Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вс фев 18, 2018 9:10 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 311 ]  На страницу Пред.  1 ... 4, 5, 6, 7, 8
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн июн 26, 2017 6:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
И ещё вопросы президенту

Газета "Правда" №67 (30564) 27—28 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Обозреватель «Правды».

Так сошлось (вряд ли случайно), что президент России дважды подряд отвечал на вопросы перед телезрителями. Сперва это была «прямая линия», где участвовали в основном граждане нашей страны. А всего четыре дня спустя по Первому каналу начался показ фильма «Путин», и здесь расспрашивал российского президента уже американец — знаменитый оскароносный режиссёр Оливер Стоун.

ПО ИТОГАМ «прямой линии» правительственная «Российская газета» сообщила: Владимир Путин ответил на 68 вопросов. Немало. Хотя, если говорить о содержании, лидер КПРФ Геннадий Зюганов в своих заметках на страницах «Правды» назвал и более существенные проблемы, от которых «прямая линия», к сожалению, уклонилась.

Ну а что в фильме? Подсчёт вопросов тут, кажется, не вёлся, да и затруднителен был бы он. Ведь разговор шёл, что называется, в режиме свободной беседы, не всегда следуя чёткой форме «вопрос — ответ».

Многое по ходу такого разговора, происходившего в разное время, интересно было и смотреть, и слушать. Но — вопросы остались. Или даже возникли. Именно в связи с тем, что слышалось и виделось с экрана.

В некоторых опубликованных откликах, по-моему, верно отмечено, что в фильме определённым образом раскрывается не только Путин, но и Стоун. Причём раскрывается этот неординарный американец как «левый», во всяком случае с явной симпатией к СССР. Кому-то даже показалось, что Стоун адресует свои комментарии не столько американцам, сколько хочет обратиться к российской аудитории и реабилитировать в её глазах советский «красный проект».

А может быть, действительно так? Не для того ли в последней серии режиссёр приходит к Мавзолею В.И. Ленина и Почётному некрополю у Кремлёвской стены? Здесь, возле захоронения основателя Компартии США Джона Рида, автора замечательной книги о нашем Октябре «Десять дней, которые потрясли мир», Стоун говорит высокие слова про него и фильм о нём под названием «Красные», который был снят в 1981 году другим голливудским режиссёром — Уорреном Битти.

Надо заметить, что не забыл автор фильма «Путин» и про знаменательную дату — предстоящее 100-летие Великого Октября, чему, собственно, посвящён весь этот довольно продолжительный сюжет около Мавзолея, когда появляются документальные кадры с Лениным и звучит «Интернационал». Только вот вопрос: а почему же нет в этом сюжете главного героя фильма? Почему Стоун здесь один, без Путина? Не пожелал тот участвовать?

А ещё неизбежные вопросы вызывают два резанувших высказывания Владимира Владимировича. Оба как раз относятся к тому самому «красному проекту». Сначала, говоря о «перестройке», президент вскользь бросает, что система сама по себе была негодная. То есть это, конечно, советская социалистическая система. Вопрос: а нынешняя, которая навязана России после 1991-го, уже чем-то доказала свои преимущества?

В следующей же серии, опять вскользь, мы слышим, что у нас произошла, оказывается, так называемая революция 1917 года. Но почему «так называемая»?

Стоун ни на одно из этих путинских выражений не прореагировал. Наверное, в согласованные планы не входила дискуссия с президентом России по таким вопросам.

Однако до Путина этот режиссёр, как известно, снял фильмы о Фиделе Кастро (несколько!) и об Уго Чавесе. Можно с уверенностью сказать: предыдущие герои Стоуна с данным его персонажем по затронутым вопросам не согласились бы категорически.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июл 06, 2017 7:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Старт советского социализма

Газета "Правда" №72 (30569) 7—10 июля 2017 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Доктор исторических наук, профессор Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Предстоящее 100-летие Великого Октября снова и снова привлекает наше внимание не только к революционным событиям 1917 года, но и к тому, ради чего они совершались. А главным их результатом в нашей стране стало создание советского социалистического общества, явившего невиданный ранее пример трудящимся всего мира.

В своей поэме «Хорошо!», посвящённой 10-летию Октября, Владимир Маяковский так написал про утро в Петрограде после взятия красногвардейцами Зимнего дворца и низложения буржуазного Временного правительства: Дул, как всегда, октябрь ветрами. / Рельсы по мосту вызмеив, / гонку свою продолжали трамы / уже — при социализме.

Однако это, конечно, не строго научное определение, а поэтический образ. Да, выразительно подчёркнут революционный переход из одной общественно-экономической формации в другую. Совершенно верно, что историческая дата 25 октября (7 ноября) 1917-го обозначила начало поистине эпохального перехода России — первой в мире — от капитализма к социализму. Но ведь только самое начало!

Не один день и не одна ночь, да и не «десять дней, которые потрясли мир», а годы потребуются для строительства абсолютно нового общества на основах социальной справедливости. Причём происходило это в невероятно трудных условиях, чего забывать тоже ни в коем случае нельзя.

Как же строился социализм его первопроходцами? Было время, когда об этом немало мог рассказать чуть ли не каждый советский человек. Но за последнюю антисоветскую четверть века в головах людей целенаправленно создана такая жуткая сумятица, что правду многие уже не могут рассмотреть из-за нагромождений всяческой лжи.

Вот почему для массового сознания столь важны и по-особому актуальны новые исследования честных учёных, раскрывающие подлинный смысл и реальные обстоятельства тех колоссальных преобразований, которые органически были связаны в нашей стране с Великим Октябрём. Об одном из таких научных трудов, появившихся недавно, «Правда» уже сообщала (см. №123 за 2016 год). Это — выпущенный московским издательством ИТРК трёхтомник под названием «Советское общество. История строительства социализма в России».

В том же номере нашей газеты была опубликована беседа с основным автором этого исследования и руководителем авторского коллектива доктором исторических наук, профессором Леннором Ивановичем Ольштынским под заголовком «Советский социализм — прорыв в будущее». Темой разговора стала закономерность, то есть неизбежность и необходимость, социалистической революции в России. Читатели в своих откликах попросили разговор продолжить. При этом многие из поставленных вопросов касаются первого периода после Октября и разгрома в Гражданской войне его врагов — внешних и внутренних. Именно тогда, наперекор всем трудностям, под руководством Коммунистической партии во главе с В.И. Лениным в нашей стране начиналось становление советского социалистического общества. С этого начался и мой очередной разговор с исследователем актуальной истории, чрезвычайно важной для нашего будущего.

Трудный шаг в неизведанное — с чёткими целями

— Итак, Леннор Иванович, прошлую беседу мы завершили тем, что трудовой народ России, руководимый большевиками, отстоял не только свою страну, но и возможность построить в ней новое, справедливое общество — на высоких гуманистических принципах социального равенства, экономического и культурного развития в интересах трудящихся. Но ведь конкретные условия для этого были самые неблагоприятные! Давайте хотя бы кратко воспроизведём суровую реальность того времени.

— Действительно, наследие большевикам, которые пришли к власти, досталось крайне тяжёлое. В результате трёх лет Первой мировой войны, а также последовавшей затем иностранной интервенции и развязанной ею Гражданской войны численность населения у нас значительно сократилась. Промышленное производство упало до 14,6 процента от 1913 года.

— А что в сельском хозяйстве?

— За годы Первой мировой войны посевная площадь уменьшилась на 12 процентов, а в помещичьих (товарных) хозяйствах — до 62 процентов (сравнимо с итогами ельцинских «реформ»). Декрет о земле, принятый Советской властью в числе самых первых, стал для крестьян грандиозным событием. Но надо знать, с чем пришло к Октябрю российское село, где жила и трудилась основная часть населения страны.

— Что вы имеете в виду?

— Процитирую одно из официальных (!) изданий, вышедшее ещё перед Первой мировой войной: «В отношении производительности и культурности сельского хозяйства Россия, несмотря на свои природные богатства, далеко отстала от других стран». И в самом деле, доля крестьянских хозяйств, не имевших железных плугов, — 52 процента! Основными орудиями крестьянина-земледельца были соха, деревянная борона, серп, коса и цеп. Представьте себе, в 1913 году во всей России насчитывалось 152 трактора. Это та самая «процветавшая» Россия, «которую мы потеряли»…

— Понятно, что послевоенная разруха все проблемы и беды в стране усугубила до предела. Достаточно вспомнить, как знаменитый английский писатель-фантаст Герберт Уэллс назвал свою книгу, написанную после посещения Советской республики в 1920 году: «Россия во мгле». Ведь многим в мире та мгла представлялась беспросветной, а то и безнадёжной.

— Думаю, все буржуазные правители на Западе были уверены, что большевики не справятся с разрухой, и ждали скорого падения Советов. Разумеется, считали, что для предстоящего восстановления экономики страны потребуется много десятков лет, причём с обязательной иностранной помощью.

— Известно, что фантаст Уэллс, поражённый смелостью ленинского взгляда в будущее, отозвался о советском вожде как о «кремлёвском мечтателе».

— Это так, и это часто повторяют. Однако хочу подчеркнуть, что в приведённом отзыве — далеко не всё, о чём думал выдающийся западный писатель после встречи в Кремле. Особо выделю такой его вывод: «В разговоре с Лениным я понял, что коммунизм всё-таки может быть огромной творческой силой».

— Значит, появились у него основания это утверждать?

— Скажу о главном, на мой взгляд. Этот вывод сделан писателем после знакомства с планом ГОЭЛРО (Государственная комиссия по электрификации России), который Ленин назвал второй, экономической программой партии. Первый в истории конкретный план общественного развития! И он наглядно представил безусловные преимущества социализма: способность управлять прогрессивным развитием общества на основе науки, опираясь на инициативу и сознательную деятельность трудящихся, освобождённых от капиталистической эксплуатации.

— Это было уже практическое начало создания нового общества — старт в неизведанное, но с чётко определёнными целями?

— Да. История 70 лет советского общества убедительно показала могучую силу социализма как двигателя общественного прогресса. Реальный советский социализм выполнил историческую миссию: защитил человечество от фашизма в 1945 году, от угрозы США развязать ядерную войну в 1949-м и вывел в космос первого человека с планеты Земля в 1961-м. Вот он, «кремлёвский мечтатель» Ленин, и будущие плоды его идей, планов и безотлагательно начавшихся дел!

Единство на общей идейной основе

— Вы коснулись темы преимуществ социализма перед капитализмом, которые отразились уже в разработке исторического плана ГОЭЛРО. А в прошлой беседе мы говорили о Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа и о Декларации прав народов России, провозглашённых Великой Октябрьской социалистической революцией…

— Именно вот таким образом, буквально с первых дней Великого Октября, закладывались основы нового, социалистического строя. Без эксплуатации человека человеком, без помещиков и капиталистов, с научно определённой перспективой достижения не мнимых, а реальных свободы, равенства и братства для людей труда, ставших истинными хозяевами страны.

— Расскажите, пожалуйста, конкретнее о самых первых мерах Советской власти по утверждению социальной справедливости в обществе.

— Реализация Декрета о земле и Закона «О социализации земли» удовлетворила многовековые чаяния крестьян, получивших землю бесплатно. А на заводах и фабриках был установлен рабочий контроль, введены 8-часовой рабочий день, оплаченный отпуск, страхование рабочих и служащих по болезни, потере трудоспособности и безработице.

Образование и медицинское обслуживание стали бесплатными. Коммунальное хозяйство перешло в ведение Советов, и сотни тысяч рабочих семей переселились из подвалов и бараков в благоустроенные дома с низкой квартплатой. Закон о семье определил социальное положение женщины независимо от положения мужа и обеспечивал государственную охрану материнства и детства.

Огромное значение имела национализация крупной промышленности, транспорта, почты и связи, внешней торговли, банковской системы. Передача всей власти Советам в центре и на местах развёртывала инициативу масс в организации новой жизни.

— Основные пути дальнейшего движения к социализму, как известно, были изложены Лениным в его работе «Очередные задачи Советской власти». Это весна 1918-го.

— Да, но в конкретных условиях того времени, о чём только что шла у нас речь (Гражданская война, интервенция, развал хозяйства и т.д.), новая власть вынуждена была перейти к жёсткой политике военного коммунизма. А затем сразу же встал ряд сложнейших проблем, требовавших незамедлительных решений для предотвращения хаоса и новой интервенции. Первая — восстановить разрушенную экономику, сохранив завоевания революции. Вторая — воссоздать государственность из распавшейся после Февральской революции Российской империи, причём на новых социально-политических основаниях. Третья — определить характер мирового исторического процесса после Первой мировой войны и роль в нём победившей социалистической революции, наметить пути развития нового государства.

Люди будущих поколений не перестанут поражаться мощи интеллекта и титанической деятельности Ленина, его способности в кратчайший срок найти пути и способы решения проблем, имевших историческое значение.

— Время Владимиру Ильичу было отпущено действительно кратчайшее. Но уже в 1922 году создаётся СССР — Союз Советских Социалистических Республик. А вот теперь ответственность за его разрушение пытаются переложить на… Ленина! Якобы административное деление государства по национальному принципу — это была «мина замедленного действия». Появились и рассуждения, что Сталин предлагал более правильный вариант…

— Попытки противопоставить Ленина Сталину, а затем Сталина Ленину, чтобы дискредитировать обоих руководителей Советского государства, — давний приём антисоветчиков. Но есть исторические факты, которые дают ответ на поставленный вами вопрос. Напомним их для забывчивых.

Капиталистическая, полуфеодальная Российская империя (как и Австро-Венгерская, как и Оттоманская) не выдержала испытания в Первой мировой войне и распалась по национальным образованиям. Усилиями Ленина, партии большевиков была создана Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика (РСФСР), как её назвали тогда. Но одновременно шло «собирание российских земель» — через образование других советских республик, сопровождавшееся изгнанием интервентов с окраин бывшей империи. Тяга этих республик друг к другу, и в первую очередь к РСФСР, была абсолютно естественной. Они же имели общую идейную основу и одну главную цель — социализм! Если капитализм разъединяет людей и народы, то социализм, наоборот, объединяет.

Все новые республики делегировали свои полномочия РСФСР на международную Генуэзскую конференцию. И в том же 1922 году состоялось добровольное объединение самостоятельных советских республик в союзное государство — СССР, первым председателем правительства которого стал В.И. Ленин. Другого способа воссоздать единое государство на прежней имперской территории не было!

— Здесь особенно важно подчеркнуть, что для абсолютного большинства людей, составлявших население национальных республик, то есть для трудящихся, объединение в полном смысле слова было добровольным.

— Этому объединению способствовали интернациональный характер Коммунистической партии, вековые связи народов в Российском государстве и общее стремление к строительству новой жизни. Огромна заслуга великого государственника и патриота В.И. Ленина в своевременном воссоздании многонационального Советского государства на новой социальной основе, в сохранении и развитии при этом российской цивилизации, которая разовьётся потом в цивилизацию советскую. Конституция СССР 1936 года, названная Сталинской, подтвердила ленинскую государственную систему. Многонациональный Советский Союз выстоял во Второй мировой войне и разгромил фашизм. Нужны ли ещё доказательства исторической правоты Ленина?

— Стремительное развитие нового многонационального социалистического государства будет говорить само за себя. Но ведь и среди наиболее объективных зарубежных исследователей этот феномен получит высокую оценку, не так ли?

— Совершенно верно. Я приведу для примера суждение о создании СССР английского историка Э. Карра: «Буржуазная теория самоопределения наций к 1919 году зашла в тупик, из которого не было выхода при капиталистическом строе, подлинное равенство между нациями стало недостижимым. Идея воссоединения при социалистическом строе была смелой, творческой попыткой вырваться из этого тупика. Трудно преувеличить значение советской национальной политики. С самого начала она была решающим фактором в поразительном ленинском свершении — воссоздании почти всех бывших царских владений после их разъединения и распада в результате мировой войны, Февральской революции и Гражданской войны. Это свершение представляет собой выдающийся результат созидательной государственной деятельности Ленина».

Разрушение же СССР произведено с разрушением социализма либеральными, коррумпированными и ориентированными на Запад политическими деятелями, маскировавшимися под реформаторов-коммунистов. Но это — тема отдельного разговора.

Что такое творческий подход

— Конечно же, большевики, под руководством которых свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция, были главным образом созидателями, а не разрушителями, как их нынче пытаются изображать. И это красной нитью проходит в вашем фундаментальном трёхтомном труде «Советское общество. История строительства социализма в России». Особенно ценно, по-моему, что здесь раскрывается творческий подход партии коммунистов, руководимой В.И. Лениным, а затем И.В. Сталиным, к решению стоявших задач. Вот сменившая военный коммунизм новая экономическая политика — ленинский нэп. Его опыт, как отмечается сегодня в документах КПРФ, был бы полезен для вывода нашей страны из нынешнего развала и засилья «сырьевой экономики». Вы согласны?

— Безусловно. В современных Китае и Вьетнаме, достижения которых очевидны, экономическая система во многом аналогична нэпу. Но ведь для начала 20-х годов прошлого века это было совершенно новаторское и в то время даже неожиданное открытие.

Великая, всемирно-историческая ленинская заслуга в том, что он конкретно разработал содержание Марксова понятия «переходный период от капитализма к социализму» и методы управления в нём социально-экономическим развитием. Их эффективность как раз показывают сегодня и Китай, и Вьетнам.

Суть нэпа: государство диктатуры пролетариата, возглавляемое Коммунистической партией, создаёт многоукладную экономику, сочетающую социалистический уклад на основе общественной (государственной) собственности на орудия и средства производства с укладами частной собственности (госкапитализм, частный капитал, мелкотоварный уклад) в общей плановой системе развития народного хозяйства. Планирование осуществляет государственный орган — Госплан, а руководство экономикой — ВСНХ (Высший совет народного хозяйства).

Государство молодой Страны Советов сохраняло в своём распоряжении энергетику, металлургию, нефтедобычу и нефтепереработку, добычу каменного угля, оборонную промышленность и железные дороги. Полностью сохранились монополия государства во внешней торговле и государственная банковская система. Сложилась государственно регулируемая рыночная экономика многоукладного хозяйства с ведущей ролью социалистического сектора.

— Можно кратко показать, как в реальности это оправдало себя?

— В 1925 году европейские страны ещё с трудом выходили из послевоенного кризиса. В СССР же уровень промышленного производства (по сравнению с довоенным 1913 годом) уже поднялся с 14,6 процента в 1920 году до 73 процентов — в 1925-м, а в машиностроении — до 92,6 процента. В аграрном секторе объём продукции превысил 1913 год на 18—20 процентов. Поднялся и жизненный уровень населения, впервые в истории России деревня питалась лучше города.

За 1926—1928 годы крупная промышленность (социалистический сектор) выросла почти вдвое. Началось строительство 10 новых электростанций, успешно выполнялся план ГОЭЛРО, рассчитанный на 10—15 лет. Короче, уже в переходном периоде социализм показал свою силу.

— А ведь это было продолжение спора большевиков с меньшевиками, которые и до революции, и после неё считали, что социализм в России, крестьянской стране, построить невозможно. «Не смололи ещё той муки, из которой взойдёт пышный пирог социализма», — утверждал Плеханов. Дескать, надо развивать капитализм, а о социализме пока только мечтать…

— В сложившейся тогда системе империализма капиталистическая Россия, как показала история, была обречена. Здесь ей просто не предусматривалось места. Программа послевоенного устройства мира, согласно плану президента США Вильсона, это наглядно продемонстрировала. «Великая шахматная доска» Бжезинского это повторяет и сейчас. Ход мирового исторического процесса, как его видел Ленин, выдвигал лишь один возможный путь для сложившегося Российского государства трудящихся: это — построение социализма с выравниванием советского общества по экономическому развитию с наиболее развитыми капиталистическими государствами. Догматическое перенесение взглядов классиков марксизма из середины XIX века в начало века XX не могло служить основанием для руководства страной. Ленинский творческий подход известен: «Живая душа марксизма — это конкретный анализ конкретной исторической ситуации».

Опираясь на опыт революции, Гражданской войны и преодоления трудностей военного коммунизма, вождь Октября дал убедительный ответ оппонентам: в России «есть всё необходимое и достаточное», чтобы самостоятельно построить социалистическое общество. Понимая диалектическую связь экономического базиса и общественной надстройки, он аргументированно доказывал, что трудящиеся страны, «имея Советскую власть, могут двинуться догонять другие народы» и создать для социализма необходимую экономическую базу. В этом движении сознание того, что они работают на себя, «удесятеряет силы народа».

— Конкретизируйте, пожалуйста, ленинские «необходимое и достаточное».

— Первое: основные средства производства — в руках государства. Второе: государство — в руках рабочего класса (правящая партия коммунистов прежде всего выражает его интересы). Третье: союз рабочего класса и крестьянства. Четвёртое: руководящая роль в этом союзе у рабочего класса.

Отсюда следует ленинский вывод, что «кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве нэпа есть всё, что нам нужно…»

В последних работах Ильича определены конкретные направления строительства социализма. Они общеизвестны: индустриализация, кооперация сельского хозяйства и культурная революция — резкий подъём культуры на основе грамотности всего народа. Замечу, что последняя официальная предреволюционная перепись населения в России свидетельствовала о неграмотности 78,9 процента жителей страны (а женщин — ещё больше: 87 процентов!).

Вот как виделись В.И. Ленину магистральные пути развития страны, выражавшие прогрессивный характер нового общества. Сейчас же, считал он, необходимо максимально использовать сложившуюся «мирную передышку» для подъёма экономики, но при этом учитывать, что от «угрозы нападения мы на волоске». В последнем публичном ленинском выступлении прозвучали его пророческие слова: «Из России нэповской будет Россия социалистическая».

А угрозы стране сгущались

— Но вождь понимал, что этот процесс потребует времени.

— Конечно, понимал, потому что всегда был великим реалистом. Особенностью гения Ленина было сочетание теоретических разработок с практикой руководящей деятельности. Впервые в истории им осуществлялось целенаправленное управление социалистическим развитием общества на теоретической основе. Принцип управления содержится в двух положениях, вынесенных в эпиграф нашего трёхтомного труда «Советское общество. История строительства социализма в России». Вот первое из этих ленинских высказываний: «Мы не претендуем на то, что Маркс или марксисты знают пути к социализму во всей его конкретности… Мы знаем направление этого пути, мы знаем, какие классовые силы ведут к нему, а конкретно, практически, это покажет лишь опыт миллионов, когда они возьмутся за дело». Второе прозвучало после революции: «Сейчас всё дело в практике… Наступил именно тот исторический момент, когда теория превращается в практику, оживляется практикой, исправляется практикой, проверяется практикой…»

Уже упоминавшийся мной британский исследователь, автор «Истории Советской России» Э. Карр сделал вывод, что «большевики действовали сугубо прагматично, но события развивались по марксистской теории». И с ним можно согласиться: ход истории подтверждал научность марксизма-ленинизма «как руководства к действию». Ученик В.И. Ленина — И.В. Сталин воспринял ленинское наследство и его заветы, чтобы продолжить величайшее дело социалистического созидания.

— Разноречивые ответы даются на вопрос: почему же Сталин так быстро перешёл от нэпа к форсированному строительству социализма?

— Изменения внешнеполитических условий и внутренней обстановки вызывали необходимость изменения политического курса. Прежде всего к концу 1920-х годов резко обострилась международная обстановка. Страны-победительницы в Первой мировой войне, то есть Англия и Франция, выйдя из послевоенного кризиса, усилили нажим на СССР. Весной 1927 года Англия разорвала торговый договор и дипломатические отношения с Советским Союзом (нота Чемберлена), её поддержала Канада. Во Франции открыто поддерживали антисоветскую деятельность русских белоэмигрантов, а французский генштаб разрабатывал план нападения на СССР в 1929—1930 годах, имея в виду и одновременную организацию восстания внутри СССР.

«Передышка» в противостоянии с «реакционным Западом» подходила к концу, и надо было, как отмечал Ленин, «успеть цивилизоваться». Сталин эту мысль позже выразил в известной формуле: «Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

— Сказано в 1931 году, и всегда поражаешься точности сталинского предвидения. Ведь до 1941-го оставалось как раз 10 лет…

— Эта знаменитая формула имела реальные основания. Укрепление социалистического сектора экономики и роли государственного управления социалистическим общественным производством позволило перейти к пятилетним конкретным планам экономического, социального и культурного развития общества. В ходе разработки первого пятилетнего плана проводились расчёты производства вооружения, необходимого для отражения агрессии. В соответствии с ними Политбюро ЦК ВКП(б) предусмотрело необходимость к концу пятилетки иметь в строю и резерве следующее число военной техники: боевых самолётов — 3500; танков — 4000—5000; орудий средних и крупных калибров — 9348 и мелких — 3394. Но при таком количестве современного вооружения Красная Армия была способна противостоять вероятным противникам только на главнейшем театре войны, а он мог быть не один.

Нэп и эволюционное развитие кооперации единоличников в сельском хозяйстве не давали ни рабочей силы, ни нужных финансов для строительства промышленности в необходимые сроки. К тому же укрепление кулачества и городской (нэпманской) буржуазии усилило их борьбу против Советской власти. Начались срывы хлебозаготовок, вводятся карточки на продовольственные товары в городах. Таким образом, в сложившихся условиях требовавшийся рывок в индустриализации объективно связывался с необходимостью ускоренного кооперирования сельского хозяйства, что в целом составляло ускоренное строительство материальной основы социализма.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июл 13, 2017 6:56 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Темпы советского социализма

Газета "Правда" №75 (30572) 14—17 июля 2017 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Доктор исторических наук, профессор Леннор ОЛЬШТЫНСКИЙ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Это — вторая часть беседы с основным автором и руководителем авторского коллектива, выпустившего недавно в московском издательстве ИТРК трёхтомный научный труд «Советское общество. История строительства социализма в России». Первая часть состоявшегося разговора была опубликована в «Правде» от 7—10 июля с.г. под заголовком «Старт советского социализма».

Вступив в первую пятилетку

— Мы говорили с вами, Леннор Иванович, о старте строительства советского социализма в нашей стране после Великого Октября. И подошли к концу 20-х годов минувшего века, когда сама жизнь остро потребовала значительно ускорить темпы этого строительства.

— Именно так. О причинах уже было сказано, повторяться не буду и начну с главного.

В апреле 1929 года был принят «оптимальный» вариант первого пятилетнего плана, который предусматривал рост промышленности в 20 процентов и охват коллективизацией 20 процентов хозяйств. Принято обращение XVI партконференции «Ко всем рабочим и трудящимся крестьянам Советского Союза о развёртывании социалистического соревнования как массового движения за выполнение плана первой пятилетки». Создание государственных МТС (машинно-тракторных станций) как основы социалистического преобразования сельского хозяйства, появление тракторов и комбайнов в колхозах стали действенным стимулом в развитии колхозного движения. Коллективизация получает поддержку середняка.

Сталин назвал этот год «годом великого перелома». Но Бухарин и его сторонники выступили против сталинской концепции — за неизменность нэпа. В борьбе как с левой (троцкистско-зиновьевской), так и с правой оппозицией партийное большинство поддержало Сталина.

— А как развивается в это время международная обстановка?

— Можно сказать, что своего рода «великий перелом» начался и в капиталистическом мире. В конце 1929 года разразился небывалый экономический кризис, положивший начало Великой депрессии 1929—1933 годов. В этих условиях у СССР появилась возможность преодолеть экономическую блокаду Запада и закупить необходимое промышленное оборудование для индустриализации.

По инициативе Сталина партия принимает решение не только форсировать промышленное строительство, но и перейти к сплошной коллективизации с ликвидацией кулачества как класса. Летом 1930 года XVI съезд ВКП(б) утверждает курс «наступления социализма по всему фронту». Коллективизация с раскулачиванием принимает характер социалистической революции в деревне «сверху». «Экспроприация экспроприаторов», в данном случае — кулаков, проводилась сельскими Советами и сельскими сходами. Для проведения коллективизации в деревню были направлены 25 тысяч активистов из рабочего класса. «Двадцатипятитысячники» проводили большую разъяснительную и организаторскую работу среди крестьян. Этот трудный, порой драматический и даже трагический процесс был осложнён засухой, что привело к голоду в ряде районов страны и человеческим жертвам. Принятыми мерами правительству удалось облегчить положение, не прерывая индустриализации.

— Поражает, что два этих грандиозных преобразовательных процесса — на селе и в городе — происходили параллельно, одновременно.

— Да, одновременно с коллективизацией сельского хозяйства развернулась огромная стройка промышленных предприятий. В соответствии с пятилетним планом, который предусматривал и выполнение ленинского плана ГОЭЛРО. Советская власть как форма социалистического государства стала могучим фактором прогрессивного развития общества. Сознание, что трудящиеся работают на своё трудовое государство, на общественное благо, то есть на себя, действительно «удесятеряло силы народа». В ответ на обращение партии рабочие коллективы выдвинули свой призыв: «Выполнить пятилетку в четыре года!» Усилия партийных организаций, их каждодневная организационная, разъяснительная работа были поддержаны революционным энтузиазмом народа.

Вот как писал об этом в июне 1932 года американский инженер Майкл Шировер, многое увидевший своими глазами на Урале: «По сравнению с Магнитогорском гигантские стальные заводы Рура и мощные металлургические предприятия Франции, Бельгии и Англии выглядят пигмеями… История ещё не знала случая, чтобы целая нация с таким энтузиазмом строила металлургический завод. В сущности, Магнитогорск создан советской молодёжью … Добровольная, но строжайшая дисциплина рабочей молодёжи помогла преодолеть многочисленные трудности строительства».

— А Магнитогорск ведь не был единственным, исключительным фактом!

— В том-то и суть — в массовости развернувшегося движения. Могучая сила социализма сполна проявилась, например, и в строительстве Кузнецкого металлургического комбината. На месте возведения КМК не было города (лишь посёлок, около 4 тысяч жителей). Строители съехались со всей страны. Они должны были освоить новую технику и условия нового производства. Приведу строки из воспоминаний мастера доменного цеха С. Бойко: «Я столкнулся с новой техникой. Американцы полностью отвечали за ход доменных печей. Они должны были обучать кадры на новых домнах… Но они не особенно были заинтересованы в этом. Им деньги и так платили хорошие. Американцы работали как им вздумается. Хотят — на полном ходу, хотят — на тихом». Но первая очередь строительства сразу же превратилась в гигантский учебный комбинат. Созданы были специальные структуры повышения квалификации — школы мастеров, всевозможные курсы и т.д. Люди учились на ходу и старались максимально применять освоенные знания на деле.

— Советская художественная литература, а не только публицистика, ярко запечатлела тот небывалый трудовой подъём. У Валентина Катаева даже роман получил название «Время, вперёд!» Писали об этом Леонид Леонов, Илья Эренбург, Мариэтта Шагинян — всех не перечислить… И главное — был у того подъёма потрясающий результат.

— За 4 года и 3 месяца по основным показателям была выполнена первая пятилетка. В строй вступили 1500 новых предприятий. Среди них — Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, Сталинградский тракторный, Московский и Горьковский автомобильные заводы, Днепрогэс и другие гиганты.

Созданы новые отрасли промышленности — тракторная, автомобильная, авиационная, станкостроение, сельскохозяйственное машиностроение, укреплены мощная металлургическая база и основы нового ВПК. Численность рабочего класса более чем удвоилась. Ликвидирована безработица, началось широкое жилищное строительство, возводились целые города. Коллективизацией охвачено 20 процентов всех крестьянских хозяйств, которые опирались на 2446 МТС с 75 тысячами тракторов, выпущенных советской промышленностью.

Это было первое «экономическое чудо» XX века. Причём произошло оно на фоне Великой депрессии в капиталистических странах. Действительно, весь мир был потрясён темпами советского социализма.

Сталинское руководство перед новой ступенью задач

— В 1933 году завершилась первая пятилетка, а в 1934-м состоялся ХVII съезд Коммунистической партии — ВКП(б), названный «съездом победителей». Что при этом имелось в виду?

— Фундамент социалистической экономики был создан. Сложилась государственная система планового руководства всем народным хозяйством. Частный экономический уклад, классы городской и сельской буржуазии ликвидированы. Вопрос «кто — кого» (социализм или капитализм) решился во всей экономике полностью.

— Как сказалось это на авторитете И.В. Сталина? Столько спекуляций было во время «перестройки» вокруг XVII съезда, который якобы в большинстве проголосовал против Сталина, желая заменить его Кировым…

— Чушь! И это неопровержимо доказано. Было наоборот. Все «уклонисты» выступили с покаянными речами и восхвалением Сталина. По итогам голосования за него на съезде было подано 1056 голосов, против — 3; за его ближайшего сподвижника и друга С.М. Кирова — 1055 голосов, против — 4. После съезда должность генерального секретаря была упразднена, но Сталин стал фактическим лидером партии во главе Политбюро ЦК.

Похож ли Сталин на интригана, что ему приписывают? Извратил ли он ленинскую теорию строительства социализма? Думаю, ответ однозначен: нет!

— К этому времени обозначился выход из кризиса большинства ведущих капиталистических стран. Как изменилась международная обстановка, какие новые угрозы возникли для Советской страны?

— Вопрос сегодня очень актуальный. В XX веке каждый мировой экономический кризис вёл к мировой войне: 1900-е годы — к Первой, 1930-е — ко Второй. Современная ситуация во многом напоминает период 1930-х. В то время, как и сейчас, в капиталистических странах шёл активный поиск путей выхода из кризиса. Государственное управление экономикой показало свою эффективность в СССР, и его опыт частично использовался западными странами на основе теории Дж. Кейнси. Характерный пример — Рузвельт с его «новым курсом». Средства на преодоление кризиса им были получены за счёт увеличения налога с крупных капиталистов для подъёма покупательной способности населения и расширения внутреннего рынка.

А в странах Европы и в Японии в борьбе с рабочим движением крупный капитал приводит к власти фашистские партии, которые начинают подготовку к мировой войне милитаризацией экономики и проведением «ползучей» агрессии. Фашизм как тип политического строя диктатуры крупного капитала в разных странах имел национальные черты: итальянский фашизм (родоначальник явления); германский фашизм (национал-социализм); японский милитаризм. Фашистские режимы были установлены в Венгрии (Хорти), в странах Прибалтики (Улманис), в Испании (Франко) и др. Фашистские партии создавались во Франции, в Норвегии, профашистское лобби имелось в политических кругах Великобритании и США.

— Конечно же, роковым событием стал приход к власти в Германии на выборах 1933 года Адольфа Гитлера.

— Надо подчеркнуть: это произошло с помощью крупного капитала, в том числе и американского. А объявленные Гитлером цели внешней политики стали началом открытой подготовки к войне. Четырёхлетний план милитаризации экономики с лозунгом «Пушки вместо масла» показывал, что «мирная передышка» подходит к концу (Сталин ещё в 1931 году абсолютно точно определил её продолжительность).

Вместе с тем сбылось и предсказание Ленина о том, что социализм в нашей стране будет оказывать влияние на мировой исторический процесс главным образом «своими хозяйственными успехами». Авторитет СССР к 1934 году резко возрос, его мирную политику поддерживали широкие массы трудящихся в капиталистических странах и часть «пацифически настроенной» (Ленин) буржуазии. Советский Союз становится во главе борьбы за мир, за предотвращение агрессии фашизма. В реакционных кругах стран Запада возрождается давняя идея разрешить империалистические противоречия за счёт России — направить фашистскую агрессию против СССР.

— Как на это ответило сталинское руководство?

— В 1934 году при анализе международной обстановки Сталин подчёркивает опасность развития фашизма и делает вывод: «Буржуазия не в силах больше найти выход из нынешнего положения на базе мирной внешней политики… дело идёт к новой империалистической войне…»

Многим в мире такие советские высоты казались недостижимыми

— План второй пятилетки был рассчитан на 1933—1937 годы. Что самое значимое в нём?

— Разработаны задания дальнейшего подъёма многоотраслевой индустрии, мощного ВПК, колхозного строительства, развития вооружённых сил, науки, образования и культуры. Особенно важно, что предусматривалась необходимость дать почувствовать народу успехи социализма, поднять жизненный уровень в городе и деревне после пережитых вынужденных лишений. Запланированы отмена карточек и рост заработной платы. Темпы роста промышленности — 16,5 процента, при этом для средств производства (группа А) — 14,5, а для товаров народного потребления — 18,5 (группа Б).

— Народному потреблению, значит, более высокий уровень…

— Сталин следует ленинской методологии, идёт от опыта, практики к развитию теории, а теоретические выводы переводит к понятным для масс целям общественной жизни. Он развивает ленинскую концепцию строительства социализма. Вот определение Сталина: «Социализм может быть построен лишь на базе бурного роста производительных сил общества, на базе обилия продуктов и товаров, на базе бурного роста культурности. Ибо социализм, марксистский социализм, означает не сокращение личных потребностей, а всестороннее и полное удовлетворение всех потребностей культурно развитых трудящихся людей». При этом Сталин подчёркивает различия принципов распределения при социализме и коммунизме: «равная обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по труду (социалистическое общество)»; «равная обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по их потребностям (коммунистическое общество)». Вот цель общественного развития, объединявшая народы Советской страны!

— Каковы были гарантии, что это можно реализовать?

— Утверждение единого социалистического экономического уклада в форме государственных предприятий и кооперативно-колхозных хозяйств и созданная централизованная система управления всем народным хозяйством позволили организовать общественное производство страны с максимальной производительной силой.

Тогда многим в мире трудно было даже представить, что, согласно плану второй пятилетки, у нас развёртывается строительство 4500 (!) предприятий и реконструкция старых с освоением новой техники. На осуществление этого направлена интенсивная идеологическая и организаторская работа партии. Труд, говоря сталинскими словами, становится «делом чести, делом славы, делом доблести и геройства».

Ярко проявилась сила социализма в массовом стахановском движении — за повышение производительности труда. В Донбассе шахтёр А.Г. Стаханов, творчески используя свой опыт организации труда и осваивая технику, разработал метод, позволяющий превышать норму добычи угля в забое в 14 раз. Стахановское движение распространилось на другие отрасли промышленности и на транспорт. Инициаторами стали кузнец А.Х. Бусыгин, фрезеровщик И.И. Гудов, машинист паровоза П.Ф. Кривонос, ткачихи Е.В. и М.И. Виноградовы, в сельском хозяйстве — М.С. Демченко и другие. Так развивалось принципиально новое отношение к труду, свойственное социалистическому обществу.

В ноябре 1935 года состоялось Всесоюзное совещание стахановцев, на котором выступили Сталин и другие руководители Советского государства. Участие миллионов тружеников в этом движении обеспечило досрочное выполнение плана второй пятилетки за 4 года и 3 месяца.

И это называют тупиковым путём?

— Между тем либералы упорно твердят, что социализм — тупиковый путь развития. Дескать, инициатива частного капитала даёт более высокую экономическую эффективность.

— Всё познаётся в конкретных делах. Реализация планов социалистического строительства за две пятилетки вывела СССР по объёмам промышленного производства с пятого места в Европе на первое, а в мире — с шестого на второе после США. Темпы роста экономики без кризисов и безработицы — в среднем 17 процентов. Национальный доход за эти годы увеличился в 5 (!) раз.

— И это позволило существенно укрепить обороноспособность нашей страны?

— Да, на индустриальной основе был создан военно-промышленный комплекс, способный обеспечить производство современной военной техники, боеприпасов и средств наблюдения. К лету 1941 года СССР превосходил Германию по производственным мощностям танкостроения и самолётостроения в полтора раза. Основу ВПК составляли заводы, производившие оружие и военную технику. Все остальные предприятия имели мобилизационные планы перестройки производства на военные нужды.

В сельском хозяйстве впервые в истории создан новый экономический уклад — кооперативное хозяйство в системе колхозов с участием государственных МТС и государственных предприятий — совхозов. Коллективизация охватила 93 процента единоличных хозяйств, 242,5 тысячи колхозов обслуживались 5,8 тысячи МТС. Хлебозаготовки возросли в 2 раза, из сельского хозяйства в промышленность и в армию ушли 20 млн молодых людей. Общая производительность сельскохозяйственного труда в колхозно-совхозной системе по сравнению с единоличным хозяйством существенно возросла. Это позволило провести интенсивную индустриализацию, обеспечить продовольствием армию и растущее городское население, а промышленность — сырьём, товарное зерно шло на экспорт. Карточная система была отменена, благосостояние народа повысилось.

Сложился единый централизованно управляемый народнохозяйственный комплекс самодостаточной экономики, развивавшейся по научно обоснованным планам при растущем регулируемом уровне потребления. Это — итог предвоенного десятилетия.

— А если сравнить достигнутое при социализме с капиталистическими показателями?

— Давайте проведём историческую параллель. Капиталистическая царская Россия за 14 лет до Первой мировой войны не смогла обеспечить развитие экономики, способной снабдить всем необходимым армию для ведения современной войны. Царская армия не выдержала несравненно меньшего испытания, чем Красная Армия во время Великой Отечественной, она потерпела поражение, и страна распалась.

Социалистическая Россия — СССР — за 10 лет стала могучей державой, опередив в развитии все европейские страны. Советский Союз выдержал тяжелейшее нашествие почти всей Западной Европы и победил фашизм. Так какой строй эффективнее в этом сложном и противоречивом мировом сообществе?

— Этот аргумент, я думаю, неопровержим.

— Возьмём и другую параллель. За 17 лет XXI века капиталистическая Россия, включённая в мировую экономическую систему как сырьевой придаток, испытала уже два экономических кризиса, причём до сих пор не может добиться экономического роста и импортозамещения. Уровень производства и ВВП не достиг показателей РСФСР 1990 года! Социальная сфера разрушается, 80 процентов населения беднеют, а 1 процент имеет 74,5 процента национального богатства. Где эффективность частного капитала? Какова обороноспособность от возрождающегося фашизма в Европе и Америке, от разжигаемой русофобии? Капиталистический эксперимент в РФ полностью дискредитирован.

Фальсификации опровергаются реальностью

— Антисоветская и русофобская пропаганда представляет советское общество как жестокий «тоталитарный режим», полностью подавлявший личность, как «кровавую сталинскую диктатуру» и «всеобщий ГУЛАГ». Что диктатура пролетариата у нас была, это не скрывалось. Однако каковы преимущественные черты общественного строя СССР к началу Второй мировой войны?

— Ликвидация частной собственности на орудия и средства производства и эксплуатации человека человеком определила социальное равенство советских людей — равных тружеников советского общества. Разница в доходах составляла не более 1:4. Все пользовались общественными фондами потребления бесплатно или за очень низкую плату. Были подлинно бесплатные медицина, образование, детские сады и ясли, санатории, низкие цены на жильё, транспорт, зрелищные мероприятия и др. Безработица была окончательно ликвидирована в 1934 году. Советское общество стало гражданским и трудовым обществом с обязанностью каждого вести трудовую деятельность, выполнять законы государства и долг несения военной службы.

— Новая Конституция, названная Сталинской, закрепила права и обязанности людей в Советской стране?

— Да, Конституция 1936 года утвердила право на труд, право избирать и быть избранным в органы власти, социальные права и гарантии, не имевшие аналогов в капиталистическом обществе того времени. Она стала самой прогрессивной и демократической в современном мире. Посольство США в Москве послало изложение её важнейших положений в Вашингтон с примечанием: «Она создаёт впечатление наиболее либерально окрашенного документа». Ромен Роллан считал, что новая Советская Конституция — «это проводник в жизнь великих лозунгов, до сих пор являвшихся только мечтой человечества, — свободы, равенства и братства».

Таким накануне схватки с фашизмом был реальный облик советского общества, облик социализма, противостоявшего фашизму. Это способствовало сплочению всех антифашистских сил вокруг СССР, вокруг нашей Коммунистической партии. А ведущей идеей, объединявшей все социальные слои и народы советских республик, стала идея строительства социализма — общества социальной справедливости, высокой культуры и материального благосостояния. Утверждался такой основной нравственный принцип: благосостояние каждого растёт не за счёт других, а вместе со всеми в общем труде, причём интересы общества выше личных.

— Теперь отношения в стране вернулись далеко назад. И при этом всё больше разговоров «сверху» о необходимости патриотизма…

— В СССР традиционный русский патриотизм, одухотворённый социалистической идеей, сформировал великую духовную силу — советский патриотизм! Именно этому были подчинены система политического просвещения, деятельность средств массовой информации, образования и всех форм искусства. Характер трудовой деятельности и социалистическая идеология усиливали коллективистскую психологию и общественную дисциплинированность, а вот преступность, коррупция были сведены к минимуму (коллективными деточкиными и анискиными).

Прогрессивность социализма очень ярко проявилась в подъёме культуры многонационального советского общества. Культурное развитие стало важнейшим направлением всей предвоенной работы. За годы первых пятилеток была действительно совершена культурная революция. В первую очередь ликвидирована неграмотность. За 1933—1937 годы в стране открылось более 20 тысяч школ, то есть столько, как в царской России за 200 лет!

— Вот такого показателя, откровенно говоря, я не знал. Звучит!

— Установлено было обязательное обучение в объёме семилетки. Безграмотность десятков миллионов взрослого населения благодаря интенсивному ликбезу осталась в прошлом. Создана система фабрично-заводского обучения и т.д.

К концу 1930-х годов вузы были в 140 городах (до революции — в 16). Студентов было больше, чем в 22 странах Европы вместе взятых, а число женщин в них составляло более 50 процентов (в европейских странах — 10 процентов). Положение женщины стало определяться не социальным статусом мужа, а её трудовой деятельностью с охраной государством материнства и детства.

Советская наука получила широкую сеть исследовательских институтов и других учреждений во главе с Академией наук СССР. Советские учёные создали научные школы мирового уровня, вплотную подошли к решению проблем цепной ядерной реакции (А.Ф. Иоффе, Н.Н. Семёнов, П.Л. Капица, И.В. Курчатов и др.) и ракетной техники (Ф.А. Цандер, С.П. Королёв и др.).

— Не меньшие достижения были и в художественной культуре всех национальностей СССР.

— Она по-своему отражала жизнь общества и была проникнута высокими нравственными идеалами. Надо сказать, и по сей день противостоит своими шедеврами западной буржуазной масскультуре.

Развитие национальных культур в СССР на общей социальной основе трудового общества реально сближало нации в единую социально-культурную общность — советский народ. Культурной базой сближения была великая русская культура, а языком межнационального общения — могучий русский язык. Наступил новый этап развития тысячелетней российской цивилизации — советская цивилизация, при сохранении традиционных нравственных ценностей всех народов.

— Это хорошо раскрыто в известном труде Сергея Георгиевича Кара-Мурзы «Советская цивилизация».

— Согласен с вами. Другой ведущей идеей в обществе стала идея защиты социалистического Отечества на основе героических традиций Гражданской войны с сознанием неотвратимого столкновения с окружающим капиталистическим миром. Молодёжь воспринимала гражданский долг несения срочной службы в армии как школу мужества и становления личности, как почётную обязанность (юноши, не прошедшие призывную комиссию по здоровью, переживали это как личное горе). Служба в армии тоже стала институтом воспитания молодого поколения в духе советского патриотизма.

К вопросу о репрессиях

— Однако при разговоре о 30-х годах прошлого века чуть ли не прежде всего возникает, как правило, тема репрессий.

— Да, в период форсированных социальных преобразований были человеческие потери, жертвы и материальные издержки, были и репрессии. Но достигнуто главное. В короткий исторический срок — к 1939 году — созданы экономика и армия, способные противостоять агрессору, выросло грамотное поколение, способное к творческому овладению современной техникой и оружием, поколение советских патриотов всех национальностей, защитников Отечества.

А политические репрессии в СССР антисоветская пропаганда всячески раздувает, выдумывая громадные цифры. Солженицын с подачи ЦРУ США объявил о 100 млн репрессированных. Но кто же тогда победил в Великой Отечественной войне? Есть научно выверенные данные историка В.Н. Земскова. Общее число осуждённых по политическим мотивам, согласно документам КГБ СССР, за 31 год (1921—1952 гг.) — 3 млн 753,5 тысячи человек, из них к расстрелу приговорены 815579. Много? Согласен. Но ведь это включая пособников интервентов в 1918—1921 годах и фашистских оккупантов в 1941—1945-м! А ГУЛАГ состоял вовсе не из одних «политических». Гораздо больше, несравнимо, было там обычных уголовников.

— Известно, что по политическим обвинениям страдали и невиновные.

— Причины этого были разными. Надо понимать, что рождение нового общества — болезненный процесс борьбы нового со старым, острой классовой борьбы, и нельзя современные понятия и нормы переносить на то время, на те условия. Мелкобуржуазная психология и жестокости Гражданской войны отразились и в репрессиях. Это трагическая страница советской истории. Но только страница, а не вся героическая летопись нового строя.

Вместе с тем необходимо отметить, что значительная часть осуждённых не была оправдана в ходе реабилитации даже после 1991 года. А в Российской Федерации за 10 лет ельцинских «реформ» численность населения ежегодно сокращалась примерно по 800000 человек. Общее число потерь сравнимо с потерями на фронтах войны. Вот этих показателей нет в Ельцин-центре.

— Такого они не допустят, конечно!

— Сплочённость советского общества перед войной — один из важнейших факторов обороноспособности страны, особенно единство в правительственных кругах и командовании Вооружёнными силами. Поражение Франции, капитулировавшей после первых же неудач на фронте, — наглядный пример иного положения...

Оценивая эту сторону политической борьбы в СССР в 1937—1938 годах, бывший посол США в нашей стране Джозеф Э. Дэвис впоследствии напишет: «Теперь совершенно ясно, что все эти процессы, чистки и ликвидации, которые в своё время казались столь суровыми и так шокировали мир, были частью решительного и энергичного усилия сталинского правительства предохранить себя не только от переворота изнутри, но и от нападения извне… В России в 1941 году не оказалось «пятой колонны» — они были расстреляны… В Советской России «пятая колонна» была своевременно разгромлена».

— Исключительно важное признание!

— В марте 1939 года Сталин сделал вывод, что уже два года идёт империалистическая война. Он особо подчёркивал основы прочности советского общественного строя: «Советское общество … свободно от классовых столкновений и представляет картину дружного сотрудничества рабочих, крестьян и интеллигенции. На основе этой общности и развернулись такие движущие силы, как морально-политическое единство советского общества, дружба народов СССР, советский патриотизм. Вот где основа прочности советского строя и источник силы Советской власти. Это значит, что в случае войны тыл и фронт нашей армии ввиду их однородности и внутреннего единства будут крепче, чем в любой другой стране».

События Великой Отечественной войны советского народа подтвердили вывод вождя. Это — урок истории для современности. Именно советский социализм стал основным фактором нашей Великой Победы.

— Стоит рассмотреть это специально, Леннор Иванович, поскольку нынешняя официальная пропаганда главный-то фактор Победы полностью замалчивает!

— Согласен. И готов к разговору об этом.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июл 13, 2017 7:02 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Раскрыть глаза незрячим

Газета "Правда" №75 (30572) 14—17 июля 2017 года
6 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ.

Многолетний автор «Правды» Игорь Гребцов, хорошо знакомый постоянным нашим читателям, выпустил в издательстве «Патриот» новую книгу. В ней проза и стихи талантливого литератора, объединённые трепетной его любовью к родной русской природе. А назвал он этот свой сборник «Соки земли».

Во вступительном слове пишет: «Соки земли, постоянно пополняясь, щедро питают всё сущее — от пшеничного колоска до берёзового листка». И прямо признаётся в стихотворении, открывающем поэтический раздел книги:

Люблю земное больше

с каждым днём…

Восходит солнце —

я купаюсь в нём.

Цветут цветы,

я глажу их руками,

И воздух пью,

как пьют вино, — глотками.

И золотая, в жилках,

стрекоза —

Доверчивая, смотрит мне

в глаза.

Щебечут птицы —

слушаю до ночи.

Пусть впереди зима

и дни короче…

Впрочем, об особом его чувстве ко всему прекрасному, что дарует нам природа на земле, я знаю давно. Ведь многие проникновенные этюды Игоря Григорьевича в своё время печатались на страницах «Правды». Мне даже кажется, что я понял истоки этой большой и верной, на всю жизнь, любви человека, которому теперь исполнилось 94.

Совсем юным, со школьной скамьи, ушёл он в 1941-м из своего сибирского села Ужур защищать родную землю от врагов. Не завершив курс военного училища, с группой добровольцев отправляется под Сталинград, где в полном смысле слова решалась судьба Родины. И вот самая милая речка детства Ужурка в Красноярском крае («Неширокая. Неглубокая. Чистейшая» — так пишет он), где мальчишками ловили налимов и раков, будто сливается для него с великой Волгой, которую давно мечтал увидеть. А она — в огне!..

Потом, годы спустя, приехав в город-герой Сталинград, увидит воин на месте некогда ожесточённых боёв цветок, выросший сквозь пробитую солдатскую каску. Символ. Такой знакомый и милый цветок, ромашка, появился словно память о покоящихся здесь боевых побратимах, о друге-сибиряке Васе Перевозчикове, который, написал он, «первым из моего отделения сложил свою голову на поле брани».

Можно ли забыть такое? «Война меня не отпускает», — назвал автор один из своих стихотворных сборников. И с ней, войной, подсознательно связана, по-моему, эта его тяга к тому, чтобы раскрывать глаза «незрячим» на волшебную красоту земли. Он-то прополз по земле как военный связист немереные километры, припадал к ней, спасаясь, под бомбами и снарядами, зарывался в неё от врага и находил приют на ней для короткого отдыха.

Взглянувший в лицо смерти по-особому любит жизнь. Обнявший землю тогда, когда и она, и он оказались под страшной угрозой, принимает в себя биение её сердца. Уверен, оттого и всматривается он ненаглядно в каждую травинку, в любой лепесток, вслушивается чутко в малейший плеск речной волны. Потому так страдает от болей и травм, причиняемых всему живому, и так хочет, чтобы все мы общими силами не допустили рукотворной природной катастрофы, которая нависает над миром всё более реально. Оставаясь советским солдатом, зовёт нас родную природу энергичнее защищать!

Вот ведь нынешний год официально объявлен в нашей стране Годом экологии. Но для бойца Сталинграда Игоря Григорьевича Гребцова Днями защиты природы с давних пор стала вся его жизнь.

Прочтите две странички из книги воина о любви.

Виктор КОЖЕМЯКО.

В краю причудливых скал

«Столбы»... Кто из красноярцев не знает этот заповедный уголок — край причудливых скал?! Гигантские утёсы самых фантастических очертаний словно навеки застыли в чарующей тайге. Смотришь и диву даёшься! Вот огромный каменный «дед» с носом, усами и бородой. В дождливую погоду, если смотреть на «деда» со стороны его левой «щеки», кажется, что он весело смеётся.

На славу потрудилась природа и над другими «столбами», метко названными «перьями». Так и представляется чудовищная птица, пролетевшая давным-давно над тайгой и выронившая несколько перьев, которые вонзились в землю одно подле другого. Стоят они и своей красотой завораживают посетителей заповедника.

А вот — первый «столб». Поднимемся на него. С вершины нашему взору открывается изумительная панорама всего так называемого эстетического района «Столбов». Внизу, словно бескрайнее зелёное море, раскинулась сибирская тайга. Гребни гор, чередуясь со впадинами, создают картину шторма на море. Волны, волны... Куда ни посмотришь — всюду зелёные волны тайги.

Рядом с первым, в каких-нибудь четырёхстах метрах от него, высится самый большой — второй «столб». Этот огромный монолит с десятком разветвлённых и разнообразных по приёмам и сложности ходов на него особо привлекает внимание туристов. На его вершине всегда прохладно.

Впервые восхождение на вершину первого «столба» было осуществлено в тысяча восемьсот тридцать первом году. С этого момента здесь начинает развиваться увлекательный вид спорта — скалолазание.

«Столбы»... Кто только не побывал в этом чудесном таёжном уголке! Его посещали великий художник Василий Иванович Суриков, исследователь Уссурийской тайги Владимир Клавдиевич Арсеньев, писатель Вячеслав Шишков. В книге отзывов оставили свои факсимиле известный полярный лётчик Чухновский и художник Дени. Борис Григорьевич Чухновский, не раз побывавший на «столбах», подарил альбом своих фотографий Алексею Максимовичу Горькому, который восхищался красотой края причудливых скал.

Здесь начинали свой жизненный путь известные альпинисты братья Виталий и Евгений Абалаковы, назвавшие впоследствии «столбы» школой альпинизма.

Приезжие туристы не налюбуются бескрайними сибирскими просторами, дивными красотами, дикими каменными глыбами. Все они с восхищением говорят о гостеприимстве, взаимопомощи, товарищеской поддержке на «столбах». А таёжные стоянки! В них ушедшие далеко от эстетического района заповедника могли найти всё необходимое, начиная от хлеба, соли, спичек и кончая маленькой аптечкой...

Бегущие... озёра

Чего здесь больше — воды или земли? Если посмотреть с высоты птичьего полёта, под крылом Ила откроется захватывающая картина. Сотни, тысячи озёр словно бы на нет сводят эту северную твердь! Видимо, поэтому Чукотку издавна называют страной миллионов озёр.

Но вот вы на суше. Заботливые учёные-мерзлотоведы с самой восточной научно-исследовательской станции предлагают вам резиновые болотные сапоги с высоченными и широченными голенищами и добрую дюжину байковых портянок. За окном нетерпеливо урчит гусеничный вездеход, не боящийся ни грязи, ни воды. И — в путь!

Тундра открывается с холма. Насколько хватит глаз — вода и земля. Но здесь, на тверди под ногами, картина словно бы меняется: земли становится больше, чем воды. И на этой земле растут карликовые берёзки, о которых каждый из нас читал ещё в школьных учебниках. Четыре листка, сорванные с берёзки, едва закрывают копеечную монетку. А по соседству с крохотной берёзкой тянет свои озябшие ветки брусника, торчат стебельки оранжево-жёлтой морошки, воспетой поэтом-сибиряком Петром Дравертом:

Опьяняющим солнечным соком

Налились и желтеют янтарно;

И, верна неизменчивым срокам,

Смотрит осень на них светозарно.

Скоро снежные полосы лягут

На сырой кочковатой дорожке,

Но тебе наших северных ягод

Принесу я в таловом лукошке.

На созданье болотного лона

Не смотри вопрошающе-хмуро,

Ты забудешь бананы Цейлона,

Ананасы долин Сингапура...

Знаю, утром в остывшем стакане

Побродив мельхиоровой ложкой, —

Ты пошлёшь меня в зыбком тумане

За оранжево-жёлтой морошкой.

Да, сентябрьская тундра живописна. В складках прячется ещё зелень, а на взлобках траву охватил пожар, и она являет собой все краски осени.

Рядом плещется озеро. За ним — второе, далее — третье. Конца-края им нет.

— Крутая волна, — замечает наш спутник учёный-мерзлотовед. — Высокий берег разрушается, а рыхлые породы откатываются волнами вон туда, образуя там шлейф...

Тундра будто «населена» бегущими озёрами! Словно живые существа, передвигаются они по ней, непрестанно взаимодействуя с вечной мерзлотой.

Как образуются озёра в тундре? Что они таят под собой? Как в условиях сложного теплообмена формируется вечная мерзлота? Как, наконец, покорить её?.. На все эти вопросы и пытаются ответить учёные, изучающие «дыхание» вечной мерзлоты. Они и только они способны сказать строителям, где и как прокладывать дорогу, как возводить на вечной мерзлоте дома.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт июл 27, 2017 10:56 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Почему убили Ефима Морина

Газета "Правда" №81 (30578) 28—31 июля 2017 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Наша революция вызревала задолго до 1917 года. И прошла она по всей стране, потому что это была в полном смысле слова народная революция.

Вот я родился и рос на Рязанщине. Городок небольшой Сапожок, потом село Можары, лесной посёлок Выша и село Купля Шацкого ныне района... С раннего детства притягивали, заставляя подолгу стоять в святом, благоговейном молчании, могилы борцов за Советскую власть.

Думалось при этом уже тогда о многом. Какие же это люди? Что за биография у них? Как погибли? Ответа на памятниках зачастую не было, а если и был, то совсем лаконичный.

Скажем, на братской могиле в Шацке читал я имя Ефима Морина. То же самое имя носила (к счастью, носит и до сих пор!) улица в этом районном городке. Я слышал, что он — революционер и убили его ещё до 1917-го, во время первой русской революции 1905—1907 годов. Но этим, увы, знания мои о том человеке исчерпывались. Разве нормально?

Неудивительно, что после окончания факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова в далёком теперь 1956-м, приехав на работу в областную молодёжную газету «Рязанский комсомолец», среди самых первых задач, которые я перед собой поставил, была такая: во что бы то ни стало разыскать сведения о погибшем революционере Ефиме Морине и обязательно рассказать про него в газете, журналистом которой я отныне стал.

Да, мысль об этом неудивительна была для меня, начинающего журналиста. Удивительным стало другое. Оказывается, родом тот самый Ефим Фёдорович Морин — из села Шаморга, которое находится буквально в трёх километрах от Купли, где я окончил среднюю школу. Более того, в Шаморге жил и живёт (во время, которое я вспоминаю) родной брат Ефима — Никита Фёдорович Морин!

Ну надо же… Давным-давно мог я встретиться с ним и поговорить «по-соседски». А теперь вот пришлось выписывать командировочное удостоверение в редакции для поездки из Рязани в Шацкий район.

Зато каким интересным получился разговор с этим бородатым стариком, радушно встретившим меня на пороге дома, где последние годы жил он в полном одиночестве. Редкостную память сохранил на подробности, и, к счастью, сохранился у него даже единственный портрет брата, написанный когда-то, при жизни его, неизвестным художником.

В общем, проговорили мы целый январский день, до позднего вечера. И возвращался я уже в темноте по льду замёрзшей и занесённой снегом Цны, на берегах которой происходили полвека назад драматические и даже трагические события первой русской революции, ставшей, говоря ленинскими словами, генеральной репетицией Великого Октября.

Очерк о революционном герое и моём земляке Ефиме Морине, напечатанный впервые в феврале 1957 года, то есть в преддверии 40-летия Октябрьской революции, я и предлагаю сегодня вниманию читателей. Вместе с постановкой очень важной, на мой взгляд, проблемы.

Отставной унтер

Ефим Морин, отставной унтер-офицер 72-го Тульского пехотного полка, возвращался домой после службы. В Конобееве заночевал у дальних родственников и чуть свет, взвалив тяжёлый мешок на плечи, зашагал по направлению к родной Шаморге.

Дорога шла вдоль Цны. Река спала. От воды, которая казалась холодной и неуютной, поднимался пар, как от кипятка. Солнце ещё не взошло. Было очень тихо, как всегда перед рассветом.

Ефим задумался. Перебирал в пути несложные события своей жизни, связанные с этими местами. Вспомнил смерть матери, нищенское детство в маленькой покосившейся избушке на краю села. Скоро он опять увидит ту избу.

Пожалуй, самое замечательное в его жизни — это знакомство с царицынскими рабочими. Ушли они с отцом в Царицын по овчинному делу (земля в том году совсем не родила). Там Ефим и сошёлся с хорошими людьми. На многое они раскрыли парню глаза.

Со службы Ефим заехал в Царицын, повидался со старыми товарищами. Взял у них не деньги, не сало, а целый мешок книг и несколько адресов — тамбовских, воронежских, московских. Ефим похлопал рукой мешок: будет пища для мужицких мозгов!

Вдали тем временем уже блеснул в первых лучах восходящего солнца крест шаморгской церкви. Что ж, здравствуй, родина!

...Ефиму удалось устроиться конторщиком в имение Нарышкиной на Быкову Гору. Управляющий остался доволен смышлёным и развитым парнем, почерк ему тоже понравился.

Поселился Ефим в тёмной боковушке, похожей на хлевушок. Сразу завалил комнату книгами. Рядом с изображением архиерея повесил маленький портрет какого-то бородатого, черного и большелобого человека. Брат Никита поинтересовался:

— Новый архиерей, что ли?

Ефим захохотал:

— Подымай выше. Это самый главный духовник всех бедных людей.

И больше ничего не сказал. Только посмотрит иногда на портрет и засмеётся: «Архиерей...»

В селе среди крестьян у Ефима вскоре появились друзья. Особенно он сошёлся с волостным писарем Александром Ивановичем Кондратьевым. Кондратьев — человек бывалый, начитанный и умный. Немало походил он по русской земле, жил в разных городах. Вечерами, когда из волостного правления все расходились по домам, Морин и Кондратьев подолгу засиживались у писарского стола, о чём-то шептались вполголоса, но громко и непонятно спорили.

Иногда после работы Ефим оставался на Быковой Горе. Вместе с ним обычно оставались некоторые служащие усадьбы. Прихватив с собой гармонь, они уходили в лес, к ручью. Там же собирались молодые шаморгские крестьяне. Сначала пели песни: «Калинушку», «Ямщика», «Есть на Волге утёс». Потом Ефим заводил разговор о бедных и богатых, о кабале и воле. В темноте спокойно, уверенно звучал его голос:

— Тут в основном мужики собрались, землеробы. Для вас земля — всё. А сколько вы имеете этой земельки и сколько её у госпожи Нарышкиной? У вас по полдесятины, а у барыни — тысяча. Никогда не задумывались, почему так получается? А то ещё, слышно, помещик Козловский устраивает пахоту на живых людях. Как при крепостном праве. Впрочем, по 20 копеек он платит. Так что, если хотите, можете наняться, подработать...

Всё-таки нашёлся подлец, рассказал управляющему, как проводит свободное время новый служащий. Уволили Ефима. Отец был огорчён до глубины души. Очень уж надеялся, что старший сын пойдёт по письменной части: грамота ему хорошо давалась. И вот поди ж — уволили. Говорят, смутьян.

— Жениться тебе надо, Ефим,— говорил Фёдор Васильевич. — Чай, уж не маленький, 26-й год. Да и жена была бы мне по дому помощница. Трудно нам без бабы.

Фёдор Васильевич гладил мягкие волосы сына, заглядывал в голубые острые глаза.

— Погоди, отец, не до женитьбы сейчас. Есть дела поважнее.

Что это за дела — трудно понять. Стал часто отлучаться из дому. Иногда на день, иногда на два, а то и на целую неделю. Видели его в Шацке, в Конобееве. Один шаморгский крестьянин, вернувшись из Тамбова, рассказывал, что случайно встретил там на улице Ефима Фёдоровича.

Домой Ефим приходил чаще всего ночью. Смотреть жалко, какой стал: худющий, глаза ввалились, на ногах кровавые мозоли. Однажды привёл двух незнакомых, нездешних. Шепнул младшему брату:

— Накорми их, Никитушка. Люди хорошие.

А сам почти ничего не ест.

Новые песни

В Шаморге и в окрестных сёлах стали появляться маленькие листочки, исписанные по-печатному. Листки эти называли афишками. Страшно делалось с непривычки, когда прочитаешь такой листок. Царя и господ в афишках величали самыми последними словами, а про бедных говорилось: «Кто был ничем, тот станет всем». Ещё страшнее стало старику Морину, когда однажды увидел целую пачку таких афишек в руках сына. Понял тогда, кто их заносит в деревню.

— Сынок, в тюрьму тебя посадят за такие дела.

— Ничего, отец, в тюрьме не только плохие люди сидят. За правду можно пострадать.

В октябре 1905-го пришла в село весть о царском манифесте. Волостной старшина Иван Фёдорович Губочкин собрал крестьян около правления:

— Государь жалует всем нам волю. Помолимся за государя!

— Воле царской грош цена! — раздался голос из толпы. Говорил Ефим: — Казаки в городах рабочих рубают, тюрьмы переполнены. Какая это воля?

Сход загомонил. Слышались голоса: «Правильно! Верно гутарит. Не верим мы в волю». И другие: «Самого его в тюрьму посадить надо. Говорун проклятый».

Ефим незаметно скрылся. А ночью, лёжа в тёмных сенях, улыбался. С улицы доносились задорные голоса девчат:

Конституция настала,

А я вышла на крыльцо.

Моментально мне казаки

Изрубили всё лицо.

Новые песни запела деревня.

Бунт

Через несколько дней после этого случая Ефим снова исчез из села. Доходили вести, что в Москве построили баррикады и учинили настоящую войну с казаками и верными царю солдатами. Фёдор Васильевич смутно догадывался, что и сын его, наверное, там, на баррикадах.

Приехал Ефим так же не-ожиданно, как и уехал. Явился средь бела дня оборванный и какой-то чужой. К вечеру по селу разнёсся слух: «Завтра делить поровну землю».

Народ собрался сам собой. Лица стариков были мрачные, суровые. Настроение у большинства отчаянное. Морина слушали внимательно, раскрыв рты.

— Мы должны последовать примеру наших братьев-пролетариев. Волю и землю нам никакой царь не даст, если мы сами их не возьмём.

Никто из мужиков не знал, что в это время к Шацку уже скакал урядник Колдашов с донесением о бунтовщиках. Сон села был беспокойным, а пробуждение — страшно. Поутру с гиком промчалась по селу казачья сотня. Началась расправа. Колдашов провёл офицера с несколькими казаками к дому Морина. Их встретил перепуганный старик. Дрожащей рукой он мелко крестился.

— Подавай сына, дед!

— Сам не знаю, где он, помилуй бог.

— Шомполов ему, — коротко распорядился офицер.

Фёдора Васильевича высекли до полусмерти. В доме всё перевернули вверх дном, книги Ефима увезли. А ещё увезли из села в тюрьму 18 человек крестьян — самых неспокойных и дружных.

За красной стеной

Единомышленники у Ефима были почти в каждом селе: в Елатьме и в Ольхах, в Тарадеях и Кермиси, в Алеменеве и Темешеве. Ефим был неуловим. Только через полгода уряднику Прохору Синицыну удалось выследить его в Тарадеях и схватить.

Началась для Ефима новая жизнь — за красной стеной Шацкой уездной тюрьмы. Полмесяца длились бесконечные допросы. Следователь всячески изощрялся, чтобы упечь Ефима на каторгу или в ссылку. Однако всё было так строго и тонко законспирировано, что Ефим отделался на этот раз сравнительно легко. Постановлением министра внутренних дел от 29 июля 1906 года он был подвергнут гласному надзору полиции сроком на два года в избранном им месте жительства, за исключением столиц и Тамбовской губернии.

Когда Ефима вывели за ворота, он не сказал тюрьме «прощай»:

— До свиданья, родная!

Свидеться пришлось очень скоро.

Не мог Ефим без революционной работы. Она стала содержанием всей его жизни. Снова он вёз в родные края нелегальную литературу и распространял её среди крестьян. Изредка появлялся в Шацке, в кружке самообразования, где читали марксистскую литературу. Здесь, в Шацке, его и схватили вторично в январе 1907 года.

При обыске у Морина было обнаружено 95 экземпляров революционных брошюр. Так состоялось его возвращение в камеру Шацкой тюрьмы. В тюрьме этот крепко сбитый, сильный человек с лицом русского богатыря был любимцем политзаключённых. Ни на минуту не падал духом. Всегда весёлый, жизнерадостный, он хорошо пел, сам сочинял песни. Его богатая память хранила много интересных рассказов и историй.

— Хотите из Горького? «Над седой равниной моря ветер тучи собирает...»

В феврале в здании Конобеевского волостного правления должен был заседать суд над Ефимом Мориным. Это известие крестьяне окружных сёл встретили насторожённо, тревожно. К Конобееву потянулись вереницы повозок и пешеходов. Власти перепугались. Ведь мужики могут опять взяться за вилы. Раскаты революции ещё не утихли.

Заседание суда над Мориным отложили на неопределённый срок. Ефиму сообщили, что следствие будет продолжено. Рано утром его повезли в Берёзово на очную ставку к какому-то больному свидетелю. Конвоировали Ефима урядники Колдашов и Щербаков (Ефим хорошо знал их: они были его одногодками и вместе с ним служили в 72-м полку).

Необычный это был поезд. На сани взгромоздили огромный ящик, похожий на шкаф. В стену ящика вделали настоящую тюремную решётку. «Клетка», — подумал Ефим. В Берёзове ни к какому свидетелю его не повели...

Выстрелов было два

Согласно воспоминаниям брата Ефима Фёдоровича, который проводил в своё время собственные расследования, попытался я представить, что и как могло происходить далее.

В тот же день его потащили обратно по конобеевской дороге. Стражники, видимо, спешили. Они то и дело погоняли лошадей.

Конобеево миновали, не заезжая. Только несколько минут постояли возле околицы. Щербаков куда-то отлучился на минуту. Вернулся пьяный, с бутылкой водки за пазухой:

— Не хотите ли выпить, Ефим Фёдорович?

В голосе его прозвучала откровенная издёвка. Ефим промолчал.

Вечерело. Поднимался ветер, порывистый и мягкий, совсем весенний, несмотря на февраль. Ефим снял шапку и, прильнув к решётке, жадно вдыхал ветер свободы. Весна скоро… Хорошая пора! Но больше всего любит Ефим как раз вот такое предвесеннее время, когда говорят, что «весна в воздухе», когда дышишь весной. И он вздохнул глубоко, всей грудью.

Лошади вдруг резко стали, как вкопанные. Стражники о чём-то вполголоса переговаривались. Потом звякнул замок.

— Перекур! Можешь выйти до ветра.

Странно. Это впервые за сегодняшний день его выпускают из клетки. Где они остановились? Кажется, на самом подъезде к Шацку. Ну, конечно. Волосатский мост остался позади. Кругом поля. Успокаивающе шумят придорожные вётлы. Ефим вспомнил, что около этих самых вётел они собирались однажды в прошлом году. Тогда было лето, а вётлы покачивались вот так же спокойно и монотонно...

Сначала он услышал выстрел. Прозвучал выстрел оглушающе громко: пистолет был приставлен к самой груди. Ощутил одновременно запах водочного перегара и острую боль под сердцем. И затем, уже упав на спину, услышал, как ахнул ещё один выстрел. Всё было кончено.

«Ты честно прошёл...»

Врача Шацкой больницы Николая Никаноровича Алеева разбудили ночью и позвали на службу «по особому случаю». Доктор привык к ночным пациентам, поэтому ничуть не удивился, только повздыхал и покряхтел немножко. В больнице его встретил коллега, доктор Серповский:

— Дело щекотливое. Лечить-то, собственно, некого. Человек умер и жить больше не будет. Два выстрела почти в упор, причём один в полость груди, а другой — в полость живота. Но вот господа утверждают, что человек убит при попытке к бегству. Требуют справочку.

Серповский показал на двух полицейских, скромно стоящих в сторонке. Справку врачи не выдали, но на следующий день в больницу явился сам земский начальник. Расплывчато, но очень настойчиво он стал объяснять, какой страшный преступник был убит ночью и какие последствия могут повлечь за собой всякие попытки противиться властям. Ушёл начальник с желанной справкой, в которой было написано, что «политический заключённый Морин Ефим Фёдорович убит при попытке к бегству из-под стражи».

Для Фёдора Васильевича начались беспокойные дни. Был он старик верующий и больше всего хотел похоронить сына по православному закону, по всем христианским правилам: с попом, с дьяконом, с молебнами. Однако ему сказали, что не только о попе не может быть никакой речи, но что и похоронить-то сына на кладбище нельзя дозволить.

— Не место ему рядом с честными христианами. Сын твой христопродавец и богохульник. Как собаку зароем.

Отец все глаза выплакал, снёс все свои скудные деньжонки начальству, пока добился разрешения похоронить Ефима в черте кладбища. Гроб выносили, когда уже совсем вечерело, и зарыли его у самой стены. Присутствовали только родственники. Крест на могиле ставить запретили.

И всё же не удалось скрыть то место, где похоронили бесстрашного бунтовщика. Через несколько дней на могиле появились венок и маленький букетик живых цветов. Цветы убрали, а на следующую ночь они появились снова. Пришлось выставить полицейского. Вётлы, около которых убили Морина, кто-то выкрасил в красный цвет. Они стояли, как будто обагрённые кровью революционера. Выслали целый наряд полиции, чтобы смыть краску, но она отмывалась с трудом. В конце концов вётлы — эти немые свидетели зверской расправы — были срублены.

Пятьдесят лет спустя

Труднее оказалось уничтожить память о Ефиме Морине. Память — не дерево, срубить её невозможно. Она шла по сёлам и деревням Рязанской и Тамбовской губерний, доставляя много беспокойства власть имущим. Не зря расстался с жизнью Ефим, не напрасно прожил свои 28 лет.

В 1914—1915 годах возник среди учащихся Куплинской духовной школы нелегальный кружок. Члены кружка свято хранили имя Морина, первого революционера в округе. 22 волчьих билета было выдано выпускникам школы в те годы. И почти все исключённые стали впоследствии большевиками. Григорий Шлыков был первым секретарём Шацкого уездного комитета комсомола. Иван Гуськов участвовал в организации Советской власти в Шацком уезде. Иван Тарабрин возглавлял в годы Гражданской войны один из уездных исполкомов Тамбовской губернии. Первым секретарём Куплинской комсомольской организации был Иван Сарвилов, погибший в 1921 году в боях с антоновскими бандами. Такими яркими ростками всходило семя, брошенное товарищем Ефимом.

О Морине слагали песни в его родном селе:

Было дело в пятом годе,

Дело славное, друзья.

Мы дрались тогда за землю

И за волю до конца.

Морин был борец народа.

Он хотел нас защитить.

Старшина же кровопийца

Нанялся его убить.

Старшина хвалился злобно:

Вас спасаю от него!

Но народ смотрел и плакал

От жестокости его.

Конечно, наивная песня. Несовершенная, как говорится, с точки зрения литературной формы. Но её пела шаморгская беднота, когда под ленинскими лозунгами поднялась на борьбу за землю в 1917 году. Пели эту песню вместе с «Марсельезой» и «Интернационалом».

Каждый год после Октября, по революционным праздникам, устраивали местные крестьяне манифестации к дому, где жил Ефим Морин. Шли с красными флагами, с портретами, с песнями. Говорили речи. Вспоминали погибшего товарища. А когда настало время объединиться в колхоз, назвали его именем Морина.

Чтить память павших борцов

Комментарий года 1957-го

Прошло 50 лет с того дня, как погиб Ефим Морин. Срок не такой уж большой. Однако спросите у молодых колхозников сельхозартели им. Морина: а что это за человек, чьё имя носит их колхоз? Одни начнут смущённо мяться. Другие выскажут предположения, что Морин — это красный партизан(?), или первый председатель колхоза, или... что-то в этом роде. Ни в правлении колхоза, ни в сельском Совете нет даже портрета Морина. В Шацке его имя носят теперь две улицы (в городе и в Чёрной Слободе). Но и большинство жителей этих улиц не очень ясно представляют себе, чем же прославился Морин.

Можем ли мы, комсомольцы, столь нелюбопытно относиться к прошлому своего села, города, своей улицы? Нет, не можем.

Прах Морина после Октябрьской революции перенесли с кладбища на шацкую площадь. Затем, в годы Гражданской войны, здесь же похоронили ещё немало отважных сынов народа. Жертвы «лопаточной войны» 1918 года — кулацкого бунта в прицнинских сёлах. Жертвы антоновщины. Партийные и советские руководители. Образовалась большая братская могила. Теперь даже трудно установить, кто здесь покоится, так как имён на надгробной плите нет, а в памяти коренных жителей города они постепенно стираются.

Местные советские органы несколько лет назад решили устроить на площади рядом с братской могилой рынок. И вскоре могила революционеров оказалась уже в центре рынка.

Возможно, в твоём городе, посёлке или селе тоже есть могила, в которой похоронен революционер, погибший за справедливость. Лежат в этих могилах скромные люди, не любившие и при жизни слишком беспокоиться о личном удобстве.

Могилы молчат. Но мы не должны молчать.

Комментарий года 2017-го

Прошло теперь уже 110 лет со дня гибели Ефима Морина и 60 лет с тех пор, когда написал я приведённый выше текст. Но разве снята или отменена поставленная в нём проблема памяти? Нет, конечно. Наоборот, после уничтожения Советской власти в 1991-м она стала ещё острее!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт авг 17, 2017 8:02 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Свидетельствует сын крестьянский

Газета "Правда", №90 (30587) 18—21 августа 2017 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

Крестьянскую жизнь, какой она была до революции, я с детства познавал не только из произведений русской литературной классики, читая, например, Льва Толстого или Глеба Успенского. О жизни той немало рассказывал и мой отец.

УРОЖЕНЕЦ деревни Александровка Красногорского района, входящего ныне в Брянскую область, он рос старшим сыном в многодетной крестьянской семье и тягот её хватил полной мерой сызмальства. Когда что-то вслух припоминал, производило это на меня сильное впечатление. Ведь если про жизнь недавних крепостных читаешь в книжке — это одно, а если слышишь от самого близкого тебе человека… Да понятно, доверие тут особенное.

Потом, с годами, стал я просить отца записать хоть некоторые свои воспоминания. Не для публикации, об этом мне даже и не думалось, — просто как часть семейной памяти: для внуков и правнуков. И к концу жизни, когда было ему аж за 80, неожиданно для меня он начал просьбу мою выполнять.

Не журналист и не писатель, а лесовод по любимой профессии, приобретённой весьма взрослым уже при Советской власти, смог отец тем не менее положить на бумагу, по-моему, много интересного и важного. Хотя воспоминания остались незаконченными (автор умер в начале 1988-го), я понимаю, что ценность их теперь становится ещё больше. Как ценность любого достоверного свидетельства о времени, всё далее уходящем в прошлое и подвергаемом всяческим — неумышленным или вполне целенаправленным — деформациям.

Сколько причитаний, скажем, было за последние десятилетия о «России, которую мы потеряли»! А каково в этих односторонне умилительных картинках соотношение правды и неправды? Надо разбираться. Во имя правды я и решил в новую свою книгу, которая готовится к выпуску издательством «Алгоритм» и посвящена 100-летию Великого Октября, включить воспоминания отца.

Читателям родной «Правды» предлагаю сегодня главу из этих воспоминаний, которую сам отец по-горьковски назвал «Мои университеты».

Оказались те «университеты» для него чрезвычайно трудными. И особенно остро пережил он, как вы поймёте из прочитанного, коварную хитрость, заложенную в программах тогдашней «народной» школы. Оказывается, дальше пойти учиться с этими знаниями он не может. Причём, оказывается, специально всё было так устроено!

В книге С.Г. Кара-Мурзы «Советская цивилизация» я прочитал, что сам царь Николай II лично был одержим идеей школы «двух коридоров», то есть «селекцией» детей по сословным и материальным признакам. Конечно же, дети рабочих и крестьян для власти были второсортными или даже третьесортными (откровенное презрение звучало в известном определении одного из правительственных документов, почти официально называвшемся «указом о кухаркиных детях»).

Даже начальное-то образование для большинства оставалось в таких условиях неразрешимой проблемой. Отец родился в 1898 году, ровно за год до которого, в

1897-м, проводилась последняя в царской России перепись населения. И она показала: грамотных в стране только 21,1 процента населения, а неграмотных — 78,9 процента! Среди женщин этот показатель ещё больше: 87 процентов.

В упомянутой книге Сергей Георгиевич Кара-Мурза привёл очень характерные данные, основанные на анализе коллективных крестьянских обращений к Государственной думе периода первой русской революции. Это самые заветные чаяния крестьян, которые они излагали в своих «приговорах», петициях и наказах. Что же было в них самым главным?

Требование отмены частной собственности на землю содержалось в 100 процентах обращений. И точно так же во всех 100 процентах — требование всеобщего бесплатного образования!

Мы знаем, что осуществлено это было лишь в результате Великой Октябрьской социалистической революции. Очень многое, что раньше казалось невозможным, стало реальностью. Так, в кратчайший срок ликвидировали тогда неграмотность десятков миллионов взрослого населения, на что направили все культурные силы страны. И вот напомню некоторые цифры из недавней моей беседы с профессором Л.И. Ольштынским о первых сталинских пятилетках («Правда» от 14—17 июля с.г., «Темпы советского социализма»).

За 1933—1937 годы в стране открылось более 20 тысяч школ — столько, как в царской России за 200 лет! Кстати, можно сопоставить это и с нынешней «оптимизацией», когда школы на селе в массовом порядке закрываются…

К концу 1930-х годов вузы были уже в 140 городах (до революции — в 16). Студентов стало больше, чем в 22 странах Европы вместе взятых, а число женщин среди них составляло более 50 процентов (в европейских странах — 10 процентов). И так далее, и тому подобное: процесс шёл по нарастающей.

Если же сказать об отце, он тоже осуществил свою мечту. Уже в 30 с лишним лет смог поступить в Ленинградскую лесотехническую академию и окончить её, после чего сажал и выращивал леса на рязанской земле. Высшее и среднее образование получили все его братья (трое) и сёстры (две). Два брата стали офицерами, третий — инженером. Среди детей его сестёр — полковник авиации, инженер-механик, химик-технолог. Химиком с высшим образованием стала моя двоюродная сестра Зина, окончившая вскоре после войны Московский университет, который позднее окончу и я, а на работу её направили в один из первых наших атомных центров…

И ведь было это для советского времени вполне обычным, что из рабочих и крестьянских детей выходили маршалы и генералы, академики и конструкторы, наркомы и министры, композиторы, архитекторы, писатели, режиссёры, артисты и т.д. Ничего удивительного: Октябрьская революция, создавшая родную для нас единую советскую школу и огромную систему вузов, техникумов, профессионально-технических училищ, решительно отмела деление на «элиту» и «чернь», «верхи» и «низы», дореволюционную пропасть между которыми подчеркнул в завершение публикуемой главы воспоминаний мой отец.

А ныне, согласитесь, под разными соусами и в разных видах, вслед за частной собственностью на землю, пропасть в образовании тоже хотят вернуть. Чтобы полноценное, хорошее образование было только для богатых.

Можно ли такое допустить? Именно поэтому особую актуальность приобретает разработанная КПРФ программа «Образование — для всех». Иначе окажемся в далёком прошлом, которое всё упорнее наступает на нас.

Давайте же вслед за моим отцом вспомним, как было…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт авг 17, 2017 8:15 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Эта трудная дорога к недоступным знаниям

Газета "Правда" №90 (30587) 18—21 августа 2017 года
3 полоса
Автор: С.Г. КОЖЕМЯКО.

Подошёл сентябрь 1907 года. Мне исполнилось 9 лет. Школьный возраст. К этому времени в деревнях появилось больше грамотных, хотя взрослые и старших возрастов мужчины и женщины по-прежнему в основном были неграмотны. А если появлялся вдруг фельдшер, техник или инженер — выходцы из простых крестьян, на них с восхищением смотрели в деревне, как в наше время восхищаются подвигами космонавтов.

НО УЖЕ назревало и среди неграмотных сознание полезности грамотности в жизни. Неграмотному человеку становилось всё труднее вести хозяйство. На базаре он не мог справиться ни с покупкой, ни с продажей своего товара. Призванные в солдаты деревенские парни оказывались неполноценными служаками царю-батюшке. Уходили в города на заработки, на ремонт железной дороги, на шахты — везде неграмотному мужику было темно и не свободно в общении с людьми.

Пришло время и моим родителям подумать о направлении меня в школу. При этом ещё рано было думать о дальнейшем продолжении образования, о получении какой-то специальности и о других высоких перспективах жизни. Суждения моих дорогих родителей были самые злободневные, простые, реальные. Они рассуждали по-своему, так: «Без грамоты становится жить трудно. Хоть работник в хозяйстве и нужен, но мальчик по природе растёт слабый. Пахарь из него не получится, косить и молотить он тоже бессилен. А растут и ещё прибавятся дети в семье. Сколько их ещё родится — бог знает. Настанет время, и каждому мальчику придётся отрезать часть полосы в поле и огороде для его нового хозяйства. Где им земли возьмёшь? Пускай он идёт учиться. Может, в дальнейшем и «в люди выйдет».

Такие мотивы побудили родителей на поступление моё в школу. Главной причиной для их согласия, конечно, было то, что нас, детей, в то время было уже трое, из них мальчиков два. А в дальнейшем в нашей семье стало четыре мальчика и три девочки (одна из них потом умрёт). Попробуй в условиях деревенской жизни устрой всех, создай домашнее хозяйство каждому сыну. В общем, решили меня учить в школе.

Это было немалое семейное событие. Отец мой — неграмотный крестьянин, его отец, дед, прадеды были крепостные крестьяне, не знавшие грамоты. А вот я, их далёкий потомок, начинаю учиться и иногда, втайне, мечтаю о дальнейшей учёбе, вплоть до учителя начальной школы или до волостного писаря. Мало ли о чём можно мечтать...

Приближался сентябрь. Мать начала кое-что подбирать из одежды. Из куска красной материи вручную сшила мне рубашку. Подкрепила лапти. О сапогах тогда ещё рано было говорить, а о ботинках нечего было и мечтать. Сшила сумку (кайстру) из белого самотканого полотна. Шубку и свитку ремонтировали позднее, осенью. Вот и все сборы.

* * *

Начальное училище расположено в селе Николаевке, в нескольких верстах от нашей деревни. Сперва, в сентябре, золотой осенью, ходить было даже приятно. Но вот наступила сырая, холодная пора. Одолевать грязную просёлочную дорогу (а потом — занесённую снегом) стало трудновато. Редко подвозили нас попутные подводы. Обычно брели пешком. В сырую дождливую погоду одежда, конечно, до нитки промокала. Ноги в лаптях — тоже хлюпали.

Картина была такая. У каждого ученика сбоку через плечо висела сумка из белого простого полотна. В сумке обязательно лежала аспидная доска с грифелем, книги, карандаши и ручка. В сумку же клали продукты — хлеб с салом. В постные дни бутылочку с постным маслом привязывали к сумке. Чернильницу с чернилами привязывали к сумке или к одежде спереди. Получался школьник, обвешанный сумкой, бутылочками с маслом и чернилами. От частого ношения масла на пиджаке спереди образовывалось масляное пятно.

Учебников в школе было недостаточно. Бумаги давали мало. Занятия с тремя классами вёл один учитель. Условия для вечерних домашних занятий были совсем плохие: чтение и письмо выполнялись при лучине или маленькой пятилинейной лампе. Ну а всё свободное от учёбы время ученики работали дома по хозяйству.

Хочу ещё упомянуть о том, как я не только сам учился, но и учил.

Получилось так. Отец мой, будучи неграмотным, наблюдая за мной, заинтересовался букварём. Рассматривал рисунки, подписи под ними. Потом запомнил буквы и начал слагать слова. При моей помощи он стал читать слова в букваре. И постепенно научился читать печатный книжный текст. Писать он не учился из-за недостатка времени.

А один раз взял в руки карандаш, стал упражняться, и в результате упражнений он написал на бумаге слово «ЯГОР».

Вот такого образовательного уровня достиг мой отец в свои примерно 35 лет.

Скоро потом совершится у нас революция, затем культурная революция. Провозгласят лозунг: «ДОЛОЙ НЕГРАМОТНОСТЬ!» И я сам буду активно участвовать в ликбезе, то есть учить грамоте пожилых женщин и мужчин...

Но вернусь к своим учебным делам.

Об окончании начального училища мне выдали свидетельство за подписью шести высокопоставленных членов уездного училищного совета. В свидетельстве 1910 года сказано, что Стефан Георгиев Кожемяко, сын крестьянина, вероисповедания православного, родившийся 2 августа 1898 года, успешно окончил курс учения в Николаевском начальном народном училище.

Так, в возрасте 12 лет я преодолел первую ступень образования. Имевшиеся несколько учебников вернул в школу. Своих книг не было, только несколько исписанных тетрадей да доска с грифелем. Вот и всё, что осталось от учёбы. В деревне не было библиотеки и каких-либо других учебно-воспитательных учреждений. Получился перерыв в учёбе на неопределённое время. Меня захлестнули хозяйственные работы и заботы. Пройдёт ещё год-два — и у меня в голове не останется следов от учёбы. Можно опять стать неграмотным.

Но вот тут подвернулся редкий случай, который сыграл решающую роль в моей дальнейшей жизни.

* * *

В Николаевке жил мой двоюродный брат по матери — Василий Емельянович Хромко. Он по возрасту был старше меня на пять лет. И как раз к тому времени получил звание учителя начальной школы — после окончания Выдренской двухклассной учительской школы. Огромное событие для всей нашей семейной династии!

Иногда во время каникул он заходил к нам. Однажды разговор у него возник с отцом на тему о возможности устройства меня на учёбу в Выдренскую учительскую двухклассную школу.

Но надежды на это были малые. Без хорошей подготовки поступить туда было невозможно. Мечты мои не сбывались, а отодвигались всё дальше от реальной жизни. Деревенская тяжёлая жизнь засасывала меня всё глубже и глубже. А на Василия Емельяновича я смотрел как на бога или какое-то другое высшее существо. Тем более что был он в городской одежде, казавшейся мне необыкновенно красивой. Я же в это время выглядел забитым, бедно одетым, утомлённым физическим трудом подростком.

Контраст между нами, по моему мнению, был настолько велик, что я даже боялся встречаться с этим человеком, боялся его обидеть своим мужицким видом. Будучи на сенокосе или в поле на работе с граблями в руках, однажды я увидел, что по дороге идёт Василий Емельянович. Я настолько был взволнован, что предпочёл скрыться за кустами. А он не увидел меня и прошёл своей дорогой.

В дальнейшем судьба повернётся в мою сторону благодаря именно его участию. Поэтому считаю нужным особо рассказать, кто же был Василий Емельянович и как он достиг такой высоты в обществе.

Бедно тогда жили крестьяне во всех сёлах и деревнях. Но в малых деревнях вести хозяйство было несколько легче. Ближе были посевы, сенокосы. За скотом уход был лучше. Кроме того, в нашей Александровке мужчины делали колёса для телег и этим зарабатывали деньги. А вот в селе Николаевке земледельцы жили намного беднее. Узенькие полосы посевов располагались далеко от дома. Урожаи снимали совсем скудные. Питались картошкой с огурцами. Одевались крайне бедно.

Вот таким убогим бедняком жил и крестьянин Емельян Хромко — отец Василия по прозвищу Белебень. Во всей Николаевке тогда трудно было найти хорошо грамотного человека, кроме попа, дьякона и членов их семей. Грамотные были ещё «сиделец» — продавец водки да две-три семьи местных евреев. И надо же так сложиться обстоятельствам, что мальчик Вася Хромко жил по соседству с домами священника и дьякона. Поповичи и сыновья дьякона оказались по возрасту сверстниками Василия. Часто они встречались, ходили на прогулки, играли вместе и подружились.

Поповичи и дьяконовы сыновья учились в городских училищах и в Выдренской двухклассной учительской школе. И вот кому-то из них пришла в голову дерзкая мысль: подготовить Василия к экзамену и помочь ему поступить в Выдренскую с учительским курсом школу. Так и сделали. Сделали великое дело. Василий поступил и начал успешно изучать программу на звание учителя начальной школы.

Небывалое в истории явление в крестьянской бедной семье! Забитый, немощный бедняк — и вдруг дерзнул попасть в интеллигенты, стать учителем. Если поискать в этом событии какую-то аналогию с событиями наших дней, то можно привести опять-таки чуть ли не героизм космонавтов.

Первый во всей окрестности и в Николаевке учитель из бедняков — крестьянин! Разве это не событие того далёкого времени? Он стал учителем примерно в 1910—1911 годах. Это был мой родственник, и потом окажет он мне большую помощь в моём продвижении «в люди».

У Василия Емельяновича был меньший брат Иван. Он был примерно мой ровесник. Иван окончил начальную школу, и Василий решил готовить его к поступлению в Выдренскую двухклассную школу. Для подготовки к экзаменам требовалось усиленно заниматься всё лето. Василий брал на себя роль репетитора, учителя по всем предметам программы. В это время вспомнил и обо мне. Он решил, что с двумя учениками вести занятия даже удобнее и успешнее, чем с одним. Василий посоветовался с моим отцом. Согласились на этом.

* * *

А для меня это был целый переворот в жизни. Прямо босиком зашагал в Николаевку на учёбу. С мая до августа 1913 года занимался усиленно, напряжённо. Мне, после трёхлетнего перерыва, приходилось вновь проходить программу начального училища. Однако все трудности были преодолены. Программу проработали полностью. И в августе 1913-го Василий Емельянович повёз нас в Выдренку для поступления в двухклассную учительскую школу.

Летняя учебная подготовка помогла. Мы с Иваном выдержали вступительный экзамен. В сентябре 1913-го нас зачислили учениками Выдренской двухклассной с учительским курсом школы. Начались занятия. Сбылись мои многолетние заветные мечты. Сделаны первые шаги долгого и нелёгкого пути «в люди».

Хотя плоды учёбы в этой школе ещё были далеки и неизвестны, а уже хочется произнести приятное на слух слово «впервые».

Оказывается, так же, как в Николаевке Василий Емельянович, я из всех жителей Александровки впервые достиг такой «высоты». Многие с недоверием и насмешкой отнеслись к факту моих успехов. «Ишь чего захотел, — говорили некоторые наши деревенцы. — Мужиком не хочет быть, добивается быть учителем. Посмотрим дальше».

И действительно, смотрели всё время. К счастью, учёба у меня пошла благополучно.

Теперь скажу несколько слов о Выдренской школе.

В белорусском селе Выдренке Могилёвской губернии местный богатый помещик Барановский решил увековечить своё «благородное» имя. Из своего богатого имения он выделил жилые помещения под школу. Была организована Выдренская двухклассная с учительским курсом школа. Главная цель её — готовить учителей начальных церковно-приходских школ.

Из литературы мы знаем, что поэт Сергей Есенин учился тоже в Клепиковской двухклассной школе. Она имела право присваивать звание учителя окончившим её ученикам. Выдренская же школа не имела права самостоятельно присваивать звание учителя. Она давала знания в объёме учительских и выдавала удостоверение об окончании школы. А для получения звания учителя нужно было держать экзамен экстерном при комиссиях, специально учреждённых. Подобные комиссии создавались в городах, преимущественно при духовных семинариях и училищах. Испытания на звание учителя проводились на основе правил, изданных «по Высочайше утверждённому 26 ноября 1888 года определению Святейшего Синода».

Как видно, присвоению звания учителя придавалось весьма важное значение. С точки зрения благонадёжности. Поколению людей моего возраста выпало начинать жизнь, взрослеть, мужать, получать образование от букваря до вузов, пробивать себе дорогу «в люди» на грани двух веков.

Тут нельзя сказать, что у всех представителей данного исторического периода была какая-то общность в их жизненном пути. Каждый человек по своему общественному положению, по социальному сознанию принимал участие в великих революционных свершениях. В данном случае я имею в виду простых тружеников, начинавших свой жизненный путь на рубеже двух столетий. Нам, представителям этой эпохи, виднее различие в жизни дореволюционного периода и нового периода — советского. А многие события и явления общественной жизни царского времени стали для нас понятнее и получили другую оценку уже после свершения революции.

К числу таких явлений, если говорить конкретно, можно отнести построение учебных программ — в частности, программу двухклассной учительской школы.

Эта школа предназначалась для детей низшего сословия: крестьян, мелких служащих. Так вот, в её программе, как и других школ для низших классов, умышленно были созданы тупики, препятствовавшие переходу в учебные заведения более высокой ступени — при желании повысить образование.

Было, как я теперь понимаю, создание искусственных преград и ловушек для способных учащихся из крестьян. Чтобы совсем лишить их возможности перехода в другие учебные заведения, не было в программе алгебры, тригонометрии, химии и др. И получалась такая картина. Окончивший двухклассную учительскую школу по некоторым гуманитарным дисциплинам почти мог поступить в старшие классы гимназии или реального училища, а вот по математике, физике, химии и другим предметам надо было начинать с первого класса, то есть с первой страницы учебника.

* * *

На преодоление умышленных тупиков и несоответствия программ энтузиастам из крестьянского сословия, желавшим продолжить своё образование, приходилось прилагать очень много непосильного труда. Сам был в числе таких энтузиастов. К счастью, только случайно не стал «жертвой наук». А вот мой единомышленник и друг Димитрий Васильевич Афанасенко не выдержал борьбы с преградами на пути к достижению высшего образования и погиб в возрасте 20 лет. В буквальном смысле — надорвался!

Сначала, после окончания Выдренской школы, нам пришлось отправляться (конечно, пешком) за сотню километров в город Мстиславль Могилёвской губернии, чтобы выдержать экзамены экстернами на звание учителя начальной школы.

Надо сказать, что и дорога, и экзамены дались весьма нелегко. Димитрий очень переживал: «Вдруг срежусь на экзамене?» Семья бедная. Последние гроши израсходованы. В сумке остались последние сухари. Много вложено сил и труда на пути «в люди». А к тому же мой товарищ был человек впечатлительный, нервный. Можно сказать, тонкая натура.

Вывесили после экзаменов списки нашей группы экстернов — кто выдержал полные испытания и получил звание учителя начальной школы. Быстро я нашёл свою фамилию. Другой мой друг — Глушаков. И тоже есть в списке. А где же Афанасенко? Его фамилия по алфавиту должна быть сверху списка, в первых его строках. А фамилии такой нет ни сверху, ни в середине, ни в конце.

Бедный Димитрий! Заметался, застонал, побежал искать членов комиссии. Но для членов комиссии — вершителей судеб человеческих — такие трагические случаи совсем не новость. Вероятно, они уже немало видели подобных сцен, поэтому все члены в данный момент разошлись по домам на отдых...

Димитрий всю обратную дорогу крайне тяжело переживал свою неудачу. И так мы расстались на дороге Краснополье — Мхиничи 18 сентября 1916 года.

Но несколько позже друга моего ждало ещё более тяжкое испытание. Это когда мы с ним решились поступать в сельскохозяйственный институт, созданный вскоре после революции в белорусских Горках.

...Институт только начинал свою учебную деятельность. Проходил митинг по поводу открытия нового вуза. Студенты с нетерпением ожидали лучшего оратора — профессора Киркора. Но вот митинг окончился, и все разошлись по аудиториям. Началось чтение лекций.

С внешней стороны можно было считать, что у меня и друга моего всё благополучно. Как и все студенты, мы живём в общежитии, из котла берём кипяток бесплатно и пьём с домашними чёрными сухарями. Аккуратно посещаем лекции и стараемся поточнее записать содержание. По одним лекциям, без математических формул, у нас запись получается достаточно полная и правильная. А вот читается лекция по кристаллографии. Профессор на доске наносит математические формулы, студенты записывают. Пытаемся и мы записать, но без знаний алгебры ничего у нас не получается. А на лекциях по математике нам стало совсем нечего делать.

С каждым днём становилось яснее, что без подготовки по алгебре, химии и тригонометрии мы институтского курса не одолеем. Надо было что-то предпринимать основательное. Попробовали пригласить студента-репетитора по математике. Раза два-три позанимались с ним, но это оказалось непосильно для нас физически и материально. Такой вариант не подходил. «Что будем делать?» — с тревогой думали мы каждый наедине с собой. При мысли о возвращении домой становилось совсем страшно. Нам же здесь выпал редкий случай, когда мы стали на положении студентов и нас отсюда пока не гонят.

Настроение наше становилось хуже и хуже. В данный момент мой друг Димитрий уже не стал покупать форменную студенческую фуражку, о которой столько мечтал. Слишком велики были обида и огорчение! Для него — неудачника — повторилось несчастье, которое он пережил в Мстиславле на экзаменах.

Проучились мы в таких условиях в сельхозинституте октябрь, ноябрь, декабрь 1919 года. Подошли зимние студенческие каникулы, студенты собирались к отъезду домой. До этого времени мы сдали зачёты по некоторым лёгким второстепенным дисциплинам, а главнейшие из учебного плана остались нетронутыми.

Но уезжать домой нам было необходимо ещё и потому, что сухари наши совсем «высохли», то есть мы их полностью израсходовали.

* * *

Идёт поезд до Орши — Гомеля и т. д. Едем, а о дальнейшем боимся даже сказать вслух — «совсем» или «временно». Про себя я уже решил, что еду «насовсем». Но мой дорогой друг Димитрий был далёк от мысли, чтобы оставлять учёбу, уж очень много эта учёба поглотила средств и энергии. Возместить трудно.

После перерыва в школьной работе и по возвращении из Горок я вернулся в свою Чиграевскую школу, где учительствовал. Место моё было свободно. Чиграевские граждане, увидев меня снова в школе, говорили: «У учителя остался один нос». Так я похудел за время студенческой жизни.

Пришлось и здесь навёрстывать упущенное время за четыре месяца. К весне наверстал. Учёба вошла в норму — и в школе, и по ликбезу.

А Димитрий передохнул дома, насушил мешок сухарей и поехал опять в институт. Летом 1920 года я не вытерпел и тоже поехал в Горки — узнать о делах и проведать своего друга. Застал Димитрия в плохом состоянии. Физически он крайне ослаб. Из зачётов кое-что сдал, а по основным дисциплинам оставался в долгу перед институтом. Димитрий напрягал последние силы и не оставлял учёбу. За лето он хотел подготовить некоторые дисциплины и сдать зачёты. Задолженность у него по учёбе была большая, но он не сдавался.

Я в то время взвешивал свои силы, но смелости не хватило вновь вступить в борьбу за институт. Отступил на дальние позиции. На этот раз, правда, отступил не «насовсем».

Требовалось передохнуть, одолеть несколько страниц алгебры, а уж потом — снова в бой.

В данный момент мои тактические соображения расходились с действиями моего друга. Этим предотвратил неминуемую беду: остался жив.

А дорогой мой друг пал жертвой в борьбе за научный прогресс. Летом 1920 года он умер от истощения и нервного расстройства. Название причины смерти здесь приведено ненаучное. Но дело не в точности названия болезни, а в том, что человек погиб в неравной борьбе, взяв на себя непосильный груз науки. А проще говоря, главной конкретной причиной были алгебра, тригонометрия, химия, которые в своё время не включили в учебную программу Выдренской школы чиновники от науки старого царского режима.

Вот к каким трагическим последствиям приводила разница в программах, рассчитанных на «верхи» и «низы», на «элиту» и «чернь»...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт авг 31, 2017 7:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Правда Ленина неопровержима

Газета "Правда" №96 (30593) 1—4 сентября 2017 года
3 полоса
Автор: Виктором КОЖЕМЯКО.

Писатель Лев ДАНИЛКИН в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Недавно в знаменитой серии «ЖЗЛ» издательство «Молодая гвардия» выпустило книгу, ставшую своего рода событием. Дело в том, что это биография Ленина от представителя поколения, которое, пожалуй, наиболее усиленно воспитывалось как антиленинское. Но книгу таковой не назовёшь. Есть к автору (и у меня — тоже) всяческие замечания и претензии, в чём-то весьма серьёзные, однако польза от сделанного им, польза во имя правды о вожде Октября, подвергнутой за последние десятилетия чудовищным фальсификациям и тотальной дискредитации, на мой взгляд, значительно перевешивает недостатки этой большой работы.

Кто же он, автор? Журналист, писатель, литературный критик Лев Данилкин родился в 1974 году, и уже из этого ясно, в какое переломное время формировался. Достаточно сказать, что на филологический факультет МГУ он поступил в 1991-м, то есть учиться здесь начал буквально сразу после «чёрного августа». Окончив этот факультет и университетскую аспирантуру, работал в разных изданиях и стал известным, даже «модным» критиком в журнале «Афиша».

Но появившаяся в 2007 году его книга об Александре Проханове по авторской позиции была воспринята как неожиданность. А ещё больше удивило многих, что через четыре года, в 2011-м, издательство «Молодая гвардия» пополнило свою серию «Жизнь замечательных людей» книгой Льва Данилкина «Юрий Гагарин».

И вот теперь — «Ленин». В год 100-летия Великого Октября! Хочется точнее понять движение авторской психологии, а в связи с этим и многое другое. Предложение о встрече в «Правде» и беседе для нашей газеты Лев Александрович воспринял, по-моему, с интересом.

Почему эта тема?

— Первый вопрос, коренной: почему всё-таки вы взялись за ленинскую тему? В самой книге кое-что об этом у вас есть, однако для меня и для читателей наших важно получше разобраться.

— Так получилось, что лет в 15—16 я вдруг оказался в абсолютно перевёрнутом мире: всё, что в меня вкладывали раньше, вдруг поменяло полюса. Среди прочего — Ленин. Я быстро приспособился к новой картине мира, но чем дальше, тем менее убедительной она выглядела. И из-за этой подавленной психотравмы у меня, как у многих людей моего поколения, которые пережили такую психотравму, возник своего рода невроз. Правда ли, что декорации поменяли по-честному? Правда ли, что вся советская история была роковой нелепостью, что Октябрьская революция 1917 года была заговором, переворотом и чудовищной ошибкой, а Ленин — палачом и изувером? В какой-то момент я понял, что «горло» истории ХХ века — это именно история Ленина, не Сталина, как это обычно сейчас полагают. Но Ленин ведь сейчас словно в тени Сталина оказался. Вообще, со Сталиным в коллективном сознании больше ясности...

— Вы так думаете?

— Общество, конечно, поляризовано: для одних Сталин — святой, для других — убийца. А Ленин в представлении многих, как я думаю, остаётся совсем непонятным, а потому вызывающим скорее аллергию, нежели приязнь или ненависть. Именно по причине этой самой непонятности — сначала приезжает через Германию, а потом пишет «Социалистическое отечество в опасности», сначала пытается разрушить государство, а затем выстраивает его с нуля, сначала борется со спекуляцией, а потом говорит: «Учитесь торговать» — Ленин обывателю кажется непоследовательным, путаником, и как раз поэтому до сих пор обывателя раздражает, потому что не вписывается в бинарное противопоставление: «святой»/«монстр». И так получилось, что в этой «битве титанов» Ленин оказался как бы проигравшим: вроде как не он ключ к ХХ веку, а Сталин. И один из мотивов моей работы над этой книгой — в определённом смысле восстановление исторической справедливости. Мне казалось, что очень важно для массового сознания объяснить историю ХХ века через историю и образ Ленина. Показать, что Ленин — главная фигура ХХ века, структурировавшая ХХ век. И, среди прочего, показать, что противопоставление Ленина и Сталина — неточная, сформированная в хрущёвские времена пропагандистская уловка; именно Ленин объясняет поступки Сталина, Ленин несёт ответственность и за Сталина тоже.

— Хотя бы потому, что Ленин — организатор и руководитель Великой Октябрьской социалистической революции, правду о которой особенно важно до массового сознания донести?

— Безусловно. Мантра про то, что революция была заведомо бессмысленной, — это ведь чудовищно несправедливо по отношению к миллионам людей, которые погибли — по ту или другую сторону. До 1989—1991 годов я воспитывался в недрах советского сознания, и...

— Родители ваши советские?

— Да, вполне. Это была советская интеллигентская семья, в которой априори принимались советские ценности, хотя и было принято иронизировать над очевидными нелепостями. Над Лениным, впрочем, нет, шуток не было — хотя в детстве для меня образ Ленина был стёртым, он появлялся в поле зрения слишком часто, и глаз замыливался, я уже просто не обращал внимания на него, смотрел, но не видел.

— Неужели? Для меня — а это военное и послевоенное детство — подобного категорически не было. Повод задуматься, к каким проблемам пришло наше общество в начале 1980-х. Я-то, например, не по принуждению повесил в школьные годы над своим столом портрет Ленина-гимназиста: это был по-настоящему стимул вдохновения.

— Нет, для меня нет. Ленин был повсюду, скажем, на советских деньгах...

— «Уберите Ленина с денег!» — Андрей Вознесенский.

— Верно, именно так выглядит «назад к Ленину» для шестидесятников, как возвращение к «чистому», романтическому образу Ленина. Сейчас, впрочем, я бы сказал ровно наоборот: «Верните Ленина на деньги!»

— Вы сейчас так думаете?

— Да. Ленин умел пользоваться «пулемётом Наркомфина», он знал, как обесцениваются деньги, знал, как заменять бумагу золотом, знал, как пользоваться деньгами для того, чтобы не увековечивать несправедливый строй, а преодолеть его. Поэтому, да: «Верните Ленина на деньги!» — вот хороший слоган для 2017 года, от него пахнет революцией.

— Вознесенский написал о Ленине поэму «Лонжюмо», Евтушенко — поэму «Казанский университет». Высоко превозносили! И далеко не только они. А что потом пошло? От бывшего советского писателя Солоухина, к примеру. Или вакханалия телевизионная, где популярный музыкант Курёхин выдавал жутчайшие рассуждения про то, что «Ленин — гриб», а какой-нибудь смехач Арканов взахлёб измывался в своём бесконечном ёрничестве под названием «От Ильича до лампочки». Или публичное поедание на телеэкране так называемой элитой огромного торта в виде тела Ленина в гробу. Или вдруг обложка книги другого вашего героя — Александра Проханова «Господин Гексоген», где был изображён ленинский череп с пустыми глазницами и узнаваемым галстуком Владимира Ильича в горошек. Когда я увидел, шоковое было впечатление. Вы тоже в беседе с Прохановым об этом сказали.

— Я знаю, что, увидев обложку, он устроил в издательстве грандиозный скандал, его это страшно шокировало.

— А мне говорил, что не стоит придавать той обложке особого значения, поскольку Ленин не в Мавзолее, а в гигантских гидростанциях, в городах, возведённых при социализме, в советском космическом взлёте и т.д.

— Думаю, в итоге эта шокирующая обложка сделала своё дело, и я уверен, что на этом романе в своё время переломилась эпоха — и то, что на обложке был такой страшный, мёртвый Ленин, много говорит о той эпохе, которая взяла вдруг и кончилась. Честно говоря, пока я не вжился в свою собственную книгу, у меня не было с моим героем личной эмоциональной связи. Она стала возникать потом, под конец. Сейчас, да, меня даже раздражает, когда его называют «Ильич», кажется фамильярностью — какой он вам Ильич?

Для меня самого столкновение с Лениным начиналось как своего рода эксперимент над собой: что со мной произойдёт, если я прочту ленинский 55-томник? Картина мира — изменится или нет? Кроме того, Ленин, конечно, идеальный объект для писателя-биографа: жизнь вроде бы известна едва ли не по минутам, но общей картины нет, он всё время совершает поступки, которые непонятны, которые требуют сложного объяснения, понимания контекста. Только что он разваливает армию — и тут же создаёт заново, ну как так?! В обывательском сознании, которое не понимает диалектику, не понимает, что, кроме «или — или», может быть «и — и», это всё не укладывается и поэтому безмерно раздражает. И, да, «в двух словах» вы Ленина не объясните, рассказать о Ленине означает не вынести вердикт — «красный палач» или «красный святой», а объяснить нюансы.

Взгляд из дня современного

— И вы за такую явно непростую работу взялись.

— Сперва ещё не сознавая вполне, чем это обернётся и к чему приведёт. Мне-то поначалу представлялось, что я пойму Ленина, если прочту Полное собрание его сочинений. А оказалось, было это весьма самонадеянно. Горький как-то сказал, что Ленин весь в словах, как рыба в чешуе. Конечно, читать его непременно надо. Но если просто читать наугад, как говорится, «с мороза», то пройдёшь все тома, от 1-го до 55-го, и Ленина не очень поймёшь.

Тут можно подобрать разные цитаты на разные случаи жизни и, не зная, в каких условиях и по какому конкретно поводу то или иное было написано, при желании легко составить компиляцию на тему «Ленин — кровавый тиран», или «Ленин — безумец», или «Гонитель церкви и религии»...

— Вот Солоухин и составил. Вы читали его «При свете дня»?

— Разумеется. Но это, так сказать, «ловкость рук» и к сути Ленина, я скажу, не имеет отношения. Надо знать ситуации, в которых написаны эти тексты либо приняты те или иные решения. Потому и книга получилась такая толстая (аж 900 с лишним страниц), чего поначалу не предполагалось. Но пришлось много места уделить рассказу о том, при каких обстоятельствах тексты писались и в каких условиях принимались важные решения.

Допустим, можно привести записку, где Ленин требует уничтожить больше попов, и выстроить из него образ монстра, гонявшегося за всеми лицами духовного звания. А можно объяснить, что революция стала у нас и родом религиозной реформации, раскрыть, почему так было и какую роль пришлось сыграть Ленину в этом. Мне второй способ развёртывания материала представился гораздо более предпочтительным.

— Так оно и есть! К тому же вы сами называете совсем иные ленинские документы по этой тонкой и острой теме, где говорится о необходимости уважать чувства верующих, не устраивать клубы в храмах, об освобождении от воинской повинности (в разгар Гражданской войны!) «по религиозным убеждениям» и т.д. Объясняете, какими страшными условиями беспрецедентного голода было вызвано решение об изъятии церковных ценностей, на чём безоглядно спекулируют и тот же Солоухин, и Солженицын, да и многие другие. Отмечу как важнейшее достоинство книги, что вы не обходите наиболее эксплуатируемые «антиленинистами» сюжеты и трактуете их, как правило, убедительно. Тема «немецких денег», по которой тоже шли и продолжаются нескончаемые спекуляции, называемые вами мошенничеством, тема пресловутого «пломбированного вагона», многое другое. При этом, насколько я понимаю, рассчитывали вы в первую очередь на молодых читателей?

— Совершенно верно. На тех, кому из дня современного Ленин и действия его особенно непонятны. Зачем это, дескать, надо было из «процветающей России» 1913 года бросаться в разруху голодного, холодного и кровавого 1918-го?

Ещё я знал, что для новой книги о Ленине нужно придумать свою интонацию, сконструировать образ рассказчика, который расскажет о Ленине «неправильным», неуместным для традиционного лениноведения языком; языком обывателя, сформированного, в том числе, поп-культурой, рекламой, интернет-шумом. Не на «классической латыни» то есть, а на вульгарном, плебейском языке. Весьма вероятно, эта манера рассказчика будет казаться странной, неуместной, неподобающей. Но, в конце концов, это моя книга и мой Ленин, если кому-то он кажется неприемлемым — пусть напишет своего «Ленина».

То же касается и тематики. Разумеется, это книга прежде всего о Ленине-политике, философе, государственном деятеле. Но ещё и — о Ленине-спортсмене, велосипедисте, туристе. Я как бы предложил сделать вид: а давайте попробуем представить, что Ленин-путешественник и Ленин-политик — одинаково важны, что будет? И вот поэтому у меня несколько десятков страниц про Второй съезд — но и про то, как Ленин с Надеждой Константиновной совершили в 1904 году по горам Швейцарии тяжелейший 400-километровый переход — тоже есть, и тоже подробно. Словом, я придумал как инструмент повествования образ рассказчика, который сто лет спустя гоняется за Лениным, ходит по его следам и ведёт репортаж о своих, сугубо сегодняшних, впечатлениях от текстов Ленина и мест, где был Ленин. Между рассказчиком и героем возникают некоторые отношения — иногда приязнь, иногда конфликт, по-разному, в начале книги одно, затем они претерпевают некоторые метаморфозы.

— Значит, сами вы при этом несколько отстраняетесь?

— Конечно. Рассказчик — сконструированный образ.

— Стало быть, и за стилистику рассказа, вызывающую неприятие, иногда сильное, с развязностью и эпатажем, ответственность должен нести тоже этот «рассказчик», а не вы? Но в чём разница между вами?

— Он, рассказчик, практически до конца повествования сохраняет определённую дистанцию по отношению к герою книги, смотрит на него как бы сквозь оргстекло. А я могу теперь признаться, что быстрее влюбился в этого героя. Но это мои личные отношения и пристрастия, они никого не касаются.

— И он повлиял на вас?

— Не то что повлиял — он изменил мою картину мира. Ради этого, собственно, и стоит писать книги: а ради чего ещё убивать пять лет жизни? Поэтому, конечно, если биограф выбирает себе «кого-то не того», он просто гробит свою жизнь зря. С Лениным в этом смысле всё хорошо. Он — тот, кто надо, он не разочаровывает.

Да, главное событие мировой истории!

— Задам, Лев Александрович, необходимый в данном случае вопрос. Текст нашей беседы может быть опубликован в «Правде» под рубрикой «Век Октября. Моя революция». Однако готовы ли вы сказать это от себя?

— Вообще-то революция — дело всегда коллективное…

— Это ясно. Речь о вашем отношении.

— Об оценке Октябрьской революции?

— Ну да.

— А как я, автор книги о Ленине, могу её оценить? Естественно как главное событие мировой истории. Революция не была «случайностью», «фатальной ошибкой», «продуктом заговора» — это всё полная чушь. Революция не была уникальным событием, она и снова придёт, сколько ни смеются над этим сейчас. И биография Ленина даже самому скептичному обывателю позволяет понять идею актуальности революции, понять, что это не пустые слова, а такая же научная идея, как физические и математические формулы.

— За «актуальность революции» вам может крепко достаться с нынешних официозных трибун. Сегодня ведь провозглашены «всеобщее примирение» и «стабильность».

— Но революция происходит не по чьим-то заявкам и не по заявкам же отменяется. А все эти разговоры про «дайте нам двадцать лет спокойствия — и мы…» Кто дать-то должен?

Революция происходит тогда, когда в обществе накапливается такое количество противоречий, что иначе разрешить их невозможно. И это не просто «смена элит», это изменение картины мира, смена вывесок и обновление географических карт. Кстати, сейчас в воздухе очень пахнет войной, и про это-то все знают, все, в принципе, готовы к этому. Но вот только войны часто продолжаются как революции — и вот тут история Ленина многому может научить для того, чтобы понять, что на самом деле происходит сейчас.

— Вы сказали, что нынешнему молодому поколению совершенно непонятен переход России из года 1913-го в 1918-й. Как думаете, книга ваша поможет такому пониманию?

— Хотелось бы. В своём выводе я уверен: Ленин и те, кем он руководил, изменили нашу страну и в целом мир сильнее, чем любой другой деятель истории. Можно сказать, по запросу истории и географии, что я и пытался в книге показать.

Не был ХХ век просто безумным наваждением, как нередко изображают его сегодня. И Ленин был не каким-то чёртиком из табакерки, а органичным порождением русской истории и географии. Я даже считаю так: если бы не воплотился он во Владимира Ильича Ульянова, то обязательно в кого-то ещё. Эта сила — «Ленин» — всё равно была бы генерирована историей и пространством.

— Но во главе такого гигантского события как Великая Октябрьская социалистическая революция стал именно он.

— И в этом России невероятно повезло. Потому что иначе всё у нас могло сложиться гораздо тяжелее, катастрофичнее, хотя многим и кажется, что тяжелее было уж некуда.

— Большевики, ведомые Лениным, спасли Россию — неопровержимый факт?

— Спасли и от превращения в иностранную колонию, и от фашистского режима, и от гражданской войны, длящейся десятилетиями, и от распада России. Возможно, большевикам и Ленину приходилось делать многое такое, к чему они не готовились и что противоречило их дореволюционным представлениям. Но в итоге именно они справились с той исторической миссией, которую кто-то должен ведь был выполнить: перетащить Россию из полуфеодального государства в настоящий социалистический ХХ век. И революция была не случайной, а объективно необходимой и неизбежной. Нелепо и крайне неуважительно к собственной истории считать, что Советский Союз — продукт работы «немецкого шпиона», ну что за чушь, что за ахинея.

— Вы пишете, что, создавая Коммунистический Интернационал, Ленин создавал в России второй центр мира.

— Так и было: отсюда, можно сказать, берёт истоки биполярный мир, Ленин его создал.

— У вас Ленин — двуединое великое явление, в двух ипостасях. С одной стороны, он наиболее верный и последовательный ученик Маркса, сумевший в российских условиях реализовать его идеи. А с другой — сын России, в котором жила русская народная мечта о справедливости.

— Думаю, то и другое в Ленине действительно соединилось. Меня коробит, когда его изображают даже не просто антипатриотом, а ненавистником России. Каким-то сугубым западником, напрочь оторвавшимся от почвы. Конечно, он вынужден был долго жить на Западе, но, в отличие, скажем, от Плеханова, связь с Россией у него была неразрывной, и жил он здесь всё-таки больше. По-моему, народные идеи справедливости и коллективизма, коллективного спасения, которые пронизали и наш фольклор, и русскую литературную классику, впитал он с детства и юности.

Ну и, безусловно, Ленин — величайший революционер-марксист, философ-практик, с гениальным чутьём и умением перехватить и удерживать власть, развивший Марксову теорию классовой борьбы в конкретных условиях и организовавший на деле перехват государственной власти в интересах трудящихся.

Помните, в советское время нередко можно было видеть плакат с ленинскими словами: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Над ним посмеивались, и сейчас приводят как пример чего-то абсурдного. А что абсурдного-то? Формула совершенно точная.

Как складывалось содержание и в чём противоречия его с формой

— Может быть, не меньше, чем вам, мне хочется, чтобы книга ваша была прочитана максимально большим числом людей. Но для более верного восприятия её, да и вам для дальнейшей возможной доработки, хочется также высказать некоторые соображения критического характера. Ну, скажем, вместе с вами о чём-то поразмышлять. Вот не перестаю удивляться вашей смелости или даже дерзости: вы же взялись за ленинскую тему буквально с чистого листа, то есть никогда ранее к ней даже не прикасавшись?

— Фактически так.

— И сами, как вы уже заметили вскользь, поразились грандиозности явления, которое возникло перед вами. Сколько всего потребовалось не просто перелистать, а изучить!

— Действительно, к упомянутым мною 55 тёмно-синим томам ленинского Полного собрания сочинений (а это целый кубометр) естественным образом примагнитились 12 томов «Биохроники», затем 40 книг «Ленинских сборников», груда томиков из серии «Ленин в…» (Лондоне, Швеции, Польше…); а ещё 8 томов основных воспоминаний, не считая прочих, отдельные тома Маркса и Энгельса, переписка «Искры», переписка Ленина с комитетами РСДРП…

— Объём неохватный! Где-то вы обмолвились, что одни лишь книги о Ленине, отечественных и зарубежных авторов, «выстроились за горизонт». И вы многое из этого прочли, что видно по результату вашего труда. Но… Работа над книгой заняла у вас пять лет?

— Да, в общей сложности…

— Почти все интервьюеры ваши в газетах восхищаются: как много! А я думаю: мало, недостаточно… Допустим, Владлен Терентьевич Логинов, один из лучших на сегодня исследователей и биографов Ленина (вы сами в книге это отмечаете), работал над ленинской темой всю жизнь, а ему уже около 90. И сейчас продолжает работать.

— Он образцовый биограф Ленина, и, конечно, жаль, что мне не хватает силы быть таким, как он. Ну и, с другой стороны, я хотел написать свою книгу о Ленине именно сейчас, а не откладывать ещё на 50 лет.

— Это я понимаю. Но понимаю и то, что упрёки в поверхностности некоторых ваших описаний, рассуждений и утверждений имеют основания.

— Я не выдаю себя за того, кем не являюсь: я писатель, рассказчик, а не историк. Это моя версия Ленина — и я, естественно, отдаю себе отчёт, что, помимо неё, могут существовать другие, претендующие на бо`льшую глубину. Но я не сумасшедший, и если мне укажут на фактические ошибки, то, естественно, постараюсь их исправить.

— Своеобразие вашего подхода к построению книги — то, что по ходу работы вы решили посетить все основные места, связанные с пребыванием Ленина, — оправдало себя? Не напрасным было?

— Это начиналось как серия путешествий, полуавантюр, я понятия не имел, хватит ли у меня сил, денег, времени угнаться за Лениным, и, естественно, не хватало. Но мне нравилась эта погоня, она плодотворна для писателя, я не хотел писать про Ленина очередную «библиотечную», «кабинетную» книжку, так Ленина не оживишь. Так что совсем не напрасно; надеюсь, это видно и по книге.

— Как композиционный приём — безусловно: следование вашего «рассказчика» за героем. А эмоционально вы как писатель от таких поездок заряжались?

— Я не могу писать, как Жюль Верн: не выходя из кабинета. И с таким героем мне было интересно — это было, повторяю, не паломничество, а авантюра, погоня, Ленин был человеком, который в начале ХХ века перемещался с невероятной даже для начала XXI века скоростью, он был не таким, как его современники, чудаком, уникумом, эксцентричным типом. Мало кто обращал на это внимание, но Ленин был одержим путешествиями — и поэтому я хотел увидеть мир его глазами, я лазил по «его» горам и с ужасом думал, что всё время отстаю, что он в свои 40 лет был в миллион раз выносливее меня, его нынешнего ровесника. Это невозможно «представить» в библиотеке, это надо почувствовать, когда в гору лезешь и за железные скобы держишься над пропастью.

— Старались, конечно, чтобы Ленин получился у вас как можно более живым. Не отштампованным по затёртым лекалам, не скучным. Чтобы молодой читатель с первых же страниц увлёкся, даже нашли для открытия книги «тотемное письмо» одиннадцатилетнего гимназиста Володи Ульянова своему товарищу. Интересный и до сих пор не расшифрованный рисунок, хранившийся в архиве документов Ленина под номером 1, но долгое время нигде не публиковавшийся.

— Вы правы, и мы этого уже коснулись: хотелось, чтобы книга была прочитана теми, для которых Ленин — пустой звук, которые не понимают, почему памятники ему где-то стоят, а где-то их сносят. Для которых Ленин — просто имя, иероглиф, странное слово, имеющее отношение к прошлому. Вот да, мне бы хотелось, чтобы они узнали о Ленине из моей книги. Поэтому, среди прочего, она написана так, как написана, «неправильным» языком.

— Но всё-таки «рассказчик» ваш порой меня раздражает, а то и шокирует. Я уже говорил вам про употребление таких словечек, как «склочничество» или «шабаш», в определённом контексте — совсем неуместное, по-моему. Да подобного немало! И зачастую это — от тяги к эпатажу, который привлекает нынче молодёжь. Но всегда ли безмерно стоит за её вкусом следовать?

— Наверное, где-то получился перебор.

— Форма иногда роковым образом влияет на содержание. Приведу хотя бы один пример. Вы справедливо стали писать о повышенном интересе Ленина после Октября к разного рода самодеятельным изобретателям и умельцам. И вот, цитирую, «в Смольный, а затем и в Кремль устремились чудаки всех мастей». На многих страницах описываете всяческие варианты этих смешных, кажущихся нелепыми «чудаков», и Ленин вместе с ними тоже выглядит несколько смешным и странным. Но ведь в это же время, когда шла Гражданская война, Владимир Ильич постоянно встречается и беседует с крупнейшими учёными: Ферсманом, Вернадским, Курнаковым и другими. В это время, несмотря на тяжелейшее положение страны, создаются новые научно-исследовательские институты (более 50!), в том числе Радиевый институт, носящий ныне имя выдающегося учёного-радиохимика, Героя Социалистического Труда Виталия Григорьевича Хлопина. Так вот, обо всём этом у вас — ни слова!

— Абсолютно. Это, сто процентов, моя ошибка: эта ипостась Ленина — покровителя академической науки — мне казалась настолько очевидной, вроде как само собой разумеющееся, что я просто забыл внятно прописать её, погнавшись за курьёзами.

— Главная ошибка в этом и состоит: «вроде как». То есть мнимо. Когда-то было общеизвестным, а теперь… Просто вы увлеклись «чудачеством», поскольку это забавно, а значит, показалось более «читабельным», чем огромная и очень серьёзная тема создания советской науки. Вопрос: серьёзное и увлекательное совместимы или в принципе взаимоисключающи?

— Эта книга начинается как развлекательная, как «бойкое чтиво», но в конце концов даже самый доверчивый читатель понимает, что его обманули. В развлекательной книге про «Развитие капитализма в России» было бы две строчки, а про Второй съезд — пять. У меня — десятки страниц. Я посчитал, что пропускать эти важнейшие моменты означало бы профанировать биографию Ленина. Не знаю, получилось ли у меня совместить серьёзность и увлекательность, но я старался.

И ещё о Ленине сегодня и завтра

— Признаюсь, я огорчился, когда вы сказали мне о плане своей следующей работы и возможном её персонаже. Очень жаль, что отойдёте от ленинской темы, которая так нуждается сегодня в новом поколении способных и проникновенных авторов. Я-то думал, вы будете совершенствоваться и углубляться в этом направлении. Тем более что сами написали в заключение книги о тех, кто на её страницах, как и в жизни, сопутствовал Ленину: «…Сколько же их здесь, и какие это имена, какие это всё титаны, колоссы, великаны, про каждого — тома бы писать, забить ими серию «ЖЗЛ» на сто лет вперёд… Большой Взрыв Революции наполнил пространство поразительным количеством людей, которые, впервые в мировой истории, засияли так, что их видно на другом конце вселенной». И основополагающий среди них — феномен Ленина, самый колоссальный. Феномен планетарного света, ныне загоняемый не просто в тень, а куда-то во мрак, в непроглядную темень. Разве не так?

— Да, такое происходит. Но я же, если помните, написал, что это феномен, который в качестве громадного светящегося тела, проявляющего несанкционированную и непрогнозируемую активность, остаётся неиссякаемым источником беспокойства. В самом деле, достаточно включить телевизор, чтобы обнаружить: право сохранять или уничтожать памятники Ленину расценивается значительными массами людей как базовое для их политической суверенности и вообще жизнеспособности как социума. Да, люди по-прежнему готовы воевать друг с другом — из-за Ленина.

— За этим два полюса — прежде всего классовых. Фашисты, вторгшись на советскую землю, в первую очередь свергали в занятых городах и посёлках памятники Ленину. Декоммунизация по-гитлеровски. А теперь на Украине это повторилось. Хотя ещё раньше — у нас самих, что чётко определяет характер установившейся в 1991 году власти. И эта развёрнутая вовсю кампания по дискредитации Ленина, эти атаки на Мавзолей с намерением его ликвидации, это «переформатирование» музеев, свято хранивших память о нём… Вот вы объездили почти все ленинские места — в Европе и у нас. Какое впечатление, скажем, от Горок?

— Мне жаль, что Ленин там искусственно отодвинут в тень. Когда я был в Горках, экскурсовод с упоением рассказывала в основном о хозяйке поместья Зинаиде Морозовой, вышедшей вторым браком за московского градоначальника Рейнбота. Получается, теперь музей не столько ленинский, сколько помещичьего быта. Демонстрируют мейсенский и кузнецовский фарфор, роскошную мебель, которая при Ленине была в чехлах и ею не пользовались. «Жемчужина» коллекции — «Роллс-ройс», как будто Ленин был коллекционером автомобилей или гонщиком. То есть вещи, которые имели к Ленину опосредованное отношение, обретают статус центральных. Про Ленина есть что рассказать и без этого трюка, он заслуживает большего, чем другие «жильцы морозовской усадьбы».

— А нынешней зимой (наверное, с учётом начавшегося юбилейного года Октября) в музейном комплексе показали спектакль, посвящённый… расстрелу царской семьи. Хотя уже доказано, что не по распоряжению Ленина произошёл тот расстрел, но «кровавый тиран» был здесь, конечно, заклеймён. Версия мести за казнённого брата как решающем факторе ленинской революционной деятельности продолжает циркулировать и внедряться.

— Мне не кажется версия про месть как главный мотив деятельности Ленина точной. Не того калибра человек. Ясно, что казнь любимого брата и вообще его личность оставались в ленинском сознании, но сводить всё к мести? Как говорили красные в Гражданскую, объясняя врагам смысл своей борьбы: «Мы ничего не забыли, мы помним прошлое, но мы не мстим». Это хорошая формула для ответа на вопрос о «мести за брата».

— Цель нынешних «лениноедов» — в принижении великого человека! Вы фильм Сокурова «Телец», который, кстати, снимался тоже в Горках, видели?

— Я не считаю себя обязанным — как биограф — писать про этот фильм. Как человеку, он мне кажется циничным и даже кощунственным, мне было физически неприятно его смотреть. Почему разглядывать физические увечья астрофизика Стивена Хокинга — табу, а Ленина — нет?

— Ну да, он жалок в фильме и неприятно выглядит, но это и требуется автору, чтобы низвести величие с пьедестала.

— То, что происходило в Горках в 1923-м, — чудовищная драма, софокловская трагедия. «Телец» не имеет к Ленину никакого отношения, в нём нет Ленина.

— Для ненавистников Ленина и Октября никаких моральных ограничений не существует. Хочу вспомнить ещё «Ленин в Цюрихе» Солженицына.

— Да, Солженицын одержим ненавистью к Ленину. И он сумел заразить целые поколения этой ненавистью, убедить, что его образ Ленина — омерзительного хитрого дельца-политикана — соответствует действительности. Это химически чистый яд, и от этого яда нужен сильный антидот, и это вызов для ленинского биографа — «откачать» своего героя после атаки Солженицына, перебить его выдумку своей правдой. Это сложно, тут, повторяю, мало ссылок на документы, тут как раз и нужен вымышленный рассказчик, который только и может справиться с другим вымыслом.

— Я обратил внимание на промелькнувшую некоторое время назад информацию: снимается большой телесериал, в центре которого будут отношения Ленина и Парвуса. Значит, опять «немецкие деньги»! А учитывая, что в роли Ленина появится лауреат Солженицынской премии Евгений Миронов, догадываюсь: в основе — как раз сочинение Солженицына. Надо ведь и его 100-летие отмечать, значение которого уже раздуто больше Октябрьского юбилея. Так разве возможно на этом фоне, хоть в какой-то мере, провозглашённое «общественное примирение»?

— Нет, конечно. Но когда-нибудь, я уверен, общество наше обязательно должно договориться и о Ленине, и об Октябре. Не сейчас и, может быть, не через пять-десять лет, но — обязательно! История развивается циклами, и я верю, что настанет такой момент.

— Для этого общество и существующий строй должны измениться в корне. И от нас самих это зависит?

— Знаете, нельзя людей обманывать бесконечно. Представлять и фигуру Ленина, и весь ХХ век как некую бессмыслицу, не стоящую выеденного яйца и ломаного гроша. Ну десять, двадцать, пусть тридцать лет… Однако раньше или позднее придёт понимание, что капитализм вовсе не является чем-то конечным и совершенным. Как всегда в кризисных ситуациях, если грянет, не дай бог, большая война, люди начнут понимать, что к чему, гораздо быстрее.

— И то, что один процент хищников завладел у нас почти 80 процентами национального богатства, в конце концов осознается большинством как фантасмагорическая, чудовищная нелепость?..

— Я об этом и говорю. Осознается и величайшее значение того, что было совершено в октябре 1917-го. Не просто схватка двух групп людей в Зимнем дворце, а момент истины, сияющее торжество справедливости. Думаю, именно так будет праздноваться всенародно 7 ноября, а вовсе не выморочное и странное «нечто» 4-го. Французы десятилетия спустя признали свою революцию 1789 года, и празднуют теперь 14 июля. А у нас идея справедливости, неразрывно спаянная с глубинной народной мечтой и с Лениным, будет генерироваться постоянно.

И Горки, я уверен, останутся Ленинскими, а не Морозовскими, и Мавзолей никуда не денется. Ни при каких обстоятельствах Ленина не уберут с Красной площади.

— Такая убеждённость у вас?

— Да. Я уверен, что следующее поколение, которому Ленина не навязывали насильно и которое имеет иммунитет от перестроечной пропаганды, само заинтересуется Лениным, прочтёт его, поймёт — и договорится о Ленине, заключит «мирный договор» о Ленине. Ленин будет восприниматься как умнейший человек за всю русскую историю, они поймут, как фантастически нам повезло с Лениным, будут гордиться, что он — наш.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 07, 2017 10:15 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Погром памяти

Газета "Правда" №99 (30596) 8 сентября 2017 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Как советское сносят и что предлагают взамен

Оглушительные приступы натужного грохота, следующие один за другим, кажется, сотрясают всё здание, где разместилась наша редакция. Если ничего не знать и закрыть глаза, может даже представиться, что совсем рядом гремит настоящий бой. А если глаза раскрыть и опять глянуть в окно…

Страшная картина! Не бой, но в клубах взметающейся изо дня в день цементной пыли, застящей солнце, словно в дыму бомбёжки или артиллерийского обстрела, обречённо принимает смерть знаменитый полиграфический комплекс некогда всемирно известного комбината «Правда».

Конец большого пути?

Любая мученическая гибель потрясает. Недаром в эти дни на лестничных площадках всех этажей в доме, где мы находимся, останавливаются люди и подолгу, с каким-то заворожённым оцепенением, не могут оторвать взгляд от жуткого зрелища, которое к тому же трудно объяснить.

Впрочем, абсолютное большинство этих людей смотрят на происходящее как посторонние. Ведь они в числе множественных арендаторов появились в нашем редакционном здании сравнительно недавно, то есть с уничтожаемым типографским корпусом никак не связаны, его прошлое не только не волнует их, но и вряд ли им известно. Однако видно: что-то содрогается даже у них внутри от картины фатального разрушения…

А каково же нам?

Многие десятки лет газета «Правда» была неотделима от издательства «Правда». Журналисты всегда существовали в единстве с полиграфистами: написанное требовалось издавать. Вот и выход самого первого номера ленинской «Правды» ранним утром 22 апреля (а по новому стилю 5 мая) 1912 года первыми восторженно приветствовали те, кто запустил его в производство: рабочие-печатники.

А дальше у газеты будет большая жизнь, в основном общая для писавших и печатавших. Так что неудивительно одновременное строительство редакционного здания и производственного корпуса «Правды», развернувшееся в начале 1930-х годов на месте заболоченного пустыря Ямской Слободы в Москве.

Участники той эпопеи вспоминали, что это была истинно ударная стройка. И в 1934-м первая очередь новейшего полиграфического предприятия, оборудованного с ориентировкой на самую совершенную технику и технологию, начала производство.

Его уровень тогда восхищал специалистов. Но вряд ли кто из них мог представить, какими темпами всё это будет и далее постоянно совершенствоваться, каких поразительных масштабов достигнет.

Вот показатели 1980-х годов, когда, после завершения строительства нового газетного комплекса, издательство «Правда» окончательно утвердило свои позиции признанного лидера отрасли. Огромное производство, размещённое в трёх корпусах и работавшее в трёхсменном режиме, выпускало за сутки 9,5 миллиона экземпляров газет, 3 миллиона экземпляров журналов и 50 тысяч экземпляров книг!

Время испытывает на излом

Конечно, и в том гигантском корпусе, необыкновенное помещение которого поднебесной высоты мысленно называл я храмом печати и который варварски крушат сейчас за моим редакционным окном, печаталась далеко не одна «Правда». Пожалуй, большинство самых известных и популярных в стране всесоюзных газет и журналов выходило отсюда, плюс книги, количество которых всё больше росло. Но по имени газеты, созданной В.И. Лениным, ставшее полиграфической его базой издательство тоже получило название «Правда». И это, надо сказать, отозвалось в его судьбе.

Стали бы фашисты при начавшихся летом 1941-го авианалётах на Москву так особенно пристально выискивать этот объект, будь он просто каким-то обычным, рядовым из многих? А выискивали потому, что издательство «Правда» и одноимённая редакция вместе числились у гитлеровцев среди первоочередных, которые подлежали скорейшему уничтожению.

Именно поэтому и стремились их самолёты через все заслоны прорваться сюда, чтобы сбросить бомбы на корпуса по общему редакционно-издательскому адресу: улица «Правды», 24. Повторялось это чуть ли не каждую ночь, и регулярно правдисты из редакции и типографии несли бдительную вахту на крышах своих зданий.

Не получилось тогда у врагов реализовать замышленное. Но, глядя сегодня, как под ударами мощных стенобитных орудий рушится родной для меня корпус, и слушая этот ужасающий грохот обвала, я думаю: а ведь мечта тех налётчиков 1941-го сбывается.

Начала сбываться ровно полвека спустя — в 1991-м. Августовское предательство Горбачёва вместе с другими последовавшими за ним горестными известиями принесло и такую новость: издательства «Правда» больше нет — есть «Пресса»…

Надо напомнить, что газета «Правда» в те же дни ельцинским указом была закрыта. Потом она закрывалась ещё не раз, и план окончательного её уничтожения буквально витал в воздухе несколько лет подряд, обретая самые разные вариации.

Бывшее наше издательство тем временем переживало свои суровые испытания и трудности. Резко упали тиражи центральных газет, в десятки раз сократились заказы на журналы и книги. Был закрыт корпус глубокой печати, пришлось значительно свернуть газетное и полностью книжное производство. Предприятие потеряло тысячи высококвалифицированных рабочих и специалистов. Шли неоднократные реорганизации с разделениями и сменой названий, что по-разному (отнюдь не только к улучшению) сказывалось на делах и жизненном положении оставшихся работников.

Как принято ныне говорить, руководство вынуждено было искать для коллектива «свою нишу». Что-то срывалось и не получалось, а что-то всё-таки относительно удалось. Относительно — это, разумеется, с учётом совсем иных условий, в которых оказалась всемирно знаменитая советская типография, выделившаяся с 2001 года, понеся неизбежные потери, в Объединённый издательский дом «Медиа-Пресса».

Удачей здесь считают начавшуюся в 2006-м интеграцию с новым полиграфическим комплексом «Экстра М», незадолго до этого построенным в подмосковном Красногорске. Туда со столичной улицы «Правды» постепенно стали переводиться и портфель заказов, и перспективное оборудование, и люди. Замечу: наша газета тоже вынуждена была сменить на Подмосковье родное место тиражирования, где традиционно, наряду со множеством других изданий, мы печатались десятилетия подряд.

Что есть ныне

Ну и что же тут сейчас, на святом для поколений журналистов и полиграфистов месте?

Читайте начало этих моих заметок, смотрите фото внизу.

Понимаю, ответ мне на все страдания может быть самый простой и, на первый взгляд, убедительный: всё течёт, всё изменяется. Не поспоришь, казалось бы.

Однако не уйти и от другого вопроса, который с каждодневной настойчивостью ставит и ставит перед нами происходящая вокруг жизнь: а куда нынче всё у нас течёт и к лучшему ли изменяется? Не следует ли сами эти изменения в чём-то кардинально изменить?

Вот недавно с обострённой тревогой высказался об этом в «Правде» фронтовик Великой Отечественной, участник Сталинградской битвы Игорь Григорьевич Гребцов (статья «Уничтожают нашу славу, советскую гордость» в номере от 22—23 августа с.г.). Поводом стало окончательное уничтожение легендарного Сталинградского тракторного завода в нынешнем Волгограде. Один из первенцев первой сталинской пятилетки, он не только с 1930 года постоянно направлял в колхозы и совхозы страны тысячи необходимых селу машин, но, как и другие его собратья по отрасли, в преддверии неизбежной войны сориентировался также на производство и ремонт танков.

Почему с такой болью написал о ликвидации Сталинградского тракторного боец Сталинграда? А потому, что своими глазами видел подвиг этого завода-героя в горячие дни и ночи самого великого сражения Второй мировой войны. И что же — теперь ничего, ровным счётом ничего не останется от памяти этого действительно легендарного предприятия и тех несгибаемых советских людей, которые создавали его, трудились и сражались в его цехах, превращённых во время обороны города-героя в неодолимую для врагов крепость?

На историческом месте, где сносят сейчас остатки нашей былой советской славы и всесоюзной гордости, появится… торговый центр.

Я поставил многоточие перед обозначением того, что сменит знаменитый, четырежды орденоносный СТ3. Поставил, дабы вызвать у кого-то эффект неожиданности. Хотя какая уж тут неожиданность, когда читатели наши едва ли не повсюду, где они живут, видят нечто подобное. Всё на продажу! Строения производственные сплошь и рядом заменены или заменяются торговыми.

Бывают, надо признать, и другие варианты. Но объединяет их одно: поиск возможностей извлечения максимальной выгоды. И выгоды, как правило, не для страны, не для большинства народа, а для новоявленных собственников. В соответствии с хищническими законами капитализма, коварно вломившегося к нам и лихо правящего теперь свой бал.

О, это сладкое слово — собственник! Я довольно быстро натолкнулся на него, когда начал разбираться, что же всё-таки будет на месте уничтожаемого издательского корпуса «Правды» и в целом на одноимённой улице, которая давно уже объявлена подлежащей радикальной перестройке.

А ведь сколько дорогого сердцу на этой, может быть, самой советской улице Москвы! Начать с того, что уцелело-таки после подозрительного пожара в 2006-м сильно пострадавшее, конечно, старое здание нашей редакции, где находилась она с 1934 года до 1981-го. Памятник конструктивизма по проекту талантливого архитектора П. Голосова! А напротив — Дом культуры «Правды», тоже памятник истории и архитектуры.

Что с ними сейчас? Первое здание после пожара опечатано и уже более десяти лет в пароксизмах разноречивых слухов ждёт своей участи. Да и второе в основном пустует. Говорят, время от времени снимает здесь свои кулинарные телепередачи Юлия Высоцкая, актриса, телеведущая и жена кинорежиссёра Андрея Кончаловского. Остальное опять-таки на уровне «говорят» и в пределах чего-то сугубо эпизодического. Между тем некогда красивейший советский дворец на глазах ветшает: уже с трудом нынче можно его узнать...

И чему же быть завтра?

Начав свой поиск информации о будущем зданий «Правды», нахожу в интернете сообщение Агентства городских новостей на эту тему. Читаю: «Комплекс состоит из редакционной части и производственного блока типографии. По предварительной информации, помещения типографского блока планировалось превратить в выставочные залы, а комнаты и кабинеты редакции отремонтировать и сохранить».

Выставочные залы... Да это же прекрасно! Здание-то, можно сказать, почти новое. Соответственно приспособить его внутри — и, пожалуйста, принимайте посетителей...

Однако увы: за окном моим гибнет в грохоте и пыли то, что вполне могло бы стать выставочным или концертным залом, могло служить людям и в каком-то другом качестве, сменив своё прежнее назначение.

Нет, интересы частной выгоды повелевают иное. Они продиктовали: снести. «Преступление!» — отозвался об этом председатель совета ветеранов издательства, сам бывший печатник Виктор Михайлович Савицкий.

И вот я читаю уже о «многофункциональном комплексе» (МФК), который «появится на улице Правды, на месте печатного завода с таким же названием». Занимается этим, как сказано в информации, группа компаний «ПСН» (расшифрую: «Промсвязьнедвижимость»), архитектурную концепцию разработало архбюро из Голландии.

Во как! Но приложенная к информации картинка проекта производит угнетающее впечатление: здания высотой в 21 этаж буквально подавляют всё вокруг (наибольшая высота на нашей улице сейчас — 12 этажей).

И в чём же обещанная «многофункциональность»? Из почти 200 тысяч квадратных метров высотных зданий 96 тысяч предназначены для офисов, а 92,5 тысячи — для жилых апартаментов. Обещают: «Из окон верхних этажей будет открываться хороший вид на окрестности». И тут же самое сладкое: «Средняя цена за «квадрат» на сегодня составляет 240000 рублей».

Сомнительная вырисовывается «культура»

Здесь всё ясно, не так ли? То есть вы должны понять, ради чего крушится уникальное здание недавней советской постройки. Наверняка сразу вспомните уродливые сооружения-«столбы», нелепо торчащие теперь в самых разных местах нашей столицы под экзотическими названиями типа «Сити» и тому подобное. О кошмарных этих новшествах, делающих Москву совсем уже не Москвой, писано-переписано и сказано-пересказано...

И что? Добрались наконец до улицы «Правды»?

Меня по-хорошему удивило и обрадовало, что судьба моей родной улицы, в полном смысле исторической, взволновала вдруг коллег из «Российской газеты», расположившейся в 1990-м по соседству с нами. Их, как я понял, тоже потрясла апокалиптическая картина разрушения типографского корпуса, который несколько лет был общим местом нашего печатания.

Как и мы, задались они вопросом: а что же будет завтра с другими зданиями вокруг? И в рассуждениях об этом появился у них даже специальный сайт: «Вторая жизнь «Правды».

Ко мне, как к ветерану-правдисту, пришёл брать интервью для этого сайта молодой журналист. Услышав название, спрашиваю, что имеется в виду под именем «Правды». Оказывается, весь квартал, где находятся и наши, и некоторые другие редакции.

Артёма (так зовут коллегу) интересует, что и как было здесь раньше. В этом самом типографском корпусе, где вместе с друзьями-печатниками прошло бесчисленное множество моих дежурств, и в прежнем нашем редакционном здании, стоящем ныне безмолвным укором всем ответственным за странный пожар и многолетнюю заброшенность.

Наверное, это называется ностальгией, когда я рассказываю собеседнику из совсем другого поколения, с какими людьми посчастливилось встречаться в некогда главной газете страны. Как читал правдистам свой новый рассказ «Судьба человека» и главы из второй книги «Поднятой целины» Михаил Шолохов, сам (официально!) спецкор «Правды» с 1932 года. Как сидел я на партсобраниях рядом с Константином Симоновым и Борисом Полевым, которые были членами нашей парторганизации, а постоянными авторами стали ещё с Великой Отечественной. Здесь, в кабинете тогдашнего главного редактора Петра Николаевича Поспелова, принималось, например, на пороге 1942 года решение о публикации в «Правде» знаменитого симоновского стихотворения «Жди меня», ставшего на фронтах прямо-таки солдатской молитвой.

Да много, очень и очень много чего воистину судьбоносного происходило в тех стенах начиная с далёких 1930-х! Ведь вместе с «Правдой», напомню, размещались там тогда (в тесноте, да не в обиде) и «Комсомольская правда», и «Огонёк», и другие журналистские коллективы. Неужели это здание через какое-то время тоже начнут крушить?!

— Самое место создать там Музей печати, — говорит Артём. — И вообще, сохранить надо весь микрорайон. Есть же идея — Центр городской культуры «Правда». В Доме культуры, скажем, наладить показ документальных фильмов — они молодёжью сегодня востребованы...

Про идею Центра городской культуры, да ещё с таким вызывающим названием, конечно, я читал. Даже, оказывается, конкурс в связи с этим уже провели — «на создание проекта реконструкции здания газеты «Правда». Имеется в виду то самое, прежнее, горевшее.

Что скажешь? Без сомнения: это историческое здание, как и Дом культуры напротив, являющиеся памятниками архитектуры, абсолютно необходимо восстанавливать. Вопрос только — КАК? Дело в том, что на выложенных в интернете картинках победившего проекта (да и на других — тоже) от былого, реального здания «Правды» после «реконструкции» фактически ничего не остаётся! Кроме названия. А оно, я думаю, для властей предержащих — под большим сомнением. Хорошо бы, конечно, чтобы осталось, очень даже хорошо. Но — жжёт ведь кое-кого...

Говоря без обиняков, настоящий Центр культуры «Правда» многие годы реально здесь был. Достаточно сказать, что рядом с нами активно действовали три Дома культуры — имени Чкалова, «Красная звезда» и «Правда». После 1991-го в двух из них возникли казино, а третий превратился в ничто. И до сих пор в былом качестве ни одного из них нет. Как нет и четырёх детских садов, больницы и поликлиники для рабочих, профилактория для них же... Вот вам и культура.

А в окр`уге? Уничтожен не только прославленный 2-й Московский часовой завод. Снесён и стадион Юных пионеров, представлявший по архитектуре прекрасный образец «сталинского ампира». Отсюда начинали свой путь многие будущие наши мировые и олимпийские чемпионы. А напротив, через Ленинградский проспект, уничтожен корпус стадиона «Динамо» с бассейном и тренировочными залами, где тоже выросло множество прославленных наших спортсменов. На этих местах — описанные выше нелепые, отвратительные, но доходные для кого-то сооружения. И не поймёшь с ходу, как совместить это с приоритетным вроде бы сегодня курсом на развитие спорта.

Хотя что там: деньги нынче правят всем.

А к будущему улицы «Правды», которое действительно вызывает тревогу, мы наверняка ещё обратимся, продолжив наш разговор.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 07, 2017 10:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
В защиту советской эпохи

Газета "Правда" №99 (30596) 8 сентября 2017 года
1 полоса
Автор: Людмила АНДРЕЕВА. Заслуженный работник текстильной и лёгкой промышленности РСФСР. г. Рязань.

Недавно московское издательство «Алгоритм» выпустило новое издание книги Виктора Кожемяко «Деза. Четвёртая власть против СССР». А на днях наша редакция получила письмо, посвящённое этой работе журналиста-правдиста. Публикуем его с небольшими сокращениями.

Я ПОСТОЯННАЯ читательница «Правды». И в год её 100-летия решила сделать себе подарок: купила книгу Виктора Кожемяко «Деза. Четвёртая власть против СССР». С тех пор она, можно сказать, накрепко вошла в мою жизнь. Я не только взахлёб прочла её тогда, пять лет назад, но и обращаюсь к ней всё последующее время.

Почему же? В чём суть? Ведь книга «Деза» — это не художественный роман, увлекающий затейливым сюжетом. Однако истина нашей истории, которую я нахожу здесь, оказывается, может увлекать не меньше.

Моё поколение — это «дети войны», познавшие все её ужасы. Мы всю свою деятельную жизнь упорным трудом восстанавливали, развивали и возвеличивали наше социалистическое Отечество. Вот и я была активной созидательной личностью в сфере производства, потому очень болезненно пережила то, что произошло с нашей страной на рубеже 1980-х — 1990-х годов.

Произошла не просто драма, а самая настоящая трагедия, до сего времени требующая ответов на многие вопросы. Так вот «Деза» — это политическое исследование нашей трагедии, которая остаётся, я думаю, в сознании большинства моих соотечественников и современников. Именно поэтому книга до глубины души взволновала меня и не отпускает моё внимание.

Да, это была наша эпоха, наша судьба, наша отвага и наша боль! Героическая эпоха утверждения справедливости недаром вызвала такое яростное противодействие врагов как за рубежами Советского Союза, так и внутри него.

Им удалось сокрушить великую страну. Однако и после этого, уже более четверти века, так называемые демократические СМИ («четвёртая власть»!) продолжают непрерывные удары по СССР. Их удары болезненно лживы, унизительно несправедливы, они разрушающе действуют на души людей. И автор книги «Деза», которым движет обострённое чувство правды, умело разоблачает всяческие подтасовки и фальсификации.

Правда не каждому видна. Особенно сейчас, когда её порочат и теснят со всех сторон. Книга, о которой я пишу, помогает многое понять. Содержание её надо впитывать, как воздух, чтобы не только гордиться нашим советским прошлым, но и крепить уверенность в будущем, которое, конечно же, за справедливостью.

Очень рада, что в преддверии 100-летия Великого Октября вышло второе издание этой книги. Особая актуальность её сегодня сомнению не подлежит. Хотя бы потому, что те же силы, которые уничтожили Советский Союз, теперь ставят своей задачей и уничтожение России.

Скажу «высоким стилем» в заключение так: книга журналиста «Правды» — это борьба ради жизни на земле.

С автором книги желающие могут встретиться и побеседовать на книжной выставке-ярмарке в субботу, 9 сентября, возле стенда издательства «Алгоритм» — с 12 до 13 часов.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 14, 2017 10:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Возвысить человека, а не принижать его

Газета "Правда" №102 (30599) 15—18 сентября 2017 года
3 полоса

Автор: Владимир БОРТКО.

Народный артист России и Украины, кинорежиссёр Владимир БОРТКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО
Интеллигенция и революция — не простая тема. Такой была она столетие назад, такова и сегодня. Слишком много проявилось в этой среде за последние десятилетия самого настоящего идейного предательства, порождённого либо скрывавшимся до поры двоедушием, либо поверхностной неустойчивостью взглядов, а зачастую и обыкновенным приспособленчеством. Во всяком случае, образ популярного театрального режиссёра, показательно сжигающего перед телекамерой свой партбилет члена КПСС, остаётся одним из наиболее броских символов буржуазного слома советского, социалистического жизнеустройства в нашей стране.
Сегодняшний мой собеседник — тоже режиссёр, и его без натяжек можно назвать выдающимся мастером отечественного кино. Однако при этом он член КПРФ, продолжившей в крайне трудных условиях дело Компартии Советского Союза, и уже второй срок член фракции коммунистов в Государственной думе. Однажды, в начале его депутатской деятельности, я беседовал с Владимиром Владимировичем Бортко, и текст того нашего разговора был опубликован в «Правде». А теперь повод для встречи с ним особый — приближающийся юбилей Великой Октябрьской социалистической революции.
Многое идёт от самых корней
— Задам вопрос, который обращаю почти ко всем приглашённым для этой рубрики в связи с вековой годовщиной Октября. Можете ли вы сказать о нём, как в своё время Маяковский: «Моя революция»?
— Безусловно. И вот почему. Мы все — дети своих родителей, а от них, согласитесь, как от корней, идёт очень многое. С коренного и начну.
Мамы моей сейчас уже нет, ушла недавно, однако дожила, к счастью, до 95 лет. И, к счастью же, мы с ней немало разговаривали. Замечу: у неё была, чем, по-моему, можно гордиться, медаль «За оборону Сталинграда»…
— То есть она была на войне?
— Да, медсестрой. В танковых войсках.
— Под Сталинградом?
— Сначала на Сталинградском фронте, а потом на Волховском, куда их часть отправили на переформирование. Так сказать, в тихое место. Но вот там вражеская мина её и настигла.
— Тяжёлое ранение?
— Да она, откровенно говоря, по всей ситуации была просто обречена. А каким образом и благодаря кому осталась в живых, это интересная история.
— Так расскажите!
— В этом месте воевали они на американских «Шерманах». Танки на бензине. Когда пошли в атаку и начался обстрел их в упор, одна за другой машины вспыхивали. И образовался целый ряд пылающих костров.
Дальше передам так, как мама рассказывала: «Вылезаю из окопа, ползу, а немцы уже накрыли этот участок минами. Бах-бах-бах!.. Вдруг чувствую, что с ногой у меня плохо и я вся в крови. Встать не могу, ничего сделать не могу, даже пошевелиться — истекаю кровью. А это передовая. Лежу между немцами и нашими, лежу и умираю. Вдруг (опять вдруг!) вижу: с нашей стороны двинулся танк и направляется он… ко мне. Остановился возле, прикрыв меня бортом, а вылезший оттуда танкист — прямо перед немцами! — подхватывает и тащит меня к себе в машину…»
— Такой эпизод свидетельствует про наших советских бойцов, по-моему, весьма красноречиво. Не на словах, а на деле: «Сам погибай, а товарища выручай».
— Я тоже так думаю. Но не менее красноречивыми в своём роде стали для меня и некоторые другие материнские рассказы. Иногда какой-то штрих, мелькнувший в разговоре вроде бы между прочим, а через него так зримо увидится время.
Вот, например, однажды (уж не помню даже, о чём мы с ней говорили) она вспоминает: «Это когда я была в девятом классе и мы ставили «Ромео и Джульетту»…»
Что-о? Где, когда?! А жила она в Б. Александровке — Большой, значит. Деревня в Херсонской области. Вычисляю. Родилась в 1921-м. Девятый класс — это, наверное, семь плюс девять: 16 лет. Если же восемь лет плюс девять, то 17. Выходит, 1936-й или 1937-й. Представьте себе, Большая Александровка на Херсонщине, сельская школа — и «Ромео и Джульетта»! Интересно, замечу, что в этой Б. Александровке теперь…
— Да, выразительный факт, действительно о многом говорящий.
— Это моя мама. Вот почему «Моя революция». Кто бы я был и где бы? Но стала и она актрисой, осуществив свою заветную мечту, а потом и моя мечта тоже сбылась. Благодаря Октябрьской революции! Это есть абсолютная истина.
— Значит, после войны ваша мать стала актрисой…
— Да. Она ведь ушла на фронт с первого курса Киевского театрального института имени Карпенко-Карого, который и я впоследствии окончил. Ушла воевать добровольцем. Как и отец, родившийся в Курске. Он был ранен на том же Сталинградском фронте и остался без ноги. А встретились они затем уже в московском ГИТИСе, где мама была на актёрском факультете, а папа — на режиссёрском. И поженились. И в 1946-м родился я…
— Всё это очень интересно. Однако невольно выделяю одно обстоятельство: и отец, и мать ваши, будучи студентами, идут на фронт добровольно. Известно, что это было тогда массовое явление — очереди в военкоматы и райкомы комсомола сразу же после начала войны. Такие герои наши, как Зоя Космодемьянская, Вера Волошина и многие другие, были именно добровольцами. О чём это говорит? Шли убеждённо защищать не просто Родину, а Советскую Родину, которая, при всех пережитых тяжелейших испытаниях и трудностях, сумела доказать, особенно молодым, каковы её реальные цели, задачи и перспективы.
— Несомненно. Главное — человек труда! Люди (большинство, наверное) успели и сумели это понять, осознать и всем существом своим в это поверить. Отсюда убеждённость.
Сталин, репрессии, необходимость правды
— Однако нынче, говоря о сталинском времени, чуть ли не всё сводят к репрессиям. А вы мечтаете снять про Сталина фильм. Ваших предков репрессии не коснулись?
— Коснулись. Дед по отцовской линии был в Курске вторым секретарём Центрально-Чернозёмного обкома партии, так вот его расстреляли.
— Страница нашей истории, до сих пор требующая более глубокого анализа.
— С дедом я постарался разобраться. И когда изучал дело в архиве КГБ, то понял: не Сталин его расстрелял, а собственный заместитель. Написал цыдулю, донос. Чтобы место себе освободить. И освободили…
Но я много занимался темой репрессий и тогда, когда писал сценарий о Сталине. Мой вывод твёрдый: инициатором той кампании был не он. Суть следующая. После того, как была разработана и принята новая Конституция, названная Сталинской (суперпрогрессивная по всем параметрам!), Иосиф Виссарионович хотел провести выборы на альтернативной основе. То есть партия выдвигает на одно место нескольких кандидатов, а народ выбирает.
Однако для утверждения такой системы надо было пройти две инстанции — Политбюро и ЦК. С Политбюро получалось проще, потому что там сталинские предложения, как правило, проходили уже без особого противоборства. А вот с ЦК — совсем другое. В его составе больше 200 человек, и самое основное — многих такое предложение не просто не устраивало, но даже напугало.
— Ну да, реальная боязнь потерять свою должность…
— В том-то и дело! Старые большевики, двухклассное образование, новые задачи и сложные отношения на местах… Так вот Сталину — встречное предложение от этих кадров. У нас же, дескать, недобитая троцкистская и прочая оппозиция, поэтому давайте сперва партию почистим, а потом уж будем выбирать.
Объективно говоря, необходимость чистки действительно была. Но когда, что называется, процесс пошёл, то люди начали писать друг на друга доносы, жертвой чего, в частности, стал и мой дедушка.
Мне дедушку жаль, я оплакиваю его. Однако, если взвешивать на весах истории, то всё становится не столь однозначным. Особенно в преддверии чудовищной войны, которая (Сталин-то знал это лучше всех!) была неотвратима.
— И в связи с этим опасность «пятой колонны» за спиной?
— Разумеется! Иначе, пожалуй, не было бы ни нашей Победы, ни той великой Советской страны, которую мы с вами имели.
Бесспорно, были перегибы и несправедливости, пострадали невинные. Только ни в коем случае всех репрессированных в то время невинными считать нельзя. И, учитывая невероятно сложный путь, который вынуждена была пройти в те годы наша страна, признать Сталина просто «кровавым маньяком»… Да свинство это, по меньшей мере!
— Но кипит у некоторых, вовсю кипит ненависть к Сталину, а вместе с ним и ко всей советской эпохе. Затмевает эта ненависть белый свет, не позволяя нормально видеть и по достоинству оценивать буквально ничего. Послушать какую-нибудь Альбац на радио «Эхо Москвы», так она готова растерзать всех, кто хоть в чём-то положительно оценивает сталинскую деятельность, а тем более признавших недавно Сталина самой выдающейся личностью нашей истории. Свою ненависть эти Альбац и Сванидзе изо всех сил пытаются навязать народу в целом, да не очень, как мы видим, получается…
— По-моему, и не получится. У народа есть своё чутьё на правду и неправду.
— Ему и знание исторической правды необходимо более глубокое. Как обстоят ваши дела с фильмом о Сталине?
— Да никак. Всё остановлено.
— Неужели не дадут возможности снять?
— Боюсь, в ближайшее время едва ли. Говорят, произведёт нежелательное брожение в умах. Вот если бы я хотел показать не подлинного Сталина, а «кровавого маньяка» — это пожалуйста.
Но я хочу именно подлинного. Кто был Верховным Главнокомандующим во время Великой Отечественной? Кто руководил страной и народом в самые трудные для них годы? Кто внёс величайший вклад в достижение нашей Победы? Сравните с другим Верховным — с Николаем II. Стоило ему предъявить какую-то бумагу с текстом об отречении, как он тут же её подписал и покинул войска. Вместо того чтобы немедленно арестовать этого генерала Алексеева и других как государственных изменников. Можете вы представить, чтобы Сталин поступил так же, как царь Николай, думая о семье и забыв о вверенном ему государстве?
— Нет, не могу.
— Вот и я не могу.
— А между тем даже в День Победы никогда не упоминается имя Верховного Главнокомандующего. И ленинский Мавзолей по-прежнему загораживают нелепым щитом. Но это же главный символ Победы, к подножию которого были брошены на историческом параде 1945-го поверженные вражеские знамёна!
— И в 1941-м перед Мавзолеем прошёл другой исторический парад… Про эту маскировку отвратительную я уже не раз говорил. Безобразие, кощунство!
Впервые в истории наша революция выдвинула на первый план человека труда
— Вернёмся, Владимир Владимирович, к теме Октябрьской революции. Ведь вы, как и я, прожили б`ольшую часть жизни в Советском Союзе, который стал в полном смысле детищем Великого Октября. При всех несовершенствах, проблемах и ошибках, что видится вам из нынешнего дня самым значимым в стране социализма?
— Нам сейчас вдалбливают, будто революция у нас в 1917 году была единая. Но это же не так! Происшедшее сначала, в феврале, было обычной буржуазной революцией, не сулившей народу коренных перемен к лучшему. Несмотря на красивые лозунги типа «Свобода, равенство, братство!».
Но вот вторая революция стала совсем другой. Всё для человека и во имя него! Для человека труда. Впервые за тысячи лет истории привычный обычай жизни «Человек человеку — волк» был изменён, и основной задачей нового общества стало воспитание человека, духовное возвышение, а не принижение его.
Ведь то, что я сказал про маму и про других крестьянских детей, ставивших в сельской школе Шекспира, было следствием этого. И самым большим достижением Советской власти, если вдуматься, были даже не Днепрогэс, не ракеты и не спутник, при всём колоссальном их значении, конечно. А самое главное — культура, воспитание людей, и это, я должен сказать, удалось не менее чем на 154 с половиной процента.
Достаточно вспомнить метро советского времени и что люди там читали. Толстые журналы, классику, серьёзную литературу. А сегодня?
— Теперь уже самой читающей страной мы не можем считаться, это факт.
— Так что, повторюсь, самое великое советское завоевание — это культурное завоевание. Наша революция поставила задачу: сделать человека духовно богаче, выше, лучше! Что и было сделано.
Конечно, материальная сторона в чём-то страдала, и это объяснимо. Во-первых, мы были во вражеском кольце. А во-вторых, основной своей заботой государство считало защитить людей, сохранить и воспитать.
— Достигнутое Советской властью за столь короткое по историческим меркам время стоило бы сегодня детальнейшим образом изучать.
— Согласен. Хотя многое абсолютно очевидно. Скажем, впервые за тысячелетнюю историю России у нас фактически не было коррупции. А если и была, то в масштабах, не влияющих на существование государства. Спрашивается, почему? Да потому, что правящая верхушка не имела почти ничего своего. Даже блюдечки на даче были казёнными. А замечено в мировой истории: когда начальники не воруют, тогда и внизу это прекращается.
— Единство общества, о котором сейчас без конца говорят «сверху», тогда было естественным, потому что не существовало такой колоссальной пропасти: богатые — бедные. Ныне истинное единство недостижимо.
— Разве можно было представить в советское время, чтобы всего 1 процент населения страны владел прочти 80 процентами общественного богатства? Да какое может быть единство между этими грабителями и ограбленными, сколько ни призывай…
Отсюда при нынешнем капитализме и более чем скромные экономические «успехи». Тогда, в начале 1930-х годов, Сталин сказал о необходимости за десять лет пробежать расстояние, на которое другим странам требовалось 50-летие или 100-летие, — и пробежали. Сегодня просто невообразимо такое.
— Да и может ли сегодня быть там, «наверху», подобное стремление?
— Ой, сомневаюсь! Чем больше наблюдаю за действиями, например, экономического блока теперешнего правительства, тем твёрже убеждаюсь: это какие-то «засланные казачки», которые стараются отнюдь не в интересах собственной страны.
— Судя по всему, далеко не у вас одного подобное впечатление.
— А знаете, какова одна из важнейших причин? В древней книге — Писании — сказано: «Не собирайте себе здесь — собирайте там (имея в виду Царствие небесное), ибо где богатство, там и сердце». Но где у них богатство? Как принято нынче говорить, «за бугром». Стало быть, и сердце их тоже туда устремлено.
Когда деньги становятся главным смыслом и основным мерилом всего
— Вот здесь, в думском кабинете, вижу у вас, Владимир Владимирович, вместе с портретом Сталина и портрет Сергея Эйзенштейна. Когда-то, помню, на мой вопрос, кто же ваш самый любимый кинорежиссёр, вы ответили: Эйзенштейн. Ну а при этом имени сразу видится «Броненосец «Потёмкин», до сих пор по мировому признанию входящий в десятку лучших фильмов всех времён, вспоминается «Октябрь», где на экране в художественной ленте впервые появился Ленин. В общем, с темой революции вошёл в кино этот великий художник.
— Не только он. Целая когорта очень талантливых молодых людей буквально ворвалась после Октября в начинающееся советское искусство. Если про кино говорить, это и Всеволод Пудовкин, и Дзига Вертов, и многие другие, которых долго можно перечислять. И они совершили огромный прорыв в этом нашем виде искусства, резко двинули его вперёд.
Но стоит заметить: была тут, кроме роли одарённых личностей, также роль государства. Оно вдохновило художников новыми плодотворными идеями и определило тот самый курс на возвышение человека, о котором мы уже говорили.
— Благодаря этому была создана великая советская культура, непреходящая уникальная ценность которой со временем становится всё очевиднее.
— Конечно. Начинается же с того, какие цели и задачи ставит перед собой государство.
— И нынешнее падение культуры в нашей стране, в том числе родного для вас искусства кино, вы связываете именно с этим?
— В первую очередь. Там — духовный рост человека, а здесь — прибыль. Это же абсолютно разное!
Я уже приводил когда-то пример, элементарно объясняющий засилье низкопробных сериалов, заполонивших в последние десятилетия наш телеэкран. Напомню: одна (!) минута рекламы в прайм-тайм, то есть в лучшее время при этом показе, стоит 50 тысяч долларов! Таких минут на один час приходится десять. Значит, уже 500 тысяч долларов: полмиллиона. А стоимость того, что показывают, — 200 тысяч. Выходит, за час — 300 тысяч долларов прибыли!
Вы помните мысль из «Капитала» Маркса, что нет такого преступления, на которое не пошёл бы капиталист, видя перед собой возможность 300 процентов прибыли? Так я привожу вам наглядную иллюстрацию этого. Потому что против искусства и всех нас учиняется настоящее преступление. Происходит (на глазах!) убийство подлинного искусства. Ну какое «на фиг», как они говорят, искусство, если тут «светят» такие деньжищи. Ведь эти сериалы крутят изо дня в день, с утра до поздней ночи. Вы представляете, сколько капитала из них извлекается?
А искусство… Да чем дешевле оно, тем лучше. Вот и получаем «дешёвку» во всех смыслах. Самое горькое, что люди привыкают к такой «дешёвке», принимая её за искусство.
— Картина безрадостная. Если сравнивать советское искусство и культуру в целом с тем, что мы имеем сегодня, — разительный контраст. Был великий советский театр, была великая советская песня. А что сегодня поют по радио и телевидению? Или пошлость, если не откровенную похабщину, или сплошь на английском, будто мы и не в России вовсе…
— Вспомните, какая основательная работа шла в советское время над той же песней. Занимались этим талантливые профессиональные композиторы, истинные поэты. Да ещё и редактор подключался — как правило, не впустую. Были, конечно, неудачи, не без этого, но существовала высокая планка, на которую шло равнение как на ориентир. Сегодня же все достойные ориентиры сбиты! Музыкальных радиостанций полным полно, а звучит там такое, что надо уши затыкать.
— Вы как кинорежиссёр начинали в советское время. Что из школы тех лет особенно выделяете?
— Я вам скажу о том, что выделил, причём с невероятно искренним восхищением, американский режиссёр, с которым я познакомился где-то около 1990 года. К нам на «Ленфильм» приехала тогда целая делегация из Голливуда, и вот одного из этой делегации я позвал к себе домой.
Впрочем, жил я в отдалённом Купчино, квартирка была тесная, и в смысле обстановки хвастать было тоже особо нечем. Но на студии у нас завязался интересный профессиональный разговор, который хотелось продолжить. Так, знаете, чем он был поражён больше всего в моём рассказе? Что после окончания института я, начинающий режиссёр, получил право и деньги на самостоятельный дебют, то есть на съёмку фильма.
Не у всех как следует получалось, прямо надо сказать. Но государство шло на такой риск, и это свидетельствует о многом. Таланты всячески поддерживались, им давалась возможность по максимуму проявить себя. И вот, услышав об этом, американский мой коллега заявил, что отдал бы все свои нынешние богатства за такую возможность в начале творческого пути.
— Сегодня изумляешься, когда думаешь о многоцветье и яркости имён в советской кинорежиссуре, создавших такое бесценное наследие. В самых разных жанрах и стилях…
— Да, ведь многое смотрится и сейчас.
— И будет смотреться!
— А профессия, замечу, трудная, сложная. Требования предъявляет серьёзные.
— Удивляюсь, как вам, отметившему 70-летие, да ещё при втором сроке работы в Думе, удаётся не порывать с кино. Недавно вышел ваш новый фильм «О любви», про который в июне писала «Правда». Работаете над темой Сталина, пробиваете заявку на фильм о войне в Донбассе. Кстати, в каком состоянии эта работа?
— Мне понравился роман Александра Проханова «Убийство городов». А уж про актуальность что говорить. Вместе мы написали сценарий. Но… увы!
— А что? В чём дело?
— Да уже два года этой истории. Раз за разом получаем отказ. Сначала на уровне идеи, потом — сценария, затем — уже когда дошло до защиты проекта. И вот опять, в четвёртый раз, мы подали документы…
— В министерство культуры?
— Нет, в Фонд кино. Там решается, и вопрос понятный: дадут деньги или не дадут. Я уже догадываюсь, что скорее всего — не дадут.
— Почему же?
— А помните, я вам про экономический блок в правительстве сказал? Оттуда, по-моему, и эти ноги растут. Не все «наверху» у нас радуются воссоединению с Крымом и не все сочувствуют борющемуся Донбассу. Это та же «пятая колонна». Ну и зачем ей допускать такой фильм?
— Но на Украине, насколько я знаю, фильм о войне в Донбассе уже снят. С их позиций. По-моему, «Иней» называется.
— Точно. Он потому снят, что там отношение к России в правящих верхах одно. А у нас ко всему, что связано с Украиной, очень разное отношение. Кто уж конкретно в данном случае решает, не знаю, однако влияние «пятой колонны» для меня несомненно.
Быть коммунистом — очень ответственно
— Не могу обойти, как и в прошлой беседе, проблему вашего членства в КПРФ. И хочу опять спросить: дополнительные трудности у режиссёра Бортко, ставшего коммунистом, возникают?
— Когда я первый раз появился в Думе депутатом от КПРФ, мне встретился один мой старый знакомый. С ходу говорит: «Как это ты оказался там, у коммунистов? Не годится. Давай к нам!» А к нам — это значит в «Единую Россию».
— И вы не колебнулись?
— На сто процентов было исключено. Потому что решение-то моё не с бухты-барахты принято, а очень продуманно. Я и без призывов этого знакомого мог подать заявление в «Единую Россию», мог и в «Справедливую» или в ЛДПР. Но вступил в 2007-м именно в КПРФ! Не изменив партии, куда вступал в 1980-м. Я же не выходил из КПСС: просто к финишу «перестройки» партком у нас на «Ленфильме» словно сам собой испарился, а вслед за ним растаяла и вся организация. Так что для меня стать членом КПРФ означало возвращение на круги своя.
— И всё-таки, будь вы в «правящей партии», отношение к вам во всех иерархических вопросах обеспечено было бы куда благожелательнее. Я уверен.
— Что-то в отношении к себе могу мысленно отмечать, но никаких карьерных притязаний у меня нет.
— Вы в Госдуме по-прежнему заместитель председателя Комитета по культуре?
— Первый заместитель.
— Результатами усилий в этой должности удовлетворены?
— Я думаю, каждый или почти каждый, кто работает здесь вместе со мной, хотел бы гораздо большего. Само состояние нашей культуры, о чём мы с вами говорили, взывает к мерам несравнимо более действенным. Не получается пока, к сожалению, но ведь и руки опускать нельзя. Вообще, если говорить о моей депутатской деятельности, у меня есть идеи, которые я намерен и дальше со всей возможной настойчивостью продвигать, бороться за них.
— А как, Владимир Владимирович, складываются у вас отношения с актёрами на съёмочной площадке? Я часто думаю: такие разные по убеждениям люди снимаются в ваших фильмах, и найти общий язык с ними, по-моему, весьма нелегко.
— Нахожу. Это входит в круг требований моей профессии. Убеждения, в том числе политические, у актёров бывают действительно очень разные. Скажем, снимавшийся в роли Тараса Бульбы великий артист Богдан Ступка был, можно сказать, украинский националист, а я — русский коммунист. Но мы делали общую и, я считаю, важную творческую работу: Гоголь нас соединял.
Как коммунист, я постоянно чувствую не столько дополнительные трудности, о которых вы спросили, сколько дополнительную ответственность. Очень большую. У этого звания и у нашей партии такая великая история, что соответствовать ей непросто. Заботит меня и сегодняшний образ КПРФ. В моём представлении, он должен быть существенно ярче и привлекательнее. Но что конкретно надо сделать для этого? Как добиться? Вот о чём, по-моему, все мы — члены партии, её сторонники — думать обязаны денно и нощно.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт сен 21, 2017 9:03 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Счастье и боль победивших

Газета "Правда" №105 (30602) 22—25 сентября 2017 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Ветеран Великой Отечественной войны Мария РОХЛИНА в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

В диалоге, открывшем эту рубрику «Век Октября. Моя революция», академик Жорес Иванович Алфёров прямо сказал: «Без Великого Октября не было бы Великой Победы». Есть для такого утверждения, к которому присоединились и последующие мои собеседники, ряд убедительнейших аргументов. Один из них — поколение, воспитанное Октябрём и с поразительной самоотверженностью вставшее на защиту созданного нашей революцией Союза Советских Социалистических Республик.

И это, казалось бы, очевидно. При всём при том вот уже сколько лет продолжаются неимоверные старания, дабы отделить Великую Победу от Великого Октября и даже противопоставить ему. Продолжаются разными антисоветскими силами, но задан курс такой сверху, на государственном уровне.

Скрывать Мавзолей В.И. Ленина во время парадов в честь Дня Победы — это что? А не упоминать имя Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина и упорно называть Сталинград Волгоградом? Или, например, загляните на Поклонную гору, где находится Центральный музей Великой Отечественной войны. При выходе из метро, то есть в самом начале, вас встретит почему-то фигура солдата другой войны — Первой мировой, причём с выложенным возле скульптурной группы на ту же тему большим мозаичным трёхцветным флагом.

Это, повторю, в начале пути к главному российскому музею Великой Отечественной войны. И вы можете пройти всю прилегающую к нему обширную территорию, но нигде не увидите Красное Знамя Победы! Разве не потому, что оно красное и на нём серп и молот с пятиконечной звездой?

А ведь именно под красными знамёнами и этими знаковыми символами Советской страны на них шли в бой с фашистской нечистью воины Красной Армии во время Великой Отечественной. Именно такое знамя, водружённое над германским рейхстагом, навсегда стало для нашей страны и всего мира Знаменем Великой Победы.

— Историю не отменишь и не перечеркнёшь, но фальсифицировать, извращать её, как мы видим, к сожалению, многие считают возможным. Сердце надрывается, и, признаюсь, нередко просто хочется кричать. Не только от себя, а от имени тех, кто не дожил. Они там, в огне сражений, завещали мне хранить память о них, если дойду до Победы. А теперь надо и защищать их честь…

Это с болью говорит мне ветеран той войны Мария Михайловна Рохлина — замечательный, удивительный человек. Многими своими нынешними делами вызывает она у меня после знакомства с нею искреннее восхищение. Ну а военные годы для неё, понятно, время особое. Вот она как раз и представляет то героическое поколение, которое выросло после Великой Октябрьской социалистической революции, духовно сформировалось на её идеях и, когда грянул роковой для Советской Родины час, в едином порыве поднялось на борьбу.

О том, как это было у неё, у её подруг и товарищей, попросил я поговорить для «Правды» Марию Михайловну. Кстати (так случайно получилось), незадолго до 93-летия моей собеседницы.

Самое верное Родине поколение

— Я знаю, что вы родились в 1924 году.

— Правильно, 28 сентября.

— Так у вас день рождения совсем скоро?

— Приглашаю.

— На год раньше родилась Зоя Космодемьянская, о которой книгу я написал. Да многие прославленные герои Великой Отечественной — ваши сверстники или по возрасту близки к этому.

— Думаю, вряд ли можно представить поколение, которое больше любило бы свою Родину, чем наше. А любили так потому, что она была первой в мире страной социализма, то есть страной справедливости. Мы чувствовали себя детьми Октября, но знали, что мировой капитал не даст нам покоя. Отсюда сознание: надо быть наготове.

— Где и в какой семье вы родились?

— Родилась на Украине, в Запорожской области. Есть там деревня Андреевка. Но потом никогда в том месте не была. Отец Михаил Андреевич Коваль — военный, мы всё время с ним переезжали.

— А в Гражданскую он воевал?

— Да, в знаменитой «Железной дивизии» под командованием Гая. Помните, когда Ленину, выздоравливавшему после покушения Каплан, сообщили об освобождении от белых его родного Симбирска, он попросил послать красноармейцам телеграмму: «лучшая повязка на мои раны». Это как раз бойцам «Железной дивизии».

Интересно следующее. Судьба распорядилась так, что во время Великой Отечественной в самых решающих сражениях та дивизия (ставшая, правда, бригадой) оказывалась бок о бок с моей. В Сталинградской битве, в Курской, при форсировании Днепра. Вплоть до Чехословакии, где мы завершили войну.

— В общем, отцовские традиции перешли к дочери и продолжали воевать в едином сплаве.

— Отец был настоящим коммунистом и, несмотря на постоянную занятость, много внимания уделял моему воспитанию. Уже пятилетней записал меня в библиотеку, а потом подбирал книги, которые обязательно надо прочитать: русскую классику, «Как закалялась сталь», «Спартак», «Овод», Джека Лондона… Очень радовался, когда меня избрали комсоргом школы. А до комсомола, естественно, была я октябрёнком и пионеркой, что отнюдь не воспринималось нами как некая формальность. Скажем, нынче хвалят меня нередко за умение интересно выступать. Но это пошло от тех политинформаций, которые я регулярно проводила в своём классе! Об ударных стройках социализма и стахановском движении, об испанской войне и нарастающей угрозе фашизма…

— У молодёжи вашего поколения было много общего. Те же любимые книги, среди которых — «Как закалялась сталь», любимые фильмы и песни — «Чапаев» и «Орлёнок». А вот скажите, хотя бы кратко, как лично вы готовились к отпору фашистской угрозе?

— Меня крайне возмущает болтовня, которую до сих пор приходится слышать. Дескать, Сталин не готовил страну к войне. Да как же это, если все мы жили с ощущением долга ежедневно готовиться к неотвратимым предстоящим боям? И я, например, не формы ради боролась за право носить значки «Ворошиловский стрелок», ГТО — «Готов к труду и обороне», ПВХО — «Противохимическая оборона», ГСО — «Готов к санитарной обороне». Дальше расскажу, что подготовка, полученная в связи вот с этим значком, буквально определила моё место на войне.

— Вы хотели стать медиком, чтобы помогать раненым?

— Нет, хотела в лётчики. Был же призыв: «Комсомол — на самолёты!» Мы тогда жили в Донбассе, в городе Артёмовске, и у нас, как во многих других местах, появилась парашютная вышка. Я одной из первых совершила прыжки с неё.

А во время зимних каникул 1940—1941 годов, когда я была уже в десятом, выпускном классе, директор нашей школы Фёдор Никифорович Острожной предложил мне поехать вместе с ним на предварительную приёмную комиссию в Харьковский авиационный институт. Отобрал он троих самых лучших учеников, мечтавших об авиации. Кроме меня, Мишу Железняка и Валерия Туркина.

— Как же сложилось у вас?

— Все мы стремились, конечно, на лётный факультет, и ребят наших приняли. А меня — нет.

— Почему?

— Слишком мала оказалась физически. Предложили другой факультет — инженерный. Ну, рёву задала, однако пришлось согласиться. И вот мы вернулись заканчивать школьную учёбу, а меньше чем через полгода началась война. Так с этим-то институтом мы, трое принятых из Артёмовска, и попали на фронт.

Не щадить себя ради других

— Расскажите, как встретили войну.

— У многих сверстников моих всё оказалось похоже. Мы пришли в родную школу получать аттестаты об её окончании, когда вбежал кто-то из одноклассников и крикнул: «Война!»

Перед школой на площади возле репродуктора народ слушал выступление Молотова. И как только он завершил, мы все ринулись в военкомат. Однако там уже стояла огромнейшая очередь, и пришлось ждать часов до пяти вечера. Ответ нам: «Обойдёмся пока без вас. Когда надо будет, позовём».

Прихожу домой, а мама говорит: «Папы уже нет, уехал на фронт. Он оставил тебе записку». Читаю: «Надеюсь, ты меня не подведёшь. Будь мужественной, помни всё, о чём мы с тобой говорили. Целую. Папа».

— Знал, наверное, что дочь будет рваться на фронт.

— Словно напутствовал. А на третий день приходит телефонограмма из института — всем нам, троим зачисленным в студенты: ложку, кружку, смену белья, и срочно на станцию Софиевка под Киевом, на оборонные работы.

Приехали около шести утра. И вот какая ситуация: скопилось невероятное количество поездов, а тут начинается бомбёжка. Рядом эшелон с танками, появились первые раненые. Кричат: «Сестра, помоги!» А я многое умела делать, даже «шапку Гиппократа»…

— Это что такое?

— Самая сложная перевязка головы.

— Освоили, когда готовились к сдаче норм ГСО?

— Именно. Нас в школе, как я уже упоминала, и этому очень хорошо учили. Потому я сразу начала оказывать помощь раненым. А в это время команда: сгружать танки с эшелонов — немцы высадили десант. И мы все втроём пошли не к месту сбора студентов на оборонные работы, а с этой танковой бригадой.

— На уничтожение десанта?

— У меня получилось так, что в составе этой бригады под командованием генерала Сафонова, Героя Советского Союза за Испанию, я прошла весь свой первый период войны. Понятно, что очень тяжёлый. Были упорные бои, были и победные для нас, но, в конечном счёте, приходилось отступать.

— А вы занимались тем же, чем под первой бомбёжкой?

— Ну да, спешила на помощь раненым танкистам. Была маленькая, худенькая и лезла, как говорится, во все дырки.

— То есть стали медсестрой?

— Санинструктором. Медсестра — это где-то в санчасти, например, в санроте при батальоне. А при ротах — санвзвод. Так вот я была в санитарном взводе, на самой передовой.

— И сколько вас всего?

— Девять человек. Разных национальностей! Командир взвода — грузин, Миша Водочхория. А ездовой — цыган. Азербайджанец был, татарин… Дружба советских народов в действии. Женщина, впрочем, была я одна, и все обо мне по-особенному заботились.

— Отступать пришлось к Сталинграду?

— Да, в тяжелейших условиях. Июльский зной, и горят хлеба: это страшная картина!.. Но вот что хочу подчеркнуть. Сейчас охотно изображают наше отступление 1941—1942 годов как паническое бегство. На самом же деле, как я сказала, всё время происходили упорные оборонительные бои, в которых нередко мы одерживали победу. И тем временем промышленность — чётко, организованно, по заранее разработанным планам — эвакуировалась на восток. Только столкнувшиеся силы всё-таки поначалу были неравными. Нельзя же забывать, что обрушилась на нас не одна Германия, а фактически вся Европа!

— Забывают. Или делают вид, что забывают. Даже те самые, что под гитлеровским командованием завоевателями шли на нашу страну. Не говоря уже про «пятую колонну» у нас в России, которая все силы прилагает, чтобы оклеветать и принизить Советскую Победу.

— Ох, уж эта «пятая колонна»! Не могу спокойно о ней говорить. Она чуть ли не все злодеяния готова простить любезному ей Западу, чтобы возвысить его, а вот память о советском героизме и достоинствах советского руководства, о ведущей роли Коммунистической партии во время войны перечёркивают или опускают в грязь, не гнушаясь любой ложью.

Остаётся в душе навсегда

— Память — понятие священное. И мы с вами не раз, наверное, ещё к нему обратимся. Но поскольку разговор наш дошёл до Сталинграда, а сейчас уже начинается 75-летие величайшей в истории Сталинградской битвы, хочу спросить: довольны ли вы тем, как у нас отмечают те памятные события?

— Нет, конечно. Вот было 23 августа — юбилейная дата одной из самых колоссальных трагедий, которые принёс на нашу землю фашизм. Это день массированной бомбёжки гитлеровской авиацией города Сталинграда, когда погибло более ста тысяч мирных жителей. И что же? Разве отметили дату действительно во всероссийском масштабе? Ничего подобного! Молодёжь сегодня даже не знает, что 75 лет назад было такое.

— А вы всё видели своими глазами, всё это пережили?

— Представьте себе, это мне выпало. Я тогда в госпитале была, после второго ранения — при переправе через Дон. Уже выздоравливала. Госпиталь находился в Дубовке на Волге, около сорока километров от Сталинграда. И вот заведующая аптекой Фира приглашает меня и ещё одну девушку — Шуру Петрову «прогуляться» с ней на речном трамвайчике в Сталинград за лекарствами. Дескать, посмотрите город, наберётесь впечатлений, а к вечеру тем же путём обратно.

Нам посчастливилось с утра увидеть последние относительно спокойные часы прекрасного города. Гуляли, зашли в кино, пили ситро и ели булочки. Кстати, сидя возле того самого фонтана со скульптурами пионеров, остатки которого напоминают теперь о катастрофическом дне.

— Что запомнилось больше всего?

— Сначала мы почувствовали, будто начал вибрировать воздух. Затем появилось ощущение, что как-то стала дрожать земля. Тогда и услышали из репродукторов: «Граждане, воздушная тревога! Просьба всем укрыться в бомбоубежищах!»

Но до подвала ближайшего дома, где находилось бомбоубежище, мы не успели добежать. Спрятались в одной из щелей, которые были вырыты во дворе, а на нас повалились другие люди. Потому что бомбы этой надвинувшейся чёрной армады, затмившей солнце, уже падали на сталинградские площади, улицы, переулки, превращая их вместе с жителями в ничто.

— От грохота, наверное, барабанные перепонки в ушах могли лопнуть?

— Знаете, немцы сбрасывали вместе с бомбами ещё пустые жестяные бочки из-под бензина, в которых были проделаны дыры. И когда такая бочка летела, звук раздавался ужасающий.

— Свистело, выло?

— Даже названия не найдёшь. Парализует всего человека! И продолжалось это часа два. Дым, смрад невыносимый. Тротилом пахло, горелым мясом, бензином и обожжённым кирпичом...

Когда же самолёты ушли на юг и мы вылезли из щели, вокруг нас были руины. А Волга — горела! Разбомбили они нефтебазу, и горючее потекло в воду. Жутко видеть, как горит река.

— Выпало вам смотреть и на горящие поля, и на огненную Волгу...

— А когда мы с трудом за трое суток добрались до Дубовки, в госпитале уже формировались маршевые роты из выздоравливающих и направлялись в Сталинград. С одной такой ротой пошла и я.

Дни и ночи величайшей битвы

— Сталинград! На весь мир прозвучало это имя как набатный колокол. Здесь решился исход Великой войны. Здесь произошёл перелом, после которого враг не смог уже оправиться. Для советского народа это был колокол, возвестивший Великую Победу, а для фашистов — похоронный звон. Но для вас, как и для других участников исторической битвы, она стала частью личной биографии. О чём думаете в первую очередь, вспоминая дни и ночи Сталинграда?

— Думается сразу о многом. Но вот, пожалуй, главное. Поверьте, даже в самые тяжёлые моменты тех дней и ночей не допускала я мысли, что Сталинград может быть сдан. И я знаю, что такое же чувство было у всех или почти у всех защитников города. Верили, что победим! Ведь после войны, встречаясь, мы часто говорили об этом, в том числе и здесь, в Московском комитете ветеранов войны, где сейчас беседуем с вами.

— А есть ли место в городе-герое, к которому больше всего обращается ваша память?

— Сталинградский тракторный завод. Когда, прибыв из госпиталя, я разыскала свою бригаду, её танки уже были окопаны на стадионе этого завода. И моё участие в Сталинградской битве связано в основном с территорией легендарного СТЗ.

— Так вот почему вы столь болезненно реагировали на недавнее сообщение об уничтожении этого завода, когда звонили мне в «Правду»!

— Разумеется. Он же действительно проявил себя тогда как завод-герой, о чём совершенно верно написал в своей статье для «Правды» мой побратим-сталинградец Игорь Григорьевич Гребцов.

Иногда приходится слышать и читать, будто немцы взяли весь тракторный завод. Но это неправда! Его рабочие, продолжая трудиться на оборону, вместе с тем стали и солдатами ополчения, изо всех сил сдерживая врага, стремившегося овладеть таким важным предприятием.

— Где же, говоря конкретнее, в это самое критическое время вы находились?

— Был цех на тракторном, который полностью немцы так и не смогли захватить. Примерно половина у них, а половина — наша. Человек двести из разных частей.

И если бы знали вы, с какой надеждой и нетерпением ожидался тогда нами второй фронт! Когда с берега Волги поднимался по круче и приползал к нам кто-то из политработников (а они бывали у нас почти ежедневно), мы буквально впивались в него глазами с одним и тем же вопросом: «Открыт второй фронт?»

— А ответ тоже один…

— Увы! Но когда 19 ноября 1942 года мы услышали эту нашу канонаду, которая длилась, наверное, не меньше двух часов, бросились обнимать и поздравлять друг друга: мы победили! И теперь — поневоле возникало это в голове — пусть даже и не открывают второй фронт; но они же прибегут на делёж победного пирога… Как, собственно, и получилось.

— Однако до этого надо было ещё ой сколько перенести!

— Конечно, немало. Даже в том цехе тракторного, где мы держались. Сказать хотя бы о том, какой мороз стоял и какой был всё время леденящий, пронизывающий ветер. Жгли паклю, прижимались друг к другу по ночам, но заснуть удавалось лишь урывками. Вот почему, когда предприняли мы против немцев очень сильный бой, чтобы из цеха выбить их, после его завершения, вконец измученная, среди немецких и наших трупов я уснула. И, пролежав таким образом всю ночь, замёрзла, окоченела.

— Угрожающая ситуация…

— Надо заметить, что одеты мы были в Сталинграде очень хорошо. Полушубки, валенки, шерстяные носки, тёплое бельё… Но всё равно замёрзла. И похоронная команда, которая утром стала обходить место боя, положила меня, абсолютно закостеневшую, на тележку с трупами. К счастью, в этот момент дёрнулась моя нога и задела одного из грузивших. Он во всю мочь закричал: «Живая, живая!» А потом вместе с товарищами в тёплом блиндаже долго отхаживал меня, приводя в чувство.

Представьте себе, когда годы спустя приехала я сюда на 30-летие Победы, тот фактически спасший меня солдат-ветеран узнал во мне, вполне взрослой, прибывшей с мужем, девчушку из далёкого января 1943-го.

— Бывает же такое! Просто фантастика…

— Про удивительные встречи, если будет возможность, я вам много могу рассказать. А пока ещё об одной, которая в определённом смысле решила мою судьбу до самого конца войны.

— После случая с похоронной командой вы, наверное, не сразу вернулись в строй?

— Попала опять в госпиталь — в уже знакомую вам Дубовку. Переохлаждение было сильнейшее, и у меня отказали почки. Пролежала на лечении полгода, а в конце концов меня комиссовали. То есть подчистую отчислили из армии.

— И куда же вы направились?

— Сбежала из госпиталя… на фронт. Пошла провожать подругу и уехала вместе с ней. Но в свою-то бригаду нельзя мне было возвращаться: туда ведь наверняка официально сообщили, что я комиссована и отчислена. Так вот, случайная встреча помогла.

На попутных машинах и повозках двигалась я в сторону фронта, как вдруг слышу однажды: «Маша! Коваль!» Товарищ мой по танковой бригаде лейтенант Галяутдинов. Он командовал у нас ротой автоматчиков, был ранен и после госпиталя получил новое назначение.

Я ему всё про свою беду рассказала. «Пойдём с нами!» — говорит. Так оказалась я в 226-й, ставшей затем 95-й гвардейской, стрелковой дивизии, которая с тех пор родная мне навсегда.

Под знаменитой Прохоровкой бойцы проявили сталинградский характер

— Насколько я знаю, путь ваш с этой дивизией пролёг к ещё одной великой исторической битве — Курской?

— Да, направление наше было на знаменитую ныне Прохоровку, где, как сначала предполагалось, мы должны были находиться во втором эшелоне. Однако вышло иначе. Есть под Прохоровкой высота 226,6, на которой стояла 52-я стрелковая дивизия. Её всю к тому времени немцы выбили. И, поскольку танки генерала Ротмистрова запаздывали на два дня, поступила команда нашей дивизии занять место на этой высоте.

— В последние годы вы ведь нередко бываете здесь, в Белгородской области, с ветеранскими делегациями?

— Регулярно, каждый июль, когда 12 числа отмечается день величайшего Прохоровского танкового сражения. Вот ему-то как раз и предшествовали упорные двухдневные наши бои на высоте 226,6, чтобы задержать прорыв немецких танков. Мы держались без единого танка с нашей стороны, а против нас была отборная гитлеровская дивизия СС «Мёртвая голова».

Что и как тут кипело, трудно описать! Сейчас, когда в тех местах я вижу вокруг колосящиеся поля и синее небо над головой, вряд ли кто из молодых может вообразить происходившее здесь без малого 75 лет назад. Хорошо, что усилиями Совета ветеранов нашей дивизии при поддержке руководства области установлен памятный знак. И среди местных жителей закрепилось: «Поле Шпетного».

— Почему так?

— Особенно отличился взвод ПТР, то есть противотанковых ружей, во главе с лейтенантом Павлом Шпетным. Они подбили семь немецких танков. Но надвигается восьмой, а от взвода, кроме командира, никого уже не осталось, и сам Шпетный тяжело ранен. Тогда из последних сил ополз он всех погибших своих ребят, собрал оставшиеся гранаты и бросился с ними под фашистский танк. Взорвал ценой своей жизни.

— Настоящий герой!

— Ему и присвоено было посмертно звание Героя Советского Союза. А все бойцы взвода, тоже посмертно, награждены орденами Красного Знамени. Наша дивизия потеряла тогда 82 процента состава, но фашистов не пропустила. Проявили свой сталинградский характер!

— Представляю, сколько работы выпало вам и по ходу боя на высоте 226,6, и во время Прохоровского сражения.

— Раненых, конечно, было очень много, а у меня после излечения ещё оставалась заметная слабость. Поэтому мне дали повозку, на которой я отвозила раненых с передовой. Наш медсанбат расположился на хуторе Весёлом, есть такой под Прохоровкой. А раненых всё больше, и меня потом направляют в армейский госпиталь, возле села Подольхи. Туда пришлось ездить не единожды. И вот помню, солнце — как во время затмения, а вокруг, кажется, всё горит — земля, вода, люди, железо…

— Неоценим подвиг советского человека, совершившего то, что он тогда совершил!

— Знаете, я постоянно думаю о людях, которые отдали свою жизнь за Победу. Особенно о моих сверстниках, совсем молодых. Они же могли стать инженерами, агрономами, врачами, художниками, учёными, но — всё для них оборвалось. И какая радость была, если, казалось бы, обречённого на гибель удавалось спасти.

На той же высоте 226,6, где немецкий танк проутюжил наш окоп, отрыли потом юного солдатика, маленького и худенького, почти без признаков жизни. Воскресили! И попробуйте узнать, кто он сейчас.

— Трудноватая загадка.

— Профессор Пермского университета, доктор физико-математических наук Георгий Семёнович Шевцов.

— Вот это да! Вы в таком звании встречались с ним?

— Встречалась недавно. Это как раз из тех удивительных встреч, про которые раньше упомянула вам.

Такие встречи воистину незабываемы

— Вспомните ещё, хотя бы кратко, о подобных встречах.

— В Сталинграде я вызвалась переправить в госпиталь на другой берег Волги тяжело раненного заместителя командира бригады, у которого начиналась гангрена. Ко мне, тоже добровольцем, присоединилась ещё одна девочка. Было, наверное, начало ноября, края Волги уже замёрзли, а посередине реки плыли льдины и шуга. Нам как-то скрепили спаренные лыжи, на которые привязали раненого, и вот мы за лямки его потащили.

— Я читал об этом в книжечке ваших воспоминаний. И был буквально потрясён. Через полузамёрзшую Волгу две девчонки переправляют командира, и каждую минуту под угрозой жизнь всех троих!

— Мы всё-таки доставили раненого в госпиталь. Но на обратном пути чуть не утонули. И обеих нас наградили медалью «За боевые заслуги».

— Первая ваша награда во время войны?

— Да, потому для меня очень дорогая. Однако вы, наверное, заметили, что в книжечке моих воспоминаний я не назвала имя той, с кем тащила раненого через Волгу. К стыду своему, забыла, и вот — неожиданная встреча, которая произошла больше 70 лет спустя! В одной из газет напечатали материал, где говорилось об этом эпизоде. А через несколько дней раздаётся телефонный звонок мне сюда, в наш комитет ветеранов: «Машенька, я тебя нашла!»

Оказалось, та самая девочка, которая была со мной. Пришла она, Валентина Алексеевна Ярцева-Мордвинцева, 9 Мая на традиционную встречу ветеранов нашей дивизии к Большому театру, где через столько лет мы крепко обнялись. И она рассказала о себе. Была Валя потом санинструктором в бригаде морской пехоты, вышла замуж за моряка и после войны уехала с ним на Камчатку. Когда же он умер, вернулась в родное Тушино…

— Судьбы, судьбы… Книжечку мемуаров вам надо продолжать и расширять.

— Дороже всего на свете мне, конечно, спасённые мною жизни. Абсолютное большинство тех бойцов даже имени моего не знали, как и я их: что ж, такая была фронтовая работа. Но иногда после войны случались драгоценные подарки!

Так, при форсировании Днепра осенью 1943-го закрепились мы на песчаном острове, откуда пришлось мне переправлять обратно в госпиталь тяжело раненного старшину. Досталось лиха, как и на Волге, годом раньше. Мощное течение, ледяная вода, а у меня ещё сломалась доска-весло, и начала я грести… голыми руками! В общем, когда наши с того берега выловили нас, отхаживать надо было и раненого, и меня.

— Даже читать у вас в книжке про это — оторопь берёт.

— Но вообразите мою радость, когда через 45 лет я получаю письмо из Новосибирска от того самого старшины! Его звали Николай Шептун, а моё имя он запомнил, поскольку какое-то время мы вместе находились в госпитале. И до чего же сердечное письмо прислал, я даже плакала…

— Совсем не удивительно.

— Как благодарил за подаренные годы жизни! Тогда его вылечили, и он вернулся в строй. Воевал, был награждён орденами Славы и Отечественной войны. Писал, что родились у него сын и дочь, уже есть внуки. Мы стали переписываться, и я послала Николаю фото своей семьи. Горько, что теперь его уже нет.

За правду памяти и справедливость жизни

— Я всегда изумляюсь вашей неуёмной энергией, дорогая Мария Михайловна. Вы в свои-то годы постоянно ездите, выступаете, шефствуете над несколькими школами. И сколько к тому же у вас забот как у председателя Совета ветеранов вашей славной 95-й гвардейской стрелковой дивизии. Однако по естественному закону ветераны Великой войны уходят. Хочу в заключение нашей беседы спросить вас: а что больше всего пожелаете вы через «Правду» от имени своих боевых товарищей, в том числе сложивших головы на фронтах Великой Отечественной?

— Честно скажу, была бы у них самих возможность взглянуть на сегодняшнюю нашу жизнь, от многого они ахнули бы. Почему это в Советской стране, за которую они воевали, вдруг появились олигархи? Почему даже на парадах в День Победы не звучит имя Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, а Красное наше Знамя потеснено трёхцветным? Почему на тех же парадах маскируют Мавзолей В.И. Ленина? Это ведь плевок в лицо нам, живущим, и в святую память погибших!

А имя Сталинграда? Разве мог хоть кто-нибудь из защищавших его и павших там представить, что после нашей победы этот город-герой получит другое название? И ведь не реагирует власть на возмущение ветеранов. Нам во главе с первым секретарём обкома КПРФ Алевтиной Викторовной Апариной (увы, ныне уже покойной) удалось собрать в разных странах, по всему миру, более 105 миллионов подписей за возвращение Сталинграду его славного имени.

— Высшая государственная власть России знает об этом?

— Конечно! Только результат — нулевой. Вот о чём сердце болит и болит. Ну а снос легендарного Сталинградского тракторного, о чём после моего сообщения написала «Правда»? Добавлю и ещё один кощунственный факт самого последнего времени. У подножия Мамаева кургана срубили аллею, посаженную в своё время ветеранами Сталинградской битвы. Можно ли допускать такое? Память под корень срубили!

— Неужели это могло произойти сейчас, когда мы начинаем отмечать 75-летие Сталинградской битвы?

— Произошло. Видите ли, оказывается, именно здесь надо устроить автомобильную стоянку в связи с предстоящим чемпионатом мира по футболу. Приоритеты очевидны, и получается, что память — ничто.

Её нередко стирают и вполне целенаправленно. Возмущает «декоммунизация», происходящая на Украине, в Польше, Прибалтике и т.д. Но не у нас ли это позорно началось? И, скажем, памятник истинному патриоту и настоящему рыцарю революции Феликсу Дзержинскому в Москве до сих пор ведь не возвращён на его законное место.

— Хотя, казалось бы, перед 100-летием Великой Октябрьской социалистической революции самое время сделать это.

— Социализм объединял нас, а капитализм разобщает. Была как-то наша встреча с итальянцами во Всероссийском комитете ветеранов войны. Они вдруг говорят: «Не скучаете ли вы по Советской власти? Мы скучаем». «А мы тоскуем!» — был наш ответ.

Действительно, ничего лучше Советской власти представить сегодня нельзя. Тогда, конечно, бывало недовольство то одним, то другим. Многим хотелось большего, но теперь-то понятно, что к этому большему мы уверенно и шли. Если бы не предательство, если бы не «пятая колонна», прорвавшаяся к власти…

— Предали дело своих отцов и дедов.

— Вот скажу вкратце про дедушку своего по отцовской линии. Он был сыном священника, но эту службу перенять не захотел. Уехал с Украины в Петербург и поступил в реальное строительное училище. Стал членом революционного марксистского кружка, за что был арестован и сослан вместе с товарищами в Томск. Но они и там такую же организацию создали.

Интересно вот что. Рядом была фельдшерско-акушерская школа, так они и её учащихся привлекли к себе. Многое вместе читали, обсуждали, вместе пели — сам дедушка об этом мне рассказывал. В конце концов одна из тех девушек стала его женой. Он — Андрей Васильевич Коваль, а она — Ольга Васильевна Ковалёва, сибирячка, моя бабушка.

— Коваль и Ковалёва, украинско-русская пара. Прекрасно! И чем дедушка занимался после революции?

— Став инженером-строителем, он возводил морские порты. В Мариуполе, Бердянске, Приморске, Обеточном… Конечно же, мой дедушка и мой отец — коммунисты, чью память я не могу предать. Вместе с теми советскими героями, на примере которых мы воспитывались, они остаются жизненным ориентиром для меня. А не Колчак или Деникин, которых навязывают в герои нынешним поколениям. Есть кардинальная, коренная разница между тем, за что боролись одни и другие. Я и мои товарищи — с теми, кто за справедливость!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн окт 16, 2017 10:42 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Такая кричащая «просто случайность»

Газета №115 (30612) 17—18 октября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

На днях из экспозиции историко-документальной выставки «Ленин», которая с 29 сентября по 19 ноября проходит в выставочных залах федеральных архивов в Москве (ул. Большая Пироговская, 17), после общественного протеста полностью изъят фальшивый «документ» очень большой значимости.

ЧТО ЖЕ он собой представляет и как мог попасть на выставку, рекламируемую её организаторами чуть ли не как образец объективности и достоверности? Вот руководитель Росархива Андрей Артизов заявил, например, в правительственной «Российской газете» от 27 сентября: «Мы представляем в экспозиции только то, что говорил сам Ленин, только документы, которых он касался». И это, по утверждению главного российского архивиста, «избавляет нас от обвинений в фальсификации или навязывании неких субъективных предпочтений».

Увы, субъективные предпочтения скрыть не удалось. Ведь «документа», о котором идёт речь, Ленин не только никогда не касался, но вообще реально не имеет к нему никакого отношения: стопроцентная клеветническая подделка!

Да, не было в действительности перечисления 18 июня 1917 года на ленинский счёт в Кронштадте 315000 марок из банка «Дисконто-Гезельшафт», что пытались доказать в своё время представленным ныне на московской выставке письмом. Это — фальшивка из так называемой Сводки российской контрразведки, составленной из циркуляров генерального штаба и министерства иностранных дел России.

Как известно, таких фальшивок определённой направленности (что давным-давно доказано) появилось тогда немало. Цель понятна: максимально скомпрометировать большевиков и их вождя, которые «делают революцию» якобы на германские деньги. А теперь разве не для того же кое-кому эти подделки оказались нужны? Вот и не исчезают с горизонта в небытие, хотя абсолютная лживость их неопровержимо разоблачена и признана большинством честных историков в мире.

Скажем сегодня спасибо молодому историку Ярославу Козлову из города Харцызска, что в Донецкой народной республике. Он первым обратил внимание на лживый «документ», демонстрируемый посетителям ленинской выставки. Удивительно, конечно, как это целую неделю незамеченным оставался он в экспозиции. А Ярослав поднял настоящую бурю в соцсетях, немедленно написал биографу В.И. Ленина Владлену Логинову, московскому историку Александру Колпакиди, обратился в ЦК КПРФ… И меры в конце концов были приняты.

Но как же объясняют инцидент организаторы выставки? Директор Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) Андрей Сорокин сказал, что произошло это «случайно»: «При отборе документов сотрудники просто перепутали папки».

Крайне странно, не правда ли? Особенно если учесть исключительную остроту политического вопроса, который за этим стоит.

Замечу и вот что ещё (тоже об уровне ответственности нынешних госчиновников). Упомянутый руководитель Росархива А. Артизов, то есть непосредственный начальник А. Сорокина, в интервью «Российской газете», когда прозвучала ссылка на авторитет известного специалиста по ленинской теме Владлена Логинова, говорит:

«Я могу подписаться под теми словами, которые сказал Владлен Терентьевич Логинов. Он сотрудник Российского государственного архива социально-политической истории, это бывший Центральный партийный архив, и в работе над этой выставкой Логинов, кстати, тоже участвовал».

Прочитав такое, звоню самому Владлену Терентьевичу, с которым, к счастью, давно знаком:

— Разве вы сотрудник

РГАСПИ?

— Нет.

— А в работе над открывшейся выставкой «Ленин» принимали участие?

— Ни в коей мере.

Вот вам правда! Между прочим, я так и думал. Будь там глаз Логинова, едва ли появился бы в экспозиции ложный «документ».

Заодно спросил Владлена Терентьевича и о многосерийном фильме «Демон революции», который уже несколько месяцев вовсю пиарят на главном государственном телеканале «Россия 1», обещая преподнести нам начало дорогого сериала аккурат 7 ноября — как своеобразный подарок к 100-летию Октября.

— Там ведь Ленин в исполнении лауреата Солженицынской премии Евгения Миронова, а главное — опять тема «немецких денег». Не могут без неё обойтись! Вас случайно консультантом не приглашали?

— Что вы! С ужасом думаю об этом огромном телеизделии, которое обрушат на головы наших сограждан.

— В основе, наверное, «Ленин в Цюрихе» Солженицына?

— Судя по всему, да.

Мы договорились обязательно вернуться к этой многозначительной государственной затее особого масштаба и специального назначения…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср окт 25, 2017 7:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Политическая воля и военная сила

Газета "Правда" №119 (30616) 26 октября 2017 года
4 полоса
Автор: Виктором КОЖЕМЯКО.

Генерал-лейтенант, председатель Всероссийского общественного движения «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки», член ЦК КПРФ Виктор СОБОЛЕВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Мой сегодняшний собеседник родился в знаменательный день рождения Красной Армии — 23 февраля, хотя, конечно, гораздо позднее, в 1950 году. С детства мечтал стать военным. И мечта его сбылась после окончания в 1971 году Бакинского высшего общевойскового командного училища.

Затем военная служба — от командира мотострелкового взвода до командующего 58-й армией Северо-Кавказского военного округа. За это время с отличием окончил Академию имени М.В. Фрунзе и с золотой медалью Академию Генерального штаба. С июля 2006 года по ноябрь 2010-го был старшим группы российских военных специалистов — главным военным советником в Индии.

Генерал-лейтенант Виктор Иванович Соболев 7 мая 2011 года уволен в запас. А в октябре того же года происходит очень важное для него событие: он вступает в ряды Коммунистической партии Российской Федерации. Ещё одно важное событие — в октябре 2014-го, когда на внеочередном съезде Всероссийского общественного движения «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» (ДПА) В.И. Соболев был избран председателем этого движения.

Большевики спасли Россию от развала

— За последнее время, начиная с горбачёвской «перестройки» и ельцинских «реформ», предприняты особенно большие пропагандистские усилия, чтобы дискредитировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Теперь вот даже само название это хотят из употребления изъять, слив все события 1917—1922 годов в некую Великую русскую революцию. А как вы, Виктор Иванович, военный человек, к этому относитесь? Осталось ли для вас в прежней значимости понятие Великого Октября?

— Безусловно. Начнём с того, что царизм сдерживал развитие России, и это становилось очевидным тогда почти для всех. Для многих военных — тоже. Впрочем, ещё Пушкин, обращаясь к декабристам, предсказал: «Россия вспрянет ото сна, и на обломках самовластья напишут наши имена».

— И вот самодержавие рухнуло в феврале 1917-го.

— По-моему, общеизвестна роль солдатских масс и в Февральской революции, и в Октябрьской. При этом обращу ваше внимание вот на что: фактически все командующие фронтами подписали обращение, чтобы Николай II отрёкся от престола. Но когда те же военачальники увидели, кто пришёл к власти, начались тяжкие сомнения.

А пришли по существу нынешние «демократы-либералы», и они в кратчайшее время сумели развалить Россию.

— И армию...

— Ну да, чего стоит хотя бы печально знаменитый приказ №1, отменявший воинскую субординацию, единоначалие и подорвавший самые основы армейской дисциплины. А вместе с тем страна начала стремительно распадаться. Все национальные окраины стали самостоятельными. Рада на Украине, и даже на моей родной Кубани своя рада образовалась: речь тоже пошла об отделении от России.

— Но большевики сумели противостоять развалу страны.

— Именно в этом, наряду со многим другим, я вижу огромное значение Великого Октября, который спас Россию от развала. Да, большевики сразу же взялись за решение назревших общественных проблем, утверждая социальную справедливость и отвечая на заветные чаяния трудящихся: «Мир — народам! Власть — Советам! Земля — крестьянам! Заводы и фабрики — рабочим!». Но исключительно важно также, что Россия была сохранена как единое суверенное государство.

— Более того, создан Союз Советских Социалистических Республик — новая форма совместного существования народов прежней Российской империи.

— И те военные, которые были преданы России как таковой, извините, после бардака, устроенного Временным правительством, поняли, что Советская власть — это единственная власть, которой надо честно служить. Вот почему больше половины офицеров и генералов прежней армии — 72 тысячи человек! — перешли на сторону Советской власти.

— Об очень многом говорящий факт!

— Я тоже так считаю, потому не раз уже напоминал об этом в своих статьях.

Кто за что воевал на фронтах Гражданской

— А дальше началась Гражданская война.

— Всё-таки не сразу после Октября. Был же ещё период, как мы его называем, триумфального шествия Советской власти.

— Да, почти мирного, потому что власть для большинства народа пришла очевидно более справедливая.

— Гражданскую войну по существу развязала Антанта, начавшая делить ослабленную Россию на сферы иностранного влияния. И в результате 14 государств ввели свои войска на территорию России, чтоб не упустить долю при дележе шкуры пока что не убитого медведя. Вот где основной толчок к Гражданской войне!

Суть хорошо выразил Черчилль, который написал потом так: «Было бы ошибочно думать, что... мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело».

— Точнее, пожалуй, и не скажешь.

— Конечно. Ведь все белые генералы фактически были ставленниками иностранных держав. Возьмите хотя бы Колчака, палача Сибири, которого сегодня всячески превозносят, поливая сладчайшей патокой. Где получил он свой титул «Верховного правителя России»? В Соединённых Штатах Америки, поскольку обещал отдать им и Японии российский Дальний Восток.

— Потому и снабжали они его всем необходимым.

— От начала и до конца вооружение, боеприпасы, снаряжение, финансирование — всё поставлялось западными странами и Японией.

— Была в ходу частушка об этом:

Мундир английский,

Погон французский,

Табак японский,

Правитель омский.

— Народ метко откликался. Но и офицеры прежней царской армии, которым истинно дорога была Россия, не могли равнодушно перенести такое и пошли сражаться за Родину на стороне красных. Да, были Михаил Васильевич Фрунзе, Василий Иванович Чапаев, Семён Михайлович Будённый, множество других командиров-самородков, которые выдвинулись из народных низов. Однако, если рассмотреть 100 командующих армиями, прошедших за годы Гражданской войны службу в РККА, то более 80 из них — бывшие царские генералы и офицеры. Генеральный штаб Военно-морского флота в полном составе перешёл на сторону Советской власти. А ведь это военная аристократия, но не случайно же таким оказался её выбор.

После Октябрьской революции одним из первых генералов царской армии перешёл на сторону Советской власти командующий Северным фронтом генерал-лейтенант Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич. Именно он стоял у истоков создания Красной Армии.

— Он был брат управляющего делами Совнаркома?

— Да, одного из близких соратников В.И. Ленина. А когда была введена должность Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами республики, её занял полковник Сергей Сергеевич Каменев, отличившийся до того в качестве командующего Восточным фронтом. И оставался он на этой ответственной должности успешно до конца Гражданской войны.

Имена можно ещё называть и называть. Полевой штаб возглавлял генерал-майор Павел Павлович Лебедев, Всероссийский главный штаб — генерал-майор Александр Александрович Самойло. При Верховном Главнокомандующем было создано Особое совещание, куда вошли почти все полные генералы царской армии. А возглавил его уже прославленный к тому времени генерал от кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов. Члены этого Особого совещания участвовали в разработке планов по разгрому Деникина, Колчака, Юденича, Врангеля и других.

— Важнейший показатель! Шире надо обо всём этом рассказывать.

— Я согласен: надо. Но вы знаете, что происходит в реальности? Вот есть у нас, как известно, Военно-историческое общество. И оно предлагает выбрать в интернете из ста наиболее выдающихся полководцев десять самых выдающихся. А включили в число ста всех битых белых генералов, которые названы выше. Но тех, кто их побил, в предложенном списке нет! Каково?

— Не вяжется с их назойливыми призывами восстанавливать историческую правду.

— Правда-то, выходит, у них наизнанку вывернута. О том же говорят и все эти попытки увековечить память Маннергейма, Колчака и им подобных. До сих пор стоит на Дону памятник генералу Краснову, который, как и Шкуро, пошёл на службу к Гитлеру и призывал всех казаков следовать его примеру.

— Есть странное оправдание: памятник этот, дескать, установлен «на частной земле».

— Что тут скажешь? Действительно, странно.

От войны до войны

— Когда Гражданская война закончилась, Красная Армия значительно была сокращена?

— В десять раз. С 5 миллионов человек до 500 тысяч. Необходимо же было восстанавливать хозяйство после Первой мировой и Гражданской. Хотя угроза новой войны в условиях враждебного капиталистического окружения оставалась весьма серьёзной, и Ленин не раз напоминал об этом.

Кстати, о его внимании к военным проблемам, на мой взгляд, говорится и пишется недостаточно. Больше превозносят Троцкого как «создателя Красной Армии», что явно преувеличено. Впрочем, это тема особая. Но знаете ли вы, например, что Владимир Ильич очень внимательно изучал знаменитую суворовскую работу «Наука побеждать», а потом некоторые её положения отразились в установочных документах Красной Армии?

— Первый раз слышу.

— А ведь это свидетельствует о том, что лучшее из русского воинского опыта не отброшено было после революции, а учтено. Стоит подчеркнуть: время, отпущенное историей до Второй мировой войны, ставшей для нас Великой Отечественной, максимально было использовано в Советском Союзе для учёбы военных кадров. И большинство тех офицеров, генералов царской армии, которые во время Гражданской воевали в РККА, теперь стали преподавателями военных академий и училищ.

— А как вы думаете, стала ли для них Красная Армия вполне родной? Образовался ли единый органический сплав бывших генералов и будущих, которым предстояло возглавить фронты и армии в войне 1941—1945 годов?

— Думаю, да. И у меня масса аргументов в пользу этого. Приведу хотя бы такой. Именно этими «бывшими» и «будущими» совместно была разработана теория глубокой наступательной операции, сыгравшая огромную роль во время Великой Отечественной. Собственно, на основе этой теории проводились все блистательные наши победные операции начиная с конца 1942 года.

— Тогда, насколько я понимаю, они произвели очень сильное впечатление в мире?

— А как же! Это сегодня на Западе вместе с нашей доморощенной «пятой колонной» стараются всё перевернуть с ног на голову, полностью «забывая» наше хорошее и всячески раздувая малейшие недостатки и ошибки. Особенно это относится к оценкам Сталина. Вслед за Хрущёвым, который представил его руководившим войной «по глобусу», какой только напраслины не возвели на нашего Верховного Главнокомандующего!

— А как вы его оцениваете?

— Как военного специалиста-профессионала высочайшего класса. И первым основанием для такого вывода стал прочитанный мною в своё время текст сталинского выступления 17 апреля 1940 года на совещании начальствующего состава РККА по обобщению опыта боевых действий против Финляндии.

— Почему же? Что так подействовало на вас?

— Выступал человек, настолько глубоко знающий военное дело, что я, честно говоря, был удивлён. Вот, например, есть там у него такая мысль: мы научимся побеждать только тогда, когда общевойсковой командир научится управлять и авиацией, и артиллерией, и инженерными войсками, и так далее. По-моему, даже сам этот термин — общевойсковой командир — ввёл он, Сталин. И это настолько правильно, что понимаешь: человек мыслил как истинный военный стратег!

И в течение всей Отечественной войны он проявил себя, повторюсь, как величайший военный специалист, как высочайший профессионал воинского дела.

Снова о репрессиях

— Но Сталина по следам Хрущёва обвиняют не только в военном невежестве, а прежде всего в необоснованных репрессиях, которые, согласно расхожим утверждениям, нанесли и роковой ущерб командно-политическому составу Красной Армии накануне Великой Отечественной войны. Как вы относитесь к этому?

— Я серьёзно занимался темой репрессий, и вывод мой такой: цифры их невероятно преувеличены. Конечно, и в армии чистки были, однако не такие массовые, как их изображают. Всего с 1936-го до 1941 года было осуждено по политическим мотивам 2218 человек.

— Военных?

— Да, от маршалов до младших лейтенантов. Причём некоторые из них затем были реабилитированы, ещё до войны. Скажем, Рокоссовский тоже входит в это число, но войну он встретил командиром механизированного корпуса.

Осуждённые тогда в армии — это полпроцента от всего командно-политического состава на 22 июня 1941 года. Были, как я уже отметил, и ошибки. Но считать всех невинными нельзя! Более того, без 1937-го не было бы, возможно, и 1945-го. Вот во время войны мы получили генерала Власова, который оказался «невычищенным». А ведь могли не одного его получить…

— Заговор Тухачевского был?

— Очень авторитетный преподаватель военной истории в Академии имени Фрунзе, где я учился, исследовал это в архивах и утверждал однозначно: был. Но я хочу конкретизировать, откуда мною взяты 2218 осуждённых по политическим мотивам. В №1 «Военно-исторического журнала» за 1993 год (уже несоветское время и фактически официальный орган Генштаба) была опубликована статья о масштабах политических репрессий в Красной Армии в предвоенные годы. По существу данные этой статьи разоблачили Хрущёва!

— Напомните, что он выдал в своём докладе «о культе личности».

— Гораздо больший «нарисовал» масштаб. По его утверждению, только в 1937—1938 годах в армии было уничтожено (даже не осуждено, а уничтожено!) 39761 человек. И ссылка на архивные данные. Так вот журнал взялся эти данные найти.

— Что же нашлось в итоге?

— Совсем другое! Это — численность уволенных из армии в 1937—1938 годах. Не уничтоженных, а уволенных по разным причинам: по возрасту, по выслуге лет, по болезни, за пьянство (такая графа тоже была), в связи с арестом. Именно такие данные привёл тогда начальник главного управления кадров Красной Армии Щаденко в ответ на запрос ЦК ВКП(б).

А Хрущёв, извратив это, выдал полную чушь, которая пошла гулять по белу свету и гуляет до сих пор. Дескать, некому было дивизиями и полками командовать, потому что всех уничтожили. Трудности с кадрами действительно в этот момент были, но главным образом по иной причине.

— По какой же?

— В связи с началом Второй мировой войны численность Красной Армии решено было существенно увеличить. С 1 сентября 1939 года по 22 июня 1941-го были сформированы 125 новых дивизий, формировались механизированные и танковые корпуса. Конечно, кадры были очень нужны, однако вовсе не потому, что полпроцента командиров оказались репрессированы. Подготовка кадров для Красной Армии велась в 77 военных училищах и 10 академиях.

— Чрезвычайно важно, наверное, и то, как изменился в советское время дух армии. Всё-таки, при сохранении лучших традиций прошлого, Красная Армия коренным образом отличалась от армии царской. Хотя бы потому, что не было сословных преград между командирами и рядовыми бойцами. Первые при царе — это в основном дворяне, «белая кость» и «голубая кровь», а вторые — презренная чернь. Теперь же все стали товарищами. Сказывалось же это на настроении людей?

— Ещё бы! Вот в 1937 году вернулся из Франции в Россию генерал-майор Алексей Игнатьев, граф, который много лет был в отрыве от Родины, служа военным атташе за рубежом. И он больше всего обратил внимание, что настроение людей в Советском Союзе, дух армии стали совсем другими! Кстати, после возвращения в первую очередь попросил он пропуск на Красную площадь, на парад 7 ноября, который ему очень понравился.

— Впоследствии он ведь написал интереснейшую книгу «Пятьдесят лет в строю».

— Я про неё как раз и хотел сказать. Книга автобиографическая, но тут масса подробностей и размышлений, раскрывающих честно, правдиво реальную жизнь до революции. Не верить такому человеку невозможно. Он учился в пажеском корпусе, был приближен к царскому двору, затем прошёл Русско-японскую войну, то есть знал то, о чём пишет. А особенно надо выделить его поступок на военно-дипломатической службе.

В обязанность военному атташе как представителю русской военной Ставки во Франции вменялась закупка оружия для русской армии, на что переводились огромные суммы денег. Когда грянула революция, у него оказалась сумма просто колоссальная — 225 миллионов золотых рублей, что по нынешнему курсу составляет более 2 миллиардов долларов.

— Которыми он распорядился как настоящий патриот?

— Совершенно верно. Переведя эти деньги на свой личный счёт, не истратил на себя ни копейки. И не отдал их ни Временному правительству, ни французским властям. Когда же в 1924 году установились дипломатические отношения Франции с Советским Союзом, пришёл в наше посольство и сказал: «Эти деньги принадлежат России».

— Он получил советское гражданство и его восстановили на дипломатической службе?

— Да. А потом он станет советским генерал-лейтенантом, будет служить во время Великой Отечественной в Генеральном штабе. Отмечу, что ему принадлежала идея создания суворовских училищ, которую Сталин горячо поддержал.

Подвиг, не имеющий равных

— В последние годы вы, Виктор Иванович, неоднократно выступали в «Правде» на темы, связанные с Великой Отечественной войной. Однако нельзя и сегодня не коснуться этого периода, ставшего решающим для судьбы нашей страны, поскольку именно Великий Октябрь предопределил Великую Победу. Вы согласны с этим?

— Факт бесспорный, хотя фальсификаторы и здесь стараются всё извратить. Но абсолютно очевидно, что социалистическая революция дала небывалый стимул как для мощного развития наших производительных сил, так и для подъёма патриотического духа советских людей. Сталин в 1931 году говорил о необходимости за десятилетие пробежать расстояние, для которого другим странам потребовалось 50—100 лет. И это было сделано! Шесть тысяч новых крупнейших предприятий построены, созданы совершенно новые отрасли промышленности, работавшие в том числе и на оборону, воспитано поколение патриотов, беззаветно любящих Советскую Родину и готовых отдать за неё даже свою жизнь…

— Стоит, наверное, напомнить и о том, с какой силой пришлось тогда столкнуться Советской стране. Это же была не одна фашистская Германия, а фактически почти вся Европа.

— Конечно! Во-первых, были прямые союзники гитлеровской Германии, которые вместе с ней объявили нам войну. Это Финляндия, Венгрия, Румыния, Словакия, Хорватия, Болгария, Италия, Испания, направившие свои войска в пределы нашей страны. Но, кроме того, Гитлер оккупировал ряд европейских государств, и отсюда против нас воевали 1 миллион 800 тысяч человек.

— Огромная численность!

— Да, граждане Франции, Бельгии, Норвегии, Дании, Голландии и так далее. Из них были сформированы 59 дивизий, 23 бригады, а кроме того, ещё легионы, полки, батальоны.

— Их принуждали воевать?

— Представьте себе, многие или даже большинство шли на войну против Советского Союза, так сказать, по идейным убеждениям. Ведь профашистские партии были в этих странах, и прежде всего из их членов и сторонников формировались подразделения и части на Восточный фронт. Дивизии, созданные гитлеровцами в оккупированных странах, стали в основном дивизиями СС, а СС — это «охранный отряд партии». Вы же помните, что на Западной Украине из бандеровцев была создана дивизия СС «Галичина»?

— Разумеется.

— Правда, она выполняла больше карательные функции, а когда её направили на фронт, сразу была разгромлена. После этого остатки бандеровской дивизии направили в Югославию — снова как карателей, и они ещё много там горя принесли.

— Кроме формирования такого рода частей, на гитлеровцев работала ведь и промышленность европейских стран.

— Мощная промышленность, переведённая на военные рельсы. Все эти заводы «Рено» и другие во Франции, «Шкода» в Чехии и так далее. А кроме того, немцы привлекали на свои предприятия инженеров и квалифицированных рабочих из оккупированных стран, хорошо платя им, особенно когда в Германии началась тотальная мобилизация.

Словом, нашей Родине действительно противостояла колоссальная вражеская сила, и достижение Победы — это беспримерный подвиг всего советского народа и его Вооружённых Сил, подвиг Коммунистической партии и Советской власти, подвиг И.В. Сталина, который взял на себя необыкновенную тяжесть руководства армией и страной в столь тяжёлое время.

— Но продолжают твердить о «бездарности» и даже «вредоносности» сталинского руководства…

— Вот это меня крайне возмущает! Вся эта болтовня, что Сталин не готовил страну к войне, что Победа была достигнута «вопреки Сталину», и тому подобное. Послушайте, да уже 23 июня 1941 года, в соответствии с заранее разработанным планом, началась организованная эвакуация наших промышленных предприятий с запада на восток. Более 2 тысяч заводов были перевезены и начали работу на новом месте.

А как много значили военно-дипломатические усилия Сталина, обеспечившие создание антигитлеровской коалиции! Его предают анафеме за то, что заранее не были развёрнуты возле новой границы наши войска. Но ведь это могло привести к поистине катастрофическим результатам, поскольку СССР объявили бы агрессором, и тогда никакой коалиции наверняка не могло бы состояться.

Не забывайте к тому же про загадочный перелёт Гесса в Англию — это май 1941-го. Какой была его цель и к чему могла привести? Англичане в 1989 году так и не рассекретили материалы тех переговоров: они остались засекреченными до 2039 года. Не случайно же!

— Давайте скажем, хотя бы кратко, о роли партии коммунистов в той Великой войне.

— Перед войной в рядах ВКП(б) состояли 1,5 миллиона человек. Был известный девиз: «Коммунисты, вперёд!», и на фронтах погибли 3 миллиона коммунистов. Но за эти годы в Коммунистическую партию вступили более 6 миллионов человек. По-моему, такие цифры говорят о многом.

Добавлю: не вымыслом советской пропаганды, а самой настоящей реальностью были заявления, которые бойцы писали перед боем: «Если погибну, прошу считать меня коммунистом». Я знаю это от своего отца — он сам писал такое заявление и коммунистом дошёл потом до Берлина.

— Значит, вы в Компартию вступили в 1977 году, так сказать, по стопам отца?

— И деда по материнской линии. Он стал большевиком во время Гражданской войны.

— При каких обстоятельствах?

— В Первую мировую воевал на Кавказском фронте. После Октября, будучи унтер-офицером, вступил в Красную Армию. Когда в 1918 году Корнилов повёл свои войска на Екатеринодар, батарея деда обстреляла его штаб, и этот белый генерал был уничтожен. Так что в партию большевиков-коммунистов дед пришёл вполне осознанно, с твёрдым убеждением. Соответственно в своё время и отец, и я…

А если завтра война?

— Вернёмся, Виктор Иванович, в нынешнее время. Кто бы мог подумать ещё сравнительно недавно, что 100-летие Октября мы будем встречать без социализма и Советской власти, за воссоздание которых приходится снова бороться. И вы, генерал-лейтенант, едва уйдя в запас, вступили в 2011 году в КПРФ. Почему?

— После глубоких, обстоятельных размышлений принял такое решение. Потому что понял: только эта партия с её программой может вывести страну из тяжелейшего положения, в которое она ввергнута. Собственно, угроза та же самая, что была в 1917 году: мы можем просто лишиться страны. Значит, нам надо её спасать, как и большевикам во время революции.

— Очень тревожным было ваше выступление нынешней весной на XVII съезде КПРФ, где вы говорили о состоянии российской обороноспособности сегодня.

— Я и сейчас, коль вы поднимаете эту тему, наверное, буду говорить с не меньшей тревогой. Думаю, абсолютно понятно, что продиктована она той военно-политической обстановкой, которая создана в мире, а особенно вокруг нашей страны. Надо же понимать: обстановка эта чревата войной. Стало быть, мы обязаны думать исходя из весьма опасного, но, увы, реального условия: если завтра война…

— А разве у руководства страны нет такого понимания?

— С одной стороны, как будто и есть, всё-таки отношение к армии за самое последнее время существенно изменилось. Но с другой… Честное слово, не могу объяснить многое из того, что происходит и уж наверняка обороноспособности нашей не способствует.

— Что в первую очередь имеете в виду?

— Так называемые радикальные военные реформы, которые провёл Сердюков.

— Их последствия разве до сих пор не исправлены?

— Что вы! Ни в коей мере.

— У меня, да и у многих, создалось впечатление, что этого торговца мебелью специально назначили тогда министром обороны для того, чтобы окончательно армию развалить.

— Конечно. Однако он был только исполнителем. Дирижировали другие. А чем руководствовались? Указаниями оттуда, с Запада. Я же помню все эти рассуждения: «А зачем вам такая армия? У вас нет врагов». Ну а когда «военные реформы» завершились, Обама заявил, что Россия, оказывается, для США враг номер один… после лихорадки Эбола. Вот так охмуряли!

— И каковы, с вашей точки зрения, результаты?

— Печальные. В ходе радикальных сердюковских реформ была разрушена система управления Вооружёнными Силами. Численность главных штабов видов ВС сократилась более чем в 10 раз, и главкомы в настоящее время фактически не способны управлять своими войсками или военно-морскими силами.

Разрушена организационно-штатная структура Вооружённых Сил. Упразднены военные округа (вместо них созданы четыре оперативно-стратегических командования), дивизии и полки.

Разрушена система мобилизационной готовности, и наши ВС сократились фактически на порядок. До реформ по штату мирного времени они насчитывали 1 миллион 300 тысяч человек, а по штату времени военного их численность увеличивалась до 5 миллионов. Нынче в случае вооружённого конфликта или войны наши Вооружённые силы способны в лучшем случае восполнить имеющийся некомплект, который достиг сейчас почти 300 тысяч человек.

Были разрушены системы тылового и технического обеспечения, и кто будет восстанавливать в военное время повреждённую технику, подвозить боеприпасы, эвакуировать раненых, сейчас непонятно. Неужели этим будут заниматься «оборонсервис» и «аутсорсинг»?

Разрушена и система военного образования, а в результате, например, нашим ВКС не хватает сегодня 1300 лётчиков.

— А ведь для непосвящённых создаётся впечатление, что в армии сейчас всё просто блестяще.

— Что-то действительно за самое последнее время улучшилось. Однако зачастую, по моему мнению, вместо дела преобладает пиар. Новый танк «Армата», который вовсю рекламируется, до сих пор не прошёл войсковые испытания. А на БМП «Курганец», по моим сведениям, ещё двигателя нет, но на парадах уже два года ходят эти машины.

Внимательно смотрел телерепортажи с последних стратегических учений «Запад-2017» и не увидел там ни одного образца новой техники.

Вредно сказалась, по-моему, ориентация на борьбу с группами террористов, а не с геополитическим противником. Что такое международный терроризм? Это — политика. Политика устрашения. Но кто её проводит? Мы же знаем, что все основные международные террористические организации создавались Великобританией, США и другими западными странами.

— Выступая на съезде КПРФ, вы связали проблемы нашей армии с общим положением в стране.

— Это так и есть. Сколько, например, идёт разговоров «сверху», чтобы остановить отток капиталов за рубеж! Но разговоры разговорами, а тем временем небезызвестный «единоросс» Макаров в Госдуме разрабатывает законопроект, не пресекающий, а упрощающий для олигархов перевод денег в офшоры. И Дума, большинством тех же «единороссов», такой закон принимает.

У нас почти полностью уничтожены собственная автомобильная и авиационная промышленность, заново надо создавать станкостроение и электронику. Без них нам нельзя! Потому что многое, в том числе для армии, зависит ныне от зарубежных поставок, а прекратят они эти поставки — и мы на мели.

Сошлюсь ещё на один факт, который меня просто поражает. Вот говорят: нужны антисанкции. Но почему же реально их не вводят? Есть такой металл — титан.

— Крылатый металл, как его называют?

— Ну да, основа авиакосмической промышленности. В 1990 году мы в Советском Союзе производили титана в полтора раза больше, чем весь остальной мир. И вот представьте, сейчас 90 процентов этого нашего металла идёт в США.

— При их санкциях против нас?

— На что я и обращаю внимание! Им его не хватает, и в прошлом году было создано совместное российско-американское предприятие «Урал-Боинг», чтобы производство титана для Америки увеличить. Из этого нашего титана они и делают крылатые ракеты для первого глобального обезоруживающего удара по нашим ядерным силам.

— Потрясающе…

— Я говорю в адрес российских властей: если хотите предпринять настоящие, а не показные антисанкции, прекратите поставлять Штатам титан. Но нет — продолжают.

Вообще, под все эти нынешние речи о патриотизме в главном продолжается фактически та же либеральная политика. Когда-то у знаменитого Альфреда Коха, который был вице-премьером правительства при Гайдаре, спросили, а в чём же всё-таки суть и цель проводимых реформ. И он в припадке откровенности выдал: сделать Россию сырьевой колонией Запада, а затем обеспечить её окончательную деградацию и распад. Вот сейчас, я считаю, продолжается стадия деградации.

— Видите ли вы возможность остановить её, прервать?

— Только в коренном изменении курса, который навязан нашей стране. За это и бьётся КПРФ, членом которой я стал. Наше движение, которым я руковожу, — тоже.

Недавно получился у меня очень острый спор с одним видным «единороссом». Он убеждал меня, что «коней на переправе не меняют». Но если «кони» к пропасти нас мчат? По-моему, это всё очевиднее, и страну на самом деле надо спасать. Повторюсь: как нашим дедам и прадедам в 1917-м…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн окт 30, 2017 7:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Скорбный поклон и тревожные думы

Газета №121 (30618)31 октября — 1 ноября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

Вчера, 30 октября, знаковое событие произошло в российской столице. За неделю до 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции свершилось то, к чему власть и её СМИ уже давно готовили население страны: на пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового кольца открыт памятник жертвам политических репрессий — гигантская «Стена скорби».

ОТМЕТИВ, что он вовсе далеко не первый (за последнее время просторы нашей Родины всё гуще накрывают сетью аналогичных памятников, мемориалов, музеев), склоним головы в память о тех, кто суровой и сложной исторической порой действительно пострадал невинно. Замрём в горестном общем молчании, думая об их судьбе. Но задумаемся и о другом.

Когда сочинялось название этого памятника, инициаторы привычно исходили из того, что все «жертвы политических репрессий» заведомо ни в чём не виновны. Однако так ли это?

Приведу для наглядности, как говорят, крайний пример. По «принципу», которым руководствуются организаторы не только сооружения этого грандиозного монумента, но и вообще всей ширящейся «антирепрессивной» (точнее — антисоветской, антикоммунистической) кампании, к жертвам таковым относится и генерал Власов. А как же! Казнён Сталиным, коммунистами и Советской властью, которым он противостоял и которые теперь являются главными обвиняемыми по делу о репрессиях. Что же, поклонимся и его памяти?

Исходя из утверждаемого отношения к «советскому тоталитаризму», собственно, так и должно быть. Да в сознании многих и сложилось именно так, что подтверждает хотя бы недавнее появление очередной диссертации во славу Власова.

А повешенный атаман Краснов, тоже боровшийся против сталинизма вместе с Гитлером? Также, выходит, герой и жертва. Недаром персональный памятник ему стоит сейчас на Дону?

Называю, конечно, самых одиозных. Но сколько подобных им за вполне реальные «заслуги» были повешены, расстреляны или отбывали назначенный срок в лагерях проклинаемого ГУЛАГа? Предатели Родины, пособники фашистских оккупантов, бандеровцы, власовцы, «лесные братья»…

Вот к вопросу про «сколько». Нет, пожалуй, другой такой исторической проблемы, как численность жертв нашего народа в 1917—1952 годах, которая подвергалась бы столь безответственным фальсификациям и раздувалась поистине до фантастических размеров. Мало того, что к «политическим» в ГУЛАГе запросто присоединяют уголовников и «бытовиков», которых было, конечно, несравнимо больше. Если же верить «статистикам» типа Солженицына, то мы потеряли за Гражданскую войну и в 20—30-е годы прошлого века чуть ли не 100 миллионов человек! Но кто же тогда воевал в Великую Отечественную, кто одержал Великую Победу?

Подлинная статистика говорит о том, что с 1922 по 1940 год естественный прирост населения в СССР составил 32 миллиона человек. А если взять четверть века с 1927-го до 1952-го (перед смертью Сталина), прирост около 40 миллионов. И это несмотря на огромные людские потери в самой страшной войне, которая велась против нас фашизмом на уничтожение.

Надо заметить, что больше половины этих потерь — около 19 миллионов — не военнослужащие, а гражданское население, то есть старики, женщины и дети, загубленные фашистскими захватчиками. Однако Всероссийский мемориал их памяти, за который много лет бьётся общественность, в том числе на страницах «Правды», до сих пор не создан.

Власть будто и не слышит о нём. Другой мемориал, как видим, нужнее, особенно в канун Великого Октября. Так сказать, «памяти жертв коммунизма», а не фашизма.

Обещают, что подобные памятники вовсю будут продолжать множиться по нашей стране. И тут стоит вспомнить: на Украине нынешняя трагедия её начиналась повсеместной установкой антикоммунистических крестов — памяти «жертв голодомора»…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн окт 30, 2017 7:43 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
За правдой к Ленину
№121 (30618)31 октября — 1 ноября 2017 года
2 полоса
Автор: А. КРЫЛОВ. Посетитель выставки из г. Хабаровска.

В субботу, 14 октября, с поста у входа на историко-документальную выставку «Ленин в Москве» директору позвонили двое посетителей с просьбой разрешить осмотреть её. Дело в том, что вход на выставку прекращается в 17.15 — за 45 минут до закрытия. «Мы ехали издалека и очень торопились», — сказали звонившие. Директор разрешил. Ведь они, по их словам, очень хотели «хоть ненадолго встретиться с Лениным».

КАК Я УЗНАЛ, открывшуюся 29 сентября выставку ежедневно посещают от 60 до 80 человек. Наиболее посещаемые дни — выходные, суббота и воскресенье. Среди желающих пообщаться с Лениным люди разных возрастов. Немало молодёжи. Алексей, молодой мужчина, недавно окончивший институт, сказал мне, что у всё большего числа студентов пробуждается интерес к трудам Ленина и они хотят получить представление о ленинизме и социализме непосредственно из первоисточников.

Среди посетителей и убелённые сединой ветераны. А превалируют, по моим наблюдениям, люди средних лет, причём достаточно политически зрелые, которым далеко не безразличны воззрения Ленина. Они не торопясь, весьма внимательно вчитываются в документы экспозиции.

Мнение посетителей о выставке выражают их записи в расположенной при входе книге отзывов. К концу дня 14 октября, когда я был здесь, в ней содержались мнения 58 человек, притом далеко не только москвичей. Первую запись в день открытия оставила постоянный секретарь Французской академии Элен Каррер-Данкос. Она лаконичная, но ёмкая: «Удивительная выставка, история всего прошлого века. Спасибо. 29 сентября 2017 г.».

А вот ещё несколько отзывов:

«Выставка интересная, гид рассказывал всё по-честному, без антисоветчины. Для нашего времени редкость. Студент МГЛУ. 4.10.2017. No pasaran!»

«На мой взгляд, выставка великолепно оформлена, насыщенна, информативна. Без акцентов и толкований — смотри, читай, размышляй. Сердечное спасибо. 04.10.2017. Б. Головань».

«1.10.2017. Уникальная информация. О многом слышали, но не верили. Важно видеть первоисточники (оригиналы) — вот за это особые слова благодарности! Владивосток. Магомедова».

Воистину, говоря словами из популярной советской песни, «Широка страна моя родная», и отзывы — «от Москвы до самых до окраин».

«…Спасибо устроителям выставки за возможность соприкоснуться с частью истории нашей страны, которую в настоящее время стараются всячески замалчивать. Очень актуальна поэтическая строка, взятая Лениным как девиз газеты «Искра»: «Из искры возгорится пламя…! 08.10.17» (подпись без указания фамилии).

«4.10.17. Спасибо, что не побоялись сегодня говорить об этом великом человеке» (подпись без указания фамилии).

«Спасибо организаторам и архивным работникам за замечательную экспозицию!!! Получил заряд энергии огромной силы!!! Ленин жил! Ленин жив! Ленин будет жить!!! Учитель истории А.М. Чернышов. 11 октября 17 г.» (подчёркнуто автором записи).

Подобных записей большинство, их можно приводить ещё и ещё. Прежде всего, по-моему, они свидетельствуют о желании людей ознакомиться с идеями Ленина непосредственно, по его трудам и документам, чтобы сполна оценить подлинное величие его как учёного и революционера. Отзывы говорят и о том, что очень многие не доверяют официальной информации, замалчивающей и искажающей учение Ленина и практику реального социализма. И люди тянутся к Ленину — в надежде узнать от него правду общественного бытия. Как свидетельствуют отзывы, они в своих надеждах не ошиблись. Ведь в правде — сила ленинизма! И люди верят в торжество идей Ленина. Поэтому «Ленин будет жить!!!», как закончил этим утверждением свой отзыв учитель истории.

Документы экспозиции воскрешают у людей и воспоминания о прожитом, побуждая к раздумью о минувшем и грядущем, к верной оценке прошлого.

Скажу и о том, что некоторые отзывы содержат высказывания об определённой неудовлетворённости посетителей выставки подборкой документов. В одном отзыве отмечено: «Они подобраны таким образом, что совершенно ушла на задний план созидательная деятельность Ленина. Где план ГОЭЛРО, где документы, в которых речь шла об оказании помощи учёным, о создании им необходимых условий для работы? Зато на самое видное место при оформлении экспозиции выставлены цитаты Ленина о необходимости изымать церковные ценности, о том, что диктатура пролетариата не опирается ни на какие законы, и т.д. … без отображения всех сторон его деятельности в полной мере трудно будет составить объективное представление о Ленине. 05.10.17» (подпись без указания фамилии).

К числу подобных претензий относятся и отзывы, связанные с «германскими деньгами». Очень правильно написала о таком фальшивом «документе», попавшем на выставку, «Правда», №115 за 17—18 октября (статья Виктора Кожемяко «Такая кричащая «просто случайность»). В самом деле, «случайность крайне странная…»

Наряду с общими высокими оценками выставки и словами благодарности её устроителям имеются и пожелания по различным моментам организации.

Узнать правду о Ленине и от Ленина хотят, как я уже сказал, не только москвичи. Это подтверждает, например, следующая запись: «Спасибо за выставку. Хорошо бы, если бы привезли эту выставку в Питер. СПб. 07.10.2017. Семья» (подпись без указания фамилии).

Пожелание понятно. В Питере под руководством Ленина началась Великая Октябрьская социалистическая революция, до 100-летия которой остались считаные дни. Пожелание о развёртывании выставки в более просторных помещениях, а также на больший срок высказывают и другие посетители выставки.

Хочется надеяться, что организаторы прислушаются к пожеланиям её посетителей и ознакомят с правдой о Ленине ещё более широкие слои населения, причём не только в столице.

Добавлю в заключение (для информации), что проходит эта очень актуальная выставка в помещении федеральных архивов по адресу: ул. Большая Пироговская, 17, а продлится, к сожалению, только до 19 ноября. Хорошо бы этот срок продлить!

Понимаете, зачем изощряются?
№121 (30618)31 октября — 1 ноября 2017 года
2 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

И необходимый комментарий

КОНЕЧНО ЖЕ, радуют письма вроде опубликованного выше. Они свидетельствуют о том, что интерес к Ленину и добрую память о нём не удалось вытравить за три последних десятилетия, несмотря на колоссальные усилия. Однако есть и вопросы.

Ну, скажем, весьма скромный масштаб дозволенной выставки о Ленине. Публикуемый автор приводит отзывы посетителей, из которых ясно: людей это задело. А я, в развитие их мнений, хочу привести высказывание писателя Льва Данилкина — автора книги «Ленин», выпущенной недавно издательством «Молодая гвардия» в серии ЖЗЛ. Итак, цитата из его интервью «Литературной газете», которое было напечатано в номере за 4—10 октября:

«Посмотрите, сейчас официальная выставка открылась «Ленин», которая позиционируется как «всё, что вы хотели знать о Ленине, — пожалуйста, смотрите и думайте сами».

Но проходит она не в Манеже или там в Русском музее, а на 300 квадратных метрах, это несколько комнаток (три! — В.К.) в здании Госархива в Москве. И это, конечно, не просто курьёз — типа как баобаб в цветочном горшке или там «Война и мир», вырезанная на рисовом зёрнышке. Формально это «сами решайте», но по сути очень похоже на то, что таким образом реализуется ползучий необъявленный проект «декоммунизации».

Святую правду сказал Лев Александрович. Так и есть! «И все эти бесконечные разговоры про «немецкие деньги», вся эта фиксация на подавлении инакомыслия, на переписке с Арманд — это всё туда же», — с неколебимой логикой продолжает писатель.

Дискредитация Ленина «немецкими деньгами», давно и напрочь опровергнутая как антибольшевистская фальшивка 1917 года, снова нагнетается перед 100-летием Октября. Так, за два дня до юбилея по главному государственному телеканалу начнут показывать восьмисерийный фильм «Демон революции», где в центре внимания, судя по всему, как раз эта «жареная» тема. Да и на выставку, о которой пишу, «компромат» про это же в виде поддельного документа впустили, чему была посвящена критическая публикация в «Правде».

Случайная ошибка? Смешно поверить. Здесь отбор идёт особый! Абсолютно прав в этом молодой историк Ярослав Козлов из города Харцизска (Донецкая народная республика), сообщивший нам о той подделке.

А сейчас и ещё на одну выставку наше внимание он обратил. Открылась 25 октября в ленинградском Эрмитаже, называется «Печать и революция». Там развесили плакаты с разными лозунгами, звучавшими в 1917-м. И знаете, какой повторяется больше всего, резко бросаясь в глаза и буквально не отпуская каждого из посетителей? «Вернуть Ленина Вильгельму».

Аж ПЯТЬ таких плакатов, исполненных самым крупным шрифтом, создают впечатление, что это было главнейшее пожелание (или нет — требование!) в стране.

Вот так работают…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср ноя 01, 2017 7:27 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Нет, мы и теперь не будем рабами

Газета "Правда" №122 (30619) 2 ноября 2017 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Рабочий, член ЦК КПРФ Алексей ПАРФЁНОВ в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

«Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир».

Эти чеканные строки «Манифеста Коммунистической партии», написанного К. Марксом и Ф. Энгельсом в 1848 году, стали ключевыми для рабочего класса России, который в 1917-м во главе с ленинской партией большевиков составил авангард Великой Октябрьской социалистической революции.

В дни 100-летия эпохального исторического события, коренным образом определившего на многие годы судьбу нашей страны, да и мира в целом, я считаю, очень важно услышать голос нынешних представителей этого класса. Что думают они об Октябре, о России сегодня, о её будущем и о коммунистической, социалистической идее, которую теперь определённые силы рьяно пытаются навсегда похоронить?

Собеседником своим для столь актуального разговора я выбрал человека отнюдь не случайного. Всем, кто регулярно читает «Правду», имя Алексея Парфёнова хорошо знакомо: он нередко выступает на страницах нашей газеты. Больше того, выступает, как правило, интересно и злободневно, вызывая живой читательский отклик.

Он и сам горячо откликается на поднимаемые «Правдой» волнующие вопросы, связаны ли они с рабочей темой или другими заботами КПРФ, с творчеством и личностью выдающегося советского драматурга Виктора Розова или подвигом отважной героини-комсомолки Зои Космодемьянской. Напомню, например, как убеждённо и доказательно вступил он в дискуссию с американским профессором Джонатаном Платтом, не приняв некоторых его утверждений, касавшихся Зоиной темы.

Словом, это человек неравнодушный, мыслящий, много читающий, с весьма разносторонними интересами. Можно назвать его рабочим интеллигентом, и в этом смысле он напоминает мне Ивана Бабушкина, которого, как известно, очень любил Владимир Ильич.

Вполне закономерно, что слесарь Алексей Вячеславович Парфёнов с Дмитровской перчаточной фабрики в Подмосковье (ставшей теперь акционерным обществом) уже не первый срок среди тех рабочих, которые представляют современный пролетариат в Центральном Комитете КПРФ. Замечу, правда, что недавно, в августе нынешнего года, он уволен с работы в АО «Дмитровский трикотаж» — «по сокращению штатов»...

Биография «самая обычная»

— Сначала, Алексей Вячеславович, расскажите коротко свою биографию. Наверное, читателям любопытно узнать, каким путём рабочий из производственного цеха приходит в ЦК КПРФ.

— Биография для своего времени самая обычная. Родился в 1955-м, в подмосковном Дмитрове. В 1972-м окончил среднюю школу и поступил учеником слесаря на здешнюю перчаточную фабрику, где проработал затем в общей сложности около 45 лет. Будучи слесарем, окончил в 1975 году Яхромский вечерний текстильный техникум, а в 1977-м вступил в КПСС.

— Важный момент! Мы потом к этому ещё обратимся. Пока же хочу спросить: вы осознавали тогда это событие как особо значимое для вас?

— Очень даже осознавал. И долго, основательно к нему готовился. Партия охотно принимала в свои ряды рабочих. Не то чтобы всех подряд — откровенных пьяниц, прогульщиков, конечно, не принимали. Но если ты хорошо работаешь и не имеешь замечаний от начальства, секретарь цеховой парторганизации, сам секретарь партбюро фабрики начинают с тобой «вести работу», постепенно готовя к вступлению в КПСС. Было даже такое негласное правило: на одного принятого в партию инженерно-технического работника должно быть не менее трёх рабочих.

— К формализму это не приводило?

— Пожалуй, бывало иногда… Я в октябре 1976 года подал заявление с просьбой о приёме в КПСС совершенно самостоятельно. Прошёл кандидатский стаж и в ноябре 1977-го на собрании коммунистов был принят в партию. Это решение утвердила комиссия при Дмитровском райкоме КПСС — при моём участии. Меня выслушали, задавали вопросы, а затем — бюро райкома.

— Значит, в нынешнем ноябре отметите 40-летие своей коммунистической партийности?

— Получается так.

— Я остановился на этом факте вашей биографии потому, что отношение к вступлению в партию было, как вы сами знаете, разным. Для одних — глубоко осознанным и очень ответственным, а для других (многих, к сожалению!) — просто «шаг в карьере». Драматические события конца 1980-х проявили это с ужасающей наглядностью. А когда в 1993 году неимоверными усилиями удалось воссоздать КПРФ, далеко не все называвшиеся ранее коммунистами снова пришли в неё.

— Я перерегистрировался сразу.

Правомерно стала революция основной датой для страны, для отцов и детей

— Чем стала для вас лично Великая Октябрьская социалистическая революция?

— Я родился и жил в стране, где главным государственным праздником была годовщина этой революции. Ежегодно 6 ноября в Москве проводилось торжественное заседание ЦК партии и Верховного Совета СССР, а 7 ноября проходили военный парад и демонстрация трудящихся столицы на Красной площади. Демонстрации и митинги были в этот день по всей стране, чем подчёркивалась исключительная важность события, происшедшего 7 ноября (по новому стилю) 1917 года.

— Зато теперь отменой праздничного дня и многим другим власть подчёркивает совсем иное отношение к тому событию… Можете ли вспомнить что-то особенно взволновавшее вас из детских впечатлений об Октябре?

— Это когда страна отмечала 50-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Я был с родителями, и в те дни мы вместе смотрели по нашему маленькому телевизору и торжественное заседание с выступлением Леонида Ильича Брежнева, и на следующий день парад, демонстрацию на Красной площади, торжества во всех республиках СССР…

— Масштаб празднования впечатлил?

— Не только. Разумеется, всё было необыкновенно красиво и по-настоящему празднично. Однако самое главное, насколько я помню, состояло в том, что мне, двенадцатилетнему, очень ощутимо передалось восприятие этих торжеств моими родителями. Отец — 1919 года рождения, мать — 1920-го. И до меня через их реплики, комментарии, а затем и разговоры между собой пронзительно дошло, что воспринимают они этот юбилей как важнейший итог жизни страны за полвека — и своей собственной жизни тоже. В таком, знаете, неразрывном единстве и с очень большим чувством.

— А кто родители ваши были?

— Из крестьян. Дед по отцовской линии погиб в Гражданскую войну, он был комиссаром. Отца воспитывал дядя, а одно время он даже беспризорничал. Но сумел выправиться потом: окончил при общественной поддержке десятилетку, стал комсомольским работником, вступил в партию. Когда началась Великая Отечественная война, он работал в Татарии первым секретарём райкома комсомола. В армию не брали, потому что у него в детстве были отморожены пальцы на ноге. Но он обратился в Центральный Комитет комсомола и добился, чтобы его всё-таки взяли на фронт.

При переформировании их части в Дмитрове познакомился с моей будущей мамой. Переписывались всю войну, а после её окончания отец приехал в Дмитров, и они поженились.

— Мама, стало быть, у вас дмитровская?

— Коренная дмитровчанка. Во время войны работала на оборонном заводе и смогла окончить Московский текстильный институт. По специальности — инженер-химик, работала на фабрике, преподавала химию в школе. Отец, отработав несколько лет секретарём райкома партии по сельскому хозяйству и окончив Высшую партийную школу, тоже стал учителем — преподавал историю.

— Почувствовали вы у них удовлетворение и какой-то подъём в связи с полувековым юбилеем революции?

— Именно об этом я и начал говорить. Кстати, вот что ещё запомнилось. Реагируя на необычный размах празднования, оба они с восхищением говорили: да, если так отмечается 50-летие Октября, то как же будет отмечено 100-летие! Знали бы, что произойдёт у нас к нынешнему дню…

— Как оцениваете попытку буржуазной власти (отменой праздничного дня 7 ноября, введением нового праздника 4-го и т.д. и т.п.) добиться забвения подлинно великой даты?

— Как кощунственную попытку с вопиюще негодными средствами. Ясно же, что истинно великое в мешок не запрячешь и клеветой не изничтожишь. Насочиняли приторных песенок про поручика Голицына и корнета Оболенского, про «хруст французской булки»…

— А Говорухин снял свою надутую «Россию, которую мы потеряли» якобы…

— Может, на кого и подействовало. Но есть у народа генетическая память. Вот я, например, через бабушку свою по материнской линии с детства немало знал, какой реально была жизнь в царской России. Прямо говорилось: для простых людей, трудовых — очень тяжёлая и очень плохая. Бабушке в 14 лет пришлось идти работать, чтобы поддержать семью, в школу же ходить ей вообще не посчастливилось. Сравните с её дочерью, моей мамой, которая окончила среднюю школу, затем институт. И училось, причём бесплатно, абсолютное большинство. Да что говорить! Всё это известно.

Что входило в духовный мир молодого советского человека

— Давайте поговорим о том, как складывался ваш духовный мир — человека, родившегося на тридцать восьмом году Великого Октября.

— Я жил в стране, где всё — идеология, политика, культура, образование — тем или иным образом было связано с идеями нашей социалистической революции, с идеями справедливости. Особо выделю изучение истории в школе. Оно начиналось в 4-м классе с «Рассказов по истории СССР». А более основательно и подробно этот важнейший предмет изучался в 7—10 классах.

В курсе отечественной и мировой истории мне запомнились две магистральные линии. Во-первых, я осознал, что принадлежу к великому народу, сумевшему в сложных природно-климатических условиях и при постоянных нашествиях врагов сохранить свою независимость и создать самобытную великую культуру — от былин и «Слова о полку Игореве» до Пушкина, Горького и Шолохова.

Сейчас ещё помню страницу учебника «История СССР» (7-й класс) с репродукцией иконы «Троица» Андрея Рублёва. Людям, которые считают, что годы Советской власти были годами пренебрежения всем русским, рекомендую ознакомиться с тем нашим школьным курсом истории.

И вторая коренная тема, которая проходила через весь курс отечественной и мировой истории, — это тема классового разделения общества и борьбы угнетённых за справедливость.

— Вот она сегодня в школе и вузах приглушена до полной неслышимости! Да и в общественной жизни, в литературе, искусстве…

— Согласен, а это недопустимо. Со школы в памяти у меня фундаментальное положение из «Манифеста Коммунистической партии» Маркса и Энгельса: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу…»

История в советской школе прививала учащимся не только и не столько чувство жалости к социальным низам, но прежде всего учила уважению к трудящемуся человеку, к народным массам, которые являются основными производителями материальных благ и движущей силой истории.

Вот этому и меня научила советская школа.

— А роль для вас пионерской организации, комсомола?

— Про комсомол скажу далее, а в пионеры вступил в положенный срок. Принимали меня с моими одноклассниками торжественно — в Москве, на Красной площади, перед Мавзолеем В.И. Ленина. Но пионерская жизнь мне особенно не запомнилась — может быть, потому, что был в ней формализм: это слово раньше у нас с вами уже прозвучало. Зато я полюбил читать «Пионерскую правду». Именно тогда, в 9—10 лет, я стал привыкать к регулярному чтению газеты, что и сейчас считаю необходимым. Со временем «Пионерскую правду» сменила «Комсомолка», а затем орган ЦК партии — «Правда».

— Спасибо за такую многолетнюю верность нашей газете.

— Скажу прямо, я считаю совершенно ненормальным, что многие члены КПРФ не выписывают и не читают «Правду». Разумеется, читал я не только газеты. Была ещё и школьная программа по литературе, а главное — сама литература. Из русской классики наибольшее впечатление про-извели на меня «Капитанская дочка»

А. Пушкина (8-й класс) и «Герой нашего времени» М. Лермонтова (9-й класс). И — «Как закалялась сталь» (10-й класс). Роман Николая Островского стал одной из самых любимых моих книг, а фильм «Павел Корчагин», соответственно, вошёл в число любимейших кинокартин.

— Что дала вам, семнадцатилетнему, «Как закалялась сталь»?

— Ярко показала, каким может и должен быть человек: нравственно чистым, волевым, целеустремлённым, самоотверженным — как Павел Корчагин. И быть, как он же, яростным борцом за справедливость, что очень важно в юношеском возрасте! По-моему, в книге Островского, как ни в какой другой, воплотился дух Великой Октябрьской социалистической революции.

— Теперь в школьных программах книги «Как закалялась сталь» нет, как нет и «Молодой гвардии» Александра Фадеева, и много чего ещё.

— Изъятия знаковые и незаменимые!.. Отмечу, что где-то лет в 13—14 мною овладела страсть к чтению научно-фантастической литературы. Дореволюционная русская литература не знала такого жанра (на Западе её основоположниками были Жюль Верн и Герберт Уэллс). Но почти сразу после Октября в Советской России это направление появилось и приобрело популярность у читателей. Фантастические произведения писали многие, от таких мастеров, как Алексей Толстой и Мариэтта Шагинян, до ныне забытых писателей. Это была действительно «фантастика, рождённая революцией» («Сборник научной фантастики», 1965 год).

Второй взлёт фантастики произошёл на рубеже 50-х годов. В Советском Союзе с увлечением тогда читали и Ивана Ефремова, и польского фантаста Станислава Лема, и братьев Стругацких (этих писателей постоянно печатают и сейчас), и других, забытых теперь, как мне кажется, незаслуженно.

Вот фантастику этой волны и я читал. Привлекали в ней меня не только приключенческий сюжет и романтика освоения космоса. Привлекало описание совершенного общества будущего — коммунизма. Общества как братства людей, объединённых общим творческим трудом.

— Вы очень интересно высказались по этому поводу в своей статье об Иване Ефремове, которая недавно была напечатана в «Правде»…

— Конец 50-х — начало 60-х годов стали не только периодом бурного развития научно-фантастической художественной литературы в СССР и США, но и временем роста такого явления, как футурология. Беспрецедентно огромные размеры приобрела литература, имевшая научный или наукообразный характер, которая пыталась дать представление о будущем человечества. Такого рода прогнозами занимались на Западе не только мечтатели, но и самые серьёзные учёные. Проводились международные конгрессы футурологов, издавались журналы и книги.

Предполагалось, например — я сам читал такой прогноз в 8—9-м классе, что в 70-е годы ХХ века человек полетит на Луну, в 80-е — на Марс и Венеру, тогда же и будут созданы установки управляемого термоядерного синтеза, а в 90-е годы появятся уже поселения на Марсе и Венере, начнутся полёты к дальним планетам Солнечной системы, будет преодолён голод на Земле, научатся лечить практически все болезни и будет осуществлена полная автоматизация производства. Ну а в первые десятилетия XXI века человечество приблизится, благодаря развитию науки к решению проблемы бессмертия, к созданию искусственного разума и телепатической передачи информации.

— Но вопрос о назревших и абсолютно необходимых социальных преобразованиях при этом как бы снимался! И вот мы видим ныне, что проблема голодающих, например, во многих странах не стала менее острой, как и проблема лечения бедных…

— Конечно, те прогнозы имели определённый антикоммунистический привкус. Рисовалось, что всё будет достигнуто без серьёзных социальных преобразований, только путём развития науки и техники. А зачем, дескать, нужен какой-то коммунизм, если люди и так будут сыты, здоровы и бессмертны!

— А ведь светлые остались впечатления о детстве и юности в Советской стране?

— Самые светлые! С таким настроем в 1972 году, через 55 лет после революции, я и вступил во взрослую жизнь. Конечно, хотелось стать космонавтом. Но — здоровье подвело. Я и в Советской Армии не служил по состоянию здоровья, о чём и тогда, и сейчас жалею.

Я пошёл в рабочие.

Быть на фабрике хозяином — что это значит?

— «Фабрики и заводы — рабочим!» — таков один из главных лозунгов Октябрьской революции. Сразу после её победы для трудящихся был введён восьмичасовой рабочий день. И сразу же Ленин подготовил проект положения о рабочем контроле. Уже 27 ноября 1917-го ВЦИК утвердил соответствующий декрет. А в 1918—1919 годах Советская власть пошла ещё дальше — национализировала подавляющее большинство фабрик и заводов. Вы поступили работать в 1972-м на фабрику, которая являлась государственной (общенародной) собственностью. Почувствовали себя хозяином предприятия? Стали им реально?

— В определённой мере — да. Подчеркну коренное, очень важное. В Советском Союзе я не был пролетарием, который, чтобы иметь средства к существованию, продаёт свою рабочую силу. Мне было гарантировано конституционное право на труд. В стране отсутствовала безработица, и при поиске работы я имел большой выбор в соответствии со своими интересами и склонностями.

Мне не нужно было вести борьбу с хозяином за повышение своей заработной платы. Уровень оплаты труда определялся централизованно, причём раз в пять лет, то есть регулярно, он повышался. Когда я устроился в 1972 году учеником слесаря, то получал минимально — 60 рублей в месяц. В этом же году в стране минимальная зарплата стала 70 рублей. Сдав на разряд, стал получать 120—130 рублей, затем, работая слесарем 4-го разряда, — 150 рублей и выше. Это всё, стоит заметить, при стабильных ценах и безусловной выплате денег точно в срок.

И, наконец, я, как и другие рабочие, имел возможность контроля деятельности администрации фабрики (с середины 70-х она стала называться Трикотажно-перчаточным объединением) — значит, осуществлять то, чего добивались рабочие в 1917 году.

— А как конкретно вы могли это делать?

— Контролировать можно было через профсоюзы, выступая, допустим, на отчётно-выборных профсоюзных собраниях и конференциях, где обязательно присутствовало руководство. И, что ещё действеннее, через первичную партийную организацию.

Когда вступил в КПСС, активно стал участвовать в партийных собраниях, где обсуждались важнейшие вопросы производственной и общественной жизни коллектива. На открытых партсобраниях регулярно бывал и раньше, поскольку меня избрали заместителем секретаря комитета комсомола по идеологической работе. А комсомол у нас на фабрике существовал отнюдь не формально! Теперь же, став коммунистом, был назначен по решению парткома председателем комиссии по контролю деятельности администрации в области внедрения новой техники. И действительно контролировал, и постоянно выступал по этим вопросам на партийных собраниях, и мы добивались исправления положения там, где это было нужно.

— Слушайте, Алексей, неужели у вас и у ваших товарищей при контроле деятельности администрации всё так гладко получалось — без сучка и задоринки? Дело-то острое. В то время я работал в отделе партийной жизни «Правды», и доводилось немало бывать на предприятиях, общаться с коммунистами и беспартийными рабочими. Самым больным вопросом, пожалуй, было отношение начальства к критике. Когда этот вопрос откровенно и конкретно поставил в нашей газете сталевар завода «Электросталь» (тоже, кстати, подмосковного) Павел Абашкин, а затем многие поддержали его в письмах, опубликованных под рубрикой «Коммунист в своей организации», мы стали получать до тысячи и более откликов в день! Не благостных, поверьте. За справедливую критику с честными людьми подчас «сводили счёты», отбивая и у других желание «контролировать»...

— Но я не говорил, что у нас было сплошь благостно. Да, критика не нравилась, бывало, что начальники искали и находили возможность «посчитаться» за неё. У меня самого после острого выступления в адрес главного инженера возникли заметно негативные последствия...

— В чём они проявились?

— Я к тому времени окончил вечерний техникум, и возникали предложения «служебного роста». После конфликта их уже не было...

Тем не менее скажу так. Во-первых, в любой острой ситуации у человека есть нравственный выбор: поступить по совести или «как удобнее» — это всегда было, есть и будет. А во-вторых... Знаете, всё познаётся в сравнении. Сегодня мы из условий предприятия социалистического переместились в капитализм. И, поверьте, то, что казалось некогда значимым, существенным (скажем, «расправа за критику» в виде какой-либо повышенной строгости и не вполне обоснованного лишения надбавки к зарплате), ныне представляется такой мелочью на фоне всего, что вокруг происходит!

— Верю. Могу понять. А все ли вполне осознают это?

— О, путь за последние три десятка лет мы прошли сложный и, я бы сказал, весьма извилистый. На осознании происходящего это сильно сказывается. Порой кидает людей, то есть мысли их, в такие разные стороны! Однако постепенно и всё чётче приходит понимание того, в каком положении мы оказались.

«Мы стали рабами...» Это я не лично от себя вам говорю. Слышу это в последнее время на фабрике от других рабочих. И о каком рабочем контроле может идти сегодня речь...

— В общем, вернулись в дореволюционное состояние?

— По сути — да.

Людей хитро и нагло обманули

— О том, как могло произойти такое в нашей стране, продолжаются и дискуссии учёных, и споры на бытовом уровне. Что думаете вы? Каковы мнения ваших товарищей-рабочих?

— По-моему, главное в том, что людей хитро и нагло обманули, когда начались так называемые перестройка и последовавшие затем «реформы». Обещано было одно, а делалось совсем другое.

Часто обращаюсь мысленно к первым десяти годам моей работы на производстве. Это время с осени 1972-го до ноября 1982-го, когда умер Леонид Ильич Брежнев.

— Как вы к нему относились?

— В то десятилетие нарастало негативное отношение к Брежневу. Распространялись анекдоты, всё чаще слышались по его адресу пренебрежительные высказывания. Но я всегда относился — и сейчас отношусь — с глубоким уважением к Леониду Ильичу, считал и считаю его выдающимся деятелем Коммунистической партии и Советского государства. Пожалуй, теперь и в представлении большинства народа он является одним из самых популярных исторических деятелей Отечества, и я рад, что прав оказался, а не те, кто рассказывал анекдоты.

— К сожалению, в последний период жизни из-за возраста и болезней сам он уже отстранился от дел, доверив их совсем не тем, кому нужно. Вот и активизировались вокруг всяческие арбатовы, бовины, бурлацкие и т.п., подтачивавшие изнутри ЦК основы социализма.

— До определённой поры этого не было видно, и я считал те годы временем воплощения идей Великого Октября, временем укрепления и совершенствования социализма, что, по-моему, в основном так и было. И в рабочем коллективе у нас преобладала хорошая, здоровая атмосфера. Читая ленинскую статью «Партийная организация и партийная литература», помню, я обратил особое внимание на мысль Владимира Ильича о литературе, которая «будет служить не пресыщенной героине, не скучающим и страдающим от ожирения «верхним десяти тысячам», а миллионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, её силу, её будущность». Вот я и своих товарищей по фабрике относил к этим миллионам и десяткам миллионов.

Ну а «пресыщенная героиня» и «верхние десять тысяч»? Их тогда не было в стране? Или всё-таки уже были, формировались и лишь громко о себе не заявляли?

— Стоило об этом задуматься.

— Я, к сожалению, всерьёз задумался позднее. Хотя, будучи комсомольским активистом — заместителем секретаря комитета комсомола по идеологической работе и молодым коммунистом, много читал. И Ленина читал, и комсомольско-молодёжные издания: журнал для рабочей молодёжи «Смена», журналы «Молодая гвардия», «Вокруг света», «Знание — сила»... В СССР было прекрасное радиовещание для молодёжи — радиостанция «Юность», и я, если была возможность, слушал часовую передачу «Юности» в 17.00, а с 23.00 до 23.40 были прекрасные литературно-художественные программы.

Именно за первые десять лет работы на производстве и жизни в трудовом коллективе, моей деятельности в партии и в комсомоле я окончательно сформировался как личность, глубже воспринял идеи Великой Октябрьской социалистической революции.

— Но недостатки и проблемы в стране вы, конечно, видели?

— А как же! О них и газеты немало писали, говорилось на съездах партии, пленумах ЦК. Однако досаду вызывало, что разговор с высокой партийной трибуны шёл серьёзный, решения принимались категоричные, а вот реальное улучшение положения следовало не всегда. И это всё хуже сказывалось на настроении людей.

Дело не только в пресловутом дефиците некоторых потребительских товаров, в том, что не хватало молочных и мясных продуктов. Ещё важнее, по-моему, что нарастало ОТЧУЖДЕНИЕ (есть такой термин у Маркса) людей от власти и собственности. И не то чтобы они выступали против Советской власти, но возникало у них равнодушие к происходящему в стране и на их предприятии.

— Как в результате вы восприняли «перестройку»?

— Поначалу — как продолжение Октябрьской революции. Собственно, она и была объявлена продолжением Октябрьской революции. Вплоть до августовской катастрофы 1991 года идейной платформой КПСС и Советского государства — официально, по крайней мере — считался марксизм-ленинизм. Что было уже коварным обманом! Весь ленинизм ведь сводился к последним письмам и статьям Ленина. Да и это свели к негативным оценкам Сталина («Письмо к съезду») и статье «О кооперации». В общественное сознание внедрялся миф, будто Ленин в этой статье считал необходимым возвращение к буржуазным (рыночным) отношениям.

— Одновременно ударили по головам людей валом публикаций о жестокостях революции и того же Ленина, что сильно повлияло на многих. А на вас?

— На меня — нет. Я, как уже сказал, книги Ленина к тому времени читал, поэтому знал, что он вовсе не был эдаким добреньким ко всем человеком, каким его нередко изображали. И вообще, я достаточно глубоко понял, что без жёстких мер по отношению к противникам просто не может быть настоящей революции!

А к нам с хитрой горбачёвской «перестройкой» беда пришла, откуда её не ждали. Да тут ещё и Ельцин возник. Вал «разоблачений», тотальной лжи на советскую эпоху привёл у нас к расколу коллектива, фактически к тихой гражданской войне. Многие вспомнили реальные и мнимые обиды, нанесённые им Коммунистической партией и Советской властью. Кто-то вспомнил репрессированного родственника, кто-то бананы, которые он не смог купить больной дочери.

Последнее меня возмущало больше всего: известно, сколько Советская власть делала для детей и для детской медицины. Не могу не сказать Советской власти личное спасибо за это. Родившись слабым и болезненным, я сумел выправиться и стать полноценным членом общества именно благодаря детским врачам и всему советскому образу жизни.

— В итоге как оцениваете происшедшее в 1991—1993 годах?

— По-моему, абсолютному большинству в стране теперь ясно: произошла катастрофа. Я согласен с выводом, что последствия её более ужасны, чем последствия гитлеровского нашествия и временной оккупации советской территории в 1941—1943 годах. И, наверное, враги наши не верили в воссоздание Коммунистической партии. Но она, вопреки всему, в 1993 году воссоздалась, и для меня не было вопроса, восстанавливаться или нет в звании коммуниста.

А дальше был расстрел Верховного Совета. Когда 5 октября я пришёл с работы домой, мама спросила меня: «Ну как?» Я пожал плечами и сказал: «Сама видишь».

— Надо жить, — услышал я от неё.

Да, надо было жить, надо было бороться.

После протрезвления необходимы глубокое осознание происшедшего и, конечно, упорная борьба

— Давайте вернёмся в родной для вас рабочий коллектив и поговорим про то, что сегодня здесь происходит. Какое настроение преобладает у людей?

— Протрезвление, так скажу. Наступать оно стало сразу, как пошли ельцинские «реформы». Все, кто яростно кричал на меня, с пеной у рта ругая Советскую власть, быстро примолкли. Да и было отчего: нас же просто нагло грабили!

Я уж не буду долго говорить о всяческих индивидуальных обстоятельствах, в которые кто-то попадал, особенно остро видя при этом разительное отличие советских, социалистических отношений и «новых», капиталистических. Один только пример приведу.

Был у нас человек, который пришёл на фабрику из армейских политработников. К удивлению моему, когда начались баталии в связи с Ельциным, он чуть ли не злее всех стал хулить всё советское. Но вот Ельцин пришёл к власти, а у него происходит несчастье: машина сбивает любимую внучку. Виновного, как всё чаще теперь бывает, не нашли. А главное, пытаясь спасти жизнь девочки, он убедился, что в наступившей действительности всё (даже жизнь!) зависит от наличия денег.

— Руководство сменилось у вас?

— Вот это ещё одна тема. Несколько женщин в нашем коллективе особенно страстно твердили, как нужен нам «новый хозяин». Дескать, придёт — и тотчас всё отлично наладится: с обновлением техники, улучшением организации труда, а главное, зарплата будет, конечно, очень большая.

— Ну а как на поверку оказалось?

— В результате деятельности «эффективного собственника», ставшего хозяином АО «Дмитровский трикотаж», численность работников сократилась… в 10 раз. Резко возросла нагрузка на каждого человека (без повышения оплаты!), и никакого технического перевооружения не произошло. Как не происходит до сих пор никакого роста заработной платы: она остаётся на минимальном уровне.

— Задумались ждавшие «нового хозяина»?

— Тут поневоле задумаешься. А я ещё более утвердился в том, какой замечательный, чуткий и ответственный был у нас прежний, советский директор — Михаил Афанасьевич Завьялов. Хозяйственник, выросший и воспитанный на партийной работе. Хорошей, по-моему, была в основном генерация таких кадров.

— Но сегодня положение рабочего, если смотреть в корень и шире отдельного предприятия, зависит всё-таки главным образом не от личности хозяина или менеджера, а от вернувшейся системы капитализма. Система диктует: выжимать из людей как можно больше прибыли — любыми способами. Разве не так?

— Только так. Законы капиталистические действуют жестоко, без жалости и снисхождений. Вот в Дмитровском районе есть предприятие сходного с нашим профиля, где работают женщины-мигранты. Так вот там — 12-часовой рабочий день и 6-дневная рабочая неделя, а условия труда — хуже некуда. Едва передохнут, слегка поспят — и снова за станок…

Ужасно, к чему вернулись век спустя после Октября. Люди живут, чтобы работать, а не работают, чтобы жить!

— И какую реакцию всё это у людей вызывает?

— Пробудилось классовое чувство неприязни, если не сказать больше, к тем «верхним десяти тысячам», которые нынче вновь завладели Россией. Формируется осознание своего пролетарского положения, по сути — положения рабов, о чём я уже сказал. Но мы, коммунисты, должны гораздо активнее нести социалистическое сознание в пролетарскую среду. Это выдвинуто как важнейшая наша задача на октябрьском (2014 года) пленуме ЦК КПРФ.

Замечательно, что состоялся такой пленум, посвящённый взаимоотношениям рабочего класса и нашей партии. Но ведь это лишь начало огромной работы на основном направлении — впереди целеустремлённая, упорная борьба.

— Сами довольны своей работой как коммунист, как секретарь райкома КПРФ по идеологической работе?

— Нет. Хотя и стараюсь, но делаю, пожалуй, меньше, чем мог бы. Большевики октябрьского и следующего поколений, то есть дед мой и отец, наверняка сделали бы гораздо больше. Они в своё время и сделали. Пример, образец для нас! Всё-таки мы в теперешних трудных условиях, как и они, не хотим быть рабами. И заявляю твёрдо: не будем.

— Надежда Константиновна Крупская вспоминала, с каким волнением воспринимал Ильич в последний период его жизни стихи, где были такие строки: «Никогда, никогда коммунары не будут рабами!» О вашей сегодняшней работе и борьбе мы потом должны поговорить обстоятельнее. А пока — с наступающим великим праздником трудящихся, с юбилеем Октября!

— Большое спасибо. Вас тоже поздравляю.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пт ноя 03, 2017 2:40 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Для чего является «Демон революции»

Газета "Правда" №123 (30620) 3—8 ноября 2017 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Такой сериал на главном государственном телеканале нам преподнесут как подарок к 100-летию Октября

Навязчивой и методичной рекламой этого своего произведения они, по-моему, всех давно уже «достали». Началось с первых дней сентября и повторяется на «России 1» несколько раз в сутки! Причём, конечно, с приближением к Октябрьскому юбилею — по нарастающей. На экране мы видим Ленина, что в сочетании с названием сериала у многих вызвало особую тревогу. Вряд ли сильно уменьшилась она (сужу по письмам в нашу редакцию) и после двукратного разъяснения энергично жестикулирующего Дмитрия Киселёва в его «Вестях недели». Дескать, под «демоном революции» в данном случае имеется в виду другой персонаж. Однако люди всё равно не верят или, по крайней мере, сомневаются. И должен прямо сказать: есть для того основания.

НУ ДА, ДРУГОЙ персонаж, претендующий на олицетворение «демона», в сериале действительно есть. Это Александр Парвус, а настоящая его фамилия — Гельфанд. Он, как и Ленин, в центре восьмисерийного телефильма. Только абсолютному большинству потенциальных зрителей фамилия его, да и некогда громкий псевдоним сегодня неизвестны.

Киселёв счёл нужным по-своему это прокомментировать. Сообщив, что новый фильм кинорежиссёра Владимира Хотиненко посвящён «сложной истории отношений революционера Владимира Ленина и Александра Парвуса», он заявил дословно следующее: «Ленин в советской историографии титан, Парвус — никто. О нём даже не упоминалось никогда, его имя намеренно вычеркнуто из всех учебников, а точнее — никогда даже не могло появиться там».

Преувеличение! Появлялось, хотя, разумеется, в соответствующем его подлинной роли контексте. Роль же эта и место в истории у него, что там толковать, как небо от земли, отличны от роли и места в истории истинного титана — Ленина. Это более чем очевидно, сколь бы ни педалировал внимание телеведущий на всяческих его дарованиях и деяниях. Например:

«А между тем Парвус в реальности был видным теоретиком перманентной революции, ярким практиком-организатором, бежавшим из сибирской ссылки, финансистом революционного движения в России. Он же разработал и осуществил план переброски Ленина из Германии (Швейцарии всё-таки? — В.К.) в Россию. В том самом пломбированном вагоне…»

И это, замечу, тоже намеренное преувеличение персонального вклада Парвуса в судьбу Ленина, большевиков и всего, как тут сказано, революционного движения в России.

Притом о многом и очень важном либо совсем не сказано телеведущим, либо проходит в его передачах вскользь и как бы только намёком. Прежде всего — что Парвус был не столько «видным теоретиком и практиком-организатором революции», сколько выдающимся авантюристом, одержимым страстью к личному обогащению и шикарной жизни. Ради этого не гнушался ничем, вплоть до связей с властями Германии, где он жил, и получения денег от них за обещаемые услуги.

А как поступает Киселёв? Он с экрана говорит: «Позже Ленин счёл, что Парвус компрометирует его. Известная ленинская фраза: «Революцию нужно делать чистыми руками» — адресована Парвусу». Но чем вызвано такое ленинское отношение к нему — не объясняется!

Вот и выходит: Ленин просто неблагодарность проявил к товарищу, который много сделал для него и руководимой им партии. Другой автор киселёвской передачи — корреспондент Антон Лядов, завершая тему, такой же вывод подтверждает: «По пути в Россию Парвуса фактически списали. Ленин категорически отказался встречаться с ним лично».

ОДНАКО надо прямо говорить, что никакой особой близости между Лениным и Парвусом не было, а отношение Владимира Ильича к этой фигуре определилось задолго до времени предреволюционного, когда происходит действие снятого теперь сериала.

Ещё в 1908 году дело Парвуса рассматривал третейский партийный суд. За присвоение денег, которые любитель роскошной жизни должен был передать М. Горькому и в кассу РСДРП, его исключили из партии. Ну а далее последовала целая серия таких поступков и выступлений Парвуса, которые в конце концов вызвали страстную ленинскую статью под выразительным заголовком «У последней черты», опубликованную в центральном органе большевиков — газете «Социал-демократ» (1915 год). Приведу несколько строк из неё:

«Парвус, показавший себя авантюристом уже в русской революции, опустился теперь в издаваемом им журнальчике [«Колокол»] до… последней черты… Он лижет сапоги Гинденбургу, уверяя читателей, что немецкий генеральный штаб выступил за революцию в России… В шести номерах его журнальчика нет ни единой честной мысли, ни одного серьёзного довода, ни одной искренней статьи, сплошная клоака немецкого шовинизма, прикрытая разухабисто намалёванной вывеской: во имя будто бы интересов русской революции! Вполне естественно, что эту клоаку похваливают оппортунисты…»

И ВОТ ТАКОЙ «герой» (в исполнении Фёдора Бондарчука) сводится с Лениным (Евгений Миронов) в сериале, который специально готовился к вековому юбилею Великого Октября. Понятно: фильм не только о Парвусе, но и о Ленине. Даже в первую очередь — о Ленине! Событие? Конечно. Другой вопрос, с каким знаком событие.

А ещё вопрос: почему именно этот сюжет был избран для фильма к 100-летию Октябрьской революции? Мне по содержанию ясно стало: совсем не случайно! Тема «немецких денег» привлекла. Она ведь используется едва ли не как самая главная в антиленинских и антиоктябрьских спекуляциях.

В 1917-м сфабрикована была эта версия для дискредитации большевиков и их вождя. А потом, много лет спустя, «художественно» возродил её Солженицын в своём «Красном колесе», частью которого стал «Ленин в Цюрихе».

Там Парвус приезжает к Ленину в его швейцарскую эмиграцию, чтобы предложить деньги на революцию в России. Деньги германского происхождения. То же и в сериале, который нам предстоит увидеть. Правда, здесь добавляется ещё одна якобы компрометирующая большевиков тема — «пломбированный вагон».

На пресс-конференции о сериале «Демон революции», состоявшейся 30 октября в агентстве «Россия сегодня», я спросил режиссёра Владимира Хотиненко: как родилась идея фильма и кто написал сценарий? Ответ был такой: «Написан сценарий ещё в 2009 году Эдуардом Володарским (он умер в 2012-м. — В.К.). А я подключил к доработке двух молодых сценаристов и взялся сам».

Но взялся-то не по своей инициативе. Хотя на пресс-конференции и после неё режиссёр неоднократно говорил, что работа над этим сериалом представилась ему очень интересной, всё-таки надо отметить: он выполнял заказ. Социальный. Политический. Причём, учитывая дату назначенного выпуска на телеэкран, заказ чрезвычайной важности!

Я читал признание продюсера Александра Роднянского, что идея создания сериала «о роли немецких денег в октябрьском перевороте» (!) родилась у генерального директора телеканала «Россия» Антона Златопольского ещё десять лет назад. То есть этот социальный заказ и начал тогда выполнять известный сценарист Э. Володарский (автор «Штрафбата» и т.д.), а вот завершать нечистое дело выпало Владимиру Хотиненко.

Почему нечистое, если не сказать гораздо резче? Да потому, что давно и неопровержимо доказано: никакой «роли немецких денег в октябрьском перевороте» не было! А за годы от написания первого варианта сценария появились и новые исследования серьёзных учёных, ещё основательнее подтверждающие такой вывод.

Вот и подготовить бы на базе этих трудов к 100-летию Октябрьской революции документальный телесериал, который закрыл бы наконец спекулятивную тему. Но подготовили, как по всему видно, совсем иное…

ЧТО Ж, будем смотреть и потом (вместе с нашими читателями, надеюсь) подробнее и конкретнее поговорим об этом. А все свои сомнения в беседе после пресс-конференции я Владимиру Хотиненко высказал. В ответ услышал: «Убеждён, что лично Ленин никаких немецких денег не брал. Зарабатывал рефератами, литературным трудом и жил всегда весьма скромно».

Однако что останется в головах зрителей, когда они посмотрят этот сериал? Тень Парвуса недаром же падает здесь на Ленина. Есть известная шутка о сомнительных ситуациях: «То ли у него шубу украли, то ли он украл, но что-то было».

Вот так и тут. Лично Владимир Иванович Хотиненко думает о Ленине, пожалуй, значительно лучше, чем утверждается в данном сериале. Меня, например, по-хорошему удивили его высказывания на ленинскую тему в недавней телепередаче «Агора» (канал «Культура», 21 октября). Да и в беседе со мной он высоко отзывался о масштабе личности вождя Октября и других его достоинствах, хотя с некоторыми оценками согласиться никак не могу.

А пишу это, чтобы ещё раз отметить: выполнялся политический заказ исключительной важности, и я уверен, вовсю действовала не только внутренняя самоцензура, но и цензура внешняя. В разных формах.

Например, я спросил режиссёра, как возникло это название — «Демон революции». Он сразу вскинулся: «У меня было другое, вернее, другие». Один из вариантов — «Ленин. Возвращение». Но разве допустят это? Нет, вот «Демон» — именно то, что надо. Тут и сама революция демонизируется, и, конечно, вождь её.

КСТАТИ, об актёрском исполнении роли вождя. Определённая пресса немедленно объявила его блестящим. Сошлюсь хотя бы на правительственную «Российскую газету» (номер от 27 октября). Но посмотрите, в каком это контексте: «Роль Ленина удалась Евгению Миронову блестяще. Иногда он кажется персонажем из анекдотов, порой — героем большевистской плакатной агитки… во всех случаях веришь актёру — безоговорочно».

Характерно и то, как относится к своему герою сам «звёздный» исполнитель. Читаю, скажем, в «Москве вечерней» за 25 октября: «Евгений Миронов признался: Ильича он считает тёмным и злым». А заметка эта с фрагментами интервью озаглавлена тоже выразительно: «Главный демон революции. Начало».

Ну что сказать? Ленин боролся против капитализма и буржуазной власти. Значит, ждать чего-либо приятного для него от прислужников этой власти не очень-то стоит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср ноя 15, 2017 8:53 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
«Ленин показан здесь в жандармской трактовке»

Газета "Правда" №127 (30624) 16 ноября 2017 года
4 полоса
Автор: Беседу вёл Виктор КОЖЕМЯКО.

Одним из самых разрекламированных «подарков» телевидения к 100-летию Великого Октября стал сериал «Демон революции». Предварительные заметки о теме его под заголовком «Для чего является «Демон революции» были опубликованы в номере «Правды» от 3—8 ноября. А теперь мы предоставляем слово крупнейшему на сегодня специалисту по ленинской теме, автору многих книг, посвящённых жизни и деятельности вождя Октября, доктору исторических наук Владлену Терентьевичу Логинову.

На какой товар сегодня спрос особый

— Вы, Владлен Терентьевич, с большой тревогой ждали выхода на экран этого фильма, в центре которого — Ленин. А когда после показа первой части я позвонил вам, то услышал отзыв вполне категоричный: «Ложь и мерзость».

— Да, именно такой была моя эмоциональная реакция. Но приходится думать и о том, как могло появиться это изделие при участии очень известных и вроде бы считающихся приличными людей: Хотиненко, Бондарчук, Миронов…

— Хотиненко, как ни странно, за последнее время не раз высоко отзывался о Ленине.

— Я сам слышал это в одной из телепередач.

— И к какому же выводу пришли относительно участия этих деятелей искусства в изготовлении такого «изделия»?

— Во-первых, они оказались под влиянием Солженицына и целиком восприняли его версию, изложенную в книге «Ленин в Цюрихе», которая вышла больше сорока лет назад.

А во-вторых, совершенно очевидно: спрос на такой товар рождает предложение. Имею в виду спрос того же телевидения на антиленинскую, антиоктябрьскую тему. Я называю «лениноедством» невероятно распространившееся за последние десятилетия стремление любыми средствами принизить, дискредитировать, оклеветать вождя Октябрьской революции.

— Конечно! Огромные силы брошены на это.

— Книги сегодня не очень читают, а телевизор-то смотрят. Хотя некоторые и бравируют: «Я этот «ящик» не смотрю», но влияние телевидения остаётся весьма большим, а нанесённый им вред массовому сознанию заставляет меня вспоминать Геббельса. За короткий срок нацию философов сумели превратить тогда в нацию фашистов… А какой бред, какая чушь вдалбливаются в головы наших людей за последние более чем 25 лет!

Причём, если говорить о Ленине, меня просто поражает упорное нежелание нынешней пропаганды считаться с тем, что уже твёрдо установлено и неопровержимо доказано. Вот на днях читаю в телепрограмме название очередной передачи: «Незаконные дети Ленина». Но давно же доказано, что никаких таких «незаконных» детей не было, что всё это абсолютные выдумки! Нет, с тупым упорством зрителям навязывают ложь снова и снова.

То же самое происходит с темой «немецких денег», которую сделали главной теперь в «Демоне революции».

Брал или не брал?

— Ну, эта тема, разумеется, особенно чувствительна и болезненна для многих. Ещё бы! Оказывается, Великая Октябрьская социалистическая революция была совершена не миллионами трудящихся страны, а кучкой заговорщиков, оплаченных вражеской тогда для России державой. Между прочим, в документальном фильме «Великая русская революция», показанном на том же телеканале «Россия 1» 7 ноября, Дмитрий Киселёв для прямой аналогии с нынешним временем заявляет: «Сегодня Октябрьскую революцию назвали бы цветной. Цвет её — красный». Ясно, что «Демон революции», так сказать, в художественной форме призван это подтвердить. Но что получилось?

— Прежде всего стоит обратить внимание: вполне положительные герои в данном фильме — это лишь жандармы. Честные, порядочные, благородные люди. И ведь тут жандармская точка зрения, что революцию можно «устроить», что причиной её всегда является какая-то кучка «смутьянов», злонамеренных личностей, которых достаточно вовремя обезглавить — и всё будет нормально. Вы заметили, что это красной нитью проходит через весь фильм?

— А как же. Жандармы, охранка, контрразведка — вот истинные герои.

— В противоположность им большевики сплошь прохвосты, негодяи или просто убийцы. Ленин тоже показан здесь в жандармской трактовке, с их точки зрения. Но в стороне остаётся самое главное: за что же боролись большевики и почему вдруг 150-миллионная Россия в основной своей массе пошла за ними.

— Этого действительно нет совсем. А если, скажем, возникает сюжет со стачкой на Путиловском заводе в январе 1916-го, то он привязывается к грязным деньгам от Парвуса. То есть выходит, что рабочие в царской России могли протестовать только «за деньги», да ещё и не важно какого происхождения. Абсурд!

— Абсурдны там и бомбометание, баррикады, стрельба. Стачка эта, достаточно локальная, вообще изображена совершенно не так, как было на самом деле. Но если бы только она. Следует подчеркнуть: на грандиозной лжи построен самый основной, центральный сюжет — отношения Ленина и Парвуса.

Начну с того, что во время швейцарской эмиграции у Ленина с Парвусом произошла ВСЕГО ОДНА ВСТРЕЧА, причём тот явился к Ленину без предупреждения. А в фильме? Они то и дело встречаются, общаются, беседуют. Обсуждают какие-то планы и варианты. Сперва Ленин «на публику» изображает, будто он выставил за дверь этого одиозного Парвуса. А в действительности, оказывается, всё иначе. Двуличие такое получается, двоедушие.

— Ленин же на самом деле выгнал его, когда он явился со своими предложениями. Об этом достаточно подробно рассказано в одной из ваших книг.

— Я обстоятельно изучал эту проблему, и мне даже удалось найти дополнительное документальное свидетельство, что было именно так.

— А вот правительственная «Российская газета» перед 100-летием Октября печатает статью о Парвусе знаете под каким заголовком? «Кукловод революции»! Утверждается при этом: «Большевики пользовались его деньгами и талантом, но и близко не подпустили к власти». Обидели, выходит… Кстати, тут же напечатана расписка Парвуса в получении от немцев 1 миллиона марок на организацию революции в России.

— Что ж, свой миллион Парвус действительно получил. И, наверное, истратил в основном на «шикарную жизнь», которую очень полюбил. Только какое отношение это имеет к Ленину и вообще к большевикам?

Да, в начале века при организации «Искры» Парвус реально сотрудничал с большевиками, затем участвовал в революции 1905 года и в создании Петросовета. Но с тех пор, можно сказать, он скатился в яму, окончательно стал самым настоящим жуликом и авантюристом, то есть, как говорится, нерукопожатной личностью. И Ленин никаких отношений с ним принципиально не хотел иметь. А уж тем более когда через него «замаячили» немецкие деньги. К тому времени Ленин уже напечатал яростную статью о Парвусе «У последней черты», где писал, что тот лижет сапоги германскому кайзеру.

— Иногда приходится слышать: да какая разница, брал Ленин немецкие деньги или не брал. Ведь это же, дескать, на святое дело, на революцию.

— Но важно, согласитесь, что в действительности Ленин — НЕ БРАЛ! Это доказано со стопроцентной научной основательностью. И я своим студентам разъясняю, что у Ленина, у большевиков было своё высокое представление о чести, об ответственности, о смысле жизни. К теме денег это имеет прямое отношение.

— В фильме всё на сей счёт хитро замутнено и затуманено. Однако на те самые немецкие деньги, как можно понять, завозится из-за границы оружие в Россию. Для революционеров.

— Нелепость, конечно, поскольку так или иначе это связывается опять же с Лениным, с большевиками. Которые ведут себя здесь как настоящие бандиты. Достойные люди предстают вдруг убийцами, как, например, Ганецкий. А Красин, про которого Ленин говорил, что он мог бы стать премьер-министром в любой буржуазной стране (интеллигентнейший, очень знающий и умнейший человек!), показан в фильме как главарь шайки уголовников.

Хочется сказать творцам всего этого: да поимейте вы хоть какую-то самую элементарную совесть, господа!

И «пломбированный вагон» прицепили

— Вернусь к Парвусу. Мало всего придуманного, о чём мы с вами сейчас говорили. В фильме Парвуса представляют и как организатора того самого пресловутого «пломбированного вагона», в котором Ленин вместе с группой других политэмигрантов возвращался из Швейцарии через Германию.

— Опять ложь. Никакого реального отношения к решению этой острой проблемы и организации такого сложного переезда Парвус не имел. У него, безусловно, было желание стать причастным к происходящему, поскольку он надеялся на продолжение своей публичной политической деятельности в России. Вскоре после Февральской революции он шлёт в Цюрих своего эмиссара Скларца, чтобы предложить Ленину содействие для возвращения на родину. Однако сам Ленин от встречи со Скларцем отказался. И в тот же день в письме Ганецкому Владимир Ильич ещё раз поясняет: «Пользоваться услугами людей, имеющих касательство к издателю «Колокола» [Парвусу], я, конечно, не могу».

В фильме же, надо заметить, опускаются очень важные обстоятельства, связанные с этой поездкой. Например, даже не упомянуто, что большевики сначала обивали пороги английского и французского посольств, чтобы получить разрешение на проезд через эти страны. Однако было письмо в эти посольства Милюкова, министра иностранных дел Временного правительства, который просил не пропускать эмигрантов-интернационалистов. И тогда уже — вынужденно! — возникла мысль попытаться проехать через Германию. Появился вариант предложить (но не Временному правительству, а Совету рабочих депутатов) организовать обмен русских политэмигрантов на немецких военнопленных.

— Посредником в переговорах с германским посланником в швейцарской столице Берне фон Ромбергом стал один из лидеров швейцарских социал-демократов Гримм?

— Да. Но потом стало выясняться, что он при этом вынашивает свои честолюбивые планы: стать неким «посланником мира», то есть способствовать заключению сепаратного мира между Германией и Россией. И вот как только этим запахло, отношения большевиков с ним сразу были прерваны.

— Вот она, принципиальность и даже щепетильность Ленина в такого рода вопросах!

— Именно это я и хочу сказать. Гримма на переговорах сменил молодой швейцарский социал-демократ Фриц Платтен.

А что касается Парвуса, он продолжал свои настырные, назойливые попытки установить личные контакты с руководителем большевиков. Но безуспешно! Уже потом, когда российские эмигранты проехали Германию и находились в Стокгольме, Парвус опять попытался встретиться с Лениным. И снова Ленин, что называется, не пустил его на порог. Мало того, попросил, чтобы этот факт был запротоколирован.

— Итак, к организации этого переезда Парвус абсолютно не причастен, а его выдают за главного. А как, на ваш взгляд, показана в фильме сама поездка?

— О, если мы это начнём разбирать, то там всё ложь. Начиная с изображения вагона, где, согласно фильму, только два купе — для Ленина с Крупской и для Арманд с вымышленной спутницей. На самом деле купе было несколько, то есть гораздо больше, хотя были и сидячие места, а Инесса Арманд ехала со своей сестрой.

Отмечу, что по условиям экстерриториальности пассажиры вагона не могли вступать ни в какие переговоры с двумя немецкими офицерами, сопровождавшими их. Здесь же офицеры вызывают к себе Ленина, и следует затем разговор между ними. Ну и так далее. Пожалуй, единственно верный факт — песня, которую поют возле купе Ленина его товарищи. Действительно, они несколько раз пели, в том числе и эту песню. А всё остальное…

Враньё буквально на каждом шагу

— Вы хотите сказать, что остальное недостоверно?

— Здесь у нас вроде бы речь о «мелочах», и кто-нибудь скажет, что особого значения они не имеют. Поэтому перед нашим разговором я решил было таких недостоверных подробностей вообще не касаться: их столько, что можно просто утонуть.

Но ещё кое-что всё-таки отмечу. Вот, скажем, происходит между Лениным и Крупской мимолётный разговор о венчании в церкви, которое было у них. И Ленин в ответ жене бросает: «Если бы твоя мать не настояла…» Дескать, тогда и не венчались бы.

Но ведь неправда это! Венчались-то потому, что только церковный брак считался законным, и не будь его, Надежда Крупская не имела бы права жить со ссыльным Владимиром Ульяновым. Так что их свадьба в сибирском Шушенском именно поэтому была организована по всем канонам, включая церковные.

А обратили внимание, в каких хоромах живут большевики в эмиграции? Просторные квартиры, кухни, анфилады комнат… На самом же деле ютились в тесных, самых дешёвых съёмных углах.

— Знаете, это уже не мелочь, совсем не мелочь!

— А почему они, большевики, в фильме этом нигде не работают? На что живут? На «немецкие деньги»? Реально деньги надо было зарабатывать, и тот же Зиновьев, например, работал в университете, в химической лаборатории. А Владимир Ильич с раннего утра уходил в библиотеку и трудился там по многу часов каждый день.

В то время, которое показано в фильме, он собрал материал для «Государства и революции». Вышел капитальный ленинский труд «Империализм, как высшая стадия капитализма», и гонорар за него составил более тысячи рублей. Немало он получил также за «Аграрный вопрос» и другие свои работы…

— Иногда слышишь с экрана какие-то знакомые ленинские слова, но вставлены они в совсем иной контекст. И это режет ухо. Ну, к примеру, известная фраза о пошляках из письма Инессе Арманд произносится в разговоре с ней же, однако смысл — другой.

— Я считаю такой приём совершенно недопустимым! Потому что происходит извращение мыслей Ленина. Вот, скажем, идёт разговор о воздействии музыки, и Ленин заявляет: «Хочется людей по головке гладить, а надо бить». Это было сказано Горькому в 1919 году, в разгар Гражданской войны, и тогда это было понятно. А тут? Год 1915-й, совсем другие условия — с какой стати?

Обидно, что такой нарочито тусклой рыбой показана Надежда Константиновна Крупская. Неправда! Инесса Арманд в фильме тоже на себя не похожа. Её вспоминают как искромётную, лучезарную, очень светлую. Старый большевик Попов, например, пишет, что, когда она входила в комнату, все невольно начинали улыбаться. Здесь же это суховатая и подчёркнуто педантичная особа, больших симпатий не вызывающая...

Постарались принизить титана

— Но при всём при том главный персонаж этого сериала, конечно, Ленин. Как вы его здесь воспринимаете?

— На протяжении всего фильма, если вы заметили, проходят шахматы. Всё время идёт игра. Два жулика: кто кого обманет, обведёт, переиграет. И к концу Парвус истошно кричит: «Он меня переиграл!»

То есть для них, в том числе для Ленина, который приравнивается к Парвусу, это всё — игра, и тут я тоже чувствую печать времени. Ведь как думают сегодня о побудительных мотивах человека, идущего в политику, о том, что его туда влечёт? Ну ясно же: «бабло», то есть деньги, власть, привилегии, бабы и прочие удовольствия «для себя». А что могут быть какие-то другие, гораздо более высокие мотивы, многие даже не представляют.

— Вы правы: Ленин в определённом смысле приравнивается к Парвусу, и тень этого проходимца падает на истинно великого человека. Только вряд ли поймёт и почувствует несведущий зритель, ради чего живёт и борется этот человек.

— Они, эти двое, по сути своей абсолютно разные. Антиподы. И когда уже после Октября Парвус предпринял попытку вернуться в Россию, надеясь даже получить какую-нибудь важную должность в советском управлении, Ленин снова не захотел иметь с ним ничего общего и передал через Воровского свой известный ответ: «Революцию надо делать чистыми руками».

Подчеркну: это была не просто фраза, а выражение принципа, очень важного для Ленина! Между тем в фильме, который мы увидели, он наделён, как я уже говорил, отвратительным двоедушием и двуличием. Может нашептаться со своим противником о чём-то — и тут же для маскировки изобразить: «Пошёл вон!»

— Какое у вас в итоге остаётся впечатление?

— Знаете, даже некоторой гадливости. С использованием всяких подленьких приёмчиков создаётся образ человека, может быть, и очень умного, но способного на любой коварный, непорядочный, низкий поступок. Ради достижения СВОЕЙ цели!

— А определённая пресса полна восторженных отзывов о работе актёра Евгения Миронова. Называют её блистательной, выдающейся, даже провозглашают, что это лучший из всех исполнителей ленинской роли.

— На мой взгляд, создатели сериала стали жертвами времени. И Ленин у них такой, какой заказан нынешним временем.

Правда историческая и художественная — какова допустимая разница?

— Однако время не абстрактно: исходит заказ, о котором вы сказали, всё-таки от действующей власти.

— Не думаю, что правительство указывало авторам фильма, как надо его делать.

— Не обязательно само правительство. Но ведь главный государственный телеканал проводит государственную политику. А каково отношение сегодняшнего государства (буржуазного!) к Ленину и Октябрю? Вы же недаром говорили об укоренившемся за последние десятилетия «лениноедстве»! Разве государство не поддерживает его? Или даже так: разве не от государства оно в решающей мере и проистекает? По-моему, это несомненно. Вас, например, сильно взволновал недавний факт появления фальшивого «документа», связанного якобы с получением «немецких денег» вождём Октября, на выставке «Ленин». А подготовлена-то выставка государственными организациями!

— Да, вот в случайность такой «ошибки» с фальшивкой трудно поверить. И то, что темой столь разрекламированного сериала стали те же «немецкие деньги», меня поражает и возмущает. Придумано, сфабриковано это более ста лет назад, потом давно и убедительно опровергнуто — но живуче до сих пор!

— Живуче потому, что кому-то нужно. И понятно кому. Это ведь как хлёстко звучит: «Ленин — немецкий шпион!» Вот и гуляет вовсю по телеканалам и страницам газет. Я высказал недавно в «Правде» такую мысль: чтобы закрыть эту спекулятивную тему, надо подготовить для телевидения основательный документальный сериал, который на базе имеющихся исследований неопровержимо показал бы: всё это — ложь, от начала до конца. Но выпустили, как видим, совсем другой сериал...

— Действительно, было бы очень важно с максимальной убедительностью для всех закрыть возможность спекуляций на столь крупномасштабной лжи. Тем более что материалов для этого предостаточно. Во-первых, уже тогда, в 1917-м, следователями при подготовке суда над Лениным не было найдено реального подтверждения сфабрикованных фальшивок. А во-вторых, за истекшие годы появилось множество очень серьёзных научных исследований.

— В недавнее время вышла книга Г.Л. Соболева «Тайна «немецкого золота», издана об этом же книга В.И. Старцева в Петербурге...

— Да все книги невозможно перечислить! Только многие ли их читают? И тут важно ещё, что проблему исследовали не только наши учёные, но и на Западе. Например, огромную работу (кстати, по просьбе правительства США) провёл в своё время известный американский историк и дипломат Джордж Кеннан, хорошо знавший нашу страну.

— Но не отличавшийся большой любовью к Советской власти...

— В данном случае исследование его можно с уверенностью считать объективным. Так вот он в результате своей кропотливой работы написал специальный «Меморандум Кеннана», где подробно разобрал все эти так называемые документы, которыми оперируют по сей день, охарактеризовав каждый из них как фальшивку.

— Владлен Терентьевич, мы с вами говорим о художественном фильме на историческую тему, а в такого рода произведениях, то есть художественных, допускается (в отличие от строго документальных) и определённый авторский домысел. Конечно же, это используют сейчас для защиты «Демона революции». Мол, не будьте слишком придирчивы: есть правда историческая — и правда художественная, а они не всегда совпадают.

— Но в самом главном для той или иной исторической темы поступаться правдой истории ни в коем случае нельзя. А здесь именно это и происходит. Придумываются факты не второстепенные какие-то, а решающие, коренные. Придумываются и подменяют факты реальные. Картина не просто в деталях, а в основе получается ложная. Масса зрителей остаётся в убеждении, что Ленин, большевики всё-таки пользовались немецкими деньгами для русской революции. Образ вождя Октября извращается и демонизируется.

— А вот образ Николая II в нашумевшем фильме «Матильда», наоборот, облагораживается. Ведь известно, что после трагических событий на Ходынском поле, где погибли и были искалечены тысячи человек, царь как ни в чём не бывало поехал на бал во французское посольство. Это в реальности. А в фильме он помпезно кается, становясь на колени перед народом. Чего не было на самом деле! Но раз в кино показали, люди станут думать, что было. Как вам такая замена правды исторической «правдой художественной»?

— Что ж, последнего российского императора принято теперь показывать исключительно в благостных тонах. Он и в «Демоне революции» так же непорочно благороден. Как и жандармы...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн ноя 20, 2017 7:55 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
«Вы жертвою пали в борьбе роковой…»
№129 (30626) 21—22 ноября 2017 года
4 полоса
Автор: Джон РИД.

Двадцать третьего ноября исполняется сто лет с того траурного и торжественного дня, когда трудящиеся Москвы похоронили у Кремлёвской стены своих товарищей, которые, свершая Великую Октябрьскую революцию, погибли в боях за новую, справедливую жизнь: «За то, чтоб богатство, власть и познание стали бы жребием общим».

Да, потрясающая памятная церемония, положившая начало почётному Кремлёвскому некрополю, состоялась 10 ноября по старому стилю, то есть 23-го по новому. А как всё происходило, запечатлел взволнованный до глубины души очевидец — американский журналист коммунист Джон Рид.

Лучше, чем он, не расскажешь. Потому предлагаем нашим читателям фрагмент (с небольшим сокращением) из знаменитой книги Джона Рида о Великом Октябре «Десять дней, которые потрясли мир».

Что добавить к этому? Через год, 7 ноября 1918-го, отмечая первую годовщину Октябрьской революции, на Сенатской башне Кремля при огромном стечении народа была открыта мемориальная доска работы Сергея Конёнкова с надписью: «Павшим в борьбе за мир и братство народов». Выступил Ленин. Хор исполнил кантату, одним из авторов которой был Сергей Есенин.

К тому времени почётное захоронение 1917 года пополнилось ещё несколькими могилами отважных героев революции и Гражданской войны, имена которых вошли в историю. Позднее у Кремлёвской стены найдёт упокоение и один из первых летописцев Октября Джон Рид.

А центром всего этого главного мемориала Советской страны станет, конечно, Мавзолей В.И. Ленина, на протяжении десятилетий притягивавший к себе (и притягивающий сегодня!) миллионы людей со всего мира.

После коварной смены в Отечестве нашем власти Советской на буржуазную всё с большим нахрапом зазвучали требования о «захоронении тела Ленина» и ликвидации других могил на Красной площади, которые здесь якобы неуместны. Уместнее каток и вопли расхристанной попсы? Цель понятна: «десакрализация» и «декоммунизация» самого святого места нашей столицы и всей страны.

Но сама история против такого кощунства! Вот что пишет крупнейший знаток этой проблемы, почётный председатель Межрегионального общественного движения «За сохранение Мавзолея В.И. Ленина и Почётного некрополя у Кремлёвской стены» Алексей Сергеевич Абрамов:

«Кладбища на Красной площади были испокон веков. «Традиционно, — говорится в энциклопедии «Москва», — в древней Москве жителей хоронили возле приходских церквей, в том числе и около церквей на Красной площади…» Погребение в 1917 году на Красной площади 238 революционеров — солдат, рабочих, матросов и санитарок, павших в боях за власть Советов, — лишь продолжение традиции».

И ещё из книги А.С. Абрамова: «За елями — две 75-метровые Братские могилы. На каждой лежит чёрная гранитная плита с надписью: «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ РЕВОЛЮЦИИ, ПАВШИМ В БОРЬБЕ ЗА СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ».

На каменных откосах Братских могил выбиты фамилии революционеров. У плит с именами розовеют гранитные лавровые венки — символы славы. Над прахом революционеров склонились красные гранитные знамёна. Летом на Братских могилах зеленеет трава и растут маргаритки, зимой могилы покрыты белым снежным саваном».

Давайте же в этот исторический день — 23 ноября и в предыдущие, последующие дни принесём цветы к священному месту нашей Памяти, которое навеки должно оставаться незыблемым.

Виктор КОЖЕМЯКО.

Политический обозреватель «Правды».

«Лился бесконечный поток знамён»

…Поздней ночью мы прошли по опустевшим улицам и через Иверские ворота вышли на огромную Красную площадь, к Кремлю. В темноте были смутно видны фантастические очертания ярко расписанных, витых и резных куполов Василия Блаженного, не было заметно никаких признаков каких-либо повреждений. На одной стороне площади вздымались ввысь тёмные башни и стены Кремля. На высокой стене вспыхивали красные отблески невидимых огней. Через всю огромную площадь до нас долетали голоса и стук ломов и лопат. Мы перешли площадь.

У подножия стены были навалены горы земли и булыжника. Взобравшись повыше, мы заглянули вниз и увидели две огромные ямы в десять—пятнадцать футов глубины и пятьдесят ярдов ширины, где при свете больших костров работали лопатами сотни рабочих и солдат. Молодой студент заговорил с нами по-немецки. «Это братская могила,— сказал он,— завтра мы похороним здесь пятьсот пролетариев, павших за революцию».

Он свёл нас в яму. Кирки и лопаты работали с лихорадочной быстротой, и гора земли всё росла и росла. Все молчали. Над головой небо было густо усеяно звёздами да древняя стена царского Кремля уходила куда-то ввысь...

Когда мы уходили, рабочие, уже сильно уставшие и мокрые от пота, несмотря на мороз, стали медленно выбираться из ям. Через Красную площадь уже торопилась на смену масса людей. Они соскочили в ямы, схватились за лопаты и, не говоря ни слова, принялись копать, копать, копать...

* * *

Так всю эту долгую ночь добровольцы из народа сменяли друг друга, ни на минуту не останавливая своей спешной работы, и холодный утренний свет уже озарил на огромной белоснежной площади две зияющие коричневые ямы совершенно готовой братской могилы.

Мы поднялись ещё до восхода солнца и поспешили по тёмным улицам к Скобелевской площади. Во всём огромном городе не было видно ни души. Но со всех сторон издалека и вблизи был слышен тихий и глухой шум движения, словно начинался вихрь. В бледном полусвете раннего утра перед зданием Совета собралась небольшая группа мужчин и женщин с целым снопом красных знамён с золотыми надписями — знамён Исполнительного комитета Московского Совета. Светало... Доносившийся издали приглушённый движущийся шум нарастал, становился всё громче, переходя в рокот. Город поднимался на ноги. Мы двинулись вниз по Тверской, неся над собой реющие знамёна. Часовенки, мимо которых нам пришлось идти, были заперты. В них было темно…

Магазины были тоже закрыты, и представители имущих классов сидели дома по другим причинам. Этот день был днём народа, и молва о его пришествии гремела, как морской прибой.

Через Иверские ворота уже потекла людская река, и народ тысячами запрудил обширную Красную площадь. Я заметил, что, проходя мимо Иверской, никто не крестился, как это делалось раньше...

Мы протолкались сквозь густую толпу, сгрудившуюся у Кремлёвской стены, и остановились на вершине одной из земляных гор. Здесь уже было несколько человек…

Со всех улиц на Красную площадь стекались огромные толпы народа. Здесь были тысячи и тысячи людей, истощённых трудом и бедностью. Пришёл военный оркестр, игравший «Интернационал», и вся толпа стихийно подхватила гимн, медленно и торжественно разлившийся по площади, как морская волна.

* * *

Резкий долгий ветер пролетал по площади, развевая знамёна. Теперь начали прибывать рабочие фабрик и заводов отдалённейших районов города; они несли сюда своих мертвецов. Можно было видеть, как они идут через ворота под трепещущими знамёнами, неся красные, как кровь, гробы. То были грубые ящики из нетёсаных досок, покрытые красной краской, и их высоко держали на плечах простые люди с лицами, залитыми слезами. За гробами шли женщины, громко рыдая или молча, окаменевшие, мертвенно-бледные; некоторые гробы были открыты, и за ними отдельно несли крышки; иные были покрыты золотой или серебряной парчой или к крышке была прикреплена фуражка солдата. Было много венков из неживых, искусственных цветов...

Процессия медленно подвигалась к нам по открывавшемуся перед нею и снова сдвигавшемуся неровному проходу. Теперь через ворота лился бесконечный поток знамён всех оттенков красного цвета с золотыми и серебряными надписями, с чёрным крепом на верхушках древков. Было и несколько анархистских знамён — чёрных с белыми надписями. Оркестр играл революционный похоронный марш, и вся огромная толпа, стоявшая с непокрытыми головами, вторила ему. Печальное пение часто прерывалось рыданиями...

Между рабочими шли отряды солдат также с гробами, сопровождаемыми воинским эскортом — кавалерийскими эскадронами и артиллерийскими батареями, пушки которых увиты красной и чёрной материей, увиты, казалось, навсегда... Похоронная процессия медленно подошла к могилам, и те, кто нёс гробы, спустили их в ямы. Многие из них были женщины — крепкие, коренастые пролетарки. А за гробами шли другие женщины — молодые, убитые горем или морщинистые старухи, кричавшие нечеловеческим криком. Многие из них бросались в могилу вслед за своими сыновьями и мужьями и страшно вскрикивали, когда жалостливые руки удерживали их. Так любят друг друга бедняки...

* * *

Весь долгий день до самого вечера шла эта траурная процессия. Она входила на площадь через Иверские ворота и уходила с неё по Никольской улице — поток красных знамён, на которых были написаны слова надежды и братства, ошеломляющие пророчества. И эти знамёна развевались на фоне пятидесятитысячной толпы, а смотрели на них все трудящиеся мира и их потомки отныне и навеки...

Один за другим уложены в могилу пятьсот гробов (уточнённо 238. — Ред.). Уже спускались сумерки, а знамёна всё ещё развевались и шелестели в воздухе, оркестр играл похоронный марш, и огромная толпа вторила ему пением. Над могилой на обнажённых ветвях деревьев, словно странные многокрасочные цветы, повисли венки. Двести человек взялись за лопаты и стали засыпать могилу. Земля гулко стучала по гробам, и этот резкий звук был ясно слышен, несмотря на пение.

Зажглись фонари. Пронесли последнее знамя, прошла, с ужасной напряжённостью оглядываясь назад, последняя плачущая женщина. Пролетарская волна медленно схлынула с Красной площади...

И вдруг я понял, что набожному русскому народу уже не нужны больше священники, которые помогали бы ему вымаливать царство небесное. Этот народ строил на земле такое светлое царство, какого не найдёшь ни на каком небе, такое царство, за которое умереть — счастье...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Ср ноя 22, 2017 7:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Царя вам хочется?

Газета "Правда" №130 (30627) 23 ноября 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

Вот говорят: такая огромная по значимости дата — 100-летие Октябрьской революции, а власть в лице президента не высказала, дескать, своего отношения к величайшему для страны и мира историческому событию. Действительно, какого-то прямого официального заявления об этом «на высшем уровне» мы так и не услышали. Но отношение-то высказывается постоянно!

ДА ВОЗЬМЁМ ХОТЯ БЫ несколько дней до юбилейного 7 ноября и несколько после. Обратим внимание лишь на две, как принято говорить, резонансные акции с участием президента страны. Напомню: 30 октября в Москве была открыта грандиозная «Стена скорби», а 18 ноября в Крыму, в парке Ливадийского дворца, — четырёхметровый памятник императору Александру III.

Неужели кто-нибудь скажет, что такое расположение во времени этих двух государственных мероприятий — чистая случайность? Смешно! По-моему, тут и ежу должен быть ясен символический замысел, свидетельствующий как раз о том самом отношении нынешней власти к Октябрьской революции, а также ко всему, что ей предшествовало и за ней последовало.

Последовал, конечно, как вы понимаете, абсолютный ужас. Катастрофа, вселенская трагедия, геноцид... Ведь «Стена скорби», которую открывал российский президент, напрямую перекликается с заявлением, выпущенным администрацией американского президента к 7 ноября 2017 года под громким названием «Национальный день жертв коммунизма».

Вот вам отношение к Великой Октябрьской социалистической революции, а соответственно и ко всей советской эпохе. Задача какая? Свести эту эпоху в сознании народном к сплошным «политическим репрессиям» и ГУЛАГу.

Ну а всё, что социалистической революции предшествовало, разумеется, было в России прекрасно. Про то ещё Говорухин нам сообщил в своей «России, которую мы потеряли». Особенно прекрасны были цари. Все до единого. И у каждого при этом, что называется, своя изюминка. Вы, может быть, забыли, а я-то помню, как умилялся Станислав Сергеевич: ведь это не кто-нибудь, а Николай II изобрёл способ закусывать коньяк лимоном! Подобные достижения и в самом деле забывать никак нельзя.

Однако Николай Александрович, хоть и был он любящим мужем, отцом, заботливым семьянином, оказался несостоятельным в делах державных. Слабоват как правитель, короче говоря. И самое главное — революцию не смог предотвратить. Так что в этом смысле правителям нынешним для подражания не годится.

То ли дело отец его! О, вот он, Александр III, колоссальный монумент которого специально был подготовлен к открытию в этом юбилейно-революционном месяце, ни в коем разе слабым назван быть не может. «Символ силы» — так озаглавила свой отчёт из Ливадии правительственная «Российская газета». «Памятник императиву всероссийскому» — это вторит газета «Коммерсантъ», устами спецкора из «президентского пула» Андрея Колесникова, неутомимого певца Путина.

Кстати, в данном своём репортаже об открытии памятника «царю-миротворцу» этот «певец» превзошёл себя по части показного «нелицемерного лицемерия». Мол, президентская речь «в каком-то смысле» потрясла его: «Дело в том, что Владимир Путин говорил так, как будто памятник самому себе. Каждое слово относилось, кажется, прежде всего к нему самому…»

Надо же, до чего приметлив. Но в чём, собственно, особая сила этого императора, кроме незаурядной силы физической? Говорят, мог чуть ли не пятак медный скрутить, и был случай, когда после подрыва императорского поезда держал на себе крышу рухнувшего вагона, чем и подорвал своё здоровье. А сила мудрости государственного правителя — она конкретно в чём?

На стеле, размещённой позади памятника, согласно опубликованным сообщениям, показаны символично разные достижения времени Александра III. Однако тут же в интернете появились возражения: к большинству этих достижений царь или вовсе не причастен, или имеет лишь самое косвенное отношение. Под сомнение поставлен даже знаменитейший афоризм Александра III, гласящий, что у России есть только два союзника — её армия и флот. На самом деле, мол, произнёс это не он, а военный министр Ванновский.

Но мы сейчас, пожалуй, не будем подробно разбираться в том, что сомнительно. Скажем о несомненном и, увы, для страны нашей очень печальном.

Вот В. Путин убеждает нас, что Александр III считал: «великому народу важно сохранять самобытность, а движение вперёд невозможно без уважения к своей истории, культуре и духовным ценностям». Ну а без элементарной грамотности народа, без образования его — возможно?

Это правда, что в течение 13 лет, когда во главе России был Александр III, больших войн удалось избежать. Но ведь истинно мудрый руководитель страны думает не только о её сегодняшнем дне, но и о завтрашнем. Между тем всероссийская перепись населения, проведённая в 1897 году, то есть через три года после смерти Александра III, показала следующее. Грамотных в стране только 21,1 процента, а неграмотных — 78,9. Среди женщин этот показатель ещё больше: 87 процентов!

Скажите, пожалуйста, что реально значило для этой громадной массы людей, не умевших читать и писать, «уважение к своей истории, культуре и духовным ценностям»? Что значили для них Достоевский, Лев Толстой, Чайковский, Пржевальский, Менделеев и другие выдающиеся деятели того времени, имена которых значатся ныне на стеле памятника предпоследнему российскому императору?

А через десять лет после его смерти грянет-таки большая война — Русско-японская. В своей речи президент, конечно, подчеркнул, что при Александре III перевооружили армию и реализовали масштабные кораблестроительные проекты. Но если при этом солдаты и матросы в большинстве оставались неграмотными — каково? Тем более что в Японии (как и в Германии) к тому времени были проведены прогрессивные школьные реформы, давшие сильнейший толчок в общем образовании этих стран.

Император же российский, о котором идёт речь, не только не способствовал этому, а всячески препятствовал. Он, впрочем, ещё мог согласиться с низшим, начальным образованием для бедных «простолюдинов», но ни в коем случае не со средним и высшим. Что и зафиксировано было его министром «народного просвещения» в циркуляре 1887 года, одобренном императором. Результат? Родился печально знаменитый указ о запрете поступления в гимназии детей тех самых «простолюдинов» — пресловутый «указ о кухаркиных детях».

И где уж было мечтать о гимназии выходцам из рабочих и крестьянских семей! На судебном показании крестьянки, сообщавшей, что её сын хочет учиться, Александр III собственноручно начертал: «Это-то и ужасно — мужик, а тоже лезет в гимназию!» А на докладе из Тобольской губернии, сообщавшем о низкой грамотности в ней, наложил характерную резолюцию: «И слава Богу!»

Вот чем, наряду со многим другим, подогревался в стране революционный протест, на сдерживание которого усиленными репрессиями Александр III положил немало сил. Вот почему десятилетие спустя проиграли Русско-японскую войну, а затем и Первую мировую. Ведь Николай II, как и его предшественник на троне, был одержим идеей «школы двух коридоров», то есть «селекцией» детей по сословным и материальным признакам.

Массовую неграмотность пришлось в Советской стране форсированными темпами ликвидировать большевикам. Лишь за 1933—1937 годы было открыто более 20 тысяч новых школ — столько, как в царской России за 200 лет! К концу 1930-х годов вузы были уже в 140 городах (до революции — в 16). Студентов стало у нас больше, чем в 22 странах Европы вместе взятых.

Потому и победили в Великой Отечественной. Миллионы талантов из народа, получившие дорогу к знаниям, стали маршалами и генералами, академиками и конструкторами, наркомами и дипломатами, инженерами, врачами, агрономами, композиторами, писателями, артистами и т.д.

А ныне опять пропасть: «элита» и «быдло», «верхи» и «низы», богачи и нищета… Жалким слышится лепет про «социальные лифты», которые якобы спасут нас.

Или, может быть, царь спасёт? Вы хотите царя?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт ноя 23, 2017 10:19 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Хранитель памяти на родине Зои

Газета "Правда" №131 (30628) 24—27 ноября 2017 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Где герои рождаются? Когда читаешь о Зое Космодемьянской или что-то смотришь, слушаешь о ней, привычно воспринимаешь: московская школьница-комсомолка. И это правильно. Однако многие считают, что и родилась она в столице. А между тем по рождению Зоя — тамбовская.

Есть на этой земле, во глубине России, старинное село Осино-Гай, известное ранее как Осиновые Гаи, а основанное, представьте себе, по указу Петра Великого от 18 марта 1702 года. То есть в нынешнем 2017-м ему исполнилось 315 лет. Так вот к этой дате замечательный человек, родившийся здесь, как и Зоя, написал и выпустил интереснейшую книгу под названием «Сторонка родная».

ЗОВУТ этого человека, перед которым я искренне преклоняюсь (и не я один, конечно!), Сергей Иванович Полянский. По профессии — учитель. Окончив здешнюю школу, почти полвека в ней преподавал. И тут же действует возглавляемый им уникальный музей, который через два года отметит своё пятидесятилетие.

В чём же уникальность музея? Скажу так: прежде всего — в личности его руководителя.

Не знаю, смогу ли это передать, но начну с памятной для меня первой встречи. Рвался сюда я очень давно, а получилось приехать только в тяжёлом 1998-м, накануне 75-летия со дня рождения Зои Космодемьянской. Замечу, что трёхсотлетние Осиновые Гаи, а по-теперешнему — Осино-Гай, далеко и от областного центра, и от железной дороги, и от магистральных шоссе. Но люди из самых разных мест стремились побывать здесь ещё с тех пор, как стало известно о подвиге Зои.

Когда я приехал, был солнечный июньский день, и утопающее в зелени село будто вздохнуло и расправилось после затяжных дождей под необыкновенно синим небом. Заведующий музеем встретил радушно у входа в двухэтажное школьное здание, где поджидала также группа других приехавших посетителей.

— Что ж, товарищи, — сказал он, — можно начинать.

И НАЧАЛОСЬ… Да, началось чудо! Официальное название понятно какое: экскурсия. Сколько их, музейных экскурсий, довелось пройти мне на своём веку. Всегда думал о трудной роли того, кто должен изо дня в день, причём неоднократно и подряд, повторять фактически одно и то же. Далеко не каждому удаётся годами быть интересным для слушателей.

Я подумал было об этом и на сей раз, но одновременно почувствовал себя уже вовлечённым, втянутым в рассказ, начатый нашим ведущим. Если честно, никаких особых откровений я не ждал, поскольку жизнь Зои вроде бы изучил к тому времени досконально. Однако вдруг услышал нечто для меня незнакомое. А ещё в самой интонации, в негромком, но каком-то доверительном, покоряющем и даже завораживающем голосе экскурсовода было то, что полностью захватило, как я понял, и меня, и всех рядом со мной.

Группа оказалась большая и разновозрастная, от ветеранов до школьников. Но замерли, сосредоточились одинаково. Что называется, затаив дыхание. А когда Сергей Иванович стал говорить о пытках, которые пришлось Зое выдержать, о казни в Петрищеве и затем про опознание выкопанной из могилы девушки, на которое привезли Любовь Тимофеевну, Зоину маму, почти все вокруг меня (и я тоже!) прослезились.

Кстати, из того рассказа я впервые узнал, что после перенесённого при опознании потрясения Любовь Тимофеевна не только поседела, но и почти полностью утратила слух.

— Она сама мне об этом рассказывала, — добавил Сергей Иванович.

А меня с новой силой пронзило и обожгло гнусное бесстыдство клеветников, карикатурно изобразивших в «Аргументах и фактах» ту трагическую для матери сцену опознания…

ДА, ЭТО БЫЛО время 1990-х, когда клевета на подвиг и личность Зои достигла, можно сказать, своего пика. И естественно, что после изумительного рассказа экскурсовода, так глубоко всех взволновавшего, начались в первую очередь вопросы, связанные с попытками «развенчать» героиню. Как же уверенно и убедительно, не изменяя отмеченной мной сдержанности, но кипя сквозь неё страстным возмущением, опровергал Сергей Иванович все вымыслы о прославленной землячке!

Потом было много и других вопросов, на которые следовали ответы не менее исчерпывающие. Особенно о том, что касалось родного села Зои и Шуры Космодемьянских. Брат её ведь тоже родился здесь: она — в 1923-м, а он — в 1925-м. Когда в 1929 году их семья уехала из Осиновых Гаёв, Шура и сестра приезжали сюда летом — к бабушке и дедушке.

Это я к тому, что музей в Осино-Гае правомерно посвящён сразу трём Героям Советского Союза, родившимся здесь. Кроме Зои и Александра Космодемьянских, есть ещё Степан Николаевич Перекальский, о котором тогда, при первом посещении такого прекрасного музея, к стыду своему, я совсем ничего не знал.

Короче говоря, проводив туристскую группу к её автобусам и оставшись вдвоём с заведующим музеем, я мысленно уже принял решение, что останусь здесь, в Осино-Гае, не на один день, как запланировал раньше, а на несколько. Правда, проблема: где жить? Гостиницы в селе не предусмотрено…

Волей-неволей, но оказался я постояльцем (едва не на целую неделю!) в доме гостеприимного Сергея Ивановича Полянского. Тесноватый домик, прямо скажу, да и на то время как раз гостил тут ещё брат хозяина, приехавший из Липецка. Однако в тесноте — не в обиде. Я же за эту неделю, счастливую для меня, не только ближе познакомился, а и сдружился с человеком поистине удивительным.

Удивили меня, в лучшем смысле этого слова, редкостное знание Сергеем Ивановичем истории родного села и столь же редкостная любовь к нему. Нет, наверное, правильнее поменять местами: сперва любовь. Только искреннее и глубокое чувство может продиктовать человеку такое неутолимое стремление знать всё о месте, где ты живёшь, и о людях, которые зовутся твоими земляками.

Вот и удивило: в Осино-Гае ведь сотни жителей, а мой новый знакомый, оказалось, знает родословную буквально каждого из них!

Меня-то, давно задумавшего книгу о Зое, как вы понимаете, интересовали те, которые могли вспомнить что-нибудь про семью Космодемьянских, про Зою и Шуру, их родителей и дедушек-бабушек. И, само собой разумеется, от Полянского я сразу узнал имена всех тех из них, кто на тот момент был ещё жив. Он же, дорогой Сергей Иванович, прихрамывая и опираясь на неразлучную палочку, сопровождал меня в походах по селу, когда наведывались мы то в один дом, то в другой, выслушивая бесценные для меня рассказы.

У самого Полянского многое из этих рассказов, конечно, было уже записано. Однако услышать воспоминания вживую — дорогого стоит. Спасибо вам неизбывное, Сергей Иванович, за те наши походы и беседы, великое спасибо. Тем более что люди уходят, и вот на днях вы мне сообщили грустную новость: не стало Тамары Григорьевны Подымовой.

Увы, той самой учительницы-пенсионерки, которая так много интересного помнила о Зое. Девчонкой была в её компании каждое лето и купалась с ней в здешней речке Кашме. Приведу лишь несколько строк из моего разговора с ней:

«— А с кем Зоя дружила больше всего?

— С Шурой Подымовой. А за Шурой ухаживал Саша Филатов, поэтому они ходили часто втроём. Бывал с ними ещё Сеня Кожаринов. Я-то намного моложе их была, а они Зоины ровесники…

— И какие судьбы у них?

— Судьбы таковы. Они все были на фронте. Саша Филатов — офицером в пехоте, Сеня — на Балтике моряком, и Шура тоже воевала — стрелком-радистом в авиации. Для меня это какое-то необыкновенное поколение, самое честное и самое светлое…»

Вы уже представили, какие земляки были у Зои и Шуры Космодемьянских? Тогда, во время первого своего приезда в Осино-Гай и среди бесконечных наших разговоров с Сергеем Ивановичем Полянским, я очень обрадовался, когда услышал от него (правда, мимолётно и не вполне уверенно), что хотелось бы ему написать книгу о родном селе и земляках. Стал горячо убеждать его: обязательно надо это сделать!..

ПРОШЛО без малого двадцать лет. Книга — передо мной. Великолепная. Как говорится, по форме и по содержанию.

Не насмотрюсь на обложку, где такой родной вид русского села в зелени деревьев, под сенью голубого неба с белоснежными облачками. А фотографии, которыми насыщены страницы (не парадные, самые будничные!), — это ведь и есть подлинные документы времени.

Читаю, перечитываю. Уже не один раз. И слышится мне ваш особенный голос, Сергей Иванович. Негромкий и непритязательный, но именно непритязательностью своей и честной простотой покоряющий как посетителей в созданном вами музее, так и, уверен, теперь вот читателей вашей книги.

Напрасно, даже не единожды, словно извиняясь, оговариваетесь, что вы не писатель. Здесь вовсе не писательские изыски обеспечивают успех. Вот в то, что трудились над книгой с высокой ответственностью и большим волнением, — верю безусловно. Да и можете ли вы иначе?

Сколько судеб охватили, призвав свою память и работая в архивах, беседуя со старожилами и расспрашивая их о том, как они жили, трудились, воевали с врагами! Судьбы у людей подчас очень нелёгкие, и вы не сглаживаете этого. Трудное время выпало им. Но, замечу, и героическое. Отстоять Родину от злейших врагов, которые шли к нам, чтобы уничтожить наш народ, — это можно было только всенародным подвигом. На фронте и в тылу. Вы через жизнь и дела своих земляков хорошо это показали.

Отличный эпиграф выбрали к вашему повествованию — из стихов тамбовского поэта И. Кучина:

Родимый край,

Там высока твоя звезда:

Твоё село — Осино-Гай —

На картах мира навсегда.

Это не только поэтически, но также исторически точно: звезда Зои Космодемьянской стала звездой обычного русского села, отмеченного теперь на картах мира. Но вы в своей книге ярко раскрыли небывало массовый характер советского героизма. Сама Зоя, её брат и её земляки — убедительнейшее тому подтверждение.

Вот третий Герой Советского Союза из Осино-Гая — Степан Николаевич Перекальский. Участник Гражданской войны и кадровый командир Красной Армии, он главный свой подвиг совершил при освобождении Курска 8 февраля 1943 года. Несмотря на яростное сопротивление врага, части 322-й стрелковой дивизии под командованием подполковника С.Н. Перекальского с утра ворвались в город и завязали уличные бои. К исходу дня Курск был полностью освобождён, но командир дивизии, находившийся на переднем крае, получил смертельное ранение.

Из книги узнаёшь и о детстве будущего героя: «Когда ему шёл девятый год, он вынужден был зарабатывать себе кусок хлеба сам, так как семья была многодетная, бедная, и одному главе семьи Николаю Александровичу содержать её было не по силам. Маленький Степан нанялся батрачить к кулаку Сивкову, который жил в своём поместье недалеко от Перекальских. У Сивковых был огромный сад, водяная мельница, рукава от которой пересекали сад в нескольких направлениях. Степан должен был охранять этот сад от таких же мальчишек, как он сам. За сорванное яблоко, потоптанную траву или другую какую мелкую провинность его строго наказывали».

АВТОР СООБЩАЕТ, что после начала Великой Отечественной село проводило на фронт 769 человек и 389 из них навсегда остались лежать в земле, сложив свои головы при защите Родины. В книге — поимённые списки погибших и тех, кто вернулся с Победой. Между прочим, в первом из этих списков я насчитал 13 Перекальских и 20 Полянских, а во втором, соответственно, 4 и 24 человека с этими местными фамилиями. Говорит о чём-то?

Хочется многое из книги процитировать, да места нет. Не удержусь под конец и приведу только кусочек записанных С.И. Полянским воспоминаний Сергея Николаевича Логинова, полковника в отставке, выпускника здешней школы 1942 года:

«Летом этого года нас, молодёжь, собрали в клубе, и председатель сельского Совета поставил вопрос: «Чем вы, односельчане, можете ответить на подвиг Зои Космодемьянской?» И 32 человека подали заявления с просьбой направить их в армию, в том числе и я. Тогда мне было 17 лет. Я окончил курсы в Мценске, воевал в пехоте. Прошёл с боями от Орла до Берлина. Дослужился до старшего лейтенанта. За боевые заслуги награждён орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За взятие Кёнигсберга», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина»...

Когда воевал в Восточной Пруссии, где был и мой отец, однажды открыл газету «Правда» и узнал, что здесь же воюет Саша Космодемьянский. Думаю: вот бы нам встретиться! Но не получилось. А с Сашей Космодемьянским нас связывала большая дружба...»

Сергей Николаевич Полянский запечатлел десятки воспоминаний своих односельчан, которым жить теперь вечно. О славе для себя скромнейший этот человек никогда не пёкся. Но справедливо принято говорить, что слава сама найдёт достойного.

Во всяком случае богатейшим собранием материалов музея и этой драгоценной книгой подвижник из Осино-Гая тоже увековечен, как и его герои-земляки.

29 ноября исполнится 76 лет с того дня, когда в подмосковной деревне Петрищево после зверских пыток немецко-фашистские захватчики казнили восемнадцатилетнюю героиню-комсомолку Зою Космодемьянскую.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт дек 21, 2017 11:28 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Смех и слёзы вопиющего житья

Газета "Правда" №143 (30640) 22—25 декабря 2017 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

На сцене МХАТ имени М. Горького — «Золото партии», превратившееся в «Особняк на Рублёвке»

Новую пьесу Юрия Полякова «Золото партии» поставил театр, возглавляемый народной артисткой СССР

Татьяной Дорониной. Уже сочетание двух этих имён многообещающе для зрителей. Один из самых талантливых нынешних драматургов, остро чувствующий время, недаром привлекает внимание крупнейшей личности отечественного театра, которой присущи не только высокая художественная взыскательность, но и определённая гражданская позиция. А это пятый в ряду спектаклей на сцене МХАТ имени М. Горького по пьесам и инсценировкам прозы известного писателя. И я уверен, что скучающих в зале не будет.

ОСНОВАНА моя уверенность на первых премьерных показах. Сосредоточенная тишина много раз прерывалась дружным смехом и аплодисментами. То есть, сразу захватив зрителя интригующим сюжетом, автор пьесы и постановщики спектакля — народные артисты России Валентин Клементьев и Михаил Кабанов держат его до конца.

Чем же держат? На поверку завязка сюжета с «золотом партии», уходящая в историю, воспринимается всё-таки как условно-фантазийная, и продолжение её образует лишь нечто вроде искусственной обёртки основного, реального действия. Зато сцены и персонажи этого действия, происходящего в современной жизни, — подлинная стихия Юрия Полякова, по пьесам, повестям и романам которого даже многие годы спустя можно будет изучать «лихие 90-е» и последующие 2000-е.

Новая его пьеса приводит нас в загородный дом главы претенциозного банка «Бескорыстье-Лимитед» Марлена Барабаша (очень колоритен в этой роли заслуженный артист России Сергей Габриэлян), где зрителям предстоит немало знакомств с разнообразными людьми. И первый из них, я бы сказал, самый выдающийся — отец банкира, взятый сюда сугубо временно из дома престарелых.

«Мощный старик со Звездой Героя Социалистического Труда на душегрейке», как сказано в авторском комментарии, когда-то был партийным руководителем на территории, равной трём Франциям, а сейчас прикован к инвалидному креслу-каталке. Вспомнил же про него сынок лишь потому, что завлекающе звучащее «Бескорыстье-Лимитед» вот-вот лопнет и понадобилась отцовская квартира, дабы выручить за неё деньги для поддержки этого крайне сомнительного банковского «дела».

Трудная роль досталась народному артисту России Владимиру Ровинскому. Ведь Пётр Лукич Барабаш в течение всего спектакля фактически неподвижен, да к тому же есть в тексте его роли налёт некоторого резонёрства. Однако всё это преодолевается замечательным мхатовским мастером. В итоге образ получился живой и действительно мощный, хотя не безгрешный. А наибольший грех, по собственному признанию Петра Лукича, в том, что Советскую власть не уберёг.

Отсюда назойливый сон, который так часто мучает его. Будто он, член ЦК, докладывая с трибуны партийного съезда о трудовых победах, под конец обращается к дряхлеющему Брежневу с прямым критическим словом во имя будущего страны. Но на самом-то деле ничего подобного он не сказал — побоялся. Наверное, побоялись и другие.

— А в результате все мы теперь живём в одном огромном дурдоме, — замечает по этому поводу его сиделка красавица Оксана, беженка с Украины, ярко воплощённая в спектакле артисткой Ириной Архиповой.

ДУРДОМ… Словечко, согласитесь, весьма знакомое, и наверняка у вас самих не раз оно вырывалось во всяких раздражающих до предела ситуациях «новорусской» действительности. Эти ситуации столь обыденны, что к чему-то явно нелепому люди стали уже привыкать. Но автор пьесы и создатели спектакля, о котором идёт речь, не хотят, чтобы привыкали!

В моём представлении именно этим больше всего продиктована новая совместная работа Юрия Полякова и коллектива под руководством Татьяны Васильевны Дорониной. Памятуя, что театр, согласно известной формуле, «не отражающее зеркало, а увеличивающее стекло», сквозь него нам предлагают увидеть происходящее в отделении дурдома на Рублёвке, какое являет собой особняк банкира. Мы смотрим — и хохочем от души. Но тут же вдруг пронзает щемящая печаль, чуть ли не до слёз...

Такова особенность дара писателя, понятая и великолепно передаваемая театром. Юмор и сатира, лёгкая ирония и ядовитый сарказм оборачиваются подчас очень драматически.

Смешно смотреть, как на зов «Машка!» из двух соседних комнат выскакивают одновременно две молодые беременные женщины — дочь банкира Мария и Мария-жена (артистки Арина Алексеева и Екатерина Кондратьева), причём эта четвёртая жена Марлена Петровича моложе этой его дочери от третьего брака.

Смешно слышать, что сын от первого брака Василий, ставший священником, мирил в храме две группировки бандитов. А теперь они в знак благодарности подвозят его на шикарной иномарке в сопровождении охранного кортежа джипов к особняку отца, готовые потом транспортировать и в обратный путь, на церковную службу. Вместе с тем персонаж этот вносит свою серьёзную ноту в словопрения, происходящие на сцене. Молодого и уже отлично заявившего о себе актёра Максима Бойцова стоит поздравить с очередной филигранной работой.

Кстати, о бандитах. Представители их на сцене тоже появляются, хотя называют себя, конечно, иначе. Один, Жан Жакович Пумпянский, рекомендуется экспертом загадочного ФЗХ — «Фонда помощи злоупотребляющим художникам», а реально — гравёрам-фальшивомонетчикам. Другой, Иван Иванович Перезверев (!), — «коллектор по особо важным долгам».

Типажи, надо сказать, очень выразительные, и это безусловный успех актёров Артемия Оя и Антона Хомятова. Так вот, если первый в своём демонстративном фанфаронстве уморительно смешон, то второй однозначно зловещий. Но ведь с документами у него «всё правильно, всё как положено», и майор ФСБ Волковец (Михаил Кабанов) после вполне формальной проверки уважительно заключает: «Свободен».

Остроумна эта беседа представителя власти с человеком из уголовного мира, как и предшествующий ей разговор того же Перезверева с банкиром Барабашем. Оказывается, есть у этих троих и общие знакомые «наверху», и схожие дела-заботы. А резюме майора каково! «Государство в отношения хозяйствующих субъектов не вмешивается». Чем не дурдом, если за юридически солидной фразой отношения воровских, грабительских, а уж вовсе не хозяйствующих субъектов? Мы же знаем: выбивает коллектор у банкира просто-напросто бандитский «общак».

Это можно считать и ответом на риторический вопрос, выплеснувшийся из души неприкаянного полиглота Николая Карловича Турусова: «Откуда у людей столько денег?!» Кроме него, пожалуй, все знают — откуда.

А он, смешной и жалкий, хорохорящийся, но по сути несчастный, каким с жизненной достоверностью изображает его Валентин Клементьев, конечно, жертва того самого дурдома, в какой превратилось вопиющее житьё вокруг и о котором точно сказала в начале спектакля украинская беженка Оксана Тарасовна Сметанка.

Они оба жертвы. Она — историк по специальности, работавшая совсем недавно, как и муж её, над диссертацией. А Турусов, знающий восемь языков и тринадцать диалектов, судя по всему, незаурядный лингвист, филолог. Но оба невольно превратились, по определению банкира, в нищебродов, готовых за гроши стать обслугой. Знания их не нужны. И вот она — сиделка при старике-инвалиде, а он вынужден шляться по ночным клубам вместе с великовозрастным балбесом, банкирским сынком от второго брака, в поисках невесты для него.

«Теодор пьёт, танцует с девицами, знакомится. А я сижу в уголке и учу готландский диалект», — рассказывает в минуты откровенности лингвист Николай Карлович историку Оксане Тарасовне. А она ему — про свою беду: муж Степан буквально помешался на том, что «укры» — самый древний народ в мире. «Ахилл был укром, и Гомер был укром, и Христос был укром…»

Дурдом? Разошлись ведь из-за этого и разъехались!

В ФИНАЛЕ спектакля им уготована встреча. Там же, в загородном доме банкира, куда вызывают сантехника, — и появляется он, Степан. Взаимная радость мужа и жены, объятия, поцелуи. Однако такой хеппи-энд, честно говоря, не очень убеждает или, по крайней мере, не воспринимается как успокаивающий в судьбе этой пары. Много ещё испытаний неизбежно предстоит впереди…

Вообще, насколько я понял, финальная часть спектакля оказалась наиболее сложной для создателей его. Впрочем, для автора пьесы — тоже. Надо было как-то завершить ту историческую завязку, придуманную вначале, которую я назвал условно-фантазийной. Знаю, что были разные варианты. Наверное, поэтому и название авторское после трёх показов в театре сменили: вместо «Золота партии» стал «Особняк на Рублёвке». Но условность в конце концов осталась условностью, искусственность — искусственностью.

Это относится и к юному Вене, появляющемуся здесь под революционным псевдонимом Чегеваров. Он, представляющий «правый фланг леворадикального центра», вроде бы призван олицетворять протестную часть в нынешнем «дурдоме». Но такой, каким выглядит в спектакле, вызывает он лишь усмешку. Соответственно снижается и звучание высоких пафосных слов о будущем, которые произносит под занавес этот паренёк.

Впрочем, меньше всего упрёк в данном случае относится к одарённому актёру Тимофею Ивашине. Просто роль так написана — несколько шутейно, не вполне всерьёз. Хотя разыскивает «опасного экстремиста», «борца за справедливость» аж майор ФСБ, над чем тоже невольно усмехаешься.

Тем не менее вопиющее житьё, которое мы видим вовсе не только на сцене, должно же когда-нибудь измениться к лучшему. И постановщики спектакля, стремясь расширить пределы «семейной комедии» (так жанр определил драматург), используют для этого кинохронику, музыку, песню.

Замечу, что достойным помощником их стал заведующий музыкальной частью театра композитор Валерий Соколов. Для спектакля, первый раз показанного 7 ноября 2017-го, то есть в день 100-летия Великого Октября, он подобрал очень сильные фрагменты из Одиннадцатой симфонии Дмитрия Шостаковича, написанной к 40-й годовщине этого эпохального исторического события. Потрясающе звучат они на фоне документальных кадров расстрела Верховного Совета России, страстей киевского Майдана, пожара в одесском Доме профсоюзов… Соколов и свою музыку органично включил в спектакль, а для завершения его, на мой взгляд, удачно предложил тревожно-призывную песню Игоря Шамо на стихи Роберта Рождественского, созданную ими почти 45 лет назад для телефильма «Как закалялась сталь»:

Остался дом за дымкою

степною,

Не скоро я к нему вернусь

обратно.

Ты только будь,

пожалуйста, со мною,

Товарищ Правда,

Товарищ Правда!

Высокий юношеский голос слышится как будто из иного мира. И силуэты будёновок, возникающие на экране, напоминают, какой трудной была борьба за этот иной мир. «Уверуй, что всё было не зря», — написал когда-то, обращаясь к нам, Василий Шукшин.

Да, мы должны в это верить и делать всё зависящее от нас для лучшего, гораздо более справедливого, честного и чистого устройства нашей жизни.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн дек 25, 2017 6:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Во имя будущего родной страны
№144 (30641) 26—27 декабря 2017 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, Александр ОФИЦЕРОВ.

Своего рода эпиграфом ко второму этапу XVII съезда КПРФ стал показанный перед началом его работы документальный фильм о подмосковном совхозе имени Ленина. Делегаты с необыкновенным интересом смотрели его. Ведь они уже знали, что состоявшиеся накануне заседание Президиума ЦК КПРФ и пленум Центрального Комитета решили рекомендовать съезду утвердить директора этого выдающегося народного предприятия Павла Николаевича Грудинина кандидатом на должность президента страны от Коммунистической партии Российской Федерации.

Имя широко известное, и «Правда» не раз писала о замечательном руководителе, который сумел в труднейших условиях создать на территории своего хозяйства настоящий «остров социализма».

— Здесь достойная зарплата, наилучшая школа, лучшие детские сады, жилые дома, медицинское обслуживание и многое-многое другое, — рассказывал, предваряя демонстрацию фильма, Геннадий Андреевич Зюганов. — Так, как люди живут в этом совхозе, недаром носящем имя Ленина, должны жить труженики во всей нашей стране. Это задача, которую ставит КПРФ и за осуществление которой мы будем бороться в ходе предстоящей избирательной кампании.

Сын русского поля

Прения по докладу Г.А. Зюганова открыл член Президиума ЦК КПРФ, врио губернатора Орловской области А.Е. Клычков.

— Сегодня, в условиях обострения проблем в экономике и социальной сфере, снижения уровня жизни людей, — сказал он, — требуются решительные меры по оздоровлению производства, сельского хозяйства и усилению социальной защиты граждан. Буквально четыре дня назад в Орловской области я со своей командой представил жителям области Инвестиционное послание. День сегодняшний требует новых подходов к управлению. Дальше по старинке работать невозможно. Нужно вводить новые стандарты, правила и механизмы государственного управления, которые должны стать не формой контроля и надзора, а системой организации народнохозяйственных связей.

Когда я смотрю на опыт работы наших товарищей коммунистов — губернатора Иркутской области Сергея Георгиевича Левченко и мэра Новосибирска Анатолия Евгеньевича Локотя, то становится понятно, насколько программа КПРФ действенна и перспективна. И не только для производства, но и для раскрытия человеческого потенциала, повышения качества жизни людей.

Андрей Клычков убеждён, что не в Москве и Санкт-Петербурге, а именно в регионах заложена основа развития страны. В этом году в Орловской области — одной, заметьте, из самых маленьких по площади в стране — собрали 3 миллиона 294 тысячи тонн зерна. Это куда больше, чем на обширных полях в областях соседних.

— Такого желания работать, — сказал он, — какое сегодня есть у наших крестьян, я давно ни у кого не встречал. Отрадно, что мы выдвигаем кандидатом в президенты Павла Николаевича Грудинина — сына русского поля, человека, с молодых лет неразрывно связанного с сельским хозяйством.

Место науки — в авангарде

Не только множеством юбилейных торжественных мероприятий в этом году встречали мы столетие Великого Октября, как никогда много было выплеснуто и злобной антисоветчины. На это обратил внимание в начале своего выступления член фракции КПРФ в Госдуме, лауреат Нобелевской премии по физике академик Ж.И. Алфёров.

— Помнится, Владимир Вольфович Жириновский, — привёл один из таких примеров учёный, — обожествляя жизнь в царской России, рассказывал, что, мол, тогда рабочий за свою зарплату мог арендовать в городе квартиру в 140 квадратных метров. Так вот, мои отец и дядя, уехав работать в Петербург, — один в 1910 году, другой — в 1912-м, — снимали на пятерых рабочих 30-метровую комнату и платили за неё 30 рублей, что равно было среднему заработку в те времена. Выходит, семейные рабочие не могли в то время в столице снимать отдельное жильё. Чаще всего жили они со своими семьями в так называемом угловом жилье — человек по тридцать в комнате.

В ответ клеветникам, пытающимся вымыслами испачкать ленинский образ, Ж.И. Алфёров привёл высказывание великого учёного Альберта Эйнштейна, назвавшего Владимира Ильича «хранителем и обновителем совести человечества».

Один из основоположников популяционной и радиационной генетики, советский учёный Николай Тимофеев-Ресовский, вспомнил Жорес Иванович, ещё в 1970 году предсказывал, что если придут к власти демагоги от демократии, то они «прикончат разумные способы хозяйствования, разграбят всё, что можно, а потом распродадут Россию по частям», сделают из неё колонию.

— Так ведь оно и произошло, — с сожалением подвёл итог Алфёров. — В 2013 году нанесли мощнейший удар по отечественной науке, когда была практически ликвидирована Российская академия наук, из которой, по сути, сделали клуб учёных. Куда большие потери были также у отраслевой науки. Пострадала и наука вузовская, жившая за счёт договоров с промышленностью, которую теперь уничтожили. А наука всегда была, есть и будет фундаментом развития цивилизации.

Сегодня такой основой, подчеркнул учёный, стали информационные технологии, начало которым было заложено в СССР трудами академиков Басова и Прохорова и лабораторией в Физтехе, где он сам работал.

— А теперь всё это производится за рубежом, — с горечью заметил Жорес Ива-нович.

Нужно понимать, продолжил он, что без возрождения науки и качественного скачка в образовании, так необходимого для той же науки, мы не сможем развивать страну.

— С большим интересом перед началом съезда посмотрел фильм о хозяйстве Грудинина, где открыто замечательное учебное заведение, — поделился впечатлениями учёный. — Хочу, чтобы мы подписали договор о сотрудничестве между моей школой и школой совхоза имени Ленина. Остаётся сказать, что я поддерживаю выдвижение Павла Николаевича Грудинина кандидатом в президенты России. Всем нам предстоит большая борьба. Без победы в ней мы можем потерять страну!

Олицетворяет широкий блок

Выступившая затем с трибуны съезда секретарь Новгородского обкома КПРФ, первый секретарь Новгородского горкома КПРФ, депутат Новгородской областной думы О.А. Ефимова тоже высказалась за выдвижение на пост главы государства кандидатуры П.Н. Грудинина. И вот почему.

— Книга и видеофильмы, рассказывающие о достижениях тружеников возглавляемого Павлом Николаевичем совхоза имени Ленина, которые я показывала избирателям, — вспомнила она об осенней выборной кампании, — стали, пожалуй, самой яркой пропагандой политики нашей партии. Это невероятно, говорили изумлённые люди! Такого при нынешней власти просто не может быть!

Без укрепления местных отделений КПРФ, особенно на селе, без укрепления левого фланга в целом сегодня одной нашей партии одолеть путинский режим невозможно, отметила в заключение оратор.

Ту же мысль высказал и следующий выступавший — первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке, член фракции КПРФ О.Н. Смолин:

— Если либералы выдвинули кандидата против всех, то наш Грудинин — кандидат за всех.

Олег Николаевич считает, что после присоединения Крыма в стране началось собирание земель, но в то же время крайне обострилось противоречие между новой внешней и прежней внутренней политикой Кремля.

— Понятно, что власть на предстоящих выборах будет делать ставку на свою внешнюю политику, — продолжил Олег Смолин. — А нам нужно сделать упор на экономическо-социальные провалы режима.

Он напомнил, что шесть из десяти минувших лет в стране были кризисными. Экономика последние годы топчется на месте, а её отставание от мировых темпов развития всё значительнее. По результатам опросов, уровень жизни 81 процента россиян — от ниже среднего до очень плохого. Даже по данным прокремлёвского ОНФ, в 75 регионах указы президента о повышении зарплат педагогов не исполняются, а заработок у 58 процентов врачей в стране остаётся менее 25 тысяч рублей в месяц.

Аргументы в пользу выдвижения Павла Грудинина у Олега Смолина такие: в обществе есть запрос на новые лица, к тому же Павел Николаевич не только политик, но и отличный управленец, которому есть чем гордиться, есть что показать.

— Оказывается, и сейчас можно построить социализм в отдельно взятом совхозе, — поделился впечатлениями депутат. — Я бывал во многих передовых странах, но нигде столь великолепной школы, какая есть в хозяйстве, руководимом Павлом Николаевичем, не видел. Знаю людей, которые из центра Москвы переселились в совхоз имени Ленина только для того, чтобы их дети в ней учились.

Крайне важно для победы на выборах то обстоятельство, полагает оратор, что кандидатура П.Н. Грудинина олицетворяет собой широкий общественный блок коммунистов и беспартийных, другие левые силы, производственный социально и национально ориентированный бизнес.

Удваиваем силы

— Мы проводим наш съезд в непростое для страны время, — отметил в своём выступлении первый секретарь Приморского крайкома КПРФ А.Н. Долгачёв. — Большинство регионов, в том числе и Дальний Восток, а особенно наше Приморье, охватили последствия затянувшегося экономического кризиса. Только за год население края сократилось на 4160 человек, цены выросли на 5 процентов, на 6 процентов упало промышленное производство. В крае более 576 миллионов рублей долгов по зарплате, 63300 человек остаются без работы.

Лидер коммунистов Приморья рассказал, что регион охвачен криминалом и коррупцией, которая проникла в высокие чиновничьи кабинеты. Поэтому массовым фальсификациям и произволу, учинённым местной властью на последних выборах, удивляться не приходится. Например, оказалось, что четверть избирателей проголосовали досрочно. Случалось, избивали активистов, портили автомобили и агитационные материалы коммунистов. Но и в этих условиях КПРФ смогла укрепить свои позиции в краевом депутатском корпусе.

— Почему это удалось? Наши товарищи верили в победу и сумели убедить в ней каждого из своей команды, — ответил Анатолий Долгачёв. — Считаю, что и на предстоящих выборах президента все мы должны нацелиться только на победу! Надо отбросить всякие мысли о втором месте.

А.Н. Долгачёв поддержал выдвижение кандидатуры П.Н. Грудинина на пост президента, подчеркнув при этом, что знаковым для партии и страны событием стало также и то, что Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов возглавил Высший Совет народно-патриотических сил России. Это удвоит наши силы, подчеркнул коммунист.

Больше общаться с людьми

От имени коммунистов Северного Кавказа выдвижение кандидатуры П.Н. Грудинина на высший государственный пост в стране поддержала первый секретарь Северо-Осетинского рескома КПРФ Е.А. Князева. Она заметила при этом, что люди не сомневаются в правильности такого выбора, поскольку предложение исходит от Г.А. Зюганова, доверие к которому в Северной Осетии и других северокавказских республиках исключительно высоко. И руководитель рескома пожелала кандидату следовать примеру лидера КПРФ, всегда много общающегося с людьми на местах.

— У нас в республике, — сказала Елена Александровна, — Председатель ЦК КПРФ побывал, наверное, в каждом городе, селе и ущелье, а во многих неоднократно, так что не понаслышке знает о реальном положении дел. Приглашаем и вас, дорогой Павел Николаевич, на встречи с нашими избирателями!

По мнению выступавшей, такие встречи очень нужны и будут взаимно полезны. В Северной Осетии остро стоит целый ряд проблем, особенно в сельском хозяйстве, и богатейший опыт талантливого аграрного специалиста и руководителя будет весьма кстати. Секретарь рескома обратилась также с предложением в Центральный Комитет партии, чтобы на базе подмосковного совхоза имени Ленина были проведены семинары-совещания для учёбы регионального партийного актива.

Что касается выборов, то во многих местах на Северном Кавказе они отличаются в последнее время отчаянно низкой явкой. И это свидетельствует о крайнем разочаровании людей в действующей власти. Вместе с тем полное поражение потерпела здесь партия Жириновского. Выдвижение кандидатуры на пост президента «от земли», как считают коммунисты, может существенно повысить массовый интерес к избирательной кампании. Хотя, конечно, актуальным остаётся вопрос о том, будут ли подготовка к выборам и проведение их честными не на словах, а на деле. Члены республиканского партийного отделения готовы организовать на всех избирательных участках строгий контроль.

Вместе можем победить

Известный политолог и общественный деятель Ю.Ю. Болдырев выступил на съезде КПРФ, представляя Постоянно действующее совещание национально-патриотических сил России, которые поддержали выдвижение П.Н. Грудинина кандидатом на предстоящих президентских выборах.

Замечательным назвал Юрий Юрьевич доклад Г.А. Зюганова, связав его значение с большой совместной деятельностью КПРФ и более широких национально-патриотических сил по выработке общей, единой платформы действий.

— Мы пришли к следующему выводу, — сказал выступавший. — Всё или почти всё, что нас разделяет, относится к прошлому, а вот что делать сегодня и завтра — здесь фундаментальных разногласий нет.

Но если мы идём на выборы вместе, как союзники, продолжал далее Юрий Болдырев, то нельзя нам делить людей на «своих» и «чужих». В частности, борьба за освобождение несправедливо осуждённых, которые находятся в заключении, тоже должна вестись сообща.

Был поставлен и такой вопрос: почему всё же левоцентристским силам на выборах долгое время не удаётся выйти за пределы 15—17 процентов голосов? Помочь добиться гораздо больших результатов может созданный ныне более широкий, масштабный и мощный блок. Беспрецедентный, с опорой не только на идеологию, но на всех, кто за свою страну. И вот при этом можно не просто достойно провести избирательную кампанию, а добиться второго тура. Ну а там неизвестно что будет…

— Наши противники попытаются, как всегда, превратить выборы в балаган, — заключил выступавший. — А мы идём вместе спасать страну. Исторический момент, переломный. Хочу выразить не только надежду, но и уверенность, что все вместе мы можем победить.

Не оставлять классовые позиции

С яркой речью выступил замечательный партийный публицист Ю.П. Белов. Отметив, что кандидатура Павла Николаевича Грудинина действительно достойная и не вызывает сомнений, он сразу же заявил, что хочет остановиться на двух дополнительных вопросах, весьма важных, с его точки зрения, для нашей агитационно-пропагандистской работы в ходе предвыборной кампании. Первый вопрос: о необходимости усиления языка классовой борьбы. И второй: о необходимости разоблачения классовой природы и спекулятивного использования властью и церковью патриотизма и православия.

— Когда думаешь о сегодняшнем обострении общего кризиса капитализма в России, на память приходит ленинская характеристика: разброд, ренегатство, деморализация, порнография на место политики, — сказал Юрий Павлович. — Я принадлежу к числу пока что, наверное, немногих, кто убеждён, что призрак социальной революции бродит по России. И эти президентские выборы могут оказаться последней попыткой мирного изменения хода событий в стране.

Жизненное наблюдение оратора, которым он поделился с трибуны: во всевозможных телевизионных ток-шоу и т.п. противник обволакивает нас неклассовыми понятиями и терминами. Ими вовсю жонглируют и жириновцы, и «Справедливая Россия», и «единороссы». А не поддались ли и мы на эту уловку? — так поставлен вопрос. Ведь из нашей агитационно-пропагандистской деятельности всё более заметно исчезают понятия марксистской терминологии: эксплуатация человека человеком, пролетариат и буржуазия, противоречия между трудом и капиталом и т.д. Надо нам всемерно восстанавливать язык классовой борьбы!

Ко второму своему вопросу Юрий Белов подошёл, оттолкнувшись от недавнего факта присуждения Государственной премии «правозащитнице» Людмиле Алексеевой. Кто она? Гражданка США, восстановившая гражданство Российской Федерации лишь в 1993 году, являющаяся давно уже символом патологического антисоветизма и патологической русофобии. И вот ей в Кремле президент страны Владимир Путин вручает высокую государственную награду. Это — знаковое событие! Им президент заявляет: мы с вами — одной классовой крови, мы — свои. Плевок в сторону многих наивных патриотов.

Или ещё. Архиерейский собор заявляет о возможности ритуального характера убийства царской семьи, а когда следует протест федерации еврейских общин России со словами об антисемитизме, следует неожиданное разъяснение от епископа Тихона (Шевкунова). Дескать, что вы, как можно, ведь речь идёт вовсе не о евреях, а о возможном большевистском ритуальном расстреле. И тут же пример другого «большевистского ритуала»: Мавзолей В.И. Ленина…

Кто у нас основной соперник

— В России установился абсолютно авторитарный режим управления как в социально-экономической сфере, так и в политической, — сказал, начиная своё выступление, первый секретарь Московского горкома КПРФ В.Ф. Рашкин. — Конституция это позволяет, никакого разделения властей в России нет, есть только одна вертикаль: «президент» и «исполнитель» — всё остальное под ними. Ни у кого не должно быть сомнений, что господин Путин в должности президента РФ является ставленником класса капитала, класса буржуа. Он — его яркий представитель, и на него будет делать ставку этот правящий класс. Путин руководит Россией уже более 18 лет, это больше Леонида Ильича Брежнева, которого постоянно критикуют, что он был несменяемым.

Символично, отметил выступавший, что шесть лет назад Владимир Владимирович заявил об участии в выборах президента России на предприятии «Уралвагонзавод». Сегодня оно — банкрот. Путин объявил своё выдвижение в этом году перед работниками завода ГАЗ в Нижнем Новгороде. А что будет через шесть лет с этим предприятием? Мы уже лишились 38 тысяч заводов и 35 тысяч агротехнических предприятий. Не лучше дело обстоит со школами, больницами и другими социальными структурами. Россия в период правления Путина вырвалась в лидеры, заняв первые места в мире по количеству бедных и нищих. При этом мы на первом месте по числу миллиардеров. Вот они, настоящие заслуги Путина — Медведева! Мы первые по продаже поддельных лекарств, первые по числу мигрантов...

— И таких показателей более сорока, негативно отражающих наше социально-экономическое положение, — сказал тов. Рашкин. — Я считаю, что это как раз и есть те самые путинские гвозди, которые забиваются в крышку гроба нашей Родины. Мы начали подъедать уже Фонд национального благосостояния, который должен был идти на увеличение пенсий. В стране жуткое воровство и коррупция, настоящей борьбы с ними мы так и не видим.

Поэтому у нас с вами должен быть один настрой в этой выборной кампании — настрой на победу нашего кандидата с нашей командой, с нашей программой. Основной соперник у нас — не Жириновский, не Собчак, основной наш соперник — это Путин. Ещё раз подчёркиваю: мы со своими союзниками и сторонниками должны руководствоваться в выборной кампании классовым подходом, иначе народ нас не поймёт.

В своём выступлении первый секретарь Алтайского крайкома КПРФ М.Н. Прусакова особо подчеркнула судьбоносность решения, которое будет принято делегатами. Не случайно к партийному форуму сегодня приковано внимание не только российских, но и мировых СМИ.

Лидер алтайских коммунистов поддержала выдвижение П.Н. Грудинина кандидатом в президенты. В числе главных преимуществ Павла Николаевича она отметила опыт успешного руководства предприятием, а также народную любовь и славу.

Мария Прусакова призвала активней использовать социальные сети в ходе выборной кампании для пропаганды программы КПРФ и мобилизации её сторонников.

В ходе прений первый секретарь Красноярского крайкома КПРФ П.П. Медведев отметил, что партийный форум проводится в уникальное время — год столетия Великого Октября, когда ленинские лозунги 1917 года снова стали актуальны.

Выступавший поддержал кандидатуру П.Н. Грудинина на пост президента России, посоветовав товарищам шире освещать в ходе предвыборной кампании его успешный опыт хозяйствования, а также материалы прозвучавшего на съезде доклада Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова.

Наша программа — «За всех, кому истинно дорога Россия!»

С большим интересом слушал зал выступление П.Н. Грудинина. Оно было кратким, но предельно чётким.

Прежде всего он заявил, что принимает известную программу КПРФ «Десять шагов к достойной жизни» как основу своей предвыборной платформы.

— Под каждым словом этой замечательной, коллективно разработанной программы я подписываюсь! — твёрдо заявил Павел Грудинин с трибуны партийного съезда. — Здесь верно говорилось: если некоторые вступают в избирательную кампанию, как мы знаем, под девизом «Против всех!», то нашу программу можно назвать «За всех!» То есть за всех, кто честно живёт и трудится, кому истинно дорога Россия. Если мы донесём эту программу до каждого, кому она адресована и кто в ней нуждается, то мы победим.

Правда, оговорился он, есть для победы ещё два необходимых условия. Первое: если дадут одинаковую возможность выступления в СМИ всем кандидатам. И второе: если выборы будут честными.

Выступавший дал высокую оценку собравшимся в зале партийного съезда, и особенно руководителям КПРФ. Многие из них, по его мнению, достойны быть кандидатами на пост президента России, а в первую очередь — Геннадий Андреевич Зюганов.

— Но он убедил Президиум ЦК, Центральный Комитет партии, что в данный момент целесообразнее выдвинуть представителя нашего коллектива. Почему? Наверное, потому, что мы у себя всё или почти всё, что заложено в партийной программе «Десять шагов к достойной жизни», уже реализовали. Да, нам было трудно. Да, приходилось в полном смысле слова бороться, и было немало очень драматичных ситуаций. Нам не просто вставляли палки в колёса — нас стремились буквально уничтожить. Однако мы выстояли. И это — благодаря поддержке КПРФ, благодаря Геннадию Андреевичу Зюганову.

Более четверти века назад, — продолжал Павел Грудинин, — в нашей стране произошёл откат от социализма. Нам необходимо к нему вернуться, потому что лишь социализм может по-настоящему возродить Россию. И выборы, которые предстоят, должны стать шагом на пути к этому. Все мои действия в ходе выборной кампании будут согласовываться с избирательным штабом, который я прошу возглавить лидера КПРФ, председателя Высшего Совета народно-патриотических сил России Геннадия Андреевича Зюганова.

* * *

В своём заключительном слове Г.А. Зюганов сообщил, что принимает предложение кандидата на пост президента России Павла Николаевича Грудинина. Лидер КПРФ заявил:

— Будем работать и бороться все вместе — мощью нашей партии, объединённых народно-патриотических сил нашей страны. Во имя будущего России!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт дек 28, 2017 8:11 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Если наш Сталинград в сердце у нас

Газета "Правда" №145 (30642) 28 декабря 2017 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Мы отмечаем (и будем отмечать до февраля следующего года) 75-летие Сталинградской битвы. Великая дата отечественной и мировой истории. Однако что это значит — отметить её? Поставить галочку или даже несколько в календаре?

Вот так совпало, что именно 19 ноября, в один из самых знаменательных дней огненного календаря той судьбоносной битвы, когда 75 лет назад на Волге началось контрнаступление советских войск, в германской столице городе Берлине выступил русский школьник. Уполномоченный и подготовленный, конечно же, вполне взрослыми дядями и тётями, он выразил сочувствие немецким солдатам, оказавшимся, по его выражению, в «так называемом Сталинградском котле», перенёсшим «немыслимые страдания» в советском плену и «невинно погибшим».

В общем, дата памятная волею инструкторов была отмечена весьма своеобразно. Получилось, что и не нужно было никакого советского контрнаступления, а тем более «котла», то есть окружения немецко-фашистских войск и пленения захватчиков. Гуляли бы они и дальше по нашей земле, устанавливая свой «новый порядок»...

А что несли нам те «невинно убиенные»?

Да, что нас ждало при их «порядке»?

Слово — поэту-фронтовику Сергею Наровчатову, одному из тех бойцов, которые воистину неимоверным подвигом повернули вспять гитлеровское нашествие:

Я проходил, скрипя

зубами,

Мимо сожжённых сёл,

казнённых городов

По горестной, по русской,

по родимой,

Завещанной от дедов

и отцов.

Запоминал над деревнями

пламя,

И ветер, разносивший

жаркий прах,

И девушек, библейскими

гвоздями

Распятых на райкомовских

дверях...

Я слушал это на вечере в городе Москве, посвящённом 75-летию начала нашего наступления под Сталинградом. А потом не раз мне приходило в голову: если бы тогда школьник из Нового Уренгоя Николай Десятниченко был не в германской столице, а на том потрясающем вечере, рядом со мной, неужто сердце его не дрогнуло бы? И сказал бы я ему, что на одной лишь Смоленщине сожгли оккупанты более 5000 сёл и деревень, из них около 300 вместе с местными жителями — стариками, женщинами и малыми детьми.

Вот против чего была Сталинградская битва. Против уничтожения нас как народа и превращения оставшихся в рабов. Вот почему девизом нашим стало: «Кровь за кровь, смерть за смерть!» И вот почему все люди в мире, кому дорога была справедливость, так искренне приветствовали Сталинградскую победу.

Город славы под псевдонимом

Погодите, товарищи: но ведь сегодня у нас нет города с таким названием — Сталинград. Оно просто стёрто с карты нашей страны и мира. Это что? Это как? Праздновать очередной Сталинградский юбилей опять в Волгограде?

Для участников того величайшего исторического сражения, ушедших и ещё живых, не было и нет более насущной, более острой и болезненной проблемы, чем необходимость возвращения прославленному городу-герою имени Сталинграда.

Я слышу это чуть не каждый день от военного связиста Игоря Григорьевича Гребцова, готовящегося к своему 95-летию. Слышу от фронтовой медсестры Марии Михайловны Рохлиной, встретившей недавно 93-й день рождения. И Алексей Шахов, достойный внук генерала-сталинградца В.А. Грекова, публикующий сейчас в «Правде» очень интересный материал по воспоминаниям и другим документам деда, считает эту проблему важнейшей.

Собственно, тема вечера в Центральном Доме журналиста, про который сегодня я хочу рассказать, тоже продиктована была, наряду со многим другим, и вопросом об имени города-героя. Не случайно инициатор и организатор вечера Александр Николаевич Васин-Макаров назвал его так: «Сталин. Сталинский большевизм. Сталинград».

Во имя памяти

Об этом человеке, удивительно талантливом, мне уже доводилось писать. Одарённость его разнообразна. По профессии преподаватель математики, Александр Николаевич также неузаурядный поэт, композитор, певец, глубокий исследователь творчества М.Ю. Лермонтова и автор ряда книг о нём, составитель и издатель «Антологии русского лиризма. ХХ век» в трёх томах...

Но главным делом его жизни с труднейшего 1992-го стало создание Литературно-музыкальной студии народной культуры и руководство ею. Более пятидесяти таких же подвижников, всей душой преданных родной культуре и готовых самоотверженно служить ей, объединил он вокруг себя. Это учителя и врачи, учёные и лётчики гражданской авиации, работники МЧС и военные.

Кто-нибудь может спросить: а при чём здесь Сталинград? Секрет в том, что руководитель студии — человек сверхзадачи. Ему мало, например, подготовить хороший концерт и выступить с ним. Вместе со своими соратниками он ищёт способы особого контакта с залом, чтобы эмоционально захватить слушателей и в то же время побудить их думать, размышлять. Отсюда роль ведущего, которую всё чаще берёт на себя сам руководитель студии. Отсюда и выбор тем.

Так, 6 декабря прошлого года здесь же, в Доме журналиста, они провели вечер в честь 75-й годовщины наступления Красной Армии под Москвой. Не только и не столько чтобы поздравить своих современников, а вот помочь им осознать и прочувствовать значимость происшедшего в те давние дни.

Не менее важно это, если учесть навал фальсификаций, и для темы Сталинграда.

Мне рассказали, что к этому вечеру Александр Николаевич начал готовиться ещё летом. В результате родилось даже нечто вроде вступительного доклада, который получился, правда, весьма спорным: работу стоит продолжить. Зато огромная масса стихов, песен, документального материала (дневники, воспоминания, письма и т.д.), пропущенная сквозь душу и давшая возможность богатейшего отбора, помогла составить композицию необыкновенной силы. И она, исполненная студийцами на высшем уровне, перенесла зал туда, в 1942 год, когда сверхъестественным всенародным напряжением Советская страна спасала человечество от страшной угрозы.

Всенародность начиналась с мальчишек и подростков

Понять и прочувствовать истоки нашей Великой Победы можно по-настоящему лишь через живое ощущение той всенародности, которое помним мы, «дети войны», однако, увы, ставшее некоей абстракцией для многих из последующих поколений. Коллектив Александра Васина-Макарова ощущение времени трепетно возрождает.

Сталинград в его композиции — это вся страна и люди в ней, от мала до велика, соединённые общим горем и единой целью. И это роковой 1942-й.

Вот совсем маленький мальчик морозной зимой где-то в далёкой сибирской деревне. Его чувства пронзительно переданы в мало известном стихотворении «Холода», написанном много лет спустя геологом Владимиром Павлиновым по детским впечатлениям. Умеет же Александр Николаевич разыскать такие стихи, положить их на музыку да ещё так исполнить, как, мне кажется, только ему дано:

Дымятся снежные холмы,

и ночи нет конца.

Эвакуированные мы,

и нет у нас отца.

Ах, мама! Ты едва жива,

Не стой на холоду...

Какая долгая зима

в сорок втором году!

Да, это детское горе, детский плач, как определяет жанр автор музыки. Но! Будем слушать мальчика дальше:

Забыл я дом счастливый

наш,

тепло и тишину.

Я брал двухцветный

карандаш

и рисовал войну.

Шли танки красные вперёд

под ливнем красных стрел,

Вниз падал чёрный самолёт,

И чёрный танк горел...

От сверстников того мальчика повторю снова и снова: именно так было. Наши рисунки, письма и пожелания, шедшие на фронт, даже вместе с нашим трудом в колхозе, где мы старались изо всех своих силёнок, не могли, конечно, сломить страшного врага. Но что-то действенное, надеюсь, и от нас передавалось фронту.

А уж от тех, кто был постарше… Стихи двух ровесников, 1927 года рождения, Анатолия Головкова и Валентина Павлова, положенные на музыку Александром Васиным и студийцем Фёдором Романовым, прозвучали на вечере тоже как почти никому не известные, но абсолютно необходимые.

Оба будущих автора в 14 лет пошли работать на оборону — в цеха, где, по выражению ставшей знаменитым поэтом Людмилы Татьяничевой, «из гнева плавился металл, а слёзы превращались в порох». И Валентин Павлов напишет потом стихотворение «Подростки»:

Мы остались

низкорослыми —

Было не с чего расти,

А работали, как взрослые,

Только ели не ахти.

Под гвардейскими

знамёнами

Не громили мы врагов,

Но снаряды эшелонами

Слали фронту со станков.

Мы остались

низкорослыми:

Что поделаешь — война.

Но громила в годы грозные

Вражьи полчища страна.

Вы единство автора со всей страной чувствуете? А сверстник его, Анатолий Головков, отработав на оборонном заводе, добился, чтоб добровольцем взяли на фронт, и дошёл до Берлина. Почему добивался? Ответ — в стихах, ставших песней:

Бедой захлёстнута страна,

Пылит на марше рота.

Легла на плечи мне война

Стволом от миномёта.

Страна, захлёстнутая бедой. Она позвала и призвала.

Голоса врагов и «катюша»

А теперь послушаем врагов, незваными явившихся на нашу землю. Поучительно. Стоит всем в мире напомнить, у кого память отказывает. Спасибо Васину и его соратникам за внушительный подбор.

Из дневника рядового 295-й пехотной дивизии Эриха Отто.

5 сентября 1942 года.

Утром был потрясён прекрасным зрелищем: впервые сквозь огонь и дым я увидел Волгу, спокойно и величаво текущую в своём русле. Почему русские упёрлись на этом берегу? Неужели они думают воевать на самой кромке? Это же безумие.

Начало ноября 1942 года.

Сегодня получил письмо от жены. Дома надеются, что мы к Рождеству вернёмся в Германию, и уверены, что Сталинград в наших руках. Какое великое заблуждение! Этот город превратил нас в толпу бесчувственных мертвецов. Сталинград — это ад. Каждый божий день атакуем и, если утром продвигаемся на 20 метров вперёд, вечером нас отбрасывают назад.

25 ноября 1942 года.

Почти два месяца мы штурмовали один-единственный дом. Да напрасно штурмовали! Никто из нас не вернётся в Германию, если только не произойдёт чуда. А в чудеса я больше не верю. Время перешло на сторону русских.

* * *

Если бы вы имели представление о том, как быстро растёт лес крестов! Каждый день погибает много солдат, и часто думаешь: когда придёт твоя очередь? Старых солдат почти совсем не осталось. Совершенно ясно, что положение наше весьма неблагоприятно, и кто знает, что принесёт зима. Во всяком случае, ничего хорошего. Потеряв давно собственную волю, мы, как бараны, терпеливо подчиняемся ходу событий.

Из письма жене унтер-офицера 227-й пехотной дивизии Рудольфа Тихля.

* * *

У русских невероятное количество проклятых миномётов, их выстрела не слышишь; вдруг разрыв — и осколки летят уже во все стороны. А затем их «орган», нечто вроде нашего шестиствольного миномёта, но только он куда сильнее действует на нервы. Мне уже приходилось видеть раненых, в которых попало 30 и больше осколков. Кто не слышал «органа» и не стоял под его огнём, тот не знает России.

Из письма ефрейтора Вилли Шульца от 13 ноября 1942 года.

Надо заметить: то, что фашистский ефрейтор называет русским «органом», — это наша знаменитая и любимая «катюша». Прославленный гвардейский миномёт, сыгравший колоссальную роль в Сталинградской битве. Так что недаром одноимённую песню Михаила Исаковского и Матвея Блантера о девушке по имени Катюша, написанную до войны, Дмитрий Хворостовский постоянно включал в свой цикл военных песен. И на этом сталинградском вечере студии Александра Васина очень кстати она прозвучала. Как всегда, в изумительном исполнении.

Кто идейно и духом сильнее

Сталинград — это столкновение не только противостоявших армий, но и двух диаметрально противоположных идеологий. Сегодня наследники тех разгромленных завоевателей пытаются всё перевернуть с ног на голову. Но есть масса документальных свидетельств, что нас считали «расово неполноценными», а потому подлежавшими уничтожению. И это нынче тоже важно услышать.

Вот эсэсовская газета «Das Schwarze Korps» («Чёрный корпус») посвятила этому вопросу свою передовицу в номере от 29 октября 1942 года, выдержки из которой звучат на сталинградском вечере. Статья начиналась с оценки боевого духа советских войск: «Большевики атакуют до полного истощения и обороняются до физического уничтожения последнего человека и последнего патрона. [...] Каждый солдат сражается порой даже тогда, когда он по человеческим понятиям больше не может сражаться». Всё, что солдаты вермахта испытали во время кампаний в Европе и Северной Африке, выглядело «детской игрой в сравнении со стихией войны на Востоке». Газета объясняла это различие расовыми и биологическими законами: советские солдаты, говорилось в статье, принадлежат к другому «виду»: они происходят от «стоящего ниже, тупого человеческого типа», который не в состоянии «познать смысл жизни и ценить жизнь». Из-за этого дефицита человеческих качеств, по мнению автора передовицы, красноармейцы и проявляли в бою такое презрение к смерти, которое чуждо европейцу, стоящему выше в культурном отношении. В заключение описывалось, какую угрозу для Европы несёт «необузданная сила неполноценных людей».

Так представляли русских, советских фашисты. Но кто оказался духовно сильнее? Весь этот вечер, посвящённый Сталинградской битве, был проникнут советскими песнями, созданными в годы войны. Звучали «Тёмная ночь» и «Синий платочек», «На позиции девушка» и «Давно мы дома не были», «Волховская» и «Ах, туманы мои, растуманы»…

Таких прекрасных, душевных лирических песен у фашистов не было и не могло быть, а ведь эти песни умножали силы наших бойцов неисчислимо. Как и частушки, сочинявшиеся подчас прямо в окопах. Васин к вечеру их тоже подобрал:

Гады, жгите, гады,

грабьте,

Нас ничем не запугать.

Как своих ушей собаке,

Вам России не видать.

Бредил Гитлер наяву:

«В десять дней возьму

Москву».

А мы встали поперёк:

«Ты Берлин бы поберёг!»

Слушая эту частушку, я вспомнил строки из песни, которая была написана в самый трудный момент битвы за Москву:

И по улицам Берлина

Флаг советский пронесём.

Казалось бы, до того ли, когда враг у стен советской столицы. Но ведь и в самом деле: пронесли же советский красный флаг по улицам Берлина, подняли его на рейхстаг!

Очень тронули строки воспоминаний одного из лучших гармонистов России уральца Александра Петровича Устьянцева, который во время войны был ещё дошкольником:

«Самые яркие воспоминания детства — это, конечно, военные годы. Отец ушёл на фронт в 1942-м. Я очень тосковал и стал просить маму купить гармонь. И мама обменяла три ведра картошки на гармошку. С тех пор и играю.

На всю жизнь запомнил, как собирались женщины после работы по вечерам на посиделки. Новостями с фронта обменивались: считай, вся мужская половина деревни с фашистами воевала. Мама вечером гармонь под мышку, меня за воротник — и с собой. Спать хочется, ребёнок же, но играл. А тут и похоронки, и слёзы, и песни…»

Нужны ли к этому комментарии, что значили песни и музыка не только на фронте, но и в тылу?

От Чуйкова до наших дней

Существенный факт: ещё до Сталинградской битвы, в январе 1942-го, по решению ЦК ВКП(б) при Академии наук Советского Союза была создана Комиссия по истории Великой Отечественной войны. Значение происходившего в Сталинграде, разумеется, было ясно, и всё-таки я поразился, что представители той комиссии начали записывать воспоминания некоторых участников битвы прямо, как говорится, по горячим следам.

Например, беседа с генерал-лейтенантом Василием Ивановичем Чуйковым, командующим 62-й армией (будущей 8-й гвардейской), состоялась 5 января 1943 года, когда до завершения сталинградских боёв оставался ещё почти месяц. И вот что мы услышали на вечере от прославленного полководца:

«Самый ужасный момент в обороне Сталинграда был после выступления Гитлера, когда Риббентроп и другие объявили, что Сталинград будет и должен быть взят 14 октября. Он (немец. — Ред.) пять дней готовился. Это мы чувствовали, знали, что он подвёл свежие танковые дивизии, сосредоточил на участке двух километров новые дивизии, и до этого он утюжил так самолётами и артиллерией, что дышать невозможно было. Вот мы сидели в балке. Он нас бомбил, расстреливал, жечь начал, знал, что там командный пункт армии. Там было штук 8 бензобаков. Всё это разлилось. У начальника артиллерии по блиндажу нефть полилась. Всё вспыхивает, и Волга на километр горит по берегу.

Три дня был сплошной пожар. Мы боялись задохнуться, угореть, придёт и живыми заберёт. Перескочили на другой КП, ближе к его главному удару. Там держались. Мы знали, что лишний метр связи грозит частыми обрывами от бомбёжки. Самое преступное, самое опасное для командира, особенно большого, когда он теряет управление и связь. Мы больше всего этого боялись — не потерять управления войсками. Пусть я ему резерва не дам, но достаточно мне взять трубку и поговорить как следует, уже этого достаточно.

Я много в жизни пережил бомбёжек, артиллерийских подготовок и пр., но 14-е число у меня останется в памяти. Отдельных разрывов не слышно, самолётов никто не считает, но главное, выходишь из блиндажа и в 5 метрах ничего не видишь, всё покрыто гарью, пылью, дымом. Таким было 14 октября 1942 года».

Как известно, Маршал Советского Союза В.И. Чуйков уже после войны, по его предсмертному завещанию, был похоронен в Сталинграде — на легендарном Мамаевом кургане. А на вечере, о котором пишу, был такой интересный момент. Ведущий, то есть Александр Николаевич Васин-Макаров, надев пилотку, сообщил, что, призванный более полувека назад в Советскую Армию, он служил в той самой 8-й гвардейской, которой когда-то командовал Чуйков.

Было это в Группе советских войск в Германии. На аэродром в Эрфурте привезли овеянное славой армейское Сталинградское знамя.

Мы знамя своё целовали —

Я тоже его целовал.

Мы тихо присягу давали —

Я тоже присягу давал.

Личное соединилось с историческим.

Когда-то я уже писал, что руководитель этой необычной студии народной культуры хорошо знает и помнит свои родовые корни. Двойная фамилия Васин-Макаров — это для того, чтобы рядом в ней были отец и мать. А они познакомились на фронте, там и поженились. Воевал и погиб в 1942-м под Калугой брат отца — Александр Александрович Васин. Прошёл Первую мировую, Гражданскую и Великую Отечественную дед Иван Макаров — красный донской казак, получивший в награду шашку от самого Будённого.

Вспоминая всё это, опять думаю о том, как мы должны отмечать даты, значащие для нас очень много. Ни в коем случае не формально! Отмечать надо душой и сердцем, как дружина Александра Васина-Макарова. Если наш Сталинград будет в сердце у нас, он быстрее вернётся и на карту географическую. А он обязательно должен вернуться!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн янв 15, 2018 6:30 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Зачем опять сводят Ленина с Парвусом
№3 (30646) 16—17 января 2018 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО. Политический обозреватель «Правды».

В понедельник, 15 января, телеканал «Россия К» (то есть «Культура») начал показ сериала «Меморандум Парвуса». Как пояснила в своём анонсе правительственная «Российская газета», «это авторская режиссёрская версия сериала, который в прошлом году зрители смотрели на канале «Россия 1» под названием «Демон революции».

ВОТ ОНО ЧТО! Тот «Демон», рекламировавшийся на главном государственном телеканале изо дня в день почти полгода, стал основным «подарком» отечественного телевидения к 100-летию Великого Октября. Его и показали прямо-таки в юбилейные дни. С какой целью? Чтобы ударить по Ленину, бросить тень (да погуще!) на вождя революции трудящихся.

«Правда» дважды вынуждена была тогда говорить об этом — в номерах за 3—8 и за 16 ноября. А наиболее концентрированно и ёмко оценил в нашей газете хитрую идеологическую поделку крупнейший на сегодня специалист по ленинской теме, доктор исторических наук Владлен Терентьевич Логинов. Он сказал так: «Ложь и мерзость».

Замечу, никаких опровержений на сей счёт ни от кого не последовало. Наверное, потому, что невозможно опровергнуть авторитетное мнение человека, всю жизнь посвятившего доскональному и честному исследованию биографии вождя Октября. Но если он так чётко припечатал телевизионный «подарок» к вековому юбилею революции, если, судя по отзывам, вызвал этот сериал и неприятие большинства зрителей, зачем же через два месяца показывать его вторично, да ещё в расширенном объёме? Ведь тогда было восемь (!) серий, а теперь обещают чуть ли не вдвое больше.

«Российская газета» оправдывает это следующим образом: «Режиссёр проекта Владимир Хотиненко заинтересован в том, чтобы зрители увидели и его авторское высказывание».

Ну, допустим, заинтересованность режиссёра можно понять: в конце концов, он работал над сериалом. Но вот если в результате получилось «ложь и мерзость»? Тут, согласитесь, чья-то ещё заинтересованность нужна, властная, дабы на экране это повторить. Причём в гораздо большем масштабе, с двойным показом каждой серии — вечером и утром…

Пожалуй, многое объясняет выбор времени для такой сугубо политической акции: начинается всё накануне Дня памяти В.И. Ленина 21 января. Значит, та же задача, что и перед Октябрьским юбилеем: бросить тень, да потемнее, на вождя социалистической революции. А для этого опять свести его с международным авантюристом Парвусом-Гельфандом, бравшим деньги везде, где удавалось, в том числе и в германском генштабе; изобразить встречи Ленина с ним, которых на самом деле не было; добавить сюда пресловутый «пломбированный вагон», к организации которого Парвус не имел никакого реального отношения… И так далее, и тому подобное.

Именно в то самое время, которое изображает сериал и когда Ленин якобы постоянно общался с Парвусом, Владимир Ильич написал и напечатал страстную статью-приговор о нём: «Парвус, показавший себя авантюристом уже в русской революции, опустился теперь в издаваемом им журнальчике [«Колокол»] до… последней черты… Он лижет сапоги Гинденбургу, уверяя читателей, что немецкий генеральный штаб выступил за революцию в России… Сплошная клоака немецкого шовинизма, прикрытая разухабисто намалёванной вывеской во имя будто бы интересов русской революции!»

Словом, те же самые ложь и мерзость, вовсю используемые и насаждаемые антисоветской пропагандой сегодня.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт янв 18, 2018 7:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Чему нам учиться у тех большевиков
№5 (30648) 19—22 января 2018 года
2 полоса
Автор: Беседу вёл Виктор КОЖЕМЯКО.

Книга эта, вышедшая в канун нового, 2018 года, называется «Фракция КПРФ — фракция большевиков в Государственной думе: 110 лет на службе народу». Высокую оценку ей даёт Г.А. Зюганов в «Обращении к читателям»:

«Перед вами — уникальное в своём роде издание. Впервые за три последних десятилетия в нём дан обзор парламентской деятельности большевистской партии — той партии, которая в ХХ веке преобразила облик не только нашей страны, но и всего мира...

Книга ценна и тем, что автор не ограничился рамками дореволюционной России, им удачно, на мой взгляд, проведены параллели с днём сегодняшним. Для нас, нынешних коммунистов — депутатов Государственной думы, образы предшественников всегда были и остаются немеркнущими нравственными ориентирами».

Автор-составитель книги — И.Н. МАКАРОВ, главный референт фракции КПРФ в Госдуме. Он член ЦК КПРФ, заместитель Председателя Центрального Совета СКП — КПСС.

В связи с выходом в свет нового актуального издания обозреватель «Правды» обратился к нему с несколькими вопросами.

— Игорь Николаевич, нельзя не согласиться с лидером нашей партии в оценке проделанной вами большой работы. Ваш документальный очерк, посвящённый в основном историческому опыту борьбы большевистской партии в царских думах, действительно уникален и очень актуален. Скажите, что побудило вас взяться за такую тему?

— Прежде всего, конечно, та вакханалия откровенной лжи, подлейшего извращения истории, теории и практики большевизма, которая господствует в общественном сознании уже более четверти века. Со времён так называемой перестройки идёт непрекращающееся злобное наступление на всё ленинское наследие. По существу — настоящая война на полное его уничтожение.

С нынешними горячими поклонниками господ Столыпина, Деникина, Колчака и прочих вешателей, как говорится, давно всё ясно. Но изумляют некоторые отечественные и зарубежные «левые». Сегодня они словно соревнуются в «разоблачении» В.И. Ленина и большевизма с самыми дремучими монархистами и спятившими либералами.

Взять, скажем, совсем свежую книжку Михаэля Бри «Открыть Ленина снова», изданную при содействии Фонда Розы Люксембург. Помимо прочих «прегрешений» против демократии по западному образцу, немецкий профессор в очередной раз предъявляет Ленину тяжкое обвинение в уничтожении российского парламентаризма. Однако возникает естественное возражение: а как можно уничтожить то, чего не было? Недаром же царский премьер-министр В. Коковцев заявил однажды в Думе: «У нас, слава богу, нет парламента».

Кроме того, существует давний миф о том, что само слово «парламентаризм» в лексиконе В.И. Ленина и большевистской партии было однозначно бранным. Причём ретивее остальных раздувают подобную чушь как раз те, которые долгое время прикидывались «верными ленинцами» — вроде небезызвестного телевизионного демагога А. Ципко. А уж им-то хорошо известна статья «Социализм и война», в которой Лениным проводилась чёткая грань между двумя видами парламентаризма. Одни используют парламентскую арену, чтобы прислуживать правительству, другие — чтобы исполнить свой долг социалистов в самых трудных обстоятельствах.

При всём своём закономерно критичном отношении к этому буржуазному институту РСДРП (б) активно применяла парламентские методы и объективно внесла весомый вклад в политическую борьбу не только за парламентскую демократию, но и за всеобщее избирательное право. Без жёстких и бескомпромиссных схваток группы большевистских депутатов с монархическим, черносотенным крылом Думы никакие демократические преобразования архаичного полуфеодального политического строя России были бы попросту невозможны.

— Кроме всех других достоинств вашей книги, отмечу, что она получилась интересной, даже увлекательной для чтения. И это благодаря конкретности повествования. Тут, можно сказать, максимум конкретности и минимум «общих слов». Видно, что вами «перелопачен» огромный материал, привлечено и использовано множество источников. Что в ходе исследования считали для себя особенно важным?

— Свою работу я посвятил вековому юбилею Великого Октября. Поэтому, когда исследовал материал и потом писал текст, прежде всего стремился не столько высказаться сам (ведь любые наши суждения о том времени в определённой мере носят субъективный характер), сколько предоставить слово непосредственным участникам событий.

Со страниц книги с читателем говорят П.А. Аносов, А.Е. Бадаев, Н.Н. Батурин, К.Е. Ворошилов, Д.И. Гразкин, П.Н. Караваев, М.Н. Лядов, И.К. Михайлов, П.А. Моисеенко, О.А. Пятницкий, Ф.Н. Самойлов, В.Н. Соколов, Е.Д. Стасова, В.А. Чащин и многие другие бойцы ленинской гвардии. Наиболее интересными показались мне мемуары Ивана Михайлова «Четверть века подпольщика» и Василия Чащина «В суровые годы». Поистине захватывающее чтение!

Некоторые интереснейшие свидетельства, вошедшие в памятные записки старых большевиков ещё в 30—60-е годы прошлого века, больше нигде и никогда не публиковались. Целая серия их воспоминаний была выпущена к сороковой, а затем к пятидесятой годовщинам Октябрьской революции. В то же время большинство монографий и учебных пособий для слушателей партшкол, как, например, «Думская тактика большевиков (1905—1917)» Г.И. Зайчикова, зачастую страдали излишним схематизмом и трафаретностью, обилием тех самых «общих слов». За ними, а также за перечислением бесконечных сухих цифр и дат, попытками вывести большие общественно-исторические закономерности терялись весьма любопытные факты, ценные зарисовки «с натуры», судьбы конкретных людей.

Вдобавок ещё вот что. Основное внимание в научной литературе подобного рода уделялось лишь самой думской деятельности большевиков, да и то, как правило, только в одной, IV Государственной думе — той самой, где большевистская фракция сумела наконец оформиться организационно. «За кадром» оставалось, к примеру, то, как строилась предвыборная кампания партии в условиях самодержавия. Выборы при царе — не правда ли, это само по себе очень занятно?!

— В чём больше всего видите перекличку времён, преемственность большевистских традиций нынешней фракцией КПРФ в Госдуме?

— В документальном очерке ещё раз красной нитью проведена мысль, что КПРФ является в нашей стране единственной политической партией, за плечами которой — вековая история. Это вам не какая-нибудь «живопырка», созданная «под очередные выборы», а массовая народная партия, имеющая колоссальные революционные традиции, семидесятилетний опыт государственного управления, богатейший арсенал методов как парламентской, так и непарламентской борьбы.

Преемственность по отношению именно к ленинскому, большевистскому крылу РСДРП подчёркивается во всех основополагающих документах КПРФ, начиная с Устава партии. То, как именно нынешняя фракция Компартии в Госдуме применяет наследие предшественников, проиллюстрировано у меня в книге целым рядом конкретных примеров. Фракция коммунистов, как в своё время и фракция большевиков, остаётся единственной силой в представительном органе, последовательно отстаивающей интересы и права простых тружеников.

Сегодня сама жизнь заставляет почаще открывать Ленина, обращаться ко многим героическим страницам прошлого нашей партии. Ведь, говоря словами Маркса, ныне воскресает вся старая, дореволюционная мерзость. В 1913 году депутат-большевик Бадаев с думской трибуны обличал хозяев Охтинского порохового завода за чудовищные условия труда, ставшие причиной кровавой катастрофы. А вот современный сюжет — Тамбовский пороховой завод. «Мы каждый день перед сменой молимся, — говорят женщины-работницы, — чтобы живыми вернуться домой». Оторванные головы и конечности стали обыденным делом на этом предприятии. А его директор советует рабочим для освещения в цехах применять карманные фонарики… Просто какое-то почти зеркальное отражение капитализма царской России!

Даже сегодняшние наши оппоненты признают тот факт, что во многом благодаря КПРФ состоялся современный российский парламентаризм. Именно наша партия в «лихие 90-е» не дала ельцинскому окружению, вводившему в постоянную практику применение президентского «указного права», полностью вернуть Россию во времена царя-самодура. Действовавшую с 1995 по 1999 год Госдуму второго созыва, в которой фракция КПРФ насчитывала порядка 140 человек, тогда никому и в голову не приходило назвать «взбесившимся принтером», беспрестанно штампующим президентские и правительственные законопроекты.

Словом, предлагаемая вниманию читателей «Правды» книга, надеюсь, в основном ответит на поставленные вами вопросы.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт янв 18, 2018 9:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Первое покушение на Ленина
№5 (30648) 19—22 января 2018 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.
Как была сорвана попытка убить вождя Октября
В двенадцатитомной Биохронике В.И. Ленина, день за днём скрупулёзно фиксирующей все известные факты великой жизни, этому событию посвящено лишь двенадцать строк. Таков характер издания: хроника — значит, максимальный лаконизм. Удивляло меня издавна другое. Событие-то, о котором идёт речь, отнюдь не ординарное, а между тем даже в советское время мало кто знал о нём.
У меня же так получилось, что ещё в детстве я общался с человеком, которого можно назвать одним из главных действующих лиц той драматической истории. Это был водитель ленинского автомобиля, обстрелянного террористами в Петрограде 1 января 1918 года. Выдержка, находчивость и мастерство шофёра, сумевшего, не растерявшись от неожиданности, мгновенно сманеврировать и вывести машину из-под обстрела, фактически спасли жизнь вождя совсем юной Советской республики.
Надо заметить, что и сидевший рядом с Лениным в машине швейцарский социал-демократ Фриц Платтен, который станет вскоре коммунистом, тоже проявил находчивость. В решающий момент он резко пригнул голову Владимира Ильича, прикрыл его, и пуля, именно Ильичу предназначенная, ранила Платтена в руку.
Всё это я знал давно. Однако недавно, читая книгу Льва Данилкина «Ленин», выпущенную издательством «Молодая гвардия» в знаменитой серии «ЖЗЛ», испытал настоящее потрясение от нового для себя открытия. Был, оказывается, в той истории ещё один человек, благодаря которому драматическое событие не стало трагическим. Он должен был, согласно плану заговорщиков, бросить бомбу в машину Ленина. Но — не бросил. И причина поразительная.
А далее человека этого вместе с другими участниками покушения, когда их всё-таки схватили, должны были расстрелять. Но — не расстреляли. Так распорядился сам Ленин.
Считаю, об этом и кое о чём ещё, весьма существенном, непременно следует рассказать читателям «Правды».
Встречали новый, 1918-й
Итак, 1 января 1918 года. Это по старому стилю, а по новому будет 14 января. Однако новый счёт времени в действие пока не вступил, и встречали в Петрограде первый послеоктябрьский год по прежнему календарю — в ночь с 31 декабря. Ленин вместе с Надеждой Константиновной едет на Выборгскую сторону, на «общерайонную встречу Нового года», где собралась в основном рабочая молодёжь.
«Юноши и девушки, танцевавшие вальс, — написал в своей книге Л. Данилкин, — быстро сообразив, что к чему, грянули «Интернационал» — в тысячу глоток». Но визит продлился недолго: «Ленин находился не в том состоянии, чтобы гулять всю ночь».
Действительно, не в том. Про один сюжет, начавшийся утром 31 декабря, Данилкин рассказывает как про «дело Диаманди». Напоминает при этом, что по мотивам его полвека назад известный советский писатель Савва Дангулов создал сценарий для замечательного фильма «На одной планете», где Ленина играет И. Смоктуновский.
А суть того дела серьёзная: румыны, решившие урвать Бессарабию у оказавшейся в крайне сложном положении России, разоружили целую дивизию русской армии, возвращавшуюся из боёв, и конфисковали её имущество. Мало того, арестовали и расстреляли большевиков!
«В ответ Ленин, не мешкая, предпринимает беспрецедентный, скандальный для «цивилизованного общества» шаг — приказывает арестовать румынского посла Диаманди: и его, и весь наличный состав посольства — в Петропавловку, и ультиматум: немедленно освободить русских солдат. Посол — член своей корпорации, и уже через несколько часов целая группа дипломатов присылает председателю Совнаркома — которого до того по большей части игнорировали как несуществующую инстанцию — решительный протест, причём выглядящий скорее как угроза, чем как обиженное всхлипывание. В ответ Ленин довольно щёлкает пальцами: он давно пытается наладить с дипкорпусом отношения; всей «оппозиции» он предлагает явиться к нему на приём — завтра».
Я специально привёл этот пространный абзац из книги Льва Данилкина. Ведь очень важно представить и осмыслить первое покушение с целью убийства председателя Совнаркома в контексте других, напряжённейших и сложнейших событий, буквально валившихся на Ленина в те дни и часы.
Вот и все эти послы, приём которым он назначил на четыре часа дня 1 января. Важнейшая встреча! Смысл даже не в том, чтобы «наказать» Румынию, хотя, разумеется, война ещё и с Румынским королевством Советской власти вовсе была не нужна. Но главное — дать понять через послов всем, в том числе великим державам: Советская Россия не позволит обращаться с собой как с тряпкой. И эту задачу во время получасовой острейшей встречи (к которой готовился полдня!) Ленин по-своему решил.
А в дверях Смольного с выходящими оттуда послами сталкивается Фриц Платтен — тот, кто помог организовать проезд Ленина из Швейцарии через Германию. И Владимир Ильич зовёт его с собой на митинг. Ехать надо срочно: в Михайловском манеже вождь должен выступить перед отправкой на фронт бойцов-добровольцев новой, социалистической армии.
Это ленинское выступление было одним из бесчисленного множества
Описывая состоявшийся митинг, Лев Александрович Данилкин делает упор на том, что ленинская речь здесь, «в отличие от всех прочих, была не слишком убедительной». Ссылается на слова очевидца и тоже в данном случае оратора — американского журналиста А. Вильямса (товарища Джона Рида), которые я только что и привёл, заключив в кавычки.
Более того, есть у Данилкина ссылка на самого Ленина, который тем же вечером, а точнее — ночью, в разговоре со знакомым норвежским социалистом якобы признался: «Я больше не оратор. Не владею голосом. На полчаса — и капут». И даже поделился двумя заветными желаниями: «иметь голос Александры Коллонтай» и «полчасика вздремнуть».
Могло так быть? Наверное, усталость, обычная человеческая усталость одолевает когда-то и гения, чьи способности представляются сверхъестественными. Ведь сколько речей к тому времени изо дня в день Ленин произнёс! Неисчислимо. Потому что чувствовал и понимал их необходимость. И народную реакцию на них, которая следовала каждый раз, Джон Рид называл «человеческой бурей».
Я уверен, после этого его выступления такая буря тоже была. Но к подступившей на данный момент усталости при самооценке оратора наверняка добавилась ещё и ленинская сверхтребовательность к себе. Что же удивительного, если сам он собой оказался не вполне доволен?
А вот что был «не слишком убедительным» для других, есть весомое основание усомниться. Очень весомое! Данилкин фактически дальше его приводит, и я тоже, конечно, приведу.
Имя тому основанию — Герман Ушаков.
Обстрел произошёл на мосту через Фонтанку
Но пока мы вернёмся в Михайловский манеж, где завершился митинг. Бойцам, получившим напутствие вождя, предстоит отправиться на фронт, а за Лениным и его спутниками уже пришла машина, чтобы вернуться в Смольный. Замечу, как и по пути сюда, охраны никакой. А спутников двое: кроме Платтена, сестра Ленина — Мария Ильинична. О том, что дальше произойдёт, сохранились её воспоминания. Совсем недавно в московском издательстве «Алгоритм» вышла книга историка Ильи Ратьковского «Хроника белого террора в России», где эти воспоминания приводятся.
Вообще, примечательно, что весьма объёмный том, вместивший многие сотни документальных свидетельств о белом терроре периода Гражданской войны, в самом начале содержит страницы именно о 1(14) января 1918 года, когда было совершено это первое покушение на Владимира Ильича. Автор книги протокольно сообщает:
«Машина Ленина Delaunay Belleville 45 (водитель Тарас Гороховик) была обстреляна неизвестными на пути следования автомобиля с митинга в Михайловском манеже обратно в Смольный. Обстрел был произведён во время переезда по мосту через Фонтанку, когда машина притормозила. Кузов машины был продырявлен в нескольких местах пулями, некоторые из них пролетели навылет, пробив переднее стекло автомобиля. Лёгкое ранение в руку получил швейцарский социалист Ф. Платтен, пригнувший голову Ленина вниз...»
И вот — из воспоминаний Марии Ильиничны Ульяновой, которые процитированы тут же:
«Стреляют», — сказала я. Это подтвердил и Платтен, который первым долгом схватил голову Владимира Ильича (они сидели сзади) и отвёл её в сторону, но Ильич принялся уверять нас, что мы ошибаемся и что он не думает, чтобы это была стрельба. После выстрелов шофёр ускорил ход, потом, завернув за угол, остановился и, открыв двери, спросил: «Все живы?» — «Разве в самом деле стреляли?» — спросил его Ильич. «А то как же, — ответил шофёр. — ...Счастливо отделались. Если бы в шину попали, не уехать бы нам. Да и так ехать-то очень шибко нельзя было — туман, и то уж на риск ехали».
Всё кругом было действительно бело от густого питерского тумана. Доехав до Смольного, мы принялись обследовать машину. Оказалось, что кузов был продырявлен в нескольких местах пулями, некоторые из них пролетели навылет, пробив переднее стекло»...
Осколками стекла было густо засыпано лицо шофёра, но он в тот момент не растерялся и дал всё-таки полный газ — на спасение.
— Действительно, счастливо отделались, — сказал Ленин. — Спасибо вам, товарищ механик, за вашу находчивость.
Я впервые встречусь с этим историческим «механиком», когда мне будет всего 6 лет. И тогда же узнаю полное его имя — Тарас Митрофанович Гороховик. Впрочем, сначала мне скажут: «Твой дядя Тарас».
Произойдёт это в Москве, почти четверть века спустя после обстрела на петроградском мосту через Фонтанку. Далее я про Тараса Митрофановича подробнее расскажу. А сейчас стоит проследить, как завершился тот первоянварский день для Ленина и кто всё же пытался его убить.
Необычное преображение террористов
В своей книге Лев Данилкин замечает, что и отправкой окровавленного Платтена в госпиталь тот бесконечный новогодний день Владимира Ильича не закончился. Поразительно, однако после всего пережитого он в 8 вечера, как ни в чём не бывало, ведёт в Смольном заседание Совнаркома. Так и хочется воскликнуть: Ленин есть Ленин! Обсуждаются очень непростые проблемы: инцидент с румынским послом, вопросы об аннулировании госзаймов и создании ревтрибуналов...
Ну а затем-то — отдых? Нет, опять не получается. Прибыл член французской военной миссии Садуль, и следует острый продолжительный разговор об отношениях с Антантой.
Только уже за полночь Владимир Ильич отправляется в смольненскую столовую выпить чаю вместе с приехавшим норвежским социалистом. Это ему, по воспоминаниям, он посетовал на утрату ораторских способностей. А зря! Если бы знал, ЧТО выявит вскоре расследование дела о покушении...
На вопрос, кто организовал его, можно было бы ответить сразу и совсем коротко: враги. Понятно, что у Советской республики их хватало, и, как видим, метили они прямо в сердце революции. Данилкин опять ссылается, в частности, на уже упоминавшегося американского журналиста Вильямса. Ещё за несколько недель до покушения он и Джон Рид рассказали знакомым большевикам, какой ажиотаж вызвало в буржуазной среде предложение одного коммерсанта заплатить миллион за убийство Ленина. Начался чуть ли не аукцион: каждый готов был заплатить больше. И немудрено: уже в декабре 1917-го Ленин рекомендовал отправлять арестованных саботажников-капиталистов на принудительные работы.
Впрочем, о данном покушении даже в новейшей книге И. Ратьковского «Хроника белого террора в России» читаю: «Обстоятельства этого теракта до сих пор противоречивы, в частности, нельзя назвать с абсолютной точностью непосредственных организаторов».
В самом деле, как возможных организаторов покушения автор называет несколько разных антисоветских групп и фамилий, а окончательной определённости у него здесь нет. Но противоречивость я вижу и относительно исполнителей теракта. Если у Данилкина это трое молодых георгиевских кавалеров, то у Ратьковского значатся четыре фамилии, причём с добавлением «и других», не названных.
Видимо, научное расследование стоит продолжать, но я сейчас выделю главное и бесспорное. Во-первых, на участие в убийстве Ленина, сколько бы их ни было, пошли офицеры, связанные с возникшим в Петрограде «Союзом георгиевских кавалеров», то есть пошли не из-за денег, а «по идейным убеждениям». И во-вторых: убеждения их по ходу дела сильно пошатнулись. Это произошло, видимо, со всеми участниками, но особенно ярко — с 23-летним подпоручиком Германом Ушаковым.
Он приехал из Москвы в Питер, где уже созрел план убить «германского шпиона» — человека, которого Ушаков никогда не видел и не слышал, о котором фактически ничего не знал. В его машину он взялся бросить бомбу, то есть принял на себя главную задачу. Но когда услышал речь этого человека, когда увидел, как воспринимали эту речь многие сотни людей, набившихся в огромном помещении манежа, у него произошёл неожиданный и глубокий внутренний переворот.
Результат? Бомба осталась невзорванной! Если называть всё своими именами, молодой офицер бывшей царской армии спас жизнь вождя социалистической революции.
Сразу скажу и о том, что произойдёт несколько позднее: Ленин по сути спасёт жизнь этого офицера, а если точнее, то и всех его товарищей по несчастью, которых, в соответствии с законами революционного времени, конечно же должны были расстрелять.
А Ленин, «кровожадный» Ленин... Он расстрелять их не дал и приказал отпустить.
Как же могло произойти такое? Серьёзный повод о многом задуматься! Есть свидетельства, что Ленин внимательно следил за ходом следствия, которое возглавлял Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич — управляющий делами Совнаркома и одновременно председатель комиссии по борьбе с погромами в Петрограде. Вождь интересовался его впечатлениями о беседах с арестованными, не раз советовал: «Давайте им побольше читать газеты».
Так совпало, что, когда следствие о покушении уже близилось к концу, германские войска, нарушив перемирие, взяли Псков и двинулись на Петроград. Колыбель революции оказалась на осадном положении. Публикуется знаменитое ленинское воззвание «Социалистическое Отечество в опасности!» И вот тогда участники покушения попросились на фронт. Узнав об этом, Ленин немедленно распорядился: «Дело прекратить. Освободить. Просьбу выполнить».
Это был акт доверия, которое в первые месяцы после Октября молодая Советская власть проявляла ко многим своим противникам. Судя по всему, в данном случае освобождённые из-под ареста доверие оправдали. Так, Герман Ушаков успешно командовал красным бронепоездом. И товарищи его, поначалу тоже не принявшие Октябрьскую революцию, теперь честно стали на её защиту. «Дрались, как обещали, храбро и хладнокровно, кровью искупили свою вину и произвели огромное разрушение в немецких войсках», — писал В.Д. Бонч-Бруевич в 1931 году на страницах газеты «Гудки Петроградского пролетариата».
Герман Ушаков: от ненависти к великой любви
Однако о Германе Григорьевиче Ушакове надо всё-таки сказать отдельно. Именно потому, что совершенно необыкновенной по глубине и силе оказалась перемена его отношения к Ленину. От привитой ненависти как к погубителю России до осознанной и великой любви как к истинному её спасителю. Он проникся этой любовью, почувствовав и редкостные человеческие достоинства Владимира Ильича, к которому все последующие годы своей жизни ощущал особую близость — личную.
В январе 1924-го пробился к Бонч-Бруевичу с убедительнейшей просьбой: постоять хоть совсем немного у гроба такого дорогого человека. А через три года, в 1927-м, отправляется в Шушенское, чтобы прикоснуться к местам ссылки молодого Ульянова-Ленина и пообщаться с людьми, которые лично знали его.
Четыре месяца он провёл в обстоятельных беседах с ними. Простые, ни на что не претендовавшие, они помнили ссыльного в своём селе не как известного на весь мир великого вождя, а как Владимира Ильича — хорошо знакомого по совместной жизни человека. Потом Ушаков напишет:
«В их доброй памяти о Ленине много задушевной искренности, теплоты, которая говорит за то, что она не могла быть вызвана чем-либо иным, кроме личных качеств Владимира Ильича Ульянова… Что касается нас, то… в рассказах этих деревенских реалистов официальный иконописный портрет вождя приобрёл черты живой человечности и в наших глазах получил гораздо большую важность и ценность».
Так и есть! Я убеждаюсь в этом, читая сейчас те семь очерков под общим заголовком «Ленин в Шушенском», которые родились из-под пера Германа Ушакова. Рукопись долго хранилась в Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма, куда поступила в составе личного архива В.Д. Бонч-Бруевича после его смерти в 1955 году. Здесь впервые ознакомился с ней в 1982 году бывший заведующий Домом-музеем В.И. Ленина в Шушенском Ю.П. Волченков. С его предисловием и главой об авторе силами музея-заповедника очерки изданы теперь книгой, которую (спасибо ему!) я получил от Л.А. Данилкина.
Интереснейшее чтение. Снова и снова убеждаешься, что правда о Ленине светла, необорима и безгранична. И эту правду особенно необходимо знать сегодня, когда чёрными тучами пытаются заволочь её со всех сторон.
Например, одновременно с отзывами о Ленине сибиряков, знавших его, читаю в правительственной «Российской газете» восторги по поводу очередной карикатуры на этого человека. Речь о постановке московским Театром Наций под руководством Евгения Миронова цикла сцен по мотивам солженицынского «Красного колеса». Вот что говорится про фрагмент под названием «Вагон системы «Полонсо»:
«Евгений Миронов играет Ленина, Евгения Дмитриева — Крупскую, Людмила Трошина — её мать Елизавету Васильевну. Это самая смешная, при всей безнадёжности и беспощадности, вещь цикла. Вагон новейшей системы колесит по Европе… Много лет этот вагон, личинка будущей катастрофы, носит в себе того, кто, по версии автора, является фанатиком, не связанным со своей родиной ни памятью, ни любовью, мечтающим лишь о всемирной бойне; он даже тёщу доводит до храпа своими речами и диктовками. Только преданная и ревнивая жена заглядывает ему в рот, подыгрывает в малейшей затее и счастлива любым его случайным, по-партийному бесполым прикосновениям…»
И ведь не стыдно такое выдавать для публики! Что сказали бы, увидев на сцене этот злобный шарж, современники Ленина — шушенские крестьяне? Что сказали бы записывавший их воспоминания Герман Григорьевич Ушаков и ленинский шофёр Тарас Митрофанович Гороховик, бережно хранившие у себя в душе совсем иной, абсолютно не похожий образ?..
Сестра вождя до конца жизни была благодарна шофёру Гороховику
Два человека — две судьбы. Лично они друг друга не знали, Герман Ушаков и Тарас Гороховик, но тот первоянварский вечер 1918-го соединил навсегда их имена. Оба, каждый по-своему, пришли к ленинской правде. И оба стали тогда спасителями жизни Ленина.
Герман Григорьевич родился в многодетной семье сельского священника Вятской губернии. Мог бы тоже стать священником, поскольку с большими успехами учился в духовной семинарии. Однако незадолго до окончания покинул её, а с началом войны в 1914-м ушёл на фронт. Участвуя в знаменитом Брусиловском прорыве, был ранен и за проявленную отвагу награждён Георгиевским крестом. А ещё — получил офицерское звание и вместе с ним дворянский титул, хотя без права наследования.
После длительного лечения в госпитале его назначили на должность адъютанта при командующем Московским военным округом. Напомню, что из Москвы в конце революционного 1917-го он и отправился вместе с несколькими своими товарищами в Петроград — «для выяснения обстановки» в столице после октябрьских событий.
Между тем Тарасу Митрофановичу Гороховику обстановка эта в основном была понятна: он ведь сам стал активным участником Октября. Крестьянский сын из деревни Николаевка (ныне Красногорского района Брянской области) в 1910 году призван в армию, где становится военным шофёром. С выбором, на чьей стороне быть во время революции, будущий большевик не колебался. А как лучшего шофёра его направляют в распоряжение автобазы Совета Народных Комиссаров. Впрочем, вряд ли думал он тогда, что будет везти на машине самого Ленина…
И вот так случилось, что этот человек с Брянщины оказался мужем двоюродной сестры моего отца — тёти Маруси. Он из Николаевки, а отец из Александровки, деревни по соседству. После окончания уже в советское время Ленинградской лесотехнической академии (аж в 35 с лишком лет!) направили отца на работу в Рязанскую область, где потом я родился. А когда мы ездили из своего Можарского лесхоза и потом из Шацкого в Москву, останавливались обычно у Гороховиков: квартира их находилась на Садовой-Самотёчной.
Тогда-то, ещё дошкольником, и узнал я впервые про первое покушение на Ленина. Наверное, отец рассказал, точно уж не помню. Зато прекрасно помню, с каким нетерпением и волнением ждал в первый раз появления этого «исторического человека». Он пришёл с работы явно усталый, в сером поношеном плаще на высокой сутулой фигуре, что вместе взятое никак не соответствовало моему представлению об исторической личности. Самый что ни на есть будничный вид.
И таким обычным, очень скромным оставался он, собственно, всегда, при всех наших последующих приездах, уже послевоенных. Продолжая, несмотря на возраст, работать в автобазе управления делами Совнаркома, а затем Совета Министров СССР, видимо, сам машины с каких-то пор не водил, а занимался ремонтом, профилактикой. Это я так предполагал, он же о работе своей не распространялся. Да и вообще был малоразговорчив, хотя я ловил буквально каждое его слово. И хотелось расспросить об очень многом!
Увы, на долю мою доставались больше дети тёти Маруси и дяди Тараса — Миша и Коля, Галя и Нина. С двумя последними дружба сохранялась много лет, пока их не стало. Родителей, естественно, не стало ещё раньше. И мучает меня до сего дня неосуществлённая в своё время мечта — записать воспоминания ленинского шофёра.
А что всё-таки особенно врезалось в память из впечатлений той квартиры на Садовой-Самотёчной? Как-то обмолвилась тётя Маруся, что все годы, до самой своей смерти, звонила им Мария Ильинична, сестра Ленина. Расспрашивала о жизни и о том, не надо ли в чём-то помочь. Иногда с тем же звонила Надежда Константиновна, но Мария Ильинична — постоянно. Бывала она и дома у Гороховиков. Приглашала Тараса Митрофановича к себе в «Правду», где, как известно, была ответственным секретарём…
Да, думал я, вот это по-ленински. Не забывать добро.
А с чем теперь столкнулся? Собравшись написать эти заметки, решил поинтересоваться, какие материалы о Тарасе Митрофановиче Гороховике есть на малой родине его, в Брянской области. И первый секретарь Красногорского райкома КПРФ Василий Михайлович Мельников сильно меня огорчил.
Были, оказывается, такие материалы в музее школы №1 райцентра Красная Гора, сам же Василий Михайлович кое-что интересное передавал туда от родственников Гороховика, но сейчас… ничего нет!
— Как же это? — ахнул я.
— Ну, вы же понимаете, «немодно» стало выставлять Ильича и его товарищей…
Понимаю. В «лихие девяностые» сам видел горькую участь многих школьных музеев, которые уничтожались даже не частично, а целиком. Выходит, не кончилось то уничтожение?
А Василий Михайлович рассказывает об энтузиастах-подвижниках, создателях музея в Красной Горе. Ими стали главный редактор районной газеты «Ленинский путь» Александр Иванович Снытко и его жена Елена Васильевна — преподаватель истории в школе. Немало потрудились, чтобы собрать и представить всем бесценное историко-краеведческое богатство.
Собирать и создавать всегда нелегко. Разрушать и разбрасывать — легче. Но простит ли это история? Простит ли будущее?
А понятия «модно» или «немодно» к титанической личности Ленина и ко всей деятельности его никакого отношения не имеют.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Чт янв 25, 2018 9:14 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Фальшивые сказки недоброй закваски

Газета "Правда" №8 (30651) 26—29 января 2018 года
6 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

На экране уродуют теперь даже таких издавна любимых народных героев, как былинные русские богатыри

При всей нелюбви заправил нынешнего телевидения к советскому времени они, как и в предыдущие годы, на протяжении долгих новогодне-рождественских каникул вынуждены были изо дня в день показывать именно советские фильмы. Причина понятна: народ эти картины любит, а выходящим за последние три десятилетия «киношедеврам» в абсолютном большинстве очень до них далеко.

Понятно и то, почему с такой натугой раздуваются всяческие мало-мальски заметные достижения на экранном поприще: «Время первых», «Салют-7», «Движение вверх». Причём обратите внимание, ссылаются нередко на советское кино как на некий эталон. Приходится, ничего не поделаешь...

Одним из официально провозглашённых кинодостижений минувшего года стал и фильм «Последний богатырь». Многократно повторено: «В прокате оказался успешнее всех!» А для убедительности ещё такое добавление: «И юный зритель пошёл на этот фильм, то есть не зря были потрачены народные денежки» («Литературная газета» от 6—12 декабря 2017 г.).

Зря или не зря — это всем можно было проверить в первые дни наступившего нового года. Не случайно, конечно, фильм удостоился чести быть показанным на канале «Россия 1» (главном государственном телеканале) в наилучшее время 1 января, а на следующий день, тоже в лучшее время, его показали вторично.

Так чем же он всё это заслужил?

Оценка начинается с денег

Мы знаем: при капитализме прибыль превыше всего. В искусстве — тоже. Пожалуй, никого в России уже не удивляет, что почти любой разговор о новом фильме начинается теперь с того, сколько денег в него вложено и какая финансовая отдача получена. А содержание потом, где-то на втором плане...

Вот заместитель министра культуры РФ С. Обрывалин сообщает в правительственной «Российской газете», что политика, проводимая этим министерством в последние годы и направленная на всестороннюю поддержку отечественного кинематографа, «приносит ощутимые результаты». И тут же радует нас цифрами: «Так, общие сборы отечественных картин по итогам 2017 года составили рекордные 13 млрд рублей, что более чем в два раза превышает показатель 2011 года. Существенно возросли и показатели посещаемости. В минувшем году российские ленты посмотрели почти 55 млн человек, это почти вдвое больше соответствующих показателей 2011 года».

Разумеется, «Последний богатырь» внёс сюда свой вклад, коли он «успешнее всех» оказался. И, например, упомянутая уже «Литературная газета» рецензию на него даёт под однозначной рубрикой: «Успех».

А всё-таки слово это, как и вырученные в прокате деньги, исчерпывающего представления о фильме не даёт. Согласитесь, успех в кино бывает разный и достигается по-разному. Скажем, соскучились люди за долгое время по русской сказке на экране, и детям хочется её показать. Вот и пошли в кинотеатр.

Когда-то кино советское славилось этим жанром. Талантливейшие мастера, настоящие волшебники Александр Птушко, Александр Роу и другие создавали истинную киноклассику и по старинным русским сказкам, и по зарубежным, и по современным. До сих пор восхищают «По щучьему велению» и «Морозко», «Василиса Прекрасная» и «Каменный цветок», «Золушка» и «Снежная королева», «Сказка о царе Салтане» и «Садко», «Конёк-Горбунок» и «Двенадцать месяцев», «Илья Муромец» и «Руслан и Людмила», «Золотой ключик» и «Старик Хоттабыч»… Перечислить даже самое лучшее невозможно!

На советском телевидении знаменитая Валентина Леонтьева (тётя Валя, как звали её дети) вела регулярную передачу «В гостях у сказки», любимейшую для многих. И показательно, что кончилась эта передача вместе с развалом Советского Союза. В конце декабря 1991-го, проведя последнюю за тот год встречу со своими зрителями, простилась с ними тётя Валя — и, как оказалось, навсегда…

Да что говорить, ведь кончилась тогда не только телепередача «В гостях у сказки», но и сама сказка у отечественных кинематографистов. И вдруг, если судить по заманчивой рекламе, без малого три десятка лет спустя зрителям обещают родную сказку, где Баба-яга, Кощей Бессмертный, Водяной и Леший, где даже легендарный богатырь Добрыня Никитич из русских былин, который, наверное, и дал название фильму — «Последний богатырь».

А «Литературная газета» и статью свою о кинопремьере озаглавила «Богатыри возвращаются». Неужто дождались?

Кто и с чем возвращается

Сразу надо сказать: не только для меня возвращение это обернулось разительным разочарованием. Да, есть тут Добрыня. Но какой!

Само имя его уже вызывает перед глазами культовую картину Виктора Васнецова, где навеки они вместе — три былинных русских богатыря. Приведу строки из школьного сочинения будущей нашей национальной героини Зои Космодемьянской, написанного незадолго до Великой Отечественной войны:

«Безграничны просторы русской земли. Три богатыря хранят её покой. Посредине, на могучем коне, Илья Муромец. Тяжёлая булава в его руке готова обрушиться на врага. По бокам — товарищи верные: Алёша Попович с лукавыми глазами и красавец Добрыня».

Так вот, представьте себе: красавец-богатырь этот по воле недобрых нынешних киношников стал… убийцей старшего своего друга Ильи Муромца. Зависть и гордыня обуяли. Дескать, слишком много славы ему, Илье, а вот я будто у него в тени: рейтинг не тот. Потому предательски решает с помощью жены-колдуньи товарища верного «устранить».

Ну надо же «в духе времени» сочинить эдакое извращение! Возрастной показатель для зрителей у фильма 6+, то есть с шести лет рекомендуется смотреть его. Может, в столь ранние лета юный зритель не всё поймёт, но чуть постарше-то главное уразумеет. И если отныне будет смотреть на знаменитую картину Васнецова в Третьяковской галерее или на её репродукцию в книге, альбоме, непременно скажет: «Вот этот, Добрыня, убил потом из зависти вот этого, Илью».

Хорош результат?!

Впрочем, автор «Литературной газеты» (как и многие другие, увы) на сей счёт ни капельки не озабочивается. Наоборот, какую-либо озабоченность категорически опровергает. Убедитесь сами:

«Поклонники советских киносказок наговаривали на этот фильм: дескать, там десакрализируют героев русских былин и вообще издеваются над национальным фольклором. Потому стала смотреть «Последнего богатыря» (режиссёр Дмитрий Дьяченко) под этим прицелом и искать тлетворное влияние диснеев, микки-маусов и прочих врагов родного детско-юношеского кинематографа, который в 90-е был убит и, казалось, не воскреснет никогда. Искала, искала, увлеклась и… Нашла милую, добрую, современную сказку…»

Видно, слишком увлеклась. А ведь всё в этой «современной сказке» словно перевёрнуто с ног на голову и добро так перемешано со злом, что не разберёшь, каким образом и почему одно превращается в другое.

Действительно, если благородный Добрыня Никитич ни с того ни с сего становится вдруг негодяем, то кому здесь дано (тоже вдруг, ни с того ни с сего!) героем стать? Автор «Литературки» вынуждена констатировать:

«…Совершенно неподходящий для этого персонаж из нынешнего времени. Крайне несимпатичный, юный типа колдун Иван, циничный, трусливый жулик, зарабатывающий на жизнь в телешоу вроде «Битвы экстрасенсов».

Замечу от себя, что эта телевизионная «Битва экстрасенсов» снимается не где-нибудь, а на территории всемирно знаменитого музея-заповедника «Горки Ленинские», где, как известно, провёл последние месяцы своей жизни и скончался Владимир Ильич Ленин.

Тоже своего рода нынешняя «десакрализация». Как и каток, кощунственно устроенный на Красной площади, как и превращение героического богатыря Добрыни в негодяя, погубившего своего друга Илью…

Куда же дальше-то?

Ну да, а тот прожжённый жулик, мухлюющий в современной Москве под именем Светозара (или даже Святозара?), спасаясь от обманутой им богатой клиентки, неведомо как попадает совсем неожиданно в удивительную сказочную страну Белогорье. Здесь-то и выясняется, что он не просто Иван, а сын... самого Ильи Муромца! Каково? И раскрывают ему тайну сию отнюдь не положительные персонажи, а нечисть из сказки вроде Бабы-яги и Кощея, которые в Белогорье обитают. Им он и начинает служить.

Нечисти, которая, впрочем, представлена здесь не столько страшной, сколько забавной, нужен волшебный меч-кладенец, однако найти и вытащить его из земли дано лишь Илье Муромцу. А поскольку нет же Ильи теперь, оказывается, на замену годен его сын. И отправляется вся эта компания в поход за всесильным мечом.

Их приключения в походе составят, собственно, основной сюжет картины. Но пересказать его, по-моему, даже сами создатели вразумительно не смогли бы. Настолько всё невнятно и нечётко, настолько перепутано и случайно, что какую-либо логику действия проследить невозможно. А главное — против кого идёт борьба? С кем и за что рубится Иван обретённым волшебным мечом? Откуда вдруг появляются и куда бесследно исчезают неведомые, непонятные персонажи? И для чего, ради чего, во имя чего всё это?

Мысли нет. Фантазия скудная и нелепая. Добро, как я уже отметил, перемешано со злом, чего в русских сказках и былинах исконно не допускалось. Так что основная радость для зрителей — сколь оригинально слеплены те же Баба-яга с Кощеем да Водяной. А ещё — избушка на курьих ножках. В пушкинском Лукоморье, коли помните, стоит она «без окон, без дверей». Ну а тут на этих самых ножках бегает, мало того, потом и взлетает…

Так называемые спецэффекты, короче говоря. Вокруг них, как уж повелось за последние годы, больше всего и развернулось обсуждение в интернете. Как ни досадуй, а определённый вкус и «новые приоритеты» в кино за тридцать лет у многих зрителей удалось воспитать.

Поклонники «Последнего богатыря» итожат: «Воспринимается легко и непринуждённо». Хотя даже кое-кого из них смущает, что вроде бы русская сказка идёт на экране под англоязычные песни.

В самом деле, куда же дальше-то?


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн янв 29, 2018 8:45 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Очистить нашу жизнь от подрывной отравы
№9 (30652) 30—31 января 2018 года
3 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО, Александр ОФИЦЕРОВ.

История так или иначе постоянно перекликается с днями текущими, вызывая нередко волнующие чувства. Надо только помнить. Вот и открывая этот пленум, посвящённый острейшей современной проблеме российского общества, Председатель ЦК КПРФ Г.А. ЗЮГАНОВ начал с напоминания о выдающемся событии Великой Отечественной войны. В такой же январский день 74 года назад Ленинград был полностью и окончательно освобождён от вражеской блокады.

Это стало очередной победой не только нашего оружия, но и силы духа советских людей, их преданности идеалам Коммунистической партии и родной народной власти.

— Я считаю, мы должны поблагодарить наших отцов и дедов, Красную Армию, всех, кто мужеством и героизмом своим на фронте и в тылу обеспечил ту победу, — говорит руководитель партии, обращаясь к залу.

И зал откликается дружными аплодисментами. Вместе с искренней благодарностью героям прошлого в них — заверение достойно продолжать дело предшественников сегодня.

Ответственность авангарда

А ведь сегодня коммунисты и все народно-патриотические силы нашей страны снова в борьбе. Называется она предвыборной, но требует подчас не меньшей самоотдачи, упорства, настойчивости, чем схватки боевые. Тем более что она обостряется и накаляется, а против народного кандидата Павла Николаевича Грудинина пущены в ход совершенно недопустимые приёмы и методы, развёрнута, как сказал во вступительном слове Г.А. Зюганов, кампания ошельмования нашей партии и нашего кандидата.

Лидер КПРФ вспомнил в связи с этим грязную, лживую газетёнку «Не дай Бог!», издававшуюся перед президентскими выборами 1996 года в Финляндии 15-миллионным тиражом под руководством Чубайса и его подельников. Казалось бы, приёмы «лихих 90-х» должны остаться в прошлом. Но нет, теперь идут ещё дальше! На государственном телеканале в течение часа политтехнологи и другие «специалисты» открыто обсуждают, как разрушать левый фланг, какие провокации организовать, каким образом ещё изобретательнее вводить в заблуждение и унижать наших избирателей.

А разве можно считать нормальным замалчивание или извращение на телевидении встреч с избирателями и журналистами, которые проводит П.Н. Грудинин? Именно так произошло, например, после интереснейшей встречи в руководимом им совхозе имени Ленина, куда приехали представители 26 мировых информационных агентств.

Чрезвычайным происшествием стал арест полицией тиража информационного бюллетеня ЦК КПРФ «Правда» в Новосибирске. Причём сделано было это даже до безосновательного решения областной избирательной комиссии.

— Мы выражаем свой протест и считаем подобное недопустимым, — заявил Председатель ЦК КПРФ, руководитель избирательного штаба П.Н. Грудинина.

Он отметил, что на обращения к президенту страны как гаранту Конституции и в Центральную избирательную комиссию, которые опубликованы, никаких вразумительных ответов ему так и не последовало. Чего стоят тогда президентские призывы провести эти выборы честно и достойно?

Нельзя не обратить внимания и на то, где начался арест изданий КПРФ. В Новосибирске мэр города — коммунист А.Е. Локоть, в Иркутской области губернатор — коммунист С.Г. Левченко, и оба показывают лучшие результаты в своей работе. Значит, это спецоперация и против них, спецоперация против партии, в которой они состоят и которая выходит на предстоящие выборы.

Основная тема пленума — борьба с коррупцией, буквально разъедающей нынешнее российское общество и подрывающей нормальную жизнь сверху донизу. Только истинно народный президент может это пресечь. Потому кандидату от народно-патриотических сил всеми способами и преграждают дорогу, прибегая фактически к той же самой политической коррупции. Что делать в таких условиях коммунистам, как бороться и побеждать авангарду трудового народа — об этом развернулся принципиальный разговор в прениях по докладу Г.А. Зюганова.

Дорогу осилит идущий

С факта, заставляющего о многом задуматься, начал своё выступление председатель Центральной контрольно-ревизионной комиссии КПРФ Н.Н. Иванов. Недавно ему довелось комментировать в СМИ заявление прокуратуры Российской Федерации о том, что вузы оказались в числе самых коррумпированных. И повод для этого действительно был, потому что обнаружено 246 эпизодов коррупции. Но, как выяснилось, из них 204 эпизода — это происшедшее в Юго-Западном университете, где студенты вложили в свои зачётки от 500 до 1000 рублей, чтобы преподаватели поставили им зачёты.

Плохо поступили? Разумеется. Однако, сказал выступавший, сравните эти суммы с 16 миллиардами рублей, которые по 40 эпизодам всплыли в деле «Оборонсервиса», то есть в нашумевшем деле Сердюкова и Васильевой. Сопоставьте!

И что скажете после этого? А ведь Сердюков и Васильева остались фактически безнаказанными.

Высоко оценив анализ, содержащийся в докладе Г.А. Зюганова, председатель ЦКРК КПРФ высказал ряд своих предложений по реальному усилению борьбы с коррупцией.

— Представьте себе, — заметил тов. Иванов, — как переполнены будут вокзалы и аэропорты мздоимцами, желающими немедленно бежать от справедливой ответственности, как только президентом будет избран Павел Николаевич Грудинин.

Проблему коррупции по-настоящему, как мы знаем, может решить лишь социалистическое общество, за утверждение которого нам предстоит ещё активнее и целеустремлённее бороться, заметил в заключение глава ЦКРК КПРФ. Дорогу осилит идущий!

Следующий оратор на трибуне — Ю.П. Синельщиков, заслуженный юрист Российской Федерации, почётный работник прокуратуры, депутат Государственной думы от КПРФ и член Центрального Комитета нашей партии. Он, известный как один из наиболее квалифицированных знатоков обсуждаемого вопроса, в первую очередь вслед за докладчиком отметил, что уровень коррупции в России сегодня не просто высокий, а очень высокий. Мы после антисоциалистического переворота 1991 года находимся в числе самых коррумпированных стран мира. При этом, по оценкам практиков, до судебного приговора доходит примерно лишь один из пятисот чиновников-коррупционеров!

Меры, предложенные докладчиком и предыдущим выступавшим, сказал тов. Синельщиков, могут по крайней мере существенно минимизировать коррупцию. К этому он прибавил формирование сильного гражданского общества, возможности которого следует лучше использовать.

Фракция КПРФ в Госдуме вносит немало актуальных законопроектов. И тут есть такое наблюдение: власть, не принимая наши законопроекты, зачастую их и не отклоняет, чтобы не вызывать публичного протеста. Дело просто бесконечно затягивается: насущно необходимые законопроекты годами складываются в шкафах и столах.

А говоря о возможностях гражданского общества, оратор имел в виду прежде всего инициативные действия наших партийных отделений на местах. Он предложил разработать в ЦК соответствующие конкретные инструкции для региональных и местных комитетов КПРФ, выразив готовность принять в этом деле активное участие.

Искреннюю благодарность выразил П.Н. Грудинин всем партийным отделениям там, где он уже успел побывать, за организацию необыкновенно тёплых и откровенных встреч с избирателями. А переходя к основному вопросу повестки дня, он не согласился с Н.Н. Ивановым, что главная, координирующая роль в борьбе с коррупцией должна быть возложена на Генеральную прокуратуру. Нет, кандидат в президенты от народно-патриотических сил считает иначе. Необходимо создать Национальное бюро по борьбе с коррупцией.

А начать реальное наступление на коррупцию надо с президента и его окружения. Если все увидят, что действительно ликвидируется клановость, когда от близости к высшему руководству зависят государственные заказы и неимоверные барыши, чиновники всех уровней поневоле сделают для себя правильные выводы. И, конечно, следует срочно ратифицировать статью 20 Конвенции ООН о борьбе с коррупцией, которой не случайно противится нынешняя власть.

Будить людей от летаргического сна

Остро и эмоционально прозвучало выступление первого секретаря Ростовского обкома КПРФ Н.В. Коломейцева. Он считает, что при президенте Путине ещё больше вернулось к нам всё худшее: кумовство, махровая безответственность, казнокрадство.

Наша задача, сказал выступавший, непростая: всему этому действенно противостоять. Так, фракция КПРФ направила за последнее время 19 запросов в Счётную палату РФ. И благодаря этому страна узнала, например, о жуликах в «Сколково». А кто его возглавляет? Знаменитый Вексельберг. Узнала страна и о жуликах в «Роснано». А его кто возглавляет? Чубайс, главный коррупционер страны и праотец Путина на президентстве.

Вот почему мы должны, сопоставляя нашего кандидата с действующим, сравнивать 17 лет (до начала войны) Сталина и, соответственно, 17 лет Путина. Сравнение для нынешнего президента получается убийственное. Сталин вместе с Коммунистической партией и советским народом подняли страну почти от нуля до уровня сверхдержавы, что обеспечило нам Победу над фашизмом в самой страшной войне. А Путин?

— Обратите внимание, — заметил Николай Васильевич, — его приближённые вроде бы даже критикуют мировую олигархию, а сами (такие, как Греф, Дворкович и другие) едут в Давос к той же олигархии, чтобы получить «ярлык на княжение». Выстроились в очередь за гражданством на Мальте полторы тысячи представителей так называемой российской элиты, а 300 тысяч (!) уже находятся на ПМЖ в Лондоне. Не меньше их обосновалось в Америке и на всевозможных Лазурных берегах…

Неужели с ними что-то ещё не ясно? С обокравшими Родину и своих соотечественников! Мы призваны не ремонтировать систему, а сменить её, подчеркнул Н.В. Коломейцев. Но для этого мы должны денно и нощно будить наш заснувший в летаргическом сне народ.

Всегда с большим интересом воспринимаются на партийных пленумах выступления А.Е. Локотя — мэра Новосибирска, первого секретаря обкома КПРФ. Так было и на сей раз.

Он подчеркнул важность того, чтобы не только вскрывать и разоблачать факты коррупции, но и показывать честную деятельность коммунистов на доверенных им народом постах. Потому что при малейшей коррупционной составляющей член КПРФ или сторонник нашей партии даже дня не усидел бы на руководящей должности, будь то губернатор, мэр или глава районной администрации. Ибо (причины понятны!) отношение «сверху» тут весьма и весьма пристрастное.

Анатолий Евгеньевич на посту мэра одного из крупнейших городов России уже четыре года. Можно твёрдо сказать: экзамен с честью выдержан. И всё сделанное им за это время для народа, для простых людей, как и работа коммуниста С.Г. Левченко в должности губернатора Иркутской области, — это лучшая агитация в пользу П.Н. Грудинина, выдвинутого нашей партией и всеми народно-патриотическими силами на высший государственный пост.

А.Е. Локоть резко критически оценил чрезвычайное происшествие с арестом в Новосибирске информационного бюллетеня «Правда» и предложил принять по этому вопросу специальное заявление пленума.

Острее, смелее, активнее!

Да, коррупция — это серьёзнейшая угроза России, согласился с докладчиком первый секретарь Кировского обкома КПРФ С.П. Мамаев. Он обратил внимание участников пленума, что нынешняя власть начинает принимать какие-либо меры против махровых коррупционеров лишь под сильнейшим нажимом КПРФ и после громкого оглашения их «заслуг» в СМИ. А иначе была бы, как говорится, полная тишь да гладь.

Показательным примером настойчивости КПРФ в этом направлении служат истории возбуждения уголовных дел губернатора Кировской области Белых и губернатора Республики Марий Эл Маркелова. Коммунисты направили множество запросов в высшие органы власти и силовые структуры, опубликовали сотни неопровержимых статей в печати, подготовили серию глубоких аналитических исследований. Только о вопиющей вакханалии, творившейся в Марий Эл по воле губернатора Маркелова, коммунистами-депутатами Государственной думы за два года было направлено более 400 запросов! Если бы не такая настойчивость, основанная на убедительности аргументов, сидел бы сейчас Леонид Маркелов в кресле сенатора, а не в СИЗО «Лефортово».

Сергей Павлинович привёл и ряд других впечатляющих примеров, когда борьба коммунистов Кировской области против засилья коррупции завершилась полной их победой и наказанием, развенчанием коррупционеров, занимавших высокие должности. Тема коррупции постоянно не сходит со страниц областной партийной газеты.

— Нам надо больше опираться на молодёжь, — заявил с трибуны первый секретарь обкома партии, — воспитывать кадры, которые не боятся говорить правду и готовы смело выступать против казнокрадов во власти.

Власть действует по формуле: своих не сдаём, отметила секретарь Калмыцкого рескома КПРФ, депутат Народного Хурала республики Л.И. Балаклеец. Она считает, что целью коммунистов в борьбе с коррупцией должно стать не только противостояние тем или иным ворам и взяточникам, а также искоренение коррупции как системного явления, потому что она не даёт жить честным людям.

— Коррупция здорово задела наших военных, воевавших в Афганистане и в Чечне, многие из которых сегодня остались без работы, без нормальной пенсии и крыши над головой, — негодовала выступавшая. — А ведь есть закон о ветеранах, согласно которому они должны были получить сертификат на жильё. Но при таком уровне коррумпированности чиновников они получат его лет через сорок. В нашей республике на этот счёт уже дважды делались депутатские запросы. В ответ — молчание. Есть и просто позорящие республику факты, когда человеку, сотрудничавшему с фашистами, был выделен жилищный сертификат как участнику Великой Отечественной войны.

Коррупция, по словам Л. Балаклеец, «прошлась» и по большинству молодых родителей:

— Устраивают ребёнка в детский сад — плати, пошёл он в школу или сдаёт ЕГЭ — тоже раскошеливайся, в вуз поступил учиться — и тут не скупись. Разве это не коррупция, которая грабит буквально каждую семью?

По мнению Л. Балаклеец, президентские выборы мы уже выиграли, потому что народ задумался над тем, куда его ведёт нынешняя власть.

Вышедший затем на трибуну первый секретарь Московского горкома КПРФ член Президиума ЦК КПРФ, депутат Госдумы В.Ф. Рашкин отметил, что те печальные коррупционные традиции, которые были заложены в «лихие 90-е», поддерживаются российской властью и сегодня, начиная с уровня президентского кресла.

В. Рашкин рассказал, что фракция КПРФ в Госдуме вносила десятки законопроектов, призванных по-настоящему организовать борьбу с коррупцией, но эти инициативы натыкались на стену непонимания «единороссовского» парламентского большинства и президента. Поэтому, если Путин вновь станет главой государства, то никакой борьбы с коррупцией не будет.

Пожароопасная кампания

Власть обходится лишь громкими заявлениями о необходимости борьбы с коррупцией, начавшей реально угрожать национальной безопасности России. Все эти бесплодные разговоры ведутся вот уже десять лет. На это обратил внимание следующий оратор — секретарь ЦК КПРФ, руководитель Юридической службы ЦК Компартии В.Г. Соловьёв.

— Вероятность того, что всё останется при этом режиме как есть, практически стопроцентная, — подчеркнул он, — так как вся их говорильня не касается главного: сменяемости исполнительной власти, прибравшей к рукам власть законодательную и судебную. Только новая команда, нацеленная на разоблачение противоправной деятельности предшественников, может справиться с коррупцией и наглядно, давая реальные тюремные сроки, убедить чиновников в неотвратимости наказания за совершённые ими преступления.

В. Соловьёв заметил, что всё это хорошо знают наши политические оппоненты, поэтому нынешняя «партия власти» сама принимает законы о выборах и сама же рассматривает жалобы на их нарушения.

С такой абсолютно ненормальной, по его словам, ситуацией мы вновь столкнулись в нынешнюю избирательную кампанию. Вся властная демагогия о честных и справедливых выборах развеялась, словно дым, сразу после того, как «партия власти» почувствовала угрозу своему господству со стороны единого кандидата от народно-патриотических сил, директора совхоза имени Ленина П.Н. Грудинина.

— Президентская кампания началась с тонко продуманной провокации — с пожара на крыше одного из домов в совхозе имени Ленина, где рекламный шар КПРФ заполыхал с такой силой, что сложилось впечатление, будто горел склад ГСМ, — сообщил В. Соловьёв. — И только оперативная работа пожарных и работников хозяйства предотвратила трагедию. А ведь случись она — и тогда все телеканалы враз бы заголосили о неспособности нашего кандидата навести порядок даже в родном совхозе, а не то что по всей стране. Наша жалоба по этому факту в Генеральную прокуратуру пока остаётся без ответа.

Рука руку моет

Взявший затем слово представитель Мордовии Д.В. Кузякин, выдвинутый коммунистами на последних выборах на пост главы этой республики, напомнил, что начиная с 1995 года регион возглавлял Николай Меркушкин, которого в 2012 году перебросили руководить Самарской областью. Сменил его соратник по работе в республиканском правительстве Владимир Волков.

— За какие такие заслуги Меркушкин был почётно направлен поднимать другой регион? — задался вопросом Д. Кузякин. — Что, Мордовия при его правлении стала образцово-показательной? Как раз наоборот. Республика до сих пор имеет самую высокую региональную закредитованность в стране. Меркушкин оставил Волкову более 30 миллиардов рублей госдолга с дефицитом бюджета почти 10 миллиардов, худшие социально-экономические показатели в Приволжском федеральном округе. Видимо, они устраивали руководство страны. Дескать, вы нам приближающиеся к 100% голоса на выборах, а мы вам в республику — большие федеральные деньги. Во время выборов в Госдуму в 2007 году дошло до того, что в центр отправлялись протоколы, где за «партию власти» было «нарисовано» более 100 процентов голосов!

Дмитрий Кузякин также рассказал, что после прошлогодних выборов главы республики были отменены итоги голосования на двух УИК в столице республики, возбуждены уголовные дела. Были досрочно освобождены от исполнения обязанностей два председателя ТИК г. Саранска и двадцать председателей УИК республики.

— И какова, думаете, реакция Москвы? — спросил участников пленума оратор. — Да, вы правы — полная тишина… Рука руку моет, как говорит наш терпеливый народ.

Вертикаль — в сторону

Первый секретарь Коми рескома КПРФ О.А. Михайлов полагает, что его республика будет упомянута в учебниках по современной истории России в качестве региона, где впервые на самом высоком уровне было выявлено организованное преступное сообщество, в которое, кроме первых лиц исполнительной власти во главе с губернатором Вячеславом Гайзером, вошли и спикер республиканского парламента Игорь Ковзель, другие известные в республике деятели. Всего в сентябре 2015 года их было задержано 19 человек.

— В эти дни в Замоскворецком суде столицы проходят судебные заседания по этому делу, — рассказал О. Михайлов. — Но сейчас хотелось бы поговорить не только о том масштабном воровстве государственной собственности, длившемся в регионе более десяти лет, но и о пресловутой вертикали власти. Ведь сегодня любой вопрос, касающийся экономики, невозможно решить без согласования с федеральным центром. На местах создано множество госструктур, которые бдительно следят за ситуацией на территориях и всё докладывают представителям президента России в федеральных округах. Казалось, о какой коррупции на периферийном уровне можно говорить, когда отслеживаются каждое действие местных чиновников, их финансовые возможности?

Лидер коммунистов Республики Коми считает, что всё это лишь иллюзия жёсткого контроля, а пресловутая вертикаль власти легко отодвигается в сторону, когда речь идёт о больших деньгах.

Выступавший считает, что с приходом к руководству республикой ставленника Кремля Сергея Гапликова коррупция никуда не делась.

Лидер коммунистов республики убеждён, что постоянная имитация властью борьбы с коррупцией и активности в экономической и социальной сферах на фоне снижающегося уровня жизни привели к девальвации доверия населения ко всем государственным структурам.

У страны украли время

Как считает выступивший следом член Президиума, секретарь ЦК КПРФ С.П. Обухов, тема борьбы с коррупцией в России актуальна не только в предвыборной борьбе, но и в текущей политической работе всех звеньев партии.

— Хочу начать с примера не совсем вроде бы публичной деятельности КПРФ, — продолжил он. — 7 апреля 2016 года Геннадий Андреевич Зюганов направил Путину письмо, материалы для которого готовили депутаты из «Антикоррупционного комитета имени Сталина». Речь в нём шла о том, что тогдашний министр Улюкаев нарушил законодательные ограничения и прямую установку президента насчёт того, что владельцы стратегических объектов собственности должны находиться в российской юрисдикции. Речь шла о приватизационных переговорах Улюкаева с американцами. Более того, министр тогда же поддержал позицию США по санкциям «до выполнения минских соглашений». Не знаю, только ли за корзинку с оленьими колбасками и мясным шаром с «зелёными» от Сечина получил 8 лет тюрьмы Улюкаев. Но КПРФ задолго до всей этой истории требовала пресечь действия министра в ущерб национальным интересам и отправить Улюкаева в отставку.

По мнению С. Обухова, главный урон от коррупции — это потеря страной исторического времени. Коррупция стала определяющей в том, что Россия за период ельцинского и путинского правлений оказалась на задворках мирового социально-экономического и научно-технического прогресса.

Эти воры во власти и олигархи привели к тому, что по сравнению с 2000 годом, когда Путин и его команда только-только пришли в Кремль, в России стало в 2 раза меньше больниц, на 28% меньше больничных коек, на 37% меньше школ, в 2 раза больше аварийного жилья, на столько же увеличилось число чиновников и в 15 раз возросло число долларовых миллиардеров.

Выступавший так определил задачи партийной пропаганды и ньюсмейкеров: постоянно доказывать, что бойкот «Единой Россией» в Госдуме законопроектов фракции КПРФ о преодолении коррупции — это есть кража у страны самого невосполнимого ресурса — исторического времени. КПРФ обязана разоблачать миф о врождённой вороватости и коррупционности русских.

— Если взять нашу область, то ни одно крупное управленческое решение не принимается без взяток или откатов, — заявил на пленуме первый секретарь Владимирского обкома КПРФ А.С. Сидорко. — За неполный срок правления нынешнего губернатора Светланы Орловой уже пять высокопоставленных чиновников оказались под следствием. Это не считая десятка депутатов и глав органов местного самоуправления. Недавно на восемь лет строгого режима был осуждён глава города Покрова. К тому же ему предстоит выплатить штраф 280 миллионов рублей.

Затем выступавший рассказал, чем «прославилась» на своём посту теперь уже бывший заместитель губернатора Елена Мазанько. Это так и не состоявшаяся госзакупка за 600 тысяч рублей шкафа для спальни и позолочённого ёршика для унитаза в резиденции главы региона за 24 тысячи рублей, что, кстати, равно средней зарплате в регионе. Запомнилась госпожа Мазанько и госзакупками, в которых самые лакомые куски доставались исключительно фирмам из Кемеровской области. Примечательно, что нынешний губернатор Орлова прежде была сенатором от этого региона. В конце концов Мазанько была задержана за взятку.

Лидер коммунистов Владимирской области привёл ещё множество примеров вопиющей коррупции и бесхозяйственности среди чиновников и деловых людей региона. Он попросил Юридическую службу ЦК Компартии подключиться, чтобы помочь пресечь этот произвол, так как областная прокуратура от обращений коммунистов отгораживается отписками.

— Буквально в эти минуты, — сообщил А. Сидорко, — у нас в городе Киржаче проводится большой митинг протеста, на который собрались полторы тысячи человек, чтобы выступить против размещения в этом районе мусороперерабатывающего завода и полигона. Заметьте, что 1200 гектаров земли, на которой намечено это строительство, было продано за 27 миллионов рублей при её кадастровой стоимости 4,5 миллиарда.

Воров победит президент Грудинин

— Я так же, как и Сергей Павлович Обухов, абсолютно не согласен с тем, что некоторые называют русской предопределённостью воровства, — заявил с трибуны пленума первый секретарь Ульяновского обкома КПРФ А.В. Куринный. — На самом деле наш русский, российский народ в подавляющем своём большинстве честен и справедлив.

Коррупция, продолжил он, съедает не менее десяти процентов ВВП нашей страны и не менее трети всех бюджетных расходов. То есть деньги элементарно разворовываются. Если анализировать происхождение коррупции, то самым страшным родовым её элементом является коррупция политическая. Казалось бы, нет ничего особенного, когда, например, учитель вбрасывает в избирательную урну бюллетени, когда глава администрации требует от подчинённых «правильно» проголосовать, когда директор завода заставляет своих работников показать фото с «галочкой» за нужного кандидата. С этого и начинается незаконно избранная власть. И она уже ничего не может предъявить тому же директору завода, который не платит зарплату своим рабочим, или нарушающим закон главврачу и учителю. Ведь это они обеспечивали режиму фиктивную победу. Такая уродливая система власти, по словам А. Куринного, сегодня сформирована практически во всей России.

— Ульяновская область не исключение, — считает он. — Здесь есть направления, отданные, что называется, на кормление друзьям и родственникам. Например, сын губернатора Морозова только что назначен у нас главой крупнейшего района областного центра. И совсем уж вопиющий случай, когда год назад к уголовной ответственности была привлечена депутат областного Законодательного собрания, заместитель секретаря регионального отделения партии «Единая Россия» Алсу Балакишиева, которая собирала в некий фонд развития по пять процентов от всех муниципальных и государственных контрактов. Один из таких фактов стал широко известен. Дошло до уголовного дела. Оказалось, что этот фонд финансировал «Единую Россию» на выборах за счёт таких вот условно добровольных взносов, а фактически — откатов. Если сейчас посмотреть, откуда пришли 400 миллионов рублей в избирательный фонд действующего президента, то окажется, что они попали туда преимущественно из таких вот фондов развития, содействия и тому подобных.

Коррупция, по мнению выступавшего, разлагает общество, подрывает основы русской психологии, всегда склонной к справедливости. Для того чтобы победить это зло, у Кремля не хватает политической воли. У нас есть сегодня шанс, убеждён А. Куринный, чтобы такая политическая воля появилась. Для этого нужно, чтобы на президентских выборах победил наш кандидат, который добьётся, чтобы антикоррупционные законопроекты, подготовленные в Госдуме фракцией КПРФ, были реализованы.

Память вдохновляет и зовёт вперёд

По второму вопросу повестки дня «О столетии создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии» выступил заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков. В своём сообщении он напомнил о большой и многообразной работе, которая была проведена нашей партией в связи со столетием Великого Октября, отмечавшимся в минувшем году.

Далее предстоит ряд важнейших памятных дат, напрямую связанных с этим поистине эпохальным событием всемирного значения. На очереди — столетие Красной Армии и Красного Военно-Морского Флота, исполняющееся 23 февраля нынешнего года. И оно, сказал Дмитрий Новиков, должно быть широко отмечено во всех партийных отделениях. Имеется в виду провести научно-практические конференции и «круглые столы», митинги и торжественные вечера.

Всё это необходимо использовать для противодействия фальсификации истории Гражданской войны и советского периода в целом, для пропаганды программных положений кандидата на должность президента Российской Федерации П.Н. Грудинина по вопросам национальной безопасности и оборонного строительства.

К выдающемуся юбилею по решению Президиума ЦК КПРФ уже выпущена памятная медаль. Торжественное вручение её первым награждённым состоялось в самом начале пленума. Знаменательно, что Геннадий Андреевич Зюганов вручил её и представителям армии Донецкой народной республики, приехавшим в Москву. Взволнованно прозвучало с трибуны ответное слово благодарности одного из тех, кто первым стал героическим заслоном против агрессивного бандеровского фашизма. Зал пленума бурно, от всей души приветствовал их.

* * *

В заключительной речи, с которой выступил Г.А. Зюганов, были подведены основные итоги состоявшегося обсуждения и определены первоочередные задачи. Впереди — президентские выборы, которые обязывают каждого коммуниста удвоить, утроить свои усилия в борьбе за победу народного кандидата.

— Помните и скажите всем: каждый голос за Грудинина — это голос за страну! — заявил лидер КПРФ. — Чем эффективнее будет результат, тем скорее удастся изменить курс нашего развития. Это зависит от того, как мы будем действовать, зависит от каждого из нас.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Статьи Виктора Стефановича Кожемяко
СообщениеДобавлено: Пн фев 12, 2018 6:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7502
Салют и поклон тебе, «Молодая гвардия»!
№15 (30658) 13—14 февраля 2018 года
1 полоса
Автор: Правда.

14 февраля 1943 года, то есть ровно 75 лет назад, части Красной Армии освободили от немецко-фашистских захватчиков донбасский город Краснодон. И вскоре вся Советская страна, весь мир узнают о легендарном подвиге комсомольцев этого города, совершённом во вражеском тылу. Широко и гордо прозвучит имя их подпольной боевой организации, чтобы остаться в истории навсегда: «Молодая гвардия».

В ЭТОМ ГОДУ мы отмечаем 100-летие Ленинского комсомола, а «Молодая гвардия» стала одной из самых славных страниц его героической летописи. Она, эта летопись, неразрывно связана с Великим Октябрём, откуда берёт свои истоки. Коммунистическая партия воспитывала свою молодую смену и направляла её на большие дела. В самых трудных испытаниях века доверие родной партии комсомол оправдал.

Об этом — роман выдающегося советского писателя Александра Фадеева «Молодая гвардия», одна из лучших книг отечественной и мировой художественной литературы. Эпопея создавалась по горячим следам краснодонских событий, и работа над ней была завершена талантливейшим писателем-коммунистом, когда война ещё не закончилась.

Главами она печаталась тогда во множестве периодических изданий, вызвав небывало взволнованный отклик читателей на фронте и в тылу. То есть краснодонская «Молодая гвардия» снова стала в строй, чтобы вместе с воинами-победителями окончательно разгромить жестокого врага.

А в 1946 году, когда роман вышел отдельным изданием, ему была присуждена Сталинская премия первой степени.

С тех пор он переиздавался 276 раз общим тиражом 26 миллионов 143 тысячи экземпляров. Им зачитывались и воспитывались на нём поколения молодых людей.

Всё сломалось в роковом 1991-м. Прекратились издания «Молодой гвардии», книгу изъяли из школьных и вузовских программ. И уже приходится слышать о ней: забытый роман.

Вот почему спешу обрадовать всех, кому по-настоящему дорога наша слава. В московском издательстве «Вече», в серии «100 великих романов», вышла «Молодая гвардия»!

Кому мы обязаны этим? Прежде всего — руководителю Луганского землячества в Москве Николаю Ивановичу Челомбитько и первому секретарю Якутского рескома КПРФ Виктору Николаевичу Губареву, который сумел привлечь к этому поистине бесценному делу акционерную компанию Республики Саха (Якутия) «АЛРОСА». Давайте скажем большое спасибо всем им.

Вспомним с благодарностью и самое первое издание «Молодой гвардии», предпринятое после уничтожения Советской власти и Советского Союза. Оно было осуществлено в 2008 году в Воронеже по инициативе первого секретаря обкома КПРФ Руслана Георгиевича Гостева. Замечу, что через год, в 2009-м, Руслан Георгиевич добьётся и выхода в свет ещё одной главной комсомольской книги, преданной забвению в «новой России», — великого романа Николая Островского «Как закалялась сталь».

По-моему, всё это относится к реальным свидетельствам того, что коммунисты проявляют себя как истинные, а не показные патриоты. Не на словах, а на деле! Ведь история Ленинского комсомола — это достойнейшая часть всей истории нашей страны. Так можно ли предавать её забвению, а тем более глумливому поношению, что сплошь и рядом происходит у нас уже почти три десятка лет?

Рубрика «Век комсомола. Свершения и лица», которую открывает «Правда», призвана этому противостоять. Приглашаем наших читателей принять активное участие в ней и присылать для неё свои материалы.

Виктор КОЖЕМЯКО.

Обозреватель «Правды».

Из заключительной части романа А. Фадеева

...ОЛЕГ КОШЕВОЙ стоял перед фельдкомендантом Клером, стоял с перебитыми руками, с запавшими щеками, отчего резче обозначались его скулы. Виски у него были совершенно седые. Но большие глаза из-под золотистых ресниц смотрели с ясным, с ещё более ясным, чем всегда, выражением.

Перед Клером, закосневшим в убийствах, потому что он ничего другого не умел делать в жизни, стоял не шестнадцатилетний мальчик, а молодой народный вожак, который не только ясно видел свой путь в жизни, а видел путь своего народа среди других и путь всего человечества. И он говорил:

— Страшны не вы — вы уже разбиты и обречены, — страшно то, что вас породило и порождает после того, как люди так давно существуют на земле и достигли таких ясных вершин в области мысли и труда... Язва людоедства разъедает души уже не только отдельных людей, а целых народов, она угрожает существованию человечества... Эта язва людоедства, более страшная, чем чума, будет разъедать мир до тех пор, пока благами мира будут пользоваться не те люди, которые их создают, пока неограниченной властью над людьми будут пользоваться выродки человечества, сосредоточившие в своих руках все богатства мира... Напрасно эти господа в белоснежном белье надеются уйти от суда истории. Забрызганные кровью, они уже стоят перед его грозными очами... Я жалею только о том, что не смогу больше бороться в рядах своего народа и всего человечества за справедливый, честный строй жизни. Я шлю мой последний привет всем, кто борется за него!..


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 311 ]  На страницу Пред.  1 ... 4, 5, 6, 7, 8

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB