Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пн июн 26, 2017 10:01 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 118 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт янв 18, 2013 3:17 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Глубокоуважаемые коллеги!

Периодический сборник трудов «Управление большими системами» проводит дискуссию по наукометрическим проблемам управления научной деятельностью.

По поручению главного редактора член-корр. РАН Д.А. Новикова дискуссию организуют д.э.н., д.т.н., к.ф.-м.н. А.И. Орлов и д.ф.-м.н. П.Ю. Чеботарев. Ниже выставлена «затравочная» статья одного из организаторов дискуссии:
Орлов А. И. ДВА ТИПА МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОШИБОК ПРИ УПРАВЛЕНИИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Для нас важно Ваше мнение.
Просим Вас принять участие в дискуссии и представить Ваше мнение в виде научной статьи.


Желательный объем Вашей статьи – около 0,5 п.л. (20 000 знаком с пробелами). Правила оформления статей приведены на сайте сборника http://ubs.mtas.ru/about/ .
Материалы дискуссии будут опубликованы в отдельном выпуске сборника трудов. Периодический сборник трудов «Управление большими системами» выпускается Институтом проблем управления РАН, входит в «список ВАК».

Если Вы согласны принять участие в дискуссии, прошу Вас возможно быстрее сообщить об этом по моему адресу prof-orlov@mail.ru и желательно в месячный срок отправить мне статью.

С наилучшими пожеланиями,
Александр Иванович Орлов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт янв 18, 2013 3:28 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
УДК 021.8 + 025.1
ББК 78.34

ДВА ТИПА МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОШИБОК
ПРИ УПРАВЛЕНИИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Орлов А. И.
(Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана; Московский физико-технический институт; Группа компаний «Волга-Днепр», Москва)

Попытки административного управления научной деятельностью зачастую опираются на неверные предположения, а потому приносят вред развитию науки. Статья посвящена предварительному обсуждению двух типов методологических ошибок при управлении научной деятельностью. Показан вред методов, использующих число публикаций и цитирований в научных журналах. Продемонстрирована нелепость сложившейся системы научных специальностей.

Ключевые слова: наука, управление, наукометрия, методологические ошибки, цитирование статей, научные специальности.

1. Введение

Наука и научное обслуживание – крупная отрасль народно-го хозяйства, как по числу работников, так и по потребляемым ресурсам. Вполне естественно, что для разработки и принятия обоснованных решений в области управления научной деятельностью необходимо применение научно обоснованных методов анализа и оценки результатов научной деятельности. Методологические ошибки при выборе таких методов приводят к управленческим решениям, наносящим вред народному хозяйству. В статье рассмотрены ошибки двух конкретных типов – связанные с принятием решений на основе числа публикаций и цитирований в научных журналов и вытекающие из антинаучной классификации отраслей научной деятельности.

2. Вред упора на число публикаций и цитирований в научных журналах

Очевидно, что большое значение имеют методы оценивания эффективности той или иной деятельности. В области науч-но-исследовательских работ весьма актуальными являются результаты, полученные В.В. Налимовым в области наукометрии [11] в 1960-х годах (сейчас чаще используют термин «наукометрика»). Приведем некоторые соображения в рамках научной школы В.В. Налимова.
Каков путь конкретного научного результата? Обычно он становится достоянием широкой научной общественности при докладе на представительной конференции. Первая публикация – тезисы доклада. При дальнейшем развитии исследования доклад перерастает в статью, которая публикуется в тематическом сборнике или в журнале. Первый вариант для распространения идей предпочтительнее, поскольку тематический сборник фактически становится коллективной монографией, аккумулирующей в себе основные результаты, полученные группой разработчиков. Например, для статистики нечисловых данных таким сводным изданием стал сборник [1], подготовленный сложившимся к тому времени неформальным коллективом исследователей в этой только что сформировавшейся научной области.
Только для давно развивающихся областей с большим числом исследователей и эффективной административной поддержкой публикации концентрируются в научных журналах, порожденных соответствующей частью научного сообщества.
В нашей стране для прикладной статистики и других статистических методов эта стадия еще не наступила – нет соответствующих журналов, есть только раздел «Математические методы исследования» в журнале «Заводская лаборатория. Диагностика материалов». Тематика журнала в целом, как видно из названия, перпендикулярна рассматриваемой научной области (хотя и имеет с ней непустое пересечение). С момента создания раздела (1962 г.) в этом журнале публикуются основные работы на русском языке по прикладной статистике и другим статистиче-ским методам, к настоящему времени издано около тысячи статей.
Аналогична ситуация с научным направлением «Экспертные оценки»[16].
Следующий этап за публикацией в журнале или сборнике – выпуск монографии, подводящей итоги соответствующего этапа работ. Затем – создание учебника. Ясно, что на широкое ис-пользование может рассчитывать только то знание, которое включено в учебный процесс и вошло в сознание следующего поколения специалистов.
Отметим, что ссылки на научные публикации даются не только при составлении статей, но и при подготовке отчетов, диссертаций, выполнении прикладных работ, в том числе за-крытых. Поэтому учет цитирований в ограниченном списке научных журналов всегда преуменьшает реальное использова-ние научной публикации.
Заключительный этап – знание становится общеизвестным. Например, в статьях отмечают, что аксиоматическая теория вероятностей построена А.Н. Колмогоровым (сам А.Н. Колмо-горов, встречая такую фразу, обычно указывал на нескольких исследователей – акад. С.Н. Бернштейна и др., - которые предложили несколько иные аксиоматические подходы; да и сам он разработал не один, а два аксиоматических подхода – на основе теории меры в 1930-е годы и на основе теории информации в 1960-е годы, но обычно вспоминают и используют только первый из них). С течением времени перестают даже упоминать авторов – используют производные и интегралы, не ссылаясь на Ньютона и Лейбница.
Итак, наиболее естественная цепочка научных публика-ций:
- тезисы доклада;
- тематический сборник;
- монография;
- учебник;
- широкое использование.
Обратите внимание – для развития нового направления публикация в научном журнале не нужна. Кроме того, принципиально новую работу в устоявшемся научном журнале просто не поместят, поскольку она противоречит традициям журнала.
Проанализировав путь конкретного научного результата, видим, что он состоит из этапа первоначального развития, завершающегося книжной публикацией, и этапа зрелости и широ-кого использования. На втором этапе обычно цитируют монографию, справочник, учебник. Очевидно, что с точки зрения общества целесообразно, чтобы первоначальный этап был возможно короче.
На основе сказанного выше весьма странными представляются попытки оценивать научную продуктивность коллективов и отдельных исследований только на основе публикаций в журналах. При этом полностью игнорируются материалы конференций, сборники статей, монографии, учеб-ники, т.е. основная (по своему воздействию на развитие науки и техники) масса публикаций.
Напомним, еще более 40 лет назад В.В. Налимовым было обращено внимание на опасность использования индекса цитирования (импакт-фактора) для оценки деятельности научных организаций и отдельных работников, особенно при принятии решений о финансировании. Много писали об этом и другие исследователи [33].
Бегло обсудим отрицательные эффекты, о которых идет речь. Надо поднять импакт-фактор, чтобы увеличить финансирование? Вот план мероприятий (по аналогии со сбором десят-ка-другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все знают, пишет сам соискатель, а затем собирает подписи): вместо одной полноценной статьи делим ее на последователь-ные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем путем перекрестных ссылок продолжаем «развитие» положений исходного набора статей.
Целесообразно в первых публикациях допустить неточности, ошибки, недоработки. Тогда появляются основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие. Например, существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся статей в связке из нескольких журналов. Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. Конечно, надо исключить дословное повторение текстов, воспользовавшись опытом соискателей ученых степеней при подготовке отзывов на диссертации и авторефераты. Современная информационная техника облегчает задачу. Если лет двадцать назад надо было перепечатывать текст, вручную вставлять формулы, то сейчас с помощью тек-стового редактора, Интернета и/или принтера технические сложности снимаются – статьи можно «печь как блины».
Развивая эти вполне естественные для современного «ис-следователя» мысли, приходим к целесообразности организации «семей», члены которых будут ссылаться друг на друга (и не ссылаться на «чужих»). Можно привести примеры таких квази-мафиозных структур.
Почему пропагандисты индекса цитирования делают упор на журналы? Одна из причин - потому что таким путем оцен-ку научной продуктивности можно проводить путем примене-ния программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «вла-дельцы» журналов (в частности, редакторы, члены редакционных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире.
Ясно, что методологические ошибки – упор на индексы цитирования – приводят к неправильным управленческим решениям (ср. с основными положениями статьи [15]). Не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по импакт-фактору объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссы-латься будут на нее, а не на предыдущие статьи, а ссылки на книги не влияют на импакт-фактор журнала. Следовательно, управление наукой на основе индексов цитирования объек-тивно замедляет развитие науки, переход полученных ре-зультатов в область практического применения.
Еще один эффект - ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, будут «тонуть» среди ссылок на массы эпигонов.
Проиллюстрируем последнее утверждение. В 1970-е годы автор настоящей статьи выяснил, какими средними величинами следует пользоваться, если исходные данные измерены в тех или иных шкалах измерения. Дальнейшее развитие отражено в обзорной статье [2]. К сожалению, стандартный стиль изложе-ния, принятый в этой статье, таков, что среди несколько десят-ков литературных ссылок совершенно затерялись базовые работы, комментариями к которым являлись остальные. При-шлось в том же номере журнала специально описать основные результаты [13].
В проблеме адекватного использования индексов цитирования есть и сравнительно кратковременные, но весьма существенные факторы. Так, на настоящий момент важно, что в совре-менных условиях отнюдь не все отечественные журналы имеют полноценные электронные версии, не все включены в системы учета цитирования, в отличие от аналогичных зарубежных изданий.
Сказанное объясняет, почему мы присоединяемся к мнению Международного союза математиков, который предостерегает от неправильного использования статистики цитирований [7, 34].
Отметим, что обсуждению вопросов адекватной оценки результатов научной деятельности посвящены многочисленные публикации. Так, дискуссии о проблемах построения рейтингов российских научных журналов посвящен специальный номер периодического сборника научных трудов «Управление большими системами» [31].

3. Нелепость сложившейся системы научных специальностей

Используемая в нашей стране система научных специальностей оказывает большое влияние на научную жизнь. В соот-ветствии с ней построена система научных учреждений и журналов, присваиваются научные степени, и т.п. Покажем, что она нелепа, а потому требует существенной модернизации.
Часть наших работ относится к достаточно самостоятельной области – математическим методам анализа социологиче-ских данных. Основной интерес в ней – к математическим вопросам, социологические постановки служат для постановки математических задач. Эта область относится к математической социологии – научной дисциплине, аналогичной математиче-ской экономике, математической физике и др.
Классификация наук закреплена формальными решениями. Например, в нашей стране утвержден список специальностей научных работников. Однако формальные решения могут быть модернизированы. Время от времени это происходит. Например, около 20 лет назад появились новые группы специально-стей – социологические и политологические. Однако недостатки действующей системы очевидны. Приведем четыре примера.
Пример 1. Продолжает использоваться термин «физико-математические науки», хотя его нелепость ясна всем специали-стам. Математика относится к формальным наукам, изучает конструкции, созданные мыслью, т.е. находящиеся не в реальном мире, а в идеальном (по Платону). Математика может быть применена в любой сфере деятельности, в любой отрасли на-родного хозяйства. Например, широко распространен термин «экономико-математические методы и модели», очевидно, относящийся к применению математики в экономике. В то же время физика – одна из областей естествознания, наука, изучающая наиболее общие и фундаментальные закономерности, определяющие структуру и эволюцию материального мира. Термин «физико-математические науки» не более обоснован, чем, например, термины «химико-математические науки» или даже «ветеринарно-социологические науки».
Пример 2. Как известно, статистические методы применялись на практике (и, следовательно, были теоретически разрабо-таны) с древних времен. В Библии Ветхий завет начинается с Пятикнижия Моисеева, и четвертая книга Пятикнижия называется «Числа». Она начинается с описания проведенной под руководством Моисея переписи военнообязанных. Со времен библейского Моисея статистика получила значительное развитие. В США число статистических кафедр в университетах превышает число математических, соответственно и число статистиков больше числа математиков (примерно вдвое) [10]. Следовательно, в США статистика воспринимается одной из «больших» наук: математика, физика, статистика, химия, биология…
Если бы в России классификация наук соответствовала бы американской, то в составе РАН было бы Отделение статистических наук со своей системой научно-исследовательских учреждений (в частности, включающей Институт высоких статистических технологий и эконометрики), системой научных журналов, присуждались бы ученые степени по статистическим наукам и т.п. (подробнее см. проект обустройства статистических наук, разработанный в статье [17]).
Совсем не так обстоит дело в нашей стране. В официальной структуре науки статистика упоминается дважды, и оба раза на вторых ролях. Во-первых, как одна из экономических наук (специальность 08.00.12 «Бухгалтерский учет, статистика», присуждаются ученые степени по экономическим наукам). Во-вторых, в названии математической специальности 01.01.05 «теория вероятностей и математическая дисциплина» (присуждаются ученые степени по физико-математическим наукам). Все остальные применения статистических методов, в частности, в социологических исследованиях, остаются вне официальной структуры науки.
Пример 3. На знамени научного прогресса второй половины ХХ в. начертано: «Кибернетика». Однако нет в нашей стране докторов и кандидатов кибернетических наук (есть, правда, математическая специальность «Дискретная математика и математическая кибернетика», при защите присуждается ученая степень по физико-математическим наукам).
Пример 4. Очевидно, что менеджмент (управление людьми) – более широкая сфера деятельности, чем экономика. Управленческие решения необходимо принимать на основе все сово-купности социальных, технологических, экологических, экономических, политических факторов [14]. Между тем в действующей официальной номенклатуре специальностей научных работников (в редакции Приказа Минобрнауки РФ от 11.08.2009 N 294) менеджмент находится внутри экономической специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством». При этом есть целый ряд технических специальностей, включающих в себя термин «управление», среди которых выделяется специальность 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах» (присуждаются ученые степени по техническим (!) наукам).
Короче, наблюдаем:
1) нелепое объединение математики и физики;
2) два осколка статистики вместо науки «Статистика» верхнего уровня;
3) осколок кибернетики;
4) менеджмент внутри экономики, а не экономика внутри менеджмента.
Приведенные примеры показывают, что действующая официальная номенклатура специальностей научных работников нуждается в модернизации.
Рассмотрим пример. К социологическим наукам близки экономические. Вплоть до того, что на включение в свою сферу маркетинга (изучения предпочтений потребителей) претендуют и те, и другие. Однако у экономистов есть специальность 08.00.13 «Математические и инструментальные методы в эко-номике», а у социологов нет аналогичной специальности, мате-матическая социология не выделена среди социологических наук.
К чему это приводит? В частности, к отсутствию должного внимания к развитию математических методов в социологии, к их вытеснению из перечней секций социологических конферен-ций и конгрессов. В результате падает квалификационный уровень работ. На заседании секции «Измерение в социологии» VI научно-практической конференции памяти первого декана факультета социологии А.О. Крыштановского «Современная социология — современной России» (1–3 февраля 2012 года) пришлось урезонивать воинствующего невежду, который пы-тался навязать докладчику свое неправильное понимание про-верки значимости при проверке статистических гипотез. Впрочем, и докладчик продемонстрировал непонимание необходимости обязательной проверки значимости различия долей тех или иных значений признаков при сравнения совокупностей, сказавши: «В журнале «Социология-4М» нас заста-вили проверить значимость различия долей». К необходимости повышения качества математической составляющей социологи-ческих исследований мы старались привлечь внимание в работе [18].
В области социологии мы считаем необходимым усилить внимание к проблемам развития и применения математических методов анализа социологических данных, математического моделирования социальных процессов, короче – к математической социологии. Целесообразно в рамках социологической науки создать специальность «Математические и инструментальные методы в социологии», аналогичную экономической специальности «Математические и инструментальные методы в экономике».
К математическим методам в социологии относим не толь-ко методы анализа числовых и нечисловых социологических данных, но и методы математического моделирования социальных процессов [6, 32].
Под инструментальными методами понимаем прежде всего методы, нацеленные на развитие и применение информационных технологий, включая сетевые (в том числе модели распространения нововведений в сфере информационных и телекоммуникационных технологий [3] и онлайн исследования [12]).
Много интересных работ, относящихся к математической социологии, было выполнено в нашей стране в 70-80-е годы ХХ в. Назовем только некоторые из них. В 1977 г. Институт социо-логических исследований выпустил два сборника научных работ [5, 8]. На основе материалов Всесоюзной научной конференции «Проблемы применения математических методов в социологическом исследовании» издательство «Наука» опубли-ковала солидный сборник [4]. Хотя прошло уже 30 лет, мате-риалы этих сборников по-прежнему актуальны. Квалифицированные работы не устаревают. (К сожалению, во многом потому, что их мало читают.) В подтверждение отметим методологическую несостоятельность современных публикаций Росстата по переписям населения по сравнению с книгой «Чис-ла» Ветхого Завета, в которой рассказано о переписи военнообязанных, проведенной под руководством Моисея.
По сей день наиболее многоплановой публикаций по методам анализа нечисловых данных является сборник [1] 1985 г., подготовленный совместно академическим Институтом социологии и комиссией «Статистика объектов нечисловой природы» Научного Совета АН СССР по комплексной проблеме «Кибернетика». В настоящее время анализу нечисловых данных посвящены обширные разделы в учебнике по прикладной статистике [20] 2006 г., есть и специальный учебник по нечисловой статистике [19] 2009 г., но сборник 1985 г. по-прежнему актуален и необходим тем, кто хочет разобраться в методах анализа нечисловой (т.е. качественной) информации в социологических исследованиях. Отметим, что именно практические запросы социологов (и специалистов по экспертным оценкам) послужи-ли стимулом для разработки нечисловой статистики [23].
После 1985 г. появились адресованные студентам-социологам учебники и учебные пособия, в частности, книги Ю.Н. Толстовой [27, 28, 30] и Г.Г. Татаровой [25, 26]. С 1991 г. выпускается журнал «Социология: методология, методы, математическое моделирование» (сокращенно «Социология-4М»). Развитию математических и статистических методов в россий-ской социологии посвящены обзорные работы [21, 29].
Казалось бы, математическая социология развивается нор-мально. Однако всё заметнее проявляются отрицательные тенденции. Подавляющее большинство социологов остаются неве-жественными в области методов анализа данных. Проявляется это, например, в преклонении перед давно устаревшим западным статистическим пакетом SPSS (анализу статистических пакетов посвящена статья [22]). Полученные еще в 70-е годы ХХ в. научные результаты остаются неизвестными подавляю-щему большинству социологов, а потому, естественно, не при-меняются. Научный инструментарий типичного социолога зачастую соответствует уровню XIX в. В последнее время даже номинальное признание важности математической социологии в виде организации отдельных секций на социологических конгрессах и конференциях постепенно сходит на нет. Подробнее эти мысли развиты в нашем выступлении [24] в «Дискуссии о социологии» на сайте Российского общества социологов.

Литература

1. Анализ нечисловой информации в социологических исследованиях / Под ред. В. Г. Андреенкова, А. И.Орлова, Ю. Н. Толстовой. - М.: Наука, 1985. - 222 с.
2. БАРСКИЙ Б. В., СОКОЛОВ М. В. Средние величины, инвариантные относительно допустимых преобразований шкалы измерения // Заводская лаборатория. Диагностика мате-риалов. - 2006. - Т.72. №1. - С.59-66.
3. ДЕЛИЦЫН Л. Л. Количественные модели распространения нововведений в сфере информационных и телекоммуникационных технологий. - М.: МГУКИ, 2009. – 106 с.
4. Математические методы в социологическом исследовании / Под ред. Т. В. Рябушкина и др. - М.: Наука, 1981. – 335 с.
5. Математические методы и модели в социологии / Под ред. В. Н. Варыгина. - М.: Институт социологических исследо-ваний АН СССР, 1977. – 192 с.
6. Математическое моделирование социальных процессов. Вып. 10 / Под ред. А. П. Михайлова. М.: КДУ, 2009. – 524 с.
7. Международный союз математиков предостерегает от неправильного использования статистики цитирований // Полит.ру / Наука. Информационно-политический канал. 16 июня 2008. URL: http://www.polit.ru/news/2008/06/16/mathunion/ (дата обращения: 08.01.2013).
8. Методы современной математики и логики в социологических исследованиях / Под ред. Э. П. Андреева. - М.: Инсти-тут социологических исследований АН СССР, 1977. – 172 с.
9. МИХАЙЛОВ О. В. Цитируемость ученого: важнейший ли это критерий качества его научной деятельности? // Informetrics.ru. Электронный журнал. Статья №1079. URL: http://www.informetrics.ru/articles/sn.php?id=56 (дата обращения: 08.01.2013).
10. НАЛИМОВ В. В. О преподавании математики экспериментаторам // О преподавании математической статистики экспериментаторам. / Препринт Межфакультетской лабора-тории статистических методов №17. – М.: Изд-во Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, 1971. – С.5-39.
11. НАЛИМОВ В. В., МУЛЬЧЕНКО А. Б. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. - М.: Наука, 1969. - 192 с.
12. Онлайн исследования в России 2.0 / Под ред. А. В. Шашкина, И. Ф. Девятко, С. Г. Давыдова. – М.: РИЦ «Северо-Восток», 2010. – 336 с.
13. ОРЛОВ А. И. Математические методы исследования и теория измерений // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. - 2006. - Т.72. №1. - С.67-70.
14. ОРЛОВ А. И. Менеджмент: организационно-экономическое моделирование. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. – 475 с.
15. ОРЛОВ А. И. Методологические ошибки ведут к неправильным управленческим решениям // Управление большими системами. Вып. 27. - М.: ИПУ РАН, 2009. - С.59-65.
16. ОРЛОВ А. И. О развитии экспертных технологий в нашей стране // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. - 2010. - Т.76. №11. - С.64-70.
17. ОРЛОВ А. И. О современных проблемах внедрения приклад-ной статистики и других статистических методов // За-водская лаборатория. Диагностика материалов. - 1992. - Т.58. №1. - С.67-74.
18. ОРЛОВ А. И. Об оценке качества процедур анализа данных // Социологические методы в современной исследовательской практике: Сб. статей, посвященный памяти первого декана факультета социологии НИУ ВШЭ А.О. Крыштановского / Отв. ред. и вступит. ст. О. А. Оберемко; НИУ ВШЭ, ИС РАН, РОС. - М.: НИУ ВШЭ, 2011. - С.7-13.
19. ОРЛОВ А. И. Организационно-экономическое моделирование: учебник : в 3 ч. Ч.1: Нечисловая статистика. - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 2009. - 541 с.
20. ОРЛОВ А. И. Прикладная статистика. - М.: Экзамен, 2006. – 671 с.
21. ОРЛОВ А. И. Статистические методы в российской социологии (тридцать лет спустя) // Социология: методоло-гия, методы, математические модели. - 2005. - №20. - С.32-53.
22. ОРЛОВ А. И. Статистические пакеты – инструменты исследователя // Заводская лаборатория. Диагностика мате-риалов. - 2008. - Т.74. №5. - С.76-78.
23. ОРЛОВ А. И. Тридцать лет статистики объектов нечи-словой природы (обзор) // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. - 2009. - Т.75. №5. - С.55-64.
24. ОРЛОВ А. И. Черная дыра отечественной социологии // Выступление 09 января 2011 г. в «Дискуссии о социологии» на сайте Российского общества социологов. URL: http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=19&id=456 (дата об-ращения: 08.01.2013).
25. ТАТАРОВА Г. Г. Методология анализа данных в социоло-гии (введение). - М.: NOTA BENE, 1999. - 224 с.
26. ТАТАРОВА Г. Г. Основы типологического анализа в социо-логических исследованиях. - М.: Издательский Дом «Высшее образование и наука», 2007. – 236 с.
27. ТОЛСТОВА Ю. Н. Анализ социологических данных: мето-дология, дескриптивная статистика, изучение связей ме-жду номинальными признаками. - М.: Научный мир, 2000. – 352 с.
28. ТОЛСТОВА Ю. Н. Измерение в социологии. - М.: Инфра-М, 1998. - 224 с.
29. ТОЛСТОВА Ю. Н. Математические методы в социологии / Социология в России. Под ред. В. А. Ядова. - 2-е изд., пе-рераб. и дополн. - М.: Издательство Института социологии РАН, 1998. - С.83-89, 98-103.
30. ТОЛСТОВА Ю. Н. Основы многомерного шкалирования. - М.: Издательство КДУ, 2006. – 160 с.
31. Управление большими системами / Период. сборник тру-дов. Вып. 27. - М.: ИПУ РАН, 2009. - 324 с. URL: http://ubs.mtas.ru/archive/search_resul ... n_id=17912 (дата обращения: 08.01.2013).
32. ШВЕДОВСКИЙ В. А. Особенности социолого-математического моделирования в исследовании социаль-ных процессов. – М.: АПКиППРО, 2009. – 236 с.
33. ЭПШТЕЙН В. Л. О контрпродуктивности использования наукометрического показателя результативности научной деятельности для будущего России // Проблемы управле-ния. - 2007. - №3. - С.70-72:
34. ADLER R., EWING J. (CHAIR), TAYLOR P. Citation Statis-tics [Электронный ресурс] / A report from the International Mathematical Union (IMU) in cooperation with the Interna-tional Council of Industrial and Applied Mathematics (ICIAM) and the Institute of Mathematical Statistics (IMS) Corrected version, 6/12/08. – Режим доступа: http://www.mathunion.org/fileadmin/IMU/ ... istics.pdf (дата обращения: 08.01.2013).

