптимистической трагедии»: «Хорошо — это когда всем будет хорошо. Социализм».

Михаил КОСТРИКОВ. Советская цивилизация очень многое дала нашему народу, и в мире это было замечено. То есть это мировому опыту уже принадлежит. Вопрос в том, когда будет практически востребовано. А востребовано будет обязательно, потому что наши оппоненты ничего более ценного предложить не смогли. То, что капиталистическая система в кризисе, они сами сегодня признают. И работы Маркса они сами произвели в бестселлеры. Так что ответы на вызовы времени, данные советской цивилизацией, непременно послужат на благо и нашей страны, и всего человечества.

Лариса БАРАНОВА-ГОНЧЕНКО. Есть хорошая пословица русская: «Помирать собрался, а рожь сей». А мы всё-таки не собираемся помирать. И наше дело — сеять разумное, доброе, вечное. Сеять! Спасибо нам скажет сердечное русский, советский народ. Надеюсь, приходящие новые поколения выберут систему жизнеустройства, близкую именно к нашей советской цивилизации. Постараемся помочь им в этом.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. Происшедшее и пока продолжающееся в нашей стране можно назвать реставрацией — искусственной попыткой воссоздать то, что исторически обречено и отжило свой век. А это, как свидетельствует опыт человечества, никогда не бывает успешным. Повернуть историю вспять в конечном счёте не удастся.

Жанна БОЛОТОВА. Невыносимо печально думать о том, сколько всего мы потеряли, и видеть изо дня в день нынешнюю реальность. Но знаете, в 1911 году Ахматова написала: «Здесь никогда ничего не случится». Никогда! А очень скоро, в 1917-м, случилось такое… Всё же верю в здравый народный смысл.

Борис ЛЕОНОВ. Я считаю, что каждый из нас в любой аудитории должен представлять собой человека, воспитанного советской цивилизацией. И говорить о ней с молодёжью не прячась, не извиняясь, а так, как мы здесь говорим. Именно это я и стараюсь делать в своей работе со студентами. Понимание и отклик есть, потому что нынешняя жизнь всё больше ставит молодых в тупик. Человек оканчивает Литературный институт — и он никому не нужен. А я им рассказываю, в какой мы жили красивой, доброй, умной стране. Так давайте сохранять её в себе и передавать другим.

Геннадий ЗЮГАНОВ. Нашу партию часто упрекают в том, что мы якобы зовём назад, в советское прошлое. Но мы зовём в советское будущее! Колоссальный опыт советской социалистической цивилизации — в основе нашей Программы, и за её осуществление мы будем бороться настойчиво, последовательно и неуклонно.

ОТ РЕДАКЦИИ. Запись состоявшегося разговора дана в неизбежном сокращении. Но и полностью «круглый стол» не исчерпал, конечно, эту многогранную и необъятную тему. Учитывая особую её актуальность, приглашаем читателей продолжить начатое обсуждение. Ждём ваших откликов!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт окт 05, 2012 9:47 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
«Наша жизнь тогда представляется такой счастливой и достойной…»

04.10.2012
Газета "Правда", 5-8 октября 2012 г.


Среди откликов на наш «круглый стол» есть несколько писем, в которых выражается сожаление, что выступления опубликованы в сокращении. Особенно ряду читателей хотелось бы полнее знать, о чём говорила народная артистка России Жанна Болотова. Идя навстречу вашим просьбам, дорогие товарищи, я подготовил к печати фрагмент разговора за «круглым столом» с участием Жанны Андреевны Болотовой, который в предыдущую публикацию не вошёл.

Виктор КОЖЕМЯКО.

Обозреватель «Правды».

Виктор КОЖЕМЯКО. Жанна Андреевна, вы не раз говорили, что, вопреки всему происходящему, остаётесь советским человеком.

Жанна БОЛОТОВА. Это так. А вы разве нет? А все остальные, кто здесь собрался? Советских людей по духу, по воспитанию, по мировидению, я считаю, в нашей стране до сих пор очень много. Наверное, большинство. Другой вопрос, в какое положение нынешней властью они (то есть мы) поставлены. Однако сам факт существования этих людей и всего, что они в себе и с собой несут, даёт основания думать: советская цивилизация, о которой идёт сегодня наш разговор, до конца всё-таки не погибла. Она жива — вместе с нами, в нас, и на этой основе рано или поздно она обязательно должна быть в каком-то обновлённом виде, но в полной мере восстановлена.

Что касается меня, то, отправляясь на этот «круглый стол», я вспоминала стихи Роберта Рождественского. Его стихи и песни многие годы были с нами, мы их любили, и настолько естественно они выражали чувства и мысли наши, что забыть их невозможно. И вот на сей раз вспомнились такие строки:

Мне земля для жизни

Более пригодна

После Октября

Семнадцатого года.

Я в державу верую

Вечную, эту,

Красную по смыслу,

По флагу, по цвету.

Никогда не спрячусь

За кондовой завесой,

По национальности

Я — советский.

Точно так же, вот этими строками, я могла — и сейчас могу — сказать о себе.

Виктор КОЖЕМЯКО. Одно только обидно: кончил Роберт Иванович, увы, совсем иными стихами. Попал-таки под влияние «перестройки».

Жанна БОЛОТОВА. А я не читала… Что ж, очень жаль. Да, мы знаем: многие люди, даже казавшиеся весьма достойными, изменили себе. И это особая тема для большого разговора, для серьёзного исследования, потому что фактор измены, предательства, как известно, сыграл в разгроме Советской власти колоссальную роль.

Обращу ваше внимание и на такое горькое обстоятельство. Ведь многие дети прежних партийных и советских руководителей, тех, которые были нашими воспитателями, оказались антисоветчиками. Почему же так произошло? Почему этим детям в советской жизни, в Советской стране ничто оказалось не дорого? А теперь многие из них вообще живут за границей…

В связи с этим вспоминаю я встречу журналистов с сыном Кима Филби, легендарного нашего разведчика. Его спросили: «Вам отец что-нибудь оставил — деньги, собственность, недвижимость?» «Нет, — сказал он, — ничего этого отец не оставил. Но он оставил мне свои убеждения».

Выходит, многие-то наши руководители своим детям этого не оставили! Вот в чём для меня несказанная горечь и большая печаль.

Но мы все, собравшиеся здесь, — советские, и все понимаем, чт`о мы потеряли и какая катастрофа для нашей страны произошла. Об этом уже немало сегодня говорилось, факты варваризации, дебилизации, которые приводились, не только вызывают смех, но и ужасают.

Недавно одна диктор телевидения рассказала мне про экзамены, которые они принимают у поступающих туда. Зашла речь о чеховской «Чайке», и девочку спросили, читала ли она её. Ответ был следующий: «Нет, не читала, но вообще птиц люблю».

Это — уровень. Уровень огромной части нынешней молодёжи!

Борис ЛЕОНОВ. У поступающего в Литературный институт спрашивают: «О каком дне говорится в пьесе Горького «На дне»?» Ответ: «О дне рождения».

Жанна БОЛОТОВА. Ну вот!.. Чем дольше живёшь, тем более ясно осознаёшь, каким необыкновенным и великим образовательным, научным, культурным явлением в мире стала наша советская цивилизация. Сколько всего поистине прекрасного было создано! Какая литература, какие гениальные песни, какие изумительные фильмы…

А ведь сегодня всё это, можно сказать, изымают из обращения. Лишают людей возможности видеть и слышать. Лучшие песни советские, которые действительно гениальны, в концертах практически не звучат. Нет их ни на телевидении, ни на радио. Отвергли просто начисто! То же самое происходит с кино советским. Показывают из тех фильмов единицы, причём крутят такие, которых я даже никогда не видела. Самые слабые, самые неудачные — бывали же и такие.

Виктор КОЖЕМЯКО. Сначала, после августа 1991-го, они вынуждены были показывать по телевидению советское кино, потому что своих картин ещё не наштамповали. И помню, какой визг поднимался тогда в буржуазной прессе: «Что делается! Показывают фильмы Пырьева — «Свинарка и пастух», «Трактористы», «Кубанские казаки»… Это же советская пропаганда! Хотят молодёжь в советском духе воспитать?» Теперь криминальных и антисоветских сериалов наделали полным-полно, так что есть замена советским фильмам. Хотя особенно полюбившиеся в народе и сейчас приходится им время от времени выпускать на телеэкран.

Жанна БОЛОТОВА. Конечно, они не могут не показывать, хоть изредка, «Тихий Дон» Сергея Герасимова по эпопее Михаила Шолохова. Не просто выдающийся, а великий фильм! Ко всему прочему, это университет актёрской игры. Настолько всё в этом отношении здесь филигранно, тончайшим образом, потрясающе. Так что хочешь стать актёром — смотри «Тихий Дон» Герасимова. Смотри и учись.

Виктор КОЖЕМЯКО. А вот «Молодую гвардию» того же Герасимова, как я заметил, совсем не показывают уже много лет… Если же вернуться к песням, то своих песен, которые весь народ пел бы так, как в советское время, они за это двадцатилетие создать не смогли.

Жанна БОЛОТОВА. У них нечего петь. Одно и то же: смысла, текста — никакого, ноты — три. Убожество, дальше ехать некуда…

И вот я думаю: а почему они не поют советские песни? Кроме всего прочего, да они не могут! А если с таким голосом и в таком виде он или она выйдет петь советскую песню…

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Иногда поют, но — безобразно.

Жанна БОЛОТОВА. В том-то и дело, что безобразно! Скажем, они хотят вроде бы сделать ветеранам подарок, но делают — казнь. Когда выходит размалёванное создание женского рода с голым пузом и начинает с фальшивым придыханием выговаривать: «На позиции девушка провожала бойца», — это казнь, издевательство над ветеранами великой войны!

И так всё, за что бы ни взялись. Вроде хотят продемонстрировать толерантность к старшему поколению: вот, дескать, мы вас сейчас по случаю 9 Мая уважим, дадим вам порадоваться. А получается — оскорбительно, невыносимо.

Отношения между людьми нарушены до предела! Особенно я имею в виду отношение к тем людям, которые остались советскими. Это во всех сферах жизни, и в искусстве, конечно. Вот мой муж, Николай Губенко. Он родился в 1941-м в катакомбах — и старость проводит тоже в катакомбах. То есть сделали катакомбы для огромного числа людей, где они вынуждены теперь пребывать.

Мы говорим вслед за Горьким: «Человек — это звучит гордо». Так и было. А сейчас не только не звучит гордо, теперь человек — это товар. После 50 лет на работу вообще не принимают. Даже не предлагать, так по их правилам. А женщин берут только до 30, да чтобы ноги длинные, а глаза серые. Ну так же ведь?

В сравнении с нашей советской жизнью нынче не выигрывает, по-моему, буквально ничто. Разве вот сделали работу магазинов без перерыва. Если бы меня спросили: «Какое благо ты получила за двадцать последних лет?» — я сказала бы: вот это. И всё!

Совсем иные отношения — и другие люди. К сожалению, многие советскую жизнь уже не видели, не знают, а некоторые, наверное, забыли. Вы посмотрите, к примеру, фильмы Шукшина. Он много снимал людей «из жизни»: на вокзалах, в поездах, в деревне. И посмотрите на лица. Это же лица какого-то нового человечества, где нет ни страха перед жизнью, ни тревоги, ни тем более отчаяния. Безмятежные, весёлые, полные уверенности в завтрашнем дне! Они знают, что ни в коем случае не пропадут, что их не убьют из-за угла, что они не умрут от голода. А сегодня?!

Честное слово, глядя из теперешней реальности, я думаю: да в каком же сказочном государстве мы жили! Мне больно слышать, что нашу советскую цивилизацию для новых поколений надо чуть ли не раскапывать, наподобие греческой античности или Древнего Египта. Для меня Советский Союз не умер и советские люди не исчезли. Я повторюсь, потому что твёрдо знаю: пока я жива, вот это всё будет во мне. И будет таким же прекрасным!

Мне просто жалко людей, которые публично плачут, как ужасно жилось им в советские годы. Даже при том, что теперь им заплатили за это очень много денег, что у них дворцы, особняки, машины, яхты и прочее. Мне жалко, что их жизнь (в лучшее время!) прошла мимо. Потому что моя жизнь тогда представляется такой счастливой, такой достойной…

Даже город вокруг меня, он тоже был такой достойный. Откуда бы я ни возвращалась на свою Фрунзенскую набережную, воспринимала Москву именно так. Теперь же эти сплошные вывески, жуткие рекламы мужских трусов на фоне Кремля… И всё вроде бы сверкает, блестит, переливается, прыгает в глазах. А напоминает при этом девицу лёгкого поведения в дешёвых стекляшках.

Что же получается? Они там, на Западе, взяли от нас очень много. Хотя бы вот эта объединённая Европа — в чём-то по образу и подобию СССР: единая валюта, без виз и т.д. Даже концерт юбилейный у них был, как когда-то у нас: от каждой страны (как у нас от каждой республики) — номер. А вот то, что мы от них взяли, настолько убого, настолько чудовищно, что для возмущения не хватает слов.

Взяли-то, конечно, не мы, а руководители страны. И что это — их уровень или по законам капитуляции они всё обязаны были принять?

Да, положение наше, советских людей, сегодня тяжёлое. Власть об этом очень позаботилась. И дети нас зачастую уже не понимают, потому что на них ведь действует этот пресловутый «голубой экран». И мы находимся порой, как «в одиночке», в сознании своей ненужной правоты. Вот я понимаю, что мы правы и за нами правда, а не за ними… Но как это передать всем другим?

Михаил КОСТРИКОВ. «Жизнь не может остановиться, она не может иссякнуть. Она должна просочиться сквозь честные сердца…»

Жанна БОЛОТОВА. О, это из нашего спектакля «Арена жизни» в театре «Содружество актёров Таганки» — по Салтыкову-Щедрину! Хорошо, что вы запомнили. А я тогда процитирую другого великого гуманиста — Виктора Гюго… Поскольку за нашу советскую правду, за нашу справедливость и честь предстоит, конечно, большая борьба, я и прочту эти стихи:

И если силы зла

всю атакуют землю

И закрадётся страх

в отважные сердца,

Я буду и тогда

республики солдатом.

Меж тысячи бойцов

я непоколебим,

В десятке смельчаков

я встану в строй десятым,

Останется один — клянусь,

я буду им.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт окт 05, 2012 10:08 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Театр ломают через колено
04.10.2012
Виктор КОЖЕМЯКО.


Агрессивное насаждение «провокационного искусства» грозит уничтожением классической русской сцены

Эта драма, обретающая характер трагедии, разыгралась в Московском театре имени Н.В. Гоголя. Но не на сцене, а в жизни. И участниками её стали не только актёры, а весь коллектив, в котором почти двести человек. Согласно предписанному сюжету, все они должны быть разогнаны, чтобы театр прекратил своё существование. То есть, иначе говоря, происходит убийство одного из широко известных столичных театров. Но почему это происходит? С какой целью? Кто автор замысла и режиссёр?

Словно гром среди ясного неба

Роковым для «гоголевцев» стал месяц август.

Впрочем, когда он начинался, никто из них и помыслить не мог, какая беда грянет через несколько дней. В родные стены коллектив возвращался после отпуска в хорошем рабочем настроении. Сыграли 4-го (с подъёмом!) первый спектакль, а 5-го сошлись на традиционное в начале нового сезона собрание.

Всё было как обычно. Художественный руководитель народный артист России Сергей Иванович Яшин поздравил с началом очередного этапа творческой работы, представил пятерых молодых актёров — выпускников Театрального института имени Б.В. Щукина, принятых в труппу, рассказал о планах на ближайшее время. Названы были четыре предстоящие премьеры, что, разумеется, всех обрадовало.

Некоторое недоумение возникло лишь из-за одного обстоятельства: всегда на такие собрания приходил кто-нибудь из Департамента культуры Москвы, а на сей раз — никого. Однако особой тревоги это не вызвало, мало ли какие причины могут быть.

Всего через день, 7 августа, узнали, что причина-то в данном случае более чем серьёзная! Совершенно неожиданно, экстренно всех затребовали в театр. И появившийся перед коллективом руководитель московского Департамента культуры С.А. Капков объявил: Яшин уже не художественный руководитель Театра имени Гоголя, с ним расторгнут договор. Вместо него назначен Кирилл Серебренников. Заменён и директор театра.

Все были в шоке.

«Особенно потрясли бесцеремонность и ложь»

Это я дословно воспроизвожу сказанное режиссёром Анатолием Александровичем Бейраком. С ним и ещё с несколькими представителями творческого коллектива, над которым навис меч полного уничтожения, встретился я уже более месяца спустя после того судьбоносного явления начальника московской культуры пред очи «гоголевцев», но шок у них, как я понял, до сих пор не прошёл. И вызвали его в первую очередь именно бесцеремонность и ложь, которые были применены против людей обречённого на заклание театра.

Начать хотя бы с главного — с обоснования причин смены руководства. Всё было представлено таким образом, будто данный театр просто ничтожен: крайне низкая посещаемость и негодный репертуар. Однако и то и другое действительности, мягко говоря, не очень соответствует. Не утверждаю, что нет здесь никаких проблем, но они не больше, чем во многих других московских театрах.

Трудно понять, например, кого и чем не устроил репертуар: Гоголь, Островский, Горький, Шукшин, Моэм… Прекрасно помню обширную прессу, приветствовавшую назначение С.И. Яшина руководителем «гоголевцев» и его первые постановки на этой сцене. Яркие, интересные! Было немало таких и в последующие годы. Вообще, что касается качества спектаклей (основа основ!), даром что ли Сергей Иванович, ученик великого А.А. Гончарова, стал лауреатом премии Москвы? Да что там, если даже сейчас, уже во время начавшегося погрома, сюда напрашиваются с телеканала «Россия-Культура», чтобы снять один из последних спектаклей — «Мистраль» — для «Золотой коллекции» телевидения.

Приведу и ещё некоторые свидетельства. Например, строки из письма заместителя министра культуры РФ А.Е. Бусыгина: «Министерство культуры России высоко ценит искусство Московского драматического театра им. Н.В. Гоголя и сожалеет, что смена руководства коллектива сопровождается конфликтом».

Обратите внимание: высоко ценит! Это чёрным по белому значится в письме, датированном 31 августа нынешнего года.

А вот из письма от 14 сентября народного артиста России Е.В. Герасимова, возглавляющего Комиссию Московской городской думы по культуре и массовым коммуникациям: «Как и весь театральный коллектив, я также обеспокоен судьбой известного театра. Мной направлено соответствующее обращение в адрес руководителя Департамента культуры города Москвы».

В том же духе — письмо председателя Комитета Госдумы по культуре С.С. Говорухина от 12 сентября: «Комитет по культуре рассмотрел обращение коллектива Московского драматического театра имени Н.В. Гоголя. Ситуация, сложившаяся в театре в связи со сменой его руководителей, вызывает у нас глубокую обеспокоенность. Убеждены в том, что театр должен продолжить функционировать…»

Грудью встал коллектив

Все эти процитированные письма — ответные, адресованы они заслуженному артисту России Янису Якобсонсу, председателю профкома Театра имени Н.В. Гоголя. Как он сам выразился в нашей беседе, «атаковавшие театр наткнулись на профком, как на камень: будто и не ожидали, что таковой существует».

Но против предпринятой атаки грудью встал не только профком, призванный защищать трудовые права членов коллектива, а фактически весь коллектив. Ведь вновь назначенный директор А.А. Малобродский начал с заявления об остановке репертуара театра на неопределённый срок и с принуждения артистов к увольнению «по собственному желанию». Возмутила явная несправедливость происходящего, помноженная на те самые ложь и бесцеремонность, о которых страстно говорил каждый из моих собеседников — от себя и от имени своих товарищей.

— Мы все стали свидетелями какого-то чудовищного театра абсурда, разыгранного перед нами, — рассказывает Анатолий Александрович Бейрак. — Вы только представьте такую ситуацию. Когда Капков назвал Серебренникова в качестве нашего нового руководителя, тут же последовал естественный вопрос: а нельзя ли нам встретиться с ним и послушать его? На что последовал ответ: «Он сейчас в Берлине, где ставит спектакль». А через несколько минут — ну не чудеса ли?! — мы видим Серебренникова, который расхаживает по зданию нашего театра, присматриваясь, видимо, к будущему своему «хозяйству»…

Не стерпев такой наглой лжи и многого другого, Анатолий Александрович, уполномоченный коллективом, решил напрямую объясниться в Департаменте культуры. И как же здесь его встретили?

— Поверьте, за всю мою жизнь никто, нигде и никогда так по-хамски со мной не разговаривал! Это абсолютно какое-то крепостническое отношение. Униженность и оскорблённость я испытал невероятные. Вот вам «демократия»…

Словом, в результате началась многодневная упорная борьба коллектива против наступления на него. Вплоть до митинга, который решено было провести на Гоголевском бульваре и который состоялся 23 сентября.

Мы снова убеждаемся: когда людей произволом доводят до крайности, они протестуют. Будь то рабочие или учителя, пенсионеры или военные, медики или актёры…

Этот митинг возле памятника Н.В. Гоголю прошёл в необычной форме театрализованного представления. Актёрам театра и всем, кто собрался, чтобы активно их поддержать, не помешал даже проливной дождь: стояли под зонтиками с транспарантами. На щитах надписи: «Кому помешала культура?», «Кто следующий?», «Сохраните труппу и репертуар!», «Дайте играть спектакли!»

На сцене — все самые видные деятели Гоголевского театра. Звучит хроника событий с момента открытия нынешнего сезона. Из динамиков слышится также запись телевизионного интервью Кирилла Серебренникова, где он говорит о том, что «Театр Гоголя — это труп, который надо похоронить». В промежутках между отрывками хроники слово берут актёры.

— Не актёрское вроде бы дело — собирать митинги, — заявляет с трибуны ведущая актриса театра, народная артистка России Светлана Брагарник. — Наше дело играть и репетировать, но, когда нас лишают этого права, мы протестуем. Мы хотим жить, а для артиста жить — значит, работать.

Актёры отметили, что их обращения с письмами во властные органы не получили должной реакции, а «все попытки друзей и коллег поддержать театр тонут в потоках лжи». Настроение митинга создавалось также исполнением советских революционных песен.

В связи с тем, что новое руководство театра «выразило недоверие» актёрам, они выдвигают три своих условия:

1. Сохранить труппу и репертуар.

2. Восстановить нормальную репетиционную работу.

3. Открыть конкурс на замещение вакантных должностей директора и худрука.

После каждого пункта звучит громкое и дружное «Требуем!»

Актёры сообщили, что уже собраны тысячи подписей в их поддержку и что так просто они эту ситуацию не оставят. Митинг продлился около часа, и даже его официальное окончание не заставило людей разойтись по домам. Многие сторонники театра остались стоять, держа транспаранты с надписью «Не убивай!»

Будет сплошной Серебренников?

Однако происходящее вокруг Театра имени Н.В. Гоголя требует важных дополнительных пояснений.

У многих читателей может возникнуть вопрос: но почему всё-таки смена художественного руководителя немедленно повлекла за собой и это нагромождение лжи, и принуждение актёров к массовому увольнению, и в целом беспрецедентно жёсткое (чтобы не сказать резче) отношение столичного Департамента культуры к театральному коллективу, в общем-то ничем порочным себя не скомпрометировавшему? На первый взгляд, в самом деле непонятно. Ну меняется руководитель, это бывает. А отчего же такие потрясения?..

Суть в том, что не просто меняется. Если бы, скажем, обоснованно рекомендовали нового, более талантливого и сильного художника для дальнейшего укрепления и развития труппы — это одно. Здесь же не то! Здесь назначение нового руководителя означает уничтожение труппы, ликвидацию театра, на месте которого должно появиться нечто совсем иное.

Да, именно так. Не случайно говорят: «переформатировать театр». И в связи с этим возникает фигура внедряемого руководителя.

Кирилл Серебренников… Всем, кто следит за современным театром, имя весьма известное. Ныне есть очень агрессивное направление в искусстве, которое называют провокационным. Что оно значит? А вот что, если вкратце. Согласно афише, вы идёте в театр смотреть Гоголя, Чехова или Островского — и с изумлением вдруг видите совсем не то! Собственно, видите вы… только Серебренникова, его фантазии, придумки, изобретения.

Некоторым, знаете ли, нравится. Говорят, талантливо. Только нравится всё-таки далеко-далеко не всем. И если Галина Вишневская, столкнувшись с подобной постановкой «Евгения Онегина» в Большом театре (!), демонстративно уходит и заявляет, что больше ноги её здесь не будет, задуматься есть о чём.

Между тем вслед за изуродованным Чайковским здесь же, на главной оперной сцене страны, появляется ещё более изуродованный Римский-Корсаков. Поиздеваться над его «Золотым петушком» был приглашён уже сам Серебренников. Если же слушатели и зрители возмущены, их презрительно называют «отсталыми»…

Многие, очень многие, идя в театр на русскую и зарубежную классику, по-прежнему хотят видеть именно её, а не фокусы Кирилла Серебренникова, Константина Богомолова или Василия Бархатова (называю имена некоторых из наиболее «модных» режиссёров). Их «провокационное творчество» просто-напросто сводит на нет все великие традиции русского театра. А ведь на недавнем заседании Президентского совета по культуре и искусству даже В.В. Путин счёл нужным заявить, что растворение национальной традиции делает нацию уязвимой. Что и говорить — крайне уязвимой!

Но слова остаются словами, а дела, как мы убеждаемся, идут своим чередом. Когда члены инициативной группы по защите Театра имени Н.В. Гоголя обмолвились в Департаменте культуры Москвы о необходимости сохранять русский репертуарный театр и о значении традиций в нём, Евгения Шерменёва, заместитель Капкова, вызывающе спросила:

— А что это такое — традиция? Я не знаю.

Чего ж удивляться, что мощным катком прут на традиционный русский театр. Если не знают, не любят, не ценят, соответственно и не церемонятся.

«Гоголевцам» прямо сказали: «Вы — только начало. Переформатировать в ближайшее время предстоит ещё двадцать московских театров».

Ещё 20! Да останется ли в столице хоть один реалистический, психологический русский театр? Или будет сплошной Кирилл Серебренников плюс американские мюзиклы?

О Серебренникове давно известно, что он — один из самых ярых ненавистников системы Станиславского, призывающий к её свержению. Что же касается мюзиклов, я тоже не случайно про них вспомнил. Есть очень влиятельная и очень активная группа деятелей, одержимых идеей широчайшего насаждения этого американского изобретения на русской почве. При Швыдком (который, кстати, и сам сочинил мюзикл), в бытность его министром культуры, зрело даже намерение отобрать у Татьяны Дорониной здание МХАТ имени М. Горького — именно под американские мюзиклы!

И вот, представьте себе, как раз в те дни, когда в Москве уничтожается русский драматический театр, здесь же с помпой открывают… театр мюзиклов. Под громким (и маскирующим?) названием — «Россия».

Да, да, 27 сентября правительственная «Российская газета» публикует сообщение об этом. Причём, оказывается, эта «Россия» «станет центром так называемого московского Бродвея — квартала, который вновь испечённый театр образует…»

Сбылась-таки заветная мечта Швыдкого и Ко. Свой Бродвей теперь у нас! И зачем нам Станиславский? Как восхищённо пишет правительственная газета, «все актёры на сцене не просто поют, но и выполняют акробатические трюки». А рядом — красочное фото: улыбающиеся, довольные Сергей Собянин и Сергей Капков (тот самый!) в новом американизированном театре, занявшем знаменитый некогда кинотеатр «Пушкинский».

«Это, безусловно, пагубно…»

События вокруг Театра имени Гоголя вызвали бурную реакцию во многих творческих коллективах. На митинг, о котором я говорил выше, поддержать коллег по искусству пришли и их представители. Например, заведующий кафедрой актёрского мастерства знаменитого Щукинского театрального института профессор Павел Любимцев заявил, что он «больше не может молчать». А вот что говорил он после митинга, комментируя происходящее:

— В театр назначен руководитель, который заявил, что руководить этим театром он вовсе не собирается, а собирается его «переформатировать». Там, видимо, будет, как он сказал, «Гоголь-центр» с несколькими резидентами. Стало быть, артистам Театра Гоголя надо куда-то деться, потому что их хотят выгнать на улицу. Об этом открыто не заявлено. Но он, Серебренников, уже сказал, что не будет репертуарного театра, что с этими артистами он работать не хочет. Он уже много чего сказал. В данном случае, мне кажется, надо обязательно сопротивляться, потому что иначе Театр Гоголя будет не последним.

Западные артисты и режиссёры как раз очень ценят то, что у нас было. Они говорят: у вас артисты по многу лет работают в одном театре, у вас режиссёры по многу лет работают с одной и той же труппой, у вас спектакли подолгу репетируются и подолгу идут. Они это очень ценят. И очень понимают, насколько это благотворно для творчества! А мы живём по поговорке «что имеем, не храним». Лучше репертуарного театра никто ничего не придумал. Разумеется, и такой театр бывает в расцвете и бывает в упадке, но из этого ровным счётом ничего не следует.

Главная нынешняя беда в театре, как я думаю, заключается в разгуле непрофессионализма. Это, безусловно, пагубно. К сожалению, нельзя обойти вниманием художественные достоинства того, кому отдаётся на съедение Театр имени Гоголя. Нельзя не сказать о режиссёре Кирилле Серебренникове. Он — представитель «навороченных», как теперь говорят, режиссёров. Все эти «модные» режиссёры отличаются тем, что они совсем профессией не владеют. В своих спектаклях они только наворачивают, наворачивают и наворачивают. Этим объясняется их агрессивность, потому что для утверждения себя им надо уничтожить всё вокруг. А если рядом будет нормальный театр, то станет видно, чего они стоят. Поэтому они придумали термин «театр нафталина». Так они называют традиционный театр.

Ссылаться на мнение публики (будто она — «за») тоже здесь не следует, потому что публика в основном нормальная и хочет нормального театра. Ведь все эти «модные» инсталляции и «навороченные» спектакли — они же очень скучны, они бессмысленны, а режиссёров таких, к сожалению, развелось уже очень много, имя им — легион. А власть наша индифферентна. Кроме того, власть ещё хочет на искусстве, культуре экономить деньги. Хотя не так много денег на театры нужно. Процесс очень тревожный для меня. Ведь разрушить-то легко, а вот потом восстановить бывает невозможно.

При этом Союз театральных деятелей, как мне кажется, ведёт себя вяло. Александр Александрович Калягин сказал, что он против таких разрушительных реорганизаций, но мне кажется, что союз должен вести себя гораздо принципиальнее. Ведь пока, на сегодняшний день, творческий союз служит больше власти, а не своим членам. Так, во всяком случае, мне представляется то, что происходит.

Надежда умирает последней

Остаётся договорить, как всё конкретно складывается на сегодня для коллектива Московского драматического театра имени Н.В. Гоголя.

Складывается драматически. А точнее — даже трагически. Уничтожение театра идёт по заранее составленному плану.

Первая задача была — остановить работу труппы и прекратить спектакли. Это уже выполнено. Каким образом? Под предлогом ремонта здания.

Ещё вчера ни о каком ремонте и речи не было. Однако Серебренникову, видимо, хочется чего-то очень необычного и очень дорогого, то есть нужна кардинальная перестройка, и ему, понятно, во всём идут навстречу. К тому же — удобный предлог распустить труппу.

Итак, 30 сентября на сцене Театра имени Н.В. Гоголя сыгран последний (по крайней мере, на сегодняшний день) спектакль — «Ночь перед Рождеством». Труппа отправлена «в творческий отпуск». До каких пор? Неизвестно. Да всё, абсолютно всё в их будущей судьбе неизвестно! Требуют от них одного: уходите «по собственному желанию». Интересует ли кого-либо из руководителей московской культуры судьба этих людей? По-моему, никого и нисколько. Дескать, потерпят какое-то время и сами уволятся…

А они недоумевают: почему «новое» надо строить на костях «старого»? Почему этому одиозному Серебренникову не предоставить для его экспериментов какое-то не занятое театром помещение или в конце концов не выстроить специальное? Почему он должен жить лишь при условии смерти других?

После неимоверных усилий 2 октября коллективу удалось-таки добиться встречи с ускользавшим «мэтром», но ничего хорошего эта встреча не дала. Серебренников рисовал радужные картины будущего «Гоголь-центра», соблазнял шикарным рестораном, который здесь разместится, и высокой зарплатой кому-то из актёров. Однако, кажется, никто не соблазнился. Что значит эта зарплата, если не будет театра?..

Они продолжают обращаться в различные инстанции, чтобы привлечь внимание к своей беде, которая, если шире взглянуть, становится бедой всей русской культуры.

«Классический репертуарный театр планируется заменить развлекательным центром со множеством прокатных площадок, — читаю в их обращении, направленном мэру Москвы С.С. Собянину. — Коллектив театра настоящим письмом выражает недоверие политике Департамента культуры г. Москвы… Развитие и поддержание культуры объявлено одним из приоритетных направлений в нашей стране. При этом имеет место вопиющий случай, когда создаются условия для гибели одного из театров с большой историей, с богатыми традициями, с востребованным репертуаром».

«Данные действия, напоминающие рейдерский захват, ведут к ликвидации общедоступного государственного репертуарного театра, что даже не скрывается, и к роспуску коллектива, в результате чего около двухсот человек оказываются выброшенными на улицу, — пишут они своему коллеге — народному артисту России Н.Н. Губенко, заместителю председателя Московской городской думы. — По сути, в истории русского театра происходит беспрецедентный случай уничтожения репертуарного театра и великих традиций русской театральной школы, для которой театр никогда не являлся просто зданием, а был храмом, душой, домом, где главное — люди, ансамбль, собираемый по крупицам, где артистов выращивают и воспитывают тщательно и с любовью…»

Они надеются, что мэр Москвы, Мосгордума или кто-то ещё «наверху» услышит их, поймёт и наконец-то поможет. Их надежда — это, можно сказать, надежда русской культуры.

Пока же, судя по ходу дела, всё решают С.А. Капков и его заместитель Е.Б. Шерменёва (не знающая, что такое традиции в театре). Неужто только вдвоём и решают? И трагическая судьба ещё двадцати театров столицы, обречённых на «переформатирование», в самом деле уже окончательно и бесповоротно определена? А за ними — следующие?

Не хочется верить!

http://gazeta-pravda.ru/content/view/12518/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб окт 13, 2012 7:01 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Нужны для борьбы и газета, и книга

Газета "Правда" 12-15.10.2012

Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».


В нынешнем году, который знаменателен вековым юбилеем ленинской «Правды», журналисты нашей редакции как никогда много встречаются с читателями. Мне тоже посчастливилось стать участником таких встреч в Москве, Вологде, Иркутске. А недавно пригласили в город Ливны, что на Орловской земле.

Разговор получился интересным. Вместе с тем он обозначил ряд проблем, особенно актуальных, на мой взгляд, в связи с предстоящим пленумом ЦК КПРФ, на котором будут обсуждаться задачи совершенствования идейно-теоретической работы.

Почему именно Ливны?

Начинаю этим вопросом, поскольку проблема уже здесь. В самом деле, меня несколько озадачило, что приглашение на встречу с читателями поступило не из областного, а из районного центра. Хотя, как я понял, Ливны сейчас по значению второй город в области после Орла, но ведь и в первом могли организовать читательскую конференцию, учитывая столь внушительный юбилей главной газеты партии…

Ответом на мой вопрос стало всем известное слово: инициатива. В данном случае проявил её руководитель Ливенского горкома КПРФ Евгений Леонидович Мельник. Военный инженер и морской офицер по предыдущей своей службе, он давний внимательный читатель «Правды». А тут ещё как-то попала ему в руки моя книга «Лица века».

Это, собственно, сборник правдинских публикаций за несколько лет, но как раз то, что они соединены здесь под одной обложкой, Евгения Леонидовича и привлекло. Что-то он раньше вырезал из газеты, откладывая для использования в последующей работе, а книга, выходит, за него (и для него!) наиболее интересное уже отобрала, систематизировала, выстроила.

Первый секретарь горкома стал разыскивать другие мои книги, о которых ему удалось узнать. И в конце концов снаряжает «экспедицию» в Москву за ними, а когда они были закуплены и доставлены в Ливны, распространяет среди товарищей по партийному отделению.

Таким образом, после коллективного совета и родилась у них идея позвать на конференцию в честь 100-летия «Правды» автора газеты и прочитанных книг.

От поколения к поколению

Итак, начинается (всё!) с инициативы. С того, есть она или нет. А дальше — есть или нет умение организовать. Переговоры с некоторыми партийными отделениями про подобные читательские конференции тянутся годами. Объективных трудностей хватает, что и говорить. Но одни их настойчиво одолевают, а другие… «ждут у моря погоды».

Мы знаем, у власти для коммунистов даже помещения зачастую не находится. Вот и в Ливнах по разным причинам зал для встречи пришлось не раз менять. И уже в последний момент, утром назначенного дня, обратились к Евгению Леонидовичу работницы районной библиотеки: «Извините, прийти не сможем. Администрация требует нас на субботник». А они собирались выступать…

Но всё-таки вместительный зал строительного техникума на глазах заполнялся, и к началу разговора свободных мест почти не осталось. Особенно меня обрадовало, что наряду с ветеранами пришло немало молодёжи. Ведь такие совместные обсуждения для молодых, как правило, становятся хорошей школой.

Это было и на сей раз. Судите сами, почётный гражданин города Ливны, заслуженный учитель Российской Федерации Тамара Михайловна Могилевцева начала читать «Правду» ещё в довоенные годы, будучи студенткой знаменитого Ленинградского пединститута имени Герцена. Во время блокады стала медсестрой военного госпиталя. И когда она говорит о значении темы военно-патриотического воспитания на страницах газеты, звучит это с необыкновенной взволнованностью и проникновенностью.

А вот молодой рабочий Роман Зиборов вплотную познакомился с «Правдой» сравнительно недавно. Однако без неё уже не может обойтись. Тем более теперь, когда он, коммунист, выдвинут кандидатом в депутаты городского Совета. Обратите внимание: до марта прошлого года здесь было только 2 депутата-коммуниста, а после тех выборов стало 15. Без малого половина всего состава! Председатель Совета, «единоросс», недавно занял кресло мэра, и за его депутатское место коммунист Зиборов борется сейчас с другим «единороссом», возглавляющим Ливенский филиал «Орёлоблэнерго». В этой нелёгкой борьбе, как сам Роман сказал с трибуны, материалы «Правды» для него — лучшая поддержка и помощь.

Освещая светом правды

Выступали секретари горкома Е.Л. Мельник и Ю.М. Семенихин, депутат городского Совета В.Я. Меньшиков, член ЦК КПРФ В.Д. Хахичев, гость из соседнего Верховского района, первый секретарь райкома КПРФ В.А. Воробьёв, сотрудник Ливенского краеведческого музея В.А. Бобков и другие. Естественно, каждый говорил о том, что лично его на страницах «Правды» волнует в наибольшей мере. Но одна тема — так или иначе — послышалась мне едва ли не в каждом выступлении.

Тема следующая. В передовой статье первого номера «Правды» подчёркивалось, что противники рабочих, борясь с ними, прибегают к обману и клевете. Ставился кардинальной важности вопрос: «Как разобраться в этой паутине лицемерия, обмана, лжи и клеветы?» Прошло сто лет, а вопрос по-прежнему насущно актуален. Потому что власть, как и тогда, стремится запутать сознание людей паутиной фальсификаций. И это — во всём, идёт ли речь об истории либо о событиях текущего дня.

Главная благодарность «Правде» связана с тем, что она многие фальсификации убедительно разоблачает. Скажем, Валерий Алексеевич Воробьёв называл знакомых ему учителей, которые на основе правдинских публикаций разрабатывают свою программу восстановления исторической правды и ею руководствуются в работе. Удовлетворение глубоким освещением на страницах газеты некоторых острейших, спорных проблем высказал и Юрий Михайлович Семенихин. Он также отметил ценность «круглых столов», которые проводит «Правда», в частности недавнего, посвящённого опыту и урокам советской цивилизации.

А Евгений Евгеньевич Мельник, руководитель университета политической культуры при Орловском обкоме КПРФ, выделил другой «круглый стол» — о проблемах рабочего движения. И его пожелание газете состоит в том, чтобы рабочая тема занимала здесь всё большее место. Гораздо больше внимания, на его взгляд, «Правда» должна уделять вопросам теории. Он высоко ценит статьи Юрия Белова, Виктора Трушкова, Юрия Емельянова, но считает, что тематику теоретических материалов и круг их авторов необходимо расширять.

Издать — это ещё не всё. Надо распространить!

Важность вопросов, поднятых на этой читательской конференции, я ощутил потом и в беседах с коммунистами других районов Орловщины. Например, о той же теоретической учёбе. Меня поразило, что есть сегодня люди, даже в нашей партии, отрицающие необходимость такой учёбы для коммунистов. Ну если не прямо, не в лоб отрицающие, то всё-таки сомневающиеся, что это уж так злободневно. Дескать, надо уметь организовывать конкретные дела, а философия, политэкономия, история — это когда-нибудь после…

Опасное настроение! Ни к чему хорошему не приведёт. Я-то убеждён в обратном: нет сегодня ничего важнее для каждого коммуниста, нежели учёба. И если наша страна, увы, перестала быть самой читающей, то наша партия именно такой призвана быть.

Однако проблемы, проблемы… Вот ведь за последние годы появилось, к счастью, немало книг, которые с наших позиций растолковывают массу тем, извращённых идеологическими противниками. Сколько интересного, например, можно узнать о Сталине из книг Юрия Емельянова — постоянного автора «Правды» или Юрия Жукова, других историков, которые пишут на эту тему совсем не так, как опостылевший многим Радзинский и ему подобные. Только доходят ли эти, другие, книги до регионов? Почти не доходят! И это — большая беда.

А что же наши партийные комитеты? Я знаю только один обком — Иркутский, который по-настоящему занимается этим делом. Специально отслеживает выход интересных и актуальных книг в Москве, закупает и доставляет в область, а затем распространяет. Причём не только среди коммунистов. Например, последнее издание моих бесед с Валентином Распутиным «Эти двадцать убийственных лет» было распространено по всем библиотекам области численностью две тысячи экземпляров.

Считаю, это необходимая составляющая партийной работы — распространять нашу литературу, как и нашу «Правду». Ведь если большая часть выпущенного газетного тиража остаётся где-то кипами лежать, значит, средства и силы на выпуск были затрачены впустую.

То же самое с книгами. Как бы ни были они интересны и действенны, но, если не дошли до читателей, которым нужны, если ими не прочитаны, польза нулевая. Между тем даже юбилейное издание «Век «Правды», о котором я слышал массу самых высоких отзывов, во множестве мест (и на Орловщине — тоже) коммунисты до сих пор не только не прочли, но и не видели.

Неужели, товарищи, мы не в силах это изменить?!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср окт 31, 2012 12:47 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Репортаж в «Правде» о работе октябрьского пленума ЦК КПРФ
2012-10-30 15:58
По страницам газеты «Правда». Николай Кожанов, Виктор Кожемяко


В подготовке к этому пленуму участвовали не только члены ЦК и ЦКРК, даже не только коммунисты, но и множество сторонников нашей партии. Такую возможность дали предварительная публикация доклада Г.А. Зюганова, а также заблаговременно проведённый в редакции «Правды» «круглый стол» об опыте и уроках советской цивилизации. Содержательные отклики, полученные со всех концов страны, свидетельствовали о том, что актуальные вопросы совершенствования идейно-теоретической работы КПРФ интересуют, волнуют, заботят людей разных возрастов и профессий.



Выступавшие с трибуны пленума, делясь своими размышлениями по проблемам, поставленным лидером партии, тоже ссылались на мнения товарищей с мест. Всё это расширяло палитру обсуждения, придавало ему больше объёмности и глубины.



В наших руках могучее оружие



Характеризуя нынешнее состояние российского общества, открывший прения первый секретарь Омского обкома КПРФ А.А. Кравец отметил, что в нём нарастает пока парадигма регресса. А противостоящая ему парадигма прогресса неразрывно связана с марксистско-ленинским наследием — поистине могучим оружием нашей партии.



Известно высказывание В.И. Ленина: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Да, всесильно, подчеркнул выступавший, но, к сожалению, не для всех посильно. Эту мысль он постарался раскрыть, анализируя выборы как форму классовой борьбы — экономической, политической и идейно-теоретической. Господствующая идеология в обществе — это всегда идеология господствующего класса. Но именно этот аспект борьбы, идейно-теоретический, даёт нам алгоритм на победу, поскольку, как правильно говорится, за нами правда. Благодаря этому мы можем расширять плацдарм влияния, усиливать своё положение, а значит, воздействовать и на другие формы борьбы. Вместе с тем руководитель омских коммунистов обратил внимание на тонкую грань, которая нередко отделяет необходимый компромисс от губительного оппортунизма. Горькие уроки, полученные нами, особенно когда речь идёт о борьбе за исполнительную власть, должны обязательно учитываться.



Высокую оценку докладу и выступлению Г.А. Зюганова дал председатель Кадровой комиссии при Президиуме ЦК КПРФ В.С. Романов, выделив прежде всего значение диалектико-материалистического метода для анализа социально-классовой структуры сегодняшнего общества. Одновременно была высказана определённая насторожённость по поводу проникновения идеалистических взглядов в партийную среду. Оратор призвал всех членов партии, а особенно членов ЦК и ЦКРК, более требовательно относиться к своим публичным выступлениям, чтобы наши идеологические противники не использовали их в собственных целях.



За последние годы произошёл настоящий рывок частных форм хозяйствования. Число работников, занятых в частном секторе, возросло с 14 до 40 миллионов человек, а в государственном, наоборот, снизилось с 50 до 20 миллионов. Налицо структурированный, собранный, осознающий свои классовые интересы крупный олигархический капитал. И он жёстко проводит свою волю, в том числе через законы. Сломить это можно лишь одним способом — усилением влияния нашей партии в среде рабочего класса. Вот важнейшее, решающее направление деятельности КПРФ! Именно этим, по мнению тов. Романова, диктуется необходимость значительного расширения форм и методов классовой борьбы, большей их активизации, основательного улучшения работы с партийными кадрами.



Реальный выход — социализм



Член Президиума ЦК, секретарь ЦК КПРФ Д.Г. Новиков сказал, что проходящий пленум свидетельствует о готовности партии к своему очередному съезду, а это — лучший подарок к двадцатилетию КПРФ. Все эти годы апологеты капитализма бойко отплясывали на костях Советской державы, но расписались в своей полной теоретической беспомощности. Они так и не родили никакой философской концепции, способной воздействовать на исторический процесс, как это делал и продолжает делать марксизм.



К ряду актуальнейших проблем, выдвинутых в докладе и выступлении Г.А. Зюганова и требующих глубокой теоретической разработки, Дмитрий Георгиевич предложил добавить ещё одну — неэффективность капитализма. Во время «перестройки» вовсю кричали о том, что социализм неэффективен: много бюрократии. Но оказалось, теперь бюрократии гораздо больше. Так где же эффективность? Утверждалось, что частная собственность повысит производительность труда. Однако вместо этого она породила коррупцию и преступность вселенских размеров. Говорилось, что рынок — это свобода, а свобода — это демократия. На деле же оказалось, что капиталистический рынок не обеспечивает никакой свободы. Напротив, он давит человека, ставит его в зависимость, мешает ему быть хозяином своей судьбы.



Да, именно капитализм неэффективен во всех отношениях. И надо, чтобы массы как можно скорее это осознали, чтобы люди поняли: реальный выход из навязанного им тупика — социализм! А магистральный путь всех вменяемых левых сил, как особенно убедительно показывает опыт последнего года, — это необходимость единения с КПРФ, а не союз с либералами, оказывающийся на поверку союзом с дьяволом.



«Бой идёт не ради славы — ради жизни на земле»… Эти известные строки Твардовского могли бы стать эпиграфом к нынешнему пленуму, заявила в начале своего выступления член ЦК и Консультативного совета при ЦК КПРФ Л.Н. Швец. Она говорила и от имени «Всероссийского женского союза — «Надежда России», где является ответственной за работу с молодёжью.



Любовь Никитична считает, что сегодня настольной книгой каждого коммуниста должна стать гениальная ленинская работа «Империализм, как высшая стадия капитализма». Важно также, по её мнению, отказаться от бытующих сравнений, кто из нас знает марксизм лучше, а кто хуже:



— Мы его знаем недостаточно!



Это прозвучало вместе с призывом изучать марксизм снова и снова, сопоставляя его положения и выводы с нашим советским прошлым, внимательно разбираясь, что из заветного было там осуществлено, а что осталось неисполненным, почему оказалось возможным разрушить такую мощную, такую прекрасную цивилизацию, где мы счастливо жили.



Маркс не устарел! Только недопустимо его примитивизировать. И ведь не случайно за последнее время в мире многомиллионными тиражами издаются «Капитал» и «Манифест Коммунистической партии», всё больше выходит научных работ, обращённых к марксистскому учению. В частности, выступавшая отметила только что вышедшую на русском языке книгу ирландца Терри Иглтона «Почему Маркс был прав».



С оценки этой же книги начал свою речь член Президиума ЦК, секретарь ЦК КПРФ Л.И. Калашников. Он считает, что труд современного ирландского учёного надо читать всем, в том числе и молодёжи, ибо автор выразительно раскрывает главное для неё: Маркс предсказал конечность капитализма. Помогают такие книги понять и то, какие ошибки были допущены в нашей стране, ошибки, приведшие к уничтожению социалистического строя. Важная задача — донести актуальные теоретические разработки до молодых людей, постараться как можно полнее и убедительнее ответить на волнующие их вопросы. А таких вопросов, на которые молодёжь до сих пор не имеет ответа, пока ещё много и в нашей истории, и в нынешней общественно-политической жизни.



Отливать сталь марксистского мировоззрения



Вопросам технологии идейно-теоретической работы партии посвятил свою речь член ЦК КПРФ Н.Г. Биндюков. Он горячо поддержал идею учреждения партийного журнала «Вопросы теории». Касаясь предстоящего создания при Центральном Комитете партии Центра политической учёбы, выступавший высказал мысль о том, что наряду с этим было бы полезно воссоздать на новой основе Институт марксизма-ленинизма, разработки которого по тематике, утверждённой ЦК, подпитывали бы деятельность Центра, содействовали развитию теоретической мысли.



В этом же русле могли бы плодотворно работать и Институт социальных исследований при ЦК КПРФ, и постоянный международный теоретический семинар. По мнению оратора, в структуре ЦК следует восстановить Идеологический отдел с секторами пропаганды и агитации, идейно-теоретической и информационно-аналитической работы.



Три основные проблемы анализировал в своём выступлении член ЦК КПРФ Ю.П. Белов: об условиях, в которых нам приходится вести идеологическую борьбу; о профанации марксистско-ленинской теории с попыткой подтянуть марксизм к религии; о диалектико-материалистическом понимании единства классового и национального.



Уже более двадцати лет, отметил Юрий Павлович, мы ведём борьбу в условиях непрерывной реакции. Это не только наступление на всё советское, социалистическое, национальное. Это и наступление на культуру ума, на нравственность, ведущее к умственному распутству и духовному разложению. На память приходит ленинская характеристика периода реакции после поражения революции 1905 года: упадок, деморализация, раскол, разброд, порнография вместо политики, тяга к философскому идеализму, мистицизм.



Есть ли это сейчас в нашем обществе? Есть. Проникает ли это в партию? Проникает. Свои выводы выступавший обосновал ссылками на конкретные ситуации, конкретные факты сегодняшней жизни, в том числе партийной. И призвал быть очень внимательными, очень бдительными к состоянию внутренней жизни партии.



Идёт в партию молодое поколение. Не его вина в том, что оно не штудировало в своё время труды классиков марксизма-ленинизма. Но вот когда не изучавшие серьёзно марксистско-ленинскую теорию и не желающие изучать вдруг претендуют на её обновление, ничего, кроме шарлатанства и профанации, ждать не приходится.



— А ведь с этим сталкиваешься, к сожалению, даже на сайте ЦК КПРФ, — сказал Ю.П. Белов. — И на молодых людей, совершенно не искушённых ни в философии, ни в идеологии, некоторые размещаемые здесь статьи оказывают разлагающее воздействие!



Выступавший вспомнил ленинский призыв времён реакции: в условиях невероятно трудных копать руду, добывать железо, отливать сталь марксистского миросозерцания. Эта задача перед нами и сегодня.



Они действуют не по чести и не по совести



Участники пленума аплодисментами встретили яркое, аргументированное выступление первого секретаря Орехово-Зуевского горкома КПРФ Ш.В. Вердиханова. После выборов, отметил он, мы по праву возмущаемся фактами обмана, очковтирательства, беззаконными действиями «партии власти», взываем к чести и совести наших противников. То есть пытаемся судить их по себе, по законам человеческой этики. Но у мира наживы, которому мы противостоим, главные стимулы — власть и богатство. Любые законы, мешающие на этом пути, те, кто у власти, или грубо, цинично нарушают, или меняют под свои интересы. Так что в борьбе с нынешним компрадорским режимом, в том числе и на выборах, нам нужно готовить профессионалов высокой пробы, способных бороться и побеждать на поле противника.



Оратор на конкретных примерах раскрыл ложь и лицемерие псевдопатриотической риторики властей, когда одновременно со всех подконтрольных им каналов ТВ идёт грубое опошление наших традиций, нашей героической истории, когда многие телепрограммы прямо направлены на оглупление нации, на подрыв нравственного здоровья российского народа. Так называемая свобода средств массовой информации оборачивается трагедией для него.



— Убедившись в провале лобовых атак на КПРФ, — отметил, выступая с трибуны пленума, член ЦК КПРФ Н.И. Сапожников, — наши недруги предприняли атаки с «левого» фланга. На минувших выборах расстарались погромче заявить о себе различные партийки, причисляющие себя к рангу самых «правоверных» коммунистов и патриотов. Всюду замелькали их газетки, листовки с ожесточёнными нападками на КПРФ. Кое-где на авансцену вылезли и «деятели» из, казалось бы, давно забытого «водоплавающего съезда». Вот и г-на Машковцева, бывшего губернатора Камчатки, представили теперь чуть ли не как «радикального коммуниста», секретаря некой партии «по идеологическим вопросам».



На выборах все эти партии, конечно, провалились, но какие-то проценты или доли процентов им всё-таки достались. Значит, кто-то где-то им поверил. В свете этих провокаций нам надо, по мнению оратора, ещё и ещё раз выверить свой идейный арсенал, сопоставить уставные и программные документы партии как с классиками марксистско-ленинского учения, так и с реалиями современной эпохи.



Газета как зеркало партии



Острые вопросы взаимодействия партийных организаций и партийной прессы были подняты в выступлении члена Президиума ЦК КПРФ, главного редактора «Правды» Б.О. Комоцкого. Темы классовой борьбы, протестного движения были и остаются определяющими на страницах газеты. Рубрики «Труд и капитал», «Адреса сопротивления», «Рабочий фронт» всегда открыты для боевых корреспонденций, заметок, писем с мест событий. Но вот проблема: иные партийные комитеты, возглавляющие акции протеста или ведущие выборные кампании, обращаясь в газету, слишком зацикливаются на трудностях, неудачах, на том, как их, что называется, «побили». А ведь для партийного читателя гораздо важнее другое: как удалось преодолеть трудности и добиться успеха, как победить!



Газета «Правда» с ленинских времён считается «зеркалом партии», и очень многое зависит от того, как мы смотримся в это зеркало. Да и всегда ли смотримся? В свете задач, поставленных на сегодняшнем пленуме, трудно понять некоторые наши партийные организации (их можно было увидеть на стенде), где подписка на «Правду» выражается всего в нескольких экземплярах на десятки коммунистов. Но если коммунист не читает регулярно свою собственную партийную газету, как он может по-настоящему знать, чем живёт, как борется его партия?



Первый секретарь Амурского обкома КПРФ Р.А. Кобызов говорил об исключительной актуальности вопросов, поставленных на обсуждение. Идеологическая борьба обостряется. На свет вылезают всё новые псевдо- и квазипартии, натаскиваемые на борьбу с КПРФ, процветает всякого рода «мамонтовщина» на телеканалах. В центре и на местах ужесточается репрессивное законодательство. Так, «партия власти» в Амурской области протаскивает закон, запрещающий собрания, шествия и митинги практически на всех сколько-нибудь пригодных для этого городских площадках.



Но коммунисты продолжают борьбу, и в связи с этим представляются чрезвычайно важными положения доклада Г.А. Зюганова о путях более действенного влияния партии на рабочий класс, активизации его борьбы за свои права.



Оратор особо отметил значение создаваемого Центра политической учёбы. Кадровый голод в парторганизациях на хорошо подготовленных бойцов идеологического фронта становится всё более ощутимым с приходом в ряды партии молодой смены. При этом, считает лидер амурских коммунистов, было бы полезно придать Центру политической учёбы, наряду с внутрипартийным, и государственный статус, что, безусловно, повысило бы его престиж у партийной молодёжи.



Найти заветные слова



С живым интересом была встречена участниками пленума речь председателя ЦКРК партии В.С. Никитина, напомнившего известную истину марксизма: для завоевания политической власти необходимо прежде всего одержать теоретическую и идеологическую победу. Задаваясь вопросом, почему в стране, где большинство населения придерживается левых взглядов, это большинство за нас не голосует, мы должны сформулировать для себя ясные ответы. Может быть, не находим нужные слова, чтобы они не только разум, но и душу, сердце людей затронули? Надо глубже изучать опыт наших предшественников, которые находили такие слова, и миллионы людей их понимали.



Оратор поддержал мысль, высказанную в докладе Г.А. Зюганова, о том, что нам нужны площадки для мозгового штурма, где мы не будем бояться отстаивать свои мнения, потому что в спорах рождается истина и находятся те самые слова, которые поднимают людей на бой и на созидание. Наши предшественники умели это делать.



Каждое поколение марксистов должно поднимать теорию на подобающую высоту, соответствующую времени. В данный момент — на высоту XXI века. Только тогда теория становится в полной мере мобилизующей, организующей и преображающей силой. Силой, обеспечивающей неразрывное единство классовой и национально-освободительной борьбы.



В выступлении секретаря Новосибирского обкома КПРФ Р.И. Сулейманова языком неопровержимых цифр и фактов было показано, как при власти «эффективных менеджеров» были практически загублены промышленность и сельское хозяйство области, да и всего Западно-Сибирского региона — всё то, что создавалось десятилетиями в русле разработанного в первые послевоенные годы Сталинского плана преобразования природы.



Оратор рассказал о кощунственных действиях новосибирских властей, которые, отмечая на площади Ленина 75-летие области, соорудили сцену, стыдливо задрапировав, спрятав от народа ленинский памятник. Несмотря на жёсткое противодействие властей предержащих, коммунисты области продолжают активную борьбу на идеологическом фронте. Идёт постоянный поиск новых, нешаблонных форм агитационно-пропагандистской работы. К юбилейной дате главной газеты коммунистов с успехом были проведены пять фестивалей «День «Правды». Большой интерес у населения вызвали Спартакиада партийного актива, фестивали комсомольской песни «Беспокойные сердца». Второй год действует школа молодых коммунистов.



Выступавший высказал предложение новосибирских коммунистов в адрес Президиума ЦК: в связи с предстоящим в 2013 году юбилеем — 100-летием со дня рождения уроженца области трижды Героя Советского Союза, знаменитого маршала авиации А.И. Покрышкина учредить в его честь памятную медаль ЦК КПРФ.



Против уныния и ностальгии



Интересно прозвучало выступление редактора газеты коммунистов столицы «Правда Москвы» Ю.Б. Михайловой. Вот уже полтора года после длительного перерыва выходит эта газета, обретая всё большую популярность у москвичей. Редактор рассказала о том, как завоёвывается успех, о стремлении достичь поставленной газетой цели: каждый её читатель должен стать сторонником партии, а каждый сторонник — пополнить её ряды.



Говоря об особенностях идейно-воспитательной, пропагандистской работы в современных условиях, тов. Михайлова призвала не увлекаться «ностальгией о прошлом», не предаваться унынию от тех или иных временных неудач, поражений. Люди устают от негатива. Как бы ни складывалась борьба, партия коммунистов была и остаётся партией победителей. Она и сегодня широко востребована в массах, вокруг неё набирают силы такие массовые общественные движения, как ВЖС «Надежда России», «Дети войны», «Русский лад»… Всё ощутимее возрождается связь с рабочим классом, а в этом и есть главный залог будущих побед.



Дружными аплодисментами отметили участники пленума эмоциональную, завершавшую прения речь секретаря Балаковского горкома партии А.Ю. Анидалова. Молодой партийный руководитель, преподаватель вуза, он рассказал о специфике работы с молодёжью в студенческих кругах, о том, как непросто даётся молодым искателям истины, не знавшим советской эпохи, постижение марксистско-ленинской идеологии.



* * *



КПРФ — главная сила, от которой зависит так необходимое для нашей Родины возвращение на социалистический путь развития. Потому власть, другие противники социализма и продолжают упорно бить в первую очередь по партии коммунистов, пытаясь подорвать её идеологическое и организационное единство, растащить на части, внести смуту в партийные ряды. Используются самые разные способы и различные силы.



К концу пленума, когда вырабатывалось его постановление, это проявилось в заявлении Е.И. Копышева, который постарался в очередной раз навязать Центральному Комитету уже решённые вопросы о якобы «разгроме» Московской городской и некоторых других парторганизаций. Пленум эту попытку единодушно отверг.



— Есть Программа партии, есть Устав, есть партийная дисциплина, — сказал в заключительном слове Г.А. Зюганов. — Мы все обязаны строго и последовательно ими руководствоваться. Если не дадим распоясаться антипартийным силам и будем работать дружно, тогда — победим!

http://kprf.ru/party_live/111940.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб дек 01, 2012 1:36 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
В защиту истории

Геннадий САЗОНОВ. Член Союза писателей России. г. Вологда.


Журналист Виктор Кожемяко, знакомый многим читателям по острым, задевающим за живое публикациям в «Правде», которой отдал без малого 50 лет (!), представил в Вологодской областной библиотеке свою новую книгу «Деза». На эту встречу, проведённую по инициативе Вологодского обкома КПРФ, пришли и ветераны, и молодёжь.

ВЫСТУПАВШИЕ ОТМЕЧАЛИ, что творческий поиск Виктор Кожемяко сосредоточил на глубинных проблемах современного бытия, художественно-публицистическом осмыслении уроков истории, близких и дальних. Не случайно новая книга имеет подзаголовок «Четвёртая власть против СССР». Этим автор определил одно из важнейших направлений своей работы — разоблачение фальсификаторов советской истории, которые господствуют в нынешних СМИ. Прежде всего он обращает своё слово к сердцам юношей и девушек, в чьих руках в скором времени будет судьба страны.

Именно их сознание подвергается особенно сильной деформации. За последние 20 лет чего только не писали и не говорили о Советском Союзе! В пёстром потоке информации различимы две полярные точки зрения. Сторонники первой утверждают, будто советский период нашей истории был «чёрной дырой». А вторые убедительно доказывают обратное: это была самая высокая вершина в русской истории вообще. Полагаю, проблема объективной оценки советского периода настолько серьёзна, что её упомянутыми полюсами никак не исчерпать. Это прекрасно чувствует Кожемяко, поскольку многое, что определяло тогда судьбу страны, прошло не только через его жизнь, но и через сердце. И это отразилось в неравнодушной, яркой публицистике, о чём говорили читатели.

Точность, объективность, достоверность — на «трёх китах» стоит его творчество. А ещё — убеждённость. Однажды выбранным принципам он старался не изменять. Не изменил им и в пик новой смуты, когда в 1991-м и в 1993-м «Правду» закрывали указами Ельцина.

В те особо тяжёлые дни 1991 года к писателю-правдисту пришли ветераны-фронтовики, которые воевали вместе с Зоей Космодемьянской. На глазах у них были слёзы. Известное издание «Аргументы и факты» опубликовало злобную клевету о девушке, отдавшей жизнь за Родину — замученной фашистами. За подвиг в тылу врага Зоя посмертно была удостоена звания Героя Советского Союза. И вот новоявленные хулители принялись развенчивать её образ. Иначе, как глумлением, это трудно назвать. И тогда Виктор Кожемяко, откликаясь на просьбу фронтовиков, заново «прошёл» боевой путь отважной героини. Он встречался с очевидцами и участниками тех событий, кропотливо работал в музеях и архивах, досконально восстанавливая историческую правду. Так появился в «Правде» очерк «Трагедия Зои Космодемьянской», который вошёл теперь уже не в одну книгу публициста.

Отсюда пошёл взволнованный разговор с читателями о Великой Отечественной войне, о чудовищных искажениях её истории в современных СМИ, на телевидении. Примеров на сей счёт множество. Телезрителям вбивают в голову представление о бездарных советских генералах, об огромных наших потерях, о выдающихся способностях руководителей военной машины фашистской Германии. Диву даёшься! Будто пришёл с того света Геббельс и самолично отдал распоряжение, например, редакторам НТВ «мочить» Красную Армию и Советский Союз.

Чего они добиваются? Изо всех сил стараются «перекодировать» сознание молодёжи современной России, сделать молодых «манкуртами», не помнящими подвигов отцов и дедов. Вот таким разрушительным тенденциям и противостоит новая книга Виктора Кожемяко.

Не получилось, конечно, ограничить встречу с читателями содержанием только одной этой книги. Говорилось и о других. Большой читательский интерес вызывают сборники бесед В. Кожемяко с выдающимися личностями эпохи — философом и писателем Александром Зиновьевым, литературоведом и историком Вадимом Кожиновым, современным литературным классиком Валентином Распутиным. Через эти беседы читателю предстаёт огромная панорама исторических и современных событий в мире и в России. Искренней благодарности заслужил Виктор Кожемяко за то, что сберёг для нынешнего и будущих поколений россыпи мыслей и чувств великих соотечественников, сумел преподнести всё это в форме живого общения, переданного богатым русским языком.

По мнению публициста, низкопоклонство перед Западом взяло верх в современной жизни России, включая многие сферы, в том числе культуру. Отсюда и пренебрежение к русскому национальному репертуару в театрах Москвы, попытки «похоронить» русскую драматургию, заменив её американским «мюзиклом». Похожие примеры можно приводить и ещё.

На встрече студентов факультета журналистики Вологодского педагогического университета волновали вопросы профессиональной этики.

— Больше всего я ценю в журналистике честность и искренность, — ответил Виктор Стефанович. — А не приемлю в современных изданиях продажность редакторов и сотрудников.

Понятное дело, я передал здесь только малую часть разговора, который происходил в тот вечер. Он заставил о многом задуматься и молодых, и представителей старших поколений.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/13087/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб дек 15, 2012 6:26 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Любовью к Лермонтову он подъемлет всех
13.12.2012
Виктор КОЖЕМЯКО.


Что могут подвижники искусства и просвещения

Получается, что рождением и смертью своими Лермонтов будто разметил ритм русских исторических сдвигов. 1814-й — война с Наполеоном, 1914-й — с кайзером, 1941-й — с Гитлером, 1991-й — поражение социализма в России...

Вторжению французов предшествовала мода на франкоманию в верхах русского общества; вторжению германцев — длительная германофилия элит; теперешние помешаны на Америке.

Ну и кого нам ждать к 2014 году?.. «Клещи`» вылезали после каждой победы народной и начинали звать нового врага! Что же это за элита? Любой крестьянин засмеёт и скажет, что семена брюквы, да хоть какие, никак не могут считаться элитной пшеницей...

Всякий раз русские отбивались «из последних сил». Значит, к 200-летию Лермонтова опять всё повиснет на волоске? (А иначе мы не спохватываемся!) И мы расшибём «американцев» (или уже не расшибём, а, соотечественники?..) и опять немыслимым трудом восстано-вим и расширим Россию (а новые «клещи`» опять будут ныть, что мы не умеем работать...), надолго вразумив очередных наполеоно-гитлеро-бушей... И опять из-под обоев выползут горбачёвы и познеры и станут учить нас жить… по-африкански? или как ещё?..

Александр ВАСИН-МАКАРОВ.

ЕСЛИ ПОДЛИННАЯ КУЛЬТУРА ещё существует в нашей стране, то вовсе не благодаря наличию Министерства культуры. Острова её, подчас малоизвестные и труднодоступные, держатся энтузиазмом подвижников, для которых превыше их дела, их любви нет ничего на свете.

В номере от 8—13 июня я рассказал о таких подвижниках, объединённых в удивительное содружество — самодеятельную литературно-музыкальную студию-ансамбль под руководством Александра Васина-Макарова. Тогда меня буквально поразил отчётный концерт этого коллектива, посвящённый его двадцатилетию. Поразил выдающейся талантливостью, безупречным вкусом, «лица необщим выраженьем» и вместе с тем верностью лучшим традициям отечественного песнетворчества.

Тогда же я лучше узнал руководителя и вдохновителя этих энтузиастов, с которым познакомился в своё время у Вадима Валериановича Кожинова. Даже во многом открыл его теперь заново. Например, неизвестно мне было, что, кроме песен, есть у Александра Николаевича Васина такая несравненная и глубокая любовь, как Лермонтов, которого он называет русским Богом. Уже четвёртым изданием выпустил интереснейшую книгу о нём — «Читаю Лермонтова». А вот недавно получил я и приглашение на вечер, который Александр Николаевич целиком посвятил любимому поэту.

Интересно, вам за последнее двадцатилетие довелось ли хоть раз быть на лермонтовском вечере? Едва ли. А уж чтобы стал он настоящим событием, как этот, совсем представить не могу.

Большой зал Центрального Дома литераторов Васин держал в напряжении три часа. Да, в основном один, потому что это был по жанру исповедальный монолог со стихами, лишь иногда дополнявшийся участием верного соратника по студии Фёдора Романова и прекрасным музыкально-песенным исполнением трио «Март» в составе Марии Боговой, Андрея Земскова и Романа Васина. Они волшебно пели «Ангела», «Мцыри», другие лермонтовские стихи — конечно же, на музыку Александра Васина. Изумительно прозвучала песня из «Тамани». Органической перекличкой с «Выхожу один я на дорогу» стало есенинское «Не жалею, не зову, не плачу», причём известная мелодия Григория Пономаренко получила в их обработке какую-то необыкновенно доверительную и особо трогательную интонацию.

Однако, повторю, основную линию в течение всего вечера вёл он, Александр Николаевич. И люди внимали ему, затаив дыхание, стараясь не пропустить ни слова в этом доверительном разговоре с ним, который развёртывался как непосредственная импровизация, всё больше и больше вовлекая слушателей в разнообразные извивы лермонтовской темы.

Редкое умение столь живо общаться с залом! В аннотации к названной книге А.Н. Васина сказано, что речь автора — поэта, музыканта, философа — звучит ярко, образно, неожиданно, и ей, как у Лермонтова говорится, «без волненья внимать невозможно». Это в книге, и это же — со сцены. А залог, разумеется, в горячей любви к великому поэту, начавшейся с детства, и в доскональном знании его. Именно знание, движимое любовью, стало основой уникального, зачастую не имеющего аналогов прочтения лермонтовских стихов и прозы, глубочайшего проникновения в их суть, приводящего к невероятным озарениям и открытиям.

Признаюсь, Лермонтов и мой любимый поэт — с подросткового возраста. Очень много в разные годы читал его и о нём. Но вопросы, один за другим, которые ставил перед залом Васин, иногда озадачивали. В чём сходство Демона с Максимом Максимычем? Почему лошадь Карагёз? Что значит: «Такой-то царь в такой-то год вручал России свой народ»? Что зашифровано в «Фаталисте»? Как читать: «Нет, я не Байрон, я другой…»?

