Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пт дек 13, 2019 3:29 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Рабочая и крестьянская революция ...
СообщениеДобавлено: Вс ноя 10, 2019 9:57 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8607
Листовка журнала «Просвещение»

РАБОЧАЯ И КРЕСТЬЯНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ …

Именно этими словами: «Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой всё время говорили большевики, совершилась…» в считанные минуты после взятия Зимнего дворца объявил о свершении революции Ленин. Он подтвердил в ней ту классовую характеристику: «революционно-демократическая диктатура рабочего класса и крестьянства», которую давал будущей революции после 1905 года.
Классовый анализ революции
Рабочий класс в царской России был относительно малочисленным - около 10 млн человек (из 150 млн населения); при этом то его ядро, которое Энгельс считал «природным носителем социализма», потомственный рабочий класс крупного машинного производства, составлял не более миллиона. Остальная часть рабочего класса была связана с землёй, либо занята в мануфактурном производстве, то есть, была пережитком феодализма.
Большую часть населения составляли крестьяне, а основной проблемой было аграрное перенаселение или, по-другому, нехватка земли и бедность. Патриархальные пережитки и крестьянская община тормозили развитие производительных сил. Но крестьянство было не классом, а смесью классов: кулаки (по европейским нормам – среднее крестьянство); середняки (по европейским нормам – мелкое крестьянство); бедняки, не сводившие концы с концами без приработков (по европейским нормам – пауперы, нищие) и батраки – сельские рабочие.
Классовыми врагами крестьянства были помещики, из них главными врагами были помещики-латифундисты (около 1000 семей) - чистые паразиты, владевшие громадными угодьями и жившие за счёт сдачи земли в аренду на кабальных условиях.
Какую революцию ожидали в России?
По канонам упрощённо понимаемого марксизма Россию ожидала буржуазная революция, но к этому времени капитализм, вступая в фазу империализма, стал расслаиваться на капитализм метрополий и капитализм периферийный (в том числе в России). Буржуазия в России (большей частью компрадорская или иностранная) была не только слаба, но и мало заинтересована в революции: она уже «чувствовала за своей спиной дыхание пролетариата». Революция 1905 года подтвердила эту оценку Энгельса, основной движущей силой в ней выступил организованный пролетариат, в то время как неорганизованное крестьянство ограничилось практически экономической борьбой: даже сжигая помещичьи усадьбы, крестьяне рассчитывали не на ликвидацию полуфеодального землевладения, а на то, что помещики с испуга продадут им свои земли.
Россия вступила в Первую мировую войну как данница французских и английских капиталистов, не решив никаких острых внутренних проблем. Крестьяне и рабочие не понимали, за что их ведут на убой, оставляя семьи голодать; родители солдат открыто призывали их сдаваться в плен. Русские солдаты сдавались в плен в 12-15 раз чаще, чем солдаты других армий (кроме австрийской). Страна, бывшая ранее экспортёром хлеба, уже не могла обеспечить хлебом армию и города, вводилась насильственная продразвёрстка. На фоне войны и разрухи революция надвигалась стремительно, и в феврале 1917 года она совершилась стихийно за несколько дней без особого сопротивления.
Февральская революция мало изменила положение в стране; самопровозглашённые Временные правительства продолжали войну; разруха увеличивалась, а погрязшие в болтовне кадеты, меньшевики и эсеры не решали оперативно ни один вопрос: страна катилась в анархию. Только большевики (точнее, их вождь Ленин) смогли предложить программу выхода из кризиса. Не только меньшевики, но и большевики понимали, что Россия не готова для социалистической пролетарской революции; за полтора месяца до Октябрьской революции Ленин предложил программу выхода из кризиса в рамках капиталистической системы («Грозящая катастрофа и как с ней бороться»).
Революция против «поножовщины»
Однако меньшевики и эсеры думали, как расправиться с Лениным, а не о спасении страны. Когда Ленин увидел, что другого пути к спасению страны от анархии («поножовщины») нет, он стал торопить со взятием власти, несмотря на опасность превращения пролетарской социалистической революции в патриархальный «крестьянский социализм»: главным союзником пролетариата стал отряд крестьянства, организованный и вооружённый царской властью – армия и флот. Октябрьская революция прошла практически бескровно: никто не хотел защищать Временное правительство; в момент взятия Зимнего дворца в нём оставалась рота юнкеров.