TWO TYPES OF METHODOLOGICAL ERRORS IN THE MANAGEMENT OF RESEARCH ACTIVITIES

Alexander Ivanovich Orlov, Bauman Moscow State Technical University, Moscow Institute of Physics and Technology (State University), Volga-Dnepr Group, Moscow, DSc (economics), DSc (technics), PhD (mathematics), professor (prof-orlov@mail.ru).

Abstract: Attempts administrative management of research activities are often based on wrong assumptions, and therefore bring harm to the development of science. The article is devoted to a preliminary discussion of two types of methodological errors in the management of research activities. Shows damage methods using the number of publications and citations in scientific journals. Demonstrated the absurdity of the current system of scientific disciplines.

Keywords: science, management, scientometrics, methodological errors, citations of articles, research specialty.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вс янв 27, 2013 7:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Дискуссия и Спецвыпуск по наукометрии - оценке ученых и их публикаций
Наука больна перепроизводством недоработанных текстов, публикуемых, чтобы их «посчитали». Стандарты медленно, но верно ползут вниз. Статьи выходят с ошибками. Научный приоритет всерьез не проверяется. Качество рецензирования падает. Все ужасно спешат. Тысячи небездарных людей сегодня ставят перед собой задачу не продвижения в понимании устройства мира, а продвижения «по Хиршу».
Главная задача лечения современной науки – утверждение принципа «лучше меньше, да лучше».
Конкретные способы реализации этой программы обсуждаются в Интернет-конференции Сборника "Управление большими системами". Присоединяйтесь к дискуссии на http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... ist&FID=19 (требуется регистрация на сайте - см. http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?logi ... ist&FID=19).
По итогам обсуждения будет выпущен Спецвыпуск Сборника УБС.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вт мар 05, 2013 11:32 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Дискуссия активно идет по адресу: http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... ist&FID=19


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср апр 03, 2013 9:59 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
«Ливановский геноцид науки – геноцид народов России». Обращение ученых наукоградов Пущино и Протвино против введения контрактно-научной системы

2013-04-02 19:45

C.C. Юров, А.М. Тараненко и др.

Публикуем обращение ученых наукоградов Пущино и Протвино к научной общественности и народам России в связи с намерением министерства образования под руководством Д. Ливанова ввести систему контрактного финансирования научных институтов.

Именно ростки молодой либерал-демократии (ворократии) в 1985г. произвели вначале малоинтенсивный, но впоследствии все более планомерный и постоянный воровский погром всей инфраструктуры ориентированного на тружеников народного хозяйства СССР, и в частности науки.

Процесс разрушения ещё единой страны шаг за шагом набирал обороты, проникая во все её поры в форме законспирированных антигосударственных планов конечного перехода общественной и честной всенародной собственности в личную, воровскую, погубляемую.

Этот процесс, проходивший под псевдолозунгами «перестройки» («перестройка-воростройка - дело всех и каждого»), «нового (воровского) мышления», «ускорения» (разворовывания), завершился формированием мастеров воровского труда, «прорабов перестройки», предтеч и материала для всей камарильи нынешних суперворов-олигархов и их прикрытия в высшем чиновничестве. Имя им – легион. Навечно в историю России записаны Иуды, советские партийные геростраты-коммунисты Горбачев и Ельцын, истинные изменники и предатели СССР и России (сейчас, по прошествии 28 лет – это для всех нас это секрет Полишинеля).

Сущность перестройки ныне вполне открылась – уже сейчас мы видим окончательный процесс погрома нашей страны России стяжателями и завистниками честным творческим людям – он неумолим. И мы все, ученые и народ – также являемся конкретными участниками этого эпохального вражеского процесса, геноцидного «эксперимента» над Россией со стороны какого-то параноидирующего скопища. В науке РФ, в её нынешнем завершающем эксперименте по ее ликвидации и геноциду, мы видим уже новых «прорабов перестройки», достойных продолжателей прежнего Чичиковского племени, «добрых парней» диумвираторов, очередных дикарских «нанайских мальчиков» Верховного правящего режима ворократии и девок-чернавок. Но они, эти мальчики-пацаны на побегушках ворократии, в процессе ликвидации, геноцида науки и народов России, используют, в отличие от Горбачева и Ельцина, не только старые псевдолозунги, но и некоторые новые. Как-то: наномодернизации, прихватизации народной собственности, использование рейдерских контрактных индексов-показателей и пседоконкурсов-увольнений, хорошо прикрытое верхами огромное взяточничество, прикрытое сверху банальное разворовывание бюджета РФ, вывоз за рубеж базовых банковских фондов – всего не перечтешь. Так, например, в нынешнее время бывший министр образования и науки Фурсенко и их нынешний министр Ливанов собираются громить науку по разработанной еще в 2006г. и проводимой сейчас рейдерской системе индикаторов-показателей эффективности научной работы, то есть по так называемой контрактно-научной системе (кнс), а в реальности – контрактной научной смерти.

Возникает закономерный вопрос: что такое рейдерство в науке, какую рейдерскую политику ведет Минобрнауки РФ и под чьим руководством разрабатываются антигосударственные и антинародные планы по окончательному погрому, геноциду науки и народов России, и как и кем они проводятся в жизнь?

Логическая сущность контрактно-научной системы заключается в полном поражении в правах всех ученых (трудовой кодекс больше не сможет защищать научных работников), и 100% ликвидации-геноциде науки, и, соответственно, автоматической самоликвидации всех профсоюзов РАН, т.к. никакой судебный орган уже будет неспособен опровергнуть конкретные решения лояльных воровскому режиму управляющих наукой структур в духе нового положения о научных контрактах. Это произойдет, если мы, ученые, не сможем эффективно противостоять контрактно-научной смерти. Непонимающий ученый или гражданин РФ может сказать: как мы, ученые, можем бороться с кнс, когда в какой-то форме они существуют на всём «диком» Западе и в зацелованной нами империи мира, США, в стране, которая, по словам бывшего президента США Джонсона, процветает и благоухает, «как роза»?! Действительно так сказать, на первый взгляд, можно. Но ларчик, по баснописцу И.А.Крылову, открывается до смешного просто: обычно русские говорят - «что русскому хорошо, то немцу смерть».

Так и в этом случае: Западу кнс хорошо, а нам, российским учёным – смерти подобно. Жизнь и научная работа российских ученых принципиально несовместима с уровнем возможностей и гарантий у западных научных работников. Финансирование зарубежных университетов, институтов, компаний и прочих организаций отличается от российских на порядки (в десятки, сотни раз). Так, например, один Гарвардский университет США финансируется почти как вся наша РАН. РАН получает 0.1% от ВВП РФ. Во Франции на науку затрачивается 5% ВВП. Зарплата западных ученых также отличается на два порядка, как и всё прочее. У них (западенцев) это норма, а у нас – исключение. На практике, хотя постоянные позиции в некоторых странах Запада требуют позиции профессора, контракты для ученых с меньшими позициями являются регулярно продолжаемыми, а не временными, и очень редкие увольнения касаются только вовсе нерадивых работников. Также для приезжих их Австралии, Юго-Восточной Азии временный контракт фактически является последипломным образованием для занятия повышенных позиций у себя на Родине, он имеет свои гарантии и перспективы.

Ничего подобного нет в российских условиях, и переносить контрактную систему без той логической, функциональной и практически гарантированной основы, какую она имеет на Западе, нецелесообразно и просто безумно. В речи президента РФ В.В.Путина 29окт.2012 г. на президентском совете по науке заявлено, что по окончании тем люди будут гарантированно терять место работы, и что науку надо решительно укрупнить и темы решительно сократить. Из этого следует, что это не кнс – а погром науки. В недавнем интервью газете РАН «Поиск» зам.президента РАН акад.Некипелов предупредил ученых, что рост 3.4% в 2012г. не дает денежной базы для реформы кнс и потребуется сократить для начала 50% состава РАН. Акад.С.Глазьев считает, что для реального проведения реформы кнс с внедрением разработок науки в практику нужен рост ВВП около 8% в год. Кнс в РФ - это запланированный Верховным правящим режимом геноцид науки и народов. Мы, ученые российские, очень бедные в своей массе, и для нас контрактная научная система – гибель наша. При этом и профсоюзы РАН (защитники ученых) будут саморазрушены и самораспущены по логике и «закону» кнс. Он будет принят и верхушкой РАН, академиками, так как их заставят, прижмут к стенке, учитывая их потенциальную способность быть доморощенными прозелитами Запада (это их внутренняя сущность), неспособность и нежелание бороться за российскую науку.

После принятия «законом» кнс и первых результатов по введенным научным контрактам ученые будут ликвидированы или поражены в правах на 90%. в течение первого года подписанного ими временного научного контракта. Менее 10% попадет в так называемые «организаторы науки», на постоянный контракт (см.указ.речь Путина), В РАН не более 10% состава образуют доктора наук, а в организаторы, как предполагается, попадут далеко не все доктора наук и в.н.с., г.н.с., а лишь некоторые избранные, прозападная партия, и особенно пятая колонна российской науки, разрушители и дезорганизаторы. Постановление минтруда от 26ноября 2012г. дает «организаторам» неограниченные права по «оптимизации» штатов, т.е. по ликвидации науки, этот же произвол и беспредел закрепляет за ними поправка к закону о науке министерства науки и образования, обнародованная на сайте министерства 21.03.2013. Там же предлагается возрастным цензом 60 л. для директоров и замдиректоров обезглавить науку, чтобы ее некому было защищать, не было защиты науки от администраций как выразителей интересов продуктивности научных коллективов. Также Ливанов предложил для заседания Думы в середине апреля вредную и надуманную поправку о введении конкурса на должности уже после присвоения должности аттестационной комиссией, это фиговый листок для прикрытия массовых увольнений, ликвидации науки. У реформаторов науки нет никаких чертежей и доказательств, что их меры принесут улучшение научного народохозяйственного выхода, но сделано все для нервозности в коллективах, парализующей всякую научную работу. Вбивается клин между организаторами и коллективом, что ни к чему хорошему не приведет. Делается всё, чтобы парализовать работу РАН, убить науку.

Итак, по замыслу ливановской ликвидации науки 90% штатов РАН ставится под удар или истребление, а остальные 5-10% ученых прозелитов оставят для создания будущих резерваций (как в США для индейцев, которых ранее они выбили реально и заразили различными болезнями посредством одеял) для ученых, но прозелитов. Величина 90% - реальна, т.к. оспорить в суде результат (увольнение или поражение в правах), личный для каждого, будет нереально из-за того, что решение будет устанавливаться высшей комиссией по контракту, которые не подлежат пересмотру и обсуждению в силу нового «закона».

Выводы и требования к правительству:

Вся новая реформа науки преступна и юридически ничтожна. Поэтому требуем:

1. Уволить ее разработчиков – Ливанова вместе с его кабинетом и отстранить от экспертизы консультантов из ВШЭ

2. Признать безумной и разрушительной контрактную систему, отменить ее и наказать за аморальность и преступные антигосударственные планы лиц, предложивших ее.

3. Отменить поражение в правах большинства ученых и придачу организаторам научных групп возможностей деспотии и неограниченного произвола, самодурства, отменить положение минтруда от 26.10.2012 об «оптимизации» научных коллективов, и поправки минобрнауки от 21.03.2013 по узаконенному произволу для организаторов групп, по конкурсу на должность после аттестации в должность, по возрастному цензу для ученых – глав институтов.

4. Разработать реформу науки на базе экспертов МГУ, экспертов РАН, на базе широкого обсуждения в научных коллективах самих принципов реформы, учитывающих сильные отечественные преимущества и тенденции.

5. Поставить на вид руководству страны халатное отношение к протестам большинства населения к ЕГЭ, Болонской системе, контрактной системе, к отсутствию каких-либо планов и чертежей задумываемых преобразований, и обоснованного ожидаемого эффекта, за халатное отношение к протестам народа и ученых на очковтирательство и разрушительность большинства проводимых реформ. Курс страны нужно решительно изменить к «зажиму» ворократии, и к реальной демократии (учету мнеиия коллективов РАН) и к реальным реформам, учитывающим отечественные преимущества, традиции и возможности, дающие конкурентные выигрыши по отношению к Западу, и др. мировым регионам.

По результата­м опроса 40 ученых в Пущино и Протвино обращение составили

1. Сергей Степанович­ Юров, председате­ль стачкома объединенн­ого профкома наукограда­ г.Пущино , кандидат биологичес­ких наук, старший научный сотрудник, профессор,­ Институт Биофизики Клетки РАН, г.Пущино.

2. Тараненко Анатолий Михайлович­, зам. предс.стачкома ОПК НЦБИ г.Пущино, кандидат физматнаук­, старший научный сотрудник, Институт теоретичес­кой и эксперимен­тальной биофизики РАН, г.Пущино.

3. Ильясова Елена Николаевна­, председате­ль ОПК НЦБИ г.Пущино, кандидат биологичес­ких наук, старший научный сотрудник ИТЭБ РАН.

4. Мысник Анатолий Иванович, профком протвинско­го научного центра, ИВФЭ РОСАТОМ, научный работник.

5. Хинчикашви­ли Николай Николаевич­, завлаб, доктор физико-математиче­ских наук, профессор,­ главный научный сотрудник ИБК РАН, г.Пущино.

6. Коновалов Владимир Филиппович­, доктор медицински­х наук, ведущий научный сотрудник ИБК РАН, г.Пущино

7. Кожокару Аурел Федорович, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник, профессор, академик РАЕН, ИБК РАН.

8. Вихленцев Иван Милентьевич, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник ИТЭБ РАН.

9. Шелестов Владимир Михайлович, кандидат физматнаук, старший научный сотрудник ИТЭБ РАН.

10. Фомченко Мария Григорьевна, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник ИТЭБ.

11. Сериков Иван Семенович, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ИБК РАН.

12. Щипакина Татьяна Георгиевна, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник, ИТЭБ РАН.

13. Волокитин Митрофан Петрович, кандидат сельскохозяйственных наук, научный сотрудник, Институт физико-химических и биологических проблем почвоведения Российской академии наук.

http://kprf.ru/ruso/117107.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт апр 04, 2013 5:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Наукограды против погрома науки

Виктор ТРУШКОВ, проф., доктор философских наук

Учёные городов Пущино и Протвино выступили с обращением к работникам науки России

Требования к правительству учёных из двух наукоградов, в которых сосредоточены десятки академических институтов, принципиальны и очень конкретны:

— Уволить Д. Ливанова с должности министра образования и науки РФ за навязывание научным учреждениям Российской Федерации новой контрактной системы. Отстранить от экспертизы проектов развития российской науки консультантов из научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики», так как их экспертиза носит ангажированный ультралиберальный характер и направлена на разрушение отечественной науки и образования, а значит — и экономики России.

— Признать безумной и разрушительной контрактную систему, отменить её и наказать за преступные антигосударственные планы лиц, навязывающих её.

— Разработать реформу науки, опираясь на рекомендации и экспертные оценки учёных Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, Российской академии наук и её научных подразделений. Провести широкое обсуждение в научных коллективах самих принципов реформы, учитывающих достигнутые на предыдущих этапах развития, в частности — в советскую эпоху, сильные стороны и серьёзные преимущества российской науки. При принятии правительственных решений о реформе науки не допускать пренебрежения позицией научной общественности.

— Не допускать «поражения в правах» большинства учёных и предоставления организаторам научных групп возможности бесконтрольных действий и неограниченного произвола. Для этого отменить положение Минтруда РФ от 26 октября 2012 года об «оптимизации» научных коллективов и поправки Минобрнауки РФ от 21 марта 2013 года, ведущие к узакониванию произвола организаторов групп.

— Осудить руководство страны за пренебрежительное, безразличное отношение к протестам большинства граждан РФ против ЕГЭ, Болонской системы, контрактной системы и других подобных инициатив, оказывающихся на практике разрушительными. Политический и социально-экономический курс страны должен не вести к утрате национальных позиций в современном мире, а давать России конкурентные выигрыши по отношению к Западу и другим регионам планеты.

ПОД ЭТИМИ ТРЕБОВАНИЯМИ стоят подписи учёных Института биофизики клетки РАН, Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН, Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН, Института физики высоких энергий, Рос-атома, Института физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН.

Авторы обращения отмечают, что разрушение науки, как и всей страны, началось во время, как они пишут, «перестройки-воростройки» под руководством геростратов Горбачёва и Ельцина. Их сегодняшние наследники используют не только старые псевдолозунги, но и некоторые новые, как то: наномодернизация, контрактные индексы-показатели и псевдоконкурсы-увольнения, вывоз за рубеж базовых банковских фондов и т.д.

Продолжающий дело бывшего министра образования и науки РФ А. Фурсенко нынешний министр Д. Ливанов собирается громить науку по разработанной ещё в 2006 году так называемой контрактной научной системе. В институтах РАН её сокращённо назвали КНС, но расшифровывают как «контрактную научную смерть». Сущность «новинки» заключается в полном поражении в правах абсолютного большинства учёных: Трудовой кодекс больше не сможет защищать научных работников. Более того, велика вероятность, что узаконивание инициатив Фурсенко — Ливанова приведёт к автоматической ликвидации (не исключено, что в форме самоликвидации) всех профсоюзов РАН. Реформа направлена на то, чтобы никакой судебный орган не мог отвергнуть решения лояльных режиму управленческих структур. Потому учёные и призывают эффективно противостоять «контрактно-научной смерти».

В обращении указывается, что ссылки на зарубежный опыт применения контрактов с учёными в условиях господствующего в нынешней России жизнеустройства некорректны. И это подтверждает недавнее выступление президента РФ В. Путина на президентском совете по науке. В нём он не только признал, что по завершении научных тем неизбежна потеря учёными их рабочих мест, но и заявил, что темы надо сокращать, а научные задачи — укрупнять.

Конечно, при таких сокращениях-укрупнениях возможности массового увольнения учёных существенно увеличатся, а КНС станет удобным инструментом для дальнейшего разгрома науки. Гарантированное рабочее место будут иметь не более 10% научных сотрудников, которые попадут в категорию «организаторов науки». При этом постановления Минтруда и Мин-обрнауки предоставляют им широчайшие полномочия для сокращения научных кадров под видом «оптимизации». А чтобы сложившиеся научные коллективы было легче разрушать, намечено «омоложение» руководства научных учреждений посредством ограничения предельного возраста пребывания на руководящих должностях 60 годами.

Разгон научных кадров будет осуществляться также со ссылками на тяжёлое экономическое положение страны. Так, в недавнем интервью в академической газете «Поиск» вице-президент РАН академик-экономист А. Некипелов предупредил учёных, что рост ВВП в 2012 году в размере 3,4% не даёт денежной базы для внедрения в российской науке предлагаемой контрактной системы, так как её осуществление потребует сократить для начала 50% состава РАН. Академик-экономист С. Глазьев считает, что для реального проведения реформы с внедрением разработок науки в практику нужен рост ВВП около 8% в год.

Выходит, что система контрактов в науке в том виде, как её навязывает министр Ливанов, направлена только на уничтожение отечественной науки. Потому первым пунктом обращения учёных из двух ведущих наукоградов и стало требование уволить министра и отстранить от экспертиз «идейных разрушителей» России из Высшей школы экономики.

Инициаторы протеста ждут широкой поддержки своих требований от научной общественности страны.

Газета "Правда", 04.04.2013


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Сб апр 20, 2013 10:16 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Р.М.Нижегородцев

МОНОПОЛИЗАЦИЯ РЫНКОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ УСЛУГ:
БОРЬБА С ДЕМПИНГОМ И НЕБЛАГОПРИЯТНЫЙ ОТБОР


В последние несколько месяцев общая динамика отраслевых рынков в России по-казала очевидный тренд, который заключается в попытках монополизации рынков интел-лектуальных услуг, предпринимаемых правительством с использованием подконтрольных ему структур – начиная от аппаратов министерств и заканчивая средствами массовой ин-формации.
Подобные попытки достойны внимания сами по себе, независимо от сложившихся в мировой динамике тенденций, однако на фоне общемировых векторов к усиливающейся стандартизации (например, принятие Болонской декларации в сфере образования) и диф-ференциации интеллектуальных услуг в рамках укрепившихся стандартов заслуживают обсуждения вдвойне.
Общая логика развития событий с глобальной точки зрения заключается в том, что мы живем в эпоху возрастающего «давления» (перепроизводства) элит, иначе говоря, вы-годных мест оказывается гораздо меньше, чем желающих их занять. Это не российская специфика, а общая характеристика нынешнего состояния современной цивилизации. В этих условиях превалирует ценность не знаний, не квалификации, а знаковых сигналов об их получении (дипломов), позволяющих повысить формальный статус и занять социаль-ные позиции, которые в отсутствии диплома были недоступны. Как говорит историк и ма-тематик Петр Турчин, «большинство студентов учится не для того, чтобы получить обра-зование, а для того, чтобы получить диплом, который дает преимущества в конкуренции за рабочие места» [1]. Ситуация, когда учащиеся в основном стремятся к знаниям, означа-ет расцвет общества, ситуация, когда более ценен диплом, - его упадок. «Давление» элит закономерно приводит к «инфляции» дипломов, погоня за которыми порождает отдель-ную отрасль экономики, охватывающую несколько локальных рынков. Устройство этих рынков, не признавать наличия которых уже невозможно, должно стать предметом от-дельных исследований.

I. Рынок услуг по написанию и защите диссертаций:
борьба с «неугодными» диссертационными советами

Не вызывает сомнений тот факт, что написание диссертации и ее «проведение» че-рез диссертационный совет давно превратились в услугу, оказываемую клиенту, по тем или иным причинам нуждающемуся в получении ученой степени. Защита диссертации и присуждение степени не отражают научных достижений диссертанта, а являются резуль-татом оказанной ему интеллектуальной услуги.
Сегодня, по оценкам некоторых экспертов, самостоятельно пишут диссертации лишь 20% соискателей ученой степени, остальные заказывают эти услуги "на стороне" за денежное вознаграждение [2].
Обращает на себя внимание сумма этого вознаграждения. Согласно данным Ин-тернет-сайтов, предлагающих соответствующие услуги (ссылок на них не даем, дабы не создавать им рекламы), подготовка кандидатской диссертации занимает около двух меся-цев и требует оплаты в размере от 50 до 200 тыс. рублей. Подготовка докторской диссер-тации отнимает около полугода и обходится в сумму около 600 тыс. рублей.
Понятно, что в такие сроки и за такую сумму никакие «ведущие» ученые и препо-даватели, услуги которых рекламируют соответствующие сайты, работать не будут. По-настоящему ведущим ученым, имеющим доступ к финансированию исследовательских проектов, гораздо выгоднее получить грант в одном из фондов, предоставляющих средст-ва на проведение научных исследований: оплата там выше, а требования к отчету, предъ-являемому на «выходе», не столь жестки и объемны по сравнению с текстом диссертации, особенно с учетом необходимости выполнения многочисленных формальных требований к диссертационной работе.
Таким образом, цены на рынке диссертаций однозначно указывают на то, что мы имеем дело с откровенной халтурой, скачанной из Интернета и сведенной под одну об-ложку под видом диссертационной работы. Собственно, многочисленные подтверждения этому получены в последнее время, с тех пор, как диссертации стали проверять на пред-мет наличия недобросовестных заимствований (попросту говоря – плагиата). Поскольку заказчик работы никогда не может быть уверен в том, что ему продали действительно оригинальный текст, ставший результатом выполненного на заказ исследования, и заранее подозревает в недобросовестности своих исполнителей, то более высокую цену за такую работу никто не предложит, а при наличии низких цен, сложившихся на данном рынке, не приходится ожидать качественно выполненной работы.
Тем самым, на рынке диссертаций сформировался механизм неблагоприятного от-бора, в строгом соответствии с моделью Дж. Акерлофа: качественные блага исчезают с рынка, и на нем остаются только поставщики «лимонов». Этот механизм приводит к па-дению среднестатистического уровня диссертаций, к вырождению значительной части сложившейся системы научных исследований, к снижению квалификации обладателей ученых степеней.
Заметим, что сложившаяся система поощрений в сфере научных исследований стимулирует наращивание количества и объема публикаций, в особенности имеющих вы-сокий статус (чего стоит хотя бы разделение журналов на входящие и не входящие в так называемый перечень ВАК или их градация в соответствии с так называемым индексом цитирования), но отнюдь не стимулирует наличия правдивого, адекватного истине содер-жания научных публикаций. «Самым гарантированным методом получения очередного гранта или предложения о работе считается публикация результатов в наиболее рейтинго-вых журналах, что порождает в учёных нездоровое стремление к сенсации даже там, где её нет, а иногда доводит и до мошенничества» [3]. В результате в печать попадают непро-веренные, а иногда и просто ошибочные результаты, которые «рассыпаются» при любых попытках их воспроизвести. Такое положение дел не составляет российской специфики, и этому вопросу посвящено немало зарубежных исследований, в том числе в областях, имеющих непосредственное отношение к сохранению жизни и здоровья людей, – в меди-цине и клинической фармакологии [3]. Таким образом, следует вести речь не только о систематическом недобросовестном заимствовании в текстах диссертаций, но и о падении качества научных исследований вообще.
Забавно, что серия недавних разоблачений авторов диссертационных работ, содер-жащих недобросовестные заимствования, породила экзотическую услугу: клиентам пред-лагается за сумму около 500 долларов проверить собственную диссертацию на плагиат. При этом само предложение проверить свою работу на предмет плагиата никого не шоки-рует, оно воспринимается не как цитата из английского юмора, а как реклама очередной услуги из широкого спектра существующих интеллектуальных услуг.
Приходится согласиться с мнением, высказанным нашим премьер-министром Д.А. Медведевым: количество «липовых» кандидатов и докторов наук зашкаливает за все воз-можные пределы [4]. К этому следует добавить, что и наглость этих лжеученых не знает границ. В качестве примера приведем диссертационную работу [5], защищенную в 2003 году в МГТУ им. Н.Э. Баумана, в которой текст на с. 33-51 полностью, без всяких изъятий (и, естественно, без ссылки на первоисточник) заимствован из учебного пособия [6], а текст на с. 53-62 таким же образом заимствован из работы [7]. Подобные фрагменты чу-жих текстов, которыми пестрит эта диссертация, в совокупности составляют более 80% объема ее основной части. Нетрудно убедиться в том, что эти фрагменты позаимствованы из работ [8-11] и некоторых других.
На фоне подобной деловой активности усиливается пристальное внимание ВАК к диссертационным советам, в которых защищается больше всего диссертаций. Вопрос не в том, что они не обеспечивают надлежащего качества экспертизы научных работ (как это утверждают официальные источники), а в том, что проходящий через эти советы вал дис-сертаций вызывает естественное подозрение в демпинге. Нет сомнений в том, что опубли-кованный Министерством образования и науки перечень диссоветов с наибольшим коли-чеством защит за 2009-2011 годы [12] породит еще целую волну соответствующих прове-рок. Некоторые из этих советов будут закрыты, что едва ли приведет к росту качества диссертационных работ, но – в первую очередь – усилит монополизацию в сфере оказания услуг по защите диссертаций.
Естественно, на фоне этих перемен усилится борьба с частными проявлениями на-учной недобросовестности. В частности, высока вероятность того, что за проверками дис-сертаций на плагиат последует шквал лишения ученых степеней, в том числе и присуж-денных за диссертации, защищенные достаточно давно, как это делается в большинстве развитых стран, где факт плагиата не имеет срока давности [13]. Это потребует пересмот-ра отдельных норм и положений, которые формально касаются защиты объектов автор-ского права, а на деле провоцируют их расхищение и недобросовестное использование.
При этом система, разумеется, будет наиболее жесткой к тем, кто занимался пла-гиатом и воровал чужие тексты самостоятельно, избегая покупки соответствующей ин-теллектуальной услуги, в отличие от тех, кто «честно» за нее заплатил, поучаствовав в сложившейся системе рентных платежей.

II. Рынок образовательных услуг в сфере высшего образования:
борьба с «неугодными» вузами

Автору этих строк уже доводилось писать о том, что решающие причины низкой эффективности и слабой распространенности инновационных процессов в нашей стране заключаются в двух основных аспектах: это высокие барьеры входа на рынок интеллекту-ального труда для нерезидентов и дешевизна труда на внутреннем рынке нашей страны [14].
На рынке образовательных услуг (как, впрочем, и любых других) и продавцы, и покупатели имеют определенные интересы, лежащие в краткосрочном и в долгосрочном периодах. Если знания являются быстро стареющим товаром, причем этот запас компе-тенций стареет тем быстрее, чем активнее происходит техническое перевооружение про-изводственных процессов, то знаковый сигнал о получении образования – диплом – го-раздо более долговечен. Будучи специалистом с высшим образованием (пусть даже зна-ния, полученные в вузе, давно устарели), индивид способен занять определенное место на социальной лестнице, которое в отсутствии диплома для него недоступно.
Что же касается самого процесса подготовки кадров, то здесь (так же, как и в сфере экономических преобразований) мы часто находимся в плену лозунгов, навязываемых нам развитыми странами, которые (позволю себе напомнить) являются нашими основными конкурентами на рынках высоких технологий. В то время как некоторые из этих стран (в частности, США и Япония) объявляют о переходе к всеобщему высшему образованию для своих граждан, а другие рассматривают это в качестве перспективной задачи, в нашей стране упорно поддерживается миф о слишком большом количестве вузов.
В качестве аргументов в пользу этого тезиса приводятся два основных, противоре-чащих друг другу, утверждения. С одной стороны, наши вузы якобы не обеспечивают надлежащего качества образования, так что получаемый выпускниками диплом нередко становится формальностью, если не профанацией. С другой стороны, утверждается, что число желающих поступить в вуз слишком велико по сравнению с количеством выпуск-ников средних школ, способных освоить программу высшего учебного заведения.
На самом деле оба эти аргумента не выдерживают даже простейшего сопоставле-ния с реальностью. Выпускники наших вузов вполне конкурентоспособны на мировом рынке труда, поэтому нарекания на качество отечественного образования, очевидно, бьют мимо цели. Контингент же студентов, способных освоить вузовскую программу, форми-руется, в том числе, и самим вузом, поэтому неспособные будут отсеяны в процессе обу-чения. Так что государственным органам, надзирающим за качеством образования, волно-ваться об этом абсолютно не следует.
Но самое смешное, что в качестве рецепта сокращения численности вузов избрана практика их слияния, в результате которой на образовательном рынке возникают трудно-управляемые монстры, лишенные собственной истории и традиций. Понятно, что в ре-зультате слияния слабых и маленьких вузов качество образования в них не улучшится, а численность студентов не сократится. Поэтому как исходная посылка о «слишком боль-шом» количестве вузов в нашей стране, так и сложившаяся практика решения этой про-блемы ничего, кроме недоумения, не вызывают.
В качестве инструмента решения соответствующей проблемы был избран так на-зываемый рейтинг эффективности вузов, основанный исключительно на «входных» пара-метрах образовательного процесса (средний балл ЕГЭ поступивших в вуз абитуриентов, количество учебных площадей, приходящихся на одного студента, и т.д.) и никак не учи-тывающий собственно результат функционирования учебных заведений, т.е. качество вы-пускаемых специалистов, их квалификацию, их востребованность на отечественных и ми-ровых рынках труда.
В результате официально объявленной кампании по слиянию вузов, проводимой в свете политики сокращения их численности, принимаются решения, весьма спорные с точки зрения улучшения качества подготовки выпускников, например, присоединение Московского государственного института электроники и математики (МИЭМ) к Высшей школе экономики или присоединение РГТЭУ к Российскому экономическому универси-тету им. Г.В.Плеханова.
Ряд экспертов утверждает, будто в перечень «неэффективных» вузов Москвы, под-лежащих реорганизации, попали в основном учебные заведения, которым принадлежат здания в «престижных» районах города. Возможно, это является одной из причин, однако, по моему убеждению, не главной. Здесь мы подходим к сути вопроса – к ценовой полити-ке образовательных учреждений.
Одно из важнейших обвинений в адрес Российского государственного торгово-экономического университета, выдвигаемое чиновниками из Минобрнауки, заключается в том, что этот вуз устанавливает демпинговые цены на обучение, а за такие деньги (при-близительно 50 тыс. руб. в год на одного студента) невозможно обеспечить студентам по-лучение полноценного образования. В ответ коллектив РГТЭУ объяснил, что вуз тратит на обучение около 220 тыс. руб. в год в расчете на одного студента, что ненамного мень-ше, чем РЭУ им. Г.В.Плеханова, к которому он был присоединен (там эта сумма составля-ет около 250 тыс. руб.), однако берет эти деньги не с обучающихся студентов, а находит значительную их часть за счет других источников.
Иными словами, расправа с РГТЭУ есть не что иное, как борьба с демпингом на рынке образовательных услуг г. Москвы, попытка дальнейшей монополизации данного рынка и установления контроля над ним со стороны ведущих вузов города. Таким обра-зом, в сфере «прополки» неугодных вузов мы видим в точности тот же подход, который имеет место и в предстоящем (и уже анонсированном) «прореживании» диссертационных советов.
Думается, что этот подход отвечает интересам монопольных структур, укрепляю-щих свои позиции, однако идет в ущерб интересам подготовки квалифицированных кад-ров для экономики страны.
Разумеется, если исходить из того, что Россия согласилась с навязываемой ролью сырьевого придатка для более развитых стран, то нам, конечно, не нужно большое коли-чество образованного населения, да и вообще (заметим в скобках) такое количество насе-ления. Но если мы все же хотим построить экономику, основанную на знаниях, как об этом неуклонно возвещает высшее руководство страны, то курс на сокращение количества вузов и количества обучающихся в них студентов для нас неприемлем [15].
Обеспечение становления и реализации стратегии инновационного прорыва пред-полагает системное решение указанных проблем, призванное сформировать макроэконо-мические предпосылки инновационных процессов. Не ставя во главу угла фактор быстро-ты проводимых реформ в сфере образования, необходимо обеспечить в первую очередь их комплексность и последовательность.
Распутывание огромного клубка противоречий, в которых запуталась современная система высшего образования в нашей стране, вовсе не является неразрешимой задачей. Но для ее успешного решения надо ясно представлять себе, что концы нитей этого клубка лежат вне сферы собственно высшего образования, что противоречия современной выс-шей школы уходят своими корнями глубоко в систему общественных отношений, в мате-риальные условия общественного бытия, и что поэтому ни реформу высшей школы, ни реформу аттестации научных кадров нельзя провести в отдельности от коренного рефор-мирования всего общества.

III. Рынок издательских услуг: борьба с «неугодными» издательствами

Издательские услуги в течение последних лет стали в нашей стране одной из либе-ральных сфер экономики. Для осуществления полиграфической деятельности не требует-ся получение лицензии, как это было в 90-е годы, т.е. всего лишь несколько лет назад.
Тем не менее, и в данной сфере существуют попытки разделить издательства на «хорошие» и «плохие» по некоторым признакам, далеким от характера их издательской деятельности. В средствах массовой информации, прежде всего электронных, ряд изда-тельств подвергается жесткой и не всегда справедливой критике, основанной на поверх-ностных и малообоснованных суждениях. В частности, именно таково отношение некото-рых экспертов к немецкому издательству Ламберт (LAP – Lambert Academic Publishing).
Одним из последствий этой критики стали принятые учеными советами некоторых вузов и научных институтов дискриминационные решения о том, что научные моногра-фии, вышедшие в издательствах подобного рода, приравниваются в лучшем случае к брошюрам, а то и вовсе не считаются научными публикациями и, таким образом, не учи-тываются при подсчете показателей результативности научной деятельности преподава-телей и сотрудников. При этом одни организации вывешивают на своих сайтах соответст-вующие решения, принимаемые учеными советами [16], другие (например, Институт про-блем управления им. В.А.Трапезникова РАН) постеснялись представить эти решения на своем официальном сайте, хотя фактически они вступили в силу уже давно, задолго до их обнародования, если таковое вообще состоится.
Каковы же причины, по которым книги этого издательства отнесены к разряду не-научных? Основные претензии в адрес издательства Ламберт сводятся к следующему.
1. В издательстве Ламберт будто бы отсутствует процедура рецензирования руко-писей.
Ни один серьезный официальный источник, в кулуарах распространяющий подоб-ную информацию, никогда не отважится высказать ее публично, поскольку факт отсутст-вия процедуры рецензирования рукописей крайне трудно доказать. Процедура рецензиро-вания является внутренним делом издательства, поэтому отсутствие упоминания рецен-зентов в тексте публикуемой книги не означает, что ее рукопись не прошла процедуры рецензирования.
Как и в любом издательстве, в издательстве Ламберт с каждым автором по каждой книге вопрос о публикации решается в индивидуальном порядке и заключается отдельный договор об издании. Реализация этого принципа предполагает проведение хотя бы по-верхностной экспертизы рукописи, представленной к публикации.
Для сравнения заметим, что в большинстве российских издательств процедура ре-цензирования поставлена крайне формально и ограничивается указанием фамилий рецен-зентов на второй странице книги, а сами рецензии (если их наличие вообще потребуется) приносит вместе с книгой автор или редактор, заранее подписав их у своих знакомых и друзей. Таким образом, формальный сбор рецензий не гарантирует научной значимости работы, а сама процедура рецензирования превращается в профанацию, и это, разумеется, не повышает, а снижает качество научных исследований.
2. Редакционный портфель издательства формируется на основе рассылаемого по-тенциальным авторам спама с предложением об издании их книг.
Каждое издательство в той или иной форме выражает свою заинтересованность в притоке авторов и приглашает их к сотрудничеству. Однако некоторые издательства по-мещают на страницах своих изданий или на своих официальных сайтах соответствующие слова «Приглашаем авторов к сотрудничеству», другие (например, Ламберт) направляют персональные приглашения авторам, чьи научные публикации заинтересовали экспертов издательства. Подобные приглашения получают не все подряд обладатели электронных адресов, как это происходит при формировании обычного спама, а люди, во всяком слу-чае, замеченные в написании научных работ (не будем преждевременно называть их уче-ными). Такая практика свидетельствует именно о том, что сотрудники издательства осу-ществляют мониторинг текущих публикаций и, во всяком случае, информированы о науч-ных достижениях своих потенциальных авторов, в отличие от издательств, чье приглаше-ние к сотрудничеству не имеет конкретного адресата и которые поэтому нередко стано-вятся жертвами назойливости откровенных графоманов.
Таким образом, предъявленный аргумент против научной состоятельности изда-тельства Ламберт, напротив, несомненно, свидетельствует в его пользу.
3. В текстах некоторых книг, выпущенных издательством Ламберт, встречаются опечатки и плохо отредактированные фрагменты.
Подписывая договор об издании книги с издательством Ламберт, автор либо при-нимает услуги издательства по редактированию его рукописи (это обходится ему в 200 евро), либо отказывается от этих услуг, полностью беря на себя ответственность за каче-ство редакционной правки. В этом случае на страницах издания содержится запись о том, что оно публикуется в авторской редакции, и соответствующая информация вносится в авторский договор. Редактирование текста – это дополнительная услуга, и она дополни-тельно оплачивается, такова общемировая практика.
Что же касается опечаток, то я убежден, что опечатки и даже ошибки, встречаю-щиеся в книгах одних авторов, не должны влиять на оценку результатов научной деятель-ности других. Представьте себе учителя, который снижает оценку ученику за то, что его сосед по парте допустил ошибку. Подобную систему «оценки» результатов научной дея-тельности трудно как-то прокомментировать.
Тот факт, что для оценки показателей научной деятельности сотрудников исполь-зуются исключительно ненаучные аргументы, свидетельствует об отсутствии научных критериев оценки [17].
4. Книги издательства Ламберт выпускаются, как правило, небольшим тиражом. Не предусмотрена процедура рассылки так называемых «обязательных» экземпляров, когда несколько бумажных экземпляров книги попадает в ведущие библиотеки страны.
Издание книги – это получение права на копирование в любом виде определенного набора символов, а не наличие ящиков или пачек, набитых бумажными экземплярами. В информационную эпоху получают все более широкое распространение электронные виды публикаций, в частности, электронные журналы, для которых не существует ни одного бумажного экземпляра, что, тем не менее, не препятствует признанию научной значимо-сти результатов, содержащихся в соответствующих публикациях.
Что же касается современного книгоиздания, то большинство европейских и аме-риканских издательств перешло на систему Print on Demand, которая предполагает, что бумажных экземпляров книги печатается столько, сколько заказали издательству читате-ли. При этом ни одно зарубежное издательство не занимается рассылкой так называемых обязательных экземпляров через Книжную палату Российской Федерации, и издательство Ламберт в этом смысле не является исключением. Оно может по желанию автора за его счет обеспечить рассылку по необходимым адресам. Кстати, в российских издательствах за рассылку обязательных экземпляров также расплачивается заказчик этого издания (ча-стное лицо или организация, за счет которого осуществляется издание).
Однако книги издательства Ламберт не становятся от этого менее доступными, чем, например, книги других зарубежных издательств (Springer или Hoover Institute Pub-lishers). Они успешно продаются по всему миру в Интернет-магазинах типа Amazon или BookWeb, - равно как и книги других европейских и американских издательств.
Кроме того, авторы получают от издательства Ламберт полный макет своей книги в pdf-формате, причем это издательство (в отличие от большинства российских) никак не ограничивает права авторов на распространение электронной версии своих изданий, не-смотря на то, что доступность электронной версии, несомненно, уменьшает поток же-лающих приобрести бумажную копию книги.
Таким образом, политика издательства идеально соответствует его официально обозначенной миссии – распространение научных знаний, создание максимально благо-приятных условий доступности научных результатов для заинтересованных читателей.
5. Авторы, затратив совсем немного средств на публикацию научной монографии в Ламберте и подобных ему издательствах, быстро окупят понесенные затраты за счет по-лучения надбавок за результаты научной деятельности.
Собственно, ситуация, когда усилия ученых окупают себя, является нормальным положением вещей. Почему ученый должен заниматься наукой себе в убыток и отдавать часть своей зарплаты на публикацию своих трудов? Тот факт, что мы привыкли к этому за долгие десятки лет, не означает, что это положение дел следует считать естественным.
Если же следовать этой логике, то можно вообще не учитывать научные публика-ции, выход которых из печати является для автора бесплатным. В этом случае для того, чтобы публикация считалась научной, необходимо будет доказать, что автор затратил на опубликование своей работы больше, чем когда-либо от нее получит. Если предъявишь приходный ордер или квитанцию об оплате – засчитаем твою работу в качестве научной, если нет – увы, недостоин.
Вновь ненаучные критерии оказываются решающими при оценке результатов на-учной деятельности.
6. Некоторые книги, публикуемые издательством Ламберт, не соответствуют кри-териям научных исследований.
Если издательство публикует некоторые материалы, не отвечающие определенным критериям научности, то этот факт не снижает научной значимости других работ, опубли-кованных в том же издательстве. С другой стороны, как справедливо отмечают Гленн Бигли и Ли Эллис из Онкологического центра М.Д.Андерсена (США), престижность жур-нала или издательства, в котором выходит публикация, отнюдь не являются гарантией вы-сокого качества содержащихся в ней результатов [3].
Кстати, в большинстве широко известных в России издательств (например, «Нау-ка») существуют так называемые коммерческие подразделения, которые выпускают книги на заказ (их тираж полностью оплачивается внешними заказчиками), причем ряд этих книг также не отвечает очевидным критериям научного исследования. Однако в случаях, когда мы берем в руки книгу, выпущенную в свет издательством «Наука», мы не видим информации о том, издана ли она в плановом порядке за счет средств научного учрежде-ния или через коммерческий отдел за счет средств автора либо внешнего заказчика.
Если каждого автора, обратившегося в подобное издательство, заранее упрекать в ненаучности его работ, - это все равно, что каждого купившего кухонный нож арестовы-вать на том основании, что некоторые люди используют кухонные ножи в качестве ору-дия убийства.
Таким образом, я возражаю против самого принципа непризнания монографий на-учными публикациями на том лишь основании, что они опубликованы в издательстве, стиль работы которого не нравится некоторым коллегам.
Аргумент о том, что в издательстве Ламберт порой печатаются магистерские дис-сертации, уровень которых не отвечает полноценным научным исследованиям, также не выдерживает критики. Если нужно, научный руководитель даст рецензию своему студен-ту, и его напечатают в любом издательстве – лишь бы у него хватило на это денег.
И вот здесь мы подходим к самой сути вопроса. Дискриминационное решение о непризнании научными публикациями книг, вышедших в Ламберте, отнюдь не преграж-дает дорогу научной серости и бездарности, хотя люди, принявшие это решение, мотиви-руют его именно этим. Бизнесмен или чиновник, который пожелает считать себя ученым, вооружившись деньгами, отправится в издательство «Наука» или любое другое (а сейчас почти каждое некоммерческое издательство имеет в своем составе коммерческие подраз-деления, работающие на заказ) и получит книжку, которая хотя бы по формальным пара-метрам не вызовет подозрений в ненаучности.
А малоимущим выпускникам вузов и аспирантам эта процедура недоступна, для них остаются лишь возможности издания, не предполагающие оплаты за публикацию, чем, собственно, и хорош Ламберт. Прибавим к этому, что это издательство работает бы-стро, принимая решение о публикации книги или ее отклонении в сжатые сроки.
Таким образом, решение о непризнании вышедших в Ламберте публикаций отнюдь не проводит грани между «наукой» и «лженаукой», «талантом» и «бездарностью». Нет, это грань между имущими и неимущими, это решение, направленное на углубление соци-ального расслоения, оно носит откровенно подчеркнутый, ярко выраженный классовый характер и закрывает дорогу тем, кто не в состоянии заплатить за публикацию своих ре-зультатов. Интересы какого класса защищают уважаемые ученые советы – для меня в данном случае очевидно.
Принятие подобных решений является позором для официальных инстанций, кото-рые их принимают.
Решения такого рода направлены на обострение социального расслоения в стране, где оно и без того достигло опасной черты, и если прежде оно не слишком касалось ин-теллектуальной сферы, то с принятием подобных решений социальное неравенство и здесь будет сказываться достаточно сильно. В условиях, когда положение дел с финанси-рованием научных исследований, мягко говоря, обстоит не блестяще, а научные кадры стремительно стареют из года в год, решения такого рода закрывают путь к публикации своих результатов прежде всего для малоимущих исследователей, - как правило, молодых людей. Они лишаются легальной возможности донести свои разработки до широких кру-гов научной общественности и вынуждены либо искать спонсоров на издание своих книг, либо стоять в очереди в течение долгих лет, пока старшие товарищи, наконец, позволят им опубликовать свои труды.
Таким образом, получается, что наши учреждения образования и науки на словах поддерживают молодых ученых, наделяя грантами и премиями лишь немногих избран-ных, и в то же время перекрывают дорогу к обнародованию научных результатов подав-ляющему большинству молодых исследователей.
Тем самым, в сфере издательской деятельности мы обнаруживаем ту же тенденцию к монополизации локального рынка, что и в сфере высшего образования, и в деятельности по присуждению ученых степеней. Причем эта тенденция во всех сферах неизменно уси-ливается под аккомпанемент заявлений о необходимости повышения качества соответст-вующих услуг.

IV. Квазимонополизм на рынках интеллектуальных услуг: что впереди?

В течение некоторого времени после прихода к власти новых лидеров на рубеже третьего тысячелетия в нашей стране возник социальный заказ на формулировку некой национальной идеи, которая объединила бы разные слои населения единой группой задач, стоящих перед развитием страны.
Впоследствии, когда клерикально-патриотические силы попытались монополизи-ровать рынок общенациональных идей, эти разговоры несколько поутихли. Однако задача поиска национальной идеи в любом случае остается, ибо ее наличие позволяет мобилизо-вать людей разных социальных групп на решение текущих задач, объективно стоящих пе-ред Россией.
Мне кажется, что сегодня, в условиях формирования экономики знаний, ответ на поставленный вопрос очевиден. Национальная идея, призванная объединить все населе-ние страны для достижения общих целей, должна звучать очень просто: Россия – страна умных!
Эта идея тем более привлекательна, что традиции отечественной науки и отечест-венного образования позволяют рассчитывать на серьезные внешние выгоды, которыми всегда сопровождается развитие этих сфер проявления человеческого духа.
Тем не менее, некоторые граждане нашей страны, в том числе и занимающие дос-таточно высокие посты, думают иначе. Они убеждены, что наше население является слишком образованным, и, подобно одному французскому монарху, считают, что общест-во, где все население поголовно грамотно, похоже на уродливого зверя, который во всех частях своего тела имеет глаза.
Ликвидация некоторой части российских вузов под достаточно надуманными предлогами, связанными с так называемым рейтингом эффективности, частично решает эту проблему. Следующим шагом на пути сокращения доли образованного населения в стране является возведение барьеров входа на рынки услуг, связанных с повышением ква-лификации, в частности, усложнение процедуры защиты диссертаций и предстоящее рез-кое сокращение количества диссертационных советов.
Казалось бы, можно этому только радоваться: ужесточение требований приведет к повышению качества специалистов, получающих высокие степени, и уж теперь наша страна получит «настоящих» кандидатов и докторов наук, удовлетворяющих самым взы-скательным требованиям.
Однако не будем спешить с аплодисментами по поводу принятых решений. Гораз-до интереснее (а главное – полезнее) заняться хотя бы кратким анализом последствий их реализации. Вообще анализ практических шагов, в которых нуждается реализация тех или иных (в том числе и весьма популярных) лозунгов обычно приводит если не к устойчиво-му неприятию каких бы то ни было заманчивых идей, то, во всяком случае, удерживает от поспешного присоединения к людям, их выдвигающим.
Принятое решение о резком сокращении количества диссертационных советов приведет к формированию огромных очередей, которые нужно будет выстоять в течение нескольких лет лишь для того, чтобы получить возможность высказаться, представить свои результаты. Вместо того, чтобы молодой человек, внесший вклад в науку, быстро получил формальное подтверждение значимости своих результатов и отправился реализо-вывать их на практике (на производстве, в научном учреждении, за университетской ка-федрой и т.д.), он будет вынужден несколько лет жить в ожидании счастливой минуты, когда ученые мужи, наделенные правом присуждения ученых степеней, наконец, смогут его выслушать.
Естественно, что такая система аттестации научных кадров вызовет справедливые нарекания со стороны как рядовых соискателей ученых степеней, так и их руководителей, да и вообще большинства из тех, кто имеет отношение к сфере научных исследований. В результате наверняка усилятся голоса людей, которые призывают покончить с этой сис-темой вообще [18] и сделать «как на Западе» (хотя в разных странах Запада существуют очень разные системы аттестации научных кадров, но у нас в России под «Западом» в этом смысле понимают исключительно США).
Этот голос общественности будет радостно услышан властью, которая (на фоне почти всеобщего недоверия к ВАКу) с удовольствием ликвидирует существующую сис-тему аттестации и предоставит право широкому кругу учебных заведений и научных уч-реждений присваивать ученую степень доктора от своего имени, - так же, как сейчас неко-торые из них имеют право присваивать степени бакалавра и магистра. Таким образом, наша страна лишится ученых степеней (и вообще системы аттестации научных кадров) и полностью перейдет на систему квалификационной аттестации, в которой степени бака-лавра, магистра и доктора станут последовательными ступенями образовательного про-цесса.
В скором времени после введения этой «инновации» станет понятно, что сущест-вующая совокупность научных учреждений для функционирования новой системы атте-стации кадров попросту не нужна. С этим успешно справляются и образовательные учре-ждения, в которых выстроена система подготовки кадров любой квалификации, с учетом того, что наиболее сильные из них давно и успешно занимаются переподготовкой и по-вышением квалификации специалистов, уже получивших высшее образование.
Что касается научных исследований, то основная тяжесть этой работы уже сейчас плавно перемещается в вузы, несмотря на то, что во многих из них сохраняется практика сверхэксплуатации персонала. Согласитесь, трудно требовать серьезной научной работы от педагога, годовая учебная нагрузка которого составляет 800-1000 часов.
Таким образом, следующим шагом становится ликвидация Российской академии наук, которая в сложившейся системе окажется во всех отношениях слабым звеном. Пер-вый шаг к этому был сделан чуть более года назад, когда академические структуры были переименованы в федеральные государственные бюджетные учреждения науки. Это пере-именование не случайно: если РАН является общественной организацией, то научные уч-реждения, находящиеся в системе РАН, отныне стали не общественными, а государствен-ными учреждениями, т.е. напрямую подконтрольными правительству. Осталось отбросить за ненадобностью короткое слово «РАН» в названии академических институтов – и задачу ликвидации РАН можно в целом считать успешно решенной, хотя, возможно, она еще ка-кое-то время формально будет функционировать, лишившись сколько-нибудь значимого влияния на тематику научных исследований, проводимых в рамках бюджетных учрежде-ний науки, и не имея отношения к их финансированию.
В этом же направлении работает и складывающаяся в стране система крайне за-тратного, неэффективного расходования средств, направляемых на финансирование при-глашенных ученых из-за рубежа (наших бывших соотечественников и не только), кото-рые, тем не менее, неспособны внести существенный вклад ни в науку, ни в педагогиче-ский процесс.
Вместо того, чтобы открыть рынок квалифицированного труда для мигрантов из других стран, готовых работать в лабораториях наших научных институтов и на кафедрах наших вузов плечом к плечу с россиянами на тех же финансовых основаниях (т.е. не тре-буя больших денег), наше правительство принимает сомнительные решения о финансиро-вании затратных и низкоэффективных научных проектов, связанных с пребыванием так называемых ведущих западных ученых в нашей стране. Это необходимо в первую очередь для того, чтобы затем, когда настанет подходящий момент для ликвидации РАН, выска-зать претензии к научному сообществу по поводу того, что оно, связанное по рукам и но-гам подзаконными инструкциями, не обеспечило надлежащего качества научных исследо-ваний, несмотря на весьма солидное финансирование из государственного бюджета. Во-прос о том, что это финансирование достается совсем не тем, от кого следовало бы ожи-дать серьезных научных результатов, никакого значения иметь уже не будет.
Разумеется, ликвидация РАН будет проведена технично, под видом реорганизации системы научных исследований. Можно побиться об заклад, что специально для этой цели приберегается давно назревшее разделение Минобрнауки на Минобр и Миннауки. Естест-венно, что все федеральные государственные учреждения науки будут переподчинены Министерству науки, создаваемому якобы специально для этого. Данный шаг позволит заткнуть рты заядлым противникам фактической ликвидации РАН, объяснив им, что те-перь «для них» создано отдельное ведомство, которое только и будет заботиться исклю-чительно об их интересах.
Это решение о разделении ведомств будет преподнесено обществу как благодея-ние, как подарок, несмотря на то, что оно станет всего лишь исправлением допущенной в свое время губительной и абсурдной ошибки, заключавшейся в их слиянии и не привед-шей ни к чему, кроме утяжеления аппарата и усложнения управленческой структуры. По-неволе приходит в голову шутка о том, как мало нужно человеку для счастья: достаточно в октябре выплатить ему зарплату за март.
Таким образом, осознанная дезорганизация работы некоторой управляемой систе-мы – это, как правило, первый шаг к ее ликвидации. Поскольку эффективно функциони-ровать она уже не может, то само ее наличие вызывает справедливую критику, звучат многочисленные предложения и даже требования ее радикального реформирования (вы-ражаясь человеческим языком – уничтожения), которые немедленно принимаются и реа-лизуются.
Итак, в действиях правительства в отношении российской науки просматривается очевидная логика, с головой выдающая дальновидность и предусмотрительность (выра-жаясь по-английски – форсайт) принимаемых мер, направленных на устранение сущест-вующей институциональной структуры, в рамках которой осуществляется исследователь-ский процесс. Как говорил Полоний в шекспировском «Гамлете», though this be madness, yet there is method in’t: пусть даже это безумие, но в нем есть некая логика.
Ликвидация РАН позволит уничтожить ту часть российской экономической науки, которая в течение многих лет подвергала жесткой критике курс радикальных реформ, проводившийся в интересах наиболее богатых слоев населения под диктовку наших за-океанских коллег. После того, как с этим противовесом будет покончено, компрадорская позиция, отстаивающая либеральные экономические ценности, станет безальтернативной и единственно верной точкой зрения. Это состояние будет означать неблагоприятный, ухудшающий отбор (adverse selection), от которого трудно найти защиту.
Возможно, затем, через несколько лет, на обломках РАН возникнет ее «второе из-дание», сильно исправленное и дополненное, в котором ведущие кресла будут заняты именно могильщиками нынешней академии наук. Это уже не очень существенные детали, и вовсе не их реализация является подлинной целью тех, кто диктует последовательность действий по уничтожению нынешней РАН.
Как мы видим, дело даже не в личных амбициях отдельных людей, которые после неудачных попыток прорваться в члены Российской академии наук решили приступить к ее ликвидации. Предпринимаемые шаги решают гораздо более глубокую и перспектив-ную задачу, нежели банальное сведение счетов.
Разрушенная научная среда уже не сможет эффективно противостоять попыткам оболванить население страны и загнать его в стойло пагубных преобразований, конечный итог которых, возможно, заключается в уничтожении России как единого государства.
Согласны ли мы с этим сценарием? Позволим ли ему реализоваться? Безразлично ли нам, в какой стране будут жить и работать наши дети?
Или все-таки Россия – это страна умных?


Литература

1. Кузина С. Расчеты показали: США рухнет через семь лет: Коллапс Америке предсказал российский ученый Петр Турчин, которого называют Нострадамусом от мате-матики [Электронный ресурс, 08.03.2013]. – Режим доступа: http://newsland.com/news/detail/id/1138431/.
2. Костенкова О. Пора «остепениться»: Научной фикции объявили войну [Элек-тронный ресурс, 21.02.2013]. – Режим доступа: http://www.finam.ru/analysis/forecasts01398/default.asp.
3. Иванов Р. Академические исследования в онкологии теряют доверие [Электрон-ный ресурс, 19.01.2013]. – Режим доступа: http://newsland.com/news/detail/id/1109195/.
4. Будет опубликован рейтинг подозрительных диссоветов [Электронный ресурс, 08.02.2013]. – Режим доступа: http://newsland.com/news/detail/id/1121568/.
5. Ковалев С.В. Инновационные компьютерные технологии как средство обеспече-ния качества подготовки инженеров: социально-философский анализ / Диссертация на со-искание уч. степени кандидата философских наук по спец. 09.00.11, 09.00.08. М., 2003.
6. Смирнов С.Д. Педагогика и психология высшего образования: от деятельности к личности: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 304 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://royallib.ru/get/doc/smirnov_serg ... vaniya.zip.
7. Полат Е.С., Петров А.Е., Аксенов Ю.В. Концепция дистанционного обучения на базе компьютерных телекоммуникаций в России. М.: Институт общего среднего образо-вания РАО, 1999 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://scholar.urc.ac.ru/ped_journal/nu ... ncept.html.
8. Педагогика: Учебное пособие для студентов педагогических вузов и педагогиче-ских колледжей / Под ред. П.И. Пидкасистого. – М.: Педагогическое общество России, 1998. - 640 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://do.gendocs.ru/docs/index-157182.html.
9. Полат Е.С., Петров А.Е. Общие требования к электронному учебнику, созданно-му на базе интернет-технологий [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.distant.ioso.ru/library/publication/5.htm.
10. Елизаров А.А. Дистанционное образование – 2000 [Электронный ресурс]. – Ре-жим доступа: http://16-2-07.edusite.ru/DswMedia/dist ... ovanie.doc.
11. Буркова Н.Г. Педагогический мониторинг как средство повышения эффектив-ности подготовки учителя / Диссертация на соискание уч. степени канд. пед. наук по спец. 13.00.01. Москва, 1998. – 168 c.
12. Минобрнауки России публикует перечень диссоветов с максимальным количе-ством проведённых защит диссертаций в 2009-2011 гг. [Электронный ресурс, 08.02.2013]. – Режим доступа: http://минобрнауки.рф/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/3051.
13. Уличенная в плагиате министр образования ФРГ ушла в отставку [Электрон-ный ресурс, 09.02.2013]. – Режим доступа: http://lenta.ru/news/2013/02/09/shavan/.
14. Нижегородцев Р.М. Барьеры входа на рынке квалифицированного труда и пер-спективы формирования инновационной экономики в России// Управление инновациями – 2011: Материалы международной научно-практической конференции 14-16 ноября 2011 г. / Под ред. Р.М.Нижегородцева. М.: ЛЕНАНД, 2011. – С. 18-22.
15. Нижегородцев Р.М. Инновационное развитие общества и актуальные проблемы образования в России// Открытое образование: Научно-практический журнал. 2012. № 4 (93). — С. 51-62.
16. Вопрос об учете изданий в форме книг издательства LAP LAMBERT Academic Publishing в рейтинговой системе СГТУ имени Гагарина Ю.А.: Заседание рейтинговой комиссии, 31 октября 2012 г. [Электр. ресурс]. – Режим доступа: sstu.ru›files/ukk/ об учете изданий в форме … (Загл. с экрана).
17. Нижегородцев Р.М. О ненаучных мотивах при расчете показателей результа-тивности научной деятельности (ПРНД) и практике дискриминации "неугодных" изда-тельств [Электронный ресурс, 17.02.2013]. – Режим доступа: http://inf-econ.ru/load/novosti_nenauchnoj_zhizni/3.
18. Валерий Зубов: ВАК необходимо закрыть [Электронный ресурс, 21.02.2013]. – Режим доступа: http://newsland.com/news/detail/id/1129922/.


Правильная ссылка на эту статью такова:
Нижегородцев Р.М. Монополизация рынков интеллектуальных услуг: борьба с демпингом и неблагоприятный отбор //Методика преподавания экономических дисцип-лин: Материалы Четырнадцатых Друкеровских чтений/ Под ред. Р.М.Нижегородцева. М.: ООО «НИПКЦ Восход-А», 2013. - С. 4-26.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср май 15, 2013 7:39 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Уволить министра мыльных пузырей!

Виктор ТРУШКОВ.

Заочная лекция учёных президенту В.В. Путину

Борьба учёных за сохранение российской науки и Российской академии наук, её своеобразного штаба, продолжается. Наукограды Пущино и Протвино требуют: отправить в отставку министра образования и науки РФ Д. Ливанова, разработать программу развития, а не разрушения РАН и всей отечественной науки, не допускать Высшую школу экономики к экспертизе планов и проектов, связанных с судьбами отечественной науки. Как сообщала «Правда», стачком пущинских учёных обратился ко всему научному сообществу с призывом поддержать эти требования. Эту позицию одобрили десятки учёных. Объединённый профком РАН предупредил, что он тоже может потребовать отставки с министерского кресла очередного погромщика науки. 1 мая учёные Пущина вышли на организованную коммунистами демонстрацию с требованиями спасти российскую науку. И вот сейчас большая группа известных учёных решила, что необходимо хотя бы заочно прочитать лекцию по науковедению для президента В. Путина.

УЧЁНЫЕ В СВОЁМ ПИСЬМЕ сообщают президенту, что наибольшие успехи в науке «и максимальный коэффициент полезного действия работы специалистов имели место на этапе, когда большую роль играли наличие массового образования и плановый характер организации производства». Они напоминают, что наибольший КПД у науки был при так называемом кейнсианском капитализме на Западе и при плановом типе производства и массовом образовании в условиях социалистической системы в СССР». По мнению специалистов, «нынешний спекулятивный западный капитализм ведёт к рецессии мировой экономики и другим катастрофическим последствиям. Следование концепции узкоэлитарного образования и узкоэлитарного научного сообщества приводит к созданию многих научных фикций».

Но именно в этом «суть реформ, затеянных министерством образования и науки». У Запада заимствуется не опыт творческого развития науки, приводивший к успехам и «основанный на плановом подходе и массовом образовании, а опасные новинки по типу мыльного пузыря, результатами которых становится развитие спекулятивной антинауки».

В своей заочной лекции президенту учёные объясняют, что прибыльность не может быть главным критерием в науке. Для неё сиюминутная добыча денег — это «непозволительно низкий критерий, так как он способен привести к её оголению, к существенному вымыванию из науки человеческого капитала, порождает перегибы с сокращением кадров, увольнениями, ведёт к патологической элитаризации науки. И тогда она лопается, как мыльный пузырь. Ливановская реформа науки идёт по этому гиблому пути!»

Дело в принципиальной научной и юридической неправильности курса реформ. Так и в добыче нефти для временщиков выгоднее выкачать нефть с поверхностных пластов месторождений. Но следует иметь в виду то, что таких запасов нефти хватит, может быть, лишь лет на двадцать. Поэтому стратегически целесообразнее и экономичнее одновременно добывать нефть и из более глубоких слоёв, так как потом её добыча из пластов глубокого залегания потребует гораздо больших затрат. Нечто подобное происходит с «добычей» результатов в науке.

Ликбез науковедения состоит в том, что в науке требуется масса высококвалифицированных людей для проведения технологической работы, при том, что генераторами идей выступают лишь несколько процентов сотрудников. И «та численность РАН, которая ныне существует, даже мала для такой великой страны. Например, маленькая Финляндия тратит на биологию и привлекает к исследованиям в этом направлении человеческие ресурсы, сопоставимые с научными штатами во всей России. Концентрация тем и направлений в науке требует для обеспечения успеха на важнейших направлениях некоего критического уровня численности научных сотрудников, ниже которого наука будет необратимо разваливаться».

Соревнование вузовской науки и науки РАН нужно, но оно даст результат, когда сможет стимулировать ту и другую. Предпосылкой их успешного соревнования должно стать серьёзное развитие обеих научных ветвей, а не их противопоставление.

Учёные объясняют президенту РФ, что «нужно также учитывать социальные последствия различных нововведений. Недопустимы планы минобрнауки, предусматривающие увольнение 30% сотрудников РАН, тем более такие планы, которые никак не увязаны с реальным вкладом в науку отчисляемых людей: их отчисляют, как говорил как-то президент, «для галочки».

Ведущие сотрудники РАН в своей «лекции президенту» аргументированно доказывают, что на пост главы министерства образования и науки РФ следует искать человека, который имел бы качества, необходимые для сохранения опыта и человеческого капитала и в РАН, и вузовской науке. Науке не нужен тип руководителя по «поверхностной добыче научных данных», который воплощает нынешний министр Д. Ливанов. Они рекомендуют президенту РФ провести серьёзную общественную дискуссию об основных направлениях и способах развития отечественной науки.

Заочную «лекцию президенту РФ» подписали: член президиума РАН, директор Биологического научного центра РАН академик РАН А.И. Мирошников; директор Института проблем фундаментальной биологии РАН академик РАН В.А. Шувалов; председатель объединённого профкома г. Пущино, старший научный сотрудник Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН кандидат биологических наук Е.Н. Ильясова; заместитель директора Радиоастрономической станции Физического института РАН им. Лебедева доктор наук И.Ф. Малов; заведующие лабораториями Института биофизики клетки РАН доктора наук В.П. Зинченко и Н.Н. Хечинашвили, В.П. Катушенко, А.Н. Федотчев; заведующие лабораториями Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН доктора наук Э.И. Лежнев, Д.А. Мошков, В.И. Брусков, Ю.Н. Корыстов; методолог Дома учёных биологического научного центра г. Пущино, старший научный сотрудник Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН кандидат наук А.М. Тараненко; член профкома наукограда г. Пущино, старший научный сотрудник Института биофизики клетки РАН профессор С.С. Юров и другие. Всего 24 человека.

http://gazeta-pravda.ru/content/view/14489/34/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн май 20, 2013 8:53 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Добавление, которое целесообразно учесть при редактировании моей исходной статьи.

Сопоставление с реальностью информации, содержащейся в наукометрических (библиометрических) базах данных, приводит к печальным выводам.
Кратко проанализировано отображение в Академии ГУГЛ и РИНЦ моих собственных публикаций.

ГУГЛ (Академия ГУГЛ) Учитываются материалы, представленные в Интернете.
scholar.google.ru/citations
Отмечены 148 публикаций, 1456 цитирований,
Индекс Хирша – 15, не менее 10 раз процитированы 32 работы.
Первые 5 по числу цитирований – книги, 6-я – статья, 7-10 – книги, т.е. из первых 10 по числу цитирований – 9 книг и только 1 статья.

/elibrary.ru/ (РИНЦ) Учитываются только статьи.
Отмечены 111 публикаций, 844 цитирований
Индекс Хирша – 9

Основные научные и методические работы А.И.Орлова
(базовый список, т.е. без тезисов, трудов и материалов конференций, резюме семинаров, «Комментариев» к статьям в журнале «Заводская лаборатория», диссертаций, авторефератов, отчетов, статей в энциклопедиях, а также без научно-популярных и научно-организационных статей, статей в газетах, программ учебных курсов и др.)
- 280 названий (46 книг и 234 статьи)http://forum.orlovs.pp.ru/viewtopic.php?f=5&t=271

Видны разнообразные неточности и противоречия в представленной в базах информации.
Для адекватного восприятия и правки приводимых библиографических описаний и наукометрических показателей нужно править строчку за строчкой на основе предварительного изучения свойств наукометрических баз данных.
Стоит ли тратить на это время?

Ведь основное ясно сразу – в этих базах представлено лишь 40-50% моих основных публикаций, не менее половины работ нет.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср май 29, 2013 12:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Ср май 29, 2013 12:45 pm
Сообщений: 1
Признать безумной и разрушительной контрактную систему, отменить ее и наказать за аморальность и преступные антигосударственные планы лиц, предложивших ее.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Сб июн 01, 2013 11:57 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id ... 79&print=1
© 2013 Российская академия наук
Международная конференция «Проблемы наукометрии. Состояние и перспективы развития»
25.04.2013


________________________________________
10 - 12 октября 2013 года
Общее мероприятие Российской академии наук
Президиум РАН: Москва, Ленинский проспект, 32а
Институт проблем развития науки (ИПРАН) сообщает о проведении международной научной конференции по науковедению и наукометрии, организуемой РАН при партнерстве с компанией Thomson Reuters
Тематика конференции:
- Теоретические и практические аспекты развития науковедения и наукометрии
- Показатели оценки научных исследований: качественный и количественный подходы
- Источники информации для наукометрических исследований
- Методологические аспекты использования показателей науки
- Научная политика и международное сотрудничество
- Управление знаниями и партнерство с бизнесом
- Вебометрика
Регламент работы конференции включает пленарные доклады, работу по секциям и тренинги по работе с библиометрическими продуктами компании Thomson Reuters.
Организационный комитет конференции
Председатель оргкомитета
Л.Э. Миндели - чл.-корр. РАН, директор ИПРАН РАН, Москва
А.Д. Некипелов - академик РАН, вице-президент РАН, Москва
А.И. Григорьев - академик РАН вице-президент РАН, Москва
В.Н. Фридлянов - д.э.н., председатель Совета РГНФ, Москва
В.В. Иванов - д.э.н., нач. НОУ Президиум РАН, Москва
В.А.Маркусова – д. пед.н., зав. Отделением, ВИНИТИ РАН, Москва
Джеймс Теста - вице-президент, компания Thomson Reuters
Вольфганг Гленцель – проф., Католический Университет, Левен, Бельгия
Хилдрун Кретчер – проф., координатор COLLNET, Германия
Грант Левисон – проф., Лондонский Университет, СЕО Evaluametrics Ltd,
Великобритания
Эд Нойен – Ph.D.,.,заместитель директора, Центр исследования науки (CTWS), Лейденский Университет, Нидерланды
Улле Муст - Ph.D., нач. Департамента, Эстонский научный совет, Тарту, Эстония
В работе конференции примут участие представители Администрации Президента России, правительства России, министерств и ведомств страны, ведущие ученые страны.
Конференция обеспечит открытый обмен мнениями международному научному сообществу ученых, специалистам по научной политике и будет способствовать развитию международного научного сотрудничества.
Рабочие языки конференции: русский и английский. Тезисы докладов будут прорецензированы и опубликованы в Трудах конференции.
Тезисы докладов, должны быть представлены до 15 июня 2013г. по адресу: conference@issras.ru
Полные тексты докладов должны быть представлены не позднее 1 сентября 2013г. по адресу : conference@issras.ru
Подробную информацию о работе конференции смотрите на сайте:
http://www.issras.ru/conference_sspd/index.php


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вс июн 16, 2013 8:23 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Примеры методологических ошибок при управлении научной деятельностью
The examples of methodological errors in the management of research activities
Александр Иванович ОРЛОВ
(Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана; Московский физико-технический институт; Группа компаний «Волга-Днепр», Москва, Россия)
Alexander Ivanovich ORLOV
(Bauman Moscow State Technical University, Moscow Institute of Physics and Technology (State University), Volga-Dnepr Group, Moscow, Russia)

Keywords: science, management, scientometrics, methodological errors, citations of articles, research specialty.

Попытки административного управления научной деятельностью зачастую опираются на неверные предположения, а потому приносят вред развитию науки. Настоящий доклад посвящена предварительному обсуждению двух типов методологических ошибок при управлении научной деятельностью. Показан вред методов, использующих число публикаций и цитирований в научных журналах. Продемонстрирована нелепость сложившейся системы научных специальностей.
В электронном научном периодическом издании Института проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН «Управление большими системами» (входит в «список ВАК») по предложению главного редактора член-корр. РАН Д.А. Новикова нами (д.ф.-м.н. П.Ю. Чеботарев, к.т.н. М.В. Губко, автор настоящего доклада) организована дискуссия по проблемам наукометрии, оценки и управления научной деятельностью. В настоящее время в рамках дискуссии на Интернет-конференции представлено 27 статей и 640 комментариев http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... ist&FID=19 . К концу июля 2013 г. будет опубликован специальный выпуск сборника «Управление большими системами» по материалам дискуссии.
По нашему мнению, большой вред приносит упор на число публикаций и цитирований в научных журналах. На примере развития ряда научных областей показано, что, наиболее естественная цепочка развития научного результата такова: тезисы доклада - тематический сборник – монография – учебник - широкое использование. В частности, для развития нового направления публикации в научных журналах не нужны.
При оценке и управлении научной деятельностью зачастую используется число публикаций и цитирований в научных журналах. Какой именно индекс цитирования применяется (Web of Science, Scopus, РИНЦ) - не столь важно. Важны используемые базы данных, в которых делается упор на статьи в журналах. Особняком стоит Google Scholar – считает все книги и статьи, имеющиеся в Интернете. К сожалению, многие ценные издания до сих пор не попадают в Интернет, например, межвузовский сборник научных трудов «Статистические методы оценивания и проверки гипотез» (хотя переводится в США) и Материалы научных чтений памяти К.Э. Циолковского. Еще более 40 лет назад В.В. Налимовым было обращено внимание на опасность использования индекса цитирования (импакт-фактора) для оценки деятельности научных организаций и отдельных работников, особенно при принятии решений о финансировании.
Сопоставление с реальностью информации, содержащейся в наукометрических (библиометрических) базах данных, приводит к выводу о явной неполноте указанной информации, по крайней мере в настоящее время. Кратко проанализируем отображение в Google Scholar и РИНЦ публикаций автора настоящего доклада. Перечень «Основные научные и методические работы А.И.Орлова» - это базовый список публикаций, без тезисов, трудов и материалов конференций, резюме семинаров, «Комментариев» к статьям, диссертаций, авторефератов, отчетов по НИР, статей в энциклопедиях, а также без научно-популярных и научно-организационных статей, отчетов о конференциях, рецензий, статей в газетах, программ учебных курсов и др. На 15 июня 2013 г. он включает 281 название научных трудов - 46 книг и 235 статей (см. Интернет-ресурс viewtopic.php?f=5&t=271). В scholar.google.ru/citations отмечено 148 публикаций А.И. Орлова, 1456 цитирований. Индекс Хирша – 15, не менее 10 раз процитированы 32 работы. Первые 5 источников по числу цитирований – книги, 6-й – статья (обзор по экспертным оценкам), источники 7-10 – снова книги, т.е. из первых 10 по числу цитирований – 9 книг и только 1 статья. В РИНЦ (elibrary.ru) отмечены 111 публикаций (только статьи), 844 цитирований, индекс Хирша – 9. Кроме того, видны разнообразные неточности и противоречия в представленной в базах информации.
По нашему мнению, развернутая в последнее время пропаганда использования наукометрических показателей и баз данных, необходимости публикации статей в зарубежных журналах является маркетинговой кампанией определенных коммерческих структур, имеющей целью создание и захват отечественного рынка указанных услуг с целью получения прибыли.
На ряде примеров продемонстрировано, что действующая в России официальная номенклатура специальностей научных работников нуждается в модернизации. В частности. в рамках социологической науки создать специальность «Математические и инструментальные методы в социологии», аналогичную экономической специальности «Математические и инструментальные методы в экономике».

Тезисы для Международной конференции «Проблемы наукометрии. Состояние и перспективы развития»
(10 - 12 октября 2013 года
Общее мероприятие Российской академии наук
Президиум РАН: Москва, Ленинский проспект, 32а
Институт проблем развития науки (ИПРАН) сообщает о проведении международной научной конференции по науковедению и наукометрии, организуемой РАН при партнерстве с компанией Thomson Reuters).


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вс июн 16, 2013 8:28 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
УДК 021.8 + 025.1
ББК 78.34

ДВА ТИПА МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОШИБОК
ПРИ УПРАВЛЕНИИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
Орлов А. И.
(Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана; Московский физико-технический ин-ститут; Группа компаний «Волга-Днепр», Москва)

Попытки административного управления научной деятельно-стью зачастую опираются на неверные предположения, а потому приносят вред развитию науки. Статья посвящена предварительному обсуждению двух типов методологических ошибок при управлении научной деятельностью. Показан вред методов, использующих число публикаций и цитирований в научных журналах. Продемонстрирована нелепость сложив-шейся системы научных специальностей.

Ключевые слова: наука, управление, наукометрия, методо-логические ошибки, цитирование статей, научные специаль-ности.
1. Введение
Наука и научное обслуживание – крупная отрасль народно-го хозяйства, как по числу работников, так и по потребляемым ресурсам. Вполне естественно, что для разработки и принятия обоснованных решений в области управления научной деятель-ностью необходимо применение научно обоснованных методов анализа и оценки результатов научной деятельности. Методоло-гические ошибки при выборе таких методов приводят к управ-ленческим решениям, наносящим вред народному хозяйству. В статье кратко рассмотрены ошибки двух конкретных типов – связанные с принятием решений на основе числа публикаций и цитирований в научных журналах и вытекающие из неадекват-ной классификации отраслей научной деятельности. Методоло-гических ошибок при управлении научной деятельностью на-блюдаем не две, а много больше. Например, целесообразно было бы обсудить систему ученых степеней (в некоторых пред-ставленных в настоящем сборнике статьях предлагается увели-чить их число), процедуры защиты диссертации, ненужность рецензирования статей для признанных специалистов (для простоты – для докторов наук), организационные аспекты дея-тельности академий наук и научных обществ (например, выбор академиков докторами наук – как выбирают почетных членов (fellow) в западных научных обществах), и т.д., и т.п. Сколько-нибудь полное обсуждение требует не статьи, а книги. Автору было важно показать, что в рассматриваемой области существу-ет ряд проблем, требующих обсуждения, а отнюдь не только наиболее популярная в настоящее время проблема использова-ния тех или иных наукометрических показателей при оценке результатов научной деятельности.
2. Вред упора на число публикаций и цитирований в научных журналах
Очевидно, что большое значение имеют методы оценива-ния эффективности той или иной деятельности. В области науч-но-исследовательских работ весьма актуальными являются результаты, полученные В.В. Налимовым в области наукомет-рии [11] в 1960-х годах (сейчас чаще используют термин «нау-кометрика»). Приведем некоторые соображения в рамках науч-ной школы В.В. Налимова.
Каков путь конкретного научного результата? Обычно он становится достоянием широкой научной общественности при докладе на представительной конференции. Первая публикация – тезисы доклада. (Тезисы, труды, материалы конференций объединяем термином «тезисы». Хотя многостраничные «тру-ды» – это уже полномасштабные статьи.)
При дальнейшем развитии исследования доклад перераста-ет в статью, которая публикуется в тематическом сборнике или в журнале. Первый вариант для распространения идей предпоч-тительнее, поскольку тематический сборник фактически стано-вится коллективной монографией, аккумулирующей в себе основные результаты, полученные группой разработчиков. Например, для статистики нечисловых данных таким сводным изданием стал сборник [1], подготовленный сложившимся к тому времени неформальным коллективом исследователей в этой только что сформировавшейся научной области.
Только для давно развивающихся областей с большим чис-лом исследователей и эффективной административной под-держкой публикации концентрируются в научных журналах, порожденных соответствующей частью научного сообщества.
В нашей стране для прикладной статистики и других стати-стических методов эта стадия еще не наступила – нет соответст-вующих журналов, есть только раздел «Математические методы исследования» в журнале «Заводская лаборатория. Диагностика материалов». Тематика журнала в целом, как видно из названия, перпендикулярна рассматриваемой научной области (хотя и имеет с ней непустое пересечение). С момента создания раздела (1962 г.) в этом журнале публикуются основные работы на русском языке по прикладной статистике и другим статистиче-ским методам, к настоящему времени издано около тысячи статей.
Аналогична ситуация с начальным этапом развития научно-го направления «Экспертные оценки» [16]: сначала тезисы докладов, затем тематические сборники, без заметного влияния статей в научных журналах.
Следующий этап за публикациями в журнале или сборнике – выпуск монографии, подводящей итоги соответствующего этапа работ. (Хорошая монография – это не механическое объе-динение отдельных статей (научных результатов), а представле-ние научной общественности направления исследований как целого.) Затем – создание учебника. Ясно, что на широкое распространение и использование может рассчитывать только то знание, которое включено в учебный процесс и вошло в сознание следующего поколения специалистов.
Отметим, что ссылки на научные публикации даются не только при составлении научных статей, но и при подготовке отчетов, диссертаций, справочников, выполнении прикладных работ, в том числе закрытых. Поэтому учет цитирований в ограниченном списке научных журналов всегда преуменьшает реальное использование конкретной научной публикации.
Заключительный этап – знание становится общеизвестным. Например, в статьях отмечают, что аксиоматическая теория вероятностей построена А.Н. Колмогоровым (сам А.Н. Колмо-горов, встречая такую фразу, обычно указывал на нескольких исследователей – акад. С.Н. Бернштейна и др., - которые ранее предложили несколько иные аксиоматические подходы; да и сам он разработал не один, а два аксиоматических подхода – на основе теории меры в 1930-е годы и на основе теории информа-ции в 1960-е годы, но обычно вспоминают и используют только первый из них). С течением времени перестают даже упоминать авторов – используют производные и интегралы, не ссылаясь на Ньютона и Лейбница.
Итак, наиболее естественная цепочка научных публика-ций:
- тезисы доклада;
- тематический сборник;
- монография;
- учебник;
- широкое использование.
Обратите внимание – для развития нового направления публикации в научных журналах отнюдь не всегда нужны. Кроме того, принципиально новую работу в устоявшемся научном журнале просто не поместят, поскольку она противоречит традициям журнала (за многочисленными примерами отклонения принципиально новых работ читатели могут обратиться к автору настоящей статьи).
Проанализировав путь конкретного научного результата, видим, что он состоит из этапа первоначального развития, за-вершающегося книжной публикацией, и этапа зрелости и широ-кого использования. На втором этапе обычно цитируют моно-графию, справочник, учебник, а не исходную статью. Очевидно, что с точки зрения общества целесообразно, чтобы первона-чальный этап был возможно короче.
На основе сказанного выше весьма странными (и даже вредными с точки зрения развития науки) представляются попытки оценивать научную продуктивность коллективов и отдельных исследований только на основе публикаций в научных журналах. При этом полностью игнорируются мате-риалы конференций, сборники статей, монографии, учебники, т.е. основная (по своему воздействию на развитие науки и тех-ники) масса публикаций. Большое значение материалам конфе-ренций как первым публикациям новых идей придают М.М. Деза и Е.И. Деза (см. их статью в настоящем сборнике).
В настоящее время администраторы при оценке и управлении научной деятельностью зачастую используют число публикаций и цитирований в научных журналах. Какой именно индекс цитирования применяется - не столь важно. Важны используемые базы данных, в которых делается упор на статьи в журналах. Например, индекс на основе базы данных Web of Science, в котором вообще не учитываются доклады на конференциях и монографии, а список журналов резко перекошен в сторону англоязычных - большинства российских журналов в нем просто нет. В наукометрической базе данных Scopus учитываются избранные сборники конференций и монографии, но дискриминация отечественных журналов весьма выражена. Особняком стоит Академия Гугл (Google Scholar) – считает все книги и статьи, имеющиеся в Интернет-изданиях. К сожалению, многие ценные издания до сих пор не попадают в Интернет, например, межвузовский сборник научных трудов «Статистические методы оценивания и проверки гипотез» (хотя переводится в США) и Материалы научных чтений памяти К.Э. Циолковского. Отечественный РИНЦ учитывает только статьи в научных журналах. Подробный анализ различных индексов дан в ряде статей настоящего сборника.
В отечественной практике оценки и управления научной деятельностью упор зачастую делается на публикации в журна-лах списка ВАК.
Напомним, еще более 40 лет назад В.В. Налимовым и З.М. Мульченко [11] было обращено внимание на опасность исполь-зования индекса цитирования (импакт-фактора) для оценки деятельности научных организаций и отдельных работников, особенно при принятии решений о финансировании. Много писали об этом и другие исследователи [33].
Бегло обсудим отрицательные эффекты, о которых идет речь. Надо поднять импакт-фактор, чтобы увеличить финанси-рование? Вот план мероприятий (по аналогии со сбором десят-ка-другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все мы знаем, часто пишет сам соискатель, а затем собирает подписи): вместо одной полноценной статьи делим ее на после-довательные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем путем перекрестных ссылок продолжаем «развитие» положений исходного набора статей.
Целесообразно в первых публикациях допустить неточно-сти, ошибки, недоработки. Тогда появляются основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие. Например, существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся статей в связке из нескольких журналов. Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. Конечно, надо исключить дословное повторение текстов, воспользовавшись опытом соискателей ученых степеней, в частности, при подготовке отзывов на дис-сертации и авторефераты. Современная информационная техни-ка облегчает задачу. Если лет двадцать назад надо было перепе-чатывать текст, вручную вставлять формулы, то сейчас с помощью текстового редактора, Интернета и/или принтера технические сложности снимаются – статьи можно «печь как блины».
Развивая эти вполне естественные для современного «ис-следователя» мысли, приходим к целесообразности организации «семей», члены которых будут ссылаться друг на друга (и не ссылаться на «чужих»). Можно привести примеры таких квази-мафиозных структур.
Почему пропагандисты индекса цитирования делают упор на журналы? Одна из причин - потому что таким путем оцен-ку научной продуктивности можно проводить путем примене-ния соответствующего программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «владельцы» журналов (в частности, редак-торы, члены редакционных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире.
Ясно, что методологические ошибки – упор на индексы ци-тирования – приводят к неправильным управленческим решени-ям (ср. с основными положениями статьи [15]). Не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по импакт-фактору объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссы-латься будут на нее, а не на предыдущие статьи, а ссылки на книги не влияют на импакт-фактор журнала. Следовательно, управление наукой на основе числа публикаций в рецензируе-мых журналах и индексов цитирования объективно замедля-ет развитие науки, переход полученных результатов в об-ласть практического применения.
Еще один эффект, отмеченный в статьях настоящего сбор-ника - ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, могут «тонуть» среди ссылок на массы эпи-гонов. Достаточно пересказать статью предшественника, доба-вив к ней свою «завитушку» - и готова своя статья, и ссылаться будут зачастую на нее, а не на статью предшественника.
Проиллюстрируем последнее утверждение. В 1970-е годы автор настоящей статьи выяснил, какими средними величинами следует пользоваться, если исходные данные измерены в тех или иных шкалах измерения. Дальнейшее развитие отражено в обзорной статье [2]. К сожалению, стандартный стиль изложе-ния, принятый в этой статье, таков, что среди несколько десят-ков литературных ссылок совершенно затерялись базовые работы, комментариями к которым являлись остальные. При-шлось в том же номере журнала специально описать основные результаты [13].
В проблеме адекватного использования индексов цитиро-вания есть и сравнительно кратковременные, но весьма сущест-венные факторы. Так, на настоящий момент важно, что в совре-менных условиях отнюдь не все отечественные журналы имеют полноценные электронные версии, не все включены в системы учета и анализа цитирования, в отличие от аналогичных зару-бежных изданий. Эти факты подробно обсуждаются в ряде статей настоящего сборника.
Сопоставление с реальностью информации, содержащейся в наукометрических (библиометрических) базах данных, приво-дит к выводу о явной неполноте указанной информации, по крайней мере в настоящее время. Кратко проанализируем ото-бражение в Академии ГУГЛ и РИНЦ публикаций автора на-стоящей статьи. Перечень «Основные научные и методические работы А.И.Орлова» - это базовый список публикаций, без тезисов, трудов и материалов конференций, резюме докладов на семинарах, «Комментариев» к статьям, диссертаций, авторефе-ратов, отчетов, статей в энциклопедиях, а также без научно-популярных и научно-организационных статей, отчетов о кон-ференциях, рецензий, статей в газетах, программ учебных кур-сов и др. На 13 июня 2013 г. этот перечень включает 281 назва-ние научных работ А.И. Орлова - 46 книг и 235 статей (viewtopic.php?f=5&t=271). В Академии ГУГЛ (scholar.google.ru/citations) отмечено 148 публикаций А.И. Орлова, 1456 цитирований. Индекс Хирша – 15, не менее 10 раз процитированы 32 работы. Первые 5 источников по числу цитирований – книги, 6-й – статья (обзор по экспертным оцен-кам), источники 7-10 – снова книги, т.е. из первых 10 по числу цитирований – 9 книг и только 1 статья. В РИНЦ (elibrary.ru) отмечены 111 публикаций (только статьи), 844 цитирований, индекс Хирша – 9. Кроме того, автору работ видны разнообраз-ные неточности и противоречия в представленной в базах ин-формации.
Для достижения адекватности приводимых библиографи-ческих описаний и наукометрических показателей нужно пра-вить информацию строчку за строчкой на основе предваритель-ного изучения свойств наукометрических баз данных. Стоит ли тратить на это время?
Ведь основное ясно сразу – в этих базах представлено лишь 40-50% основных публикаций автора настоящей статьи, по крайней мере половины работ нет. И нет никакого желания тратить время на исправление и пополнение баз данных.
Качество информации в наукометрических базах данных обсуждается также в статье Дербенева Н.В. и Толчеева В.О. в настоящем сборнике.
Сказанное объясняет, почему мы присоединяемся к мнению Международного союза математиков, который предостерегает от неправильного использования статистики цитирований [7, 34].
Отметим, что обсуждению вопросов адекватной оценки ре-зультатов научной деятельности посвящены многочисленные публикации. Так, дискуссии о проблемах построения рейтингов российских научных журналов посвящен специальный номер периодического сборника научных трудов «Управление боль-шими системами» [31].
Отметим, что наукометрические базы данных успешно ис-пользуются при изучении развития науки [11]. При этом на основе анализа ссылок в журнальных статьях можно проследить развитие идей, формирование научных направлений. Однако в настоящей статье мы рассматриваем только один аспект науко-метрии, связанный с попытками использовать наукометриче-ские показатели для оценки деятельности научных работников и коллективов и управления [14] ими (например, премирования наиболее «успешных» сотрудников). Как сказано в [11, с.125], «будет катастрофически плохо, если плановые отделы или отделы кадров наших учреждений начнут делать вульгарные оценки по уровню цитируемости».
По нашему мнению, развернутая в последнее время пропа-ганда использования наукометрических показателей и баз дан-ных, необходимости публикации статей в зарубежных журналах является маркетинговой кампанией определенных коммерче-ских структур, имеющей целью создание и захват отечественно-го рынка указанных услуг с целью получения прибыли.
Мы полагаем, что оценка деятельности научных работни-ков и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы [16] и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.
3. Неадекватность сложившейся в нашей стране системы научных специальностей
Используемая в нашей стране система научных специаль-ностей оказывает большое влияние на научную жизнь. В соот-ветствии с ней построена система научных учреждений и жур-налов, распределяется финансирование, присваиваются научные степени, и т.п. Покажем, что она неадекватна, а потому требует существенной модернизации.
Само по себе введение системы научных специальностей спорно. При защитах диссертаций постоянно приходится стал-киваться с проблемой, в какую клетку (научную специальность) поместить тут или иную работу. Можно предложить отменить эту систему в целом или же ограничиться использованием терминов только верхнего уровня (математика, биология и др.) Однако в настоящей статье, исходя из малых реальных возмож-ностей повлиять на систему, ограничимся демонстрацией не-адекватности действующей системы.
Классификация наук закреплена формальными решениями. Например, в нашей стране утвержден список специальностей научных работников. Однако формальные решения могут быть модернизированы. Время от времени это происходит. Напри-мер, около 20 лет назад появились новые группы специально-стей – социологические и политологические. Однако недостатки действующей системы очевидны. Приведем четыре примера.
Пример 1. Продолжает использоваться термин «физико-математические науки», хотя его нелепость ясна всем специали-стам. Математика относится к формальным наукам, изучает конструкции, созданные мыслью, т.е. находящиеся не в реаль-ном мире, а в идеальном, мысленном. Математика может быть применена в любой сфере деятельности, в любой отрасли на-родного хозяйства. Например, широко распространен термин «экономико-математические методы и модели», очевидно, относящийся к применению математики в экономике. В то же время физика – одна из областей естествознания, наука, изу-чающая наиболее общие и фундаментальные закономерности, определяющие структуру и эволюцию материального мира. Термин «физико-математические науки» не более обоснован, чем, например, термины «химико-математические науки» или даже «ветеринарно-социологические науки».
Пример 2. Как известно, статистические методы применя-лись на практике (и, следовательно, были теоретически разрабо-таны и обоснованы) с древних времен. В Библии Ветхий завет начинается с Пятикнижия Моисеева, и четвертая книга Пяти-книжия называется «Числа». Она начинается с описания прове-денной под руководством Моисея переписи военнообязанных. Со времен библейского Моисея статистика получила значи-тельное развитие (см. определения и научные результаты в учебниках [19, 20]). В частности, к ней относятся и такие срав-нительно новые направления, как интеллектуальный анализ данных (data mining), машинное обучение, распознавание обра-зов, извлечение информации. В США в 1971 г. число статисти-ческих кафедр в университетах превышало число математиче-ских, соответственно и число статистиков было больше числа математиков [10]. Сейчас (2013) в Американском статистиче-ской ассоциации – более 18 тыс. членов, в Американском мате-матическом обществе – около 30 тыс. членов. Таким образом, по численности специалистов «статистика» и «математика» вполне сопоставимы по крайней мере последние 50 лет. Следо-вательно, в США статистика воспринимается одной из «боль-ших» наук: математика, физика, статистика, химия, биология…
Если бы в России классификация наук соответствовала бы американской, то в составе РАН было бы Отделение статисти-ческих наук со своей системой научно-исследовательских учре-ждений (в частности, включающей наш Институт высоких статистических технологий и эконометрики), системой научных журналов, присуждались бы ученые степени по статистическим наукам и т.п. (подробнее см. проект обустройства (институали-зации) статистических наук, разработанный в статье [17]).
Совсем не так обстоит дело в нашей стране. В официальной структуре науки статистика упоминается дважды, и оба раза на вторых ролях. Во-первых, как одна из экономических наук (специальность 08.00.12 «Бухгалтерский учет, статистика», присуждаются ученые степени по экономическим наукам). Во-вторых, в названии математической специальности 01.01.05 «теория вероятностей и математическая статистика» (присуж-даются ученые степени по физико-математическим наукам). Все остальные применения статистических методов, в частности, в технических или социологических исследованиях, остаются вне официальной структуры науки.
Классификацию научных специальностей надо менять в со-ответствии с развитием науки. В частности, выделение стати-стики как базовой науки, такой, как математика и физика, при-нятое в США, надо перенести в отечественную классификацию.
Пример 3. На знамени научного прогресса второй половины ХХ в. начертано: «Кибернетика». Однако нет в нашей стране докторов и кандидатов кибернетических наук (есть, правда, математическая специальность «Дискретная математика и математическая кибернетика», при защите диссертации прису-ждается ученая степень по физико-математическим наукам).
Пример 4. Очевидно, что менеджмент (управление людьми) – более широкая сфера деятельности, чем экономика. Управ-ленческие решения необходимо принимать на основе всей совокупности социальных, технологических, экологических, экономических, политических факторов [14]. Между тем в действующей официальной номенклатуре специальностей научных работников (в редакции Приказа Минобрнауки РФ от 11.08.2009 N 294) менеджмент находится внутри экономической специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством». При этом есть целый ряд технических специально-стей, включающих в себя термин «управление», среди которых выделяется специальность 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах» (присуждаются ученые степени по техническим (!) наукам).
Короче, наблюдаем:
1) нелепое объединение математики и физики;
2) два осколка статистики вместо науки «Статисти-ка» верхнего уровня;
3) осколок кибернетики;
4) менеджмент внутри экономики, а не экономика внутри менеджмента.
Приведенные примеры показывают, что действующая офи-циальная номенклатура специальностей научных работников нуждается в модернизации.
В качестве примера применения общих соображений рас-смотрим наши предложения [18] по введению новой социологи-ческой специальности. Часть наших работ относится к доста-точно самостоятельной области – математическим методам анализа социологических данных. Основной интерес в ней – к математическим вопросам, социологические постановки служат для постановки математических задач. Эта область относится к математической социологии – научной дисциплине, аналогич-ной математической экономике, математической физике и др. Автор настоящей статьи работает в социологии (пишет научные статьи) с 1970-х годов по настоящее время. В дальнейших рас-суждениях опираемся на опыт журнала «Социология: методоло-гия, методы, математическое моделирование» (включен в спи-сок ВАК), в редсовет которого автор настоящей статьи входит с момента организации журнала (1991). В журнале опубликованы многочисленные работы, ценные как в теоретическом, так и в практическом плане, описывать которые здесь нет возможности из-за ограниченного объема статьи.
К социологическим наукам близки экономические. Вплоть до того, что на включение в свою сферу маркетинга (изучения предпочтений потребителей) претендуют и те, и другие. Однако у экономистов есть специальность 08.00.13 «Математические и инструментальные методы экономики», а у социологов нет аналогичной специальности, математическая социология не выделена среди социологических наук.
К чему это приводит? В частности, к отсутствию должного внимания к развитию математических методов в социологии, к их вытеснению из перечней секций социологических конферен-ций и конгрессов. В результате падает квалификационный уровень работ. На заседании секции «Измерение в социологии» VI научно-практической конференции памяти первого декана факультета социологии А.О. Крыштановского «Современная социология — современной России» (1–3 февраля 2012 года) пришлось урезонивать воинствующего невежду, который пы-тался навязать докладчику свое неправильное понимание про-верки значимости при проверке статистических гипотез. Впро-чем, и докладчик продемонстрировал непонимание необходимости обязательной проверки значимости различия долей тех или иных значений признаков при сравнения сово-купностей, сказавши: «В журнале «Социология-4М» нас заста-вили проверить значимость различия долей». К необходимости повышения качества математической составляющей социологи-ческих исследований мы старались привлечь внимание в работе [18].
В области социологии мы считаем необходимым усилить внимание к проблемам развития и применения математических методов анализа социологических данных, математического моделирования социальных процессов, короче – к математиче-ской социологии. Целесообразно в рамках социологической науки создать специальность «Математические и инструмен-тальные методы социологии», аналогичную экономической специальности «Математические и инструментальные методы экономики».
К математическим методам в социологии относим не толь-ко методы анализа числовых и нечисловых социологических данных, но и методы математического моделирования социаль-ных процессов [6, 32].
Под инструментальными методами понимаем прежде всего методы, нацеленные на развитие и применение информацион-ных технологий, включая сетевые (в том числе модели распро-странения нововведений в сфере информационных и телеком-муникационных технологий [3] и онлайн исследования [12]).
Много интересных работ, относящихся к математической социологии, было выполнено в нашей стране в 70-80-е годы ХХ в. Назовем только некоторые из них. В 1977 г. академический Институт социологических исследований выпустил два сборни-ка научных работ [5, 8]. На основе материалов Всесоюзной научной конференции «Проблемы применения математических методов в социологическом исследовании» издательство «Нау-ка» опубликовала солидный сборник [4]. Хотя прошло уже более 30 лет, материалы этих сборников по-прежнему акту-альны. Квалифицированные работы не устаревают. (К сожалению, во многом потому, что их мало читают.) В под-тверждение отметим методологическую несостоятельность современных публикаций Росстата по переписям населения по сравнению с книгой «Числа» Ветхого Завета, в которой расска-зано о переписи военнообязанных, проведенной под руково-дством Моисея. (Методологическая несостоятельность – в указании числа жителей с точностью до 1 человека. Ясно, что в следующую минуту число жителей изменится. Моисей указывал с точностью до 100 военнообязанных (и численность изученной совокупности была на 2 порядка меньше). С разбора методоло-гической несостоятельности современных публикаций Росстата по переписям населения по сравнению с книгой «Числа» Ветхо-го Завета автор настоящей статьи обычно начинает курсы «Ста-тистики» и «Прикладной статистики».)
По сей день наиболее многоплановой публикаций по мето-дам анализа нечисловых данных является сборник [1] 1985 г., подготовленный совместно академическим Институтом социо-логии и комиссией «Статистика объектов нечисловой природы» Научного Совета АН СССР по комплексной проблеме «Кибер-нетика». В настоящее время анализу нечисловых данных по-священы обширные разделы в учебнике по прикладной стати-стике [20] 2006 г., есть и специальный учебник по нечисловой статистике [19] 2009 г., но сборник 1985 г. по-прежнему актуа-лен и необходим тем, кто хочет разобраться в методах анализа нечисловой (т.е. качественной) информации в социологических исследованиях. Отметим, что именно практические запросы социологов (и специалистов по экспертным оценкам) послужи-ли стимулом для разработки нечисловой статистики [23].
После 1985 г. появились адресованные студентам-социологам учебники и учебные пособия, в частности, книги Ю.Н. Толстовой [27, 28, 30] и Г.Г. Татаровой [25, 26]. Как уже отмечалось, с 1991 г. выпускается журнал «Социология: мето-дология, методы, математическое моделирование» (сокращенно «Социология-4М»). Развитию математических и статистических методов в российской социологии посвящены обзорные работы [21, 29].
Казалось бы, математическая социология развивается нор-мально. Однако всё заметнее проявляются отрицательные тен-денции. Подавляющее большинство социологов остаются неве-жественными в области методов анализа данных. Проявляется это, например, в преклонении перед давно устаревшим запад-ным статистическим пакетом SPSS (анализу статистических пакетов посвящена статья [22]). Полученные еще в 70-е годы ХХ в. научные результаты остаются неизвестными подавляю-щему большинству социологов, а потому, естественно, не при-меняются. Научный инструментарий типичного отечественного социолога зачастую соответствует уровню XIX в. В последнее время даже номинальное признание важности математической социологии в виде организации отдельных секций на социоло-гических конгрессах и конференциях постепенно сходит на нет. Подробнее эти мысли развиты в нашем выступлении [24] в «Дискуссии о социологии» на сайте Российского общества социологов.
4. Заключение
Статья посвящена предварительному рассмотрению двух типов (из многих, заслуживающих анализа) методологических ошибок при управлении научной деятельностью.
Первый тип методологических ошибок выражается в неоп-равданном упоре на число публикаций и цитирований в науч-ных журналах при оценивании эффективности научной дея-тельности исследователей и организаций. Для разработки адекватных методов такой оценки необходимо проследить развитие научных результатов.
Опыт развития ряда научных направлений (например, ста-тистики объектов нечисловой природы, современной теории экспертных оценок) говорит о том, что журнальный этап публи-каций результатов не является обязательным. По нашей экс-пертной оценке, наиболее естественная цепочка развития науч-ного результата такова: тезисы доклада - тематический сборник – монография – учебник - широкое использование. Обсуждение в рамках неформального научного коллектива, на научных конференциях и в тематических сборниках позволяет предохра-нить учебники от включения неапробированных результатов.
Методологически ошибочными являются попытки оцени-вать научную продуктивность коллективов и отдельных иссле-дований только на основе публикаций в журналах. Весьма важно, что управление наукой на основе числа публикаций в рецензируемых журналах и индексов цитирования объективно замедляет развитие науки, переход полученных научных ре-зультатов в область практического применения.
По нашему мнению, оценка деятельности научных работ-ников и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы [16] и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.
Второй тип методологических ошибок реализован в дейст-вующей в России официальной номенклатуре специальностей научных работников. В частности, наблюдаем в ней:
1) нелепое объединение математики и физики;
2) два осколка статистики вместо науки «Статистика» верх-него уровня (т.е. уровня математики или биологии);
3) осколок кибернетики при игнорировании кибернетики в целом;
4) нарушение логики построения системы специальностей - менеджмент внутри экономики, а не экономика внутри менедж-мента.
Номенклатура специальностей научных работников должна быть либо отменена, либо модернизирована. В качестве приме-ра применения общих соображений обоснованы наши предло-жения по введению новой социологической специальности.
В области социологии мы считаем необходимым усилить внимание к проблемам развития и применения математических методов анализа социологических данных, математического моделирования социальных процессов, короче – к математиче-ской социологии. Для этого целесообразно в рамках социологи-ческой науки выделить специальность «Математические и инструментальные методы социологии», аналогичную экономи-ческой специальности «Математические и инструментальные методы экономики».
В нашей стране в 1970-е гг. были получены ценные науч-ные результаты в области математических и инструментальных методов в социологии. Хотя прошло уже более 30 лет, они по-прежнему актуальны. Квалифицированные работы не устарева-ют.
Однако подавляющее большинство социологов остаются невежественными в области методов анализа данных. Проявля-ется это, например, в преклонении перед давно устаревшим западным статистическим пакетом SPSS, в котором не отражена по крайней мере половина современных статистических мето-дов. Полученные еще в 1970-е гг. научные результаты остаются неизвестными подавляющему большинству отечественных социологов, а потому, естественно, не применяются. Научный инструментарий типичного социолога зачастую соответствует уровню XIX в. В последнее время даже номинальное признание важности математической социологии в виде организации отдельных секций на социологических конгрессах и конферен-циях постепенно сходит на нет. Введение новой специальности «Математические и инструментальные методы социологии» и создание соответствующей институциональной инфраструктуры может исправить положение и вернуть отечественной науке лидирующее положение в этой области.
Литература
1. Анализ нечисловой информации в социологических исследо-ваниях / Под ред. В. Г. Андреенкова, А. И.Орлова, Ю. Н. Толстовой. – М.: Наука, 1985. – 222 с.
2. БАРСКИЙ Б. В., СОКОЛОВ М. В. Средние величины, инва-риантные относительно допустимых преобразований шка-лы измерения // Заводская лаборатория. Диагностика мате-риалов. – 2006. – Т.72. №1. – С.59-66.
3. ДЕЛИЦЫН Л. Л. Количественные модели распространения нововведений в сфере информационных и телекоммуника-ционных технологий. – М.: МГУКИ, 2009. – 106 с.
4. Математические методы в социологическом исследовании / Под ред. Т. В. Рябушкина и др. – М.: Наука, 1981. – 335 с.
5. Математические методы и модели в социологии / Под ред. В. Н. Варыгина. – М.: Институт социологических исследо-ваний АН СССР, 1977. – 192 с.
6. Математическое моделирование социальных процессов. Вып. 10 / Под ред. А. П. Михайлова. – М.: КДУ, 2009. – 524 с.
7. Международный союз математиков предостерегает от неправильного использования статистики цитирований // Полит.ру / Наука. 16 июня 2008. URL: http://www.polit.ru/news/2008/06/16/mathunion/ (дата обра-щения: 08.01.2013).
8. Методы современной математики и логики в социологиче-ских исследованиях / Под ред. Э. П. Андреева. – М.: Инсти-тут социологических исследований АН СССР, 1977. – 172 с.
9. МИХАЙЛОВ О. В. Цитируемость ученого: важнейший ли это критерий качества его научной деятельности? // Informetrics.ru. Электронный журнал. Статья №1079. URL: http://www.informetrics.ru/articles/sn.php?id=56 (дата обра-щения: 08.01.2013).
10. НАЛИМОВ В. В. О преподавании математики экспери-ментаторам // О преподавании математической статистики экспериментаторам. / Препринт Межфакультетской лабора-тории статистических методов №17. – М.: Изд-во Москов-ского государственного университета им. М.В. Ломоносова, 1971. – С.5-39.
11. НАЛИМОВ В. В., МУЛЬЧЕНКО А. Б. Наукометрия. Изу-чение развития науки как информационного процесса. – М.: Наука, 1969. – 192 с.
12. Онлайн исследования в России 2.0 / Под ред. А. В. Шашки-на, И. Ф. Девятко, С. Г. Давыдова. – М.: РИЦ «Северо-Восток», 2010. – 336 с.
13. ОРЛОВ А. И. Математические методы исследования и теория измерений // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2006. – Т.72. №1. – С.67-70.
14. ОРЛОВ А. И. Менеджмент: организационно-экономическое моделирование. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. – 475 с.
15. ОРЛОВ А. И. Методологические ошибки ведут к непра-вильным управленческим решениям // Управление больши-ми системами. Вып. 27. – М.: ИПУ РАН, 2009. – С.59-65.
16. ОРЛОВ А. И. О развитии экспертных технологий в нашей стране // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2010. – Т.76. №11. – С.64-70.
17. ОРЛОВ А. И. О современных проблемах внедрения приклад-ной статистики и других статистических методов // За-водская лаборатория. Диагностика материалов. – 1992. – Т.58. №1. – С.67-74.
18. ОРЛОВ А. И. Об оценке качества процедур анализа данных // Социологические методы в современной исследователь-ской практике: Сб. статей, посвященный памяти первого декана факультета социологии НИУ ВШЭ А.О. Крышта-новского / Отв. ред. и вступит. ст. О. А. Оберемко; НИУ ВШЭ, ИС РАН, РОС. – М.: НИУ ВШЭ, 2011. – С.7-13.
19. ОРЛОВ А. И. Организационно-экономическое моделирова-ние: учебник : в 3 ч. Ч.1: Нечисловая статистика. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 2009. – 541 с.
20. ОРЛОВ А. И. Прикладная статистика. – М.: Экзамен, 2006. – 671 с.
21. ОРЛОВ А. И. Статистические методы в российской со-циологии (тридцать лет спустя) // Социология: методоло-гия, методы, математические модели. – 2005. – №20. – С.32-53.
22. ОРЛОВ А. И. Статистические пакеты – инструменты исследователя // Заводская лаборатория. Диагностика мате-риалов. – 2008. – Т.74. №5. – С.76-78.
23. ОРЛОВ А. И. Тридцать лет статистики объектов нечи-словой природы (обзор) // Заводская лаборатория. Диагно-стика материалов. – 2009. – Т.75. №5. – С.55-64.
24. ОРЛОВ А. И. Черная дыра отечественной социологии // Выступление 09 января 2011 г. в «Дискуссии о социологии» на сайте Российского общества социологов. URL: http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=19&id=456 (дата об-ращения: 08.01.2013).
25. ТАТАРОВА Г. Г. Методология анализа данных в социоло-гии (введение). – М.: NOTA BENE, 1999. – 224 с.
26. ТАТАРОВА Г. Г. Основы типологического анализа в социо-логических исследованиях. – М.: Издательский Дом «Выс-шее образование и наука», 2007. – 236 с.
27. ТОЛСТОВА Ю. Н. Анализ социологических данных: мето-дология, дескриптивная статистика, изучение связей ме-жду номинальными признаками. – М.: Научный мир, 2000. – 352 с.
28. ТОЛСТОВА Ю. Н. Измерение в социологии. – М.: Инфра-М, 1998. – 224 с.
29. ТОЛСТОВА Ю. Н. Математические методы в социологии / Социология в России. Под ред. В. А. Ядова. – 2-е изд., пе-рераб. и дополн. – М.: Издательство Института социологии РАН, 1998. – С.83-89, 98-103.
30. ТОЛСТОВА Ю. Н. Основы многомерного шкалирования. – М.: Издательство КДУ, 2006. – 160 с.
31. Управление большими системами / Период. сборник тру-дов. Вып. 27. – М.: ИПУ РАН, 2009. – 324 с. URL: http://ubs.mtas.ru/archive/search_resul ... n_id=17912 (дата обращения: 08.01.2013).
32. ШВЕДОВСКИЙ В. А. Особенности социолого-математического моделирования в исследовании социаль-ных процессов. – М.: АПКиППРО, 2009. – 236 с.
33. ЭПШТЕЙН В. Л. О контрпродуктивности использования наукометрического показателя результативности научной деятельности для будущего России // Проблемы управле-ния. – 2007. – №3. – С.70-72.
34. ADLER R., EWING J. (CHAIR), TAYLOR P. Citation Statis-tics [Электронный ресурс] / A report from the International Mathematical Union (IMU) in cooperation with the Interna-tional Council of Industrial and Applied Mathematics (ICIAM) and the Institute of Mathematical Statistics (IMS) Corrected version, 6/12/08. – Режим доступа: http://www.mathunion.org/fileadmin/IMU/ ... istics.pdf (дата обращения: 08.01.2013). Перевод: АДЛЕР Р., ЭВИНГ Дж., ТЕЙЛОР П. Статистики цитирования // Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого (сборник статей о библиометрике). –– М.: МЦНМО, 2011. – С.6-38. – Режим доступа: http://www.mccme.ru/free-books/bibliometric.pdf (дата обращения: 16.06.2013).


TWO TYPES OF METHODOLOGICAL ERRORS IN THE MANAGEMENT OF RESEARCH ACTIVITIES

Alexander Ivanovich Orlov, Bauman Moscow State Technical University, Moscow Institute of Physics and Technology (State University), Volga-Dnepr Group, Moscow, DSc (economics), DSc (technics), PhD (mathematics), professor (prof-orlov@mail.ru).

Abstract: Attempts administrative management of research activities are often based on wrong assumptions, and therefore bring harm to the development of science. The article is devoted to a preliminary discussion of two types of methodological errors in the management of research activities. Shows damage methods using the number of publications and citations in scientific journals. Demonstrated the absurdity of the current system of scientific disciplines.

Keywords: science, management, scientometrics, methodological errors, citations of articles, research specialty.

Отредактированный вариант для спецвыпуска "Управления большими системами".
16 июня 2013 г.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт июл 05, 2013 12:53 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Прошу дать замечания по первому варианту итоговой статьи для Спецвыпуска УБС по наукометрии и управлению научной деятельностью. В списке литературы статьи, место публикации которых указано как "Наст. сб.", доступны на Интернет-конференции http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... ist&FID=19

УДК 021.8 + 025.1
ББК 78.34

НАУКОМЕТРИЯ И УПРАВЛЕНИЕ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
Орлов А. И.
(Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана; Московский физико-технический институт; Группа компаний «Волга-Днепр», Москва)

Попытки административного управления научной деятельно-стью зачастую опираются на неверные предположения, а потому приносят вред развитию науки. В статье подводятся итоги дискуссии по наукометрии и управлению научной дея-тельностью. Дан критико-аналитический обзор статей Ин-тернет-конференции с минимальным привлечением дополни-тельной информации. Коллективными усилиями приходим к выводу, что оценка деятельности научных работников и орга-низаций должна даваться в результате тщательной экспер-тизы и публичного обсуждения полученных научных результа-тов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.