А ведь Александр Николаевич не литературовед, и образование у него не филологическое. Он — математик, учитель. Но вот, как он выразился, Лермонтов стал частью его жизни, и ему неодолимо хочется, чтобы так же вошёл в жизнь других. Потому пишет и издаёт книгу. Потому перекладывает гениальные стихи на музыку. Потому ведёт нескончаемые исследования, всё углубляя их, и организует такие вот вечера, стараясь передать свою любовь как можно большему числу людей.

Удаётся! Замечательно удаётся! Со сцены Александр Николаевич высказал надежду, что после вечера кто-то возьмёт дома томик Лермонтова, дабы перечитать знакомые строки. Перечитать уже с новым знанием, а значит — по-новому, с неведомой ранее глубиной. Перечитать — и задуматься.

Уверен, многие так и сделали. Я — в их числе.

И мысль возникла та же, что после юбилейного концерта васинской студии: вот кому надо бы предоставлять телеэкран. Вот кто несёт истинную культуру, духовно обогащающую людей, культуру, которой ныне у нас большой дефицит.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/13205/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт дек 21, 2012 2:39 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Постигать глубины сталинской темы Версия для печати

Газета "Правда", 21-24.12.2012


Политический обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО беседует с председателем общества «Наш Сталин» профессором Василием ТУЕВЫМ

Пять лет назад, летом 2007-го, я впервые побывал в Иркутске. Там состоялся замечательный праздник партийной прессы, ставший благодаря усилиям обкома КПРФ ежегодным. Когда уже улетал, первый секретарь обкома Сергей Георгиевич Левченко вручил мне несколько книжек, изданных областным партийным отделением. Одна из них привлекла особое внимание — «Сталин против врагов народа», автор Василий Туев.

Книжку я с большим интересом прочитал сразу же, в самолёте, а вот с автором лично познакомился только нынешним летом, когда вновь посчастливилось побывать на празднике иркутских коммунистов. И оказалось, что весьма неординарный он человек, Василий Афанасьевич Туев! Доктор философских наук, профессор Байкальского государственного университета экономики и права, именно он организовал в 2000 году Иркутское городское историко-культурное общество «Наш Сталин», которое сам возглавил и которое со временем стало областным. Затем появился в Иркутске Музей И.В. Сталина — тоже результат его инициативы. А книжечка, заочно меня с ним познакомившая, как выяснилось, представляет собой раздел большого труда на сталинскую тему, над которым В.А. Туев работает уже много лет.

Я решил, что читателям «Правды» такой человек и дела его будут интересны. Потому и подготовил на основе нашей продолжительной беседы этот материал.

Земляк двух советских премьеров

— Василий Афанасьевич, как вы пришли к сталинской теме? Или, точнее, как вошла она в круг ваших научных и общественных интересов? Судя по книжке, которую я прочитал, произошло это уже в постсоветское время, но ведь в государственном вузе, где вы работаете, интерес к Сталину за последнее двадцатилетие вряд ли поощряется…

— Если иметь в виду круг моих интересов как учёного, то да, это относится уже к постсоветскому времени. А если говорить о предпосылках более глубоких, то я всей жизнью был подготовлен к этому.

— Хорошо бы пояснить.

— Я ведь захватил часть сталинской эпохи.

— А когда вы родились?

— В январе 1941-го.

— Значит, когда Сталин умер, вам было

12 лет.

— Да. И у меня существует некое моё впечатление, некий образ той эпохи. Я долго думал, какое же слово наиболее адекватно выражает этот образ, и пришёл к такому выводу: лучезарная. Именно в ореоле лучезарном до сих пор представляется мне всё, что было в те первые послевоенные годы.

— Замечательно. У меня — то же самое. Хотя годы были очень тяжёлые, я-то помню, и тем не менее…

— Победа! Только что одержана Великая Победа! Патриотические чувства буквально перехлёстывают. Это касается и отдельного человека, и всего общества. Конечно, я был этим захвачен.

— А где вы жили тогда? Где родились?

— В Кировской области. Маленькая деревушка под названием Бобыльщина. А район — Советский. Любопытная подробность: райцентр назывался раньше слобода Кукарка, так вот эта слобода дала двух глав советского правительства.

— Кто же это?

— Сначала Алексей Иванович Рыков, а затем Вячеслав Михайлович Молотов. Оба родились в этой Кукарке, через улицу.

— Ваши родители были колхозники?

— Да, честные труженики, которые не видели себя вне общего, колхозного труда. Кстати, это тоже повлияло на моё восприятие той эпохи. Я и сам каждое лето с удовольствием занимался колхозными делами. А ещё, пожалуй, определило характер моего интереса к этому времени и к Сталину то, что я очень рано научился читать. Не умеющим читать себя не помню, и, наряду с книгами, это были газеты. Представьте, «Правду» начал читать, наверное, с пяти лет.

«Упёртый» оказался сталинист

— Что ж, понятно ваше отношение к Сталину в детстве. Но вот 1956 год, ХХ съезд КПСС. Здесь уж какое-то колебание, видимо, произошло?

— Абсолютно нет! Это я говорю с полной ответственностью. Ничему не поверил! Аргументов конкретных против у меня, собственно, не было, но вот интуиция так диктовала.

В подтверждение могу привести один факт. Когда при окончании средней школы писали сочинение на аттестат зрелости, а это был 1958 год, я выбрал тему «Чем нам близка поэзия Маяковского». И явно в пику новому официозу эпиграфом взял известные слова Сталина: «Маяковский был и остаётся лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи».

— То есть вы сознавали, на что идёте и чем рискуете?

— Сознавал. Замечу, что из двух средних школ в Советске я был тогда единственным кандидатом на золотую медаль.

— И что же?

— В руководстве школы и в районо после долгих дебатов, как мне после рассказывали, всё-таки решено было поставить «пятёрку» и выдвинуть на золотую медаль. А в области — срезали. Причина одна.

— Пришлось довольствоваться серебряной медалью?

— Что поделаешь…

— Ну и как, на будущее такой урок учли? Исправились?

— Не очень. Когда поступил в политехнический институт, на маркшейдерском отделении горного факультета нас учили картографическим шрифтам. Надо было писать какие-нибудь тексты, и я всегда писал фрагменты из работ Сталина. Потом преподаватель мне сказал, что мой альбом признан лучшим и его решено оставить на кафедре. Но я-то знал, ничем особенным, кроме этих текстов, мой альбом не выделялся — значит именно их он захотел оставить себе.

Как видите, отношение к «разоблачению Сталина» уже тогда было разным, в чём убеждался я неоднократно. Учась в институте, писал стихи, посвящённые Сталину. Читал их товарищам, и никакого отторжения или протеста это не вызывало. Будучи членом общества «Знание», выступал с лекциями, и когда люди улавливали моё отношение к сталинской теме, обязательно задавали вопросы, то есть им было интересно. При этом — вполне положительное восприятие!

— Как говорится ныне, «упёртый» вы оказались, товарищ Туев. Неужели никто вас так и не пресёк?

— Помню, выступал с лекцией в одном из районов. И задали мне вопрос, можно ли и надо ли читать сталинские работы. Я сказал, что сочинения Сталина — это великое достижение нашей общественной мысли. Женщина из райкома партии, которая эту встречу вела, потом стала внушать мне: «Да вы что! Вы больше так не говорите, а то вам не позволят выступать». Она о «карьере» моей забеспокоилась, но сама, как я понял, была со мной согласна…

За правдивые представления о личности и деяниях Сталина

— А как вы, горняк, маркшейдер, пришли к философии?

— Интерес к общественным наукам возобладал. Окончив политехнический, поступил в университет, на заочное отделение исторического факультета, и ещё до его окончания стал работать на кафедре философии. Заведующий предложил мне тему согласно кафедральному плану: человеческие потребности. И она, прямо скажу, меня увлекла. Стала темой кандидатской диссертации, а позднее и докторской.

— Вроде бы не за Сталина взялись.

— Тогда это было невозможно. Но подчеркну: проблему материальных и духовных потребностей я не мог не соотнести со сталинской эпохой, в которой рос, формировался и которая насыщена была высокой духовностью.

— Действительно, тут многое, пожалуй, перекликается и завязывается, поэтому к проблематике ваших диссертаций мы в связи со Сталиным ещё вернёмся. Однако сперва хотелось бы узнать сторону событийную: каким образом возникло в Иркутске общество «Наш Сталин» во главе с доктором наук, профессором Василием Афанасьевичем Туевым?

— Вы помните, что новая волна антисталинской истерии, начавшаяся при Горбачёве, затем продолжала нарастать, становилась всё более и более агрессивной. Я понимал: надо ей противостоять. А для этого требуется основательная научная разработка образа Сталина и его идеологии, требуется широкая массовая пропаганда. Значит, надо и людей вокруг этого объединять.

Работа над докторской диссертацией, отнявшая много времени и сил, несколько оттянула осуществление возникшей у меня идеи. Но к 2000 году я готов был взяться и взялся за создание в Иркутске историко-культурного общества «Наш Сталин», сначала городского, а впоследствии переросшего в областное, то есть имеющее отделения по всему региону.

— Как определены цели и задачи общества?

— Главное — выработка и утверждение в массовом сознании правдивых представлений о личности и деяниях И.В. Сталина. Девиз наш таков: «Правду о Сталине — в массы!» Ну а различные направления этой работы (сбор материала, научные исследования, пропаганда и т.д.) более конкретно сформулированы уставом общества. Процитирую вводную его часть:

«Наш Сталин — это создатель Союза Советских Социалистических Республик — многонационального государства, ставшего одной из величайших держав мира, это гениальный вождь советского народа, инициатор и руководитель грандиозных социалистических преобразований, вдохновитель и режиссёр Великой Победы Советского Союза в борьбе против германского фашизма, организатор послевоенного возрождения страны. Наш Сталин — это личность крупнейшего исторического масштаба и любимый отец большой семьи братских народов. Наш Сталин — это вершинный взлёт народного духа в его стремлении к священным идеалам свободы, равенства и справедливости».

— Кто в составе общества? Много ли учёных?

— По профессиям люди самые разные — журналисты, вузовские и школьные преподаватели, писатели, художники, библиотечные и музейные работники, студенты. В президиуме общества трое профессоров, докторов философских наук: кроме меня Николай Сергеевич Коноплёв — профессор Иркутского государственного университета, Алла Александровна Кузьмичёва — профессор Иркутского государственного технического университета, а также двое кандидатов философских наук — Любовь Андреевна Прибыткова и Геннадий Витальевич Сурдин. Среди активных членов общества ещё около десяти докторов и кандидатов наук, есть аспиранты, то есть начинающие учёные. Связи с нашими единомышленниками охватывают многие регионы — от Владивостока до Владикавказа.

— Каковы отношения общества с областным отделением КПРФ?

— Это отношения самого тесного сотрудничества. Многое мы делаем совместно с обкомом КПРФ и областным отделением общественной организации РУСО («Российские учёные социалистической ориентации»). Так, например, вместе провели областное торжественное собрание, посвящённое 130-летию со дня рождения И.В. Сталина. Прошло оно на большом подъёме. По решению Президиума ЦК КПРФ шестнадцать наиболее активных членов нашего общества были награждены памятной медалью ЦК КПРФ «В ознаменование 130-летия со дня рождения И.В. Сталина». При поддержке обкома партии была издана и моя книга «Сталин против врагов народа».

— Я обратил внимание, что в ней две вводные статьи — Геннадия Андреевича Зюганова и Сергея Георгиевича Левченко. Что само по себе знаменательно.

— Разумеется. Сплав творческих возможностей общества «Наш Сталин» и организационных, финансовых возможностей КПРФ при единстве основных наших целей и задач способствует реализации таких дел, о которых ещё недавно можно было лишь мечтать. Ну, скажем, проведение молодёжных межвузовских научно-практических конференций с последующим изданием докладов их участников…

— Драгоценное дело! Вот я перелистал сборник таких докладов под названием «Российское общество: состояние и перспективы» — материалы межвузовской научно-практической конференции, посвящённой десятилетию общества «Наш Сталин». Здесь радуют и широта тематики, и её актуальность, и, конечно, то, что авторы этих интересных докладов — молодые люди. Наверное, привлечение мыслящей молодёжи к работе над сталинскими темами — в числе самых значительных достижений вашего общества?

— Думаю, да. У нас даже в составе президиума есть студентка — Яна Харьковская. Она опубликовала несколько работ о Сталине и его эпохе в научных изданиях и массовой печати. При этом недавно заняла первое место в факультетском конкурсе на лучшего студента. На каждую конференцию аспиранты и студенты представляют несколько докладов по сталинской тематике. Оргкомитет конференции определяет рейтинг докладов, и «сталинские» доклады чаще всего занимают призовые места. Для примера назову доклад аспирантки Полины Смирновой «Сталин и кибернетика». Нам все уши прожужжали, что Сталин, мол, кибернетику лженаукой считал. Когда она сказала мне, что намерена работать над такой темой, я выразил сомнение: «По этой теме ты ведь ничего стоящего не найдёшь». Она ответила: «А я уже нашла». И материал её доклада камня на камне не оставил от расхожих оценок.

Раскрывая глаза молодым

— А как вам удаётся это? Вообще, меняется ли у молодых отношение к Сталину, к его эпохе, к советскому периоду нашей истории в целом?

— Заметно меняется! Помню, когда-то, едва я начинал высказывать в студенческой аудитории свой позитивный взгляд на эти темы, в ответ — категорическое неприятие. Ногами топали от негодования. Теперь же ничего подобного нет. Как удаётся привлечь молодых людей к этой работе? Мыслящему человеку достаточно представить масштаб личности и деяний Сталина, и его ум загорается.

— В чём видится причина?

— Сказывается, конечно, объективная ситуация: многие утратили иллюзии относительно того общества, которое у нас создано. Вместе с тем действует и то, что я называю интеллектуальным прорывом последних лет. Выходят правдивые книги о Сталине, о советской эпохе. И пусть тиражи их не столь велики, как хотелось бы, пусть нелегко противостоять массированно оболванивающему телевидению и многотиражной буржуазной прессе, дело своё они всё-таки делают. Мы в нашей работе тоже опираемся на них.

Иногда эта работа, можно сказать, сугубо индивидуальная. Сегодня, например, среди членов президиума нашего общества молодой кандидат философских наук Геннадий Витальевич Сурдин. А познакомился я с ним, когда он был студентом юридического факультета: пригласил меня в жюри конкурса молодых ораторов. Мы немало с ним беседовали, и вот в конце концов заинтересовался он сталинской темой. Хотя ему непросто это далось, поскольку один из его родственников был репрессирован и воспитывался парень в резко антисталинской атмосфере.

Но произошёл перелом. И когда после окончания факультета встал вопрос об аспирантуре — по юриспруденции ему идти или по философии, он попросил меня стать его научным руководителем. Замечу, кстати, что Геннадий Сурдин стал и ведущим дискуссионного клуба, который мы создали у нас в университете.

— Клуб этот как-то связан с обществом «Наш Сталин»?

— Да, по некоторым проблемам клуб и общество соединяются. Так было, скажем, при обсуждении темы «Кто и почему атакует нашу Победу?» Так будет и с темой «Мифы о Сталине». Причём такие обсуждения мы стараемся проводить не только с участием студентов — привлекаем более широкий круг молодёжи. И проходят тогда дискуссии не в университете, а в Музее И.В. Сталина.

— Дискуссия — хороший способ развивать критическое мышление.

— К этому и стремимся. Не «давить» на сознание молодых, а помогать им самостоятельно приходить к тем или иным выводам.

— А бывают ли у членов Сталинского общества прямые диспуты с убеждёнными антисталинистами?

— Мы очень хотим

, чтобы на наши встречи приходили реальные оппоненты. Приглашаем. Зовём. Но — они боятся! Потому что им нечего нам противопоставить. В этом я убеждался не раз.

Однажды газета для пенсионеров «Мои года» попросила меня написать на тему «Победа и Сталин». А когда статья была готова, редактор решила «в противовес» дать рядом и материал с иных позиций. Нашёлся такой журналист — Арнольд Харитонов, который попытался это сделать. Однако получился просто жалкий лепет. Кроме повторения замшелых хрущёвских выдумок, ничего этот автор высказать не смог.

Так же получилось, когда на встрече в университете путей сообщения мне и моим товарищам противостоял некий писатель Боровский. Разбили его по всем пунктам. И я слышал потом, как он с досадой говорил: «Если бы я знал, что здесь будут коммунисты, ни в коем случае сюда не пошёл бы».

То есть интеллектуально они бедны. Это особенно очевидно сегодня, когда появился целый ряд новых интересных и убедительных работ о Сталине и его времени.

— Какие из авторов этих работ вам особенно интересны?

— Пожалуй, в первую очередь Юрий Емельянов с его фундаментальной дилогией «Сталин. Путь к власти» и «Сталин. На вершине власти». Из более молодых — Игорь Пыхалов. Всегда с интересом читаю Юрия Жукова, хотя далеко не во всём с ним согласен, а также Владимира Суходеева. Привлекают своей остротой книги Сергея Кремлёва. Здорово бьёт антисталинистов блестящий публицист Владимир Бушин. Перед такими авторами наши идеологические и политические оппоненты бледнеют, имеют, я бы сказал, просто жалкий вид…

Что сегодня особенно актуально

— Да, я согласен, антисталинисты заметно поблёкли. Даже самые известные. Биты публично Сванидзе и Млечин, ничего не осталось от наигранной петушиной яркости Радзинского… Но, судя по всему, готовятся на этом направлении «свежие» кадры, придумываются неожиданные какие-то ходы и приёмы. Борьба продолжается. И главная цель наших идеологических противников по-прежнему состоит в том, чтобы всячески дискредитировать советское прошлое, дабы косвенно оправдать несправедливую, неправедную нынешнюю реальность. Как вы считаете, на чём при этом особенно необходимо сосредоточивать внимание в исследовании сталинской темы?

— Во всех аспектах постигать её глубины. Начиная с того, что именно он, Сталин, отстоял в борьбе с троцкистами необходимость и возможность построения социализма в одной стране. Победил бы Троцкий — и страны нашей уже тогда скорее всего не было бы. Сожгли бы её, как вязанку хвороста, во имя мировой революции.

— Но сегодня приходится слышать иной аргумент. Противоположный. Скажем так: от неотроцкистов — современных поклонников Троцкого. Дескать, вот пошли за Сталиным, взялись строить социализм в одной стране, а чем кончилось? Катастрофа Советского Союза на рубеже 80—90-х годов выдвигается как доказательство неправоты Сталина в 20—30-е.

— Я-то думаю, что этот довод совершенно несостоятелен. Поскольку одной из мощнейших причин, приведших к уничтожению Советского Союза, был как раз отход от сталинского понимания социализма, от сталинских принципов его построения. То есть если бы верность им сохранялась, был бы по сегодняшний день и Советский Союз.

— Что конкретно вы имеете в виду?

— Прежде всего — духовный фактор. При Хрущёве с его вульгарно-материалистическим подходом этот фактор был резко принижен, а духовные ориентиры по существу отброшены. Что означал лозунг «Догнать и перегнать Америку!»? Обеспечить высокий уровень потребления. Главный ориентир — потребление! Как в Соединённых Штатах.

А ведь Сталин из другого исходил. Вспомним хотя бы его послевоенную работу «Экономические проблемы социализма в СССР». Он здесь говорит: да, народ должен иметь достойный уровень жизни, и мы обязаны его обеспечить, но есть ещё необходимость развития человеческой личности. Вот цель! Поэтому, замечает он, мы пойдём по пути сокращения рабочего дня до шести и даже до пяти часов, чтобы люди имели возможность для культурного развития.

По уровню потребления вещей мы Соединённые Штаты не догнали и, может быть, никогда не догоним, да это и не должно быть нашей целью. Однако людей на это стали ориентировать — сперва при Хрущёве, а потом и при Брежневе. Мы поменяли идеалы, приняли то, что давно является идеалом на Западе. Но оказалось, что у них получается, а у нас — нет. И тогда люди начали думать: а зачем нам нужен социализм такой?

— Всё это связано с вашей темой потребностей. Есть потребности материальные, а есть духовные, которые нуждаются в развитии. Так ведь?

— Конечно. Потребности — это всеобщее основание человеческой активности. И я прихожу к выводу: творческая деятельность человека служит способом образования и развития духовных потребностей. А если человек занят только тем, что потребляет, от этого в нём ничего не меняется. Только те же исходные потребности растут в объёме и модифицируются, а это бесконечный процесс.

— Раньше многие не понимали, почему это западное капиталистическое общество называлось у нас обществом потребления. В отрицательном смысле. Считали, это просто пропаганда, а вот теперь-то смысл совершенно ясен. И когда это стало очевидно, знаменитый наш драматург и великий патриот Виктор Сергеевич Розов сказал: «Нам нужно не богатство, а достаток». Материальный достаток, дающий возможность для духовного, культурного развития, а не бессмысленная и бесконечная погоня за денежным богатством, стимулируемая собственническим инстинктом. Как тут не вспомнить Сталина и весь дух, всю атмосферу сталинского времени…

— Ныне тенденции к развитию потребительства в мире продолжают интенсивно нарастать, и вместе с обострением экологических проблем это ведёт человечество в тупик.

— А что происходит в нашей стране на фоне всей этой продолжающейся антисталинской, антисоветской, антикоммунистической вакханалии? Что с людьми происходит? К лучшему они меняются или к худшему?

— По-моему, более чем очевидно: не к лучшему. Хотя, казалось бы, задача общества и государства состоит в том, чтобы делать человека человеком, отрывать его от животного мира. Если общество строится так, что оно продуцирует духовные интересы, духовные потребности и идеалы, вот тогда они и развиваются у людей. А если государство от этого отказывается…

— Даже не провозглашает! Раньше говорилось о светлом будущем, что теперь высмеяно и подвержено остракизму, но ведь как идеал это имело громадное значение.

— Ещё бы! Особенно если учесть, насколько государство в нашей культуре значимо, по сути — священно, исторически так сложилось. И как только государство отказывается от духовных ориентиров, это сразу же сказывается на состоянии народа, на мировоззрении, сознании людей. Многие быстро начинают скатываться фактически к животному состоянию, что мы сегодня и наблюдаем.

Культ личности — это любовь народа

— Хрущёвский удар по Сталину, далее подхваченный и приумноженный, действительно имел роковые последствия для нашей страны. Шоковый характер его создавался на контрасте: вчера вождь был почти обожествляем, а сегодня оказывается, что вождём-то, едва ли не Богом, народ имел ничтожество, преступника, кровавого маньяка… В таком случае получается, что и народ этот — быдло. А как вы, Василий Афанасьевич, трактуете нынче известную формулу о «культе личности»?

— У неё вроде бы однозначно негативный смысл: это нечто вредное и даже страшное. В известном выражении Михаила Александровича Шолохова это чувствуется: «Был культ, но была и личность». То есть признавая значимость личности Сталина, одновременно даёт понять, что культ — это всё-таки не очень хорошо.

Моё отношение, к которому я пришёл после многолетних раздумий и разностороннего научного анализа, совсем иное. То, что названо культом личности Сталина, есть на самом деле народная любовь, и она, в моём представлении, стала могучим фактором развития страны, великим духовным феноменом эпохи.

Известно, что любовь способна творить чудеса, а если это любовь народа — тем более.

— Представляю, какую ярость вызываете вы таким своим утверждением у антисталинистов, сколько возражений они и сейчас на вас обрушат…

— Это понятно. Все их возражения мне известны. Однако убеждения моего нисколько они не колеблют!

Может ли быть любовь по приказу, по принуждению? Нет, конечно. Да и кто, скажем, меня, деревенского подростка, заставлял любить Сталина? Сегодня всё и вся пронизывает телевизор, он может что угодно внушить. Но в моём детстве и отрочестве телевизора не было, никакого давления не было, а любовь к Сталину была. Как и у миллионов советских людей — у большинства народа.

Вот эт