Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пт мар 22, 2019 5:07 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 365 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 ... 10  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт сен 13, 2013 6:55 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Сократ предпочёл смерть предательству

Виктор КОЖЕМЯКО.


Спектакль «Босоногий в Афинах» на сцене МХАТ имени М. Горького

Трудно даже вообразить, какая огромная масса людей в современном искусстве занята одной сверхзадачей — развлечь зрителей и слушателей. Любым способом. А развлечение, как правило, означает и отвлечение: не нагружать серьёзными проблемами, чем легче, тем лучше. На таком фоне спектакль, в центре которого античный философ со своими непростыми идеями, уже только поэтому резко выделяется.

НАРОДНЫЙ АРТИСТ России Юрий Горобец, один из ведущих актёров МХАТ имени М. Горького, поставил на Малой сцене доронинского театра пьесу М. Андерсона «Босоногий в Афинах». Это не первая его режиссёрская работа. В своё время здесь же, на Малой сцене, я был восхищён (и писал об этом) спектаклем «Как мы со Сталиным пропивали Сталинскую премию», который Юрий Васильевич не только поставил талантливо, но где и сам очень достоверно, выразительно сыграл Сталина.

Уже тогда я думал: как хорошо, что Татьяна Васильевна доверяет режиссёрское дело актёрам, имеющим склонность и способности к нему. Потом в этом всё более утверждался. Ведь таким образом родился ряд замечательных спектаклей, поставленных народным артистом России Анатолием Семёновым, более молодым Александром Дмитриевым, тем же Горобцом.

У меня почти не было сомнений, что предложение пьесы о Сократе принадлежит тому, кто и воплотил её в театре. Оказалось именно так. Поощряя инициативу коллег, Т. Доронина ждёт от них интересных заявок и, если это действительно интересно, всячески поддерживает. Что же в данном случае стало притягательным для ищущего актёра-режиссёра, а вслед за ним — для художественного руководителя коллектива?

Ясно, что не виделось ни малейшего повода для господствующей ныне развлекательности в материале о жизни и смерти мыслителя, реально существовавшего два с половиной тысячелетия назад. Виделось как раз нечто противоположное — возможность побудить зрителей к серьёзнейшим размышлениям. О нравственности и справедливости, о правде и долге, о совести и верности человека самому себе. Верности до конца, до последнего вздоха.

«Всю жизнь я утверждал, что человеку лучше умереть, чем покривить душой, — говорит в спектакле Сократ (народный артист России Иван Криворучко). — Неужели я сделаю это сейчас, чтобы спасти свою жизнь?»

А выбор-то перед ним действительно такой: жизнь или смерть. Отказаться от того, что всегда утверждал, то есть предать себя, или, не покривив душой, умереть. В подлинной истории, по свидетельствам современников, так и происходило. Конечно, пьеса — не документ. Но коллизия двадцатипятивековой давности заставляет вспомнить повальные предательства совсем недавнего времени в нашей стране. Без угрозы для жизни многие столь легко изменили себе! Да и продолжают изменять — ради денег, карьеры, комфорта.

Верно, Сократ и тогда, когда жил, был уникален. Вызывал недоумение и насмешки, что босым ходит по городу, что не стремится к богатству, довольствуясь ничтожно малым, что проповедует искание истины и свободу, неподкупную честность и умеренность во всём. Чего стоит хотя бы его молитва Пану — богу природы, сложенная автором пьесы на основе идей Сократа и не случайно звучащая по ходу действия дважды, причём в самых кульминационных ситуациях. Вы только вдумайтесь, чего желает и просит для себя «странный» философ:

«Возлюбленный Пан и прочие боги, охраняющие этот город, даруйте мне красоту душевную, коль скоро отказано мне в красоте телесной. Да научусь я видеть в мудреце богача и равнять с богами того, кому меньше всех надо. Ниспошли мне довольство тем, что у меня есть, но избавь меня от довольства собою, помоги мне давать больше, чем я получаю, любить сильнее, чем я ненавижу, думать о будущем чаще, чем о былом».

Может ли «нормальная» жена радоваться таким желаниям мужа, который из-за непонятных своих установок даже минимальнейше не обеспечивает семью? Имея множество учеников, совсем не берёт денег за уроки, считая их просто разговорами. «И потом, дорогая моя, того, кто ищет правду, деньги могут только совратить с истинного пути, — уверяет супругу Ксантиппу (заслуженная артистка Республики Крым Татьяна Поппе). — Стоит приобрести привычку брать их, как человек тут же начинает стремиться не к правде, а к деньгам».

И может ли такое понравиться самым почётным гражданам Афин, то есть богачам, которых он, Сократ, жалит в самые непочтенные места, получив даже прозвище Овод? Он не желает «жить, как все», а они не имеют власти над ним. Отсюда и выдвинутые против него обвинения, грозящие смертью: не признаёт общих богов и развращает молодёжь.

Получилось так, что один из троих некогда любимейших его учеников — Критий (заслуженный артист России Андрей Погодин) продался и стал во главе тридцати олигархов, захвативших в Афинах власть. А спартанцы захватили Афины. И вот теперь афинский олигарх Критий говорит царю Спарты Павсанию (артист Олег Цветанович) о своём бывшем учителе Сократе: «Он — твой смертельный враг, так же как и мой».

Вот она, злая диалектика предательства, с которой мы очень хорошо знакомы по новейшему времени: враги Родины, захватывающие её, становятся для продавшихся друзьями, а защищающий Родину — смертельным врагом тех и других. Мхатовский зал очень чутко улавливает перекличку времён. Олигархи, демократия, избиратели… Разве всё это не про наше сегодня? Не случайно же большинство зрителей, с которыми в антракте и после спектакля говорил я о нём, называли его не только философским, заставляющим думать, но и очень современным, а некоторые — даже злободневно политическим.

И это, конечно, большое достижение постановщика. Оно тем более ценно, что для решения своей задачи режиссёр не прибегает к каким-то прямолинейным внешним приёмам. Например, не переносит действие в нынешнюю обстановку и не переодевает персонажей спектакля в современные пиджаки, платья, джинсы, что среди многих деятелей театра стало теперь прямо-таки наваждением.

У Горобца художник Вячеслав Барабанов окошком лазурного моря и фрагментом античной колонны удивительно лаконично, однако «с настроением» создаёт зримый образ древних Афин. Великолепны и костюмы работы Надежды Соколовой, выполненные в духе времени. Но главное — актёры, их проникновение в суть материала и умение очень непосредственно, органично донести её до зрителей.

Пальма первенства в этом принадлежит, безусловно, исполнителю главной роли. Криворучко искусственно не приподнимает своего героя на котурны. Внешне от начала и до конца его Сократ — усталый, неторопливый, избегающий каких-либо натужных поз и пафоса старик. Да ему, кажется, от природы пафос и позы не свойственны, даже голос возвысить словно стесняется. Но при этом, когда вступает в столкновение с идейным противником, до чего же сильно умеет передать актёр внутреннюю страсть и убеждённость своего героя!

Особенно проявляется это в схватке с Анитом, когда суд должен решить вопрос, жить или умереть упрямому философу. Артист Вадим Масенко — его я видел в роли основного обвинителя Сократа — создаёт образ человека, отнюдь не формально противостоящего великому оппоненту. У него, буквально пылающего негодованием, своя убеждённость, свои весомые аргументы, своя и, пожалуй, не меньшая страсть. От того интеллектуальная и нравственная победа Сократа, почти не повышающего голос, но остающегося неколебимым, производит ещё большее впечатление.

Он производит впечатление не только на нас, но и на спартанского царя Павсания, искренне восхищающегося мудрецом. Этот образ — тоже одна из актёрских удач спектакля, с чем можно поздравить Олега Цветановича. Вроде бы бесшабашный циник, он неожиданно для самого себя подпадает под обаяние сократовской мысли и хочет даже его спасти, увезя с собой.

Или тут не только мысль действует, а и цельность натуры, бесстрашие, та душевная красота, о которой говорится в молитве Сократа? Ведь вот две женщины в спектакле — и обе, каждая по-своему, любят его.

Жена Ксантиппа — лицо историческое, а известна в первую очередь своей сварливостью. Однако Татьяна Поппе (впрочем, в соответствии с драматургическим материалом) делает акцент на другом. Да, она и ворчит, даже раздражается иногда, коль вынуждена думать напряжённо, из чего же спроворить хоть какую-нибудь еду для мужа и сыновей. Но при этом, сперва в подтексте, а затем всё ощутимее и пронзительнее, звучит тема любви. И даже ревности.

По-актёрски соперница у неё достойная. Пластично, тонко играет заслуженная артистка России Ирина Фадина «потаскуху и чужестранку» Теодоту, которая, как и Ксантиппа, то сдержанно, а то и откровенно любуется старым и некрасивым Сократом.

Почему же? Может быть, потому, что для него «поиски правды священнее любого бога, желаннее любой женщины, прекраснее любого города», а «жизнь без поисков истины — недостойна того, чтобы жить»? Наверное, женщины на сцене не столько головой, сколько чувством понимают, как великолепен (по-настоящему красив!) человек, неуклонно следующий такому принципу.

По-моему, зрители в зале, большинство по крайней мере, тоже это чувствуют и понимают.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/15711/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 26, 2013 8:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Политическому обозревателю газеты «Правда», члену Центрального Комитета КПРФ В.С. Кожемяко

Г.А. ЗЮГАНОВ. Председатель ЦК КПРФ.

Дорогой Виктор Стефанович!

30 сентября исполняется 50 лет с того дня, как Вы связали свою жизнь с судьбой ленинской «Правды». Это знаменательная дата не только в Вашей биографии, но и в жизни всего коллектива правдистов.

Позади полвека самоотверженного журналистского труда.

И все они отданы борьбе за великие ценности Советской державы, посвящены осмыслению и воспеванию великой русской культуры и социалистической цивилизации. Идя выбранным однажды путём, Вы настойчиво расширяли рамки своего творчества. Вот почему читатели знают Вас не только как замечательного журналиста, но и как талантливого писателя.

От всего сердца поздравляю Вас с датой, заслуживающей самого глубокого уважения. Желаю Вам новых творческих достижений, крепкого здоровья и неизменного признания почитателей Вашего таланта!

http://gazeta-pravda.ru/content/view/15825/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт окт 03, 2013 9:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Призвание убеждать

Публицист Юрий БЕЛОВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Думаю, большинство читателей «Правды» согласятся, что одним из интереснейших авторов на её страницах стал за последние годы Юрий Белов. Это имя привлекло внимание и получило широкую известность ещё в самом начале «лихих 90-х», когда впервые статьи с его подписью появились в газете «Советская Россия». Хорошо помню собственное впечатление от них — как открытие. Глубина и какая-то неожиданная свежесть взгляда! Помню отклики, разговоры, споры, которые вокруг этих публикаций возникали. А советский маршал войск связи Андрей Иванович Белов, с которым я готовил тогда беседу для «Правды», при первой же нашей встрече выразил восхищение своим однофамильцем и буквально забросал меня вопросами о нём.

К сожалению, почти ни на один из них в то время я ответить не мог, поскольку и сам мало что знал об этом новом для меня лице в журналистике. Теперь, по прошествии лет, когда Юрия Белова мы читаем уже без малого четверть века и вышло десять его книг, составленных из публикаций в «Советской России» и «Правде», конечно же, знаю больше. Однако многие важные обстоятельства его жизни и работы до сих пор оставались неизвестными мне. И уж тем более неизвестны они людям, читающим его статьи в нашей газете и присылающим в связи с этим свои письма.

Вот почему решил я накануне 75-летия Юрия Павловича, которое исполняется 8 октября, побеседовать с ним. Разговор получился не только о существенных биографических моментах, о том, например, как он стал партийным публицистом, но и о некоторых нынешних проблемах нашей партии, особенно волнующих выдающегося коммуниста-журналиста.

Из поколения «детей войны»

— Всё-таки начать надо, Юрий Павлович, наверное, с истоков. Знаю, что вы коренной ленинградец. Многое в работах ваших проникнуто ленинградским духом, есть целая книга под названием «Ленинградцам посвящается». И сейчас вы живёте в этом городе. Что же, никогда не уезжали?

— Да, я коренной ленинградец, потому что деды и прадеды мои тоже здесь родились. А уезжал отсюда только в эвакуацию и на военную службу.

— Эвакуировались с родителями, когда началась блокада?

— Нет, четыре первых блокадных месяца прошли здесь. Отец уже был на фронте, а мы, пятеро детей, оставались с мамой. И вот представьте такую ситуацию. Эвакуируют нас в Пермскую (тогда Молотовскую) область, и там, в госпитале, совершенно случайно мама находит отца. Вскоре он умер от тяжелейшей контузии.

Так что отца своего я не помню, и это ведь характерно для множества из поколения «детей войны».

— Вы сказали, что в семье детей было пятеро. Как потом у вас сложилось?

— Три старшие сестры стали рабочими после войны. Это была трудовая послевоенная молодёжь, и высшего образования эти мои сёстры получить не смогли. А мы, младшие, с сестрой-двойняшкой получили. Хотя, как многим и многим в то время, пришлось поучиться заочно.

— Значит, окончив школу, вы стали работать?

— Не сразу. Отмечу тоже характерный для времени момент: упор был на производство, на то, чтобы молодёжь в промышленность и сельское хозяйство шла. Я школу окончил с золотой медалью, и парторг наш мне говорит: «Юра, надо тебе выбирать промышленную специальность». Ладно, иду в политехнический институт, на факультет чёрной металлургии. Уже, в общем-то, сознавая себя гуманитарием по складу. Конечно, это быстро сказалось. Понял: не моё. И после первого семестра ушёл.

— Куда же?

— На курсы матросов Балттехфлота. Навигацию потом отплавал на паровой шаланде. Матросом, кочегаром. А оттуда — в армию, чем очень горжусь. Я отслужил ровно сорок месяцев, больше трёх лет, потому что призыв шёл сорок первого года, был недобор, и по особому приказу министра обороны мы задержались.

А служил в ГДР, в Группе советских войск в Германии. В зенитной артиллерии. Начал рядовым, затем школа сержантского состава, и окончил службу старшиной батареи.

Поиск себя — обретения и препоны

— Мне больше всего интересно, как вы нашли себя, то есть своё призвание. Итак, в армии отслужили выпавшие вам сорок месяцев. А дальше?

— Дальше поиск себя продолжался. Я вернулся в Ленинград, и директор моей родной 139-й школы — замечательный советский интеллигент, фронтовик Григорий Исаакович Соминский пригласил меня на работу в школьный коллектив. К этому времени я уже стал членом партии: в октябре 1961-го, в армии. Так что предложили мне должность освобождённого секретаря комитета комсомола школы.

Замечу: школа была во многих отношениях необычная. Представьте себе: 36 старших классов! Значит, комсомольская организация — более тысячи человек. Очень серьёзно поставлено производственное обучение. Учащиеся проходили настоящую практику на Металлическом заводе и получали рабочие специальности. При этом в школе не на словах, а на деле творчески использовалось педагогическое наследие Антона Семёновича Макаренко, к которому я всей душой пристрастился.

— Что конкретно использовалось из опыта Макаренко?

— Многое. Прежде всего — это организация жизни коллектива. У нас был совет командиров, на котором решались самые кардинальные и текущие вопросы. Самообслуживание в школе — почти полное. На громадное, прекрасное здание — всего две нянечки. Основную уборку помещений, включая туалеты и т.п., делали ребята, причём образцово. С курением было покончено. Каждое лето старшеклассники выезжали трудовым лагерем сначала в зверосовхоз под Ленинградом, а затем на Кубань, под Ейск. Между прочим, зарабатывали немалые деньги, из которых был создан специальный фонд.

— И на что же эти деньги шли?

— Оборудовали, например, отменную химическую лабораторию. Вообще, создали хорошую материальную базу для ученического научного общества. И, конечно, помогали тем ребятам, которым по семейным или каким-то другим обстоятельствам требовалась поддержка.

— Опыт такой во всех школах стоило бы внедрить!

— В конце концов Ленинградский обком комсомола присвоил нашей комсомольской организации имя Макаренко. И в школе мы установили замечательный бюст Антона Семёновича, который талантливый скульптор изваял из белого мрамора. Настоящее произведение искусства!

— Стало быть, работая, одновременно вы получили высшее образование?

— Именно так. В знаменитом Ленинградском пединституте имени Герцена.

— Историческое?

— Да, к чему меня больше всего тянуло. А потом я был приглашён во Всесоюзный научно-исследовательский институт профессионально-технического образования. И все годы пребывания там, что очень важно, совмещал научно-исследовательскую работу, подготовку и защиту диссертации с преподаванием истории и обществоведения в профтехучилище. Целых пятнадцать лет.

— Вы отметили: очень важно. А почему?

— Усилия на преподавательском поприще особенно способствовали осознанию призвания, ставшего позднее главным делом моей жизни. Преподавание тех предметов, которые я вёл, требует ведь не просто изложения определённой суммы знаний, но также искусства убеждать. А что такое публицистика? Это прежде всего — убеждение!

Кроме профтехучилища, я стал преподавать в Университете марксизма-ленинизма при Ленинградском горкоме КПСС. Такое было партийное поручение. Вёл два курса — «Методика партийной пропаганды» и «Актуальные проблемы идеологической работы». Читал лекции вечерникам. Большинство моих слушателей — люди производства.

— Конечно, столкнулись и с догматизмом, формализмом в постановке партийной учёбы?

— А как же! Но догматизм шёл в основном не от нас, рядовых преподавателей. Он шёл сверху. Не соглашусь, что был тогда застой в экономике, социальной жизни, культуре. А вот в идеологии — да. Потому мы и проиграли идеологическую войну. И это при том, что у нас было поистине могучее оружие, каковым является марксистско-ленинское учение. Однако этим оружием фактически не дали возможности по-настоящему воспользоваться!

Для анализа новых противоречий в неантагонистическом обществе, как никогда, требовались диалектический метод, диалектическая логика. И работали такие блистательные специалисты, как, скажем, Эвальд Ильенков и Генрих Волков, которых я с упоением читал. Но тон, к сожалению, задавали не они. И вот бездумное цитатничество из докладов и выступлений генерального секретаря, прокрустово ложе «от сих до сих» губили живое и насущно важное дело.

Были и отрадные исключения. В Ленинграде директору Дома политпросвета, талантливой Ларисе Сергеевне Красовской, удалось собрать творческую команду пропагандистов, в которую я был приглашён. Но общая атмосфера идеологической жизни в КПСС была застойной.

— Ваши слушатели в Университете марксизма-ленинизма говорили об этом?

— Конечно. Ставили колючие вопросы. Досадовали, возмущались.

— Объявленную «перестройку» восприняли как свежий ветер?

— Только поначалу. А затем пошёл такой интеллектуальный расхлёст или даже разврат, что радоваться уже не приходилось.

По принципу «Не могу молчать!»

— Однако публицист Юрий Белов, которого мы знаем сегодня, заявил о себе именно в те годы. Давайте на них задержимся.

— Мой родной Ленинград, город трёх революций, стал вдруг городом контрреволюции. Вспомните, по накалу антикоммунизма здешняя интеллигенция, пожалуй, и столичную превзошла. От нас покатилось на телевидении «Пятое колесо» и замелькали «600 секунд», у нас появилась газета «Час пик», на ленинградских митингах витийствовал Собчак…

Надо было всему этому давать отпор. Тогда-то я и оказался призванным в партийные структуры.

Предложение участвовать в альтернативных выборах кандидатом на должность второго секретаря Смольнинского райкома партии (секретаря по идеологии) было для меня неожиданным, но я его принял. Выборы состоялись в марте 1990 года, и я на них победил. А уже в мае пленумом Смольнинского райкома был избран первым секретарём.

— Это же свидетельство доверия людей. Значит, вы достойно себя проявили…

— Оценки давать не берусь. Назову только некоторые важные для меня факты такого аванса доверия мне, о котором я не помышлял.

В июне того же 1990 года, не будучи делегатом отчётно-выборной конференции Ленинградской областной организации КПСС, предложен большинством делегатов для избрания на альтернативной основе секретарём обкома по идеологии и культуре. И был избран.

А в июле по поручению ленинградской делегации выступил на втором этапе Учредительного съезда Компартии РСФСР. Выступил перед перерывом для тайного голосования по списку кандидатов в члены Центрального Комитета. В число кандидатов я не входил. Но после моего выступления большинство делегатов съезда сошлись на том, чтобы каждый, кто желает избрать меня в состав ЦК, вписал мою фамилию собственноручно в бюллетень для тайного голосования. Более 77 процентов делегатов сделали это. Так я был избран членом ЦК КП РСФСР.

— Прямо-таки замечательный факт! Говорящий о многом. Чем же взяли, Юрий Павлович? Что создало вам среди товарищей столь незаурядный авторитет?

— Мне трудно об этом говорить. Но вот мы толковали с вами про формализм в идеологической работе. Знаменитые были статотчёты: сколько у вас агитаторов, пропагандистов, лекторов? Этих лекторов, пропагандистов на бумаге числились тысячи в нашем городе.

Началась «перестройка». Пошли митинги «демократов». И когда стали нас собирать в идеологическом отделе обкома партии, чтобы организовать противостояние, то оказалось, что это не тысячи и даже не сотни, а единицы, и я в их числе.

Основные митинги в Ленинграде проходили недалеко от Смольного и в Михайловском саду. Там и состоялись мои первые идейные схватки. Полемизировать приходилось с публикой весьма разношёрстной. Обычно сперва заводили свою песню те, кого мы нынче называем либералами, а потом их место занимали так называемые белые патриоты. Но все, конечно, с антикоммунистических, антисоветских позиций.

— Да, нелёгкая миссия — одному против стольких противников…

— Очень нелёгкая. Но в этих схватках оттачивалось полемическое умение, которое вскоре пригодилось мне и для газетной публицистики.

— А она с чего началась?

— Я уже был секретарём обкома по идеологии, когда решил, что в нашей партийной прессе, особенно в «Ленинградской правде», необходимо выстроить гораздо более прочный и действенный заслон против катившегося антикоммунистического вала. Собрал заведующих кафедрами истории и философии ведущих вузов города. Они меня поддержали. Но я поставил важнейший вопрос: нужна команда авторов, способных взяться за это. И каков, вы думаете, был итог? Прошло время, а фамилию я получил… всего одну. Изо всех институтов!

Вот тогда я сел и написал свою статью «Отрезвление». По толстовскому принципу «Не могу молчать!»

— Великолепная статья, которую в декабре 1990 года с огромным интересом читал я в «Советской России». И не только я, конечно.

— Сначала, в ноябре, появилась она в «Ленинградской правде», для которой, собственно, я и писал. А тут в Ленинград приехал Зюганов…

— Как секретарь ЦК Компартии РСФСР?

— Да. Он статью прочитал и говорит: «Повезу-ка я её в «Советскую Россию» Чикину». Так началось многолетнее моё сотрудничество с этой газетой и этим замечательным редактором.

Мысль публициста на сломе эпохи

— «Отрезвление» произвело очень сильный эффект. Как глубокий аналитический взгляд на то, что было названо перестройкой, и как остро пережитое личностно. Чувствовалось, что наболевшее выплеснулось у вас. О чём вы сейчас думаете, когда вспоминаете ту статью?

— Прежде всего о досадных заблуждениях, которые ей предшествовали. Главное было связано с моим негативным отношением к Сталину, продолжавшимся недолго, но ощутимо. Я бы сказал так: догматизм всё же меня догнал. Это был теперь догматизм «демократов», обрушивших на головы людей невероятно массированную антисталинскую кампанию. Предельно повелительную: прими — иного не дано! На какое-то время и я поддался, это до сих пор вызывает горькие сожаления и мысль о том, что глубже надо нам изучать нашу историю, диалектичнее подходить к рассмотрению острейших проблем того или иного времени.

— Когда «Отрезвление» писали, с антисталинским заблуждением было уже покончено?

— Абсолютно. В это время я мучился мыслью о либерализме в руководстве КПСС, который губит нашу партию. У меня даже было прямое обращение к Горбачёву: может быть, вы не коммунист, а социал-демократ или либерал?

В «Советской России» статью тогда несколько сократили, в том числе это обращение, но в «Ленинградской правде» оно прошло.

— По-моему, одна из характерных особенностей вашей публицистики, придающая ей глубину исторического взгляда, — это сопряжение прошлого и сегодняшнего дня, взгляд на нынешние проблемы через призму опыта, пережитого нашей партией и в целом страной. Напомните, пожалуйста, что последовало у вас за «Отрезвлением»?

— Статья «С точки зрения классовой». Когда увиделись мне либеральные контуры горбачёвщины, совершенно естественно стало приходить понимание, что всё это направлено на размывание классовых начал, классовых интересов. Отсюда и вторая тема — о классовом перерождении. Опасность этого к тому времени была более чем очевидна.

А тему третьей статьи — «Агрессия антикоммунизма» — подсказали читатели. Письма-отклики ко мне в Смольный пошли со всей страны. И об агрессии антикоммунизма на местах — в разных формах! — писали многие. Помню, было одно весьма пространное письмо, буквально усадившее меня за работу над статьёй. К сожалению, письмо это не сохранилось. Пропало не только оно: у меня же в августе 1991-го был обыск…

— Извините, но события тех дней и последовавших за ними придётся вспомнить.

— Судьбе было угодно, чтобы с 19 по 23 августа 1991 года я был единственным секретарём Ленинградского обкома КПСС, который исполнял свои обязанности и обязанности первого секретаря обкома в Смольном. Первый секретарь Борис Вениаминович Гидаспов болел, остальные четыре секретаря обкома были кто в отпуске, кто в командировке.

А 23 августа в Смольный явилась делегация Ленсовета с полномочиями на опись имущества и передачу здания Ленинградского обкома КПСС (Смольного) в распоряжение мэрии. Так уж получилось, что я был последним секретарём обкома партии, кто покинул Смольный в сопровождении милиции в ночь на 24 августа.

Вспоминая этот тяжелейший день, не могу не сказать, что когда «демократы» оккупировали Смольный, никто из его работников не уронил чести ленинградских коммунистов. Именно выдающиеся и видные работники Смольного сыграли значительную роль в первые трудные годы становления Ленинградской областной организации КПРФ. Это Василий Сергеевич Толстиков, Григорий Васильевич Романов, Ратмир Степанович Бобовиков, Дмитрий Николаевич Филиппов, Галина Ивановна Баринова, Лариса Сергеевна Красовская, Николай Олимпиевич Ларионов, Алексей Васильевич Воронцов, Владислав Владимирович Козлов и другие.

— Ничего не скажешь: исторический факт. И что дальше вас ждало?

— С августа по декабрь 1991-го находился под следствием по делу ГКЧП. Вот тогда-то и состоялся обыск в моей квартире. Не единожды допрашивался следователем. Дело рассыпалось за отсутствием состава преступления.

На Конституционном суде по делу КПСС входил в группу свидетелей, созданную первым секретарём ЦК КП РСФСР Валентином Александровичем Купцовым. Принимал в течение полугода участие в заседаниях суда, вплоть до его окончательного решения.

Входил в общероссийский оргкомитет по подготовке II (восстановительного) съезда КПРФ. На этом съезде избран одним из шести заместителей Председателя ЦК КПРФ, членом Президиума ЦК. Был членом Президиума с 1993 по 2003 год. С 1993 по 2000 год — первый секретарь Ленинградского обкома КПРФ. Член ЦК КП РСФСР и ЦК КПРФ с 1990 года по сей день.

Это, пунктирно, моя партийная одиссея.

У кого и как учиться

— В общих чертах я, конечно, представлял, в каких экстраординарных условиях начиналась ваша публицистическая деятельность. А сейчас, узнав подробности, ещё больше поражаюсь. Казалось бы, надо сидеть, обложившись книгами, чтобы осмысливать происходящее, вести научные изыскания, оттачивать слово… Но разве у вас была хоть малейшая возможность для этого?

— Какое там! Сверхнапряжение того времени трудно описать.

— Вы имеете в виду — ещё до августа 1991-го?

— Да. Кроме митингов, о которых я уже говорил, приходилось выступать по пять и даже более раз в день на предприятиях в обеденные перерывы, в КБ, где люди определённого склада меня буквально распинали за все семьдесят лет Советской власти. Это была школа, в которой я осваивал искусство спорить, убеждать и которая публицистической работе очень помогала. То есть учиться мне приходилось на ходу. И счастлив, что оказались у меня прекрасные учителя.

— Об учителях я обязательно попрошу вас сказать. Но сперва, хотя бы коротко, — ваш взгляд на публицистику и её значение как вида партийной деятельности, на место публициста в нашей борьбе. Для молодых коммунистов, по-моему, особенно важно понимание этого, чтобы активнее выходить на газетный фронт.

— Публицистами, как и солдатами, не рождаются, а становятся. Политическими публицистами тем более. Твой выбор в политике, твоя политическая судьба ведут в публицистику, если, конечно же, есть стремление и готовность выразить себя в публичном слове.

Но это, как говорят, необходимое, однако недостаточное. Публичное слово — это громадная ответственность. Не себя удовлетворять, не своё тщеславие, а читателя, его потребность понять, что к чему в окружающем мире — вот что, по большому счёту, требуется от публициста. Для этого необходим широкий мировоззренческий, культурный кругозор, что даётся непрерывным самообразованием и общением с людьми высокой культуры.

— Кто это конкретно для вас?

— Своим формированием как политического публициста я, в первую очередь, обязан крупному публицистическому таланту, большому мастеру советской публицистики Валентину Васильевичу Чикину — главному редактору «Советской России». У него, человека энциклопедической культуры, я много лет брал уроки. Он больше всех научил меня публицистическому ремеслу.

Моими учителями были также ставшие мне друзьями известные профессора Ленинградского университета.

Это Сергей Борисович Лавров, в то время президент Русского географического общества. Он приобщил меня к геополитике. Давно его нет среди нас. Светлая ему память.

А Игорь Яковлевич Фроянов раскрыл мне драму и величие русской истории, в особенности истории Древней Руси.

Александр Владимирович Гоголевский помог основательному освоению истории либерализма в России.

Очень многим я обязан многолетнему общению с Николаем Николаевичем Скатовым, долгие годы бывшим директором Пушкинского Дома — Института русской литературы РАН. Выдающийся литературовед, пушкинист, он представил мне классическую русскую литературу как литературу великого синтеза. Наше общение не прекращается и по сей день.

Увы, давно уже ушедший в мир иной мой друг — народный артист СССР Игорь Олегович Горбачёв приобщил меня к миру русской советской театральной культуры.

— Встречи с Игорем Горбачёвым и Николаем Скатовым для меня тоже стали очень значимыми.

— Чтобы обрести свой стиль в политической публицистике, считаю, надо постоянно — прерываться нельзя — упражнять свой ум в чтении трудов классиков марксизма-ленинизма. В них заключено мастерство политической полемики, без которой не может быть публициста. В них заключён главный метод познания быстро меняющейся действительности — диалектико-материалистический метод. Им нельзя овладеть раз и навсегда, им овладеваешь всю жизнь.

Читать классиков я учился (и учусь) у великого советского философа Эвальда Ильенкова. Его труды для меня столь же значимы, как и труды Вадима Кожинова — выдающегося мыслителя России конца XX — начала XXI века. С ним я постигаю особенности русской культуры, цивилизации России.

Марксизм и русская культура с её вершиной, что известна миру как советская культура, — вот два краеугольных камня, определяющие, как мне кажется, стиль партийной публицистики при всём нескончаемом её индивидуальном многообразии. Этот стиль я вижу у Геннадия Андреевича Зюганова. Учусь у него народной простоте и глубине выражения мысли и чувства, народной интеллигентности.

— Мысль и эмоции. Как вы смотрите на эту проблему публицистики?

— Очень важно и, признаюсь, трудно для публициста не поддаться искушению преимущественно эмоциональной реакции, когда энергия эмоций перекрывает энергию мыслей. Добиваться их синтеза тяжелее всего. Публицистика — это искусство, а в искусстве всё решает чувство меры.

Ну и, конечно же, нет публициста без овладения мастерством русского слова. И нет лучшего пути овладения им, как непрерывное чтение классической русской литературы. Лев Толстой, мой любимый писатель, даёт мне не меньше в духовном плане, чем Карл Маркс. Публицист должен быть национален и интернационален. Без великой русской литературы ему таким не стать. Хочешь научится писать по-русски — учись этому у русских литературных гениев.

А как нас читают?

— Вы говорите сейчас о писателях, у которых учились. Но давайте коснёмся и читателей. Удовлетворены тем, как вас читают сегодня?

— Нет.

— Ну вот, и я — тоже. Мало читают и ещё меньше — обсуждают прочитанное. И это очень горько. Это на сегодня, по-моему, очень большой и важный вопрос, на который стоит острейше обратить внимание всей партии. Вы согласны?

— Ещё бы! Доходит до того, что не читают даже друзья, и приходится их чуть ли не заставлять. Говорю: я же не для себя пишу в конце концов. Можно было бы оправдать такое неактуальностью и неинтересностью того, о чём пишу. Но знаете, когда прочитают, каждый раз слышишь отзывы положительные, бывает, и восторженные. Оказывается, это и актуально, и чем-то интересно, и свои ответные мысли у многих возникают — желание продолжить начатый в газете разговор.

— У вас в самом деле нередки выступления, требующие дальнейшего разговора. Не только на газетных страницах, но и в партийных организациях. А бывает ли это?

— К сожалению, нет.

— А вот выходит, скажем, очередная ваша книга. Возникает ли где-нибудь в партийных отделениях желание коллективно обсудить её, вместе сосредоточиться на проблемах, которые вы поставили?

— За последние годы таких обсуждений не припоминаю.

— Так в чём же причина? Я понимаю, наши партийные кадры работают с огромной нагрузкой. И сила текучки неимоверно велика, это реальность. Однако не освобождает она коммунистов от необходимости учиться, постоянно заниматься самообразованием. Об этом же, собственно, речь. Между тем потребность такая, согласитесь, ощущается далеко не у всех.

— К великому сожалению! Вы сейчас ставите вопрос действительно важнейший — о самообразовании коммунистов. В партии у нас есть люди, которые про необходимость этого ни на минуту не забывают. Да я скажу, что лидер наш — человек самообразования. Многим известны знаменитые зюгановские тетради. Он ведь с кем бы ни беседовал, всё время старается записывать что-то полезное для себя.

Но, увы, немало и таких, кто к учёбе, к чтению, к интеллектуальной работе над собой относится с явным пренебрежением. Это было и во времена КПСС: то, что Ленин называл комчванством, печально сказалось на судьбе партии. Очень не хотелось бы те роковые ошибки повторить.

— Особенно важна глубокая учёба для нашей партийной молодёжи, не так ли?

— Да, КПРФ переживает сложный период смены поколений, трудности роста. Она растёт за счёт притока молодёжи, что отрадно и свидетельствует об усилении её авторитета в народе. Но среди молодых коммунистов весьма тонка прослойка тех, кто имеет систематические знания основ марксизма-ленинизма. Большинство молодых не искушены в теории, не имеют опыта идеологической борьбы с политическим противником. К тому же их общая культура оставляет желать лучшего. Это не вина их, а беда. Общее падение умственной культуры в России не могло обойти их стороной. Нередко встречаешь и таких, что смешивают понятия патриотизма и национализма, противопоставляют Маркса Ленину, Ленина — Сталину, мыслят категориями государства вообще, демократии вообще, культуры вообще, вне их классовой природы. И это при готовности к политической борьбе и решительному самоотверженному действию, при патриотическом настрое и стремлении познать смысл жизни.

Сформировать у молодых коммунистов основы марксистско-ленинского мировоззрения, тягу к постоянному самообразованию — задача и важнейшая, и труднейшая. Это по сути задача формирования молодой партийной интеллигенции. Её не решить одноактно — прочесть цикл лекций да провести ряд семинаров. Требуется работа систематическая, ежедневная, непрерывная, с пониманием того, что интеллектуальное ядро КПРФ XXI века формируется именно сейчас. Для этого нужно максимально использовать накопленный интеллектуальный потенциал: профессиональных лекторов, пропагандистов, партийных литераторов советского времени. От них ныне во многом зависит идеологическое здоровье партии. Нельзя забывать: опасность оппортунизма никогда не оставит её в покое!

— Спасибо, Юрий Павлович, за беседу. Но вопросов к вам у меня ещё немало. Поэтому, поздравляя вас с юбилеем, выражу надежду на продолжение наших встреч.

— С удовольствием, если это для пользы дела. Может быть, и читатели зададут свои вопросы.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/15901/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт окт 11, 2013 6:30 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Уничтожение памяти и перелицовка символов

Виктор КОЖЕМЯКО.

Заслуженный деятель науки России, профессор Дмитрий ВАЛОВОЙ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Самые сомнительные свои акции нынешняя власть старается проводить тогда, когда это обществу наименее заметно. Ну, скажем, в разгар лета, в сезон отпусков. Так произошло и на сей раз: в середине июля неожиданно и, можно сказать, вполголоса было сообщено о демонтаже известного обелиска неподалёку от Кремля, при входе в Александровский сад.

Чем это вызвано? Объяснения, как всегда в подобных случаях, последовали туманные и противоречивые. Вроде бы памятник нуждается в ремонте, в укреплении, поскольку появились трещины, но вместе с тем прозвучал и явственно уловимый намёк, что имена после реставрации будут на нём совсем другие.

Что же не устраивает сегодняшних властителей в тех личностях, память о которых обелиск нёс более девяти десятилетий? В чём знаковая символика происходящего? Об этом я решил поговорить с ветераном «Правды», заслуженным деятелем науки Российской Федерации, профессором Дмитрием Васильевичем Валовым — одним из авторов книги «Имена на обелиске», выдержавшей в советское время несколько изданий и переведённой на английский, немецкий, португальский, монгольский и другие языки.

Власть сама себя характеризует

— Дмитрий Васильевич! Почти полвека назад вы с вашей супругой Генриеттой Евгеньевной Лапшиной издали эту интереснейшую книгу под названием «Имена на обелиске». В ней собраны яркие очерки о выдающихся деятелях человечества, чьи имена были высечены на обелиске в Александровском саду. Теперь исторический обелиск демонтирован и, судя по всему, будет кардинально перелицован. Мотивировку этого я прочитал в правительственной «Российской газете». Как известно, в другом конце того же Александровского сада близ Кремля недавно установлен памятник патриарху Гермогену, который героически проявил себя во время польской интервенции XVII века и погиб в 1612 году. Так вот, некая Галина Ананьина, представленная как историк, в интервью «Российской газете» утверждает, что «у Гермогена с революционными мыслителями диссонанс получается невероятный…» Вы согласны? Обоснование для вас убедительное?

— Категорически нет! Но Гермоген в данном случае лишь предлог, своего рода маскировка. Поэтому давайте мы к нему далее вернёмся, а пока осмыслим истинную суть намерений власти. Ведь прецедент с обелиском отнюдь не единичный. Он вписывается в давно обозначенное направление властной политики по отношению ко всему советскому. Суть — в неприятии, отрицании его, в том числе на уровне символов.

— Да, конечно, символы о многом говорят. Советские серп и молот — утверждение власти труда, а не капитала. Если же говорить о нагнетаемом за последние два десятилетия культе царей, причём независимо от реальных заслуг каждого перед Отечеством, то это совсем другое…

— В том-то и дело. Однако усиленная реанимация этого культа очевидна. Вот и в отношении к обелиску в Александровском саду действует заданная тенденция, имеющая, если вдуматься, глубоко символическое значение. Можно даже сказать, это — определённая самохарактеристика установившейся у нас власти.

— И как вы её воспринимаете, эту самохарактеристику?

— Примерно так: «Мы (то есть власть) — за возвращение страны в царство угнетателей». Напомню, когда произошла Великая Октябрьская социалистическая революция, новая власть тоже провозгласила свои символы. Но были они диаметрально противоположными. Звали к освобождению от угнетателей, увековечивали память тех, кто боролся за угнетённых.

Отразилось это и в плане монументальной пропаганды, принятом по инициативе В.И. Ленина вскоре после Октября. Имелось в виду прежде всего увековечение памяти борцов за свободу и справедливость всех времён и народов — от Спартака, Томаса Мора, Степана Разина до Маркса, Энгельса, Чернышевского... Тогда же было принято решение снести памятники в честь царей и их приспешников, не имеющие художественной ценности.

— В Петрограде остались не только Пётр I, но и Екатерина II, и Николай I…

— Как произведения подлинного искусства. К таковым не относился памятник, установленный в Александровском саду в 1914 году — согласно решению Московской городской думы, по случаю отмеченного недавно 300-летия Дома Романовых. На нём были высечены имена всех царей этой династии, включая здравствовавшего тогда Николая II. Через три года, в феврале 1917-го, династия рухнула. Но, учитывая ограниченные материальные возможности в связи с трудностями времени, решено было этот памятник-обелиск не сносить, а заменить на нём имена царей именами революционных мыслителей, борцов за торжество царства угнетённых.

Это было сделано к первой годовщине Октября. И таким образом памятник приобрёл реальную историческую ценность — как один из самых первых примеров советской монументальной пропаганды. Кстати, других таких примеров до нашего времени почти не сохранилось, что ещё больше повышает значимость обелиска в нынешнем виде.

Кого и почему хотят предать забвению

— Но кто-нибудь скажет: а может, имена, высеченные на обелиске в 1918 году, вовсе не заслуживают того, чтобы их знали и помнили?

— Это смотря как судить, то есть с чьей точки зрения. Если исходить из интересов угнетателей всех времён и народов, их взглядом руководствоваться, то безусловно. Однако во все времена гораздо больше было не угнетателей, а угнетённых. Простых людей, тружеников. И вот для них-то эти имена должны быть не просто известны, а по-настоящему дороги.

— Пожалуйста, назовите в том порядке, как значились они на обелиске.

— Маркс, Энгельс, Либкнехт, Бебель, Кампанелла, Мелье, Уинстлей, Мор, Сен-Симон, Вальян, Фурье, Жорес, Прудон, Бакунин, Чернышевский, Лавров, Михайловский, Плеханов.

Различны судьбы и жизненные пути этих людей, но все они при жизни подвергались гонениям и лишениям. Более трёхсот лет, по нашему подсчёту, провели в изгнании, в ссылках и тюрьмах эти борцы за справедливость. Замечу, что их стремление к справедливости перекликается с патриотическими грамотами патриарха Гермогена, поэтому никакого «диссонанса», придуманного г-жой Ананьиной, тут нет. А вот у Гермогена с Романовыми после реставрации их обелиска действительно получится «диссонанс невероятный»!

— В чём же он, по вашему мнению?

— Не по моему, а по мнению истории. Надо вспомнить Смутное время. Патриарх Гермоген вёл непримиримую борьбу с лжедмитриями и всей шайкой бояр-предателей. А Филарет Романов, отец будущего царя, стал Патриархом при «Тушинском воре» — Лжедмитрии II. Г-жа Ананьина в «Российской газете» утверждает, будто «патриарх Гермоген назвал первого царя из династии Романовых». Но Гермоген ушёл в мир иной за год до царских выборов! Михаил тогда ещё сидел с мамашей и другими боярами-предателями вместе с поляками в осаждённом ополченцами Кремле.

В итоге смутных передряг Филарет оказался в Польше. Потом, после возвращения, при слабом, болезненном сыне он получил особый титул: «Великий государь Святейший Божею милостию Патриарх Московский и всея Руси». У него появилась неограниченная возможность заметать следы своей неблаговидной деятельности при Лжедмитрии II и в смоленской ставке польского короля Сигизмунда. Вот и навязал придворным историкам свою субъективную и выгодную ему оценку многих событий Смутного времени.

До сих пор историки, используя различные документы, вносят существенные поправки в романовские оценки тех событий. Что же касается романовского рода, то применительно к нему пословицу «В семье не без урода» следует перефразировать приблизительно так: «И в худом роду бывают достойные деятели»…

— Развивая свою выдумку о «диссонансе» Гермогена и обелиска, Галина Ананьина продолжает: «А если учесть, что на нём высекают имена мало кому ныне известных Мелье и Фурье, то возникает большой диссонанс со здравым смыслом»…

— Что же, невежества сейчас в избытке, но у «историка» Ананьиной оно «диссонирует» на грани здравого смысла. Своё восхищение Мелье выразили Вольтер и Пушкин. Сегодня немало невежд, не знающих Пушкина. Но разве это повод для ликвидации его памятников?

Немного скажу о Мелье. В одном из приходов Шампани он, молодой священник, в воскресной молитве высказал местному феодалу упрёк в слишком жестоком, не христианском обращении с крестьянами. Феодал пожаловался епископу. Тот строго предупредил Мелье: дескать, нельзя обижать наших кормильцев, и если такое повторится, то прихода больше не получишь. Отвечая на подобные факты, Мелье написал свой трактат «Завещание». В нём он снял маску с церковных предводителей, которые являются безропотными слугами власть имущих, призвал верующих «объединиться и расправиться с тиранами».

Стоит заметить, что призывы Мелье и его размышления о христианской идее построения «1000-летнего царства угнетённых» во многом схожи с мыслями знаменитого монаха Томмазо Кампанеллы, увековеченного на обелиске рядом с ним. Тридцать три года Кампанелла, страстно мечтавший о «Городе Солнца» для всех, провёл в тюрьмах ватиканской инквизиции. Вот ведь как пугали тех, кто жил чужим трудом, даже мечты людей о справедливом устройстве общества!

— Раз уж пошёл такой разговор, сообщите г-же Ананьиной, да и всем, кто не знает, что-нибудь о Шарле Фурье, которого она упомянула.

— Он тоже был защитником угнетённых и выдающимся мыслителем. «Фурье посвятил энергию своего могучего ума изучению социального строя человечества, — отмечал Ф. Энгельс. — Его научное мышление трезвое и свободно от предрассудков». По владению диалектикой классики марксизма даже сравнивали Фурье с Гегелем, называя его труды «аксиомой социальной философии».

Труды Фурье разоблачают угнетателей всех видов, фальшь и маскировку «святых отцов». Поэтому папа Григорий XVI издал специальную энциклику, в которой осуждалась «социетарная теория Фурье». Сочинения его были запрещены Ватиканом. А Беранже в статье «О системе Фурье» писал: «Главное в его системе — это желание покончить с неурядицей и злоупотреблениями, царящими в обществе, и перейти к совершенно новому социальному строю».

Фурье был участником Великой французской революции, защитником республики. Но в наступившем капитализме он увидел серьёзнейшие пороки и начал с ними активную борьбу. Новый, буржуазный строй он назвал «Мир навыворот», выделив 12 бичей капитализма. В их числе следующие: угнетение людей труда, спекуляции и мошенничество, фальсификация продуктов и лекарств, алчность наживы, эгоизм. Он пророчески предсказал, что с развитием капитализма пропасть между нищетой и богатством будет увеличиваться. «Без права на труд все дары капитализма равны нулю», — утверждал Фурье. О буржуазной «справедливости» писал так: «Кто украл мешок картошки — того в тюрьму, а кто миллион франков — того в депутаты или министры».

Как видим, более чем за два века до нашего времени Фурье указал на родовые пороки капитализма, которые пышным цветом расцвели в современном «царстве угнетателей».

Угнетатели торжествуют, но ещё не вечер…

— Я обратил внимание, Дмитрий Васильевич, что вы уже не раз употребили эти определения — «царство угнетателей» и «царство угнетённых». Они из глубины веков?

— Конечно. Гёте предупреждал:

Тот, кто взглядом не проникнет

В толщу трёх тысячелетий,

К темноте, как крот, привыкнет,

Век живя на белом свете.

Чтобы не быть кротами-слепцами и лучше понимать современность, надо заглядывать в толщу времени. А ведь история человечества представляет собой многовековую борьбу угнетённых против своих угнетателей — рабов против рабовладельцев, крестьян против феодалов, рабочих против капиталистов.

Октябрь 1917-го стал, можно сказать, кульминацией этой борьбы, и обелиск, о котором мы говорим, преображённый к первой годовщине пролетарской революции в России, провозглашал связь нашей борьбы за освобождение трудящихся с предшественниками не только у нас, но и в других странах. Имена царей, высеченные на обелиске в 1914 году, — это, согласитесь, были символы общества, где власть богачей противостояла «простому народу». А новые имена — символы борьбы за переустройство такого общества на справедливой основе.

— И обратная смена их, понятно, многое означает в нынешней жизни. Символика имён, разделённых резким водоразделом противостояния, принадлежит ведь не только истории. С одной стороны, в мире сегодня звучат, скажем, Фидель Кастро и Уго Чавес, с другой — Буш и Обама… Однако наша Октябрьская революция остаётся, судя по всему, самым опасным символом для отстаивающих несправедливость. Вот и новоявленные российские властители очень хотят, чтобы она и её результаты представлялись в максимально чёрном виде, а ещё лучше — чтобы про неё вообще забыли. У той же Галины Ананьиной в «Российской газете» читаю: «В Александровском саду увековечены несколько славных и значимых для нашей страны эпох — преодоление Смуты, победа над Наполеоном и победа в Великой Отечественной войне». Имеется в виду, конечно, могила Неизвестного солдата. Но разве социалистическая революция не есть одно из самых значимых и славных для нашей Родины событий? Ясно, что без победы Великой революции

не было бы и победы в Великой войне. Путин недавно вроде бы провозгласил соединение разных времён нашей истории, но получается, что никаких напоминаний о революции не должно быть возле Кремля! Отсюда же нетерпимость к ленинскому Мавзолею и красному некрополю, как и к обелиску первого года Советской власти?

— Безусловно, отсюда. Хотя поистине всемирно-историческое, эпохальное значение нашей революции никакому сомнению не подлежит. Она осуществила вековечные мечты человечества и даже изначально главные христианские идеи сделала реальностью. Помните евангельское: «И последние станут первыми»? А в гимне коммунистов появились слова: «Кто был ничем, тот станет всем». Так, собственно, потом и произошло. То же самое — ещё с одним краеугольным христианским постулатом: «Не работающий да не ест». Это почти дословно вошло в первую советскую Конституцию.

Первоначально целью христианства, родившегося как религия рабов, мечтавших о своём освобождении, именно и было: «Ликвидация рабства зверей-императоров, богатых сановников и построение 1000-летнего царства угнетённых». То есть общества, в котором бы угнетённые перестали быть таковыми.

Но после того, как римский император Константин объявил христианство государственной религией, церковные иерархи предали эти его освободительные идеи и стали вовсю защищать рабство. Исследователь истории христианства Карл Каутский утверждает: «Христианство победило лишь тогда, когда превратилось в полную противоположность тому, чем оно являлось первоначально». Кстати, понимание этого и привело Каутского к марксизму. В нём он нашёл то, что предали «отцы церкви».

Когда Римская империя рухнула, церковникам удалось убедить большинство прихожан, что это «божья кара за неверие». Призвали всех вымаливать прощение за грехи. В итоге с помощью предводителей церкви было построено «2000-летнее царство угнетателей». За две тысячи лет угнетатели с благословения церковных иерархов натворили много чёрных дел: крестовые походы, колонизация Азии, Африки, Северной и Южной Америки, две мировые войны и несть числа другим военным конфликтам. При этом угнетатели несколько раз изменяли своё название, а методы угнетения изощрялись и «облагораживались». Сегодня форма угнетения называется «демократией», а угнетатели — олигархами.

В статье «Соединённые линчующие штаты» Марк Твен писал: «Кто же угнетатели? Их немного: король, капиталист и горстка других — надсмотрщиков и подручных. Кто угнетённые? Их множество. Это народы мира: лучшие представители человечества, рабочие люди — те, кто своим трудом добывает хлеб для праздных белоручек».

— Собственно, так обстоит и сегодня…

— А я скажу, что ещё хуже! В эпоху производительного капитализма предприниматели десятилетиями сколачивали своё состояние за счёт производства и реализации товаров и услуг. Сегодня же олигархи на аферах и мошенничестве богатеют мгновенно. Вот Сорос обвалил английский фунт и «заработал» миллиард и двести миллионов долларов, став при этом украшением мировой «элиты». Раньше за мошенничество ради 300 процентов прибыли, о которых писал Динник, цитировавшийся Марксом в «Капитале», можно было и на виселицу угодить. А теперь, имея несколько тысяч процентов прибыли, олигархи не подвергаются никакому риску. Почему? На этот вопрос со знанием дела отвечает тот же Сорос. Аферы на финансовых рынках он сравнивает «с огромным катящимся шаром, который разоряет на своём пути национальные экономики». В связи с этим Сорос пишет: «Я сознавал пагубные последствия своих действий, но я играл (разорение государства называется «игрой»! — Д.В.) по правилам… Правила разрабатываются властями, но в демократическом обществе власти избираются игроками». Откровеннее не скажешь!

Главной чертой современного «царства угнетателей» является замена экономики хрематистикой (греч. «хрема» — богатство, обогащение). Понятие «хрематистика» в научный оборот первым ввёл ещё Аристотель в качестве антипода экономики. Если целью экономики является удовлетворение потребностей человека, то целью хрематистики, по Аристотелю, — «сколачивание богатства в торговой деятельности любыми путями до бесконечности…» Сегодня на финансово-валютных рынках прокручивается ежедневно более пяти триллионов долларов! Это треть годового объёма мировой торговли. Но только один-два процента валютных операций обслуживают реальные потоки товаров и услуг. Всё остальное — аферы, спекуляции и махинации.

Современное либеральное «царство угнетателей» кратко можно представить так. Всё и вся — от земли, лесов, озёр, газет, самолётов, портов и яхт, президентских, министерских и депутатских мандатов, учёных и журналистов, артистов и футболистов до чести, совести и достоинства — свободно продаётся и покупается. «Либерал-демократ» Жириновский предложил ещё продавать на экспорт… девственность юных россиянок. По его расчётам, доход будет больше, чем от газа. Как тут не вспомнить Александра Сергеевича Пушкина:

С развратным городом не лучше ль

нам проститься,

Где всё продажное: законы, правота,

И консул, и трибун, и честь,

и красота?

Урны из Кремля — в Сгонники?!

— Однако не заметно, чтобы нынешняя российская власть, вняв Пушкину, намерена была со всем этим проститься…

— Нет, не заметно. Наоборот, упорно подчёркивается, в том числе по отношению к историческим символам, с чего мы начали наш разговор: курс — на всемерное восстановление и поддержку «царства угнетателей», а про справедливость и борьбу за неё предлагается забыть. То есть курс не вперёд, а назад!

— Общественным идеалом объявлена стабильность. Во что бы то ни стало. Чуть ли не на все предстоящие времена. Оно бы вроде и хорошо — тихо, спокойно, без потрясений, да только всё ли тут зависит от желания властей? Между тем однозначное осуждение всего, что связано с нашей Великой революцией, стремление очернить её, демонизировать героев той эпохи или наложить на них табу нисколько ведь не страхуют от революций в будущем.

— Разумеется. Самообман это: закрыть глаза и не извлекать уроков из прошлого. Постыдно прятать, например, ленинский Мавзолей во время нынешних торжеств на Красной площади. Он ведь стал символом не только Великого Октября, но и Великой Победы, поскольку с ним неразрывно связаны два легендарных парада — в ноябре 1941-го и в июне 1945-го. Но самое главное — недопустимо «прятать», что значит для нашей страны основатель первого в мире социалистического государства Владимир Ильич Ленин и что достигнуто этим государством за годы его существования!

— Прячут прежде всего потому, что видят в тех величайших достижениях живой укор себе?

— Несомненно. Вспомним, Первая мировая война, а затем иностранные военные интервенции доконали и без того слабую экономику России. В 1920 году объём её составлял треть от уровня 1913 года. Таков был старт плана ГОЭЛРО. Когда Ленин рассказал английскому писателю Уэллсу о перспективах электрификации России, знаменитый фантаст признавался: «В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть ту Россию будущего». В брошюре «Россия во мгле», написанной после возвращения из России, ленинскую электрификацию Уэллс назвал «электрофикцией», а самого Ленина — «кремлёвским мечтателем».

Но, прощаясь с Уэллсом, советский вождь пригласил писателя приехать через 10 лет. И он приехал. План электрификации был перевыполнен в 5,4 раза, а уровень экономики 1913 года вместо запланированного удвоения превзойдён в 5,7 раза! Ленина уже не было. У писателя состоялась беседа со Сталиным, была поездка по Советской стране. И на этот раз после возвращения Уэллс поведал миру о поразительных успехах социалистического строительства «в царстве угнетённых» — на фоне кризиса в странах капиталистического Запада.

Поразительно, но это неопровержимый факт: за двадцать лет — с 1920 по 1940 год — во враждебном капиталистическом окружении, бойкотировавшем молодую Советскую республику, была создана мощь, выдержавшая удар почти всего европейского экономического потенциала. Ведь известно, что перед нападением на СССР Гитлер покорил одиннадцать государств и сосредоточил в своих руках все их ресурсы. Вместе с гитлеровскими полчищами в войне против Советского Союза участвовали и десятки дивизий других европейских стран.

А что создано за двадцать либерально-рыночных лет? Ельцинско-гайдаровский погром России в десятки раз превысил урон от нашествий Наполеона и Гитлера, вместе взятых. И за двадцать лет либералы даже не смогли восстановить советский уровень экономики.

— Вот о чём, в сравнении, стоило бы поведать на страницах единого учебника истории, который создаётся сейчас по предложению Путина.

— Вряд ли на это можно надеяться. О том, что великая память советской эпохи раздражает теперешних правителей, свидетельствует и их намерение ликвидировать исторический мемориальный комплекс возле Кремля. Убрать эти советские захоронения подальше с глаз долой — в деревню Сгонники, в четырёх километрах севернее Мытищ.

Постыдное, кощунственное намерение! Однако, судя по всему, от реализации его власть не отказывается. В российских средствах массовой информации прошли весьма краткие сообщения, что министр Шойгу открыл в Мытищах военное мемориальное кладбище. Но украинское телевидение сделало на эту тему большую передачу, которую мне удалось посмотреть во время отдыха в Крыму.

Из неё следует: подготовка к перезахоронению идёт полным ходом. Процесс пока тормозится лишь законом, запрещающим делать это без согласия родных и близких. Поэтому не исключено, что проект изменения закона уже в рукаве очередного либерала-вандала и в определённый момент, подобно акту о разрушении Российской академии наук, его вбросят в правительство и за недельку оформят.

— Вы полагаете, что с Красной площади хотят убрать все захоронения?

— По-моему, это невозможно. Захоронения в Кремле совершаются испокон веков. Там покоятся цари и патриархи. Есть старинные могилы и возле храма Василия Блаженного. А советские захоронения начались по народной инициативе, что называется, снизу. Представители районных военно-революционных комитетов Москвы после подавления юнкерского мятежа в начале ноября 1917 года приняли решение похоронить его жертв у Кремлёвской стены.

«Раньше в Кремле хоронили царей, теперь наш царь — народ! И мы должны похоронить представителей народа в этом святом для России месте!» — заявили известному американскому журналисту-коммунисту Джону Риду организаторы похорон (кстати, сам Джон Рид позднее был похоронен в Кремлёвской стене).

Перед Кремлём тогда сделали две братские могилы. Первая — от Никольских ворот до Сенатской башни, а вторая — от Сенатской башни и почти до Спасских ворот. 10 ноября 1917 года при огромном стечении народа со всей Москвы сюда опустили 240 гробов. На Всероссийском церковном соборе в связи с этим разгорелись страсти. Напомню: Пётр I ликвидировал в России институт патриархов, а Советская власть его восстановила. Вновь избранный патриарх Тихон в конце концов освятил братские могилы. А к первой годовщине Октябрьской революции В.И. Ленин открыл здесь мемориальную доску работы скульптора С.Т. Конёнкова.

Между двумя братскими могилами у подножия Сенатской башни и в Кремлёвской стене похоронены:

— выдающиеся деятели Коммунистической партии и Советского государства, в их числе И.В. Сталин, В.М. Молотов, Ф.Э. Дзержинский, Л.И. Брежнев, А.Н. Косыгин;

— прославленные полководцы, маршалы Советского Союза, в том числе единственный четырежды Герой Советского Союза Г.К. Жуков, дважды Герои Советского Союза И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, К.К. Рокоссовский, С.К. Тимошенко, И.И. Якубовский;

— всемирно известные учёные, в том числе трижды Герои Социалистического Труда М.В. Келдыш и И.В. Курчатов, дважды Герой Социалистического Труда С.П. Королёв;

— первый космонавт планеты Ю.А. Гагарин, космонавты В.Н. Волков, В.М. Комаров, В.И. Пацаев;

— первые женщины — Герои Советского Союза М.М. Раскова и П.Д. Осипенко, которые вместе с В.С. Гризодубовой установили мировой рекорд на дальность беспосадочного перелёта Москва — Дальний Восток;

— всемирно известные деятели международного рабочего движения, руководители коммунистических партий ряда стран.

— А легендарные лётчики Валерий Чкалов и Анатолий Серов? А великий русский советский писатель, классик мировой литературы Максим Горький?

— Да, конечно, и они… Всех великих и выдающихся, составляющих славу Отечества, долго перечислять. Очень важно, что все они здесь вместе и составляют таким образом как бы именное лицо советской эпохи, которую Александр Зиновьев неопровержимо назвал вершиной российской истории. Важно и то, что похоронены они на священном, поистине сакральном месте, каким является Красная площадь — сердце нашей страны.

— Теперь говорят, что «кладбище» мешает концертам, которые иногда проводятся на Красной площади. Дескать, не сочетается с ними.

— Но это — лицемерие. В Кремле и в советское время концерты бывали, причём на регулярной основе. Почему же не переносят в Сгонники кремлёвские могилы царей и патриархов? Замечу: безбожники-коммунисты их прах не потревожили, а либералы, мелькающие ныне на богослужениях, безбожно громят памятники и символы Советской власти. Теперь вот берутся и за священные могилы эпохи…

— В советское время, как и во все времена, Красная площадь была по-особому торжественной и величественной. Особое, возвышенное настроение сразу же охватывало каждого, кто вступал на эту брусчатку, слышал звон Кремлёвских курантов, созерцал парадную смену караула перед ленинским Мавзолеем. Теперь же делается всё возможное и невозможное, чтобы полностью уничтожить этот сакральный дух нашей истории на главной площади страны. Раньше-то все кремлёвские концерты были высочайшего уровня. А каково ныне видеть и слышать здесь самую низкопробную, пошлую попсу? Зачем устраивать тут каток — разве другого места для этого нет? Или какие-нибудь потешные «соревнования» в беге дам на высоких каблуках, автомобильные гонки вокруг Кремля…

— Я согласен: всё это не назовёшь иначе, как кощунством, надругательством над самым святым для каждого из нас местом. И они ещё лицемерно толкуют, будто советские захоронения «портят» Красную площадь. Да настоящая-то порча именно от них идёт!

http://gazeta-pravda.ru/content/view/15962/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт окт 17, 2013 9:23 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
С газетами — к рабочим!

Виктор КОЖЕМЯКО. (Спец. корр. «Правды»). Тамбов—Москва.

Есть такая важная составляющая в делах тамбовских коммунистов. А что интересного

и полезного появилось в вашей парторганизации благодаря партийной прессе?

Журналиста-правдиста, приехавшего в любой регион, конечно же, интересует, читают ли здесь «Правду». Прежде всего — в наших парторганизациях: ведь к ним-то газета КПРФ обращена в первую очередь. И впечатления, прямо скажу, бывают разные.

Печально, например, понять в разговоре даже с кем-нибудь из руководителей обкома: нет, он не читает. Печально видеть в том же обкоме или рескоме кипы спецвыпуска газеты, оставшиеся нераспространёнными, то есть не дошедшими до читателей. Огорчения подобные, увы, не так уж редки.

Но вот в Тамбове, где я побывал недавно, было чему порадоваться.

Время прошло, а публикация работает

Каждый, с кем в здешнем обкоме и в райкомах заговаривал о родной газете, сразу подхватывал тему. И рассказывал, чем «Правда» помогает в работе, какие материалы за последнее время особенно понравились, что в газете предлагается усилить и улучшить.

А Вера Васильевна Кветкина, секретарь Октябрьского райкома в городе Тамбове, достала из стола газетную вырезку и многозначительно протянула её мне с вопросом:

— Помните эту свою публикацию?

Разумеется. Была у меня пять лет назад беседа с первым секретарём Рязанского обкома партии Владимиром Николаевичем Федоткиным. О разном отношении коммунистов к своим обязанностям. Одни сполна выкладываются, выполняя партийный долг, не жалеют ни сил, ни времени, а другие не очень себя утруждают.

У рязанского собеседника моего, опытного партийного работника, немало нашлось интересных жизненных примеров для газеты — и хороших, и плохих. Во многом поучительных. Тогда как раз ветеран партии из Владивостока поставил в своём письме в «Правду» вопрос: почему нередко говорят и пишут «настоящий коммунист»? Ведь иначе, мол, и быть не может! Если же не настоящий — значит и не коммунист…

Вот какой вопрос обсуждали мы с рязанским секретарём. Изложение нашего разговора появилось в «Правде» под заголовком «Все должны быть настоящими, но на поверку — не все».

Именно этот материал пятилетней давности положила теперь передо мной секретарь райкома в Тамбове. И сказала:

— Знаете, вот уж сколько времени прошло, а беседа эта до сих пор у нас работает. Да ещё как! Тем, кого мы собираемся принимать в партию, буквально каждому, наряду с изучением Устава и Программы обязательно рекомендуем прочитать правдинскую публикацию о настоящих и «не настоящих». А потом вместе проблему обсуждаем — с привлечением фактов нашей партийной жизни. Для вступающих в КПРФ это становится одним из первых уроков партийности. В областной школе молодых коммунистов, которая создана стараниями первого секретаря обкома Андрея Игоревича Жидкова, такая тема на занятиях тоже не упускается…

Место встречи — у заводских проходных

Вот так начался мой разговор с Верой Васильевной Кветкиной, но на том не закончился. Я понял: её общение с «Правдой» не только постоянное, а ещё и очень внимательное. Газета, как она говорит, всё время подсказывает что-нибудь полезное. Таким-то образом подхватили они у себя в районе опыт смоленских коммунистов, о котором прочитали в «Правде».

Очень трудно сегодня распространять партийное влияние в рабочие коллективы. На заводы и фабрики с выступлениями коммунистов не допускают. Но ведь можно доносить до рабочих нашу прессу. Можно и нужно! Это и стало важным направлением в деятельности коммунистов Октябрьского района Тамбова.

Здесь, в городском районе, при всей обычной разрухе последних лет сохранилось несколько значительных предприятий советского времени — «Полимермаш», «Электроприбор», «Гальванотехника», «Тамбовмаш», «Пигмент». И хотя действуют все они далеко не на полную мощность, утром какое-то число рабочих направляются к заводским проходным, а после смены отсюда выходят.

В райкоме решили: именно тут, возле проходных, будет место нашей встречи. Именно сюда пойдём мы с нашими газетами.

Создали специальные группы. Распределили адреса и обязанности. Сама Вера Васильевна пошла в числе первых. Взяли с собой «Наш голос» — газету обкома и спецвыпуск «Правды». Интерес у рабочих оказался очень большой. Газеты едва успевали раздавать…

Нет, конечно, были и заметно осторожные, которые демонстративно сторонились: всё-таки подзапуганы капиталистическим давлением. Однако многие, надо признать, радовались появлению непривычных газет. Радовались и тянулись к ним, а затем, день ото дня, стали уже ждать как нечто весьма желанное.

— Про спецвыпуски «Правды» спрашивают: а когда следующий? — рассказывает Вера Васильевна. — Самые острые проблемные материалы рабочие обсуждают. Об этом знаем, например, от нашего коммуниста Александра Александровича Семёнова: он сам рабочий на «Полимермаше» и один из активнейших распространителей «Правды» и «Нашего голоса».

Называет она и ещё двух товарищей, для которых работа с партийными газетами стала постоянным и ответственным делом. Это Иван Терентьевич Марков, возглавляющий штаб протестных действий, и Виктор Сергеевич Кузнецов. К заводам они всегда идут во главе своих групп. О результатах каждого очередного похода рассказывают друг другу, делятся опытом, советами, проблемами. Всё больше привлекают к этой работе молодёжь, которой пополняется районная парторганизация.

Кто-то из молодых предложил расширить распространение газет и пойти с ними на рынки, куда приезжают сельские жители. Самый большой рынок — на углу улиц Магистральной и Мичуринской. С него начали. А теперь уже появились здесь, можно сказать, «старые знакомые»: встречают радушно и берут газеты не только для себя, но и для односельчан.

Вера Васильевна вспоминает в связи с этим опыт Народного референдума, который, по её убеждению, очень многое дал. Тогда коммунисты этого городского района не только в Тамбове работали, но и ездили по области. Микроавтобус с красным флагом, красная палатка на сельской улице, красные накидки коммунистов с эмблемой КПРФ — всё это сразу же привлекало повышенное внимание. Завязывались разговоры. Многие откровенно изливали душу, делились наболевшим, охотно отвечали на вопросы референдума.

— А газеты тогда вы с собой тоже брали? — спрашиваю секретаря райкома.

— Обязательно! Расходились все, до единого экземпляра.

Газетное слово и партийное дело

Итак, встреча в одном из райкомов КПРФ Тамбова вновь подняла и заострила тему, постоянно живущую, наверное, в сознании каждого журналиста: а как работает наше слово? Газетное, журнальное, книжное, а теперь вот ещё и с интернет-сайтов, которые появились в региональных партийных комитетах.

Первый (и вечный, можно сказать) вопрос состоит в том, насколько широко слово партийных изданий доходит до читателей. Тут своего рода гарантией для газет должна бы стать подписка, но с нею во многих регионах, в том числе, кстати, и в Тамбове, дело обстоит весьма неважно. Оправдания, которые приходится слышать, как правило, мало убеждают. Всё-таки надо признать: недорабатываем.

Но есть и вопрос второй. Допустим, «Правда» к подписчику пришла. А прочёл ли он её как следует? Недавно я беседовал с Юрием Павловичем Беловым — одним из интереснейших публицистов нашей газеты. Спросил его: довольны ли, как вас читают? В ответ услышал: «Нет».

Да ведь суть — в понимании, что значит читать. Есть классическое выражение Салтыкова-Щедрина, которое резко иронически любил повторять Ленин: «Писатель пописывает, читатель почитывает».

Ну да, именно так: не читает (умом, сердцем, душой!), а почитывает — в некоем интеллектуальном и чувственном расслаблении. Так себе, вскользь и бегло, для мимолётного времяпровождения. И результат, конечно, нулевой.

Может, кто-нибудь спросит: а какой, собственно, должен быть результат? Отвечу: прежде всего — отклик, мыслью, а ещё лучше — делом. Если вас что-то затронуло, взволновало в газете — понравилось или, наоборот, вызвало несогласие — и вы написали нам об этом, уже хорошо. Спасибо вам! Значит, вы вступили с газетой в диалог. Значит, о чём-то актуальном мы с вами думаем теперь вместе и можем вместе найти более точный ответ.

Но может быть ещё большее. Вспомните: секретарь Октябрьского райкома КПРФ в городе Тамбове Вера Васильевна Кветкина остановила внимание на публикации в «Правде», которая, с её точки зрения, должна была помочь в становлении молодых коммунистов. Не одноразово помочь, а работать каждодневно. Потому и решила размножить эту публикацию в ксерокопиях, сделав своеобразным пособием при воспитании партийного пополнения. И оказалось, что газетный материал, построенный на фактах партийного отделения Рязанской области, вот уже более пяти лет успешно работает в условиях Тамбова.

Здесь что особенно поучительно? Многие другие партийные работники материал этот, наверное, тоже прочитали и, может быть, даже мысленно одобрили его. Но вот дальше ничего не последовало. А у Веры Васильевны — последовало! И это, судя по всему, сказывается на качестве пополнения районной парторганизации, что, в конечном счёте, и есть самый главный результат.

А опыт смоленских товарищей, о котором в Октябрьском райкоме Тамбова тоже узнали из «Правды», подсказал и помог начать здесь важнейшее дело — пойти с партийными газетами к рабочим.

Везде ли действуют так? А если не везде, то почему?..

* * *

Не скрою: пишу всё это в надежде на отклик. Пишу, поскольку действительно наболело. Слово, публикуемое в партийной газете, будь то слово журналиста или секретаря обкома, рабочего или учёного, хлебороба или ветерана труда, непременно должно читаться и РАБОТАТЬ.

Хорошо бы нам, делающим газету, поконкретнее узнавать от тех, кто её читает, как воспринимается газетное слово и оборачивается ли оно лично для вас, ваших товарищей, вашего партийного отделения реальным, полезным, насущным партийным делом.

Четыре вопроса о «Правде» и о вас

1. Какие материалы в «Правде» привлекли ваше внимание за последнее время и чем?

2. Что в газете вас не удовлетворяет и каковы ваши предложения?

3. Если вы член КПРФ, могли бы вспомнить факты коллективного обсуждения выступлений «Правды» в вашем партийном отделении?

4. А есть ли примеры, когда газетный материал подсказал вашей парторганизации какое-то новое дело или необычную форму работы?

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16022/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт ноя 15, 2013 6:56 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Четыре вопроса о «Правде» и о вас

Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».


В «Правде» от 18—21 октября (№ 115) была опубликована корреспонденция из Тамбова «С газетой — к рабочим!», которая завершалась вот этими четырьмя вопросами, обращёнными к читателям. Чем же вопросы были вызваны? Что побудило редакцию поставить их?

Напомню: речь в той корреспонденции шла об интересном опыте тамбовских коммунистов. А почерпнули они этот опыт со страниц «Правды». То есть узнали, например, из напечатанного здесь материала, что коммунисты в Смоленске идут со своими газетами к заводским проходным и таким образом доносят их до рабочих. И, прочитав об этом, в Тамбове решили действовать так же. Результат? Теперь «Правду» и областную партийную газету «Наш голос» уже достаточно широко знают на ряде тамбовских предприятий, куда для устных выступлений, как известно, путь коммунистам закрыт.

Или ещё пример. Секретарь Октябрьского райкома КПРФ в Тамбове Вера Васильевна Кветкина обратила внимание на публикацию в «Правде» о настоящих и «не настоящих» коммунистах. Секретарю представилось полезным, если эта тема будет обсуждаться со сторонниками партии, решившими вступить в КПРФ. И вот материал «Правды», размноженный на ксероксе, уже пять лет используется здесь как своего рода пособие в работе с партийным пополнением.

Используется в работе… Вот самое главное: благодаря вниманию и усилиям коммунистов газета не просто читается, а работает!

Но везде ли так? А если не везде, то почему? Об этом снова и снова заставляют думать журналистские встречи на местах.

«Не скрою, — признался я в той корреспонденции из Тамбова, — пишу всё это в надежде на отклик. Слово, публикуемое в партийной газете, будь то слово журналиста или секретаря обкома, рабочего или учёного, хлебороба или ветерана труда, непременно должно читаться и РАБОТАТЬ. Хорошо бы нам, делающим газету, поконкретнее узнавать от тех, кто её читает, как воспринимается газетное слово и оборачивается ли оно лично для вас, ваших товарищей, вашего партийного отделения реальным, полезным, насущным партийным делом».

Собственно, это желание и продиктовало «Четыре вопроса о «Правде» и о вас». Стали поступать отклики, чему мы в редакции, конечно, рады. Первое письмо опубликовано в номере 118, ещё два — в 124-м, а сегодня печатаем большую подборку.

Спасибо всем. Публикацию этих ваших писем будем продолжать. Но есть одно серьёзное замечание. Конкретность, которая, согласитесь, особенно важна для такого разговора, присутствует больше в ответах на первые два вопроса. Что касается двух последних, здесь её зачастую маловато или попросту нет совсем. А между тем именно эти вопросы, на наш взгляд, имеют наибольшую значимость, если, следуя ленинскому указанию, рассматривать работу с партийной газетой как важнейшую часть нашего общепартийного дела.

Вот почему особая просьба к партийным работникам всех уровней: активнее включайтесь в разговор и конкретнее рассказывайте о том, как вы работаете с «Правдой» и другими партийными изданиями. Что у вас при этом получается, а что — нет и почему?

Итак, вы прочли очередной номер «Правды». А дальше?..

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16314/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн ноя 25, 2013 10:15 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Свидетельство удивительной встречи

Виктор КОЖЕМЯКО.

Этот снимок (а точнее — ксерокопию его, чем объясняется низкое техническое качество) прислал к нам в «Правду» ветеран журналистики из Воронежа Василий Васильевич Чириков. Вместе с восторженным письмом: «На девятом десятке моей жизни я испытываю редкостно счастливое чувство! Надеюсь, вы поймёте меня…»

НУ КАК НЕ ПОНЯТЬ. Ведь на этом неизвестном для нас фото, сделанном в московском санатории «Сокольники» 24 ноября 1940 года, мы видим вместе Зою Космодемьянскую и Аркадия Гайдара. Она стоит третьей слева, он сидит вторым справа во втором ряду.

Удивительные встречи устраивает иногда история! О том, что Зоя и Аркадий Петрович оказались незадолго до войны в одном санатории, рассказала в своей «Повести о Зое и Шуре» Любовь Тимофеевна Космодемьянская. Рассказала, как общались знаменитый к тому времени писатель и пока ещё неизвестная ученица 9-го класса, о чём они говорили. Зоя тогда отдыхала, долечиваясь после перенесённого менингита, сюда же прибыл отдыхать Гайдар.

Да, мы знали об этом, но вот теперь имеем возможность видеть их обоих в группе товарищей по санаторию. В основном, наверное, рабочие люди. Простая одежда, простые лица. И прославленный писатель не выделяется среди них, как и будущая героиня…

Но где же снимок нашёлся? Журналист Василий Чириков увлекается ещё и краеведением. Разыскивает он, в частности, материалы, относящиеся к жизни А.П. Гайдара, который в 17 лет командовал во время Гражданской войны 23-м полком, сформированным в Воронеже. И вот из украинского города Канев, близ которого в 1941-м погиб Гайдар, из Шевченковского национального заповедника («Литературная Каневщина») заведующая научно-исследовательским отделом Ирина Константиновна Юрченко прислала в Воронеж копии гайдаровских документов, среди которых оказалось это фото.

«Как радостно видеть здесь двух выдающихся бойцов из страны по имени СССР в преддверии их героических подвигов во время Великой Отечественной!» — написал Василий Васильевич. И мы с ним согласны. Не знаем, публиковался ли где-нибудь когда-нибудь исторический снимок, пусть об этом расскажут специалисты. А мы решили напечатать его пока без дополнительных расследований, чтобы сделать достоянием наших читателей.

Тогда, в 1940-м, при прощании с девочкой, которая произвела на него очень большое впечатление, писатель подарил ей свою книжку, сделав на титульном листе надпись:

«Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовётся Советской страной».

Пройдёт всего один год, и оба они отдадут жизнь за эту страну. Почти одновременно. Писатель — под Киевом, школьница — под Москвой. Потому что оба крепко любили эту страну — Советскую, а чувства и слова у них не расходились с поступками и делами…

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16431/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт ноя 29, 2013 3:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Петрищево. Ноябрь. Дыхание памяти

Виктор КОЖЕМЯКО. (Спец. корр. «Правды»).

Здесь, в этой подмосковной деревне, Зою Космодемьянскую казнили холодным днём 29 ноября 1941 года. Семьдесят лет и ещё два года прошло. Помнят ли люди? Едут ли сюда? Всегда ли будут помнить это место, где восемнадцатилетняя девушка, почти девочка, простилась с жизнью, предпочтя смерть предательству?

Она совершила свой подвиг ради людей, близких и дальних. Умерла за свой народ. А сегодня благодарная память в нашем обществе борется с беспамятством, признательность — с глумливым двоедушием, высокая правда о героизме — с низменными фальсификациями, извращенческим вымыслом, расчётливой клеветой.

Для меня Петрищево давно стало местом святым, как и та, которая сделала эту небольшую русскую деревню известной всему миру. В советское время приезжал не раз, чтобы поклониться памяти любимой с детства героини. Однако настали другие времена, и потребовалось быть здесь не только в благоговейном поклоне, но и по зову той самой борьбы за правду.

Отзвуки её читатели «Правды» явственно уловили и в вопросах американского профессора Джонатана Платта, который пишет книгу и снимает фильм о Зое. Вопросы, опубликованные в нашей газете, вызвали столько взволнованных откликов, подняли в душе столько воспоминаний, что, побывав в год 90-летия героини ещё раз на её родине и в её школе, не мог я опять не отправиться туда, где 72 года назад встретила она свою смерть и откуда ушла в бессмертие.

Самое главное — они выстояли

Итак, я еду в Петрищево. Ранний можайский поезд с Белорусского вокзала довезёт через полтора часа до станции Дорохово, а уж оттуда восемь километров автобусом. Знакомая дорога…

В темени проплывают за окнами поля, леса, огоньки домов. Где-то незримо пересекли рубеж, за которым в 1941-м уже были враги. В такую же темь уходила на задание Зоина группа. А полвека спустя, в 1991-м, ровно в это время ехал я к месту её казни, чтобы вступить в схватку с тем, что казалось совершенно немыслимым: «Зоя — это не Зоя, и подвиг её — не подвиг».

Так утверждала газета «Аргументы и факты», и радостно подхваченное новыми врагами карканье это широко понеслось. Словно предвестие уничтожения великой страны под названием Советский Союз.

Более ужасного времени я в своей жизни не знаю. Даже когда немцы совсем близко подошли к нашему рязанскому селу, детское чувство твердило: «Не возьмут!» И не взяли. И не одолели страну. А тут вдруг враги оказались в руководстве государства — сознание этого было невыносимым.

Каким же застал я тогда музей Зои Космодемьянской в Петрищеве? Ведь перед отъездом многие мне говорили, что судьба его решена, музею этому теперь уже не бывать. Но он работал! Было отключено отопление, и в комнатах стоял мороз, все сотрудники не снимали пальто или шубы. Однако сразу же поделились своей профессиональной радостью. Недавно пришло письмо из Воронежа. Автор его, юрист Игорь Юрьевич Дубинкин, прислал фотографию, которая осталась от его умершего отца — ветерана войны, работавшего в саратовской областной газете. Так вот, на фото этом, доставшемся, видимо, от убитого немца, воспроизведён ещё один, ранее неизвестный ракурс Зоиной казни.

Со священным чувством склонились мы все над трагическим снимком. И я подумал: кто-то делает сейчас всё, чтобы уничтожить светлую память о героине, а другие бережно собирают её и хранят.

Потом снова и снова приезжал я в Петрищево. Музей пытали холодом и безденежьем. Проблемой было сделать самый элементарный ремонт. Сотрудникам платили в полном смысле нищенскую зарплату, да и ту с задержками. Но никто из них не ушёл! Не бросили свою боевую вахту. Выстояли и сохранили музей.

Мысленно я ещё тогда назвал их: «три богатыря». Хотя это совсем не богатырского сложения женщины, имена которых произношу с величайшим почтением и сердечной благодарностью. Поблагодарите и вы их. Это Надежда Серафимовна Ефименкова, Татьяна Григорьевна Тенькова и Надежда Владимировна Савосина.

Своей любовью и верностью они достойны той, чьей памяти служат.

«Старое» и «новое»

Вот и в этот раз встретили меня все трое. Впрочем, совсем недавно к ним прибавилась четвёртая. Дело в том, что Надежда Серафимовна, работающая в музее без малого три десятка лет и почти два из них — директором, попросила себе более молодую смену. И с 16 сентября на должность директора назначена Ольга Валентиновна Полякова, бывшая до этого учителем школы в посёлке Космодемьянском.

Уверен, ей очень хорошо помогут освоиться здесь. Ведь Надежда Серафимовна не ушла из музея, она осталась работать экскурсоводом. А какой огромный опыт у научного сотрудника Татьяны Теньковой, чей стаж приближается уже к сорока годам, и у главного хранителя Надежды Савосиной, отметившей ныне 35-летие своего служения. «Пришла сюда сразу после школы, — говорит она, — так что вся жизнь в музее». Каждая из них называет музей своим вторым домом.

Естественно, прежде всего им хочется рассказать гостю, что нового появилось в этом доме за последнее время. Поводов для радости немало. Скажем, Татьяне Григорьевне удалось разыскать и приобрести уникальное собрание плакатов Великой Отечественной войны. Драгоценный подарок от ветерана труда Веры Алексeeвны Ермаковой — сохранённые письма с фронта от её отца и любимого, ставшие основой экспозиции «Фронтовые письма». А вот работы учащихся Кулюбакинской детской школы искусств, составившие выставку «Война глазами детей».

Кто только и чем не пополняет фонды музея Зои! Поисковики из Вяземского района Смоленской области поделились своими находками — остатками советского и немецкого оружия, найденного на местах боёв. Или буквально на днях посетитель из Киева по фамилии Разумный преподнёс объявление, которое вывешивалось во время гитлеровской оккупации. Зловещий орёл с распахнутыми крыльями, свастика в круге и отпечатанный текст: «Внимание! В этом доме живут немцы. Кто будет нарушать их покой, будет расстрелян». Такие объявления могли быть и в этой деревне, потому вполне правомерно поместили его музейщики на стенд «Фашизм в Петрищеве». И в тот же день я видел, как внимательно, с посерьёзневшими лицами, читали его юные экскурсанты…

Да, это замечательно, что музей пополняется новыми экспонатами. Пусть будет так и дальше. Но всё время, пока был я в Петрищеве, не отпускала меня одна мысль. Наверное, сегодня для любого музея и вообще памятного места, наряду с поиском каких-то «новых», то есть дотоле неизвестных материалов о былом, особенно важно сохранение того, что условно можно назвать «старым». Потому что модернизация с политической (прямо скажем, антисоветской) направленностью приняла за последнюю четверть века опаснейший характер. Главная опасность — что новые поколения лишаются возможности увидеть прошедшее время таким, каким оно было.

Знаете, что больше всего обрадовало меня в Петрищеве? Изображение комсомольского значка, сохранённое над входом в музей. Красный флаг с ленинским профилем и эти пять букв: ВЛКСМ. Кто-нибудь скажет, что ничего особенного. Неправда! Ведь комсомол — это суть Зои. Уберите упоминание о нём, и уйдёт суть её личности, сформированной временем. Уйдёт само время. Замените комсомольский значок здесь, над входом, другим символом — скажем, иконой (в теперешнем духе, что делают сплошь и рядом), и получится искажение образа во времени, или, попросту говоря, враньё.

— А вам не предлагали снять этот значок? — спрашиваю Надежду Владимировну Савосину, которая сопровождает меня в небольшой экскурсии по музею и деревне.

— Да мы ни в коем случае не согласимся! Насмерть будем стоять. Как можно искажать память?

И она рассказывает мне то, что рассказывают здесь всем посетителям. Сперва был после войны «Уголок памяти», посвящённый Зое, и находился он в сельсовете. А потом комсомольцы решили построить этот дом для музея. То была настоящая комсомольская стройка. В 1956-м музей принял первых посетителей.

Понятно, что-то за прошедшие почти шесть десятилетий менялось. Но надо отдать должное хранителям памяти: в угоду конъюнктуре не поступились ничем. И представленные в витрине номера «Пионерской правды», в том числе с Павликом Морозовым, и «Комсомольская правда», которую читала Зоя, да всё, что удалось собрать, сохранить, выставить, несёт дыхание времени.

Свидетельства очевидцев были и будут бесценны

Но память о Зое в Петрищеве — это не только музей. Память — вся деревня, с которой неразрывно оказались связанными последние дни и минуты её жизни.

Мы стоим с Надеждой Владимировной Савосиной на улице, где тает первый выпавший с утра снежок, и она мне ещё раз напоминает, где что происходило:

— Видите за кустарником водонапорную башню? Как раз там был сарай с немецкими лошадьми, который шла поджечь Зоя… А в этой стороне дом Седовых, где находилась немецкая комендатура и куда сразу Зою привели, когда её схватили… Потом повели в штаб, это дом Ворониных вон там, но он сгорел в 1957-м от удара молнии — наследники новый отстроили… И затем уж повели в дом Прасковьи Кулик. Пройдёмте туда.

Об этом доме, где Зою страшно пытали, откуда часовой выводил её босую на мороз, где в полузабытьи провела она остаток последней ночи и откуда ушла на казнь, написано много. Он и теперь смотрит на нас тремя своими окнами. С 1957-го дом стал филиалом музея, однако нынче экскурсантов в него перестали пускать: аварийное состояние.

— Неужели будет разрушен? — спрашиваю с давней тревогой, вспоминая, что уже разрушили дом Зоиных бабушки и дедушки, где она несколько лет подряд проводила каникулы в родных Осиновых Гаях, что полуразрушено и продолжает разрушаться здание московской школы, где они с братом учились…

— Мы делаем всё от нас зависящее, чтобы этого не произошло, — отвечает Надежда Владимировна. — Поддерживаем дом, добиваемся реставрации.

Как это важно — дать возможность людям эмоционально пережить её страдания в той обстановке и атмосфере! И потом пройти те двести шагов от дома до места казни. Сотрудники музея подсчитали: шагов было двести. Столько же под барабанный бой пройдут солдаты Красной Армии на Параде Победы, чтобы бросить к подножию Мавзолея В.И. Ленина поверженные фашистские знамёна. Я услышал впервые такое символическое сопоставление здесь, в музее, когда Надежда Серафимовна Ефименкова при мне вела экскурсию. «Молодцы», — опять подумал о «трёх богатырях»…

Когда мы с Надеждой Савосиной стояли перед местом казни, обнесённым чугунной оградой и обсаженным голубыми елями, она призналась: сколько ни водила сюда экскурсий, каждый раз с трудом сдерживала слёзы. По рассказам очевидцев, в основание поставленного обелиска замуровали столбик от виселицы.

— А ограда эта в советское время вся алела от пионерских галстуков…

Мы долго молчали. И думалось о том, что вряд ли всё-таки может быть забыто происшедшее здесь 72 года назад. Как бы ни старались враги.

Самое сильное по впечатлению — правда о подвиге. Именно она одолела гнусную ложь в ноябре 1991-го. А доносили эту правду жители деревни, которые видели всё своими глазами. Тогда очевидцев в живых было ещё довольно много, и со всеми я постарался поговорить, записать их рассказ, задать волновавшие меня вопросы.

— А теперь осталось только двое тех, кто помнит немцев, Зою и казнь.

— Кто же?

— Валентина и Нина Седовы. Одной в 41-м было 11 лет, другой — 9.

О, я ведь с ними тоже разговаривал в 91-м! С ними и с их матерью Марией Ивановной Седовой, которой на то время был уже 81 год. Теперь, прикидываю, столько же её младшей дочери…

Они вспоминали, как в их дом на самом краю деревни привели схваченную Зою и как обыскивали её. Вспоминали казнь. Говорили об оккупации. Поселившиеся у них незваные постояльцы перестреляли на еду и кур, и овец, и поросёнка, и корову у бабушки Седовой. Перед Рождеством ёлку срубили около избы (в лес пойти, очевидно, боялись) и установили её в комнате. Перепились, бросались бутылками в стену, орали песни. А потом вывалились на улицу. Известно, что тело казнённой Зои оставалось на виселице — для устрашения жителей — полтора месяца, до самого прихода наших, и в ту рождественскую ночь пьяные солдаты ещё раз надругались над ним: искололи штыками, кинжалами, отрезали грудь.

Рассказывали Мария Ивановна Седова с дочерьми и про то, как опознавали Зою. Первым делом после освобождения Петрищева принесли к ним в дом (а затем и в другие дома) целую стопку комсомольских билетов с фотографиями. И среди них все смотревшие — каждый сам по себе — выделили одну. Её, Зоину.

А в «Аргументах и фактах» 50 лет спустя утверждалось, что это вообще была не Зоя и немцев в Петрищеве не было. Да ужас что ещё утверждалось, отвратительно вспоминать…

Почему здесь не любят журналистов

Судя по всему, именно с тех пор работники Петрищевского музея не любят журналистов, которые к тому же за прошедшее время дали достаточно дополнительных поводов их не любить.

— Поражает меня, как действуют, — возмущается Татьяна Григорьевна Тенькова. — Есть же правда, известная, доказанная. Нет, если известно, значит, не интересно. Дай-ка я что-то своё врублю. И врубают…

Не потому ли в последнее время замкнулись сёстры Седовы и категорически перестали давать интервью? Кому же понравится, если тебя то и дело перевирают.

— По-моему, вот что ещё сказалось, — комментирует многолетний директор музея. — Помните, мы были с вами на подготовке передачи Первого телеканала «Пусть говорят»? Так перед ней по их просьбе организовала я съёмку обеих сестёр. Но в передачу, представьте себе, это не вошло. Как понять? Это был бы, пожалуй, самый интересный сюжет, да почему-то им не подошёл. А ведь старые люди обидчивы.

Я-то думаю, не подошёл потому, что правда. Малахову же требовалось совсем иное, в чём убедились мы с однополчанкой Зои — Клавдией Васильевной Сукачёвой, будучи на съёмке этой передачи. Если Валентина и Нина Седовы смотрели её, вряд ли она могла прийтись им по душе. И не только из-за того, что их свидетельствами пренебрегли.

В те сентябрьские дни нынешнего года, когда исполнилось 90 лет со дня рождения Зои, ни один из главных телеканалов не сподобился отметить дату специальной передачей или фильмом. Как бы «не заметили». Позор! Ведь речь о национальной героине — одной из самых любимых народом. Но, с другой стороны, если бы «заметили» и что-то сделали, могло быть ещё позорнее.

Отметила же юбилей так называемая «Комсомольская правда» (!) целой страницей некоего Алексея Богомолова под заголовком «Два лица Зои Космодемьянской». И что? Словно опять вернулись «Аргументы и факты» чёрного 1991-го!

Спрашиваю Надежду Владимировну Савосину: читала ли она? Да, читала, и отношение выражает вполне определённо.

«Два лица» обнаружено у Зои потому, что её, оказывается, в советское время «сильно отредактировали». А реальные фотографии, считает автор, «разительно отличаются от растиражированного отретушированного образа…»

Впрочем, реальных фотографий Зои Космодемьянской, где она одна, или с кем-то, или в группе, известно немало. На них Зоя в чём-то разная, как и все мы несколько разные на снимках, сделанных не одним фотографом и в разное время. Кроме того, недаром же мы говорим: «удачный снимок», «неудачный».

Богомолов взял самую известную фотографию 1941 года, которая появилась в «Правде» вместе с Указом Верховного Совета СССР о присвоении З.А. Космодемьянской звания Героя Советского Союза, а рядом поместил снимок, найденный в Российском государственном архиве социально-политической истории. Поскольку Зоя здесь действительно мало похожа на себя (не только такую, какая на помещённом тут же втором фото, но и на других), стоит, наверное, назвать его неудачным. Но и другое объясняет непохожесть — об этом Надежда Владимировна сразу же говорит:

— На этом снимке длинные волосы, а на самом известном — короткие: «под мальчишку» постриглась она. А это сильно лицо меняет. Вот постригите меня так же — и я буду совсем другая.

В любом случае ясно: Богомолову «два лица» потребовались для того, чтобы мазнуть советское прошлое, Советскую власть. А заодно и Зою, поскольку она от того прошлого, о чём не раз мне уже приходилось писать, органически неотделима.

Нет, как теперь повелось, Богомолов пытается не только отделить, но и противопоставить. У него целый раздел называется «За Родину! Но не за Сталина…» И в нём «концепция»: дескать, стойкость Зои «всегда пытались оправдать идеологией», а вот он, г-н Богомолов, не согласен. «Возможно, моё восприятие субъективно, — оговаривается-таки «исследователь», — но мне всё же представляется, что для Зои Космодемьянской главной мотивацией был всё-таки настоящий патриотизм и погибла она не за коммунистические идеи, а за свою страну, которую искренне любила…»

А нельзя так, чтобы и за страну, и за коммунистические идеи? А не может «настоящий» патриотизм быть советским, если человек убеждённо отдаёт жизнь за Советскую Родину?

У Богомолова, собственно, единственный аргумент: не нашёл в Зоином дневнике упоминания фамилии Сталина. Хотя тут же приводит записи о Ленине: «вёл народ, как Данко, к вершинам коммунизма», «у нас Христа заменил Ильич». Не коммунистическими идеями это продиктовано? Мог бы и строки Маяковского из дневника привести: «Быть коммунистом — значит дерзать, думать, хотеть, сметь». Это у Зои в записной книжке вместе с лермонтовским «Бородино». Для военного поколения всё это и было вместе, как, скажем, Суворов и Чапаев. Зачем же теперь одно перечёркивать другим? Нечестно, а вернее — просто подло.

И разве не подлость снова (в какой уже раз!) перетряхивать на все лады предвоенные болезни Зои? Про то, что с ней было тогда, про перенесённый дочерью нервный срыв и острый менингит, писала в своей книге «Повесть о Зое и Шуре» Любовь Тимофеевна Космодемьянская. То есть никакого секрета здесь не было и нет. Но магически действует повторение, что находилась под наблюдением в психоневрологическом диспансере. В 1991-м нашлись «врачи», которые на волне «разоблачений» с энтузиазмом поспешили сообщить в «АиФ»: да, находилась, а история болезни потом была изъята сотрудниками НКВД. Значит? А давайте напишем, что у неё была шизофрения. Тогда, стало быть, подвиг-то совершил невменяемый человек, сумасшедший — вот вам и разъяснения поразительной стойкости.

Иного представить они не могут или не хотят. Вот и Богомолов, вроде бы «объективно» препарирующий эту версию, пишет: «Их можно понять — хрупкая девушка проявила ненормальную стойкость и отвагу». Он, правда, изучив записи из дневника Зои, относящиеся к лету и осени 1941 года, в конце концов заключает: «Ни намёка на то, что это писал человек с психическим заболеванием!»

Скажем автору статьи спасибо? Однако тут же оглушает он новой «версией»: «Но, возможно, секрет стойкости девушки всё-таки заключается в особенностях организма. Мать Космодемьянской вспоминала ещё о том, что у Зои был высокий болевой порог — она спокойно переносила спинномозговые пункции и другие болезненные процедуры. А значит, могла дольше выдержать пытки фашистов».

Потрясающе, до чего может дойти фальсификатор в своём изощрении! Здесь Алексей Богомолов превзошёл даже «АиФ» 1991-го. Ну откуда он взял про «высокий болевой порог»? Это же стопроцентно его выдумка. Ведь Любовь Тимофеевна говорила и писала вовсе не об «особенностях организма» дочери, а о терпении её, мужестве, силе воли. Большая разница! Но богомоловы понимают лишь физиологию — духовные категории чужды и недоступны им. Потому героизм для них если не проявление шизофрении, то всё равно следствие какого-то физиологического отступления от нормы.

Только так — иного не дано. Изложив своё неслыханное открытие насчёт уникального «болевого порога» Зои, автор всё-таки счёл нужным заключить: «Но значения её подвига, это, конечно, не уменьшает».

Да как же не уменьшает-то?! Всё и написано ради этого. Коли не удаётся вовсе значение подвига перечеркнуть, тогда хотя бы приуменьшить, извратить, лишив коммунистической идейности и советского патриотизма, принизив невероятную стойкость и выдержку. Пусть, как говорится, на худой конец, даже и будет героиня Зоя, но — не такая, какой реально она была.

А в Петрищевском музее она подлинная

Именно поэтому весь день, проведённый здесь, я думал: как необходимо, чтобы побольше людей приезжало сюда! В советское время за год бывало в среднем 160 тысяч человек, доходило и до 200 тысяч. Теперь эти 200 приходится поделить на двадцать…

Но знаете, 10 тысяч тоже немало по сравнению с теми пятью или даже тремя, к чему скатилось в начале 90-х. Потирали тогда руки ненавистники нашей страны: если герои становятся неинтересными и ненужными народу, долго такой народ не протянет.

И всё-таки, пройдя все испытания — клеветой, унижением, попыткой забвения, на сегодня Зоя победила. Едут к ней всё больше. Экскурсиями, группами, в одиночку. Рассказывают мне в музее:

— Вот звонят недавно мама и бабушка. У нас, дескать, двое двенадцатилетних ребят-близнецов — можем мы экскурсию заказать? Слышали бы вы, как потом благодарили…

При мне прибыл большой автобус из Москвы: около полусотни учащихся медицинского училища № 19. Мальчики и девочки от пятнадцати лет до семнадцати. Такая сосредоточенная тишина, какая была во время рассказа Надежды Серафимовны, право, редко бывает в столь массовом сообществе подростков. После спросил двух друзей про впечатление и услышал в ответ:

— Потрясающе захватывает.

С этим автобусом я и возвращался в Москву. Ребята не шумели, как обычно в дороге, не ёрничали. А заместитель директора по воспитательной работе Любовь Валентиновна Капитанчук говорила мне, что эта поездка у них далеко не первая. Были на Прохоровском поле, ездили в Ленинград.

— Не по обычным экскурсионным местам прошлись, — подчёркивает она. — Тема «Ленинград блокадный». Я хочу, чтобы наши учащиеся больше знали о Великой Отечественной.

Может, это потому, что у неё отец воевал?

За окнами автобуса сгущались сумерки. По-моему, ребята никогда не смогут забыть этот день — прикосновение к подвигу. И, надеюсь, в продолжающейся борьбе за память, за правду об истории родной страны такая поездка поможет им занять верную позицию. Очень хотелось бы…
д. Петрищево, Рузский район, Московская область.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16466/34/


Плач Ионовны по «Тане»

Игорь ГРЕБЦОВ. Фронтовик Великой Отечественной, член Союза писателей России. г. Москва.


БУДУЧИ редактором Красноярского книжного издательства, я в 1954 году готовил к печати книгу известной в Сибири сказительницы Екатерины Ионовны Чичаевой «Сказы и сказки». Устной поэзией крестьянка села Заледеево Емельяновского района Красноярского края занималась с конца двадцатых годов минувшего столетия и была замечена исследовательницей сибирского фольклора Марией Васильевной Красножёновой, которая поддержала самобытный талант.

Сказы, вошедшие в книгу, созданы в предвоенные, военные и послевоенные годы. Темы самые различные — от душевного привета почти семидесятилетней Екатерины Ионовны Москве-матушке до призывного слова «В добрый час вам, депутаты, наши избранники!..»

А мой рассказ о едва ли не лучшем сказе — «Не забыть нам веки-повеки…», прозвучавшем в начале 1942 года, когда в «Правде» был напечатан знаменитый очерк Петра Лидова «Таня». Ионовна, как любовно все мы величали Чичаеву, попросила в подзаголовок поставить такие слова: «Плач-сказ по Тане — Зое Космодемьянской».

Вскоре плач-сказ в записи собирателя фольклора Александра Вениаминовича Гуревича становится достоянием читателей. А в 1944 году выходит повторное издание этого сказа, с которым было соединено трогательное письмо Любови Тимофеевны Космодемьянской сказительнице.

К письму матери героини мы ещё вернёмся. Сначала, хотя бы кратко, познакомлю вас со сказом. Начинается он так:

Уж ты, Таня, моя Танюшка,

Дочка моя милая.

Ты, голубка быстрокрылая,

Ты летала малой пташечкой

Через горы, степи ровные,

Через реки перепархивала.

Ты Москву-город

отстаивала,

За неё ты крепко билася,

Красной Армии помощница,

Партизаночка отважная,

Комсомолочка отличная…

Как мила была тебе Родина,

Дорогая Москва-матушка.

Ты хотела, моя дитятко,

Сжечь, смести с лица земли

Фашистов до единого,

Отомстить за друзей,

за товарищей,

За малых детей

И за все муки люда

советского…

Сказ-плач составляет восемь книжных страниц. Далее Екатерина Ионовна в фольклорном стиле говорит о том, что «налетела стая диких коршунов, диких коршунов, чёрных воронов», которые «от тебя, моя голубушка, ни словечка не добилися!»

Сказительница, опять-таки в фольклорном стиле, ведёт своё повествование о том, чт`о многие из нас — участников Великой Отечественной и тружеников тыла — знали и по публикациям в «Правде», и по перепечаткам в дивизионных, армейских и фронтовых газетах. Но это проникновенная народная поэзия! И завершается сказ такими строками:

Идут бесстрашные наши

воины

На врага, на фашиста —

зверя лютого.

Мы сожжём, спалим врага

огнём-пламенем,

Отомстим врагу за смерть

Танину!..

А теперь то, что обещал, — письмо Любови Тимофеевны Екатерине Ионовне.

«Слёзы ручьём текли и острая боль схватила сердце, когда я читала Вашу книжечку. Опять, как и в первые дни, ясно встала перед моими глазами моя чистая голубушка, моя мученица, моя единственная девочка, без страха и трепета отдавшая свою молодую жизнь за Родину, за Сталина, за великий русский народ… Вы не сможете представить, какое большое дело Вы делаете, слагая свои сказы, какую помощь Вы приносите Родине своим самобытным русским талантом. И наш народ должен знать и любить не только героев, но и Вас, как всех поэтов, писателей, скульпторов — всех, кто своим талантом увековечил память наших славных героев».

Уже и не помню — тогда ли, когда я работал над книгой нашей Ионовны, или позднее, под впечатлением рассказа известного поэта и корреспондента «Правды» Игнатия Рождественского о поездке Чичаевой в числе посланцев Красноярья на фронт с подарками, — я написал стихотворение «К нам Чичаева едет». Приведу отрывок из него:

…Рядом тихо поёт пехота,

С боем бравшая города…

Командир сообщает:

— Рота,

К нам Чичаева едет сюда!

И повеяло чем-то близким, —

Словно рядом родная мать, —

Нашим — хвойным, лесным,

сибирским, —

Так и хочется всех обнять;

Так и хочется в небо кинуть

шапку.

Всё за это отдашь!

…Вот она идёт от машины,

Вот заходит она в блиндаж.

Неторопко идёт. Спокойно.

С головы снимает платок.

Поклонилась солдатам

стройным,

Затихает речей поток.

И поведала нам про Зою,

Про её дела велики…

И подёрнулись очи слезою,

На приклады легли кулаки.

А Ионовна — ближе, краше! —

О бессмертии говорит:

— Отомстите за Зою нашу!

Отомстите, богатыри!

И в атаку пошла пехота —

Беспокойный, лихой народ.

— В бой за Родину! —

крикнул кто-то.

— Отомстим за Зою!

Вперёд!


http://gazeta-pravda.ru/content/view/16467/34


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн дек 02, 2013 9:45 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Надругательство продолжается

Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».


Совсем недавно «Правда» напечатала взволнованную статью ветерана войны «Защитим Красную площадь!» Она продолжила острейшую тему, постоянно звучащую в нашей газете уже более двадцати лет. И вот — очередное надругательство над святыней, подтверждающее горькую тревогу многих соотечественников за судьбу главной площади страны.

ОГРОМНЫЙ непонятный объект, неожиданно выросший здесь, одни назвали сундуком, другие — чемоданом. Потом было разъяснено, что это павильон некоей французской фирмы, вознамерившейся демонстрировать тут свои товары. Но ведь нелепое сооружение (30 метров в длину и 9 в высоту!) неузнаваемо изуродовало вид площади, которая поистине священна для всех любящих свою страну!

Как же могло произойти такое? Кто разрешил? Самое поразительное, что ни в первый день явления монстра, ни в последующие ответ на столь естественный вопрос мы так и не получили. Управление делами президента РФ устами своего пресс-секретаря заявило: «Ведомство не имеет никакого отношения к установке павильона на Красной площади».

Допустим. Но к площади-то имеет отношение, коли «управляет делами» того, кого называют хозяином Кремля? До невероятности странно получается! Есть в России президент, есть в её столице мэр, а сердце России — главная площадь оказывается абсолютно беззащитной от любого покушения любых проходимцев. За деньги становится возможным буквально всё! Разве после этого кому-то ещё не ясно, в какой стране мы живём?

Когда вокруг скандального происшествия возник-таки общественный шум, на горизонте появилась фигура бизнесмена-богача Куснировича. Видный деятель, даже с олимпийским факелом недавно бегал. Но главное — он нынешний владелец ГУМа, возле которого и возведён был гигантский «сундук». Так вот, по заявлению этого самого Куснировича, данный «сундук-чемодан» является «объектом городской среды» и на установку его были получены все необходимые разрешения. От кого персонально?! Пока — молчок.

Однако я обратил при этом внимание вот на что. Не только Михаил Куснирович, но и все, кому по душе надругательства над нашими национальными (и особенно — советскими!) святынями, хором начали твердить: целью акции была, дескать, не нажива, а благотворительность. Владелец ГУМа поспешил попутно даже заверить, что деньги от катка, который он устроил восемь лет назад напротив Мавзолея В.И. Ленина (!), тоже отдаст на благотворительность. Да могут ли твориться подлинно благие дела пакостными средствами?

Сейчас, в результате поднявшегося шума, скандально знаменитый «сундук-чемодан» перемещают в другое место Москвы. Но никто за случившееся не будет наказан? А каток Куснировича, по поводу которого не меньше было возмущения, так здесь и останется вместе с увенчанным фанерными башенками уродливым торговым городком? И по-прежнему вокруг Кремля будут устраиваться доходные автомобильные гонки — больше негде? И опять будет резвиться на Красной площади безголосая и пошлая попса, а ленинский Мавзолей, мировой архитектурный шедевр работы гения А.В. Щусева, в торжественные дни снова будет позорно прикрываться от глаз людских непроницаемыми, глухими щитами?

Надругательство продолжается Версия для печати
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».
Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».
Просмотров: 125

Совсем недавно «Правда» напечатала взволнованную статью ветерана войны «Защитим Красную площадь!» Она продолжила острейшую тему, постоянно звучащую в нашей газете уже более двадцати лет. И вот — очередное надругательство над святыней, подтверждающее горькую тревогу многих соотечественников за судьбу главной площади страны.

ОГРОМНЫЙ непонятный объект, неожиданно выросший здесь, одни назвали сундуком, другие — чемоданом. Потом было разъяснено, что это павильон некоей французской фирмы, вознамерившейся демонстрировать тут свои товары. Но ведь нелепое сооружение (30 метров в длину и 9 в высоту!) неузнаваемо изуродовало вид площади, которая поистине священна для всех любящих свою страну!

Как же могло произойти такое? Кто разрешил? Самое поразительное, что ни в первый день явления монстра, ни в последующие ответ на столь естественный вопрос мы так и не получили. Управление делами президента РФ устами своего пресс-секретаря заявило: «Ведомство не имеет никакого отношения к установке павильона на Красной площади».

Допустим. Но к площади-то имеет отношение, коли «управляет делами» того, кого называют хозяином Кремля? До невероятности странно получается! Есть в России президент, есть в её столице мэр, а сердце России — главная площадь оказывается абсолютно беззащитной от любого покушения любых проходимцев. За деньги становится возможным буквально всё! Разве после этого кому-то ещё не ясно, в какой стране мы живём?

Когда вокруг скандального происшествия возник-таки общественный шум, на горизонте появилась фигура бизнесмена-богача Куснировича. Видный деятель, даже с олимпийским факелом недавно бегал. Но главное — он нынешний владелец ГУМа, возле которого и возведён был гигантский «сундук». Так вот, по заявлению этого самого Куснировича, данный «сундук-чемодан» является «объектом городской среды» и на установку его были получены все необходимые разрешения. От кого персонально?! Пока — молчок.

Однако я обратил при этом внимание вот на что. Не только Михаил Куснирович, но и все, кому по душе надругательства над нашими национальными (и особенно — советскими!) святынями, хором начали твердить: целью акции была, дескать, не нажива, а благотворительность. Владелец ГУМа поспешил попутно даже заверить, что деньги от катка, который он устроил восемь лет назад напротив Мавзолея В.И. Ленина (!), тоже отдаст на благотворительность. Да могут ли твориться подлинно благие дела пакостными средствами?

Сейчас, в результате поднявшегося шума, скандально знаменитый «сундук-чемодан» перемещают в другое место Москвы. Но никто за случившееся не будет наказан? А каток Куснировича, по поводу которого не меньше было возмущения, так здесь и останется вместе с увенчанным фанерными башенками уродливым торговым городком? И по-прежнему вокруг Кремля будут устраиваться доходные автомобильные гонки — больше негде? И опять будет резвиться на Красной площади безголосая и пошлая попса, а ленинский Мавзолей, мировой архитектурный шедевр работы гения А.В. Щусева, в торжественные дни снова будет позорно прикрываться от глаз людских непроницаемыми, глухими щитами?


Надругательство продолжается Версия для печати
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».
Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».
Просмотров: 125

Совсем недавно «Правда» напечатала взволнованную статью ветерана войны «Защитим Красную площадь!» Она продолжила острейшую тему, постоянно звучащую в нашей газете уже более двадцати лет. И вот — очередное надругательство над святыней, подтверждающее горькую тревогу многих соотечественников за судьбу главной площади страны.

ОГРОМНЫЙ непонятный объект, неожиданно выросший здесь, одни назвали сундуком, другие — чемоданом. Потом было разъяснено, что это павильон некоей французской фирмы, вознамерившейся демонстрировать тут свои товары. Но ведь нелепое сооружение (30 метров в длину и 9 в высоту!) неузнаваемо изуродовало вид площади, которая поистине священна для всех любящих свою страну!

Как же могло произойти такое? Кто разрешил? Самое поразительное, что ни в первый день явления монстра, ни в последующие ответ на столь естественный вопрос мы так и не получили. Управление делами президента РФ устами своего пресс-секретаря заявило: «Ведомство не имеет никакого отношения к установке павильона на Красной площади».

Допустим. Но к площади-то имеет отношение, коли «управляет делами» того, кого называют хозяином Кремля? До невероятности странно получается! Есть в России президент, есть в её столице мэр, а сердце России — главная площадь оказывается абсолютно беззащитной от любого покушения любых проходимцев. За деньги становится возможным буквально всё! Разве после этого кому-то ещё не ясно, в какой стране мы живём?

Когда вокруг скандального происшествия возник-таки общественный шум, на горизонте появилась фигура бизнесмена-богача Куснировича. Видный деятель, даже с олимпийским факелом недавно бегал. Но главное — он нынешний владелец ГУМа, возле которого и возведён был гигантский «сундук». Так вот, по заявлению этого самого Куснировича, данный «сундук-чемодан» является «объектом городской среды» и на установку его были получены все необходимые разрешения. От кого персонально?! Пока — молчок.

Однако я обратил при этом внимание вот на что. Не только Михаил Куснирович, но и все, кому по душе надругательства над нашими национальными (и особенно — советскими!) святынями, хором начали твердить: целью акции была, дескать, не нажива, а благотворительность. Владелец ГУМа поспешил попутно даже заверить, что деньги от катка, который он устроил восемь лет назад напротив Мавзолея В.И. Ленина (!), тоже отдаст на благотворительность. Да могут ли твориться подлинно благие дела пакостными средствами?

Сейчас, в результате поднявшегося шума, скандально знаменитый «сундук-чемодан» перемещают в другое место Москвы. Но никто за случившееся не будет наказан? А каток Куснировича, по поводу которого не меньше было возмущения, так здесь и останется вместе с увенчанным фанерными башенками уродливым торговым городком? И по-прежнему вокруг Кремля будут устраиваться доходные автомобильные гонки — больше негде? И опять будет резвиться на Красной площади безголосая и пошлая попса, а ленинский Мавзолей, мировой архитектурный шедевр работы гения А.В. Щусева, в торжественные дни снова будет позорно прикрываться от глаз людских непроницаемыми, глухими щитами?


http://gazeta-pravda.ru/content/view/16479/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн дек 09, 2013 8:06 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Каково чистым чувствам под гнётом корысти

Виктор КОЖЕМЯКО.

Татьяна Доронина поставила злободневный спектакль по пьесе А.Н. Островского «Дикарка»

Искренние, чистые чувства и холодный, корыстный расчёт… Их столкновение определило, пожалуй, главную тему этой пьесы великого драматурга, которая давно не шла на московской сцене и которую выбрала для очередной своей постановки художественный руководитель МХАТ имени М. Горького.

КОМЕДИЯ с интригующим сюжетом и глубокой социальной основой, написанная почти полтора столетия назад, аукается во многом с днём сегодняшним. Даже такими знаковыми словами, как «перестройка» и «реформы». По ходу действия убеждают, что «теперь покупать надо, а не продавать». Конъюнктура! Мы слышим: валят лес, «точно взбесились все». Отец главной героини по этому поводу восклицает: «У нас скоро пустыня будет, Аравия Счастливая!»

Вам это ничто не напоминает? Шествие капитализма в позапрошлом веке имеет массу общих примет с его хищнической поступью нынче. И вот посреди тех, кто поглощён в основном денежным расчётом, вдруг возникает, словно какой-то экзотический цветок в буреломе, юная личность, совершенно ни на кого не похожая. Потому что живёт добрым и чистым своим естеством — душою и сердцем.

Непривычно, непонятно. Могут даже дурочкой обозвать. В лучшем случае — дикаркой. Действительно, странновато выглядит абсолютная искренность на фоне корыстной деланности. А она, Варя, вроде бы такая лёгкая хохотушка, живущая взахлёб и переполненная радостным ощущением жизни, оказывается способной и на весьма серьёзные поступки.

Ведь отец её, крупный землевладелец Зубарев, уже определил будущее дочки, устроив ей блестящую партию со значительным чиновником из Петербурга Вершинским. Соединение обширных земельных угодий с престижным положением потенциального зятя в столице сулит обоим бо-о-льшую выгоду! А что дочь? Без ведома отца даёт этому «престижному» и «блестящему» категорический отказ. Когда же тот привычным языком говорит ей о проигрыше, в ответ слышит очень искреннее: «Я не хочу ни проигрыша, ни выигрыша, я не хочу никакой игры; я хочу жить…»

В цельном, ярком и захватывающем спектакле эта сцена стала, по-моему, не только ключевой к характеру героини, но и вершинной по исполнению. Благодаря точнейшему режиссёрскому решению и, конечно, филигранному актёрскому мастерству. Удивительно тонко переданы все психологические извивы сложного диалога!

Пора сказать об актёрах, которые Т.В. Дорониной подобраны со свойственной ей художественной зоркостью. Труднейшая в пьесе роль (да и вообще одна из самых трудных для исполнительниц) — это, безусловно, «дикарка» Варя. Идя на спектакль и ещё не зная, кому же роль её будет поручена, я всё-таки позволил себе предположить. И не ошибся! Да, Елена Коробейникова: ей дано воплотить столь непростую натуру наиболее достоверно.

Что может быть сложнее, чем убедительно передавать на сцене искренность и непосредственность? Угроза фальши тут огромная. Но у Коробейниковой — ни капли. Даже в самых опасных местах роль течёт с естественностью поразительной. И вновь понимаешь: МХАТ имени М. Горького вырастил актёров уникальных. А эта молодая актриса, бесспорно, относится сегодня к наилучшим, тончайшим на всей московской сцене. Диапазон-то какой — от потрясающей трагической работы в горьковской «Вассе Железновой» до искромётной «дикарки»!

В сцене объяснения с Вершинским, о которой я уже сказал, её партнёр — заслуженный артист России Максим Дахненко. Достойный партнёр. Поистине, сталкиваются здесь лёд и пламень, сама естественность и чопорная, высокомерная напыщенность, когда видно, что больше всего озабочен субъект тем, как он выглядит. А выглядит, кстати, при всей этой озабоченности смешно. Великолепно найден внешний рисунок образа, графически чёткий и сатирически острый.

Варя-Коробейникова о себе говорит: «Не могу же я чего-то показывать из себя, чего у меня нет». А вот рядом с ней многие только тем и заняты, что «показывают». Можно и ошибиться, как чуть не ошиблась она в импозантном Ашметьеве (заслуженный артист России Александр Титоренко), изображающем уставшего от жизни романтика в душе. Хотя на самом деле душа пуста, и если всерьёз, то переживание у него лишь одно: поскорее добыть денег и укатить от этих российских «ландшафтов» в Париж, дабы в безделье предаваться любимым удовольствиям.

Как возможность мимоходного удовольствия воспринимает он и Варю. Но интрижка для него усложняется, и надо отдать должное А. Титоренко: казавшийся в предыдущих работах несколько статичным, здесь он радует многообразием психологических оттенков и хорошим юмором.

Вообще у меня такое впечатление, что актёрских неудач в спектакле нет, а известные мастера доронинского коллектива сумели проявить себя в чём-то по-новому. Прежде всего относится это к заслуженной артистке России Юлии Зыковой, исполняющей непростую роль Марьи Петровны, жены Ашметьева, и к народному артисту России Владимиру Ровинскому, который играет отца Вари. Даже совсем в небольшой роли няньки Мавры Денисовны блеснула талантливая Тамара Миронова.

А новые для театра актёры, что называется, тоже не подкачали. Обнадёживают и Александр Хатников, который пришёл к Дорониной из уничтоженного Театра имени Гоголя, и заслуженный артист России Сергей Галкин. Умеет Татьяна Васильевна мудро складывать актёрскую мозаику, умеет раскрывать творческие возможности каждого из коллег!

И, конечно, нельзя умолчать о художественном и музыкальном образе спектакля, чрезвычайно важном по замыслу постановщика. Это ведь образ России, которой рождена прекрасная натура Вари и которую, как мы чувствуем, она по-дочернему любит. Подчеркну, что МХАТ имени М. Горького имеет в своём составе Владимира Серебровского — одного из лучших театральных художников страны. Работа его, народного художника России, как всегда, здесь высшего класса. Не было бы такого зачарованного настроения у зрителей спектакля без созданного им роскошного русского пейзажа. Впрочем, как и без звучащих выразительным фоном русских народных песен в исполнении Евгении Смольяниновой, изумительно подобранных заведующим музыкальной частью театра композитором Валерием Соколовым.

А брызжущий юмором массовый танец в постановке балетмейстеров Петра Казьмирука и Антона Лещинского, завершающий спектакль, становится своеобразной его кульминацией. Восторг зрителей, как говорится, зашкаливает.

В день премьеры — первый календарный зимний день, холодный и ненастный, новый спектакль Татьяны Дорониной согрел и осветил души людей, переполнивших театральный зал. Уверен, этой работе МХАТ имени М. Горького предстоит долгая и счастливая жизнь.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16576/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт дек 12, 2013 8:32 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Есть такое счастье — помогать и отдавать

Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».


Вскоре вслед за этим письмом, которое вы сейчас прочитали, пришла к нам в редакцию «Правды» и увесистая посылка. От неё же, от Валентины Петровны Самойловой, из далёкого посёлка Кавалерово. А в посылке — дары, да какие!

ТРИ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ КНИГИ Валентина Петровна издала за свой счёт, составив их из материалов любимой, как она пишет, газеты «Правда». Два тома — Александр Огнёв «Правда против лжи. О Великой Отечественной войне» и третий — «Реалии сегодняшнего дня» («Что день грядущий нам готовит…»), сборник статей политических обозревателей «Правды» Виктора Трушкова и Александра Драбкина.

Радость наша в редакции, я думаю, понятна. Материалы, появлявшиеся в разных номерах газеты за достаточно продолжительное время, собраны вместе, и теперь жизнь их, работа продолжатся среди молодёжи и ветеранов, коммунистов и сторонников КПРФ, всех жителей дальневосточного района.

Кто же она, сделавшая это возможным? Кое-что Валентина Петровна рассказала о себе в своём письме. Коммунист почти с 60-летним стажем, пережила Ленинградскую блокаду. Можно добавить, что по профессии — журналист и много лет проработала в районной газете. Но всё это данные, так сказать, биографические. А есть ещё характер человека. Так вот, характер-то и проявился в этом благородном её поступке.

Есть люди, которые предпочитают брать, а не отдавать. И есть другие: для них счастье именно в том, чтобы отдавать, делиться с другими всем, чем можно, помогать в добром деле, всячески поддерживать… Обобщая, давайте скажем, что таким должен быть настоящий коммунист.

Валентина Петровна Самойлова подобных «громких слов» в письме своём не употребляет. Как и положено коммунисту, она человек скромный, чуждый самовлюблённо завышенного мнения о себе, а тем более какой угодно саморекламы. Не для этого же делает она то, что делает! Но давайте воздадим должное и ей, и всем таким, как она.

Чем продиктовано её решение издать книгами актуальные материалы «Правды»? Стремлением к тому, чтобы они дольше работали и дошли при этом до тех, кому более всего необходимы. «У молодёжи сейчас такая каша в голове, включая и представление о Великой Отечественной!» — написала она в одном из предыдущих писем. Бывая в здешнем техникуме и в школах, не раз убеждалась в этом. А тут «Правда» из номера в номер печатает такую выдающуюся работу на военную тему, как труд Александра Васильевича Огнёва. Дать бы ребятам его прочитать да поразмыслить над ним, но… узнаёт, что книгу свою автору удалось выпустить ничтожно малым тиражом. То есть нет её фактически, этой книги.

И тогда она сама берётся её издать. У себя в Кавалерове. Не следует думать, что Валентина Петровна какой-то богатый человек. Она — пенсионер и живёт на пенсию. Правда, как у блокадницы пенсия у неё более высокая, однако это никак не «сверхдоходы». Но книги, которые она считала необходимыми, вышли. Пусть тоже не великим тиражом, но работать будут. Польза для партии, для «Правды» и, главное, для многих её земляков безусловна! Немалая польза.

Вы, наверное, почувствовали, читая её письмо, с какой озабоченностью думает она о партии, о «Правде». И это не на словах только, вот что дорого. Переживает, что мал тираж газеты, и подписывает на неё за свои деньги других людей. Шлёт из пенсии регулярно свои вклады в Фонд КПРФ и в «Правду».

К счастью, немало таких людей. Огромное, самое сердечное спасибо вам всем! Но при этом обращу внимание и на такие строки в письме дорогой Валентины Петровны: «Почему даже не каждый член КПРФ выписывает «Правду» и далеко не каждый сторонник нашей партии? Это — плохо, это — ненормально».

Можно ли не согласиться с ней?

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16628/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб дек 21, 2013 6:42 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Сенсаций не прозвучало, чего-то нового — тоже

Виктор КОЖЕМЯКО.


Пресс-конференция президента

Президентская пресс-конференция, состоявшаяся 19 декабря, была для В.В. Путина девятой. Подчёркивался её масштаб: аккредитовано 1326 журналистов. Было ясно, все они задать свои вопросы не смогут. Однако пресс-секретарь главы государства заранее заявил, что это будет деловой разговор и не стоит ждать каких-либо сенсаций.

ИХ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не было, если иметь в виду нечто чрезвычайное. Может, и хорошо. Хуже другое: почти не прозвучало в ходе разговора чего-то нового.

Более того, с первых же вопросов конференция пошла таким образом, что Путин несколько раз подряд искренне заметил: как хорошо, человек задаёт вопрос — и тут же сам на него отвечает. Именно так было с вопросами об Украине, об отзыве банковских лицензий, о Сирии и Ираке, о ракетных комплексах «Искандер» и т.д. Создавалось впечатление: спрашивающие ответ знают, но дают возможность президенту поговорить об этом.

И он такой возможностью пользовался — разъяснял уже известное, что-то со знанием дела дополнял, уточнял. Полезно, разумеется, и это.

Но всё же время тратилось не на то, что многих реально интересует, а в зале пресс-конференции между тем не прозвучало. Отнёс бы к этому в первую очередь тему коррупции, продолжающегося резкого имущественного расслоения в обществе, «выгораживания своих», как воспринимают в народе, скажем, историю Сердюкова и его «женского батальона».

Кстати, я вспомнил, как наступательно вёл себя по этой теме на прошлогодней пресс-конференции полковник Баранец, представлявший «Комсомольскую правду». Нынче фамилия Сердюкова ни разу даже не была упомянута. А журналист «Комсомолки» Александр Гамов не придумал ничего лучшего, как спросить Путина о «преемнике». Но ведь знал же (не мог не знать!), что не ответит Владимир Владимирович на этот вопрос. Зачем же задавал?

И это, к сожалению, не единственный случай. Коллеги по журналистскому цеху большой выдумки на сей раз не проявили. Зато многие не упускали возможности сказать президенту что-нибудь приятное. Например, журналистка из Кузбасса говорила про «исторические совещания», которые Путин проводил в этом шахтёрском крае, а представительница моей родной Рязанской области поблагодарила за дорогу «Северный обход», которая, оказывается, никогда не появилась бы близ Рязани, если бы не Путин…

Одна из журналисток, говоря перед конференцией, чего бы ей хотелось от неё, подчеркнула: чтобы глава государства не ограничился лишь текущими проблемами, а помасштабнее раскрыл перспективы развития страны. Но этого как раз не произошло. Думаю, вообще не сбылись ожидания многих…

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16691/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Сб дек 21, 2013 7:10 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Взгляд сквозь время её однополчанки и школьницы

Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

Читатели «Правды» отвечают на вопросы американского профессора

29 октября исполнилось 95 лет со дня рождения Ленинского комсомола, верной дочерью которого стала Зоя Космодемьянская. В нынешнем году ей было бы 90. К нам в редакцию продолжают поступать отклики на статью «Американский профессор пишет о советской героине» («Правда» за 16—19 августа). Напомним, что учёный-славист из Питтсбургского университета Джонатан Платт, работающий над книгой о Зое Космодемьянской и фильмом о ней, побывал в нашей редакции. Содержание состоявшейся беседы коротко изложено в упомянутой статье. А несколько вопросов от Д. Платта газета адресовала читателям. Подборки полученных ответов напечатаны в номерах 95, 97, 98, 103, 106, 109, 112, 118, 130. Сегодня мы предоставляем слово однополчанке Зои, которой сейчас 91 год, и школьнице, которой 11. Взгляд сквозь время с разных высот…

Вопросы от Джонатана Платта

1. Зоя до сих пор является важной фигурой в России или нет?

2. Изменилась ли память о ней после развала СССР?

3. Вы считаете образы героического самопожертвования и сегодня необходимыми в воспитании молодёжи?

4. Чем вызвано отношение некоторых СМИ к Зое как к идеологическому мифу и можно ли это преодолеть?

5. Сейчас бывает, что государственные структуры в России относятся к местам памяти о Зое с пренебрежением. Например, несмотря на все усилия администрации 201-й школы г. Москвы, где Зоя с братом учились, историческое здание стоит заброшенным больше десяти лет. Как вы думаете, почему это происходит? Что надо делать?

6. Что значила Зоя для вас, когда вы были ребёнком? Какие воспоминания у вас о том, как рассказывали о Зоином подвиге в советской школе? Ваше отношение к Зое изменилось с возрастом?

7. Как вы считаете, на каких исторических персонажей Зоя похожа?

8. Когда Зоя говорила: «Это счастье — умереть за свой народ!» — какой народ она имела в виду — русский или советский? И важна ли здесь разница?
Эти образы теперь нужны даже больше, чем вчера

С глубоким интересом прочитала статью «Американский профессор пишет о советской героине». Прежде всего прошу редакцию «Правды» передать профессору Джонатану Платту и его помощникам привет от однополчанки Зои и большую благодарность за стремление поведать в своих проектах правду о Второй мировой войне, о Великой Отечественной и особенно о героизме Зои Космодемьянской.

Считаю своим долгом ответить на поставленные вопросы.

1. Зоя до сих пор, безусловно, важная фигура в России!

2. А вот память о ней после развала СССР, к величайшему сожалению, изменилась. Зою хотят снять с пьедестала враги Советской власти. Но все честные, порядочные люди относятся к Зое как к святыне. Во многих городах и сёлах сохранились музеи и памятники Зое. До сих пор активно действуют музеи на её «малой родине» — в тамбовском селе Осино-Гай и в подмосковном Петрищеве, где была казнена Зоя, в школе № 201, где Зоя и её брат Саша учились. Уже полвека работает народный музей в селе Борщёвка Тамбовской области, а также ещё во многих городах и сёлах.

3. Да, образы героического самопожертвования и сегодня необходимы в воспитании молодёжи! Даже более необходимы, чем в годы Советской власти, когда люди с уважением относились друг к другу, когда Советская Родина очень много значила для большинства. К счастью, такие люди, которые сначала думают о Родине, а потом о себе, есть и в настоящее время. Я с восхищением восприняла поступок кинорежиссёра Владимира Меньшова, отказавшегося вручать премию за фильм «Сволочи», в сюжете которого чудовищная ложь о нашей Советской Родине.

А в здании администрации города Оренбурга проходил торжественный приём лучших учеников города для вручения им премий от губернатора. Во время этой церемонии ученик гимназии № 3 Дмитрий Мочалов взял слово, выразил свой протест и вернул вручённые ему деньги и подарки. «Пока мы празднуем, — сказал он, — миллионы наших сверстников топят себя в алкоголе и наркотическом угаре. Виной этому наша система образования, которая настроена на то, чтобы воспитать «трудовой ресурс», а не личность. Потому я отдаю премию нашему городу. Пусть он хоть что-то хорошее сделает в образовательной политике».

Вызывает уважение инициатива молодых в городе Самаре, которые организовали «группу стражников» — так они именуют себя. Ночью на машинах патрулируют по городу и спешат на помощь попавшим в беду.

В июле 2010 года, получив высшее образование, Алексей Тарасевич прибыл в родные края и был избран председателем сельскохозяйственного кооператива. В советские годы это был процветающий колхоз-миллионер, а с развалом Советского Союза и он развалился. «Даю себе 10 лет, чтобы сделать наш кооператив процветающим, — сказал Алексей. — Моя цель — сделать так, чтобы не мы зазывали на работу, а чтоб к нам просились». По-моему, этот 23-летний руководитель — настоящий патриот нашей Родины, своего родного края.

К сожалению, о таких людях из-за политики большинства СМИ мало кто знает.

4. Ответ на вопрос об отношении к Зое как к идеологическому мифу лежит на поверхности. Это — уничтожение Советской власти и Беловежская Пуща. Когда Великая Отечественная война закончилась победой советского народа, всем стало ясно, что Советский Союз непобедим. И тогда, уважаемый Джонатан Платт, ваш соотечественник глава ЦРУ Даллес разработал «доктрину против СССР». Была поставлена задача найти своих единомышленников, союзников и помощников в нашей стране. И они их нашли. В результате Советский Союз был уничтожен. А в СМИ развернулась и продолжается беспримерная клевета на советскую историю и Коммунистическую партию, на Великую Отечественную войну и её героев, в том числе на Зою Космодемьянскую.

Почему это происходит? Причина та же: Зоя — комсомолка, Герой Советского Союза, а всю советскую эпоху, всю славу СССР хотят вытравить из сознания народа.

Что надо делать? Бороться и побеждать! В своё время я часто проводила уроки мужества в школах и других учебных заведениях. Моё повествование слушали очень внимательно. Задавали много вопросов.

Помню, как в день столетия Николая Островского выступала перед старшими школьниками в Центральной детской библиотеке района Орехово-Борисово Южное. Ребята слушали меня, затаив дыхание, а по окончании моего выступления каждый попросил дать ему книгу «Как закалялась сталь». Но в библиотеке был только один экземпляр этой книги! И на неё сразу стали записываться в очередь.

Я обращаюсь к ветеранам войны и труда, ко всем коммунистам, к «детям войны»: чаще встречайтесь с молодёжью, рассказывайте им правду о жизни при Советской власти, разоблачайте клевету на советский период нашей истории!

5. Да, сейчас государственные структуры относятся к местам памяти Зои, а также других советских героев с пренебрежением. Но для всех честных людей в нашей стране она по-прежнему дорога.

6. Этот вопрос — не для меня (возраст).

7. Зоя была очень любознательной девочкой и много читала. Читала с упоением книги, журналы, газеты. И часто входила в образ тех, о ком шёл рассказ. Её интересовала жизнь наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова и многих других. Её любимыми писателями были Пушкин, Маяковский, Гайдар, Николай Островский. Домашняя библиотека постоянно пополнялась новыми книгами.

Большое впечатление произвёл на Зою сборник очерков «Женщина в гражданской войне», а особенно очерк о Татьяне Соломахе. Она была учительницей в одной из кубанских станиц. Перед революцией стала коммунистом, вступила в подпольную большевистскую организацию, а с началом Гражданской войны — в красногвардейский отряд. В ноябре 1918 года белые ворвались в село Козьминское, где лежала больная тифом Таня. Её бросили в тюрьму. Несколько дней мучительно пытали — в надежде, что она выдаст товарищей. Но она не просила пощады у палачей и, вся истерзанная, с окровавленным лицом, гордо и смело смотрела в лицо им, обращаясь при этом к народу с призывом — бороться с белыми и помогать Красной Армии. 17 ноября 1918 года белогвардейцы порубили Татьяну.

Зоя не любила слёз, а тут слёзы заливали её лицо. Сила воли и чистота, которой дышал образ Татьяны Соломахи, потрясли Зою и прочно вошли в её сердце, в её духовный мир. Именно поэтому, когда в ноябре 1941 года при выполнении задания в тылу врага Зою также зверски пытали, перед её мысленным взором возник образ любимой героини. Как и Таня, она всё стерпела. Назвавшись её именем.

8. Когда Зоя говорила: «Это счастье — умереть за свой народ», я думаю, для неё народ был один — советский, с единством различных национальностей. Так было! Жили светло, чисто, честно. А вот при теперешней власти и нынешнем строе — бандитском капитализме — разжигается национализм, ведётся междоусобная кровавая борьба, один народ стравливается с другим.

Конец этому придёт только тогда, когда народ покончит с капитализмом. Пока, к сожалению, многие терпят, терпят и терпят…

Клавдия СУКАЧЁВА.

Член ВКП(б)—КПСС—КПРФ

с 1943 года.

г. Москва.


Здравствуйте, уважаемые товарищи!

В связи с тем, что на страницах вашей (и нашей!) газеты публикуются ответы читателей на вопросы Дж. Платта о Зое Космодемьянской, мы с дочкой решили послать вам её творческую работу «Письмо в 1941 год», написанную в 2012 году. Конечно, прямых ответов на вопросы американского профессора здесь нет, а вот косвенные имеются. Поэтому надеемся, что письмо одиннадцатилетней школьницы Зое будет интересно и для Дж. Платта, и для всех читателей «Правды».

Зоя в нашей семье была, есть и будет воплощением мужества, беззаветной храбрости и душевной стойкости настоящего советского человека!

Ольга Александровна

ВОЛОДИНА.

пос. Неверино,

Пензенская область.

Письмо в 1941 год



Здравствуй, Зоя!

С большим волнением сажусь писать я это письмо тебе. С тем огромным волнением, которое не покидает меня с тех пор, как впервые узнала я о тебе и твоём подвиге из книги Л.Т. Космодемьянской «Повесть о Зое и Шуре».

Я часто смотрю на твою детскую фотографию и, глядя в твои умные и живые глаза, думаю о том, как здорово было бы подружиться с такой девчонкой! Из книги я знаю, что ты много читала, любила рисовать, сочиняла, вела дневник... У нас с тобой много общего!

Меня зовут Лиза, учусь в 5 «Б» классе. Прожила я на свете вдвое меньше, чем ты, и пока не совершила в жизни ничего героического: усердно учу уроки, много читаю, люблю рисовать и сочинять стихи...

Ты, Зоя, старше меня на целых 80 лет и могла бы стать мне бабушкой! Но навечно осталась восемнадцатилетней...

Если бы не война, Зоя, наверное, ты прожила бы долгую и счастливую жизнь. Может быть, как твоя мама Любовь Тимофеевна, стала бы учительницей или, возможно, закончив Литературный институт, о котором мечтала, посвятила бы свою жизнь писательскому творчеству...

Но тебе выпала другая судьба. К сожалению или к счастью?.. Не знаю.

Благодаря книге и фильму «Зоя», который я тоже успела посмотреть, остро представляю, что пережила ты. И порою мне кажется, что ты, Зоя, не где-то там, в прошлом, в огненном 41-м, а здесь и сейчас! И небольшая, окружённая лесом деревня Петрищево всё ещё битком набита немецкими войсками. В каждой избе — по 10—20 солдат, а хозяева ютятся на печке да по углам. И тебе, юному бойцу, нужно поджечь эти дома с немцами в южной части деревни...

Второй раз, переждав день в лесу, ты снова идёшь к домам, рискуя уже вдвойне: немцы настороже. Тебя замечают и хватают. Дальше — обыск. Ты стоишь, высокая, с опущенной головой, на которой коротко остриженные волнистые волосы. Молча, не плача, не прося о пощаде. Потом — допрос и нечеловеческие пытки.

Фашисты бьют беспощадно и жестоко, водят тебя, босую, по снегу в сорокаградусный мороз, но ты — молчишь! Ты даже не называешь своего настоящего имени. Твоё мужество и стойкость не могут не вызвать уважения даже у некоторых немцев. «Маленькая героиня вашего народа осталась тверда, — написал потом один из них, взятый в плен. — Она не знала, что такое предательство. Она посинела от мороза, раны её кровоточили, но она не сказала ничего».

Зоя, как смогла ты так мужественно держаться и не проронить ни слова врагу? Кто учил тебя так вести себя? Кто дал тебе код нравственности, код стойкости и геройства? Школа, комсомол, любимые книги? Я бы, наверное, так не смогла...

Думаю, в этом твоём несгибаемом мужестве — и мужество твоих предков: деда-священника, принявшего мученическую смерть, мамы — женщины, стойко вынесшей тяготы жизни. И, конечно, любимой твоей героини Гражданской войны — коммуниста, учительницы Татьяны Соломахи, именем которой ты, комсомолка, назвалась.

Ты не просишь пощады, ты не издаёшь ни единого стона! Измученная, с почерневшими, обмороженными руками и ногами, идёшь ты к виселице. От места пыток — к месту казни...

Вокруг гогочущая толпа, кто-то из немцев фотографирует казнь... Они уверены, что вскоре пройдут парадом по улицам Москвы. Они ещё не знают, что в 1943 году, когда 332-й их полк уничтожат в боях под Псковом, из тех, кто был тогда под Москвой, останется всего 5 человек. А новый состав полностью сгинет в 1944 году в Белоруссии. Ты, Зоя, перед казнью говорила ПРАВДУ: «Эй, товарищи! Что смотрите невесело? Будьте веселее, боритесь, бейте фашистов, жгите, травите! Мне не страшно умирать! Это счастье — умереть за свой народ!»

Советская страна победила в этой страшной войне, отстояла свою независимость. Победила и ты, Зоя, и сотни тысяч таких, как ты, которые внушали страх врагам своей стойкостью, мужеством и любовью к Советской Родине!

И то, что в феврале 1942 года Космодемьянской 3oе Анатольевне присвоят посмертно звание Героя Советского Союза, — справедливо. Советская страна победила нравственно, морально, и это есть твоя главная награда! Ты есть и ты будешь, Зоя, олицетворением вечно живого героического духа русского народа, советского народа!

Несмотря на то, что со времени твоей гибели прошло вот уже более 70 лет, люди помнят тебя и свято чтут память о твоём мужественном поступке. Ты не верь, Зоя, что мы тебя позабыли! Не верь! И прости нелюдей за ту ложь, которую они иногда пишут и говорят о тебе. Ты выше всего этого!

Но многие мои сверстники сегодня, к сожалению, не знают ни о тебе, ни о том, какой героический подвиг ты совершила. А я думаю, что такое забывать нельзя! Ведь забывая своих героев, мне кажется, мы их просто предадим — так же, как когда-то предал тебя Клубков...

С уважением и искренней любовью

Елизавета ВОЛОДИНА.

Школьница, 11 лет.

Комментирует автор вопросов читателям «Правды»

Как сегодня бороться — вот самое главное

Я ОЧЕНЬ ОБРАДОВАЛСЯ реакции читателей «Правды» на моё интервью и на вопросы. Как учёный, я должен всегда стараться быть как можно объективнее, но то, что любовь к Зое ещё жива в постсоветской России и люди ещё воодушевляются её подвигом, меня тронуло. Я согласен с мнениями читателей, например А. Устинова, что Зоин подвиг обязательно надо рассматривать как продолжение революционной традиции и как отражение общих усилий 1930-х годов создать нового человека коммунистического будущего. Ценности самоотверженности, самоотдачи в борьбе за лучший, справедливый мир составляли сердцевину этого проекта (независимо от того, насколько он реализовался), и их, безусловно, надо сохранить сегодня.

Я также согласен с Ф. Ашитоком, что нацистско-советская война — самый жестокий конфликт в истории человеческой цивилизации — имела идеологическое начало. Действительно, такое ужасное, истребительное насилие не могло возникнуть только при защите территории одного народа от захватчиков из другого. Ведь не только СССР был бы потерян, если бы фашистов не отбили, а намного больше — можно даже сказать, ВСЁ. В некотором смысле в 1941-м вся история нового времени, со всеми его противоречиями, нашла кровавое завершение на поле битвы.

Сейчас, когда «героический период» (то есть первый революционный подъём) социалистического освободительного движения давно окончен, многие считают, что его главным достижением являлось смягчение капиталистической свирепости: регулирование финансовой сферы, социальная помощь, универсальное образование, права для рабочих, женщин, этнических меньшинств и даже расширение среднего класса как формы перераспределения богатства — вся «умеренность» капитализма ХХ века возникла как ответ на угрозу социалистической альтернативы. В этом, конечно, есть доля правды, однако мне кажется, что не вся. Умеренность и баланс — это не диалектика. Настоящая диалектика всегда движется к клинчу крайних, противоположных сил. Аутентичный революционный героизм коммунистического движения и иллюзорная, атавистическая, расистская «героика» фашизма как раз и были такими силами. Как будто революция и всё довоенное развитие СССР (при всей его сложности и даже жестокости) готовили народ для этого клинча, столкновения и для этой безумно дорогой, но одновременно бесценной победы, спасшей мир от уничтожения. По-моему, надо признать, что героическое самопожертвование таких советских людей, как Зоя, настоящих «детей революции», которые погибли в невообразимом числе во время войны, — вот это и есть самое главное достижение мирового социализма, но и его великая трагедия.

А что делать теперь, в наше, совсем иное время? Мой любимый советский писатель Андрей Платонов пророчески писал в 1934 году, что «мир без СССР несомненно уничтожился бы сам собою в течение одного ближайшего века» («О первой социалистической трагедии»). Никто не мог спасти СССР от его внутренних противоречий (здесь читатели «Правды» вряд ли согласятся со мной, я знаю). Но, несмотря на это поражение, необходимо действовать в постсоветское время, чтобы предотвратить новую катастрофу, которая миру сейчас угрожает. Мы видим, как после конца «холодной войны» мировой капитализм всё более и более отказывается от тех «смягчающих» институций, которые раньше использовались как пряник для трудящихся (пока не научились бить себя внутренним кнутом неолиберальной идеологии). Теперь фашизм не приходит как волна реваншистского насилия извне, а растёт в самом сердце нашего (теперь общего) неолиберального общества.

Сегодня насилие стало зачастую невидимым, «скучным», повседневным. А пока левые силы, кажется, могут отвечать на это в основном лишь особым видом тоски. Это благородная тоска по подвигу, по революции, по этому нарастающему клинчу сил, который маркировал героическую эпоху и все её надежды и необходимости. Да, А. Парфёнов прав, что Павел Корчагин не герой нашего времени. Но всё-таки слова Зои с эшафота о том, что надо бороться, ещё звучат, ещё грызут совесть. А как на них отвечать? Как сегодня бороться? Вот это самый главный вопрос сегодняшнего дня, по-моему. Мы видим, что акции прямого насилия бывают бесполезными — они сразу становятся горючим топливом для медиаспектакля и только погружают нас глубже в общую систему страха. И К. Солодуб прав, что сегодня совсем непонятно, за что именно молодёжь поднялась бы в борьбе. Кажется, везде лежит обман и скрываются управляющие нити какой-то нечеловеческой власти. Героев, по-моему, нет и, возможно, долго ещё не будет.

Мой проект о Зое исходит из этого чувства тоски по героической эпохе социализма. Это не ностальгия — я ведь стал сознательным человеком только в 1980-е годы, когда неолиберализм одержал свои первые победы, а СССР оказался не в силах сопротивляться. С тех пор мир движется стремительно к новому варварству. Но моя тоска ищет не восстановления великого прошлого, а выхода к другому будущему.

Когда я был в селе Осино-Гай и разговаривал с прекраснейшим человеком, вашим другом Сергеем Ивановичем Полянским, я почувствовал реально мистическую силу на этом холме, где стоит школа трёх героев, где степной ветер как бы шепчет постоянно о подвиге и о том, как герои рождаются и оставляют свои неизгладимые следы. А потом, когда я был в Петрищеве и шёл по просёлочной дороге от музея к месту казни Зои, я остановился у бревенчатой избы Кулик, которая стоит так жутко, как чёрная дыра ненависти, в ряду с другими (намного более зажиточными) домами. Там, у этого пустынного памятника жесточайшему насилию, я почувствовал Зоин упрёк — ведь она всегда упрекала своих товарищей, когда слабыми были! — и я взглянул в пропасть своей ищущей тоски.

И, по-моему, нам надо туда почаще заглядывать. Надо искать решение этого вопроса. Конечно, сразу мы его не найдём. Сейчас, может быть, самое главное — формулировать вопрос правильно; надо, чтобы механизм мышления завёлся опять, потому что он слишком долго стоял на месте. И это значит, что надо чувствовать эту тоску как залог нашего общего человеческого будущего, а не просто как обиду за потерянное прошлое одного советского народа.

Но также важно не впадать в новые иллюзии. И это значит, думается, что не надо идеализировать сталинское время как какой-то рай общественной гармонии. Парфёнов пишет, что сегодняшние отличники в школе подвергаются травле, а во время Зои они пользовались высоким уважением. Но мы же знаем, что у Зои не всё ладилось с другими — именно потому, что она всегда была с ними слишком строгой. Истории 1990-х о том, что она болела шизофренией, конечно, ужасная клевета; но ведь она действительно страдала в предвоенные годы, и ей пришлось отдыхать несколько месяцев в неврологическом санатории. Героический путь труден и часто одинок, тем более в обществе, где подвиги (или бледная инверсия подвига, «дисциплина») ожидаются от каждого, но не все могут оправдывать такие ожидания.

Всё равно я согласен, что поколение 1930-х — действительно потрясающее поколение. Но они тоже страдали и тосковали, хотя не совсем так, как мы. Думаю, наша задача — не только помнить и чтить этих людей, но и искать историческую спираль, которая движется от них к нам. Где больное, отчуждённое различие между их героической тоской (по завершении революционной борьбы) и нашей, «постгероической» тоской (по новому типу борьбы) преобразуется в рифмующий звон и указатель движения вперёд.

Получилось очень длинное письмо. Простите. Я просто хотел высказаться после того, как многие на страницах «Правды» так любезно интересовались моим проектом. Спасибо!

С глубоким уважением

Джонатан ПЛАТТ.

Вместо послесловия

Неисчерпаема тема советского героизма

РАЗУМЕЕТСЯ, когда уходящий ныне год ещё только начинался, мы в редакции знали, что «Правда» обязательно отметит 90-летие со дня рождения Зои Космодемьянской. Но никто из нас не планировал столь продолжительный (почти пять месяцев!) разговор в газете на эту тему с участием такого большого числа людей — наших читателей, ставших одновременно нашими авторами. А инициатором его, как вы знаете, стал тоже читатель «Правды» — профессор славистики из США Джонатан Платт.

Почему он, решивший написать книгу и снять фильм о Зое, начал свою работу в Москве с посещения нашей редакции? Потому что всемирная слава легендарной советской героини началась в своё время с газеты «Правда». И затем, когда полвека спустя обрушился на светлую память Зои ожесточённый вал кощунственной клеветы, наша газета отстаивала правду о ней и других героях советской эпохи. Отстаивает её и теперь.

Собственно, все отклики на вопросы, поставленные профессором Питтсбургского университета, тоже следует считать этапом борьбы за эту правду и стремления многих сегодня глубже осмыслить природу массового советского героизма. Вопросов было восемь, но суть их для абсолютного большинства наших читателей так или иначе связана с радикальным изменением строя, происшедшим в нашей стране.

Вместо социализма — капитализм. Вместо Советской власти — буржуазная. Отсюда и отношение этой власти, близких ей СМИ к памяти тех, кого в основе они не считают своими. Отсюда всяческие попытки оклеветать их образы или, что нисколько не лучше, извратить, приспособив к собственным «трактовкам» и «концепциям». Скажем, патриоты, но не советские; подвиг, но без коммунистической идеологии и т.п.

Однако остаётся коренной вопрос, по-разному звучащий во множестве писем. Власть и её СМИ от этого вопроса всячески уходят, но люди думают о нём и ставят его. Размышляя, необходимо ли героическое самопожертвование сегодня, очень чётко написал, например, Сергей Николаев из города Сураж Брянской области (см. номер от 26—27 ноября): а защищать самоотверженно в нынешних условиях придётся кого и что — страну справедливости или капиталы олигархов?

Колоссальна основополагающая разница между Советским Союзом и теперешней Россией! И если героическое самопожертвование действительно требуется, то, наверное, сегодня в первую очередь и больше всего для утверждения в нашем обществе справедливости.

Вы, дорогие друзья, прислали сотни писем, и многие из них напечатаны. К сожалению, не все: тесна газета. Но оставшиеся мы не сдаём в архив. Они образовали специальный фонд, к которому будем ещё не раз обращаться. Впереди — подготовка к 70-летию Великой Победы, а Зоя Космодемьянская и другие советские герои неотделимы от неё.

Назову имена хотя бы некоторых авторов, чьи неопубликованные письма представляются наиболее интересными. Итак, вот они:

В.И. Мезенцев (г. Витебск, Белоруссия), А.П. Кузина (г. Ульяновск), В.Т. Равтович (г. Омск), В.Г. Маличенко (пос. Инжавино, Тамбовская обл.), Н.А. Орининская-Жукова (г. Зеленодольск, Татарстан), А.Н. Карелина (г. Санкт-Петербург), С.Н. Хамедулов (г. Пермь), Н.М. Астахов (г. Киев), Л.Н. Мельникова (г. Москва), В.М. Черепанова (г. Череповец, Вологодская обл.), В.В. Виноградов (г. Ступино, Московская обл.), А.Ф. Атрошенко (с. Городищи, Нижегородская обл.), В.П. Онищенко (г. Анапа), В.М. Рощупкин (г. Ульяновск), А.В. Захарова (г. Пермь), Н.И. Томилин (г. Краснодар), В.Н. Батранов (г. Арзамас), Р.Н. Беспёрстова (г. Улан-Удэ).

Спасибо всем вам, всем, кто читает нашу газету и пишет в неё. Самого доброго в наступающем новом году!

Такие же пожелания шлёт вам и Джонатан Платт. Многие из вас интересуются его мнением о состоявшемся разговоре. Мы попросили его высказаться и публикуем полученное письмо. Наверное, не со всем вы будете согласны, о чём он пишет и сам. Надеемся ещё на одну встречу с ним и, возможно, на более обстоятельную беседу в предстоящем году.

Как видно из всего этого, тема советского героизма, огромная, неисчерпаемая и необыкновенно актуальная, имеет значение поистине всемирное…

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16710/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн дек 23, 2013 7:55 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Что такое любовь

Виктор КОЖЕМЯКО.

Это можно понять по делам и поступкам

Судьба давно (аж полвека назад) и далеко (во Владивосток!) унесла меня от тех мест, где родился, рос, учился в школе, а затем, после окончания МГУ, семь лет работал в областной газете. Но где бы я ни был, землю Рязанскую и её людей не забывал. Радовался хорошим вестям из дорогих сердцу краёв, огорчался плохими сообщениями…

Да, вести бывают разные

Ну как, скажем, было не порадоваться, что Учителем года, то есть лучшей среди учителей всей России, признана Екатерина Алексеевна Филиппова из Рязани. Да ещё оказалось, что начинала она свой педагогический путь в той самой Куплинской средней школе Шацкого района, которую — правда, много ранее, в далёком 1951-м — окончил я.

Школа была знаменита своими традициями и учителями. А теперь её уже нет: «учиться некому». Вот это стало для меня одной из самых огорчительных новостей за последнее время. Ведь незадолго до ликвидации успела отметить своё 115-летие, а её уникальное белокаменное здание в два этажа на берегу красавицы Цны стоит здесь, согласно вмурованной в стену чугунной табличке, с 1899 года. Ныне разрушается. И сколько их, заброшенных школ!..

Печали и радости подчас идут вперемежку. Так получилось, что в 2005 году раздался вдруг телефонный звонок из Шацка с неожиданным вопросом-просьбой: не стану ли я возражать против переиздания моей книги «Иван Чуфистов», вышедшей в Рязани в 1959 году?

Возражать… С чего бы? Это была самая первая моя книга — документальная повесть о легендарном русском борце Иване Ивановиче Чуфистове, именовавшемся «чернозёмным богатырём» и положившем однажды на лопатки самого Ивана Поддубного. Я ещё в детстве слышал о нём, но и тогда, и приехав после окончания факультета журналистики на работу в Рязань, считал, что уже давно его нет в живых.

Каково же было моё удивление, когда я узнал: человек-легенда живёт там, где он когда-то и родился, — в Казачьей Слободе, ставшей частью районного центра Шацк. И меня сразу неудержимо потянуло к нему.

Огромный, тяжёлый, с редкостно добрым взглядом и радушной улыбкой, встретил он меня в своём скромном домике, где остались они тогда вдвоём с женой. А разговор, который тотчас завязался, перенёс в давние годы начала ХХ века, к знаменитым людям, с которыми он, крестьянский сын, общался или даже дружил. Писатель Куприн, борцы Иван Заикин и Поддубный, прославленный антрепренёр «дядя Ваня» Лебедев… Одесса, год 1905-й; Петроград, год 1917-й… Был в это время Чуфистов, уже провозглашённый чемпионом мира по классической борьбе, рабочим механического завода Барановского, и товарищи избрали его депутатом в самый большевистский Выборгский районный Совет. С рабочей делегацией от Выборгской стороны встречал он Ленина у Финляндского вокзала. Участвовал в революции. А после Октября устанавливал Советскую власть в родном краю, стал здесь председателем первого колхоза…

Мы встречались и беседовали с Иваном Ивановичем ещё не раз. Он приезжал ко мне в Рязань, я ездил к нему. Переписывались. Результатом и стала та книга, один из экземпляров которой мой герой надписал мне на память своим крупным угловатым почерком.

О том, что Иван Чуфистов ушёл из жизни, я узнал уже на Дальнем Востоке, куда прибыл работать собкором газеты «Правда»…

Сказали: «Коняшкин сделает как надо»

Так вот теперь столь памятную для меня книгу предлагают переиздать. Что тут скажешь? Спасибо, конечно. Замечательно, что вспомнили. Хотя и некоторое сомнение мелькнуло. Надо же будет в книге исторические фотографии воспроизводить, но они не сохранились у меня: остались в издательстве. А качество клише областной типографии 1959 года не ахти какое. Значит, если переснимать с того издания, получится ещё хуже.

Я проговариваю это в телефонную трубку — и в ответ слышу:

— Не беспокойтесь, Коняшкин сделает всё как надо.

Коняшкин? Так впервые услышал эту фамилию. Впоследствии мне расскажут, что он же был одним из инициаторов переиздания книги про Ивана Чуфистова к его 120-летнему юбилею. Вообще, со временем я узна`ю много интересного о нём, Николае Степановиче Коняшкине, директоре районной типографии, к чему мы ещё обратимся. А пока скажу, что получилось из предложенного переиздания.

Когда мне прислали вышедшую в Шацке книгу, я очень обрадовался. Она была по типографскому исполнению не только не хуже первого издания, а гораздо лучше. Во всём, и даже в качестве фотографий, что меня более всего беспокоило.

Знаете, есть такое выражение: сделано с любовью. Вот его я мысленно и произнёс, бережно листая присланный экземпляр и от души благодаря неизвестного мне Коняшкина.

Потом меня пригласили в Шацк на представление книги (не люблю слово «презентация»). Всё прошло великолепно. Несмотря на разгар лета, народу в библиотеке собралось полным-полно. Пришли и приехали, кажется, все многочисленные потомки Ивана Ивановича. Школьники даже кое-что из книги инсценировали, и прекрасно звучали любимые песни русского богатыря. Одно огорчило: Коняшкин оказался на сей раз в отъезде.

Зато состоялось знакомство с человеком, который теперь, как и выдающийся руководитель здешней типографии, в определённом смысле олицетворяет для меня город Шацк и весь район Шацкий.

«Правда» выступила.

Что потом?

Зовут этого человека Любовь Петровна Яценко. Она много лет работала в районной библиотеке, но как раз к тому времени, когда мы встретились, то есть к лету 2006-го, произошла в её жизни существенная перемена. И, представляясь, Любовь Петровна с улыбкой заметила:

— А ведь это из-за вас сменила я место работы.

— Из-за меня?!

Объяснилось всё удивительным образом. В районной библиотеке, чего уж никак я не ожидал, собрали довольно большую папку моих газетных публикаций: как «знатного земляка». А открывалась она статьёй в «Правде» под названием «Неизбывная память», которая была напечатана давно, в 1987 году, и речь в ней шла именно про Шацк.

Побывав тогда в родных краях, я поставил в этой статье такой вопрос: нужен Шацку, как и другим таким же городкам, свой музей. Меня волновала история этих мест, люди ушедшего времени волновали, о которых обязательно надо помнить. Вопрос о районном музее в моём представлении тем более обострился, что знакомый мне с давних пор выпускник Рязанского пединститута Николай Панин, увлечённейший человек, сумел создать замечательный краеведческий музей в родном селе Желанное Шацкого района, куда поехал учительствовать после окончания вуза. Но если в селе это можно сделать, то почему же не сделать в городе — для всего района?

У меня был и пример ещё одного городка на Рязанщине — Сапожка, где я родился и где горячо влюблённый в краеведение Иван Андреевич Кузнецов, ветеран Великой Отечественной, смог энтузиазмом своим возродить пришедший в упадок здешний музей, сделав его, по-моему, одним из лучших в области.

— Ваша статья не просто тут в папке лежит, — сказала Любовь Петровна Яценко. — Она сразу стала для нас программной идеей. Правда, из-за начавшегося «перестроечного» развала осуществить её быстро не удалось. Однако все эти годы мы о ней помнили и работали, собирали материал. И наконец-то теперь, с 2005-го, есть у нас Историко-культурный центр, фактически музей, который мне доверено возглавить.

С каким душевным подъёмом показывала она результаты многолетних своих трудов! Ведь за каждым экспонатом, выставленным для посетителей, — целая история: как искали, где нашли, о чём из прошлого напоминает он… У Шацка немалый возраст: «стукнуло» 460. Повелением Ивана Грозного на месте оборонной заставы основан был этот город-крепость. И с тех пор — в мирное, военное, революционное время — росли здесь свои герои, составившие славу не только района и области, но и всей страны.

Некоторых из них, не одного Ивана Ивановича Чуфистова, лично знал я в своей журналистской молодости. Знал, например, Героя Советского Союза Василия Семёновича Мотарыгина, возглавившего после войны Шацкий лесхоз. Знал Героя Социалистического Труда Андрея Васильевича Сучугова — председателя одного из лучших в стране колхозов. Как хорошо, думал я теперь, знакомясь с экспозицией, что замечательные дела и личности не канут в Лету, а будут вдохновлять посетителей Историко-культурного центра сегодня и в грядущие времена.

— Кстати, а сколько у вас посетителей? — спросил Любовь Петровну.

— Уже две с половиной тысячи в год… Но это не предел, конечно, — тут же поспешила заверить она.

Сюрприз в райцентре — не хуже, чем в столице

Не предел… А может ли быть предел любви? Летом уходящего года я получил убедительное подтверждение: не может.

Явилось это подтверждение в виде огромного, увесистого книжного фолианта, на обложке которого сияло волнующее для меня слово «Шацк». Фолиант как истинный сюрприз был преподнесён мне в первый же день по приезде на землю Шацкую, в дорогое с отрочества село Купля, где, несмотря на все современные горести и трудности, уже восемь лет подряд ностальгически провожу свои отпуска.

Поразил сюрприз прежде всего необычной внушительностью и красотой. Перед самым отпуском, в Москве — по удивительному совпадению — получил я в подарок только что изданную «Шолоховскую энциклопедию». Сразу вспомнилось: том сравнимого веса и, главное, такого же художественного, полиграфического совершенства. Но ведь то совершенство творилось в столице. А это? В районном Шацке! Как же здесь такое чудо стало возможным?

И возникает вместе с именем уже знакомой мне Любови Петровны Яценко, весьма причастной, оказывается, к этому явлению, ещё одно имя, ранее мною услышанное: Николай Степанович Коняшкин. Да, говорят мне, именно он, руководитель местной типографии, стал главным инициатором и вдохновителем, организатором и исполнителем такого знаменательного издания.

Теперь уж встретился я с Николаем Степановичем. Не мог не встретиться, честное слово. Тем более после того, как мне сказали, что издание осуществил он полностью за свой счёт. В дар городу и району…

Встреча превзошла мои ожидания. Раскрылся человек богатой внутренней содержательности и большой любви. К делу своей жизни, каковым стала для него полиграфия, и к родному Шацкому краю.

Если говорить о составляющей, что называется, профессиональной, то Коняшкин давно поставил перед собой цель сделать руководимую им районную типографию лучшей среди аналогичных во всей области. И, кажется, добился, поскольку в нынешнем году областное первенство присуждено его коллективу официально.

Однако, уверяю вас, это не просто честолюбие, пусть и здоровое. Это — любовь! Она, когда настоящая, обязательно диктует человеку стремление быть лучше. Вот у Николая Степановича страстная и неутолимая потребность учиться, искать, знать, каким образом можно делать полиграфическую продукцию на уровне самых лучших образцов. Во имя этого — постоянное изучение профессиональных журналов и другой специальной литературы. Во имя этого — поездки на международные полиграфические выставки…

Замечу, собственную любовь к делу и устремлённость к совершенству сумел он передать тем, кто трудится рядом с ним, так что это теперь — коллективное. Результаты же говорят сами за себя.

Ну а ещё — вы знаете, конечно, — любовь рождает желание делать для любимого или любимой что-то радующее, особенно приятное и необходимое. И это уже связано у Коняшкина с его отношением к родной земле и землякам. Как возникла идея этой прекрасной книги о Шацке? Из желания обрадовать.

Выходила в своё время хорошая книга на ту же тему талантливого рязанского поэта Александра Потапова. Но много появилось после этого неизвестных ранее краеведческих материалов, открытых или собранных той же Любовью Петровной Яценко и её помощниками по Историко-культурному центру. Однако далеко не все они могут быть выставлены. А если это богатство более полно дать людям в новой книге, причём написанной, составленной, оформленной и отпечатанной по-настоящему любовно?..

Вот что объединило Николая Степановича Коняшкина и Любовь Петровну Яценко в общем большом труде. Любовь к делу, которым каждый из них занят, и к земле, на которой они живут. То есть к её истории, достойнейшим людям разных времён, память о которых должна жить, к людям подрастающих и будущих поколений, которым необходимо знать свою родословную.

Теперь мне известно, насколько напряжённой была работа. Знаю тех, кто стал в ней соратниками Коняшкина и Яценко. Низкий поклон и великая благодарность всем.

Есть ли пророки в отечестве своём?

Уже поставил было точку, да спохватился. Тогда, летом, при встречах с Николаем Степановичем и Любовью Петровной возник у меня вопрос: а отмечен как-то публично этот масштабный и важный труд? Ну, к примеру, состоялось ли всерайонное его представление, чтобы сказать спасибо участникам, чтобы их почествовать, повеличать, а кому-то, может, и общественные награды вручить, присвоить почётные звания? Ведь в моём понимании Н.С. Коняшкин и Л.П. Яценко — это гордость Шацка!

Нет, ничего подобного не произошло. Но тогда я подумал: наверное, ещё не успели. Поинтересовался теперь: как-никак полгода минуло, мы уже на пороге Нового года. И что вы думаете? Опять-таки ни-че-го.

Значит, этот труд, так восхищающий всех, кому бы я ни показывал уникальную книгу в Москве, остался «незамеченным» в городе и районе, которым он посвящён!

Что же, нет пророков в отечестве своём? Плохое обыкновение — не видеть и по достоинству не ценить живущих рядом, но делающих нечто воистину незаурядное. Как это — не порадовать тех, кто доставил радость своим трудом очень многим…

Будем надеяться на Новый год?

http://gazeta-pravda.ru/content/view/16733/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср янв 15, 2014 6:59 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Высота Ланового
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

Её не сдаёт любимый многими народный артист СССР

Василию Лановому 16 января исполнится 80 лет. Некоторые наши читатели давно и не единожды напоминали мне о предстоящем юбилее, высказывая пожелание, чтобы я подготовил для «Правды» беседу с любимым артистом. Десять лет назад, перед его 70-летием, был у меня с ним большой разговор для газеты. Дал он предварительное согласие побеседовать и на сей раз, но ближе к дате решение своё изменил. Может быть, сказались смерть сына и последовавший вскоре уход из жизни Юрия Яковлева, многолетнего партнёра по Театру имени Вахтангова? Во всяком случае услышал я от Василия Семёновича следующее:



— Очень трудно мне сейчас говорить, поэтому на просьбы об интервью всем отказываю. Извините. А если всё же захотите что-то написать, есть ведь мои книги, да и вам я немало рассказывал.

Всё так, однако жаль. У читателей много вопросов, у меня — тоже. Будем надеяться, что встреча наша, пусть и позднее, состоится. А пока, хотя бы кратко, попробую высказать то, о чём больше всего думаю в связи с личностью Ланового и его местом в нашей культуре, в современном нашем обществе.

Нелегко пойти против течения

По-моему, все знают, что горьковский вопрос «С кем вы, мастера культуры?» обрёл у нас за последнюю четверть века новую и особенно жгучую остроту. По какой линии произошёл раздел, формально никак не означенный, но весьма ощутимый? Самое главное — это отношение к советскому времени и к новоявленной власти.

Сколько же вдруг оказалось среди «служителей муз» злобных ненавистников всего советского! Чтобы уж вконец заклеймить тот строй и ту жизнь, даже специальное словечко придумали: «совок». А вот я никоим образом не представляю это хлёсткое слово, для меня одно из самых отвратительных, в устах Василия Ланового.

Хотя, думаю, нелегко ему было пойти против течения. Достаточно вспомнить, что говорил и писал на поднявшейся крутой антисоветской волне Михаил Ульянов, тогдашний руководитель Театра имени Вахтангова. Такое поведение некоторых бывших друзей по искусству Виктор Сергеевич Розов, не склонный вообще-то к резким выражениям, назвал паскудством. Однако же оно в «творческой среде» стало довлеющим, а если кто-то позволял себе иную позицию, мог оказаться чуть ли не в положении изгоя.

Мне запомнился целый ряд выпадов против Ланового в «демократической» прессе. Оскорбительных и ужасающе несправедливых, поскольку реальная причина виделась лишь одна: не желает «подстраиваться», остаётся самим собой. А потом выпал случай, когда я воочию стал свидетелем того, в какое состояние ввергнут выдающийся советский актёр.

Осенью 1995-го отмечался юбилей И.А. Бунина. Был вечер в Большом зале Московской консерватории, где с чтением произведений великого писателя выступали известнейшие артисты. Но… печать какой-то небрежности, если не сказать халтуры, лежала на многих выступлениях. Начать с того, что в большинстве чтецы выходили на сцену, держа книгу в руках, и не отрывались от текста. То есть они заранее просто не готовились — в советское время такое невозможно было на подобных вечерах.

Лановой выступил замечательно. Именно под его влиянием я и решил осуществить свой давний замысел — обратиться к исполнителям с вопросом: а почему в последние годы всё заметнее исчезает у нас интерес к серьёзному искусству художественного слова со сцены?

Задержались после вечера по моей просьбе пять человек, Василий Семёнович в их числе. Правда, я заметил, что сел он несколько на отшибе от других. И если все остальные были как бы взаимосвязаны и взаимоприятно оживлены, то Лановой находился в явно удручённом, раздражённом настроении. Мне показалось, что я его понимаю: неудачный вечер, проходивший к тому же в полузаполненном зале, вывел из себя. Но происшедшее затем убедило: причины гораздо шире и глубже.

Первым, отвечая на мой вопрос, начал говорить Сергей Юрский. Говорил обтекаемо, пытался изложить какие-то «технологические» объяснения кризиса жанра. К нему поспешил присоединиться Михаил Глузский — тот же туман. И тут Лановой, по моим наблюдениям едва сдерживавший себя, сорвался:

— Что вы толкуете? Разве в этом главное? Да всё в стране сейчас против настоящей культуры! Коренную причину надо лечить. Многие люди вынуждены думать о выживании, а не о художественном слове. Да и какой вкус им телевидение прививает…

Проговорив это с невероятно яростной страстью, он махнул рукой и вышел. Попытки мои вернуть его, успокоить, договориться о встрече на будущее ни к чему не привели.

К Павлу Корчагину относится теперь ещё лучше

Вот когда — не на экране или сцене, а в жизни — особенно остро ощутил я взрывной характер артиста. И, что ещё важнее, из неожиданного эмоционального всплеска на тему «Искусство и жизнь» понятна мне стала крайняя внутренняя напряжённость, в которой он пребывает.

Для напряжённости такой много к тому времени создалось причин и в жизни, и в искусстве. Но поражало то, что не только с лёгкостью, а прямо-таки с каким-то животным упоением воспринимают «новую реальность» многие коллеги Ланового, быстренько в эту реальность вписавшиеся. Один поспешил сжечь партбилет перед телекамерой, другим доставляло садистское наслаждение публично издеваться над своими былыми героями. На это возник спрос — и пожалуйста: предательство героев, за исполнение которых в театре и кино актёры получали звания народных и заслуженных, стало повальным.

Мог бы Лановой соответствующий капиталец таким способом нажить? О да, ещё какой! Он же стал Павлом Корчагиным в знаменитом фильме режиссёров А. Алова и В. Наумова. Уж это, если о советском времени говорить, всем героям герой — самый советский, самый коммунистический. Так и вдарь по нему, Василь Семёныч, покрепче, наотмашь. Чего тебе стоит…

А он? Цитирую: «Иногда ехидные журналисты меня спрашивают: «Ну и как теперь относишься к Павке Корчагину?» А теперь я к нему отношусь ещё лучше, в тысячу раз лучше. Говорю: дай бог каждому из вас иметь детей, которые во что-то святое верили бы так, как верило это поколение».

Я спросил, что значила и что значит для него эта роль, повлияла ли как-то на его личность. Ответ: «Понимаете, в определённом смысле вся идеология государства строилась на мыслях Павки Корчагина, то есть Николая Островского, и мы были воспитаны на этом. Все поколения Советского Союза были воспитаны на этой книге! Естественно, не могло обойти это и меня. Если говорить о влиянии роли на актёра, я не могу сказать, что все роли на меня влияли. Всё-таки актёр — лицедей, «делает лица». А если бы все роли влияли, то неизвестно, что было бы с самим актёром. Но Павка в этом ряду стоит всё-таки особливо, потому что это необыкновенный по силе образ и, повторюсь, это была идеология государства. Мы те фильмы делали с чистыми руками, у нас сомнения на сей счёт не было».

Добавлю одно замечание. Если признать истиной, что все мы родом из детства, то сильнейшим детским впечатлением стала для Василия первая встреча с романом «Как закалялась сталь». А произошла она в украинском селе во время немецкой оккупации. Школьный учитель Николай Иванович приносил эту книгу в класс и, закрыв ножкой стула дверь, потихоньку читал ребятам. Они были предупреждены: если кто-то узнает об этом, то немцы его повесят. Никто не узнал. А учитель позднее ушёл в партизанский отряд.

Так вот не может предать Лановой ни того учителя, ни своё детство, ни великую книгу и поставленный по ней выдающийся фильм.

Жизнь собственную предать он не может

Да, речь фактически о его жизни, основная часть которой пришлась на советские годы. Именно они формировали его и сделали тем, кто он есть.

Задайтесь хотя бы таким вопросом: а кто он по национальности, Василий Лановой? Украинец, корни в том самом селе Стрымба на стыке Одесской и Винницкой областей, откуда родом отец его и мать. Но ведь сам-то он родился в Москве и всю жизнь здесь прожил, за исключением трёх лет немецкой оккупации, когда оказался у дедушки с бабушкой, приехав к ним на летние каникулы в июне 1941-го.

А если рождение и без малого вся жизнь, всё творчество, от самых первых шагов до сего дня, — в Москве, не есть ли он тот самый «москаль», каких проклинают ныне на киевском Майдане? Вот о чём — о русском, украинском, советском — очень хотелось бы мне поговорить с Василием Семёновичем, если состоится всё-таки желанная наша встреча. Когда-то, незадолго до ухода из жизни, интересно и глубоко размышлял на эту тему в беседе со мной Сергей Фёдорович Бондарчук, тоже славный украинец и выдающийся деятель русской, советской культуры, по праву вошедший, как и Лановой, в истинную (не фиктивную!) элиту страны. Будем понимать под этим реально лучших, реально самых заслуженных.

Впрочем, слова «элита», ставшего расхожим в последнее двадцатилетие, я всё равно не приемлю, поскольку есть в нём явный оттенок некоей «врождённой избранности» да и самозванства, когда звучит оно сплошь и рядом среди самих этих «элитариев», или «звёзд» — ещё одно льстивое словечко для самовозвышения пустоты.

Тема, опять же большая тема, которую стоило бы обсудить с Лановым! Согласитесь, если взять внешний его облик, то большего аристократа на сцене и экране, пожалуй, не найти. Воплощённое изящество, стройность, лёгкость движений, изысканная тонкость манер. Блистательный Вронский в «Анне Карениной» и лощёный Анатоль Курагин в «Войне и мире» — точнейшие попадания. Но вспомните при этом, что перед вами не граф и не князь, а крестьянский внук, сын рабочего и работницы Московского химического завода. Он с золотой медалью окончил советскую школу, и знаменитый Дворец культуры при столичном Автозаводе имени Сталина дал ему, как и тысячам других юных талантов, путёвку в большое искусство. Где теперь тот Автозавод и что ныне тот Дворец?..

А для Ланового это — святое. Было и остаётся. На всю жизнь. Как святы для него герои Великой Отечественной, которым посвятил он одну из лучших своих работ — в фильме «Офицеры». Как святы любимые поэты и писатели, слово которых несёт он в душе и пламенно передаёт своим слушателям, на высочайшем уровне мастерства. Он даже сыновей назвал именами Пушкина и Есенина — Александр и Сергей.

Не знаю сегодня лучшего исполнителя пушкинских стихов. Вершина — «Пророк». Да и вообще, я думаю, нет ныне равных ему в искусстве художественного слова. Не случайно уже много лет возглавляет соответствующую кафедру в Театральном училище имени Щукина. Вот что говорил мне в нашей беседе:

«Считаю, что приобщать людей, особенно молодёжь, на фоне нынешней бесконечной «попсы» дурацкой к великой русской поэзии — это обязательное задание. Я этим занимаюсь абсолютно сознательно. Хотя трудно сегодня. В прошлые времена мы имели по 20—30 абонементов по всей стране. Это была целая индустрия культуры, которую теперь просто уничтожили, стёрли».

Однако в пору, когда кино и театр не всегда удовлетворяют предлагаемым материалом, для Ланового художественное чтение, где он сам определяет свой репертуар, стало весьма значительным средством самовыражения. И полем борьбы. Так, в 1993-м, когда исполнилось сто лет со дня рождения «лучшего, талантливейшего поэта нашей советской эпохи» (сталинское определение), Лановой, как никто другой, поднял его слово. Говорит об этом:

«Мне пришлось защищать, спасать Маяковского. Они, «демократы», собрались на Таганке и начали гнобить поэта. И когда я им прочёл трагические, великие, мировые стихи, очень недовольно они сдавались. А ведь это великая поэзия начала ХХ века!»

Маяковский вместе с Пушкиным звучит у него постоянно. В том числе на вечерах «Правды» и КПРФ. Согласитесь, для актёра в созданных условиях такие выступления — знаковые.

Много значит в его жизни общественный фонд «Армия и культура», который он возглавляет почти двадцать лет. Выступления в «горячих точках», в госпиталях, в воинских частях… «Раньше, — говорит, — этим занималось государство, но в 1991 году оно всё скинуло с себя. То, что в наших силах делать по этой части, мы делаем. Но, конечно, государство должно браться, как всегда у нас было».

О военном поколении: «Это поколение — святое. Обманутое в последние годы. Люди вынесли на своих плечах чудовищную войну, победили страшного врага — и в результате им сказали, что… не надо было этого делать».

Может быть, самая больная, самая пронзительная для него тема!.. В советское время ему довелось читать авторский текст к двадцатисерийной документальной киноэпопее «Великая Отечественная», которая в Соединённых Штатах шла под названием «Неизвестная война». Увы, им-то неизвестная, но в маленького Васю фашистский солдат выпустил очередь из автомата, и он просто чудом остался жив. Долго заикаясь с тех пор, что чуть не стало преградой к полюбившейся сцене. Наверное, и это, личное, сказалось в том, что работа над «Великой Отечественной» заняла совершенно особое место в его творчестве и абсолютно справедливо удостоена была высшей награды — Ленинской премии.

Его искусство органически сплавлено с прожитой жизнью. Как же предать это сегодня?

Из всего, что он мне говорил и что я читал за его подписью, понимаю: очень многое в нынешнем состоянии культуры тяжко удручает его. Он по-настоящему страдает, видя, например, чем заполнен телеэкран. Как выразился однажды, кричать во весь голос хочется. И вот вывод актёра героико-романтического плана, артиста советской формации:

«Нравственное оскудение, а то и потеря героя — неестественное состояние для искусства. Человек всегда хочет видеть рядом с собой людей благородных, честных, сильных духом, верных, способных на подлинные человеческие чувства, на совершение поступков, двигающих общество вперёд. И герой, несущий добро и справедливость, способный пробудить спящую совесть, поднять людей на правое дело, вечен, как вечны сами понятия добра и зла».

Читаю это и думаю: хорошо, что есть всё же на изрядно оскудевшей, загрязнённой и заболоченной территории современного искусства неприступная высота Ланового! Художественная, гражданская и нравственная высота. Как ориентир, как залог обращения к истинно прекрасному.

Виктор КОЖЕМЯКО.

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... a-lanovogo


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср янв 22, 2014 12:07 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
[b]В плену заезженных штампов[/b]

В канун 90-летия со дня кончины В.И. Ленина телеканал НТВ два вечера показывал новый фильм о нём. Анонс мог породить некоторые надежды.
ВО-ПЕРВЫХ, название: «Ленин. Красный император». Лексика, конечно, совсем не ленинская, не советская, однако подумалось, что посвящён будет фильм в основном рождению СССР, который невероятными усилиями большевиков во главе с Лениным был создан на развалинах Российской империи. А во-вторых, объявленный автор — Владимир Чернышов — к 60-летию смерти И.В. Сталина в марте прошлого года представил на том же НТВ трактовку сталинской темы, гораздо более объективную, чем обычно делается на нынешнем телевидении. Так, может, новый фильм — это ещё один, хотя бы небольшой, шаг к исторической правде о советских вождях?
Увы! Разве что интонация здесь поспокойнее, чем обычно, да выбор осуждающих определений поаккуратнее. В остальном создатели фильма не отступили от антисоветских клише, заданных для оценки роли большевиков и Ленина в истории России.
При этом разительно бросается в глаза явное искажение ключевых моментов истории. Например, почему молодёжь шла в революцию? Оказывается, такая была «мода». Всего-навсего. Ну а Ленин к тому же, конечно, руководствовался стремлением мстить за казнённого брата. И это утверждает уже не режиссёр С. Говорухин, а доктор исторических наук В. Соловей!
Соловей этот поёт в фильме удивительные песни. В его трактовке Ленин, кроме мстительности, одержим фанатическим властолюбием, которое и составляет суть его личности. Но о какой власти идёт речь и для чего она была нужна? Есть ли разница между властью Советов и властью капитала, олигархов? Про это — ни слова.
О том, что «Россия, которую мы потеряли», вовсе не была столь идеальной, как в известном говорухинском фильме, вскользь всё-таки сказано. Однако именно вскользь. И для замороченных зрителей, особенно молодых, так и останется непонятным, почему это поднялась страна против царской власти и против власти буржуазии, почему народ стал на сторону Ленина и большевиков.
Документальные кадры показывают вождя в гуще народа, и нельзя не чувствовать здесь великой народной любви к Ильичу. Как чувствуем мы, опять же через документальные съёмки, насколько велико горе страны после его кончины. Но почему это? Откуда? Чем вызвано? Ответа в фильме нет.
А самое главное — совершенно не раскрыта мысль, вроде бы обозначенная в названии: «Красный император». Всё ограничилось лишь беглой фразой о том, что вот, дескать, Ленин разрушал империю, а после революции пришлось заново её создавать.
Между тем пора сказать во всеуслышание: большевики, руководимые Лениным, спасли Россию от гибели!
Но в фильме об этом — ровным счётом ничего. Всё пошло по обкатанной колее принижения и искажения великой личности, всемирно великого, эпохального дела.

Виктор КОЖЕМЯКО.

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... h-shtampov


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт янв 24, 2014 10:53 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Четверг, 23 Январь 2014 15:22


Сожжённые заживо взывают к нам
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.



Эта потрясающая встреча в Союзе писателей России, состоявшаяся на исходе прошлого года, при её организации поначалу была названа «круглым столом». Но получилось, что название такое совсем не подходящее. Не «стол» же собрался, а целый зал, да и разговор последовал никак не «круглый». Потом, по ходу пронзительных выступлений, продолжавшихся более семи часов и, казалось, обжигавших всех, кто здесь был, вдруг прозвучало: «Народный сход…»

Давайте и мы так назовём — Народный сход памяти русских деревень и их жителей, сожжённых немецко-фашистскими захватчиками на оккупированных территориях в годы Великой Отечественной войны.



Сколько их, российских Хатыней? По данным, которые сообщает инициатор траурной встречи в Союзе писателей поэт и публицист Владимир Фомичёв, уже много лет подвижнически занимающийся этой трагической темой, только на его родной Смоленщине гитлеровские палачи спалили дотла более 5 тысяч сёл и деревень, около 300 из них вместе с ни в чём не повинными людьми — женщинами, детьми, стариками. На многострадальной смоленской земле загублено 546 тысяч мирных граждан, что, по словам В.Т. Фомичёва, «соответствует десяти Бухенвальдам: погиб каждый третий житель области».

— И вот — подумать только! — им в России даже нет ни одного общезначимого памятника, подобного Хатыни, Бабьему Яру, Лидице, — в какой уж раз с неизбывной горечью и болью говорит, открывая встречу памяти, Владимир Тимофеевич Фомичёв, сам ребёнком перенёсший все ужасы гитлеровской оккупации в деревне Желтоухи Угранского района Смоленской области и чудом уцелевший от гибели в испепеляющем фашистском костре.

Их деревню немцы тоже сожгли, но расправиться со всеми сельчанами не успели под ударами наступавшей Красной Армии. А вокруг в марте 1943-го, ставшем для здешних жителей поистине кроваво-огненным, в заколоченных домах и сараях, обнесённых колючей проволокой и обставленных пулемётами, заживо горели, задыхались, обугливались тысячи беспомощных людей, чья вина была лишь в том, что они — русские, советские…

Человек из пламени

Как это происходило? Замер зал, когда на трибуну поднялся седовласый сухощавый человек с бородкой, которому, как говорится, по всем статьям не д`олжно бы сегодня быть в живых. Ибо пятилетним мальчонкой он, Пётр Бычков, вместе с односельчанами уже объят был смертным пламенем, уже опалило ему голову, лицо, грудь, и отчаянная безысходность дохнула в душу: конец!

…13 марта 1943 года. Смоленская деревня Новая, за которой позднее закрепится, по имени колхоза, название Борьба. Светлое начало ранневесеннего дня. Белизна выпавшего за ночь снежка, спокойствие взошедшего солнца. А в деревне у всех напряжённое ожидание — смесь радости и тревоги.

Радость понятная: наши подходят, где-то совсем близко. Но ещё накануне староста объявил, что немцы будут раздавать хлеб жителям Новой и соседних деревень. Отчего бы такая доброта? Наших боятся за все свои зверства и хотят другими себя показать? Превозмогая опасения, гонимые изнуряющим голодом, всё же потянулись люди сюда из окрестностей. Больше, больше людей… И вот тут как раз загромыхал по улице немецкий грузовик с вооружёнными солдатами.

Всем было приказано собраться в самом большом доме, собственно, даже в двух до-мах, ибо это так называемая пятистенка под общей соломенной крышей. Немцы отобрали десятка три человек, которые покрепче, и направили их под конвоем протаптывать дорогу среди снегов до деревни Гришино, что в двенадцати километрах. Драпать готовятся? Остальным приказали ждать. Но и по возвращении тех, прокладывавших дорогу, никакой раздачи хлеба не последовало. Нет, последовало страшное! Пятистенку, до отказа переполненную людьми, солдаты подожгли. Сразу со всех сторон.

— Когда мы горели, — повествует срывающимся голосом Пётр Афанасьевич Бычков, — крики и стоны, как рассказывали потом, слышны были аж в Гришине. Пытались вырваться: выбили окна, двери, но автоматные очереди встречали каждого. А дом обнесён был колючей проволокой, двойной. Первых убивали — следующие напирали, и их ждала та же участь. Меня дважды кто-то перебрасывал через проволоку. Мама и двое братишек тоже чудом спаслись. Это невероятно счастливый случай, потому что вырвавшихся из пламени и пытавшихся убежать в сторону леса настигали пули. Да ещё вслед немцы стали мины посылать…

Погибли около 340 человек. Спаслись всего семеро. В газете красноармейской части, освободившей Новую, появилось их фото с подписью: Бычков Александр — 16 лет, Опёнкина Акулина — 42 года, Нестерова Мария — 67 лет, Бычкова Клавдия — 52 года и трое её детей — Петя, 5 лет, Миша, 13 лет, и Серёжа, 10 лет.

Сквозь время и против забвения

Этот снимок воспроизведён теперь в книге Владимира Фомичёва «Поле заживо сожжённых». Петя — самый маленький, он стоит перед матерью, которая обеими руками прижимает его к себе. Сегодня из всех семерых жив только он один, этот пятилетний мальчик, ставший 75-летним стариком.

Фомичёву удалось разыскать и ещё одного горевшего, но не сгоревшего в марте того же 1943-го. Это Семён Яковлевич Самуйлов, ныне живущий в Москве. В его родной деревне Трубино кроме 82 местных жителей гитлеровцы

согнали в овин около 400 человек из близлежащих деревень Тумановского (ныне Вяземского) района. И заполыхал огонь. Насчитали потом 458 погибших. Из десяти человек семьи Самуйловых и из всех жителей их деревни остался только Семён.

Статистика ужасающая. В Угранском районе к 340 жертвам, нашедшим смерть в деревне Новой-Борьбе, надо прибавить 175 сожжённых в Заречье и 280 — в Знаменке. С трибуны говорится: дотла, вместе с жителями (а это 841 человек), сожгли фашисты деревни Пекарево, Пастиху, Никольское, Чертовку, Гаврилки, Песочню Вяземского, Тумановского и Семлёвского районов.

И это ещё не всё, далеко не всё! Скорбные данные по этим и другим районам нельзя считать завершёнными. Они продолжают пополняться…

Четверть века назад, после долгого перерыва вновь обратившись к трагическим страницам своего военного детства, поэт Владимир Фомичёв был поражён, насколько стёрлось в памяти людской многое из того, что, казалось, никогда не должно быть забыто. Да ладно бы только в памяти отдельных людей — получалось, что и гораздо шире.

Вспоминая свои Желтоухи, спалённые гитлеровцами, задавался вопросом: а сколько же всего деревень в России с такой судьбой? Задавался — и не мог найти ответа. Даже в фундаментальной энциклопедии о войне темы этой не было совсем. Не нашлось и какого-то обобщённого научного труда, где содержались бы максимально собранные и выверенные данные о трагедии сёл и деревень, сожжённых захватчиками нередко вместе с теми, кто там жил.

Почему же оказалось так? Он мысленно поставил этот вопрос и тотчас переадресовал его себе самому: а ты чем занят был все эти годы? Да, как все, учился, служил в армии, работал и снова учился… Военное горе словно отодвинуто было, поскольку безотлагательно требовалось поднимать из руин страну и обеспечивать её защиту от новых противников. Массой больших и срочных забот жили народ и государство…

Но время идёт. Уходят люди. Стирается память. И уже со спокойной наглостью говорят новоявленные чиновники человеку, который пятилетним выбрался из смертельного ада: «Не было ничего этого!»

Фомичёв понял, что недопустимо далее откладывать «на потом» давно назревшее. Недопустимо, коль дорога тебе твоя страна с её прошлым и будущим. Значит, берись: если не ты, то кто же?

И он написал заявление об уходе с должности заместителя главного редактора в столичном журнале, где мог бы, что называется, преуспевать. Личной успешности и обеспеченности предпочёл исполнение долга перед земляками и всеми соотечественниками. Так, как он его понимает. А суть этого долга — служение памяти о превратившихся в пепел и лёгших до срока в могилы, зарастающие ныне травой забвения.

Помните, есть в «Легенде об Уленшпигеле» ключевые слова, определившие всю дальнейшую жизнь героя, «Пепел Клааса стучит в моё сердце!»?

Так вот, в сердце этого смоленского уроженца стучат души ни в чём не повинных земляков и мирных жителей других российских областей, ставших жертвами фашистского нашествия.

Сотни тысяч заживо

сожжённых

Строятся, строятся

в шеренги к ряду ряд…

Это из песни об узниках фашистских концлагерей, о печально знаменитом Бухенвальде. Он после войны стал памятником, да и песня «Бухенвальдский набат» — тоже памятник. Всему миру известен мемориал в белорусской Хатыни. А вот на месте тысяч русских сёл и деревень, преданных огню вместе с их жителями, ничто об этих жутких трагедиях не напоминает. И пенсионер Пётр Афанасьевич Бычков вынужден сам на свои скудные средства устанавливать памятные знаки там, где когда-то стояла его родная Новая-Борьба и где теперь всё неогляднее разрастается лес, скрывая следы одного из бесчисленных фашистских преступлений по уничтожению русского народа…

Чтобы поднять против этого как можно больше людей, во имя памяти создал В.Т. Фомичёв общество, которое сам возглавил и которому дано было название «Поле заживо сожжённых». В него вошли писатели, журналисты, историки, учителя, юристы, представители других самых разных профессий, ветераны Великой Отечественной и «дети войны», те, кому лично довелось пережить ужасы гитлеровской оккупации, и совсем юные, но душой болеющие за сохранение памяти военных лет. Именно это общество и стало организатором Народного схода, с которого начал я свой рассказ.

Пробить стену государственного бездушия!

Не случайно сход состоялся в конце минувшего года. Не случайно в начале того года те же инициаторы провели вечер в Центральном Доме литераторов. На ту же тему. Ведь в марте 2013-го исполнилось ровно 70 лет с дней массового сожжения деревень на Смоленщине отступавшими гитлеровскими войсками. И, конечно, Владимир Тимофеевич со своими сподвижниками надеялись, что дата эта станет поводом, дабы вся страна вспомнила, склонила голову и задумалась.

Но — увы! Их вечер в ЦДЛ накануне горестного 70-летия стал единственным, если можно так сказать, всероссийским событием, отметившим этот скорбный юбилей. Молчало телевидение. Молчало радио. Молчало абсолютное большинство газет. «Юбилей-невидимка» — так печально выразится Фомичёв, что и побудило его ещё раз собрать народ для общественного разговора на острую тему.

Пожалуй, это даже не разговор, а крик. Настоящий крик души о наболевшем, причём продолжающийся уже несколько лет. Выступления в различных аудиториях и в прессе, которая доступна. Вечера памяти. Поездки по местам трагедий. Поиск и сбор неизвестных материалов. Издание книг. Обращения к губернаторам всех российских регионов, находившихся во время войны в оккупации…

Есть ли от этого прок? Имеются ли конкретные результаты?

В минуты отчаяния, которые у Владимира Тимофеевича иногда бывают, сам я слышал от него: «Всё это — как бег на месте». Однако прямо скажу, что несправедлив он к себе. Мы с ним лично и познакомились-то в 2008 году по хорошему ведь поводу. Тогда в его родном Угранском районе состоялось открытие мемориала, которому дали такое же название, как и у руководимого им общественного объединения: «Поле заживо сожжённых». Местные руководители А.А. Ермаков и П.С. Андреев отвели под мемориал целый гектар земли, и свою корреспонденцию об этом, которую передал в «Правду», Фомичёв озаглавил так: «Самые отзывчивые в стране». В том смысле, что другие на призывы не откликаются, а эти — делом отозвались…

Не сразу и не легко, но упорные, настойчивые усилия инициаторов заставили всё-таки и ещё кое-кого перейти к делу. Например, под Вязьмой, городом воинской славы, 22 июня 2013 года был открыт памятник на месте сожжённой деревни Пастихи. Очень важно, что активизировались в поиске и объединились вокруг темы фашистских зверств многие как в Смоленской области, так и за её пределами. Фомичёву всё больше пишут из других областей и краёв России, находившихся в годы войны под пятой оккупантов.

Всё новыми сведениями пополняется и скорбный реестр «смоленских Хатыней». Меня потрясла символическая карта геноцида на территории Смоленской области в 1941—1943 годах, выполненная журналисткой Евгенией Пришлецовой из города Десногорска. Кроме сожжённых вместе с жителями сёл и деревень нанесены на неё и бывшие здесь гитлеровские концлагеря, гетто, лагеря для гражданского населения. Густо пестрит эта наглядная картина области зловещими огненными и чёрно-решётчатыми значками…

— Но уже надо делать дополненный вариант, — сказала мне Евгения Ивановна на встрече в Союзе писателей. — Немало, увы, новых страшных материалов.

Значительную часть своего выступления с трибуны посвятила она немецкому военному кладбищу, открытому летом 2013 года в районном городке Духовщина. Немцы стояли здесь два с лишним года, с июля 1941-го, и за это время население района сократилось… вчетверо! Здесь было несколько лагерей смерти, сжигались деревни и их население, многих угнали на рабскую работу в Германию…

— Нет таких казней, которые не применяли бы гитлеровцы в отношении мирных жителей, нет таких мук, которые не испытали бы смоляне, — говорит Евгения Пришлецова. — Но кощунственная церемония захоронения их палачей на смоленской земле состоялась! Как ни протестовало местное население, как ни сопротивлялось, власти не посчитались с этим. И теперь мемориал советским воинам в Духовщине заметно скромнее кладбища фашистских солдат. А достойного мемориала в память всех загубленных мирных жителей России нет вообще.

Вот оно, самое главное! Вот за что больше всего бьются сейчас Владимир Тимофеевич Фомичёв и руководимая им общественная организация. И вот в чём особенно проявляется равнодушие, или, точнее говоря, бездушие государственной власти.

Снова с возмущением вспомнили на встрече в Союзе писателей (и вспомнили не раз!) вопиющий по сути дела факт. В ноябре 2008 года по инициативе общества «Поле заживо сожжённых» уважаемые, известные в стране люди обратились с письмом к президенту Д.А. Медведеву об увековечении памяти мирных жителей России, уничтоженных фашистами во время Великой Отечественной войны. Среди подписавших это письмо — народная артистка СССР Людмила Касаткина и председатель правления Союза писателей России Валерий Ганичев, академик Михаил Лемешев и народный художник России, скульптор Николай Селиванов, доктор философских наук Евгений Троицкий и поэт, лауреат Государственной премии РСФСР имени А.М. Горького, руководитель Высших литературных курсов Валентин Сорокин… Прошло пять лет. И что же? Никакого ответа до сих пор не получено!

А ведь за это время не единожды направлялись в администрацию президента — сперва Д.А. Медведева, а затем В.В. Путина — коллективные и персональные напоминания. Можете ли вы представить подобное отношение, скажем, к обращениям из Германии? Нет, программа захоронения и увековечения памяти фашистских преступников на российской земле реализуется пунктуально и неукоснительно!

Между тем сожжённые заживо, удушенные, расстрелянные, повешенные, голодом заморенные, живьём закопанные в землю этими извергами русские, советские люди по-прежнему тщетно взывают к властям предержащим…

Предложения Владимира Фомичёва и его соратников о том, что необходимо сделать на федеральном и местном уровне, сугубо конкретны. Приведу лишь несколько первых строк:

— поручить правительству составить полный и точный указатель мест массовых сожжений мирного населения в годы Великой Отечественной войны с обозначением числа жертв, их фамилий, имён, возраста;

— опубликовать максимально полные сведения об этих и других жертвах мирных граждан (типа Книги памяти);

— создать общероссийский монумент, посвящённый памяти заживо сожжённых и других жертв мирного населения…

Есть разные предложения, каким должен быть этот монумент или мемориальный комплекс, где создать его и как назвать. Бесспорно одно: с уходом за границу Хатыни и Бабьего Яра, главных символов гибели мирных граждан Советской страны, в России нет теперь общего национального памятника о величайшей народной трагедии в огненное лихолетье.

А он нужен, очень нужен! И не только для того, чтобы мы могли поклониться памяти загубленных. Это — сильнейший аргумент в навязанном нам споре о характере той войны, против попыток уравнять обе сражавшиеся стороны.

Красная Армия с мирными гражданами не воевала. А о чём говорят людские потери СССР? Военнослужащих убитыми — 6,8 миллиона, умершими в результате ранений, болезней, в плену и т.д. — 4,4 миллиона. Общие же демографические потери — 26,6 миллиона человек.

Значит, округляя цифры, правомерно сказать: 11 миллионов воинов Красной Армии и 16 миллионов мирных граждан — вот наши потери во время грандиозной битвы 1941—1945 годов.

16 миллионов женщин, стариков, детей…

Будет ли на общенациональном уровне увековечена их память к 70-летию Великой Победы?

ОТ РЕДАКЦИИ. Ждём ответа федеральных, региональных, местных властей. И обращаем два вопроса к нашим читателям:

1. Есть ли у вас какие-то свои знания очевидца или потомка очевидцев о зверствах немецко-фашистских захватчиков в оккупированных российских областях?

2. Каковы ваши предложения по увековечению памяти жертв этих злодеяний?


Опубликовано в газете "Правда" №7 (30069) 24—27 января 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... ayut-k-nam


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт янв 28, 2014 5:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Понедельник, 27 Январь 2014 15:07
Он открыл стране и миру Зою Космодемьянскую
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

Фотомоменты из жизни замечательного правдиста-фронтовика Петра Лидова

27 января 1942 года, то есть 72 года назад, в «Правде» был напечатан очерк «Таня», который займёт особое место в истории не только нашей журналистики, но и Великой Отечественной войны. Рассказ о подвиге юной героини дал необыкновенно сильный импульс подъёму патриотических чувств советских людей. Автор этой потрясающей публикации, как и появившегося через три недели в нашей газете очерка «Кто была Таня», — талантливый и отважный военкор «Правды» Пётр Лидов. Вспомним его сегодня.

ЧТОБЫ ВСПОМНИТЬ, кроме очередной годовщины его знаменитого очерка о Зое Космодемьянской есть ещё один повод. Дело в том, что Светлана Петровна Чернова-Лидова, дочь журналиста-правдиста, перебирая домашние архивы, обнаружила большую подборку фотографий, где запечатлён её отец. Между тем все основные материалы, связанные с Петром Александровичем, вскоре после его гибели по запросу Центрального государственного архива литературы и искусства (ЦГАЛИ) вдова Лидова передала туда. И вдруг — такая находка!

Перед новым, 2014 годом Светлана Петровна привезла эти фотографии вместе с несколькими письмами отца к нам в редакцию, и некоторые мы решили опубликовать.

Абсолютное большинство снимков относится к военному времени. Это неудивительно: почти всю фронтовую страду, от обороны Москвы до последнего дня жизни, рядом с Лидовым был один из талантливейших советских фотожурналистов, тоже военкор «Правды» Сергей Струнников. Именно он в только что освобождённом от фашистов подмосковном Петрищеве сделал невероятной впечатляющей силы снимки казнённой девушки, в том числе опубликованный «Правдой» одновременно с очерком «Таня». Они, Пётр и Сергей, вместе и погибнут 22 июня 1944 года.

Ну а в бесчисленных фронтовых командировках («с наше покочуйте, с наше поночуйте», как пелось в родившейся тогда «Песне военных корреспондентов») Сергей иногда щёлкал затвором аппарата, делая фото не для газеты, а для друга — на память. И теперь, рассматривая фотографии одну за другой, вы можете наглядно представить какие-то моменты жизни и работы корреспондента «Правды» во время войны.

Впрочем, начинается этот ряд снимком ещё мирного времени. На обратной стороне рукой жены Галины Яковлевны написано: «Пётр Александрович Лидов со старшей дочерью Светланой, 1938 г.». Он был редкостно нежным и заботливым отцом, что особенно отразилось в письмах Светлане и Наташе с фронта. Вот хотя бы начало одного из них, которое держу в руках: «Светочка, родная моя! Крепко обнимаю и целую тебя. Ты представить себе не можешь, как тоскую я о тебе!..» А завершается словами: «Горячо любящий тебя отец».

Это письмо датировано 1 октября 1943 года. С пометкой: «близ Киева». Но до этого немало надо будет проехать, пройти, пережить! Войну вместе с семьёй он встретит под бомбами в Минске, куда тремя месяцами раньше прибудет в качестве собственного корреспондента «Правды» по Белорусской ССР. И уже 22 июня передаст в редакцию по телефону первый свой военный материал. Очень был огорчён, что появился этот материал на первой странице «Правды» только в номере за 24-е, а не за 23-е.

Потом было отступление, и Лидов с постоянным риском для жизни всё время работал крайне напряжённо. День и ночь. Под обстрелами и бомбёжкой. Казалось, без малейшего страха. Конечно, условия работы у всех военных корреспондентов были не сахарные. «Но всегда, — вспоминал правдист Оскар Курганов, — выделяется кто-то один… И тогда этот человек становится неофициальным главой журналистского корпуса. Таким главой был у нас на Западном фронте Лидов».

Не случайно в августе 1941-го именно он летит на месте стрелка-радиста с одним из наших бомбардировщиков дальнего действия, чтобы бомбить фашистские города. И вскоре в «Правде» публикуется большая его корреспонденция о дерзком полёте в логово врага.

А некоторое время спустя, тоже не случайно, конечно, он летит к партизанам Белоруссии, совершив затем отчаянно смелый поход в захваченный врагами Минск. Можно представить изумление фашистов, прочитавших в «Правде» очерк «В оккупированном Минске» — за подписью Петра Лидова! Один из гитлеровских главарей заявил тогда: «Не так уж прочно здесь сидим мы, если корреспонденты большевистской «Правды» могут ходить по оккупированному городу…»

Несколько месяцев он вёл на страницах «Правды» своеобразный дневник битвы за Москву. «Вёл регулярно, из номера в номер, — свидетельствует его товарищ по редакции Александр Дунаевский. — А когда газета выходила «без Лидова», в редакции раздавались телефонные звонки: «Что с Лидовым?», «Не ранен ли военкор Пётр Лидов?».

Он побывал во многих самых трудных и опасных, самых судьбоносных местах войны. Писал свои очерки, корреспонденции, заметки из Сталинграда и с Курской дуги, с берегов Северского Донца и Днепра, из Чехословацкого корпуса генерала Людвика Свободы, у которого первым из советских журналистов взял интервью и который позднее скажет о нём: «Пётр Лидов был прекрасный и мужественный человек, воодушевлённый и страстный журналист. Перо в его руках было острым оружием».

Выскажу в заключение один вывод, в котором глубоко убеждён. По всему складу своему Лидов просто не мог не написать о Зое, а написал он о ней так пронзительно потому, что сам в чём-то главном был такой, как она.

Поклонимся его памяти.

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... emyanskuyu


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн фев 03, 2014 9:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Понедельник, 03 Февраль 2014 14:26
Краса наша песенная
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

Для всех, кому дороги отечественные духовные богатства, это поистине радостное событие. В последний вечер января по телеканалу «Культура» можно было видеть и слышать Детский хор России, дебютный концерт которого состоялся на Новой сцене Мариинского театра. Тысяча (!) ребят со всех концов страны вдохновенно пели в сопровождении симфонического оркестра Мариинки под управлением Валерия Гергиева.

СРАЗУ ВСПОМНИЛИСЬ выдающиеся традиции детского хорового пения в Советской стране. Конечно же, выступив с инициативой создания столь массового певческого коллектива из ребят, В. Гергиев опирался на колоссальный советский опыт. Были у нас великолепные, прославленные детские ансамбли. Было такое уникальное понятие, как пионерская песня: лучшие композиторы и поэты писали для детей. Но за последнюю четверть века всё рухнуло.

Надо ли возрождать? И возможно ли это? Едва появилась недели три назад информация о новом хоре, как на радио «Эхо Москвы» невероятный визг поднялся: «Тянут в совок!», «Реанимация тоталитаризма!», «Опять эта советская гадость!»… Передача «Человек из телевизора» с ведущими К. Лариной и И. Петровской буквально вскипала подобными ругательствами.

Особенно возбудил анонсированный репертуар. В информации промелькнуло, что хор исполнит известные в советское время песни, а для примера были названы «Пусть всегда будет солнце» и «Орлята учатся летать». Оказалось, для «Эха Москвы» это и есть «советская гадость» и «тоталитаризм» с «милитаризмом»…

В общем, совсем не то, что надо. Но вот когда попытались ведущие вспомнить что-нибудь хорошее из созданного за антисоветское время, дабы хору предложить взамен, ничего у них не получилось. Тщетны были все потуги!

Между тем репертуар-то у нового коллектива сложился замечательный. И советские песни, ставшие классикой, по праву заняли в нём основное место. Кроме названных, это «Герои спорта» и «Трус не играет в хоккей» А. Пахмутовой и Н. Добронравова, «Летите, голуби!» И. Дунаевского и М. Матусовского, «Детство — это я и ты» Ю. Чичкова и М. Пляцковского, «Наши дети» Д. Кабалевского и Р. Рождественского… Прекрасно спели «Широка страна моя родная», а тут же и кантату С. Прокофьева «Славься, наш могучий край!», «Отчалившую Русь» Г. Свиридова на стихи С. Есенина, «Маму» В. Гаврилина, русские народные песни, кубанскую казачью, украинскую…

И это опять-таки в советских традициях, когда талантливые произведения современных авторов сочетались с лучшим из народного творчества, причём разных народов.

Исполнение? Превосходное! Было видно: дети наслаждаются тем, что поют. А заслуга Гергиева и других причастных к этому мастеров в том, что добились такого удивительно слаженного и эмоционально точного звучания тысячеустого детского ансамбля. Получилось просто изумительно.

Правда, есть вопрос. Хор создан «под Олимпиаду в Сочи». Там он должен выступить на торжественной церемонии закрытия. Но останется ли как постоянный единый коллектив, когда эти зимние Олимпийские игры кончатся? Или распадётся на региональные группы, из которых, как из кубиков, собственно, и сложен?

К этой теме, наверное, предстоит ещё вернуться.

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... -pesennaya


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт фев 06, 2014 9:43 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Четверг, 06 Февраль 2014 16:07
Будет ли рабочий-революционер в «едином» учебнике истории?
Автор Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

РАДОСТЬ И ГОРЕЧЬ смешиваются при чтении этого письма. Горечь — от сознания того, сколько разрушено и уничтожено у нас в стране после 1991 года, включая великую советскую школу. А радость…

Дорогие читатели, ну разве не возникает у вас это чувство от знакомства с таким человеком, как Эмилия Степановна Гайдукова, и с замечательными делами, которые делались, а главное — сегодня делаются по её инициативе и под её руководством в школе посёлка Туманово?

Я своими глазами видел, как в начале 90-х годов минувшего века выбрасывались на свалку ценнейшие материалы школьных музеев. Ликвидировали их «за ненадобностью»: кое-кто был убеждён, что отныне никакого интереса и никакой ценности они не представляют. Мало того, считалось, что их просто необходимо уничтожить — как напоминание о времени, которое теперь подлежало ликвидации.

Да, сколь ни поразительно, некоторые именно так и считали: вместе с уничтожением Советской власти должно быть выброшено и забыто всё, что с ней связано. А поскольку большинство музеев, созданных в школах на основе работы поисковых отрядов, было посвящено событиям и людям Великой Отечественной войны, на них и поставили крест. Ведь война-то была в советское время, руководили страной коммунисты — так чего же тут церемониться?

Я написал об инициаторах погрома: «кое-кто», «некоторые»… Сейчас уж, бывает, не разберёшься, где происходило это под давлением местной власти, а где сами директора школ и учителя проявляли почин. Увы, точно знаю, что такое тоже было, причём нередко. «Духу времени» легко и быстро поддавались.

А вот в Туманове не поддались! И это особенно восхищает потому, что музей здешний посвящён не только землякам, ставшим участниками и героями Великой Отечественной войны, но и тем, кто устанавливал Советскую власть в этих местах, и даже их выдающемуся предтече — революционному герою-рабочему, которого высоко оценил В.И. Ленин.

Надо ли долго объяснять, в чём тут по нынешнему времени особая значимость? Великую Отечественную за истекшие годы установившаяся власть постаралась (и небезуспешно!) приспособить «под себя». Объявив и всячески внушая, что воевали люди, дескать, не за Советскую Родину, а за Родину «вообще». С революцией оказалось сложнее. Она ведь, что ни говори, подрывала существовавший несправедливый строй, к которому — в самом главном, основном, коренном — нас теперь возвратили. И понятно, почему властный агитпроп изо всех сил стремится ныне скомпрометировать даже слова «революция» и «революционер».

Скомпрометировать любыми способами! В самом деле, разве не с этой целью так назойливо называют революцией последние события в Киеве и на Западной Украине? А подчас и прямую аналогию проводят: видите, мол, как всё крушат эти бандеровцы — вот и в 1917-м большевики…

Кощунственные, лживые параллели, полностью исключающие цели той и этой борьбы. Однако на кого-то действуют. Срабатывает уподобление Великого Октября новоявленным «оранжевым революциям». И срабатывает потому, что все последние годы в массовом сознании чудовищно извращается правда о социалистической революции в России — о её истоках и причинах, реальных обстоятельствах и героях.

Можно сказать, наложен даже негласный запрет на употребление понятий социальной справедливости и несправедливости. Но ведь именно это — стремление к справедливости — вело в революцию миллионы рабочего люда и выдвигало её героев. А как они теперь изображаются в буржуазных изданиях и на телеэкране?

Однозначно в основном изображаются: злодеи да и только. Вон «интеллигентный» А. Пушков даже соответствующую рубрику придумал в своём «Постскриптуме» на телеканале ТВЦ: «Фурии революции». Фурии — это Надежда Крупская, Александра Коллонтай… Ну а Ленин у того же Пушкова — настоящий демон.

В день 90-летия кончины величайшего революционного вождя на главном государственном телеканале «Россия-1» обратились к школьникам с вопросом, что они знают о Ленине. Оказалось — почти ничего. Стыдно было слушать тот бред и лепет из уст не только первоклашек, но и школьных выпускников. Это достижение современного образования?

Уже и русская классическая литература, как мы знаем, поставлена под сомнение. Ещё бы! Вся она в лучших её образцах проникнута идеей справедливости. Пушкин: «И на обломках самовластья напишут наши имена». Некрасов: «Иди в огонь за честь отчизны, за убежденья, за любовь…» А честь в понимании поэта — прежде всего справедливость. Кстати, умиравший тогда Некрасов успел передать находившемуся в тюремной камере рабочему Петру Алексееву, речь которого его восхитила, своё напутствие, свои стихи…

Автор публикуемой сегодня статьи пишет о знаменитом некогда земляке как о благородном примере для поколений. И это абсолютно верно: нравственный пример честности, бескорыстия, самоотверженности. На таких примерах воспитывались в советское время и будущие герои Великой Отечественной войны. Среди них — Константин Иосифович Молоненков, имя которого носит ныне школа в Туманове. Выпускник 1941 года, он за ратные подвиги стал Героем Советского Союза, а за разработку нового ракетного оружия после войны — лауреатом Государственной премии СССР.

С кем по всем признакам органичнее духовная связь у этого человека и миллионов его товарищей — с Петром Алексеевым, который в революционных рядах начинал прокладывать путь к социализму в нашей стране, или, скажем, с апологетами капитализма Петром Столыпиным и Колчаком? По-моему, вопрос риторический. Между тем памятники сегодня возводят именно Колчаку и Столыпину, им поют славу, а вот образы борцов за справедливость стараются всячески извратить или предать забвению.

Судя по всему, на это направлена и работа по созданию так называемого единого учебника истории. Столыпин там будет, причём с наивысшими оценками, в этом можно не сомневаться. Но будет ли рабочий-революционер Пётр Алексеев?

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... ke-istorii

В.С. Кожемяко пишет о статье:

Четверг, 06 Февраль 2014 16:02
Благородным примером стал для поколений
Автор Эмилия ГАЙДУКОВА. Руководитель кружка «Поиск», музея и красных следопытов Тумановской средней школы имени Героя Советского Союза К.И. Молоненкова. Вяземский район, Смоленская область.

В центре села Туманово, около Дома культуры, установлен бюст нашего земляка Петра Алексеевича Алексеева, а на постаменте — его знаменитые слова, смело брошенные царскому суду. Но мы всё-таки мало знали о Петре Алексееве. В школьном музее никаких материалов о нём не было. Захотелось такие материалы разыскать и собрать, узнать как можно больше об этом выдающемся человеке. Так в 1971/72 учебном году родилась мысль организовать с пятиклассниками исторический кружок «Поиск».

Начиная с маленького Петруши…

Любознательных детей интересовало всё: и детство Петра Алексеева, и его последующая жизнь, и кто автор нашего бюста, и какие ещё места связаны с героем...

Начали с изучения книги Л. Островера «Пётр Алексеев» (из серии ЖЗЛ), а затем выступили перед другими ребятами. С каким волнением слушали они юных лекторов, узнавая о трудной жизни Петруши! О том, как девятилетним мальчиком ушёл на заработки в Москву, на текстильную фабрику, работал в заготовочной, в палильной мастерской, в сушилке по 17 часов в сутки, как уже тогда у подростка росла ненависть ко всякого рода угнетателям, как в Петербурге познакомился с революционерами, много и упорно работал над собой, вёл революционную работу в Москве, был арестован, а на первом массовом политическом «процессе 50-ти» произнёс свою пламенную речь, от которой пришли в оцепенение царские судьи, как трагически погиб русский богатырь от злодейских кулацких рук в Якутии, куда царское правительство сослало революционера…

Кружковцы завязали переписку с пионерами 727-й московской школы, а потом побывали у них в гостях, ознакомились с прекрасным музеем Петра Алексеева. По приглашению редактора газеты «Шерстяник» посетили фабрику имени Петра Алексеева, где нас встречали с большим радушием. Фотографии, интересные документы, альбомы с образцами тканей появились в нашем музее после этой поездки. И снова члены кружка выступают перед товарищами. Теперь об увиденном и услышанном.

В 1872—1874 годах Пётр Алексеев работал на фабрике Торнтона в Петербурге. Следопытам удалось узнать, что здание фабрики сохранилось и теперь там комбинат тонких и технических сукон имени Эрнста Тельмана.

Были очень рады, когда получили письмо от комсомольцев комбината. По их приглашению члены кружка «Поиск» посетили Ленинград, увидели, как работают, применяя новые методы, комсомольцы, осмотрели интересный музей предприятия, сфотографировались на улице имени Петра Алексеева.

Музей наш пополнился новыми экспонатами.

…и до далёкой Якутии

Но кто же автор бюста Петра Алексеева в Туманове? Из Союзов художников России, Белоруссии, Украины получили отрицательные ответы. И всё же настойчивость следопытов дала результаты. Было установлено: автор — заслуженный художник РСФСР Людмила Львовна Кремнёва. Оказалось, что «Пётр Алексеев» — её дипломная работа, причём удостоенная высокой премии. А установлен бюст в нашем посёлке потому, что Туманово было тогда районным центром, а деревня Новинская, где родился Пётр Алексеев, входила в Тумановский район.

Следопыты установили связь со скульптором. Дружбой с ней ребята гордились. В её творческой мастерской, куда они были приглашены, встретились с Анной Уроевой — автором книги «Великое пророчество русского рабочего-революционера Петра Алексеева». Благодаря нашим поискам познакомились и подружились два мастера — писательница Анна Васильевна Уроева и скульптор Людмила Львовна Кремнёва. Их соединил наш выдающийся земляк.

Как-то в газете «Правда» появилось краткое сообщение, что в Якутии в совхозе имени Петра Алексеева установлен памятник ему. Кружковцы написали комсомольцам совхоза и получили письмо от председателя рабочкома М.Н. Николаевой:

«Якутский народ чтит светлую память великого сына русского народа Петра Алексеева. В честь столетия со дня его рождения с 1949 года одна из улиц города Якутска носит имя революционера. В Жулейском наслеге, где он жил в последние годы своей жизни, поставлен памятник. В 1931 году был организован колхоз имени Петра Алексеева, а с 1965 года наш район называется Алексеевским. В августе 1972 года на центральной усадьбе совхоза имени Петра Алексеева был открыт памятник».

Через газету «Советская Якутия» разыскали автора памятника — скульптора Ксенофонта Николаевича Пшенникова, члена Союза художников СССР, который прислал следопытам фотографию памятника и письмо:

«Мужественный образ Петра Алексеева давно меня волновал. Первый рабочий-революционер отстаивал права рабочих. За свою революционную деятельность он был выслан в далёкую холодную Якутию, в местечко Усть-Татту. Здесь он прожил шесть лет. Находясь в ссылке, Алексеев сделал много полезных дел: учил грамоте бедных якутов, научил сеять хлеб, был образцом культуры… 16 августа 1891 года трагически погиб…

Прежде чем приступить к большой монументальной работе, пришлось сделать много эскизов. Изобразил его в косоворотке, стоящим за трибуной, обе руки закованы в цепи. Сильным, мужественным. Он говорит перед судом свою знаменитую речь».

С нетерпением ждали писем из тех мест, где Пётр отбывал каторгу, томился в ссылке. И вот наконец письмо из Туора-Кельской школы Якутской АССР, от комсомольцев, которые ухаживают за могилой зверски убитого кулаками Петра Алексеева и охраняют его музей.

«Музей-юрта, — написали нам друзья-якуты, — деревянный, стоит на высоком холме. Дорога к нему ведёт через тайгу. Над входной дверью надпись: «Добро пожаловать». Слева дощечка: «Музей Петра Алексеева». В музее есть вещи, сделанные его руками: печь, ухват, кочерга, лопата, есть несколько рукописей. Здесь же под стеклом хранится номер «Искры» (в первом номере этой газеты — высказывание В.И. Ленина с использованием речи Петра Алексеева на суде)…

За юртой — участок земли, где Пётр Алексеевич сажал картошку, капусту, морковь, сеял овёс, рожь, просо… Огородничеству он учил и якутов.

Напротив юрты — высокий деревянный памятник, огороженный забором. Рядом — скамейка. На этом холме любил читать Пётр Алексеев.

Недалеко от юрты — маленькая часовня. Тут же могила героя…

Музей-юрта всегда открыт, на двери нет замка. Шефствуем над музеем мы, комсомольцы, проводим уборку и следим за порядком».

Один из тех, кто воплотил его образ

Однажды по телевидению мы увидели спектакль «Петруха». Роль Петра Алексеева исполнял артист Георгий Епифанцев. Захотелось узнать, как он работал над ролью.

Сколько радости было в ребячьих глазах, когда они держали в руках долгожданное письмо!

«Дорогие ребята! Очень обрадовали меня ваше письмо и фотографии. Как и для вас, для меня дорого всё, что связано с именем замечательного человека — первого рабочего-революционера Петра Алексеева.

При работе над спектаклем «Петруха» мы, артисты МХАТа, полгода жили жизнью Алексеева и его товарищей, и, естественно, их жизнь стала частью нашей души.

Поразительный пример, как безграмотный парень превратился в одного из интеллигентнейших людей своего класса, отдавшего жизнь за его счастье, не может не вдохновлять и сейчас на учёбу, работу, бескорыстное служение людям…»

А дальше — подробный ответ на вопросы о том, как рождался спектакль.

Это было в 1972 году. Завязалась переписка. И 21 мая 1983 года Георгий Семёнович Епифанцев приезжает к нам в школу, чтобы встретиться с красными следопытами. Он посетил школьный музей, а потом вместе с ребятами побывал у памятника Петру Алексееву и прочитал выдержки из речи рабочего-революционера на суде, сфотографировался со следопытами на память.

По морям — по волнам

Крепкая дружба связала нас и с экипажем танкера «Пётр Алексеев», приписанного к Новороссийскому морскому пароходству. Почти в тридцати государствах мира побывал этот советский корабль. И где бы моряки ни были, они писали нам. Из их писем мы узнавали о жизни народов тех стран, которые они посетили. Моряки учили ребят горячо любить и ценить нашу прекрасную Родину — Советскую страну.

Многие письма начинались так: «Дорогие ребята!.. Мы вас помним всегда…»

Вот выдержка из письма: «При стоянке в инпортах часто организуются экскурсии, которые дают возможность ближе познакомиться со страной, с её обычаями, культурой. К нам часто приходят в гости друзья нашей страны, которых много почти всюду. Их интересуют наши новости, наши успехи и дела. И когда им рассказываешь о нашей Родине, они многому не верят, не знают даже самых простых вещей. Их всегда удивляет возможность получения бесплатного образования и медицинской помощи, так как это самые дорогие услуги у них…

Мы прекрасно понимаем, что представляем Советскую страну за границей и от нас во многом зависит мнение о нашей стране. Поэтому мы очень серьёзное внимание уделяем самообразованию. Трудно, конечно, совмещать учёбу и работу, но звание советского моряка нас обязывает, требует постоянного расширения своего кругозора…

Обещаем вам высоко нести звание алексеевцев, трудиться так, как этого требует долг гражданина Страны Советов».

Письма, телеграммы, чудесные подарки, присланные из разных стран мира, бережно хранятся в нашем музее и до сих пор способствуют воспитанию у школьников патриотизма и интернационализма, трудолюбия, лучших гражданских качеств.

30 июля 1980 года к нам приехал первый помощник капитана танкера «Пётр Алексеев» Александр Иванович Коваленко. Интересной получилась та встреча. А в октябре 1984 года 30 наиболее активных наших следопытов по путёвке Смоленского обкома комсомола совершили поездку в город Новороссийск — порт приписки танкера «Пётр Алексеев». Это была радостная награда за большую поисковую работу.

Но вот теперь придётся перейти к горькому

Да, увы, придётся, и горького за последние годы много.

Конечно, горько, что в результате развала Советского Союза прервалась наша связь с экипажем танкера, о которой я только что написала. Однако с бывшим капитаном Петром Петровичем Сотником, который теперь живёт в Одессе, дружба продолжилась. Приведу характерные строки из его письма, полученного в январе 2009 года:

«Уважаемые земляки Петра Алексеева и следопыты, здравствуйте!

Большое спасибо за письмо. Более 14 лет мне пришлось командовать экипажем славного танкера «Пётр Алексеев», и всегда с глубоким уважением относился я к этому имени. Всех вас поздравляю с годовщиной рождения Петра Алексеева и юбилеем вашего родного посёлка Туманово.

Гордитесь именем вашего земляка и любите свой родной край. Смоленщина вписала в нашу историю золотые страницы ратного подвига и великой дружбы с народами всех советских республик. Моё поколение пережило эти страницы, а подрастающему поколению никогда нельзя забывать их. Сегодня появляются горе-специалисты, которые стараются переписать нашу историю, но им не удастся вытравить из наших сердец всё то, что совершил советский народ…

Навсегда сохраним память о великом вашем земляке!»

Пётр Алексеев… Мы убеждены, что имя пламенного рабочего-революционера, как и других борцов за народное счастье, недопустимо вычеркнуть из истории нашего государства, сколь бы ни пытались это сделать ненавистники всего честного, справедливого, ненавистники тех, кто ценой своей жизни отстаивал свободу и достоинство людей труда.

«Великое пророчество» (так назвал речь Петра Алексеева на суде В.И. Ленин) осуществилось в 1917 году в результате Великой Октябрьской социалистической революции. Росло и мужало, закалялось в ожесточённых боях и строилось Советское государство. Но злопыхателям, затаившимся врагам удалось совершить чудовищное преступление — уничтожить Советский Союз.

Горько, что вместе с развалом Советского государства прекратились наши связи со многими друзьями-алексеевцами. Горько, что уничтожен прекрасный музей Петра Алексеева в 727-й школе Москвы, гостями которой мы были. Не отвечают на наши письма якутские школьники, ничего не знаем мы о сегодняшней судьбе танкера «Пётр Алексеев» — скорее всего судна под таким названием уже не существует...

Более 20 лет снова стонет трудовой народ в наступившей «райской» жизни при капитализме. Варварски разворованы национальные богатства СССР, а теперь и России. «Новый» строй — новые ценности: жестокость, жажда обогащения, злоба, нравственное растление молодёжи, индивидуализм. Уничтожается всё советское.

Горькая участь постигла многие музеи — центры патриотического воспитания. Сколько школьных музеев было уничтожено! С большим трудом удалось сохранить наш музей, особенно ценные экспонаты, связанные с советской эпохой, с именем В.И. Ленина. Это, например, книги известной советской писательницы З. Воскресенской с её автографами, картина «В.И. Ленин в Смольном» — дар первого председателя Вяземского укома комсомола Г.И. Митрофанова, которому четырежды посчастливилось видеть и слушать В.И. Ленина, и другие.

Сохранили мы и собранные за многие годы произведения о Петре Алексееве. Книги с автографами авторов, их письма по-прежнему в школьном музее, и ребята могут ими пользоваться.

Всё-таки мы не сдаёмся!

Да, изменились условия жизни, изменился общественный строй, но по-прежнему в нашем селе Туманово среди выросших елей, посаженных красными следопытами, возвышается бюст Петра Алексеева с пророческими словами на постаменте.

Несмотря ни на что, мы ежегодно, с 20 по 26 января, продолжаем проводить в школе Алексеевские недели, ставшие традиционными с 1972 года. Используя собранный несколькими поколениями следопытов материал, знакомим школьников с героической и трагической судьбой знаменитого земляка. Пётр Алексеев остаётся с нами. Он продолжает учить молодое поколение благородству и мужеству, доброте и жизнелюбию, тяге к знаниям, подлинному патриотизму, ненависти к несправедливости. Письма, присланные друзьями музея, учат беречь и любить Родину, быть трудолюбивыми, верными в дружбе, всесторонне развитыми.

Как по-особому близки нам теперь, в разграбленной и униженной России, воспоминания бывшего секретаря комсомольской организации танкера «Пётр Алексеев» Сергея Щербины! «Индия, Бомбей… Мы увидели ужасающую нищету простого народа, тысячи бездомных и голодных людей, сотни и сотни грязных, оборванных детишек, занимающихся попрошайничеством и каждый день имеющих лишь одно право — умереть от голода и болезней».

А далее Щербина пишет:

«…И невольно думается: какое нам выпало счастье — жить в такой прекрасной стране, где самым большим богатством является советский человек, где каждый из нас имеет огромные возможности свободно трудиться, учиться, духовно развиваться, приносить пользу людям, быть всегда уверенным в завтрашнем дне. Хочется сказать вам, ребята, чтобы вы всегда помнили о том, что дали нам революция, наша партия, наш народ, наша Советская Конституция, чтобы вы высоко ценили это».

И вот это мы утратили... Однако нынешние дети должны знать, что такое было в истории нашей страны, они должны знать правду о том, что дала Советская власть народу.

В этом году у нас опять состоялась Алексеевская неделя. Для детей начальных классов прошли экскурсии, посвящённые Петру Алексееву. Все ребята с первого по одиннадцатый класс приняли участие в викторине «Что ты знаешь о нашем земляке Петре Алексееве?». Был и традиционный шахматно-шашечный турнир на кубок имени знатного земляка.

Большой интерес вызвали инсценированные эпизоды из жизни Петра Алексеева. Замечу, что нашими гостями в эти дни стали и жители улицы, носящей его имя.

И, конечно же, в честь 165-летия со дня рождения выдающегося рабочего-революционера ребята-алексеевцы, как они по-прежнему себя называют, возложили венок к его бюсту.

Мы помним о нашем славном земляке и чтим его память!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт мар 13, 2014 8:10 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Четверг, 13 Март 2014 14:37

Необоримость духа и совести

Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

Встреча с верным сыном Родины в канун его юбилея

Юрий Бондарев был и остаётся другом «Правды», что само по себе о многом говорит. Был и остаётся советским человеком. Когда другие переворачивались на 180 градусов, демонстративно подчёркивая, что у них теперь нет ничего общего с идеями, которыми наша страна жила более семидесяти лет, его стойкость восхищала. В преддверии катастрофы он художническим своим чутьём ощутил её приближение и с трибуны ХIХ партконференции уподобил страну поднятому в воздух самолёту, который ведущие не знают куда посадить.

Впрочем, знали. Потом стало понятно: не просто небрежность допустили те ведущие — они пошли на сознательное предательство, что для него, солдата, есть наитягчайшее преступление. И, конечно, не мог он принять из предательских рук награду, отпущенную ему к 70-летию. Отверг публично орден от Ельцина.

А несколькими днями раньше мы встретились тогда в Союзе писателей России на Комсомольском проспекте. Он руководил этой большой организацией и в августе 1991-го возглавил товарищей, когда пришлось чуть не с боем отстаивать писательский дом от захвата разъярённой «демократурой». Тема предательства, измены стала одной из главных в той нашей беседе, тоже предъюбилейной, двадцать лет назад.

И вот пролетели они, два десятилетия. За это время было у меня с ним много встреч. По разным поводам, радостным и печальным. Зная, что он, несмотря на возраст, каждодневно и упорно работает, избегал лишний раз его беспокоить. Тогда он звонил: «Что-то давно вас не слышно?» Предлагал почитать главу из романа, который пишется, или очередные «Мгновения» для «Правды».

Я говорю об этом, чтобы отметить постоянную связь его с нашей газетой, не прекращавшуюся даже в самые тяжкие дни. Слышал от него неоднократно, что «Правдой» дорожит он по-особому. Мы все эти годы печатали его статьи, заметки, беседы с ним. Когда же возникла впереди столь серьёзная дата — 90-летие, просто не мог я не напроситься к нему в гости, зная, что многие наши читатели (тоже по-особому!) ждут его слова.

Долг вёл по жизни

Итак, ростепельный сероватый день в середине февраля. То ли дождь, то ли снег с утра. Мокнут ели в подмосковном посёлке, который по привычке называется писательским, хотя писателей здесь уже почти не осталось. Неподалёку от бондаревской дачи, я знаю, находится участок, где жила и покончила с собой в 1991-м фронтовая медсестра Юлия Друнина, выдохнувшая на прощание:

Как летит под откос Россия,

Не могу, не хочу смотреть!

Сколько раз в наших разговорах с Юрием Васильевичем возвращались мы к этой трагедии, ставшей одной из знаковых для времени уничтожения Советской страны…

А ему дано вытерпеть, выдержать, выстоять. Не для того ли, чтобы уже после своих семидесяти в романе «Бермудский треугольник» и в повести «Без милосердия» создать потрясающий образ проклятых девяностых, когда страна и люди ломались через колено, когда губилось всё лучшее, а зло торжествовало и хохотало?

Девяносто лет… Большая жизнь большого писателя. По дороге к нему на сей раз я прикидывал, что родился он меньше чем через два месяца после кончины Ленина, то есть все последующие годы становления, защиты и величия Советского Союза, созданного Лениным, стали частью его биографии. Долг перед родной страной вёл его по жизни, и он с чистой совестью может сказать, что от долга не уклонялся. Пароль верности и мужества — Сталинград определит не только тему одного из самых сильных его произведений, но и в целом характер отношения к литературному труду как к главному делу жизни, неотделимому от интересов и забот Родины.

Если представить мысленно всё, что написано им, складывается впечатляющая панорама бытия страны за семь десятилетий. Своего рода художественная история в романах и повестях, где «Горячий снег» и «Последние залпы» сменяются «Тишиной», а затем наступают «Берег» и «Выбор», влекущие за собой «Игру», «Искушение» и, наконец, трагический «Бермудский треугольник»…

Творчество его, как и жизнь, хронологически делится надвое — советский период и время уничтожения всего советского. При этом не отпускают писателя с невероятной остротой стоящие вопросы: что же с нами произошло, что происходит? Он даже напрямую выносил их в заголовки своих публицистических статей, и ни одна беседа наша так или иначе без обращения к роковым вопросам о судьбе страны и народа не обходилась.

…Вот о чём думал я, подъезжая к даче, где они с женой ныне живут круглый год. Встречают радушно оба. Он подтянутый и энергичный, как всегда: день по-прежнему начинает с зарядки. А Валентина Никитична, подруга его верная на всю жизнь, сразу же старается создать самые благоприятные условия для делового нашего разговора. Который, замечу, начинается почти с порога.

Предательству нет оправданий

Да, я спрашиваю, смотрел ли он по телеканалу «Россия-1» фильм «Биохимия предательства», показанный вечером накануне. Оказывается, смотрел.

— И какое впечатление?

— Двойственное. С одной стороны, конечно, хорошо, что телевидение показывает фильм о Власове и власовщине отнюдь не в однозначно позитивных тонах, как было по существу всю последнюю четверть века, когда апология предательства стала чуть ли не нормой в нашем обществе. А с другой… Знаете, не хватало мне чёткости и резкости в оценке этой фигуры. Если хотите, не хватало мужских интонаций, настоящего гнева!

Когда возникает и маячит на экране лицо предателя, изменника, причём явного, которому нет и не может быть оправданий, разговор о нём следует вести предельно жёстко. Это было в комментариях Юрия Жукова, которые мне понравились. Но тут же авторы начинают как бы микшировать, смягчать эту определённость, размывая её некоей полифонией на манер горбачёвского «плюрализма».

И появляются серьёзные сомнения: осуждение ли возьмёт верх в сознании зрителей, особенно молодых, или, может быть, оправдание? Как же, боролся-то, видите ли, против тоталитаризма, большевизма, за «новую Россию»!

Между тем это есть лишь прикрытие обыкновенного шкурничества. Достаточно вспомнить, с какими словами он сдавался в плен: «Не стреляйте, я генерал Власов».

— Хотя, наверное, стоило бы застрелиться…

— Что вы! Для шкурника, думающего только о себе, это немыслимо. С психологией предательства такое несовместимо: у изменника гниющее нутро. И надо беспощадно вскрывать эту психологию, которая ничего, кроме презрения, у меня не вызывает.

Фигура, про которую мы говорим, всегда была до крайности мне отвратительна. Даже физиономия его, которую впервые увидел в листовках, призывавших нас в рай немецкого плена. А позднее я специально занимался этой историей, когда писал «Горячий снег». Дело в том, что сын генерала, героя моего, оказался в армии, которой командовал Власов, и я даже написал на эту тему целую главу. Но по совету Твардовского потом изъял её.

— Твардовский читал рукопись?

— Он почти всё моё читал.

— А почему дал такой совет?

— Глава, по его мнению, уводила от основной темы, и я с ним согласился.

— Но давайте, Юрий Васильевич, вернёмся к телефильму. Согласитесь, он ведь не только о Власове. Связанные с Власовым события становятся поводом, чтобы обратиться ко времени, гораздо более близкому нам. И тогда появляется физиономия генерала КГБ Калугина, мелькает на экране (правда, только мелькает!) даже сам Горбачёв, а в речах сегодняшних российских «философов» начинают звучать рассуждения, что лучше бы поскорее разделить Россию на части, и пусть Владимирское, Московское и прочие княжества, каждое само по себе, решают, скажем, проблему миграции…

— Сумасшествию нет предела! Потому что стихия предательства, которая обрела своеобразную легитимность и для которой во время «перестройки» и «реформ» были широко открыты все шлюзы, разлилась чрезвычайно широко. Посмотрите, что творится сегодня на Украине. Так что реабилитация власовцев, бандеровцев, дивизии СС «Галичина» и т.п. — это узакониваемая дорога к дальнейшей перекройке мира по американским, западным лекалам и к дальнейшему упрочению несправедливости в нашей стране.

Можем ли мы жить без справедливости?

Я слушаю его и думаю, насколько тяжело ему говорить сейчас обо всём этом. Ведь Украину он освобождал от фашистов, а теперь они заправляют там снова. Во время войны, на фронте, он стал коммунистом, а ныне коммунистическую идеологию и символику где-то уже запретили, а где-то готовы запретить, и один за другим сносят памятники советской эпохи.

Да, теперь «где-то» — на Украине, в Прибалтике и так далее. Но начиналось-то всё у нас во время горбачёвской «перестройки» предательской «пятой колонной», о которой не может офицер Красной Армии Юрий Бондарев говорить спокойно, ибо видит в ней — не без оснований! — ударную силу врагов нашей Родины. Это она утверждала в массовом сознании, что Сталин хуже Гитлера, а советский социализм хуже гитлеризма. Значит, и не было никакой Великой Победы. А уж всяческие «подробности», вроде многократно увеличенных наших воинских потерь, чтобы доказать «преступное» неумение советского руководства и командования вести войну, стали прямо-таки обиходными.

— Сейчас, — говорю я Юрию Васильевичу, — поднят шум вокруг некоего телеканала «Дождь», где в связи с 70-летием освобождения Ленинграда от блокады поставили перед зрителями вопрос: а может быть, лучше было сдать Ленинград? Шум явно запоздалый и «показушный». Ибо первым даже не вопрос поставил, а прямо заявил, что Ленинград надо было сдать, не кто-нибудь, а участник войны, ваш коллега и, кажется, ровесник Виктор Астафьев. Так ведь?

— Верно, Астафьев. Примкнувший к «пятой колонне». А Гранин, тоже участник войны, пишет: «Русские были плохие солдаты». Да как же можно так обобщать? На каком основании?!

Дальше Юрий Васильевич вспоминает солдат, с которыми ему довелось в боях быть бок о бок: «Ребята воевали прекрасно!» Размышляет о том, какую роль сыграла советская школа в подготовке этих «ребят» — их образованности и убеждённости. Напоминает, что про советских генералов и маршалов за последние годы тоже написана масса неправды, а вот немецкие генералы в своих мемуарах во многом признали их превосходство…

И тут мы подходим, пожалуй, к самому главному, корневому: а для чего всё-таки велась и так усиленно ведётся фальсификация истории той войны и в целом советского периода нашей жизни? Не для окончательного ли утверждения нынешней несправедливости в стране? Напоминаю своему собеседнику:

— Вот нынче говорят так: да, дескать, воевали люди за Родину. Но — не за Советскую Родину. То есть стремление противопоставить Родину и Советскую власть, народ и коммунистов. Как будто это какие-то противоположные, даже враждебные явления. Но разве во время войны господствовало именно такое отношение? Понятно, люди разные, миллионы людей, и у кого-то в мыслях так было. А всё же что, по вашему восприятию, преобладало тогда?

— Вы сказали: говорят. А кто говорит-то? Та же самая «пятая колонна». Если бы на самом деле было так, как они сейчас пытаются представлять, ни в коем случае не одержали бы мы величайшую нашу Победу. Всё, что сделано было перед войной, и не только в материальном смысле, а и в духовном, в воспитании нашего поколения, помогло нам прийти к Победе.

— Ваше поколение по праву называется великим. Поколение Зои Космодемьянской, Александра Матросова…

— Силу давало нам сознание того, что отстаиваем самую справедливую страну на земле.

— А теперь извращают всё в головах молодых, вдалбливают им ложь об отечественной истории с главной целью — очернить попытку более справедливого устройства жизни, без олигархов и нищих, где владыкой на самом деле является труд. Чтобы ни в какой форме не вернулось это, а несправедливость упрочилась навечно.

— Вы очень точно сказали. Но более двадцати лет, которые уже пришлось нам прожить по законам несправедливости, ничего хорошего ведь не дали нашей стране. Может быть, обманутый народ всё-таки задумается? Куда ни кинь глаз, везде мы потеряли, а не нашли. Везде падение — в промышленности, сельском хозяйстве, в науке и культуре…

За культуру душа особенно болит

Об этом он говорит больше всего и даже вручает мне статью, специально написанную для «Правды»: с острой болью и тревогой за состояние и будущее нашей культуры (опубликована в номере от 7—12 марта).

Действительно, огромное культурное падение в России очевидно. И произошло оно не само собой, а в результате целенаправленных усилий, определённой политики. Непременной частью этой политики и этих усилий стало, как и во всём, принижение, очернение, уничтожение достижений советской эпохи. Нет, конечно же, для них не эпохи, а «совка» — так презрительно они выражаются…

Вспомните программную статью «Поминки по советской литературе». Поминки провозглашались не только за ненадобностью этой литературы, но и по причине якобы её ничтожности. Однако в результате «смены ценностей» именно ничтожества вышли на первый план! Так, автор этой статьи, известный своим скандальным полупорнографическим «романом», становится видной фигурой «элиты», ведущим программы на телеканале «Культура», а советская литература вместе с выдающимися её мастерами отправляется в положение изгоя.

В таком положении — изгоя оказывается на всю эту четверть века великий советский писатель, наш современник-классик Юрий Васильевич Бондарев. Невыносимо было читать во время «перестройки» тот вал хулы, который обрушился на него со страниц коротичевского «Огонька» и прочих подобных изданий. Ничтожества, мелкие завистники, злобные антисоветчики, получив возможность, как шакалы, набросились с лютой ненавистью сводить счёты.

А потом зловещим Александром Яковлевым было дано всем подведомственным СМИ указание, равно относившееся и к Юрию Бондареву, и к «Правде»: «Не надо ничего писать и говорить о них — и они тогда перестанут существовать».

Каково годами пребывать в удушающем вакууме, который изо всех сил создаётся вокруг тебя? Для Бондарева закрыт экран телевидения. Его не включают в состав делегаций, представляющих российскую литературу за рубежом. Ему не присуждают государственных премий, а новые его книги, которые выходят, окружаются заговором молчания. Наконец, знаменитый Швыдкой, рулящий культурой, в правительственной (!) «Российской газете» объявляет Бондарева… «нерукопожатным». Как «сталиниста».

Но! На телеэкране вынуждены (рейтинговые соображения) показывать фильмы, снятые в советское время по его романам и сценариям. Сами эти романы и другие произведения живого классика предприниматели-коммерсанты вовсю начали переиздавать, потому что они пользуются неизменным спросом, и уже вышло после 1991-го не одно собрание его сочинений. А когда в 1999 году на страницах журнала «Наш современник» и затем отдельным изданием появился «Бермудский треугольник», который я считаю сильнейшим романом о времени этого ужасающего безвременья, несмотря на заговор молчания вокруг, читатели его нашли, выделили, откликнулись.

Сейчас, при нашей встрече, вместе с автором вспоминаю я, сколько писем со всей страны сразу же получила «Правда» об этой новой работе крупнейшего писателя. Однако вспоминаю и другое. Несколько раньше, в начале декабря 1996-го, когда исполнилось 100 лет со дня рождения великого советского полководца Георгия Жукова, проводилось соответствующее «мероприятие». Но кто были главными на сцене? Чубайс и Черномырдин! Издевательство, да и только. Я подумал тогда: вот же есть выдающийся писатель военной темы, участник Великой Отечественной, фронтовик, сталинградец. Не ему ли быть здесь вместо позорного Чубайса?

— Может, всё-таки вас приглашали? — спрашиваю.

— Что вы! Не удостоен.

— А скажите, Юрий Васильевич, вот недавно вышел фильм Бондарчука-младшего «Сталинград». Показали вам его предварительно? Спросили ваше мнение, посоветовались?

— Нет. Да я его и не видел до сих пор: не сочли нужным мне показать. И, конечно, никто ни о чём не спрашивал.

Задам вопрос читателям: вас не поражает это? Меня — очень. Невольно возникла ассоциация из советского времени: великий Сергей Бондарчук ставит «Судьбу человека» и «Они сражались за Родину» по Михаилу Шолохову. Советы с писателем при работе над сценариями, при подборе актёров, в ходе съёмок… И первый показ законченной ленты — в Вёшенской. Почему же в данном случае такое игнорирование одного из лучших знатоков сталинградской темы? Будто уже нет его на свете.

Впрочем, разный подход к работе — разный и результат. Фильмы Сергея Бондарчука и Бондарчука Фёдора отличаются, как небо от земли. Вот вам для сравнения кино советское и «новороссийское».

Между тем, напомню, травили Бондарчука-старшего так же, как Бондарева. Одновременно. Да и за то же самое, по сути: за талант и принципиальную гражданскую позицию, за необоримость духа и совести.

А гениальный Шолохов? Ему советской позиции не прощают и поныне. Когда мы разговаривали с Юрием Васильевичем (о любимейшем Шолохове не могли не говорить), приближалось тридцатилетие кончины мирового русского классика.

— Вот посмотрим, — сказал я, — как телевидение отметит эту дату.

Что ж, посмотрели: никак! Ни на одном канале — даже на «Культуре». Газеты в абсолютном большинстве такую дату тоже замолчали. А при закрытии сочинской Олимпиады, показывая в художественном представлении писателей, составивших гордость отечественной культуры, Шолохова вообще исключили. Зато не обошлись без Солженицына — идейного антипода Шолохова и Бондарева.

Согласитесь, всё это выразительные свидетельства того, какова нынешняя культурная политика. В чём-то весьма существенном она, увы, не меняется. С трудом поворачивается у них язык говорить что-либо доброе о великой советской культуре, литературе, о великих советских творцах. Об антисоветских — пожалуйста.

Но мой собеседник вспоминает, с каким интересом относился к советским писателям и их книгам выдающийся американец Джон Стейнбек, с которым довелось ему, Бондареву, «выпить не одну рюмку чая». И вдова другого выдающегося американца — Хемингуэя немало рассказывала ему, как высоко ценил советскую литературу её муж.

Здесь кстати заметить, что книги самого Бондарева переведены более чем на 85 языков мира. Переведены и продолжают переводиться. Разве не говорит это о масштабе писателя?

Работать, работать!

— Юрий Васильевич, а чем вы заняты сейчас?

— Готовлю полное собрание сочинений. Уже давно. Работаю над текстами, зарываюсь в архивы. Тяжелейшее, скажу вам, дело! Мне даже ночами снятся иногда эти тексты, хотя ночью лучше бы спать…

Знаю, что труженик он не-обыкновенный. До обеда стараюсь ему никогда не звонить: заветное это время — за письменным столом.

— А потом-то хоть отдыхает? — выведываю у Валентины Никитичны.

— Борюсь с ним. Хитрит. Прикинется, будто прилёг, а загляну — опять сидит над бумагами.

— Каждому писателю такую бы заботливую жену, — говорю совершенно искренне.

Он не возражает. Зовёт её с нежностью: мама, мамочка. Но оторваться от каких-то своих мыслей, замечаю, не может вполне даже в эти минуты, когда мы пьём чай и разговор переходит постепенно на бытовые мелочи.

Там, на письменном столе, остались аккуратно разложенные папки, книги, листы бумаги, исписанные и исчёрканные его рукой. Я уеду, а он, наверное, поспешит вернуться к ним. Вечером же по давней традиции будет размеренно шагать под тёмным небом, а если вдруг появятся звёзды — подолгу смотреть на них. Когда-то говорил мне, что творчески часы таких прогулок для него самые плодотворные.

В последние годы он вынужден был пережить немало горького и тяжкого. Иногда, видя это, хотелось вслух посочувствовать ему, однако «сантиментов» по отношению к себе он категорически не приемлет.

Потому и сейчас, перед юбилеем вашим, дорогой Юрий Васильевич, я просто обнимаю вас по-солдатски крепко и желаю здоровья. Во время этой нашей встречи вы опять повторили, что для исполнения задуманного вам необходимо одно — здоровье. Да будет оно у вас!

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 1%82%D0%B8

Опубликовано в газете "Правда" №27 (30089) 14—17 марта 2014 года


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт мар 20, 2014 6:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Четверг, 20 Март 2014 14:10
И что же вам видится в зеркале Украины?
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

Украина, Украина, Украина…

В голове это стучит. Отдаётся в сердце. Наверное, не преувеличу, если скажу, что за последние месяцы почти для каждого в нашей стране украинская тема стала главной. Хотя, конечно, далеко не у каждого одинаковое к ней отношение. Витая в Интернете и отсматривая телевизионные репортажи, слушая официальные сообщения, а также комментарии какого-нибудь «Эха Москвы», немудрено кому-то оглохнуть и ослепнуть от наваливающихся противоречивых эмоций.

А у читателей нашей газеты больше определённости и твёрдости? Надеюсь, да. Во всяком случае, почта редакционная свидетельствует об этом. И вот что-то в своём восприятии происходящего хочется сверить с восприятием вашим. О чём-то возникает потребность напрямую вас спросить, или посоветоваться, или вместе подумать…

Пусть же эти заметки, которые едва ли кончатся сегодняшним номером, как не кончится, безусловно, сама тема, привлекут и ваши вопросы, размышления или, может быть, возражения. Мы будем говорить об Украине, но от России тоже не уйдём. Более того, катастрофа, постигшая братский народ, яснее высвечивает многие наши беды и угрозы. Глядя в украинское зеркало, согласитесь, мы можем рассмотреть немало такого, что на завтра уготовано нам. И каким образом предотвратить это зло? Можно ли и как его победить?

Явление фашизма не во сне, а наяву

Начнём с того, что в украинских событиях стало для меня и, думаю, для большинства из вас наибольшим потрясением.

Семьдесят лет назад советские войска с тяжелейшими боями освобождали эту дорогую и родную всем народам СССР землю от фашистов. А теперь снова мы видим фашистов в Киеве и других украинских городах. Впрочем, заявили они о себе не сегодня — гораздо раньше, с наступлением горбачёвской «перестройки». Но теперь ведут себя уже как хозяева и полны решимости взять реванш.

Вопрос: вы к этому были готовы?

Как известно, собравшиеся на Майдане, по крайней мере изначально многие, пришли сюда не утверждать фашизм, а протестовать против коррупции, достигшей огромного масштаба при действующей власти. Благое вроде бы дело. Но скоро в этом протесте, так называемом народном восстании, проявилось лицо совсем иных движущих сил. Проявилось оскалом лютого антикоммунизма.

Когда начали валить и разбивать киевский памятник Ленину, ни у кого не могло уже оставаться никаких сомнений в реально главной для тех самых движущих сил цели происходящего. А последовавшая «стихия» сноса ленинских монументов подтвердила идеологическую направленность этой «революции».

Да, снесли и памятник советским воинам-освободителям. Прихватили и Кутузова. Однако прихватили и снесли их прежде всего потому, что ассоциируются они с Победой Красной Армии, шедшей под знаменем Ленина и вдохновлявшейся в своей борьбе образами великих предков.

Знамя Ленина — коммунистическое. Сражались против фашизма Красная Армия и весь советский народ под руководством коммунистов. Значит, по ним основной удар!

Так было и тогда, когда Гитлер приходил к власти в Германии. Первыми уничтожали и бросали в концлагеря коммунистов. А захватывая в 1941-м советские города и сёла (на Украине в том числе), гитлеровцы обязательно сносили памятники Ленину. То есть перекличка с нынешними украинскими событиями тут абсолютно очевидная.

Но ведь вот какая особенность: не только с украинскими, а и с российскими.

Почему Ленин стал символом «москалей»

В официальном заявлении МИД России был выражен протест против сноса на Украине памятников советского времени. Однако мы-то знаем, что у нас они тоже ликвидируются. И не обязательно вспоминать 1991 год, когда это началось. Всё последующее время основным направлением необъявленной идеологической войны, развёрнутой властью, стала борьба с нашим советским прошлым (дабы не обратилось вновь настоящим), и памятники, как символы великой эпохи, тоже были превращены во врагов.

Сколько публикаций посвятила «Правда» этой теме! Сколько появилось заявлений ЦК КПРФ и региональных отделений нашей партии в защиту советских памятников, и прежде всего, конечно, посвящённых вождю Октября! Где-то благодаря упорной борьбе коммунистов их удалось отстоять, где-то, увы, не удалось. Да вот и сейчас: я пишу эти строки, а газета печатает тревожный материал о намеченном переносе знаменитого памятника Ильичу в Горках. А в редакционном портфеле — статья нашего корреспондента об угрозе, нависшей над ленинским монументом на самарской (российской!) земле…

Выходит, даже просто память о человеке, с которым неразрывно связано создание Союза советских народов, для кого-то страшна и нетерпима. «Для кого-то» опять же не только на Украине, но и в России. Символы — концентрированное выражение идей. А идеи, как мы знаем, обретают подчас колоссальную материальную силу.

Кстати, спрошу вас: обратили внимание, какую иллюстрацию подобрали нынешние украинские фашисты-бандеровцы для наклейки на двери квартир, где живут русские? Эта наклейка воспроизведена была даже в правительственной «Российской Газете», причём на первой странице. С подписью «Так в нацистской Германии поступали с евреями», потому что текст бандеровский гласит: «Тут живуть москалi». А в качестве иллюстрации на листовке-наклейке… Ленин. Крепко же переплелись нынче русофобия с антикоммунизмом!

При сугубо национальной (точнее, нацистской) направленности этой затеи с наклейками избран как обобщённый образ «москалей» не кто-нибудь, а вождь большевиков, коммунистов. Взяли для изображения тот знаменитый ленинский профиль, который воспроизведён был на занавесе Кремлёвского Дворца съездов.

Как вы знаете, наверное, теперь этого профиля на занавесе давно уже нет. Хочется добавить: естественно. И, естественно, портретов Владимира Ильича правительственная «Российская Газета» не печатает. Но в данном случае вынуждена была напечатать, почему я и употребил словечко «даже».

А почему всё-таки олицетворённым символом русских теперешние украинские фашисты избрали Ленина, а не Николая Второго или, скажем, Столыпина — признанных любимцев «новороссийской» власти? Не потому ли, что самого большого, неслыханного, небывалого подъёма и подлинного расцвета достигла Украина (Советская Украина!) при коммунистах, в ленинском Союзе Советских Социалистических Республик? И не потому ли, что фашисты — немецкие, украинские, все прочие — побеждены были, при ведущей роли русского народа, именно этим Союзом?

Только с яростной злобой могут они сегодня об этом вспоминать. И Советский Союз, который Ленин, безусловно, олицетворяет, совсем не случайно называется ими «русской империей», враждебной якобы всем другим входившим в неё народам.

Одна из самых вопиющих исторических фальсификаций! Но, как ни поразительно, работает и на кого-то влияет. Не потому ли, что в самой России, юридически ставшей вроде бы правопреемницей Советского Союза, горы клеветы возведены на эту мнимую «империю». На её идеологию и политику, достижения и победы, на её бессмертных героев — людей самых разных национальностей.

А сегодня мы слышим: «Слава Украине! Героям слава!» Но какой Украине и каким героям?

Да ладно бы раздавалось это лишь с киевского Майдана, фашистская суть которого почти не маскируется. Однако звучит и в Москве. Поразительнее всего, что провозглашают этот бандеровский, фашистский лозунг внуки тех, кого бандеровцы среди первых убивали во Львове и в Бабьем яру, убивали в начале Великой Отечественной и после её окончания.

А теперь, выходит, потомки убитых славят убийц. Всеми силами поддерживают продолжателей их дела, помогают этим продолжателям утверждаться во власти на Украине.

Что же это? Как назвать такое извращение? Вы можете ответить?

«Лучше бы фашистская Германия победила СССР…»

Одним из новых губернаторов, назначенным новой украинской властью в Днепропетровск, стал Игорь Коломойский. По кличке Беня. По социальному положению — олигарх, по национальности — еврей, гражданин Израиля.

В губернаторы возведён миллиардер не просто так. У него заслуги перед Майданом, установившим эту самую власть. Он, в частности, финансировал профашистскую партию «Свобода» и фашистский «Правый сектор», боевики которого сыграли в утверждении теперешней киевской власти решающую роль.

Но как понять столь тесное сотрудничество еврея и фашистов? Или (такой вопрос тоже возникает) как могут «либералы», обосновавшиеся ныне, скажем, на радио «Эхо Москвы», поддерживать фашизм?

Меня такая странная аномалия мучает давно, задолго до нынешних событий на Украине. В своё время, в разгар «перестройки», потрясла статья на страницах русскоязычного журнала «Страна и мир», выходившего в Мюнхене. Там московский журналист, светило «демократической» прессы, напечатал статью предельной искренности и не менее предельного цинизма. Я о ней уже не раз писал — велика была сила потрясения. Но вот сегодня, размышляя о «феномене Коломойского» (или, вернее, коломойских), опять не могу не вспомнить её. Поскольку, при всей аномальности, что-то существенное она, кажется, проясняет.

Автор впервые напечатал эту свою статью в 1989 году, когда война по уничтожению Советского Союза, возглавляемая Соединёнными Штатами, достигла апогея. Так вот, оглядываясь назад и вспоминая другую войну против нашей страны, журналист Минкин ошарашил вдруг следующим заявлением:

«Лучше бы фашистская Германия в 1945 году победила СССР. А ещё лучше б — в 1941-м!»

Я написал: «ошарашил». Но это меня и, наверное, кого-то ещё из прочитавших «совков». Однако для многих, особенно молодых, к тому времени уже ничего ошарашивающего в таком заявлении не было. Потому что многим уже сумели внушить: Победа наша была не просто никчёмной, а даже вредной для нас. И какой-нибудь прыщавый подросток с раздражением мог бросить в лицо ветеранам Великой Отечественной: «Если бы не вы, пили бы мы сейчас баварское пиво!»

Но подростки подростками, они про фашизм и сегодня многого не знают. Когда мы в «Правде» опубликовали недавно статью «Сожжённые заживо взывают к нам», а затем отклики, рассказывающие о фашистских зверствах на оккупированных советских территориях, то получили письма, в которых говорится: хорошо, что открываете глаза молодым на фашизм, какой он есть в реальности.

Однако автор упомянутой статьи в журнале «Страна и мир» неведением не страдал. Прекрасно знал и то, что нёс фашизм евреям. Потому, нарисовав идиллическую картину жизни, какая была бы у нас в стране после победы фашистской Германии, на этом обстоятельстве, словно споткнувшись, сам себя прерывает:

«Вот тут — закавыка. Поскольку я еврей и родители мои и прародители — евреи, то меня бы, конечно, сейчас (и никогда) не было бы на свете. Разве что за Урал забежали бы, что почти невероятно: один дед в Москве снаряды для «катюш» делал, другой дед погиб в ополчении в 1942-м, одна бабка в Москве…»

Помню, я замер, читая это. Как же автор, желающий победы Гитлеру, выйдет из положения, кажется, безвыходного? А он-таки вышел! Читайте:

«Евреи сохранились бы в США, а с падением убийственного режима снова постепенно заселили бы интеллектуальную нишу на очищенных (юденфрай) территориях…»

Ах, как ловко! И как легко, оказывается, рассуждать задним-то числом. И проклинать Сталина, который, конечно, хуже Гитлера, и желать Гитлеру победы…

Это всё в прошлом, а сегодня есть те же благословенные США. Вот на кого надежды — из прошлого в будущее.

И они пошли на восток

Вы согласны со мной, мои читатели, что через признания журналиста Минкина пытаюсь понять психологию олигарха Коломойского? Претендент на мировое господство сменился, и теперь перед ним склоняются, ему служат. То есть служат им, господам в Соединённых Штатах…

Но ведь переняв от фашистской Германии стремление стать хозяином мира, США переняли по сути и фашистскую идеологию («Америка превыше всего!»), и фашистские методы действий. Атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, ещё в 1945-м свидетельствовали об этом.

И разве не свидетельствует о том же то, что именно США сразу после разгрома Германии бережно прибрали к себе всю немецко-фашистскую разведывательную агентуру, приютили и облагодетельствовали многих видных фашистов и пособников немецкого фашизма, включая украинских бандеровцев? Если в Советском Союзе их предавали суду и заслуженному наказанию (Солженицын, как известно, об этом сильно печалился), то Америка уже тогда видела в них свой боевой резерв для борьбы против Советского Союза.

Против России, как мы видим, тоже пригодились. И все эти лагеря по подготовке фашистских боевиков, созданные на территории Украины, Польши, стран Прибалтики и т.д., — все они имели, имеют и будут иметь главного куратора в лице основного наследника гитлеровской Германии — Соединённых Штатов.

Сегодня, глядя в украинское зеркало, нам полезно ещё и ещё раз вспомнить, что и как происходило у нас во время так называемой перестройки, ставшей по сути замаскированной агрессией США против Советской страны. У Гитлера задуманное не получилось. Сорвалось. И вот теперь, после многолетней всесторонней подготовки, улучив подходящий момент и опираясь на созданную внутри СССР «пятую колонну», наследники дела Гитлера двинулись на восток.

Не так, как было в 1941-м. Уроки из прошлого они извлекли. А время вооружило наших врагов новыми хитроумными средствами и способами. Информационная, психологическая война оказалась для них эффективнее прямого вооружённого нападения. И они добились того, чего не смог добиться Гитлер. Ровно полвека спустя после начала разгрома немецко-фашистских войск под Москвой (почти день в день!) предателями нашей Родины был подписан акт о капитуляции — Беловежское соглашение, по которому уничтожался великий Советский Союз.

Мы знаем: хозяева США вручили награды и поставили у себя памятник в честь победы над коммунизмом. Что ж, у них были основания торжествовать. И разрыв Украины с Россией стал важнейшей составляющей в этом торжестве.

Однако не зря сказано про аппетит, который приходит во время еды. Хорошо для них, конечно, что Россия и Украина теперь не вместе, а порознь. Но ещё лучше было бы, если бы они пошли войной друг на друга, если бы украинцы начали убивать русских, а русские — украинцев. То есть чтобы сами себя стали убивать, поскольку сроднились же мы за века и подчас невозможно различить, кто русский, а кто украинец…

Об этой стратегической задаче наших врагов — столкнуть в войне два братских, самых близких от рождения и по истории народа — «Правда» говорила фактически все годы после учинённого насильственного разрыва. Мне самому не единожды доводилось об этом писать. Но враги, пользуясь завоёванными преимуществами, продолжали идти к своей цели. И вот, кажется, почти дошли… Или всё-таки нет?

Чьи олигархи лучше?

Не только «Правда», не только коммунисты России и Украины говорят и пишут сегодня о братстве наших народов. Власть российская тоже называет украинский народ братским. Да и захватившие власть на Украине в своих заявлениях, когда им надо, используют подобную лексику.

Но можно ли сказать, что в нынешних условиях все, кто на Украине живёт, — наши братья? Конечно нет. Это по-моему. Вы согласны?

Откровенные фашисты, о которых речь шла выше, или фашисты, до поры до времени потаённые, для меня да и для большинства в России братьями быть не могут. Впрочем, как и доморощенные, «нашенские» фашисты, которые ведь тоже имеются.

А олигархи украинские, которых сейчас вы то и дело видите на телеэкране? Их вы считаете братьями?

Давайте признаем: после контрреволюционного переворота 1991 года, после уничтожения социализма, Советской власти, развода единого советского народа «по национальным квартирам», одно и то же бедствие постигло все части разрубленной страны. Имя этого бедствия — капитализм.

Он и рождает войну между народами, жившими при социализме в братской дружбе. Более того, разделяет антагонистически один народ. На тех, кто трудится, и кто богатеет от этого труда. Так стало на Украине. Но так же и в России.

Олигархи — крупнейшие богачи-капиталисты — появились в обеих странах. Одинаковым путём. Грабежом, мошенничеством, наглым присвоением общенародной собственности. И, разбогатев в одночасье, каждый хочет иметь всё больше и больше. Из-за этого сталкиваются, порой весьма остро.

Собственно, поначалу в значительной мере из-за этого возникло противостояние на Украине, правомерно названное борьбой кланов. «Долой Януковича!» — потому что за ним свой клан. «Даёшь Юлю!» — тут клан другой. И кто же лучше? Вот это вопрос, на который, согласитесь, нет ответа. Потому что хуже — они все.

Вы можете вспомнить 1990-е годы, когда в России дрались между собой Березовский и Гусинский — два олигарха, два медиа-магната, каждый из которых завладел федеральным каналом телевидения. Порой даже увлекательно было наблюдать, с какой изощрённостью разоблачают они друг друга в телеэфире усилиями своих щедро проплаченных подручных. Только так и можно было узнать кое-что о проделках того и другого. Но разве могли мы при этом стать на сторону кого-то из них, если в полном смысле они два сапога — пара?

Нечто подобное происходит сегодня, когда российские телеканалы раскрывают личины украинских олигархов и тамошних новых властителей. Того же Коломойского или Таруты, назначенного губернатором в Донецк. Той же Юлии Тимошенко или Яценюка, чьи дворцы мало в чём уступают показанному на экране дворцу Януковича.

Однако не возникает ли у вас при виде этого желание поконкретнее узнать, как живут отечественные олигархи и властители? И как, откуда всё это у них взялось? Ведь тема-то для «дорогих россиян» до сих пор почти полностью закрытая.

Лишь иногда краешком узнаём, например, что роскошную виллу одного российского губернатора обокрали во Франции на Лазурном берегу, а другой «наш» губернатор, уже бывший, отбыл туда же, в благословенную Францию, для постоянного жительства. Чтобы, по его собственному признанию, не видеть русских, которые до невозможности ему надоели.

Таков «патриотизм» этих людей на самом деле. Их мыслями и чувствами владеют только деньги. Чего же хорошего ждать от них?

Сегодня российское телевидение рассказывает и показывает нам, какие плохие олигархи на Украине. Мы слышим фамилии: Порошенко, Фирташ, Ахметов и т.д.

Но «наши» — Абрамович, Прохоров, Дерипаска и т.д. — чем-то лучше? Или, как говорится, одним миром мазаны?

Такие странные «революции»

Говорят, на Украине произошла революция. Это говорят те, кто пришёл там к власти и кто их поддерживает, в том числе у нас дома.

За последнее время похожих «революций» по миру прокатилось немало. «Оранжевые», «бархатные», «революции роз»… У нас тлеет и чадит «белоленточная». Уверяют, что Навальный или Прохоров лучше Путина.

Можно и на сей счёт взглянуть в украинское зеркало. Что-то коренным образом изменится от замены Януковича и стоявших за ним олигархов на «новую» команду? Разве что американцы будут чувствовать себя на этой территории ещё более уверенно. Не за то ли боролись?

Нет, революция — это не замена одних олигархов при власти другими. Это отмена их всех.

Вы согласны?

Опубликовано в газете "Правда" №30 (30092) 21—24 марта 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 0%BD%D1%8B


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн мар 31, 2014 9:56 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Нравственный подвиг Татьяны Дорониной
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

Передо мной книга, насущную необходимость которой я понимал уже тогда, когда она была ещё в работе. Потому что сам авторский замысел об этом свидетельствовал. Ведь не просто для того, чтобы очередным изданием отметить юбилей великой Дорониной, взялась за сей труд близкий ей человек и видный театровед Галина Ореханова. И даже не только для того, чтобы с наибольшей полнотой раскрыть творческий путь одной из талантливейших личностей на русской сцене и в отечественном кино, ставшей гордостью нашей культуры. Кроме этого, что, конечно, по-своему замечательно, была у Галины Александровны изначально сверхзадача, поставленная ею перед собой. Очень трудная, сложная, тонкая, с которой, сразу скажу, она блестяще справилась в книге, названной «Татьяна Доронина: «Жизнь моя, русский театр».

Тайны, которые должны знать все

Что же это за сверхзадача? В своём предисловии главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков (книга выпущена именно этой газетой вместе с издательством «У Никитских ворот») написал так: «Автору Галине Орехановой, давней, верной соратнице Татьяны Васильевны, удалось ярко, опираясь на обширный материал, показать, как в смутные времена настоящее искусство формирует канон нравственного выживания, как живая традиция оберегается от мёртвой новизны, как и какой ценой большой национальный художник помогает своему народу отвернуться от бездны».

Сказано точно и ёмко. Ключевые слова — «смутные времена» и «бездна», на краю которой в 90-е годы минувшего века оказался наш народ и опасность которой, в том числе на поприще культуры, далеко не преодолена. Поскольку действительно, оказывается, традиция может и должна быть живой, а новизна, увы, бывает мёртвой, и, как иногда говорится, мёртвый хватает живого. В этом за последнюю четверть века мы наглядно убедились при виде происходящего на театральной сцене и экране, в изобразительном искусстве, литературе, музыке.

Так вот, Татьяна Доронина, при всём колоссальном масштабе предыдущих своих заслуг перед родным искусством, на этом переломном этапе проявила себя в борьбе против умерщвления русского театра поистине как фигура знаковая. А уникальность её положения, её позиции усиливается тем, что ей, ведущей актрисе МХАТ имени М. Горького, воспитанной высокой школой Станиславского и Немировича-Данченко, суждено было принять на себя невероятный груз ответственности, возглавив отринутую вдруг часть единого и прославленного творческого коллектива.

Как это произошло? Почему? Что привело в разгар горбачёвской «перестройки» к совершенно неожиданному и по сути чудовищному — разделению великого театра на две части? До сих пор, когда задаёшь эти вопросы людям не только молодым, но и относящимся к старшим поколениям зрителей, редко услышишь соответствующий действительности ответ. И не удивительно: почти вся пресса, телевидение, обширная литература определённого толка все эти годы старались внедрить в массовое сознание извращённую версию происшедшего. Многим внушили, заставили поверить, что чуть ли не из-за «дурного характера» Дорониной или её «властолюбия» был разрушен МХАТ.

Правда оказалась перевёрнутой буквально с ног на голову! И благородная сверхзадача Г. Орехановой, взявшейся за свою новую книгу, была в том, чтобы как можно полнее и убедительнее восстановить истину об этой драматической странице в истории нашей культуры.

Работающая рядом с Татьяной Васильевной, заведуя литературной частью МХАТ, автор книги многое знала давно. Однако пришлось разыскивать, собирать, анализировать и большой дополнительный материал. В итоге каждому неопровержимо становится ясно: нет, вовсе не какие-то межличностные дрязги в основе того разрыва, а нечто гораздо большее, принципиальное.

Даже для меня, казалось бы достаточно знакомого с обстоятельствами мхатовской драмы, откровением стало письмо народного артиста СССР Бориса Ливанова Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу, направленное 22 июля 1970 года. Тогда должен был решаться вопрос об утверждении Олега Ефремова художественным руководителем МХАТ, а выдающийся ученик Станиславского категорически и обоснованно выступил против этого. Он просил, чтобы Брежнев принял его, «так как речь идёт отнюдь не о моей личной судьбе, а о судьбе Московского Художественного театра».

Да, за семнадцать лет до разрушения великого творческого коллектива любимый воспитанник основателя МХАТ словно предвидит это. Но почему же Брежнев не принял его? Здесь возникает зловещая тень небезызвестного А.Н. Яковлева, и вы понимаете: рукотворная трагедия ведущего театра Советской страны не случайно стала предвестием трагедии её самой.

Неподъёмная задача оказалась ей по плечу

Как восприняла нависшую угрозу разделения МХАТ СССР имени М. Горького Доронина? Автор книги отвечает: как жестокий, непоправимый удар по русской культуре, как посягательство на саму жизнь отечественного драматического театра. Она изо всех сил пыталась бороться, обращалась в различные органы, возила туда документы, подтверждающие правоту тех, кто возражал против разделения уникального в истории театрального искусства творческого организма.

Увы, никто не захотел вникнуть в суть дела. Никто так и не расслышал пронзительной её тревоги: разделение МХАТ на две части — это шаг к уничтожению русского реалистического театра!

И вот 1 октября 1987 года появляется распоряжение Министерства культуры СССР, официально удостоверяющее то, что казалось абсолютно невозможным. Теперь только часть труппы во главе с Ефремовым получает право быть в историческом здании МХАТ. На вопрос Дорониной: «А куда же пойдут остальные мхатовцы?» — Ефремов отвечает категорически: «Да хоть в клуб «Каучук»!»

Ей лично это не грозило. У неё самой, что называется, было всё в порядке. Тем более значимо, как поступила она. Осталась с брошенными на произвол судьбы и, судя по всему, обречёнными, с униженными и оскорблёнными. Это — её натура, её суть. И подвиг, свершённый Татьяной Дорониной, не только художественный, гражданский, но и глубоко нравственный, что убедительно раскрыто в книге Г. Орехановой.

Вот как Галина Александровна пишет о судьбоносном моменте в жизни своей героини: «Человек умный, прозорливый, жестоко обманутый в лучших чувствах, она тяжело восприняла разыгравшуюся трагедию… Было очевидно, что те, кто нанёс этот смертельный удар по великому театру, верили, что возрождение невозможно, — слишком неподъёмной была задача. Но Доронина после избрания её художественным руководителем, собрав силы и волю, приступила к воссозданию репертуара родного театра».

Задача в самом деле была неподъёмной. Может быть, только она, истинная подвижница, и могла одолеть её. Ведь начинать приходилось буквально с нуля, на пустом месте, ибо костюмы, декорации, всё, из чего складывались спектакли МХАТ, ночью были увезены «к Ефремову». Как не отчаяться после этого?

Не отчаялась. И теперь, читая страницы этой скрупулёзно обстоятельной и вместе с тем очень эмоциональной книги, вы имеете возможность не только в подробностях представить, но и шаг за шагом пережить, чего это Дорониной стоило, в каких муках и треволнениях возрождался заново столь необходимый России театр. Как она искала режиссёров и сама стала режиссёром. Как проявили себя в экстремальных условиях ветераны Художественного и каким образом находили, воспитывали талантливую актёрскую молодёжь. Чем определялся выбор пьес и что помогло так органично соединить в репертуаре классику с произведениями лучших современных авторов.

Особая ценность и особый интерес книги определяются тем, что создавалась она не «со стороны», а непосредственным участником эпопеи возрождения МХАТ. Заслуги самой Галины Александровны Орехановой здесь весьма значительны, хотя по скромности она о них нигде не говорит. Но ей довелось быть вместе со своей героиней во многих и самых разных, подчас решающих ситуациях, а её вклад в общее дело получил высокую оценку художественного руководителя театра и всего коллектива в целом.

Только один пример. Я благодарен автору книги, что она не забыла рассказать о роли «Правды» в защите МХАТ, когда уже на двенадцатом году его существования под руководством Т.В. Дорониной снова была предпринята массированная попытка уничтожить театр. Факт позорнейший, возмутительный! Но отбить атаку и добиться перелома удалось тогда не только статьёй в «Правде», но и коллективным письмом выдающихся деятелей отечественной культуры.

А кто организовал его? Кто объединил против наглого наскока подписи В.С. Розова и В.Г. Распутина, И.К. Архиповой и Н.Н. Губенко, В.Н. Ганичева и С.Н. Есина, ряд других известнейших и авторитетных имён? Конечно, Галина Ореханова…

Против пошлости, лжи, извращений

К глубочайшему сожалению, тот наскок был далеко не единственным. Книга, о которой идёт речь, воспроизводит панораму творческих исканий и художественного подъёма талантливой труппы под руководством выдающегося мастера. Перед нами и впечатляющие результаты их труда. Но в то же время мы узнаём о коварстве и подлости тех, кто не радуется достижениям МХАТ, а ненавидит их, стремясь любыми способами — умолчанием, ядом несправедливой критики, всякого рода сплетнями и клеветой — отравить атмосферу в русском театре и вокруг него.

И хочется кричать: доколе же, господа? Как не стыдно? Вы, мнящие себя законодателями мод, на самом деле палачи русской сцены, убивающие корневое, самое бесценное и самое плодотворное для нашего искусства.

Автор книги сохранила, собрала и донесла до читателей множество документальных свидетельств острейшей борьбы за реалистический, психологический отечественный театр, против его убийц. Это чрезвычайно важно потому, что ведь борьба не окончена — она продолжается.

Вот высказывание Татьяны Дорониной, относящееся к 1997 году: «В последние десять лет не только не признаётся то, что сделано мной в это время, но вычёркивается всё, что было создано мной в русском искусстве и так или иначе вошло в историю советского театра. И это даёт мне основание полагать, что осуществляется целенаправленное уничтожение не только меня как актрисы, — всё это имеет отношение к тому, что называется «нелюбовью к Отечеству»! Я не хочу сказать, что называю себя определяющим знаком Отечества. Но в какой-то мере я, русская актриса, этим знаком являюсь, и не только потому, что мне удалось привнести некоторые открытия в интерпретации ролей классического русского репертуара…»

А вот что говорил в том же году выдающийся русский, советский драматург Виктор Сергеевич Розов: «Было у нас всех за душой нечто такое, что старались не терять, не забывать, не продавать. А ведь многое из того, чем дорожили некогда, сегодня бездумно забываем, теряем, даже стыдимся. Что-то с нами случилось… Вот смотрю, как Доронина играет Гурмыжскую. Огромная, великолепная актриса. Но ведь её просто затоптали в последнее время. За что? Во имя чего? Причина тому — определённые политические взгляды на нашу действительность, которые кое-кому затуманили мозги… Художника немыслимо судить за его гражданские убеждения. Это просто позор… Они ведь в конечном итоге стремятся уничтожить не убеждения, но прежде всего самого творца».

Уничтожить не удалось. Читая книгу, мы узнаём, что за прошедшие годы создан репертуар МХАТ имени М. Горького из 87 спектаклей, 49 из которых сегодня в афише театра. Это русская и зарубежная классика, лучшая драматургия советского времени, талантливые авторы современности, русские и зарубежные, это интересная, добротная режиссура, живопись, музыка, пластическое искусство русской сцены. И человек приходит сюда потому, что хочет оставаться человеком — мечтающим, одухотворённым.

Значит, Доронина победила! А главный секрет её победы — в верности заветам основоположников Художественного театра, чему автор книги правомерно уделяет особое внимание. «Театр — не праздная забава, не приятная побрякушка, но большое и культурное дело», — утверждал К.С. Станиславский. И он же предупреждал, что «театр может с той же силой принести большой вред обществу, раз с его подмостков будут показывать только пошлость, ложь и предрассудок».

Согласитесь, этого нынче слишком много. Миссия театра Дорониной, которую он несёт высоко, — противостоять пошлости и лжи, тотальному извращению духа отечественной культуры.


Опубликовано в газете "Правда" №34 (30096) 1—2 апреля 2014 года
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 0%BE%D0%B9


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Вт апр 15, 2014 10:01 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Особая ответственность народных представителей
Автор Николай КОЖАНОВ. Виктор КОЖЕМЯКО

Так совпало, что день работы этого пленума был освещён одновременно памятью величайшего события советской эпохи, каким стал прорыв первого человека в космос, и знаменательным свершением сегодняшней истории — воссоединением Крыма и Севастополя с Россией. Открывая пленарное заседание, Председатель ЦК КПРФ Г.А. ЗЮГАНОВ напомнил, что в такой же солнечный весенний день апреля 1961 года русский парень, советский офицер, коммунист Юрий Гагарин осуществил свой легендарный полёт, потрясший всё человечество. Вслед за исторической Победой 1945-го Советская страна, руководимая Коммунистической партией, доказала, что она может быть первой и в мирном соревновании.

А ныне КПРФ всей своей политикой, всей борьбой за минувшее двадцатилетие существенно способствовала объединительному процессу русского народа. И лидер нашей партии под бурные аплодисменты приветствовал на пленуме делегацию коммунистов Крыма и Севастополя, вливающихся в боевые ряды КПРФ. Необыкновенный подъём царил в зале, когда Геннадий Андреевич вручал партийные билеты членам делегации. Это подъём патриотизма, неотделимого от главного для нас — борьбы за достойную жизнь трудящихся, за социализм.

Побеждать можем и должны

На переднем крае нашей борьбы — народные избранники-коммунисты, депутатский корпус КПРФ, составляющий сейчас на всех уровнях почти 10 тысяч человек. У него за последние годы немало значительных достижений. С ними неразрывно связана и недавняя блестящая победа, которую одержал на выборах мэра Новосибирска Анатолий Евгеньевич Локоть — первый секретарь обкома КПРФ. Радость эта тоже с самого начала определила настроение пленума, и правомерно, что именно ему, герою дня, первым было предоставлено слово в прениях.

От лица новосибирцев А.Е. Локоть поздравил всех с общепартийной победой. Потому что это было общепартийное решение — идти на выборы мэра третьего по численности населения города страны. И работала на победу так или иначе вся партия.

А ведь условия избирательной кампании были не только неравными. Наши противники постарались, чтобы она приняла откровенно криминальный характер. В такой обстановке особенно важны были стойкость, мужество коммунистов и та поддержка, которую оказал сибирякам Центральный Комитет партии. Большую роль, в частности, сыграла группа депутатов Госдумы от КПРФ, направленная в регион.

Спрашивают, какие новые технологические приёмы использованы в ходе этих выборов. Они были, как, впрочем, были и ошибки. Но главное, подчеркнул выступавший, в том, что победа стала результатом всей предшествующей работы коммунистов области, обеспечившей здесь заметный рост авторитета КПРФ. Не случайно же в областном Законодательном собрании фракция коммунистов одна из наиболее многочисленных — 18 человек. Не случайно и то, что оппозиционные силы подписали соглашение в пользу единого кандидата и стал им коммунист.

— А теперь, — заявил с трибуны Анатолий Евгеньевич, — у нас не менее сложная задача. Мы должны доказать, что умеем не только бороться и побеждать на выборах, но и управлять большим хозяйством, успешно решать экономические и социальные проблемы.

Заметим, что во время труднейшей избирательной кампании А.Е. Локоть нашёл время и силы, чтобы поехать в Крым для поддержки товарищей. И одно из первых поздравлений с победой он получил именно оттуда. В аплодисментах зала тонет его предложение, чтобы Новосибирск и Севастополь стали городами-побратимами: взаимопомощь необходима сегодня как никогда!

Ответный привет — из Республики Крым — передаёт участникам пленума первый секретарь Крымского рескома партии О.А. Соломахин. Он напоминает, что 70 лет назад, 8 апреля, освобождением города Армянска началось освобождение крымской земли от немецко-фашистских захватчиков, завершившееся 12 мая. Мы впервые после долгого перерыва празднуем славные исторические даты вместе. Тщетны попытки умалить роль в этом коммунистов Крыма и Украины. Конкретные примеры большой и многообразной работы, звучащие с трибуны, убедительно говорят сами за себя.

— Тяжело было, — сказал оратор, — но мы знали: дор`оги назад нет, нас спасёт только референдум. И мы благодарны российским депутатам-коммунистам, которые в труднейший момент прибыли из Москвы поддержать нас.

Вместе с тем, радуясь воссоединению с Россией, крымские коммунисты сознают, что произошёл сегодня переход из одного олигархического государства в другое. Крым сейчас вовсе не тот, что был в советское время. Поэтому борьба наша не закончилась, а только начинается.

Эту тему продолжил первый секретарь Севастопольского горкома партии В.М. Пархоменко. Сначала он привёл поразительную подробность: оказывается, его отец и отец Г.А. Зюганова где-то неподалёку друг от друга сражались за Севастополь, штурмовали Сапун-гору, и в этом, безусловно, есть нечто символическое. Но поучителен не только великий опыт советского времени — поучительны для всех нас и горькие уроки нынешней украинской трагедии. Как получилось, что некогда цветущая и богатая советская республика дошла до жизни такой? У одного из чиновников Януковича нашли в кабинете «батон хлеба» — из чистого золота! А в то же время пенсионеру приходится откладывать по копейке, чтобы купить простой батон. Ведь пенсия-то всего около 100 долларов, из которых половину надо выложить за лекарства, а другую половину — за жильё. И как при этом существовать?

На таком фоне пребывал фасад украинской государственности, весьма похожий на российский фасад. Вывод: каким бы внешне кому-то он ни казался, обязательно рухнет, если построен на несчастьях трудового народа. Нашу работу никто за нас не сделает. История рано или поздно обязательно призывает коммунистов, как вновь показала это ситуация на Украине. Вот и в России единственная политическая сила, способная перевести буржуазную революцию в социалистическую, — это Коммунистическая партия. Именно поэтому важны глубокий коллективный анализ украинских уроков, стратегические и тактические выводы из того, что здесь произошло и продолжает происходить.

Чтобы учиться друг у друга

С рассказа о недавнем форуме депутатов Приволжского федерального округа, избранных при поддержке КПРФ, начал своё выступление второй секретарь Нижегородского обкома партии, заместитель председателя областного Законодательного собрания и руководитель фракции коммунистов в нём В.И. Егоров. По его мнению, работа этого форума была очень плодотворной. Создан Координационный совет для дальнейшего взаимодействия депутатов округа. Стала очевидной также необходимость регулярных депутатских контактов в масштабах не только одного региона, но и всей страны. Есть для этого электронные адреса, и обмен опытом может быть отлажен гораздо лучше.

Выступавший поставил вопрос о том, чтобы больше и ярче пропагандировать работу депутатов. Говорилось, какими способами следует добиваться принятия законопроекта. Сама власть политизирует работу в законодательных органах, и многие законопроекты отклоняются именно по политическим мотивам. Логика политической борьбы вынуждает коммунистов рассматривать депутатскую деятельность прежде всего как агитационный ресурс партии, а текст законопроекта — как агитационный материал.

Помогает прорвать информационную блокаду ведущаяся коммунистами в Законодательном собрании видеосъёмка. Её материалы с необходимыми комментариями размещаются в Интернете. Всё шире используются гражданские законодательные инициативы и депутатские расследования.

Много интересного есть в практике работы депутатов-коммунистов столицы, о чём говорил руководитель фракции КПРФ в Московской городской думе А.Е. Клычков. Но есть и немало проблем. Одна из них — усиленное давление власти на муниципальных депутатов, которым необходимы постоянная помощь и поддержка. Предложение Центральному Комитету: создать специальный сайт или интернет-ресурс для оперативного освещения депутатских инициатив в регионах и опыта их продвижения.

В Москве никогда не было побед коммунистов в одномандатных округах. Но сейчас, убеждён товарищ Клычков, такие победы могут быть достигнуты. Раз в неделю или в две недели на площадке Мосгордумы проводятся «круглые столы» по самым актуальным проблемам, куда приглашаются городские чиновники. Таким образом заранее прорабатываются основополагающие программные положения, с которыми коммунисты пойдут на выборы. Очень хорошо и то, что в столице коммунистами создано около 160 инициативных групп. Не все их члены состоят в партии. Удалось собрать и объединить самых разных людей «по интересам» («гаражники», обманутые дольщики, молодые матери и т.д.), а в результате заметно повышается партийный потенциал.

Важнейшее направление работы — письма. За четыре с половиной года получено и обработано почти 32 тысячи обращений в адрес депутатов Мосгордумы от КПРФ. На треть писем добились положительных ответов. Так что к их авторам уже сейчас можно обращаться как к нашим потенциальным избирателям.

Надо усиливать влияние на интернет-сообщество, приходя к этим людям через привычные им средства и говоря на понятном для них языке.

Нужен депутатский контроль

О насущных проблемах, требующих внимания всей депутатской вертикали, говорил с трибуны пленума первый секретарь Якутского рескома КПРФ, заместитель председателя Госсовета республики В.Н. Губарев. Сегодня фракции коммунистов действуют в 10 районах Якутии, 5 человек входят в состав Государственного совета. Надёжная опора в их работе — многочисленные сторонники партии. Это их общими усилиями создано и действует общественное движение «Защита прав граждан и народный контроль». А контроль сегодня крайне необходим. Вот выставлена на продажу компания «Алроса». Надо позаботиться о том, чтобы миллиарды от её продажи пошли действительно, как обещано, на нужды народа, аварийное жильё, а не разошлись по карманам чиновников.

Очень много принимается в последнее время важных решений, связанных с проблемами Севера и Дальнего Востока, Севморпути. Всё это хорошо, но вот только в реальности жить на Севере становится всё тяжелее, а многие принятые решения не имеют финансовой подпитки. В Якутии, например, в арктической зоне с 1990 года население уменьшилось на 61 процент.

Тревожит людей и то, как бы за решениями и планами по поводу «территорий опережающего развития» не были забыты другие районы. История хранит память о том, как богатства народа отдавались на разграбление иностранным концессиям, с бесчеловечными условиями труда и быта, 20-часовым рабочим днём… Нельзя оставлять без депутатского вмешательства и контроля ситуацию, когда в массовом порядке продолжают закрываться в северных поселениях школы и медицинские учреждения.

С интересом было выслушано участниками пленума выступление секретаря крайкома партии, члена ЦКРК КПРФ, заместителя председателя Ставропольской краевой думы В.И. Лозового. И действительно, здесь, как говорится, было что партийцам намотать на ус. Вот какую систему подготовки актива представил он аудитории. За каждым депутатом — 10 партийных организаций края. Идёт постоянная учёба. Активисты проходят подготовку на районных, кустовых семинарах-совещаниях, причём с участием соседей из Северной Осетии, Калмыкии, Ростовской области. И когда приходит пора выборов, активисты в роли наблюдателей со знанием дела идут на помощь товарищам и в соседние регионы, не давая воли разного рода фальсификаторам.

Хорошо поставленная учёба благотворно сказывается на росте партийных рядов. В минувшем году краевая парторганизация пополнилась 450 коммунистами, в первом квартале нынешнего года в партию вступили ещё 147 новых бойцов. Юбилейный призыв набирает обороты.

Быть в гуще масс, жить интересами людей труда. Эти проверенные временем принципы партийной работы взяла за основу первый секретарь Тюменского обкома КПРФ, заместитель председателя областной Думы по социальным вопросам Т.Н. Казанцева. Три депутата составляют фракцию коммунистов в Думе, 16 депутатов действуют в муниципальных советах. Значит, приходится пока работать не столько числом, сколько умением. Этим и руководствуются Тамара Николаевна и её соратники. В приёмной депутата постоянно много людей с их заботами, нуждами, сомнениями. Очень полезны регулярные поездки по региону. Беседы, встречи, хлопоты о ветеранах труда, «детях войны» находят живой отклик в душах людей. В поселениях создаются новые партийные ячейки. На местных выборах там, где хорошо поработали депутаты, их актив, кандидаты от КПРФ обретают массовую поддержку избирателей. В ряде случаев — до 50 и даже 75 процентов голосов.

Разветвлённая вертикаль

О том, как работает разветвлённая депутатская вертикаль в Подмосковье, обстоятельно рассказал секретарь Московского обкома партии, первый заместитель председателя координационного совета депутатов-коммунистов области А.А. Наумов. Нынешний пленум, отметил он, можно было бы даже назвать так: «Вся власть Советам!» Сила коммунистов — депутатов всех уровней в столичной области довольно солидная: 6 депутатов Госдумы, 11 человек — в областном законодательном органе. Влиятельные позиции у коммунистов и в муниципальных советах, где, кстати, их зачастую поддерживают более ста депутатов, придерживающихся взглядов, близких к КПРФ.

Как и в любом деле, в работе депутатской вертикали «кадры решают всё». Подбор и подготовка людей, тесная координация действий на всех уровнях позволяют поставить и решить немало вопросов в социальной сфере, ЖКХ, работе Общественной палаты. Решён вопрос о Знамени Победы, которое будет развеваться по всей области 9 Мая.

Между тем впереди новая избирательная кампания, в которой предстоит избрать 179 глав поселений и 230 депутатов. Очень важно, чтобы наши депутаты и кандидаты были узнаваемы в народе, чтобы избиратели видели их на протестных акциях, в конкретных делах. Так утверждается депутатский авторитет, который и является прочным залогом успеха.

Координацию усилий депутатской вертикали успешно осуществляют и коммунисты Санкт-Петербурга. Руководитель фракции КПРФ в Законодательном собрании города В.Я. Дмитриев отметил, что такая работа ведётся в городе ещё с 2007 года, накоплен немалый опыт. Совет протестных действий активно работает и с обманутыми дольщиками, и с «гаражниками», и с защитниками зелёных насаждений, с землячествами.

Объединение усилий приносит результат. Так, удалось добиться моратория на необоснованный снос гаражей, сохранить Военно-медицинскую академию, санаторий «Петродворец», многие школы, детские сады, зелёные зоны. Был, в частности, решён вопрос с жильём для без малого 400 человек, обитавших в обречённом на снос общежитии. Но многое ещё предстоит сделать, за многое побороться, и накопленный опыт позволяет надеяться, что эта борьба будет не напрасной.

Множить силы партии

Важную и острую тему поднял первый секретарь Рязанского обкома КПРФ, депутат Госдумы В.Н. Федоткин. Содействуя решению тех или иных хозяйственных вопросов, заметил он, не следует упускать из виду вопросы политические, особенно главную задачу — всемерно укреплять ряды партии и приближать нашу победу. В минувшем году областное отделение КПРФ приняло в свои ряды пополнение, составляющее 11 процентов численности всей организации. Но чтобы только возместить потери, требовалось набрать 15 процентов.

Рост рядов остаётся труднорешаемой проблемой, хотя партийные комитеты, комсомол стараются наращивать работу с молодёжью. Все мы рады блестящей победе Анатолия Локотя в Новосибирске, сказал выступавший, но это не даёт нам повода для благодушия. Впереди — серьёзная борьба. Довести численность партии до 500 тысяч бойцов — вот это было бы для нас достойным ориентиром! Тем более что это число партия уже имела.

Вопрос, поставленный лидером рязанских коммунистов, нашёл прямой отклик в выступлении первого секретаря Балашовского райкома партии (Саратовская область), депутата районного собрания В.П. Волкова. Противостоять сегодня произволу, огромным деньгам и административному ресурсу властей, преодолевать неверие и безразличие немалой части населения, подчеркнул он, мы можем только сильной организацией при всемерной поддержке наших сторонников и союзников. Других вариантов нет. Положение осложняется ещё и тем, что старшее поколение уходит, а молодое далеко не всегда в состоянии достойно занять его место. Причин тому немало, в том числе и материального характера. Уволили, например, с работы молодую женщину, секретаря одной из первичек, а вот отстоять её или помочь с трудоустройством стало для нас проблемой. Или ещё. Приходят на смену ветеранам молодые, полные энергии ребята, возглавляют партийные комитеты, но тут же встаёт проблема с заработной платой. Эти вопросы также нуждаются в решении.

Поделился секретарь райкома и опытом работы созданной по инициативе коммунистов ассоциации 29 общественных организаций города и района. С созданным ими общественным народным советом вынуждены серьёзно считаться местные власти. А это позволило решить некоторые острые проблемы, в том числе и экологические. Закрыт наконец, к примеру, местный спиртзавод, отравлявший воду и воздух во всей округе.

В. Волков призвал к объединению усилий региональных отделений КПРФ в борьбе против разработок в центре чернозёмных областей России медно-никелевых месторождений, что может нанести непоправимый ущерб природе и населению этих мест.

Где искать «пятую колонну»

Основные направления борьбы депутатов-коммунистов Псковской области стали темой выступления первого секретаря обкома партии, руководителя фракции КПРФ в областном Собрании депутатов А.А. Рогова. Он подчеркнул идеологическое содержание этой борьбы.

Вот, например, «единороссы» подготовили проект заявления в связи с событиями на Украине. Но к чему свелось оно? К поддержке В.В. Путина — и всё. А где же осуждение сноса памятников Ленину в Киеве и других украинских городах? Где отношение к запрету русского языка, к погрому Компартии Украины? Грудью встали псковские коммунисты за свой проект — и отстояли его.

Между тем позиция местных «единороссов» в данном случае вовсе не случайна. Ведь когда в 2009 году пришла к власти в Пскове нынешняя питерская команда Турчака, одним из первых публичных заявлений о том, что необходимо сделать, от них последовало: снести памятник Ленину в областном центре, а площадь Ленина переименовать.

А на муниципальных выборах 2012 года в 24 районах области сняли кандидатов от КПРФ. Что это — попытка фактического запрета партии?

А когда коммунисты настаивают на широком праздновании Дня русского языка, который утверждён уже и указом президента, они сталкиваются с глухим противодействием власти.

Путин впервые сказал недавно о «пятой колонне». Но не представляют ли эту колонну люди самой власти — на псковской земле, например, тот же губернатор Турчак и его команда?

Многие в области считают, что такой вопрос отнюдь не риторический…

* * *

С большим вниманием участниками пленума было выслушано заключительное слово лидера партии Г.А. Зюганова, настраивающее на последовательную и упорную борьбу за выполнение принятых решений. Смена политического и социально-экономического курса в стране остаётся для КПРФ первоочередной задачей. Её осуществлению будут подчинены главные усилия партии. Ответственность в этом депутатов-коммунистов всех уровней, подлинных народных представителей, выражающих и отстаивающих интересы трудящихся, особенно велика.

Опубликовано в газете "Правда" №40 (30102) 15—16 апреля 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 0%B5%D0%B9


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн апр 28, 2014 9:52 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Сколько же можно бежать на месте?
Автор Евгений КОЗЛОВСКИЙ.

Легендарный советский министр Евгений КОЗЛОВСКИЙ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

В слове «легендарный» по отношению к этому человеку нет ни капли преувеличения. А сделали таковым Евгения Александровича Козловского его поистине выдающиеся заслуги перед Родиной, огромный вклад в развитие геологии — одной из важнейших отраслей народного хозяйства в Советской державе.

Он был министром геологии СССР с 1975 по 1989 год. И за эти 14 лет страна обогатилась целым рядом крупных открытий полезных ископаемых, необходимых для дальнейшего подъёма экономики. Наш минерально-сырьевой потенциал возрос тогда вдвое!

Все многочисленные награды и почётные звания, которых удостоен Евгений Александрович, даже не берусь перечислять. Отмечу только, что он лауреат Ленинской и Государственных премий СССР, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, а за последнее время стал также лауреатом премии «Человек года» в номинации «Наука» и премии «Легенда горной промышленности».

Общественные награды последних лет (именно общественные — Почётную грамоту от президента Д.А. Медведева в 2011 году, как известно, он не принял) присуждены отнюдь не за прошлое. Козловский с необычными для его возраста активностью и плодотворностью трудится и сегодня. Доктор технических наук, профессор Российского государственного геологоразведочного университета имени С. Орджоникидзе, директор Института геолого-экономических проблем, вице-президент Российской академии естественных наук, член Высшего горного совета России — всё это подтверждается каждодневной напряжённой работой.

Одна за другой выходят его книги, среди которых стоит выделить фундаментальный труд «Уроки Великой войны. Геология и национальная безопасность». Публикуются острые аналитические статьи, ярко выражающие не только профессиональную, научную, но и гражданскую позицию автора. По моему ощущению, главное, что им движет, — это боль за родную страну и стремление всеми силами помочь ей выйти из труднейшего положения, в котором она оказалась по воле так называемых реформаторов.

Об этом больше всего говорил он в нашей беседе, опубликованной 2 марта 2012 года под заголовком «Безопасность в опасности». Прошло время.

Я знал, что 7 мая 2014-го ему исполнится 85. Предложил ещё раз побеседовать для «Правды», и он согласился.

Однако разговор у нас получился совсем не юбилейный.

Война, Победа и путь от рабочего до министра

— Дата вашего дня рождения, Евгений Александрович, почти совпадает с Днём Победы. По возрасту вас надо отнести к поколению «детей войны», и вместе с тем вы её участник…

— Да, подростком был в партизанском отряде, в Белоруссии. Там, можно сказать, прошёл первую свою школу.

Война весь советский народ испытывала на излом, но мы выдержали. Хотя потери, конечно, тяжкие. Шестерых моих родственников фашисты расстреляли или живыми закопали в землю, повешен дядя — тоже партизан, погиб на фронте отец. Во мне партизанская борьба, когда не было ничего важнее в жизни, чем победа над страшным врагом, воспитывала характер.

— Вы поступили в Минское артиллерийское училище, потому что сперва решили стать военным?

— Это само собой разумеется. Поступил под влиянием той же войны. И в училище всё у меня складывалось хорошо: сержант, старший сержант, старшина. Окончил с серебряной медалью, но в академию не пошёл. К тому времени в стране развернулся небывалый размах созидательных работ, и меня повлекла к себе геология. Стал студентом Московского геологоразведочного института, который окончил в 1953 году.

— И сразу — на Дальний Восток. Буровым мастером, то есть фактически рабочим. Нынешних молодых, если они сталкиваются с биографиями выдающихся командиров советского производства, сильно озадачивает этот типичный тогда путь от рабочего до министра. Как это — без протекции, без удачных родственных связей?

— А вот так. Вы правы: путь был типичным. Поэтому если и обо мне говорить, дорога от рабочего до министра была определена советской системой подготовки, воспитания и выдвижения кадров. В ходе работы тщательно изучался каждый человек. Как говорится, по его деловым и моральным качествам.

Ошибки, конечно, бывали, не без этого. Но всё-таки надо признать, что в основном система действовала. Шла «отбраковка» тех, кого нельзя было допускать во власть. И это правильно, некоторым обязательно и вовремя следует преградить путь к власти. Преградить категорически! Иначе мы ведь насмотрелись за последние годы, что бывает: все эти сердюковы, скрынники и несть им числа…

Власть в моём понимании — это бескорыстное служение Отечеству, а не обворовывание его. Есть разница?

Развития как не было, так и нет

— Мы с вами, Евгений Александрович, беседовали два с лишним года назад — перед президентскими выборами 2012-го. Тогда в газетах печатались программные статьи В.В. Путина, которые после выборов вылились в так называемые майские указы президента. По главным направлениям предстоящего развития страны, и основной целью ставилось именно развитие. Что вы могли бы сказать о результатах два года спустя?

— Развития как не было, так и нет. Горько сознавать, но это итог не двухлетний, а за все последние 23 года. Ведь мы до сих пор даже не достигли советского уровня 1989—1990 годов, предшествовавших развалу! И всё это время я одно и то же долдоню нашему «дорогому» в кавычках правительству. У меня к моему 75-летию собрался толстый том статей, выступлений и обращений на очень злободневные темы. Затем ещё один такой же — к 80-летию, и вот теперь, пожалуйста, вышел третий том. Но главное в них одно.

— Что же это, если коротко сказать? О чём «долдоните»?

— Смысл моих обращений к власти такой: задумайтесь в конце концов, что вы делаете! Время идёт, и вроде бы что-то в экономике происходит. Но именно «вроде бы». Поневоле возникает ассоциация с бегом на месте. Нет движения вперёд!

— Хотя времени минуло уже немало. За двадцать советских лет после Гражданской войны сколько было сделано в стране, как много построено, какие совсем новые отрасли созданы…

— Совершенно верно. Я об этом постоянно и говорю. Три неполные предвоенные пятилетки страну преобразили неузнаваемо. Цифры известны, но каждый раз обращение к ним потрясает. Ведь было построено 9 тысяч новых современных предприятий, и, преодолев былую технико-экономическую отсталость, Советский Союз увеличил выпуск промышленной продукции в 6,5 раза, а средств производства — в 10 раз. Доля СССР в мировом производстве составила 10 процентов (а доля царской России до революции была 3—4 процента).

Оговорюсь, что США для такого роста потребовалось в своё время более 40 лет. То есть у нас свой уникальный, гигантский опыт, так давайте к нему обратимся, а не будем искать хорошее только где-то на стороне.

— Важная мысль. Однако возможно ли это при прочно установившейся и всемерно внедряемой уже четверть века идеологии оголтелого антисоветизма? То президент заявит, что, кроме галош для Африки, в советское время на экспорт ничего не производилось. То вдруг он же «откроет», будто в Советском Союзе не было мясного животноводства…

— Абсурда, к сожалению, хватает. В первую очередь, я считаю, власти сегодня необходим объективный глубокий анализ того, что было и к чему пришли. Подчёркиваю: объективный, правдивый, честный.

— Власть его избегает?

— На мой взгляд, безусловно. Я сейчас заканчиваю ещё одну очень серьёзную работу, которая займёт, наверное, более 600 страниц. Называется так: «Минерально-сырьевые ресурсы мира и России».

— Сравнительный анализ?

— Да. Там есть даже раздел «Экономика мира их глазами». То есть их же собственные рассуждения об их экономике. А вывод, относящийся к нашей стране, следующий: мы за последние десятилетия серьёзно заблудились. И надо где-то остановиться, оглядеться, чтобы выйти из леса. Собрать все мозги лучшие и объективно определить, где мы находимся.

Власть увиливает от этой прямой оценки. Всё как-то вокруг да около: туманная игра словами и цифрами, создание видимости чего-то… Между тем думающие люди есть. Беда в том, что их не слышат.

— Точнее, наверное, надо сказать несколько иначе: не хотят слышать. Это относится и к вашим работам, и к программам, которые предлагает КПРФ…

— Однако реальный выход, подчеркну, лишь в том, чтобы на основе объективного анализа ситуации, в которую мы попали, менять курс. Конкретно определить, что для этого прежде всего необходимо сделать и как сделать. И вот тут возникает вопрос: а есть ли ресурсы для нашего движения вперёд?

О ресурсах и отношении к ним

— Как вы сами на этот поставленный вопрос отвечаете?

— Давайте вместе подумаем. Более двадцати лет мы живём за счёт минерально-сырьевой базы. Она в экономике страны составляет почти 80 процентов. То есть мы нещадно уничтожаем это драгоценное своё достояние, не думая о будущих поколениях. Причём совершено самое недопустимое из того, чем только можно было навредить своей стране: подорвана система стратегического исследования недр, созданная огромным трудом предшествующих поколений, начиная ещё с Петра Первого.

Эта система веками постепенно вырабатывалась. И вдруг кому-то показалось, что в Америке она лучше, хотя условия там совершенно другие и живут они при помощи силы оружия за счёт использования минерально-сырьевых ресурсов чуть ли не всего мира…

Да, к величайшему сожалению, у нас оказалась разрушенной государственная система исследования недр, существовавшая и прекрасно действовавшая в СССР. Она предусматривала стратегическое решение проблем, для чего существовали головные институты, обеспечивавшие научный задел, который затем подтверждался и реализовывался научно-производственными объединениями. И это — в каждой республике, в каждом регионе.

— А как же было допущено и как пошло разрушение системы?

— Ликвидировали прежде всего Министерство геологии, которое, прямо скажу, было одним из основополагающих в СССР. Началось же с заявления Гайдара, который вдруг ошарашил: «Геология? Я такую отрасль не знаю».

— Потрясающе!

— Поверьте, было сказано именно так. И невежество этого человека или, может быть, нечто ещё хуже повлекло за собой тотальную переоценку дел в геологии да и самой роли её, подрыв всей нашей чётко отлаженной службы.

У нас было большое хозяйство, которое мгновенно оказалось приватизировано невесть кем и ради чего. И тут же начался массовый отток кадров. Геология в советское время недостатка в кадрах никогда не испытывала. Профессия геолога была колоссально привлекательной.

— Ещё бы! Почётной была, считалась романтической. Сколько песен про неё было создано, стихов, повестей и фильмов, какие замечательные художники посвятили геологам свои талантливые картины…

— Всё верно. А тут вдруг — полный обвал. И повернулось так, что никто не хочет идти в геологию. Зачем, если гораздо легче можно получить базарные деньги?

Беда ещё вот в чём. Многие работающие в отрасли не понимали того, что происходит. А произошло ведь ужасное. Вот я поставлю вопрос: сколько в разных странах государство получает с каждой тонны добытой нефти? И для примера скажу: в Норвегии около 80 процентов нефтяной прибыли идёт государству, в Анголе, с которой я хорошо знаком, — 75, в Соединённых Штатах — примерно 65, в Объединённых Арабских Эмиратах — почти 80. А в сегодняшней России сколько, как вы думаете?

— Не представляю.

— Да большинству в стране это неведомо. Всего 34 процента достаётся государству!

— А остальное?

— В карман частным дельцам. По этой злой цифре можно судить о масштабе нынешних «воров-карманников» в нашей стране. К тому же учтите, что они делятся с людьми во власти. А это приводит к параличу ответственности служителей государства, то есть в конечном счёте морально разлагает его. Могу сказать, например: сегодня вы не сможете заключить договор на проведение научно-исследовательских работ, если не обеспечите так называемый откат. Ну и много чего ещё происходит в том же роде, что абсолютно немыслимо было в советское время.

Надо сознавать, что, вырастив такую растлевающую коррупционную систему, никакое политическое решение невозможно сполна претворить в жизнь. С этим напрямую связано и невероятное озлобление людей. Разве то, чем вызвано было начало трагических событий на Украине, является новостью здесь, в России? Да у нас творится то же самое, и дело лишь в том, до каких пор народ сможет такое терпеть.

Вот я читаю сейчас письмо, которое мне передали с Украины. Пишет человек, имеющий отношение к геологии. Факты приводит вопиющие. А я вижу, что и у нас их не меньше. Так что власть российская играет с огнём, не противостоя всему этому с должной решительностью, твёрдостью и настойчивостью.

Конечно, чтобы одолеть зло, достигшее такого размаха, надо обладать гигантской ответственностью и силой воли. Иначе в столь гнилом мире ничего не изменишь. И это хорошо видно на положении в моей родной отрасли за все последние годы.

Например, долго сидел во главе министерства природных ресурсов Трутнев. А что сделано? Есть ли хоть какие-то перемены к лучшему? Нет. И я ни разу не слышал ни одного его серьёзного выступления по делам и проблемам, требующим решения. Причина, по-моему, в том, что человек внутренне пуст. Но ему на столько лет доверили такой ответственный участок работы! А отсюда пошёл на другой, не менее ответственный: министром по развитию Дальнего Востока. Но можно ли и там чего-то дельного ждать от него? Считаю, это бесполезно.

Власть не видит и не слышит

— Вы ведь хорошо знаете Дальний Восток, много лет работали там. А советуются с вами по каким-то кардинальным вопросам его развития?

— Нет. Да и по другим вопросам — тоже. Я уж перестал ходить на некоторые совещания, куда приглашают, казалось бы, для дела, а фактически — для трёпа, для пустого времяпровождения. «Мы собирались, мы обсуждали…» Ну собрались — и разошлись. А толк какой? Потерянное время. Что в Думе, что в Совете Федерации, да и в других инстанциях.

Между тем проблемы есть буквально кричащие. О них не болтать надо, а основательно прорабатывать способы решения и как можно скорее принимать реальные меры. Возьмём ту же зону Дальнего Востока. Тянут трубопроводы. Но дело в том, что ведь эти трубопроводы — ни газовый, ни нефтяной — не обеспечены серьёзными запасами сырья. Обеспеченность нефтепровода сегодня всего на 12 лет, а предусмотрен он на 30. Чем же заполнять?

Решают взять нефть из месторождения в Тюмени. В прошлом году раскупорили последнее месторождение там. И оттуда три с половиной тысячи километров надо тянуть трубопровод, чтобы заполнить экспортную трубу. А потом опять вопрос: продать-то можно, только ведь развитие самого этого огромного края невозможно без нефти и газа!

— Государственный подход вроде бы именно заботу об этом подсказывает.

— Вот и задумываешься поневоле: а кто же они, эти люди, сидящие ныне во власти? Чем на самом деле озабочены? Что у них в голове на самом деле? Можно ли с ними вести деловой разговор? Я думаю, не заинтересованы они в нём. Отсюда и окружение до крайности некомпетентное. Произошла же горькая шутка с нами, когда руководителем в Роснедра назначили… ветеринарного врача!

— Неужели?

— Конечно. И восемь лет управлял. Ещё повезло нам в том смысле, что человек оказался достаточно порядочный, сохранивший заряд советского воспитания. Так он хоть с должным уважением к геологам относился. Но само-то по себе — геологией управляет ветеринарный врач — куда это годится?

— Какое управление, такие и результаты? Я вот заглянул на днях во второе издание весьма поучительной книги — «Министры советской эпохи». Есть там рассказ о министре Е.А. Козловском. Выписал, в частности, следующее:

«За период его пребывания на посту министра геологии СССР произошли существенные изменения. В 12-й пятилетке (по сравнению с 8-й) прирост запасов по всем видам минерального сырья вырос в два раза; объём геологоразведочных работ в 3,8 раза, при этом за счёт капвложений в 7,1 раза; объём бурения на нефть и газ в 2,6 раза; строительно-монтажные работы в 4,8; временное строительство и обустройство в 5,1 раза; реализация промышленной продукции в 3,7; основные производственные фонды увеличились в 4,5 раза».

Сухие цифры, даже без комментариев, говорят о многом! А может ли сегодня предъявить нечто подобное хоть один российский министр?

— Мне кажется, у них изначально совсем иная психология. Он приходит на должность, сознавая, что это время отведено ему для максимального обустройства личных дел. Он чувствует атмосферу вокруг и ею руководствуется: обогащайся! А всё остальное — на втором или третьем плане…

— Вы очень точно сказали про атмосферу. Она, судя по всему, и определяет психологию.

— Недавно записывали мои воспоминания для Главной научной библиотеки МГУ. Спрашивают: а как оплачивался труд геологов? Отвечаю: неплохо, но не больше того. Однако за всё время моей работы я не помню случая, чтобы кто-то ко мне пришёл и сказал: маловат оклад, надо бы прибавить. Некрасивым считалось. А сейчас даже такого понятия не существует.

Приходится ныне молодым объяснять, что реально были у людей такие движущие мотивы, как сознание своего высокого предназначения, причастности к великому делу, и ещё, что немаловажно, был коллектив. Спаянный и нацеленный на общую большую задачу. Руководитель же в те времена всегда находился на виду, и потому каждый его шаг оценивался людьми.

Вернусь к оплате. У меня как у министра оклад был 700 рублей (позднее Косыгин поднял до 800), а у бурового мастера в Тюмени — 10 тысяч. И это правильно, справедливо. Условия труда у него такие.

— Согласитесь, особенно не хватает сегодня справедливости, что сказывается буквально на всём.

— Согласен. Вспухли, скажем, со своими огромными деньгами эти газовые и нефтяные короли, а все, кто в отрасли работает, для них просто быдло, рабы. Их и за людей не считают. Могут выгнать в любой момент. А это, знаете ли, добивает производственный процесс.

— Капитализм добивает?

— Конечно. Не стимулирует человека сознание, что он работает для пополнения чьего-то денежного мешка, а не во имя всего народа и своего государства.

Речь идёт о необходимости кардинальной смены социально-экономического курса, о коренной смене идеологии. Именно в сторону социальной справедливости. Иначе будет у нас свой Майдан, а то и что-нибудь похуже.

— Власть не понимает этого?

— Есть какая-то зашоренность. Вы верно говорили: не хотят видеть в нашем советском прошлом ничего хорошего. Я вам приведу пример из своего письма президенту Д.А. Медведеву от 11 апреля 2011 года. Пришлось тогда существенно его поправить в одном возмутившем меня утверждении. Вот послушайте:

«Кстати, я пользуюсь случаем, чтобы напомнить вам, что «сырьевая экономика» зародилась не в советское время, как вы уверяете, а именно в годы так называемой перестройки. Вы подчеркнули: «Зависимость нашей экономики от сырья возникла не в то время, когда Путин был президентом, а уже 40 лет назад. Чтобы это изменить, требуется длительное время». Так вот, 40 лет назад (в 1970 г.) доля топливно-энергетических товаров в структуре экспорта СССР составляла 15,7%. Эти же товары в структуре российского экспорта в 2008 г. составляли 67,8% (!). Но дело в том, что в те времена экспорт машин и оборудования составлял 21,5% (в 2008 г. — 4,9%), продовольствия и сельскохозяйственного сырья 8,9% (в 2008 г. — 2%). Прежде чем лечить больного, как известно, надо поставить правильный диагноз! Произошло это потому, что большая часть промышленно-производственного потенциала, унаследованного от СССР, практически развалена в результате бездарного управления экономикой России!»

Переходить на иные рельсы!

— Да, что бы ни болтала власть сегодня, а Советский Союз не был сырьевым придатком других стран, во что превращена нынешняя Россия. Значит, вопрос в том, как распорядиться сырьём, на что его направить?

— Разумеется. Ведь наши минерально-сырьевые запасы — великое преимущество, дар свыше. А вот умение использовать экономику «легко заработанных» (в первую очередь — нефтяных и газовых) денег для новаторского прорыва, технического и технологического совершенствования — это задача руководства страны.

Но как раз здесь-то и очевидна самая большая наша слабость. В государственном управлении, уровне организации дела, недостатке профессионализма. Руководством только говорится о модернизации, инновациях, нанотехнологиях и т.п., а на деле ничего этого нет. Наоборот, происходит спад инновационной активности. Освоением инновационной продукции занимаются сейчас лишь 6 процентов отечественных предприятий (а в Германии, США, Франции и Японии — от 70 до 82 процентов). Если сравнить с 1991 годом, то наукоёмкость нашего промышленного производства снизилась в 2,5 раза! Вполне понятно, что доля топливно-энергетических ресурсов в нашем экспорте продолжает расти, составив уже 87,5 процента.

— Исключительно важна при всём при том, наверное, минерально-сырьевая обеспеченность государства на перспективу. Как её оцениваете?

— Плохо. Даже очень плохо. Катастрофическое снижение объёмов геологоразведочных работ чревато опасными угрозами. До 2025 года будут почти полностью исчерпаны разведанные запасы нефти, газа и свинца, почти три четверти запасов молибдена, никеля, меди, олова. А запасы алмазов и золота могут оказаться полностью исчерпанными уже к 2015 году, серебра и цинка — к 2020-му.

С другой стороны, есть не менее важная проблема: а насколько разумно ведётся добыча — по-хозяйски или по-варварски? Сейчас хвалятся: установили рекорд добычи нефти. Что ж, установили. Но как? Коэффициент извлечения всего 25—30 процентов! Идёт, что называется, снимание пенок. В советское время коэффициент этот достиг 50 процентов. Но для того требовались новые методы, большая научно-техническая работа. Теперь же действуют иначе: выхватили сверху, продали — и довольны. А научно-технический прогресс сведён к минимуму!

— Короче говоря, в этом мы даже не топчемся на месте, а пятимся назад?

— Именно. Я настойчиво требовал и требую: добиться, чтобы не позорные 34 процента от продажи нефти получало государство, а хотя бы 60. И направить эти дополнительные средства на создание фонда высоких технологий. То есть за счёт сырьевого нашего богатства ускоренными темпами создавать ту самую промышленность высоких технологий, о которой так много разговоров и которая действительно более чем необходима нашей стране.

— Вы-то настаиваете, но воз и ныне там. Как же всё-таки пробить эту стену?

— Гранатой, наверное… Впрочем, если без шуток, пора покончить с глупым внушением, которое за четверть века укоренилось в российских верхах: дескать, рынок сам определит и установит всё как надо. Нигде же ничего подобного нет! В Америке регулируется половина промышленного производства. В Японии составляют порядка 20 тысяч балансов…

— Про социалистический Китай всем известно, чем обеспечены его феноменальные успехи…

— А почему, спрашивается, у нас до сих пор нет органа, который по-настоящему руководил бы промышленным развитием? Ведь министерство экономики не занимается этим. Когда мы вспоминаем Госплан, то понимаем, как продуманно и серьёзно он был выстроен, какие компетентные люди там работали. Но не хотят использовать тот опыт.

При жизни Николая Константиновича Байбакова, многолетнего председателя Госплана, мы часто говорили об этом. Боль у него была невероятная. Не раз писали и президенту, и в правительство. Без толку! И, знаете, я стал замечать, что уже с трудом заставляю себя идти к кому-то во власть, чтобы поставить действительно неотложный и важный вопрос. Если ты говоришь о деле, а видишь перед собой пустой взгляд, в котором лишь одно: «Скорей бы ты ушёл», — поневоле всякий интерес пропадает.

— Значит, на этом месте во власти должен быть другой человек?

— Безусловно. Ответственный, болеющий за дело. В правительстве советском, где мне довелось работать при Косыгине, таких было большинство. Ни одного министра, который ранее не поработал бы начальником цеха, директором завода. Все эту производственную школу прошли. И важно ещё, что все были сцементированы общегосударственными целями и задачами!

— А сегодня этого, конечно, нет?

— Увы, нет ни первого, ни второго. Что порождает некомпетентность и безответственность сверху донизу.

Мы, бывшие советские министры, коллективно обращались со своими тревогами и предложениями к нынешнему руководству страны. Вот в этой моей новой книге есть наше открытое письмо 2009 года. О чём речь? Кризис управления, моральный кризис, структурный и так далее.

— По сей день всё это остаётся?

— К сожалению, да.

— То есть действительно происходит толкотня на месте. А ваш голос не хотят слышать, поскольку это голос из советского прошлого.

— Крайне им неприятного, потому что своими великими достижениями является это прошлое самым сильным упрёком им. В народе нашем хорошо сказано: «Не плюй в колодец — пригодится водицы напиться». У нас же много в советский колодец наплевали…

А между тем я повторю: сколько бы ни искали нужный опыт развития на стороне, лучше советского найти невозможно. Наш предвоенный рывок вперёд вообще не имеет равных себе в мире. Говорят: это мобилизационная экономика, а теперь, мол, народ на такое не пойдёт. Понятно, что не пойдёт — при нынешнем строе, нынешней системе отношений в обществе. Когда от мобилизации народных сил могут выиграть лишь олигархи, а не народ и страна в целом.

Стало быть, надо переходить на иные рельсы во всём — социально-экономически, идеологически, морально…

Опубликовано газете "Правда" в №46 (30108) 29 апреля — 5 мая 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 1%82%D0%B5


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт май 15, 2014 7:06 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Так кто же убил Юлию Друнину?
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

Она стала олицетворением трагизма в судьбе великого поколения

Десятого мая исполнилось 90 лет со дня рождения Юлии Друниной. Если бы отмечали мы эту дату в Советской стране, моя статья была бы о замечательном поэте фронтового поколения и её стихах. Конечно, и сегодня это главное в жизни Юлии Владимировны. Талантливым поэтом-фронтовиком она останется навсегда.

Но кроме яркой жизни, во многом типичной для своего времени, есть ещё смерть. Необычная, про что авторы нынешних юбилейных материалов в газетах и на телевидении постарались либо вовсе умолчать, либо сказать весьма невнятно. Между тем добровольный её уход глухой осенью 1991 года тоже стал знаком времени, выразившим неожиданный трагизм, который вторгся в судьбу страны и особенно — поколения Великой Отечественной.

ЧТО ЖЕ ЗАСТАВИЛО её до срока прервать своё пребывание в земной действительности? Да сама эта действительность, какой сложилась она у нас к той поре. В завещательных стихах Друнина прямо сказала:

Как летит под откос

Россия,

Не могу, не хочу

смотреть!

Другие, пусть крайне трудно, смогли. Немало и таких, которые хотели. А вот она…

Необъяснимым, наверное, кажется большинству, как это люди, прошедшие войну, вдруг принимали такое решение. Ведь в роковом этом решении — уйти из жизни — среди фронтовиков она была не одна, к чему далее я ещё вернусь. Но сначала, хотя бы кратко, штрихи моих воспоминаний о ней, относящихся как раз ко времени, которое предшествовало трагедии.

Нет, я неточно выразился: когда мы познакомились, трагедия уже началась. Просто не всё и далеко не всем было ясно. И, уж конечно, мало кто мог представить, чем кончится это для страны.

Шёл 1989-й. Свела нас «Правда». Не помню, я ли попросил её написать для газеты или она сама предложила первую свою статью, но сотрудничество стало постоянным. Причём были это уже в основном не стихи, с которыми ранее Юлия Друнина нередко появлялась на страницах нашей газеты, а именно статьи, публицистика. Теперь у неё нарастала потребность не образно, а напрямую говорить с читателями и размышлять, обращая к ним вопросы, которые мучили её.

О, сколько их возникало, этих вопросов! Посмертный стихотворный сборник Юлии Владимировны, изданный её дочерью, назовёт она материнской строкой: «Мир до невозможности запутан…» Не как-нибудь, а до невозможности. Думаю, такое ощущение владело тогда многими фронтовиками, привыкшими к чёткости восприятия жизни. И не понимали, не могли понять под напором нахлынувшего со всех сторон, что запутанность эта вовсе не случайная и совсем не стихийная, что она продумана и намеренно организована. Для них по-прежнему друг был друг, хотя, может, давно уже таковым не был. Вот и Друнина про это написала:

«Там было легче! Как ни

странно,

Я понимаю тех ребят,

Кто, возвратившись

из Афгана,

«Там было легче», —

говорят.

«Там было легче, —

одноглазый

Спокойно повторял

земляк, —

Поскольку ясно было

сразу:

Вот это — друг. А это —

враг».

Она растерялась, когда начала вдруг ощущать, что друзья и враги странно смешиваются — порой невозможно разобрать, кто есть кто. Странно смешивались, менялись местами хорошее и плохое — это мучило её больше всего. Очевидная правда переворачивалась с ног на голову, и всё это обрушивалось изо дня в день.

Смятение и внутреннюю растерянность почувствовал я в ней при первых же наших встречах в те хитро запутанные «перестроечные» дни. Хотя внешне она старалась этого не выдавать. Какой запомнилась? Порывистой, всегда спешащей, энергичной и казавшейся весьма практичной — «деловой». Очень скоро я понял, что только казавшейся… Сама приезжала на машине. В редакционный кабинет не входила, а вбегала, разметав шарф и распахнув кожаное пальто, которое тут же летело в кресло. И — скорее за стол: читать гранку или черновую газетную полосу.

Лишь когда всё срочное бывало сделано, она, кое-как перекусив в буфете, позволяла себе «просто поговорить». Это были разговоры о всяком и разном, но, естественно, прежде всего о нашей круто изменившейся жизни. Многое в этой жизни крайне её волновало. Но главной темой из вороха тем, перемежавшихся у нас тогда, было соотношение нашего прошлого и настоящего. Понятно, она — поэт-фронтовик, а военные годы, как и советское время в целом, подвергались всё большему пересмотру, всё более яростным и злобным атакам.

— Вот купила газетку, «Начало» называется. Пожалуйста, статья «Кто победил под Москвой». А в журнале «Столица» совсем прямо: «Разгром советских войск под Москвой». Что вы думаете по этому поводу?

Она часто, прежде чем высказаться самой, вот так спрашивала. Но своих мыслей и чувств тоже сдержать не могла. А они больше всего связаны были с «новой» оценкой войны и нашей Победы.

Ничто, по-моему, не повергало её в такое смятенное состояние, близкое к шоковому, как утверждение, что воевали мы зря. Известная, ставшая расхожей именно тогда байка о том, что, «если бы не победили, давно пили бы прекрасное баварское пиво и не знали никаких забот», возмущала её до предела:

— Как можно такое говорить! А не скорее бы изо всех нас мыла наделали?

Не прошедшим ту священную войну, наверное, невозможно вполне представить ошеломляющую силу воздействия изуверских психологических ударов, которые наносились по людям великого военного поколения. По тем, кто сохранил верность советским идеалам. Их обвиняли, что и жили они не так, как надо бы, и воевали не так, и защищали не ту страну — Советскую, сталинскую.

Поистине землю у людей выбивали из-под ног. Что получалось? Жизнь прожита зря. Победа, которая была главным в их жизни, оказывалась никчёмной и даже вредной. Герои — никакие не герои, предатели — настоящие патриоты. Вот молодец генерал Власов, он был против Сталина, но за Россию, только не Советскую.

Точно так же говорили и говорят про Бандеру. Стоял за Украину, но не Советскую, не под Красным флагом…

Я ПИШУ СЕЙЧАС эти строки, а по телеканалу «Россия-1» ведущий Андрей Кондрашов комментирует последние украинские события, связанные, в частности, с 9 Мая, в Мариуполе и Киеве, в Херсоне и Славянске, в Донецке, Луганске, Одессе… И вдруг слышу: «Бандеровцы ненавидят красные флаги».

Чистая правда. Но кто у нас, в России, ненавидит их? Неспроста же в августе 1991-го Государственный Красный флаг, под которым и была завоёвана Великая Победа, моментально заменили на трёхцветный, от того самого генерала Власова. И каждый, кто до этого ещё не понял, должен был понять: развёрнутая во время так называемой перестройки война — антисоветская, антикоммунистическая, она против социализма и Советского Союза.

Именно эта смена флага стала сильнейшим ударом по сердцу Юлии Друниной, о чём она сама сказала мне какое-то время спустя. До того ещё надеялась на перемены к лучшему. Даже пошла депутатом в Верховный Совет, чтобы помочь ветеранам и армии, но, убедившись в тщетности всех своих усилий, из депутатов вышла. Даже бросилась защищать «Белый дом», надеясь, что защищает демократию. А чем обернулось? Что открылось ей?

«В этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире», в котором оказалась она и про который написала в прощальном письме, жить ей стало абсолютно невмоготу. Добавились, конечно, серьёзные личные трудности и проблемы, но самое главное — мурло капитализма, о котором раньше она лишь читала, теперь безжалостно глянуло на неё.

Я не знаю по дням и часам, как происходил в ней труднейший процесс переосмысления всего, что привело к переломному августу. Леденящее отрезвление. Невидимым был этот процесс и для её близких. Но то, что он происходил (и произошёл!), несомненно.

Уже когда шла в газету последняя её статья, посвящённая во многом августовским событиям, она стала говорить, что «совсем не так» оборачивается всё вокруг:

— Скверно. А я думала, что будет просвет.

Тогда же очередное своё стихотворение начала так: «Безумно страшно за Россию…»

В статье написала: «Тяжко! Порой мне даже приходят в голову строки Бориса Слуцкого: «А тот, кто больше терпеть не в силах, — партком разрешает самоубийство слабым».

Терпеть не в силах… Конечно, самоубийство при любых условиях выходом из положения считать нельзя. Но если это человек, вытерпевший самую страшную войну, то как же ему должно быть плохо, как тяжело! Тонкая и уязвимая душа поэта, столкнувшись с огромной несправедливостью, оказалась смертельно раненной. Другая война, тоже страшная, антисоветская, убила её.

ОНА УШЛА 20 ноября 1991 года. И многого — может быть, даже к счастью для себя — не увидела и не узнала.

Всего через две недели с небольшим в результате чудовищного предательства официально перестанет существовать Советский Союз, за который она воевала.

А когда 23 февраля 1992-го ветераны войны, её боевые побратимы, отмечая День Советской Армии и Военно-Морского Флота, двинутся с красными знамёнами к центру Москвы по улице Горького, ставшей Тверской, их встретят дубинки ОМОНа.

Ещё недавно не могло присниться такое в самом ужасном сне. Но — стало реальностью!

И вот в сентябре того же года я еду теперь уже в «заграничный» Брест, где произошло событие, на которое, по-моему, нельзя было не откликнуться. Боец Красной Армии Тимерян Зинатов, защищавший в 1941-м Брестскую крепость, покончил с собой, оставив записку с проклятиями ельцинско-гайдаровскому правительству.

Он после войны стал строителем. Жил и работал в сибирском Усть-Куте. Но каждый год приезжал туда, где огнём и кровью крестилась его военная юность. На сей раз встреча с юностью оказалась последней. Он так задумал: это будет его протест.

Дело в том, что Ельцин публично обещал лечь на рельсы, если допустит снижение уровня жизни народа. А уровень этот не просто снизился — он катастрофически упал. И продолжал падать, но президент под поезд лечь не спешил.

Лёг старый солдат в Бресте. Там, где когда-то насмерть стоял против фашистских полчищ. Наверное, он думал, что его трагедия и его проклятия новой российской власти произведут эффект разорвавшейся бомбы. Какое там! Я стал единственным журналистом, который написал об этом.

Почти полным молчанием были встречены и ещё две трагедии фронтовиков, происшедшие в следующем, 1993-м. В украинском Мелитополе покончил с собой Герой Советского Союза полковник Фёдор Штанько, а в Москве — сержант Вячеслав Кондратьев, известный писатель. Это лишь те символические смерти, о которых мне тоже довелось писать.

Вячеслав Леонидович Кондратьев выстрелил в себя 21 сентября 1993 года. В тот день, когда оглашён был зловещий ельцинский указ под номером 1400, предвестивший расстрел Верховного Совета России.

Кондратьев ещё не знал об этом указе, который стал известен только вечером. Но всё к этому шло. И мне представляется знаменательным такое совпадение во времени. Как будто одиночным выстрелом своим он хотел остановить угрозу многих выстрелов и в конце концов — танковую канонаду, которая через две недели прогремит в центре столицы. Ведь он чувствовал (уж это можно сказать уверенно), своей незаурядной человеческой и писательской интуицией чувствовал да и умом осознавал приближение большой крови. Всё его существо противилось этому.

Две выдержки из статьи Вячеслава Кондратьева, которая была напечатана уже после его смерти.

«А может быть, — в страстном праведном гневе вопрошает он, размышляя о новоявленных правителях страны, — всё-таки именно нам, спасшим Россию в минувшей войне, отдавшим немало сил и труда на её послевоенное восстановление, поднять свой охрипший в былых атаках голос и воскликнуть: «Что же вы делаете? Опомнитесь! Вы и Россию, и нас, и себя погубите!»

А дальше — обращённое тоже к ним, властителям России: «Боюсь, что 9 мая после традиционного тоста за помин души погибших своих друзей-товарищей и за здравие оставшихся в живых, наверно, не поднимется у меня рука с рюмкой, чтобы выпить и за вас, товарищи-господа. Смутит ли вас это, не знаю, но тост бывшего фронтовика должен, по-моему, что-то и для вас значить».

НЕ СУЖДЕНО БЫЛО Юлии Друниной прочитать эти строки. Но, я уверен, будь она жива, подписалась бы под ними, что называется, обеими руками.

Нынешнее 9 Мая в России отмечено демонстративно повышенным вниманием власти к ветеранам войны. Мотивы и причины более чем понятны. Но кто может снять вину перед ними, которые уже ушли и которых остаётся среди нас всё меньше, за то, что нет великой Советской страны, под красными знамёнами которой они сражались и победили? Кто остановит войну против этих знамён, которая пусть и не столь оголтело, как в 1990-е, но в нынешней России продолжается? И кто увековечит память жертв этой войны?

На постаменте скорбного памятника, который, может быть, когда-то появится (обязательно это должно произойти!), имя Юлии Друниной будет одним из первых. Считаю, что она и другие, о ком я здесь сказал, погибли в борьбе с фашизмом.

А он сегодня, как и в ту войну, уже захватывает Украину…


Опубликовано в газете "Правда" №51 (30113) 16—19 мая 2014 года
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 0%BD%D1%83


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт май 15, 2014 7:26 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
В связи с особо опасной угрозой вас призывают сосредоточиться
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

Этот поэтический и полемический спектакль Николая Губенко стал впечатляющей победой «Содружества актёров Таганки»

Наверное, только большие чувства рождают большое искусство. Если художник переполнен ими и хочет поделиться с другими людьми. Именно в состоянии такой напряжённой эмоциональной переполненности, по моему восприятию, уже давно живёт Николай Николаевич Губенко.

Да, с тех пор, как Родину, самое дорогое и святое для него, начали огульно шельмовать, унижать, оскорблять, нарастали в нём боль и страдание от происходящей несправедливости. А одновременно — резкое неприятие всех причастных к разрушению великой Советской страны, уничтожению её идеалов и героической памяти. Нарастало и стремление художественными средствами осмыслить суть постигшей нас трагедии.

Так шёл он к этому мощному театральному творению, названному «Концерт по случаю конца света» и ставшему (без преувеличения!) выдающимся событием не только отечественной культуры, но и современной общественно-политической жизни.

Охват неимоверный, тяжесть невероятная

Что в первую очередь поражает? Масштаб замаха и невероятная тяжесть груза, который Губенко взвалил на себя и на весь коллектив руководимого им театра. В подзаголовке сценария, авторство которого принадлежит тоже ему, постановщику, значится: «1612—1812—2012». Однако и этими годами, между которыми дистанция огромного размера, панорама спектакля, представьте себе, не ограничивается! Три даты — лишь как реперные точки, а исторический охват того, что мы видим и слышим, гораздо шире.

Гудит, колышется океан российской истории, донося до наших дней волны из далёкого прошлого, которые подчас удивительным образом отдаются в событиях, по времени совсем близких к нам. От царя Бориса в веке семнадцатом до другого Бориса — на исходе двадцатого столетия. От расстрела рабочих перед Зимним дворцом в Петербурге до танкового расстрела Дома Советов в Москве…

Не последовательное изложение того, что было, а сложная ассоциативная связь выстраивает спектакль, выливающийся в симфонию потрясающей силы, где органически сплавлены поэзия и музыка, кино и песни, мысли философов и признания политиков, телевидение и Интернет. И всё это надо было найти, отобрать, смонтировать!

В связи с предыдущим спектаклем Н. Губенко «Арена жизни», явившимся творческой вершиной, с которой он двинулся к этой новой своей высоте, я уже писал, что ему очень помогли талант и опыт кинорежиссёра. На сей раз — тоже. Но почти физически ощущаю, каково было справляться с таким поистине безмерным материалом.

Почему конец света

Справился. Блестяще. Способствовала этому найденная форма — концерт, а если точнее, репетиция концерта. Как обозначено в названии, «по случаю конца света».

Вы спросите: почему? Напомню, что некоторые ведь всерьёз воспринимали прогноз конца света, назначенного на 2012 год. А можно сказать и так: конец этот апокалиптический уже наступает.

У Губенко масса тому свидетельств. Ну хотя бы беспристрастные опросы на улицах — о чём они говорят? В объявленный День народного единства многие не могут ответить, кто такие Минин и Пожарский. Накануне очередной годовщины начала Великой Отечественной выясняется: для кого-то (не для одного, а опять-таки для многих) затруднительно ответить, что такое особенное значит день 22 июня. «Суббота», — говорит один. «Не вспомню, нет», — вторит другой. И так далее.

Или ответы по литературе студентов-филологов, готовящихся стать преподавателями этой самой литературы, и даже одного аспиранта, без пяти минут кандидата филологических наук. Вопрос о том, чья это строка: «Безумству храбрых поём мы славу», вызывает неуверенный ответный полувопрос: «Лермонтова?» Вопрос «Кто убил Лермонтова?» встречается удивлением: «А разве его убили?» Эрих Мария Ремарк для завтрашних учителей-литераторов женщина, зато Жорж Санд, несомненно, мужчина…

Вот в подобных ситуациях и воскликнешь поневоле: конец света!

А разве не то же самое хочется сказать, когда голос диктора комментирует кадры из Интернета, посвящённые некоей «артгруппе» под названием «Война»? Художники, так сказать. «Это они устроили унизительную, безумную акцию в годовщину казни декабристов — публичный сеанс группового секса в Государственном биологическом музее имени Тимирязева. Это они нарисовали гигантский фаллос на Литейном мосту в Санкт-Петербурге, который при разведении мостов поднялся. За эту акцию, кстати, получили награду министерства культуры».

Разве не конец света? Вот во что превращается любовь. Вот во что превращается искусство. Расчеловечивание человека, нравственное уничтожение — вместо того чтобы облагораживать его и возвышать.

Сталкивая высочайшую поэзию, душу и гордость России, с нынешними «шлягерами» и «хитами», Губенко достигает разительного результата. Целый раздел спектакля посвящён любви. Пленительные романсы, берущие за сердце небесные пушкинские строки. Но врывается вдруг, как из преисподней:

Вот опять уходит тёлка

От меня, от меня…

Когда нет денег —

нет любви.

Такая сука эта се ля ви.

Конец света…

С космической выси — в бездну

Многое в спектакле построено на контрастах, на резких контрапунктах. Скажем, идёт дикторский текст — сообщение 12 апреля 1961 года о выводе на орбиту вокруг Земли первого в мире корабля-спутника с человеком на борту.

Мы видим такое родное лицо в скафандре, неповторимую улыбку советского героя. А следом — воплощение лицемерия и предательства: Горбачёв перед микрофоном объявляет о сложении полномочий президента СССР. И тут же титр: «Девяностые». И стихи:

Девяностые годы,

Ликованье и страх,

Пресловутые коды

На железных дверях…

1961—1991-й. Подумать только, что же случилось? С космической выси — в бездну.

Девяностые годы,

Богачи, голытьба.

Засып`али — свобода,

А проснулись — стрельба.

Вслед за Горбачёвым-«меченым», уже в виде арбатской матрёшки с кровавым пятном на лбу, — другой новоявленный вершитель судьбы страны:

Холодна партитура

От войны до войны,

И глаза самодура

Еле в щёлках видны.

Какие выразительные кадры найдены для характеристики этого властительного самодура! И ведь документальные — всё как есть, всё как было.

Хоть и бражник отпетый,

И тяжёл, точно слон,

Только оперой этой

Дирижирует — он.

Дирижирует — о-пп-а!

Пьяный взмах у виска —

И стремглав из Европы

Покатились войска…

Губенко потрясающе решает тему вывода советских войск из Германии. Под лихую плясовую после знаменитого ельцинского «дирижирования» он включает в свой монтаж кадры-напоминания о немецко-фашистских зверствах на нашей земле. И это пронзает насквозь. Как и последующие кадры «чёрного октября».

«Мама, салют?» —

спросил пятилетний

мальчик.

А это чёрным

по «Белому дому» лупят…

«В красных стреляйте!» —

кричат в телевизор

артистки.

Всюду свобода,

равенство, братство и…

танки.

Вот она, современная история. Музыка и стихи, конечно, усиливают впечатление. Но всё-таки самое сильное — от документов. Кадры документальные запечатлели навсегда это варварство конца ХХ века. Хотя, оказывается, для кого-то оно вовсе не варварство, а повод для морального удовлетворения.

Губенко нашёл и процитировал документ по-своему символический. Это статья Новодворской в журнале «Огонёк» за январь 1994-го. При всей экстравагантности этой фигуры мы-то знаем: не только от себя говорит она здесь в приступе откровенности. Почти то же самое вырвалось и у Окуджавы, и у некоторых других, как говорится, представителей творческой интеллигенции. Так что же документально звучит в спектакле от их имени?

«Мы будем отмечать, пока живы, этот день… День, когда мы выиграли второй раунд нашей «единственной гражданской». И «Белый дом» для нас навеки — боевой трофей.

9 мая — история дедов и отцов, чужая история чужой страны. Я жалела и жалею только о том, что кто-то из «Белого дома» ушёл живым. Нас бы не остановила и гораздо большая кровь… Очень важно научиться стрелять первыми, убивать. Я вполне готова к тому, что придётся избавляться от каждого пятого. Сколько бы их ни было, они погибли от нашей руки, от руки интеллигентов… Мы предпочли убить и даже нашли в этом моральное удовлетворение. Оказалось, что я могу убить и при этом спокойно спать и есть. А про наши белые одежды мы всегда сможем сказать, что сдали их в стирку. Свежая кровь хорошо отстирывается».

Ну каково это вам?

«К народу возбуждать вниманье сильных мира»

«Чужая история чужой страны…» Это — для них. Для Губенко — родная история родной страны! Со всем, что в ней было.

Впрочем, мы знаем, любят Родину тоже по-разному. То есть разное в ней любят. И это зависит от позиции человека, от его взгляда на историю. Кому-то, скажем, Октябрь 1917-го видится катастрофой и время после него — «чёрной дырой», а для кого-то советский период — вершина российской истории. Как у Губенко?

Я — безоговорочно

и бесповоротно —

Капля в океане моего

народа…

Говорю — отчётливо,

без скороговорки:

Мне Земля для жизни

более пригодна

После Октября

семнадцатого года!

Я в Державу верую —

вечную, эту!

Красную по смыслу.

По флагу. По цвету.

Никогда не спрячусь

за кондовой завесой…

По национальности я —

советский!

На сцене эти строки Роберта Рождественского читает маленький мальчик в матросской форме. Но фактически его устами о себе говорит, по-моему, сам постановщик спектакля. В споре о советском времени, который не стихает, об отношениях народа и власти, искусства и жизни его позиция непреклонна.

И корни у неё глубокие! Они исходят от Пушкина и Блока, Гоголя и Чехова, Маяковского и Ахматовой, Некрасова и Горького, которыми буквально дышит спектакль. Актёр, исполняющий роль «буревестника революции», напоминает программное некрасовское:

Пускай нам говорит

изменчивая мода,

Что тема старая

«страдания народа»

И что поэзия забыть

её должна,

Не верьте, юноши!

не ст`ареет она.

Толпе напоминать,

что бедствует народ,

В то время как она ликует

и поёт,

К народу возбуждать

вниманье сильных

мира —

Чему достойнее служить

могла бы лира?..

Губенко этим руководствуется в своём взгляде на историю. Например, где сегодня, в каком театре вы можете увидеть трагедию Кровавого воскресенья? Да эта страница — 9 января 1905 года — вообще напрочь вычеркнута из общественного сознания. Будто и не было её! Спросите любого, и почти никто не ответит, что произошло в тот день.

А в спектакле «Содружества актёров Таганки» возникает колоссальной силы сцена. Этот надрывно молящийся хор с иконами в руках перед портретом Николая Второго: «Спаси, Господи, люди Твоя!» Эта тревожно драматическая музыка Стравинского и Чайковского, страдающие и гневные строки пушкинской «Деревни» о барстве диком, которые так к месту и так гениально читает народный артист России Николай Губенко. А самое главное — эти рвущие душу слова из петиции петербургских рабочих, обращённой к царю:

«Государь! Мы, рабочие, наши жёны, дети и беспомощные старцы-родители пришли к тебе искать правды и защиты. Нет больше сил, Государь!.. Нас здесь больше ста сорока тысяч — и всё это люди только по виду, в действительности же за нами не признают ни одного человеческого права. Разве это согласно с божескими законами? Не лучше ли умереть всем нам, трудящимся людям всей России? Пусть живут и наслаждаются капиталисты и чиновники-казнокрады, грабители русского народа…»

Это 1905-й. Но разве сегодня, после антисоветской контрреволюции 1991-го, к согласию с «божескими законами» приблизились, а не ушли совсем далеко от них?

Рабочие умоляют царя: «Не откажи в помощи твоему народу, взгляни без гнева, внимательно на наши просьбы…»

А в ответ? Ружейный залп. Толпа на сцене падает. Свидетельство великого художника Валентина Серова, наблюдавшего за происходившим из окон Академии художеств: «То, что пришлось видеть мне, не забуду никогда — сдержанная, величественная, безоружная толпа, идущая навстречу кавалерийским атакам и ружейному прицелу, — зрелище ужасное».

Но не менее ужасна реакция царя, провозглашённого ныне святым. Звучат опять документы — выдержки из царского дневника и публичных его выступлений:

«Знаю, что жизнь рабочего нелегка. Многое надо улучшить и упорядочить. Но имейте терпение. Народ любит меня. Не мешайте ему. Вы сами по совести понимаете, что следует быть справедливыми и к вашим хозяевам… Но мятежною толпою… заявлять мне о своих нуждах… преступно. Я верю в честные чувства рабочих людей… и их непоколебимую преданность мне. А потому... прощаю им вину их».

Итак, государь прощает. А мы слышим статистику жертв: «Только 9 января в больницы было привезено 1216 убитых и более 5000 раненых». Среди них — дети.

Рабочий хор на сцене — сперва еле слышно, а потом всё громче — начинает «Интернационал»…

Против осквернения святынь народных

Почему я останавливаюсь на этом сюжете столь подробно? Не только потому, что речь об одной из сильнейших сцен спектакля. Четверть века назад про начало первой русской революции, да и в целом про неё, знал правду каждый школяр. Тем более — про революцию Октябрьскую. А что и как знают об этих величайших событиях нашей истории сегодня?

Пожалуй, тут спектакль Губенко выполняет роль политпросвета. Не назидательно, разумеется, а эмоционально. Художественное потрясение побуждает думать, а это, по признанию Николая Николаевича, и есть основная его цель. Неужто после сцены, о которой я рассказал, не задумается зритель о том, как реально рождается истинная (не «оранжевая» какая-нибудь) революция?

Так же и с Октябрём. Сейчас официально стараются возвеличить Первую мировую войну, придать ей статус Второй Отечественной. А в этом спектакле коренной вопрос ставит и чеканно отвечает на него Маяковский:

Гремит и гремит войны

барабан.

Зовёт железо в живых

втыкать.

Из каждой страны

за рабом раба

бросают на сталь штыка.

ЗА ЧТО?

Во имя чего

сапог

землю растаптывает

скрипящ и груб?

Кто над небом боёв —

свобода?

бог?

РУБЛЬ!!!

Из этого тоже произрастёт Октябрь. Как, впрочем, изо всей предыдущей русской истории с необоримой тягой её народа к справедливости. Недаром же скажет Александр Блок, и это прозвучит в спектакле, о котором я пишу, что большевизм — состояние русской души, а не фракция в Государственной думе.

Главная цель всей нынешней официальной и либеральной идеологической обработки состоит как раз в том, чтобы переиначить душу народа. Привить ей терпимость к несправедливости. А во имя этого постараться сфальсифицировать, исказить, подделать всё, что связано в истории с народной борьбой за справедливость. Ещё лучше — вообще всем забыть бы это слово, как и слово «революция». Забыть Ленина. Забыть Сталина. Да возможно ли?

И тогда в ход идёт осквернение народных святынь.

Великое спасибо Николаю Губенко за крейсер «Аврора»! За то, что вспомнил и включил в свой идеологически полемический спектакль происшедшее пять лет назад на борту крейсера революции. В то время, кроме «Правды», мало какие газеты рассказали об этом. А ведь событие тоже по-своему историческое — с огромным знаком минус, конечно.

Дикторский голос в спектакле с едва уловимой иронией и сдержанным презрением поведал об этом так: «В ночь на 6 июня 2009 года на крейсере «Аврора» сотни гостей международного форума отметили годовщину журнала, издающегося на деньги олигарха Прохорова. На верхней палубе были установлены динамики, а на нижней вдоль столов с канапе и бокалами вина сновали официанты, наряженные в тельняшки. Словом, «пир во время экономической чумы». Одним из первых появился Прохоров. Затем к крейсеру подплыла баржа, на которой была установлена сцена. К началу концерта приехала Матвиенко. Глядя на обычно солидных топов, сейчас подпевающих и танцующих, Валентина Ивановна в восхищении развела руками: «Что вообще происходит в моём городе?!» А потом вместе с Эльвирой Набиуллиной стала подтанцовывать. Песни вызывали явное одобрение на крейсере. Когда восторг гостей достиг предела, несколько солидных мужчин, как по команде, в костюмах сиганули с палубы в Неву. Олигархи порезвились на славу».

Стоило бы ещё добавить, что песни, вызвавшие «явное одобрение», были густо насыщены матом, а среди почётных гостей веселился и полномочный представитель президента страны в федеральном округе. Этакое трогательное единение олигархов и власти.

После фантасмагорических кадров кощунственного разгула Губенко даёт реплику из Интернета: «Они же в детство моё нагадили!.. Своими пьяными воплями заглушили и прекрасное далёко, и то, что называется памятью целого поколения…» А когда детский хор тут же изумительно запевает «Что тебе снится, крейсер «Аврора»?», сдержать слёзы становится невозможно.

Мне интересно, что испытала бы на этом спектакле та самая Валентина Ивановна Матвиенко — кстати, бывший комсомольский работник. Ведь по службе она ничуть не пострадала, когда некоторый общественный шум всё-таки поднялся вокруг скандально безобразной истории с пьянкой на «Авроре». Наоборот, двинулась вверх по карьерной лестнице, стала председателем Совета Федерации, то есть иерархически третьим лицом в государстве!

Да и «первому лицу», по-моему, полезно было бы посетить «Содружество актёров Таганки». Мне уже доводилось выражать сожаление, что президент и премьер в этот театр не ходят. Понятно, у них иные предпочтения. На историю нашу тоже смотрят во многом совсем иначе. Но, может быть, «Концерт по случаю конца света» и их заставил бы о чём-то задуматься?

Важно это не только в связи с готовящимся «единым» учебником истории. Особо опасная угроза, нависающая ныне над нашей страной и всем миром (недаром продолжают говорить о конце света), требует от каждого максимально сосредоточиться.

Бессовестно «не замечать» такое!

Возвращаясь к началу этого грандиозного спектакля, приведу стихи, которые, как эпиграф, задают тон ему:

Наш век пройдёт.

Откроются архивы,

И всё, что было скрыто

до сих пор,

Все тайные истории

извивы

Покажут миру славу

и позор.

Богов иных тогда

померкнут лики,

И обнажится всякая

беда,

Но то, что было истинно

великим,

Останется великим

навсегда.

Слава и позор, величие и падение, верность и предательство проходят перед нами. Но чтобы всё это так всколыхнуло душу зала, необходима общая заряженность театрального коллектива на большой замысел и большие чувства. И, конечно, необходимо мастерство.

Мне опять-таки ранее доводилось писать, что Николаем Губенко создана редкостная труппа — одна из лучших в Москве. Здесь актёры умеют делать всё. Если надо, даже блистательными цирковыми артистами становятся, как в «Арене жизни». А в новом спектакле, где коллектив занят полностью (и даже некоторые дети актёров), до чего же великолепно поют, танцуют, читают стихи!

Есть образец — сам Губенко. У него учатся и его примеру следуют. Думаю, не только в упорстве овладения сценической техникой. Театр, которому шестнадцать лет пришлось работать без копейки государственной поддержки, собирал таланты не за огромные деньги, а по убеждению. И, сплочённые именно убеждением, вместе перенёсшие столько испытаний, сколько другим и не снилось, смогли они теперь создать спектакль такой великой идеи, которая воплощена в искусство высшей пробы.

Даже не хочется высказывать какие-то замечания по мелочам. В театре сами всё видят и чувствуют, сами сверхвзыскательны к себе. От первого представления ко второму, которые я смотрел, — совершенствование налицо. Уверен, так будет и дальше.

Одна проблема: тотальное замалчивание «демократической» прессой и телевидением того, что делает коммунист Губенко. Обидно и горько! Да просто бессовестно «не замечать» свершений такого масштаба при том, что в ранг события, на пьедестал фурора подчас возводятся потуги, которые иначе как пигмейскими и не назовёшь.

Премьера этого спектакля совпала с 50-летием Театра на Таганке. И часть некогда единой труппы, которая осталась с Любимовым, а потом вынуждена была расстаться с ним, я думаю, по-честному должна признать: всё самое яркое и достойное из лучших времён той «Таганки» живёт и приумножается сегодня на сцене соседнего здания. У Губенко.


Опубликовано в газете "Правда" №51 (30113) 16—19 мая 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 1%81%D1%8F


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн май 26, 2014 10:18 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Пусть эти песни звучат не только раз в году
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.


В День славянской письменности и культуры 24 мая, как и год назад, на столичной Красной площади торжествовала душа народа. Торжествовала песня. В основном — советская.

Больше того, теперь она разлилась по всей стране, и в ходе телетрансляции главного концерта к Москве подключались Севастополь и Петербург, Владивосток и Владикавказ…

КОМУ БЫ ни принадлежала идея именно такого праздничного содержания и какие бы противостояния при этом ни пришлось одолевать, — скажем, как и в прошлом году, спасибо. Ещё бы! Почти четверть века народ упорно и злобно отрывали от его души, пытались лишить драгоценнейшей части родной культуры, изо всех сил навязывая чужое и чуждое. Однако правда берёт верх.

Пожалуй, излишне доказывать в нашей газете, каким выдающимся явлением мирового масштаба являются лучшие песни советской эпохи. Об этом «Правда» писала и пишет постоянно. Вряд ли стоит доказывать и то, что значат эти песни для поколений русских, советских людей. Ведь в народе их продолжали петь даже тогда, когда от телевидения, радио, концертных залов они были почти полностью отлучены.

А когда хозяева массмедиа поняли, что с народной любовью им не справиться, они решили поспекулировать на ней, придумав имитационные программы вроде «Старых песен о главном» на Первом телеканале. Да только не нынешней попсе прикасаться к святому. Большинство современных так называемых звёзд лишь уродовали прекрасное, вызывая у всех, кто ещё окончательно не утратил вкус, здоровое отвращение.

Вспомните, та же попса с этими нашими любимыми песнями вылезала и на Красную площадь, где ей охотно, широко предоставлялись место и время. Но опять-таки жалкое, а вернее — позорное, получалось впечатление!

Истинное торжество песни на сей раз обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, отбор произведений для исполнения. Дунаевский, Соловьёв-Седой, Пахмутова и другие песенные советские классики задавали тон. Изумительные мелодии, достойные их стихи: «Весёлый ветер» и «Летите, голуби», «Широка страна моя родная» и «Слушай, Ленинград…», «Главное, ребята, сердцем не стареть!» и «Песня о тревожной молодости»…

Ну и, конечно, во-вторых, поистине эталонное исполнение, какое нынче редко можно услышать. Как хорошо, что закрыли дверь осточертевшим и до невозможности опошлившимся «звёздам», многие из которых к тому же и безголосы. Оказалось, без них находятся превосходные голоса, несущие искренние и душевные чувства. И как хорошо, что был великолепный сводный хор, что много пели дети, что дирижировали такие высочайшего класса мастера, как Минин и Халилов в Москве, Чернушенко в Ленинграде, и другие.

Отдельно замечу, что стал этот большой концерт на Красной площади также своего рода чествованием Александры Николаевны Пахмутовой, которая в ноябре отметит свой знаменательный юбилей. Её заранее поздравляли. Она царила за роялем, с неподдельной радостью воспринимая многие, особенно детские, выступления. Едва ли не добрая половина исполненных песен создана ею. Состоялась и всероссийская премьера новой её и Николая Николаевича Добронравова песни «Наш букварь».

Что ж, слава Александры Пахмутовой заслуженная. И снова есть повод задуматься, а благодаря чему, кроме природного таланта, рождались в советское время такие шедевры искусства, как у неё и других творцов? Не потому ли, что общество было гораздо более одухотворённым, объединённым действительно великой, действительно благородной и справедливой идеей?

В прошлом году во время такого же концерта на телеэкране показали, как патриарх Кирилл поёт вместе со всеми «Песню о Родине» Исаака Дунаевского и Василия Лебедева-Кумача. Теперь эта бессмертная песня, к счастью, опять была исполнена. Пел с хором народный артист России Михаил Гужов, а подхватывали все. И на экране опять возникло лицо священнослужителя (правда, другого, не патриарха), который с подъёмом, вдохновенно выпевал:

Наше слово гордое

«товарищ»

Нам дороже всех

красивых слов.

Но ведь в самом деле несравнимо лучше — это и по-христиански, замечу, не только по-коммунистически, когда человек человеку не волк и не господин, а друг, товарищ и брат.

Или вот Путин вышел приветствовать участников праздника в Ленинграде под мажорную музыку «Марша энтузиастов». Уж не знаю, специально это было задумано или просто случайно совпало, только ведь какие в том марше слова!

В буднях великих строек,

В весёлом грохоте,

в огнях и звонах,

Здравствуй, страна

героев,

Страна мечтателей,

страна учёных!

Да, так было. Но так ли сегодня? И почему не так? Вот

поётся:

Нам ли стоять на месте?

В своих дерзаниях

всегда мы правы.

Труд наш есть дело

чести,

Есть дело доблести

и подвиг славы.

Но может ли нынче с полным правом сказать это истинно трудящийся человек, если выше всего ценится всё-таки «труд» олигарха?

Факт остаётся фактом: ничего даже приближающегося к уровню советского песенного богатства более чем за двадцать последних лет не создано. Значит, надо дать возможность людям в полной мере наслаждаться этим богатством, черпая из него духовные силы и несравненную красоту.

Хорошо, что вроде бы уже традицией становится такой концерт 24 мая на Красной площади. И теперь даже заявлен песенный праздник по всей стране. Но не слишком ли это мало для советских песен — всего один день? А потом, в течение года, мы их по-прежнему не услышим, и всё обернётся просто очередной имитацией ради желанного народного единства?

Нет, пусть эти песни, созданные на века высочайшим духовным взлётом советского народа, звучат не только раз в году, а повседневно. Причём в наилучшем исполнении. Может быть, это поспособствует и нашу жизнь скорее изменить к лучшему…

Опубликовано в газете "Правда" №55 (30117) 27—28 мая 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 0%B4%D1%83


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн май 26, 2014 10:22 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Без книг коммунисту нельзя

Автор Эдуард Афанасьевич ШУЛЯТЬЕВ. Член КПСС—КПРФ с 1953 года. г. Комсомольск-на-Амуре.


В советское время едва ли не в каждой библиотеке на самом видном месте чеканное пожелание М. Горького призывало: «Любите книгу — источник знания». Но время изменилось, а вместе с тем и отношение многих людей к книге. Социологические опросы выявляют, что в некогда самой читающей стране более трети граждан теперь книг не читают вообще. За год — ни одной!

Не потому ли, наряду с другими причинами, и уровень знаний катастрофически упал? Ведь, согласно тем же социологическим опросам последнего времени, 28 процентов наших соотечественников убеждены, что Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот. Так что ссылки на замену умных книг «всезнающим» Интернетом вызывают сомнения: известно, что всякое можно там прочитать…

А как обстоит дело с проблемой чтения в нашей партийной среде? Если справедливо говорится, что каждый коммунист и сторонник КПРФ должен быть идеологическим бойцом, то вряд ли возможно это без постоянной работы над собой, без самообразования, то есть без регулярного обращения к необходимым книгам. Но каждый ли помнит об этом? И уделяют ли этому должное внимание в наших партийных отделениях?

Письмо из редакционной почты, публикуемое ниже, ставит вопросы, над которыми стоит задуматься. Надеемся на отклики и продолжение разговора.

ЭТА ТЕМА очень меня волнует, представляется весьма важной, потому и решил написать в «Правду».

Напомню, как остро поставил ХIV (октябрьский 2012 года) пленум ЦК КПРФ вопрос о действенности нашей агитационно-пропагандистской работы и о подготовке к ней коммунистов, сторонников партии. Вот слова из выступления Г.А. Зюганова: «Партии всё время навязывают публичные споры. Чтобы отвечать оппонентам «не в бровь, а в глаз», нашим товарищам порой не хватает подготовки, знаний, умения... Всему этому надо учиться беспрерывно».

Практически это означает для нас в первую очередь работу с газетой и книгой. И, надо сказать, наши главные помощники «Правда» и «Советская Россия» отлично справляются с возложенными на них задачами.

Но газета — это ещё не всё. К тому же хранить и систематизировать её материалы получается не всегда. И бесценная информация уплывает из памяти. Книги же, видимо, расходятся в центральных регионах, не достигая окраин.

Особенно нужны материалы, раскрывающие достижения реального социализма в СССР, формирующие его привлекательный облик. Не менее важно разоблачать клевету на советское прошлое. В качестве примера назову статью Ю. Емельянова «Ложь и правда о коллективизации» («Правда», № 121, ноябрь 2012 г.), где дан решительный отпор фальсификаторам советской истории по этой жгучей проблеме. Но время прошло, а статья эта ведь далеко не у всех сохранилась.

Почему бы наиболее значительные материалы «Правды» не издавать в виде сборников или даже брошюр, пусть в самом простом и дешёвом исполнении? Они могли бы составить серию «Библиотека агитатора и пропагандиста» (или «Библиотека коммуниста», «Отвечаем на острые вопросы» и т.п.).

В редакциях «Правды» и «Советской России» сложились коллективы высокопрофессиональных, эрудированных авторов. Нельзя допускать, чтобы их работы уходили вместе с газетными номерами. Вот вышла наконец книга В.В. Трушкова «Пролетариат современной России». А работы Ю.П. Белова, того же Ю.В. Емельянова? Они — необходимая часть указанной серии!

Что было бы желательно учесть авторам будущих пособий? Материалы, адресованные агитатору и пропагандисту, должны не только просвещать, но и учить убеждать. Их авторам в процессе написания полезно было бы чаще ставить себя в положение агитатора и пропагандиста. Это позволит выбрать оптимальный вариант освещения вопроса. Не избегать острых углов, знать «каверзные» вопросы наших недругов и давать на них честные, исчерпывающие ответы. Мы были первооткрывателями совершенно нового общества, и ошибки в этом случае неизбежны. «Их не надо оправдывать, но их надо объяснять» (А.В. Огнёв).

Самый надёжный аргумент в беседе — сравнение. И его надо использовать как можно чаще. Язык должен быть ясным и вместе с тем острым и выразительным. Здесь неуместна тоскливая наукообразность, неуместна и языковая «толерантность». Когда надо, не исключать необходимую «хлёсткость», о которой говорил В.И. Ленин.

Привлекательна индивидуальность автора. Таковы диалоги B.C. Кожемяко, где точная и острая постановка вопроса, а главное — живая мысль и заинтересованность в предмете разговора самого ведущего уже не отпускают внимания читателя. Или памфлеты А. Трубицына, полные сарказма, заставляющие работать и ум, и сердце.

Нам нужен «Экономический словарь» (словарь экономической и производственной терминологии). В жизнь вошло много новых слов этой сферы (дефолт, офшоры, холдинг и сотни других). Мы слышим их по телевизору, читаем в газетах, имеем общее представление, даже отваживаемся использовать в разговоре, но ... иногда чувствуем себя при этом не очень уверенно. Нам нужно конкретнее знать суть некоторых явлений, чтобы быть готовыми к анализу и объяснению. Материал такой нужен срочно, пусть даже в неотшлифованной форме. Очень надеюсь на внимание О.В. Черковца.

Многого ожидаю от созданного Центра политической учёбы при ЦК КПРФ (в том числе и заявленных в своё время книг «КПРФ в вопросах и ответах» и «История Коммунистической партии»). Но центр не охватит своим влиянием всех. Основной для многих (и постоянной) формой учёбы остаётся самостоятельная работа каждого из нас.

Как учитель в прошлом, не представляю учёбу без учебников. Знаю немало книг, имеющих на это право.

Среди них назвал бы одной из первых книгу B.C. Кожемяко «Деза. Четвёртая власть против СССР» (да и все другие в его авторстве). Но решение о статусе учебника должно исходить от отдела по агитационно-пропагандистской работе ЦК КПРФ. Это его прерогатива. Указанная литература по разнарядке (не надо бояться этого слова) должна в необходимом количестве поступать в региональные отделения партии. Уверен, коммунисты примут участие в решении материальной стороны вопроса.

Необходимо и пособие для самосовершенствования пропагандиста и агитатора. Я вижу его в форме программы для заочного обучения, где стоит указать темы, литературу к ним, методические рекомендации и контрольные вопросы. Здесь же и рекомендации по ведению агитационной работы.

Исходя из своих личных наблюдений, позволю поставить ещё несколько вопросов. Что хотелось бы видеть в работе идеологических отделов?

В каждой городской и районной организации партии должны быть библиотека, фильмотека и фонотека. Причём действующие, а не имитирующие работу. Отдел систематически должен знакомить коммунистов с выходящей литературой и организовывать её приобретение. Нести ответственность за подписку на «Правду», инициировать формы её пропаганды (на практике зачастую дело ограничивается личным ознакомлением и в лучшем случае — передачей соседу).

Попадает ли газета в учительские коллективы и в библиотеки — эти массовые «читающие» организации?

Как знакомятся с планом отдела коммунисты? Учитывается ли их мнение?

Поставленные вопросы имеют целью привлечь внимание к созданию полноценной информационной базы и к более основательной подготовке агитатора и пропагандиста. К сожалению, в знакомых мне организациях они решаются «нерешительно». И, видимо, не только у нас. Внимательно прочёл и выделил статью B.C. Кожемяко «Нужны для борьбы и газета, и книга» («Правда», № 112, октябрь 2012 г.). Полностью разделяю беспокойство автора!

Опубликовано в газете "Правда" №55 (30117) 27—28 мая 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 0%B7%D1%8F



Виктор Розов прибыл в Орёл
Автор Виктор КОЖЕМЯКО.

То, о чём написал в своём письме Эдуард Афанасьевич Шулятьев, действительно требует широкого внимания. Можно сказать, в масштабах всей нашей партии.

ПРОБЛЕМА учёбы, самообразования для коммунистов всегда была исключительно важна. Вспомним В.И. Ленина: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество». И всегда были трудности, связанные с «текучкой», с массой неотложных организационных дел, с нехваткой времени на то, чтобы книгами, чтением, самообразованием обогащать свои знания.

А сегодня, в нынешних условиях, трудностей существенно прибавилось. Начать с того, что и книги-то нужные теперь далеко не везде можно достать, о чём справедливо пишет автор письма. Система книгораспространения, действовавшая в советское время, разрушена, поэтому издающееся в Москве или Петербурге здесь же в основном и оседает, не достигая не только окраин, как выразился Эдуард Афанасьевич, но и куда более близких к центру регионов.

А проблема информирования о том, что издаётся? Вот читаю в письме предложение, чтобы работы Юрия Павловича Белова, публикуемые в «Правде», выходили сборниками. Но они ведь уже давно так выходят! Однако в Комсомольске-на-Амуре (да и только ли там?) это, оказывается, неизвестно. Кстати, регулярно выходят и книги Ю.В. Емельянова, о которых тоже, судя по всему, не знают многие, включая даже автора письма.

Конечно, я горячо поддерживаю его мысли и предложения о необходимости делать всё возможное, чтобы больше выходило книг, нужных коммунистам и нашим сторонникам. Названий-то на книжном рынке нынче масса, но в море развлекательного чтива, откровенной макулатуры и антисоветчины теряются нередко по-настоящему ценные издания, способные помогать в нашей работе и борьбе.

Да, бесспорно, таких изданий должно быть гораздо больше, и ЦК КПРФ за последнее время немало делает для этого. Но что и как делается на местах, чтобы уже имеющиеся книги доходили до тех, кому они необходимы?

Я бы сказал, картина очень пёстрая. Есть партийные комитеты, которые занимаются этим постоянно и целенаправленно, а есть и такие, которые работу с книгой не числят среди первоочередных своих забот.

Образцом мне видится Иркутский обком. Здесь уже давно выстроили и отладили свою книжную систему.

Внимательно следят, что интересного выходит в столичных издательствах — прежде всего таких, как ИТРК, «Алгоритм», «Молодая гвардия». Заказывают и покупают то, что привлекло внимание, доставляя потом к себе в регион.

А ведь от Москвы до Иркутска — конец не близкий! И тем не менее, бывая в этой сибирской области, каждый раз я с радостным удивлением узнаю: многие коммунисты уже читали недавно вышедшие новинки НАШЕЙ литературы.

Не менее важно, что благодаря обкому КПРФ поступают они в здешние библиотеки, школы, советы ветеранов. Да ещё и читательские обсуждения некоторых книг устраивают, приглашая авторов. Мне самому дважды посчастливилось участвовать в таких обсуждениях, организованных в большом зале областной библиотеки. К тому же обкому удаётся каждый год издавать несколько интересных книг своих местных авторов.

Вот это — Иркутск. Я понимаю, возможности в разных регионах разные, все партийные отделения одним аршином не измерить. И всё-таки недоумеваешь иногда: а почему же разница столь большая?

Позволю себе дать свой ответ на этот вопрос. По-моему, главных причин две. Первая — недооценка некоторыми нашими товарищами той работы, о которой идёт речь. Ну, дескать, книги — это не главное, к тому же отчитываться за их распространение и всё прочее, с ними связанное, не приходится. А дел, конечно, «и без них хватает»…

Вторая причина неотделима от первой. Есть люди более инициативные и менее. Первые отличаются тем, что берут на себя больше. Там, где другой скажет: «Да зачем брать на себя лишнее?» — этот возьмёт. И не будет считать «лишним».

У меня много наблюдений такого рода, причём, разумеется, не только с книгами связанных. Но сейчас — по этой теме.

К примеру, сказал я об авторских встречах с читателями, которые организует Иркутский обком партии. Собирается обычно много людей, и разговор бывает интересный. А трудно ли организовать такую встречу писателя, журналиста или любого другого автора понравившейся книги с читательской аудиторией?

Мне казалось, ничего особо трудного тут нет. Но теперь прихожу к иному мнению. Почему? Да убедился, что «лишняя» нагрузка не всем даётся. Скажем, договорились мы о читательской конференции с моими земляками в Рязани. Несколько раз мне из обкома сообщали: подготовка идёт. Но потом говорить об этом стали всё реже, а теперь, по-моему, уже года четыре прошло. Забыто? Без объяснений, замечу…

Или вот ещё история, совсем уж поразительная. Осенью 2012 года пригласили на встречу с читателями в город Ливны Орловской области. Хорошо, на мой взгляд, она прошла. То есть не только на мой — всем участникам понравилось. Они могли и высказаться о книгах, которые прочитали, и автора послушать, и вопросы свои задать. Поднимались острые проблемы сегодняшнего дня и нашей истории, говорилось о партийной жизни и «Правде». Словом, о многом. С удовлетворением рассказал про это в газете.

Но каково же было моё изумление, когда через некоторое время я узнал, что бюро Орловского обкома приняло постановление «О статье В.С. Кожемяко «Нужны для борьбы и газета, и книга», опубликованной в газете «Правда» от 12 октября 2012 г., № 112 (29886)». И этим постановлением первому секретарю Ливенского горкома Евгению Леонидовичу Мельнику было объявлено… партийное взыскание! За что? А вот за ту самую конференцию, которую он организовал, то есть, иначе говоря, за проявленную инициативу.

Сразу скажу: по апелляции Е.Л. Мельника более чем странное решение бюро обкома постановлением президиума Центральной контрольно-ревизионной комиссии было отменено. Однако не уйти от вопроса: а как же могло оно появиться?..

Есть необходимость продолжить. Первый секретарь Орловского обкома Василий Николаевич Иконников во время тех событий полтора года назад, когда мы встретились с ним на пленуме ЦК, попытался объяснить мне «логику» принятого постановления. Дескать, Ливенский горком переоценил свои возможности, и в результате масштаб конференции оказался заужен. А вот если бы к организации обком подключили, была бы совсем другая массовость!

— Так я не против, — говорю, — если в областном центре будет проведена более массовая встреча с читателями.

— Обязательно, — заверил первый секретарь.

В общем, хорошо мы поговорили. Обнадёживающе. Однако прошло с тех пор, как я уже сказал, полтора года, а приглашения на читательскую конференцию в Орёл так и не последовало.

Уточню: от обкома не последовало. Но пригласили на 4 мая сего года в историко-патриотический клуб «Ветеран», который создан в Орле по инициативе коммуниста Владимира Дмитриевича Хахичева, возглавлявшего многие предыдущие годы здешний обком КПРФ. Вошли в этот общественный клуб члены партии и наши сторонники, ветераны промышленности и сельского хозяйства, культуры и социальной сферы, бывшие партийные работники. А пригласили меня потому, что некоторые из них прочитали вышедшую в прошлом году книгу «Виктор Розов. Свидетель века». Отрывки из неё и «Правда» печатала. Так вот, гражданская позиция выдающегося писателя-патриота в труднейшие для Родины годы стала главным поводом предложенной встречи с читателями.

Откровенно говоря, после выхода книги я ждал приглашений в Ярославль и Кострому — города, с которыми Виктор Сергеевич при жизни особенно тесно был связан. Но позвали, как видите, в Орёл. Инициатива! Причём В.Д. Хахичев вместе с руководителем профсоюза машиностроителей Владимиром Петровичем Кузнецовым изыскали возможность приобрести в издательстве «Алгоритм» 140 экземпляров книги, вручив её участникам конференции.

О том, как она прошла, пусть расскажет в газете кто-нибудь из них. Отзывы я слышал хорошие. А самое главное — в книге ведь мои беседы с Виктором Сергеевичем Розовым, то есть это его голос, его мысли и эмоции, а значит, это он прибыл в Орёл.

Как говорится, дорогого стоит…

Два вопроса от редакции:

1. Какие книги вам удалось прочитать за последнее время?

2. Что читаете сейчас?


Опубликовано в газете "Правда" №55 (30117) 27—28 мая 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 1%91%D0%BB


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июн 05, 2014 8:53 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Его войска освобождали Донбасс, Крым, Севастополь
Автор Александр Сухарев.


О Маршале Советского Союза Ф.И. ТОЛБУХИНЕ политический обозреватель «Правды» Виктор Кожемяко беседует с руководителем Межрегиональной общественной организации «Выдающиеся полководцы и флотоводцы Отечества» Александром Сухаревым.

Знают ли молодые сегодня имена, жизнь и подвиги тех, кто завоёвывал Великую Победу, 70-летие которой мы отметим в будущем году? Многих ли знают героев и полководцев Великой Отечественной?

Вот читаю: «Знаменитый военачальник, герой Сталинграда, воитель-защитник Украины, Крыма и Молдавии, а потом участник освободительного похода в балканские страны, маршал Толбухин ныне в России почти забыт, он исчезает из ратной славы нашей Родины. Многие молодые люди студенческого возраста, не говоря уже о школьниках, с удивлением воспринимают незнакомое имя полководца, не ведают о подвигах исконно русского исполина ярославской земли».

Это из статьи президента Межрегиональной организации «Выдающиеся полководцы и флотоводцы Отечества», доктора юридических наук, профессора А.Я. Сухарева, которая открывает недавно вышедшую в издательстве «Патриот» книгу «Маршал Толбухин: «…Я служил России». Она приурочена к 120-летию со дня рождения Маршала Советского Союза Фёдора Ивановича Толбухина, исполняющемуся 16 июня. О нём, выдающемся советском полководце сталинской плеяды, я и беседую с инициатором этого издания и автором-составителем Александром Яковлевичем Сухаревым.

У каждого своё лицо и своя судьба, но война была общая

— Если помните, пела Людмила Зыкина прекрасную песню Пахмутовой «Поклонимся великим тем годам», где звучали такие слова: «И маршалам страны, и рядовым, / Поклонимся и мёртвым, и живым, / Всем тем, которых забывать нельзя, / Поклонимся, поклонимся, друзья!»

Рядовые и маршалы вместе завоёвывали Победу, одну на всех. Рядовых были миллионы, маршалов гораздо меньше. Но теперь память даже самых прославленных некогда личностей Великой Победы, в том числе её полководцев, приходится отстаивать и защищать. Ведь многие годы упорно внушалось, что воевать эти полководцы совсем не умели (хотя победили почему-то!). Насколько я понимаю, восстановление правды о них и есть главная задача общественной организации, которую вы возглавляете?

— Совершенно верно. А издание книг — важная составляющая нашей работы. К счастью, некоторые полководцы Великой Отечественной успели написать мемуары, и мы, например, с радостью выпустили, впервые в полном объёме, воспоминания маршала К.К. Рокоссовского «Солдатский долг». Вышли у нас и сборники, посвящённые генералу армии И.Д. Черняховскому, адмиралу Н.Г. Кузнецову. Они все, как и другие их боевые товарищи, по праву заслужили ореол славы, но у каждого своё лицо, своя судьба, что интересно раскрывается в книгах.

Фёдор Иванович Толбухин ни мемуаров, ни каких-либо дневниковых записей после себя не оставил. Неоднократно раненный и контуженный в боях трёх войн — Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной, испытывая постоянное перенапряжение в ратном труде, то есть работая, что называется, на износ, он слишком рано, не дожив до 56 лет, скончался — всего через четыре года после Победы. К тому же был Фёдор Иванович в жизни чрезвычайно скромным человеком, что тоже сказалось. Однако нам было ясно: если нет его книги, значит, должна быть книга о нём, кого я называю маршалом-легендой. Вот и взялись коллективно за эту работу. С помощью сохранившихся документов и свидетельств его боевых сослуживцев.

— Понятно, что это плод большого совместного труда. Но я ведь знаю, ваш вклад, фронтовика и учёного, здесь первостепенный. И ещё: читая книгу, заметил, что у вас к её герою особая любовь.

— Скрывать не буду, так и есть.

— А почему? Из вашей биографической справки я вижу, что вам довелось воевать на Западном, Центральном, 1-м и 2-м Белорусских фронтах. Толбухин же командовал Южным, а затем 4-м и 3-м Украинскими фронтами.

— Да, лично я его не знал и даже не служил под его началом. Но, думаю, по содержанию книги моё чувство можно понять. Кроме того, что был он, безусловно, выдающимся стратегом, одарённым всеми основными для военачальника данными, сумел остаться, как я уже сказал, редкостно скромным, до застенчивости, человеком. Ему были свойственны терпимость и внимание к подчинённым, в самых страшных битвах не забывал думать о том, как уберечь людей.

— Ныне кому-то удивительным может показаться, как это выходец из многодетной крестьянской семьи, рождённый в безвестной деревне Андроники Ярославской губернии, достиг высшего воинского звания, стал Маршалом Советского Союза. Хотя мы-то с вами знаем, что похожим был путь многих полководцев Великой Отечественной.

— Действительно, типичный путь в Советской стране. Маршал Жуков — из калужской деревни, маршал Конев — из вятской и так далее. Не будь Октябрьской революции, вряд ли стали бы они теми, какими мы знаем их.

Первую мировую Толбухин начал рядовым солдатом. Правда, не в традиционных родах войск — пехоте или кавалерии, а в зарождавшихся механизированных. После Октября пошёл в Красную Армию. И за бои с белополяками в 1920 году Фёдор Толбухин награждается орденом Красного Знамени.

— Хорошо, что в приложения к вашей книге вы включили подлинные документы, наглядно показывающие, как шёл рост молодого и способного красного командира, как вовремя его замечали, давали возможность учиться и продвигали по службе. В 1940 году, перед войной, он уже генерал-майор…

— Хочу в связи с этим обратить ваше внимание на один эпизод. Как раз тогда, когда Фёдор Иванович стал генералом (он был уже и членом Коммунистической партии), его вызвали «на смотрины» к Сталину. Так вот, после состоявшейся беседы Иосиф Виссарионович не только согласился с его выдвижением, но и высказал намерение представить Толбухина к очередной награде.

Через трудности, поражения и утраты

— А дальше была Великая война. Когда она началась, Фёдор Иванович волею судьбы далеко оказался от переднего края: из Киевского военного округа, где он командовал 72-й стрелковой дивизией, в 1938 году его перевели аж в Тбилиси — на должность начальника штаба Закавказского округа. Однако из вашей книги я узнал, что почти с первых дней войны ему было поручено не-обычное и весьма ответственное задание…

— Исключительно ответственное, о чём ныне, прямо скажем, мало кому известно. Именно под руководством Толбухина разрабатывается план ввода советских войск в Иран, назначенного на август 1941-го. Это было необходимо, чтобы таким решительным ходом упредить возможность для фашистской Германии подчинить Иран, поставить себе на службу его энергоресурсы и образовать ещё один мощный, враждебный для нас плацдарм в начавшейся войне.

Операция прошла блестяще. И Толбухин имел полное право испытать удовлетворение от её успеха. Ведь это была первая разработанная под его руководством военная операция.

— Но впереди-то сколько их было! К сожалению, поначалу не все удачные?

— Это так. Мы в нашей книге придерживались принципа, что приукрашивать ничего не надо. И тем более — ни в коем случае правду не очернять, что стало повальным бедствием в последние десятилетия.

Правда есть правда. В ту войну нам пришлось столкнуться с необыкновенно сильным врагом. И путь к Великой Победе пролёг сперва через тяжкие поражения и утраты. Но это ничуть не принижает ни народ наш, ни армию, ни её полководцев и Верховного Главнокомандующего. Наоборот! Слава их тем больше, чем яснее понимание, какие неимоверные трудности пришлось преодолеть.

Возвращаясь к Толбухину, напомню: следующей важной страницей военной его биографии становится разработка в конце 1941 года плана десантной операции, получившей впоследствии название Керченско-Феодосийской. Замысел состоял в том, чтобы, форсировав Керченский пролив из района Тамани, одновременной высадкой двух армий в район Керчи и в Феодосийский порт окружить и уничтожить керченскую группировку противника. А в дальнейшем предполагалось развить наступление вглубь полуострова, деблокировать героически оборонявшийся Севастополь и полностью освободить Крым.

— Дерзкий план, ничего не скажешь. Однако насколько обоснованный?

— Ставка Верховного Главнокомандования после некоторой доработки план утвердила. Но в ходе его осуществления роковую роль сыграли недостаточная твёрдость командующего фронтом Д.Т. Козлова и особенно — некомпетентное вмешательство представителя Ставки Л.З. Мехлиса. Известно, Сталин даст его действиям суровую оценку.

— Ведь именно Мехлис настоял, чтобы Толбухин был отстранён от должности начальника штаба фронта?

— Да, в марте 1942-го. Было так. Несмотря на все трудности, 2 января этого года наши войска полностью заняли Керченский полуостров, и положение немцев в Крыму стало угрожающим. Однако далее развить наступление в должном темпе не удалось.

Немцы, перехватив инициативу, 8 мая прорвали оборону Крымского фронта, который потерпел очень тяжёлое поражение.

Толбухин крайне тяжко это переживал, хотя оказался уже далеко оттуда. Назначен был всего-навсего заместителем командующего Сталинградским военным округом…

— Когда вы говорите «всего-навсего», я понимаю, что и округ-то в тот момент был второстепенный, «негорящий» — не фронт. Но как быстро во время войны всё менялось! Проходит совсем немного времени, и уже нет на всей карте боевых действий более горящего слова, чем Сталинград.

— Именно! И в конце июля 1942 года Фёдор Иванович Толбухин назначается командующим 57-й армией, которая войдёт во вновь созданный Сталинградский фронт.

С честью выдержал сталинградский экзамен

— Расскажите нашим читателям, хотя бы кратко, как проявил себя Толбухин в грандиозной битве за Сталинград.

— Прекрасно проявил. Не случайно же после её окончания он будет назначен на пост командующего фронтом. На деле доказал, что достоин этого.

Задачей толбухинской 57-й армии стала оборона южных подступов к городу. Сюда рвалась 4-я танковая армия генерал-полковника Гота. Рвалась, чтобы овладеть тактически очень выгодными высотами в районе Красноармейска, выйти здесь к Волге и с юга ворваться в Сталинград.

Но армия Толбухина с честью выполнила свой долг перед Родиной и сорвала замысел врага. Немцам так и не удалось увидеть Волгу с высот Красноармейска.

— А могли бы особо сказать о личной роли командующего?

— Об этом очень много можно говорить. Сошлюсь на свидетельство, уже послевоенное, одного из сталинградских комдивов — генерал-майора Ивана Константиновича Морозова: «С самого начала своих действий под Сталинградом и до перехода в контрнаступление 57-я армия без шума, спешки, продуманно и организованно вела оборонительные бои и частные наступательные операции. Мы называли её армией порядка и организованности и любили её командование за исключительно внимательное и бережное отношение к людям, к воинам, в каком бы звании они ни были».

Вот это — толбухинский стиль. И проявлялся он постоянно, во всём. А себя Фёдор Иванович не щадил. Например, перед началом сталинградского контрнаступления чувствовал он себя физически весьма неважно: болело сердце, обострился диабет, врачи предписывали соблюдать строгий режим. Но командарм отклонял все попытки товарищей «разгрузить» его и по-прежнему ездил в войска, уточнял в каждой дивизии её задачи. Словом, работал, не считаясь ни со временем, ни с нездоровьем, подавая пример другим своей неутомимостью и собранностью.

— Мне опять хочется отметить, насколько продуманно происходило выдвижение кадров на высшие посты в Красной Армии. Достойных же было много, но из них умели выбрать самых достойных.

— Согласен с вами. И Толбухин в этом смысле хороший пример. Вот выдержал он сталинградский экзамен, и ему присваивается звание генерал-лейтенанта, он награждается полководческим орденом Суворова I степени, а потом, вскоре, в звании генерал-полковника поручают ему командование фронтом.

— Да, Южный фронт. Кстати, я заметил, что в том же 1943-м его награждают ещё одним высоким орденом полководца — орденом Кутузова I степени, и он получает очередное, третье за год, звание — генерал армии.

— Это уже за прорыв «Миус-фронта» и освобождение Донбасса.

Полководческая зрелость приходит в крупнейших операциях

— Знаете, Александр Яковлевич, в 1972 году во время моей командировки в Донецкую область наш собкор по Донбассу Дмитрий Филиппович Акульшин сказал: «Я обязательно должен свозить вас на «Миус-фронт». Когда-то он был здесь военкором «Правды» и с восторгом рассказывал мне о Толбухине. А я на месте боёв был поражён сохранённым в тогдашнем состоянии участком земли, которая, казалось, гремит под ногами: настолько густо пропитали её осколки снарядов, мин и бомб… Расскажите про «Миус-фронт».

— Этот мощный оборонный рубеж на берегу реки Миус, прикрывавший Донбасс, фашисты начали создавать ещё в октябре 1941 года. Они и назвали его «Миус-фронт». К лету 1943-го он состоял из трёх основательно укреплённых полос, общая глубина которых достигала 40—50 километров.

Два наших первых удара не достигли успеха, хотя удалось не только сковать группировку противника в Донбассе, но и отвлечь его силы из-под Харькова, не дать возможности отправить дополнительные дивизии на Курскую дугу, где развёртывалась в это время решающая битва.

Критически проанализировав причины первых неудач, Толбухин по-другому спланировал прорыв «Миус-фронта», который и был осуществлён 18 августа. А затем командующий предпринял небывало дерзкий манёвр с использованием кавалерийского корпуса. Ночью он углубился на 50 километров в тыл врага, и вместе с подошедшими частями механизированного корпуса, при содействии Азовской военной флотилии они наголову разгромили таганрогскую группировку немцев. В результате 8 сентября 1943 года был освобождён город Сталино — нынешний Донецк.

— Сейчас, когда имя этого города и многих других городов Донбасса каждодневно у нас на устах, когда вновь снаряды и бомбы рвутся на этой земле, с особым волнением воспринимаются те события Великой Отечественной…

— Конечно. Низко кланяясь героям-толбухинцам, мы должны помнить, что они тогда предотвратили тотальное разрушение Донбасса, о котором говорилось в специальном приказе Гиммлера. Он требовал (дословно!), «чтобы не остались в сохранности ни один дом, ни одна шахта, которая бы не была выведена на долгие годы из строя…» Сорвал Толбухин их разрушительные планы.

— А дальше — с ходу, без отдыха, дабы не утратить наступательную инициативу, — Мелитопольская операция. Тоже, как я понимаю, стратегически чрезвычайно важная. Недаром же за умелое руководство войсками при освобождении Мелитополя Фёдор Иванович был награждён орденом Ленина. Читаю в книге вашей: «В этих боях он достиг подлинной полководческой зрелости».

— Именно так. Дело не только в освобождении Мелитополя. Гитлеровцы возлагали большие надежды на плацдарм, закрывавший доступ советским войскам в Никопольско-Криворожский район, действительно важнейший во многих отношениях. С помощью искусных оперативных манёвров Толбухин предотвратил реальные угрозы удара ему в тыл и создал условия для очередной, Никопольско-Криворожской операции, которую его фронт, переименованный из Южного в 4-й Украинский, успешно провёл совместно с 3-м Украинским фронтом. Войска Толбухина отрезали немцев в Крыму.

— Удивительно, как судьба связала его, северянина, ярославца, с югом нашей Родины, особенно с Крымом! Когда началось планирование Крымской наступательной операции, не мог же он не вспоминать своё пребывание на этой земле вместе с героическим и трагическим десантом суровой зимой в начале 1942-го.

— Ещё бы! И вот подумайте, прошло с тех пор два года. Я бы сказал, всего два года, но какими необыкновенно насыщенными были они для наших воинов, для всей страны, отражавшей мощнейшее вражеское нашествие. К началу крымского наступления советские войска превосходили противника в танках и самоходных артиллерийских установках уже в 3,1 раза, в авиации — вдвое, в орудиях и миномётах — в 1,6 раза. Но роль полководческого искусства оставалась важнейшей, и в битве за Крым Толбухин сполна это продемонстрировал.

— Могли бы привести конкретные примеры?

— Их много. Вот хотя бы один. Как известно, операция началась 8 апреля 1944 года после продолжавшейся два с половиной часа артиллерийской и авиационной подготовки. А 11 апреля, совершенно неожиданно для немецкого командования, Толбухин с плацдарма южнее Сиваша вводит в прорыв усиленный 19-й танковый корпус, который даёт возможность быстро овладеть крупным железнодорожным узлом Джанкой и затем, развивая наступление на Симферополь — Севастополь, рассечь крымскую группировку врага.

Возникает вопрос: а как же это целый корпус мог оказаться к югу от Сиваша неведомо для командования противника? Вся военная техника и вооружение были скрытно переправлены сюда в период с 13 по 25 марта. Переправа танков велась только ночью или при крайне плохой видимости, для них заранее были подготовлены укрытия. Всё тщательно маскировалось, даже заметались следы гусениц.

— Незаурядный замысел командующего и воинское искусство в самом деле бесспорны.

— Всего семь дней потребовалось нашим войскам теперь, в 1944-м, чтобы освободить весь Крым. А вот бои за Севастополь приняли затяжной характер. Хотя… Давайте вспомним, что советские войска обороняли этот город русской славы 250 дней, а немцы смогли удерживать его меньше месяца.

Подчеркну опять-таки полководческое мастерство Толбухина. Главный удар при штурме Севастополя решено было наносить с востока и юго-востока, на участке Сапун-гора — берег моря. Вспомогательный — с северо-запада 2-й гвардейской армией. Однако её действия, чтобы дезориентировать врага, командующий начал на два дня раньше. Вражеский просчёт ускорил тот заветный момент, о котором столько мечтал Фёдор Иванович: 9 мая 1944-го над Севастополем развевалось победное Красное знамя!

Под звёздами балканскими

— В книге вашей содержится следующая оценка, данная президентом Академии военных наук, генералом армии М.А. Гареевым: «Операция по освобождению Крыма была одной из выдающихся операций, проведённых под руководством Толбухина». И тут же: «Наиболее яркой страницей его полководческой деятельности была Ясско-Кишинёвская наступательная операция, проведённая во взаимодействии с войсками 2-го Украинского фронта и Дунайской военной флотилией. В этой операции Фёдор Иванович командовал войсками 3-го Украинского фронта».

— Полностью разделяю эти оценки. А командующим 3-м Украинским фронтом он был назначен сразу после освобождения Крыма, и во главе этого фронта ему предстояло пройти огромный путь, как пелось в известной песне, под звёздами балканскими, освобождая от фашистов одну за другой такие страны, как Румыния, Болгария, Югославия, Венгрия, Австрия. В каждой из них условия для толбухинских войск складывались по-своему, требуя от командующего подчас, казалось бы, совсем не свойственных военачальнику качеств. Есть основания, например, говорить о нём как о талантливом дипломате, как о человеке, умевшем ценить и беречь культурные достижения других народов. Кстати, в сентябре 1944 года ему будет присвоено высшее воинское звание — Маршал Советского Союза.

— Но сперва ведь была упомянутая Ясско-Кишинёвская операция, после которой 3-й Украинский фронт продолжал действовать уже на территориях других стран. Не скажете ли самое главное о ней?

— Самое главное — та военная мудрость командующего, о которой мы уже говорили.

Снова Толбухин перехитрил врага — опытного и коварного генерала Фирснера, возглавлявшего группу немецко-румынских армий «Южная Украина». Тот ждал наступления советских войск на кишинёвском направлении, где для этого у них, казалось, были все преимущества. А Фёдор Иванович после обстоятельных размышлений вместе с начальником штаба Бирюзовым определил для главного удара вроде бы гораздо менее удобный Кицканский плацдарм на тираспольском направлении.

Однако, чтобы ввести противника в заблуждение, имитировалась активнейшая подготовка к наступлению на Кишинёвском плацдарме. И когда 20 августа совсем не оттуда, откуда это ожидалось, грянуло решающее сражение, враг понял, что попал в имитационную ловушку, созданную советским полководцем.

Не просто поражение произошло — это была катастрофа. А в Бухаресте 23 августа началось народное антифашистское восстание, на историческую сцену выходил румынский рабочий люд во главе с коммунистом Георге Георгиу-Деж.

— В книге ваших воспоминаний я прочитал, что вы встречались с вождём румынских коммунистов.

— Да, после войны я был в Румынии с делегацией ЦК комсомола, и у нас состоялась большая беседа с руководителями страны. Тогда Георгиу-Деж дал очень высокую оценку не только военным действиям Толбухина, но и его общению с королём Михаем, который вывел Румынию из союзнических отношений с гитлеровской Германией и войны на её стороне.

— А потом перед Фёдором Ивановичем была Болгария?

— Находившаяся, между прочим, тоже в союзе с Германией. При подходе к болгарской границе Толбухин и тут проявил недюжинный дар стратега и гибкого дипломата. Учитывая особенности ситуации, он сперва решил прозондировать мнение Верховного Главнокомандующего. Реакция Сталина была мгновенной: «Будет полезнее, если вы, товарищ Толбухин, прилетите ко мне».

Разговор в кабинете Сталина идёт один на один, а затем Фёдора Ивановича ждала ещё встреча с Георгием Димитровым, который обстоятельно знакомит его с ситуацией в своей стране. «Надеюсь, скоро встретимся в свободной Софии», — завершил беседу легендарный лидер болгарских коммунистов.

— И Болгария в результате была освобождена без кровопролития?

— Фронт Толбухина вышел на границу с Болгарией 7 сентября 1944 года. Командующий отдал удивительный приказ: «Границу переходить без единого выстрела. Командиров частей срочно предупредить об этом. Артиллерию подготовить к бою, но отвечать только на огонь врага».

Вместо бомб на Болгарию полетели листовки. Работали все радиостанции фронта. «Болгары! — обращался Толбухин к солдатам и к народу. — Красная Армия не имеет намерений воевать с болгарским народом и его армией, так как она считает болгарский народ братским народом. У Красной Армии — одна задача: разбить немцев и ускорить срок наступления всеобщего мира».

Ночью 9 сентября в Софии произошло вооружённое восстание. Новое правительство объявило Гитлеру войну. А болгары с любовью встречали советских солдат…

Да, проявил себя как гуманист и дипломат

— К сожалению, многое забывается сегодня. Больше того, очерняется и оскверняется, в том числе память наших полководцев. Вот и город Толбухин в Болгарии, названный так в ознаменование его заслуг перед болгарским народом, уже не Толбухин. И памятник ему, установленный в этой стране, из-за плачевного состояния пришлось перевезти в Ярославскую область. Между тем руководимые Толбухиным войска избавили Болгарию не только от Гитлера, но и от разрушительных бомбардировок. А ведь американские «летающие крепости» сбрасывали бомбы на Софию и другие болгарские города. Совершала налёты и английская авиация. Бомбили страну потому, что сюда вступали армии Советского Союза?

— Несомненно. Вспомните разрушение американской авиацией Дрездена да и многие другие подобные трагедии. А вот советский маршал Конев спас исторический город-музей Краков в Польше. Маршал Толбухин сумел сохранить почти непострадавшей красавицу Вену. Способствовала этому установленная им связь с руководством австрийского движения Сопротивления и первым канцлером Австрии Карлом Реннером. А накануне боёв за Вену Фёдор Иванович обратился к жителям города с воззванием, которое произвело на них большое впечатление. В нём говорилось и о том, что Красная Армия стремится уберечь австрийскую столицу и её памятники культуры от уничтожения, а венцы призывались всячески мешать фашистам минировать свой город.

Вот и ранее, при взятии столицы Югославии Белграда, Толбухин старался обойтись без мощных авиационных и артиллерийских ударов, чтобы сохранить город от разрушения и чтобы ущерб населению был минимальным.

— Белград штурмовали вместе с частями Народно-освободительной армии Югославии?

— Да. Принимали участие и болгарские войска, то есть Толбухин управлял уже коалиционной войсковой группировкой. Но до этого и позднее приходилось решать немало сложных проблем с амбициозным Тито, и Фёдор Иванович умел найти к нему тонкие, филигранные подходы. Действительно дипломат!

— Самой тяжёлой и кровопролитной на заключительном этапе войны стала для него, конечно, Будапештская операция?

— Можно сказать, в целом сражение за освобождение Венгрии. Гитлер придавал особое значение нефтяному району Надьканиже, подчёркивая, что «можно скорее пойти на сдачу Берлина, чем на потерю венгерской нефти и Австрии». На будапештское направление немцами были брошены крупнейшие резервы и организовано мощное контрнаступление.

В этой обстановке Толбухин использовал опыт действий 57-й армии под Сталинградом и опыт Курской битвы. За короткий срок создаётся глубокоэшелонированная оборона глубиной в 25—50 километров. И контрнаступление немецко-фашистских войск было остановлено.

А ещё военные историки выделяют то обстоятельство, что Толбухину удалось организовать очень эффективную разведку и своевременно вскрывать выдвижение контрударных группировок противника. Благодаря этому наносились упреждающие удары артиллерией, авиацией и заблаговременно сосредоточивались основные усилия на угрожаемых направлениях. Умело и своевременно осуществлялся манёвр войсками и противотанковыми средствами.

Признано весьма примечательным, что в ходе ожесточённых оборонительных боёв командующий сумел сохранить необходимые силы и средства для перехода в наступление и проведения завершающей Венской операции. В ходе неё также было проявлено много творчества, изобретательности, неожиданных для противника способов действий.

— Словом, абсолютно заслуженно в конце апреля 1945 года Фёдор Иванович награждается высшим воинским орденом «Победа». Как было сказано в Указе, именно «за освобождение территорий Венгрии и Австрии».

— Он — один из тех восьми командующих фронтами, которые были удостоены этой особо почётной награды.

— Полководческий орден, предназначенный для высшего командного состава Красной Армии, которым отмечалось успешное проведение крупнейших боевых операций!.. Но, читая вашу книгу, я обращал внимание и на личное мужество Толбухина, на его умение продуманно рисковать во имя Победы. Например, когда в январе 1945-го создалась исключительно трудная и опасная ситуация в связи с ударом врага из района севернее озера Балатон, Ставка ВГК предоставила командованию фронтом самостоятельно решать, продолжать ли удерживать захваченный плацдарм западнее Дуная или отойти за реку. Но Толбухин после немалых раздумий и колебаний решил всё-таки плацдарм отстоять, хотя многим это казалось почти невозможным. Даже Сталин лично звонил ему, разрешив отвести войска на левый берег Дуная. А товарищи предложили Фёдору Ивановичу в целях безопасности перейти туда хотя бы самому вместе с основным КП фронта. Но и такое предложение он отклонил!

— А вы заметили, как воспринято это было его подчинёнными — командирами и рядовыми бойцами? «Самый сложный момент был, когда узнал, что наш комфронта Толбухин может с КП перейти на левый берег Дуная. Здесь, на правом, было действительно очень горячо… И тут отдали приказ: «Ни шагу назад!» Даже от сердца отлегло. Значит, с нами Толбухин, значит, надеется, знает: устоим! Фёдора Ивановича в войсках очень любили и уважали».

Это из воспоминаний майора-танкиста Г.Н. Гурьянова, но могли бы так же написать, наверное, все участники тех боёв.

Вот такие были советские полководцы. Чтобы конкретнее донести это до большего числа нынешних соотечественников, оживить угасающий с годами огонь советского патриотизма и зарядить подрастающее поколение гордостью за наше победное наследие, и ведёт свою деятельность общественная организация, которую я возглавляю. Ради этого издана и книга о маршале Толбухине. Во имя этого мы проводим 11 июня посвящённую ему Международную научную конференцию. Такие имена и дела должны жить вечно!


Опубликовано в газете "Правда" №60 (30122) 6—9 июня 2014 года


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн июн 23, 2014 7:48 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Задача нашей партии — защита справедливости

Авторы: Николай КОЖАНОВ, Виктор КОЖЕМЯКО.



Заметки из зала пленума

Очередной пленум ЦК КПРФ состоялся в канун одной из трагических дат нашей истории: 73 года назад, 22 июня 1941 года, началась Великая Отечественная война. Об этом напомнил, открывая его работу, Председатель ЦК КПРФ Г.А. ЗЮГАНОВ. Участники и гости пленума отметили эту дату возложением цветов к братской могиле в городе Московский, где покоятся солдаты, остановившие в тот страшный год рвавшиеся к столице нашей Родины немецко-фашистские орды.

Тема народного подвига, тема сопротивления, особенно на фоне последних событий на Украине, не могла не найти отзвука в докладе и выступлениях на пленуме, посвящённом борьбе КПРФ за экономические и социальные права трудящихся.

Не прошли его участники и мимо ещё одной знаменательной годовщины: 60 лет назад в СССР началась грандиозная, поистине всенародная эпопея освоения целинных и залежных земель, во многом обеспечивших в те нелёгкие для страны послевоенные годы её продовольственную безопасность. Под овации зала медали ЦК КПРФ, посвящённые этой годовщине, были вручены ветеранам — непосредственным участникам освоения целины, руководителям и организаторам промышленности, сельского хозяйства тех героических лет.

Власть — созидателям, а не временщикам!

— Вряд ли кто из нас мог представить ещё несколько месяцев назад, что западные районы Ростовской области станут прифронтовыми, — заметил открывший прения по докладу первый секретарь Ростовского и Крымского региональных комитетов КПРФ Н.В. Коломейцев. — Война фашистской хунты с собственным народом вплотную приблизилась к границам области. Приграничные сёла подвергаются обстрелу, число беженцев удваивается с каждым днём и уже превышает 100 тысяч человек. Нерешительность и колебания властей в этой тревожной ситуации, по мнению оратора, могут стать угрозой для национальной безопасности страны.

Лидер коммунистов Дона резко критиковал правительство РФ за неумение и нежелание работать по отраслевым принципам и отраслевым программам, за отсутствие преемственности в решении назревших задач. Это находит отражение и в действиях властей в Крыму. До сих пор не наведён элементарный порядок в банковской системе, в дорожном строительстве. Огромные очереди людей и грузов не убывают в порту Кавказ, обеспечивающем связь с полуостровом, хотя их могли бы легко разгрузить порты Новороссийска, Сочи, Анапы.

Острой критике подверг товарищ Коломейцев и поддержку либералами-временщиками, подвизающимися в руководстве экономикой страны, таких провальных проектов, как фонд «Сколково» и чубайсовский «Роснано», куда безвозвратно вкладываются сотни миллиардов народных средств.

Неоднократно прерывалось аплодисментами зала яркое выступление руководителя народного сельхозпредприятия «Звениговский», первого секретаря Марийского рескома КПРФ И.И. Казанкова. Воспитанный советской школой работы на земле, он даже в нынешних тяжелейших для сельского производства условиях вывел свой двухтысячный коллектив в десятку лучших в стране. Видя, как разоряются, рушатся мелкие фермерские хозяйства, с помощью которых либералы-экономисты обещали накормить страну, Иван Иванович создал мощное комплексное хозяйство с многотысячным свиным стадом, тысячами голов лошадей и крупного рогатого скота, с предприятиями по переработке продукции животноводства, собственной разветвлённой торговой сетью, прочными взаимовыгодными связями с сельхозпредприятиями Татарстана и Казахстана.

С горечью говорил руководитель «Звениговского» о развале когда-то мощной советской промышленности, работавшей на село, в связи с чем новейшие современные машины и технологии приходится покупать в Белоруссии, Германии, Австрии, Швейцарии. В минувшем году на выставке в Германии с участием 132 стран «Звениговский» завоевал 24 медали и мировой кубок! «Если бы такую награду обрела какая-либо команда в спорте, — усмехнулся председатель «Звениговского», — шум в прессе был бы на всю страну. А о нашем кубке — ни звука».

Зато об успехах хозяйства широко информированы рейдеры. С 2007 года они не без помощи властей пытались захватить хозяйство и уничтожить его руководителя. Но коммунисты, фракция КПРФ в Госдуме и лично Г.А. Зюганов сделали всё, чтобы защитить талантливого организатора сельского производства, восстановить его доброе имя.



Вертикали успеха

— Трагедия юго-востока Украины, — заметил в своём выступлении первый секретарь Краснодарского крайкома КПРФ Н.И. Осадчий, — говорит нам о том, чего мы как партия, выражающая интересы людей труда, не можем и не должны допустить в России.

Между тем ситуация в стране и непосредственно в крае, по словам лидера коммунистов Кубани, остаётся сложной. Регион тонет в море острейших проблем. Куда ни глянь, кругом беда. Тут и многомиллиардные долги, и бюджетный дефицит, и ежегодные потери земель сельскохозяйственного назначения.

В борьбе за социальные права и интересы людей труда коммунисты Кубани стремятся использовать как уличные формы протеста, так и возможности депутатской вертикали. Так, в станице Тбилисская райком партии вместе с другими общественными организациями провёл митинг, где собрались две тысячи жителей. В итоге удалось не допустить строительства в центре станицы экологически вредного химического предприятия. В станице Динская в результате совместных усилий райкома партии и депутатов был спасён от банкротства сахарный завод. Благодаря усилиям депутатской вертикали на всех уровнях были исключены из планов приватизации осетровые заводы, а также ряд энергообъектов.

Н.И. Осадчий особо остановился на проблемах участия коммунистов в профсоюзном движении. Не заняв сильных позиций в профсоюзах, трудно добиться усиления влияния партии в рабочих коллективах.

Первый секретарь Ярославского обкома КПРФ А.В. Воробьёв напомнил об опыте борьбы парторганизаций области, возглавивших ещё в 1990-е годы массовый протест против «монетизации» льгот, за спасение предприятий, обречённых воровской приватизацией на уничтожение. Эти традиции, считает он, важно сохранять и обогащать в нынешней борьбе за права и интересы людей труда. И здесь не надо чураться так называемых малых дел. Они нередко решают большие вопросы, что весьма ощутимо сказывается потом во время голосования на избирательных участках.

В нелёгкой борьбе, объединив усилия с коммунистами Вологодчины, удалось остановить один из проектов, грозивший загрязнением Волги, который пробивал владелец «Северстали» олигарх Мордашов. И такой опыт совместной борьбы региональных отделений партии тоже, конечно, заслуживает внимания и поддержки.



Основа народного доверия — дела во имя народа

Секретарь ЦК КПРФ П.С. Дорохин поддержал предыдущих выступавших, которые поставили вопрос о необходимости более активно добиваться создания коалиционного правительства народного доверия. А доверие это, как следовало из его речи, завоёвывается конкретными делами.

Павел Сергеевич возглавляет Комиссию по промышленной политике, созданную ЦК КПРФ, и одновременно работает в Комитете Госдумы по промышленности. Он отметил, что о насущной важности новой индустриализации в нашей стране за последние годы сказано немало слов, однако реальных дел в этом направлении со стороны правительства почти незаметно. Усилия депутатов-коммунистов направлены сейчас на то, чтобы в ближайшее время был принят закон о промышленной политике. Большинство предложений КПРФ учтено в разрабатываемом законопроекте. С большой настойчивостью добиваются коммунисты и должного внимания минпромторга к проблемам промышленных предприятий Крыма.

Сам Дорохин внимательнейшим образом изучил положение на 14 предприятиях Феодосии, а также в ряде трудовых коллективов Севастополя. Все наболевшие, неотложные их проблемы, особенно связанные со своевременной выплатой зарплаты трудящимся, остро поставлены в федеральном министерстве и решаются теперь заметно быстрее. Под постоянным контролем Комиссии ЦК КПРФ по промышленной политике находятся сейчас 23 предприятия Крыма и 15 других российских предприятий, где положение вызывает особую тревогу.

По выражению первого секретаря Дагестанского рескома КПРФ М.Г. Махмудова, в России создана распределительная система экономики. Продаются нефть и газ, формируется бюджет, а затем он делится между регионами. Абсолютное большинство их сегодня дотационные, а Дагестан относится к высокодотационным. Отстаивать законные права людей в таких условиях особенно трудно. На все обоснованные требования коммунистов, связанные с необходимостью улучшения жизни трудящихся, ответ обычно один: денег в бюджете нет.

И всё-таки фракция КПРФ в Народном собрании республики не опускает руки. В результате последовательной и настойчивой борьбы удалось добиться повышения минимальной оплаты труда, а значит, соответственно, и пенсий. Уже близки к принятию законопроекты о Знамени Победы, о «детях войны» и о региональном звании «Ветеран труда». По инициативе коммунистов началось массовое восстановление виноградников в республике, что вызывает всеобщее народное одобрение.

Особо острая проблема для Дагестана — безработица, достигающая 70 процентов. Лучшие молодые люди, которые многое могли бы сделать для социально-экономического подъёма родного края, вынужденно покидают его. Здесь требуются, конечно, действенные меры федерального правительства.

О том же говорила и второй секретарь Калмыцкого рескома КПРФ Л.И. Балаклеец. Калмыкия всё больше превращается в спальный район Москвы. Остаются в основном старики и дети. Выходит так: от региональных выборов многие отлучены, а на федеральных всё за них решают работодатели…

И снова, как почти у каждого выступавшего, звучала тема Украины. Районы Калмыкии находятся в 300 километрах от российско-украинской границы. Едут беженцы. Привезли детей, самому младшему — 3 месяца! Невероятно больно смотреть на это горе, и местные жители стараются помочь как только могут. Однако нужна и гораздо большая помощь — в федеральном масштабе, необходимо соответствующее финансирование.

Людмила Ивановна, учительница по специальности, подняла важнейший вопрос — о воспитании классового сознания, особенно у молодых. Она отметила: на Украине в последние годы на образование выделялось 7,5 процента ВВП, а у нас — вдвое меньше. И там власть использовала эти средства в первую очередь для националистического оболванивания молодёжи, для того, чтобы отвратить её от России. А наше нынешнее образование и воспитание, как мы знаем, более всего направлены на выращивание индивидуалистов-потребителей. Горькие плоды придётся пожинать!



Как действовать более результативно

Секретарь Московского горкома КПРФ В.Р. Родин напомнил, что десятилетиями столичная городская структура создавалась для нужд гигантского промышленного и научного центра. Люди, работавшие на крупнейших предприятиях, чувствовали себя вполне защищёнными. Многие имели основания гордиться достижениями своих трудовых коллективов. И вот в одночасье всё это рухнуло. За 25 лет город был превращён в огромную барахолку, где требуются в основном охранники, продавцы, «дешёвые» строители и работники ЖКХ. Мэрия Москвы полностью отключила обратную связь с населением.

Вот в таких условиях городское отделение КПРФ ищет своё место и свои возможности для защиты социально-экономических прав людей. Тематика массовых протестных мероприятий определяется не умозрительной волей парткомов, а местной спецификой, регулярным мониторингом настроений в том или ином районе. Подключается и депутатская вертикаль — прежде всего муниципальные депутаты от КПРФ, которых в Москве более двухсот, а также депутаты Государственной думы и Московской городской. Так что в отличие от прошлых лет каждая протестная акция завершается теперь депутатским запросом в соответствующую инстанцию.

Вторая действенная форма партийного влияния — «круглые столы» в Мосгордуме, подкрепляемые юридической службой горкома. И третья составляющая сложившейся за последнее время системы — широкое и острое освещение протестной деятельности в городской газете КПРФ «Правда Москвы». Выступавший привёл убедительные примеры, каких результатов удаётся достигать с помощью газеты. Так, в «Аэрофлоте» не только был восстановлен неправедно уволенный работник, но и выплачена пилотам незаконно удержанная сумма в размере… миллиарда рублей! Удалось отстоять и фирменный магазин швейного объединения «Большевичка», имеющий большое значение для трудового коллектива.

С живым интересом зал встретил выступление секретаря ЦК ЛКСМ Баира Цыренова. Молодой оратор подкрепил мысль о продолжающейся непримиримой борьбе сил труда и капитала, о том, как она сказывается на судьбах молодёжи, фактами и цифрами социологических исследований. Нынешнее замедление роста экономики уже привело к тому, что около 30 процентов молодых людей до 25 лет не могут устроиться на работу. По данным Международной организации труда (МОТ), реальный уровень безработицы в России вдвое превышает официальные показатели. Но и при наличии работы молодому москвичу, например, потребуется 14 лет, чтобы его дохода хватило на приобретение скромной собственной квартиры.

А до этого надо ещё получить образование. Как известно, в Советском Союзе оно было бесплатным. Но в сегодняшней России такое доступно лишь 30 процентам учащейся молодёжи. Всё более острый характер принимают проблемы здоровья, социального благополучия подрастающего поколения. Тревожат цифры роста наркозависимых (8 миллионов, из которых более 100 тысяч умирают!). Учащаются случаи суицида, в молодёжной среде растёт уровень преступности (грабежи, кражи, мошенничество и т.д.).

В этих условиях, по мнению комсомольского лидера, особое значение для партийных организаций приобретает классовая, политическая закалка молодёжи. Причём в агитационной, пропагандистской работе следует делать упор не только на критику тех или иных деятелей режима или политических партий, но и на критику власти капитализма в целом. В его системе всегда могут найти общий язык, договориться ультраправые и либералы, а зловещий украинский Майдан показал, что бунт действительно может стать «бессмысленным и беспощадным».

О необходимости чёткой, выверенной программы выхода каждого партийного отделения на предстоящие выборы 14 сентября говорил первый секретарь Чувашского рескома КПРФ В.С. Шурчанов. При этом особое внимание он обратил на выборы в органы местного самоуправления. Пока только в 30 процентах из них есть коммунисты. А ведь это — важнейшее звено нашего повседневного партийного воздействия на местах!

Валентин Сергеевич рассказал про некоторые оправдавшие себя способы защиты интересов трудящихся коммунистами Чувашии. Это не только массовые акции протеста в городах и районах республики, организуемые регулярно и повсеместно. Он считает, что встречи партийного актива с главой республики — это тоже протест. На последней по времени такой встрече региональному руководству был вручён перечень 128 конкретных проблем, требующих скорейшего решения. Реакция власти взята под контроль и депутатов-коммунистов, и партийной газеты «Чебоксарская правда». На это же нацелены встречи с министрами республиканского правительства, «круглые столы», парламентские слушания и т.д.

Горячий привет участникам пленума от Международного объединённого союза советских офицеров передал его руководитель — член ЦК КПРФ, генерал-лейтенант авиации Г.М. Бенов. В работе пленума этой общественной организации, который состоялся на днях, приняли участие представители 11 республиканских союзов советских офицеров, а также Координационного совета ветеранов стран СНГ, Российского совета ветеранов войны и военной службы. Таким образом, сказал выступавший, мы расширяем сферу своего влияния и своих действий, а они неразрывно связаны с деятельностью Коммунистической партии Российской Федерации, марксистско-ленинских коммунистических партий других республик, входивших в состав СССР. Главной целью борьбы видится воссоздание обновлённого Союза Советских Социалистических Республик.

* * *

В заключительной речи, которая будет опубликована в следующем номере «Правды», Г.А. Зюганов подвёл итоги состоявшегося обсуждения и выделил ряд задач, на которых всем отделениям нашей партии необходимо сосредоточить первостепенное внимание в предстоящий период.


Опубликовано в газете "Правда" №65 (30127) 24—25 июня 2014 года
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... PageId1461


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июн 26, 2014 5:40 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Десять сталинских ударов и «Утомлённые солнцем-2»

Беседу вёл Виктор КОЖЕМЯКО.



Непредвиденный разговор о том, что волнует, с генералом армии, президентом Академии военных наук Махмутом ГАРЕЕВЫМ

Почему непредвиденный? Да потому, что запланирована была у меня с Махмутом Ахметовичем беседа о маршале Г.К. Жукове — в связи с новой нашей рубрикой «Из когорты полководцев Великой Победы». И такая беседа состоялась, но несколько позднее. А в этот раз участник Великой Отечественной войны и выдающийся знаток нашей военной истории предложил поговорить, как он выразился, «о некоторых злободневных текущих вопросах, которые особенно волнуют и заботят в свете предстоящего 70-летнего победного юбилея». Я согласился.

Все ли знают то, что надо знать?

— Что ж, Махмут Ахметович, право начать за вами. О чём хотите сказать в первую очередь?

— Прежде всего давайте задумаемся, а что это значит — отметить 70-летие Великой Победы. Конечно, будет 9 мая на Красной площади парад. Конечно, состоятся праздничные торжества по всей стране. Всё это правильно и хорошо. Но есть ещё нечто очень важное, о чём многие, к сожалению, забывают.

— Что имеете в виду?

— Осмысление соотечественниками, особенно молодыми, величия и всемирного значения нашей Победы, одержанной 70 лет назад. А чтобы осмыслить, надо знать, что и как тогда происходило, каким конкретно был победный путь нашей Красной Армии и всего советского народа. Так вот, если говорить о знании большинства нынешнего общества, по-моему, на сегодня с этим дело обстоит весьма неважно. Скажите, какой год у нас нынче на дворе?

— Наверное, 2014-й.

— А какой был 70 лет назад?

— Видимо, 1944-й.

— Вот на этом и остановимся. Напомню через «Правду» всем: в историю Великой Отечественной войны 1944 год вошёл как год решающих побед, во многом определивших исход военного противостояния. Именно в этом году, то есть 70 лет назад, в результате десяти последовательно проведённых стратегических операций, которые мы называли сталинскими ударами, Советские Вооружённые силы завершили освобождение родной страны из-под фашистской оккупации и приступили к освобождению других европейских стран. В результате всего этого война необратимо повернула вспять, покатилась туда, где она зародилась.

Но вот если мы спросим наших юных современников (пожалуй, даже и не самых юных!), а знают ли они что-то об этих десяти решающих ударах, 70-летие которых падает на нынешний год, они ведь ничего не смогут сказать.

— Согласен. К сожалению…

— Так где же российское телевидение? Где другие СМИ? Они, используя юбилейные даты, должны бы широко и ярко рассказывать о событиях того времени. Однако почти ничего не рассказывают!

Хотя бы бегло назову эти стратегические операции — сталинские удары 1944 года.

Первый удар — снятие блокады Ленинграда.

Второй — освобождение правобережной Украины.

Третий — операции по освобождению Крыма, Черноморского побережья, Одессы.

Четвёртый удар — разгром финской армии.

Пятый — операция «Багратион», освобождение Белоруссии.

Шестой — Львовско-Сандомирская операция.

Седьмой — Ясско-Кишинёвская операция.

Восьмой — освобождение Прибалтики.

Девятый — разгром противника в Карпатах и Венгрии.

Десятый — Петсамо-Керкенесская операция в Заполярье.

— Какая грандиозная панорама сразу возникает — от крайнего севера до юга!

— И важен, замечу, не только этот поистине колоссальный масштаб, то есть невероятная протяжённость линии борьбы. В наступательных операциях 1944 года нашим командованием и войсками был продемонстрирован высочайший уровень военного искусства. Последовательно проводимые операции на разных участках фронта оказывались для противника неожиданными и затрудняли его манёвр силами и средствами.

Например, летом 1944 года войска 1-го Украинского фронта на Львовско-Сандомирском направлении занимали наиболее продвинутое положение, и прежде всего именно здесь противник ожидал наступления наших войск. Поэтому 20 из 24 танковых и моторизованных дивизий немцы держали южнее реки Припять. А когда удар был нанесён в Белоруссии, началась переброска этих дивизий туда. Но ещё до ввода их в сражение началась Львовско-Сандомирская операция, и немецкое командование стало возвращать некоторые из этих дивизий на Сандомирское направление, а в результате они не смогли организованно вступить в сражение ни там ни тут.

— В том же 1944-м, 6 июня, началась Нормандская десантная операция («Оверлорд») союзных войск. Фашистской Германии впервые пришлось действительно сражаться «на два фронта»…

— Конечно, впервые. Что же, эту операцию можно считать одиннадцатым стратегическим ударом 1944 года. Однако наша страна и её Вооружённые силы сыграли решающую роль в достижении победы во Второй мировой войне. На протяжении всей войны главные силы Германии и её сателлитов были прикованы к советско-германскому фронту. Да и 80 процентов общих потерь гитлеровские войска понесли в сражениях против Красной Армии.

— В своё время то, о чём вы говорите, по-моему, бесспорно признавалось всеми в мире?

— Да, решающий вклад советского народа в достижение победы был общепризнанным не только у нас, но и за рубежом. Так, Черчилль уже в ходе войны вынужден был признать: «...Все наши военные операции осуществляются в весьма незначительных масштабах... по сравнению с гигантскими усилиями России». В таком же духе неоднократно высказывались Рузвельт и другие руководители союзных стран.

В результате той Великой Победы был сокрушён фашизм с его крайне реакционной человеконенавистнической идеологией. Всё человечество было спасено от угрозы фашистского порабощения, спасена мировая цивилизация. Рухнула позорная колониальная система, и десятки народов, получив освобождение, стали на путь самостоятельного развития.

Это факты, которые невозможно опровергнуть. Как невозможно принизить и роль Советского Союза в победном исходе войны. И всё-таки попытки такие не просто продолжаются, а нарастают.



Беспамятство и неблагодарность оборачиваются реваншизмом

— Я полностью согласен с тем, что вы сейчас сказали. Принижение роли Советского Союза в достижении Победы ныне более чем очевидно. Чудовищная неблагодарность со стороны так называемого мирового сообщества!

— Великая Отечественная война для нашей страны была тяжелейшей из всех войн, которые ей пришлось пережить. Она унесла свыше 26 миллионов жизней советских людей, значительная часть из них — гражданское население. Массы женщин, стариков, детей погибли от бомбёжек, в гитлеровских лагерях смерти, в результате фашистских репрессий, жестокого оккупационного режима, от болезней и голода.

Но с некоторых пор многое из этого забывается, вся история войны тенденциозно фальсифицируется. Дело дошло до того, что наша страна объявляется виновником развязывания Второй мировой войны! Пересматриваются решения союзных стран антигитлеровской коалиции по послевоенному устройству Европы и вообще итоги Второй мировой войны, в том числе соглашения в Хельсинки 70-х годов минувшего века о незыблемости послевоенных границ. По всему периметру наших границ, от Прибалтики до Курильских островов, к России выдвигаются территориальные претензии.

— Да при этом и фашизм так или иначе обеляется, ему находят всяческие оправдания…

— Вот это особенно возмутительно и болезненно для нас, ветеранов войны! Нюрнбергским международным трибуналом эсэсовские формирования были признаны преступной организацией. Вопреки этому, сегодня мы видим, как недобитые остатки гитлеровских организаций маршируют с фашистскими флагами и орденами по городам прибалтийских стран, на Украине. А руководством Евросоюза, как и США, всё это не только не осуждается, но воспринимается с определённым сочувствием. Ничем иным, как прямым издевательством над миллионами людей, которые отдали свои жизни в борьбе с фашизмом, и тем более над ещё живыми ветеранами Победы, такое не назовёшь.

— Вы согласны, что именно это покровительство нацистам нашло особенно наглое и уродливое выражение в трагических событиях на Украине?

— Безусловно. В феврале этого года американцы и представители стран Евросоюза, опираясь на бандеровско-фашистских террористов и с помощью так называемых частных военных компаний, устроили государственный переворот в Киеве. Я думаю, не только советские военачальники, но и Эйзенхауэр, Монтгомери, Де Голль и другие ушедшие в мир иной знаменитые ветераны Второй мировой войны, будь они живы, в ужас пришли бы от происходящего. Увидев, как заместитель руководителя госдепартамента США и министр иностранных дел Евросоюза на Майдане раздают пирожки этим фашистским бандитам, прибегая к их услужению для насаждения «свободы» и «демократии»...

— А что говорится ныне о великой освободительной миссии Красной Армии!

— Всё чаще она ставится под сомнение или прямо отрицается. Особенно странно и оскорбительно в наши дни слышать заявления некоторых политиков, историков, журналистов об «оккупации» советскими войсками Прибалтики, Польши, Чехословакии и других европейских стран.

Предположим, наша армия подошла бы к их границам и, чтобы не быть оккупантами, остановилась, не продолжала наступление. Кто и как их должен был освободить из-под фашистской оккупации? Сами они этого не могли бы сделать. Поляки в 1944 году подняли восстание в Варшаве, не оповестив об этом советское командование. Но восстание это было жестоко подавлено, а его руководитель генерал Бур-Комаровский перешёл на сторону гитлеровцев. Что касается западных союзников, то уже после Арденнских событий в конце 1944 года стало ясно, что они без участия советских войск освободить всю Европу не в состоянии.

К тому же было Ялтинское соглашение союзных стран антигитлеровской коалиции — добиваться полного разгрома и безоговорочной капитуляции фашистской Германии. Мы эти решения должны были выполнять. Если уж говорить о существе дела, то ни при каких обстоятельствах нельзя было оставлять гитлеровскую Германию недобитой. Если бы Гитлеру дать в то время передышку, Германия могла снова собраться с силами или добиваться сепаратных соглашений с некоторыми из наших союзников. Тогда провозглашённая политическая цель Второй мировой войны и тем более Великой Отечественной осталась бы неосуществлённой.

Теперь же, положив только за освобождение Польши 600 тысяч человек, а за освобождение Европы полтора миллиона наших воинов, мы попали в разряд не освободителей, а «оккупантов». Реваншисты всё переворачивают в сознании людей с ног на голову.



Сдавать антифашистские позиции недопустимо!

— Хочу обратить ваше внимание на то, что в Германии недавно вышел фильм «Это наши матери и отцы», в котором, по существу, утверждается «примирение» с гитлеровским временем.

— Да я и сам обратил на это внимание. В ряде стран Европы всё больше приходят к власти деятели, чьи родители состояли в нацистской партии, вообще люди, благосклонно относящиеся к идеям радикального национализма, граничащего с нацизмом. И в общественных кругах тон всё заметнее задают идейные наследники нацистов. Даже в Германии, где в обществе в целом законодательно превалировали антифашистские установки, многое начинает пересматриваться, о чём свидетельствует упомянутый вами кинофильм. Тенденцию «примирения» подхватывают и некоторые наши кинематографисты, как это случилось, на мой взгляд, в недавнем фильме «Сталинград». Я не говорю о недопустимости примирения народов, оно в наших общих интересах. Но — не примирение с фашизмом. Ни при каких обстоятельствах нельзя сдавать антифашистские позиции!

Самый глубокий смысл Великой Отечественной войны для непосредственных её участников состоит в том, что мы не только защищали своё Отечество, но в конечном счёте сражались за то, каким будет человечество. Небезразлична для нас дальнейшая судьба народов. Но что мы видим в действительности, в каком направлении развиваются события в мире? Очевидны, например, уродливость и противоестественность глобальной финансово-экономической системы, основанной на долларе, страшный разрыв между богатыми и бедными странами и различными слоями населения в большинстве стран. Ведущими экономистами признано, что, если все государства будут потреблять столько энергетических ресурсов на душу населения, сколько потребляют США, мир окажется перед катастрофой. А к чему ведут культ однополых браков и гомосексуализма, внесение в парламенты некоторых европейских стран законопроектов, легализующих половые сношения родителей со своими детьми и детей между собой, провозглашение верховенства меньшинства над большинством и прочее, что свидетельствует о моральном и социальном вырождении определённой части западных сообществ?

— Они стремятся распространить свои «ценности» на весь мир, проводя глобализацию по-американски.

— Плоды печальны. Сто лет назад потерпел крушение «Титаник», где было много всяких неурядиц. Но капитан корабля и большая часть экипажа, погибая, до конца боролись за спасение корабля и пассажиров. А вот недавно случилось крушение итальянского лайнера «Конкордия», где капитан и большинство членов команды первыми сбежали с корабля, бросив на произвол судьбы лайнер и пассажиров. Нечто подобное в апреле сего года произошло на южнокорейском пароме. Много и других фактов, которые свидетельствуют о том, что вырождаются не просто определённые слои населения, но прежде всего так называемая элита общества.

— И как вы считаете, эта, с позволения сказать, мораль империализма возьмёт верх над всем миром?

— Сомневаюсь. Конечно, предстоит серьёзная борьба. Но всё-таки вряд ли большинство людей примут навязываемые им сегодня диктат в международных делах, тенденции американской и западноевропейской «демократии», по крайней мере, в том виде, как они внедряются сегодня на той же Украине. Говорят, демократия впервые появилась тогда, когда Бог подвёл Адама к Еве и сказал: «Выбирай кого хочешь». Может быть, именно в таком виде её хотят внедрять и далее. Но не ради этого воевали и гибли участники Второй мировой войны, а уж особенно нашей Великой Отечественной.

— А что беспокоит вас, когда вы думаете о воспитании молодёжи в нашей стране?

— В России воспитанию будущих защитников Родины, патриотическому воспитанию молодёжи непоправимый урон наносят свёртывание и извращённое преподавание истории Отечества и литературы. В апреле по ТВ рассказали про поучительный эпизод. Во время экскурсии украинских школьников в Ливадийский дворец в Крыму одна из школьниц спросила: почему же русскому царю разрешили на украинской земле построить этот дом? Видимо, школьникам никто никогда не рассказывал, что была когда-то Российская империя, куда входила и Украина.

К великому сожалению, подобное происходит и в нашей стране. Значительная часть современной молодёжи очень плохо знает подлинную историю. В СМИ, особенно на телевидении, в кинофильмах, во многих исторических книгах и статьях искажается история Великой Отечественной войны. При обсуждении на ТВ фильмов и книг о войне участников её обычно не приглашают.

Характерно в этом отношении обсуждение под руководством М. Швыдкого кинофильма «Штрафбат», которое вели сами киношники и журналисты. Ни одного участника войны не было! Но ведь есть ещё живые люди, которые командовали штрафными батальонами и ротами на фронте (например, генерал Пыльцын), — и их тоже не пригласили.

— Поразительно такое отношение, честное слово. Непростительно!

— Причём фальсификаторы истории обычно говорят: «Мы ищем правду о войне». Какую же правду таким путём можно найти? Пусть не обязательно во всём соглашаться с ветеранами, но вы для начала хотя бы выслушайте воевавших людей.

Когда после просмотра фильма Н. Михалкова «Утомлённые солнцем-2» спросили у ветеранов об их впечатлениях, ответ был однозначным: то, что и как показано в фильме, не имеет ничего общего с тем, что реально было во время войны. Кинематографисты крайне удивились. Как же так, говорили они, разве не было случаев, когда взрывали мосты, по которым шли наши люди, не было гибели кремлёвских курсантов и т.д.? А мы отвечали им: да, были такие случаи, было кое-что и похуже. Но если бы война состояла только из таких эпизодов, только из неудач, поражений, неумелых действий, она могла окончиться только нашим поражением. Но ведь мы в действительности одержали победу! А вы совершенно не показываете в своих фильмах то, что нас привело к победе. Нет героизма, подвигов, самоотверженности, боевого товарищества, умелых действий и воинского мастерства командиров и солдат.

Раньше при создании фильмов на военные темы обязательно назначали консультантов из числа военачальников или авторитетных историков, теперь же избавились и от этого. Кстати, участники Великой Отечественной войны не представлены ни в Общественной палате, ни в Военно-историческом обществе, ни в некоторых других важных общественных организациях. Постепенно вытесняют их из Российского оргкомитета «Победа».

— О чём вы думаете в связи с активизацией «холодной войны» после госпереворота на Украине и воссоединения Крыма с Россией?

— Нельзя забывать, что, несмотря на все противоречия и социально-политические различия, народы Советского Союза, США, Англии, Франции, Китая и других стран в труднейшее время нашли возможности и пути политического, экономического, военного сотрудничества в интересах достижения общей победы над врагом. Это тоже большое приобретение, вынесенное из горнила войны. Один из уроков Второй мировой состоит в том, что во имя предотвращения новой бойни и решения сложнейших глобальных проблем выживания человечества народы разных стран и в современных условиях могут и должны проложить новые пути укрепления доверия и сотрудничества.

Разумеется, для того, чтобы не повторять ошибок прошлого и не порождать новых витков конфронтации, стоило бы повсюду и всегда учитывать, как говорил В.В. Путин, что одних заверений о партнёрстве и сотрудничестве недостаточно. Надо на деле каждой стране держать курс на искреннее и последовательное сотрудничество. Кроме экстремистов, в Киеве, в США и Европе много других людей, стоящих на здравых позициях, и мы с ними должны налаживать отношения. Российские ветеранские организации могли бы более активно во многих аспектах поддержать ветеранов Украины. Очень хочу, чтобы это моё пожелание было услышано и реализовано!

Замечу, бескровное воссоединение Крыма с Россией в 2014 году явилось совершенно новым явлением в деятельности нашего государства по обеспечению национальной безопасности. Может быть, это означает возможность решения по-новому и других оборонных задач. Надо извлекать необходимые уроки для совершенствования нашей «мягкой силы», политико-дипломатических, информационных средств, для повышения эффективности всей системы стратегического сдерживания.

Убеждён, что наш народ, который одержал величайшую победу 70 лет назад, найдёт в себе силы устоять перед вызовами времени и в предстоящие трудные годы.


Опубликовано в газете "Правда" №67 (30129) 27—30 июня 2014 года
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... BC-2%C2%BB


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июл 03, 2014 10:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Какая же культура взрастёт на предлагаемых «Основах»?

Автор Виктор КОЖЕМЯКО.


Состояние отечественной культуры и проблемы её развития неизменно находятся в центре внимания КПРФ. А ныне многие из этих проблем достигли крайней остроты. Именно так сказал заместитель Председателя ЦК КПРФ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по науке и наукоёмким технологиям Д.Г. НОВИКОВ, открывая «круглый стол» на тему «Государственная культурная политика и законодательное регулирование в сфере искусства».
Инициатором и организатором проведения этого «круглого стола» в Государственной думе стала фракция КПРФ. На приглашение принять участие в нём откликнулся широкий круг деятелей культуры и депутатов как федерального, так и регионального уровня. Во время подготовки к обсуждению был опубликован проект документа под названием «Основы государственной культурной политики». Он разработан в администрации президента страны, и осенью его предлагается утвердить. Естественно, это во многом определило направленность и содержание состоявшегося большого разговора о культуре.

Фактор национальной безопасности
Во вступительном слове председательствующий Д.Г. Новиков напомнил, в каких условиях появляется упомянутый документ. Тридцать лет страна живёт в ситуации абсолютно расточительного отношения к своему культурному достоянию. Вполне закономерно, например, что посещение театров за этот период сократилось вдвое, филармоническая деятельность ужалась в четыре раза, значительно выросла разница в доступности культурных благ в зависимости от регионов. Нередким явлением стало издевательство над русской классикой в театре и кино. А теперь уже и организация паркового пространства в ряде городов становится калькой с западных «образцов», что должно служить развитию комплекса неполноценности у наших людей, западнизации их сознания и образа жизни.
Упорно внедряется всеми средствами массовой информации и культуры, через школу и вуз взгляд на российскую историю как на периферийную по отношению к западной. Уродуется русский язык. При этом инициатива фракции КПРФ в Госдуме об учреждении Дня русского языка в целях усиления общественного внимания к нему и большей его защиты встретила во властных структурах сопротивление, которое с трудом удалось преодолеть.
Выступавший говорил и о том, что оплата труда работников культуры остаётся низкой (у сельских библиотекарей, например, она просто нищенская), а оптимистические сообщения министерства на сей счёт грешат хитростью и лукавством. Беспокойство у значительной части творческих работников вызывает изменение оформления их трудовых отношений, грозящее снижением и без того слабой социальной защищённости. Болезненная тема — неоправданные покушения псевдоноваторов на систему образования в сфере искусства.
Вообще, большой бедой оборачиваются всякого рода сомнительные «эксперименты» этих самых псевдоноваторов, в роли которых выступают и высокопоставленные чиновники от культуры. Так, их жертвой в Москве стал Театр имени Н.В. Гоголя, о горькой драме которого не раз писала «Правда». Творческий коллектив по воле руководителя департамента культуры Москвы С.А. Капкова фактически был ликвидирован, а вместо него возник некий «Гоголь-центр», возглавляемый скандально зарекомендовавшим себя режиссёром Серебренниковым.
Наступление на русский репертуарный театр и отечественную классику продолжается, причём с особой агрессивностью в российской столице. Сложной оказалась здесь на сегодня и судьба ряда других учреждений культуры.
Происходящее в России, подчеркнул Д.Г. Новиков, ставит в повестку дня вопрос о культуре как о факторе национальной безопасности. Действительно, культура — это фундаментальное явление, определяющее национальную идентичность. Таково её первостепенное значение для страны, для народа. Сохранение и развитие отечественной культуры должны относиться к главным приоритетам государства, и, если необходимо, отметил заместитель Председателя ЦК КПРФ, общество обязано принудить государство к действенной заботе об этом.
Сфера услуг или оборона души
Что ж, появление проекта «Основ государственной культурной политики», по мнению выступавших, тоже можно воспринимать как результат определённого общественного давления. Например, народный артист России Н.П. Бурляев прямо назвал себя одним из инициаторов этого процесса: «Ещё пятнадцать лет назад я начал говорить о том, что в стране нет стратегии государственной культурной политики». Били тревогу и многие другие. А уж сколько острейших материалов посвятила этой насущной теме «Правда» (в течение не пятнадцати лет, а гораздо больше!), перечислить невозможно.
И как встречен предлагаемый проект? Если теперь, после «круглого стола», с этой точки зрения подытожить все выступления, которых было без малого 30, следует признать: отношение к опубликованному тексту в основном позитивное. По-моему, на это повлиял даже сам факт разработки такого документа, то есть давным-давно ожидавшаяся реакция власти на несомненную и острую общественную потребность. Конечно, реакция запоздалая, но всё-таки… И ещё, безусловно, нравится заметное отличие (в чём-то, можно сказать, контрастное) от тотально доминировавшей за последнюю четверть века фразеологии на эту тему, в том числе официозной.
Что более всего характерно для неё? С разной степенью накала одно и то же — русофобия и антисоветизм, прочно прижившиеся, как мы знаем, на телевидении, радио, во многих изданиях и документах. Вот и в проекте закона «О культуре», который никак не могут «дотянуть до кондиции», даже в самом последнем его варианте, ультралиберальная направленность сохраняется. И в этом смысле, как говорилось на «круглом столе», тот документ входит в определённое противоречие с проектом «Основ государственной культурной политики».
Проект имеет ряд важных достоинств, которые конкретно назывались выступавшими. Не буду перечислять, поскольку это заняло бы слишком много места. Полезнее для дальнейшей доработки обратить внимание на недостатки, хотя бы самые существенные.
К сожалению, предложенный проект кардинально пока не ломает утвердившийся за последнее время и совершенно негодный подход: «культура — сфера услуг». Авторы не избежали использования самого этого термина, хотя отметили, что недопустимо сравнивать деятельность учреждений культуры с деятельностью, как они пишут, бань, прачечных, собесов и почты. Но ведь такой подход уже укоренился на практике! Мне доводилось неоднократно слышать, с каким негодованием и болью говорили об этом народные артисты СССР Элина Быстрицкая, Татьяна Доронина, Юрий Соломин и другие выдающиеся деятели нашей культуры. На «круглом столе» Николай Бурляев сказал так:
— Не сфера услуг, а оборона души! Потеряем душу — кому понадобятся все эти ваши «инновации» и «модернизации».
Народный артист России поставил вопрос о том, чтобы бюджет культуры был не меньше бюджета обороны, и зал поддержал это дружными аплодисментами.
Да, в основном разработчики проекта избежали ставшего обычным антисоветизма. Однако «родимые пятна» есть. Вот, к примеру, читаем абсолютно верный тезис: «Именно великая русская литература формирует нравственные идеалы и передаёт новым поколениям богатый духовный опыт народа». Но — далее! «Эти традиции и высочайший уровень литературного мастерства удалось сохранить даже в условиях жёсткой идеологической цензуры советского времени».
Ничего себе, как говорится. Выходит, советская цензура была направлена против литературного мастерства? Участники «круглого стола» напомнили, что высокий профессиональный уровень редакторов, наоборот, способствовал совершенствованию художественных произведений. Этому же в кино, театре, изобразительном и музыкальном искусстве служили художественные советы, которые ныне, задним числом, тоже абсурдно относят к органам цензуры. Что же касается классической русской литературы, то она в полном смысле культивировалась в советской школе, и этот замечательный опыт сегодня надо бы как можно полнее восстановить.
В проекте основ культурной политики названы нравственные ценности, на которые она должна опираться. Традиционные, как сказано, для нашей страны ценности. Это (по порядку перечисления) честность, правдивость, законопослушание, любовь к Родине, бескорыстие и т.д. Но вот первый секретарь Краснодарского крайкома КПРФ, депутат краевого Законодательного собрания Н.И. Осадчий обратил внимание, что нет среди них, может быть, самых главных ценностей для нашего народа — таких, как стремление к справедливости и коллективизм. Случайно их нет? Или потому, что слишком напоминают советскую эпоху и её идеалы?
В целом, по отзывам участников «круглого стола», обсуждаемый документ должен быть полностью очищен от любых элементов антисоветизма уже потому, что в нынешней России он почти всегда влечёт за собой и откровенную русофобию.
Ещё один недостаток проекта: чересчур много общих слов, которые требуют, но не находят выхода на практические выводы. Конечно, определённая декларативность в такого рода документе неизбежна. Но отмечалось, что пока это зачастую даже не декларация о намерениях, а декларирование на тему, что такое хорошо и что такое плохо. Разумеется, и это полезно в условиях, когда общество очень далеко увели от понимания, казалось бы, простых и очевидных истин. Эти истины необходимо восстанавливать, но сразу же надо идти и дальше.
Общее мнение ряда выступавших следующее. Важным этапом доработки проекта должно стать вычленение главных, узловых, самых болезненных проблем развития каждой отрасли культуры. Необходим максимально точный ответ на вопрос, что конкретно мешает развитию библиотечного и клубного, музейного и архивного дела, архитектуры, изобразительного искусства, театра, музыки, балета, киноискусства и что следует предпринять, дабы исправить положение.
А ещё должна быть предложена чёткая организация культурной политики, имеющая свою действенную структуру.
Чтобы документ стал работающим
Пожалуй, вот это звучало лейтмотивом в большинстве выступлений. Понятно же, написать всё можно правильно и красиво. Но будет ли выполняться? К сожалению, есть печальный опыт, и немалый. Он вынуждает многих с недоверием воспринимать даже самые хорошие заявления власти.
Так, сопредседатель Союза писателей России, заслуженный работник культуры Л.Г. Баранова-Гонченко вспомнила, что в 2000 году вышел первый указ президента В.В. Путина о патриотическом воспитании граждан. В Союзе писателей встретили его с энтузиазмом и принялись истово выполнять. Однако мало того, что документ довольно скоро канул в Лету. Для Союза писателей России все многообразные усилия по патриотической работе обернулись тем, что у него отбирают законно принадлежащее ему здание. И кто же может стать тут хозяином? Представьте себе, имеющий штаб-квартиру в Лондоне Пен-клуб и другие подобные организации, которые явно примыкают к так называемой пятой колонне.
Значит, вопрос о приоритетах. Вот был назван выше режиссёр Кирилл Серебренников — постановщик спектаклей, которые недаром слывут скандальными. Мат, всяческие извращения, назойливые гей-мотивы… Разве хоть в какой-то степени совмещается это с нравственными ценностями, провозглашаемыми в проекте «Основ государственной культурной политики»?
Однако ведь именно ради всей этой грязи уничтожен известный столичный театр, имевший большую историю. Уничтожен вместе с классическим репертуаром и труппой, вместе со славными традициями и творческими планами. А здание вручают… творцу извращений. Действуй! Да ещё по его прихоти не скупятся ни на какие денежные суммы, дабы переделать помещение Театра имени Н.В. Гоголя под усиленно рекламируемый «Гоголь-центр» — с максимальными удобствами для затеянных «забав».
По этому поводу историк, публицист и музыкальный критик И.В. Смирнов с иронией заметил:
— Я думаю, мы должны принять резолюцию и потребовать от министерства культуры, чтобы ни один рубль, сэкономленный на закрытии родильных домов и поликлиник в провинции, не миновал кармана господина Серебренникова и всей окружающей его «креативной тусовки».
Само слово это — «креатив» и ориентация на него стали прямо-таки ужасающими для подлинной культуры. Факты и сопоставления, возникавшие в ходе «круглого стола», красноречиво это подтверждали.
Если Серебренникову и подобным ему «креативщикам» живётся в столице столь вольготно, если создаются все условия для их растлевающих фантазий, то каково здесь же самоотверженным творческим людям с представлением о культуре совершенно иным?
— Более десяти лет мы просим государство создать в Москве Центр-музей великого русского композитора Рахманинова, — говорит председатель Межрегиональной общественной организации «Рахманиновское общество» Т.В. Паршина. — За многие годы нашей деятельности нами собран огромный меморий — больше 500 уникальных предметов, включая единственный в России достоверно принадлежавший Рахманинову рояль. Но негде всё это экспонировать для массового зрителя.
А судьба возникшего на общественных началах в Москве замечательного музея Николая Рубцова — любимого народного поэта! Мы в «Правде» рассказывали и о подвиге его создания, и о невероятных трудностях, которые создателям приходится переносить. За тридцать лет Майя Андреевна Полётова, врач по профессии, а по душе истинный энтузиаст и подвижник, собрала богатейший материал о жизни и творчестве выдающегося поэта. Но вот с помещением опять-таки серьёзнейшие проблемы.
— Удалось устроиться в одной из библиотек, где, разумеется, очень тесно, однако теперь и оттуда нас гонят на улицу, — говорит нынешний директор музея Николая Рубцова О.И. Анашкина.
Видите, что происходит в то время, когда для Серебренникова с местом в Москве и с деньгами никаких проблем нет. Но вот всё иначе — для Рахманинова, Рубцова, для русского духовного театра «Глас», который вскоре тоже может оказаться без своего помещения (о чём говорила его директор — заслуженная артистка России Т.В. Белевич), для детских музыкальных и художественных школ…
Кроме появившегося страшного слова «креатив», есть ныне ещё одно, не менее страшное — «оптимизация». Именно этому катастрофическому понятию посвятил своё выступление Д.Л. Игумнов — председатель Объединённого комитета профсоюза музыкальных, художественных школ и школ искусств г. Москвы.
— Я представляю такую тонкую структуру нашей культуры, как дети, — сказал он. — Мы обучаем детей разным видам искусства — музыке, танцам, живописи, архитектуре, скульптуре, театральному искусству, кинематографии… И всё это складывалось в нашей стране давно и, несмотря на разные трудные времена, сохранялось. Уникальная в мире система детского образования! В Москве 8,5 тысячи преподавателей обучали до сих пор таким образом 65 тысяч детей. Но вот грянула эта самая оптимизация, и, похоже, прекраснейшая, не имеющая аналогов система, оправдавшая себя в течение многих десятилетий, может рухнуть.
В самом деле, сперва была спущена директива объединить по десять школ, поставив над ними одного директора. Когда после убедительных возражений и бурных протестов удалось доказать гибельность такого мероприятия, в департаменте культуры затаились, выдержали некоторую паузу, но не отступили. Новая идея — всё равно «оптимизировать», то есть всё равно объединить, пусть по семь—шесть школ, а преподавателей сократить.
— Сегодня Капков говорит, что у нас повысилась средняя заработная плата, — заметил Дмитрий Леонидович. — Но нам не повышали зарплату, пока в департаменте культуры сидит Капков! Её, с позволения сказать, «повышают» теперь за счёт сокращения совместителей, а совместители у нас — это ведущие профессора вузов и лучшие преподаватели средних учебных заведений. Представляете, какие потери мы несём? Этих профессоров должны сократить, а нам, нашим преподавателям дать две нормы труда. И после этого мы должны поклониться в ноги Капкову?
Кто задаёт тон и «рулит» культурой
Фамилия эта — Капков часто «склонялась» в ходе «круглого стола». С возмущением, резко критически. Это можно понять, если учесть значимость состояния культуры именно в Москве. На неё ведь неизбежно равняются и в регионах, а из столицы, как отмечали красноярский депутат, первый секретарь крайкома КПРФ П.П. Медведев и самарский депутат С.Н. Филатов, всё больше доносятся болезнетворные бациллы. Ну а тон в этом задаёт столичный департамент культуры, возглавляемый им, Сергеем Александровичем Капковым.
В искусстве, конечно, нужен поиск новых форм, без чего творчество невозможно, и об этом правомерно говорил народный артист России кинорежиссёр В.В. Бортко — заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре. На истинно творческий поиск запрета быть не может.
— Но, извините меня, должен быть запрет на финансирование бюджетных учреждений и тех мероприятий, которые пропагандируют человеческие пороки как норму жизни! — продолжила мысль председатель Московской городской территориальной организации профсоюза работников культуры Л.С. Фомина.
А вот с этим-то в Москве обстоит весьма неблагополучно. «Ситуация страшная», — заметила Лидия Сергеевна, приводя конкретные факты. И настойчивые попытки как-то изменить ситуацию ни к чему не приводят.
То же самое подтвердил в своём выступлении депутат Мосгордумы от КПРФ А.Е. Клычков. Вот он ещё в апреле направил запрос руководителю департамента культуры по трём острейшим проблемам, связанным с расходованием средств. И что же? Нет ответа!
— Видимо, это секретная информация, — с горечью усмехнулся Андрей Евгеньевич.
Он же рассказал, что, когда в Мосгордуме проходил «круглый стол», посвящённый культуре, Капкова «по полочкам разнёс» И.Д. Кобзон. За непрофессионализм, незнание, что такое культура, за применение негодных, недопустимых методов в работе.
— Однако, к сожалению, абсолютно ничего не изменилось…
О вопиющем непрофессионализме главного «рулящего» столичной культурой и его окружения говорили многие выступавшие. Называли имена самых доверенных заместителей Капкова — Шерменёвой и Зеленцовой, некоторых других активных его пособников. Непрофессионализм сочетается у них с определённой идеологией. Например, Зеленцова ранее возглавляла институт печально знаменитого фонда Сороса. О чём-то это говорит? А подобных кадров здесь подобралось немало!
Отсюда, по мнению заслуженного деятеля искусств России Г.С. Преображенской, проистекает маниакальное стремление этих кадров «переформатировать» русскую культуру.
— То, что упорно они насаждают, — сказала Галина Сергеевна, — это вовсе никакая не культура. Просто повторяется и тиражируется деятельность торгово-развлекательных центров. Причём в худшем варианте. Принуждают к этому!
Так, глава департамента на собрании директоров клубных учреждений заявил открытым текстом: только те учреждения, которые будут приносить более 150 процентов прибыли, останутся. В погоне за прибылью директора и пускаются во все тяжкие, забыв о культуре: сдают в аренду помещения, организуют так называемую зону коворкинга, открывают кафе и т.п.
— Остаётся только установить шесты для стриптиза, — продолжила Галина Преображенская. — Боюсь, что и это осуществится, если дальше так пойдёт…
Неужели предпочтителен «рвотный рефлекс»?
Нравственное здоровье нашей культуры и профессионального сообщества, которое к ней причастно, более всего тревожит многих. А это неотделимо от того, каким будет отношение к лучшим отечественным традициям. Процитирую выступление на «круглом столе» П.Е. Любимцева, режиссёра, заведующего кафедрой актёрского мастерства в Театральном институте имени Б.В. Щукина:
— Пушкин в своё время написал: «Смех, жалость и ужас — суть три струны драматического действия». Современные режиссёры типа Серебренникова, Богомолова, Чусовой, Юхананова и иже с ними придумали четвёртую струну — рвотный рефлекс. Но имеет ли право на существование такое «искусство», основное свойство которого в том, что у нормальных людей оно вызывает рвоту?
Лучше русского репертуарного театра никто в мире ничего не придумал, убеждён Павел Евгеньевич, и нельзя допустить его разрушения.
С особым вниманием участники «круглого стола» слушали выступление директора Малого театра Т.А. Михайловой. Она передала привет от художественного руководителя этого выдающегося творческого коллектива Юрия Мефодьевича Соломина, который сам не смог присутствовать, поскольку находится на гастролях, рассказала о делах и планах театра. Он достойно держится, сохраняя высочайший художественный и нравственный уровень. Но много ли остаётся театров, верных былым принципам? Даже в Большой проник пресловутый Серебренников: поставил (то есть изуродовал!) оперу, теперь берётся за балет…
Реальностью становится такое, что раньше не могло привидеться и в самом дурном сне. Артист Центра драматургии и режиссуры Алексея Казанцева и Михаила Рощина А.А. Сомов поведал о «подарке», который подготовил к 200-летию М.Ю. Лермонтова некто Михаил Угаров. Он переписал лермонтовский «Маскарад». Переписал прозой и трёх-этажным матом! И поставил это на сцене, а «модные» критики поспешили провозгласить чудовищное издевательство над русским классиком как «новое слово» в искусстве.
Опасным стал ныне поход в театр, даже если в афише значится великое творение отечественной или мировой литературы. Особенно страшно бывает идти с детьми, о чём эмоционально рассуждала вслух от имени родительской общественности Т.М. Боровикова — руководитель сообщества многодетных семей «Много деток — хорошо»:
— Приходишь, скажем, на «Руслана и Людмилу», а там герой бегает по сцене с ведром на голове вместо шлема (ещё хорошо, что с пожарным ведром, а не с помойным). Ну а если нарвёшься на тот самый «Маскарад»?..
Закрываются или «переформатируются» детские театры, ущербным становится их репертуар.
— С трибуны чиновники высшего звена заверяют: «Мы патриоты!» — говорила Татьяна Михайловна. — Но в связи с тем, что приходится видеть, я уже не верю в их патриотизм.
Главное — что будет дальше
Вот и замкнулся круг. Снова проблема, о которой уже было сказано: после всего, что происходило (и продолжает происходить!) с культурой в современной России, велико недоверие даже к самым замечательным декларациям власти, провозглашающим намерение изменить обстановку. Заявления — это одно, а дело, увы, бывает совсем другое.
На «Основах государственной культурной политики» при необходимом совершенствовании их и определённой воле может, конечно, взойти нечто желаемое и положительное. Однако вполне может сложиться и так, что будут по-прежнему разрастаться ядовитые сорняки, о которых говорили почти все участники состоявшегося обсуждения.
Чтобы воспрепятствовать этому и способствовать реальному оздоровлению, подъёму отечественной культуры, организаторы «круглого стола» с учётом прозвучавших выступлений выработают конкретные рекомендации органам государственной власти. Дело за их исполнением!


Опубликовано в газете "Правда" №70 (30132) 4—7 июля 2014 года
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 1%85%C2%BB


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июл 17, 2014 8:20 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
Слава маршала Жукова под ударами клеветы


Президент Академии военных наук генерал армии Махмут ГАРЕЕВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО.

Вехи его пути

ЖУКОВ Георгий Константинович (1896—1974). Участник Первой мировой и Гражданской войн. В Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) с 1918 года.

Командовал взводом, эскадроном. В 1920—1930-х гг. — командир полка, бригады, дивизии, корпуса, заместитель командующего Белорусским Особым военным округом.

В 1939 году командовал войсками 1-й армейской группы в районе реки Халхин-Гол. С 1940-го — командующий Киевским Особым военным округом. В 1941 году (и с началом Великой Отечественной войны) — начальник Генерального штаба, член Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК), командующий войсками Ленинградского (сентябрь 1941 г.) и Западного фронтов. С 1942 года — первый заместитель наркома обороны и заместитель Верховного Главнокомандующего. Участвовал в разработке планов и в их осуществлении в Московской, Сталинградской и Курской битвах, при прорыве блокады Ленинграда, освобождении Украины, Белоруссии и Польши. Командующий 1-м Белорусским фронтом в Висло-Одерской и Берлинской операциях.

Маршал Советского Союза с 1943 года. Дважды награждён орденом «Победа», четырежды Герой Советского Союза. 9 мая 1945 года принял капитуляцию вооружённых сил Германии, а 24 июня того же года принимал Парад Победы на Красной площади в Москве.

Лжецы своё продолжают

— Мы с вами, Махмут Ахметович, первый раз беседовали о Жукове в конце 1996 года, когда исполнилось 100 лет со дня его рождения. И много пришлось говорить тогда не только о великом советском полководце, но и о его ниспровергателях. Кстати, на официальном вечере памяти маршала поразило меня тогда, что главные лица на сцене — Чубайс и Черномырдин. Ну при чём здесь они? Ведь этот самый Чубайс, можно сказать, возглавлял не только президентскую администрацию, но и ниспровергателей всего советского, коммунистического. Прошло время. Скажите, сегодня уже нет надобности защищать Жукова от клеветы и наветов?

— А помните, мы говорили о некоем докторе филологических наук Борисе Соколове, который клевету на Жукова сделал чуть ли не основным занятием своей жизни? Так вот, совсем недавно он выпустил очередной том. С развитием и пополнением той же клеветы.

Или ещё. Вспомните о показанном на НТВ телефильме «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова». Битва-то известная, она обстоятельно и глубоко анализировалась, о ней участниками и нашими военными историками немало написано. Однако достаточно молодой тележурналист Алексей Пивоваров, специализирующийся на извращении правды о войне, сделал вид, будто ничего этого не было и только он теперь всё нам раскроет.

А что же из написанного про операцию «Марс» отобрал сей господин? На что он главным образом опирался? Это книги битого немецкого генерала Хорста Гроссмана и американского историка Дэвида Гленца. Мягко говоря, наших недоброжелателей. Да ведь автору телефильма и нужно именно это, поскольку его задача — максимально оболгать сложные события 1942 и 1943 годов на ржевско-вяземской земле, чтобы Жукову поставить в вину якобы наше поражение. В фильме, если помните, даже цитируется тот самый Гроссман: дескать, непобеждённым покинул немецкий солдат поле сражения.

Однако, как мы с вами уже говорили, победа или поражение определяются тем, какие цели ставили перед собой противостоявшие стороны и насколько эти цели достигнуты. Операция «Марс» неотрывна от сталинградской операции «Уран». Собственно, это две части единого стратегического замысла. Нашей главной целью под Ржевом, где и я воевал, что было? Сковать силы центральной группы армий противника и не допустить переброски немецких войск с Московского на Сталинградское направление, где развёртывалась решающая битва. И цель была достигнута.

Значит, есть наш вклад в грандиозной победе под Сталинградом. А потом войска Западного фронта, сражавшиеся на ржевско-вяземском плацдарме, придут в Берлин!

— Это будет уже фронт под другим названием, но поведёт советские войска на гитлеровскую столицу опять он, Жуков. Не случайно, наверное?

— Так же не случайно, как и то, что именно ему будет поручено принимать исторический Парад Победы.

Судить по делам,по свершениям

— Знаете, Махмут Ахметович, я представляю поколение «детей войны». Нам, конечно, были известны поимённо все командующие фронтами, все знаменитые наши полководцы того времени. Мы не могли знать стратегические и тактические тонкости военных операций, о которых вы сейчас говорите, но нельзя было не заметить среди маршалов и генералов какое-то особое место Жукова. Его фигура всё больше и больше вырастала по ходу войны — разумеется, не только в наших мальчишеских глазах, но и в сознании, я думаю, всего народа.

— Очень верно когда-то было сказано: по делам их узнаете их. Дела, реальные свершения придали имени Жукова ту особую значимость, которую ощущали не только мы, воевавшие под его началом, но и большинство советских людей. И, конечно, наши враги. Появление Жукова на любом участке фронта для гитлеровцев означало серьёзный сигнал и заставляло их подтягивать все силы.

Вернёмся к ситуации под Ржевом и Сталинградом осенью 1942-го. Основное внимание заместителя Верховного Главнокомандующего Г.К. Жукова было приковано к Сталинградскому направлению, где готовилась главная контрнаступательная операция. Но вот в ноябре он вдруг прибывает под Ржев. Как и предполагал Сталин, сам такой факт стал одной из дезинформирующих мер. Немцы решили, что это означает подготовку нашего крупного наступления именно здесь. И Гитлер держал на этом направлении генерал-фельдмаршала Э. Манштейна, не отправляя его в Сталинград.

— Если учесть, что Жуков причастен к основным, решающим событиям Великой Отечественной, что его направляли на самые трудные и самые главные участки войны, из этого следует: Верховный Главнокомандующий хорошо знал цену его способностям и возможностям.

— Несомненно. Вокруг отношений Сталина и Жукова накручено много измышлений, фантазий, всяческих спекуляций. Тут ниспровергатели того и другого действуют, как говорится, кто во что горазд, стараются вовсю. Но, хотя отношения эти не всегда складывались гладко, в основе были, как правило, интересы дела, а не что-либо иное.

Да, был момент, когда Сталин отстранил Георгия Константиновича от должности начальника Генштаба. Но он же вскоре назначил его заместителем Верховного Главно-командующего — самым доверенным и уполномоченным своим военачальником. А когда мысленно представляешь панораму развития главных событий войны, на острие их действительно он, Жуков.

Московскую битву считал самым тяжёлым для себя испытанием, но выдержал его с честью. До этого, летом 1941-го, провёл первую успешную наступательную операцию — Ельнинскую, которая имела не только большое оперативно-стратегическое, но и морально-политическое значение. Стало ясно, что при всех колоссальных трудностях мы можем побеждать, родилась Советская гвардия…

— И тут же его направляют в Ленинград — спасать там положение.

— Это вы так говорите, и я так же считаю. А вот упомянутый филолог Б. Соколов с пеной у рта утверждает, будто Жуков в то время «благополучно отсиживался на второстепенном Ленинградском фронте». Ну надо же такое изречь — «благополучно отсиживался»! Тогда как именно его неимоверными усилиями в критический момент удалось переломить ситуацию и удержать Ленинград. Мало того, сохранить Балтийский флот, корабли которого уже готовились к затоплению. Конечно, если следовать «перестроечному» совету некоторых «мудрецов», вроде писателя Виктора Астафьева, что Ленинград надо было сдать врагу, то Жуков зря старался. Только ведь грош цена тем «мудрецам»!

— Я всегда по аналогичным поводам вспоминаю Шота Руставели: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны».

— Конечно, легко так-то судить и давать советы. Но Жуков не со стороны взирал. Причём приходилось ему действовать в условиях предельно напряжённых, когда решения надо было принимать быстро, не откладывая, и добиваться их выполнения неуклонно, поскольку вопрос стоял буквально с роковой неотвратимостью: жизнь или смерть страны. Особенно остро, как мы знаем, всё сложилось в начальный период войны, когда немцы оказались у порога Москвы и Ленинграда. Сдача этих городов, имеющих, кроме всего прочего, огромное символическое значение для нашего народа, привела бы к тяжелейшим последствиям. И то, что они остались непокорёнными, неразрывно связано с именем Жукова.

Подчеркну: в таких операциях, как оборона Ленинграда и Москвы, полководческое искусство проявлялось не в броских формах оперативного манёвра, а в железной воле, непоколебимой решимости отстоять город, в жёсткой организации и твёрдости управления. Характер Жукова сказался при этом с особой силой.

— Могли бы привести конкретные примеры и аргументы?

— Самый весомый аргумент — исход тех операций. Победный для нас. Скажем, если в сентябре 1941-го под ударами превосходящих сил противника Западный фронт всё более разваливался, то этот же фронт, заново восстановленный в ходе тяжёлых боёв под командованием Жукова, в октябре—ноябре впервые за время войны провёл успешные оборонительные операции. А в результате не только было отражено наступление немецко-фашистских войск, которые уже готовились провести свой парад на Красной площади, но и отброшены были они от Москвы. Как резко сразу поднялось настроение в нашей армии и во всём народе!

Чья стратегияодержала верх

— Когда заходит речь о крупнейших переломных битвах войны — Сталинградской и Курской, опять нельзя не назвать Жукова. Что здесь, на ваш взгляд, необходимо подчеркнуть?

— В ходе сталинградских событий именно Жуков вместе с А.М. Василевским вовремя уловили момент, когда надо было отказаться от растраты сил на продолжение многочисленных контрударов, а копить силы и подготовить более основательную наступательную операцию. Как известно, она завершилась окружением и уничтожением 300-тысячной группировки вражеских войск.

А Курская битва, кроме огромной нашей победы и достижения коренного перелома в ходе войны, с точки зрения развития военного искусства означала новое постижение сути стратегической обороны. Новшество состояло в том, что войска к обороне переходили не вынужденно, а заблаговременно.

— В работах ваших, Махмут Ахметович, много внимания уделено Жукову как выдающемуся стратегу. Между тем ниспровергатели всячески пытаются принизить эту сторону его деятельности.

— Против фактов прут, как говорится. Кроме отмеченного выше, я должен напомнить, что в сражениях 1944—1945 годов Жуков руководил крупнейшими стратегическими операциями группы фронтов, достигнув высочайшего уровня полководческого искусства в Белорусской, Висло-Одерской и Берлинской операциях. Берлин, например, был взят за семь суток, тогда как гитлеровским войскам не удалось взять ни Ленинграда, ни Москвы.

— Наверное, обязательно надо иметь в виду, что во время той войны советская стратегическая мысль столкнулась со стратегической мыслью германской. А она ведь не без оснований превозносилась чуть ли не как вершина мирового военного мастерства?

— Превозносилась, да и сегодня кое-кем превозносится… Известно, Германия была воинственной страной, а фашизм ещё больше поднял культ генералов. Перед германской военной школой действительно многие в мире преклонялись. Но вот у Жукова изначально преклонения не было, а было упорное стремление постигнуть и превзойти.

Характерен пример, который я уже не раз приводил. За полгода до начала войны была организована советским Генштабом военная игра, и в ней Георгий Константинович противостоял мысленно не кому-нибудь, а Кейтелю — одному из ведущих германских стратегов. Но вот дальнейший поворот судьбы: они же позднее встретились, Жуков и фельдмаршал Кейтель! Встретились в 1945-м, в поверженном Берлине, при подписании акта о капитуляции гитлеровской Германии. Первый подписал этот акт как победитель, а второй — как побеждённый.

Ну разве, по здравому рассуждению, не очевидно, чья стратегия одержала верх? Разве уже это не свидетельствует о превосходстве советского военного искусства, подтверждённом неопровержимыми итогами войны?

Извращённый образлепится злонамеренно

— Так-то оно так, но вы не хуже меня знаете доводы ненавистников Жукова. Дескать, слишком велика была цена его побед. С жертвами не считался, проявлял жестокость не столько по отношению к врагам, сколько к своим, заваливал немцев трупами наших солдат и т.п. Даже вкладывают ему в уста циничнейшее выражение: «Ничего страшного, русские бабы ещё нарожают…»

— Верно вы сказали: вкладывают в уста. А слышал такое кто-нибудь от сына русских крестьян Георгия Жукова? Никто не слышал и не мог слышать. Потому что это несовместимо с его натурой. Что же касается сути подобных обвинений, я опять-таки предложил бы перейти на язык фактов.

Можно начать с Халхин-Гола. На этой монгольской реке в 1939 году Жуков разгромил японские войска, что во многом стало прообразом будущих его операций на фронтах Великой Отечественной. Так вот, сравним потери. Японские составили 61 тысячу человек убитыми, ранеными и пленными, а наших убитых и раненых — 18,5 тысячи.

Я сейчас вам раскрою, как создавались слухи о жестокости Жукова. Говорилось, например, что при контрнаступлении под Москвой Западный фронт, которым он командовал, понёс гораздо большие потери, чем Калининский. Назывались в сравнении цифры убитых: 100 тысяч и 27 тысяч. Однако умалчивалось, что в составе Западного фронта было более 700 тысяч человек, а Калининского — 190 тысяч. Но давайте рассмотрим в процентном отношении, это правильнее, и тогда картина получится совсем иная: безвозвратные потери Западного фронта — 13,5 процента от общей численности войск, а Калининского — 14,2 процента.

— Есть у вас и другие сравнения?

— Имеются. Скажем, Висло-Одерская операция даёт потери 1-го Белорусского фронта (Жуков) — 1,7 процента, а 1-го Украинского — 2,4. В Берлинской операции, где наиболее крупная и сильная вражеская группировка противостояла 1-му Белорусскому фронту, его потери составили 4,1, а 1-го Украинского — 5 процентов.

И так во многих операциях. Реально. То есть наговоры на Жукова по этой весьма болезненной теме беспочвенны, критики не выдерживают.

— А ведь таким способом умышленно лепится определённо негативный образ полководца. Бездарный, воевать не умел, но прославился, беря нахрапом, безжалостностью, идя напролом, дабы вырвать успех любой ценой…

— Вы правы: лепится умышленно и злонамеренно. Когда-то мы с вами касались этой проблемы. Время идёт, но проблема остаётся. Она — в необходимости для определённых сил как можно больше принизить, дискредитировать или даже уничтожить победную славу нашей страны. А поскольку в ряду самых славных полководцев Великой Победы первый, безусловно, это он, Георгий Жуков, то на него и обрушивается наибольший вал самых гнусных клеветнических обвинений.

В одной из своих многочисленных книг небезызвестный перебежчик В. Резун, выступающий под претенциозным псевдонимом В. Суворов, проговорился о цели, которая поставлена перед ним его заказчиками и покровителями: после полной дискредитации Жукова Советский Союз должен остаться без героев! Ну и, конечно, это должно служить аргументом, что «вожди Советского Союза, все без исключения, — банда преступников и негодяев». Выше Жукова, Рокоссовского, Конева и других советских полководцев Резун ставит Власова, который, по его мнению, и должен был бы командовать победным парадом в Москве. Гитлеровским, конечно. Словом, предатель возводит на пьедестал такого же предателя…

— А ведь сочинениями этого самого Резуна уже много лет завалены прилавки наших книжных магазинов! Между тем найти хорошую книгу о Жукове и сейчас непросто.

— Считаю антижуковскую стряпню добровольца-наёмника западных спецслужб верхом бесстыдства, наглости и дремучего невежества. Со всех поганых помоек собирает ушаты грязи, дополняя собственными выдумками и всякого рода инсинуациями. Отвратительный получается коктейль. Нет никакого анализа операций и сражений, проведённых Жуковым, нет никаких серьёзных доказательств и обоснований предъявленных обвинений. Зато изобилие оскорбительных выражений в адрес полководца, совершенно недопустимых и непростительных.

— Что ж, это можно считать частью «холодной войны», которая велась против Советского Союза, а теперь её методы бьют по национальному достоинству России. Понятно, наши геополитические конкуренты, назовём их так, хотят лишить нас Великой Победы. Но чем объяснить рождение ненавистников Жукова в нашей собственной стране? Что ими движет, их вдохновляет?

— Я немало думал об этом. В основном, наверное, такая патологическая нелюбовь, а точнее — ненависть, к талантливейшему, самому выдающемуся и заслуженному, да что там — великому, полководцу Великой Отечественной объясняется нелюбовью к стране, которой он верно и самоотверженно служил всей жизнью своей. Только ненавидя «эту страну», люди столь безоглядно и упоённо могут посвятить себя травле военного гения, всегда остававшегося истинным патриотом.

— Согласен с вами. И это очень похоже на травлю литературного гения — великого русского, советского писателя и патриота Михаила Александровича Шолохова.

— Параллель абсолютная. Меня просто поражает, как буквально хватаются за любую сплетню и выдумку, бросающую тень на личность или деятельность Георгия Константиновича. Хватаются и тут же стремятся растиражировать, пусть даже сплетня эта совершенно невероятная с точки зрения реальности.

Так, в своё время немедленно поспешили показать по НТВ (да ещё в День Победы!) английский фильм о Жукове, полный самых фантастических вымыслов. Чего стоило хотя бы такое утверждение: в ходе Берлинской операции, чтобы прокладывать пути танкам через противотанковые минные поля, Маршал Советского Союза посылал вперёд… пехоту. Как может воспринять такое среднестатистический зритель, не особо сведущий в делах военных? «Изувер этот Жуков, да и только…» Но ведь «втюхивают» людям полную чепуху! Ибо для подрыва противотанковой мины нужно давление не меньше 250—500 килограммов, а под пехотинцем она не взорвётся.

Или вдруг начинает гулять по антижуковским статьям и страницам соответствующих книг байка, выданная «на-гора» одним известным писателем: «Жуков просил перед каждым наступлением, чтобы соотношение наших бойцов и немцев было десять к одному». Это может кого-то шокировать. Но откуда взято? На чём основано? Взято, как говорится, с потолка. Никаких реальных источников и подлинных исторических фактов, которые подтверждали бы хоть что-то подобное, не существует.

А когда адресуют Жукову обвинение в том, что он чуть ли не специально загнал в окружение 33-ю армию генерала Ефремова и не хотел спасать командарма, боясь, что он займёт его место — командующего фронтом, тут уж хочется просто кричать от негодования.

— А может, стоило бы таких авторов к уголовной ответственности привлекать? За клевету.

— Пожалуй, чтобы поставить заслон клевете и защитить правду, какие-то юридические меры явно напрашиваются.

Любовь противненависти

— И всё-таки, несмотря на потуги ниспровергателей великого советского полководца, в народе к нему особая любовь. Так же, как и к Шолохову, Есенину, Зое Космодемьянской, вокруг которых тоже вовсю изощряются клеветники.

— Народная любовь к Маршалу Победы несомненна. Она родилась в разгар войны, и мы, воевавшие под его командованием, первыми проникались этим искренним чувством. Для бойцов главным было что? Где Жуков — там победа. Впрочем, для народа, если говорить более широко, то же самое было главным.

— Я помню, как в рязанской деревне, где во время войны рос, все искренне радовались, что именно Георгий Константинович назначен принимать Парад Победы. Уже тогда первый раз услышал, как назвали его Георгием Победоносцем. Доводилось слышать и разговоры о том, что родом он тоже деревенский, то есть нашенский, это людей в глубинке с ним сближало…

— Деревенскими, как вы знаете, были многие наши военачальники. В абсолютном большинстве это дети трудящихся, выдвинутые Советской властью. Сегодня вроде бы «немодно» об этом говорить. В последние годы прославлялись не большевики, не красные герои, а белые генералы и адмиралы, проигравшие Гражданскую войну. Фактически победителям как образцы противопоставляют побеждённых. Только потому, что это «белая кость», «голубая кровь», а те — «простолюдины». Восхваляют нынче на все лады и немецких генералов, которые тоже, между прочим, были биты.

А я всегда при этом вспоминаю запись из дневника Геббельса, которую он сделал за полтора месяца до своего конца. Весьма поучительно звучит и актуально, как раз на обсуждаемую нами тему:

«Генштаб представляет мне книгу с биографическими данными и портретами советских генералов и маршалов. Из этой книги нетрудно почерпнуть различные сведения о том, какие ошибки мы совершили в прошедшие годы. Эти маршалы и генералы в среднем исключительно молоды, почти никто из них не старше 50 лет. Они имеют богатый опыт революционно-политической деятельности, являются убеждёнными большевиками, чрезвычайно энергичными людьми, а на их лицах можно прочесть, что они имеют хорошую народную закваску. В своём большинстве это дети рабочих, сапожников, мелких крестьян и т.д. Короче говоря, я вынужден сделать неприятный вывод о том, что военные руководители Советского Союза являются выходцами из более хороших народных слоёв, чем наши собственные».

— Признание врага дорогого стоит. А я расскажу вам, коль речь у нас о народной любви к Жукову, про факт, который очень меня взволновал. В 1993-м случайно узнаю, что московский пенсионер Василий Исаевич Молчанов пожертвовал миллион рублей на строительство музея маршала Жукова на его родине — в Калужской области. Откуда такие деньги у пенсионера, да ещё в сверхтрудное время? Оказывается, обменял после смерти жены двухкомнатную квартиру на однокомнатную, а из вырученных денег и отдал этот миллион. Не мог рабочий человек, сварщик по специальности, спокойно воспринять сообщение в газете, что строительство музея любимого полководца испытывает трудности, на грани срыва. Государство безразлично к этому отнеслось, а вот благодаря таким, как Молчанов, музей к 50-летию Победы всё же ввели в строй.

— Единство народа и его армии во главе с подлинно народными полководцами действительно сыграло огромную роль в достижении нашей Победы.

Есть ли пророки в Отечестве своём

— Вы называете Жукова великим полководцем. А как вы думаете, будучи специалистом, посвятившим много лет изучению этой темы, что сделало его великим?

— Оригинальность, блистательность полководческого почерка, гениальность решений и избранных действий. В целом высочайший уровень военного искусства. И первая отличительная черта этого искусства Жукова — неиссякаемое творчество и новаторство, нетерпимость к шаблону и догматизму. Перед очередной операцией он всякий раз изыскивал новое построение артиллерийской подготовки, новые приёмы разведки боем и атаки главных сил, уделяя особое внимание дезинформации противника. Он считал, что каждый бой, каждая операция уникальны и неповторимы по своим условиям, поэтому такими же уникальными и неповторимыми были его решения и способы действий.

— Можно раскрыть это на каком-то примере?

— После войны некоторые историки спрашивали Жукова, какого принципа он придерживался — «затухающей» или «незатухающей» наступательной операции. Скажем, почему в ходе Висло-Одерской операции, с выходом на рубеж Быдгоща, упорно добивается согласия Сталина на дальнейшее безостановочное движение к реке Одер, а потом, вопреки требованию Верховного Главнокомандующего продолжать наступление на Берлин, настаивает на оперативной паузе. Упрекали Жукова и в том, что после задержки у Зееловских высот он ещё до прорыва всей тактической зоны обороны ввёл в сражение танковые армии.

На всё это Георгий Константинович отвечал, что он не придерживался никаких отвлечённых теоретических принципов, а исходил из конкретно складывающейся обстановки и оперативно-стратегической целесообразности. В первом случае положение и действия противника, возможности своих войск позволяли совершить бросок к Одеру, а в феврале — марте условия были уже другие. Требовалось перебазировать авиацию, подтянуть тылы, пополнить войска, обезопасить правый фланг от возможного контрудара. А танковые армии в ходе Берлинской операции пришлось раньше вводить потому, что от Зееловских высот до Берлина была практически сплошная оборона и никакого оперативного простора не просматривалось.

— Его действия здесь в конечном счёте оправдали себя?

— На мой взгляд, безусловно. Среди достоинств полководца Жукова я выделяю глубокий, гибкий ум и проницательность, тщательное планирование и всестороннюю подготовку операций, умение твёрдо и настойчиво проводить в жизнь принятые решения.

Да, не всё одинаково хорошо получалось и у него. Были ошибки, просчёты. Были неудачи. Но только ими характеризовать деятельность нашего великого соотечественника в высшей степени несправедливо!

— Говорят, нет пророков в Отечестве своём. Последние 25—30 лет отличаются особенно рьяными усилиями доказать, будто в истории нашей страны так оно и есть. Смердяковское низкопоклонство перед Западом, огульное перечёркивание советской эпохи с её величайшими достижениями и личностями приобрели немыслимые масштабы. Вот и о Жукове читаю у некоего профессора Мерцалова: дескать, в мировой военной науке его деятельность практически неизвестна и никто её всерьёз не изучает. В том смысле, что просто нечего тут изучать…

— Абсурд, иначе не скажешь. К сожалению, получивший распространение из-за расплодившихся у нас хулителей советского прошлого и амбициозных невежд. Однако должен заявить, что Жуков не только широко известен за рубежом, он — признанный авторитет в мировой науке о войне. Его сражения и операции тщательно, всесторонне изучаются в иностранных военно-учебных заведениях. И будут изучаться всегда, я уверен в этом.

Есть достаточно объективные отзывы иностранцев, которых не сбросить со счетов и к которым стоило бы прислушаться нашим доморощенным смердяковым. Вот что говорил, например, Эйзенхауэр: «Я восхищён полководческим дарованием Жукова и его качествами как человека. Когда я был главнокомандующим союзными войсками в Западной Европе, то мы все — и я, и мои подчинённые, и генералы, командовавшие союзными воинскими соединениями, — буквально затаив дыхание, следили за победным маршем советских войск под командованием Жукова в направлении Берлина. Мы знали, что Жуков шутить не любит: если уж он поставил цель сокрушить главную цитадель фашизма в самом сердце Германии, то непременно это сделает. Мы видели, что, несмотря на бешеное сопротивление гитлеровских войск на всём протяжении советско-германского фронта, инициативу прочно удерживала наступающая Красная Армия».

Или признание крупного американского публициста Гаррисона Солсбери в книге «Великие битвы маршала Жукова»: «Когда история завершит свой мучительный процесс оценки, когда отсеются зёрна истинных достижений от плевел известности, тогда над всеми остальными военачальниками засияет имя этого сурового, решительного человека, полководца полководцев в ведении войны массовыми армиями. Он поворачивал течение битв против нацистов, против Гитлера не раз, а много раз».

А вот как разъяснял своим соотечественникам вклад Жукова в Победу американский военный историк Мартин Кайден: «Он нанёс немцам больше потерь, чем любой другой военачальник или группа их во Второй мировой войне. В каждой битве он командовал более чем миллионом людей. Он вводил в дело фантастическое количество танков. Немцы были более чем знакомы с именем и сокрушающим мастерством Жукова, ибо перед ними был военный гений».

— Кажется, сказано яснее ясного. А как вы подытожили бы наш разговор?

— Славу великого русского, советского полководца ни принизить, ни тем более вычеркнуть из истории невозможно. Все подобные попытки злоумышленников обречены на провал. Эта слава будет сиять вечно.

Опубликовано в газете "Правда" №76 (30138) 18—21 июля 2014 года
http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... 1%82%D1%8B


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт сен 05, 2014 5:20 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8148
«Мы пред нашей Россией…»


Народный артист России, член ЦК КПРФ Николай ГУБЕНКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Любимый актёр и режиссёр снова идёт кандидатом на выборы в Московскую городскую думу, где он успешно отработал уже два избирательных срока. Есть повод, чтобы встретиться и поговорить с ним? По-моему, есть. И вы, надеюсь, соглашаетесь со мной, узнав, что речь идёт о Николае Николаевиче Губенко — художественном руководителе театра «Содружество актёров Таганки».

Он не относится к «модным медиа-лицам», которые все последние годы, можно сказать, не слезают с телеэкрана, заполонили радиоэфир и страницы буржуазной прессы. Нет его здесь. Почему так, я думаю, понятно: «убеждения не те», вот и не зовут. Хотя созданные им пронзительные фильмы — «Подранки», «Пришёл солдат с фронта», «Из жизни отдыхающих», «И жизнь, и слёзы, и любовь» — время от времени по телевидению всё-таки вынуждены показывать, как и другие фильмы с его блистательным актёрским участием. Не получилось выбросить на свалку всё великое советское кино!

А что создано у нас в кино почти за четверть века после свержения Советской власти? Можно ли хоть какие-то картины поставить в ряд с выдающимися достижениями самого массового из искусств, которыми страна законно гордилась и которые по праву вошли в золотой фонд мирового кинематографа? Что происходит в театре и как поднимать в целом отечественную культуру, оказавшуюся в небывало тяжёлом состоянии?..

Много вопросов и тем, которые очень хотелось бы мне обсудить в беседе с Николаем Губенко. Но близятся выборы, назначенные на 14 сентября. Наверное, как и многие, кому дорог этот выдающийся человек нашей культуры, убеждённый коммунист и патриот, я в душе волнуюсь вместе с ним и переживаю за него. Поэтому и начинаю разговор с выборной темы.

Предвыборный заряд клеветы

— Николай Николаевич, как идёт ваша избирательная кампания?

— У меня в руках некий документ, имеющий прямое отношение к этой кампании, о которой ангажированные источники не устают твердить, что она будет самой честной, самой прозрачной, самой справедливой — словом, лучше некуда.

А на самом деле вот явно подложная газетка под названием «Справедливая Россия», выпущенная специально к выборам. Из неё я узнаю о себе массу удивительного, что, разумеется, соответствующим образом должно подействовать и на избирателей. Ну, например, знаете ли вы, сколько мне лет?

— На днях исполнилось 73.

— Оказывается — 83! Смотрите, чёрным по белому. И это не опечатка. Десять лет прибавлены вполне продуманно! В целях создания определённого образа. Читаю: «Товарищ Губенко, известный артист, который, к сожалению, уже давно не появляется на подмостках театра и в кино. Возраст даёт о себе знать…»

— Как же это вы не появляетесь «на подмостках театра», если совсем недавно я опубликовал в «Правде» статью о новом спектакле «Содружества актёров Таганки» под названием «Концерт по случаю конца света», который вы не только потрясающе поставили по собственному сценарию, но где и сами блистательно играете, читаете стихи, поёте? А до этого, тоже сравнительно недавно, писал о премьере спектакля по Салтыкову-Щедрину «Арена жизни» в постановке вашей и с актёрским вашим участием, которому каждый раз бурно аплодирует зрительный зал. Там вытворяете вы такие акробатические номера, что любой юноша позавидует…

— Согласно этой газетке «Справедливая Россия», ни-чего такого не было, нет и быть не может. Ветхий старец, ни на что в искусстве не способный! Кстати, про театр «Содружество актёров Таганки», который я создал в труднейшее время и которым руковожу более двадцати лет, в этой публикации даже не упоминается!

— А о чём же тогда упоминается?

— В основном речь о том, какой я запредельно богатый человек. Да, да, «запредельно» — не моё слово. Так здесь и говорится: «Заработная плата Губенко не то чтобы большая, она просто запредельно огромная, если честно, это просто ШОК для любого жителя России».

— Ого! Какая же, Николай Николаевич?

— Для внушительности комментируется: «больше, чем зарплата президента России». У госпожи Мироновой И.С., автора данного сочинения, задача — создать отвратительный образ Губенко как человека, который (цитирую) «гребёт огромные денежные средства». А для этого автор с лёгкостью идёт на самую настоящую клевету, приписывая мне какие-то махинации с имуществом, с продажей «элитной собственности» и утаиванием или переводом за рубеж полученных, по её фантастическому подсчёту, более 48 миллионов рублей.

Прочту дословно: «В 2012 году у него в собственности находилась элитная квартира площадью 111 кв. м, а также загородный дом площадью 114 кв. м. Всё это имущество он продал, теперь оно за ним не значится».

Дальше следует подсчёт. Оказывается, средняя стоимость такой квартиры составляет примерно 14 миллионов рублей, а загородного дома — 10 миллионов. И вот уже возникает, как сказано в этой газетёнке, «огромнейшая сумма», которая «спрятана от налоговых органов и от избирателей, — 48,6 миллиона рублей. Она складывается из заработной платы, а также дохода, полученного от продажи имущества, которое в 2012 году было, а в 2014 году испарилось».

Но оно не испарилось! И не было продано! В том самом загородном доме, о котором идёт речь, вы сейчас сидите. Квартира, которая вам тоже знакома, по-прежнему остаётся нашей. И то и другое с момента приобретения 35 лет назад было и остаётся в собственности моей жены — народной артистки России Жанны Андреевны Болотовой.

У меня никакой недвижимости не было и нет, что я добросовестно указываю во всех декларациях.

Кому и почему это требуется

— Бессовестно грязные приёмы, которыми были переполнены все предыдущие избирательные кампании, продолжают действовать?

— Конечно. Ведь ваша газета уже писала и про фальшивую «Правду» с крикливой «шапкой» «Рассекречен красный список Зюганова!» Четыре страницы абсолютной лжи. И всё это на фоне бесконечных разговоров про самые справедливые выборы. Если бы в них была действительная заинтересованность, Московская городская избирательная комиссия по фактам, о которых я говорю, немедленно проводила бы расследования и возбуждала уголовные дела.

— Но этого, как я понимаю, нет.

— Что свидетельствует об очевидном потворстве со стороны власти. А ведь тут задействованы немалые средства. Смотрите, обозначенный тираж так называемой «Справедливой России» — 250 тысяч, и раскладываются эти листки в каждый почтовый ящик избирательного округа за деньги. Тут не одна сотня тысяч рублей.

А вот ещё фальшивка, написанная якобы мною, под названием «Опровержение Николая Губенко». Цитирую: «…Мой полный тёзка, прикрываясь моей фотографией, пытается избраться в депутаты… В бюллетене Губенко не кто иной, как самозванец! Этого проходимца до последнего времени звали «Грубенко Николай Николаевич», в мае сего года он сменил фамилию и стал моим полным тёзкой, чтобы обмануть всех вас. Прошу не попасться на крючок этого проходимца и не отдавать за него свой голос».

Это же подлог, подпадающий под Уголовный кодекс, так как подпись стоит поддельная!

— Значит, делаю я вывод, кто-то очень не хочет, чтобы Николай Губенко стал депутатом Мосгордумы. Для непосвящённого картина прямо-таки умопомрачительная.

— Как представишь, что избиратели могут принять весь этот бред за чистую монету, становится нехорошо. Но, как сказал Геббельс, ложь, чтобы в неё поверили, должна быть чудовищной.

В таких фильмах сниматься позорно, недопустимо!

— Зная вашу жизнь и работу, прекрасно вас понимаю. Так давайте поговорим о Губенко подлинном, а не вымышленном.

Вы окончили два факультета ВГИКа, начинали свой путь в искусстве как киноактёр и кинорежиссёр. Теперь же вас обвиняют, что в кино вы не снимаетесь. Стоит, наверное, это объяснить?

— Обязательно! И объяснение кроется в том, каким стало наше кино. Сначала после 1991 года нам с Жанной предлагали довольно много ролей. Но какие? Жанне — проституток, барменш, содержательниц притонов и т.п. Мне — злодеев-энкавэдэшников, партократов, палачей. Конкретный пример. Предлагался сценарий о том, как в начале войны тело Ленина с целью его сохранения перевозят из Москвы в Новосибирск. Вокруг этого разворачиваются детективные коллизии. Предложенная мне роль — ответственный за сопровождение. Во время бомбёжки происходит ограбление поезда, тело куда-то исчезает, сопровождающий в панике идёт в местную тюрьму, находит там зека, похожего на Ленина. Его умерщвляют, так сказать, «свежуют», бальзамируют — и всё дальнейшее в том же роде. Ну мог ли я согласиться с такой мразью?

— А я вспоминаю телепередачу, где торт в виде тела Ленина разрезали на куски и ели хихикающие служители ТВ. Ужас!

— Да, уж они постарались. И за такие роли предлагали большие деньги — 50 тысяч и более долларов. А мы тогда по-настоящему бедствовали. Будь я таким алчным, как меня в этой газетке изображают, наверное, согласился бы. Был ещё фильм Би-би-си о Сталине, который мне предлагали озвучить для одного из наших телеканалов, а про оплату сказали так: «Сколько скажете, столько и заплатим». Можете себе представить? Но достаточно было заглянуть в текст, чтобы категорически отказаться. Или мог ли я, скажем, согласиться на съёмки у Андрея Смирнова в его злобной, русофобской и антисоветской картине «Жила-была одна баба»? Конечно, нет.

— Сын знаменитого советского писателя Сергея Сергеевича Смирнова, так много сделавшего в поисках героев Брестской крепости, режиссёр, поставивший в своё время такой советский фильм, как «Белорусский вокзал», вдруг превратился в лютого, патологического антисоветчика, который несёт с телеэкрана такое, что слушать невозможно. Как это объяснить?

— Не знаю. Когда-то, ещё студентом, я снимался в его новелле «Ангел». Хорошее было кино. А что с ним произошло потом, для меня непостижимо. Договорился до того, что в советское время он не имел возможности есть мясо. Он-то, росший в семье секретаря Союза писателей! Считаю, всё его поведение в последние годы — это плевок на могилу отца.

И ведь не только он, если говорить о деятелях нашего искусства, поражает своим отношением к советскому прошлому. Послушать некоторых, так они не жили, а лишь страдали. Даже самые преуспевавшие! Вот Эльдар Рязанов, которому в 1956 году, когда в стране выходило всего около десятка фильмов за год, был предоставлен дебют с «Карнавальной ночью». Все условия были созданы, и он в одночасье взлетел на вершину успеха. Далее успех этот его не оставлял, потому что условия для работы были прекрасные. Но, оказывается, его всё время «зажимали, резали, не пускали»…

— Поразительно. Должно же быть хоть минимальное чувство объективности и благодарности.

— Увы! Ложь о советской эпохе стала востребованной, чем-то вроде конвертируемой валюты. И многие, забыв обо всём хорошем, чем обязаны тому времени, с увлечением включились в заданный хор хулы.

Скажу словами Сергея Георгиевича Кара-Мурзы — многолетнего и уважаемого мною автора «Правды», мыслителя, философа, чьи труды дают убийственно честную оценку происходящего со страной: «Сегодня клевещут на несколько поколений моего народа, которые взялись за тяжёлый труд ради будущего, приняв на себя материальные лишения сверх теоретически возможных. Их помыслы были благородны, и двигала ими любовь к нам, нынешним. Многое им не удалось, они недооценили слабости человека, но и то, что удалось, огромно. И своими идейными принципами, своими порядками они надолго обуздали злобу, хищничество и невежество людей. Кто же сегодня их мстительно оплёвывает или платит за оплёвывание? Именно те, чья жадность и злоба наконец-то вырвались на свободу».

— Сказано замечательно и очень точно.

— А главное, что сегодня, кажется, уже всем должно быть понятно, состоит в следующем. Неисчислимые потери, которые понесла наша страна и в материальной, и в духовной сфере, так или иначе связаны с уничтожением Советской власти и разрушением СССР. Более того, для всего мира последствия оказались ужасающими, что вынужден был признать даже Путин, назвавший ликвидацию Советского Союза геополитической катастрофой. Разве не результат этой катастрофы происходящее сейчас на Украине?

Отец погиб, защищая Луганск

— Николай Николаевич, у вас украинская фамилия и родились вы, я знаю, на Украине. А в паспорте, когда там была графа «национальность», тоже значились украинцем?

— Да. Отец у меня был украинец, а мать — русская. Попробуйте разберитесь среди множества русских, украинцев, белорусов, кто из нас кто. Столько было смешанных браков, столько общих семей, так за столетия переплелись связи между нами… А теперь вдруг начали резать по живому!

Так получилось, что я не только жизнью связан с Украиной, но и смертью. Гибелью своего отца. Как вы знаете, родился я в Одессе, в катакомбах, 17 августа 1941 года. Когда мне было 11 месяцев, немцы повесили мою мать. Отец, который был лётчиком, погиб в 1942-м. И, как теперь выяснилось, близ того самого Луганска (тогда он назывался Ворошиловград), ставшего ныне столицей Луганской народной республики. Защищая этот город…

— А что, место гибели выяснилось недавно?

— Три года назад. Я искал его всю сознательную жизнь. И вот один добрый человек, очень хорошо относящийся ко мне, предпринял углублённые поиски в архивах, и ему удалось разыскать приказ, где указаны место и время гибели моего отца. Ксерокопия этого приказа вместе с отцовской фотографией висит сейчас над моим письменным столом. Так что, видите, кровью отца я повязан с Луганщиной, которую он оборонял от фашистов. А теперь сюда нагрянули другие фашисты — бандеровские. А новая Хатынь в моей дорогой Одессе?!

— Вы давно были в Одессе?

— К сожалению. Не только там, но и вообще на Украине. Помню, в 1994-м коллеги позвали во Львов, чтобы помог им отстоять Русский драматический театр.

— Не удалось?

— Нет. К тому времени уже был облит грязью памятник Пушкину, уже установлен бюст Бандеры. На Украине, как и в России, всё шло по сценарию разрушения, инициированному господином Яковлевым, бывшим идеологом ЦК КПСС, который прошёл соответствующую стажировку в Колумбийском университете. Гласность, деидеологизация… Советскую идеологию изъяли, а что вместо неё? Савик Шустер и Евгений Кисе