Октябрьская революция была рабоче-крестьянской; в ней совместились антифеодальная крестьянская революция и антикапиталистическая рабочая революция, в её результате образовалась не предсказанная Марксом совместная диктатура рабочего класса и крестьянства. В первые же часы и дни Советской власти были приняты декреты о земле, о мире, о восьмичасовом рабочем дне, упразднены сословия, провозглашены равноправие женщин и права наций и др., очистившие страну от феодальных пережитков и отвечавшие интересам большинства населения страны.
Стране следовало выйти из войны, накормить народ (в городах уже начинался голод) и предотвратить разруху, анархию и «поножовщину». Выйти из войны удалось (хотя и на «похабных условиях»), но для выхода из анархии и голода у неё не хватало сил: если с 01.08.16 по 01.08.17 было заготовлено 320 млн пудов хлеба, то в следующий год – только 50, а потом 100 и 200 млн; при 50 млн пудов, собранных по продразвёрстке – это голод в городах. Крестьянство же, получив от Советской власти бесплатно землю и не платя налоги, не думало о том, чтобы накормить город; крестьяне впервые в своей истории были не только сытыми, но и буквально обжирались, зерно скармливали скоту и перегоняли на самогон; например, в 1919-1920 гг в Самарской губернии на одного взрослого едока потребление составляло 4 479 ккал (при норме ВОЗ – 2300-2400 ккал), в то время как в Петрограде, половина населения которого сбежала от голода, только от истощения в 1920 году умирало 37 человек на 10000 населения (а при голоде резко увеличивается смертность и от болезней). Советской власти ничего не оставалось, как продолжить продразвёрстку, при этом в 1918 году было только 122 продотряда, которые действовали на малой части территории России.
Реакционность «военной уравниловки»
В военных условиях политика так называемого «военного коммунизма» была неизбежной, однако никакого коммунизма в ней не было. Это была политика «военной уравниловки», к ней прибегали во все времена жители осаждённых крепостей, а во время Первой мировой войны – воюющие государства: Германию называли «страной гениально организованного голода» (но даже при «гениальной» организации крестьяне скрывали до 30% картофеля).
Советская власть для преодоления разрухи не могло получить необходимого количества ресурсов, в первую очередь – хлеба. Экономическая реакционность «военной уравниловки» проявилась сразу же: крестьяне сокращали и укрывали посевы и урожай, переходили к военному сопротивлению.
НЭП – не отступление, а наступление
«Новая экономическая политика» была не экономическим отступлением, а экономическим наступлением от патриархальщины к капитализму. Организованного сопротивления политике НЭПа в партии не было, но часть членов партии, заражённых утопизмом патриархального социализма, покинула её ряды. Но часть реакционных патриархальщиков осталась в партии, считая, в отличие от Ленина, что НЭП – явление временное. Главным выразителем этих интересов в партии был Сталин. В декабре 1925, на словах осуждая левацкие настроения, он заявил: «Если задать вопрос коммунистам, к чему больше готова партия – к тому, чтобы раздеть кулака, или к тому, чтобы этого не делать … я думаю, что из 100 коммунистов 99 скажут, что партия больше всего подготовлена к лозунгу: без кулака. Дай только – и мигом разденут кулака». Опросов и, тем более, научного анализа не было; Сталин загодя готовил почву для свёртывания НЭПа. «Раздеть кулака», который вместе с середняком давал основную часть хлеба, было проще, чем организовать бедняков, не дававших ничего для преодоления отсталости. В условиях малочисленности пролетариата Ленин видел главного врага в мелкобуржуазной стихии и, давая ограниченную свободу товарно-денежным отношениям, считал временным союзником не только госкапитализм (концессии с иностранным участием), но и частнокапиталистический уклад, которые под государственным контролем экономически подавляли миллионы мелких товаропроизводителей (контролировать их у государства не было возможностей). Но не меньшим врагом социализма была косная патриархальщина.
«Сталинская контрреволюция»
Основной причиной непонимания характера «сталинской крестьянской контрреволюции», кроме того, что она была «ползучей» и скрывалась под красными пролетарскими знамёнами – это то, что Сталин постоянно «зажимал» крестьянство: от невыдачи паспортов до раскулачиваний и выселений. Но упускаются два момента – крестьянство представляло разные классы, а, во-вторых, ограничения и насилия над крестьянством были продиктованы его же, крестьянства, коренными интересами (другое дело, что Сталин, не умея предвидеть последствия своих действий или бездействия, пытался насилием покрыть головотяпство). Зажиточные крестьяне, крестьяне середняки и крестьянская беднота (батраки и бедняки) – это разные классы различных укладов, а их общей особенностью было то, что они были одновременно и тружениками, и собственниками. После получения помещичьих земель крестьянство нуждалось в технологической революции: переходе от ручного труда к механизации, к новым породам скота и сортам растений, к получению удобрений и пр., а также к революции культурной: школам, больницам и пр. Могла ли это дать советская промышленность? В том виде, в котором она досталась от царизма – нет; требовалось создавать новые отрасли промышленности, школы, больницы, дороги и пр. Можно ли было получать оборудование и промтовары из развитых стран? При экономической блокаде страны получение продукции в кредит было невозможно, а для торговли у слаборазвитой страны не хватало ресурсов. Их могло дать преимущественно сельское, лесное и охотничье хозяйство, а также добыча полезных ископаемых, ибо советская промышленность едва покрывала самые необходимые внутренние потребности. Именно для удовлетворения своих коренных интересов индустриализация страны была необходима, в первую очередь, крестьянству. С лошадёнкой, сохой, бороной-суковаткой, серпом и цепом крестьянство было обречено на бедность. Крестьянские классы всегда как собственники шли за буржуазией и стремились ей стать, а как труженики шли за рабочим классом. Характерно, что парцелльные крестьяне не понимали своих классовых интересов. Неумение отстаивать свои классовые интересы не было национальной особенностью русского крестьянина; в середине 19 века Маркс говорил то же самое о французском парцелльном крестьянстве: для управления страной ему необходима внешняя сила – бюрократия (которая могла и помыкать им). В отличие от Западной Европы, пережитки патриархальщины требовали уравнительности, но такая уравнительность при недостаточной материальной базе могла быть только уравнительностью бедности. Бедняки ненавидели зажиточных, но сами зачастую не умели хорошо работать. Достоинствами капитализма Маркс считал не только стремительное развитие производительных сил, но и воспитание трудолюбия. Российское полупатриархальное крестьянство такой школы капитализма не прошло, и было заражено и завистливой уравниловкой, и надеждой самому протолкнуться наверх, подминая других.
Перерождение партии и власти, утверждение мелкобуржуазно-патриархального социализма и заложило причины его поражения: развитие производительных сил уничтожает коллективистскую но реакционную патриархальщину, а также разлагает мелкую буржуазию на пролетариат и капиталистические элементы. Основой частной собственности является общественное разделение труда, а оно устраняется развитием производительных сил на высоком уровне, когда исчезает социальная разница между трудом физическим и трудом умственным, между городом и деревней. Пока в фактической собственности крестьянства находилась земля, а у интеллигенции – знания, эта частная собственность порождала товарно-денежные отношения и капитализм.
Пока мелкобуржуазно-патриархальная власть не допускала превращения частной собственности в эксплуататорскую, капиталистическую, опасность капиталистического перерождения в стране была мала. Но без пролетарской революции невозможно построить пролетарский социализм. Несмотря на то, что уже в 50-е годы численность рабочего класса в стране стала превышать численность колхозного крестьянства (мелкотоварного при производстве продукции на своём участке и полусоциалистического в колхозе) бюрократия не собиралась добровольно передавать власть рабочему классу. Как только Хрущёв попытался с опорой на одну часть бюрократии нанести удар по несменяемой верхушке, введя ограничения на пребывание на выборных партийных должностях, его свергли. Рабочий класс был лишён и своих профсоюзов, и своей партии, поскольку все попытки создания коммунистического рабочего движения по-прежнему подавлялись карательным аппаратом. Но это уже другая история.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 9


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB