Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пн июн 26, 2017 10:02 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 281 ]  На страницу Пред.  1 ... 4, 5, 6, 7, 8  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт авг 26, 2016 7:32 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Что же это было — позиция ГКЧП?

Газета "Правда" №89 (30440) 16—17 августа 2016 года
4 полоса

Автор: Политический обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО беседует с историком и писателем Анатолием ЖИТНУХИНЫМ

(Окончание. Начало в № 88).

— Нужны пояснения: а зачем понадобилось руководителя правительства СССР посылать к Ельцину?

— Важный вопрос. Одной фразой можно сказать: опасались ельцинской непредсказуемости и хотели предупредить её. Но вопрос глубже — он относится к самой сути создавшегося противостояния. Собственно, задолго до этого августовского утра возглавлявшему КГБ Крючкову было ясно, что в случае активных действий по защите Советского Союза во главе основных сил противников будет он, Ельцин. Так допустимо ли было игнорировать его, уже сумевшего набрать к тому времени солидный политический вес? Можно ли было не учитывать, что по итогам выборов первого российского президента за Ельцина проголосовало больше половины избирателей, а в Москве — подавляющее большинство, около 70 процентов?

Существенный момент: избран был Ельцин в июне 1991 года, то есть всего за два месяца до августовских событий. Крючков не без оснований считал (да и я так считаю), что в тех условиях только сумасшедшему могла бы прийти в голову мысль покушаться на власть президента РСФСР, избранного всенародным голосованием, или ставить её под сомнение. Вот почему Крючков и поддерживал с Ельциным постоянные контакты, установившиеся ещё тогда, когда тот был Председателем Верховного Совета РСФСР. Ну а теперь, в столь ответственный час, решено было контакты наладить с первых шагов ГКЧП, послав для этого союзного премьер-министра. Тем самым подчёркивались и серьёзность планов Государственного комитета по чрезвычайному положению, и отсутствие у него каких-либо агрессивных намерений.

— Большинству, по-моему, уже тогда сумели внушить совсем иное! Что готовился не только «захват», но планировалось также физическое уничтожение Ельцина и чуть ли не всего российского руководства.

— О, потом «расстрельные списки» росли как грибы после дождя. Кто их только не видел и себя в них не находил! Извините за выражение, чушь собачья. А что касается Ельцина, распустили даже слух, будто ещё накануне, когда он возвращался в Москву из Алма-Аты, ему готовилась с целью ареста «встреча» на аэродроме в Чкаловском. Почему именно там, под Щёлковом? Никто не смог мне ответить на этот вопрос. Ибо, согласно расписанию, самолёт с Ельциным благополучно приземлился во Внукове-2, и главный пассажир вполне нормально доехал до дома.

— Но многие читатели могут спросить вас про группу спецназа «Альфа», которая, как отложилось в массовом сознании, утром 19 августа скрывалась где-то в кустах под Архангельским, однако в последний момент ликвидировать или брать Ельцина благородно не стала.

— Смесь чайной ложки правды с бочкой вымысла. Перед планировавшимся приездом Павлова и ещё двух-трёх членов ГКЧП к Ельцину подразделение группы «Альфа» действительно было послано в Архангельское. Но по кустам они не прятались. Всё происходило опять же вполне легитимно. О цели своего присутствия сразу поставили в известность охрану Ельцина и его самого: прибыли обеспечивать безопасность встречи с высокопоставленными представителями союзной власти.

Впрочем, не исключался и такой вариант: в зависимости от хода переговоров и при угрозе саботажа действий ГКЧП со стороны Ельцина и его ближайшего окружения отправить их на несколько дней в гостевой дом охотхозяйства «Завидово». Однако это не предполагало никаких жёстких действий, а тем более ареста: речь шла только о так называемой мягкой изоляции.

— И ни один из предполагавшихся вариантов не состоялся.

— Поскольку Павлов не прибыл, Ельцин и его окружение выехали из Архангельского в Москву. В книге я подчёркиваю: беспрепятственно. А что было дальше — для публики — всем известно: Ельцин на танке, быстро растущая толпа перед «Белым домом» и невероятное нагнетание страстей, подогреваемое вовсю раздававшимися ёмкостями со спиртным… Я своими глазами это видел: часть 19 августа и весь день 20-го провёл там.

Кому нужна была вакханалия вокруг

«Белого дома» и почему не грянул «Гром»

— В своей книге о Крючкове вы написали: «Заметим, если бы ГКЧП намеревался действительно арестовать Ельцина, то мог бы сделать это в течение 19—21 августа несколько раз, причём без всякого шума». А не находите, что Ельцин со своей командой действовал активнее, чем ГКЧП? И ведь когда ему, Ельцину, предоставилась возможность членов ГКЧП арестовать, он перед этим не остановился. Как, напомню, не остановился и через два года, в октябре 1993-го, когда во исполнение его приказа танковые орудия ударили по Верховному Совету России.

— Что ж, это было. Но я уже говорил: ГКЧП с самого начала принял решение действовать только легитимными методами, не допуская противостояния с народом и, конечно, избегая кровопролития.

— Однако вы же знаете, что при анализе происшедшего у нас в августе 1991-го многие вспоминают события на площади Тяньаньмэнь в Пекине, когда силовым методом, но локально удалось предотвратить скатывание Китая в разруху типа горбачёвско-ельцинской…

— Разумеется, знаю точку зрения, что и ГКЧП должен был поступить так же. В беседах, которые у меня состоялись во время работы над книгой о Крючкове, я слышал неоднократно: «Ну уж если решили брать власть, то надо было идти до конца». Только что это значило для членов ГКЧП — брать власть, если они на своих постах её имели? А вопрос о президентстве Горбачёва, который, безусловно, утратил право руководить страной, обязательно должен был решить съезд народных депутатов.

Главная цель ГКЧП, как мы уже говорили, — предотвратить подписание проекта так называемого Союзного договора, нелегитимно завершённого и абсолютно разрушительного для страны. В этом же и ключ к пониманию того, почему меры ГКЧП встретили такое ожесточённое сопротивление ельцинистов. Они ведь 20 августа уже собирались получить «вольную» и выйти из СССР, а тут — серьёзное препятствие.

— Основным местом действия в те дни стала площадь перед зданием Верховного Совета РСФСР, которое ельцинисты на американский манер назвали «Белым домом». И вся истеричная их пропаганда сводилась к тому, что готовится штурм здания, поэтому Ельцина и его приближённых надо защищать. Отсюда пошло: «Защитники «Белого дома».

— Надо чётко заявить: никакого штурма изначально не планировалось. Об этом, кстати, Крючков тогда же прямо сказал по телефону Ельцину. А нагнетание страстей было умышленным. Это требовалось ельцинской верхушке, имитировавшей свою осаду (так же как Горбачёв — своё «заточение» в Форосе). Вот для убедительности этой якобы осады они действительно нуждались и во взвинчивании психоза вокруг «Белого дома», и в «живом щите», и даже в кровавых столкновениях, чтобы объявить их виновниками «путчистов» и вызвать соответствующую реакцию в нашей стране и за рубежом.

— До предела накалённая атмосфера действительно всё время подогревалась разнообразными слухами, один страшнее другого. Как будто вот-вот должен произойти некий вселенский кошмар…

— В том-то и суть! Провокаторы, подстрекатели делали своё дело в толпе, значительная часть которой к тому же была сильно возбуждена алкоголем. Мало того, у многих появилось оружие, что вызывало в ГКЧП особую тревогу. Вспомните, как бегал с автоматом и позировал фотографам Ростропович. Воображение людей будоражила лживая информация, будто «по окнам «Белого дома» начали работать снайперы КГБ». Хотя давайте подчеркнём, что ни одного выстрела 19—21 августа здесь зафиксировано не было.

— Внесите ясность относительно операции «Гром». Что всё-таки под этим названием членами ГКЧП планировалось и почему не состоялось?

— Вопрос чрезвычайно важный. Фальсификация того, что было в реальности, породила массу кривотолков, а в конце концов извращённое представление о замысле и ходе событий. Сказалось также разное отношение к происходившему некоторых членов и сторонников ГКЧП, дававших субъективную трактовку тех или иных мер. Я сам, можно сказать, стал жертвой такого субъективного толкования, когда писал свою книгу о Шебаршине. В следующей книге, о Крючкове, пришлось перед несправедливо обвинёнными извиниться.

— И это связано как раз с операцией «Гром».

— Да. Её представляют как план штурма «Белого дома» (просто помешались на этом «штурме»!), который, дескать, осуществить не удалось.

— А на самом деле?

— Крайне опасный бедлам на площади с массой незарегистрированного оружия, как мы уже говорили, грозил перерасти в крупные беспорядки и во-

оружённые кровопролитные столкновения. Вот для того чтобы предотвратить их, и были разработаны 20 августа меры по локализации напряжённости в районе «Белого дома».

А вечером того же дня, как известно, разъярённая пьяная толпа забаррикадировала выезд из тоннеля под Калининским проспектом механизированному подразделению, патрулировавшему Садовое кольцо. Камнями и бутылками с зажигательной смесью забросали БМП, а трое одурманенных алкоголем «смельчаков» решили по-своему остановить боевые машины пехоты. Трагический результат известен, к чему, собственно, организаторы всего этого и стремились. Причём нет сомнений, что это была лишь прелюдия к гораздо более серьёзным столкновениям, подготовленным провокаторами.

— Ждали ответных действий? Например, стрельбы по толпе?

— Ждали и очень хотели! Не состоялось ничего подобного, прямо скажу, в основном благодаря выдержке Крючкова.

— Итак, вопрос стоял не о «захвате Ельцина и Хасбулатова» или «Белого дома» в целом, о чём до сих пор «демократические СМИ» продолжают твердить, а совсем о другом.

— Именно! На суде Крючков скажет как на духу, ничуть не покривив душой: «Операция» по Дому Советов РСФСР была не более чем изучаемым вариантом действий в связи с возникшими опасениями по поводу возможных непредсказуемых действий со стороны находившихся там вооружённых лиц и таковым вариантом осталась».

— Но читателям надо понять, почему осталась нереализованным вариантом.

— Потому что к осуществлению этой операции подошли максимально вдумчиво и осмотрительно. В последний момент оперативной группе во главе с заместителем председателя КГБ Г.Е. Агеевым было поручено ещё раз на месте изучить возможность силовой локализации беспорядков и разоружения «защитников «Белого дома». Вернувшись, члены этой группы доложили: операция возможна, однако обстановка крайне серьёзная. Слишком много пьяных, все предельно возбуждены, так что трудно избежать кровопролития.

По тем же мотивам против силовой операции высказались руководители спецподразделений КГБ «Альфа» и «Вымпел» — генерал В.Ф. Карпухин и полковник Б.П. Бесков.

— В книге о Шебаршине у вас говорилось, что они отказались выполнять приказ.

— Ошибочное утверждение. Я доверился тогда некоторым наиболее радикальным участникам событий. На самом деле приказа о проведении этой операции, а тем более о штурме «Белого дома» не было. Почему мне и пришлось в следующей книге принести искренние извинения В.П. Бескову, а также родным и близким уже ушедшего В.Ф. Карпухина.

— Последнее слово при решении очень непростого вопроса об операции «Гром» было за Крючковым?

— Да. Мнения во время обсуждения разошлись. Были предложения «проявить решительность», но большинство посчитало, что высокая вероятность значительных жертв требует от такой операции отказаться. Крючков заключил: «Я этого не допущу, венгерские события повторять нельзя!»

— Имея в виду события 1956 года в Будапеште, где он был тогда работником советского посольства… Но вот «демократ» и «гуманист» Ельцин, принимая в 1993 году решение о расстреле Верховного Совета, жертв не пожалел.

— Кто в этих двух историях, связанных с Верховным Советом России, большее право имеет называться гуманистом и демократом, по-моему, читателям легко определить. А что на самом деле крылось за показным героизмом «царя Бориса» и его приближённых, я в своей книге о Крючкове постарался раскрыть, ссылаясь зачастую на их собственные воспоминания.

— Неприглядная картина, и героизма в ней никакого.

— Ельцин потом хвастал, что «переиграл» Крючкова. Но в чём? В обмане? Если так, можно согласиться. Причём обманывал он не одного Крючкова и не только ГКЧП, а весь народ российский, что уже к октябрю 1993 года для многих веривших ему стало очевидно.

Сказались массовое помутнение разума и предательство

— Обманутый народ... Мы с вами где-то вначале немного коснулись этой темы. Размышляя об уроках августа-91, снова и снова приходишь к выводу, что едва ли не решающую роль в его исходе сыграло именно состояние массового сознания, которого к тому времени «перестройщикам» и «реформаторам» удалось добиться. Пожалуй, можно говорить о зомбированности большинства населения страны.

— Или о помутнении разума у этого большинства. Во всяком случае могу поделиться одним впечатлением, которое я вынес из бесед о ГКЧП. Инициаторы его явно ошиблись, думая, что уже сам факт такого выступления, ставящего своей задачей спасение страны от реально видимой катастрофы, образумит людей и вызовет активную поддержку с их стороны. На это был расчёт и при публикации Обращения ГКЧП к народу. Но оказалось, что в том состоянии для большинства этого совершенно недостаточно.

— Слишком далеко уже зашло. Сколь ни сильно было Обращение, бившее обоснованную тревогу и говорившее людям чистую правду, мгновенно прозреть все не могли. Сильно прозвучало и «Слово к народу», опубликованное за месяц до августовских событий от имени очень авторитетных, уважаемых в стране личностей. Казалось бы, как тут честному сердцу не дрогнуть, как человеку не задуматься, когда такую горькую истину тебе напрямую высказывают. Ан нет...

— Для многих тогда, увы, повис в воздухе главный вопрос, поставленный «Словом к народу»: «Что с нами сделалось, братья? Почему лукавые и велеречивые властители, умные и хитрые отступники, жадные и богатые стяжатели, издеваясь над нами, глумясь над нашими верованиями, пользуясь наивностью, захватили власть, растаскивают богатства, отнимают у народа дома, заводы и земли, режут на части страну, ссорят нас и морочат, отлучают от прошлого, отстраняют от будущего — обрекают на жалкое прозябание в рабстве и подчинении у всесильных соседей? Как случилось, что мы на своих оглушающих митингах, в своём раздражении и нетерпении, истосковавшись по переменам, желая для страны процветания, допустили к власти не любящих эту страну, раболепствующих перед заморскими покровителями, там, за морем, ищущих совета и благословения?»

— В своей книге вы напомнили, что ночью 20 августа Ельцин под воздействием охватившего панического страха надумал бежать не куда-нибудь, а в американское посольство.

— И когда в декабре 1991-го беловежский сговор привёл-таки к уничтожению Советского Союза, первый, кому звонит Ельцин и с кем делится долгожданной радостью, — президент США Джордж Буш-старший. А 4 октября 1993-го заранее уведомлённая американская телекомпания Си-эн-эн в прямом эфире ведёт на весь мир трансляцию расстрела российского парламента.

— Это была выразительнейшая самохарактеристика ельцинской власти. Но вот Юлия Друнина, известный поэт-фронтовик, присоединившаяся к «защитникам «Белого дома» в августе 1991 года, уже через два месяца полностью осознает свою роковую ошибку и, трагически уходя из жизни, напишет:

Как летит под откос Россия,

Не могу, не хочу смотреть!

И другой поэт трагической судьбы, Борис Примеров, воззовёт:

Боже, Советскую власть нам верни!

— Но это будет уже позднее. Невероятная сложность положения ГКЧП заключалась в том, что перед ним в данный момент горой стали труднейшие проблемы, копившиеся в течение нескольких лет, и их предстояло так или иначе решать в спешном порядке.

— Следует вопрос: а какова была степень готовности к этому?

— Когда я говорю о завышенных ожиданиях и надеждах сторонников ГКПЧ, которые, увы, не оправдались, именно это имею в виду. Сам долгое время находился под влиянием собственных необоснованных надежд. Казалось, что одним лишь «штурмом» «Белого дома» можно было отвести страну от пропасти.

— Сейчас так не думаете?

— Нет. Объективно всё сложилось далеко не так просто. Да и та самая степень готовности, весьма недостаточная, в условиях крайней спешки быстро дала о себе знать. Несогласованность в действиях членов Комитета, разногласия, возникавшие по ряду вопросов, сбои то там, то тут...

— А ведь ещё оказалось и предательство среди тех, кто призван был обеспечивать деятельность и поддержку ГКЧП?

— К сожалению, были люди, которые с самого начала вели двойную игру, выжидая, «чья возьмёт». Например, свои контакты с представителями российской власти установил заместитель командующего ВДВ генерал Павел Грачёв, который, по выражению Крючкова, «бросал шары и в ту, и в другую корзины».

— Понятно. Недаром был возвышен Ельциным до министра обороны и стал одним из «героев» «чёрного октября-93». А генерал КГБ Леонид Шебаршин?

— Талантливый и заслуженный разведчик, в те критические дни, к величайшему сожалению, он тоже проявил себя совсем не с лучшей стороны. Уже 19 августа из кабинета Бурбулиса звонил Крючкову, убеждая его «скорее всё прекратить». Наверное, Крючков раньше почувствовал его настрой, почему и не посвятил в планы создания ГКЧП. Не доверял. И не ошибся.

В награду за измену Шебаршин был назначен 22 августа и.о. председателя КГБ СССР. Показательно, что же успел он сделать за одни сутки пребывания в этой должности: издал приказ о «департизации» органов государственной безопасности.

— Такой демонстративно угодливый акт...

— Однозначно. С этой «идеей» давно уже носились махровые предатели-антисоветчики типа небезызвестного Олега Калугина.

— «Департизация»... В том, что удалось врагам к этому времени сотворить с Компартией, одна из важнейших причин явно слабой организации поддержки ГКЧП и в Москве, и во всей стране.

— Это более чем очевидно. Главные предатели — Горбачёв, Ельцин, Яковлев, Шеварднадзе и т.п. — всё сделали для развала и дискредитации КПСС. Не только отмена 6-й статьи Конституции СССР о руководящей и направляющей роли партии, а фактически «перестройка» в целом как таковая направлена была прежде всего на ликвидацию этого стержня государственного и общественного строя. Потому организационно и не получилось обеспечить должную поддержку призывам и действиям ГКЧП.

— А уже 23 августа Ельцин подписывает один из самых позорных своих указов — «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР». На том основании, что она поддержала «попытку государственного переворота».

— По существу, это означало запрет Компартии, что в мире принято считать одним из главных признаков наиболее реакционных режимов, в том числе фашистского. Потом Ельцин эту свою линию продолжит:

6 ноября 1991 года, в качестве «подарка» трудящимся к очередной годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, он издаст указ и о прямом запрете деятельно-

сти КПСС на территории РСФСР и Компартии РСФСР. В стране, как известно, вовсю шла «охота на ведьм». А повод тот же — ГКЧП, «попытка государственного переворота».

С больной головы на здоровую. До каких же пор?

— Для меня, как и для вас, Анатолий Петрович, происходившее 25 лет назад — это наша современность, которую мы непосредственно пережили, имеем возможность лично вспоминать и осмысливать. Но для новых поколений август-91 — уже история, причём достаточно отдалённая и всё более удаляющаяся. Как, на ваш взгляд, они её воспринимают?

— Разные люди воспринимают, конечно, по-разному. Однако довлеет, как и в отношении ко всем другим историческим событиям, господствующая точка зрения, то есть оценка, считающаяся официальной. А она в данном случае известно какая, о чём я уже говорил: даже в школьных учебниках — «путч», «заговор», «преступление», «попытка антиконституционного переворота» и т.п.

— Из вашего анализа следует, что истинный переворот совершали (и совершили!) другие люди. В честь одного из них недавно сооружён монументальный Ельцин-центр в Екатеринбурге; другой награждён высоким российским орденом Александра Невского и множеством почётных иностранных премий, званий, орденов. Справедливо?

— На несправедливость оценок я в самом начале нашего разговора уже обратил внимание, так что сейчас мы тему «закольцовываем». И это необходимо потому, что вопрос я ставлю ребром: оценки, по крайней мере в нашей стране, принципиально надо менять.

Ведь тогда, в 1991-м, оказались в тюрьме как преступники не те, кто разваливал страну, а те, кто попытался этот развал остановить. За что их обвинили... в измене Родине!

— Вы убедительно раскрываете в своей книге, как запущена была ангажированная властями мощная обвинительная машина. Против узников «Матросской Тишины», где содержались члены ГКЧП и несколько наиболее активных их сторонников, Генеральная прокуратура России бросила 150 следователей. К тому же денно и нощно на обвинение заключённых работала огромная пропагандистская армия, напрямую смыкавшаяся с той же прокуратурой. Вопиющий пример — срочно подготовленная и выпущенная от имени генерального прокурора Степанкова и его заместителя Лисова книга «Кремлёвский заговор. Версия следствия».

— Вот на этом стоит остановиться: факт в самом деле вопиющий и вместе с тем очень характерный для действий ельцинской власти. Следствие ещё далеко до завершения, ещё не было суда, а в книге, которую массовым тиражом выпустило в июле 1992 года издательство «Огонёк», обвиняемые уже именуются «заговорщиками», а их действия названы «заговором» и «захватом власти», то есть квалифицируются как преступление, предусмотренное статьёй 64 УК РСФСР.

Отсюда, собственно, и пошли все эти ярлыки, режущие ухо до сих пор. Между тем на ходатайство защиты тогда вынуждена была реагировать даже Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, которая в своём определении записала: «Таким образом, посредством этой книги ещё до суда действия обвиняемых публично объявлены преступными, а также дана оценка их возможных показаний в предстоящем судебном заседании, достоверность которых вправе оценивать только суд».

— В давлении на судьбу заключённых активно участвует сам Ельцин — лично и публично. Так, в большом телевизионном интервью он заявил, что главными виновниками развала Советского Союза являются члены ГКЧП, и опять назвал их полюбившимся словом «путчисты». В общем, перевалил вину с больной головы на здоровую.

— У В.А. Крючкова такое наглое фарисейство вызвало настолько резкое возмущение, что он, находясь в тюрьме, стал искать возможность гласно выразить его. Написанное им «Открытое письмо Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину» Владимир Александрович сумел передать к вам в редакцию «Правды».

— Я помню, что публикация этого письма 11 июля 1992 года стала событием. Во имя исторической достоверности сегодня стоит привести хотя бы некоторые выдержки из него:

«...Подобное утверждение, не имеющее ничего общего с истиной, делается перед людьми нашей, да и не только нашей, страны, которые были свидетелями не столь уж давних событий и из памяти которых ещё не стёрлось всё, что произошло за последние несколько лет. Они не могут не помнить, в том числе, и Вашу деятельность, высказывания, поступки. Люди, особенно в такой пока ещё образованной стране, как наша, научились самостоятельно анализировать, приходить к собственным выводам. Вы не могли не заметить, что в последнее время их оценки всё чаще и чаще не совпадают с Вашими.

Узники «Матросской Тишины» не хитрили, они действовали открыто, своих целей не скрывали, никаких для себя личных выгод не искали. Ими двигало одно — стремление предотвратить наступление ещё более опасных, кризисных явлений, свидетелями которых мы сейчас являемся, причём в куда больших масштабах, чем можно было предположить.

Именно Вы последовательно вели дело к развалу Союза, все Ваши действия лишь подтверждают это. А в «Матросской Тишине» оказались как раз те, кто всегда выступал за сохранение Союза в соответствии с волей народа, выраженной на референдуме 17 марта, и никем тогда ещё не отменённой Конституцией СССР и Союзным договором от 1922 года. Выступление 19—21 августа 1991 года, создание ГКЧП были отчаянной попыткой спасти Союз, тот самый, по которому Вы сегодня льёте крокодиловы слёзы и для которого с таким завидным упорством рыли могилу, а потом справили похоронный ритуал в виде создания СНГ...»

— Я считаю, что и ныне очень злободневно звучит эта отповедь всем, кто, будучи лично причастными к уничтожению Советского Союза, льют крокодиловы слёзы над ним, обвиняя к тому же его защитников. Да, члены ГКЧП выступили неудачно. Их акция была явно недостаточно подготовлена, в действиях сказались и рассогласованность, и в чём-то непоследовательность или нерешительность. Но они всё-таки попытались действовать, а не просто изливали своё недовольство на кухне. Так разве не следует это соответственно оценить?

Свою книгу о Владимире Крючкове, чья роль в ГКЧП была очень значительной, я назвал в подзаголовке «Время рассудит». Это сам Владимир Александрович говорил так нередко по ходу вспыхивавших споров об августовских событиях 1991 года.

Споры продолжаются. А время идёт. И хочется, чтобы суд его был в конце концов не фарисейским, а честным, справедливым, воздающим каждому по реальному отношению к Родине и народу.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вс авг 28, 2016 1:09 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Долг, совесть и честь коммуниста Бориса Пуго

Газета "Правда" №91 (30442) 19—22 августа 2016 года
3 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Среди первых торжествующих кличей «победителей ГКЧП», прозвучавших 22 августа 1991 года, было сообщение о самоубийстве министра внутренних дел СССР Б.К. Пуго и его жены. Впрочем, антикоммунистический и антикомсомольский «Московский комсомолец», например, прореагировал публикацией «Застрелился или застрелили?» Вырвалось, как говорится, в погоне за сенсацией. Но были основания. И хотя минула четверть века, вопрос этот, возникший тогда далеко не в одной голове, остаётся для многих до сих пор.
Между тем выразителен также подзаголовок к тому материалу «МК»: «Обстоятельства смерти одного из главных главарей хунты...» Во как! «Один из главных главарей». А по форме это — интервью с Григорием Явлинским, представленным как «участник событий в «Белом доме». Невесть по какой причине и в какой роли оказался он теперь ещё и участником «операции по аресту Пуго» — наряду с председателем КГБ РСФСР В. Иваненко, первым заместителем министра внутренних дел республики В. Ериным и заместителем прокурора России Е. Лисовым.
Так вот, корреспондент «демократической» газеты задаёт Явлинскому вопрос: «По своему характеру как человек Пуго способен был на такой поступок?» (Имеется в виду самоубийство). Ответ, прямо скажу, меня потряс:
«Я-то его не знал, но Иваненко сразу же, когда начали искать Пуго и долго не могли найти, сделал такое предположение. А когда мы поехали, то в машине Иваненко охарактеризовал Пуго как самого циничного, жестокого и твёрдого человека из этой «восьмёрки». «Он нам может преподнести любой сюрприз». Мне он сказал, что надо быть готовым к любому развороту событий».
Особенно потрясло в характеристике Бориса Карловича Пуго — на фоне всего, что я о нём уже знал, — утверждение про самого циничного и жестокого. Откуда такое?! Ну ладно, что самый твёрдый «из этой «восьмёрки», то есть из членов ГКЧП, хотя как тут измерить. Однако даже малейших признаков цинизма или жестокости, по многим и разным свидетельствам, у этого человека не наблюдалось. Было совсем иное, можно сказать, противоположное!..
Но в своём предисловии я, пожалуй, забегаю вперёд. Какой он был человек, надо говорить не мельком, а обстоятельно. Ведь Борис Пуго относится к наиболее видным жертвам «чёрного августа-91», и память о нём не должна быть стёрта. Это память о коммунисте, который истинно болел за судьбу родной Советской страны, почему и погиб.
Давно, к пятилетию августовской трагедии 1991 года, мне удалось провести своё расследование о гибели тогда же другого убеждённого коммуниста, результатом чего стал большой очерк «Тайна смерти маршала Ахромеева». Он был напечатан не только в «Правде» и «Советской России», но также в нескольких книгах. Пусть сегодняшний очерк продолжит острую тему, связанную с антисоциалистическом переворотом в нашей стране 25 лет назад.
Едут, едут на захват...
Итак, 22 августа, когда поражение ГКЧП уже вполне определилось, высокопоставленная «группа захвата» в составе четверых ельцинских сподвижников направлялась арестовывать «государственного преступника». Странно, правда, что Явлинский в интервью «МК» изображает «розыск» Пуго как некую сложнейшую операцию:
«Было сказано: «Мы знаем, где Янаев, но не знаем, где Пуго». Он пропал с утра 22 августа... Искали три часа. Установил его местонахождение сам Иваненко. Он как-то хитро ему позвонил, и Пуго снял трубку. Состоялся следующий разговор: «Борис Карлович, это говорит председатель КГБ России Иваненко. Я хотел бы с вами поговорить». Дальше была длительная пауза, после которой Пуго сказал: «Хорошо». — «Мы сейчас к вам подъедем, вы никуда не уходите». — «Ладно».
Разговор такой, возможно, состоялся. Только совершенно непонятно, о какой «пропаже» Пуго с утра 22 августа идёт речь и почему искать его пришлось якобы аж целых три часа. Ведь всё, о чём говорится в интервью, включая вероятный телефонный разговор, происходило именно утром 22-го. А накануне в квартире у члена ГКЧП были отключены все телефоны правительственной связи, и те, кто этим руководил, наверняка знали, что вечером из министерства Борис Карлович поехал домой. К дому на улице Рылеева каратели целенаправленно и двинулись с утра.
Так зачем же понадобилась вся эта накрутка с мнимым розыском, если «преступник» никуда не прятался? Замечу: не прятался потому, что преступником не был. А сочинение про сложность операции сродни вымыслу о самом циничном и жестоком субъекте, ставшем её целью: как-то, согласитесь, героизирует, поднимает «борцов за новую Россию».
Ох, уж чем-чем, а этим активисты переворота несказанно были озабочены и увлечены! С чего бы иначе, например, тяжко похмельного Ельцина потащил Хасбулатов на танк...
Двойная трагедия в квартире члена ГКЧП
Но вернёмся в дом на улице Рылеева. Картину трагедии, которая произошла здесь около 9 часов утра, первыми увидели те четверо. По причинам понятным, не хотелось мне снова обращаться к тексту Явлинского, но придётся. Заодно вы оцените стилистику некоторых его выражений.
«Поднялись на этаж. Стали звонить. Долго-долго никто не открывал. Когда уже в голову стала приходить мысль, что пора ломать дверь, она открылась. Открыл её глубокий старик, как позже выяснилось, тесть Пуго. Его спросили: «У вас произошло несчастье?» — «Да». Мы зашли в квартиру».
Вопрос интервьюера: «И что же в квартире? По Москве ходят слухи, что Пуго стрелял в жену». — «Она была изранена, в крови. Лицо измордовано в кровь (! — В.К.)... Она сидела на полу с одной стороны двухспальной кровати, а непосредственно на кровати с другой стороны в тренировочном костюме лежал Пуго. Его голова откинулась на подушку, и он дышал. Но внешний вид у него был, как у мертвеца».
Явлинский не был бы Явлинским, если бы не добавил: «Передо мной лежал государственный преступник».
Однако для понимания каждым, что и как произошло, важнее добавить некоторые соображения и свидетельства сына — Вадима Пуго, сумевшего приехать полтора часа спустя после трагедии (в квартиру его пустили гораздо позднее).
«Всё они так решили вместе, наверное, накануне вечером или ночью, — говорит он о родителях. — Они, по всей видимости, легли на кровать. Отец приставил пистолет к виску матери, выстрелил, после этого выстрелил в себя... Мать не умерла — она скатилась с кровати и даже пыталась забраться на неё. Я приехал, когда мать уже увезли в больницу. Она умерла в пятницу утром (на следующий день. — В.К.). А отец, мёртвый, остался лежать где-то до 12 ночи. Семь часов не давали убрать кровь...»
Вскоре врезался в сознание сына факт, говорящий о том, что «эра новой России» действительно вступила в свои права. Все журналы мира обошла фотография «Пари Матч» — «Орион-пресс», сделанная тем трагическим утром в спальне родителей.
«Деньги делают всё! — комментировал Вадим Борисович. — Продали. Там были люди только из российской прокуратуры. Они и продали, как продали позже видеозаписи допросов «гэкачепистов» «Шпигелю». Степанков (российский генеральный прокурор. — В.К.) прямо заявил, что таким образом прокуратура России будет зарабатывать валюту. Только вот способ... чудовищно аморальный, хотя вполне укладывается в их общий лозунг «Обогащайтесь!»
Конечно. Обогащайтесь любыми способами и путями. Ничего аморального больше нет...
Разве не против этого выступил 19 августа 1991 года вместе со своими товарищами коммунист Борис Пуго?
Мы ещё поговорим о том, за что и против чего они выступили, но жгучая параллель возникла вдруг при воспоминании сына про трудную историю, как он хоронил родителей.
Засекреченные похороны. А почему?
Невыносимо тяжко было слушать его рассказ.
— Я должен был организовать похороны сразу двух человек — отца и матери. А хоронить их мне запретили.
— Как это? Почему?
— Причин внятно никто не объяснял. Но всё время, когда я пытался хлопотать, чтобы нужные бумаги оформить, вокруг меня появлялись и толпой ходили какие-то люди. Твердили одно: «Нет, не дадим мы тебе хоронить!» — «Почему?» — «Вот потому, и всё. Не получишь ты разрешения на похороны».
— И что потом?
— Предложили в конце концов вариант кремирования. После чего «демократические» корреспонденты, мои любимые, с восторгом сразу же начали писать: вот, дескать, сын похоронил родителей на кладбище «неустановленных лиц», то есть бомжей, бродяг и всяческого криминалитета. Хотя в это время урны с прахом стояли у меня дома. И стояли ни много ни мало — полгода!
— А это с какой стати?
— Да с такой, что лишь через полгода мне дали разрешение их захоронить. Причём с категорическими условиями: только чтобы это было в рабочий день; только чтобы утром или вечером; только чтобы никто «из посторонних» не присутствовал при этом... В общем, бред какой-то.
— Между тем в очерке известного историка Роя Медведева я читаю: «Похороны супругов Пуго прошли в Москве через два дня (после смерти. — В.К.) почти незаметно. Попрощаться с ними к моргу больницы приехали лишь несколько ветеранов, даже гробы было нести некому. Не было и никаких официальных соболезнований и некрологов».
— Последнее верно, разумеется. Да и что, разве могла быть в данном случае некая надежда на официальные соболезнования и некрологи? Смешно. А насчёт похорон «через два дня», я не знаю, что имеется в виду.
Кремирование состоялось в понедельник, 26 августа. И вот даже гробы получить для меня стало проблемой. Ведь надо было сперва проститься, как положено, что должно было произойти в ЦКБ, то есть в Центральной клинической больнице...
— И как вы с этим справились?
— Про то, что гробы нести было некому, неверно. Я действительно боялся, что не найду людей, чтобы их нести. Ребят с работы брать не хотел, потому что ясно было, чем это для них кончится. Друзья из Риги не успевали. Один мой друг, единственный в Москве, даже не позвонил. Но тем не менее люди всё равно нашлись. Было ещё несколько человек в возрасте — те, кто в жизни видел всё... И народу собралось довольно много — человек 35—40, почти два автобуса. Все понимали — это стопроцентное попадание в «чёрные списки» и увольнение с работы. За нашими автобусами шла «наружка» (наружное наблюдение. — В.К.), и тем не менее люди не побоялись.
— Многие, очень многие боялись, увы...
— Конечно. Это было ужасное время — страх специально нагнетался. И это испытывало людей не только на мужество, но и на простую порядочность. Например, я до сих пор хочу посмотреть в глаза тому директору (или заведующему) ЦКБ, который не позволил нам проститься в ритуальном зале, а загнал в подвал морга, в морозильник, где находится сеть обеспечения — трубы холодного воздуха. Причём даже сюда пустили только четверых — мать и брата отца, мою жену и меня. Завели нас в этот погреб, и там состоялась церемония прощания, там закрыли гробы...
Кто стал героями и антигероями «чёрного августа»
Я слушаю Вадима Борисовича и невольно думаю о других похоронах, состоявшихся двумя днями ранее. Скажу так: совсем, совсем других!
Как сообщалось об этом, в Москве 24 августа 1991 года прошли торжественные похороны Дмитрия Комаря, Владимира Усова и Ильи Кричевского, названных героями защиты «Белого дома». Сегодня, пожалуй, мало кто помнит о том эпизоде «борьбы с ГКЧП», но тогда...
Отмечалось, что в траурной процессии, прошедшей по улицам столицы, приняли участие сотни тысяч человек. На митинге памяти погибших выступили Б.Н. Ельцин, другие руководители Российской Федерации, а также мэрии Москвы, общественные деятели. Президент СССР М.С. Горбачёв, по выражению СМИ, воздержался от непосредственного участия в этих похоронах. Но он издал Указ о присвоении трём молодым москвичам посмертно звания Героя Советского Союза, которое было высшей наградой великой страны.
Ныне иногда оговариваются, что в истории этого почётного звания и в истории СССР тот Указ стал последним. И вот мы приходим к большому вопросу и удивительному парадоксу. Ведь высшей награды Советского Союза те трое были удостоены за то, что они выступили... против Советского Союза. Хоронили их столь почётно тоже фактически потому, что стали они «героями» уничтожения Союза ССР.
Фактически! Словесная шелуха про демократию и новую Россию не в счёт. На повестке дня врагов нашей страны внутри неё и за рубежом было именно уничтожение Советского Союза. Пуго вместе с товарищами встал на защиту его. Встал с абсолютной убеждённостью.
Советский Союз — его жизнь и судьба
Известно, что на 20 августа Горбачёвым втайне было назначено начало подписания такого проекта Союзного договора, который положил бы конец существованию великой Советской страны. А что значила она для Бориса Карловича Пуго? Без преувеличения — это была его жизнь и судьба.
Он родился в семье коммуниста, партийного работника. Его отец Карл Янович Пуго создавал ту самую страну, о которой мы говорим. Был участником Октябрьской революции и Гражданской войны, служил в частях знаменитых красных латышских стрелков. В конце 1940-х годов стал первым секретарём Рижского горкома партии.
Знаменательно, что со временем и сын будет работать на этом месте отца. Но подчеркну: он вовсе не стремился к высокой карьере как таковой. Одним из презрительных ярлыков по ходу так называемой перестройки станет словечко «партократ». Кому-то такое и соответствовало, некоторым — даже очень, но не всем. Далеко не всем.
Пуго поднимали не карьерные интриги, а талант и любовь к людям, умение работать с ними. Была ещё любовь к технике, которая и привела его после окончания средней школы в Рижский политехнический институт.
Вторая половина 50-х годов. Спрос на инженеров большой, дел для них в стране — уйма. Очень нравился ему машиностроительный факультет, который он выбрал. А Рижский электромеханический завод, куда его направили по распределению после института, сразу же увлёк злободневностью задач. Людей в стране поскорее надо было обеспечить бытовой техникой, до которой раньше, что называется, руки не доходили.
Ну, скажем, стиральные машины. Теперь-то они давно вошли в обыденность, а тогда производство их только начиналось. Начиналось с конструирования, и незаурядные технические, рационализаторские способности инженера Пуго быстро дали о себе знать.
Одновременно были замечены и организаторские его данные, проявившиеся уже на комсомольской работе в институте. Здесь, на электромеханическом, в 1961 году он становится секретарём комитета комсомола завода. Начало большого, перспективного пути в комсомоле, а потом в партии...
Да, пора же сказать и о судьбоносном событии личной жизни, почти совпавшем с его секретарским ростом. Жена! Валя, Валентина... Познакомились в институте, где она тоже училась, и в конце концов поняли, что друг без друга жить не могут.
Кто бы знал тогда, как кончатся их большая любовь и тридцатилетняя счастливая совместная жизнь...
Был он из лучших
В дальнейшем не буду сбиваться на последовательное перечисление должностей, которые довелось занимать Борису Карловичу в разные годы. Выделю главные. Он был первым секретарём ЦК комсомола Латвии и секретарём ЦК ВЛКСМ по международным вопросам, возглавлял в Латвийской ССР республиканский КГБ и ЦК Компартии республики. Сын Вадим вспоминает:
— Нам приходилось переезжать то из Риги в Москву, то обратно в Ригу.
Что ж, для комсомольского, партийного и государственного деятеля — нормальный образ жизни. Очень хотелось мне представить, как проявлял он себя в тех ответственных делах, как относился к людям и как они к нему. Но ведь столько лет прошло…
Спасибо Евгению Михайловичу Тяжельникову, многолетнему первому секретарю ЦК ВЛКСМ. Ставший бережным хранителем комсомольской памяти, он разыскал-таки по моей просьбе несколько человек, которые с юности или позднее достаточно близко знали Бориса Пуго.
Вот, скажем, Евгений Николаевич Махов познакомился с ним в 1967 году в Риге, когда тот был избран первым секретарём ЦК латвийского комсомола. А военный политработник Махов, утверждённый начальником комсомольского отдела Прибалтийского военного округа, вошёл в состав Бюро этого ЦК.
Потом судьба будет сводить их снова и снова, вплоть до того, что в 1988-м Махов станет первым заместителем Пуго в его предпоследней должности — председателя Центральной Контрольной Комиссии КПСС. Про латвийский же период работы своего друга генерал-лейтенант в отставке Е.Н. Махов вспоминает с особой увлечённостью:
— Я знал многих руководителей республиканских комсомольских и партийных организаций. Среди них были замечательные люди. Но, на мой взгляд, даже из лучших Борис выделялся. Речь не о внешней красоте, хотя и это было — высок, строен, всегда подтянут. А главное, по-моему, в том, что, будучи большим начальником, он оставался очень хорошим человеком.
— Разве это несовместимо?
— Не у всех получается. А он был, безусловно, отличный руководитель, сохранявший при этом человечность: внимание к людям и умение сопереживать, обязательность перед каждым и высокую порядочность.
Потом я слышал и другие определения. Интеллигентность. Принципиальность. Высочайшее чувство долга и обострённая совесть. Человек чести. Не это ли всё отозвалось по-своему в трагической его судьбе?..
Но когда тот же Евгений Николаевич Махов вспоминал, какими большими делами жила Советская Латвия в годы работы там Бориса Пуго, я представлял его на стройках и заводах, в колхозах и совхозах, в научных и художественных коллективах республики. Было чему радоваться, было чем гордиться!
А работая в ЦК ВЛКСМ и ЦК КПСС, он стал причастен к свершениям и других республик Советского Союза. Родной и любимой была для него вся эта великая, прекрасная страна.
Тучи над ней сгустились неожиданно.
И оборачивалась тревога развалом
Как и многие, объявленную Горбачёвым «перестройку» Борис Карлович встретил одобрительно. Нравился ему и сравнительно молодой генсек, которого в 1985-м он с удовольствием принимал в Риге. Тогда Б.К. Пуго был первым секретарём ЦК Компартии Латвии: начатые перемены в стране представлялись ему назревшими и необходимыми.
Но чем дальше, тем больше возникало вопросов. И, обостряясь, переплетаясь, они превращались в огромную, всё нарастающую тревогу.
Два последних места его работы оказались, пожалуй, наиболее трудными. Нет, точнее — самым трудным оказалось время, когда выпало ему быть на этих местах.
Сперва, в 1988 году, его утвердили председателем Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, который вскоре преобразован был в Центральную Контрольную Комиссию КПСС. Орган, стоявший в партии на страже её чистоты. Казалось бы, такое назначение Бориса Пуго с его признанной кристальной честностью и принципиальностью как нельзя более кстати. Да тут ещё вроде бы и статус контрольного партийного органа поднимается: ЦКК — это ведь из ленинских времён.
Только вот именно «вроде бы»… Как и всё или почти всё в той обманной горбачёвской «перестройке». Когда наш знакомый Евгений Николаевич Махов, ставший волей обстоятельств первым заместителем Б.К. Пуго, рассказывал мне о предпринимавшихся здесь попытках что-то нужное делать, не оставляло ощущение обречённости тех попыток. Это у меня сейчас, а тогда у них разве могло не появиться схожее ощущение?
Я обратил внимание на одно место в очерке Роя Медведева о Пуго. Процитирую его сейчас, ибо относится оно как раз к тому времени и той должности, о которых идёт речь. Медведев пишет:
«До появления в кабинете министра внутренних дел СССР Пуго в течение трёх лет был председателем Центральной Контрольной Комиссии КПСС. Лично я познакомился с Пуго ещё летом 1989 года, когда мне было поручено возглавить одну из следственных комиссий Съезда народных депутатов СССР по проблемам коррупции. Пуго производил впечатление человека чрезвычайно пунктуального и порядочного, но несколько нервного и крайне чуткого к умалению роли тех органов партийной власти, которые он представлял».
А далее — расшифровка, в чём конкретно оно было, «умаление»: «В это время уже мало кто боялся партийных взысканий и исключений из партии, а оскорбления в адрес «партократов» звучали со страниц печати даже чаще, чем в адрес «тупых генералов».
Горькая правда в том, что, действительно, даже исключений из партии теперь не боялись. И когда Е.Н. Махов поведал мне историю, связанную с Шеварднадзе и Александром Яковлевым, которых ЦКК решила всё-таки исключить из КПСС, невольно подумалось: а что уже могло значить это реально, если КПСС к этому времени Горбачёв практически уничтожил?
Шеварднадзе, узнав про намерение ЦКК, сам поспешил написать заявление о выходе из партии. Яковлев же на вызов для рассмотрения этого вопроса так и не откликнулся. Его исключили заочно… 16 августа 1991 года! Так поздно, к сожалению. А справку о проверке деятельности Политбюро, Секретариата и пяти отделов ЦК, проведённой Президиумом ЦКК, Горбачёв вместо обсуждения просто положил под сукно.
Всё это говорит о том, в какой обстановке оказался Б.К. Пуго к излёту «перестройки». И даже процедура перевода его с должности председателя ЦКК на пост министра внутренних дел СССР о том же говорит. Перевели его официально с 1 декабря 1990 года, но от предыдущих обязанностей почему-то не освободили. «Забыли», наверное? Так и значился несколько месяцев на двух должностях…
Когда рушатся надежды
А министерство внутренних дел в то время — это прежде всего «горячие точки». Бывший первым заместителем Б.К. Пуго Иван Фёдорович Шилов (тоже выходец из комсомола, тоже из ветеранских списков Е.М. Тяжельникова) насчитал только самых крупных — типа Нагорного Карабаха — одиннадцать! На боевом посту генерал-полковнику Шилову приходилось буквально дневать и ночевать. Вот на какое жаркое место вступал вновь назначенный министр. Страна полыхала со всех концов, и угроза целостности её становилась всё очевиднее.
Нелицеприятные, предельно острые оценки сложившегося положения и перспектив выхода из него прозвучали на закрытом заседании сессии Верховного Совета СССР 17 июня 1991 года, где выступили три министра так называемого силового блока: В.А Крючков, Б.К. Пуго и Д.Т. Язов. Речи их были об одном и том же, оценки совпадали. Потому приведу несколько абзацев из выступления председателя Комитета государственной безопасности Владимира Крючкова, текстом которого располагаю:
«Наше Отечество находится на грани катастрофы… Общество охвачено острым кризисом, угрожающим жизненно важным интересам народа, неотъемлемым правам всех граждан СССР, самим основам Советского государства. Если в самое ближайшее время не удастся остановить крайне опасные разрушительные процессы, то самые худшие опасения наши станут реальностью…
Главная причина нынешней критической ситуации кроется в целенаправленных, последовательных действиях антигосударственных, сепаратистских и других экстремистских сил, развернувших непримиримую борьбу за власть в стране.
Пока мы рассуждаем об общечеловеческих ценностях, демократических процессах, гуманизме, страну захлестнула волна кровавых межнациональных конфликтов. Миллионы наших сограждан подвергаются моральному и физическому террору.
Всё более угрожающие масштабы приобретает преступность, в том числе организованная. Она буквально на глазах политизируется и уже непосредственно подрывает безопасность граждан и общества…
Главное наше достояние — это складывавшийся веками великий Союз народов. Его сохранение — священный долг перед поколениями, которые жили до нас и теми, кто придёт нам на смену. Тут в полную силу пора говорить о нашей исторической ответственности…
Обстоятельства таковы, что без действий чрезвычайного характера уже просто не обойтись…»
Действием чрезвычайного характера и стало выступление ГКЧП. Тогда, когда назначенный втайне день смертной казни Советского Союза неожиданно стал известен.
Пуго не был в числе инициаторов этого выступления, потому что его не было в Москве. Но сразу по прибытии, 18 августа, как только он узнал о плане предстоящих действий, вопрос для себя он решил однозначно.
Как следует из его предсмертной записки, а также из последних разговоров с сыном, надеялся, что выступление подготовлено более основательно. Но надежды эти не оправдались.
Рухнули вместе с тем и надежды на спасение страны. Такое, судя по всему, было у него ощущение.
А тогда зачем жить?
От дней или минут тяжелейшего отчаяния, увы, никто не застрахован. Разумеется, трагическое решение Б.К. Пуго и его жены (а это было их совместное решение) не может быть рецептом ни для кого. Но право на понимание и сочувствие — как минимум — они имеют. Склоним же головы…
Большая любовь Валентины и Бориса
У меня был продолжительный разговор с Вадимом Пуго — сыном. Ему сейчас 54 года. Когда произошла трагедия его родителей, он служил во внешней разведке, имея звание капитана. Но отсюда пришлось уйти: дали понять, что никакой перспективы он, считающийся теперь сыном «врага народа», здесь не имеет.
— Допрашивали нас с женой, — добавил он, говоря о своей судьбе. — Меня раз пятнадцать, жену — раз пять. Первый допрос, помню, был с 9 утра до 5 вечера — восемь часов!..
Однако в беседе нашей, как мне потом показалось, я маловато расспросил о матери Вадима. А ведь они с Борисом Карловичем вместе ушли, по обоюдному решению, и это не случайно. О чём-то важном такое свидетельствует. Какова же эта женщина и какой была её жизнь?
Попросил Вадима в дополнение написать хоть страничку о ней, и вот полученное от него по электронной почте воспроизвожу:
«Валентина Ивановна Голубева (девичья фамилия) родилась в Ленинграде, в семье
военнослужащего. Их успели вывезти по Дороге жизни из уже блокированного города через Ладогу. Ей было всего четыре года. Многочисленные их родственники, оставшиеся в Ленинграде, умерли от голода и бомбёжек. А её мать с малышкой и сестрой, с трудом покинув город — в соседние машины попали авиабомбы, — на перекладных добрались до Костромы, где и провели самые трудные годы войны. Мать работала в колхозе, а отец защищал Ленинград.
После снятия блокады воинская часть отца была переведена в освобождённую от фашистов Ригу. Там моя мама окончила среднюю школу и поступила в политехнический институт, где познакомилась с отцом.
Годы их молодости были временем большого экономического роста нашей страны. В Риге тоже строились многие заводы, особенно связанные с электро- и радиотехникой. Валентина Ивановна была специалистом в области электрических сетей и систем. Увлеклась научной деятельностью, успешно защитила диссертацию в Московском энергетическом институте, который был центром создания энергетических систем СССР.
Свою научную работу она очень любила. Читала лекции студентам, стала автором нескольких книг и учебных пособий по своей специальности. Она была добрым и отзывчивым человеком, глубоко переживала все сложности работы мужа в разных его должностях и организациях.
У отца и матери было много друзей. По моим наблюдениям, они оба очень открытые люди, и в доме всегда были гости, всегда весело. Общая среда родительского обитания состояла из друзей институтских, заводских, комсомольских. Во время работы в руководстве ВЛКСМ отец курировал республики Средней Азии, так что оттуда тоже нередко приезжали друзья и приятели.
Очень дружны были родители с первым отрядом космонавтов. Бывали у нас и Виталий Севастьянов, и Борис Волынов, и другие. Рассказывали о своих впечатлениях от полётов и о нелёгкой подготовке к ним.
Мама одинаково любила Москву и Ригу. Оба города были для родителей родными, оба наполнены друзьями и коллегами. А к мужу на моей памяти мама относилась всегда очень хорошо, как и он к ней. Особая духовная близость родителей, их общая юность, друзья, очень добропорядочный стиль жизни — всё это, по-моему, и составило причины того, что мать не захотела остаться на земле без отца…»
Вы заметили, что в этом тексте ни разу не встречается слово «любовь»? Наверное, потому, что Вадим — сдержанный человек, как и его отец. Однако согласитесь: о чём же и говорится здесь, если не о большой любви. До конца. До смертного часа.
Почувствуйте разницу
А под конец приведу некоторые факты для сравнения.
Вадим обмолвился в нашем разговоре, что родители никогда не думали о больших деньгах, о богатстве («были другие идеалы») и после них на сбер-
книжке осталось всего четыре с чем-то тысячи рублей. Ну а поскольку они тут же обесценились, купить на эти деньги возможно стало разве лишь четыре бутылки водки.
Это к вопросу о «привилегиях коммунистической партноменклатуры», с которой буржуазная «демократура», рвавшаяся к власти, развернула ожесточённую борьбу. Интересно теперь посмотреть, к чему пришли.
Сами знаете, например, кто возвысился до министров, губернаторов, стал воротилами бизнеса и какая восхитительно честная у большинства из них жизнь. Но я скажу о человеке, непосредственно связанном с темой этого очерка. Помните председателя российского КГБ Иваненко, который во главе «группы захвата» ехал арестовывать министра СССР Б.К. Пуго и которому Борис Карлович сдаваться не пожелал? Так вот, кое-что об этом Викторе Валентиновиче Иваненко.
По сообщениям СМИ, довольно скоро после описанных событий он становится вице-президентом, первым вице-президентом, заместителем председателя правления АО «Нефтяная компания «ЮКОС», а в 2002 году владеет уже существенной долей акций группы «Менатеп». Как сообщали те же СМИ, акции эти оценивались в 110 миллионов долларов, в связи с чем Иваненко назывался даже самым богатым из бывших сотрудников спецслужб.
Так ли это, утверждать не берусь. Но при всей закрытости подобного рода «достижений» в средства массовой информации просочилось и ещё известие, касающееся данного бизнесмена. В 2007 году в Черногории был открыт один из самых престижных отелей — «Сплендид». В его строительство было инвестировано более 150 миллионов евро, и 85 процентов акций в этом отеле принадлежит компании Иваненко.
Вопрос у меня по такому поводу один: что же, они за это боролись?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 01, 2016 10:04 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Жизнь и гибель Николая Кручины

Газета "Правда" №97 (30448) 2—5 сентября 2016 года
3 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Продолжаем тему, над которой ещё размышлять и размышлять. Дело не только в том, что загадочными остаются — четверть века спустя! — многие обстоятельства смерти этих людей, погибших тогда один за другим, а правда и ясность здесь, конечно, очень нужны. Но суть также в том, КАКИЕ это люди. По нравственным, гражданским своим качествам, по достоинствам коммунистов, о чём новым поколениям следует знать. К тому же, насколько я понимаю, достоинства их в жизни сказались и на смерти каждого. Иногда с грустью говорят, что пуля выбирает лучших, и вот тут, похоже, как раз подобный был выбор…

Николай Ефимович Кручина. Трагическая судьба этого человека стала одним из горестных знамений того самого «чёрного августа-91». Известно, что 22-го погиб вместе с женой член ГКЧП, министр внутренних дел СССР Борис Карлович Пуго, о котором недавно я рассказал в «Правде» (см. №91). Через два дня, 24 августа, крайне странно погибает Маршал и Герой Советского Союза Сергей Фёдорович Ахромеев, поддержавший ГКЧП. Официальная версия — самоубийство. Но мало кто верит в это до сих пор, и в своём очерке «Тайна смерти маршала Ахромеева», выдержавшем уже несколько изданий, я постарался доказать, что у неверящих есть для того серьёзные основания.

Смерть Кручины, который последние восемь лет жизни работал на должности управляющего делами ЦК КПСС, произошла 26 августа 1991 года и тоже, фактически сразу, была названа самоубийством.

Сообщения последовали такие: Н.Е. Кручина выбросился с балкона своей квартиры на пятом этаже в доме №13 по Плотникову переулку. Тело было обнаружено рано утром недалеко от подъезда. И якобы «первый же осмотр тела и кабинета покойного показал, что он решил добровольно уйти из жизни».

Однако у многих остаются на сей счёт большие сомнения. Это сильно отразилось на страницах замечательной книги «Николай Кручина в воспоминаниях товарищей, друзей и близких», которая вышла три года назад и к которой далее мы ещё не раз обратимся. Да и в Интернете приводится, например, высказывание «близкого тогда к нему» Виктора Мироненко (был первым секретарём ЦК ВЛКСМ): «Его то ли из окна выбросили, то ли он сам выбросился».

Интернетный текст также напоминает, что вскоре подобным же образом покончил с собой предшественник Кручины по последней должности 81-летний Г.С. Павлов. Известно это стало уже тогда и, конечно, заставило задуматься. А он-то с чего? Вроде бы пенсионер, к делам ЦК давно не причастен. Или как-то всё же та должность отозвалась?

Прибавлю для раздумий и такой, менее известный факт. Через некоторое время после Кручины, кроме Павлова, покончил с собой (или якобы покончил с собой?) заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС

Д.А. Лисоволик. На первый взгляд, у него с Кручиной, Павловым и вообще со сферой деятельности Управления делами ЦК никакой связи по служебным обязанностям не было. Но одно слово настораживает: финансы.

Управление делами, отвечая за многоплановую хозяйственную деятельность партии, занималось, по нынешнему выражению, и её финансовыми потоками. А тот заместитель заведующего Международным отделом ведал вопросами, связанными с финансовой помощью некоторым братским компартиям.

Вот я и говорю про финансы, про деньги. Вы представьте, в тех условиях горбачёвско-ельцинского развала партии и страны, среди развернувшейся вакханалии хищников, рвущихся к власти и жаждущих захватить в свой карман всё и вся, разве для них не реально желание устранить кого-то из тех, кто может этому помешать?

Давайте сейчас оттолкнёмся от этого вопроса, чтобы дальше, минуя тьму рокового августа 1991 года, вспомнить светлого человека и попытаться лучше понять, ради чего он жил и кому в конце концов стал поперёк неправедного пути.

Откуда пришёл на вершину власти

Светлый человек — это написалось у меня не случайно. Почти все, с кем я говорил о нём, именно так его называли. И книга воспоминаний, про которую выше сказал, буквально лучится удивительным светом, дышит редкостным душевным теплом. Таким он был и такие чувства вызывал у людей, с которыми работал или общался. Огромное спасибо инициаторам и участникам этого издания!

Я думаю, у большинства нынешней молодёжи крайне извращённое или очень смутное представление о том, что такое была КПСС — Коммунистическая партия Советского Союза, а особенно о тех, кто ею руководил. Кручина 25 лет входил в руководящие органы партии — сперва в её Центральную ревизионную комиссию и затем в Центральный Комитет. Он был на разных ответственных партийных постах и наконец возглавил важное подразделение в аппарате самого ЦК. Словом, это и есть один из руководителей великой партии трудового народа на определённом этапе её деятельности.

А откуда и как пришёл он на эту вершину? Надо назвать сперва село Ново-Покровка в теперешнем Алтайском крае, где в 1928 году Коля Кручина родился, и деревню Чикилёвка Ростовской области, где протекли в основном его детство и ранняя юность. Родители оба украинских корней: отец — харьковский, мать — полтавская. Малыми детьми попавшие в Сибирь с волной крестьян-переселенцев, они, став супругами, перебрались в середине 1930-х вместе со всем своим семейством — двое сыновей и две дочери — поближе к родственникам, на Донщину.

Начальная школа — у себя в деревне, а потом пришлось ходить на учёбу в райцентр. Вот здесь-то, по дороге на занятия и обратно, подружился со своей будущей женой — спутницей на сорок с лишним лет жизни. Как вспоминает она, Зоя Ивановна, произошло это в 1940 году. «А в чувствах друг к другу признались в великий праздник — День Победы: 9 Мая 1945-го…»

Между этими годами — война. Погибли отцы Коли и Зои. Погиб старший Зоин брат Иван, а Колин брат, тоже Иван и тоже воевавший, к счастью, вернулся. Среди неизгладимых воспоминаний о фашистской оккупации, которую довелось перенести, было у Николая Кручины такое: молодой белокурый немец, смеясь, целится из винтовки в них, деревенскую детвору…

Конечно же, это поколение «детей войны», сполна перенёсшее все её ужасы и ни с чем несравнимое счастье Победы, хотело быть достойным своих отцов и старших братьев, отстоявших Советскую Родину в неслыханных испытаниях. Ребята рано взрослели, неодолимой была их тяга к учёбе и общественно необходимому труду, большинство готово было переносить (и переносило!) любые невзгоды.

А ещё об одной очень важной черте поколения верно высказался в книге воспоминаний о Николае Кручине его ближайший многолетний друг Николай Цыганник: «В те годы мы безраздельно поддерживали идеологические и практические установки партии на строительство государства нового, социалистического типа. Подавляющая часть молодёжи (за редким исключением: «в семье не без урода») стремилась быть с комсомолом, с партией. Это было нашим жизненным кредо, а никак не инструментом для достижения каких-то карьерных целей, о чём бесконечно талдычат ныне так называемые «демократы», пытаясь извратить правду истории в угоду своим продажным целям».

Закалял и растил комсомол

У них, Николая Кручины и Николая Цыганника, дружба «до последнего часа» началась с комсомола. Как у многих, очень многих. Обоих, можно сказать, комсомол выбрал. Кручина стал секретарём комитета комсомола ещё в школе, а затем в сельхозинституте, куда поступил по призванию. Цыганник тоже рано вступил на комсомольскую стезю.

Отмечу, кстати, интересные совпадения. Оба друга мало того, что ровесники — ещё и Николаи Ефимовичи. И жёны у них Зои. Так вот, когда в 1954-м из-за стихийных хрущёвских «преобразований» на базе некоторых районов Ростовской, Воронежской и Сталинградской областей временно появилась Каменская область с центром в городе Шахты, Кручину вскоре избрали здесь первым секретарём обкома комсомола, а Цыганника — вторым.

Пройдёт не так уж много лет, меньше десяти, и они встретятся на партийной работе во вновь образованном Целинном крае. В 1963 году Кручину изберут секретарём Целинного крайкома партии по сельскому хозяйству, Цыганник же заведует отделом в этом крайкоме. Они снова рядом!

Понятно, что географически это случайность, опять-таки просто совпадение. Однако совсем не случайностью было выдвижение лучших с комсомольской работы на партийную: тех, кто доверие делами оправдал. Ныне часто говорится про «социальные лифты»: дескать, нужны они, чтобы таланты «из низов» могли всё-таки подниматься «в элиту». Читая книгу о Кручине, встретил я мнение более молодых товарищей, что «ведь именно комсомол 50—60-х и был тем социальным лифтом, позволявшим толковым ребятам из разрушенных деревень и посёлков, потерявшим на войне отцов, делать без «подпорок» крутую и быструю карьеру (правда, слово это было не в ходу)».

Что сказать? Комсомол, бесспорно, поднимал толковых и способных. Только вот говорить, что и был он «тем социальным лифтом», по-моему, как-то неточно. Потому что поднимал людей не только он, а вся советская социалистическая система. Государственная, общественная. И не было ничего удивительного, что в высших эшелонах руководства страны появлялись, скажем, сын первого секретаря Рижского горкома партии Борис Пуго, о котором недавно я писал, и «сын конюха» Николай Кручина, как иногда называл он себя в кругу родных и близких.

А комсомольскую закалку, как и Пуго, прошёл отменную. В том же Каменском обкоме ВЛКСМ, по воспоминаниям его друга Цыганника, задачи приходилось решать весьма серьёзные. С одной стороны — наращивание угледобычи (сам центр области, город Шахты, об этом говорит), а с другой — обширные поля и пойма реки Дон были хорошей основой для интенсивного сельскохозяйственного производства.

Агроному по специальности да к тому же крестьянскому сыну, с детства познавшему нелёгкий хлеборобский труд, дела в поле и на фермах были, конечно, ближе, почему вскоре и возглавит Кручина отдел сельской молодёжи ЦК ВЛКСМ. Но комсомол области шефствовал, например, и над строительством крупнейшей в Донецком бассейне шахты «Гуковская», так что надо было вплотную заниматься проблемами не только на земле, но и под землёй.

Цыганник свидетельствует: «Небольшой аппарат обкома комсомола представлял собою сплочённый коллектив, работавший с душой и не покладая рук, а стержнем всей команды был Николай Кручина». Однако до чего же горько сегодня читать о развале той самой «Гуковской», за ускоренный ввод которой боролся комсомол 50-х годов ХХ века!..

Хлеб и труд на земле стали его призванием

Уже тогда Кручину начали привлекать и на острейшие партийные задания. Одно из них — участие в отряде партийных агитаторов, направленных в охваченную контрреволюцией Венгрию. Проявил себя и смелым, и умеющим убеждать. Вернулся с орденом.

И сразу — в штаб ЦК ВЛКСМ по организации VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве, который стал ярчайшим событием того времени. Делегации на этот грандиозный праздник юности съехались в советскую столицу из более 130 стран, и, я думаю, отрадно было Николаю сознавать, что он тоже внёс вклад в такое большое дело.

Наверное, Венгрия и фестиваль вполне могли направить дальнейшую деятельность молодого многообещающего комсомольского работника в международное русло. Но, прослеживая нить жизни этого человека, видишь: он своё призвание постоянно чувствовал и старался о нём не забывать. Хорошо, что понимали это и учитывали те, кто определял, чем заниматься Николаю Кручине на поручаемых ему комсомольских и партийных постах.

А призванием этим был для потомственного хлебороба труд на земле. С алтайских и донских просторов ещё мальчишкой впитал живящее дыхание полей и познал цену хлеба, который уж воистину для знающих эту цену всему голова.

Два характерных момента. Когда возглавит он обком партии на казахстанской целине, доведётся ему не раз встречать после возвращения из дальних полётов наших космонавтов. И самым подходящим подарком при встрече дорогих гостей считал свежий хлебный каравай, который он лично украшал, словно венком, пшеничными колосьями.

А второй момент вспоминают его сыновья: «За газетными лозунгами с упоминанием сотен миллионов пудов (в таких единицах любили подавать информацию для Л.И. Брежнева — «Есть казахстанский миллиард!») для нас всегда стояла полная гордости фраза отца: «Знаешь, что в стране каждая третья буханка на столе — из целинного зерна? Вот так!»

Имел право напомнить это при случае. Но ведь к такому надо прийти, этого нужно было добиться. Легко ли? Он-то знал…

В командармы целины

Нет ни малейшего преувеличения в том, как говорилось и писалось тогда: целинная эпопея. В подлинном смысле слова эпический масштаб работ, которые развернулись на гигантских просторах целинных и залежных земель Казахстана, Сибири, Урала и других регионов России в середине прошлого века, потрясает и сегодня.

Разумеется, как и о любом периоде советской истории, по поводу необходимости освоения целины и всего, что с этим связано, за последние три десятка антисоветских лет посеяна масса сомнений — от обоснованных в чём-то до просто абсурдных и нелепых. Оставим их для дальнейших споров историкам, однако сама история сослагательного наклонения не имеет. Великий трудовой подвиг советского народа состоялся. Остро необходимый послевоенной стране хлеб стали давать 42 миллиона гектаров вновь засеянных земель (а вот в буржуазной России, заметим, столько же полей оказались брошенными и заросли бурьяном).

Чтобы совершить народный подвиг, требуются организаторы соответствующего масштаба. Вот одним из них, командармов целины, причём выдающимся, и стал Николай Ефимович Кручина.

Выдающимся назвать его есть множество оснований. Главные — в результатах труда людей, которыми он руководил. Но и такой показатель, безусловно, кстати: в 1973 году первому секретарю Целиноградского обкома партии Н.Е. Кручине было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Надо знать, что партийным работникам на уровне секретарей обкомов высочайшее это звание присваивалось крайне редко. Можно даже сказать, в исключительных случаях. Так о чём-то сей факт говорит?

У меня такое впечатление, что вся предыдущая его жизнь была подступом к звёздному целинному часу — продолжительностью… в пятнадцать лет! И он словно ждал этого и готовился к этому. И его готовили.

С должности первого секретаря Смоленского обкома комсомола — заведующим отделом сельской молодёжи в ЦК ВЛКСМ. Отсюда — инструктором Сельскохозяйственного отдела ЦК КПСС. На обоих этих местах работа недолгая, но, я бы сказал, необходимая: обретался масштаб видения проблем в дорогой его сердцу отрасли. И вот…

Год 1963-й. Принимается решение рекомендовать Н.Е. Кручину секретарём Целинного краевого комитета Компартии Казахстана по сельскому хозяйству.

Что такое Целинный край? Северная часть Казахстана, состоявшая из пяти областей — Акмолинской (впоследствии переименованной в Целиноградскую), Кустанайской, Кокчетавской, Павлодарской и Северо-Казахстанской. Огромная территория, где ему предстояло выстраивать аграрную политику и налаживать массу каждодневных дел на селе.

Невозможно даже бегло перечислить бескрайний круг проблем, за решение которых он отвечал. Один из его соратников того времени вспоминает: «В качестве главных целей предусматривались не только распашка новых земель, но и улучшение их использования: введение системы севооборотов, коренное улучшение естественных кормовых угодий, подбор высокоурожайных засухоустойчивых культур, рациональное использование минеральных и органических удобрений, создание лесозащитных полос и др. Особое значение придавалось защите почв от ветровой эрозии на основе внедрения безотвальной обработки земли. В регионе в короткие сроки были построены новые заводы по производству плоскорезов и глубококопателей».

Это сугубо деловым языком пишет специалист, не заботящийся о красотах стиля. Но суть-то наиважнейшая! Ему, Анатолию Шутькову, сразу же поручил Кручина в крайкоме вести работу по развитию научно-технического прогресса, а особенно — по становлению Научно-исследовательского института зернового хозяйства, созданного на базе Шортандинской опытной сельскохозяйственной станции. Теперь это крупнейший научный центр Казахстана, имеющий мировую известность.

В общем, лгут нынче, когда утверждают, будто при освоении целины не обращалось внимания на науку. В горячке самого первого периода где-то, наверное, это бывало, но Кручина, как я понимаю, просто не мыслил своей работы без опоры на учёных. Многих знал лично, обращался к ним за советами постоянно. Так было и в Целинном крайкоме, и потом, когда стал он первым секретарём Целиноградского обкома партии.

Сколько же людей было у него в памяти и в сердце!

Впрочем, если уж о тех, кого по жизни и по делам Николай Ефимович знал и помнил, то они, пожалуй, бесчисленны. И помогала ему в работе поистине феноменальная память. Сошлюсь на жену, на Зою Ивановну:

«Он помнил невероятное количество событий, данных, сведений, телефонных номеров, а главное, держал в голове фамилии и имена огромного числа людей — от друзей времён комсомольской юности до механизаторов далёких целинных совхозов. Казалось, каждая встреча с человеком навсегда оставалась в его памяти. Даже если глубокой ночью Колю будил телефонный звонок, он сразу обращался к человеку по имени-отчеству: «Здравствуйте, Танирберген Жолмагамбетович!»; «Доброе утро, Николай Трифонович!»; «Оразбек Султанович, как здоровье Бану Шаяхметовны?..»

К месту напомнить: край и область, где он работал, входили в Казахскую ССР, но целинная эпопея стала интернациональной — делом всей Советской страны. Достаточно сказать, что в самом её начале более миллиона комсомольцев и молодёжи Москвы, Ленинграда, всех союзных республик обратились с просьбой направить их в районы целины и полмиллиона получили комсомольские путёвки. А в Целиноградской области, например, жили и дружно трудились люди больше ста национальностей...

Но хочется мне ещё обратиться к воспоминаниям жены Николая Ефимовича, чтобы глазами самого близкого ему человека вы увидели труд коммуниста — партийного работника на целине:

«Пятнадцать лет прожили мы в Казахстане. Это было время, когда Коля и его соратники работали практически без выходных, забывая подчас и об отпусках. Было всё... Проблемы с летними засухами, защита от пыльных бурь, леденящие казахстанские морозы, многодневные бураны и особенно — период уборки хлеба, когда в короткие сроки надо было организовать работу тысяч людей на миллионах гектаров целинных полей... Какую же нагрузку брал на себя Коля! Работа днями и ночами, поездки по полям, сотни километров по степи на машине каждый день... Из таких поездок он всегда возвращался весь в пыли, загоревший до черноты. Но он очень любил эти командировки, потому что они помогали увидеть всё не по докладам, а своими глазами и, по его собственным словам, «поговорить с людьми». Помню его рассказы о беседах со стариками-аксакалами, о споре с приезжим механизатором с Украины, который закончился тем, что Коля, сев за штурвал комбайна, сам показал, как убирают хлеб на целине...»

И вот представьте: от такой беспокойной и трудной жизни ему несколько раз предлагали переехать в Москву, но он всё отшучивался: «Доработаю ещё одну пятилетку — тогда посмотрим». И пятилетки шли одна за другой. Крепко держала его целина!

А в Москве тем временем росли и учились сыновья — радость Николая и Зои. Оба они, Женя и Сергей, окончили школу с золотыми медалями. Оба поступили в лучшие вузы страны — в МГУ и Московский физико-технический. Защитили диссертации, стали учёными: биолог и физик. Отец ими гордился, а для них «батя» был образцом лучших человеческих качеств.

Конечно, не только для них. Книга воспоминаний, о которой я выше говорил, великолепное тому свидетельство. По искренности, сердечности, теплоте нечасто читаешь такое. А ведь отзываются так о человеке потому, что у него было сердечное тепло для многих. И как же, думаю я, удавалось ему на высоких руководящих должностях сочетать это с необходимой по рангу строгой требовательностью? Выходит — удавалось.

Понадобился особо честный человек, но...

В Москву его всё же перевели, в 1978 году. Говорят, сам Брежнев распорядился: укрепляли руководство Сельскохозяйственным отделом ЦК. И это бы ещё ладно: родная ему сфера, где можно опыт с пользой применить. Сложнее, на мой взгляд, оказалось со следующим назначением — в 1983-м, уже при Андропове.

Почему управляющий делами? Это ведь ничего общего с тем, чем занимался он до сих пор.

Объяснение для себя находил я лишь одно. И его же высказал мне при нашей встрече Виктор Максимович Мишин, бывший у Кручины первым заместителем в Управлении делами ЦК КПСС. Он сказал:

— Главное в том, что Николай Ефимович был гиперчестный человек. И гиперщепетильный, когда возникали хоть какие-то намёки на желание должной щепетильностью пренебречь.

Вот и я думал, зная про исключительную честность Кручины, что на должность, связанную с финансами и материальной собственностью партии, Андропов мог определить его, ориентируясь именно на это.

Да, партии тогда нужна была высшая честность во всём, без каких бы то ни было коррупционных или прочих послаблений. А у себя-то в хозяйстве — прежде всего. Однако время вместе с начавшейся вскоре «перестройкой» стало быстро меняться.

Представляю, насколько чуждыми Кручине были возникшие тенденции «коммерциализации» в связи с внедрением «рыночных отношений». Тот же Мишин, продолжая тему крайней щепетильности своего начальника в финансовых вопросах, рассказал, как сопротивлялся он предложениям перевести часть денежных средств партии в коммерческие банки. Госбанк процентов не платил. А Николай Ефимович опасался, что партию могут обвинить в ростовщичестве.

— И это вполне могло быть, — добавил мой собеседник. — Вы же помните, каких только собак не начали вешать на партию в то время.

Конечно, помню! А в воспоминаниях Ивана Зарубина, работавшего до 1990 года управляющим делами Совета Министров РСФСР, прочитал вот что на эту тему:

«Однажды позвонил мне Николай Ефимович и попросил прислать ему меню нашей столовой. Я был крайне удивлён и спросил, для чего ему это понадобилось. Он с горечью ответил, что «разоблачители» каждый день ходят по зданию ЦК, выискивают компромат: какие на полу дорожки в коридорах, какое мыло и бумага в туалетах и т.д. Добрались и до столовой: считают, что «мы зажрались: в меню три первых блюда, четыре — вторых и четыре закуски — это недопустимо!» Я, конечно же, направил ему меню столовой Совмина России, в нём было четыре первых блюда, пять вторых и пять закусок. Познакомившись с меню, он позвонил мне и не без иронии сказал: «И вас ещё не расстреляли?» Да, на этом этапе им был нужен не Совмин России, а ЦК КПСС!»

Так завершил Иван Иванович Зарубин смешной и одновременно горький сюжет. Хотя чем дальше, тем больше становилось не до смеха. После прихода Ельцина к рулю в России, как выразился Зарубин, он решил из аппарата нового российского правительства уйти. Стал работать в только что созданном Научно-промышленном союзе СССР. Этой общественной организации Управление делами ЦК КПСС решило передать в аренду для служебных надобностей одну из своих дач. И что же?

«Для подготовки договора аренды потребовались какие-то уточнения, и я поехал ещё раз на этот объект. Но в проходной вооружённая охрана, которой до этого там не было, меня не пропустила, а на вопрос, кого она представляет, ответили: «Нам запрещено что-либо сообщать». Выяснилось, что дачу оприходовал «главный демократ Москвы» Гавриил Попов. Говорят, он до сих пор там обитает...»

Рассказав о встрече с Николаем Ефимовичем после такого эпизода, Зарубин не мог не отметить главное — состояние своего товарища по партии: «Чувствовалось, что он испытывает глубочайшую неловкость и какое-то душевное потрясение не только от этого факта, а и в целом от той анархии, варварства, которые воцарились в стране. Это было понятное состояние честного человека».

Вот она, суть — столкновение кристальной честности с разгулом криминальной корысти, распространявшейся всё шире и глубже. Проникавшей уже и в поры самой партии, чего раньше представить себе было невозможно. А с кого всё начиналось? Ясно же, с первого лица, с того, кто провозгласил «перестройку».

В книге воспоминаний о Кручине есть всяческие штрихи на сей счёт. По службе он был близок к Горбачёву и, как следует из наблюдений коллег, верность ему старался соблюдать. Но как тот к нему относился?

«Кому была выгодна смерть Николая Ефимовича, не знаю, — размышляет немало проработавший с Кручиной в Управлении делами ЦК Николай Капанец. — Знал он, конечно, много. Именно при Горбачёве были введены в практику поездки с супругой не только с визитами за рубеж, но и по стране. Николай Ефимович отвечал и за «вторую программу», то есть Раисы Максимовны. О ней или хорошо или ничего. Придерживаюсь второго. Однако все знали о безволии Горбачёва и любви Раисы Максимовны «порулить», вплоть до кадровых вопросов, а также о любви её к красивым заграничным тряпкам и драгоценностям. Знаю об этом не понаслышке, а от лиц, входивших в группу сопровождения. Знаю, что случались и казусы: «А у меня больше нет денег. Решите как-то этот вопрос».

Выскажу от себя предположение: подобные «казусы» могли быть лишь мелочью в сравнении с чем-то гораздо более серьёзным, что неожиданно стало крутым испытанием неподкупной совести этого человека. Совести, которой никогда он не поступался...

Пусть продолжится поиск правды

И всё-таки тот самый остающийся до сего времени вопрос: самоубийство или убийство?

В беседах со многими людьми, которые у меня состоялись, и на страницах внимательно прочитанной книги воспоминаний мнения разделились. От абсолютной уверенности, что его убили, до столь же категорического неприятия этого. Впрочем, как я заметил, немало таких, которые пребывают в тяжких сомнениях, не смея окончательно склониться в какую-то сторону.

Наверное, один из самых последних разговоров вечером перед гибелью состоялся у Николая Ефимовича с упоминавшимся Виктором Мишиным — первым заместителем управляющего делами ЦК КПСС, или, точнее, теперь бывшим первым заместителем, поскольку Компартия фактически была уже запрещена. В зданиях Центрального Комитета и вокруг них несколько дней подряд творился настоящий шабаш. Вот и когда 23 августа «в организованном порядке» работники ЦК покидали эти здания, проходя сквозь плотную массу нетрезвой толпы, она улюлюкала в пьяном угаре, а выходящих старались ударить или хотя бы пнуть.

Нескольким из моих собеседников запомнился в те минуты Кручина. Протискиваясь вперёд, он крепко прижимал к груди папку с какими-то документами. Спасал от погромщиков! Впоследствии не одна такая папка, спасённая им, будет изъята следствием на квартире Николая Ефимовича. Но все ли они после его гибели сохранились? Каждый ли документ?..

Было ведь ещё и вот что. Рой Медведев в своих заметках описал одну из «экскурсий», которые проводились тогда в комплексе зданий ЦК КПСС на Старой площади для корреспондентов, отечественных и западных. Им показали и кабинет Н.Е. Кручины. «При этом журналистка из еженедельника «Союз» Ирина Краснопольская, — свидетельствует историк, — уселась в кресло управляющего делами и потребовала от сопровождающего её фотокорреспондента запечатлеть этот момент. Журналистка покопалась в ящиках письменного стола Кручины, перелистала его календарь с пометками, осмотрела комнату отдыха. Даже работники комендатуры здания, сопровождавшие «экскурсантов», были шокированы».

В помещение ЦК Кручине и Мишину, по договорённости с новыми властями, потом удалось на какое-то время вернуться. Надо же было, например, позаботиться о выдаче зарплаты и трудовых книжек сотрудникам, которых буквально вышвырнули на улицу.

— Предстояло решать какие-то вопросы и с «победителями», — рассказывает Виктор Максимович. — Конечно, это слово, как и «демократы», я предпочитаю видеть в данном контексте в кавычках. Ведь настоящие победители не ведут себя на своей земле, как завоеватели. А тут разгуливали по нашим коридорам и кабинетам агрессивные и не слишком трезвые люди, называвшие себя членами союза «Живое кольцо». Где, кстати, сейчас это «Живое кольцо», которое растаскивало телефонные аппараты, компьютеры, пишущие машинки — всё, что под руки попадало? Оскорбляли женщин и ветеранов, как самая заурядная шпана. Без омерзения вспоминать о том бандитизме невозможно...

— А как вёл себя Николай Ефимович в последний вечер?

— Спокойно, с поразительной выдержкой. Правда, он очень ждал звонка от Горбачёва, который ему так и не позвонил. Да чему удивляться... Но наш последний разговор был вполне деловой: планировали, чем займёмся на следующий день. В общем, вечером в воскресенье ничто не предвещало того, о чём я узнаю утром.

Почему же тогда не допускает Мишин, что это было убийство? А вот почему: остались две предсмертные записки, и он не может поверить, чтобы кто-то любыми угрозами сумел заставить Кручину их написать. Только сам, по своей воле. Но я ставлю вопрос, как и в случае с Ахромеевым: не заставили бы, даже если это были реальные угрозы жизни его жены и детей?

Считаю, что такое могло быть вполне. Давайте сопоставим. В разговоре с Мишиным на исходе дня он спокоен, выдержан и «ничто не предвещало». А вот показание на следствии охранника, дежурившего возле дома, где Николай Ефимович жил: «В воскресенье, 25 августа, Кручина возвратился домой в 21.30. Обычно он человек приветливый, всегда здоровается. В этот же раз был какой-то чудной. Я находился у входа в дом, когда подъехала его машина. Он вышел из машины, не поздоровался, ни на что не реагировал, поднялся к себе. Чувствовалось, что он чем-то расстроен. С утра вышел один человек, а возвратился совсем другой...»

Что же произошло, причём, наверное, за полтора-два часа до этого? Прощаясь с Мишиным, он был, что называется, в порядке — и вдруг... Какая же встреча произошла и с кем? Кто его так напугал своими угрозами (не ему — семье!), кто продиктовал возможный вариант прощальных записок?

В записках этих на каких-то клочках бумаги расшатанным почерком сказано: я, дескать, не преступник и заговорщик, но я трус. И ещё — просьба сообщить об этом советскому народу.

Но вот два мнения людей, хорошо знавших его.

Первое: «Это не стиль Николая Ефимовича, ему чужды были высокопарные фразы и он никогда не переоценивал значение своей личности, чтобы о его смерти «сообщить всему советскому народу». Текст записки не соответствует манере его письма».

Второе: «Эти страшные определения в записках («преступник», «трус») поразили меня едва ли не сильнее, чем невероятный факт самоубийства. Ибо всё, что я слышал и знал о Кручине в течение трёх десятилетий, никак с ними не вяжется».

Что ж, видимо, есть основания у товарищей и друзей Николая Кручины, связывающих трагическую его судьбу с тем, что прорывавшийся к власти «демократический криминалитет» стал тогда вовсю раскручивать известную кампанию поиска «золота партии», якобы украденного у народа. Задача понятна: любым способом как можно резче разделить народ и Компартию. Инсценировка самоубийства того, кто за партийные деньги напрямую отвечал, была тут весьма кстати. Я же помню, как сразу пошли волны слухов с определённым оттенком.

Но что на поверку? «Конъюнктурная шумиха вокруг «золота партии», как высосанная из пальца, вскоре лопнула, — пишет ныне давний (с комсомольской юности!) друг Николая Ефимовича, — а поиск правды о безвременной гибели прекрасного человека и достойнейшего гражданина Страны Советов продолжается».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 15, 2016 7:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Мемориалу жертвам фашистов — быть!

Газета "Правда" №103 (30454) 16 сентября 2016 года
6 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

Вернёмся в минувшее лето. Мы отмечали 22 июня 75-летие вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, ставшего для нашей Родины началом Великой Отечественной войны. А за два дня до этой памятной даты в Государственной думе состоялся «круглый стол», организованный фракцией КПРФ и редакцией газеты «Правда». Тема обсуждения была напрямую связана с отмечавшейся годовщиной, но значение его, конечно, гораздо более широкое. Ведь большой разговор за «круглым столом» в Госдуме продолжил тот жгучий, волнующий обмен мнениями, который давно уже идёт на страницах «Правды».

О чём речь? По сути — о характере войны против Советского Союза, начатой германским фашизмом и его сателлитами 75 лет назад.

С глубоким анализом этой проблемы выступил за «круглым столом» Шамиль Магомедович Мунчаев — доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, руководитель научной школы «Отечественная история» Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. Он напомнил, что в годы Второй мировой войны погибло примерно 50 миллионов человек и более 27 миллионов из них приходится на Советский Союз. Но вот что каждому важно знать: военнослужащих среди наших погибших — около 8,5 миллиона, что почти соответствует воинским потерям врагов. Так что нет никаких оснований для лживого утверждения, будто мы не умели воевать и просто «завалили врагов трупами». Гораздо большая часть той скорбной численности, превышающая 19 миллионов, — гражданское население. В мире за все прошедшие века такой чудовищной трагедии нигде не бывало!

О чём же это свидетельствует? Именно о том, что развязанная фашистами против Советского Союза война была не обычной. Это была война, рассчитанная на физическое уничтожение населения нашей страны. В полном соответствии с человеконенавистнической, людоедской нацистской идеологией!

Ужасающе проявилось это в первую очередь на тех советских территориях, которые фашистам временно удалось захватить. Среди них было и 18 российских областей. Действия оккупантов оказались самым настоящим геноцидом.

Однако в России до сих пор нет общенационального памятника-мемориала, посвящённого жертвам тех беспримерных зверств. В Советском Союзе были такие известнейшие мемориалы, как «Хатынь» в Белоруссии и «Бабий Яр» близ Киева. Но теперь они оказались за границей, а у нас создавать аналогичный памятник всероссийского значения, на котором можно было бы воспитывать молодые поколения, власть не спешит.

Вот о чём остро поставили вопрос на страницах «Правды» члены общества «Поле заживо сожжённых», организованного поэтом и публицистом, уроженцем многострадальной Смоленщины Владимиром Тимофеевичем Фомичёвым. И за сердце берущие их выступления в газете вызвали множество читательских откликов, составивших теперь целую книгу — «Сожжённые заживо взывают к нам».

С трибуны Государственной думы, на одном из пленарных заседаний в мае нынешнего года, страстно поставила тот же вопрос депутат-коммунист Тамара Васильевна Плетнёва.

И вот — «круглый стол» в Госдуме с участием авторитетных учёных и писателей, журналистов и краеведов, ветеранов войны и труда. Изложение состоявшегося обсуждения заняло целую страницу в №73 нашей газеты под заголовком «Жертвы захватчиков обличают фашизм». Но вместилось в ту страницу далеко не всё, и мы обещали тогда некоторые из выступлений, прозвучавших за «круглым столом» или подготовленных к нему, опубликовать позднее в расширенном объёме. Сегодня начинаем выполнять обещанное. И ждём ваших откликов!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 29, 2016 6:49 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Такие зрелища — в какую «копеечку»?

Газета "Правда" №109 (30460) 30 сентября—3 октября 2016 года
1 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

В минувший вторник состоялось бурное закрытие фестиваля «Круг света», которым уже не впервые была осчастливлена столица нашей Родины. Проходил он тоже весьма бурно и ярко. До того ярко, что, как утверждало отечественное телевидение, это было видно из космоса.

ЕЩЁ БЫ! Десять тысяч пиротехнических зарядов разрядили, чтобы небо в нескольких местах Москвы расцвело всяческими фейерверками. Сто пятьдесят специалистов из тридцати с лишним стран прибыли к нам для осуществления этих чудес. Два наиболее выдающихся чуда удостоены даже Книги рекордов Гиннесса, что зафиксировано надлежащими сертификатами, которые тут же, при завершении фестиваля, торжественно были вручены радостному мэру российской столицы.

— Не каждая из мировых столиц может позволить себе такое! — в приподнятом тоне заметил по поводу происходящей феерии комментатор ТВЦ — главного телеканала московской мэрии. — А вот наш город может.

Извините, захотелось тут же обратиться к нему, но ведь говорят, что в стране денег нет. Сам глава правительства громогласно заявил об этом, приказав нам «держаться». Положенную индексацию пенсий не провели, заменив её обещанной пятитысячной подачкой в будущем январе. И становится всё больше предприятий, на которых, как в «лихие 90-е», снова месяцами не платят зарплату...

Можно ли совместить такое с широким, побивающим аж мировые рекорды, вспышкопускательским жестом со стороны московских властей? Вот создали зрелище, которое, по их утверждению, многим надолго запомнится. Однако невольно думалось: а в честь чего?

Когда в начале августа 1943-го советская столица по приказу Верховного Главнокомандующего произвела первый за военные годы артиллерийский салют, это было в честь освобождения городов Орла и Белгорода, что знаменовало историческую победу в Курской битве. Тогда твёрдо обозначился поворот войны на запад. По существу это был всенародный праздник. Да и последовавшие потом один за другим салюты над Москвой соответствовали всенародной радости — вплоть до Великой Победы.

А какая победа сегодня у нас? Какой праздник? Просто унылую осень фейерверками скрашивают, памятуя давний принцип правителей по отношению к «массе»: «Хлеба и зрелищ!» Только в какую «копеечку» влетают подобные зрелища? Об этом — молчок.

Чудеса действительно происходят. И если из космоса инопланетяне могли бы увидеть и осознать то, что имеет место в нашей многострадальной стране, их изумлению не было бы предела. Денег вроде бы нет, а у полковника, отвечающего за борьбу с коррупцией, вдруг обнаруживаются немереные миллиарды. Денег нет, а что же тогда сжигается и пускается буквально на ветер в этом ослепительном «Круге света»?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 29, 2016 6:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Создадим мемориал скорби и гнева

Газета "Правда" №109 (30460) 30 сентября—3 октября 2016 года
5 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

В нынешнем году мы отмечаем 75-летие вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз. Время Великой Отечественной войны уходит всё дальше в историю, но память о ней священна для нас. Мы помним небывалый героизм воинов и тружеников тыла, свершивших, казалось бы, невозможное. Мы чтим их беспримерный подвиг во имя Великой Победы. Однако гораздо меньше известно молодым поколениям о том, что такое была фашистская оккупация на временно захваченных врагами советских территориях.

Вот почему общественная организация «Поле заживо сожжённых», возглавляемая поэтом и публицистом Владимиром Фомичёвым, выступила в «Правде» с инициативой создать Общенациональный мемориал памяти жертв фашизма на российской земле.

Публикация в нашей газете рассказа о Народном сходе, посвящённом этой проблеме, вызвала множество откликов со всех концов страны. Они печатались на страницах «Правды» продолжительное время и в конце концов составили книгу «Сожжённые заживо взывают к нам».

Важным этапом в борьбе за создание Мемориала жертв фашизма стал «круглый стол» в Государственной думе, организованный фракцией КПРФ и редакцией «Правды». Материалы состоявшегося обсуждения были опубликованы в нашей газете под заголовками «Жертвы захватчиков обличают фашизм» (№73) и «Мемориалу жертвам фашистов — быть!» (№103).

Однако не всем приглашённым для участия в работе «круглого стола» удалось здесь выступить, хотя продолжался он более двух часов. Мы обещали читателям опубликовать не только тексты прозвучавшие, но и подготовленные к обсуждению. Сегодня это обещание выполняем очередной страницей на жгучую тему, волнующую многих.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср окт 05, 2016 10:04 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Верность Ленину укрепляет бойцов

Газета "Правда" №111 (30462) 6 октября 2016 года
2 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Когда 25 лет назад объединённым силам врагов социализма внутри нашей страны и за рубежом удалось завершить «холодную войну» уничтожением Советской власти и Советского Союза, лапы хищников-разрушителей тут же потянулись к сердцу Москвы — её Красной площади. Величественный Мавзолей В.И. Ленина и Почётный некрополь у Кремлёвской стены давно уже стали святынями трудового народа, боровшегося за социальную справедливость, а потому вызывали ненависть тех, кто ставил своей задачей покончить со справедливостью раз и навсегда.

Но четверть века спустя главные советские символы в центре нашей столицы остаются незыблемыми. Произошло это, прямо скажем, не само по себе. Множеству людей, честных и верных, мы обязаны сегодняшним результатом нелёгкой, упорной борьбы. И один из первых среди них, чей вклад в защиту опор нашей священной памяти особенно значителен, — Алексей Сергеевич Абрамов.

Стать избранником по призванию

Хорошо помню день, ставший в определённом смысле историческим. Шёл «чёрный» 1993 год. Ельцинская власть, успевшая за короткое время сполна показать свою гнусную суть, рвала и метала, навёрстывая то, что ещё надо было поскорее добить. Судя по всему, ленинский Мавзолей и Почётный красный некрополь вошли в первоочередной список на ликвидацию. Ведь уже прекратилось финансирование основных и профилактических работ в Мавзолее, и учёные мавзолейной группы, оставаясь верными своему долгу, больше года работали бесплатно. А перспектива виделась ещё более мрачной.

И вот тогда у нас в редакции «Правды» собрались замечательные люди. Конечно же, это были настоящие подвижники, горевшие пламенной решимостью не допустить святотатства, сделать всё возможное и невозможное, чтобы отстоять главные памятники советской эпохи на главной площади страны.

Весомо, конкретно, убедительно выступил он, Алексей Сергеевич. С предложением создать независимый благотворительный фонд «Мавзолей В.И. Ленина», который возьмёт на себя многообразные функции защиты и поддержки работающего здесь уникального научного коллектива.

За такую идею проголосовали единогласно. На собрании учредителей в нашей редакции председателем правления фонда был избран, тоже единогласно, Алексей Абрамов.

Почему именно он? Безусловно, сказалось то, что тема ленинского Мавзолея и Почётного некрополя ещё много лет назад стала, можно сказать, родной для него, учёного-историка и журналиста. Знает он эту тему досконально, и ряд существенных открытий, связанных с ней, принадлежат ему.

А с каким интересом у нас в стране и за её пределами читались и читаются книги А.С. Абрамова, родившиеся по итогам проведённых им исследований! Назову лишь некоторые: «Мавзолей Ленина» (пять изданий), «Часовые поста №1. Из истории почётного караула у Мавзолея Ленина» (восемь изданий), «У Кремлёвской стены» (семь изданий).

Но теперь к задачам исследования и пропаганды этих выдающихся памятников отечественной истории для него прибавилось гораздо более актуальное и важное — в буквальном смысле слова спасение их. И он отнёсся к этому как к высочайшему долгу коммуниста, как к продолжению своей миссии воина Великой Отечественной.

План Гитлера хотят осуществить

Когда началась та война, он был четырнадцатилетним подростком. Но, подобно тысячам своих сверстников, которых по возрасту не брали на фронт, Алексей идёт работать на оборону. А потом рабочий авиационного завода становится бойцом Красной Армии, удостоенным ордена Отечественной войны и медали «За взятие Кёнигсберга».

Кем был для него Ленин в те грозные годы? Как и для абсолютного большинства советских людей, он олицетворял великую идею справедливости, воплощавшуюся в Советской стране. Самые тёмные и бесчеловечные силы планеты обрушились тогда на первую в мире страну социализма. Их надо было отбить, разгромить, победить.

«Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!» — сказал Сталин с трибуны его Мавзолея, напутствуя бойцов в день судьбоносного парада 7 ноября 1941-го, который был посвящён 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

Ныне, даже отмечая годовщины того парада, про Октябрь и Ленина стараются не упоминать. Но он-то, Алексей Абрамов, твёрдо знает: правду истории забывать нельзя. И разве может он забыть, например, что ленинский образ был на знамёнах гвардейских частей и соединений? Преклонив колено, гвардейцы целовали край этого знамени, давая присягу перед строем.

Знамёна, увы, теперь поменяли. Однако никому не дано изменить тот факт, что Великая Победа одержана была под Красным знаменем Великого Октября. Под ленинским знаменем!

А говоря об истории Мавзолея, фронтовик Абрамов напоминает своим слушателям и другой неслучайный факт. Когда немецко-фашистские войска рвались к Москве, Гитлером была создана специальная команда сапёров, чтобы как можно скорее взорвать этот священный памятник советскому вождю.

По плану захватчиков такой ритуальный варварский взрыв они собирались учинить к 7 ноября. Но для этого сперва надо было взять Москву, что, как мы знаем, у них сорвалось.

Так чей же замысел вознамерились осуществить новоявленные варвары, захватившие власть в нашей стране полвека спустя — в 1991-м?

Для Алексея Сергеевича Абрамова ответ был ясен. И все его действия на доверенном посту руководителя общественной организации в защиту Мавзолея и Почётного некрополя были направлены на то, чтобы этого варварства (в любой форме!) не допустить.

Защита святынь — дело народное

Отмечу самое первое. Уже сказано, что государство тогда отказалось от финансирования необходимых работ в Мавзолее. Расчёт понятный: удушить. Не будут, дескать, авторитетные учёные, занятые повседневным уникальным трудом, работать бесплатно.

Но они, представьте себе, работали! Наверное, понимая важность того, чему они служат. А с началом деятельности организации, которую возглавил коммунист А.С. Абрамов, первоочередной её заботой стало обеспечение нормального функционирования мавзолейной научной группы.

Буржуазное государство ельцинистского типа от какой-либо поддержки ленинского Мавзолея демонстративно отказалось, а взял на себя такую поддержку народ.

Да, это не просто громкая фраза — это реальность. Другое дело, что людей, представляющих народ, требовалось на неотложную задачу настроить и объединить, чему и посвятил себя вместе со своими товарищами Алексей Сергеевич. Результаты не замедлили сказаться. Вот как отвечал руководитель фонда на вопрос газеты о тех, кто присылает средства для Мавзолея:

«Большинство людей, помогающих учёным мавзолейной группы, — это простые граждане: рабочие и пахари, учителя и врачи, инженеры и пенсионеры, присылающие деньги из своих скудных зарплаты и пенсий… Значительный вклад в сохранение Мавзолея вносят члены коммунистических партий и общественных организаций России и стран СНГ. Должен сказать, что взносы делают и состоятельные бизнесмены, которые не изменили убеждениям молодости в угоду политической конъюнктуре. Пожертвования приходят даже от некоторых священников Русской православной церкви».

Однажды Алексей Сергеевич показывал мне корешки почтовых переводов, на обратной стороне которых люди оставляли краткие приписки с выражением своих чувств. И сколько же здесь волнующих слов! Приведу хотя бы одну запись — от жительницы посёлка Гидроторф Мартыновой, сделанную в виде четверостишия:

Имя Ленина — светоч

в ночи.

Бесятся адовых сил палачи.

Не погасить никакому врагу

Ленинский свет, что в душе

берегу.

«Бесятся адовых сил палачи» — это она точно выразила. Наверное, и вы заметили, что в антиленинской вакханалии, начатой ещё во время «перестройки» и продолжающейся по существу непрерывно, бывали свои пики, когда бешенство вандалов достигало некоего апогея. Так было, например, летом 1999 года. После попытки импичмента Б. Ельцину, предпринятой по инициативе коммунистов, в ответ разозлённый самодур дал команду на очередную яростную кампанию с целью ликвидации Мавзолея и некрополя. Вы помните? Пресса, радио, телеэфир буквально вскипели истерическими воплями: снести, разрушить, уничтожить, закопать!..

Именно тогда, 5 августа 1999 года, страна и весь мир услышали, прочитали пронзительное заявление «Оставьте в покое наших родных». О многом говорили фамилии подписавших — Валентина Гагарина и Наталья Королёва, Ольга Ульянова и Евгений Джугашвили, Маргарита Жукова и Игорь Чкалов, а также ряд других известных людей, чьи родственники покоятся в Кремлёвском некрополе.

Сердце каждого из тех, кто страстно поднял свой голос против гробокопателей, было переполнено болью и негодованием, но в объединении всех их на общий благородный протест опять-таки велика роль Алексея Абрамова. А потом этот исключительно важный коллективный шаг привёл к созданию в следующем, 2000 году общественной организации «Объединение родственников лиц, похороненных в Почётном некрополе у Кремлёвской стены».

И с тех пор сам Алексей Сергеевич уже более 15 лет неизменно входит в состав правления этой авторитетной организации — вместе с И.С. Баграмяном, В.И. Гагариной, Н.С. Королёвой, Е.В. Калининой, В.М. Захаровым и другими наследниками прославленных имён. Не случайна такая честь, которую все они ему оказывают.

И впредь Мавзолей будут прятать?

Как чудовищный парадокс нынешнего времени в нашей стране оценивает происходящее вокруг Мавзолея и некрополя Алексей Сергеевич Абрамов. Не устаёт повторять: это же было главное государственное захоронение на протяжении всей советской эпохи! Самые выдающиеся люди Отечества, чьи заслуги перед страной и народом особенно велики, удостаивались высокого права упокоиться в Почётном некрополе у Кремлёвской стены. При этом им отдавались высочайшие государственные почести по военному или гражданскому ритуалу.

Так что же означает теперешнее беснование антисоветчиков и антикоммунистов, которым не дают покоя лавры Гитлера и которые стремятся перечеркнуть целую эпоху в стране своего пребывания? Вместе с её героями и подвижниками, мировой значимости первопроходцами и творцами… Позорно с лицемерным осуждением кивать в сторону так называемой декоммунизации на Украине, а у себя держать под прицелом святые могилы лучших сынов и дочерей Родины, норовя перетащить их куда-нибудь подальше и понезаметнее, дабы дать простор на главной сакральной площади страны, овеянной великой историей, разгулу всяческой непотребщины. Как будто нет в столице другого места для паршивой попсы, торговых палаток или хотя бы катка…

Это я кратко пересказываю возмущение Алексея Абрамова, которое не единожды слышал и полностью разделяю. Он всем напоминает каждый раз, когда есть у него возможность: в исторически сложившемся мемориальном комплексе покоятся 12 глав правительства и государства (РСФСР и СССР), 22 маршала, 18 Героев, 14 дважды Героев и единственный четырежды Герой Советского Союза, Герои Социалистического Труда, великие учёные и деятели культуры, наркомы и министры, прославленные лётчики и космонавты — более 400 человек, достойнейше представляющих грандиозные свершения советского периода нашей истории.

И ведь неотъемлемая часть этого периода — Великая Отечественная война с её лучезарной Советской Победой. Так выходит, самые славные из полководцев этой Победы теперь уже недостойны находиться на Красной площади? Но тогда как совместить это, спрашивает ветеран-фронтовик А.С. Абрамов, с маршем памяти — «Бессмертным полком»?

Рассказывая о делах и заботах этого человека, я должен отметить ещё вот что. Контрреволюционный августовский переворот 1991 года застал Алексея Сергеевича в должности помощника председателя Всесоюзного совета ветеранов войны и труда (с конца 1991-го — Координационный совет Международного союза «Содружество общественных организаций ветеранов (пенсионеров) независимых государств»). И до 2011 года оставался он на этом посту, делая очень многое для связи с ветеранскими движениями в бывших советских республиках и для объединения их на важные общие дела. Поистине выдающимся таким делом стало, например, издание фундаментального коллективного труда «Победа — одна на всех», где с выверенной полнотой и точностью раскрывается вклад союзных республик СССР в завоевание Великой Победы.

Многолетнюю работу в организации ветеранов из-за нездоровья ему пришлось недавно оставить. Нездоровье и возраст заставили сложить с себя и полномочия председателя правления Региональной общественной организации «За сохранение Мавзолея В.И. Ленина и Почётного некрополя у Кремлёвской стены», которую под разными названиями возглавлял он более 20 лет. Однако членом правления здесь остаётся и по-прежнему представляет эту организацию в «Объединении родственников лиц, похороненных в Почётном некрополе у Кремлёвской стены».

Коммунист Абрамов не просто представительствует — он работает. Результатом огромного его труда стала новая книга «Правда и вымыслы о Кремлёвском некрополе и Мавзолее», выдержавшая за короткий срок уже два издания. Экземпляр последнего из них он решил послать президенту В. Путину.

Чем это вызвано? Финансирование государством мавзолейной группы учёных в какой-то мере недавно всё-таки восстановлено, и тут, конечно, нельзя не порадоваться.

— Но бдительности терять ни в коем случае мы не должны! — говорит Алексей Сергеевич.

Таков его призыв ко всем нам. А президенту страны в письме, сопровождающем книгу, он написал о том, что остро волнует сегодня и его, и вас, наверное. Приведу выдержку:

«Можно по-разному оценивать роль личности В.И. Ленина в истории человечества. Но никто не может отрицать, что именно под его руководством Россия отстояла свою свободу, независимость и территориальную целостность. Известны слова Н. Бердяева: «Ленин предотвратил хаотический распад России».

Неудивительно, что в Российской Федерации ширятся протесты общественности против маскировки Мавзолея Ленина — создателя победоносной армии — фанерным забором при праздновании особо почитаемого, причём почитаемого официально, Дня Победы 9 мая.

Ведь это выглядит полным абсурдом. В России принята Программа патриотического воспитания и в то же время прячем за фанерным баннером всемирно известный памятник героической борьбы против фашизма — Мавзолей Ленина и находящиеся рядом с ним могилы прославленных маршалов. Однажды Мавзолей Ленина уже маскировали — летом 1941-го, чтобы дезориентировать фашистских лётчиков и спасти от авиабомб. А от кого маскируем сегодня?»

Вот посмотрим, как прореагирует президент на эти вырвавшиеся из глубины души строки ветерана.

А пока поздравим Алексея Сергеевича Абрамова с юбилеем: ему сегодня исполняется 90. И пожелаем оставаться, как всегда, бойцом.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт окт 06, 2016 8:05 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Доброволец по имени Александр Куликов

Газета "Правда" №112 (30463) 7—10 октября 2016 год
3 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Продолжаю тему, начатую в очерке «Что значит брать на себя лишнее» («Правда» от 22—23 марта с.г.). Речь о людях, добровольно берущих на себя дополнительные обязанности. Вот когда никто их тебе «по службе» не поручает, а ты сам берёшься это делать. Ради других людей.

Неудивительно, что героями моими один за другим становятся коммунисты. Ведь коллективизм и самоотдача — среди наших моральных принципов. В прошлый раз я рассказывал о воронежце Руслане Георгиевиче Гостеве, который по собственной инициативе, без каких-либо указаний «сверху» организовал в родном городе издание книг, очень нужных сегодня для коммунистического и патриотического воспитания. Достаточно напомнить, что с помощью товарищей ему удалось выпустить массовым тиражом «Как закалялась сталь» Николая Островского и «Молодую гвардию» Александра Фадеева.

Получилось так, что и герой нынешних заметок привлёк к себе внимание своей работой с книгами. Правда, уже по-другому, нежели Руслан Гостев, но о нём, Александре Куликове, и о его делах, безусловно, тоже надо рассказать.

Проблема и человек

Когда от коммуниста, да и от любого человека, особенно требуется проявление инициативы? Я думаю, при возникновении насущной жизненной проблемы, нуждающейся в решении.

Скажем, «Как закалялась сталь», «Молодая гвардия» и ряд других выдающихся произведений коммунистической направленности по идеологическим причинам за последнюю четверть века фактически были изъяты из обращения. Но, поскольку воспитательная ценность их нисколько не уменьшилась, возникает вопрос: каким образом наладить издание необходимой литературы? И тогда появляется коммунист Гостев со своей инициативой, находчивостью и энергией. Есть его деятельность — есть и книги, которых многие очень ждали и ждут.

Однако издание само по себе в нынешних условиях всего не решает. Можно сказать, это лишь начало. Ведь система книгораспространения, в советское время обширная и отлаженная, теперь в нашей стране почти полностью разрушена.

И вот типичная, хорошо знакомая вам ситуация. Живя где-нибудь в небольшом городе, посёлке или селе, человек даже не знает, какие книги выходят в Москве. По весьма понятной причине: они до его родного места не доходят. Абсолютное большинство издаваемых в столице тиражей литературы здесь и оседает!

Предположим даже, что каким-то образом (через «Правду», например) вам удалось узнать о выходе новой, очень интересной и актуальной книги, которую вы горите желанием приобрести. Но где? Как? Порой мы сообщаем, что книга продаётся в приёмной «Правды», однако ведь до этой приёмной, бывает, сотни или тысячи километров...

Прекрасно понимаю вашу досаду и обиду, когда положение оказывается просто безвыходным. Как автору, мне множество раз доводилось посылать свои книги в разные концы страны, откликаясь на читательские просьбы. Однако прямо скажу: времени это отнимает уйму, а редакционные дела захлёстывают, и с горечью сознаёшь, что не все, далеко не все просьбы прислать ту или иную книгу оказываются выполненными. Плохо это, но... что делать-то?

А с некоторых пор я стал всё чаще слышать по телефону или читать в письмах: «Новую вашу книгу мы приобрели через Александра Николаевича Куликова. Спасибо ему и вам».

Да кто же он, этот Александр Николаевич Куликов, взявшийся, судя по всему, за решение очень непростой и очень важной для многих проблемы?

Его партийность — для души

Сейчас ругаю себя: раньше надо было дать в «Правде» материал про него. Ведь он уже достаточно давно помогает людям по всей стране и даже за её пределами доставать нужные книги. Попросту говоря, рассылает по заявкам те выходящие в свет издания, о которых его просят. И сам встречно шлёт своим адресатам списки новых изданий. Информирует и, можно сказать, рекомендует.

Оговорюсь: это отнюдь не какие попало книги. Работу свою, про которую я пишу, член КПРФ А.Н. Куликов считает партийной работой. А потому пропагандирует и распространяет он в первую очередь те книги, которые, по его убеждению, наверняка принесут пользу нашему общепартийному делу, так или иначе послужат во имя него.

Впрочем, пора с Александром Николаевичем познакомить вас поближе. Ему 67 лет. По специальности — инженер-теплотехник, инженер-металлург. Четверть века, с 1966-го по 1991 год, трудился в знаменитом Всесоюзном государственном ордена Ленина институте «Гипромез», задача которого — проектирование металлургических заводов. Придя сюда после школы, рос через учёбу на вечернем отделении вуза от чертёжника до ведущего инженера, руководителя группы, занимавшейся теплоэнергетикой. Членом КПСС стал в 1975 году, а несколько лет перед завершением своей деятельности в «Гипромезе» был секретарём парторганизации института.

Партийность, как мы знаем, бывает разной. Бывает она глубокая, органическая, но, к сожалению, и абсолютно поверхностная, формальная, ни к чему по-настоящему не обязывающая — тоже. Наш Куликов, без сомнений, относится к первой категории. Это сказалось и в том, что после свержения Советской власти и запрета КПСС в 1991-м ему пришлось перейти на Московский инструментальный завод, а затем ещё дважды поменять место работы. Но всюду оставался коммунистом, восстановившись сразу же, как только появилась возможность, в рядах КПРФ.

Почему именно партийность выделяю в его биографии? Да потому, что она, по-моему, решающую роль сыграла в том выборе общественной деятельности, который Александр Николаевич для себя сделал. Общественной и, по сути, партийной, хотя в парторганизации московского района Алексеевский, где он состоит на партийном учёте, такого поручения ему не давали.

Поручение дал он себе сам, добровольно возложив на свои силы и время дополнительную нагрузку. «Лишнюю»?

Но вот что интересно. По ходу разговора о том, как всё у него с книгами произошло и до сих пор происходит, обронил Александр Николаевич очень важное в моём восприятии: «Это — для души». Я-то как раз вслух размышлял, что такой «лишний» груз для него нелёгок и отвлекает, наверное, от других серьёзных забот. Всё-таки трое детей, уже и внучка появилась — надо всех их поддерживать, всем помогать. А тут вон ещё сколько возникло людей, ждущих его помощи!..

Тогда-то он и сказал, что это — для души. А про время заметил: дескать, основная работа выпала такая — сутки надо дежурить, а потом трое выходной. Пояснял, в общем, возможность для дела дополнительного.

Надо ещё и проникнуться чувством других людей

Но согласитесь, разве каждый, у кого эта возможность появится, будет использовать её не для себя и самых близких своих, а для «дальних» — каких-то незнакомых и неизвестных, живущих бог знает где? Книги им, видите ли, нужны. Да мало ли кому что требуется — может, и куда более необходимое, чем книги эти...

А вот он проникся чувством тех, кто испытывает потребность духовную. Ему по себе знакомо: слово газеты или книги, если оно несёт поднимающий силы заряд, вдохновляет мудрой и ясной мыслью, находит солидарный отклик в сердце читательском, — такое слово способно на многое.

В 90-е годы не случайно стал он распространителем «Правды», как и других оппозиционных изданий. Закрывали «Правду», притесняли, её и до нынешнего времени стараются в разных местах к читателям не допускать. Вместе с товарищами Александр Куликов прорывал и продолжает прорывать кольцо неприятия и всяческие преграды вокруг нашей газеты, став постепенно своим человеком в её общественной приёмной.

Здесь, в приёмной «Правды», где почти всегда многолюдно и куда нередко приходят обращения с просьбами, порой самыми неожиданными, обратил он внимание на письма о книгах. «Пришлите!.. Помогите приобрести!.. Подскажите, где и как можно достать...»

Удивило в тех письмах вот что. Оказывается, есть места, куда даже книги Г.А. Зюганова, лидера КПРФ, не доходят. Ну понятно, что их не стремятся пропагандировать книжные магазины, зависящие от властей. А что же тамошние региональные партийные комитеты? Недорабатывают из-за недостатка сил и средств или не придают значения такой работе? Но люди-то, причём не только коммунисты, а и беспартийные сторонники КПРФ, ищут эти книги, понимая: они им нужны.

Да, ищут книги Геннадия Зюганова, Юрия Емельянова, Владимира Бушина, Юрия Белова, Сергея Кара-Мурзы, Владлена Логинова, других актуальных авторов. Ищут и не находят.

Коммунист Александр Куликов взялся им помочь.

Не просто механическая пересылка бандеролей

Дело это, прямо скажу, весьма трудоёмкое. Со стороны, конечно, может показаться кому-то, что технология простая. Ему передают письма, в которых содержатся просьбы о книгах, а он старается эти просьбы удовлетворить. То есть собирает бандероли и направляет по указанным адресам.

Но, во-первых, и это требует немало времени, тем более что некоторые книги даже в Москве приходится разыскивать. А во-вторых, представьте себе, Александр Николаевич не ограничивается просто механической ролью отправителя. Он вступает в переписку с каждым (!) человеком, чья заявка к нему попала, и зачастую через некоторое время человек этот входит в круг близких ему товарищей. Ведь он в своих письмах не только сообщает информацию о книгах, которые может предложить, но также интересуется обстановкой там, на месте, проблемами и опытом здешней парторганизации, пишет об известном ему опыте других и высказывает свои советы.

Связи получаются иногда, как я понял, весьма плодотворные. Вот, скажем, многолетнее сотрудничество (слово это тут очень подходит!) сложилось у него с работниками, а ныне секретарями Архангельского и Барнаульского горкомов КПРФ Сергеем Яковлевичем Пасторовым и Юрием Дмитриевичем Осинкиным. Началось с их заявок на отдельные книги, а теперь уже в обоих горкомах сформированы полноценные партийные библиотеки, которыми пользуются сотни людей. Кроме книг, здесь и аудио-, видеодиски, которые присылает им тоже он, Куликов. Если просят, высылает календари, памятные медали КПРФ, различную партийную атрибутику.

«Если просят…» Значит, всё опять же зависит от инициативы?

— Конечно! — отвечает он. — Одни стараются что-то делать, ищут, придумывают, товарищей в это вовлекают, а другие, увы… Как будто не они, а кто-то должен делать за них.

Александр Николаевич иллюстрирует это на примере создания тех самых партийных библиотек при горкомах и райкомах. Сколько «Правда» писала о необходимости их, но пока всё же таких библиотек немного.

— А почему? — говорит он. — Да работать надо! Вот Костя Умрихин в городе Троицке Челябинской области…

И начинает увлечённо рассказывать об одном из энтузиастов, которые собирают добротные «Библиотеки коммуниста» в своих городах и посёлках. Заочно я этого Костю тоже знаю: он не раз и мне звонил по поводу выходивших моих книг. Беспокойный, болеющий за дело парень — это чувствуется.

А ветеран труда Валентина Васильевна Басиева, член райкома КПРФ из посёлка Рисоопытный в Кабардино-Балкарии? Куликов рассказывает, что ей удаётся осуществить, казалось бы, невозможное. Например, добилась, что уголки КПРФ открыты в районной и поселковой библиотеках. Здесь и книги, и газеты, и разнообразная текущая информация о жизни партии...

Есть чему радоваться и кем гордиться

Гордость и радость слышатся в голосе Александра Николаевича, когда ведёт он речь о таких неравнодушных людях. И это понятно: сам из их числа. Особенно важно, считает, чтобы по-настоящему инициативный человек появился в маленьком и отдалённом селении. Тогда уже есть надежда: что-то в местной жизни обязательно изменится к лучшему.

Лесной посёлок Войвож в Республике Коми. Сразу двое инициативных: супружеская пара Тюгаевых — Галина Августовна и Николай Владимирович. С помощью Куликова создали хорошую библиотеку у себя на дому. Но не только для себя! Все в посёлке уже знают об этом, и многие (всё больше и больше!) тянутся к ним за интересным и злободневным чтением. Бывает, прочитанная книга, ставшая событием, даёт повод для коллективного обсуждения, а это, разумеется, объединяет людей и движет их мысль в определённом направлении.

Заметил я, что инициатива на местах и свойственная ему, Александру Николаевичу, нередко встречаются. Благодаря особому вниманию Куликова. Он и «Правду» в этом смысле читает прицельно внимательно. Так, не мог спокойно пройти мимо заметки, в которой говорилось о «Ленинской комнате», созданной ветераном партии в своём селе. Написал ему и предложил материалы о Ленине, которыми располагает. Принято было с благодарностью!

Искренней благодарностью проникнута вся обширнейшая почта Александра Николаевича, получаемая им в ответ на его посылки и письма. Читаешь взволнованные, доверительные, душевные строки, и становится ясно, почему о нелёгком деле своём он говорит: «Это не в тягость мне, а в радость».

Пишут ему, честное слово, как родному. Многие имена авторов повторяются, поскольку связь уже постоянная. И география бескрайняя. Кроме России — Белоруссия и Казахстан. До недавнего времени была также Украина, однако сам он решил эту переписку временно приостановить: тревожно стало за своих адресатов, оказавшихся под прицелом нацистов. Но он уверен, что это — действительно временно.

Есть ли ещё проблемы и трудности? Да хватает, хотя жаловаться Александру Николаевичу не свойственно. Общеизвестное — дороговизна книг, дороговизна их пересылки и вообще почтовых «услуг». Примириться с этим нельзя, потому что страдает множество людей. Хотелось бы книгу приобрести, а не по карману. В последнее время из-за этого заметно сокращаются заявки и у Александра Николаевича.

А подчас возникает совсем непонятное. Как, например, объяснить, что с некоторых пор бандероли в Белоруссию стали принимать только авиапочтой? Это же существенно дороже, а ведь поезда в так называемом Союзном государстве ходить не перестали. И если оно в самом деле Союзное, то контакты со временем должны не дорожать, а наоборот — упрощаться...

* * *

Разговор о роли книг в нашей партийной работе и воспитании людей мы на страницах «Правды», конечно, будем продолжать. Недаром же и специальная рубрика у нас введена — «А вы что читаете?»

Ну а завершая свой сегодняшний рассказ о коммунисте Александре Николаевиче Куликове, сообщу телефоны, по которым вы можете с ним связаться:

8-499-257-47-39; 8-915-285-34-97.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт окт 20, 2016 8:48 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Войну он снимал и погиб на войне

Газета "Правда", №118 (30469) 21—24 октября 2016 года
6 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Страницы героической битвы за Москву 75 лет назад выразительно запечатлел фотокорреспондент нашей газеты Сергей Струнников

В истории «Правды» и всей отечественной журналистики оба они остались рядом. Потому что один первым написал о подвиге Зои Космодемьянской, а второй сопроводил этот пронзительный очерк, названный тогда по известной причине «Таня», не менее пронзительным снимком.

И каждый раз, когда вспоминаю замечательного правдиста-очеркиста Петра Лидова, думаю и о столь же замечательном фотокорреспонденте нашей газеты Сергее Струнникове. В сознании моём они нераздельны, как нераздельны их имена на мраморной доске у нас в редакции памяти журналистов «Правды», погибших во время Великой Отечественной войны.

Погибли они тоже вместе. Произошло это в день третьей годовщины начала войны, 22 июня 1944-го, на военном аэродроме близ Полтавы. Погибли при исполнении служебных обязанностей — абсолютно точное выражение. Они приехали сюда, чтобы написать о лётчиках и сделать снимки для «Правды», но попали под внезапный налёт вражеской авиации.

ЭТА ИХ СОВМЕСТНАЯ командировка оказалась последней. А до неё было много других. Сошлись они в общем деле на Западном фронте, в труднейшие дни обороны Москвы. Сотрудничество двух журналистов — пишущего и снимающего — не было редкостью на войне. Однако составы таких пар менялись, и даже не всегда бывало, что один хорошо знает другого. В данном же случае, судя по всему, возникла не только профессиональная, но и душевная близость, которая притягивала их друг к другу, побуждая искать возможности ещё и ещё раз поработать вместе.

Так, перенеся в феврале 1942 года тяжёлый сыпной тиф и оказавшись в подмосковном санатории «Архангельское», Сергей Николаевич Струнников пишет Петру Александровичу Лидову следующее: «14 марта 1942 г. Судьба и обстоятельства перебросили меня в санаторий, где я ремонтирую своё здоровье, чтобы вновь вместе с Вами (это моё желание) создавать ценные вещи нашей эпохи для потомков, для истории, отойти от стандарта и брать самую соль жизни, самое острое, самое необходимое».

Надо же, как чувствовал он необыкновенность этого их журналистского призвания в суровое время Великой войны! Не одни лишь сиюминутные задачи для повседневности, а гораздо больше — для истории, для потомков. И при этом острое ощущение эпохи, которую они отражают и выражают, стремление, как он написал, «отойти от стандарта и брать самую соль жизни». Нелегко? Ещё бы! Но личность творческая этого требует.

А у Лидова — то же самое. Потому и он при встречах, в письмах, дневниках с искренней теплотой и пониманием обращается к Струнникову, видя в нём уже не просто коллегу, а друга. Хотя главным для него тоже остаётся их совместная работа, которая, впрочем, из текущей, повседневной на глазах становится исторической. Об этом я думал, например, читая такую запись в дневнике Петра Александровича от 16 мая 1942 года:

«…Он (С.Н. Струнников) показал мне сотню снимков, увеличенных и наклеенных на паспарту. Большинство этих снимков было сделано во время наших совместных поездок: по Минскому шоссе — в начале ноября (1941 г.), в Тулу — 13—15 ноября, в Ступино к генералу Белову — 1 декабря, в Венёв с наступающими частями Белова — 10—11 декабря, в Петрищево — 26 января (1942 г.). К некоторым из этих снимков я сделал надписи, после чего отправился в путь».

Вроде бы буднично: сделал эти самые надписи к фотографиям и отправился по очередным делам. Но меня не оставляет уверенность, что уже тогда, то есть совсем немного времени спустя после того, как Струнников те фотографии напечатал, у Лидова было ощущение их исторической значимости.

Да, Минское шоссе под Москвой в ноябре 1941-го, обороняющаяся Тула, наступающие части генерала Белова в декабре — всё это и многое другое к маю 1942-го стало уже кадрами истории великой битвы за советскую столицу. И, конечно, те снимки, которые Струнников сделал для очерка «Таня» 26 января 1942 года в подмосковной деревне Петрищево…

* * *

О Лидове я в «Правде» уже рассказывал. Однако мне давно была интересна и жизнь Струнникова — этого талантливейшего фотожурналиста и фотохудожника. Но сведения, оставшиеся о нём в нашей редакции, к сожалению, крайне скудны. Даже обычного личного дела нет — всего лишь так называемый листок по учёту кадров. Наверное, потому, что пришёл в «Правду» Сергей Николаевич Струнников в крайне трудном августе 1941-го, когда уже вовсю кипела война, а меньше чем через три года он погибнет.

Не только я — все мы должны быть благодарны ветерану Центрального архива общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ) Людмиле Ивановне Смирновой, которая, приложив много сил и старания, буквально по крупицам собирала биографический материал о С.Н. Струнникове. На него я и буду в основном опираться.

Кстати, от Людмилы Ивановны впервые узнал, при каких обстоятельствах и как Струнников стал военным фотокорреспондентом «Правды». До этого он был уже известным мастером фотографии, работал в разных местах и печатался во множестве изданий, включая «Правду». В 1940 году в Центральном Доме журналиста состоялась его персональная выставка «Фото С. Струнникова. 1930—1940», получившая высокую оценку профессионалов. А вот начало войны застало его в дальней геологической экспедиции. Выйдя с изыскателями из тайги в маленькую сибирскую деревушку, Сергей Николаевич узнал, что фашистская Германия напала на Советский Союз и уже несколько недель на западе страны идут ожесточённые бои.

Только через месяц он смог добраться до Москвы. Дома его ждали повестка из военкомата и письмо из редакции газеты «Правда». Утром следующего дня по редакционному приглашению он пришёл сюда и был утверждён фотокорреспондентом главной газеты страны. Согласно листку по учёту кадров, произошло это 22 августа 1941 года. А 17 октября он уже официально военный фотокорреспондент.

Приглашение в «Правду» с началом войны говорит о том, что Струнников был замечен здесь раньше, а теперь, в особых обстоятельствах, интерес к молодому одарённому фотомастеру ещё более возрос. Наверное, сказалось и то, что, будучи призванным в 1932 году в Красную Армию, он сдал экзамены на звание командира запаса. И тогда же, находясь на военной службе, Сергей Струнников в течение года работал в красноармейской газете «На боевом посту». На фотоконкурсе, организованном в воинских частях, он даже получил первую премию. «Значит, военная тема уже ему знакома», — рассуждали, видимо, кадровики «Правды».

Не ошиблись в своём выборе!

* * *

Жизнь ему выпала короткая — неполных 37 лет, и делится она чётко на две части: до войны и во время неё.

Родился в 1907-м, в Херсоне. Отец его, Николай Иванович Струнников, был выходцем из бедной провинциальной семьи. Ощутив в себе художественный дар и рано начав рисовать, возможности для учёбы не получил. Образование его ограничилось трёхлетним обучением в приходской школе, а затем был отдан «мальчиком» на мануфактурный склад. Так и сгинул бы его талант, если бы не природное упорство, которое привело подростка в Москву, где он сумел устроиться в мастерскую живописца С.И. Грибкова. Правда, опять-таки «мальчиком»-подмастерьем на побегушках.

О жизни пробивавшегося к любимому делу парня рассказал в своей знаменитой книге «Москва и москвичи» Владимир Алексеевич Гиляровский, известный журналист и необыкновенно добрый человек, очень поддержавший начинающего художника:

«Н.И. Струнников, сын крестьянина, пришёл в город без копейки в кармане и добился своего нелегко. После С.И. Грибкова он поступил в Училище живописи и начал работать по реставрации картин у известного московского парфюмера Брокара, владельца Большой художественной галереи.

За работу Н.И. Струнникову Брокар денег не давал, а только платил за него пятьдесят рублей в Училище и содержал «на всём готовом». А содержал так: отвёл художнику в сторожке койку пополам с рабочим, — так двое на одной кровати и спали, и кормил вместе со своей прислугой на кухне».

И всё-таки при помощи Гиляровского, а также Павла Михайловича Третьякова удалось Николаю Струнникову окончить Московское училище живописи, ваяния и зодчества, а затем и Академию художеств в Петербурге по классу И.Е. Репина.

Об отце выдающегося фотомастера нельзя не сказать, потому что от него унаследовал Сергей и художественный талант, и страстную любовь к искусству. Правда, из всех его видов для себя выбрал не живопись, а более современные — кино и фото. Окончив в 1926 году среднюю школу, он успешно сдаёт вступительные экзамены и поступает на операторское отделение Государственного техникума кинематографии.

Его товарищи вспоминали, с каким необычайным увлечением учился он здесь все четыре года. Одновременно работает осветителем на фабрике «Межрабпомфильм», а в 1928 году на страницах московских газет появляются первые снимки Сергея Струнникова.

Кино и фотожурналистика отныне идут в его жизни параллельно. Он занимается одним и другим, видимо, ещё не зная, чему отдать предпочтение. Например, уехав во время каникул в геологическую экспедицию в должности кинофотоработника, он снял свой первый короткометражный фильм «Разведка горючего» и тут же сделал целый ряд фотографий для журналов «Пламя», «Советский экран», «Рост».

После окончания кинотехникума в 1930 году Сергею посчастливилось поработать с одним из крупнейших советских кинорежиссёров Всеволодом Илларионовичем Пудовкиным, будущим автором «Минина и Пожарского», «Адмирала Нахимова» и других прославленных фильмов. Тогда он снимал картину под названием «Очень хорошо живётся», и Струнников стал помощником оператора в его съёмочной группе, параллельно снимая рабочие моменты фильмопроизводства.

Ему было всего 23 года, и роль при Пудовкине, казалось бы, не самая видная, однако мэтр сумел рассмотреть и оценить данные молодого оператора. «Из товарища Струнникова, — написал он, — должен выйти хороший работник кино».

Так, безусловно, и могло быть, но фоторепортаж захватывал его всё сильнее и сильнее. Способствовали этому величайшие созидательные дела, которые разворачивались в стране, и растущий спрос газет, журналов на отражение их в фотографиях. Чувство первопроходца, свидетеля и летописца огромных достижений было главным у него в эти годы. Оно поднимало дух и рождало творческое вдохновение.

Повезло ему, что он стал участником знаменитого арктического рейса ледокола «Красин», где исполнял обязанности секретаря экспедиции Главсевморпути и специального фотокорреспондента газеты «Водный транспорт». Впервые в истории освоения Арктики в 1933 году был отправлен из Архангельска по Северному морскому пути караван судов для доставки грузов в устье реки Лены. «Красин» прокладывал путь этим судам, и после того, как необходимое для жителей северной Якутии было сгружено на месте, ледокол вернулся в Архангельск, а суда на обратном пути зазимовали.

Изумительная это была творческая зарядка для молодого фотожурналиста! Он снимал завораживающие просторы Арктики и экзотическую красоту ледовых ландшафтов, но с наибольшей любовью — людей, которые во имя Родины преодолевали невероятные трудности.

Это будет характерно для всей дальнейшей его работы: искренняя любовь и неостывающий интерес к тем, кто способен на великие свершения ради общего блага. Как и другие его коллеги, Струнников рвался на передний край социалистического строительства, но всматривался больше всего не в индустриальную панораму, а в лица её творцов.

Не случайно и на персональной его фотовыставке 1940 года значительное место заняли портреты: Чкалов перед полётом в США, пианисты Флиер и Гилельс, лётчик-испытатель Коккинаки, писатель Новиков-Прибой… Впрочем, диапазон жанров и тем был чрезвычайно широкий. Объединяло же все работы одно: очень высокая творческая планка. Фоторепортёр и фотохудожник органически слились в нём.

* * *

Война… Всё лучшее, что было в этом человеке от природы и что дало ему воспитание, по максимуму раскрыли военные годы.

Недавно, летом 2014 года, журналисты газеты «Щит и меч» Сергей Лагодский и Юрий Ржевцев, работая над сборником к 70-летию Великой Победы, обнаружили в военном архиве наградные листы Сергея Николаевича Струнникова, датированные 1 июня 1942 года. В них он представлялся к награждению медалью «За боевые заслуги». И вот что отмечалось в кратком изложении личного боевого подвига:

«Будучи военным корреспондентом газеты «Правда», принимал участие и производил фотосъёмки похода в тыл врага (декабрь 1941 г., Можайское направление). В процессе похода производил фотосъёмки, часть которых под названием «Партизаны-истребители в тылу врага» были опубликованы в газете «Правда». Указанные съёмки зачастую производились под огнём немецких автоматчиков. В дни боёв под Москвой фотоснимки Струнникова с передовых позиций неоднократно печатались в газете «Правда». Летая на пикирующем бомбардировщике, под ураганным огнём вражеских зениток, заснял момент бомбёжки войск противника. На выставке в ЦДКА представлены 57 лучших фотоснимков Струнникова. Особенно были отмечены снимки: «Москва, 14 декабря», «Таня», «Полёт на бомбёжку». Выдающийся фоторепортёр своими высокохудожественными снимками военных эпизодов внёс ценный вклад в историю Отечественной войны».

Подписали этот документ командир полка майор Сазонов, комиссар полка батальонный комиссар Кузнецов и начальник штаба майор Казначеев. Я обратил внимание: военные люди, не профессионалы фотографического дела, они отметили, что фоторепортёр — выдающийся, а сделанные им снимки — высокохудожественные.

От себя скажу, что в «Правде» во время войны работали действительно выдающиеся советские фотожурналисты — Михаил Калашников (тоже погиб), Александр Устинов, Виктор Тёмин, Сергей Коршунов и другие. Всем им, кроме высоких профессиональных качеств, требовалось проявлять и смелость, мужество, отвагу: нередко они рисковали жизнью, проникая на самые опасные участки фронта.

Струнников рвался туда, где опаснее всего. Потому и летал на бомбёжку, и отправился в тот самый рейд по тылам врага в декабре 1941-го. Вместе с ним там был ещё один журналист «Правды» — Иван Фёдорович Кирюшкин (боец Чапаевской дивизии в годы Гражданской войны). Он свидетельствовал, что многие снимки Струнников делал непосредственно в бою, и были случаи, когда его приходилось вытаскивать из-под огня. Причём съёмка поглощала журналиста настолько, что он не замечал свиста пуль вокруг себя. Однажды, когда он выбежал на опушку леса, немцы открыли огонь, а Сергей, встав на колено, продолжал щёлкать затвором «лейки». К счастью, обошлось: пуля только оцарапала ему висок.

* * *

Он ценил художественную выразительность снимка и всегда стремился к предельной выразительности. Однако не поступаясь достоверностью. «Фотография — это документ, — говорил Сергей Николаевич. — И если я заставлю людей позировать мне, играть ради снимка, то займусь не чем иным, как подделкой документов».

Снимая в осаждённой Москве — на сооружении баррикад в городе и противотанковых рвов на окраинах, в подразделениях войск противовоздушной обороны и частях народного ополчения, на призывных пунктах и у метростроевцев, он старался делать своё дело незаметно, не отвлекая людей от напряжённой работы. Из-за этого бывали даже неприятности: фотографа принимали за шпиона и приводили в милицию. Зато фотографии получались правдивые и убедительные — такие, не поверить которым было невозможно.

Итог колоссальной его работы во время Московской битвы подвели участие в выставке «Москва военная», которая состоялась весной 1942 года, и издание альбома «Москва. Ноябрь 1941», куда были включены лучшие его фотографии, сделанные в дни обороны столицы. Но он, едва перенеся тяжёлую болезнь, опять стремится в пекло, на фронт, на передовую. Никто и ничто не может его удержать! Вот он уже на Брянском фронте, вот снимает на берегах Дона, под Воронежем. Настойчиво добивается командировки в блокадный Ленинград.

И в конце 1942 года всё же добился: редакция поручила ему вместе с поэтом Н.С. Тихоновым подготовить журнал-альбом «Ленинград в борьбе». За три недели командировки Сергей Струнников создал такую мощную по силе воздействия серию снимков, что они стали своего рода памятником городу несгибаемой стойкости, впечатляющим свидетельством «будничного» героизма ленинградцев, которые перенесли невозможное, но не сдались.

Он и сам решил тогда работать под девизом: «То, что считается трудным, нельзя назвать невозможным». Он и сам преодолевал всё, ни перед чем не сдаваясь и не опуская руки. Хорошо потом написал об этом Николай Тихонов:

«Снимать Ленинград в декабре — это своего рода подвиг. У нас такие короткие дни в это время года, что мы плаваем как рыбы в сумрачной воде. Туманы и ранняя темнота — это такие враги, которые не хуже немецкого обстрела для фотографа.

Кроме того, если фотограф ограничен временем своего пребывания в городе, то он многое не увидит, так как, добравшись без транспорта, на своих ногах до далёкого объекта съёмки, он может только убедиться, что может только идти обратно — снимать уже темно. А дней у него считанное количество.

Пробираться по городу из конца в конец затруднительно. Трамваи капризны, как невские русалки, и так же редки, как последние. Фотограф, лишённый отдыха и сна, в отчаянии. Как быть со съёмками? И вот постепенно он составляет точный план и пускается, несмотря на все препоны природы и казусы пространства, смело выполнять его.

И он снимает с упорством одержимого. Правда, тут город сам начинает идти навстречу. Таких драматических и человеческих контрастов мало где отыщется, как в Ленинграде. 500 дней в бою находится Ленинград, и он не прекращает той огромной работы и жизни, что свойственна такому гиганту-городу. Всё это заснял Сергей Николаевич Струнников, и вы по его снимкам увидите Ленинград в декабре таким, каким он действительно был. Это победа мастера!»

Обстоятельства, видимо, сложились так, что в 1943 году альбом издан не был, а в «Правде» и других изданиях появилась тогда лишь часть снимков. Поэтому следует ещё раз выразить благодарность архивистам Москвы и особенно Людмиле Ивановне Смирновой, которые, обнаружив подготовленный автором материал, издали его в 2005 году под названием «Репортаж из блокадного Ленинграда. Фотографии фронтового корреспондента Сергея Струнникова».

Замечательным дополнением к пронзительным снимкам стали записи из дневников фотожурналиста, сделанные им во время командировки в блокадный Ленинград и опубликованные впервые в нашей редакционной газете «Правдист» в начале 1943 года.

* * *

Что было с ним дальше? Опять война. Поразительно, как успел он за отведённое ему время побывать в стольких местах и в труднейших условиях столько сделать! Западный, Брянский, Ленинградский, Волховский, Северо-Западный, Первый Прибалтийский фронты, Сталинград, Тула, Калинин, Смоленск, Харьков, Одесса, Крым, Севастополь… Да полностью всю географию его полётов и поездок я не берусь воспроизвести. А о том, как это бывало, пусть скажет страничка из его крымского дневника, относящаяся к весне 1944 года:

«В двух километрах от противника. Целый день над нами летают «мессеры». Работают артиллерия, миномёты. Снимаю всё, что может отразить войну в Крыму. Бойцы, роющие окопы, говорят, чтобы я немедленно пригнулся, иначе подобьёт вражеский снайпер. Пригибаюсь, иду дальше, ползу, приподымаюсь, в вечерней дымке вижу море, бухту Севастополя. Идёт пулемётная стрельба...

Вечером наша тройка (Л.С. Соболев, И.И. Золин и я) заходим к дежурному. Неожиданно он нам сообщает, что Калашников убит... Не могу себе представить: ведь только вчера утром мы все брели вместе и ночевали в одной комнате. Только вчера утром я снимал его. Оказалось, это было в последний раз...

...Никто не гарантирует, будем мы завтра живы или нет. Мы находимся в самом огне борьбы за Севастополь. Под этим городом почти уже накануне самой победы погиб наш верный товарищ большевик Миша Калашников, самый отзывчивый из среды репортёров, которых я знаю. Он честно отдавал все свои силы газете».

Так написал Сергей Николаевич о своём товарище по «Правде». Но ведь так же можно сказать и о нём самом. Коллеги из газеты «Щит и меч», нашедшие много лет спустя в архиве его наградные листы и проделавшие после этого свою исследовательскую работу, пришли к выводу: «Это был скромный, талантливый, увлечённый человек, фантастически преданный своей профессии и отличавшийся феноменальной работоспособностью».

Согласен с ними. Даже семьи своей Сергей Струнников не создал, поскольку любимое дело захватило его целиком — всю душу и всю жизнь. Но было это дело не для себя, а для людей. Помните, как он однажды выразился в письме своему другу Петру Лидову? «Для потомков, для истории…»

Именно такой работой оказалась и его «Таня». Тот снимок, сделанный в январе 1942 года в Петрищеве, Сергей Николаевич назвал так же, как Лидов свой очерк. Да, вместе они — очерк и фото — вошли в историю и останутся в ней навсегда.

«На фотографии погибшая девушка выглядит так, как будто смерть не тронула её красивого лица, словно только сейчас произнесла она последние смелые и гневные слова, — пишет Людмила Ивановна Смирнова в своей статье о С.Н. Струнникове. — Образ этой юной героической девушки стал национальным символом сопротивления врагу».

Конечно! И препарировать в данном случае работу фотографа с точки зрения техники, то есть как она сделана, представляется невозможным и недопустимым, даже кощунственным. Немыслимой силы взлёт духа произошёл у человека, который увидел свою соотечественницу, совершившую подвиг, замученную и убитую, но величественную и красивую. Чтобы так увидеть и так это передать, сам автор снимка должен был подняться на её духовную высоту и проникнуться её благородными чувствами.

Снова и снова всматриваясь в давно потрясшую меня фотографию, мысленно я говорю: фото скорби и любви. Такой любви и такой скорби, на какие способен не каждый, но они необходимы людям, чтобы оставаться людьми.

В своём блокноте Пётр Александрович Лидов незадолго до гибели записал: «Есть много портретов Зои Космодемьянской. Одни художники добились портретного сходства с оригиналом, другие за сходством не гнались, старались постичь и выразить внутреннюю сущность этого человека, его порыв, его идею. И те и другие портреты хороши, пока на них смотришь. Но когда я закрываю глаза, то представляю себе Зою, какой я видел её в первый и последний раз, — на снегу у разрытой могилы».

Благодаря Сергею Струнникову, соратнику Петра Лидова по «Правде», мы тоже можем видеть Зою, как в тот день. Увидят её и люди будущего.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн окт 24, 2016 10:02 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Трудная и сложная наука побеждать

Газета "Правда" №119 (30470) 25—26 октября 2016 года
3 полоса
Автор: Николай КОЖАНОВ, Виктор КОЖЕМЯКО.

Заметки из зала пленума

В подмосковных Снегирях, где собрался пленум, 75 лет назад проходил передний край битвы за Москву, а значит, и за всю Советскую Родину. Напомнив об этом, лидер КПРФ Г.А. Зюганов подчеркнул ведущую роль партии коммунистов в той судьбоносной борьбе.

Сегодня история вдохновляет и учит нас. Великий Октябрь, 100-летие которого мы готовимся отметить, и Великая Победа над фашизмом учат стойкости, мужеству, умению сохранять силу духа и оптимизм в тяжелейших ситуациях. Вот и теперь, когда результаты прошедших выборов, мягко говоря, коммунистов не радуют, первоочередной свой долг они видят в том, чтобы обстоятельно проанализировать причины неудачи и сделать необходимые выводы для будущих побед.

«Мы обязаны понимать, — сказал Председатель ЦК КПРФ, — что находимся на политической и идеологической войне». Лучшим, как и на войне, в зале пленума вручались награды: партийные ордена, юбилейные медали в честь 75-летия исторической победы под Москвой. Как и на войне, достойных принимали в ряды партии: с начала года они выросли на 12 тысяч человек. Но этого, конечно же, абсолютно недостаточно! Самокритичная неудовлетворённость сделанным на всех направлениях и стремление мобилизоваться перед лицом новых задач, чтобы обеспечить поддержку партии большинством народа, пронизывали как лейтмотив выступления участников прений.

Испытание на прочность

Противник, с которым КПРФ ведёт непримиримую войну, силён и весьма изощрён, чего невозможно сбросить со счетов. Первый секретарь Краснодарского крайкома Компартии Н.И. Осадчий, открывший прения по докладам, прямо заявил: «Что касается результатов так называемых выборов, то мы убеждены, что они были запрограммированы и сконструированы административной машиной «партии власти».

В самом деле, осознание этого стало приходить в Краснодаре уже на старте избирательной кампании, когда искусственно была создана ситуация недопущения к выборам одного из самых видных представителей КПРФ С.П. Обухова. Исследования, проведённые коммунистами в предвыборный период, показали, что поддержка КПРФ на территории края составляет не менее 25 процентов избирателей. Реальные показатели голосования на 211 участках даже превышают 30 процентов. Но о показателях официальных при этом, как выразился выступавший, просто стыдно говорить.

И всё-таки почему больше половины избирателей не приняли участия в голосовании? По мнению тов. Осадчего, кроме общеизвестных причин, к чему относится, например, неудобное время назначенных выборов, сказалось также то, что огромное число людей в России ныне просто выключено из политической борьбы, поскольку люди заняты элементарной борьбой за выживание. Так, более 600 тысяч молодых избирателей числятся жителями Краснодарского края, но на самом деле их здесь нет: они мыкаются по стране в поисках работы, а стало быть, им не до выборов. Значительное усиление партийного влияния в трудовых и прежде всего — в рабочих коллективах, гораздо большее внимание к молодёжи, к росту партийных рядов руководитель коммунистов Кубани считает основными условиями достижения наших грядущих побед.

О том, что мы можем и должны даже в самых неблагоприятных условиях добиваться существенно большего, говорил с трибуны, исходя из опыта своего партийного отделения, первый секретарь Приморского крайкома КПРФ А.Н. Долгачёв. В Приморье одновременно проходили выборы в Госдуму и в краевое Законодательное собрание. И с чего начали коммунисты предвыборную кампанию? С публикации отчёта фракции КПРФ в Заксобрании, который был издан тиражом 400 тысяч экземпляров и широко распространён среди населения. Из этой книжечки объёмом в 30 страниц люди узнали, что 9 коммунистов, составлявших фракцию, постоянно голосовали против антинародных мер власти, столь же постоянно выдвигая предложения в пользу трудящихся.

Главное, что удалось через свои средства массовой информации довести до сознания многих избирателей, состояло в следующем: кроме КПРФ, в крае нет другой реальной оппозиции «партии власти». В этом помогли и публикации видных бывших представителей «Справедливой России» и ЛДПР, показавших на конкретных фактах подлинную суть этих партий.

Коммунисты края убедились, что компромиссы с местной властью должны иметь свои жёсткие границы. Именно отказ от некоторых таких компромиссов заметно поднял авторитет ряда районных партийных отделений. Так, если раньше в Артёмовском отделении никогда не набирали более 7—8 процентов голосов, то теперь показатель здесь уже 20 процентов. По той же причине с 12 до 22 процентов поднялась поддержка коммунистов в Уссурийском и Дальнереченском районах.

Намерение власти резко снизить представительство КПРФ в Законодательном собрании края провалилось. И что же теперь? Знакомый приём: пытаются склонить депутатов-коммунистов на сторону власти, оперируя «платной основой» и всяческими посулами.

— Это испытание на прочность, и долг каждого из нас его выдержать! — под аплодисменты зала заявил Анатолий Долгачёв.

Они при власти, но мы обязаны одолеть их

Горячо восприняли участники пленума выступление первого секретаря Марийского рескома КПРФ, известнейшего руководителя одного из самых прославленных народных предприятий И.И. Казанкова. Да, руководитель достойный и предприятие — одно из лучших в стране. Но разве условия, в которых приходится работать Ивану Ивановичу и как хозяйственнику, и как партийному лидеру, хоть в чём-то благоприятнее, чем у кого бы то ни было? Совсем нет! Наоборот, давление со стороны власти здесь было и остаётся, пожалуй, сильнее, нежели во многих других регионах страны.

Но Казанков не жалуется — он упорно, самоотверженно работает, преодолевая всё и вся! И результаты говорят сами за себя, в том числе на минувших выборах. В Республике Марий Эл лучший результат по партийным спискам — более 27 процентов, а как одномандатник в Госдуму прошёл коммунист Сергей Казанков.

Однако нельзя было не обратить внимания: выступавший весьма озабочен общепартийными результатами, которые считает неудовлетворительными.

— Может быть, — задался он вопросом, — это произошло и потому, что некоторые излишне доверились обещаниям власти провести честные выборы? Но ведь честными они не могли быть изначально! Это же сказка про белого бычка для детей. И наша задача, как мы определили её в своём партийном отделении, состояла в том, чтобы изо всех сил противостоять правилам, навязываемым нам властью, диктуя ей, где только можно, правила свои.

Иван Иванович конкретно рассказал, как коммунисты республики строили свою предвыборную работу, начавшуюся ещё в январе. Это были и общественные приёмные, открывшиеся во всех городах и районах, и агитбригады — не менее пяти — каждый день выезжали на село, и десять агитклубов в городах, и более трёх миллионов экземпляров газет… Социологические исследования, которые проводились, помогали вовремя выявлять слабые места и переносить туда целенаправленные усилия.

Важнейшей задачей стала защита достигнутых результатов в день голосования. Этому способствовала предварительная учёба членов избирательных комиссий и наблюдателей, организованная рескомом КПРФ. На каждом участке действовали по пять и более наблюдателей, хорошо знавших и ответственно выполнявших свои обязанности. Именно так достигалась победа.

— Как говорится, волков бояться — в лес не ходить, — сказал в заключение тов. Казанков. — Противник силён, но мы обязаны его побеждать. И в конце концов обязательно победим в масштабах всей страны!

Дополнил и развил мысли своего предшественника на трибуне второй секретарь Омского обкома КПРФ А.А. Алёхин. Коммунисты этой области так же заблаговременно, ещё в ноябре 2015-го, начали подготовку к выборам в Госдуму и Законодательное собрание региона, которая велась очень активно и разнообразно. Например, 12 спецвыпусков «Правды» и областной газеты коммунистов «Красный путь» вышли общим тиражом 6,4 миллиона экземпляров. Причём к информационным бюллетеням, которые приходили из Москвы, здесь подходили творчески, меняя одну или две полосы и заполняя их местными материалами.

О том, насколько заинтересованно кандидаты в депутаты использовали всё это в своей повседневной работе с избирателями, говорит такой факт. Один человек — Константин Георгиевич Ткачёв, баллотировавшийся в Законодательное собрание, лично сумел распространить среди своих избирателей 113 тысяч 875 экземпляров газет. А были ещё и разного рода календари, видео- и аудиоролики. Неудивительно, что при такой вооружённости и активности Константин Георгиевич стал депутатом.

В опыте работы омских коммунистов особенно ценно развитие своего телеканала, значительно расширившего в связи с выборами зрительскую аудиторию. Отличились также молодёжно-агитационные бригады, которыми руководил молодой секретарь обкома партии Иван Ищенко. Успешно использовалась форма ежедневных пикетов, в которых участвовали от пяти до пятнадцати человек.

Результат? В Омске коммунисты уверенно победили «Единую Россию» на выборах и в Госдуму, и в Заксобрание. Улучшены по сравнению с 2011 годом и показатели во многих сельских районах.

Почему же выступавший говорил о неудовлетворённости коммунистов итогами выборов? Из-за недостаточного контроля на избирательных участках в день голосования упустили фактически одержанную победу по избирательному округу №139, уступив кандидату в Госдуму от «Единой России» всего 0,8 процента. И в семи одномандатных округах, лидируя по ходу голосования, не смогли удержать результаты. Отрицательно сказалось также внедрение партий-«обманок»: значит, не сумели в полной мере донести до избирателей, как следует правильно голосовать.

Сделать серьёзные выводы

Остро критически прозвучала речь члена ЦК КПРФ академика РАН Б.С. Кашина. Он считает, что многие избиратели не видят смысла голосовать за КПРФ. Иначе, по его мнению, трудно объяснить, почему во время экономического кризиса, когда заметно ухудшается положение трудящихся, партия, выступающая как основная оппозиционная сила, получает на выборах столь слабые результаты. Почему же? Именно Центральный Комитет, сказал тов. Кашин, должен дать ответ на этот вопрос и вместе с тем дать оценку действий партийных руководителей всех уровней. К сожалению, заявил оратор, эту функцию за последние пять—семь лет ЦК выполняет крайне слабо.

Ссылаясь на ход выборной кампании в Карелии, где «партия власти», как и везде, творила множество безобразий, выступавший говорил, что помешала товарищам на местах недостаточно чёткая позиция руководства КПРФ по отношению к путинской власти: «Мы оказались в глазах наших традиционных избирателей пристяжными у этой власти со всеми вытекающими отсюда последствиями». Поставлен и такой вопрос: а стоило ли после выборов добиваться руководства профильными комитетами в Госдуме, разделяя таким образом с антинародной властью ответственность за положение в стране? Или ещё: стоило ли принимать первому заместителю Председателя ЦК КПРФ предложенный властью пост первого заместителя председателя Госдумы?

Оратор критиковал работу руководства партии с кадрами, указал на опасности, которые подстерегают КПРФ в ближайшее время.

— Но мы можем противостоять этим опасностям, можем укрепить наши позиции, если сделаем самые серьёзные выводы из прошедшей избирательной кампании, — заключил Б.С. Кашин. — Наше дело правое!

Острую критическую направленность обсуждения, происходившего во время выборов и при подготовке к ним, продолжил первый секретарь Ростовского обкома КПРФ Н.В. Коломейцев. Он сказал об официальных данных по явке избирателей как о вопиющей приписке. И за эту приписку «партия власти» получает теперь из бюджета огромные деньги! То есть, по сути, это уголовное деяние — присвоение государственных средств в особо крупных размерах.

А на десяти избирательных участках ростовским коммунистам удалось зафиксировать массовый вброс бюллетеней, который прикрывался «стенкой» из членов избирательных комиссий.

— Если мы не добьёмся уголовного наказания за это, нам далее будет ещё труднее защищать наш реально достигнутый результат, — сказал Николай Васильевич. — Мы подали иски по четырём округам, и решение на сей счёт исключительно важно для будущего.

Н. Коломейцев потребовал более принципиально оценивать позиции власти, когда речь идёт об отношении к коммунистам. Скажем, КПРФ действительно проводит титаническую работу, поддерживая население Крыма и Донбасса. Однако ведь в руководстве там — антикоммунисты: «Что же получается? Мы им как бы подыгрываем, а они плюют на нас».

Сейчас уже абсолютно очевидна, с точки зрения лидера ростовских коммунистов, криминализация избирательных комиссий всех уровней. И его призыв с трибуны пленума — выразить недоверие со стороны нашей партии всей системе избирательных комиссий!

А ещё один призыв к товарищам такой: в преддверии 100-летия Великого Октября существенно, в разы, увеличить наши партийные ряды, ибо от этого зависит завтрашний день КПРФ.

Так закалялась сталь

Говоря об итогах выборов в Курганской области, первый секретарь обкома партии В.А. Кислицын отметил, что, хотя результаты голосования за КПРФ в регионе (14,56%) не худшие на общем фоне, коммунистов области они никак не устраивают. И дело не только в том, что на ЕР и жириновцев работала практически вся государственная машина власти. Мы боролись за идею социальной справедливости, но для значительной части общественных настроений она представляется, так сказать, журавлём в небе, в то время как приходится думать о синице в руке, о том, как бы выжить.

Беда ещё в том, что мы вынуждены действовать в рамках нынешней политической системы. Чтобы преодолеть это, важно вновь и вновь напоминать людям о системе советского народовластия. Так, по инициативе коммунистов в области создан Курганский Совет народных депутатов. Избран исполком Совета, разработан устав, дело за тем, чтобы добиться его регистрации как общественного объединения.

Для более глубокого изучения общества, в котором живём, тов. Кислицын предложил создать теоретическую комиссию ЦК. Важно также, по его мнению, обновить кадровый состав руководящих органов партии, причём с привлечением лучших сил из регионов. Необходимо решительно изживать проявления комчванства в партийных рядах, а также «парламентской болезни», когда иные считают, что не фракция существует для партии, а партия для фракции. А в целом коммунисты на верном пути.

— Впереди 100-летие Октября, и наш долг усиливать работу на всех направлениях, — сказал выступавший. — Сталь закаляется через испытание огнём, холодом и водой. Так и в обществе. Слабые ломаются, сильные становятся сильнее. Сделаем всё, чтобы, пройдя испытания, стать сильнее.

С живым интересом участники пленума встретили выступление известного кинорежиссёра, народного артиста России, члена думской фракции КПРФ В.В. Бортко. Как известно, вопреки всем потугам властей, он выиграл выборы в своём одномандатном округе в Ленинграде. Что же помешало, на его взгляд, общему успеху? Очень многие люди сегодня живут как бы в преддверии войны и, боясь резких изменений, голосуют за неизменность сложившихся условий. Дескать, не было бы хуже.

По мнению оратора, «Десять шагов» — замечательная программа, но её действенность ещё больше возросла бы, если наряду с этим были бы представлены конкретные люди, которые могут войти в Правительство народного доверия, их понятные народу планы действий по выводу страны из кризиса. Критикуя нынешнее правительство, надо прямо говорить и о том, кто именно это правительство назначил.

Немалую пользу для будущих выборных кампаний дало бы проведение социологических опросов, где выявлялось бы, чего хотят люди от коммунистов, какой они хотели бы видеть партию в современных условиях. Не следует, на взгляд В.В. Бортко, отказываться и от таких форм, как праймериз, которые могли бы полнее вскрывать наш кадровый потенциал и способствовать выдвижению молодых, энергичных лидеров на местах.

Как пресечь фальсификации

Е.М. Кукушкина, первый секретарь Ямало-Ненецкого окружкома КПРФ, выступая с трибуны пленума, главный упор сделала на проблемы борьбы с фальсификаторами. Чем больше власть говорит о «чистоте и прозрачности» выборного процесса, которых она якобы добивается, тем откровеннее и бесцеремоннее фальсификации, начиная с процентов явки избирателей. Не стыдятся, скажем, говорить о 80-процентной явке в условиях тысячевёрстной заполярной тундры! А когда на избирательных участках наблюдатели ловят избиркомы на обмане и подтасовках по части явки избирателей, в ответ следует: дескать, ваши наблюдатели в тот момент куда-то выходили и т.п. Сплошь и рядом наблюдателям не дают протоколов, отказываются от пересчёта голосов.

Под более взыскательным контролем со стороны Центризбиркома должна быть и финансовая составляющая выборной кампании. Многомиллионные денежные вливания, суммы вознаграждений руководству окризбиркома достигают такой величины, что это как бы уже само собой предопределяет исполнение пожеланий властей в части выдачи «нужного» результата. В этих условиях защита голосов, отданных за КПРФ, была и остаётся первостепенной задачей коммунистов.

— Работать трудно, но мы оптимизма не теряем, — сказала Елена Михайловна, завершая своё выступление. — Вот и один из наших кандидатов на этот раз впервые вошёл в состав городской Думы. И это уже вдохновляет.

Опыт, который вдохновляет

Опытом борьбы и победы поделился с участниками пленума секретарь Московского горкома Компартии, кандидат в члены ЦК КПРФ Д.А. Парфёнов, уверенно выигравший выборы в одном из одномандатных округов столицы. Победа молодого коммуниста была неожиданной для противников. Почувствовав в нём серьёзного соперника, они обрушили на него тонны «чернухи», газет и листовок, выставлявших кандидата от КПРФ в самом неприглядном свете. Но все их потуги оказались тщетными. Молодая команда Дениса Парфёнова работала безукоризненно, выкладывалась в полную силу. Очень важным оказался ранний старт кампании. Более 200 встреч с избирателями, пикеты — были заполнены практически все агитационные ниши, добрались едва ли не до каждой квартиры. И пришла победа!

Осмысливая результаты выборной кампании, Денис Андреевич особо отметил важность не распылять силы организации, а сосредоточивать их в полную силу на прорывных направлениях, там, где вырисовываются реальные шансы на успех.

Впереди выборы в муниципальные собрания, и здесь пригодится опыт, полученный командой Дениса Парфёнова.

— Партия, — заявил он в заключение, — должна выходить из выборов более сильной, чем когда в них входила. И у нас есть всё необходимое, чтобы побеждать.

Опыту освоения трудной «науки побеждать» посвятил своё выступление и первый секретарь Костромского обкома Компартии В.П. Ижицкий. Никогда раньше, отметил он, в наших выборных кампаниях не удавалось так слаженно организовать работу агитбригад, наладить информационное обеспечение. Авто, асфальт — всё пошло в дело. Результат же оказался сравнительно вроде бы и неплохой (21, 4 процента), но всё же хуже, чем ожидалось.

Одна из причин, по мнению лидера костромских коммунистов, в том, что мы ещё не знаем до конца своего избирателя. Ленин учил чувствовать, понимать, знать массы. А вот мы зачастую не очень чувствуем настроение людей, не понимаем, почему в том или ином районе люди живут плохо, а голосуют за «Единую Россию». Ещё живуча психология рабства: «Это она даёт о себе знать, когда слышу от знакомых учителей, мол, я ненавижу эту власть, но не могу не голосовать за неё, потому что меня накажут. Приходится заново напоминать и внушать людям девиз наших советских поколений: «Мы не рабы, рабы не мы».

— У нас замечательная программа «Десять шагов», — продолжил секретарь обкома, — но она воспринимается как программа-максимум, программа глубоких преобразований, она для реализации требует времени. А люди боятся перемен («лишь бы не было войны»). Насмотревшись, как нынешняя власть, увязшая в бесконечном реформировании, лишь ухудшает жизнь, они порой говорят: ваша программа хороша, но ведь она требует времени. Вначале наверняка будет ухудшение, а мы и так живём хуже некуда. Поэтому, наряду с нашей программой, нужны понятные людям «технологии» реализации задач сегодняшнего дня.

Коснулся Валерий Петрович и задач прессы, заметив, что читателям наших газет, наряду с пространными статьями, требуются и предельно лаконичные, популярные, в духе времени, легко читаемые материалы. Так, в области вместе с партийной газетой коммунистов «Что делать» у читателей набирает популярность более приближённая к массовому читателю газета «Однако».

Уроки проигранных сражений

О них размышлял с трибуны пленума лидер ульяновских коммунистов А.В. Куринный. В том, что КПРФ на этих выборах выступила неудачно, сыграли свою роль, конечно, и административный ресурс, и фальсификации, но нельзя забывать также о субъективных факторах. Мы не сумели довести до людей нашу программу, говорил оратор. К тому же многие в неё не поверили. И вот 3—4 процента из тех, что приобрела на этих выборах партия Жириновского, это, по сути, наши голоса. Просто протестные лозунги ЛДПР прозвучали ярче, жёстче, соответственно определив и выбор немалого числа людей.

Крайне важен контроль. Трудно представить разительный контраст между результатами голосования, скажем, в Марий Эл, где постоянно сильные позиции у коммунистов, и в Татарстане, где эти позиции слабее в разы. Та же самая картина, если сравним Ульяновск и Казань. И там и здесь у людей те же трудности в жизни, те же проблемы, а результаты разительно несопоставимы.

Проиграно сражение, но не проиграна война, подчеркнул А.В. Куринный. Значит, надо уже сегодня готовиться к следующим кампаниям, думать о концентрации людских и финансовых ресурсов, больше людей включать в партийные списки кандидатов, чтобы выявились талантливые организаторы, способные завоевать авторитет в массах. Особого внимания требует рабочая среда. В Ульяновской области позиции коммунистов в данной сфере пока весьма слабые.

В завершение выступления оратор высказался против признания итогов парламентских выборов, призвал к более жёсткой и чёткой риторике в политической борьбе.

Внимательнее проанализировать свои ошибки в минувшей выборной кампании призвал участников пленума член Президиума ЦК КПРФ В.С. Никитин.

Он отметил, что наибольшие потери КПРФ понесла в славянских регионах, и одна из причин тому — исчезновение из выборных программных установок партии тезиса о соединении национально-освободительной и классовой борьбы. Но это была формула победы, заложенная на XIII съезде КПРФ. С этой программой мы выступали в защиту русской культуры, создали всероссийское созидательное движение «Русский Лад». Всё это привлекло к нам много сторонников. На прошлых парламентских выборах партия удвоила своё представительство в Государственной думе.

Теперь же, когда в наших теоретических установках произошёл явный отказ от формулы единства национально-освободительной и классовой борьбы, мы тем самым фактически расчистили место для ЛДПР на русском поле и для Путина с его «народным фронтом» — на поле патриотическом. Наши лозунги оказались перехваченными, и это не могло не сказаться на авторитете партии в массах.

Что касается выборов в Псковской области, В.С. Никитин отметил, что результаты голосования за КПРФ (20 процентов) оказались лучшими среди регионов на северо-западе России.

Одним из ярких примеров омоложения КПРФ за последнее время является новый первый секретарь Алтайского крайкома партии М.Н. Прусакова. Как сказала Мария в начале своего выступления, всяческие эксперты перед выборами пророчили крах КПРФ на Алтае. Но — не сбылось. Коммунисты имеют полностью обновлённую фракцию в Законодательном собрании края из восьми человек, возглавляемую первым секретарём крайкома нашей партии, а вот у «Единой России» в крае наихудший результат из всех регионов страны.

Предвыборная программа коммунистов называлась здесь «Вернём Алтаю былую славу!» Её положения используются как ориентиры и в дальнейшей работе краевого партийного отделения, делающего ставку на лучшие советские традиции и на молодёжь.

* * *

Итоги обсуждения на пленуме подвёл выступивший с заключительным словом Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов. Он поблагодарил участников пленума, всех коммунистов страны и наших сторонников за мужество и стойкость в борьбе, за верность общему делу.

Касаясь неудач, лидер партии заметил, что не следует посыпать голову пеплом. Были в истории нашей партии и несравненно более тяжёлые времена. Нас пытались раздавить и уничтожить. Но мы выстояли. И прежде всего потому, что сумели опереться на великую советскую эпоху, на наш идейный базис, на поддержку масс, сформировали сильную команду, нацеленную на борьбу и победу.

Вместе с тем надо осознать, что успех в нашей борьбе невозможен без мощного протестного движения, без массовых выступлений на улицах. И, конечно, без постоянного пополнения наших рядов талантливой, боевой молодёжью. Надо утроить акции массового протеста. Надо реструктурировать наши программные требования применительно к каждому региону, сделать всё, чтобы укрепить наши низовые ячейки, нашу самоотверженную «пехоту» в первичных отделениях партии.

Наш дух не сломлен, и у нас не должно быть места унынию. Историей доказано: армия, потерпевшая на каком-то этапе неудачу, гораздо быстрее учится побеждать. Мы сильны. Мы продолжаем сражаться. Мы победим.

Разговор об итогах выборов был дополнен состоявшимся накануне семинаром-совещанием. На нём выступили: Г.А. Зюганов, И.И. Мельников, О.Н. Алимова, Ю.В. Афонин, Л.И. Балаклеец, Ю.Н. Гайдук, В.Ф. Гайдым, В.А. Зайцева, В.В. Клёнов, Е.И. Колюшин, М.С. Костриков, А.В. Лескин, С.П. Мамаев, М.Г. Махмудов, П.П. Медведев, Х.Г. Миргалимов, А.В. Новиков, В.Г. Новиков, С.П. Обухов, Б.С. Паштов, С.И. Рудаков, В.Г. Соловьёв, В.Н. Федоткин, С.А. Шаргунов.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт окт 27, 2016 7:30 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Память о «Молодой гвардии»
№121 (30472) 28—31 октября 2016 года
3 полоса
Автор: Владимир МИНАЕВ.

Продолжаем публикацию материалов про историю легендарного подвига и отношение к нему сегодня

Теме о героической комсомольской организации «Молодая гвардия», действовавшей в 1942—1943 годах на территории нынешней Луганской народной республики, мы посвятили в «Правде» с января по апрель с.г. шесть полных газетных страниц (см. номера 9, 12, 18, 23, 25 и 34). А в прошлом году у нас тоже был ряд крупных публикаций, связанных с подвигом комсомольцев донбасского города Краснодона. Чем же вызвано то, что столь большое место заняли в сегодняшней газете события многолетней давности?

Думаю, читавшие эти материалы должны были понять: главная причина отнюдь не сугубо историческая, хотя историческое значение героизма молодогвардейцев, воспитанных на идеях Великого Октября, чрезвычайно важно. Однако ещё важнее (и крайне тревожна для нас!) та «перелицовка» во взглядах на советский героизм, которая особенно интенсивно в разных формах шла за последние годы.

Кстати, замалчивание героев и подвигов советского времени — тоже одна из форм покушения на них. И по отношению к «Молодой гвардии» такой способ уничтожения исторической памяти был применён сполна. Ну, скажем, исключили из школьных программ и перестали издавать великий роман Александра Фадеева. Перестали показывать по телевидению не менее великий одноимённый фильм Сергея Герасимова. И, понятно, наглухо исчезли, даже по определённым юбилейным датам, упоминания имён, которые в своё время были святы для всей Советской страны, находясь в самом почётном пантеоне её подвижников и мучеников.

А тут вдруг к 70-летию Великой Победы выходит на Первом телеканале … новый, другой фильм «Молодая гвардия». Анонс настойчиво уверяет: это — подлинная история некогда знаменитой организации. Выходит следом и книга, название которой, можно сказать, бьёт прямо в лоб: «Подлинная история «Молодой гвардии». Стало быть, что же — всё печатавшееся и снимавшееся до этого надо признать теперь неподлинным?

Вот что требовалось повнимательнее проанализировать и убедительно опровергнуть в «Правде». Об этом шла речь и в статье «Третья казнь Олега Кошевого», и в заметках «Тень замутняет свет героев», и в других наших публикациях.

Напомню, что одним из самых значительных полемических авторов на «молодогвардейскую» тему стал у нас в газете Владимир Петрович Минаев. Кто он? Брат Нины Минаевой, члена «Молодой гвардии», казнённой фашистами вместе с её товарищами и подругами. Инженер по профессии, ветеран труда, живёт сейчас в Киеве. А всем, что связано с подвигом комсомольцев его родного Краснодона, занимается он давно и постоянно. Сначала это были воспоминания о сестре, сбор биографических материалов о других молодогвардейцах. Затем, когда во время «перестройки» волны клеветы и националистических фальсификаций обрушились на их светлую память, Владимир Минаев счёл своим особым долгом встать на защиту чести и достоинства героев, отдавших юную жизнь за Советскую Родину.

Его страстная книга «Молодая гвардия»: опять предательство» выдержала уже несколько изданий. Он всячески поддерживал и поддерживает музей «Молодой гвардии» в Краснодоне. Именно он, Владимир Петрович, сообщил мне в мае, что музей этот вместе с ещё тремя из Луганской народной республики и одним из Донецка будет представлен на международном музейном фестивале в московском Манеже. И благодаря его своевременному телефонному звонку из Киева я смог познакомиться и побеседовать в нашей столице с директором краснодонского музея Натальей Ивановной Николаенко. Рассказ о встрече с ней и о сегодняшних делах хранителей героической памяти Краснодона был опубликован в №56 за нынешний год.

А в №80 мы напечатали репортаж с выставки, посвящённой «Молодой гвардии», которая была организована в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Так и хочется добавить: в кои-то веки! Может быть, и публикации «Правды» сыграли свою роль в таком существенном прорыве информационной блокады?

На выставке этой, работавшей более двух месяцев, тоже звучал голос Владимира Петровича Минаева. В интереснейших документальных фильмах, которые созданы на луганской, ворошиловградской земле, он отстаивает правду о молодогвардейцах.

За правду вступается и в публикуемой сегодня статье. Конечно же, брат погибшей героини не мог оставить без внимания книгу под претенциозным названием «Подлинная история «Молодой гвардии». Не мог потому, что подлинность предложенной читателям истории во многом весьма сомнительна.

Виктор КОЖЕМЯКО.

Обозреватель «Правды».

Во имя правды и славы святой

Против такой «подлинной истории», которая на самом деле многое искажает

МОЛОДОГВАРДЕЙЦАМ были присущи смелость, стойкость, выдержка, самообладание, самоотверженность и готовность к самопожертвованию.

А о чём ведутся многие споры в последние годы? Кто был «главнее» — О. Кошевой или В. Третьякевич. И на этом поле схватки проявилась подспудная цель её инициаторов, поднявших шумиху: заболтать истоки мужества молодогвардейцев, а историю их борьбы свести к очернению советской эпохи, к внедрению в сознание людей «преступного» характера «тоталитарной» власти.

Выходит, «Молодая гвардия» — не только неистребимый образец истинного советского патриотизма, но и показатель моральных качеств того, кто трогает, задевает её. Показатель правдивости и честности или вероломства, а также свидетельство, ради чего предпринимается это, какие преследуются цели. Такое свойство «Молодой гвардии» подтверждают множество статей, книг, брошюр и псевдодокументальных телефильмов, которые широко начали появляться особенно в горбачёвскую «перестройку» и плодятся до сих пор, разжигая самую настоящую информационную войну против краснодонских подпольщиков.

Вот теперь и ещё одно коварное нападение — в сборнике документов под названием «Подлинная история «Молодой гвардии», собранных доктором исторических наук Н.К. Петровой. Оговорюсь: фактически это второе издание вышедшего в 2003 году сборника «Молодая гвардия» (г. Краснодон) — художественный вымысел и историческая реальность», составленного И.А. Иоффе и Н.К. Петровой. Многое в обеих книгах настойчиво повторяется, что, конечно, не случайно.

* * *

Историк Н. Петрова в предисловии к сборнику написала: «Вообще-то истории этой организации, как таковой, нет. Она до сих пор не написана».

Но если б не было истории, то не было бы и высоких наград молодогвардейцам. Комиссии ЦК ЛКСМ Украины и ЦК ВЛКСМ ознакомились с результатами многомесячного расследования компетентными органами событий в оккупированном Краснодоне и в неимоверно трудных условиях по крупицам собрали у подавленных горем родителей и родственников молодогвардейцев, у их знакомых, учителей и очевидцев документальный материал в объёме 10 томов, о котором А. Фадеев впоследствии скажет: «…Когда начинаешь его читать, не можешь оторваться… Если бы в сыром виде вышла такая книга, она читалась бы, читалась и читалась». Затем, выступая на читательской конференции в 1946 году, он так сказал о комиссии ЦК ВЛКСМ, которую возглавлял А.В. Торицын:

«…Опросили родителей, товарищей по школе и оставшихся в живых молодогвардейцев. Свидетелей было много. В последний период существования «Молодой гвардии», когда большинство членов этой организации сидело в тюрьме, немцы арестовали большое количество людей, не замешанных в делах «Молодой гвардии». Люди эти были отпущены. Они-то и явились свидетелями».

Петрова правду сказала, что молодогвардейцы «делали то, что могли, что было им по силам». И на двух страницах кратко описала реальную историю «Молодой гвардии». Но одновременно придумала чепуху на постном масле: дескать, Указ о награждении «принёс временное облегчение (родителям. — В.М.) от сознания того, что о погибших сыновьях и дочерях помнят. Но ненадолго».

Почему? Оказывается, в народе «стали обсуждать, кто и за что получил награды, так, многие из тех, кто погиб, не получили даже медалей».

По-моему, историк не должен схоластично рассуждать о далёком прошлом, тем более трагическом, сидя в мягком кресле и попивая кофе. Разве можно согласиться с такими рассуждениями, если был свидетелем реально той обстановки, тех настроений у людей, подлинных их забот?

На торжественном собрании в Краснодоне 4 октября 1943 года, на котором вручали родителям ордена и медали их детей, многие матери теряли сознание. Суетились медсёстры, пахло эфиром, сострадали, не сдерживая слёз, все в зале. Значительное мероприятие не стало торжеством, празднеством. Наоборот, оно обострило душевную боль, вызвало в памяти матерей страдания детей при истязаниях, ужас от осознания ими конца жизни, мучения при раздевании на трескучем морозе, на обжигающем босые ноги колючем снегу, по которому их гнали к смертельной пропасти.

Так что на самом деле в краснодонском народе особенно не обсуждали, «кто и за что получил награды». Мало было тогда завистливых людей. А что касается слов историка: «многие… не получили даже медалей» — это умышленно раздуто. Пять человек из 71 члена «Молодой гвардии» не были отмечены наградами. И исследователь истории Петрова могла бы объяснить, почему их не наградили.

* * *

Ошеломляет утверждение историка, что «не улучшило, а скорее обострило обстановку в Краснодоне посещение города известным писателем А. Фадеевым». Эту навязчивую мысль впервые, по-моему, Петрова опубликовала в 2000 году в журнале «Отечественная история», но до сих пор не раскрыла её суть.

В те дни Красная Армия полностью освободила Донбасс, и многомесячный гул дальнего боя затих, а бумажный репродуктор каждый вечер содрогался от орудийных салютов в Москве. Земля, политая кровью и слезами, одарила людей высоким урожаем, и тачки, вздыбившись оглоблями от перегруженности початками кукурузы, подсолнухами, тыквой, со всех сторон стекались в город. А во дворах кипела молотьба. Но военная обстановка оставалась, и все работали с большим напряжением. И писатель — тоже: редко кому довелось видеть столько горьких материнских слёз. Но Фадеев своими вопросами не мог обострить обстановку и усугубить какие-то разногласия, даже если они были.

Удивляет и такое суждение учёного историка: «А.А. Фадеев сознательно нарушил неписаный закон творчества, согласно которому браться за создание произведений о важнейших исторических событиях следовало лишь после того, как они отойдут в далёкое прошлое. В результате в его романе историческая действительность смешалась с вымыслом, приобрела художественную форму, но вместе с тем утратила и часть своей достоверности».

По-моему, даже мало-мальски образованный человек знает разницу между художественным произведением и исторически научным изложением событий.

И сам Фадеев объяснил: «Мой роман построен на фактах. Вместе с тем, конечно, это не история, это, часто, подлинные факты, и всё-таки в них много художественного вымысла… Это и действительная история, и в то же время художественный вымысел. Это роман».

Авторитетный русский литературный критик В.Г. Белинский о работе художника на историческую тему сказал так: «Исторические факты, содержащиеся в источниках, не более как камни и кирпичи: только художник может воздвигнуть из этого материала изящное здание».

Фадеев был выдающимся художником. И Н. Петрова справедливо оценила «воздвигнутое им здание» так: «Роман А.А. Фадеева — это документ эпохи». Но одновременно не раз обвиняет писателя в нарушении придуманного ею «закона творчества».

Фадеев отмёл этот абсурд, когда Петрова была ещё ребёнком. Известный журналист и литературовед И. Жуков вспоминал (газета «Комсомольская правда» от 24.12.1977):

«В одном из выступлений военных лет Фадеев говорил о писателях («их немного», — подчёркивал он), которые в годину испытаний надеются высидеть в тишине кабинетов, «а потом, когда всё выяснится, вылезти из-за угла и создать «нечто значительное».

И далее, гневно и страстно, он спрашивал: «Если в грозную годину для твоего народа не льётся из твоего сердца кипящее слово, какой же ты художник? Кого ты сможешь прославить или заставить возненавидеть лирой своей? Где возьмёшь ты пламень чувства и силу разума, если жизнь и борьба лучших людей народа на самом высоком гребне истории пройдёт мимо тебя?»

Нетрудно почувствовать в этих волнующе-жгучих вопросах-призывах эмоциональное состояние души Фадеева — художника военной поры, творца «Молодой гвардии».

* * *

Н. Петрова в своих высказываниях впадает в противоречие. Вот её верная мысль: «Чем дальше от Отечественной войны уводит нас время, тем сложнее отвечать на вопросы, поставленные военной историей. Проходят годы, уходят люди. У очевидцев и участников событий слабеет память».

Значит, события уже «отошли в далёкое прошлое». А как же по её «закону творчества» браться за создание литературных произведений или правдивой истории? Выдумывать?

И Петрова пишет: «В исторической литературе до сих пор нет полного исследования по истории молодёжной подпольной организации «Молодая гвардия»… Для историков важно выяснить её состав, деятельность… причины провала, кто и зачем фальсифицировал некоторых её активных участников».

Давно, по горячим следам событий, исследовано всё, кроме тайн, которые в могилу унесли с собой подпольщики. Состав и деятельность «Молодой гвардии» известны и опубликованы широко. А вот сегодня по странному «закону творчества» лжеисторики придумывают каждый свою численность организации. И чем больше число, тем, кажется автору, больший упрёк следует Советской власти.

Причины провала подполья тоже давным-давно обоснованы фактами. Ограниченный размер моей статьи не позволяет подробно рассказывать об этом. А вот кто и зачем фальсифицирует историю Краснодонского подполья, понятно из толкований её.

Например, объяснение провала организации. Несуразностей множество! Так, Н. Петрова в первом издании сборника писала: «Всё более запутанным становится вопрос о предательстве и предателях «Молодой гвардии». И сама же запутывает, утверждая: в «Молодой гвардии» предателей не было. То есть молодогвардеец Почепцов не предавал Первомайскую группу, в которой он состоял, и некоторых членов штаба.

Далее пишет: «Вообще не было какого-то одного изменника, провалившего «Молодую гвардию». И тут же читаем: «Безосновательные и бездоказательные обвинения в измене и предательстве… З.А. Выриковой, О.А. Лядской, С.Ф. Полянской…» Просто Н. Петрова не изучала следственные документы!

Наконец, она утвердилась в новом мнении: за «Молодой гвардией» «уже не первый месяц охотились краснодонская полиция и жандармерия вместе с немецкими, итальянскими и румынскими спецслужбами городов Ворошиловград (ныне Луганск), Красный Луч, Ровеньки и Сталино (ныне Донецк)». Яркий пример полуправды!

Действительно, полицаи и немецкие жандармы, которые попались нашим следственным органам, одинаково подтвердили, что долго охотились за подпольщиками, но тщательные поиски были безуспешны, и это приводило их в бешенство. Им помогли не мифические спецслужбы, а Почепцов, Лядская, Вырикова и Полянская.

На основе каких же документов у историка Петровой сформировалось её мнение? Скажу прямо: ей пришлась по душе несусветная чушь, распространённая махровым лжецом В. Семистягой, который тоже считает себя историком. Он много своих «находок» высказал в прессе Украины и в псевдодокументальных фильмах. Цель их одна: оправдать реальных предателей и выставить виновными «неумелых» подпольщиков или превознести талант немецких контрразведчиков.

В первом издании сборника Н. Петровой выражена благодарность за консультации «старшему преподавателю Восточно-Украинского национального университета имени Вл. Даля В.Ф. Семистяге» — на деле же холопу американского эмиссара, бандеровца Е. Стахива, закопёрщику так называемой Межрегиональной комиссии по изучению истории организации «Молодая гвардия».

Кстати, эта комиссия возникла сразу после начала информационной войны против Олега Кошевого, развязанной западными радиоголосами, следуя американским призывам «добиться того, чтобы в последующей войне не было «Молодой гвардии», Космодемьянских и Матросовых». Итоговая записка этой комиссии написана в духе борьбы буржуазного режима с советской историей и направлена явно на развенчание образцов советского патриотизма. И Петрова, широко опубликовав её, очень помогла таким «авторитетным документом» всем творцам псевдоисторий «Молодой гвардии».

* * *

А вот ещё читаю в сборнике «Докладную записку редактора издательства «Молодая гвардия» А.В. Лукина в ЦК ВЛКСМ», которая в советское время неспроста была засекречена. Что же в ней?

Бригада издательства в декабре 1946-го, через четыре года после исторических событий, пробыла 10 дней в Краснодоне и Ворошиловграде. Она провела несколько читательских конференций, раздала нескольким родителям молодогвардейцев, 38 школам района, учителям экземпляры выпущенного этим издательством романа «Молодая гвардия».

Основной упор в записке А. Лукин сделал на отношение к роману жителей города, развенчание Олега Кошевого и оговор его матери. Он, в частности, пишет:

«Роман Фадеева «Молодая гвардия» подвергается самой беспощадной и, надо сказать, справедливой критике. Молодёжь, учительская общественность и родители молодогвардейцев обвиняют Фадеева в том, что он незаслуженно выдвинул на первый план Кошевого, снизил образ Громовой и особенно Ивана Земнухова, которого весь город считает организатором, руководителем и душой «Молодой гвардии».

Но, во-первых, когда Лукин «опрашивал общественность», мало кто в городе читал главы романа в газете. Во-вторых, если весь город знал роль Ивана Земнухова как организатора подполья, руководителя и души «Молодой гвардии», то Лукин должен был объявить, что организация на самом деле не была подпольной и оккупанты специально не раскрывали её.

Чем откровеннее Лукин говорит о своих «открытиях» в Краснодоне, тем дальше он заходит в дебри. Вот пишет: жители «обвиняют Фадеева в том, что он ни у кого из краснодонцев, кроме Кошевой, не был». Фадеев, конечно, не знал, что безрассудный издатель его романа возвёл такой поклёп, и однажды, выступая перед читателями романа, рассказывал: «Я выехал на место событий, пробыл там около месяца, опросил большое число людей. Побывал в семьях молодогвардейцев, беседовал с их товарищами по школе, с учителями и, таким образом, дополнил материал, предоставленный мне комиссией…

…Я встречался с рядом партизан и подпольных работников не только Краснодона, но и других районов Ворошиловградской области.

<…> …Я весь месяц жил у родни Кошевого, и ко мне приходили родители других молодогвардейцев».

Лукин пишет: Кошевую обвиняют в том, что она «ездила гулять к немецким офицерам». «О том, что Кошевая жила с немцами, говорит открыто каждый краснодонец. О ней говорят как о человеке нечестном, беспринципном и умеющем устраивать личные дела».

Но в освобождённом Краснодоне органами НКВД уже за первые две недели в основном были выявлены все приспешники оккупантов и выселены в восточные районы страны. В то время Елена Николаевна Кошевая не была матерью Героя Советского Союза и даже ещё не знала, что сын расстрелян в городе Ровеньки. И если бы она действительно «жила», «гуляла» с немцами, её, как и других «немецких подстилок» (так называли женщин, «гулявших» с оккупантами), заслали бы туда, куда Макар телят не гонял.

Лукин замахнулся и на другие семьи молодогвардейцев. «В настоящее время, — пишет он, — между семьями молодогвардейцев идёт страшная распря. Кое-кто из них дискредитирует память детей. Вину за эту распрю несут Кошевая, Борц и Виценовская. Они занимаются склокой… Они мутят всех, пользуясь неграмотностью (?) родителей молодогвардейцев…» И Лукин даже исключил Юрия Виценовского из числа подпольщиков: «он попал в шурф не за участие в подпольной деятельности».

Представляю, как разделались бы с Лукиным матери за «распри, склоки» и прочее.

Конечно, были случаи, когда, например, Александра Васильевна Тюленина выражала недовольство Еленой Николаевной Кошевой. Ведь Тюленина от природы очень эмоциональная и легко возбуждалась. А почти все другие матери, сроднённые одним горем, проявляли взаимную озабоченность. Помню, если в какие-то два-три дня не заглянули к нам Ольга Дмитриевна Иванихина, Елена Никифоровна Кийкова, Анна Васильевна Фомина-Пегливанова, Ефросинья Мироновна Шевцова, то мама бросала всякую работу и наведывалась к ним.

Если в какой-то месяц иногда целую неделю не встречались с Анастасией Емельяновной Самошиной или Полиной Петровной Герасимовой, Прасковьей Титовной Бондаревой или Анной Егоровной Дубровиной, Анастасией Ивановной Земнуховой или Елизаветой Алексеевной Осьмухиной, то условливались, кто кого пойдёт навещать. Такая же озабоченность друг к другу была и в других сложившихся группах матерей. И только чёрствый невежда или сознательный фальсификатор может представлять их отношения как сплошную вражду, распри, склоки и раздоры между ними.

Учёная Петрова не опровергла клевету Лукина. А ведь это очень похоже на результат «исследования» документов о Зое Космодемьянской. Вот что фальсификаторами писалось, например: «Мёртвую «Таню» по фотографиям в газетах опознали как свою дочь сразу несколько женщин. В конкуренции на право получения за неё пенсии, льгот и славы победила, естественно, та, которая лучше всего совмещалась с системой». Какая же мать вскормила таких негодяев, презревших в своих писаниях даже природные материнские чувства? Увы, подобные паскудства в «эпоху демократических реформ» приняли широчайший оборот…

Вскоре после отъезда из Краснодона бригады Лукина сестра Сергея Тюленина — Надежда Тюленина написала письмо И.В. Сталину, в котором говорила о «неверных вопросах» в романе А. Фадеева, о Кошевом Олеге как рядовом подпольщике, о «тесной связи с немцами» матери Кошевого. Содержание письма перекликается с запиской Лукина. И трудно поверить, что Надежда написала Сталину по своей инициативе. Тем более надо было решиться ей выдать себя за участницу подпольной организации, приписать себе, что именно она связала подпольщиков-коммунистов с «Молодой гвардией»…

Вряд ли Сталин оставил это без внимания и не поручил соответствующим органам проверить всё написанное.

А Фадеев в письме секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Жданову назвал сообщаемое Н. Тюлениной «обывательской вознёй». И пояснил: «Я лично был в Краснодоне в сентябре 1943 года и также лично опросил, по меньшей мере, около ста человек, в том числе и Надежду Тюленину. В то время решительно никто не давал мне никаких сведений и показаний, которые противоречили бы официальному материалу ЦК ВЛКСМ».

Действительно, 5 июля 1943 года Надежда Тюленина рассказывала: «Люба Шевцова приехала из Ворошиловграда и сказала, что Третьякевич ушёл из партизанского отряда. В этот же день Сергей сказал мне, что у них будет заседание штаба и на заседании решат, кто будет комиссаром… В этот же вечер Сергей пришёл поздно, я спросила, кто комиссар, он ответил: Олег Кошевой».

* * *

Сегодня, когда уже давно реабилитирован такой же, как и все молодогвардейцы, мученик Виктор Третьякевич, в ряде документов сборника обращаешь внимание на явно усиленное возвышение его. Это относится, например, к бывшему секретарю Ворошиловградского обкома комсомола Н. Пилипенко, который на встрече «сотрудников Центрального архива ВЛКСМ с участниками подпольной антифашистской борьбы на территории Ворошиловградской области» в конце «перестройки» очень много говорил о событиях почти пятидесятилетней давности.

Встреча проходила 27 апреля 1989 года, когда, можно сказать, перестройка уже превратилась в перетряску и многие партийные клятвоотступники вовсю начали линять — менять свою старую шкуру на «демократическую». У Пилипенко тоже произошёл нравственный слом. По его рассказам о Викторе Третьякевиче, нужно всю грудь на портрете Виктора увесить Золотыми Звёздами Героя Советского Союза.

Н. Петрова некритически воспринимает и такую деятельность Пилипенко — тоже по его рассказам. Будто бы «родственники молодогвардейцев возмущались искажением действительности в романе, а поэтому «обкому ЛКСМ Украины приходилось «восстанавливать взаимопонимание среди семей молодогвардейцев». Для выполнения специального указания первого секретаря ЦК ЛКСМУ Костенко В.С. из Киева приехала группа комсомольских работников во главе с секретарём ЦК ЛКСМУ Митрохиным, чтобы «читать семьям молодогвардейцев роман «Молодая гвардия» и просить их, чтобы они знали историю создания этой организации по книге». «Мы с Митрохиным поехали в Краснодон, — вспоминал Пилипенко. — Читали книгу по семьям, по квартирам. И просили всех: «Давайте историю «Молодой гвардии» будем излагать так, как это показано в книге Фадеева». Наиболее активных и шумных приходилось «успокаивать словами». Приходилось говорить, что сегодня ваш сын (или дочь) герой, о нём знают, но если не угомонитесь, то сделаем так, что из героя он превратится в предателя. Такие «разъяснительные беседы» велись с наиболее активной семьёй Тюлениных. И на какой-то период люди затихали».

Нелепость и её распространение возмущают! Поверхностный, не научный взгляд Н. Петровой на воспоминания Пилипенко не зародил у неё сомнения. А ведь он рассказал о событии сорокатрёхлетней давности в 1989 году, в самый разгар очернения истории собственной страны. Между тем, если прикинуть, что в каждой семье согласились слушать чтение романа хотя бы по три часа в день, то сколько же дней всем чтецам потребовалось бы для этого?!

Фантастика, конечно. И я не знал ни одной семьи, в которой побывали бы такие высокие гости из Киева и Ворошиловграда с чтением романа А. Фадеева. Да и никто из матерей не рассказывал экскурсантам историю организации — говорили то, что сами видели, слышали, о чём догадывались. А вот если бы Пилипенко с компанией пугали родителей превращением их детей в предателей, то эти мерзавцы еле ноги унесли бы из Краснодона.

* * *

Уже из сказанного о некоторых документах сборника — а подобных здесь через край — можно сделать вывод, что это не научный труд. Автор не провела необходимого исторического исследования оценок деятельности подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия», а лишь «заскирдовала» документы, которые соответствовали её замыслу, откровенно раскрытому в предисловии первого издания. Там чёрным по белому написано:

«Читателю будет интересно узнать, какую роль сыграли партийные инстанции, как местные, так и центральные, в фальсификации ряда моментов в истории этой организации. Подлинные документы, которые вводятся в сборник, позволяют проследить бюрократические тенденции и заорганизованный стиль в области идеологической работы КПСС в отношении истории «Молодой гвардии», когда судьбы конкретных людей перекраивались в угоду политической целесообразности.

Их подвиг запечатлён в скульптурах, картинах, памятниках. При этом каждый автор, исполнитель роли, режиссёр-постановщик вносил своё понимание (видение) событий и образов. Но всех «корректировали» соответствующие идеологические органы «с учётом задач воспитания советской молодёжи». Постепенно накапливались противоречия, искажения, «передержки», смещались роли и значимость тех или иных действующих лиц известной, как всем казалось, истории. Именно художественными средствами формировался в сознании нескольких поколений советских людей образ «Молодой гвардии», подменяя собой подлинную историю».

Но неужели не ясно, что во все века с помощью художественных средств создавались образы героев, которым нужно поклоняться и следует подражать?

А дальше сказано: «...Все публикуемые архивные документы хранились ранее в закрытых фондах и лишь во второй половине 90-х гг. прошлого века были рассекречены, но далеко не полностью».

Что ж, во-первых, разумные советские органы не могли публиковать сплетни, тупые, зловредные домыслы и просто нелепости.

Во-вторых, публикация таких документов сегодня без должных комментариев создала в головах читателей путаницу и сумбур. И самое главное — подорвала доверие к подвигу краснодонских подпольщиков. А ведь именно к этому призывали западные радиоголоса и другие СМИ, в которых окопались бандеровцы, украинские националисты.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн окт 31, 2016 10:02 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Советская звезда Владимира Зельдина

Газета "Правда" №122 (30473) 1—2 ноября 2016 года
4 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Владимир Михайлович Зельдин, народный артист СССР и лауреат Сталинской премии, ушёл на 102-м году жизни…

Прежде всего нынче говорят о его удивительном творческом долголетии. В самом деле, он же был старейшим действующим актёром планеты и первым в мире из театральных артистов перешагнул 100-летний юбилей, оставаясь в профессии. Причём в труппе родного для него Театра Российской армии оставался не просто номинально, а с полной отдачей работал, блистательно исполняя труднейшую даже по физической нагрузке роль Дон Кихота в «Человеке из Ламанчи».

Да он играл ещё и главную роль в специально созданном для него спектакле «Танцы с учителем». Был Кутузовым в «Давным-давно», у него хватило сил на то, чтобы в театре «Модерн» создать глубоко драматичный образ князя К. в «Дядюшкином сне» Ф.М. Достоевского. А концерты, в которых он безотказно участвовал и мог не только душевно спеть свою любимую песню о Москве из фильма «Свинарка и пастух», но и станцевать так лихо, что всему залу хотелось пойти за ним вприсядку!

Это ведь было совсем недавно. Оптимизмом своим, невероятной энергией он заряжал всех, давая нам веру, что годы и вправду могут быть не властны над человеком. Но он нёс также нечто гораздо большее, чем долголетие, способное творить. Он в чистоте нёс память о советском времени, которое вырастило и воспитало его, стремился передать эту память новым поколениям. Вот что разительно отличает его от коллег, обильно хуливших советскую эпоху, и за что все мы особенно должны быть ему благодарны.

Владимир Михайлович не был трибуном, склонным к пространным ораторским речам. Но каждый, кто бывал на концертах с его участием, не мог не заметить, что в перерывах между аплодисментами он всегда искал возможности пообщаться с залом. И о чём говорил при этом? О самом заветном. О том же были, как правило, и его выступления с телеэкрана, когда удавалось ему получить здесь слово, и газетные, журнальные интервью.

Мне посчастливилось беседовать с любимым артистом накануне его 90-летнего юбилея — в феврале 2005-го. Советская тема получилась главной у нас. Замечу: не потому, что я обращал к нему соответствующие вопросы, а по сразу же заявленному им желанию говорить именно про это.

Вспомнил съёмки первой своей картины «Свинарка и пастух», которую начинали в мирной жизни, а получилось, что она подоспела к войне. И я почувствовал, как необыкновенно дорого ему это участие в битве за Советскую Родину, которое приняла талантливая работа режиссёра И.А. Пырьева, где ему довелось сняться в одной из главных ролей.

«Мы ведь победили не только силой оружия, но и силой духа, силой нашего искусства, — говорил он. — Советское искусство в годы войны очень много значило! Я не раз убеждался в этом, выступая с фронтовыми бригадами — сначала перед воинами на территории нашей родной страны, а затем в Венгрии, Польше, Чехословакии, Германии... Я горжусь поколением, к которому принадлежу и которое теперь уходит. Может быть, такого поколения больше и не будет».

А вот его ответ на мой прямой вопрос об огульном отрицании всего нашего советского прошлого — как он к этому относится: «Согласиться с таким отрицанием, очернением, принявшим прямо-таки немыслимые масштабы, никак нельзя! Скажу вам так: я не политик, но я воспитывался при Советской власти и тем, чем я стал, обязан Советской власти. Хотя не был членом партии, да это в данном случае и не важно. И нельзя же объективно не признать, что при Советской власти было поистине великое искусство! Какие композиторы были, какие созданы прекрасные песни; и выдающиеся кинофильмы, спектакли, произведения живописи и литературы. То есть во всех областях искусства — огромные достижения».

Мы говорили и о нашем сегодняшнем дне. «Очень много несправедливого! — записал мой диктофон. — Этот ужасающий разрыв между богатыми и бедными, какого ни в коем случае не должно быть... Массу негатива несёт телевидение, внедряя не лучшие ценности Запада. Деньги встали на первый план — и затмили многим глаза! А ведь мы в своё время не думали о деньгах...»

Дорогой Владимир Михайлович! Спасибо вам, что вы были таким и останетесь таким же для народа нашего навсегда.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт ноя 03, 2016 11:43 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Советский социализм — прорыв в будущее

Газета "Правда" №123 (30474) 3—7 ноября 2016 года
3 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Политический обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО беседует с доктором исторических наук Леннором ОЛЬШТЫНСКИМ
Да, советское социалистическое общество, созданное в результате Великого Октября, — это прорыв в будущее всего человечества, величайший подвиг народов нашей страны, руководимых Коммунистической партией, на пути мирового исторического прогресса. Ныне, после контрреволюционного переворота 1991 года, особенно громко звучит хор отрицателей этой неопровержимой истины. Горы хулы и злобных измышлений обрушиваются на эпоху, начатую Октябрём 1917-го. Её объявляют «неудавшимся экспериментом», пытаются ставить на ней крест, твердя о её «необратимом конце», и т.д.
Но, как говорится, ещё не вечер. Труды лучших, наиболее честных и глубоких учёных, которые обращаются к этой теме, убедительно подтверждают непреходящую ценность советского опыта для России и для всего мира. Один из очень значительных таких трудов — «Советское общество. История строительства социализма в России» — выпущен недавно издательством ИТРК в трёх книгах.
Публикуем беседу с основным автором этого исследования и руководителем авторского коллектива доктором исторических наук Леннором Ивановичем Ольштынским.
Значение, в точном смысле, эпохальное
— Приближается 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Но официально нынче в нашей стране её уже так не называют. Антисоветчики вовсю изощряются, чтобы принизить значение этого величайшего исторического события и придать ему сугубо негативный смысл. А в вашем труде, Леннор Иванович, оно названо эпохальным.
— И это, подчеркну, — не просто красивое слово, а вполне научный термин, который мы всем своим коллективным исследованием отстаиваем применительно к Великому Октябрю. Наукой выделены во всемирной истории особо крупные события, отражающие изменения общественных отношений в длительных исторических периодах — эпохах. Так, крушение Римской империи в V веке н.э. ознаменовало конец эпохи Древнего мира и начало эпохи Средневековья. Тогда рабовладельческий общественный строй сменился феодальным. Первые буржуазные революции в Нидерландах, а затем в Англии в начале XVII века считаются началом эпохи Нового времени. Феодализм сменяется капитализмом.
Человеческое общество развивается и дальше. XX век принято считать началом Новейшего времени. Чем эта эпоха отличается от предыдущей? Какое событие соответственно отражает главное содержание новой эпохи? Прошедшие 100 лет и начало третьего тысячелетия дают уже основание ответить на этот вопрос.
— Вы отвечаете. Однако это ведь в противовес иному мнению, которое, пожалуй, превалирует сегодня и упорно навязывается не только в нашей стране, но и в мире.
— Естественно, потому что старый господствующий класс — буржуазия — желает быть вечным господином. Отсюда идея капитализма как «конца истории» от американца Фукуямы, оценка либералами Октябрьской революции как «большевистского переворота» и т.п. Но историческая наука, если она действительно наука, основывается на реальных исторических фактах и их научном анализе. Именно на этом основании следует давать оценку Октябрьской революции 1917 года в России.
— Из чего в своём анализе прежде всего вы исходите?
— Из рассмотрения того, какие же изменения эта революция принесла в общественные отношения и как они проявились в дальнейшем ходе мировой истории.
Социалистическая революция породила новый строй жизни, основанный на общественной собственности на орудия и средства производства, на распределении материальных благ по труду, на социальном и национальном равноправии. Она сформировала и новый тип государства — государство трудящихся. В результате революции сложилось советское социалистическое общество как социальный организм. В нём впервые в истории была создана государственная система целенаправленного управления общественным развитием в интересах трудящихся на научной основе. Эти черты доказывают прогрессивный характер нового общественного строя — социализма.
Они проявились и в революциях других народов в середине и второй половине XX века. Исторические факты дают основание считать, что XX век — начало эпохи перехода человечества к новому, более прогрессивному общественному устройству — социализму. России выпала трудная роль первопроходца в этом мировом историческом процессе. Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года есть первый прорыв человечества к социалистическому общественному строю, что определило начало эпохи Новейшего времени.
Закономерность или случайность?
— Один из коренных вопросов в спорах об Октябре — это вопрос о закономерности, то есть неизбежности и необходимости, социалистической революции в России. Ведь ваши многочисленные оппоненты твердят, что Октябрьская революция произошла просто как случайный зигзаг российской истории, как некая ошибка, последствия которой теперь надо исправлять.
— Нет, переход России к социализму определился характером социальных противоречий в российском обществе и конкретной исторической обстановкой, а также особенностями российской цивилизации. Историко-социологический анализ состояния нашей страны в начале XX века показывает, что в России созрели исторические предпосылки к социалистической революции: экономические, социальные, политические, в общественной психологии.
Сделаю некоторое отступление. Исторический опыт свершения социалистической революции в России и последующего развития социализма в СССР имеет очень важное значение для современности, когда кризис капиталистического общества всё более углубляется и необходимо искать пути выхода из него. Причём исследовательская работа в этом направлении требует объединённых усилий историков и творческого участия специалистов других общественных наук: философии, социологии, политической экономии, психологии, культурологии и др. Как отмечал А.А. Зиновьев, «необходимо создать что-то вроде научного общества изучения СССР». Наш небольшой научный коллектив составляют историки нескольких разделов исторической науки и философии. Мы понимаем всю сложность и объёмность задачи и видим свою роль в том, чтобы внести посильный вклад в её решение — в комплексное историко-социологическое исследование сложной истории советского общества. Одновременно старались очистить советскую историю от наслоений лжи и извращений, созданных буржуазной пропагандой, и представить объективный исторический процесс.
— Вернёмся к вопросу, которым из-за тех самых «наслоений» сегодня задаются многие: почему социалистическая революция произошла именно в России и почему именно в 1917 году? Да, предпосылки для социализма были. Но вам скажут, что они были и в других странах, однако могли, как некий горючий материал, тлеть ещё долго…
— В России уже не могли! Историческая обусловленность, или, как ещё говорят, историческая закономерность, революции определяется ходом объективных социально-экономических процессов, которые порождают общественные движения, призванные разрешить острые социальные противоречия. При научном анализе общественного явления необходимо соблюдать принцип историзма: как оно зародилось, какие этапы развития прошло и в каком состоянии находилось в рассматриваемый период. Тогда будет определена логика исторического процесса.
До победы социалистической революции в октябре 1917-го Россия прошла длительный путь революционной борьбы: с зигзагами, отступлениями, с военными катаклизмами, которых не имели другие страны. А в начале ХХ века революционный процесс был резко усилен глубоким системным кризисом российского общества, о котором умалчивают либералы. В России, запоздавшей в капиталистическом развитии, сложился особый, «периферийный», тип капитализма, зависимый от экономически развитых стран Европы и отягощённый феодальными пережитками. Именно поэтому мировой экономический кризис начала XX века закономерно охватил Россию в особо острой форме. Он усугубил общественные противоречия в стране, что вызвало развитие революционного движения: крестьянские бунты, рабочие забастовки, общественные протесты интеллигенции и выступления студентов, восстания в армии и на флоте против существующего строя.
Попытка царизма остановить этот процесс с помощью русско-японской войны («Нам нужна маленькая победоносная война» — министр внутренних дел Плеве) привела к Первой русской революции 1905—1907 годов. Она вырвала у самодержавия законодательную Думу, отмену выкупных платежей с крестьян и рабочее законодательство. Но полуфеодальное самодержавие устояло. Революция в конце концов потерпела поражение, однако дала опыт политической борьбы классов и создала органы власти трудящихся — Советы рабочих депутатов. Им уже принадлежало будущее!
— А главным героем для той и нынешней российской власти стал тогда Столыпин?
— Да, палач революции министр внутренних дел, а затем премьер-министр Столыпин, которому недавно установили помпезный памятник в Москве. Он действовал по принципу: «Сначала успокоение — потом реформы». Факты показывают, какое «успокоение на двадцать лет» предусматривал этот «реформатор», чтобы создать «великую Россию». Жестоким репрессиям подверглись около 1,5 миллиона человек. Смертная казнь «стала бытовым явлением» (по выражению писателя В.Г. Короленко). Без суда и следствия расстреляны 1172 человека, военно-полевыми судами осуждены на смерть 6193 человека, часть повешены («столыпинские галстуки»), десятки тысяч отправлены на каторгу. За что памятник?!
И далее — согласно логике истории
— Но ведь после Первой русской революции в стране был экономический подъём, о котором особенно охотно любит распространяться нынешняя буржуазная пропаганда. Рисуют восхитительные картины всеобщего благоденствия, утверждают, что Россия успешно стала тогда на путь капиталистического процветания.
— Тезис о «процветавшей капиталистической России» — это приём фальсификации истории, извращённого представления о ходе фактического исторического процесса. Экономические показатели короткого циклического подъёма представляются как постоянный непрерывный процесс, и при этом замалчивается зависимость России от кризисов мировой капиталистической системы. А главная фальсификация в том, что экономические показатели отрываются от социальных процессов и игнорируется развитие революционного движения в эти годы. Восполним картину, что также весьма поучительно для современности.
После разгула реакции и отступления революционного движения в 1908—1911 годах уже в 1912-м начался новый революционный подъём. В 1913 году поднялась волна стачечного движения, а в первой половине 1914 года забастовок стало больше, чем в 1905-м, число бастующих достигло 1,5 миллиона. В Петербурге и других городах протестное движение дошло до столкновений рабочих с полицией. В ряде губерний начались крестьянские волнения, революционные выступления прошли в армии и на флоте. Усилились национальные движения в Закавказье, Польше, Прибалтике. Складывалась новая революционная ситуация.
— И в таком состоянии Россия была втянута в Первую мировую войну…
— Это ещё один из факторов, надорвавших общество! Вступление в войну определилось решением самодержца Николая II. Основная причина этого решения — зависимость от иностранного капитала, в первую очередь французского. Князь С.Е. Трубецкой писал: «А подписанная нашими верхами франко-русская конвенция! … Легкомысленно (чтобы не сказать — преступно) выдав эти векселя, мы широко… — истинно по-барски! — платили по ним. Платили… потоками русской крови».
А если ещё насчёт «процветания»... Перед войной Россия — аграрная, промышленно отсталая страна. В 1909—1913 годах она ежегодно выплачивала 345 миллионов рублей долга и одновременно занимала 200 миллионов рублей. Её задолженность составляла 31 процент от задолженностей всех стран мира. Учтём, что 75 процентов работоспособных граждан были заняты в сельском хозяйстве, 79 процентов населения — неграмотные. Промышленной продукции выпускалось в 5,9 раза меньше, чем в Германии, и в 4,5 раза меньше, чем в Англии, а эксплуатация рабочих была существенно выше. В течение 1900—1914 годов крестьянство пять раз пережило голод, унёсший жизни более 8 миллионов человек. Однако и в самые страшные голодные годы помещики и буржуазия ради наживы гнали зерно на продажу за границу («Недоедим, но вывезем»). Таковы социально-экономические основы революционного движения в тот период.
— Однако начало войны в 1914-м вызвало патриотический подъём, о чём ныне назойливо напоминают правительственные СМИ.
— Правительственная пропаганда в России и тогда делала своё дело. К тому же в русском обществе военный патриотизм, можно сказать, национальная традиция. Но мало кто вспоминает сейчас о том, что уже в начале войны были антивоенные выступления рабочих. Война «перерезала» революционный процесс, но только на короткое время! Уже вскоре обстановка резко стала меняться.
Начатая вторжением русских войск в Германию и Австро-Венгрию ради спасения Франции, эта война была чужда трудовому народу. К тому же длительное ведение военных действий стало непосильно для царской России. В стране началась разруха, поражения на фронте вызвали общественный кризис. Поднялось революционное движение против войны и самодержавия. В январе—феврале 1917 года число стачечников с политическими лозунгами достигло 700 тысяч. В конце февраля — начале марта грянула буржуазно-демократическая революция.
— Известно, что сейчас в Институте российской истории РАН работает группа по подготовке материалов к 100-летию Октября. Делаются попытки объединить Февральскую буржуазно-демократическую революцию и Октябрьскую социалистическую. Допустимо ли это, на ваш взгляд? Правомерно?
— Отвечу однозначно: такое объединение принципиально разных общественных событий антиисторично. Образно говоря, нельзя ужа и ежа представить одним понятием.
Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 года свергла монархию. Петроградский гарнизон капитулировал перед восставшими, царские министры были арестованы. Под давлением Думы и генералитета Николай II отрёкся от престола в пользу брата Михаила, но тот испугался и тоже отрёкся. Установилось двоевластие: Временного буржуазного правительства из членов Думы и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Начался распад Российской империи, усилился развал всего и вся в стране.
Это — неоспоримые факты. Февральская революция не разрешила общественного кризиса, что неизбежно вело к дальнейшему развитию революционного процесса. В гениальных «Апрельских тезисах» В.И. Ленин показал неизбежность социалистической революции и возможность её проведения мирным путём.
— Но могла ли принять такое буржуазия? Её классовые интересы диктовали совсем иное…
— Русская буржуазия, связанная с англо-французской, не могла даже вывести Россию из войны. Разруха всё более усиливалась. Наступление на фронте, которого потребовали союзники, провалилось. Протест против продолжения войны нарастал. Попытка установить военную диктатуру генерала Корнилова кончилась неудачей.
— В вашем труде убедительно показано, что осенью 1917 года сложилась угрожающая обстановка всеобщего развала и оккупации страны воюющими блоками.
— Именно поэтому столь активно и повсеместно создавались Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов как местные органы власти. Временное буржуазное правительство готовило подавление народного революционного движения военной силой.
И вот Октябрьское вооружённое восстание 25—26 октября (7—8 ноября по новому стилю) 1917 года, организованное Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов, свергло это правительство, доведшее страну буквально до ручки. Второй съезд Советов рабочих и солдатских депутатов утвердил новую государственную власть, объявил Россию республикой Советов. Как известно, он также принял Декрет о мире и Декрет о земле, удовлетворив наиболее острые общественные требования.
— Стоит напомнить, каким было первое Советское правительство, избранное на съезде.
— Его, как известно, возглавил лидер партии большевиков В.И. Ленин. Это отражало рост авторитета партии в массах. Показателем роста авторитета является и увеличение её численности. В начале 1917 года членов РСДРП(б) по стране было 24 тысячи, в Петрограде и Москве — всего 1500. В августе 1917-го на VI съезде делегаты представляли уже 240 тысяч членов партии из 162 организаций. В народной революции большевики стали во главе революционных масс, а Ленин — признанным вождём трудового народа.
Замечу, что глава миссии американского Красного Креста в России (резидент американской разведки) полковник Р. Робинс писал: «Первый Совет Народных Комиссаров, если основываться на количестве книг, написанных его членами, и языков, которыми они владели, по своей культуре и образованности был выше любого кабинета в мире». Говоря современным языком, во главе народного государства стала избранная самым демократическим путём интеллектуальная элита российского общества.
Если подвести некоторые итоги
— Мы говорим сейчас о времени, которое охватывает первая книга вашего коллективного трёхтомного труда. Основной вывод здесь следующий: объективный и закономерный революционный процесс в России, начавшийся в 1905 году, фактически завершился в октябре 1917-го. Такова логика истории, а отрицать её можно только по исторической неграмотности или заведомой лжи. Если сказать максимально коротко, каково в целом с позиций современной науки историческое значение Октябрьской революции 1917 года в России?
— Огромное и разноплановое. Мы в нашем исследовании выделяем три его аспекта.
Национальное значение. Октябрьская революция открыла российскому обществу путь выхода из глубокого кризиса в интересах трудящихся масс, ликвидировав остатки феодализма и мучительные противоречия капитализма. Она вывела Россию из империалистической войны и иностранной зависимости, обеспечив стране самостоятельный путь развития.
Социалистическая революция установила в России политическую власть трудящихся в форме Советов депутатов от рабочих и крестьян, провозгласила целью социальное и национальное равноправие, открыла простор творческим силам народа.
Международное значение. Она оказала революционизирующее влияние на ускорение окончания Первой мировой войны. Пример России положил начало серии европейских и азиатских революций за национальную независимость и социальное освобождение.
Всемирно-историческое значение. Октябрьская революция 1917 года в России стала первым в истории человечества прорывом к социализму. Изменения в общественном строе, принесённые ею, дают основание считать Великий Октябрь началом формирования нового типа цивилизаций — цивилизаций свободных тружеников свободных народов. Примером этого стала советская цивилизация.
В Федеральном законе №340 от 4 ноября 2014 года в статье 1.1. «Памятные даты России» отмечена дата «7 ноября — День Октябрьской революции 1917 г.». Во всемирной истории Французская буржуазно-демократическая революция (1789—1794 гг.) признана Великой. Она провозгласила «Декларацию прав человека и гражданина» и оказала большое влияние на мировой исторический процесс.
Российская социалистическая Октябрьская революция 1917 года провозгласила «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и «Декларацию прав народов России». Она начала переход к новой общественно-экономической формации. По этому пути в XX веке пошли и другие народы.
Вот почему Великая Октябрьская социалистическая революция составляет национальную гордость народов России. Настоящие патриоты ни в коем случае не могут отказаться от признания её величия. Антисоветизм и патриотизм несовместимы!
Кто воевал против Октября и кто его отстаивал
— Излюбленной темой антисоветской пропаганды остаётся утверждение, что «большевики устроили Октябрьский переворот и развязали Гражданскую войну, развалили Российскую империю». А Белое движение представляется как борьба патриотов за «единую и неделимую Россию». Очень важно, что ваш научный труд аргументированно это опровергает.
— Все революции в истории сопровождались гражданскими войнами, и России, первопроходцу на пути к новому общественному строю, тоже пришлось пройти через это. Но кто были истинными виновниками Гражданской войны, её масштабы, цели сторон и многое другое — буржуазная пропаганда либералов искажает. Типичный приём фальсификации — подтасовка хронологии и извращение представлений о событиях.
Гражданская война в научном понимании, то есть как состояние общества, началась не в октябре 1917 года, как утверждается в современных учебниках, а в конце мая 1918-го. Её началом стал антисоветский мятеж чехословацкого корпуса, выводимого из Советской России по требованию Антанты. Корпус был включён в состав французской армии, и его мятеж был подготовлен руководством Антанты, которая уже начала интервенцию на нашем Севере и Дальнем Востоке. До этого продолжалось «триумфальное шествие Советской власти» и подавлялись отдельные вооружённые контрреволюционные выступления. Можно сказать, что это были «вооружённые конфликты» — по терминологии современной военной науки.
Без интервенции, без мощной иностранной поддержки и помощи у Белого движения не было военных сил для организованной борьбы с Советской властью. Армии Деникина и Колчака создавались на деньги Антанты поставками им иностранного оружия и военного снаряжения. Главный организатор интервенции и белогвардейщины У. Черчилль в своих мемуарах писал: «Было бы ошибочно думать, что мы сражались за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело». Вопрос: какие же они патриоты?!
— Истинные патриоты (совершенно очевидно!) были с другой стороны. Это миллионы откликнувшихся на ленинский призыв: «Социалистическое Отечество в опасности!» И убедительно подтвердилась ленинская мысль о том, что любая революция чего-либо стоит лишь тогда, когда она умеет защищаться.
— Советское руководство в тяжелейших условиях сумело создать массовую Красную Армию и добиться победы над интервентами 14 государств и всеми другими силами контрреволюции. Советская власть получила поддержку самоотверженного рабочего класса и большинства крестьянства. Рабочие и партийно-комсомольские мобилизации в критические моменты кардинально меняли ход вооружённой борьбы. В Красную Армию вступила и патриотическая часть прежнего русского офицерства. По наиболее достоверным данным, на стороне Советской власти служили 75 тысяч военных специалистов — более 30 процентов общей их численности в старой армии. В 1919 году бывшие офицеры и генералы составляли свыше 54 процентов всего командного состава Красной Армии, причём 70 процентов из них были потомственные дворяне.
Потомственный дворянин, близкий к императорскому двору, бывший Верховный главнокомандующий русской армией в 1917 году генерал от кавалерии А.А. Брусилов также перешёл на сторону Советской власти. Показательно, что, когда Каледин, Алексеев, Деникин послали ему письмо с предложением бежать из Москвы на Дон, он отказался. Его ответ бывшим сослуживцам гласил: «Никуда я не пойду. Пора нам всем забыть о трёхцветном знамени и соединиться под красным». После окончания войны, будучи на службе в Красной Армии, на упрёк белогвардейцев-эмигрантов он ответил: «Кто как не большевики вместе с русским народом отстояли в Гражданской войне нашу землю и воссоздали Россию». Затем спросил: «А где были вы, господа, и к кому на службу пошли в это время? К немцам, французам или, может быть, к румынам?»
— Великолепно сказано! Про самое главное...
— А вот другой пример как иллюстрация к приведённому высказыванию Черчилля. Адмирал Колчак, объявивший себя с подачи Антанты «Верховным правителем России», находясь до этого в эмиграции, поступил на службу в британский «его Величества флот» и прибыл на Дальний Восток по распоряжению «своего командования». Каков «патриот»!
Со времён Гражданской войны антисоветская пропаганда расписывает «ужасы красного террора», но не упоминает, что он был ответом на белый террор. Исследования показывают, что белый террор во многом превышал красный — и по масштабам, и своей жестокостью. Особо зверскими были карательные акции армий Колчака: «поезда смерти», наполненные трупами замученных рабочих; население целых деревень каратели топили в прорубях «ради экономии патронов»... Вновь возникает вопрос: кому памятник?!
— Уже тогда, вскоре после Октября, генерал Брусилов (и не только он, конечно!) очень точно сформулировал то, что в последние десятилетия с пеной у рта пытаются опровергать и переиначивать враги социалистической революции. Это же доказанный самой жизнью факт, что «большевики вместе с русским народом отстояли нашу землю и воссоздали Россию»!
— Сейчас с полным основанием можно добавить: отстояли не только Россию, но и возможность построить новое социалистическое общество на высоких гуманистических принципах: социального равенства, экономического и культурного развития в интересах трудящихся.
Революционная Россия совершила подвиг на пути мирового общественного прогресса. Он признан в утверждении: «XX век — век России».
— Однако 7 ноября не отмечается теперь в России как государственный праздник. Не отмечается уже 25 лет...
— Да, и Советского Союза нет уже 25 лет. Но социализм в мире не уничтожен, он не ушёл безвозвратно! История свидетельствует, что переход к новой общественно-экономической формации — это длительный исторический процесс с зигзагами и отступлениями. После Великой Французской революции был период реставрации феодализма, такой же период был и после Английской буржуазной революции. В том и другом случаях это происходило под внешним воздействием старой формации — мощных феодальных государств. Но история не имеет обратного хода, реставрация преодолевалась новыми революциями в этих странах, и новая формация утверждалась в преобразованном виде.
Во Франции национальный праздник День взятия Бастилии отменялся и вновь восстанавливался — представьте себе! — три раза. Уверен, что со временем у нас обязательно снова будет праздноваться в государственном масштабе и День Великой Октябрьской социалистической революции. Как величайшая дата в календаре нашей страны!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт ноя 10, 2016 7:37 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Так кто же за белых, а кто — за красных?

Газета "Правда" №126 (30477) 11—14 ноября 2016 года
1 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

Иногда говорят, что в 1917-м и последовавшей затем Гражданской войне победили красные, но в 1991-м белые взяли реванш. И всё, дескать, вернулось на круги своя, то есть в «нормальное» капиталистическое русло. Однако интересно вот что: а как сегодня-то люди к этому относятся?

ВОПРОС ТАКОЙ обретает всё большую актуальность в связи с приближающимся 100-летим Великой Октябрьской социалистической революции. Разумеется, официально нынче избегают её так называть. Тем не менее говорить о ней вынуждены и на официальных, государственных телеканалах. Так, в день 99-летия пролетарской революции, 7 ноября, вечернее «ток-шоу» в регулярном цикле «Право голоса» на канале ТВЦ было названо «Уроки Октября». И, как всегда при обсуждении подобных проблем, спор разгорелся нешуточный.

Две противостоявшие друг другу стороны с долей условности можно назвать красными и белыми. По их позиции. Одни доказывали величайшее положительное значение Октября для нашей страны и всего мира, а другие твердили, что это была катастрофа.

Твердил небезызвестный Станкевич, геростратовски прославившийся бурной активностью при сносе памятника Дзержинскому в августе 1991-го, а потом какими-то денежными махинациями, из-за чего вынужден был несколько лет прятаться за рубежом.

Твердил и холёный академик Пивоваров, которому предъявлялось обвинение в халатности, повлекшей утрату части фонда вверенной ему уникальной библиотеки, продолжающий как ни в чём не бывало нести злобную, махровую антисоветчину с телеэкрана и из радиоэфира.

Я давно уже заметил, что в дискуссии подобного рода неохотно и весьма дозированно приглашают коммунистов. А ведь КПРФ, если уж на то пошло, это единственная по-настоящему оппозиционная партия в России, представляющая великую красную идею справедливости — идею социализма и коммунизма. И очень порадовало на сей раз участие молодого историка Ярослава Листова, заведующего отделом ЦК КПРФ. Академику-антисоветчику приходилось зачастую лишь злобно шипеть в ответ на его убедительнейшие аргументы.

Но пора сказать самое главное: чем же кончилось всё. Телезрителям предварительно был задан вопрос, за кого они — за белых или за красных? Весь день и весь вечер шло голосование. А результат такой: за белых — 18 процентов, за красных — 82!

Комментарии излишни? Нет, хочется, чтобы вы, читатели «Правды», поделились своими соображениями об этом. Я думаю, без сомнения можно сказать, что общество наше сегодня, как и 100 лет назад, делится надвое — на красных и белых. И черта деления понятна: одни не приемлют несправедливости, при которой абсолютное меньшинство в стране может владеть большей частью народного богатства и жить за счёт ограбленного, эксплуатируемого большинства. А вот так называемых белых это вполне устраивает.

Но есть неотвратимый вопрос: доколе явной и вопиющей несправедливости длиться?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт ноя 10, 2016 7:50 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Бьют тревогу загубленные фашизмом

Газета "Правда" №126 (30477) 11—14 ноября 2016 года
6 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

В 1945-м, когда были разгромлены гитлеровская Германия и её союзники, многим думалось, что с фашизмом покончено навсегда. Но оказалось иначе. И сегодня, более 70 лет спустя после Великой Победы, тема бесчеловечности фашизма и колоссальных его жертв снова воспринимается как остро актуальная.

Ещё бы! Пособники гитлеровцев и их наследники опять маршируют по улицам и площадям в странах Балтии, которые были республиками СССР. Батальоны новоявленных нацистов, созданные на Украине, залили кровью Донбасс, где в годы Великой Отечественной зверствовали их идейные предшественники. А в Одессе трагически повторилась судьба белорусской Хатыни и тысяч других российских, белорусских, украинских деревень, сёл и городов, испытавших ужасы фашистской оккупации.

Недавно пришло сообщение о знаменательном факте: в многострадальном Донецке открылась выставка «Советский Нюрнберг». Экспонаты её, составившие 75 стендов, разместились в Военно-историческом музее Великой Отечественной войны — филиале Донецкого республиканского краеведческого музея. А посвящена эта экспозиция судебным процессам 1943—1949 годов над гитлеровскими оккупантами и их пособниками. Такие суды состоялись тогда в 21 городе Советского Союза — в Краснодаре, Харькове, Киеве, Смоленске и других.

Перекличка времён! На выставке, например, представлены материалы, наглядно рассказывающие о Киевском судебном процессе. По его итогам в 1946 году нацистские убийцы были казнены в центре Советской Украины — на площади Калинина (ныне майдан Незалежности). Разве не наводит такая ассоциация на некоторые весьма злободневные мысли?

Безусловно, злободневен девиз выставки, развёрнутой в Донецке: «Справедливость есть». Но справедливость невозможна без исторической памяти. За память о жертвах фашистских оккупантов на советской, российской земле бьётся уже несколько лет общественная организация «Поле заживо сожжённых», возглавляемая членом Союза писателей России Владимиром Фомичёвым и поддержанная «Правдой».

Так вот о чём следует сказать в связи с открывшейся выставкой «Советский Нюрнберг»: она нужна не только в Донецке, но и в Москве. Причём не временно, а постоянно! Это как раз и может стать документальной основой того всероссийского мемориала памяти жертв фашистской оккупации, за создание которого вместе с членами общества «Поле заживо сожжённых» горячо выступают многочисленные читатели нашей газеты.

Из поступившей информации мы узнали, что «Советский Нюрнберг» — совместный проект министерства культуры России, министерства культуры ДНР, а также Российского военно-исторического общества. К ним от имени редакции и читателей «Правды», от общества «Поле заживо сожжённых» и множества других наших соотечественников мы в первую очередь и обращаемся сегодня с нашим предложением


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт ноя 17, 2016 8:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
По долгу чести

Газета "Правда", №129 (30480) 18—21 ноября 2016 год
6 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Тяжёлое для страны время особенно чётко выделяет предателей и героев. Кто-то приспосабливается, обустраивая личное благополучие и мгновенно переменив в угоду ему взгляды, убеждения, жизненные ориентиры. А кто-то за эти взгляды и ориентиры стоит всем существом своим.

Когда в самый разгар «перестроечной» смуты услышал я о новой организации «Ленин и Отечество», первая мысль была, что это верные глубоким идейным убеждениям люди решили объединиться. Партию коммунистов враги тогда уже вовсю раскалывали извне и изнутри, а имя и дело Ленина стали в центре яростного обстрела, так что прямо выступить в их защиту могли только те, для кого они реально представляют непреходящую высшую ценность.

И тут же вопрос: а кто возглавил объединение таких людей? Мне назвали Ирму Николаевну Ковалёву, которую к тому времени я мало знал. Теперь, когда минула четверть века и она по-прежнему во главе Координационного совета общества «Ленин и Отечество» да вдобавок много лет редактирует одноимённую газету, по-моему, знаю её уже достаточно хорошо. Стало быть, могу и должен рассказать о ней — в полном смысле слова человеке чести.

Её путь к самому главному

Всё-таки права старинная мудрость, что человек познаётся в беде. Не произойди та огромная вселенская беда под названием «перестройка», Ирма Николаевна скорее всего, как и раньше, занималась бы своей любимой исторической наукой. Исследование истории родной страны и преподавание её молодёжи в Высшей комсомольской школе при ЦК ВЛКСМ не случайно на долгие годы стали основным делом жизни Ирмы Ковалёвой. Это действительно, как она убедилась, было призвание.

Хотя нельзя не оговориться, что была у неё в своё время и проблема выбора. Характерная, пожалуй, для советской действительности, в которой росло её поколение. Кроме истории, влекла музыка: ведь наряду с историческим факультетом МГУ она окончила также училище при Московской консерватории. Более того, даже преподавала игру на фортепиано в музыкальной школе. То есть не просто словами из песни было известное утверждение: «Молодым везде у нас дорога».

При определении дальнейшего жизненного пути историческая дорога у неё в конце концов возобладала. Став научным сотрудником Государственного исторического музея и одновременно поступив в заочную аспирантуру МГУ, она за короткий срок сумела подготовить и успешно защитить кандидатскую диссертацию на тему «Общественное движение в России в период Крымской войны».

Общественное движение, нарастание революционных процессов в нашей стране, которые привели сначала к «генеральной репетиции» 1905—1907 годов, а затем и к Великому Октябрю, — именно это для историка И.Н. Ковалёвой составило преобладающую сферу её научных интересов и трудов. Вот, скажем, под непосредственным руководством знаменитого академика Милицы Васильевны Нечкиной она активно работала в секторе академического Института истории СССР, который назывался «Революционная ситуация в России в 1859—1861 годах».

Далёкие годы? Так-то оно так, только отдалённость во времени вовсе не отменяла принципиального их значения и актуальности. Ведь глубинные противоречия, которые нарастали в России, вызывая всё больший протест, отнюдь не выдумка советских историков, а реальный факт! Закрыв же на него глаза или сделав вид, будто «ничего особенного» всё это не значило, можно попытаться эпохальную Великую Октябрьскую социалистическую революцию представить как нечто «случайное», «не закономерное», никак не вытекающее из предыдущей истории страны, а вроде бы завезённое сюда в пресловутом «пломбированном вагоне». Так многие и стали представлять…

Ах эти байки, эти сочинения на заданную тему! До чего быстро и широко распространились они по страницам «перестроечных» газет и журналов, по экранам кино, телевизоров и радиоволнам. Да о чём говорить, если даже некоторые вроде бы солидные учёные мужи с громкими именами вдруг начали вещать абсолютно противоположное тому, что утверждали совсем недавно.

И что же делать честному человеку, оказавшемуся в такой круговерти? К тому времени Ирма Николаевна, имевшая на своём счету более 80 научных работ и поступившая в докторантуру, завершила докторскую диссертацию. Уже была она обсуждена на кафедре, так что впереди — защита.

Однако, как позднее написали коллеги и друзья в юбилейном приветственном адресе, обращаясь к ней, «Вам было не до того!» Это совершенно верно, как и написанное далее: «Конец 80-х — начало 90-х годов стали временем, когда Вы с головой окунулись в общественную и политическую жизнь страны. Ваша активная гражданская позиция не позволила Вам безучастно смотреть на всё, что творилось в стране, как беспардонно лжецами и перевёртышами марается наша история, подвергаются клевете и ниспровержению коммунистические, социалистические идеалы. Вы встали на их защиту».

Так произошло в её жизни самое главное.

Защите Ленина — все силы, весь разум, всё время

Когда лично я познакомился с ней? Да тогда же, в трудную и горячую пору становления общества «Ленин и Отечество». Она всецело была поглощена новым ответственным делом, которому отдавала теперь все силы, весь разум, всё время.

Я думаю, ей нередко приходилось преодолевать себя. Человек по природе очень скромный, даже застенчивый, она должна была проявлять жёсткую настойчивость и бескомпромиссное упорство, вступать в конфликты, подчас весьма острые, убеждать и переубеждать людей, организовывать их и увлекать за собой.

Общественная организация, душой которой она стала, начиналась как московская городская. К кому в первую очередь обратиться за поддержкой? Коммунист Ковалёва решает: конечно, к рабочим. Ленин всегда на них опирался, и сейчас рабочему классу, который всячески запутывают и сбивают с толку, архинеобходимо заново раскрывать суть ленинских идей и ленинской борьбы.

Итак, первыми слушателями созданного ею лектория «Ленин и современность» становятся рабочие столицы. Интерес был большой! Причину я понял, побывав на тех лекциях: разговор здесь шёл не казённо-формальный, как нередко бывало, к сожалению, на подобных «мероприятиях», а бьющий в сердцевину проблем, которые волновали многих. Да ещё Ирма Николаевна стала организовывать и экскурсии рабочих в ленинские музеи.

Когда начиналась та работа, трудно было поверить, что очень скоро кошмарная угроза возникнет над самим существованием этих признанных ленинских центров. Но после августовской контрреволюции 1991-го Ирме Ковалёвой не один год пришлось организовывать массовую борьбу в их защиту.

Помню хмурые, дождливые дни сентября в том же 1991-м. Центральный музей В.И. Ленина стал тогда местом полуподпольного сбора только что созданной общественной организации «В защиту прав коммунистов», куда меня делегировала «Правда». А на площадке перед этим известным всему миру краснокирпичным зданием с утра, как правило, уже выстраивались люди, протестовавшие против намеченного закрытия музея. Ирму Николаевну я видел здесь ежедневно.

Кто-нибудь скажет: но ведь не удалось отстоять! Что ж, действительно так. Пришедшие к власти антисоветчики и антикоммунисты, полные ненависти к Ленину, снесли памятник ему в Кремле, ликвидировали находившиеся здесь кабинет и квартиру советского вождя, не остановились и перед ликвидацией Центрального музея В.И. Ленина в столице. Но можно ли считать, что борьба тех осенних месяцев и последующих лет оказалась напрасной?

Нет, ни в коем случае! Планы разрушителей были гораздо обширнее, и, если бы не поднявшиеся протесты, многое из наших бесценных реликвий мы утратили бы навсегда.

Верно, ленинские экспонаты из Кремля и здания на площади Революции вынужденно пришлось перевозить в Горки Ленинские. Однако Горки-то спасли, хотя и над ними тоже нависнет топор, о чём расскажу далее. Спасли и другие музеи, хранящие память о великом народном вожде.

Спасли ленинский Мавзолей! Недавно я рассказывал в «Правде» о коммунисте-фронтовике Алексее Сергеевиче Абрамове, который возглавил огромную работу по сохранению усыпальницы вождя и Почётного некрополя у Кремлёвской стены. Но ведь он не один был, этот подвижник. И вот Ирму Николаевну я ставлю рядом с ним, потому что организованный ею сбор подписей в защиту Мавзолея и Почётного некрополя, а также сбор средств на их поддержку приобрёл широчайший масштаб.

«Это всё прекрасные люди!»

Кульминация борьбы за Мавзолей пришлась на 1999 год, когда власть, судя по заявлениям Ельцина и его присных, особенно близка была к осуществлению наиболее чёрных своих замыслов. Но они натолкнулись на сопротивление народное, и активнейшей частью его выступило общество «Ленин и Отечество», ставшее годом раньше уже Межрегиональной общественной организацией.

Что это значило? Юридическое признание деятельности отделений ленинского общества на местах, во многих регионах России. Разумеется, Ирма Николаевна была рада, когда добилась такой перерегистрации. Однако, положа руку на сердце, можно сказать, что возглавляемый ею Координационный совет и она лично к этому времени в работе своей давно вышли за пределы организации только городской, московской.

Знаете, сколько постоянных адресатов появилось уже тогда у Ковалёвой в её картотеке? Более 340! И Россия тут представлена от края до края, и зарубежье, ближнее и дальнее: Болгария и Германия, Белоруссия и Украина, Казахстан, Киргизия, Латвия… А те, с кем установилась у неё регулярная переписка, сплачивали вокруг себя тысячи людей, ставших затем членами общества «Ленин и Отечество».

— Это всё прекрасные люди, на которых, наверное, земля наша держится! — с искренним восхищением говорит Ирма Николаевна, когда речь заходит об активе общества в самых разных местах. И готова рассказывать про этих людей бесконечно.

Вот Галина Ивановна Большакова, многолетний руководитель Курганского областного отделения. Человек убеждённый и творческий, находит она массу возможностей для того, чтобы как можно больше своих земляков увлечь ленинской темой. Причём это не только беседы, лекции, диспуты, но и создание, например, большой пионерской организации.

А бессменным руководителем отделения «Ленин и Отечество» в городе Славянске-на-Кубани Краснодарского края многие годы был Владимир Акимович Чебыкин, недавно ушедший из жизни. Учёный, публицист, автор ряда книг о Ленине и его соратниках обрёл известность далеко за пределами родного города. Замечу, что его писательский дар особенно пригодился, когда с 1995 года усилиями И.Н. Ковалёвой и члена фракции КПРФ в Госдуме Алевтины Викторовны Апариной начала выходить газета «Ленин и Отечество», сразу же значительно расширившая и укрепившая связи между единомышленниками.

Признаюсь, я удивлён был по-хорошему, увидев первые номера этой газеты. Наверное, не очень уверенная, получится ли что-либо из такой дерзкой затеи, Ирма Николаевна долго не посвящала меня в свой замысел. Однако газета получилась! Интересная, боевая. Хотелось её читать и хочется до сих пор. Тогда я от души сказал редактору, что вот, дескать, появилась у «Правды» ещё одна младшая сестра.

А удивило меня, кроме всего прочего, то, что Ирма Николаевна так решительно взяла на себя дело, для неё фактически новое и неведомое. Имею в виду весь комплекс забот и хлопот, связанных с газетным производством.

В журналистике она человек опытный, замечательные её статьи постоянно печатали и «Правда», и журнал «Политическое просвещение», а новое издание в этом смысле давало ей дополнительную трибуну. Но писать в газету и делать газету — не одно и то же.

— Кто-то должен был браться, — ответила она мне на эти мои рассуждения. — Надо было.

Исчерпывающий ответ. Я подумал, что человек, пишущий о Ленине, о его предшественниках и продолжателях великого дела борьбы за справедливость, нравственно обязан равняться на своих героев. У Ирмы Ковалёвой, кроме Владимира Ульянова-Ленина, это декабристы, Белинский и Чернышевский, Добролюбов и Герцен, Сталин и Георгий Димитров, Клара Цеткин, Долорес Ибаррури, Фидель Кастро… Вот такие люди и для неё самой постоянные ориентиры, как надо жить и бороться.

Не останавливаться, добиваясь цели

За годы, в которые знаю её, убедился, что слово этого человека неотрывно от дела, что призывы, обращаемые к другим, адресует она прежде всего к себе. Помните, упомянул я про топор, занесённый над Горками Ленинскими? Был действительно такой ужасный момент, когда у властей и «учёных» пособников их возник коварный план «капитальной реконструкции» музея в Горках. А означало это следующее. Дом, где провёл последнее время жизни величайший гений человечества и где он скончался, превратить… в музей помещичьего быта!

Почему? Да потому, что до революции здесь была помещичья усадьба. Так пусть посетители любуются, как жили прежние хозяева, а Ленину, мол, достаточно оставить небольшой уголок…

Если бы видели вы, в какое состояние привела эта весть Ирму Николаевну Ковалёву. Она одной из первых узнала, что тайно уже разработан соответствующий проект, и немедленно начала действовать. Подняла на ноги буквально всех, кого только могла!

Самые первые обращения — к Председателю ЦК КПРФ Г.А. .Зюганову и в «Правду». Мне было доверено тогда написать статью о планирующемся вандализме в Горках. И должен сказать, что помощь Ирмы Николаевны при этом была неоценимой.

Та публикация «Правды» и активная позиция руководства КПРФ остановили разрушителей. Но навсегда ли? Не исключено, что борьбу за Горки придётся продолжать…

А в Москве я был свидетелем того, как Ирма Николаевна с товарищами искала и нашла паровоз и спецвагон поезда, в котором январским днём 1924 года везли в столицу из Горок тело вождя.

Впрочем, целого газетного номера не хватит, чтобы просто перечислить всё сделанное, спасённое и возрождённое соратниками Ирмы Ковалёвой. Сейчас огромная тревога у неё за товарищей на Украине. Там был целый ряд, пожалуй, наиболее инициативных боевых ячеек руководимого ею общества. А что с ними сегодня? С трудом доходящие до неё сведения порой радуют, но нередко крайне огорчают. Радуют потому, что люди, в которых она верила, не стали предателями ленинского дела и по-прежнему, насколько могут, честно служат ему. Ну а огорчение, даже невыносимая боль — от тех условий, в которых наши братья и сёстры там оказались.

Она понимает: борьба есть борьба. Великий Октябрь, свершившийся почти век назад под руководством партии Ленина, продолжается. Могут быть и поражения, и отступления. Но Ленин учил не паниковать и не сдаваться. И она, как и товарищи её по великому делу, твёрдо верит: будущее — за справедливостью, то есть за социализмом, который неодолим.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн ноя 28, 2016 7:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Их казнили, но они бессмертны

Газета "Правда" №133 (30484) 29—30 ноября 2016 года
4 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

Зоя Космодемьянская и Вера Волошина совершили свой подвиг на ближних подступах к столице 75 лет назад

ПРОИСШЕДШЕЕ ОСЕНЬЮ и ранней зимой 1941 года на фронтах близ советской столицы мир тогда же назвал чудом. Действительно, ведь перед этим мало кому в мире верилось, что гигантскую гитлеровскую махину, собранную и вооружённую до зубов почти всей Европой, прорвавшуюся уже к самому сердцу Советского Союза, возможно остановить и повернуть вспять. Но это произошло. И свершили чудо советские люди — с их невероятной силой духа, необыкновенной любовью к Родине и твёрдой верой в Победу.

29 ноября 1941-го... Ещё верх пока за наглым и жестоким врагом, строящим планы очередных атак на Москву, до которой в самом деле, кажется, рукой подать. Ещё многие думают, что по-прежнему для столицы СССР всё висит на волоске. Но уже состоялся 7 ноября, в День 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, потрясающий парад на Красной площади, где с трибуны ленинского Мавзолея Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, обращаясь к бойцам, произнёс напутственные слова: «Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!»

И девушка, почти девочка, которую в стылой мгле последнего дня её жизни фашисты тесной гогочущей толпой ведут на казнь, наверняка вспомнила про тот парад и те слова, адресованные ей тоже.

Её схватили враги возле занятой ими деревни Петрищево при выполнении боевого задания. Зверски пытали, но не добились ничего. Казнь решили устроить показательную: для устрашения местных жителей.

Однако что получилось? Сильнее страха, который нагоняли на людей захватчики, оказалось обращение измученной и обречённой на смерть девушки-бойца к собравшимся.

Ей уже накинули петлю на шею, а она, воспользовавшись заминкой палачей, неожиданно крикнула громким и чистым голосом согнанным вокруг виселицы сельчанам:

— Эй, товарищи! Чего смотрите невесело? Будьте смелее, боритесь, бейте немцев, жгите, травите! Мне не страшно умирать, товарищи. Это — счастье умереть за свой народ...

А немецким солдатам успела сказать:

— Вы меня сейчас повесите, но я не одна, нас двести миллионов, всех не перевешаете... Вам отомстят за меня...

И когда петля уже сдавила горло, последним усилием раздвинула верёвку, чтобы крикнуть:

— Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придёт!..

Всё это произвело такое впечатление, что слух о бесстрашии казнённой и о том, ЧТО говорила она, стоя под виселицей, сразу разнёсся широко окрест. Два месяца спустя, когда Петрищево было уже освобождено, военкор «Правды» Пётр Лидов, находившийся совсем в другом районе Подмосковья, совершенно случайно услышал рассказ об этом в деревенском доме, где ночевал. Старик-колхозник, волею обстоятельств ставший свидетелем казни неизвестной девушки, рассказывал с восхищением:

— Они её вешали, а она речь говорила!

И пересказывал ту речь.

Лидов, отодвинув все другие дела, устремился в Петрищево. Записал всё, что смогли ему здесь рассказать. Позвал потом друга-фотокорреспондента Сергея Струнникова, чтобы сделать снимки той девушки, извлечённой из замёрзшей могилы...

Назвалась она на допросах Таней, и так озаглавил журналист свой очерк, вышедший в номере «Правды» за 27 января 1942 года вместе с пронзительным фото: красивое даже посмертно девичье лицо и обрывок петли на нежной шее…

Резонанс публикации был огромный. Невообразимый ныне! А уже 18 февраля того же года Пётр Александрович Лидов смог напечатать в «Правде» второй очерк об этой девушке — «Кто была Таня». Оказалось, ученица десятого класса школы №201 г. Москвы Зоя Космодемьянская.

Восемнадцатилетней комсомолке в те дни было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. И стала она мощнейшим вдохновляющим примером для миллионов в нашей сражавшейся против фашизма стране.

Вспомните, как написал Маяковский в своей поэме о Ленине:

Стала

величайшим

коммунистом-организатором

Даже

сама

Ильичёва смерть.

Вот и Зоина смерть звала на подвиг во имя жизни. Не только её подруги и товарищи по войсковой части особого назначения 9903 уходили теперь на опасные задания в тыл врага с мыслью о Зое. Портрет её, вырезанный из газеты, висел на стене в комнате Олега Кошевого, а вскоре и о нём, как о герое, узнает вся страна. И не только Шура Космодемьянский, любимый Зоин брат, которому тоже суждено будет посмертно стать Героем Советского Союза, напишет на своём самоходном орудии: «За Зою!» С таким девизом шли в бой и проявляли истинный героизм сотни тысяч бойцов.

Но сегодня вместе с Зоей мы вспоминаем и ещё одну её соратницу по в/ч 9903 — Веру Волошину. Тогда, 29 ноября 1941 года, никто не знал, что в тот же день и, может быть, даже в тот же час всего в десяти километрах от Петрищева фашисты казнили другую отважную разведчицу-комсомолку, которая раненой попала им в лапы после неравного боя около деревни Головково. Её так же, как Зою, жестоко пытали. А затем, не добившись своего, в бессильной злобе повесили на придорожной иве.

О, те нелюди готовы были повесить, расстрелять, сжечь заживо или живыми закопать всех, кто попадался им «в этой стране» на их кровавом пути! И Вера Волошина, которую боевым подругам не удалось вынести из схватки с врагами, долгое время считалась пропавшей без вести.

Мы должны быть благодарны неутомимому журналисту Георгию Фролову, недавно, увы, ушедшему от нас. Начав уже в 1957-м свой поиск, он буквально по крупицам восстановил историю жизни и смерти этой героини, имя которой по праву стало рядом с именем Зои Космодемьянской среди славных защитников Москвы.

До чего схожи они в главном, несмотря на разность характеров и биографий! Да, Вера на четыре года старше, и она была уже студенткой вуза. Родилась в Кемерове, а Зоя — на Тамбовщине. Заядлая спортсменка и не такая задумчивая и мечтательная, как Зоя. Но обе красивы и в самом главном — как одна.

Что же это, самое главное? Скажу так: чувство Родины как справедливейшей страны на свете. Чувство Советской, социалистической Родины и особая любовь к ней.

Да иначе, наверное, и не могло быть, поскольку они, как и всё их поколение, — это дети Великого Октября. Его идеалы и цели, заданные им направленность и устремлённость впитали, что называется, с младых ногтей. Ну и давайте по совести скажем: а разве есть другие, более высокие идеалы и более благородные, справедливые цели?

Не случайно в «новой», то есть капиталистической, России особенно дорогие народу советские герои были изначально подвергнуты глумливой клевете. А сейчас, вроде бы официально возвращая на почётное место в обществе патриотизм, ещё недавно называвшийся «последним прибежищем негодяев», нас пытаются убедить, что нет разницы между патриотизмом красным и белым.

Но неужто так?! Многие однополчанки Зои и Веры по в/ч 9903, с которыми довелось мне беседовать, говорили: «Мы все — комсомольцы-добровольцы. Наша любимая книга — «Как закалялась сталь», любимая песня — «Орлёнок», любимый фильм — «Чапаев».

Так неужели во время атаки белых офицеров генерала Каппеля на красноармейцев дивизии Чапаева эти девчата, которым предстояло выдержать самую грандиозную и страшную в истории войну, одинаково переживали за тех и других?

Нет, их знамя было красное. И поколение, к которому они принадлежали, — поколение, воспитанное партией коммунистов, — донесло это знамя, ставшее Победным, от подмосковных снегов 1941-го до поверженного фашистского рейхстага в 1945-м.

Это был, есть и останется навсегда главный урок Великой Отечественной, преподанный истории советскими героями.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср дек 21, 2016 6:07 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
А судьи кто?

Газета "Правда" №143 (30494) 22 декабря 2016 год
1 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Совершенно неожиданно минувшая неделя во многих российских СМИ прошла с обязательным упоминанием имени Зои Космодемьянской. Святого для народного большинства, а потому вызывающего особую злобу всех антисоветчиков и русофобов.

ОЧЕРЕДНОЙ ПРИСТУП этой злобы прорвался в заявлении некоего Андрея Бильжо — художника-карикатуриста, профессионального врача-психиатра и ресторатора, то есть владельца ресторанов, как его представляют. Вот что написал он о подвиге нашей национальной героини на одном из сайтов в Интернете:

«…Когда Зою вывели на подиум (! — В.К.) и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну. В психиатрии это называется «мутизмом»: она просто не могла говорить, так как впала в «кататонический ступор с мутизмом», когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит… Этот синдром был принят за подвиг и молчание Зои Космодемьянской. Но историческая правда такова: Зоя Космодемьянская не раз лежала в психиатрической больнице им. П.П. Кащенко и переживала очередной приступ на фоне тяжёлого мощного потрясения, связанного с войной. Но это была клиника, а не подвиг давно болевшей шизофренией Зои Космодемьянской…»

Гнуснейшая ложь, причём уже не новая! Здесь лживо каждое слово, и первый вопрос, ударивший по голове, когда услышал и увидел это 13 декабря в программе «Вести» на телеканале «Россия», был такой: а зачем же вытаскивать заведомое и обветшалое враньё с какого-то малозаметного сайта на многомиллионную аудиторию главного федерального телеканала?

Объяснение вроде бы простое: чтобы Зою защитить. И хотя отношение к прославленной советской героине «демократических» СМИ, включая телевидение, в течение всех этих «перестроечно-реформаторских» лет доброжелательным никак не назовёшь (наоборот, они-то и выдумывали, и сладострастно поддерживали потоки клеветы, лившиеся на Зою!), заставил я себя дождаться ночи, когда обещанный наиглавнейший судия — Владимир Соловьёв проведёт своё «ток-шоу» и вынесет вердикт.

Шоу состоялось по утвердившимся канонам. Были, как положено, защитники, были и обвинители. Замечу: одни и те же лица, кочующие из шоу в шоу по всем телеканалам, они и на сей раз пройдут потом — лишь с некоторыми вариациями — от «60 минут» на той же «России», от «Время покажет» на Первом до «Центрального телевидения» на НТВ и «Вестей в субботу», «Вестей недели» опять на «России».

Вон как раскрутились! Тут уж ясно: указание на высшем уровне было дано. И это понятно, ведь патриотизм объявлен ныне уже не последним прибежищем негодяев, а национальной идеей.

Но легко ли тем, кто почти три десятка лет с абсолютной убеждённостью внушал людям одно, теперь вдруг переключиться на прямо противоположное? Есть, есть актёрские способности, разумеется, и у Соловьёва, и у Брилёва, и у Дмитрия Киселёва, но всё-таки не искренность, а фальшь то и дело слышалась в этих пафосных, с придыханием, сентенциях, на которые Станиславский мог бы прореагировать однозначно: «Не верю!»

Это большая тема, и к ней стоит обратиться специально. Давайте, дорогие читатели, вместе обратимся. А пока вернусь к упомянутому «Вечеру с Владимиром Соловьёвым». Чем завершился он? Каков же вердикт судии?

Оказывается, по его мнению, стрела, выпущенная в Зою, попала не в неё, а «в очень пожилого, очень уважаемого и сбившегося с пути человека». Привожу дословно. Вы с этим согласны? И для кого-то из вас Бильжо, если вы даже признаёте его художественный талант, остаётся «очень уважаемым»? И разве он «сбился с пути», а не продолжает последовательно свой путь ярого антисоветчика?

Защитил Соловьёв в итоге не Зою, а клеветника. По элементарной причине: «Андрюша Бильжо» ему, как и другим подобным, в душе несравнимо ближе. Да что там, они же — одного поля ягоды! Антисоветского поля. Так что самое смелое, на что решился, например, Брилёв в виде своеобразной санкции, — не ходить больше в рестораны Бильжо. Впрочем, это он с телеэкрана объявил — совсем не факт, что так будет…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт дек 22, 2016 8:06 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Империализм грозит всему человечеству

Газета "Правда" №144 (30495) 23—26 декабря 2016 года
2 полоса

Автор: Материал подготовил Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

«Круглый стол» в редакции «Правды» на тему «Ленинская теория империализма и современный мир»

Снова вспомнились известные строки Владимира Маяковского:

…В терновом венце революций

грядёт шестнадцатый год.

Ошибся поэт в своём пророческом предвидении совсем немного — революции (одна за другой!) грянули у нас в 1917-м. Но год предшествовавший, названный Маяковским в его поэме, ознаменовался событием, которое имело выдающееся значение для победы Великой Октябрьской социалистической революции в России. Тогда, в 1916-м, Владимир Ильич Ленин написал свою гениальную работу «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Созданная на основе глубочайшего анализа экономического, социального и политического состояния мира, она многое предопределила в недалёком грядущем и, как теперь совершенно ясно, сохраняет своё исключительно важное значение до сих пор.

Вот почему серию «круглых столов», посвящённых 100-летию Великого Октября, редакция «Правды» решила начать с темы «Ленинская теория империализма и современный мир», о чём уже сообщалось в нашей газете. Мотивируя выбор темы, член Президиума ЦК КПРФ, главный редактор «Правды» Б.О. Комоцкий сказал:

— Все мы знаем, что Владимир Ильич никогда не занимался изучением ради изучения. Если мы возьмём любое его научное открытие (а мы с полным основанием говорим о ленинских научных открытиях), то всегда оказывается, что это было вызвано острейшей практической необходимостью и в конце концов воплощалось в практические политические решения и действия. Таков и ленинский анализ империализма как высшей стадии капитализма. Не будь этого изучения, не будь гениального вывода о возможности победы социалистической революции в одной отдельно взятой стране, не было бы и Великого Октября.

Да, мы прекрасно понимаем, что для революции должны сложиться объективные условия. Но чтобы они реализовались, необходим субъективный фактор. А он должен быть вооружён теорией — точной, адекватной современным условиям и смело революционной. И ленинский вывод стал основой курса на социалистическую революцию, хотя вначале, как мы знаем, он не был воспринят даже некоторыми ближайшими соратниками вождя. Однако Ленин исходил не из того, что так хотелось, главное — была готова теоретическая основа для этого его вывода.

Участники «круглого стола»: Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Государственной думе Г.А. ЗЮГАНОВ, заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. НОВИКОВ, член Президиума ЦК КПРФ, главный редактор газеты «Правда» Б.О. КОМОЦКИЙ, политический публицист Ю.П. БЕЛОВ, доктор исторических наук С.И. ВАСИЛЬЦОВ, доктор философских наук, профессор, советник Председателя ЦК КПРФ Л.И. ДОБРОХОТОВ, экономист, депутат Государственной думы второго, третьего и четвёртого созывов, советник Председателя ЦК КПРФ Л.Н. ШВЕЦ, председатель центрального совета общественной организации «Российские учёные социалистической ориентации», доктор технических наук, публицист И.И. НИКИТЧУК, историк и писатель Ю.В. ЕМЕЛЬЯНОВ.

Советский Союз достойно противостоял мировому империализму

Открыл работу «круглого стола» Г.А. Зюганов. Так совпало, что это обсуждение проходило в день 25-летия беловежского сговора, которым было предано дело Великого Октября и разрушен рождённый им Советский Союз. Напомнив об этом, лидер КПРФ отметил особую злободневность той темы, которая начинает серию правдинских «круглых столов» в преддверии 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

— Ленинская теория империализма, — сказал он, — помогает нам точнее оценивать события прошлого, вернее ориентироваться в сложных хитросплетениях сегодняшнего дня и лучше видеть будущее.

Геннадий Андреевич обратил внимание на неразрывную связь двух ленинских трудов — «Развитие капитализма в России» и «Империализм, как высшая стадия капитализма». В обеих этих капитальных работах В.И. Ленин стал первооткрывателем.

В первой, которую он готовил три года ещё совсем молодым, на исходе ХIХ века, проанализировав более пятисот научных источников, будущий вождь большевиков убедительно показал, что капитализм уже утвердился в России, так что основная борьба предстоит теперь между ним и его могильщиком, которым, согласно Марксу, станет пролетариат. Во второй работе, созданной за год с небольшим до Великого Октября, Ленин с необыкновенной глубиной раскрыл, куда и как движется мировой капитализм, став империализмом.

У большевиков была твёрдая теоретическая основа в их курсе на социалистическую революцию. И победа её не была случайной. А если учесть колоссальное влияние нашей революции на весь мир, то по праву ХХ век может быть назван веком Великого Октября. Именно об этом больше всего говорил в своём выступлении руководитель КПРФ, приводя и факты величайших достижений первой на планете страны социализма и напоминая, как вся сволочь мира ополчилась против Советской страны, против Ленина и Сталина, Коммунистической партии, ставшей ведущей силой в СССР.

Ополчилась с первых дней существования Страны Советов, организовав против неё интервенцию четырнадцати империалистических государств и всемерно поддержав антисоветскую сторону в Гражданской войне. А затем, когда эта попытка удушения едва родившегося социализма сорвалась, империализм выпестовал свою ударную силу — гитлеровский фашизм, направив главную его мощь, собравшую потенциал почти всей Европы, к советским рубежам.

— Мы должны знать и помнить, — заявил Г.А. Зюганов, — что Великая Победа, которой справедливо гордится наш народ, — это была победа социализма, советского строя, дела Великого Октября. Именно это очень скоро первым в мире вывело Советский Союз и в космос.

Отставание империализма от социализма, несмотря на все усилия развёрнутой против нас «холодной войны», стало очевидным, но смириться с таким положением противники Советской державы и её союзников, конечно же, не могли. И тогда, напомнил Г.А. Зюганов, в США, давно уже взявших на себя роль главаря всех империалистических сил, началась разработка новой доктрины «невоенного» наступления на СССР и другие страны социализма.

В чём состояла эта доктрина? Прежде всего — в значительном усилении и совершенствовании мощного информационно-психологического давления на советских людей. С целью, например, доказать, что им, людям разных национальностей, тесно и неудобно жить в одной стране, а вот если они разбегутся по национальным квартирам, то заживут гораздо лучше. На самом же деле имелось в виду совсем иное: порвут вековые связи — и каждый будет тонуть поодиночке.

Ставилась также задача доказать молодёжи в Советской стране, что они — не наследники Великой Победы, что СССР виновен в развязывании Второй мировой войны наравне с гитлеровской Германией и вообще коммунисты, Красная Армия — это такие же злодеи, как фашисты.

— Обратите внимание ещё раз на информационно-пропагандистскую машину, приведшую в конце концов к трагедии Беловежской Пущи, — заметил Г.А. Зюганов. — Ведь и в самом деле было предпринято всё, чтобы доказать вроде бы немыслимое. А позднее в Страсбурге, в Парламентской ассамблее Совета Европы, я был буквально ошарашен, когда на трибуну полезли депутаты, утверждая, что Российская Федерация как наследница СССР должна отвечать за развязывание Второй мировой войны и за многое-многое другое, в чём сами они виноваты!

Та антисоветская доктрина, о которой говорил лидер КПРФ, разрабатывалась в 1962—1964 годах и осуществлялась почти три десятилетия. Зюганов выделил пункт, на который возлагались особые надежды при планировании способов взорвать Советскую страну изнутри. Наряду с гальванизированием и разжиганием национализма, сепаратизма, религиозного экстремизма, делалась важнейшая ставка на то, чтобы парализовать КПСС, протаскивая в её ряды и руководство агентов влияния.

— Последствия оказались тяжелее и грознее, чем даже беспримерные бедствия, перенесённые Советским Союзом после гитлеровского нашествия, — сказал Г.А. Зюганов. — Но коммунистические, антиимпериалистические, ленинско-сталинские идеи убить всё-таки не удалось, и наша партия в труднейших условиях сумела возродиться, чтобы продолжать дело Великого Октября.

Выступавший охарактеризовал главные меры КПРФ, принятые за последнее время в связи с тем положением, в котором оказалась страна. Ясно, что всем проводящим в мире империалистическую политику глобализации по-американски нравилась Россия после 1991 года — слабая, абсолютно зависимая, полностью подчинённая, когда безропотно сдавалось всё и вся. А как только послышались отсюда заявления о каких-то национальных интересах, о своём ареале обитания и желании сохранить в чём-то свои традиции, страну со всех сторон стали загонять в капкан.

И на этом фоне особенно неприемлемым представляется отношение нынешней власти к предложениям КПРФ, направленным на реальный социально-экономический подъём в стране и достижение большей справедливости в обществе. Лидер партии напомнил о программе «Десять шагов к достойной жизни», о целом ряде законодательных инициатив, связанных с национализацией минерально-сырьевой базы, введением прогрессивной шкалы налогов, с укреплением социальных гарантий гражданам и т.д. Всё это фактически отвергается. А вот теперь принят и соответствующий бюджет на предстоящие три года.

— Это бюджет не развития, а дальнейшей деградации, — заявил Председатель ЦК КПРФ. — Развитие начинается с годового бюджета в 22 триллиона рублей, а у нас он три года топчется вокруг 15 триллионов. Предложения нашей партии давали возможность наполнить бюджет до 26 триллионов в год, и это подкреплялось разработанными законопроектами. Однако «партия власти» предпочла снова отмахнуться от всех разумных предложений.

Сегодня у России три основные опасности. Кризис при таком бюджете будет только углубляться. Раскол в обществе будет только нарастать (а ныне в России 10 процентов самых богатых захватили 90 процентов национального дохода — чудовищная несправедливость!). И страну нашу продолжают брать в клещи. Например, стараются окончательно выдавить с рынков Европы, а у нас рынок здесь был колоссальный. В лучшие времена мы ежегодно торговали с европейскими странами на 450 миллиардов долларов, тогда как с Америкой — меньше 30 миллиардов. И пытаются не пустить Россию на рынки Азии…

— Исключительно важны сегодня уроки ленинско-сталинской модернизации, которая привела к самому уникальному, самому интенсивному развитию страны, — подчеркнул Г.А. Зюганов. — Ничего подобного мир не знал. В течение 20 лет средние темпы нашего экономического роста составляли 16,4 процента в год! Это изучалось всем миром, в том числе Рузвельтом в Америке. Свой потенциал за 20 лет Советская страна увеличила в 70 раз! До сих пор ничего похожего нигде нет.

Опыт Великого Октября бесценен, и в связи с этим Геннадий Андреевич говорил о большой работе, которую нашей партии предстоит провести, готовясь к 100-летнему юбилею первой в мире социалистической революции. Недавно состоялась Международная встреча представителей коммунистических и рабочих партий во Вьетнаме, а следующую такую встречу, по желанию всех участников, решено провести в Москве и Ленинграде. Она ознаменует Век Октября и обсудит очередные неотложные задачи коммунистов мира. Важное значение придаётся также назначенному на март 2017 года пленуму ЦК КПРФ, который обсудит меры по усилению роли нашей партии в борьбе против русофобии и антисоветизма.

А есть ли империализм в современной России?

Большой интерес участников «круглого стола» вызвало выступление известного историка, политолога и партийного публициста Ю.П. Белова.

— Когда мы речь ведём о гениальном ленинском труде, — сказал Юрий Павлович, — я хочу подчеркнуть: это гениальность не прошлого, а настоящего и будущего. Так же, как «Капитал» Маркса. И если мы попытаемся спроецировать основные положения этого труда на сегодняшнюю мировую и российскую действительность, то убедимся в непреходящей его ценности.

Позволю себе сделать это эскизно, высказав ряд субъективных, конечно же, размышлений — в надежде, что при необходимости товарищи меня откорректируют.

Так вот, первый вопрос: а есть ли сегодня российский империализм? По моему убеждению, он есть. Несмотря на то, что у нас так часто говорят о диком, варварском капитализме, периферийном, вторичном по отношению к европейскому и вообще западному. При всём этом, на мой взгляд, российский империализм оформился. Со всеми признаками.

Во-первых, это монополистический капитализм. Оформились монополии Мордашова, Лисина, Потанина и другие. Более того, у нас появилась форма государственно-частных монополий, где государство прикрывает очень крупный частный капитал, создаёт ему всяческие льготы и преференции: «Газпром», «Роснефть» и т.п. Назвать их государственными вряд ли кто рискнёт.

Следующая особенность империализма, по Ленину: капитализм паразитический, загнивающий. Что касается паразитизма, по-моему, он не требует особых доказательств. Паразитизм в квадрате, как определял Ленин, — это вывоз капитала. Тогда, когда он необходим для развития собственной страны, его вывозят.

Я имею в виду не только офшоры, ставшие притчей во языцех. Но ведь российские деньги работают даже на американскую экономику! То есть паразитизм тут совершенно наглядный. А где паразитизм, там и загнивание.

И самая примечательная особенность загнивания — это, по-моему, отказ российского олигархического капитала от курса на новую индустриализацию страны. Категорический отказ! А это ведёт всю нашу страну к полному загниванию.

Бесконечные разговоры о переходе на новый технологический уровень, об импортозамещении и т.п. остаются в основном разговорами. Делается кое-что — отчасти, сегментарно — в сфере ВПК, и это, пожалуй, всё. Хотя необходимость в новой индустриализации поистине кричащая.

Думается, нам не обойти и некоторые нынешние особенности империализма мирового, о чём скажу опять-таки сугубо субъективно. В чём эти особенности? Произошли серьёзные структурные изменения в экономике. Если раньше империализм преимущественно был государственно-монополистическим, то теперь транснациональные компании уже подавляют государство. Это очень опасно для всего человечества!

И всё больше возобладает новый вид паразитизма. Если раньше спекулятивный финансовый капитал имел место как исключение, то сейчас уже он становится господствующим. Скажем, капитал Сороса — это же чисто спекулятивный финансовый капитал: деньги делают деньги, минуя производство! То есть идёт подавление промышленного капитала. По сути дела, это финансово-экономический абсурд, который ведёт к саморазрушению капиталистической системы.

В чём феномен Трампа, о котором так много сейчас говорят? Мы слышим: герой, бросил всем вызов, один в поле воин... Да никакой он не один! На него сделал ставку финансово-промышленный капитал в лице наиболее прозорливых своих представителей, осознающих, что дело идёт к краху. Что надо восстанавливать промышленность и выводить её на новый технологический уровень. Что надо обуздать финансовый капитал.

Отсюда и определённые изменения в идеологии. Потому что вот это господство спекулятивного финансового капитала, особенно восторжествовавшее после уничтожения Советского Союза, и сопутствовавшее ему торжество либерализма, глобализма, засилье вообще «наднационального» и пренебрежение всем национальным — это же простор транснациональным компаниям.

И вот появляется Трамп, на которого сделали ставку, иначе он не появился бы. А его эпатажность только скрывает мотивацию этих стоящих за ним кланов, которые осознают весь трагизм положения. И, конечно же, это опасность для России, потому что друзьями нашей страны американских империалистов никак не назовёшь.

Вот в этой связи опять встаёт вопрос: а что же российский империализм? Он-то как здесь выглядит?

Да, империалистические интересы современного российского капитала очевидны. Потому что он вступил в борьбу за рынки сбыта, за ресурсы. Было раньше абсолютно плевать капитализму на Арктику, долгие годы. Но как только пошло потепление и выяснилось, что там находится четверть или даже более мировых запасов нефти и газа, тут же стали Арктику осваивать.

Из национальных интересов? Да нет, в интересах раздела мира, тех же ресурсов.

Совпадают ли порой империалистические интересы российского монополистического капитала с национальными? Бывает. Возвращение Крыма, Севастополя — это совпадение. Операция в Сирии — тоже совпадение. Только не забудем одно «но». Всякая война, даже если она называется военной операцией, дорого стоит. И тяжесть бремени войны, налоговой системы ложится на пролетарское большинство.

Верно говорится: «Кому война, а кому мать родна». Ведь для кого-то поставки вооружения и вообще военные поставки — это очень прибыльное дело! Так и получается: «Нам прибыль, а вам — чувство любви к Родине и новое налоговое бремя».

Вот на это нашей партии надо обращать больше внимания. Уж если «наверху» говорится о единстве нации, о необходимости сплочения народа в условиях ведения войны, так распределяйте налоговый груз по справедливости. Но ведь этого же нет!

А есть особенно явные несовпадения интересов империалистических и национальных, народных. Отношение к Белоруссии — сугубо империалистическое! И не только к ней. Политика на Украине такой же была. Дескать, вложили какие-то деньги — и будет всё в порядке. А оказалось, далеко не в порядке! Или теперешнее задабривание Турции, члена НАТО, — ещё какой бедой, какой авантюрой может оно обернуться для нас...

«Один из признаков империализма, — сказал Юрий Павлович Белов, — реакция». И продолжил вопросом: «В жизни нашего общества мы являемся свидетелями усиления реакции? Моё убеждение: являемся».

Обосновав этот тезис, выступавший заострил внимание на ленинской мысли об органической связи империализма и оппортунизма.

— В работе В.И. Ленина, о которой мы говорим, это одна из ведущих мыслей, она проходит там насквозь, причём сегодня невероятно актуальна для нас, — подчеркнул Ю.П. Белов. — Потому что перед искушением буржуазным парламентаризмом, с чего обычно начинается оппортунизм, стоит и наша партия. Любая коммунистическая партия в буржуазном обществе всегда будет стоять перед угрозой соскользнуть на рельсы буржуазного парламентаризма, а значит — отказа от классовой борьбы.

Говоря о разноликости оппортунизма, Юрий Павлович отметил и новые его формы, которые, в частности, заметны в нынешних российских условиях. Скажем, «наш» капитал не настолько щедр, чтобы пойти на подкуп и содержание существенной прослойки рабочей аристократии. Но ведь, кроме материального подкупа, есть ещё подкуп духовный. И вот он-то — например, апелляция к чувству патриотизма как самому святому — это ради бога! «На мой взгляд, используется этот духовный подкуп сегодня очень широко», — сказал Ю.П. Белов.

Теория — основа и ориентир практической деятельности коммунистов

Заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков согласился с предыдущими выступавшими в том, что работа В.И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» стала не только выдающимся теоретическим трудом, но и важнейшей вехой на пути к практическому завоеванию большевистской партией власти в Октябре 1917 года. То есть таким образом был дан яркий урок связи теории и практики в деятельности партии большевиков.

Формулируя теорию империализма, Ленин показал неравномерность развития капитализма, сделал вывод о России как о «слабом звене» в его цепи, и ленинский анализ был подтверждён практикой: 100 лет назад в России была совершена социалистическая революция.

Важность связи теории и практики в деятельности большевистской партии проявилась не только при завоевании власти, но и в ходе дальнейшего социалистического строительства. Социализм — научно организованное общество. Развиваться успешно оно может только на научных основах. И отсюда известное сталинское высказывание (незадолго до его ухода из жизни): «Без теории нам смерть».

Что же конкретно беспокоило тогда главу Советского государства? Например, то, что не была завершена теоретическая работа по обоснованию советской системы хозяйствования. Начатая в 1941 году, она была прервана войной. Вернулись к этой работе только после войны, и результатом стал выход труда И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Однако разработки на этом направлении не были завершены. По мнению части исследователей и публицистов, это привело к деформации теоретической основы советской системы, а затем и создало условия для подрыва Советского Союза и проведения разрушительных либеральных реформ.

— Как раз сегодня — это уже отметил Геннадий Андреевич — исполняется ровно четверть века с того момента, как не стало СССР, — сказал Д.Г. Новиков. — И мне хочется, хотя бы коротко, поговорить об уроках капиталистической реставрации и о проблеме «слабого звена» в условиях такой реставрации.

Восстановление капитализма в СССР и ряде других государств Европы отбросило их обратно в мировую капиталистическую систему, причём на обочину этой системы. Особое место здесь занимают Россия и Украина. В процессе реставрации капитализма они выступили как слабые звенья в капиталистической цепи. Почему? Клубок противоречий был здесь наиболее острым. К традиционным капиталистическим антагонизмам прибавились специфические. Они были связаны с установлением капитализма на территории, уже получившей опыт социалистического развития.

1. Реставрация капитализма не смогла освоить производительные силы, доставшиеся ей от советского социализма. Более того, она разрушала их, отбросив экономику и социальную сферу на десятилетия назад.

2. Деформирована была структура экономики. В ней сохранились в основном лишь те отрасли, для продукции которых нашлись ниши на мировом капиталистическом рынке, — в основном это сырьевые отрасли.

3. Резко возросла, достигнув пиковых уровней, социальная и имущественная поляризация населения.

4. В духовной жизни на одной территории столкнулись ценности двух культур, двух типов личности — социалистической и буржуазной.

Капитализм России и Украине был навязан искусственно. Приживался он трудно. До начала 2000-х годов в жизни обоих государств существовало неустойчивое равновесие между сторонниками и противниками капитализма, о чём свидетельствовал и состав парламентов этих стран в ту пору.

Для Украины ситуация «слабого звена» обернулась на данном этапе не прорывом капиталистической цепи, а установлением абсолютно реакционного режима «в оранжево-коричневых тонах», полностью отвечающего интересам Запада и находящегося под абсолютным его контролем.

Что касается баланса политических сил в России, он выглядит иначе, но тоже не в пользу трудящихся. Для изменения этого баланса VI (октябрьский 2014 года) пленум ЦК КПРФ поставил перед партией задачу внесения социалистического сознания в рабочие массы и повышения в них своего влияния.

В этих условиях теоретическая работа для коммунистов сегодня не менее важна, чем столетие назад.

Вот только одна из дискуссий, которую ведёт КПРФ. Наши оппоненты утверждают, что человечество вступило в эпоху глобализации и потому ленинская теория империализма более не актуальна. Такой подход наша партия считает подменой понятий и предлагает различать глобализацию и глобализм.

В основе глобализации лежат объективные процессы экономической, политической и культурной интеграции в мире. Поэтому глобализация может использоваться и капиталистической системой, и социалистической.

Такой опыт у нас есть. После победы над фашизмом образовалась мировая система социализма, начался новый этап её борьбы с империализмом. В 1950 году по сталинскому решению Совет Министров СССР отменил привязку рубля к доллару. Рубль переводится на постоянную золотую основу, и тем самым Советский Союз был защищён от агрессивной финансовой политики США.

Кроме того, на рубль была переведена торговля со странами СЭВ, созданного в 1949 году, а также с Китаем, КНДР, Монголией и рядом других стран. Формировался самостоятельный финансово-экономический блок и общий рынок, свободный от доллара и от капиталистической системы.

Это был элемент социалистической глобализации.

В 1952 году в Москве проходит Международное экономическое совещание, сыгравшее важную роль в этих процессах. В форуме приняли участие 49 государств, причём не только социалистического выбора. СССР — ядро мировой системы социализма — становится также центром притяжения для всех прогрессивных сил. На этом совещании обсуждается создание общего рынка товаров, услуг и капиталов. Рассматривается и вопрос создания единой валюты с золотым содержанием. Тем самым империализму был бы нанесён новый решительный удар. Однако после смерти Сталина ситуация изменилась не в лучшую сторону. Внешняя торговля с большинством стран со времён Хрущёва стала осуществляться в долларах.

Тем не менее факт остаётся фактом: глобализация может использоваться и силами капитализма, и силами социализма. Ведь в это же время, о котором я говорил, западный мир формировал свою глобальную систему, в том числе финансовую: вспомним Бреттон-Вудское соглашение.

Поэтому подчеркнём ещё раз: КПРФ различает термины: «глобализация» и «глобализм». По сути, глобализм — это империализм эпохи глобализации. Складывается он к концу ХХ века. Впервые на это было указано в книге Г.А. Зюганова «Глобализация и судьба человечества», вышедшей в 2001 году. Затем эта характеристика глобализма вошла в Политический отчёт ЦК XV съезду КПРФ в 2013 году. Она основана на ленинской теории империализма.

Данная характеристика даёт многое для анализа современных процессов. Так, в условиях глобализма монополизация, особенно высокотехнологичных сфер экономики, достигла такого уровня, когда конкуренция становится невозможна, а рыночные механизмы перестают работать.

Заводы транснациональных корпораций размещаются там, где наиболее выгодные логистика и условия найма рабочей силы. У их владельцев в буквальном смысле нет отечества.

В таких условиях ещё оставшийся национальный бизнес, особенно средний и малый, тотально проигрывает конкурентную борьбу с ТНК. Единственным выходом для национального бизнеса становится борьба за протекционистские меры, защита внутреннего рынка от иностранных товаров. Именно этим вызван ренессанс национализма и протекционизма в последние годы. Достиг этот процесс и США. Свидетельство тому — победа Дональда Трампа, о чём говорил Юрий Павлович Белов. А до этого в Великобритании состоялся референдум, по итогам которого страна покидает ЕС.

Вот эти противоречия между транснациональным капиталом и остатками национального капитала ускоренно формируют предпосылки всё более острых конфликтов, в том числе и военных. Сегодня в целом кризис капитализма вновь обостряется.

Особо стоит отметить в условиях империалистической глобализации такую проблему, как тотальное падение спроса, столь необходимого для умножения капитала. Казалось бы, на планете живёт более семи миллиардов человек, и население быстро растёт. Но сам же капитал сделал всё, чтобы снизить платёжеспособный спрос на его товары. Максимизация прибыли и снижение издержек привели к колоссальному социальному расколу, повсеместному наступлению на права граждан.

Но в рамках существующей системы, в рамках капитализма эти противоречия неразрешимы. Гарантирует преодоление такого рода противоречий только социализм. Причём предложить миру реальную альтернативу империализму могут только партии коммунистические. Попытки сформировать отдельное от коммунистической традиции антиглобалистское движение оказались не слишком эффективны.

Для усиления борьбы левых, прогрессивных сил мира против империализма необходимо укрепление их взаимодействия. Важная в этом отношении форма — встречи представителей коммунистических и рабочих партий. Последняя из них, как уже отметил Геннадий Андреевич, прошла в Ханое в октябре текущего года. Следующая, 19-я встреча пройдёт в 2017 году во время празднования 100-летия Октября в России.

Стадия не только высшая, но и последняя

— В качестве эпиграфа к своим тезисам, — начала выступление Л.Н. Швец, — я приведу высказывание Альберта Эйнштейна: «Никакую проблему невозможно решить на том же уровне, на каком она возникла». И вот В.И. Ленин подходил к анализу империализма с иного уровня — социалистического.

Как только стали обостряться проблемы капиталистической системы, которые заложены внутри неё самой, и прежде всего противоречия между трудом и капиталом, те, кому эта система служила, начали искать выход, обратила внимание Любовь Никитична. Поначалу выход они видели в колонизации отдельных государств, которой зачастую придавалась форма благородного миссионерства, исследовательских поисков и т.п.

Впереди всех здесь была Англия, которая именно благодаря такой политике превратилась в Великобританию. Уинстон Черчилль говорил: «На нашем острове живут 45 миллионов человек, значительная часть которых существуют благодаря нашей позиции в мире — экономической, политической, имперской». Речь тут идёт именно о развитии империализма — под флагом самых сильных, экономически и технически наиболее развитых государств.

По мере концентрации капитала, то есть в результате, как говорил Маркс, «экспроприации многих капиталов немногими», процесс развития империалистической формы капитализма усиливается участием в нём крупнейших монополий.

В подтверждение этого, сказала Любовь Швец, приведу слова основателя и первого владельца крупнейшей алмазной корпорации «De Beers» («Дэ Бирс») британского предпринимателя Сесиля Родса. Он говорил в 1895 году немецким журналистам: «Я посетил вчера одно собрание безработных. Когда я послушал там дикие речи, которые были сплошным криком: «Хлеба! Хлеба!», я, идя домой и размышляя об увиденном, убедился более чем прежде в важности империализма. Мы должны завладеть новыми землями для помещения избытка населения, для приобретения новых областей сбыта товаров, производимых на фабриках и рудниках. Империализм есть вопрос желудка. Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами».

Через три года после Родса на эту же тему высказывается американский экономист Чарльз Конант. Он заявляет, что империализм необходим, «чтобы экономическая система не оказалась потрясённой социальной революцией».

При помощи политики империализма социальные конфликты выносятся за пределы ведущих стран. В том же 1898 году американский сенатор Альберт Беверидж высказывает провидческую мысль: «Будущие конфликты обязательно будут торговыми». А почти за полвека до этого, в 1850 году, Маркс в одном из писем Энгельсу писал: «Теперь мировой рынок существует на самом деле. С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась».

В 1912 году американский президент Уильям Тафт в своём послании конгрессу откровенно заявляет о необходимости новой политики, благодаря которой можно будет осуществить «замену пуль долларом». Здесь речь идёт не только о торговом, но и о финансовом влиянии США.

В 1913 году в США создаётся Федеральная резервная система, наделённая правом эмиссии доллара и неподконтрольная даже американскому президенту. Это уже была структура нового типа, которая с самого начала своего существования и по сей день обслуживает интересы международного финансового капитала.

Но перечисленными методами оказалось невозможно решить все проблемы, вставшие перед европейскими государствами и Соединёнными Штатами. Более того, их проблемы даже обостряются, что подталкивает государства к военному столкновению друг с другом. Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, по сути стала следствием противоречий, заложенных в капиталистической системе и обострившихся на империалистической стадии её развития. Эта война, в которой европейские страны понесли огромные потери и убытки, а США получили колоссальные доходы, выводит Америку на главное место в мире по экономическому влиянию.

Однако те же противоречия, заложенные в капитализме, не позволили Соединённым Штатам долго наслаждаться процветанием. В 1929 году начинается гигантский финансово-экономический обвал, названный «великой депрессией». И снова Америку спасает война — теперь уже Вторая мировая.

В 1944 году состоялось Бреттон-Вудское соглашение, итогом которого явилось создание Международного валютного фонда и Всемирного банка. Это стало ещё одним доказательством гениального вывода В.И. Ленина о том, что на империалистической стадии развития капитализма вывоз капитала приобретает большее значение, нежели вывоз товаров.

— О том, что империализм — это не только высшая, но и последняя стадия капитализма, в полной мере свидетельствует сегодняшний день, — заключила Любовь Никитична Швец. — Так, одна из отличительных особенностей последних лет — стремительное усиление эрозии международных союзов и соглашений, постепенно переходящей в их распад. Это касается и Евросоюза, и таких торгово-экономических соглашений, как Трансатлантическое и Транстихоокеанское. Это структуры, отражающие принципы «нового» империализма. И когда они начинают рушиться, — зачастую ещё до того, как успели развиться, — капиталистическая система уже не находит им альтернативы, способной укрепить её жизнеспособность, уберечь её от глобального кризиса. Впереди всё более видится социализм.

Куда ведут сегодня общественные изменения

— Сегодня империализм борется за своё существование, — заявил доктор исторических наук С.И. Васильцов. — И борется насмерть. Под ударами сильнейших приступов общего кризиса капитализма в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого века он оказался буквально на краю гибели. Но Западу удалось поправить свои дела. Каким образом? Проведя уникальную геополитическую авантюру — уничтожив и разграбив силами внутренней реакции СССР и страны социалистического содружества.

Быстрота умирания мирового капитализма оказалась явно переоценена. Опасность же империализма — сильно приуменьшена. Что и позволило Западу, высосавшему, как говорится, кровь в первую очередь из России, выскочить из-под ударов общего кризиса. Он продлил своё относительно спокойное существование ещё почти на 30 лет.

Но в последние годы обстановка начала меняться. В итоге США оказались примерно там же, где они были три десятка лет назад, — в ожидании очередных конвульсий общего кризиса капитализма. По меркам истории это случилось внезапно. И это отчасти вогнало США в ступор.

— Не потому ли сами проявления этого кризиса выглядят сегодня во многом по-новому? Уместно напомнить, — отметил С.И. Васильцов, — как классики марксизма, заставшие наступление империалистической эпохи (я говорю о Ленине и Сталине), предупреждали, что общественные процессы идут теперь очень быстро. Сейчас характеристики индустриального общества всё быстрее начинают трансформироваться в закономерности даже не просто информационного общества. Оно явно теряет новизну. Очевидно, что оно является преддверием того общества, о котором много говорилось ещё в решениях КПСС, — общества, где, согласно предвидению Маркса, главной производительной силой становится наука.

Централизация промышленности сменяется её децентрализацией. Громадные «великие стройки» заменяются небольшими, но крайне эффективными предприятиями, работающими на базе микроэлектроники. Вместо процессов концентрации рабочей силы на предприятиях-гигантах приходят процессы деконцентрации.

Впрочем... Вполне может быть, заявил выступавший, что централизация производства и, соответственно, концентрация рабочей силы на самом деле не прекратились, а лишь принципиально видоизменились, перешли на иной, куда более высокий уровень. В частности, если в привычном нам индустриальном обществе происходила, так сказать, физическая концентрация рабочей силы — как рабочих рук, то теперь начинается концентрация созидательной, творческой, как ныне говорят, креативной мысли.

Территориально её носители могут быть сколь угодно сильно рассеяны, тогда как их интеллект — через посредство Интернета — наоборот, собран буквально «в кулак».

Тут, по мнению Васильцова, вновь уместно обратиться к Марксу: «Развитие основного капитала является показателем того, до какой степени всеобщее общественное знание... превратилось в непосредственную производительную силу, и отсюда — показателем того, до какой степени условия самого общественного жизненного процесса подчинены контролю всеобщего интеллекта и преобразованы в соответствии с ним».

Естественно, формирование этой новой социально-экономической реальности пока только начинается. Но уже сейчас ясно: непривычные явления в быстро меняющемся обществе не будут иссякать. Новое рождает новое, непривычное — непривычное...

В.И. Ленин, например, говорил об особого рода кризисах — кризисах «не одних только экономических», имеющих огромные размеры и сопровождающих всё развитие империализма. Именно такие особого вида кризисы мир и переживает в последние десятилетия.

Огромные социальные группы оказываются вдруг сидящими «между двух стульев». Их рабочие руки всё меньше кому-либо нужны, поскольку пригодны разве что для самых примитивных работ. Но и включиться в новые процессы они не в состоянии.

Отсюда — их зависание в социально-экономической неопределённости. То есть предсказанный классиками марксизма-ленинизма процесс загнивания капитализма, а тем более теперь империализма разворачивается в полную силу. Появляются обширные, уже глобальные, зоны маргинализации. Причём зоны интернационализированные, перешагивающие через границы.

Такие дегенеративные изменения в истории империализма известны. Некогда они породили фашизм. Сегодня это глобальные реальности нового типа. Их последствия чрезвычайно опасны. Недаром президент Трамп готов перетрясти всю экономику США, лишь бы дать именно американцам миллионы рабочих мест. А значит, и всемерно сузить ту самую зону общественного разложения, разрастающуюся и в США.

Уже Ленин говорил о том, что «главная социальная (не военная) опора буржуазии» — это «слой обуржуазившихся рабочих, или рабочей аристократии, вполне мещанских по образу жизни, по размерам заработков, по всему своему миросозерцанию». Сегодня же к ним прибавились (всё заметнее превосходя численно) и маргинальные, разлагающиеся слои населения, в том числе пришлого. Эти социальные новообразования практически ничего не создают, но активно потребляют сделанное чужими руками. Маргиналитет на нынешней стадии империализма делается чуть ли не ведущей социальной прослойкой.

Закачка в группу ведущих мировых держав инородных и инокультурных маргинальных масс провоцирует почти всеобщий — уже не столько экономический, а культурный, психологический, даже цивилизационный кризис.

Отсюда, быть может, и фактор президента Трампа. Он, как кажется, пытается спасти свою страну, развернув американский «корабль» в очень непривычную для империалистических кругов XX столетия сторону. Это можно сравнить с усилиями пассажира падающего воздушного шара, который для облегчения гондолы, торопясь, ищет то, что можно сбросить.

Его, Трампа, намерения похожи и на серьёзную подготовку к большой войне. Поскольку вывод производств за национальные рамки в случае такого конфликта грозит Америке опаснейшим отрывом от собственных заморских производственных баз. Под ударом оказались сами военно-стратегические позиции Штатов. Поскольку, скажем, неизбежная транспортировка в США из стран-производителей вооружений — преимущественно морем — ставит такие коммуникации под жесточайший удар противника. Опыт битв на море во время Первой и Второй мировых войн это доказывает куда как хорошо.

При том что расположенный на территории США их индустриальный «бэкграунд» гниёт и распадается. Достаточно указать на трагедию ещё недавно процветавших индустриальных центров (вроде Детройта), сделавшихся городами-призраками. Трудами империалистических сил Америка стала превращаться в собственные задворки.

Планируемыми шагами Трамп намерен не только покончить со всё большим хаосом плохо продуманной американской политики, но и собрать нацию воедино. Естественно, для реализации столь глобальных намёток потребуется не меньше десятилетия, а то и двух. Это и есть те более или менее вероятные сроки, что остались у России, чтобы подняться и навести порядок у себя дома. И в полной мере встать на ноги во всех областях экономики, науки и жизни. Надо быть готовыми к самому разному.

Сегодня над страной довлеет опаснейшее наследство эпохи «перестройки и реформ». Сложнейшие времена минувшего века, 20—30-е годы, тоже были связаны с крахом вроде бы полного всевластия либералов. Которое так расшатывало национальные государства, толкая их к гибели, что те, пытаясь спастись, перерождались в мощные авторитарные режимы. Хотя и очень разной политической окраски...

Кризисы наших дней спровоцированы этими же силами, которые на сей раз пытаются предельно раскачать уже всю европейскую цивилизацию, а то и уничтожить её... Какова же будет отдача? Если говорить, что империализм способен, погибая, увлечь за собой всё человечество, то это, в свете таких процессов, не будет художественной метафорой.

Мы иногда говорим, отметил Сергей Иванович Васильцов, о социальной структуре окружающей нас российской действительности. На классический марксистский взгляд, по его мнению, она всё ещё сохраняет вид социального расплава с немногими островками уже сформировавшихся классовых структур. При этом, считает учёный, в глаза начинает бросаться одна из ключевых проблем формирующегося постиндустриального общества. Речь об огромной, многомиллионной (а то и насчитывающей десятки миллионов человек) массе граждан, занятых латентным, постоянно сменяемым трудом. Точнее — непрерывной «подработкой».

Иногда этих «серых» работников на средневековый европейский лад называют фрилансерами — сиречь вольными копейщиками. Преимущественно это молодые люди в возрасте от 20 до 45 лет. Их орудие производства — компьютер. Главное в их психологии и мировосприятии — требование полной творческой и жизненной независимости.

Как в своё время В.И. Ленин выявил такие новые группы рабочих, как сельский, конторский и торговый пролетариат, так и сегодня, наверное, мы могли бы вычленить из очень пёстрой социальной массы фрилансеров новейшие группы трудящихся. Такова одна из исследовательских задач российской общественной науки на ближайшее будущее, заявил Васильцов.

Да, внешне такие очень индивидуализированные работники аполитичны. Однако внутренне, что хорошо доказывают грамотные соцопросы, нередко даже сверхполитизированы.

Именно из их среды зачастую вербуются — по тем же интернет-каналам — ударные силы «цветных» революций. Такие социальные слои довольно просто делаются той социальной и морально-политической массой, из которой можно «вылепить» социальную базу для почти любых общественно-политических движений.

С ними империализм уже сегодня начал заигрывать активнейшим образом.

Глобализации по-американски, которая была исследована Геннадием Андреевичем, во многом удалось видоизмениться. Сейчас она переходит на иной уровень, успев рассеять по миру семена новых потрясений, семена нового и неожиданного свойства. Разрушив устоявшиеся за века государственные структуры многих стран, особенно Ближневосточного региона и Северной Африки, и превратив в агрессивное маргинальное «варево» огромную часть их населения, Америка бросила такие деструктивные силы уже на Европу, распространив и на неё курс «управляемого хаоса».

Под угрозою, трудами этого «обновлённого» империализма, считает Васильцов, оказалась сама европейская цивилизация. Всё идёт к высшей форме межимпериалистических противоречий — к фашизации Европы…

Альтернативой может быть только социализм

А вот с чего начал своё выступление профессор Л.Н. Доброхотов:

— Выдающийся труд В.И. Ленина позволяет понять достижения и проблемы Советской страны и мирового коммунистического движения в конце ХХ века, причины поражения СССР 25 лет назад, провал мечты либералов и оппортунистов о построении процветающего капитализма на территории бывшего Советского Союза, крах доктрины глобализма, происходящий на наших глазах. Этот труд проясняет и причины кризиса системы современного постиндустриального западного общества с его философией, культурой и идеологией постмодерна, которую более четверти века упорно пытаются копировать у нас в России захватившие почти все командные высоты либералы-западники. А самое главное — явнее становится неизбежность победы обновлённого социализма как спасительной для России и всего мира альтернативы разлагающемуся и распадающемуся капитализму.

Сегодня этот фундаментальный ленинский труд, опирающийся на критическое осмысление работ ведущих западных экономистов того времени, считает учёный, должен быть привлечён для дискуссии по принципиальным вопросам нынешнего положения нашей страны. Он содержит аргументы, показывающие утопичность планов встраивания РФ в ядро «глобального капитализма». Труд ценен тем, что обнаруживает очевидность этой невозможности уже в начале ХХ века, когда шансов влиться в развитый капитализм у нашей страны было больше, чем сегодня.

Из работы Ленина прямо вытекал вывод, что уже в начале прошлого века всякая возможность индустриализации и модернизации на путях капитализма для тех стран, которые не попали в строго лимитированную группу государств — сверхэлиту того времени, была утрачена. Уделом остальных, включая Россию, стала вечная отсталость. Великий Октябрь, как и предсказывал его вождь, оказался той единственной и уникальной возможностью для нас (а впоследствии для Китая и ряда других стран) вырваться вперёд на принципах социализма, реализовав великий потенциал социальной, индустриальной, научной и культурной революции.

Но, как показала практика, плодами такой революции после Второй мировой войны по-своему смогли воспользоваться и капиталистические страны Западной Европы. В частности, речь идёт о реализации плана Маршалла. Вашингтон и его союзники в Европе в условиях «холодной войны» и информационного противоборства были вынуждены предоставить своим народам достаточно широкие социальные права, обеспечить им относительно высокое качество жизни, прежде всего имея в виду притягательный пример СССР и других стран социализма, то есть противодействие этому примеру.

Мы знаем, что как только скоординированными подрывными действиями извне и изнутри СССР и мир социализма в Европе были разрушены, а неизбежные для капитализма кризисы стали учащаться, сильные мира того тут же начали вытаскивать свои капиталы, отнимая у народов Европы и Америки ранее предоставленные им социальные права и привилегии.

Далее ещё один тезис. Ленин в своём труде отмечает, что необходимый уровень прибыли капиталист не может обеспечить эксплуатацией труда работников, представляющих лишь местное население. Ведь им надо платить более или менее приличную зарплату, обеспечивать социальными льготами, охраной труда. Более того, уже в начале века Ильич отмечал тенденцию перемещения всё большей части бизнеса из Западной Европы именно по этой причине в те самые слаборазвитые районы мира.

В.И. Ленин цитирует рассуждения идеологов империализма (например, С. Родса) о том, что разрешение социальных проблем в самой метрополии было едва ли не важнейшей целью эксплуатации зависимых стран («Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами»). Казалось бы, эту проблему Запад успешно решил: его «низшие классы» оказались подкупленными в достаточной мере, чтобы оставаться спокойными. Но это было временным явлением — пока были живы и здоровы СССР и мир социализма в Европе. Теперь всё не так. Социальные и национальные проблемы в США и Европе всё более напоминают бомбу с дымящимся запальным шнуром. Вот что теперь говорят ведущие западные публицисты и политики о нынешней ситуации на Западе.

Катрина ванден Хейвел, главный редактор нью-йорского еженедельника «Нейшн»: «Мы наблюдаем кризис всей нашей политической системы. Всех её институтов. К брэкзиту (выходу Британии из ЕС. — Л.Д.) привело народное недовольство, часто вполне обоснованное, и точно такое же народное недовольство стало частью «феномена Трампа», обеспечило ему победу. У простого американца в нашей стране свой счёт к элите. Это элита развязала войну в Ираке, элита виновата в финансовом кризисе 2008-го, элита не обеспечила людей работой и возможностью заработка. Так многие считают, и это надо понять и с этим считаться».

А вот мнение хорошо известного у нас политолога, почётного профессора Принстонского и Нью-Йоркского университетов Стивена Коэна: «Я полагаю, что выборы (в Америке) тоже стали своеобразным референдумом. У обоих кандидатов были беспрецедентно низкие рейтинги. А это значит, избиратели голосовали не за или против конкретного человека, а по более глобальным вопросам. В частности, дали понять, как они относятся к тому, что их много лет обманывали лидеры обеих партий…

На этих выборах впервые со времён Рузвельта возродилось понятие «класс». До Трампа все дискуссии в Америке касались исключительно среднего класса. Кризис среднего класса, кто поможет среднему классу… Сандерс (претендент на пост президента от демократической партии, сенатор-социалист от штата Вермонт. — Л.Д.) строил свою кампанию именно в этом ключе. Он никогда не говорил о рабочих, хотя вроде бы социалист. Он говорил: «Я спасу средний класс» или «Миссис Клинтон не поможет среднему классу, она связана с Уолл-стрит». А потом появился Трамп и стал апеллировать к людям, потерявшим работу. Он обещал вернуть рабочие места в Америку. Создать новые рабочие места. То есть обращался явно не к среднему классу, у которого, по логике вещей, работа есть. Трамп всколыхнул людей, обиженных обществом, недовольных существующим порядком».

Обратите внимание, продолжал далее Доброхотов, жизненный уровень рухнул за последние десятилетия и у них, и у нас. Причина, думаю, ясна. В связи с этим важно вчитаться в то, что говорили те же Трамп и Сандерс (который, как выяснилось, и должен был стать официальным кандидатом от демократов на выборах, если бы не манипуляции с организацией праймериз со стороны верхушки этой партии, истово проталкивавшей Хиллари Клинтон).

Вот что говорил Дональд Трамп в Геттисберге, штат Пенсильвания, в своей программной предвыборной речи:

«Мы сейчас очень сильно расколоты... страна оказалась в беде... Почти каждый четвёртый американец в самом трудоспособном возрасте не имеет работы. В каждом пятом домохозяйстве никто не работает. 45 миллионов американцев получают продовольственные талоны, а 47 миллионов живут в бедности. Страдают небогатые горожане, страдают афро-американские и латиноамериканские общины — мы обманули их надежды...

Мы ввязываемся в военные авантюры за рубежом. Наши войны тянутся до бесконечности...Тем временем у нас в стране наши героические ветераны умирают, не дождавшись медицинской помощи. Перемены не могут исходить изнутри сломанной системы — а наша система сломана... Эта система абсолютно неработоспособна и основана на мошенничестве…

Сейчас наши рабочие места уходят из страны. Они уходят в Мексику, в другие страны. Это одностороннее движение. Они получают работу, заводы, деньги, а нам остаются наркотики и безработица…»

Узнаёте предупреждение Ильича?

А вот что говорил Берни Сандерс в своей программной речи в Джорджтаунском университете в Вашингтоне:

«Реальность состоит в том, что за последние 40 лет великий средний класс этой страны находился в упадке, а вера в нашу политическую систему ныне крайне низка. Богатые стали намного богаче. Почти каждый из остальных стал беднее...

Мы должны создать культуру, которая, как напомнил нам об этом папа Франциск, не может зиждиться на одной молитве по деньгам. Мы не можем согласиться с государством, в котором миллиардеры конкурируют размерами своих суперъяхт, в то время как американские дети ходят голодными, а ветераны спят на улицах».

Далее Сандерс напомнил своим слушателям, что глубоко почитаемый в Америке президент Франклин Рузвельт ещё в 1944 году говорил о том, что подлинная свобода граждан не может существовать без их экономической безопасности. «Нуждающийся человек не является свободным», — подчёркивал он.

— Кстати, добавлю от себя, — заметил Л.Н. Доброхотов, — что право американцев на защиту от нужды (Freedom from Want) было торжественно провозглашено тем же Франклином Рузвельтом ещё в январе 1941 года. А в Декларации Независимости США содержится вписанное рукою Томаса Джефферсона их право на стремление к счастью…

Как показала мировая история, в том числе и история США, при капитализме, а тем более при империализме ни то, ни другое для большинства народа невозможно — ни в стране-угнетательнице, ни в угнетённых и подвергающихся насилию и ограблению странах. Это возможно только при социализме. Сегодня даже в США начинают это осознавать.

Внимательнее воспринимать ленинские уроки

— Работа В.И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», написанная в 1916 году, остаётся удивительно современной, — сказал доктор технических наук И.И. Никитчук. — Она очень интересна и с точки зрения методологии.

Во-первых, это яркий пример для каждого из нас, коммунистов, с какой тщательностью надо подходить к формулированию своих идей и мыслей. Прежде чем написать эту в общем-то не так уж и большую по объёму работу, Ленин проделал титанический подготовительный труд. Изучена масса статистического материала, многочисленные книги буржуазных экономистов и т.д. Это поразительно! Ведь практически целый том в Собрании сочинений Ленина заполнен выписками, цитатами из первоисточников.

Во-вторых, Ленин на деле продемонстрировал известный тезис, что марксизм — это не догма. Это живое учение, развивающееся на базе диалектического восприятия реальной действительности, реальной жизни. Анализ Ленина показывает, например, что вывод Маркса о развитии капитализма метрополии как образца будущего развития подопечных территорий не совсем верен. «Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину её собственного будущего», — писал Маркс. Ленин же показывает, что переход капитализма в стадию империализма сделал такое развитие невозможным — хотя бы потому, что монополии «центра» завладевают источниками сырья во всём мире, пресекая тем самым возможность развития «туземного» капитализма. Отсюда следует утопичность планов встраивания РФ в ядро «глобального капитализма». Её роль — сырьевой придаток мировой капиталистической системы. И её уделом стала и будет слаборазвитость. На деле анклавы капитализма, создаваемые с помощью капитала метрополий в периферийных обществах, качественно отличны от капитализма в ядре системы. Это — очаги дополняющей экономики, не интегрированные в народное хозяйство периферии и не способные существовать в рамках капитализма на периферии при разрыве связей с метрополией. На примере современных ТНК это видно очень наглядно, но уже и опыт современной России показывает то же самое с достаточной очевидностью. Капитализм, который развивается в России, загнал народное хозяйство в историческую ловушку, в перманентный кризис.

В-третьих, тщательность и глубина ленинского исследования монополистического капитализма обеспечивают современную актуальность этого труда и его основных положений. Остаются актуальными практически все признаки империализма, сформулированные Лениным, за исключением, может быть, одного — пятого, где речь идёт о завершении территориального раздела земли крупнейшими капиталистическими державами. Сегодня, после краха колониальной системы, идёт раздел и передел не территорий, а рынков сбыта, финансовых рынков, технологического закабаления менее развитых стран.

В-четвёртых, по мнению И.И. Никитчука, чрезвычайное значение для нас, современных коммунистов, имеет ещё одна тема, которой Ленин придал очень большое значение. Речь идёт том, что рабочий класс промышленно развитых стран Запада не является вполне революционным классом (строго говоря, не является и пролетариатом). Это, как считает Иван Игнатьевич, важная предпосылка для преодоления убеждения в том, что лишь мировая пролетарская революция может стать мотором освобождения народов от капиталистической эксплуатации. Преодоление такого постулата и стало ведь условием для создания ленинской теории революции, что привело к Великому Октябрю.

В приведённых Лениным цитатах речь идёт о вовлечении всего рабочего класса Запада в эксплуатацию периферии. Так, широко цитируемый английский экономист Дж. А. Гобсон пишет: «Господствующее государство использует свои провинции, колонии и зависимые страны для обогащения своего правящего класса и для подкупа своих низших классов, чтобы они оставались спокойными». Это мы наблюдаем и сегодня! Эту проблему, убеждён Никитчук, Запад успешно решил: его «низшие классы» оказались подкупленными в достаточной мере.

Сильной иллюстрацией к этой теме, сказал выступавший, служат приведённые В.И. Лениным высказывания Энгельса. В 1858 году он писал Марксу: «Английский пролетариат фактически всё более и более обуржуазивается, так что эта самая буржуазная из всех наций хочет, по-видимому, довести дело, в конце концов, до того, чтобы иметь буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат рядом с буржуазией».

Из этого прямо следовало и следует, по логике выступавшего, что уповать на пролетарскую революцию в метрополиях капитализма не приходится, а революция в странах периферийного капитализма, к которым относится и Россия, вполне вероятна, приобретая не только антикапиталистический, но и национально-освободительный характер.

В-пятых, В.И. Ленин, как здесь уже отмечалось, очень много внимания уделяет борьбе со всякого рода оппортунистическими течениями и веяниями Каутского и других лидеров II Интернационала. Он подвергает резкой критике их попытки приукрасить капитализм, сгладить его противоречия и т.д. Этой болезнью заражено и современное коммунистическое движение. Отход от позиций марксизма неизбежно ведёт к оппортунизму. Сегодня это и увлечение парламентской борьбой, и попытки о чём-то договориться с властью, и затушёвывание преступлений власти, подмена целей средствами их достижения и т.д. Всё это подрывает авторитет коммунистов и вызывает у людей определённое разочарование. «Думаю, Ленин сказал бы сегодня об этом гораздо острее», — подытожил И.И. Никитчук.

Возможности не всем на благо

О том, как империализм сковывает и деформирует возможности улучшить жизнь человечества, говорил историк и писатель Ю.В. Емельянов.

Вот, например, важнейшим признаком империализма Владимир Ильич назвал превращение монополий в решающий фактор хозяйственного развития. Это было ещё до создания транснациональных корпораций, в руках которых оказалась по существу вся экономическая жизнь мира. Но уже тогда В.И. Ленин подчеркнул, что развитие империализма в различных странах происходит в высшей степени неравномерно.

Ленинский вывод подтверждается и сегодня, через столетие. Десяти процентам населения мира принадлежат 85 процентов всех богатств планеты. На долю же 50 процентов жителей Земли приходится лишь один процент. Полпроцента мирового населения обладает 35 процентами всех богатств!

Социальная поляризация со времени написания ленинской работы продолжала возрастать. И сегодня, скажем, житель Зимбабве, Бурунди и Либерии имеет ВВП в 27 раз меньше, чем в среднем обитатель нашей планеты. А житель Катара (опять же в среднем) имеет в 442 раза больше средств, чем житель Конго.

И вот вам секрет нынешнего миграционного кризиса: бедный народ рванул в богатые места. Хотя, если глубже разобраться, наиболее бедные так и остаются умирать от голода в родных краях. Но самые энергичные, у которых есть физические силы, не хотят больше влачить тяжелейшее существование в этих странах, поражённых бедностью, голодом, болезнями, жуткими гражданскими войнами, которых мир даже не замечает.

До сих пор ВИЧ-инфекция и другие смертоносные болезни вовсю свирепствуют здесь. Хотя, казалось бы, прогресс медицины в мире огромный. За 60 лет продолжительность человеческой жизни в среднем выросла на 10 лет, а вот в Африке… всего на 3 месяца. По миллиону человек в год гибнет от малярии, полмиллиона — от холеры и жёлтой лихорадки… То есть всё по-прежнему здесь остаётся, несмотря на клятвы мировых лидеров покончить с этим злом.

Теперь несчастным пытаются поставить заслон на пути в Европу. Но давайте взглянем, что тут, в Европе, сейчас происходит. Резкий спад рождаемости! Нет ни одной европейской страны, где смертность не превышала бы рождаемость. Причём ведь это с учётом тех же мигрантов. Вот и получается, что в Венгрии ныне наибольшее превышение смертности над рождаемостью: они твёрже других стран мигрантов к себе не пускают.

А в Германии уже 29 процентов населения составляют мигранты. Меньше во Франции — 13 процентов. Здесь вводят массу ограничений для их жизни, что вызывает ответное возмущение. Ну да, минаретов не строй, хиджабов не носи, а работать — работай! Как дешёвая рабочая сила они империализму очень нужны.

Утверждают, что к усилившемуся потоку мигрантов привели события в Сирии. Но ведь на беженцев из Сирии приходится максимум 11 процентов от общего их числа. А Бангладеш, где никакой войны сейчас нет, но мигранты катятся оттуда волной? Или вот двинулась уже Чёрная Африка: из Нигерии, где живут 150 миллионов, устремилась масса людей. И так далее…

Юрий Васильевич Емельянов, как и предыдущие выступавшие, обратил внимание ещё на одну черту ленинской характеристики империализма: загнивающий капитализм. На первый взгляд, это загнивание и связанная с ним тенденция к застою в развитии кажутся чем-то парадоксальным и даже невозможным. Какой застой, если некоторые отрасли демонстрируют прямо-таки колоссальный подъём. За 60 лет в 6 с половиной раз вырос автомобильный парк: миллиард автомобилей на планете сейчас. Коммерческая авиация за те же 60 лет увеличилась в 60 раз! Число международных туристов возросло в 28 раз, а денежные поступления от них — в 237 раз.

Но вот по зерну рост достигнут лишь в скромные 3 раза. И население в мире выросло почти втрое. Что ж, богатые при всём их желании не могут съесть больше мучного. Однако проблема-то осталась! Миллиард голодающих, десятки и сотни тысяч детей, которые умирают от голода… Всё более обостряется проблема с питьевой водой, которая становится жутко дефицитной…

То есть в чём-то, как с автомобилями или коммерческой авиацией, — невероятный рост, а в чём-то — самый настоящий застой. Опять вопиющая неравномерность, на которую указывал В.И. Ленин.

Я попробую продемонстрировать, сказал Емельянов, как, может быть, незримо для нас, но весьма реально сказывается этот застой за последние десятилетия. Вернёмся в конец 50-х — начало 60-х годов прошлого века. Под влиянием успехов в освоении космоса тогда начался настоящий бум футурологии. Сколько учёных, лучших специалистов в своих областях знания увлёк этот процесс, связанный со стремлением на научной основе предугадать, что ждёт человечество впереди. Этому были посвящены многочисленные форумы, симпозиумы, книги.

К переводу одной из них — «Космическая эра. Прогнозы на 2001 год» — я сам был причастен, заметил Юрий Васильевич. Она основывалась на материалах симпозиума, состоявшегося в 1966 году в Вашингтоне, и рассказывала, какое светлое будущее ожидает всех нас, живущих на Земле.

Например, каждый будет иметь по коттеджу. Работать по 8 часов, но — всего полгода, а остальные полгода — отдыхать. Проблема голода? Нет её! Болезни? Исчезнут! На 1999 год предсказывался всемирный фейерверк в честь уничтожения последних запасов ядерного оружия. И так далее и тому подобное…

Но вот наступает 2000 год. Собирается сессия Генеральной Ассамблеи ООН, посвящённая проблемам нового тысячелетия. Так что же на поверку оказывается? Вот список подготовленных к обсуждению самых опасных современных угроз человечеству:

1. Бедность.

2. Инфекционные заболевания.

3. Деградация окружающей среды.

4. Межгосударственные войны.

5. Гражданские войны.

6. Геноцид.

7. Другие злодеяния (например, торговля женщинами и детьми для сексуального рабства, похищение с целью продажи человеческих органов).

8. Оружие массового поражения (распространение ядерного, химического, бактериологического оружия).

9. Терроризм.

10. Транснациональная организованная преступность.

Там собрались тогда главы государств, правительств, и они приняли целый ряд резолюций. В частности, к 2015 году уменьшить уровень бедности в 2 раза. Ликвидировать угрозу разрушения окружающей среды: «Мы не пожалеем усилий…» Решить проблему воды… И многое другое — всё к 2015 году.

Наступил этот год. Кто-нибудь из них вспомнил, что они обещали? Никто! Мировые лидеры поклялись, что всё это будет выполнено, — и всё благополучно забыто.

Однако было ли предсказанное учёными в 1966 году и обещанное политиками в 2000-м изначально нереальным? Скажу об учёных. Они, конечно же, исходили из технических возможностей, которые человечество к тому времени действительно получило. Но, кроме того, существуют определённые социальные условия, от которых использование технических возможностей напрямую зависит. Так вот, в условиях капитализма, ставшего мировым империализмом, даже такие наивысшие и самые гуманные достижения мысли, как пересадка человеческих органов, оборачиваются торговлей этими органами, то есть страшнейшей преступностью.

Это — империализм. И то, что он несёт человечеству, вряд ли можно «подправить» — надо радикально изменять.

Мы получаем всё больше сообщений о природных или техногенных катастрофах, экономических, социальных, политических, моральных, духовных кризисах, возникающих повсюду на планете. Однако подавляющее большинство материалов в средствах массовой информации и заявления правящих руководителей старательно убеждают нас, что мир всё равно уверенно движется вперёд.

— У меня невольно возникает символичный образ из рассказа Эдгара По, — сказал Юрий Васильевич. — Он описал реальный, но в чём-то прямо-таки мистический случай, произошедший у берегов Норвегии. Там течение образует гигантскую воронку. И вот рыбаку, попавшему в неё на своей лодке, кажется, что он мчится вперёд, хотя на самом деле по стенкам этой воронки его лодка опускается всё ниже и ниже — в морскую бездну. Не вращается ли так же человечество всё стремительнее по кругу неразрешаемых проблем, опускаясь одновременно ко дну?

При этом Юрий Емельянов далёк от безысходности. Очевиден огромнейший урон, нанесённый нашей стране в результате насильственного возвращения капитализма. Но вселяет надежду то, что международное коммунистическое движение живо, что действует и не сдаётся Коммунистическая партия Российской Федерации. Да, в головах людей за последние три десятилетия постарались создать невероятный хаос. Однако правду люди способны воспринимать, когда она до них доходит.

Народ верит правде, завершил свои размышления Ю.В. Емельянов, и наша задача — до него эту правду убедительно донести.

Империализм представляет сегодня главную угрозу для всего человечества. Будущее, несмотря ни на что, за социализмом!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср дек 28, 2016 8:11 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Советскому жить вечно

Газета "Правда" №146 (30497) 29—31 декабря 2016 года
1 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Новый год встречаем на фоне очередной трагедии. Погибли в авиакатастрофе 92 человека, среди которых треть состава знаменитого дважды Краснознамённого ансамбля имени А.В. Александрова.

ДА, СЕЙЧАС о нём по всем телеканалам, по радио и, наверное, во всех газетах говорят как о всемирно знаменитом, как о символе и гордости страны. И это, конечно, абсолютно верно. Однако скажите, часто ли вам за последние три десятилетия «перестройки» и «реформ» удавалось слышать по тому же телевидению и радио выступления этого выдающегося творческого коллектива? Много ли читали о нём в газетах?

Если про «демократические» газеты говорить, то вспомнится, пожалуй, лишь одна резонансная история. Скандальная, разумеется. Как другой ансамбль в целях рекламы присвоил себе для зарубежных гастролей «бренд» александровцев. А вообще-то этих самых александровцев почти не видно и не слышно было, словно и не существовало совсем. Что уж толковать про «лихие девяностые». Даже в 2003-м, когда власть вроде бы начала поворачивать «в сторону патриотизма», горько запомнился мне двойной юбилей всемирно знаменитых.

В апреле того года отмечалось 120-летие основателя и многолетнего руководителя ансамбля Александра Васильевича Александрова, а осенью — 75-летие коллектива. И что же? На пресс-конференцию в преддверии этих значимых дат пришло так мало коллег, что неловко было за организаторов. А на следующий день в поездку ансамбля на «малую родину» Александра Васильевича, в село Плахино Рязанской области, где александровцы должны были открыть бюст народного артиста СССР, журналистов поехало и того меньше. Чуть ли не один я оказался — от «Правды». Даже армейскую «Красную звезду», помню, представляла внештатный корреспондент.

— Да что вы удивляетесь! — говорили мне руководители и артисты ансамбля. — Мы же «совки», так что телекамер и журналистских перьев недостойны.

Наслушался я в автобусе и потом такого о неимоверно трудной жизни коллектива в «постсоветское» время, что совсем плохо стало. И про репетиции, которые приходится проводить в помещении с прохудившейся крышей, и про сокращение творческого состава, и про упорное навязывание «смены репертуара».

— Твердят и твердят: что вы, дескать, носитесь с этим своим советским хламом? Хватит уже «Священной войны» и «Соловьёв» — переходите, мол, на современную попсу…

Они не перешли. Не отказались от великих своих традиций. Всё выдержали, выдюжили, перенесли. И как встречали их тогда на концертах в Плахине и Рязани! От бурь восторженных аплодисментов до слёз, вот как это было.

Почему же «сверху» гнобили их, как и «Берёзку», как хор имени Пятницкого и другие прославленные творческие коллективы, исчезнувшие вдруг из поля зрения наших слушателей и зрителей? Да потому, что они — советские! В противовес безродной и бездарной попсе, заполонившей всё и вся, они несли истинное, высокое искусство, жить которому, как мы теперь убедились, вечно. Даже если суждено погибнуть лучшим его носителям. Будем верить: смена придёт.

Это верно говорилось: советское — значит отличное. В искусстве, науке, человеческих отношениях… И советскому жить вечно! А уж песне советской — в первую очередь. «Эту песню не задушишь, не убьёшь» — так пелось когда-то.

Не задушишь! Не убьёшь! Как и самую великую, самую справедливую в мире идею.

А ушедшим — вечная память…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт янв 26, 2017 6:45 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Сильнее тысяч вражеских орудий

Газета "Правда" №9 (30506) 27—30 января 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Вот он передо мной, исторический номер «Правды», вышедший 75 лет назад, где в очерке Петра Лидова «Таня» стране и миру впервые было рассказано о подвиге Зои Космодемьянской. Бережно хранимый вместе с другими военными выпусками нашей газеты, он уже слегка выцвел от времени. Но КАК читали его тогда, 27 января 1942 года и в последующие дни!..

ЧИТАЛИ бойцы в окопах и рабочие на заводах. Читала мать, проводившая на фронт сына или дочь, и школьница, равная по возрасту героине этого очерка. Кто-то плакал, но едва ли не все ощущали вдруг прилив необыкновенной внутренней силы. И поднималось неудержимое стремление отдать всё, на что способен, для Победы. Как она, эта девушка, назвавшаяся врагам Татьяной.

Надо помнить сегодня, почему именно так назвала она себя. Потому что сильнейшее впечатление произвёл на неё в своё время очерк о героине Гражданской войны Татьяне Соломахе. Молодая учительница на Кубани, член большевистской партии, она претерпела в плену белых воистину запредельные муки. Но — не сломалась и не запросила пощады. Смело пошла на смерть, обратившись к согнанным людям со страстной речью.

Читая об этом в канун будущей великой войны, комсомолка московской школы, конечно же, думала: «А я смогу?»

И она смогла, фактически повторив подвиг своей предшественницы.

А потом очерк «Таня» с пронзительной фотографией, сделанной Сергеем Струнниковым, читал в донбасском городе Краснодоне школьник Олег Кошевой. И когда несколько позднее будет напечатан на первой странице «Правды» фотопортрет Зои Космодемьянской, Олег вырежет его и повесит на стене своей комнаты.

Иногда приходится слышать от злобных и охмурённых современников: «А что особенного она совершила?» Да, не успела, скажем, пустить под откос эшелоны с вражеской техникой. Но колоссальная, неизмеримая духовная сила, которую поднял в людях пример её отваги и самоотверженности, оказалась сильнее тысяч вражеских самолётов, танков и орудий.

Сильнее их, я думаю, оказался и небольшой очерк военкора «Правды», оперативно написанный «в номер». Возле подписи автора читаем: Западный фронт. Он пролёг тогда совсем близко от Москвы. А строки свои потрясённый журналист писал, что называется, кровью сердца. Потому и потряс миллионы читателей…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср фев 01, 2017 7:09 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Горят смоленские Хатыни

Газета "Правда", №11 (30508) 2 февраля 2017 года
4 полоса
Автор: Правда.

К ЮБИЛЕЮ Великой Октябрьской социалистической революции в Москве собираются открыть грандиозную «Стену скорби», посвящённую жертвам политических репрессий. Как принято говорить, сталинских репрессий (о миллионных жертвах так называемых ельцинских реформ речи не идёт). Скульптор избран тот же самый, что работал в Екатеринбурге над созданием позорного Ельцин-центра. И стремительно дело идёт!

А вот есть инициатива, уже многие годы пробивающаяся из самых глубин народных, которая до сих пор не только не принята к реализации, но, кажется, сознательно не слышится властью. Ещё в 2008 году общественная организация «Поле заживо сожжённых», возглавляемая членом Союза писателей России Владимиром Фомичёвым, направила президенту страны письмо, подписанное очень уважаемыми, авторитетными гражданами России. Письмо взывало, просило, требовало, чтобы создан был в нашей стране Общероссийский памятник-мемориал жертвам фашистской оккупации в годы Великой Отечественной войны.

Их много — около 19 миллионов. Их больше, чем военнослужащих, которые погибли на поле брани, защищая Советскую Родину. Старики, женщины, дети…

Всем ли это известно сегодня? Нет, далеко не всем! Вот почему так нужен Всероссийский памятник-мемориал, где максимально полно и впечатляюще было бы отражено, чем стал германский фашизм для гражданского населения на советской, российской земле.

Есть изумительные подвижники, которые очень много делают, собирая материал об этом. Одна из них на многострадальной Смоленщине — Эмилия Степановна Гайдукова. Работая многие годы преподавателем в Тумановской средней школе имени Героя Советского Союза К.И. Молоненкова (выпускник 1941 года), она всех своих питомцев подняла на поисковую краеведческую работу. Достаточно сказать, что под её руководством красными следопытами, как сами они себя назвали, установлено и увековечено более 850 имён воинов, погибших на тумановской земле, и 148 имён земляков-тумановцев, отдавших жизнь за Родину на разных фронтах той великой войны.

Воистину невозможно описать всё, что сделано этой самоотверженной и бесконечно преданной своему святому делу женщиной. Одним из результатов стал созданный в Тумановской школе замечательный музей, которому исполняется ныне 50 лет.

А недавно Эмилией Степановной написана и выпущена книга «Забыть нельзя!» («Смоленские Хатыни») — как раз на ту тему, которую «Правда» ведёт уже продолжительное время, поддерживая инициативу членов общества «Поле заживо сожжённых». Сегодняшнюю страницу мы составляем из потрясающих материалов этой книги. Её прислали нам благодарные земляки Эмилии Степановны, и обратите внимание, как сердечно написали они об этом удивительном, редкостном человеке в заметке, посвящённой презентации нового её труда.

Виктор КОЖЕМЯКО.

Обозреватель «Правды».

Низкий поклон подвижнице

Презентация книги, страницы которой потрясают

И ВНОВЬ Тумановская средняя школа принимала гостей. И, как всегда, инициатор встречи — неутомимая подвижница земли Смоленской, основатель и руководитель выдающегося школьного музея, а также движения красных следопытов, автор четырёх книг, посвящённых Великой Отечественной войне, Эмилия Степановна Гайдукова.

Её биография настолько богата добрыми делами ради людей и во имя памяти, что просто диву даёшься. Эта хрупкая женщина уникальна, талантлива, самобытна. Уже перешагнула восьмидесятилетний рубеж, но по-прежнему хватает сил на огромную общественную и поисковую работу. И каждый раз, бывая в родной для неё школе, становишься участником какого-нибудь незаурядного события. Ведь Эмилия Степановна, кроме всего прочего, автор сценариев и организатор впечатляющих вечеров памяти, встреч с интересными людьми, многочисленных выставок и обсуждений...

На этот раз поводом для встречи в переполненном актовом зале школы стала презентация новой книги, подготовленной Э.С. Гайдуковой, — «Забыть нельзя!» («Смоленские Хатыни»). Кроме собравшихся тумановцев, приехали гости из Москвы и Вязьмы, Тёмкина и Дорогобужа.

Открыл встречу директор школы В.Ю. Макаренков. Он сказал самые тёплые слова в адрес Э.С. Гайдуковой, поблагодарив её за активную жизненную позицию и неустанную поисковую деятельность, в которую она вовлекает из года в год всех учащихся.

С особым вниманием воспринял зал вступительное слово самой Эмилии Степановны, рассказавшей историю создания этого сборника. Тема сожжённых деревень Смоленщины давно волнует красных следопытов школы. И вот они написали более 30 писем во все районные краеведческие музеи области с просьбой помочь в сборе материалов о зверствах фашистов в период временной оккупации. Откликнулись 13 музеев. Полученное от них составило сначала выставку «Смоленские Хатыни», а затем легло и в основу книги Э.С. Гайдуковой, изданной при поддержке Вяземского районного комитета по культуре и туризму.

Вместе с ведущей — заведующей отделом Вяземской централизованной библиотечной системы Л.Е. Мармыш участники встречи «перелистали» потрясающие страницы этого сборника с редкими фотографиями тех далёких лет, передающими нам боль и скорбь, протест и ненависть к фашистским злодеям. И в каждой строке — беспокойная душа автора-составителя.

Открывается сборник воспоминаниями свидетеля трагедии в деревне Чёртовка (Трубино) С.Я. Самуйлова, более 40 лет поддерживавшего связь с тумановскими следопытами. В этой деревне в марте 1943 года фашисты заживо сожгли 458 человек, в том числе его мать, братьев, сестёр — всего 22 члена большой их семьи. Пламя той страшной беды всю жизнь жгло сердце чудом избежавшего смерти человека, а недавно Семёна Яковлевича не стало.

Светлую его память присутствующие почтили минутой молчания. Красный следопыт 70-х годов В. Малахова прочитала своё стихотворение «Вышедший из пекла ада». Воспоминаниями о встрече с Семёном Яковлевичем во время похода в деревню Коргино поделилась Н. Демидова, тогда, в 1981 году, школьница, которая запечатлена на снимке, попавшем в книгу.

Одна за другой проходили перед слушателями страницы о заживо сожжённых жителях деревень Вяземского, Сычёвского, Демидовского, Руднянского, Велижского, Сафоновского, Монастырщинского и других районов Смоленщины. И каждая глава книги «иллюстрировалась» волнующими выступлениями участников встречи.

Так, о трагедии на тёмкинской земле, в деревне Колодезки, рассказала директор местного историко-краеведческого музея Л.В. Богачёва. А затем в притихшем зале прозвучало стихотворение тёмкинской поэтессы Г.А. Мироновой. Построенное на сопоставлении того, какой была до войны деревенька с чистейшей колодезной водой и какой стала в 1943 году, после фашистских злодеяний, оно никого не оставило равнодушным. Как и выступление «человека из пламени» Петра Афанасьевича Бычкова, в пятилетнем возрасте чудом оставшегося в живых после огненного геноцида оккупантов в деревне Новое-Борьба Угранского района. Как и рассказ о вяземских Хатынях профессора Д.Е. Комарова…

Присутствующие тепло приветствовали члена Союза писателей России, члена-корреспондента Академии поэзии В.М. Леонова. Уроженец нашего края, в детском возрасте переживший оккупацию, он написал балладу, посвящённую П.А. Бычкову, которую и прочитал на вечере.

Пожалуй, центральным во время этой встречи стало выступление писателя, журналиста, активного борца за увековечение памяти жертв гитлеровского геноцида во всероссийском масштабе, создателя общества «Поле заживо сожжённых», уроженца многострадальной Смоленщины и доброго друга тумановцев В.Т. Фомичёва. Он рассказал и о своём участии в заседании «круглого стола» в Госдуме, организованного фракцией КПРФ и редакцией газеты «Правда». Проблема, за решение которой развернулась сейчас всё более ширящаяся борьба, — животрепещущая, волнующая многих наших соотечественников. Участники встречи единодушно поддержали идею создания Общероссийского мемориала-памятника жертвам фашистской оккупации.

Эмоциональным было выступление выпускника школы, красного следопыта Н.Б. Кротова, ныне члена Союза художников-фотографов России. Высоко оценив огромную работу, которую проводила и проводит Э.С. Гайдукова на благо не только Смоленщины, но и всей России, воспитывая настоящих патриотов, он высказал мысль о том, что она уж по меньшей мере заслуживает звания почётного гражданина Вяземского района. И все поддержали это дружными аплодисментами!

По решению сельских депутатов Эмилия Степановна будет носить теперь звание «Почётный житель Тумановского сельского поселения». Под аплодисменты присутствующих глава поселения М.Г. Гущина вручила ей удостоверение и повязала через плечо Ленту почёта.

Весь вечер звучали песни и мелодии в исполнении супругов Дымковских, Е.В. Руженцевой и всего зала. Вот и заключительную оптимистическую песню «Аист на крыше» пели все — и взрослые и дети. Им, молодым, хранить память о жертвах фашизма, о подвигах советских людей, спасших мир от коричневой чумы.

В завершение участники вечера поставили свои подписи под обращением в высшие органы государственной власти — с призывом о создании Общероссийского мемориала памяти, посвящённого мирным жителям — жертвам гитлеровского геноцида во время Великой Отечественной войны 1941—1945 годов. Это призыв всех нас: Мемориалу Памяти — быть!

Вера НИКОЛАЕВА,

Елена ФЕЛЬДШЕРОВА.

с. Туманово,

Вяземский район,

Смоленская область.

Трагедия Борисенок

ЖИТЕЛИ этой деревни помогали партизанам. И вот 13 ноября 1942 года каратели окружили деревню и подожгли её со всех сторон, а выбежавших из горящих хат жителей повели в сторону Суража. В Дятлах и Рябове к ним присоединили большую часть населения этих деревень. Охрана состояла в основном из суражских полицаев. Корольков Сидор подговорил односельчан вернуться назад. Они незамеченными покинули колонну узников и собрались в укромном месте. По полям и кустарникам привёл их до рассвета Сидор Васильевич на пепелище своей деревни. Уцелела лишь одна баня. В ней и разместились.

Сын Сидора, 15-летний Санька, упросил отца разрешить ему выйти ненадолго. Хотел найти картошки на пепелище. Увлёкся поиском и не заметил, как подошли каратели. «Кто ты? Где партизаны?» Молчал Санька. Его били, вонзили штык в живот. Он закричал. Мать его вырвалась из бани, кинулась к нему и была расстреляна из автомата.

Прижав к груди восьмилетнюю Людочку, Сидор вышел навстречу фашистам. Каратели открыли огонь по бане. Оттуда выбегали люди, но их всех настигали пули. В бане осталась жива семилетняя Таня Ходченкова. Она закрылась руками. По этим рукам в упор её и расстреляли. Лежали трупы около трёх недель. Хоронить было некому. Живым свидетелем осталась чудом уцелевшая Дорошенкова Матрёна. Когда гитлеровцы начали стрелять по бане, она вместе с первыми убитыми упала на пол и оказалась придавленной телами. Так и лежала в полузабытьи, не подавая признаков жизни даже тогда, когда на неё наступали гитлеровцы. Только с наступлением темноты она перебралась в другую деревню. Но оправиться от перенесённого потрясения не смогла, вскоре тяжело заболела и умерла, оставив людям этот рассказ о чудовищном преступлении фашистских захватчиков.

Пламя в Шарине и Маркове

«ДЕРЕВНИ ШАРИНО И МАРКОВО были в лесу, и нас часто навещали партизаны из отряда Соколова и бригады Заслонова, — вспоминала Варвара Фёдоровна Гордеенкова. — Жители снабжали партизан хлебом, солью, собирали тёплую одежду, ухаживали за ранеными». А 11 февраля 1943 года каратели учинили жестокую расправу: в деревне Марково расстреляли и сожгли 45 мирных жителей, в деревне Шарино — 37 человек.

Свидетель Изотова Мария Максимовна, жительница деревни Скворцы, рассказывала: «11 февраля 1943 года в нашу деревню прибыл немецкий карательный отряд в количестве до 150 человек. Командир приказал под страхом смерти собрать всех лошадей. Немецкий офицер отобрал по количеству лошадей 12 жителей и приказал вести лошадей в деревню Шарино. На каждые сани село примерно пять солдат. Приехав в Шарино, они занялись грабежом. Когда у крестьян всё было отобрано, их загнали в дом Панкратенковой Агриппины, дверь заперли на замок, у каждого окна выставлен солдат, после чего дом подожгли.

Остальные солдаты подожгли другие дома. В каждый дом, где находились люди, бросали гранаты, стреляли из автоматов. Люди кричали и плакали, и все на моих глазах сгорели: примерно 40—45 женщин и детей. Случайно в живых остались три человека, которых тогда не было в деревне. Вся деревня была сожжена, и немцы заставляли меня и других граждан глядеть на это зрелище».

Из Шарина каратели направились в Марково. Там 45 человек согнали в коровник и подожгли его. Люди пытались спастись от ужасной смерти. Так, 17-летняя Аня Панкратенкова через погреб сумела выбраться из дома. Её обстреляли, облили керосином и подожгли. А спас её партизан Иван Климович Вититнёв. Когда каратели ушли, подобрал девушку и увёз в деревню Келово. Там её вылечили народными средствами. Таким же путём спаслась и её сестра — 22-летняя Анастасия Медведева. Её обстреляли, но уже у партизан она умерла. Остались в живых лишь те, кого не было в деревне.

Марково и Шарино раньше относились к Краснинскому району. За период с 1941 по 1943 год на территории Краснинского района были полностью сожжены 18 деревень, ещё в 10 — почти все дома сожжены. В деревне Новое Село все жители еврейской национальности расстреляны. В деревне Фомино расстреляны 72 жителя. Деревня Кобеляк сожжена полностью, расстреляны 80 жителей.

(Из материалов, присланных директором Руднянского историко-краеведческого музея Ольгой Алексеевной Якушенковой.)

Колодезки в огне и дыму

8 МАРТА 1943 ГОДА жителей деревни Колодезки ожидала жестокая расправа. Накануне прошёл слух, что кто-то из местных жителей убил немецкого офицера. Фашисты стали искать виновников, брать заложников. Никто из них ничего не сказал. И тогда фашисты решили уничтожить всех. Рано утром немцы стали собирать жителей в дом Голубевых — якобы на собрание. Вспоминает Мария Алексеевна Петрова (Климова), очевидец жестокой расправы:

«8 марта 1943 года рано утром вбежал злой немец и строго сказал, чтобы мы быстро, «айн момент», собрались и пошли в один из домов. С собой, мол, ничего не брать. Нас было четверо: я, младшая сестра, брат, которому был один год, и мать. Мы быстро оделись, так как на улице было холодно. Это было как раз в Женский день — 8 марта. Мать быстро собрала маленький узелок, взяла на руки мальчика, и мы пошли в дом, который находился посередине деревни. Когда мы подошли к дому, немецкие солдаты стояли вокруг с автоматами, некоторые из них копались около фундамента. Когда мы вошли в дом, то я у порога зацепилась ногой за какой-то провод. Вдруг раздался взрыв, страшный и оглушительный. Кругом всё загорелось. Раздались стоны и крики. Оказывается, накануне немцы заложили мины под печь и углы избы.

Мать была жива и прижимала грудного ребёнка, который был уже мёртв — задохнулся от дыма. Мне обожгло левую часть головы и висок. Я потеряла сознание. Когда очнулась, не могла понять, сколько в беспамятстве прошло времени. Стоны, стрельба почти прекратились. Услышала рядом шёпот. Это была Надя Лейцева. Недалеко от дома, в который нас согнали, была вырыта яма. Сверху она закрыта еловыми ветками. Мы поползли к ней. Яма оказалась глубокой. Надя прижалась спиной к стене и обхватила меня руками, прижала крепко к себе. Со стороны и сверху нас не было видно.

Сквозь ветви крыши увидели, как немец с автоматом идёт к нам. Мы замерли, закрыли глаза. Ну, думаем, сейчас нам будет конец, немец застрелит нас. Фашист обошёл кругом и начал поджигать ветви хвои. Но они были сырые, не загорались, моментально гасли. Постепенно всё прекратилось, утихло, замерло. Нам стало страшно и жутко. «Никого нет, может, выйдем из ямы?!» — сказала Надя. Я ничего не ответила, потому что плохо соображала от боли и страха.

Когда мы вылезли из ямы, немая тишина поглотила нас, и страшная картина привела нас в ужас. На окровавленном, сильно измятом снегу лежали знакомые мне с детства мёртвые люди. Слабый и протяжный стон привлёк наше внимание, и мы пошли на звук. Уткнув голову в снег, лежала Татьяна Фёдоровна Баранова. Мы помогли ей подняться. Она была ранена в плечо и руку. Услышали ещё стон, подошли. Это оказалась пятилетняя Галя Новикова. Мы подняли её, осмотрели, она была контужена.

Мы поспешили в лес и провели там всю ночь. Раны болели, было очень плохо. К тому же целую ночь по этому лесу била наша артиллерия. Утром мы пошли на своё пепелище. Только вышли из леса, видим — ходят, рассматривают трупы люди в белых халатах. Кто они? Наши? Немцы? Мы не знали этого. Стоим, думаем, не знаем, что делать. Решили: что будет, то будет. Видим — навстречу нам бегут люди в белых халатах, на шапках — звёзды! Значит, наши! Это были наши разведчики.

Мы очень обрадовались. Нас взяли под руки, повели. Затем накормили, и вскоре подошла санчасть, оказали медицинскую помощь. А 96 мирных жителей должны были принять мученическую смерть от фашистов в огненном пекле, и 93 заживо сгорели. Чудом удалось спастись троим: Маше Климовой, Наде Соловьёвой и Татьяне Фёдоровне Барановой.

Через 20 часов после жуткой трагедии в деревню Колодезки вошли советские солдаты. Среди них — Степан Гурьянович Петров. Вот его слова: «Вся моя семья сожжена гитлеровцами. В огне погибли 60-летняя мать, жена, сын, дочь, сестра с тремя детьми. Нет ничего ужаснее жить дольше своих детей, которые являются в сновидениях и всё как будто улыбаются, на медаль смотрят, радостные, счастливые. Руки к ним протянешь, а они растворяются в тумане».

Капитан Колпаков, часть которого первой вошла в деревню, вспоминал: «Когда мы вошли, открылось страшное зрелище: возле сгоревшего дома валялись обгоревшие мёртвые тела, под брёвнами лежала женщина с обгоревшими ногами. В канаве, возле дома — обгорелые трупы старика с ребёнком. Видел девочку, которая осталась жива. Её подобрала одна старенькая женщина, сильные ожоги причиняли боль ей, она стонала и плакала».

Жестокость не знала предела

В ДЕРЕВНЕ ВАРНАВИНО 22 сентября 1942 года карательный отряд учинил зверскую расправу над населением. Здесь были сожжены 150 человек, а в деревне Смолино в огне, в страшных муках погибли 82 человека, в деревне Городная — 316 человек. 10 октября 1942 года был убит немецкий офицер. В этот же день жители деревень Ивченки и Ратьки были согнаны в сарай в д. Ивченки и сожжены. Всего в сарае находилось 42 человека. В основном женщины, старики, дети. Во время пожара двум женщинам и 12-летнему Павлу Кондрашову удалось выбежать в выбитые двери. Женщины отбежали от сарая метров 150, но их настигли вражеские пули, а Кондрашов побежал в сторону картофельного поля, там просидел до темноты и ночью вернулся домой.

Вспоминает В. Лавриненков: «На рассвете к нам, в Дубровку, пришла нашей соседки Евдокии Леоновны Муравьёвой сестра Наташа с грудной дочерью Катей на руках. Вид у неё был ужасный. Она была ранена разрывной пулей в ногу. Девочка плакала от голода, от пережитого страха у молодой матери пропало молоко. Мы с братом Анатолием ещё были в постели. Наша мать обняла нас и сказала: «Немецкие каратели в деревне Городная сожгли заживо всех жителей и наших родственников тоже».

Вот что рассказала Наталья Леоновна Муравьёва: «В деревню ворвался отряд карателей. До обеда собрали десять мужчин и расстреляли в овраге за деревней. Потом фашисты стали заходить в каждый дом и сгонять всех жителей в дом Христины Корнеевны Терешковой, якобы для получения паспортов. Люди чувствовали, что немцы затевают что-то недоброе. Когда же загнали в дом примерно 160—170 человек, дверь закрыли и облили бензином, а потом подожгли.

Через окно фашисты бросали в дом гранаты. Раздались страшные крики, стоны, проклятия. Многие были убиты и ранены. Мы стали задыхаться от дыма. Начали полыхать потолок и стены, стало невыносимо жарко и душно. Я обняла свою мать, простилась с нею и попыталась пробраться к окну. Как и некоторым другим обречённым на смерть, мне с дочерью удалось выскочить из дома. Но всех, кто выбирался из пламени, фашисты расстреливали в упор, а трупы бросали в огонь.

Мне посчастливилось проползти между трупами незамеченной. Я ползла по картофельной борозде и вдруг заметила немца, но Катенька в это время, на счастье, перестала плакать. Затем, по канавам и оврагам, пробралась в поле за деревней и стала ждать наступления ночи. Дождавшись, побрела в сторону Дубровки. В это время проезжавшие на мотоцикле немцы заметили меня и стали стрелять. Пуля попала мне в ногу. Пересиливая нестерпимую боль, я добралась до деревни».

Спасшийся Петя Крылов рассказал: «Когда в окно полетели гранаты и загорелся дом, раздались нечеловеческие крики. Мы были прижаты друг к другу. Мать и я оказались в углу. Мать схватила меня и высунула в окно, потом полезла сама за мной. На моих глазах гитлеровец из автомата прострочил её очередью, и она упала. Мне пуля попала в ногу, и в беспамятстве я как-то отполз от горящего дома и добрался до озера. Здесь меня нашла одна женщина после того, как гитлеровцы уехали».

В. Лавриненков: «Когда тётя Наташа рассказала нам об этих зверствах, мы поняли, что каратели нашу деревню не обойдут. И в тот же день со стороны Городной появились немцы. Все жители деревни оцепенели от ужаса и стали прощаться друг с другом в ожидании кровавой расправы. Но этого, к счастью, не произошло. Фашисты потребовали продукты, а потом предупредили, что в случае вооружённого сопротивления немецким солдатам деревня будет сожжена вместе с жителями. На следующее утро они дали распоряжение похоронить родственников из деревни Городная. Мы пошли всей семьёй. С нами шла вся деревня. На месте Городной увидели страшную картину. Везде лежат трупы обгорелых людей, и среди них много детей. Узнать их было невозможно. Я зашёл в баню. Там лежало 8 трупов маленьких ребят, возрастом примерно от пяти до восьми лет. Они все были расстреляны. На пепелище сгоревшего дома часто попадались обуглившиеся кости. Тут же нашли планки от гармони, бывший наш гармонист Анисья Ивановна Ковалёва так погибла вместе со своей неразлучной подругой-гармонью. Чувствуя, что наступает смерть, она заиграла в огне нашу любимую песню — «Катюшу»... Похоронив родных и знакомых, мы пошли по пустынным улицам деревни. Стояла тишина. Лишь от ветра хлопали двери и окна осиротевших домов. Нигде не было видно признаков жизни. До глубины скорбило душу, слёзы застилали глаза».

В октябре в д. Зальнево немецкие захватчики, мстя за двух убитых у деревни солдат, расстреляли и сожгли вместе с деревней 24 человека.

(По материалам, присланным Любовью Ивановной Капшуровой, директором Демидовского историко-краеведческого музея.)

Зло вымещали на женщинах и детях

28 ЯНВАРЯ 1942 ГОДА началась высадка частей 4-го десантного корпуса 8-й бригады Красной Армии под командованием А.А. Ануфриева, комиссара И.В. Распопова и начальника штаба Н.И. Сагайдачного. Группа Сагайдачного 8 февраля 1942 года вышла к деревне Курдюмово и была замечена немцами. Десантники освободили деревню, но уже на следующий день к деревне Курдюмово были стянуты значительные силы карателей. Завязался ожесточённый бой. Превосходящие силы противника оттеснили десантников от деревни. Озверевшие каратели выместили зло на мирных жителях: стреляли без разбору в женщин и детей. Всех, кто не мог передвигаться, согнали в большой барак и заживо сожгли. Были расстреляны 25 десантников и всё мужское население — 14 человек. Сожжены 32 дома.

Создавая мёртвую зону

НА ТЕРРИТОРИИ Сафоновского района располагались три вражеских дивизии со штабами в посёлках Вадино, Сафоново и генеральным штабом Центрального участка немецкого фронта в деревне Николо-Погорелое. Все они творили неимоверные зверства, проводили курс на массовое истребление мирных жителей. Гитлеровское командование разработало операцию под названием «Итернен Лауф», что в переводе означало «Падающая звезда». Согласно этой операции, сафоновский партизанский край было решено превратить в «мёртвую зону». Деревни Залазня и Леоново, расположенные вблизи Вадинских лесов, входили в эту «мёртвую зону», как и десятки других.

Залазня — уничтожено 450 человек, Хорино — 302, Леоново — 250, Барятино —121, Ордылево — 116, Рудница — 62, Дроновка — 66, Мосолово — 22, колхоз имени Калинина — 26, Осашково — 22, Максимово — 54, Мужилово — 27, Бочонки — 18 человек.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн фев 06, 2017 8:21 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Величайшее событие во вселенской истории

Газета "Правда" №13 (30510) 7—8 февраля 2017 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Писатель Захар ПРИЛЕПИН беседует с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Давнее моё желание встретиться и побеседовать с одним из лучших русских писателей «поколения сорокалетних» наконец-то осуществилось. Чем он интересен, автор широко известных романов «Санькя», «Обитель» и других, а также ряда повестей, рассказов и эссе, ставший в 2016 году, согласно социологическим исследованиям, самым упоминаемым в СМИ отечественным писателем?

Прежде всего, разумеется, его выделяет незаурядный литературный талант, который заявил о себе уже в самых первых публикациях, относящихся к началу 2000-х годов. Но не менее ярко сразу же проявилась и активная общественно-политическая позиция начинающего писателя, до этого прошедшего трудную школу боевых действий в Чечне. Суть этой позиции, если сказать предельно коротко, — в абсолютном неприятии почти всего, что учинено с нашей Родиной в августе 1991-го и в последовавшие затем годы.

Протестный настрой определил характер и большинства художественных произведений Захара Прилепина, и его публицистику. Достаточно назвать хотя бы «Письмо товарищу Сталину», вызвавшее настоящую бурю в Интернете. С июля 2012 года он вместе со своим другом — писателем Сергеем Шаргуновым (ныне депутат Госдумы от КПРФ) возглавил редакцию сайта «Свободная пресса»: Шаргунов стал его главным редактором, а Прилепин — шеф-редактором.

В конце лета 2014 года у Захара установились тесные связи с самопровозглашёнными Донецкой и Луганской народными республиками. Сначала он был военкором в зоне вооружённого конфликта, а потом стал энергичным организатором гуманитарной помощи. С декабря 2015 года — советник главы Донецкой народной республики Александра Захарченко.

Первой темой для нашей беседы я предложил приближающееся 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. По моему ощущению, Захар Прилепин это предожение принял не просто удовлетворённо, а даже с радостью.

Советское в душу рано вошло

— Итак, впереди вековой юбилей Октябрьской революции 1917 года. Кто-то скажет — Великого Октября, кто-то — большевистского переворота. Но дата, согласитесь, по-своему выдающаяся для тех и других. Мне хотелось бы, чтобы вы рассказали о вашем отношении к этому историческому событию — человека, родившегося в 1975 году и ставшего писателем, известным далеко за пределами нашей страны.

— Тут есть два ракурса. Во-первых, это моя личная история, из детства, которая была и остаётся со мной. А во-вторых, как из дня сегодняшнего я вижу и воспринимаю то, что произошло сто лет назад.

Моё личное становление напрямую связано с советской литературой. Даже больше, чем с русской классической. Я родился в рязанской деревне...

— Мы земляки. Вы из Скопинского района, а я из Сапожка, Можар, Шацка.

— Важно ещё отметить, что родители мои были интеллигенцией в первом поколении, а все предки до того — крестьяне.

— Опять у нас совпадение.

— Ну вот, мой отец стал учителем истории, преподавал в деревнях и другие предметы, был директором школы. Книги в доме рано начали притягивать меня, и скажу так: через поэзию происходило познавание мира.

Поскольку это Рязанская область, первым по воздействию был Сергей Есенин. А он, безусловно, красный поэт, советский поэт, и, как бы ни пытались сегодня новейшие исследователи «разженить» его, рассорить с Советской властью, по большому счёту всё это неправда. У Есенина было время полной очарованности революцией в 1917—1918 годах, затем, с 1919 по 1921-й, некоторое охлаждение, но после поездки в США он абсолютно убедился в правоте красного дела. Его поэзия — главное тому подтверждение.

— Вы хорошо сказали про попытки «разженить» Есенина с Советской властью. К сожалению, подобные операции предприняты за последние три десятка лет и по отношению ко многим другим советским творцам...

— Это так. Однако тексты говорят сами за себя. И я проникался красной идеей через поэзию Маяковского, Багрицкого, Луговского, Ярослава Смелякова, через детские книжки, которых у меня было множество. Тут и рассказы про детство и юность Ильича, про Великую Отечественную войну и пионеров-героев, тут и «Книга будущих командиров» замечательного Митяева, где большая часть была посвящена советским воинам...

Всё это создавало пространство не просто интереса, а традиции. Для меня советское, красное — это моя личная традиция. Я не помню дореволюционной России, и дедушка мой покойный родился в 1914 году, а все остальные дедушки и бабушки — уже при Советской власти.

Да, была та Россия, я её тоже очень люблю, но она всё-таки отдалённо от меня существует. А для понимания того, что являли собой Маяковский, Блок, Есенин, Луговской или Юрий Бондарев, каких-то особых усилий не требуется. Они рядом. И даже если ушли от нас, до них всего одно рукопожатие. Скажем, Леонид Максимович Леонов, советский классик, — гипотетически я мог с ним встречаться...

— А я встречался.

— То есть хочу подчеркнуть, что всё это очень близкое и родное для меня. Но тут вдруг началось низвержение советских устоев. В 1991 году я окончил школу, и вот в этом горьком времени есть тоже своего рода личная рифма для меня.

— В чём же?

— А в том, что, по логике, я должен был стать одним из последних комсомольцев в Советском Союзе, потому что после 1991-го уже не принимали в комсомол. Но — парадокс! Меня, единственного в классе, тогда в комсомол не приняли.

— Почему?

— Был самый радикальный, самый взрывной, самый наглый в своих заявлениях. Так вот — за дурное поведение. А ведь я, по-моему, как никто в нашем классе, верил в комсомол!

Интересно, что фактически то же произошло с моей будущей женой. Она была такой же страстно верящей в социалистические идеалы, и её тоже отказались принять в комсомол. Вижу в этом серьёзную загвоздку и даже в чём-то объяснение крушения Советского Союза. Мы-то верили, а у наших пастырей, присматривавших за страной, судя по всему, веры уже не оставалось.

Не прощаясь с красной идеей

— И как вы восприняли 1990-е годы?

— Всё происходившее стало пространством моей личной боли, личной муки и личного бешенства. Для родившихся позднее внове слышать сегодня, например, гнусность Бильжо о Зое Космодемьянской или прорывающиеся время от времени требования вынести Ленина из Мавзолея. Но я-то переживаю это с того же 1991 года или даже раньше. Коллективный Николай Карлович Сванидзе как вещал, так и продолжает вещать в лице Гозмана, и несть им числа.

— А каким ощущается вами отношение народа к этому?

— Оно разное, конечно. Всё-таки в головы людей засунули огромную метлу и основательно пошуровали ею. Однако я чувствую, что красная, левая идея стала для большинства моих соотечественников традицией. С одной стороны, как говорил Горький, это для нашей страны был рывок вперёд и вверх. А с другой — это, безусловно, стало традицией, отказываться от которой многие не хотят и не спешат.

— Причина?

— Советское, как говорится, вошло в плоть и кровь. Смотрите: 38 процентов поддержали бы Ленина, если бы он сегодня стал организовывать революцию в России. Из 86 процентов, которые в рейтинге Путина, 60 скорее положительно относятся к Ленину. Я уже не говорю про Сталина, за которого от 50 до 70 процентов, а бывает и больше.

То есть совершенно очевидно, что страна воспринимает своё левое, красное прошлое как традицию, на которой она стоит и с которой не желает расставаться. В том числе с вождём Октябрьской революции Лениным, и это очень серьёзный момент.

— Ну да, ведь Сталина теперь зачастую стараются не только отделить от Ленина, но и противопоставить ему. Потому что Сталин, дескать, «державник», а Ленин — революционер.

— Не надо отделять и противопоставлять! Иначе мы пойдём вслед украинцам. Недопустимо ничего отдавать из нашей истории, на которой мы стоим. А Октябрь 1917-го — это, конечно, величайшее событие во вселенской, мировой истории, которое повернуло сознание всего человечества. Сейчас многие у нас не отдают себе отчёта в этом, потому что за последние три десятилетия в результате колоссальной антисоветской работы огромность события раздробили и чудовищно извратили.

— Да уж, постарались основательно. Так что многих удалось ослепить и оглушить.

— Но, тем не менее, по той социологии, о которой я говорю, наш народ, оказывается, в большинстве умнее этих своих квазилиберальных пастырей и вообще своей интеллигенции. Ведь какие вроде бы авторитеты вещали и вещают против революции, какие фигуры оттоптались по советскому времени вовсю: Эльдар Рязанов, Говорухин, Никита Сергеевич Михалков… Оттоптались кто с консервативных позиций, кто с либеральных, но суть одна. А вот реакция-то на это разная. И для многих итог такой: да, мы вас за ваше искусство в прошлом уважаем, но Ленина и Сталина вам не отдадим.

Прямо скажу, меня это наполняет гордостью за мой народ, которому жить сегодня, увы, приходится очень нелегко.

— Собственно, Октябрь 1917-го тоже стал реакцией на нелёгкую жизнь трудового народа.

— Не только нашей стране, а всему так называемому третьему миру, составляющему девять десятых всего человечества, русская революция дала надежду на свободу. Вот продолжают твердить, что Советский Союз — это якобы синоним несвободы. Смотря для кого! Есть непримиримая разница между свободой угнетателя и угнетённого. Так что советский проект для Индии, для Китая, для Африки и Латинской Америки — в общем, для всего внеевропейского и неанглосаксонского мира стал даже не путеводной звездой, а реально действующей программой по изменению своего колониального статуса.

— Вы сейчас касаетесь всемирного значения Октября.

— А разве это не должно быть выдающимся поводом для нашей национальной гордости? У меня в связи с данной темой был в Индии лет десять назад убедительный момент истины. Я приехал туда с одним замечательным писателем. Но он правый консерватор, поклонник дореволюционной России, не любящий Советский Союз. И вот выступает перед индийской публикой. Сидят они в своих разнообразных чалмах, полные внимания и почтения, а он начинает им говорить, какой проклятый, омерзительный был Советский Союз. И они по одному стали вставать и выходить из зала. Пока не остались мы там вдвоём с переводчиком…

— Ничего себе картинка!

— Да, вот представьте себе. Он на трибуне увлёкся в своём красноречии и этого даже не заметил. А я побежал к ушедшим и вижу: стоят эти индусы со своими сливовыми глазами, в которых слёзы блестят. «Что же это такое?! — слышу со всех сторон. — Советский Союз! Мы учились там, советские построили нам современное производство, помогли поднять наши науку и культуру. Как он может — приехать к нам в страну и оскорблять то, что нам дорого!»

— В самом деле, очень показательный эпизод.

— Можно сказать, метафора Советского Союза в индийском восприятии.

— Стыд перед ними возникает за расправу с великой и уникальной страной?

— Есть оттенок стыда, никуда не денешься.

Оказались такие, что предали себя, свою историю и народ

— Но что всё-таки произошло, на ваш взгляд, со значительной или даже большей частью нашей творческой интеллигенции, которая в полном смысле слова взращена была советским строем, советскими идеалами, советской культурой? Почему вдруг такое массовое предательство и неблагодарность, про которую с особой болью и негодованием говорил мне в 90-е годы патриарх советской литературы Виктор Сергеевич Розов?

— Коротко на это не ответишь, потому что у разных персонажей или групп творческой интеллигенции происходило не совсем одинаково, а иногда и очень по-разному.

— Однако не чувствуете ли вы себя белой вороной в этой среде?

— Если говорить о себе, то я изначально ориентировался на несколько личностей, которые в тот переломный момент с красными идеалами не расстались, а наоборот — особенно чётко и во весь голос начали их отстаивать. Это Александр Проханов, это Эдуард Лимонов, Сергей Кара-Мурза, конечно же — Юрий Бондарев. А несколько позже я узнал ещё и Александра Панарина.

У меня в моей литературной работе сразу же ориентация была на эти имена. Хотя, замечу, ни на день не расставался я с глубочайшим уважением к так называемым почвенникам: Валентину Распутину, Василию Шукшину (не дожившему до этих времён), Василию Белову… Правда, крайне болезненное отношение сложилось к Виктору Астафьеву, но это уж особая статья…

— Да, более чем! И не у вас одного сложилось тогда к нему крайне болезненное, как вы сказали, отношение. А у Распутина? То же самое, о чём он не раз говорил мне. Хотя они ведь много лет с Астафьевым дружили и творчески были близки, но тут Валентин Григорьевич сдержаться не мог — высказал ему всё публично и весьма нелицеприятно.

— Вот эти разные литературные сегменты следует по-разному объяснять. Я думаю, например, что на Проханова и Лимонова серьёзно повлиял опыт достаточно широкого перемещения по зарубежным странам. Лимонов вообще там долго жил, а Проханов многое объездил в своих командировках. И знание западной цивилизации давало им возможность понять: те представления, которые стали нам усиленно навязывать (что там, дескать, рай земной, а у нас ад кромешный), не соответствуют действительности. Даже в США и во Франции, находившихся на вершине своего благоденствия, тот же Лимонов, проживший там двадцать лет, прекрасно знал изнутри огромное количество проблем, которые в сумме создавали картину далеко не идиллическую.

— А меня поразила ностальгическая нота в его повести-воспоминании «У нас была великая эпоха», которую журнал «Знамя» опубликовал во время «перестройки».

— Это художественная проза. Но у него была ещё и сильная публицистика: «Исчезновение варваров», «Дисциплинарный санаторий», «Убийство часового». Очень точные работы, очень прозорливые, в которых ещё тогда, в конце 1980-х, высказывалось немало такого, о чём мы продолжаем спорить и сегодня.

С другой стороны, мне, как родившемуся и выросшему в деревне, была близка мука Василия Белова и Валентина Распутина, пропущенная ими через своё сердце. Был уже всё-таки какой-то переизнос человеческого материала в крестьянской среде. Был и отъезд людей из деревень, и то, над чем горевал и усмехался Шукшин, — горожане в первом поколении…

— Как вы всё это воспринимали?

— С пониманием и сочувствием, безусловно. Однако виделась грань в отношении к советской действительности, советской истории, переступив которую легко было свалиться в пространство злобной клеветы. Что, собственно, и произошло с тем же Виктором Астафьевым. Впав буквально в беснование относительно всего советского, он уже перешёл в другой, враждебный лагерь. Возникает даже мысль, что стал он нездоров психически…

Но какое-то время в определённом раздоре с Советской властью оказался и круг городской неоконсервативной интеллигенции, группировавшейся вокруг журнала «Наш современник»: сам главный его редактор Станислав Куняев, Вадим Кожинов, Юрий Кузнецов и другие. Потом, конечно, многое у них стало существенно меняться.

— Очень многое! И я наглядно мог наблюдать это в беседах с Вадимом Валериановичем Кожиновым, которые были у меня в течение длительного периода. Важен и такой факт: Кожинов ведь стал доверенным лицом Зюганова на президентских выборах 1996 года.

— Я вот почему из сегодняшнего дня вспоминаю позицию того патриотического литературного круга, какой она определилась к началу «перестройки». Должен быть извлечён серьёзный урок, диктуемый ныне самой жизнью.

На Украине валят памятники Ленину — и мы видим, что вместе с ними рушится русский мир. А тогда русское начали противопоставлять советскому, утверждалось представление, будто от советской истории во имя «русской идеи» кого-то и что-то, как неприемлемое, надо отделить. Дескать, Ленин плохой, Сталин хороший, Советский Союз в целом мы принимаем, но…

И так далее. То есть они действительно начали делить, резать по живому, чего делать ни в коем случае нельзя. Потому что это большое метафизическое советское тело, из которого недопустимо что-либо выпиливать! Не получится: есть так — и никак иначе.

— Ох, не все этот урок извлекли…

— Согласен, и горько сталкиваться с тем же сегодня… А самая потрясающая для меня часть нашей творческой интеллигенции — это, условно говоря, шестидесятники, или иначе — диссида, переливающаяся друг в друга. Жутко аномальное, как оказалось, явление! Они ведь имели сверхдоходы, пользовались сверхпопулярностью и обласканы были той властью до степеней занебесных. Но они же первые её и предали!

Вот Евтушенко. По количеству изданий и переводов его книг это был, наверное, рекордсмен за всю историю человечества. И поездки по миру: хоть к Фиделю Кастро, хоть к Кеннеди.

О чём думали они, руша советский строй и советскую культуру? Им же завидовали поэты на Западе: «Вы издаётесь тиражами 50 и 100 тысяч экземпляров, а мы в своих университетах едва по 100—200 штук…» Видимо, надеялись, что вырежут из советской жизни угодное им макраме, но тиражи при этом останутся прежними.

— Нет, не получилось.

— Да надо же было понимать: если у тебя такие тиражи, то это следствие всей советской истории. И того, что была Магнитка, и был ГУЛАГ, и Великая Отечественная война… Ещё раз повторю: это не делится.

— Вы смотрели сериал «Таинственная страсть» на Первом канале, где попытались создать ореол тем самым шестидесятникам?

— Нет. Но посмотрю, надеюсь, хотя в целом эта генерация для меня глубоко неприятная. В частности, ведь это от них пошло обвинение в нашу сторону, то есть всех уважающих Советскую власть, что мы, дескать, страдаем «стокгольмским синдромом»: возлюбили якобы своих палачей.

Между тем не уйти от того, что именно у многих из них — у Василия Аксёнова, Булата Окуджавы, Юрия Трифонова и так далее — отцы были видными советскими или партийными деятелями, находились на высоких постах в НКВД. Я уж не говорю о наиболее ярых нынешних антисоветчиках: в НКВД служили дедушки чуть ли не каждого из них.

У меня, скажем, не служили. А если бы это и было, не переживал бы я: что ж, работа такая. Значит, свой синдром не у нас, а у них. Они отказались от собственных отцов и дедов, вытаптывая с каким-то сладострастием всё, над чем в поте лица трудились предыдущие поколения. Так что здесь психологам есть повод поразмышлять…

В предстоящей огромной работе для будущего мы должны победить

— Вернусь к состоянию массового сознания сегодня относительно Октябрьской революции. Как вы считаете, негатив всё-таки перевешивает?

— Не думаю. Сознание это, конечно, эклектичное, рассыпанное, мозаичное.

— Каша у многих в головах.

— Это верно. Та самая метла, которую туда ещё тридцать лет назад засунули, не зря столько времени прокручивалась. Однако и преувеличивать успех манипуляторов, по-моему, не стоит.

Знаете, если сесть рядом с так называемыми простыми людьми и начать задавать им последовательные вопросы, выяснится, что они за большую и справедливо устроенную Россию, что советская индустриализация им понятна, Победу в Великой Отечественной войне они уважают, полёт Гагарина — тоже. Вопрос формулировки и подхода важен, а зачастую и разъяснение требуется.

— Вы говорите это, исходя из собственного опыта?

— Разумеется. К людям нужен подход, с ними нужна доверительная работа. Но разве не аргумент в нашу пользу «Бессмертный полк»? Сколько там — миллионов двадцать, огромная часть страны — целыми семьями выходят! А это же Советская Победа: не просто русского оружия, а советской системы, утвердившейся в результате Великой Октябрьской социалистической революции.

— Абсолютная правда, конечно. Вы очень верно где-то написали: «Ленин — это не только Октябрь 1917-го, но и Май 1945-го». Только ведь далеко не все это понимают, в чём и состоит, на мой взгляд, большая беда нынешнего нашего общества.

— Если людям объяснять, они поймут.

— Приведу один вопиющий факт. Едет человек в Центральный музей Великой Отечественной войны, на Поклонную гору. Выходит из метро — и что же его там встречает? Полотнище трёхцветного флага! Именно оно, а не Красное Знамя Победы, которое, казалось бы, здесь куда уместнее. Но нет, поставили на открытие маршрута памятник в честь участников Первой мировой войны, и к нему приспособили (вполне умышленно!) этот в цвете выполненный размашистый триколор. А вот советского Знамени Победы, пройдя по всей обширной территории, прилегающей к музею, вы так и не увидите. Впрочем, как и вообще красного цвета, которого, совершенно очевидно, организаторы старались всячески избегать. Но это ведь главный музей не Первой мировой, а Великой Отечественной войны 1941—1945 годов!

— Да чему удивляться? У власти те же люди, которые совершили буржуазную контрреволюцию в 1991-м, и их последователи. Генерация, по сути, не сменилась, строй прежний, потому и линия идеологическая в основе прежняя. Обратите внимание, даже люди, делающие фильмы о советских героях — «Сталинград» или «28 панфиловцев», в главном этой линии придерживаются. Там ведь тоже не очень чувствуется советский дух: воюют герои достаточно абстрактные.

— Во всяком случае зрители не вынесут отсюда мысль о том, что побеждала и в конце концов победила советская идея, социалистическая общественная система…

— Это верно. Однако, согласитесь, ещё сравнительно недавно о появлении на экране новых фильмов даже в таком виде мы и мечтать не могли. А теперь они становятся лидерами проката. Хорошо! Значит, люди уже готовы к восприятию этого. И следующим шагом мы им внесём Красное знамя, вернём слово «советские», имя Сталина… Это пошаговая работа!

Нам надо заново отвоёвывать наше пространство. Движение в целом идёт сейчас, по-моему, всё же в таком направлении. Мы отступали, отступали, а теперь понемногу или даже помногу начали наступать. И меня очень радует, например, возвращение моды на советские фильмы, на советскую музыку и песни…

— Ну это больше, чем мода! Я бы даже сказал: совсем иное. Считаю, что тут проявление глубинной, чуть ли не генетической потребности у людей.

— Согласен: это — органическая востребованность. Потому что имеется в виду пространство удивительной чистоты, истинного вдохновения, идеальных отношений и настоящих нравственных ценностей. Ведь это кино и эти песни утверждают добро, милосердие, а не хищный капиталистический постулат, что человек человеку — волк.

В 1990-е годы под воздействием всей тогдашней атмосферы люди массово рванули в циничное и меркантильное буржуазное свинство. Но — шло время, и они воочию убедились, чем всё это оборачивается. У них родились дети, а воспитывать детей на свинстве, как многие уже понимают, нельзя. Совсем другое — «Летят журавли» или хотя бы та же «Ирония судьбы»...

— Если с детства начинать, то хороши советские мультфильмы, в которых тоже необыкновенный заряд добра. Что и говорить, о достойном воспитании человека при социализме постоянно и основательно думали…

— А для нынешней власти красная идея в искусстве опасна. На мой взгляд, едва ли не главная легитимизация Советской власти состоялась в том, что была создана великая советская литература и, шире говоря, советская культура. Но случайно ли власть сегодня не допускает в школьные программы Аркадия Гайдара?

— Или «Как закалялась сталь», «Молодую гвардию»…

— Да-да! Опасность для властвующих очевидна. Однако жизнь требует возвращения непреходящих советских ценностей, и мы обязаны добиваться этого.

Я вот связан с Донбассом, а там особенно чувствуется необходимость создания песен, созвучных, скажем, «По военной дороге шёл в борьбе и тревоге боевой восемнадцатый год» или знаменитейшей фронтовой «Тёмной ночи». В советское время всё было организовано так, что талантливый отклик искусства на вызовы жизни, будь то война или восстановление хозяйства после неё, следовал немедленно. Сегодня — сложнее, и тем не менее люди жаждут новых смыслов в искусстве, которые соответствовали бы их внутреннему настрою.

Власть, боясь роста народного самосознания, многое старается заглушать и купировать. Понятная тревога: что, дескать, будем делать с этим воспрянувшим народом? Но мы должны быть духовно сильнее власти, мы призваны срывать эти путы, настаивать на своей правоте и рождать новых Маяковских, Островских, Космодемьянских…

А победа, несмотря ни на что, будет за нами!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт фев 14, 2017 12:18 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Поболтать о том, что сердце пробивает

Газета "Правда" №16 (30513) 14—15 февраля 2017 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Для чего же проводят такие ток-шоу?

Зрителям интересно, когда на телеэкране спорят. Привлекает и затягивает. А для организаторов наращивается таким образом желанный рейтинг. Вот и расплодились по всем главным каналам ТВ, а вслед и по многим отнюдь не главным регулярные программы в жанре, извините, «ток-шоу» (по-русски теленачальники это не называют).

Тематика бескрайняя. От того, «кто с кем, где и когда», зачинателем чего стал в «Большой стирке» и «Пусть говорят» бойкий Андрей Малахов, до самых масштабных и злободневных политических проблем. Впрочем, намастачившийся в полоскании грязного нижнего белья «жёлтый» Малахов со временем, когда потребовалось, был тоже направлен в политику, о чём я потом ещё скажу. А начну с заметок по поводу некоторых недавних передач этого жанра, оставивших, честное слово, удручающее впечатление.

Искренне или фальшиво

Надо ли было «обсуждать», да к тому же столь широко, гнусную выдумку о Зое Космодемьянской, запущенную в Интернете неким карикатуристом и владельцем ресторанов по фамилии Бильжо? Выдумка эта, приползшая из начала 1990-х, когда, уничтожая советских героев, крушили великую страну, сродни методам Геббельса. Но не устраивалось же у нас во время войны дискуссий в связи с какой-нибудь очередной геббельсовской «уткой». Им просто наотмашь давали убедительный отпор Илья Эренбург или Леонид Леонов, Константин Симонов или Ванда Василевская…

Ныне в давно разоблачённом вранье увидели на телевидении возможность раскочегарить соответствующее шоу. И пошло-поехало!

Первым включился тяжеловес Владимир Соловьёв, немедленно собравший свою группу и отработавший горячую тему. Затем, через три дня, на том же официальном канале «Россия» не преминули внести свой вклад более молодые, но облечённые особыми полномочиями Ольга Скабеева и Евгений Попов — в «раскрученном» новом шоу «60 минут». Ну и Первый канал тут как тут: у них пространное регулярное говорение в середине дня называется «Время покажет». Именно оно вырастило и выдвинуло теперь в Госдуму от «Единой России» своего ведущего Петра Толстого: что-то да значит!

Привкус фальши вызвала уже вот эта нарочитая активность в благом вроде бы деле защиты прославленной советской героини. Кажется, приветствовать следует намерение такой защиты. Но куда денешься от того, например, что на этом же Первом канале только что прошёл люто антисоветский сериал «Таинственная страсть»? Да и не один он здесь такой, далеко не один!

К тому же, думаю, не только у меня болезненно живы воспоминания, как менеджеры и журналисты всех этих каналов вели клеветнические кампании против Зои, следуя формуле, что «патриотизм — последнее прибежище негодяев». Теперь руководящая формула иная: оказывается, «патриотизм — это наша национальная идея».

Но можно ли мгновенно переделать себя? И все ли служители ТВ искренне к этому стремятся, движимые глубинной внутренней работой, а не конъюнктурой? Глядя на лица некоторых «защитников» и слушая их голоса, трудно избавиться от чувства деланности и притворства.

Чтобы спорить, надо знать

А что же по содержанию преподнесли нам эти шоу? Конечно, были среди участников такие, которые в той или иной степени знакомы с реальной биографией Зои Космодемьянской. И ссылка на медицинские документы, копии которых специально подготовили, скажем, для передачи «60 минут», была неопровержимо убедительной как аргумент против клеветы Бильжо.

Однако ею, этой клеветой, как и следовало ожидать, разговор не ограничился. Она дополнилась другими, привходящими. Ведь в такого рода программах говорение разливается обычно безбрежное. А поскольку среди приглашённых непременно должна быть изрядная доля патентованных антисоветчиков (так «положено»!), то они, как правило, и задают тон: надрывно кричат, перебивая всех, так что иногда ничего не поймёшь, озадачивают нелепейшими утверждениями, на которые волей-неволей надо как-то отвечать, вносят сомнения в то, что для многих было абсолютно очевидным.

Замечу, что оппоненты «патентованных» в большинстве по отношению к советскому времени, увы, тоже не вполне благосклонны и тверды (коммунистов сюда зовут очень редко), да и знаний зачастую не хватает. На результатах, естественно, это плохо сказывается. В передачах о Зое — тоже.

Есть такой странный, но постоянный участник многочисленных «ток-шоу» почти на всех телеканалах. Зовут Григорий Амнуэль, представляют его как кинорежиссёра и продюсера. А основная роль в телешоу — рьяный антисоветчик.

И вот по ходу программы «60 минут» подбрасывает он идейку: до чего жестока и бесчеловечна была Советская власть! Не могла, видите ли, отозвать с фронта Александра Космодемьянского, брата Зои, — после её смерти. Дескать, надо было проявить гуманизм к матери.

И какова реакция в студии? Заминка. Растерянность. Скабеева и Попов затем невнятно проговаривают: как же, мол, отозвать, если враг под Москвой…

Не знают, оказывается (и другие собравшиеся не знают), что ведь ещё не воевал тогда брат Зои на фронте, поскольку мальчишкой в то время был. А вот когда подрастёт, то вместе со своими одноклассниками, составившими «Экипаж мстителей за Зою», поедет в Ульяновское танковое училище. А потом погибнет, совершив свой подвиг под Кёнигсбергом и став вслед за сестрой тоже Героем Советского Союза.

Вот о чём в той передаче надо бы сказать! А насчёт «жестокости» Советской власти, так ведь она ни сестру, ни брата на смерть не посылала. Оба пошли воевать добровольно, причём восемнадцатилетняя десятиклассница Зоя добивалась этого долго и упорно, через комсомол. Если бы даже Любовь Тимофеевна, мать их, попыталась дочь и сына при себе удержать, ничего не получилось бы!

Комсомольцы-добровольцы… Вот о чём надо было в полный голос сказать участникам шоу и всем телезрителям. Раскрыть великий смысл, причину и суть того понятия.

А так, боюсь, у многих телезрителей и остался в голове оттенок, будто жестокая Советская власть не сберегла брата Зои для матери.

Куда незнание приведёт

В другой передаче тот же вездесущий «кинорежиссёр и продюсер» запустил ещё одну мыслишку на обсуждение. Дескать, вот мы превозносим своих героев, а ведь герои были «и с другой стороны» (?!). На возникшее недоумение пояснил: немецкие солдаты воевали точно так же, как и наши, они тоже совершали подвиги. Так давайте, мол, «сажать за один стол», равно чествовать тех и других. Вермахт есть вермахт. Армия. Исключить надо только с той стороны СС и гестапо, а с нашей — НКВД и Смерш.

Приравнял… В студии возник некоторый шум по этому поводу, за что спасибо. Но никто (никто!) не сказал в ответ злобному антисоветчику, что зверски пытали Зою и повесили её в подмосковном Петрищеве не эсэсовцы и не гестаповцы, а офицеры и солдаты именно того почитаемого им вермахта.

Не сказали потому, что не знали? Скорее всего.

Ох, необходимо побольше знать! Уходят ветераны войны, уходит, отдаляясь, то время, а вместе с этим знание о войне в массовом представлении, которое и без того сильно искажено, становится всё более расплывчатым и туманным. Помогает ли восполнять его современное телевидение? Вопрос в значительной мере риторический.

За последние три десятка лет в головах людей произведена столь огромная разрушительная работа, что восстанавливать правду нелегко. И сталкиваешься с этим в самых разных местах и ситуациях, в большом и малом, общем и частном.

Запомнившийся эпизод из прошлогоднего декабря. У меня и моего товарища состоялась тогда беседа в Российском военно-историческом обществе. Нам напомнили, что последний день в Манеже работает выставка «Война и мифы»: стоит посмотреть. Отправляемся. Рекомендован нам лучший, как было сказано, экскурсовод из студентов.

И что же я услышал, когда мы подошли к стенду, посвящённому Зое Космодемьянской?

— Зою предал её командир, — сообщил наш экскурсовод, очень симпатичный и, кажется, по-хорошему убеждённый парень.

— Как?! — ахнул я. — Откуда вы это взяли?

— Нам рассказывал на инструктаже наш руководитель, он кандидат исторических наук.

Последнее прозвучало весьма уважительно. И всё-таки пришлось внушать студенту, что того, о чём он повествует посетителям выставки, никогда не было. То есть предатель действительно был, его фамилия Клубков, только это никак не командир Зои Космодемьянской. У неё были совсем другие командиры.

А главное — какая ставится цель

Это и в самом деле главное для понимания такой небывалой распространённости «ток-шоу» на ТВ, к чему мы опять возвращаемся. Ну, понятно, развлекательные — это чтобы отвлекать от неприятных жизненных проблем. А политические, исторические?

Я думаю, основа та же, что была у агитпропа власти всю четверть века после августа 1991-го: сориентировать массовое сознание в отношении к советскому периоду нашей истории. Сперва его решили сбросить «в отвал» целиком и полностью, как сброшен был с пьедестала памятник рыцарю Октябрьской революции Феликсу Дзержинскому. Однако не получилось. Груз оказался слишком серьёзным, а память народная — чересчур неуступчивой. И тогда начались заходы с разных сторон, чтобы обвести всё-таки этот упрямый народ вокруг пальца.

В начале своих заметок я упомянул, что и Малахова с его «Пусть говорят» втянули в политическую тематику. Это был 2008 год, канун Дня Победы. Передачу назвали «Страна героев» и позвали на съёмки, представьте, обозревателя «Правды» и однополчанку Зои Космодемьянской Клавдию Васильевну Сукачёву.

Задуманное организаторами стало ясно сразу. Потому что на стене в студии разместили рядом два фото: Зоя на фашистской виселице, а рядом — улыбающийся Сталин. Нужны ли комментарии?

Вот так они и выстроили весь разговор, давая слово преимущественно тем, кто подготовлен был в определённом направлении. Нет, теперь уже над Зоей не издевались, как в 1990-е, признавали, что она в пове-дении своём героиня. И вообще, у нас была страна героев. Только… лучше бы не была! Разве оправданы, дескать, такие огромные жертвы?

И понятно, кто в этом виноват: Советская власть, коммунисты, Сталин. Разыскали даже какого-то дальнего родственника Зои, который взялся доказывать, что брат и сестра Космодемьянские — это жертвы не фашизма, а Советской власти, как и их мать.

Поневоле вспомнилось это в декабре 2016-го, когда смотрел «60 минут» о Зое. А тогда Клавдия Васильевна, сидевшая рядом со мной, то и дело глотала лекарства, чтобы помочь сердцу: оно не выдерживало того, что несли выступавшие.

Но когда всё-таки дали ей слово, боец воинской части особого назначения 9903 подтянулась и произнесла страстную речь. Самой большой ложью назвала она попытку отделить советских героев от советского строя и партии коммунистов:

— Мы боролись не просто за Родину, а за Советскую Родину! Героями становились миллионы не вопреки тому обществу, в котором жили, а благодаря ему!..

Конечно же, её выступление потом лихо порезали и дали в эфир лишь маленький кусочек, причём совсем не о самом главном.

Вскоре после этого Клавдия Васильевна Сукачёва, выполнявшая при обороне Москвы такие же опасные задания, как Зоя Космодемьянская, ушла из жизни. Ушла, по-моему, с пробитым сердцем.

* * *

И сейчас, когда мы приближаемся к эпохальной дате — 100-летию Великого Октября, я думаю, насколько важно со всей возможной справедливостью осмыслить пройденный страной путь. Справедливость и правда — вот что необходимо.

Говорят, властью дано указание примирять белых и красных. Не знаю, как будет происходить это в жизни, но, если бы осуществилось хоть одно — прекратили бы телеканалы бросать камни в эпоху своих отцов и дедов, — уже было бы благо великое. Но пока...

Приведу сюжет из программы «Время» за 21 января нынешнего года. Лондонский корреспондент сообщил, что в Кембриджском университете открывается выставка работ ленинградской художницы, посвящённых блокаде. Свои зарисовки она, тогда студентка художественного училища, делала с натуры. И вот созданные на их основе четырнадцать картин едут в Кембридж.

Всё бы хорошо, но корреспондент Дмитрий Сошин счёл нужным ударить-таки при этом Советскую власть. И говорится с экрана, будто какие-то деятели этой власти после войны заявили художнице в связи с её работами: «Не было никакой блокады, не было голода — забудьте!»

Вы верите, что кто-то мог такое сказать? Я — не верю категорически. И хотя это звучит из уст самой женщины, но ведь ей 94 года... А давать или не давать такую вопиющую неправду в эфир, особенно для молодёжи, — решают журналист и руководство канала. Вот и решили...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт фев 16, 2017 9:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Ещё «открытие» в ток-шоу на ТВ

Газета "Правда" №18 (30515) 17—20 февраля 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Вынужден обратиться к недавней собственной статье под заголовком «Поболтать о том, что сердце пробивает». Она была напечатана в номере «Правды», вышедшем 14 февраля, а буквально на следующий день, или точнее — вечер, в программе «Право голоса» на телеканале ТВЦ тема получила внушительное продолжение.

НАПОМНЮ, речь в статье шла об антисоветской подкладке в так называемых ток-шоу, расплодившихся по каналам ТВ. Это сказалось даже в передачах, долженствовавших как будто защитить от клеветы любимую народную героиню Зою Космодемьянскую.

Так вот, написал я в той статье для примера: «Есть такой странный, но постоянный участник многочисленных «ток-шоу» почти на всех телеканалах. Зовут Григорий Амнуэль, представляют его как кинорежиссёра и продюсера. А основная роль в телешоу — рьяный антисоветчик».

Привёл я и конкретные факты, вызвавшие искреннее моё изумление. Оказывается, в гибели брата Зои виноваты не фашисты, а жестокая Советская власть: не отозвала, дескать, его с фронта после гибели сестры во имя гуманизма по отношению к матери. «Эксперт» даже не знает, что отозвать с фронта Шуру Космодемьянского в то время было просто невозможно, поскольку в 1941—1942 годах, он, ещё мальчишка, там тогда не был. А воевать пойдёт, когда подрастёт. Добровольно пойдёт, как тысячи его сверстников-комсомольцев.

Было ясно, что Амнуэль этого не знает. Как, впрочем, и многого другого, имеющего отношение к теме передачи. Вот он заявил, что мы должны одинаково чествовать «героев с нашей и с другой стороны»: сажать, как он выразился, «за один стол». Отделить только с немецкой стороны СС и гестапо, а с нашей — НКВД и Смерш, что, по его мнению, одно и то же. Вот так.

А вермахт — это, мол, армия, она не пытала и не казнила людей.

Словом, попал пальцем в небо! Зою-то зверски пытали и повесили офицеры и солдаты именно того самого «героического» вермахта, но «эксперту» такое неизвестно...

И вот 15 февраля этот самый Амнуэль, ставший завсегдатаем «ток-шоу» по всем главным телеканалам страны, опять возник на экране. В программе Романа Бабаяна «Право голоса» обсуждалась на сей раз непростая история взаимоотношений Украины и Польши. Что ж, Амнуэль и тут незаменимый эксперт-специалист, без которого ни туды и ни сюды.

Да, представляют данного активиста обычно как кинорежиссёра и продюсера, но вряд ли многие припомнят фильмы, созданные с его участием. Называют ещё руководителем открытого клуба «Международный диалог», но известность этой организации тоже весьма сомнительна. Выходит, главная ценность персонажа именно в том, о чём я сказал: рьяный, патентованный антисоветчик. И уж здесь-то он действительно в каждой передаче верен себе, доходя до высот нелепости прямо-таки потрясающей.

Знаете, чем оглоушил 15 февраля? Надо было доказать, что во всех противоречиях между Украиной и Польшей, иногда крайне трагических, виновата... Ну кто, кто? Конечно, она — Советская власть!

Более того, телезавсегдатай выдаёт по такому случаю совершенно сенсационное открытие. Дескать, если бы в 1939 году советские войска не вошли на Западную Украину, в Западную Белоруссию и Молдавию, то не было бы никакого Холокоста.

Вы представляете?! В массовом уничтожении евреев виновен, оказывается, не гитлеровский фашизм, как это считалось до сих пор, а Советский Союз! Весь советский народ, Коммунистическая партия и Сталин, Советская власть и, конечно, Красная Армия, освободившая миллионы узников из лагерей смерти, одержали Великую Победу над фашизмом, остановив тем самым и Холокост, а их теперь с российского телеэкрана в нём обвиняют.

Какое-то запредельное кощунство…

Всегда кажется в подобных случаях, что должны последовать протесты руководителей государства Израиль, созданного при активном участии Советского Союза и лично Сталина, что возвысят, как говорится, свой голос во имя справедливости еврейские организации в нашей стране.

Всегда кажется, что так должно быть, но, увы, не всегда бывает.

А насчёт Григория Амнуэля не сомневаюсь: на днях непременно увидим его снова в каком-нибудь очередном «ток-шоу». И, вполне вероятно, как это часто бывает, вместе со «знаменитым» Сергеем Станкевичем, свергавшим в 1991-м памятник Феликса Эдмундовича Дзержинского.

Эти «два сапога», Амнуэль и Станкевич, — подходящая пара. Только ведь парой в неизменно востребованном на ТВ антисоветском направлении дело далеко не ограничивается…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт мар 10, 2017 8:10 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Царь командовал вместо Сталина?

Газета "Правда", №24 (30521) 10—13 марта 2017 года
1 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Вековой юбилей низвержения монархии в нашей стране вызвал фанатический приступ верноподданнических чувств у поклонников последнего российского императора. И чего только не наслушаешься, не насмотришься, не начитаешься в эти дни о высочайших достоинствах Николая Александровича Романова! Поистине удивительно становится, как мог народ легко расстаться со столь мудрым правителем и полководцем.

ДЛЯ ПРИМЕРА обращусь к православному телеканалу «Спас». На днях с его ведущим беседовал Пётр Мультатули, кандидат исторических наук. Так он всерьёз убеждал: последний царь в реальности был полководцем не только мудрейшим, но и горячо любимым всеми российскими солдатами на фронтах Первой мировой войны. До такой степени любимым, что те из них, кому довелось потом красноармейцами участвовать в Великой Отечественной, считали якобы своим Верховным Главнокомандующим не Сталина, а его, царя Николая II.

Дальше Мультатули, невесть от кого получивший эти поразительные признания, стал доказывать, что именно солдатское поколение участников Первой мировой выиграло Великую Отечественную, потому что комсомольцы (о них — с демонстративным пренебрежением) все погибли уже в самом начале войны.

Странно, если не сказать даже дико, эдакое святотатски натянутое противопоставление двух военных поколений — отцов и детей. Но Мультатули, как тут же выяснилось, затеял это неспроста.

Вы помните ошарашившее многих явление 9 Мая прошлого года депутата Госдумы Натальи Поклонской на акцию «Бессмертный полк» в Симферополе с портретом Николая II? Ведь в самом деле, причём здесь, казалось бы, царь, которого до безумия любит бывшая прокурор Крыма.

Так вот, кандидат наук Мультатули непонимающим разъяснил: очень даже причём. Сообразите, если советские воины шли в бой и одержали Великую Победу не под руководством Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, а считая своим Верховным бывшего царя Николая (в разгар предыдущей войны, кстати, отрёкшегося и от престола, и от командования войсками), то ему — самое почётное место в «Бессмертном полку».

Сталина же, разумеется, ни в коем случае сюда не допускать!

Ну и как вам логика сия? Не смешно? Очень своевременным в связи с наметившимся «трендом» представилось объявление всё той же Поклонской, будто в Крыму замироточил бюст Николая II. Прослезился, значит. Наверное, от умиления подобострастием своих поклонников и такой поразительно хитроумной их изобретательностью.

Только вопрос: на каких же безумцев она рассчитана?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн мар 13, 2017 11:13 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Время трагедий и засилья капитала

Газета "Правда" №25 (30522) 14—15 марта 2017 года
4 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

Так уж совпало, что теперь всегда будет сперва отмечаться дата его ухода — 14 марта, а затем, 15-го, день рождения. Ныне он юбилейный: исполняется 80 лет со дня рождения выдающегося русского писателя Валентина Григорьевича Распутина.

Вполне возможно представить, что дожил он до этого знаменательного дня и встречает его вместе с нами. Но, увы, вторая годовщина кончины... И когда я думаю об этом, вспоминая два завершающих десятка лет его жизни, не оставляет горькое чувство: они-то, годы эти, и сократили земную дорогу сибиряка, крестьянского сына, которая могла бы ещё продолжаться.

«Эти двадцать убийственных лет». Название, данное им последней своей книге, вышедшей первый раз пять лет назад, к 75-летию живого классика, распространило вскоре трагический смысл и на него самого. А сначала были убиты самые близкие ему и самые любимые — дочь Маруся и жена Светлана. Легко ли перенести подряд такие удары?

Ну а сколько людей всего погубили те годы в Отечестве нашем и сколько за это время могло бы у нас родиться, но не родилось, по-моему, не поддаётся точным расчётам. Ясно, что численность жертв огромна, и они великой болью отозвались в чуткой душе прекрасного писателя, всем существом любившего отчую землю, невероятно совестливого и очень ранимого.

Предыдущее издание упомянутой публицистической книги так и называлось: «Боль души». Вышло оно в 2007-м и было тогда, конечно, гораздо меньшим по объёму. Составившие книгу беседы журналиста-правдиста с Валентином Григорьевичем, которые печатались в «Правде» и в «Советской России», затем были продолжены.

А начались они нашей встречей с ним после расстрела Дома Советов в октябре 1993-го. Потрясённый не только самим этим кровавым действом, но и восторженной реакцией на него некоторых «мастеров изящной словесности», я думал: кто же достойно ответит им? И вот возникло: Валентин Распутин.

Пронзила больше всего уже в первом нашем разговоре именно его боль за Россию. Позднее, на встрече с читателями при представлении ещё не завершённого издания книги этих бесед, он, обычно старавшийся «на публике» быть предельно сдержанным в выражении своих чувств, вдруг произнесёт: «Кажется, с нас хотят содрать последнюю кожу, до самого конца. Больно!»

И дальше последовала словно исповедь, а одновременно присяга:

«Если продолжать эту «Боль души», то продолжать её придётся, видимо, долго. Однако и стоять придётся, поскольку веры в лучшее будущее и надежды терять нельзя.

Стоять надо!.. Ну да, усталость, возраст, но надо идти до последнего. Носят ноги — иди, есть о чём говорить — говори. Я думаю, это наша призванность: ни в коем случае не молчать, не устраняться, не уходить оттуда, где ты нужен.

И я знаю: так не получится. Как бы мало сил ни оставалось, всё равно надо подниматься, и отвечать на вопросы Виктора Стефановича, и во что-то ввязываться, где-то выступать, кому-то помогать.

В книге мы не теряем надежды, что победим. Давайте работать для этого».

Сам остался верен своему призыву, подвижнически работая, несмотря на тяжелейшую болезнь…

Хочется, чтобы в эти дни наши читатели вновь услышали голос Валентина Распутина, и я предлагаю некоторые фрагменты из двух бесед с ним на рубеже 2009—2010 годов. Прошло более семи лет, что-то изменилось с тех пор, а что-то (и многое!) осталось, к сожалению, неизменным. Время трагедий и засилья капитала, о чём говорили мы тогда, по сути, продолжается. Так что актуальными в решающей мере остаются вопросы, не отпускавшие великого сына России: что же происходит с нашей страной, с властью, с народом, то есть со всеми нами?

Между жизнью и смертью

Виктор Кожемяко: Валентин Григорьевич, вот и ещё один год минул — 2009-й. Перед новогодним праздником полагалось бы настраиваться на радостный лад, но честно скажу: не получилось у меня. Ведь словно по заказу в стране нашей подряд столько тяжёлых трагедий! Не успели ещё опомниться от катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС — взрывы на военных складах в Ульяновске, а затем подрыв «Невского экспресса». Прошла лишь неделя после этой беды — жуткое кострище в Перми, унёсшее более 150 человеческих жизней…

Валентин Распутин: Да, да! И это далеко ещё не все беды минувшего года. Это только самые громкие, небывалые, как катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС и пермская трагедия... Но ведь продолжалось ещё и изнасилование детей, заказные убийства едва ли не достигали уровня ельцинских лет; дорожные аварии с гибелью людей побили все предыдущие рекорды; через день да каждый день поступают сообщения о бандитских нападениях на инкассаторов, священников, на случайных прохожих, не так посмотревших или не то сказавших. Если это не война, то и не мир.

— Можно рассматривать порознь каждую из трагедий, потрясших нас в прошлом году, и у каждой будут свои конкретные причины и конкретные следствия. Но, размышляя о причинах и следствиях всех этих бед, невольно опять обращаешься к «нравственному», а точнее — всё более безнравственному состоянию нашего общества. Само слово-то это, «нравственность», давно уж почти совсем не звучит у нас в общественном обиходе и многим, особенно молодым, наверное, кажется абсолютным анахронизмом. Не потому ли, например, устроители веселья в пермском ночном клубе «Хромая лошадь» без душевных угрызений покинули вспыхнувшее заведение через известный только им служебный ход, предоставив остальным задыхаться в тесноте единственного для всех выхода?

— А вот это что — распущенность, безнравственность или что-то пострашнее? Всегда ведь было: сам погибай, а товарища выручай. Конечно, и в «Хромой лошади» некоторые жертвы огня пытались помочь друг другу, но огонь был сильнее. Впечатление такое, что его, огонь, распаляли не только легковоспламеняющиеся материалы по стенам и потолку, но и самое это издевательское название заведения. Странные всё-таки вкусы: над гражданами нашими издеваются, а они приходят в восторг. За пошлость и бесстыдство поднимают цены, а они считают это справедливым. Ведь эта «Хромая лошадь» была чрезвычайно популярна, иначе не случилось бы многократного перенаселения её в ту трагическую ночь. И набились туда не подростки-несмышлёныши, а взрослые люди, как сообщалось, от 20 до 40 лет. С вполне сложившимся вкусом, с немалым житейским опытом.

Это ещё раз подтверждает, что со вкусами и житейским опытом в России не всё в порядке. Двадцать лет миновало с начала той «судьбоносной» поры, когда наизнанку было вывернуто всё: и многовековые нравы и традиции, и способы жизни и хозяйничанья, трудовые и воинские победы, тысячелетняя история... Всё охаивалось и отвергалось. Нажитое и выстроенное народом в тяжких трудах за многие десятилетия растащили за полгода. Это походило на то, как если бы свергался последний очаг обезьяньего периода, предшествовавшего человечеству, и наконец-то открывались сияющие перспективы.

Не забыли ещё: малолетние школьницы, освобождённые от понятий хорошо-плохо, прилично-неприлично, дружно возжелали под влиянием телевидения стать проститутками. Такие объявились вкусы. Девушки постарше бросились за границу. Одни в поисках богатых женихов, другие на заработки тем же самым ремеслом, которое не требует ни воспитания, ни образования. И миллионы людей более старшего поколения, бывшие инженеры, учителя, кандидаты наук, матери и отцы, потеряв работу, вынуждены были обзавестись профессией «челнока»: за границей купить, д`ома продать и накормить детей. И это в целомудренном народе, не признававшем барышничества и разврата. Вырвались из коммунизма и ветхозаветных понятий — и уже через десять лет (да раньше, раньше!) тысячи и тысячи мамаш школьного возраста, начиная от 12—14 лет и далее, принялись рожать и подбрасывать своих чад под чужие двери или выбрасывать на помойку.

Да разве можно от таких нравов освободиться сразу, если бы даже и захотели освободиться?! Но не очень и хотят. «Передовая» и независимая от всяких ограничений пресса, телевизионные программы, Интернет, уличная реклама продолжают своё дело даже и не исподтишка, а открыто и воинственно.

В погоне за прибылью

— Очевидна, думается, и ещё одна общая для многих трагедий года причина: безудержная капиталистическая погоня за деньгами, за прибылью! В той же Перми «экономили» на противопожарной безопасности, сократив, как выясняется, необходимые расходы на неё по городу аж в три раза! В помещение ночного клуба, рассчитанное на 50 человек, назвали около 300. Денежки — в карман, а люди пусть горят. Закупая по дешёвке старые, уже почти негодные «Боинги», обрекают сотни людей на гибель, зато хозяева авиакомпаний обогащаются. А Саяно-Шушенская ГЭС? Разве не жадность новоявленных хозяев, не желавших тратиться на своевременный и неотложный ремонт, привела к катастрофе? Естественный износ техники, ещё советской, плюс «реформа» энергетики по Чубайсу — вот и результат. Однако имя непотопляемого Чубайса, названное комиссией поначалу самым первым среди виновников, очень скоро из того списка исчезло. Случайно?

— «Безудержная капиталистическая погоня за деньгами, за прибылью», — говорите вы. Да, настолько безудержная и алчная, что невольно является страшное предположение: а что, если бы в Великой Отечественной войне взял верх фашизм и последовала бы оккупация России со всем тем, что бывает при оккупации: унижение и эксплуатация народа, надругательство над его вековыми традициями и образом жизни, подневольное и унизительное существование, миллионы и миллионы беспризорников, вывернутая наизнанку школа, разрушенное хозяйство, запущенные пашни и т.д., и т.д., — было бы при таком фантастическом порядке труднее и страшнее? Всё, что испытали мы при Ельцине, Чубайсе и К°, сравнить не с чем, и свобода, ради которой якобы потребовались жертвы, ничего не принесла, кроме чужебесия, распущенности, безнравственности, нищеты одних и бешеного богатства других. Требуется полностью перевоспитывать наш народ, чтобы он с этим смирился. Да оно и идёт полным ходом, это перевоспитание, в школах и вузах.

А Чубайс... что ж Чубайс... Он давно уж для власти святой... Ну, балуется, ну, вредит, хамит, ну, одиозная фигура, ну, принял участие в трагедии Саяно-Шушенской ГЭС, да ведь весь ельцинский синод прошлого и настоящего у него в покровителях, и ни один волос с его головы не должен упасть.

— Весь год говорили о мировом финансово-экономическом кризисе, постигшем и Россию. Казалось бы, раз кризис, значит, общество подтягивается, мобилизуется, сокращает расходы, без которых в кризисных условиях можно обойтись. Казалось бы... А на деле? Разве хоть в чём-то заметно, что богачи наши умерили свои безумства в роскоши и начали думать о других людях, едва сводящих концы с концами? Нет, Абрамович опять приобретает новую, сверхшикарную яхту, другой «российский» миллиардер — Исмаилов устраивает пир на весь мир в Турции по случаю открытия нового небывало роскошного отеля, а его детки, шокируя Европу и сбивая встречных, гоняют на сверхдорогих лимузинах на недозволенных скоростях в Швейцарии... У служителей банков и частных фирм — многомиллионные «бонусы», у чиновников — «откаты», тоже многомиллионные. Призывы свыше к богатым вести себя более скромно раздавались, но вы уверены, что кто-нибудь это услышал или услышит?

— Виктор Стефанович, мы с вами продолжаем оставаться неисправимыми нравственниками, что давно уже считается занудством и неприличием: сколько уже раз, с той поры как мы начали эти беседы, приходилось обращаться к личности Абрамовича и его теперь уже многочисленных братьев-олигархов. Ну и что, кого-нибудь устыдили? Пьянеют не только от водки, ещё больше пьянеют и теряют человеческий облик от бешеного богатства. Кампанию против пьянства было бы полезно совместить с настоящей, а не формальной, для вида, кампанией против лихоимства. Пьяница покуражится-покуражится да и заснёт в обнимку с бутылкой в подворотне, а одуревшему от неправедных миллиардов этого мало, он полетит на крыльях удачи в Европу или Америку, закажет самую дорогую яхту и одновременно самый дорогой аэроплан в свою собственность, выстроит сверхдорогой отель да прикупит в двух-трёх местах виллы — и пошла гулять губерния на весь свет.

Пьянство — это зло, и зло тяжёлое, ну а разве подобные нравы, да ещё и показные, буйные, пугающие осторожных европейцев, недоступные пониманию большинства наших соотечественников, — разве это меньшее зло?

Ну ладно, Абрамович и его друзья-олигархи первого призыва разбогатели в самое воровское время при Ельцине, с которого взятки гладки, но ведь этот клан небожителей разрастался, как на дрожжах, и во все последующие годы, и Россия, как курица-несушка, производила их постоянно. Трудно поверить, но ведь факт: тот самый Исмаилов, о котором вы упомянули, пожалуй, самый матёрый миллиардер, нажил свои капиталы в печально знаменитом и одиозном Черкизовском рынке, превратившемся под его руководством в небывалый торг опасными продуктами и фальшивыми товарами. И известном к тому же рабством гастарбайтеров, русских и даже китайцев. И что, не ведало об этом московское правительство, не доносилась правда до российского?



Кому власть служит

— У нас давно уже очевидно сращивание так называемого бизнеса и власти. Получается замкнутый круг: президент Д. Медведев призывает «не кошмарить бизнес», до минимума сократить всяческие проверки частных предприятий и заведений, а результатом становятся трагедии — наподобие той, что произошла в «Хромой лошади», где грубейшим образом оказались нарушенными элементарные противопожарные требования. Но «усиление контроля», как показывает жизнь, тоже мало что даёт, поскольку зачастую это не реальный контроль, а лишь видимость: пресловутые «откаты» всё сводят на нет. Вы не замечаете в такой ситуации некоей безысходности?

— Оказалось, довольно легко сойти со сложившегося за многие десятилетия порядка отношений между государством и гражданами. И оказалось чрезвычайно трудно к нему вернуться.

90-е годы до основания разрушили этот порядок. Государство осталось с объявившимися корыстолюбивыми богачами-«предпринимателями» и, может быть, ещё более корыстолюбивым чиновничеством. А нередко, как мы знаем, те и другие соединяются в одном лице. Народ не мог не видеть этого и отошёл от греха подальше, в сторонку, заботясь лишь о своём выживании. Народовластие как державное понятие оказалось совершенно исключено как из политического языка, так и из практической жизни.

Отсюда и теперешние несообразности и пустоты.

— Для меня знаком единения власти и олигархов в абсолютной безнравственности стало происшествие, которое я считаю самым позорным в ушедшем году. Скандально знаменитый по «истории с девочками» во французском Куршевеле олигарх Михаил Прохоров на сей раз решил «достойно» отметить годовщину своего буржуазного журнала «Русский пионер». И отметить не где-нибудь, а на крейсере «Аврора» — боевом корабле №1 Военно-Морского флота России. Разумеется, в этом прежде всего был вызов миллиардера «Авроре» как кораблю революции: бурная пьянка на борту крейсера с прыганьем в Неву под матерные песни некоего Шнура носила характер демонстративного святотатства. Но самое главное — кто принял участие в этом мероприятии! Среди гостей были полномочный представитель президента Клебанов, министр федерального правительства Набиуллина, губернатор Санкт-Петербурга Матвиенко. И никого из них, судя по всему, не смутило, что разухабистая пьяная гулянка на корабле, который является музеем, — это, мягко говоря, неприлично. Об олигархе я уж и не говорю — нравы прохоровых, исмаиловых, фридманов и абрамовичей давно известны. А как вы думаете, почему люди, представляющие российскую власть, позволяют себе такое?

— Комментировать это событие свыше моих понятий и сил. Но приходится признать неуёмную изобретательность олигарха. Что там голые девочки во французском Куршевеле? Тьфу! — плюнуть и размазать! Но вот на «Авроре» шумный и неприличный бардак с самыми знатными членами правительства и президентскими приближёнными — вот это фокус! Теперь вся Россия — да что там Россия! — весь мир должен замереть в ожидании: что же дальше выкинет богатейший похабник? Ведь он, конечно же, на этом не остановится!..

Но какой же нравственности ждём мы от своих граждан, какого доверия к сильным мира сего, если «Аврору» осквернили, совесть и стыд публично оплевали — и ничего! Как будто так и надо, чтобы страна не скучала…

Я думаю (и вижу), что единой России сейчас нет, она осталась лишь в названии политической партии. В действительности же Россия разошлась на две противостоящие одна другой силы. Есть и третья — бездействующая, равнодушная, смертельно опалённая её судьбой. А из двух первых одна — не любящая, не понимающая и даже ненавидящая Россию как историческую, так и современную, но обирающая её безжалостно, не признающая ни песен её, ни языка, ни народных нравов. А ведь тоже дети России и тоже вроде законные. Но поставившие себя выше неё.

Призывают зарабатывать, не работая

— Есть и ещё одна сторона нашей темы: внедряемое понятие «успешность» отделено от другого понятия — «труд». Мало того, даже ему противопоставляется! Недавно был поражён, увидев в метро следующую рекламу: «Хватит работать — пора зарабатывать! Освой профессию «трейдер» на финансовых рынках». И тут же, рядом, — радостное лицо в другой рекламе: «Я зарабатываю на разнице курсов валют». Указаны адрес и телефон, где этому научат... Подобная реклама мелькает всё чаще. На мой взгляд, это разрушение здоровой трудовой морали. Если раньше человек сызмальства воспитывался в уважении к общественно полезному труду как единственному способу заработать — материальные ли средства, достойное ли положение в обществе, то к чему зовут нынче? Зарабатывать, не работая... Во что же выродится общество, руководствуясь такими призывами?

— Здоровая трудовая мораль у нас давно уже разрушена, 90-е годы погребли под собой много чего из общество- и государствосодержащих понятий нравственности и здоровых взаимоотношений. Возвращать их непросто, да и никто, похоже, этим не занимается. «Хватит работать — пора зарабатывать!» — подобные лозунги уже годы и годы кружат головы молодых людей. На этой стезе они и норовят устроить своё благополучие. И почему власть на публичное разведение таких «грызунов» взирает равнодушно, понять нельзя. Почему не контролирует рекламу, особенно в метро, где каждый день она лезет в глаза миллионов и миллионов, половину из которых заставляют согласиться, что так теперь и должно быть, как предлагает реклама.

Да, деньги сокрушают всё, всякую мораль и всякую преграду.

А во что превращается общество, руководствуясь подобными призывами, мы уже и теперь наблюдаем воочию...

— Во все времена, конечно, были люди, ухитрявшиеся много иметь, не работая. Было узаконено и богатство меньшинства, живущего за счёт труда большинства. Но давайте вспомним апостольскую заповедь: «Не работающий да не ест». В первой Советской Конституции она была записана фактически дословно: «Кто не работает, тот не ест». Это стало одной из основ государства. Недаром появилось и почитаемое звание — Герой Социалистического Труда.

Человек труда, как правило, действительно был окружён в обществе уважением и почётом. Он становился героем книг, фильмов, спектаклей... А что теперь? Кто теперь герои на телевидении и в глянцевых «гламурных» журналах? Кого здесь воспевают и чьи хоромы во всех ракурсах показывают? Согласитесь, тех самых «успешных людей» — будь то олигарх, финансовый воротила или «попса», «шоу-бизнес» в лицах, набивших уже всем оскомину. Но разве такое безумное внимание к этим персонам — дань труду и подлинному таланту?

— Мы с вами ломимся в открытые двери. Эти двери бесчинства и вседозволенности давно нараспашку, а мы никак не хотим с этим смириться и всё проверяем, не вступил ли в силу спасительный закон, который преградит им, то есть бесчинству и вседозволенности, преступный путь. Нет, не вступил. А если бы и вступил, толку от него всё равно было бы мало. Законопослушания быть не может, когда в обществе царит безнравственность.

Горбачёвско-ельцинская «революция» действовала не только против коммунизма как идеологии и форм собственности, но и против тысячелетней России с её нравственными правилами, традициями, вековечными народными обычаями и культурой. Народ как единое целое распался и превратился в население. Государство ослабло, доверие к нему упало. Бешеное богатство одних и распоследняя нищета многих подорвали доверие к власти. Отечественное образование, лучшее в мире, как показала история, было с невиданным нахальством отвергнуто и превратилось в замысловатые загадки, с которыми ни учителя, ни ученики справиться не могут. Средства информации во все 90-е годы были агрессивно чужеродными и «полоскали» родное на чём свет стоит. Они и теперь не очень изменились. Всё перечислять — слишком долго, да и не нужно.



Вот и получили то, что имеем

— Сейчас непросто разобраться во всех хитросплетениях финансово-экономического кризиса, всё более охватывающего ныне мир. Но одну из причин называют нередко: жизнь не по средствам, необеспеченность акций реальным производством, виртуальные финансовые операции, потерпевшие крах. Стало быть, как я понимаю, «делание денег из денег», зарабатывание без истинной работы в конце концов приводит к определённой расплате.

— Уверен, что так и есть. Кризис в России если не устроили, то сильно усугубили олигархи, владеющие львиной долей национальных богатств. Их бешеные доходы, судя по всему, на Россию работают скромно, а продолжают переводиться за границу — в ценные бумаги, спекулятивные операции, дорогую недвижимость... Да и в движимость тоже — в виде морских, воздушных и сухопутных судов. Нам, бедным, и не представить, во что ещё. Теперь уже не арабские набобы удивляют мир своим расточительством, а российские.

Ведь не пострадал же так сильно от кризиса, как мы, Китай, где государство оставалось хозяином положения и контролировало движение экономики в национальных интересах.

— Культ «успешности», насаждаемый у нас нынче, — это, по-моему, не только изыск пропагандистов новорусской действительности. Тут и более глубинные корни… Ведь было у наших великих предков сочувствие к бедным, униженным и оскорблённым. Это, может быть, важнейшая их черта. Гоголь написал: «В русском сердце всегда обитает прекрасное чувство взять сторону угнетённого». Лев Толстой бесконечно мучился, признаваясь в своём дневнике: «Всё больше и больше почти физически страдаю от неравенства: богатства, излишеств нашей жизни среди нищеты, и не могу уменьшить этого неравенства. В этом тайный трагизм моей жизни...»

А вот нынешний олигарх Сергей Полонский провозглашает на газетных страницах: «У кого нет миллиарда, могут идти в ж...»

Что же, нам хотят внушить, что верны не трагические ощущения Толстого, а циничные установки этого самого Полонского? Хотят убедить, что «успешность» любой ценой искупает и покрывает всё на свете, а разительное, чудовищное, несправедливейшее неравенство — норма?

— У нас раз за разом хозяева страны повторяют, что пересмотра приватизации не будет. А не будет, так заставьте сверхбогачей считаться со страной и народом, которых они ограбили, не позволяйте им унижать порядочность и бедность. Конечно, за хамские высказывания этого Полонского в суд не потянешь. Но и проглотить их как остроумную «милость» с барского стола было бы слишком унизительным.

Нынешний кризис — это, быть может, последнее предупреждение человечеству в тщетности и гибельности избранного пути. Это кризис не только экономики, но и культуры, нравственности, цивилизации, человеческого общежития. Кризис мирового порядка. Люди всё тревожней оглядываются назад: где и когда сошли с наследованного пути и безопасного продвижения вперёд? В чём ошибки и соблазны?

Сошлюсь на один уже широко известный факт. Недавно проводился телеконкурс «Имя Россия». Голосованием определялись имена соотечественников, сыгравших исключительную роль в судьбе России. Третью строку в этом конкурсе (мало кто сомневается, что после хитроумных усилий отодвинуть его туда с первого места) занял Сталин. В Германии в таком же конкурсе ту же третью строку после Аденауэра и Лютера занял Карл Маркс. Там и там результаты голосования произвели шоковое впечатление. Ну ладно, Россия — до сих пор «варварская страна», ей такие вожди, как Сталин, и требуются. Но Германия-то! Мало того — во всём мире огромными тиражами сейчас издаётся и покупается «Капитал» Маркса. Совсем не слабые головы вынуждены согласиться, что хищнический капитализм — вовсе не тот порядок, который нужен человеку, и что справедливости в нём быть не может. Но если Западу потребовалось несколько столетий, чтобы убедиться в ошибочности своего пути (это не значит, конечно, что теперь от него тут же откажутся), то России хватило и двух десятилетий, чтобы обнаружить себя в капкане «мирового порядка» и вспомнить о Сталине.

Народ наш, быть может, и ошибается в способах своего спасения, но он не может не видеть, не чувствовать, не испытывать на себе, что капитализм с его хищническими законами и нравами ему не годится.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср мар 15, 2017 7:55 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
«Мы готовы такую инициативу поддержать»

Газета "Правда" №26 (30523) 16 марта 2017 года
4 полоса

Автор: Беседу вёл Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

Говорит научный директор Российского военно-исторического общества Михаил МЯГКОВ

Эта тема уже продолжительное время звучит на страницах «Правды». Подняли её члены общественной организации «Поле заживо сожжённых», созданной поэтом и публицистом В.Т. Фомичёвым, а поддержали сотни наших читателей, которые прислали и продолжают присылать в редакцию свои письма. Не раз были и коллективные обращения к высшему руководству страны.

А речь о том, чтобы достойно увековечить во всероссийском масштабе память о гражданском населении — миллионах женщин, стариков и детей, ставших жертвами нацистского геноцида на нашей земле в годы Великой Отечественной войны. Большинство предложений ратуют за создание впечатляющего Мемориала памяти, где можно было бы не только поклониться погибшим, но и с должной силой представить новым поколениям в документах и фактах, ЧТО нёс фашизм нашим соотечественникам и ОТ ЧЕГО спас весь мир советский солдат.

Какой-либо реакции на эти предложения от высших органов власти до сих пор не последовало. Вот почему мы решили обратиться к руководителям Российского военно-исторического общества и Центрального музея Великой Отечественной войны 1941—1945 годов на Поклонной горе в Москве, чтобы определить их отношение к выдвинутой идее. Ведь первоочередная среди задач, которые перед ними стоят, — увековечение во всех аспектах памяти о том героическом и трагическом времени, не подлежащем забвению.

Итак, сначала публикуем беседу политического обозревателя нашей газеты с научным директором Российского военно-исторического общества, доктором исторических наук Михаилом Мягковым.

— Михаил Юрьевич, хочется узнать ваше мнение об этой очень важной, на наш взгляд, и волнующей многих теме. Ведь писем, где именно так о ней говорится, мы получили и продолжаем получать множество.

— Действительно, тема очень важная, актуальная, жгучая. Вы абсолютно правы: из общих людских потерь нашей страны в годы Великой Отечественной войны (около 27 миллионов) более 18 миллионов — это гражданское население. Люди погибали в блокадном Ленинграде, погибали от бомбёжек, от голода и холода на оккупированной территории, от чудовищных репрессий немецких властей, которые массово уничтожали их, заключали в концлагеря и угоняли на рабскую работу в Германию… Детская смертность какая огромная была! А если мы подсчитаем, сколько детей не родилось из-за той политики геноцида, которую проводил фашизм на нашей земле, то цифра окажется ещё больше.

Все должны помнить, что нацистская Германия, которая напала на нас, имела план не просто покорения захваченных территорий, а физического уничтожения населения.

— Конечно! В том-то и суть, которая ныне, увы, забывается. Был печально знаменитый план «Ост»…

— И он предусматривал, что меньшая часть населения Советского Союза будет онемечена, превращена в рабов германской, арийской нации, а бо`льшая постепенно уничтожена. Это относилось и к России, Белоруссии, Украине…

— В данном случае мы прежде всего говорим о территории Российской Федерации.

— Справедливо отмечено вами, что под оккупацию попали 18 российских областей, а по нынешнему административному делению — даже более. И вот оккупационная политика, проводившаяся на данной территории, цель имела и ограбить, и свести до минимума возможность сопротивления, а главное — не давать этому населению, как подчёркивал Гитлер, ни медицинского обслуживания, ни образования, никаких человеческих условий жизни, чтобы оно как можно скорее вымирало.

— А массовые казни и сожжение целых деревень вместе с жителями! За память об этом в первую очередь бьётся общество «Поле заживо сожжённых».

— Это я понимаю: речь идёт о трагичнейших страницах гитлеровской оккупации. Как известно, в Белоруссии есть величественный мемориал «Хатынь» — на месте одной из сожжённых деревень. А рассказывает он обо всех ужасах, которые принёс народу республики германский фашизм. Всего здесь было сож-жено около 5 тысяч деревень.

— В России ещё больше. Примерно 5 тысяч приходится только на одну Смоленскую область…

— Да, в России больше, потому что здесь и территория бо`льшая была тогда фашистами захвачена. У нас тоже теперь создан мемориал на месте деревни Хацунь в Брянской области.

— Однако он, что называется, местного значения.

— Действительно, до сих пор нет в нашей стране мемориала, который впечатляюще обобщил бы все данные, связанные с нацистской политикой геноцида на советской, российской территории, наглядно показывал бы — в архивных материалах, воспоминаниях, цифрах, фотодокументах, кинохронике и т.д., что принёс фашизм на нашу землю и каковы были дальнейшие планы нацистского руководства. Словом, нет мемориала, воскрешающего во всём масштабе и актуализирующего такую крайне болезненную и вместе с тем святую для нашего народа тему.

Частично Российское военно-историческое общество начало компенсировать это организацией ряда выставок. Первая называлась «Помни, мир спас советский солдат».

— Она была в начале 2015-го?

— Да, сначала в Москве, в Манеже, а потом поехала по стране. Несколько сокращённый вариант побывал также в Женеве, Варшаве, Будапеште и других европейских городах. Так вот, не меньше половины этой выставки было посвящено фашистской политике на оккупированных территориях СССР. А затем последовала выставка под названием «Советский Нюрнберг»…

— Это я отметил по информационным сообщениям, когда вы повезли её в Донбасс.

— Сперва она побывала в Керчи и в некоторых других городах, но вполне закономерным стало приглашение руководства Донецкой народной республики. Представьте, насколько это актуально для них!

— Они уже поставили у себя памятник мирным жителям, ставшим жертвами вторжения и обстрелов пробандеровских войск. А «Советский Нюрнберг», как я понял, подготовлен по материалам судебных процессов над гитлеровскими оккупантами и их прислужниками, которые проходили вскоре после войны в разных советских городах, в том числе на Украине. Перекличка с положением в нынешнем Донбассе прямая и, конечно, очень злободневная!

— Очень яркие, поразительные параллели… Этой выставкой мы также напомнили, что Советский Союз стал первой страной в мире, судившей нацистских преступников за их злодеяния. И это — напоминание о том, что возмездие за уничтожение мирных жителей неотвратимо! Оно не имеет срока давности.

Такую же роль предупреждения о неотвратимости наказания должен нести, я думаю, и тот мемориал, о создании которого вы совершенно правильно ставите вопрос.

— Значит, вы считаете правильной инициативу общества «Поле заживо сожжённых» и газеты «Правда»?

— Безусловно. Это правильно и справедливо. И мы готовы такую инициативу поддержать. Другой вопрос — каким образом это будет осуществляться? Начать с того, что Российское военно-историческое общество, которое, как вы знаете, немало занимается проблемой памятников, обычно обращается при этом к населению, и потом идёт сбор народных средств.

— Что ж, наверное, и в данном случае такое не исключается. Однако важен уровень поддержки со стороны государственной власти и соответствующее информационное обеспечение. Смотрите, например, как всё развернулось с так называемой «Стеной скорби» в память о жертвах политических репрессий. Тут и указ президента, и широчайшее освещение в правительственной «Российской газете», других государственных СМИ, и т.д. и т.п. Вот ведь что решает успех дела!

— Я думаю, прежде всего должны выступить общественные организации, должно выступить само население в поддержку такого проекта.

— Да они уже многократно выступили! И общественность в лице организации «Поле заживо сожжённых», возглавляемой писателем Владимиром Фомичёвым, и население, которое обратилось с многими сотнями писем к руководству страны и в редакцию газеты «Правда». Вот же эти газетные номера и целая книжка «Сожжённые заживо взывают к нам», составленная из пронзительных писем людей со всех концов страны. А с трибуны Государственной думы от имени фракции КПРФ выступала на эту тему 17 мая 2016 года депутат-коммунист Тамара Васильевна Плетнёва: вот её речь, опубликованная в нашей газете. Вскоре, 20 июня 2016 года, в Госдуме на эту же тему состоялся «круглый стол», организованный фракцией КПРФ и редакцией «Правды». Авторитетнейшие люди приняли в нём участие. И все — за! Что же от общественности нужно ещё?

— Мы должны подумать, как дальше это продвигать. На мой взгляд, одна какая-то организация или даже указ президента проблемы не решат. Нужен организационный комитет, который вплотную займётся таким несомненно важнейшим делом. Может быть, с этого и с обращения к населению надо начинать.

А вам огромное спасибо за ту работу, которую вы провели и проводите. Российское военно-историческое общество и лично я внимательнейшим образом отнесутся к тем материалам, которые вы представили. Сделать для реализации такой масштабной идеи, разумеется, предстоит много. Но необходимо сделать. Давайте вместе поработаем на этом направлении.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср мар 22, 2017 7:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Коммунизм спасёт нас, а индивидуализм погубит

Газета "Правда" №29 (30526) 23 марта 2017 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Народный артист России Юрий НАЗАРОВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Он не только талантливый актёр, сыгравший в кино более двухсот ролей. Он также человек беспокойной, ищущей мысли. Сколько знаю его, Юрий Владимирович Назаров постоянно в раздумьях. О непростых проблемах нашего прошлого и современности, о темах социальных, идеологических, философских, привлекающих своей актуальностью. Потому каждая встреча с ним для меня по-особому интересна и дорога.

А ещё дорог он мне своей верностью всему лучшему, что воспитывали в нём советская жизнь и советская школа, начиная с трудного военного детства в Сибири. Многие поспешили отречься от этого, едва провозглашена была предательская «перестройка». Тут же вперегонки начали проклинать «совковость» и «сталинизм», а заодно Родину, допустившую «октябрьский переворот».

Ничего подобного от Назарова я не слышал и не читал у него. Нет, он не уходил от самых острых вопросов, но избегал поверхностного и примитивного подхода к ним, стараясь в поиске ответов докапываться до глубины, до корней.

Наверное, именно поэтому, когда на переломе 1990-х большинство его коллег по искусству, основательно заражённые антисоветизмом, отшатнулись от коммунистов и от «Правды», он наоборот — с подчёркнутой демонстративностью шёл на наши праздники и встречи с читателями, чтобы выступать с любимыми стихами и прозой, делиться со слушателями самым заветным, побуждать их к размышлению и убеждать.

Большим другом нашей газеты Юрий Назаров остаётся до сих пор. Надеюсь, понятно моё желание ещё раз поговорить с ним в преддверии этапной даты — 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

Разговор состоялся пространный, занявший несколько часов, так что здесь публикую лишь часть его.

К вопросу о счастье

— Юрий Владимирович, я заметил и в прошлых наших беседах, и в основной книге вашей, что вы постоянно обращаетесь к теме счастья человеческого. В книге «Только не о кино» есть у вас целая глава под названием «Потолкуем о счастье», да и в других главах по-разному то же самое звучит. Почему?

— Наверное, потому, что вопрос о счастье — это ведь о смысле жизни вопрос. К чему стремиться, от чего может быть у человека самая большая радость…

— По-моему, это имеет прямое отношение к теме Октября 1917-го, которую я предложил вам для обсуждения.

— А как же! Я прочитал в «Правде» вашу беседу с писателем Захаром Прилепиным, который назвал Октябрьскую революцию величайшим событием во вселенской истории (номер за 7—8 февраля с.г. — Ред.). Согласен с ним. И множество есть оснований для такой оценки. Но самое главное, в моём представлении, связано как раз со смыслом жизни.

Какую цель предлагало человеку прежнее жизнеустройство, к которому теперь мы фактически вернулись? Хапужничество, личное материальное обогащение за счёт других и любой ценой. Но разве в этом действительно высшая человеческая радость? Нет, извините, это радость животная. Вот свинья растолкала всех у кормушки, нажралась — и нет для неё большего удовольствия…

— Когда ныне обрушиваются на коммунистический, социалистический проект в нашей стране и твердят про его утопичность, то нажимают больше всего именно на низменную природу человека. То есть по сути получается, что при его врождённом индивидуализме он недалеко от той свиньи ушёл. И главные удовольствия у них одинаковые. Ничего, дескать, с этим не поделаешь, потому и не следует природе мешать.

— Неправда это во многих смыслах. Свинское от рождения внутри человека может, конечно, быть. Однако есть и другое. Так вопрос в том, ЧТО развивает общество в человеке — худшее или лучшее, на что его настраивает и ориентирует, для чего условия создаёт и что поощряет.

Недавно я узнал про результаты социологических исследований, проведённых в разных странах. Выявлялось, от чего люди различных профессий получают наибольшее удовлетворение.

— И от чего же?

— От творчества! А уж дальше идут секс, обжираловка и всё прочее. Да я и без каких-то специальных учёных исследований по себе знаю, что творчество способно совершать чудеса. Могу долго рассказывать об этом. Начиная с того, как перед ответственным экзаменационным показом в Щукинском училище я вдруг тяжко заболел. С утра в этот день всё было для меня, как в тумане. Однако, преодолевая себя, решил всё-таки не подводить товарищей.

Мы подготовили отрывок из «Тихого Дона», где я играл Степана Астахова. И вот, когда переодели меня в казачью форму, наклеили усы и вышел я на сцену, всё будто преобразилось. Ясно вижу и слышу, с невесть откуда взявшимся подъёмом играю…

— Отступила болезнь?

— Я сыграл весь наш отрывок (педагоги оценили хорошо), а затем, помню, в пустой аудитории свалился на какой-то кушетке и проспал крепчайшим сном до утра. Проснулся — совершенно здоровый!

— Характерный случай, показательный…

— Да что я. Вспомним академика Ивана Петровича Павлова. Он, находясь буквально на смертном одре, то есть умирая, до последнего вздоха диктовал свои наблюдения за собственным организмом. Для науки диктовал, продолжал своё многолетнее творчество, которое и составило счастье его жизни.

— А Николай Островский, когда писал «Как закалялась сталь» и «Рождённые бурей»?

— Вот на каких примерах воспитывал коммунизм, определивший главной целью людей созидание — коллективное созидание справедливого общества. Он делал человека человеком, выводя его из животного мира. Это, замечу, ещё с первобытного коммунизма началось, когда сообща приходилось людям охотиться на мамонта. Сообща, вместе, а не порознь, индивидуально. Общее гораздо сильнее и выше, нежели частное.

Ну а потребление — это легче всего. И делать из него цель, смысл жизни — это несчастье. Да, истинное счастье в творчестве, будь то академик, писатель или простой работяга, какого сыграл, например, Баталов в фильме «Москва слезам не верит». Я в жизни знал и знаю таких работяг. Сколько замечательного сотворили для страны и геологи, и сталевары, и конструкторы-инженеры, и сельские механизаторы, и медики!..

Вот всех их поднял Октябрь. Им открыл широкую дорогу и перспективу для счастья.

Перспектива не хищникам и потребителям, а людям труда

— Вы правы, конечно. И в советское время именно эти люди творческого труда, достигавшие наивысших результатов, были подлинными героями как в жизни, так и в искусстве. А сейчас? За самое последнее время мы, правда, наблюдаем попытки властей имитировать кое-что из советской эпохи. Появилось звание «Герой Труда», Государственную премию или другую награду могут вручить и доярке с механизатором либо заводскому слесарю, бригадиру строителей. Однако носит это явно показной эпизодический характер, и никакими героями, скажем, в СМИ или в театре, кино, на телевидении, эти люди не становятся. Там, как вы знаете, царят совсем иные персонажи.

— Это знаю не только я — буквально все.

— Работяг в нынешней России к «элите» не относят! Притом премьер правительства Медведев, побывавший и президентом страны, настойчиво внушает, что необходимо приглашать на уроки в школы… олигархов. Чтобы они, как «наиболее успешные», с малых лет учили будущие поколения на своём «опыте» и «примере».

— Ох, могут они научить только одному: как ловчее мошенничать и грабить. Ведь ворьё же, ворьё! Разве кому-то непонятно, что нельзя честным трудом заработать 18 миллиардов долларов, как Абрамович, или 24 миллиарда, как Лисин?

Такие числа в реальности даже вообразить трудновато. Один товарищ как-то меня спросил: «А знаешь, сколько секунд в твоём возрасте?» Оказывается, он свои подсчёты провёл, и выяснилось: миллиард секунд — это 31 год и 7 с лишним месяцев. А 2 миллиарда соответственно — 63 года «с копейками». Стало быть, 9 начинающих пенсионеров надо собрать, чтобы по прожитым ими секундам они сравнялись с 18 миллиардами Абрамовича!

Вот я и спрашиваю: это что — права человека?

— Говорят, свобода предпринимательства, которой не было в советское время.

— Нет, по-другому надо говорить, называя всё своими именами. Это — узаконенное право жить за чужой счёт!

Я помню, как умилялся мой любимый писатель Виктор Астафьев, когда частную собственность начали превозносить. Дескать, едет девочка на велосипеде и даже не знает, что это её частная собственность. Нет же, Виктор Петрович, это личная собственность, которая и при социализме, при Советской власти у нас была. А вот жить собственнику за счёт других людей, эксплуатируя их труд и наживая таким образом несметные богатства, не допускалось. И правильно, справедливо!

— Чтобы понимать это, следует хотя бы азы марксизма изучить. К сожалению, далеко не все понимают.

— Считаю, в этом корень наших бед. Плохо многие в своё время учились, сегодня же учат иному. Но ведь коммунизм — наука, методология, а науку надо постигать и осваивать. Тогда каждому станет ясно, что коммунизм, спасший нас благодаря Октябрьской революции, зовёт к созиданию, а буржуазный индивидуализм — к потреблению. Коммунизм, социализм объединяют людей труда, а капитализм всех чудовищно разобщает…

— Тут вам опять начнут твердить про развитие предприимчивости, про то, что в советское время не поощрялась инициатива.

— Но я-то знаю, что это — враньё. Мне, например, довелось немало бывать в советских коллективах гидро-строителей, и я своими глазами видел, что такое настоящая предприимчивость и подлинная инициатива. Только направлены они были не на корыстные, хищнические цели, а действовали в интересах общества и всей страны.

Благодаря этому мы успешно осуществили гигантский ленинский план ГОЭЛРО (который даже не худшие умы на Западе сочли было за «мечтания»), и это же помогло досрочно выполнять напряжённые планы сталинских пятилеток, что, замечу, дало нам возможность в кратчайший срок преодолеть отставание от самых индустриально развитых стран и за десятилетие 1930-х годов существенно поднять нашу оборонную силу к началу Великой Отечественной.

Надо же признать небывалый взлёт инициативы людей, работавших не на капиталиста, а на свою страну, на всё общество, а значит, и на себя. И какие изумительные хозяйственники, организаторы, командиры советской промышленности и сельского хозяйства выросли тогда! Это, кстати, и в нашем искусстве ярко было отражено.

Какое назначение у искусства

— Давайте, Юрий Владимирович, поговорим об искусстве и культуре, которым вы столько лет служите. Точнее, служите людям как деятель культуры и искусства. Что конкретно вы сейчас имели в виду из произведений советского времени, говоря про изумительных хозяйственников?

— Таких произведений много — в литературе и живописи, в театре и кино. Конкретно я сразу же вспомнил замечательную пьесу выдающегося советского драматурга Николая Погодина «Мой друг». Вспомнил потому, что в последнее время подумываю, как бы вернуть её на сцену. В главном герое угадываются черты легендарных руководителей — Орджоникидзе, Куйбышева, Лихачёва… И очень талантливо написано.

— Он большой талант, Николай Погодин. Одна его ленинская трилогия чего стоит — «Человек с ружьём», «Кремлёвские куранты» и «Третья патетическая». Каждую из этих пьес шедевром можно назвать.

— А его «Сонет Петрарки», «Маленькая студентка», многое-многое другое! А его «Аристократы»! Это же пьеса про заключённых — и как они находят счастье в творчестве и общественно полезном труде, а не в воровстве, за что отбывали наказание!.. Но ведь забыт совсем этот прекрасный автор. Кстати, много советских талантов несправедливо забыто. И если говорить о драматургии, то, кроме Погодина, стоило бы Афиногенова вернуть, Арбузова, Ромашова, Розова, немало других.

— Арбузова и Виктора Розова в последние годы с большим успехом возвращает зрителям Татьяна Васильевна Доронина. Восторженные отклики слышу, например, о спектакле «Её друзья». А ведь это самая первая пьеса Виктора Сергеевича, и она идёт на сцене МХАТ имени М. Горького уже более двадцати лет! Пьеса рассчитана прежде всего на подростков. Так вот, звонят родители и говорят: «Спасибо за прекрасный спектакль, который воспитывает в ребятах лучшие качества!» А что многие современные пьесы воспитывают? Даже классику какой-нибудь Богомолов или Серебренников выворачивают наизнанку.

— Или Коляда из Екатеринбурга, которого всячески раздувают и рекламируют. Да несть им числа, от которых в театре ничего доброго ждать не приходится! Чеховских трёх сестёр превращают в лесбиянок, Анну Каренину — в наркоманку…

— Подобное происходит и в кино. Сами знаете, до Великой Отечественной советские фильмы, вдохновлённые идеями Великого Октября, воспитали убеждённых патриотов — защитников социалистической Родины. После войны кинематографисты помогали восстанавливать страну и поднимать её до космических высот. Все названия даже самых выдающихся картин перечислить невозможно. И они воспитывали, духовно возвышали людей, а вот нынешние фильмы и сериалы, увы…

— Разлагают и развращают! Удивительно, как на государственные, то есть народные, деньги столько лет снимаются антинародные, антирусские поделки. Антисоветизм и русофобия рука об руку идут! Словно по заказу наших «заклятых друзей» — так называемого цивилизованного мира. А если вдруг случится что-то стоящее, то на экранах стараются это широко не показывать.

— Хочу затронуть ещё один вопрос. Вот я сказал, что советское искусство духовно людей возвышало. Вы согласны с этим?

— Конечно!

— Однако сегодня утверждается другой взгляд: будто духовное воспитание (да и шире — нравственное) возможно лишь с участием церкви, религии. Как вы к этому относитесь?

— Такую точку зрения разделить никак не могу. Понятие духовности человека давно уже стало вполне светским, вышло далеко за пределы религиозные и церковные. В советском искусстве эти мотивы ведь почти отсутствуют, но множество лучших произведений советской эпохи воистину высоко духовны. Каким образом? Почему? Да потому, что обращены к высшим чувствам человека и эти чувства они действительно поднимают. В отличие от той мерзости, какая заполонила экран, сцену, эстраду, книги, выставки и т.д. Эти «творения» направлены на то, чтобы превратить внутренний мир человека просто в помойку. В отхожее место. У меня даже четверостишие сложилось на сей счёт (простите за несовершенство):

В животный мир нас опустили,

Теперь живём в животном мире.

Права, свободы — как в сортире.

Живём, пока не замочили.

Сила знаний и правды

в просвещении

— Церковь, судя по всему, своими проповедями и другими деяниями не в силах это превозмочь?

— Думаю, да. Хотя усилия предпринимаются, на мой взгляд, даже чрезмерные. Ну, скажем, настойчиво предлагается ввести обязательное преподавание в школах чего-то вроде «Закона Божьего». Однако, если у нас свобода совести, то она должна быть и для верующего в ту или иную религию, и для атеиста.

Вопрос этот, конечно, тонкий и сложный. Особенно учитывая исторические конфликты между церковью и государством. Хотя тут изначально не Советское государство виновато: дело в том, что многие священники после Октября выступили против Советской власти и воевали с ней. Но именно при Ленине была провозглашена свобода совести, а Сталин в определённом смысле сотрудничал с церковью, особенно когда необходимо было сплотить верующих и неверующих на защиту страны в годы Великой Отечественной. Больше всех, по-моему, навредил отношениям церкви и Советской власти Хрущёв — вот это факт.

— Наверное, многим из тех, с кем вы общаетесь, вряд ли нравятся ваши размышления о церкви и религии.

— Это когда я откровенно высказываю то, что думаю по этому поводу. Но вот запомнился мне разговор со вдовой старого русского писателя в Подмосковье, где она работала агрономом. О вере тоже речь тогда у нас зашла. Так она со смущением великим призналась: «Не могу поверить в «непорочное зачатие» — ведь я же биолог».

— Дарвина из школьных и вузовских программ требуют изгнать...

— Значит, изгнать просвещение, которое только и может истинную силу правды и знаний дать человеку и которого нам сегодня остро не хватает. А коммунизм совершенно правильно ориентирует на него. Вспомните Ленина: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество».

Власть в России коммунисты приняли тогда, когда грамотными были значительно меньше половины населения страны. Но уже вскоре это изменилось. И вслед за ликвидацией безграмотности (знаменитый ликбез!) в стране началась настоящая культурная революция.

— Моя мать, тогда совсем молодая учительница, активно участвовала в ликбезе. Рассказывала, как пешком, иногда в непогоду, добирались учителя до самых отдалённых и глухих деревень, чтобы старых и малых учить грамоте.

— Не случайно же Советская страна стала самой читающей в мире, а книга реально была для нас лучшим подарком. Знаете, когда я в 1937-м, 5 мая, родился, дедушка и бабушка подарили мне однотомник Некрасова. Ещё имя новорождённому не успели дать! Так они надписали: «Нашему желанному, долгожданному внуку...»

— Великолепно. Думаю, Некрасова вы после этого особенно любили?

— Да как же не любить-то его! От них, от классиков наших, впитывали мы и красоту слова русского, и настоящую духовность, и тягу к справедливости. А каков был авторитет писателей и учёных в Советской стране!

— В книге вашей на меня произвёл впечатление эпизод, как вы, начинающий студент театрального училища, в дни душевной смуты и жизненных сомнений за советом пошли не к кому-нибудь, а к Михаилу Александровичу Шолохову. Почему именно к нему?

— Необыкновенное доверие к этому писателю было.

— И ведь вы нашли адрес, где он в Москве останавливался, и живой классик не оттолкнул, не выгнал заявившегося с улицы мальца.

— Сказал: «Учись!» Это я крепко запомнил...

Но, возвращаясь к религиозной и церковной теме, должен сказать следующее. Веровать или не веровать в легенду о Христе либо Мохаммеде — это в конце концов личное дело каждого. Тут логические доказательства действуют далеко не на всех. Однако мы же знаем, к чему многие столетия вера в Бога реально ведёт на земле.

Наверное, все религии, дошедшие до наших дней, именем Господа к добру, справедливости и миру зовут. Ни Христос, ни Мохаммед, ни Иегова, ни Будда вроде бы не призывают к войне. Но люди, верующие в Бога, тысячелетия режут друг друга и никак не нарежутся. Вплоть до нынешнего ИГИЛ.

От имени Христа провозглашено: «Не можете служить Богу и мамоне». Однако служат вовсю этому самому золотому тельцу. Ставят в церкви свечки олигархи, чиновники — и продолжают всяческие гадости творить ради наживы.

— Кричащее лицемерие и фарисейство процветают, фиговым листком прикрывая сущий бандитизм. А миллионы так называемых простых людей словно и не замечают этого.

— Недостаток просвещённости! Но приведёт ли к счастью человечество такая слепая вера? Может ли привести? Нет, подлинное стремление к справедливости и миру было в Советском Союзе. У нас и герб был не какой-то двуглавый мутант, а земной шар в обрамлении колосьев, и символ наш — это серп и молот, символ труда. «Люди, давайте жить по-людски, а не по-волчьи, не по-скотски!» — призывала весь мир наша страна, которой мы по праву гордились, и сама являла достойный пример во многом.

Да, были издержки, ошибки, потери, но в целом-то мы шли единственно правильным курсом. Научно выверенным и служащим интересам всех, а не кучки «избранных». И дружба народов была не показная, а настоящая. Помню, как на излёте «перестройки» криком кричал мой друг-таджик, замечательный солист балета Курбан Холов: «Юра, куда же вы от нас?» А недавно с украинцами-ветеранами встречался на Поклонной горе, и с какой болью они говорили: «Не верьте, что все мы против вас, не верьте!»

Против коммунизма — от Черчилля и Гитлера до Чубайса и Ельцина

— Ныне за рубежом и внутри нашей страны антисоветчики твердят: «Коммунистический эксперимент, начатый Октябрём 1917-го, провалился». Согласны?

— Что вы! Он не провалился — его колоссальными объединёнными силами врагов сумели временно порушить и остановить. Да разве за всё советское время давали нам нормально строить коммунизм? Начиная с первых послеоктябрьских лет, когда четырнадцать капиталистических держав двинулись на молодую Республику Советов. А затем, получив по зубам, душили блокадой, всяческими вредительствами, ультиматумами и в конце концов вырастили, вооружили и направили против нас Гитлера с армиями почти всей Европы...

Вы подумайте: Гитлер против коммунизма — и Чубайс с Ельциным против коммунизма! А ещё Трумэн, Даллес, Рейган, Клинтон — всех не сочтёшь. Внутри страны Жириновский против коммунизма, и РПЦ тоже присоединяется.

Внутри страны... Недавно читал, как 30 ноября 1964 года в британском парламенте чествовали Черчилля в связи с его 90-летием. И, конечно, благодарили за то, как он боролся с коммунизмом. А тот в ответ сказал: «Да Никита Хрущёв причинил вреда Советской России гораздо больше!»

И ведь в самом деле. Так же, как после него, — предатели Горбачёв и Ельцин. Не только Сталина в гробу, а всё сталинское время обгадил Никита. Из-за него страна стала предавать коммунизм. А вот Китай не предал. И посмотрите, где теперь Китай, а где Россия...

— Это очень наглядно! Всё произошло на наших с вами глазах. И это один из самых убедительных аргументов в пользу социализма и коммунизма.

— А начало трагедии Советской страны положил именно Хрущёв, который, я считаю, истинным коммунистом не был. Но были же коммунистами достойнейшие, великие люди! Кроме Ленина и Сталина — Жуков и Рокоссовский, Шолохов и Симонов, Королёв и Гагарин... Огромное число гениев, талантов и тружеников, от какой-нибудь безвестной деревушки до столицы, от заводского цеха до Кремля, беззаветно и бескорыстно отдавали все свои силы и разум утверждению самого справедливого общества на земле.

И не зря же это было! Пусть бы вдумались люди: ведь сегодня нас охраняют Иосиф Виссарионович Сталин и Лаврентий Павлович Берия, под руководством которых был осуществлён советский атомный проект.

— Как-то «забыли» про это. «Забыли» и про варварскую атомную бомбардировку американцами Хиросимы и Нагасаки. Ну да, они ведь «цивилизованные»! Между тем известны также их планы ядерных ударов по сотням советских городов сразу после войны. Вон как боролись против коммунизма. Однако в истории, которую сегодня нагло фальсифицируют, всё перевёрнуто с ног на голову и реальная вина за всё переложена с больной головы на здоровую...

— Это меня больше всего и возмущает! Поневоле снова и снова вспоминается Йозеф Геббельс: «Ложь должна быть чудовищной, чтобы в неё поверили». Этот «цивилизованный мир» лжёт чудовищно, переиначивая на свой лад и к собственной выгоде всю картину мира, меняя местами добро и зло, изображая белое чёрным, а чёрное — белым. Пушкин верно в своё время написал: «Европа в отношении России всегда была сколь невежественна, столь и неблагодарна».

— Но доброхоты в нашей стране с удовольствием подхватывают выдумки и неблагодарность «цивилизованного мира», да ещё своих фальсификаций добавляют. Вот общими силами и внушили тем же нынешним украинцам, что Ленин, Сталин, коммунисты — это оккупанты, а Гитлер с Бандерой — освободители...

— Словечко какое придумано: декоммунизация. Уничтожение коммунизма, «очищение» от него. Гитлер этим занимался, Чубайс, по его признанию, гвозди забивал «в гроб коммунизма», а теперь украинские фашисты опять хотят это по всему миру разжечь. Борьбу против коммунизма, который спас Европу и всё человечество. Который только и может гарантировать достойное, справедливое будущее на нашей планете. Без всевластия хищничества и свинства, без одержимости безумным индивидуализмом и национализмом.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт мар 28, 2017 2:37 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Активнее наступать на фронте идеологии

Газета "Правда" №31 (30528) 28—29 марта 2017 года
3 полоса
Автор: Николай КОЖАНОВ. Виктор КОЖЕМЯКО.

Молодая энергия и напор ворвались в зал, где собрался пленум, с первых минут его работы. Приветствовать участников под звуки искромётного советского марша прибыла комсомольская делегация во главе с первым секретарём ЦК ЛКСМ Владимиром Исаковым. Он сообщил, что 23 марта в Москве завершил свою работу Всероссийский молодёжный форум «2017: Время, вперёд!», в котором приняли участие юные представители всех регионов Российской Федерации, а также студенты столичных вузов. И в своём сжатом, но эмоциональном отчёте руководитель комсомола доложил старшим товарищам о конкретных делах и планах, с которыми молодые сторонники КПРФ идут к выдающейся дате — 100-летию Великого Октября.

ЗНАМЕНАТЕЛЬНО, что именно в этом юбилейном году наша страна примет очередной Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. О подготовке к нему тоже говорил первый секретарь ЦК ЛКСМ, вручив Г.А. Зюганову образцы формы, в которой поедет на фестиваль российская делегация.

Но самое главное — это ярко прозвучавшая поддержка от имени комсомола повестки дня партийного пленума, выраженная готовность ещё активнее включиться в борьбу против антисоветизма и русофобии, наносящих колоссальный вред нашему обществу. Последовавшее затем торжественное вручение партийных билетов новому пополнению КПРФ, принятому в её ряды по Октябрьскому призыву, крепит уверенность в том, что обязательства молодых непременно обратятся в реальные дела.

Корни разрушительных сил — классовые

С анализа классовой природы тех сил, которые в начале 1990-х годов разрушили советский строй и Советский Союз, начал своё выступление открывший прения по докладу первый секретарь Омского обкома КПРФ А.А. Кравец. Да, конечно же, корни антисоветизма и русофобии, составивших основу не провозглашённой, но реальной идеологии властителей «новой России», сугубо классовые. Первое в мире государство трудящихся не могли принять те, кто хотел жить за счёт эксплуатации труда других людей, и отсюда нараставшая ненависть к Советской стране, которая и привела в конце концов к её разрушению.

А что такое патриотизм, вдруг столь полюбившийся нынешней власти? Абстрактного патриотизма «вообще» не бывает! Для буржуазии — это одно, а для трудящихся — совсем другое. Не забывать об этом в нашей повседневной работе призвал выступавший.

Сегодня идеологическая работа для нас крайне осложнена рядом факторов, и среди них — значительно понизившийся уровень общественного сознания, что нельзя не учитывать. Одна из предложенных мер по совершенствованию форм нашей агитации — создавать группы художников-карикатуристов, чтобы в продолжение опыта «Окон РОСТА» В. Маяковского появлялись броские, разящие сатирические плакаты, которые можно было бы сопровождать соответствующими краткими текстами.

С большим интересом слушал зал выступление Л.Г. Барановой-Гонченко — заслуженного работника культуры, сопредседателя Союза писателей России. Она обратила внимание, что непрерывно продолжающиеся антисоветско-русофобские усилия направлены особенно на то, чтобы доказать (ни больше ни меньше!) преступный характер русского и других народов России, принявших Октябрьскую революцию и большевизм.

Одной из ведущих мыслей Ларисы Георгиевны стало пожелание больше использовать богатства советской культуры в работе с людьми. Скажем, проводится в Москве День русского романса, что, безусловно, хорошо. Но почему бы не проводить и Дни русской советской песни? Это же такая нестареющая ценность, к которой как можно шире необходимо приобщать людей, особенно молодёжь.

Или ещё. При том внимании, какое правомерно придаётся нашей партией работе с Крымом, Донецком, Луганском, почему всё же так мало говорится о Советском Крыме, о Советском Донбассе? А ведь здешнему населению в большинстве издавна был присущ глубинно советский менталитет.

Первый секретарь Свердловского обкома КПРФ А.Н. Ивачёв не мог, по его собственному выражению, обойти такой грандиозный носитель антисоветизма, антикоммунизма и русофобии, как воздвигнутый недавно в Екатеринбурге Ельцин-центр. Он создан, что совершенно очевидно, настоящими врагами России в честь того, кого ненавидит абсолютное большинство населения страны.

— И вот именно его-то, по чьей вине была разрушена наша великая Родина, представляют единственным светлым пятном в её истории, — сказал выступавший. — Не было у нас, видите ли, ничего светлого ни в какие иные времена, если даже начинать с Рюриковичей. Так в этом Ельцин-центре сплошь представлена вся наша история. Свет нам принёс, оказывается, только он, Борис Николаевич…

Жители города уже не раз выражали свой категорический протест, причём иногда в самых крайних формах. И тем не менее должной реакции властей нет. Поскольку обещанный всероссийский «туристический бум» не состоялся, продолжают против желания, то есть фактически принудительно, водить сюда местные экскурсии, преимущественно из школьников, да ещё и заставляя каждого платить по 150 рублей. За свои деньги люди должны выслушивать все эти гадости, воспринимать извращённое видение истории нашей страны! И на всё это тратятся немалые средства, которых фатально не хватает на больницы, школы, на «детей войны»…

К какому выводу пришёл руководитель обкома КПРФ под аплодисменты зала? Это заведение, построенное и финансируемое без согласия большинства народа, надо закрыть!

Используя советский опыт

Конечно, обстановка в любом городе и регионе очень зависит от того, кто им руководит. В этом смысле явно повезло Новосибирску, где мэром стал первый секретарь обкома КПРФ А.Е. Локоть, выступивший и на пленуме, так сказать, одновременно в двух ипостасях.

А начал он с напоминания, что судьба и необыкновенно динамичный подъём Новосибирска, выросшего в один из крупнейших промышленных, научных и культурных центров страны, неразрывно связаны с Великой Октябрьской социалистической революцией, давшей ему, как и множеству других российских городов, мощный импульс для стремительного развития. Ведь до революции это был Новониколаевск — захолустный уездный городок Томской губернии.

Удивительно ли, что мэр-коммунист своим распоряжением создал оргкомитет по подготовке и проведению 100-летия Великого Октября, причём сам возглавил его. И уже идут в городе очень интересные мероприятия, посвящённые эпохальной дате.

Понятно, что для коммуниста Анатолия Локотя сегодня лучшая агитация за партию, за наши идеи — это успешная деятельность в управлении хозяйством города. Все внимательно следят: «Получится? Не получится?» И Анатолий Евгеньевич имеет полное право сказать: «Получается!» Об этом свидетельствовал также документальный фильм, показанный участникам пленума (интересен, кстати, был и второй фильм под названием «Хозяин земли Русской», о судьбе Николая II).

— В чём суть антисоветизма? — поставил вопрос председатель Центрального совета РУСО доктор технических наук И.И. Никитчук. И сам ответил:

— Это борьба индивидуализма с коллективизмом.

А индивидуализм — это стремление жить за чужой счёт, жить, как говорится, на халяву, урвать, украсть, присвоить и т.п. Именно на эти низменные свойства личности человека опирались те, кто в конце 1980-х — начале 1990-х годов крушил Советский Союз. На это же опирается и созданное за последнюю четверть века буржуазное государство.

Мы убедились, сказал оратор: достойное будущее и подлинное счастье — в коллективизме, который воспитывала, поощряла и развивала Советская власть. Построение нового общества — социализма — без этого невозможно. Вот почему изучение и обобщение опыта советского воспитания РУСО («Российские учёные социалистической ориентации») считает важнейшей своей задачей.

Окинув мысленно огромные экономические и другие потери, которые вызвала на Ставрополье, как и повсеместно в России, реставрация капитализма, первый секретарь Ставропольского крайкома КПРФ В.И. Гончаров с особой тревогой выделил продолжающееся развёртывание антинародного идеологического фронта. Коммунисты края видят свой первостепенный долг в том, чтобы как можно активнее этому противостоять. Один из последних успешных примеров — публичная дискуссия, организованная в краевой библиотеке на тему «И.В. Сталин — человек-эпоха».

Ненормально, что нынешняя молодёжь в значительной своей части не знает героев советской эпохи. Вот почему краевое отделение КПРФ совместно с общественными организациями создало передвижные фотовыставки «Аллея славы», где представлены земляки — Герои Социалистического Труда. Проводятся встречи с ныне живущими Героями, где звучат их воспоминания и рассказы о них. Это пример настоящей любви к Родине. Преимущества коллективного труда и справедливого распределения благ показывают молодым на опыте народных предприятий, в первую очередь — колхоза «Терновский», которым вот уже сорок лет руководит Иван Андреевич Богачёв.

Двуликий «патриотизм»

О двуличии правящей ныне в стране «элиты» ярко и убедительно говорил с трибуны пленума депутат Государственной думы Д.А. Парфёнов (г. Москва). Сегодня, отметил он, власть активно и энергично наряжается в патриотические одежды, поднимает на щит красивые и внешне правильные лозунги о необходимости защиты Отечества. Но всё это — мнимый, показной патриотизм. Не может быть искреннего патриотизма у тех, кто грабит богатства страны. Не может быть истинной любви к Родине у тех, чьи капиталы спрятаны за границей. Не могут защищать национальные и государственные интересы страны те, у кого заранее где-то припасены «запасные аэродромы».

Оратор решительно поддержал идею возвращения дате 7 ноября статуса общероссийского праздника — Дня Великой Октябрьской социалистической революции.

С живым интересом встретил зал выступление видного писателя, историка, обозревателя газеты «Правда» Ю.В. Емельянова, обратившегося к историческим корням русофобства. Патологическая ненависть к нашей стране, проявившаяся в 30-х годах XIX века, была показана Пушкиным в его стихотворении «Клеветникам России». В когорте таких клеветников, в разные времена обличавших язык, дух и характер российского народа, витийствовали в минувшем ХХ веке и один из гитлеровских идеологов Альфред Розенберг, и ярый антисоветчик, американский политик Бжезинский. Таким же путём лжи, ненависти и угроз идут и нынешние клеветники России.

Каким путём идти?

Член Президиума ЦК КПРФ, секретарь Центрального Комитета С.П. Обухов ёмко проанализировал проекты развития страны, которые навязывают обществу различные политические силы. Есть, к примеру, проект своего рода «уменьшительного» национализма. Идея — разделить российский народ этнографически: где-то русские уже не русские, а «поморы», где-то «казаки», «ингерманландцы», «сибиряки» и т.п. Есть «Славянский союз», возглавляемый, можно сказать, клеймёным антикоммунистом г-ном Дёмушкиным. Есть попытки «скрестить» этот «уменьшительный» национализм с проектом либерального толка, с привлекающим часть молодёжи вирусом Навального.

Но, как подчеркнул выступавший, единственно полноценным и всеобъемлющим русским проектом является проект, выдвинутый Коммунистической партией. Он изложен, как известно, в Программе КПРФ, в резолюциях наших партийных съездов, в трудах Г.А. Зюганова. Это проект, предполагающий защиту наших фундаментальных ценностей, возвращение власти и собственности российскому народу.

Работе с поколениями, входящими в жизнь, посвятила своё выступление руководитель фракции КПРФ в Государственной думе, заместитель председателя Комиссии ЦК по делам молодёжи и детства, одна из лидеров «Всероссийского женского союза — «Надежда России» Н.А. Останина. Главная мысль: мы, коммунисты, просто обязаны идти в школы и вузы, чтобы донести до учащейся молодёжи правду об Октябре 1917 года, о том, что конкретно эта великая революция и претворение в жизнь поставленных ею задач дали народу, нашей стране:

— Опыт показывает, что нас, наших ветеранов тепло и заинтересованно встречают даже в «элитных» школах и гимназиях. Так, к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне с большим успехом проходили встречи с молодёжью под девизом «Знамя Победы». В ходе подготовки к столетнему юбилею Октября было решено объединить две темы: «Знамя Октября — Знамя Победы», подчёркивая тем самым, что без Победы в Октябре 1917-го не было бы и Победы над фашизмом в мае 1945-го.

Немалая работа в связи с юбилеем Октября предстоит и «Всероссийскому женскому союзу — «Надежда России». Ведь Октябрь 1917-го действительно раскрепостил женщин.

Нина Александровна призвала активнее использовать в пропаганде наших идей лучшие книги, посвящённые Октябрю.

Нынешний пленум, как отметила первый секретарь Санкт-Петербургского горкома КПРФ О.А. Ходунова, стал серьёзным противовесом как в идеологической, так и в информационной сфере набирающей обороты либеральной реакции. Говоря о конкретной работе городской парторганизации, лидер питерских коммунистов напомнила об их победе в борьбе против установления в городе памятной доски Маннергейму. Недавно одержана и ещё одна важная победа: районный суд признал незаконным установление в Северной столице памятной доски карателю Сибири адмиралу Колчаку.

Тов. Ходунова рассказала о многообразной работе коммунистов Питера в информационной сфере. Жители города с большим интересом встречают на страницах «Правды» статьи видного партийного публициста Юрия Павловича Белова, а также его регулярные выступления на радио «Слово». Специальную рубрику «Петроград сто лет назад» ведёт писатель Герман Садулаев. Новыми успешными проектами стали «Красный маршрут» и выпуск «Рабочей газеты», которая призвана сыграть важную роль в деле внесения в ряды трудящихся социалистического сознания.

Пример бережного отношения к советской эпохе показал питерский рабочий, один из организаторов профсоюза кровельщиков Владислав Дмитриев. Ещё в ноябре 2014 года он делал ремонт крыши одной из школ Донецка, повреждённой снарядами украинских карателей. «Владислав, теперь это твоя крыша», — с благодарностью говорили ему ученики донецкой школы-интерната №22. И вот по его инициативе создан музей, экспонатами которого стали предметы, собранные на чердаках зданий, где работал кровельщик. Это советские ёлочные игрушки, праздничные открытки и другие артефакты ушедших лет. Выставка с большим успехом прошла в Донбассе, а ныне нашла своё место в Санкт-Петербурге, в Апраксином дворе, как островок советской истории.

Глубинным корням русофобии посвятил свою речь самарский учёный, член бюро обкома Н.В. Рогожин. Тут, по его мнению, нашли своё отражение давние, ещё из средневековья, измышления о расовой неполноценности славян. Пускались в ход «теории» о том, что и сами русские — даже не славяне, а некие гибридные порождения от древних угро-финнов, монголов и тюрков. Додумывались о вечной вине русских перед богом и цивилизацией. Отголоски тех бредней мы видим и в проявлениях нынешней русофобии, в антирусской политике властей Украины и стран Прибалтики.

В заключение оратор высказал твёрдую уверенность, что все эти происки, замыслы и нападки ждёт бесславный конец, а великая Россия была, есть и останется непобедимой.

Прения по докладу завершило выступление первого секретаря Краснодарского крайкома КПРФ Н.И. Осадчего. Советский патриотизм, подчеркнул он, — идеология, которая надёжно противостоит русофобии и антисоветизму. В год столетнего юбилея Октября главной темой общественных дискуссий остаётся выбор пути. Того, который мы прошли в ХХ веке, или того, что навязывает народу нынешний режим.

Лидер коммунистов Кубани говорил о разрушительном воздействии на жизнь народа антикоммунизма и русофобии. Их отравленные стрелы наносят громадный ущерб сознанию народа. Если нет героики и славы, если были напрасными подвиг и труд отцов, у новых поколений теряется мотивировка к творческой, созидательной жизни. На смену зачастую приходят голое потребительство, алкоголизм, наркотики, суицид. Незачем жить, думать о будущем, рожать детей… Не случайно же за первое постсоветское десятилетие в стране родилось на 9 миллионов человек меньше, чем за предыдущее советское десятилетие.

Отметил Н.И. Осадчий исключительно важное значение советских символов и памятников, наполненных победной жизненной силой, и борьбы за них, которая постоянно ведётся отделениями КПРФ Краснодарского края. Вот лишь некоторые примеры, прозвучавшие с трибуны.

В Белореченске за последние три года по инициативе коммунистов в городском парке установлены памятники-бюсты Сталина, Жукова, Покрышкина, Маргелова. В станице Ленинградской, славной своими трудовыми и боевыми свершениями, тоже появились памятники героям советской и русской истории. Кстати, именно из этой станицы коммунисты и беспартийные патриоты регулярно отправляют гуманитарную помощь в Донбасс. А из Каневского района первый секретарь райкома КПРФ лично восемь раз отвозил в Луганскую народную республику такую помощь.

* * *

Внимательно слушал зал заключительное слово Г.А. ЗЮГАНОВА, обобщившее мысли ряда участников прений и обозначившее самые кардинальные, самые неотложные из стоящих перед партией задач. Красной нитью прозвучало: каждодневно учиться марксистско-ленинской диалектике, овладевать искусством и наукой идеологической борьбы по Ленину и Сталину.

Сто лет назад, руководствуясь идеями коммунизма, большевики России совершили величайшую в истории революцию. Руководитель КПРФ призвал товарищей по партии быть достойными своих предшественников, показать пример верности высшим идеалам, способности решать непростые задачи, выполнить нашу программу. Но для этого по-требуется дружная, согласованная, энергичная работа всей партии, а также всех государственно-патриотических сил.

— Идя на очередные выборы, — сказал Председатель ЦК КПРФ, — мы обязаны сложить усилия наших союзников в борьбе — всех, кто способен одержать победу.

Итоговый призыв: вперёд — во имя дружной работы и победы!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт апр 06, 2017 9:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Гениальное предначертание социалистической революции

Газета "Правда" №36 (30533) 7—10 апреля 2017 года
2 полоса

Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

«Круглый стол» в редакции «Правды» на тему «Апрельские тезисы» В.И. Ленина и современность»

Петроград, 3 (16) апреля 1917 года. Из вынужденной эмиграции в Россию возвращается Владимир Ильич Ленин.

Совсем недавно произошла Февральская буржуазно-демократическая революция, и, естественно, главные вопросы, вокруг которых разгораются дискуссии среди большевиков, — о задачах пролетариата и его партии в новых условиях. Над тем же, внимательно следя за стремительным развитием событий на родине, напряжённо работала ленинская мысль.

По-видимому, уже в поезде накануне прибытия в Петроград Ленин пишет свои знаменитые «Апрельские тезисы», где были кратко изложены его ответы на те самые главные вопросы текущих дней. Но гениальные тезисы вождя стали также основой грандиозной работы ленинской партии на перспективу — по подготовке и проведению Великой Октябрьской социалистической революции.

Вот почему в преддверии 100-летия этого поистине эпохального исторического события Центральный Комитет КПРФ совместно с редакцией газеты «Правда» решили организовать «круглый стол» на тему «Апрельские тезисы» В.И. Ленина и современность».

Открывая его работу, член Президиума ЦК КПРФ, главный редактор «Правды» Б.О. КОМОЦКИЙ напомнил, что это уже четвёртый из серии «круглых столов», которые ЦК КПРФ и «Правда» проводят в связи с предстоящим Октябрьским юбилеем. Публикации о состоявшихся обсуждениях встречены читателями с большим интересом, поскольку они помогают лучше разобраться в исторических проблемах, имеющих сугубо злободневное современное значение.

— Безусловно, таково и значение ленинской работы, о которой сегодня пойдёт речь, — сказал главный редактор «Правды». — Казалось бы, совсем небольшой по объёму документ — всего на пяти страницах в Полном собрании сочинений вождя. Однако важность его, теоретическая, политическая да и просто человеческая, колоссальна. Это настоящий подвиг. И нельзя не изумляться, как человек, оказавшийся за границей, сумел столь глубоко ощутить состояние российского общества того времени, сумел понять настроения людей и разглядеть в недалёком будущем перспективы пролетарской, социалистической революции, которой, на первый взгляд, вроде бы ничто не предвещало.

Здесь можно сказать лишь одно, заметил Б.О. Комоцкий: гений есть гений. Далеко не все даже ближайшие товарищи по партии тогда сразу поняли и по достоинству оценили глубину ленинского анализа и прозрения, революционного предвестия и предначертания, с которым он безотлагательно выступил перед своими однопартийцами и перед идейными противниками. Но хорошо, что понимание к абсолютному большинству членов пролетарской партии и её сторонников всё-таки скоро пришло, чему способствовала публикация этих тезисов в «Правде» за 7 (20) апреля 1917 года.

С напоминания об этом начал и Геннадий Андреевич Зюганов, который вёл обсуждение за «круглым столом» и завершал его.

Геннадий ЗЮГАНОВ,

Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции Компартии в Госдуме

Ленинская наука побеждать

Мне повезло, что в домашней библиотеке моего отца — сельского учителя — были Собрания сочинений В.И. Ленина и И.В. Сталина. Над этими томами я часто видел его, когда он готовился к занятиям как пропагандист и агитатор. Инвалид Великой Отечественной, отец на костыле ходил в соседнее село проводить такие занятия.

В отрочестве и ранней юности не раз слышал я от него ленинские слова о необходимости «учиться коммунизму настоящим образом». Счастлив, что имел возможность уже тогда начать открывать для себя это бесценное наше идейное богатство.

В сокровищнице ленинской мысли, к которой мы призваны обращаться постоянно, и в истории Великой Октябрьской социалистической революции особое место занимает выдающаяся работа Владимира Ильича, широко известная под названием «Апрельские тезисы». Её полное название — «О задачах пролетариата в данной революции», под которым она была опубликована в «Правде» без малого сто лет назад.

Эта работа в самом деле невелика по объёму, но её историческое и современное значение трудно переоценить. Именно здесь, в «Апрельских тезисах», Ленин впервые безоговорочно заявил о Февральском повороте в истории России как о промежуточном, за которым неизбежно должен последовать новый и важнейший этап — переход власти в руки трудового народа и социалистическое преобразование страны. «Своеобразие текущего момента в России, — заявляет он, — состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, — ко второму её этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоёв крестьянства».

По-моему, едва ли не каждого, и меня в том числе, поражает, как В.И. Ленин, долгое время вынужденно находившийся за границей, с такой точностью смог замерить общественную температуру в России тех дней и предельно чётко сформулировать задачи партии. Это было потрясающее прозрение! Настолько потрясающее и неожиданное для многих, что даже ближайшие друзья и соратники Ленина сначала действительно не поняли его. А кого-то гениальное прозрение это, его глубина и принципиальность прямо-таки испугали. Но неопровержимая логика вождя и само время очень скоро доказали ленинскую правоту. И это должно вдохновлять нас сегодня, когда политическая и социально-экономическая ситуация в стране становится всё более схожей с ситуацией столетней давности.

Ленин дал нам образец исключительно быстрой, моментальной, но вместе с тем очень глубокой ориентации в сложившейся обстановке. Он ведь только что приехал, и на следующий же день — два выступления: перед соратниками и оппонентами. И сразу взгляд в корень, выдвижение на первый план самых насущных, самых основных и жгучих вопросов, от верного решения которых зависели судьбы миллионов людей труда в стране.

Он к ним, а не к одним лишь членам своей партии, собственно, и обращается, настаивая на «полном разрыве на деле со всеми интересами капитала». Во имя этого призывает: «Никакой поддержки Временному правительству, разъяснение полной лживости его обещаний...»

Дело в том, что массовая вера в эти обещания на первых порах была. А он прямо говорит: не захлёбывайтесь и не обольщайтесь! Не будет это правительство решать вопросы войны и мира, не получат крестьяне землю. Буржуазное правительство будет проводить империалистическую политику.

И тут же Ленин заявляет: не парламентская республика, а республика Советов! Потому что именно она отвечала коренным интересам трудящихся и к тому же имела глубинные корни в истории российской государственности.

А дальше — не «введение» социализма тотчас, а переход к контролю со стороны Советов за общественным производством и распределением. Однако если соединить этот тезис с рядом других, то получается, что Ленин формулирует здесь ту программу, на основе которой предстоит строить новое, социалистическое государство:

— «национализация всех земель в стране»;

— «немедленное слияние всех банков страны в один общенациональный банк»;

— «плата всем чиновникам, при выборности и сменяемости всех их в любое время, не выше средней платы хорошего рабочего».

С этой ленинской программой перекликается и сегодняшняя социально-экономическая программа КПРФ. Вообще, все тезисы апреля 1917-го, какой ни возьми, оказались исключительно актуальными на перспективу, вплоть до нынешнего дня.

Без ленинской национализации невозможен был бы подвиг сталинской модернизации, позволившей в кратчайшие сроки преодолеть технологическое отставание России, выстроить мощную промышленность и социальную инфраструктуру, обеспечить такую обороноспособность, которая дала возможность СССР устоять перед самым сильным и самым безжалостным врагом. Точно так же без национализации и без новой индустриализации, на чём настаивает КПРФ, невозможно остановить сегодняшнюю деградацию экономики и социальной сферы, угрожающую самому существованию России как единого и независимого государства.

Да, сегодня обновлённый социализм не просто стучится во все двери и окна. Пора всем понять, что иначе мы не спасём страну, мы её потеряем. И коренной вопрос тот же самый, что так остро стоял накануне Октября, — о собственности и о власти.

Вдуматься только: ныне 1 процент населения страны захапал 90 процентов национального богатства и не хочет даже платить нормальные налоги. А если взглянуть на власть, так олигархические уши её торчат отовсюду. Несмотря на вошедшую в моду патриотическую риторику, власть по-прежнему сугубо олигархическая.

Посмотрите, например, как формируется бюджет и как он распределяется. Тем же олигархам, банкирам буржуазная Дума отвалила за три года почти три триллиона рублей, а если уж быть совсем пунктуальным — 2 триллиона 817 миллиардов!

Я запросил данные у Счётной палаты РФ, сколько из этого пошло на инвестиции. Ведь так много говорили, что будут вкладывать в производство, на развитие и т.д. А оказалось — 4,2 процента. Всего-навсего! Куда же пошло остальное? Рассовали по карманам и угнали в офшоры.

Если взглянуть, что у нас реально происходит с модернизацией, то картина предстаёт удручающая. Верно, разговоры были, но никто, нигде и никогда не провёл модернизацию, не вложив минимум по 7 процентов от расходной части бюджета в науку, образование и здравоохранение. В России сейчас направляют в два-три раза меньше! Вносила наша партия назревшие, крайне необходимые законопроекты — «единороссы» и слушать не хотят. Потому что действительно сегодня у нас построено олигархическое государство, против которого боролся в своё время и Ленин.

И с точки зрения партийной Ленин тоже через годы уроки нам преподаёт. Вспомните, именно тогда наша партия стала называться Коммунистической, что наложило на неё новые, дополнительные обязанности. Вспомните прозвучавший в «Апрельских тезисах» ленинский призыв «приспособиться к особым условиям партийной работы в среде неслыханно широких, только что проснувшихся к политической жизни масс пролетариата».

Нам надо активнее идти работать в массы! Смотрите, что вытворяют эти либеральщина, ельцинщина, навальщина. Создают раковую опухоль на Урале — так называемый Ельцин-центр. Господин Навальный, прошедший американское обучение, используя современные интернет-сети, оболванивает детей и подростков, выводит их на улицу. По нашему обществу вовсю продолжают палить из трёх коварных орудий, о которых шёл принципиальный разговор на недавнем нашем мартовском пленуме ЦК. Орудия эти — национализм, русофобия и антисоветизм.

Не будем забывать: Советский Союз был разрушен в основном именно такими средствами, с помощью новейшего информационно-психологического оружия. Советский народ победил Гитлера, а вот этому оружию не смог противостоять. Значит, сегодня требуется больше бдительности и умения.

При этом мы призваны лучше учиться характеру наших предшественников. Потому что Ленин и Сталин, их соратники-большевики одержали победу не только благодаря своему таланту, гению, умению точно анализировать обстановку и давать верную оценку происходящих событий, вовремя разрабатывать и предлагать программу действий. Они были и удивительными практиками, умевшими организовывать, сплачивать и вести за собой широчайшие массы трудящихся.

В «Апрельских тезисах» Ленин с тревогой говорит о том, что одна из главных проблем, замедляющих переход от буржуазного этапа революции к этапу социалистическому, состоит в доверчиво-бессознательном отношении народных масс «к правительству капиталистов, худших врагов мира и социализма». Вдумайтесь: доверчиво-бессознательное! Разве нам такое не знакомо? В работе с людьми, во время выборных кампаний эта же проблема, по сути, стоит и перед нами, сегодняшними коммунистами, противостоящими новому «Временному правительству», которое давно задержалось у власти.

Ведь уже 25 лет страной правят либералы-рыночники — идеологические близнецы Временного правительства 1917 года. Четверть века кормят народ опротивевшей либеральной кашей. Под разными соусами, но каша эта фактически одна и та же — американского производства. Страна давится, нищает, теряет гигантский потенциал, однако, как ни удивительно, доверчиво-бессознательное отношение к сладкоречивым правительственным посулам, о котором говорил Ленин, у многих ещё сохраняется.

До каких же пор? Согласитесь, это в значительной мере зависит от нас, от действенности нашей работы.

Убеждение масс, выработка программы и объединение всех народно-патриотических сил, как это было в годы Великой Отечественной войны, — вот что может решить в пользу трудящихся исход борьбы за справедливость, дружбу народов, обновлённый социализм.

Дмитрий НОВИКОВ,

заместитель Председателя ЦК КПРФ

Выражая коренные чаяния трудящихся

Ситуация в России в феврале — марте 1917 года развивалась со скоростью распрямлённой пружины. Недовольство, гнев и надежды, копившиеся годами и придавленные спудом царского режима, вдруг вырвались наружу, придав невиданное ускорение историческому процессу. Бурное течение политической жизни в те дни часто сравнивалось ещё с половодьем. Оно требовало безотлагательного осмысления, в том числе от большевиков.

События февраля 1917-го соответствовали их программе-минимум. В связи с этим многие руководители партии придерживались постулата, что буржуазно-демократическая революция должна расчистить путь для капиталистического развития России, а лишь затем созревание капитализма подготовит почву для победы социалистической революции.

Но этот взгляд уже отставал от реальности. Разработанная В.И. Лениным теория империализма доказала, что на рубеже XIX и XX веков мир превратился в единую цепь капитализма. И это не устранило, а ещё более усилило неравномерность развития разных стран, вело к образованию слабого звена капиталистической цепи. Именно здесь, указывал Ленин, и может быть порвана эта цепь, может произойти пролетарская революция. Ещё в 1916 году Ленин делает вывод о возможности победы социалистической революции первоначально в одной стране.

На роль «слабого звена» больше всего подходила Россия. Во-первых, она представляла собой клубок самых острых противоречий, главным из которых был аграрный вопрос. В стране, где три четверти населения были крестьянами, б`ольшая часть земли находилась в руках помещиков-латифундистов. Попытка разрешить это противоречие по западному пути (уничтожение общины, формирование собственников-фермеров и безземельных батраков), предпринятая П.А. Столыпиным, окончилась провалом. Миллионы беднейших крестьян объективно становились союзниками пролетариата в борьбе за социализм.

Во-вторых, разлагавшийся царский режим подтачивал самые основы государственного здания. Это в полной мере проявилось в годы Первой мировой войны. Власть ничего не смогла сделать для предотвращения хозяйственной разрухи.

Можно ли было надеяться, что Временное правительство разрешит эти противоречия? Оно состояло из октябристов и кадетов, вовсе не настроенных на кардинальные реформы и призывавших к продолжению империалистической бойни в интересах союзников по Антанте. Вот почему В.И. Ленин с первых дней Февральской революции не разделял оптимизма ряда товарищей, связывавших с новой властью надежды на демократические преобразования. Уже в «Письмах из далека», написанных до возвращения в Россию, он призывает не доверять Временному правительству. Называя новую власть «приказчиком финансовой фирмы «Англия и Франция», Ленин подчёркивает: «Правительство октябристов и кадетов… не может дать народу ни мира, ни хлеба, ни свободы». А потому, продолжает он, необходимо «раскрывать глаза народу на обман буржуазных политиканов, учить его не верить словам, полагаться только на свои силы, на свою организацию, на своё объединение, на своё вооружение».

Эти мысли были развиты сразу же после приезда Ленина в Петроград 3 (16) апреля. Уже ближайшей ночью он выступает на собрании большевиков во дворце Кшесинской с докладом «О задачах пролетариата в данной революции», больше известным как «Апрельские тезисы», а 4 (17) апреля тот же доклад был прочитан перед большевиками и меньшевиками — участниками Всероссийского совещания Советов рабочих и солдатских депутатов в Таврическом дворце. Сегодня здесь уже говорилось, что 7 (20) апреля тезисы опубликовала «Правда».

Как известно, среди руководства петроградских большевиков «Апрельские тезисы» не нашли поддержки. Каменев, Зиновьев, Шляпников и другие считали, что главной задачей партии является доведение до конца буржуазно-демократической революции. В связи с этим Бюро ЦК РСДРП(б) склонялось к поддержке Временного правительства. Обсуждался даже вопрос об объединении большевиков и меньшевиков в единую социал-демократическую партию. Ещё более враждебной оказалась позиция исполкома Петроградского Совета, где преобладали эсеры и меньшевики. Дошло до того, что 15 (28) апреля он принял резолюцию, которой пропаганда Ленина объявлялась «не менее вредной, чем всякая контрреволюционная пропаганда справа».

Однако рядовые большевики, работавшие в гуще народа и знавшие чаяния рабочих, «Апрельские тезисы» поддержали. Они были одобрены на общем собрании большевиков Петроградского района 6 (19) апреля, а в последующие дни — партийцами остальных районов столицы. 14 (27) апреля в поддержку Ленина высказалась Петроградская общегородская конференция большевиков, то же самое вскоре сделала Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б), в которой участвовали делегаты со всей страны.

Таким образом, «Апрельские тезисы» не только легли в основу действий большевиков по подготовке к Октябрьской революции, но и, без преувеличения, переломили ход истории страны. Они дали толчок росту авторитета партии среди широких масс. В условиях углублявшегося кризиса и падения авторитета Временного правительства именно это предопределило победу партии Ленина.

Итак, в чём же главная ценность «Апрельских тезисов»? На заре существования Временного правительства, когда иллюзии о его прогрессивном характере имелись даже у части большевиков, Ленин абсолютно точно предсказал его неминуемый крах. Новая буржуазная власть не решила ни одного из стоявших перед Россией вопросов! В условиях продолжавшейся войны, углублявшегося экономического кризиса и рассыпания государственного аппарата это было равнозначно уничтожению страны. Что и стало происходить, выражаясь в захлестнувшей Россию волне сепаратизма, массового бандитизма и т.д.

Проводя антинародную империалистическую политику, Временное правительство не в состоянии было добиться даже ограниченных демократических преобразований. Как позже писал левый меньшевик Н. Суханов в книге «Записки о революции», «у нас буржуазия с первого дня была в стане контрреволюции». За 8 месяцев политическая власть буржуазии исчерпала себя полностью!

Решить назревшие проблемы могла только социалистическая революция, только установление диктатуры пролетариата союзом рабочего класса и беднейшего крестьянства. В этом отношении следующим гениальным прозрением Ленина стало то, что он сумел разглядеть в Советах основу новой, социалистической, государственности. Это тем более поразительно, что само эсеро-меньшевистское руководство Советов не видело в них альтернативную структуру власти, а рассматривало их исключительно как способ поддержать Временное правительство снизу. Парламентская демократия была для этих партий единственной возможной формой власти.

Однако Ленин, развивая идеи «Апрельских тезисов», писал: «Советы рабочих, солдатских, крестьянских и пр. депутатов не поняты не только в том отношении, что большинству неясно их классовое значение, их роль в русской революции. Они не поняты ещё и в том отношении, что представляют из себя новую форму, вернее, новый тип государства». По его словам, парламентская демократическая республика при всей внешней демократичности является властью привилегированного меньшинства и стоит над народом. Но начиная с Парижской коммуны выдвигается новый — «высший тип демократического государства». «Именно такого типа государство начала создавать русская революция в 1905-м и в 1917 году, — пишет Ленин. — Республика Советов рабочих, солдатских, крестьянских и пр. депутатов, объединённых Всероссийским Учредительным собранием народных представителей или Советом советов и т. п., — вот что уже входит в жизнь у нас теперь, в данное время, по инициативе многомиллионного народа, самочинно творящего демократию по-своему».

Именно Советы явились органами реального народовластия, подлинной властью трудящихся. Большевики осознали значение этого «продукта самобытного народного творчества», а это доказывает, что партия во главе с Лениным чутко улавливала настроения масс, их глубинные чаяния.

Осознавая роль и значение Советов, партия взяла курс на их большевизацию. В течение сентября — октября 1917 года РСДРП(б) добивается большинства в крупнейших Советах рабочих и крестьянских депутатов. Этот процесс завершился Вторым Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов, провозгласившим установление в стране Советской власти. Можно, следовательно, утверждать, что победа Великой Октябрьской социалистической революции стала возможной благодаря своевременной опоре большевистской партии на Советы. Лишь большевики сумели в тех условиях понять опасность для страны буржуазного парламентаризма и любых иллюзий относительно политики Временного правительства.

«Апрельские тезисы» и, в частности, ставка на Советы, не стали отходом от марксизма, а явились его диалектическим развитием в приложении к национально-историческим особенностям России. Об этом И.В. Сталин сказал уже на Шестом съезде РСДРП(б), проходившем с 26 июля (8 августа) по 3 (16) августа: «…База нашей революции шире, чем в Западной Европе, где пролетариат стоит лицом к лицу с буржуазией в полном одиночестве. У нас же рабочих поддерживают беднейшие слои крестьянства. Наконец, в Германии аппарат государственной власти действует несравненно лучше, чем несовершенный аппарат нашей буржуазии, которая и сама является данницей европейского капитала. Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего». В этом Сталин последовал за Лениным, столько сделавшим для творческого развития марксистской мысли.

Став первым и основным программным планом Великого Октября, эта работа В.И. Ленина преподаёт важнейшие исторические уроки.

Во-первых, ленинские тезисы учат нас опыту гибко и быстро менять тактику применительно к историческому моменту, выдвигать наиболее насущные требования и лозунги, которые способны повести за собой массы. А это невозможно без внимательного изучения нужд и чаяний трудящихся.

Во-вторых, не утратили актуальности ленинские мысли об ограниченности парламентской демократии и опасности парламентских иллюзий. В буржуазном обществе представительные органы служат для легитимации господства правящего класса через миф об «общенародной власти». Используя парламентскую трибуну для пропаганды своих идей, коммунисты ни в коем случае не должны ограничивать свою работу этими органами буржуазной власти. Вот почему все наиболее важные документы КПРФ указывают на необходимость сочетания парламентских и внепарламентских форм борьбы.

В-третьих, коммунисты, как и в начале прошлого века, должны опираться на творчество масс, поддерживать самоорганизацию трудящихся. Преобразование страны не может стать успешным без создания органов народной власти по типу Советов.

Наша стратегическая задача — установление власти трудящихся и вывод страны на социалистический путь развития.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн апр 10, 2017 9:33 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Не прояснить, а затуманить?

Газета "Правда" №37 (30534) 11—12 апреля 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

К теме 100-летия Великого Октября государственные СМИ относятся с очевидной опаской. А идёт она, конечно, свыше. Дабы «не будить лиха», указания даны оттуда соблюдать уравновешенность. Но как её соблюсти, если речь о величайшем столкновении антагонистических классовых сил, интересы которых были абсолютно противоположны и непримиримы?

В ОБЩЕМ, крутятся организаторы современного агитпропа, хитроумно «отрабатывая тему». Стараются не ради того, чтобы прояснить её для большинства своих зрителей, слушателей или читателей, а наоборот — затуманить. Это подтверждает и начавшийся в минувшую пятницу показ на телеканале ТВЦ нового цикла ток-шоу под названием «Красный проект». Если далее так же пойдёт, пожалуй, стоило бы переименовать его в «Красный туман» или что-то иное в этом роде.

Жанр столь распространившихся за последнее время ток-шоу выбран в данном цикле не случайно. Как мне уже приходилось писать, он помогает прятать за разноречивыми высказываниями участников позицию тех, кто это организует и проводит. Такая необходимость возникает тогда, когда на повестке дня какое-то особенно сложное событие или явление, отношение к которому высшей власти ещё не окончательно и не вполне чётко выражено. Например, с одной стороны, официально провозглашена всё-таки Великая русская революция, куда произвольно слиты воедино буржуазный Февраль и социалистический Октябрь, а с другой — остаются почти во всём прежними поношения «большевистского переворота», к которому добавляются нередко эпитеты типа «преступный», «кровавый» и т.п.

Попробуйте вычислить по ходу «Красного проекта», как относится к Великой Октябрьской социалистической революции сам государственный телеканал ТВЦ, где вам показывают разговор о ней нескольких разных по взглядам людей. Возвышенно говорит об эпохальном событии писатель Александр Проханов, благосклонно отзывается кинорежиссёр Карен Шахназаров. С другой стороны — злейшие ярлыки от академика-антисоветчика Юрия Пивоварова и крайне странной фигуры по имени Григорий Амнуэль, без умопомрачения которого дирижёры нынешних политических телешоу, кажется, просто не могут обойтись.

Ну а сами-то дирижёры что и как думают про Октябрь?

У основного ведущего-политолога Дмитрия Куликова на сей раз имеется напарник — как было сказано, американский политолог Николай Злобин. Вроде бы они должны быть оппонентами в споре, однако изначально заданные «уравновешенность» и «толерантность» почти напрочь сглаживают какое-либо противостояние между ними. Даже тогда, когда Злобин превозносит Февральскую революцию и всячески дискредитирует Октябрьскую, градус возражений ему ниже некуда, и по-прежнему Куликов то и дело называет «американца» Колей...

Но всё же суть, заложенная в это теледейство как доминантная цель его, ближе к завершению стала проявляться яснее. Поставлен был вопрос о справедливости, потом о революционном насилии. Откуда, мол, у русского народа такая ненормальная тяга к насилию, прорвавшаяся в революции?

Это Злобин вопросил. И никак не прореагировал на аргументы, что вовсе не была наша революция какой-то уникально жестокой — достаточно сравнить её с Великой французской, да и с рядом других. А вызвали Великий Октябрь накопившиеся социальные противоречия в России, достигшие крайнего предела.

Есть ли тут перекличка с днём нынешним? Несомненно. Я понял, что о ней по-своему думали также создатели этой телепередачи, как думает и высшая российская власть.

Меня поразило своей прямолинейностью и категоричностью заключительное утверждение, которое, собственно, подвело итог всему, что говорилось с телеэкрана. Знаете, как оно прозвучало? «Через насилие справедливость не установишь».

Понятно, что ради этого (именно!) и городился весь огород данного телешоу. Но как же быть тогда, спрошу я, хотя бы с любимым в нашей стране афоризмом Глеба Жеглова — Владимира Высоцкого: «Вор должен сидеть в тюрьме»?

Тюрьма — это же насилие. Над ворами, грабителями, бандитами. И о какой справедливости можно говорить, если они не только на свободе, но ещё и заправляют в обществе?

Октябрь 1917-го стал насилием над грабителями-эксплуататорами, обиравшими весь трудовой народ. А ныне снова у них полная свобода, и опять они наверх поднялись. Ведь один процент населения нашей страны владеет 90 процентами собственности. Разве не грабители? И какая же при этом справедливость?

Вот нас и уверяют, чтобы всё оставалось как есть: невозможно, дескать, установить справедливость революционным насилием. Хотя исторический опыт убеждает всё-таки в другом.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт апр 13, 2017 7:40 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Понять глубины великого явления

Газета "Правда" №39 (30536) 14–17 апреля 2017 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО

Профессор Сергей КАРА-МУРЗА в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

При выборе собеседников для рубрики «Век Октября. Моя революция» не смог я обойти такого интересного, хотя в чём-то и спорного исследователя, как Сергей Георгиевич Кара-Мурза. В 1990-е и начале 2000-х много моих бесед с ним печаталось в «Правде» и «Советской России», вызывая массу неравнодушных, даже страстных читательских откликов.

Между тем профессор С.Г. Кара-Мурза и в последующие годы продолжал изучение проблем революции и советского общества, достижений социализма в нашей стране и его отступления в 1991-м. Широко известны его книги «Манипуляция сознанием», «Потерянный разум», «Демонтаж народа», «Крах СССР» и другие. Но самым интересным и важным я считаю двухтомный труд Сергея Кара-Мурзы «Советская цивилизация», выдержавший уже не одно издание.

К нему по-своему примыкает и новая, недавно вышедшая книга неутомимого автора, которая называется «Русский коммунизм: достижения и неудачи». Кроме того, он активно выступает в периодической печати, участвует в полемике по актуальнейшим вопросам истории и современности. Словом, с ним есть о чём поговорить сегодня.

Власть, наука и юбилей

— Сергей Георгиевич, прошла дата 100-летия Февральской революции 1917 года в нашей стране, впереди — юбилей революции Октябрьской. Как вы её оцениваете?

— Конечно, как великое явление, очень важное не только для нас, но и для всего человечества. Небывалое ранее в его истории.

— А ведь потоки самых поганых слов вылиты на эту революцию! Если про нашу страну говорить, то здесь особенно за последние три десятка лет. Некто Игорь Чубайс — кстати, тоже профессор, как и вы, — договорился до того, что Октябрьскую революцию и последовавший за ней советский период надо просто-напросто из нашей истории вычеркнуть. Изъять, ампутировать — как преступные и не заслуживающие даже элементарной памяти, а уж тем более изучения. И что вы на такое скажете?

— Да плевать на эти «голоса», они элемент среды! Нам надо заниматься своими делами. То есть постараться понять в главном, что это было и как было — Октябрьская революция.

— А как вы думаете, многие в нашем обществе хотят это понять?

— Почти все.

— Власть хочет?

— Конечно. Явление исключительно важное для всех…

— Я вот почему спросил про нынешнюю власть. Начиная с 1991 года именно под её эгидой, по заданному ею вектору, собственно, и проводилось весьма активно то самое поношение Октябрьской революции, её творцов и результатов, о котором я говорил. Одно телевидение в этом смысле чего стоит. И если всё так же продолжится, вы можете сколько угодно заниматься «своими делами», но на государственной трибуне, особенно влиятельно формирующей общественное мнение, будут по-прежнему господствовать чубайсы. Господствовать и внушать людям своё, бесконечно далёкое от истины о Великом Октябре.

— Президент на исходе прошлого года в Послании Федеральному собранию заявил: «Наступающий 2017 год — год столетия Февральской и Октябрьской революций. Это весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революций в России. Не только для историков, учёных — российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий». Согласитесь, пожелание верное. Другой вопрос, как реализуется оно.

— Я хочу начать именно с этого! Моё обращение к вам с предложением побеседовать вызвано, в частности, прочитанной вашей статьёй в «Литературной газете», где высказано немало критического как раз о реализации того благого пожелания.

— Для критики поводов всегда достаточно.

— По-моему, призыв к объективности и честности при анализе событий 1917 года сразу же разбивается о необъективную позицию самой власти. Её необъективность, очевидную пристрастность люди не могут не чувствовать.

— У меня про это есть в статье…

— Да, например, вы очень кстати приводите о многом говорящее высказывание главы правительства Д.А. Медведева, напрямую связанное со 100-летием Октября: «Эта революция — очевидный пример того, как с утратой стабильности были по сути разрушены основы экономики и на долгие годы утрачены перспективы экономического роста».

Премьер явно перепутал времена, и последовавший затем ваш комментарий звучит оправданно иронически: «Какой историк или экономист после этого будет объяснять главе правительства, какие в реальности были «перспективы экономического роста» СССР, или тем более сравнивать достижения СССР с успехами экономической политики нынешнего правительства? Таких чудаков среди историков и экономистов в России нет». Хотя как же нет? Упомянутый Игорь Чубайс, академик Пивоваров, профессор Зубов (немало их!) с готовностью поддерживают такое.

— Нам бы не надо тратить время на споры с этими людьми. А то некогда обдумать и поговорить в своём кругу.

— Прорывалось подобное не раз и у президента.

— Тем более не надо спорить. Но и так известно, что историю называют наукой, хотя она имеет три ипостаси: предания (чтобы собраться в народ), идеология (чтобы собрать людей в общество) и наука (чтобы понять наше время и подумать о будущем). Всего этого надо в меру и при этом быть настороже. С этим у нас плохо. Пожалуй, особенно в первых двух ипостасях. Научных трудов сейчас много, но читают их мало, а в быт и в школу они почти не проникают.

Получится ли в таких условиях примирение?

— Напомню вам, что недавно вновь реанимированы и активизированы призывы к «захоронению» тела Ленина. Для этого как один из инициаторов выдвинут депутат Госдумы от ЛДПР. Остаётся витающим в воздухе этот вопрос, конечно же, и потому, что во время парадов в День Победы ленинский Мавзолей позорно скрывается, драпируется, а это наглядный знак со стороны власти об её отношении к вождю Великого Октября.

— Время такое. Власть маневрирует, делает реверансы и монархии, и тем, кто её сверг. Иногда и Гагарину! Одновременно ставят памятники и вешают доски врагам Октября, но пока не валят главные советские символы. Мавзолей драпируется, но это ведь совсем другое, чем взорвать.

Говорят, что уроки истории нужны сегодня прежде всего для примирения, гражданского согласия, но это благие пожелания — «ритуал добра». Давно известно, что споры по поводу истории — это один из главных инструментов раздоров и расколов. Мы же это видим уже 40 лет. Советский Союз смог победить Гитлера потому, что в 1934 году вышло постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) о переходе к преподаванию в школе истории. Готовилось оно с 1931 года. Работа над учебником регулярно обсуждалась в Политбюро, совещания с историками проводили Сталин, Жданов и Киров. Задача была — примирить коллективную память с советским проектом, произвести сдвиг сознания от революционного к национальному и гражданскому, восстановить авторитет российской государственности и СССР как её продолжения. На этой основе воинская культура должна была перейти от критериев гражданской войны к канонам отечественных войн.

Это была крупномасштабная государственная программа новаторского типа. На Западе пишут, что коллектив историков, чей учебник выиграл конкурс, «исключительно тонко и убедительно примирил революционный советский проект с историей тысячелетней России». Это было крупное методологическое достижение. Этот учебник «Краткий курс истории СССР» (1937 г.) для 3—4-х классов стал в то время книгой для массового чтения, а в армии основным текстом политучёбы.

— Согласие и единство в олигархическом обществе как-то не очень видятся…

— В этом и проблема! Председатель официального юбилейного оргкомитета академик А.В. Торкунов, возглавляющий МГИМО, предупредил: «Мы исходим из того, что эта тема не должна стать поводом для раздрая и обострения в обществе». Исходит оргкомитет. Однако что значит «не должна»? Какие основания для уверенности, что именно так будет? А если вместо чаемых единения и примирения, наоборот, усилится раскол? Ведь у нас юбилей двух революций, которые затем столкнулись в Гражданской войне высшего накала!

Считаю, что с самого начала не был определён смысл названия юбилея: «100 лет Великой российской революции». Не знаю, как могла возникнуть сама эта формула. Уже в ХIХ веке, в полемике с народниками, становилось ясно, что в России назревают две революции, каковыми и стали Февральская и Октябрьская. Они были не просто разные, а враждебные друг другу. Главные их направления и цели коренным образом различались, а потому они были непримиримы.

Полезно бы глубже вникнуть и лучше понять, каким образом создавалось подлинное единство общества в СССР после предшествовавшего кардинального раскола. В развернувшемся строительстве, на фронтах и в тылу Великой Отечественной, при восстановлении страны люди были действительно едины, и прежние раны закрылись. Уже в 30-е годы, не говоря о более позднем времени, дети красных и белых женились без камня за пазухой. Гражданская война ушла тогда в предание. Над созданием этого предания трудились школа, литература, кино и старики. Но вот «перестройка» и затем «антисоветская революция» всеми средствами начали создавать в народе трещины и расколы: надо было отвлечь людей от грабительской приватизации.

И добились развала общества и страны, а заодно экономики и культуры. Из небытия вызвали «внуков Февраля», накачали их духом реванша, до предела возбудили и активизировали. И вот вновь появились враждебные общности, которые разошлись по разным дорожкам и стали непримиримыми.

— Непримиримы интересы грабителей и ограбленных, тех, кто работает, и на кого они работают. Процитирую вашу статью: «В прессе появились туманные сентенции типа: «И у красных своя правда, и у белых своя правда. У всех своя правда — вот мы эти правды будем уважать, и все примирятся!»

Тут же вы правомерно комментируете: «Что это такое? Кто это придумал? Ведь понятие «правда» в таком контексте — грубая демагогическая метафора. Ах, у грабителя своя правда, и у ограбленного тоже есть своя правда! Каждый уважает чужую правду, значит, они примирились. Что у нас с культурой, в какое Зазеркалье она провалилась? Теперь ещё предлагают понять «правду жертв» и «правду победителей». И как мы будем укреплять гражданское согласие их правнуков? Зачем эти софизмы?»

— Стоит добавить к тому же, что социальный раскол одновременно усугубляется расколом национальным. Начиная с «перестройки» до нынешней украинской трагедии, которая многим сравнительно недавно даже в самом дурном сне привидеться не могла.

А каким образом действовали здесь? Опять-таки воспитали «внуков Бандеры и Шухевича». Около 25 лет потребовалось, чтобы добиться, казалось, невозможного. Но добились! Вот уже Киев и Москва на грани войны.

Ответственность учёных — понятие не абстрактное

— На историю Октября и всего советского времени нанесено столько мусора, нагромождены такие горы извращений и фальсификаций, что требуется разгребать и разгребать. Наверное, в первую очередь это задача учёных, в чём я согласен с вами. Но сами же вы ставите под сомнение деятельность некоторых своих коллег. Например, пишете о маниакальном стремлении профессора Б.В. Соколова «в разы» увеличить потери наших военных во время Великой Отечественной. Это должно доказывать, что воевать командующие и бойцы Красной Армии не умели — просто «трупами завалили врагов»…

На самом деле, по данным специальной комиссии Генштаба, проводившей очень длительную и кропотливую исследовательскую работу, людские военные потери немцев и наши были примерно равны, у них на немного меньше. А спекуляция построена путём причисления к погибшим нашим военным мирных жителей, уничтоженных фашистами. Известно, что гитлеровцы проводили политику геноцида в отношении гражданского населения нашей страны. Жертвы среди женщин, стариков и детей составили около 19 миллионов человек — из 27 миллионов общих наших потерь…

— Но А.Н. Яковлев, академик и в прошлом секретарь ЦК КПСС, тоже говорил «о 27 миллионах погибших солдат именно, то есть военных». И это повторял с телеэкрана Владимир Позне