Ключевые слова: наука, управление, наукометрия, научная деятельность, цитирование статей, итоги дискуссии.
1. Введение
Подведем некоторые итоги дискуссии, посвященной про-блемам управления научной деятельностью. Она была органи-зована по предложению главного редактора сборника «Управ-ление большими системами» член-корр. РАН Д.А. Новикова тремя исследователями (не чиновниками, не предпринимателя-ми и не журналистами) - д.ф.-м.н. П.Ю. Чеботаревым, к.т.н. М.В. Губко и мною. Неожиданно для нас дискуссия вызвала большой интерес у тех, кто делает науку. За отведенное на дискуссию время (январь – июнь 2013 г.) в специально создан-ной для дискуссии рубрике «Наукометрия» Интернет-конференции сборника «Управление большими системами» (http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... ist&FID=19) были размещены 32 статьи и заметки и 689 комментариев к ним (по состоянию на 29 июня 2013 г.). В спецвыпуск сборника включены 27 публикаций. Много интересных соображений высказано в комментариях. Их количество и широта охвата обсуждаемых тем уникальны для сборника «Управление боль-шими системами».
Дадим критико-аналитический обзор статей Интернет-конференции (за исключением «затравочных» статей) с мини-мальным привлечением дополнительной информации.
2. Современные проблемы использования наукометрических инструментов в управлении научной деятельностью
По нашему мнению, в России в области науки и образова-ния в настоящее время нет острого кризиса. Впечатление о кризисе создается искусственно. Аналитический журнал «Экс-перт» пишет так: «Министр образования старательно пытается поставить российские университеты в затылок университетам развивающихся стран. Упорно не замечая, что ведущие высоко-технологичные корпорации мира оценивают их на уровне лиде-ров» [8]. По ряду научно-технических направлений наша страна находится далеко впереди остального мира. Например, в облас-ти нечисловой статистики [31]. Разработанная в 2010-2012 гг. автоматизированная система прогнозирования и предотвраще-ния авиационных происшествий не имеет себе равных в мире [2]. Опыту научного признания новых методических подходов к оценке технического уровня образцов вооружения и военной техники на примере управляемых авиационных бомб посвяще-на наша статья [35]. Продолжать можно весьма долго.
Конечно, в области управления научной деятельностью имеется много проблем, которые надо решать. Некоторые из них перечислены в «затравочных» статьях [29] и [47]. Однако в проведенной дискуссии основным стержнем является обсужде-ние частного вопроса - проблем использования наукометриче-ских индексов для оценки результатов научной деятельности. Очевидно, это вызвано попытками административно внедрить в практику управления научными и образовательными структу-рами широкое использование интеллектуальных инструментов указанного типа. Другими словами [3], основная тема настоя-щей дискуссии – возможность оценки труда российского учено-го по количественным показателям его публикационной актив-ности и индексам научного цитирования (ИНЦ) – возникла вследствие напряженности, недавно возникшей в среде россий-ских ученых при введении Министерством образования и науки этих показателей в систему оценки деятельности подведомст-венных организаций.
Основные идеи наукометрии были рассмотрены еще в 1969 г. в классической монографии В.В. Налимова и З.М. Мульченко [25]. Дальнейшее развитие описано в статье Ю.В. Грановского [5], одного из соратников В.В. Налимова. За прошедшие с тех пор четыре с лишним десятилетия прогресс в наукометрии не слишком велик. В теоретическом плане – введены индекс Хир-ша и ему подобные характеристики описания распределения числа цитирований. В практику вошло использование библио-метрических баз данных и расчета на их основе наукометриче-ских индексов.
Два основных недостатка подобного подхода, которые вы-деляют все специалисты по наукометрии [46]:
«1. Так как наукометрические показатели легко вычислить, то велик риск их неадекватного использования в качестве един-ственного критерия оценки многогранной научно-исследовательской деятельности ученого.
2. Использование наукометрических показателей в качест-ве критериев оценки научной деятельности провоцирует ученых к «накрутке» этих показателей различными способами».
На Западе необоснованность использования результатов таких расчетов для принятия решений в области управления наукой была выявлена достаточно давно. Международный союз математиков публично предостерег от неправильного использо-вания статистики цитирований [50]. Это предостережение было сделано на основе доклада, написанного по заказу Междуна-родного союза математиков (the International Mathematical Union) в сотрудничестве с Международным советом по про-мышленной и прикладной математике (the International Council on Industrial and Applied Mathematics) и Институтом математи-ческой статистики (the Institute of Mathematical Statistics). Сбор-ник переводов на эту тему выпущен под ироничным названием «Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого» [13]. Информация была доведена до общественности [18]. Но проиг-норирована как чиновниками, так и исследователями.
К сожалению, не все пишущие о наукометрии знают ее ис-торию [21]. Важно также единство употребления терминов. В данной статье мы термины не обсуждаем, иначе статья разрос-лась бы до книги. Однако удивительно, что находятся авторы, которые пытаются свести науку в целом к ее малой доле – естественным наукам. Так, О.В. Михайлов «не считает науками такие известные их разновидности, как технические, педагоги-ческие, политические, сельскохозяйственные, медицинские» [21]. Социолог И.А. Жукова [12] не различает понятия «библио-графическая база данных» и «индекс цитирования».
Необоснованность распространенных утверждений пора-жает. Например, на основе данных библиографической базы Scopus утверждают, что вклад России в мировую науку состав-ляет порядка 1%. Однако в указанную базу включено более 6000 американских журналов и только около 200 – российских (а только в «списке ВАК» более 1000 журналов) [8]. Чему же удивляться – просматривается один российский журнал на 30 американских! Если сделать естественную поправку – умно-жить на 30 – то получим, что оценка доли России – 30%, что вполне сопоставимо с американской долей (28,7%). Разоблаче-нию ряда необоснованных утверждений в области управления научной деятельностью посвящена работа Р.М. Нижегородцева [26].
Из ложного утверждения о малом вкладе России в мировую науку делают не менее ложные выводы о необходимости мас-совых публикаций отечественных ученых в западных журналах, естественно, на английском языке. Было бы странно, если бы статьи о новых идеях отечественных ученых в области разра-ботки ВТО (высокоточного оружия) появились сначала на английском языке, а только потом – на русском. Об основопо-лагающей роли русского языка в науке подробно рассказано в работе К.С. Хруцкого [45].
Информационная работа стратегической разведки [38] ос-нована, в частности, на анализе зарубежных публикаций, в том числе, научных. Однако для обеспечения национальных инте-ресов необходимо, чтобы полученные отечественными учены-ми научные результаты прежде всего были доступны внутри страны, в частности, первые публикации должна быть на рус-ском языке. Отметим, что, по нашим наблюдениям, для ведения научной работы обычно вполне достаточно литературы на русском языке, цитирование иностранных источников – зачас-тую дань моде, а не необходимый элемент исследования. Выте-кает это, в частности, из наличия огромного объема научных публикаций на русском языке.
Для информационной поддержки международного сотруд-ничества целесообразно иметь систему переводов на иностран-ные языки (в настоящее время – на английский, в недалеком будущем – на китайский). В СССР такой работой занималось издательство «Мир», для современных условий схема продви-жения отечественных научных результатов на зарубежный рынок предложена в статье [19].
Основополагающая идея наукометрических рейтингов ос-нован на поверхностном взгляде на процесс получения научно-го результата. Для рассмотрения обычно выбирается промежу-точная публикация – статья в научном журнале, в то время как наиболее ценные публикации, по мнению франко-русского коллектива авторов статьи [10] – начальная (тезисы доклада) и итоговая (монография) – игнорируются. В нашей работе [29] на примере развития ряда научных областей показано, что наибо-лее естественная цепочка развития научного результата такова: тезисы доклада - тематический сборник – монография – учеб-ник - широкое использование. В частности, для развития нового направления публикации в научных журналах, вообще говоря не нужны. Отметим, что принципиально новую работу в усто-явшемся научном журнале зачастую просто не поместят, по-скольку она противоречит традициям журнала. Примером является статья К. С. Хруцкого [45], основоположника междис-циплинарной научной дисциплины - биокосмологии, позво-ляющей по новому взглянуть на развитие науки.
Имеет ли решение задача перманентной оценки вклада учё-ного в науку? Эту задачу С.Н. Гринченко переформулирует [7] в задачу рассмотрения наукометрического анализа как элемента научной деятельности в рамках самоуправляющейся системы Человечества, функционирующей по алгоритмам иерархической адаптивной поисковой оптимизации. Тогда научная активность выступает как элемент поисковой активности, а научные ре-зультаты – как форма проявления системной памяти Человече-ства. Для них ранее выявлены характерные системные времена изменения/закрепления, которые актуальны и для научной деятельности. Оценка вклада учёного в сокровищницу мировой науки объективно может быть произведена через срок (после публикации) по меньшей мере от нескольких лет до нескольких десятилетий. Исходя из этого, С.Н. Гринченко делает вывод о том, что задача перманентной оценки вклада учёного в науку имеет решение лишь при базировании её на среднесрочную и долгосрочную ретроспективу, но никак не на краткосрочную.
Из систематического рассмотрения научной деятельности логически вытекает необходимость выделять в среде уже со-временных нам учёных - докторов наук - наиболее продвинутых их представителей, уровень образованности и научные резуль-таты которых существенно выделяются (в лучшую сторону) на фоне остальных учёных этой группы. Следует отказаться от практики использования при оценке вклада учёного в науку различных искусственных показателей, ориентирующихся на краткую ретроспективу его деятельности, заменив её, по край-ней мере, в отечественных научно-организационных структурах, совокупностью взаимоувязанных и взаимокоррелирующих интегральных оценок, опирающихся на среднесрочную и долго-срочную ретроспективу научной деятельности. Конкретные предложения С.Н. Гринченко таковы.
1. Следует различать участие российских учёных в миро-вом научном процессе с использованием английского языка и русского языка. Действительно, публикация на английском языке и в зарубежном журнале ускоряет донесение научной информации – до зарубежного читателя. Но она практически бесполезна для отечественной читательской аудитории, осо-бенно для студентов, аспирантов и др. обучающихся ввиду как малодоступности, так и дороговизны доступа к ней (полные тексты этих статей выкладываются в Интернет далеко не всегда, обычно с большим запозданием и небесплатно, а их бумажные версии недоступны в России практически полностью). Другое дело, если будет обеспечиваться квалифицированный перевод и публикация двуязычных (русско-английских) статей, моногра-фий и учебников! (Аналогичное предложение выдвинуто в [19]) При этом лицам, заявляющим, что печатать статьи на русском языке вообще бесполезно, что мировая научная общественность их не читает и нужно печататься на английском языке (т.е. за рубежом), следует помнить, что подобное поведение, разру-шающее русскоязычный образовательно-научный процесс здесь в России, контрпродуктивно и чревато весьма опасными (хотя, возможно, и отдалёнными) последствиями и для нашей страны в целом, и для всех её граждан.
2. Следует вновь разделить «перечень ВАК» на «доктор-ский» (достаточно краткий, не более 10% от текущего списка) и «кандидатский», что даст дополнительный параметр при оценке научной публикации.
3. Следует восстановить на новой основе использовавшее-ся в СССР ранжирование научных издательств на «централь-ные» (теперь с обязательным размещением издаваемых книг в Интернете) и «прочие», введя дополнительно понятие «регио-нального» научного издательства (с размещением не менее половины издаваемых книг в Интернете), что даст ещё один дополнительный параметр при оценке научной публикации.
4. Следует привязывать монографии к написанным на их базе учебникам/учебным пособиям, как бумажным, так и элек-тронным, что делает двойку «монография-учебник» при их совокупной оценке значительно более весомой в глазах научной общественности и официальных структур.
5. Следует рекомендовать (и содействовать) авторам при заключении издательских договоров фиксировать право обяза-тельного размещения текстов бумажных монографий и учебни-ков/учебных пособий в Интернете.
6. Государственные (и иные) академии наук могли бы су-щественно расширить спектр и частоту присуждения ими на конкурсной основе почётных золотых/серебряных/бронзовых медалей и премий имени выдающихся отечественных учёных за конкретные научные исследования и разработки, написанные монографии и учебники и т.п. (причём сделав эти процедуры публичными, с бессрочным размещением в Интернете и списков претендентов, и отзывов/рецензий любых заинтересованных специалистов, и ответов претендентов на критику, и результатов конкурсов).
7. При проведении научных конференций (или сразу после их окончания) следует внедрить практику подведения итогов с выделением авторов нескольких лучших докладов (сделав эти процедуры публичными, с бессрочным размещением в Интер-нете и процесса обсуждения этого вопроса членами Программ-ного комитета, и результатов их голосования).
8. Следует дополнить существующую двойку «кандидат наук – доктор наук» третьей наивысшей учёной степенью «за-служенный доктор наук», которая должна присуждаться уни-верситетом или академическим институтом докторам наук за выдающиеся научные заслуги без выполнения формальных условий – т.е. honoris causa (также сделав эти процедуры пуб-личными, с бессрочным размещением в Интернете и списков претендентов, и отзывов/рецензий любых заинтересованных специалистов, и ответов претендентов на критику, и результатов конкурсов). В свою очередь, право присуждения этой наивыс-шей учёной степени должно быть предоставлено не всем же-лающим организациям, а лишь наиболее авторитетным, учёные-сотрудники которых заслужили такое право десятилетиями успешной научной деятельности.
9. Следует создавать и развивать академии, ассоциации и другие научные сообщества с членством, подтверждаемым ежегодно по результатам научной деятельности за последние 3-5 лет, а не пожизненным.
В заключение этого перечня вслед за С.Н. Гринченко сле-дует признать, что лишь система этих и иных аналогичных мер может обеспечить удовлетворение как тяги учёных к позна-нию, так и адекватную общественную оценку их усилий.
А.А. Воронин [3] обсуждает ряд когнитивных, социально-психологических, организационно-управленческих аспектов использования наукометрических индексов для оценки эффек-тивности научной деятельности и, следовательно, для решения задач управления наукой. По его мнению, «подводная» тема настоящей дискуссии – эффективность современной организа-ции и управления научной работой в России в целом и в от-дельной организации. Из пессимистического утверждения: «В последние десятилетия фактической целью России, российской культуры (как ее части) и российской науки (как части послед-ней) было выживание» - вытекает не менее пессимистичный вывод: «Стремление к быстрым и преимущественно инфра-структурным преобразованиям в отсутствие ясных целей ре-формы и механизмов самоорганизации вряд ли внесет позитив-ные перемены в научную сферу».
Насыщенная субъективными утверждениями и оценками статья Б.Т. Поляка [37] заканчивается оптимистическими сло-вами: «...опасения по поводу наукометрических показателей сильно преувеличены. Как и всякий инструмент, он хорош в руках умного врача. При этом болезни, которые надо лечить, совершенно различны у нас и на Западе». В статье подчеркива-ется ведущая роль экспертных оценок.
Необходима интенсивная разработка теоретических вопро-сов науковедения и наукометрии. Примером таких исследова-ний является статья Ю.М. Кузнецовой, Г.С. Осипова, Н.В. Чудовой [15]. Она посвящена проблеме определения перспек-тивности научных исследований. На основе анализа эволюции теоретических представлений о содержании, направленности и продуктивности научного познания и соответствующих им наукометрических показателях обосновывается необходимость и возможность разработки методов интеллектуального анализа публикаторской активности, направленных на оценку новизны и перспективности научных исследований, а также авторитет-ности исследователей и научных коллективов.
В ироничной статье Ю.Д. Григорьева [6] глубоко анализи-руется реальная ситуация в вузовской науке. Он констатирует мировой процесс снижения общей грамотности, анализирует пороки принятых схем управления научной деятельностью, неудержимый рост числа бесполезных «научных» публикаций, приходит к выводу о ненужности чрезмерного числа публика-ций. Обсуждая организацию защит диссертаций, обращает внимание распространенные манипуляции – подготовку рецен-зий соискателем, плагиат и т.п. Он пишет: «Чиновнику от науки очень удобен придуманный им ритуал защиты – подсчитать количество публикаций, вогнать оригинальные свежие мысли в казенные формулировки автореферата и присвоить степень не за полученный результат, а на основе формального подсчета числа публикаций, формальных формулировок (с заранее под-готовленными шаблонами) заключения ДС (диссертационного совета) и одобрения диссертации демократическим большинст-вом членов ДС. В статье приведено много примеров того, что качество научных кадров стремительно падает, научные школы и коллективы распадаются и деградируют (подчеркнем – дают-ся примеры, а не абстрактные заявления и не ссылки на науко-метрические индексы). При этом рейтинги университетов и наукометрические индикаторы отечественной науки находятся на неправдоподобно низких уровнях по сравнению с западны-ми. Действительно, «просто смешно, нашими инженерами-физиками, выпускниками МФТИ, МИФИ и т. д., переполнены все ядерные центры Франции и Швейцарии (западные эмиссары рыщут по Москве в поисках застрявших в столице физиков), а подготовившие их вузы находятся в хвосте западных рейтингов (об этом же пишет Д. Гришанков [8] в «Эксперте»). Ю.Д. Гри-горьев отмечает, что чрезмерная абсолютизация индекса Хирша в наших условиях наносит только вред: «Применяя китайские технологии (взаимное цитирование, размножение количества статей комбинаторным способом за счет многоавторства, напи-сание заведомо никому ненужных статей и др.) и, конечно, публикуясь только в западных журналах, можно сравнительно легко довести индекс Хирша до H =20 – 30». Ю.Д. Григорьев предлагает использовать наукометрический паспорт ученого, в котором, наряду с типовыми наукометрическими индексами, учитывались бы многие другие показатели, перечень которых дан в статье.
Основные предложения Ю.Д. Григорьева подробно распи-саны:
- изменить процедуру подготовки и защиты диссертаций;
- ввести в номенклатуру специальностей научных работни-ков новые специальности, исключать (возможно, поглощая другими) те из них, на которые у научного сообщества нет устойчивого спроса;
- ввести в структуру управления вузом службу социологи-ческого мониторинга, задача которой – отслеживать с исполь-зованием современных статистических методов параметры функционирования вуза;
- руководству кафедр и факультетов вменить в должност-ную обязанность функции научного менеджмента;
обязать руководство вузов приглашать для чтения цик-лов лекций видных докторов и профессоров других вузов, в том числе зарубежных и, наоборот, содействовать собственным профессорам выполнять ту же миссию.
3. Наукометрические индексы как интеллектуальные инструменты
К анализу эффективности методов управления научной деятельности следовало бы подойти с позиций системного анализа роли науки в обществе, элементы которого имеются в работах С.Г. Кара-Мурзы [14], С.Н. Гринченко [7], Ю.М. Куз-нецовой, Г.С. Осипова, Н.В. Чудовой [15], И.А. Лыпаря, И.А. Кацко, Н.Г. Давыденко [16] и других авторов. Однако обще-принятой теории в этой области нет, и участники дискуссии сосредоточились на частных вопросах, прежде всего на анализе различных вариантов наукометрических индексов (библиомет-рических показателей).
С.Д. Штовба и Е.В. Штовба провели обзор основных нау-кометрических показателей, которые учитывают количество публикаций и количество цитирований как отдельно, так и совместно [48]. Они продемонстрировали способы учета до-полнительной информации по количеству соавторов, по статусу журнала, продолжительности научной карьеры, договорным цитированиям и т.п. В [48] предложено семейство «Хиршпо-добных» наукометрических показателей. Рассмотрены «под-водные камни» наукометрических показателей, связанных со скрытыми и неформальными ссылками, а также с ошибками в списке литературы.
В статье А.В. Цыганова [46] даны определения некоторых наиболее популярных наукометрических индексов, основанных на цитируемости публикаций в научных журналах. Обсуждают-ся примеры (в частности, биомедицинские) их возможного использования при проведении различных экспертных меро-приятий.
Ю.Ю. Тарасевич [41] отмечает, что оценивать можно толь-ко объекты или результаты внутри однородной группы. С це-лью стимулирования соблюдение этических норм он предлагает при оценке научной публикации учитывать её объём, число соавторов и уровень издания (импакт-фактор).
Фундаментальная статья И.В. Маршаковой-Шайкевич [17] привлекательна широким использованием статистиче-ских данных. Получено много интересного. Например, отме-чено, что «за Западе, и в частности в Польше, от использова-ния импакт-фактора журнала для оценки ученого отказались». Из-за дефектов библиометрических баз данных «импакт-факторы для оценки и сравнения естественнона-учных журналов, широко используемые в мире и в России, не могут быть определены для философских и других гума-нитарных журналов» (попросту такие отечественные журна-лы не учитываются в западных базах данных). Где много результатов – много и возможностей для критики. Так, рей-тинги вузов в конце статьи, естественно, не учитывают за-крытые научно-исследовательские работы, а потому не соот-ветствует реальной научной значимости вузов. В [17] некорректно сравниваются продуктивность и популярность Ю.А. Шрейдера и Д.Г. Лахути. Первых из этих двух ученых хорошо известен в нашей стране, автор данной статьи мно-гократно ссылался на его книги. О втором, работам которого И.В. Маршаковой-Шайкевич отдает предпочтение, узнал впервые из ее статьи. Эта коллизия – хороший пример того, что основной вклад ученого в науку проявляется в его кни-гах, а не в статьях.
ВАК считает признанными международными системами цитирования (библиографическими базами) WebofScience, Scopus, WebofKnowledge, Astrophysics, PubMed, Mathematics, ChemicalAbstracts, Springer, Agris, GeoRef, MathSciNet, BioOne, Compendex, CiteSeerX. А также РИНЦ. Поскольку разработано большое число библиометрических показателей (для каждой из баз данных - общее число зафиксированных в базе публикаций, общее число ссылок, индекс Хирша, показатель значимости публикаций (на основе импакт-фактора), индекс качества опуб-ликованных работ и т.д., и т.п.), то для оценки эффективности научной деятельности можно использовать десятки показате-лей. Естественной является популярная в теории принятия решений идея агрегирования (усреднения) отдельных показате-лей. Поскольку методов агрегирования бесконечно много [34], то и область наукометрических исследований безгранична. Естественно выбирать метод агрегирования, соответствующий априорным предпочтениям выбирающих. В спецвыпуске к этому направлению исследований относится статья [1], исполь-зованная в которой процедура порогового агрегирования позво-лила упорядочить условных исследователей в соответствии с априорными предпочтениями авторов статьи.
Критическому анализу возможности использования науко-метрических индексов при управлении научной деятельностью посвящена насыщенная фактами статья В.Г. Горохова [4]. Он разбирает различные ситуации в различных странах и научных специальностях. Например, он сообщает: «Результаты научной политики, основанной на якобы «объективных» измерениях, могут привести к самым неожиданным и прямо противополож-ным ожидаемым результатам, как, например, это произошло с австралийской наукой, финансирование которой было постав-лено в зависимость от количественных показателей, что приве-ло к резкому сокращению качества проводимых в Австралии научных исследований».
4. Необходимость применения экспертных технологий
В нашей «затравочной» статье [29] и комментариях к ней была обоснована необходимость широкого применения экс-пертных технологий [27, 30, 31, 40] при оценке эффективности научной деятельности. Одно из предложений – регулярно (ска-жем, раз в пять лет) подробно обсуждать научные результаты, полученные за отчетный срок, примерно так, как на защите диссертаций. Как справедливо отмечает М.В. Ульянов [42], написание «кирпича» диссертации должно уйти в прошлое, отчитываться надо по совокупности опубликованных работ.
Практический опыт реализации проекта «Корпус экспертов по естественным наукам» отражен в статье М.Г. Фейгельмана и Г.А. Цирлиной [43]. Они являются «не противниками библио-метрии, а сторонниками ее адекватного использования. Таковое возможно, если библиометрические показатели используются как частный инструмент в продуманной системе поиска и вы-бора научных экспертов, в организации оценок и конкурсных процедур именно экспертным способом». В их статье отражен опыт работы с библиометрическими базами данных, обсужда-ются проблемы неполноты и неточности информации.
Статья О.В. Москалевой [22] начинается с анализа терми-нологии, приводящего к важному выводу: «библиометрические показатели могут в принципе применяться только для тех об-ластей научной или научно-технической деятельности, резуль-таты которых описываются в научных статьях или иных науч-ных публикациях, т.е. преимущественно для фундаментальных исследований и в какой-то мере для прикладных научных ис-следований, но не для разработок. Для этих областей деятель-ности более адекватным измерителем будут патенты или какие-либо иные практические результаты». Далее О.В. Москалева обсуждает возможные места публикации научных результатов, почему-то игнорируя учебники, через которые эти результаты поступают следующим поколениям. Дальнейшие рассуждения, к сожалению, нельзя признать полностью обоснованными из-за иногда некорректного применения методов прикладной стати-стики [31, 32].Так, исключение очевидного выброса на рис.6 резко меняет выводы автора. Нельзя не согласиться с выводом в конце статьи: «Возможность и способы использования библио-метрических показателей для оценки научной деятельности в значительной степени зависит от целей, с которыми проводится оценка, и должна сочетаться с другими показателями и экс-пертной оценкой».
Б.Г. Миркин [20] полагает, что «при ранжировании вклада учёных в науку надо следовать иерархической классификации наук». К сожалению, конкретные примеры дискуссионны. Весьма интересно и полезно описание опыта Соединённого Королевства, где каждый университетский департамент прохо-дит всестороннюю оценку каждые 5-6 лет в рамках так назы-ваемого Упражнения по оценке научных исследований (Research Assessment Exercise). Из многих интересных и полез-ных предложений процитируем заключительную фразу статьи: «Для повышения объективности оценок, вероятно, стоит шире использовать привлечение сторонних экспертов в комиссии по оценке, а также систему проверки комиссий с широкими права-ми по наказанию за неадекватные оценки». Таким образом, Б.Г. Миркин – за широкое использование экспертных технологий.
Справедливо пишет А.Л. Фрадков [44]: «... важны понят-ность и безупречность процедур экспертизы - механизмов установления научной истины. Безукоризненность экспертизы важна и при рецензировании научных публикаций, и при отборе научных и технологических проектов и, наконец, при защите диссертаций – оценке квалификации научных работников». К сожалению, пример, который он рассматривает, чисто услов-ный, не имеет отношения к реальному миру: «требовалось проверить достижение основной цели: создать за два года устойчиво работающую лабораторию мирового уровня» - оче-видно, что это невозможно (см., например, статью С.Н. Грин-ченко [7]). Впрочем, для проверки невозможного применялась примитивная схема экспертного оценивания (основанная на «сумме баллов экспертов»), не соответствующая современным рекомендациям теории экспертных технологий ([27, 30, 31, 40]). А.Л. Фрадкова удивляет то, что «изменение весов практически не повлияло на порядок расположения заявок в списке по убы-ванию рейтинга». С этим явлением хорошо знакомы все мои студенты, с которыми мы каждый год проводим деловую игру по построению обобщенного показателя (см. [34]). Печально, что при подготовке процедур принятия важных решений ис-пользуют примитивные методы, очевидно, из-за низкой квали-фикации разработчиков этих процедур.
5. Значение качества библиометрической информации
По крайней мере половина наших статей отсутствует в рас-пространенных библиометрических базах [29]. Видимо, давно опубликованы, до появления Интернета. Поскольку написанные мной учебники также отсутствуют в этих базах, то придется, видимо, перепечатать научные результаты в нынешних журна-лах.
Большой интерес представляют статьи, подготовленные на основе опыта работы с библиометрическими базами данных. Так, С.М. Гусейн-Заде [9] на примере системы ИСТИНА, ис-пользуемой в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, весьма доказательно продемонстрировал, что использование показателей публикуемости и цитируемости для сравнения ученых различных специальностей неправомерно. В частности, установлено, что «в смысле «публикуемости» меха-нико-математический факультет никуда не годится». Остается не ясным, как в наукометрическом анализе учитывать статьи с несколькими тысячами авторов. Эмпирический прием деления баллов за статью на квадратный корень из числа соавторов не имеет обоснования. Почему квадратный корень, а не кубиче-ский?
А.В. Юревич и И.П. Цапенко [49] демонстрируют много-численные недостатки методов количественной оценки эффек-тивности национальной науки, получивших в последнее время широкое распространение по инициативе чиновников от науки и встречающих все более активное сопротивление научного сообщества. Так, согласно WoS все отечественные философы вместе взятые в 2000-е гг. публиковали в международных жур-налах, издаваемых за рубежом, порядка 3-4, а социологи – 2-3 статей в год, в то время как в действительности, например, только сотрудники Института философии РАН, далеко не ис-черпывающие весь корпус отечественных философов, ежегодно публикуют там от 40 до 80 статей. Налицо проблема адекватно-сти источников данных, имеющая много общего с хорошо известной в социогуманитарных дисциплинах проблемой ре-презентативности используемых выборок. Однако «проблема не сводится лишь к неадекватности источников данных и спосо-бов их формирования, она коренится в неадекватности самого сложившегося подхода к оценке мирового вклада национальной науки». Далеко не всякий международный научный журнал примет публикации на внутрироссийские темы, дабы не загру-жать читателей из других стран не слишком интересными для них проблемами, скажем, отношения россиян к богатству и бедности. Подчас наши социогуманитарии вынуждены выби-рать между повышением своего цитат-индекса в международ-ных журналах и, например, тем, как найти пути уменьшения безработицы или беспризорности в России, а выбор ими по-следнего свидетельствует не об их неэффективности, а об их патриотичности. Убедительно продемонстрировано, что при оценке эффективности национальной науки ее вкладу в миро-вую придается гипертрофированное значение. Обнаружен весьма важный факт: три наиболее используемые в междуна-родных сопоставлениях показателя национального благополу-чия – ВВП на душу населения, «Благоприятность для жизни» и «Индекс развития человеческого потенциала» – в значительной мере коррелируют между собой (коэффициенты корреляции от 0,74 до 0,85), но ни один из них не обнаруживает статистиче-ски значимой корреляции с величиной вклада в мировую науку (коэффициенты корреляции от 0,08 до 0,12). Наиболее естест-венное объяснение этого на первый взгляд парадоксального научного результата таково: «лучше живут» не те страны, которые вносят наибольший вклад в мировую науку, а те, которые больше «выносят» из нее, т. е. наиболее эффективно используют результаты научно-технического прогресса.
Наукометрические методы оценки научного вклада – это, по выражению Н.В. Мотрошиловой [23], система «кривых зеркал». А.В. Юревич и И.П. Цапенко [49] приводят многочис-ленные примеры сокрушительной критики этой системы со стороны авторитетных западных исследователей. Основной объект анализа – это база данных Web of Science (WoS), при-надлежащая компании Thompson Reuters Corporation. Любо-пытно, что общий тон отчета [51] этой компании в отношении российской науки полон сочувствия и одновременно оптимиз-ма. А завершается он констатацией необходимости не более активного включения российской науки в мировую, как можно было бы ожидать, а равноправного сотрудничества с нашей наукой других стран.
В статье Н.В. Дербенева и В.О. Толчеева [11] дается общая характеристика наукометрических методов, отмечаются их недостатки. Подчеркивается, что как пропагандисты этих мето-дов, так и их противники признают, что наукометрические показатели лишь косвенно свидетельствуют о качестве науч-ных исследований, реальном вкладе ученого в развитие пред-метной области. Разделяя мнение, что «измерять» научную деятельность надо и другой работоспособной альтернативы, по мнению авторов статьи [11], пока не предложено (использова-ние экспертных технологий ими отброшено без подробного обсуждения), было бы правильно сместить акцент в дискуссии с критики современной наукометрии на вопросы улучшения ее инструментария.
Разделяем удивление авторов [11]: несмотря на огромное внимание, которое уделяется в наукометрии анализу текстов статей, их тематик, размеров, библиографических ссылок и цитирования, авторства-соавторства, тем не менее в наукомет-рических исследованиях практически полностью игнорируется такой феномен, как тиражирование авторами одних и тех же материалов (издание статей-дубликатов), и не уделяется долж-ного внимания борьбе с распространением документов с суще-ственными заимствованиями (т.е. плагиатом - умышленном использовании фрагментов чужих работ без указания источника заимствования или изданием под своим именем чужой статьи). Возможно, использование программных средств вроде «Анти-плагиата» закроет одну из «брешей» наукометрии и повысит эффективность борьбы с материалами, содержащими большое число заимствований.
Авторы разработали методы выявления дубликатов. К дуб-ликатам (неуникальным публикациям) принято относить доку-менты с идентичным (полностью совпадающим) содержанием. Нечеткими (неполными) дубликатами или почти дубликатами считаются документы, в содержательную часть которых внесе-ны незначительные изменения. Отметим, что дубликаты биб-лиографических документов могут появляться не только из-за желания автора (авторов) растиражировать одни и те же резуль-таты и сведения, но и по независящим от него причинам:
- ошибочное добавление статьи в базу данных из-за опеча-ток в названии (или номере) журнала, фамилиях авторов, назва-ниях и аннотациях, неправильного указания номеров страниц и их количества;
- «недобросовестных» действий соавторов, которые само-стоятельно (без согласования с другими авторами) осуществля-ют переиздание документов, изменяют последовательность фамилий соавторов,
- недостаточно ответственный подход к составлению анно-таций;
- наличие тематически близких «связанных» публикаций, например, соответствующих последовательным этапам разра-ботки темы, и т.п.
Окончательное суждение о том, являются ли статьи (нечет-кими) дубликатами и содержат ли они некорректно оформлен-ные заимствования, можно сделать только с помощью экспер-тов на основе изучения и оценки полнотекстовых вариантов статей.
Была сформирована выборка из 7257 библиографических документов (название, аннотация, ключевые слова, инициалы авторов, место издания) в области автоматики и вычислитель-ной техники. Использовалась метрика подобия, измеряющая расстояние между множествами терминов (в библиографиче-ских документах) и рассмотренная в 1986 г. в нашей статье с Г.В. Раушенбахом [36]. (Видим, что через 25 лет тот же матема-тический объект возник совсем под другими – западными – именами.) Было выявлено 178 полных дубликатов и 186 непол-ных, проведен анализ причин их появления. Разработка и вне-дрение процедур выявления нечетких дубликатов способны существенным образом расширить инструментарий наукомет-рии и стать барьером для информационного шума, в частности предотвратить тиражирование статей-клонов.
6. Проблемы оценки эффективности научно-исследовательской деятельности в конкретных предметных областях
Н.В. Мотрошилова убедительно доказывает, что «сущест-вуют непреодолимые реальные факторы, препятствующие использованию показателя количества цитирований и индексов цитирования в качестве точных инструментов оценки эффек-тивности научно-исследовательской деятельности» [24]. Анализ проводится на основе философских наук. По ее мнению, «само по себе число публикаций и цитатных ссылок (даже если бы применительно к реальным людям их было возможно, абст-рактно говоря, точно подсчитать – что нереально) абсурдно истолковывать в качестве критериев оценки качества чьего-либо научно-исследовательского труда, его эффективности и результативности». Анализ проводится на основе философских наук. По нашему мнению, основные выводы верны и для об-ширной совокупности гуманитарных, социально-экономических, экологических, географических, биологических наук, в которых многие проблемы представляют интерес для отечественных исследователей, но не для зарубежных.
В статье В.В. Новочадова и А.А. Широкого [28] предпри-нимается попытка проанализировать эффективность примене-ния классических наукометрических показателей, заложенных в открытую базу данных РИНЦ Электронной научной библиоте-ки elibrary.ru, на большой репрезентативной выборке (502 автора) учёных-биологов России. Применённые в системе РИНЦ показатели характеризуют, преимущественно, только два качества научной деятельности конкретного ученого: публич-ную продуктивность в профессиональных изданиях достаточ-ного уровня и востребованность этих продуктов (публикаций) аналогичными учеными, то есть участниками публикаций в изданиях того же уровня. С помощью статистических методов (которые авторы этой статьи почему-то относят к популяцион-ной биологии) предпринята попытка выделить группы учёных-биологов и проанализировать сравнительные показатели в образовавшихся группах. Сопоставление полученных данных с реальной ситуацией в современной биологии (на основе тща-тельного статистического анализа) обосновало критическое отношение авторов статьи к использованию накопительных показателей научной продуктивности (число публикаций, цити-рований, индексы цитирования и Хирша) для оценки труда конкретного учёного-биолога. Их вывод таков: «основываю-щийся на формальном анализе количественных показателей поиск популяционных закономерностей развития науки пред-ставляется нетривиальной и актуальной задачей».
В статье Ю.В. Савельевой и А.В. Хоперскова [39] несколь-ко тенденциозно обсуждаются проблемы применения науко-метрических параметров для оценки эффективности научной работы, хотя и констатируется, что «использование исключи-тельно систем WoS/Scopus позволяет характеризовать по раз-ным оценкам 2 – 10 % научных работников и преподавателей университетов нашей страны». Проведено сравнение импакт-факторов 108 российских журналов, рассчитанных с использо-ванием баз данных научных поисковых систем Scopus, Web of Science, e-library. Статистические методы применяются не вполне корректны из-за наличия явных выбросов. Импакт-факторы отечественных журналов оказались в среднем в два раза ниже значений по всей выборке. Сформулировано субъек-тивное мнение авторов о некоторых причинах сравнительно низких показателей российских журналов. Статистический анализ наукометрических величин для ученых, имеющих высо-кие показатели в международных библиографических и рефе-ративных базах данных, показывает их высокий результат и в системе e-library.
С социологической точки зрения ссылки на публикации отражают отношения между людьми. И.А. Жукова пишет [12]: «... для конструктивистов цитирование связывается не с ценно-стью самой работы, то есть не с ее смысловым содержанием, а скорее с тем, какую позицию занимает ее автор в стратифика-ционной структуре науки». У социологов есть попытки увязать разные подходы: «Ссылка признается в качестве одного из инструментов в системе вознаграждения, в то же время она играет значительную роль и в риторической системе (посредст-вом которой ученые пытаются убедить друг друга в значимости своих притязаний), и наконец в процессе коммуникации в науке также используются механизмы цитирования». Очевидны, подобные взгляды весьма далеки от классического: научный работник цитирует те работы, которые оказались необходимы-ми для выполнения его исследования.
7. Заключительные замечания
Как говорил мне член-корреспондент АН СССР Г.Б. Бокий, с которым я работал в Комиссии по классификации Совета научных и инженерных обществ: «Говорят, что в споре рожда-ется истина. Это утверждение надо уточнить. Участники спора обычно остаются при своем мнении. Но слушающие знакомятся с их аргументами и делают свои выводы».
Так и в нашей дискуссии. Наша точка зрения, сформулиро-ванная в «затравочной» статье [29], не изменилась, только подтвердилась аргументами и фактами, приведенными в высту-плениях участников дискуссии. (Для полноты обсуждения отмечу, что иногда дискуссия действительно приводит к изме-нению (уточнению) исходной позиции, как это продемонстри-ровано в статье [33].) Поэтому формулировать подробные выводы и предложения нет необходимости – они приведены в «затравочной» статье [29]. Только поместим в конце этой ста-тьи несколько замечаний.
Почему пропагандисты индекса цитирования делают упор на журналы? Одна из причин – потому, что таким путем оценку научной продуктивности можно проводить с помощью соответ-ствующего программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «вла-дельцы» журналов (в частности, редакторы, члены редакцион-ных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире.
Как отмечают М.В. Фейгельман и Г.А. Цирлина: «И чем больше подписок на WoS продает российским организациям Thomson Reuters – тем больше становится библиометристов» [43]. По нашему мнению, развернутая в последние годы пропа-ганда использования наукометрических показателей и баз дан-ных, необходимости публикации статей в англоязычных зару-бежных журналах является маркетинговой кампанией определенных коммерческих структур, имеющей целью созда-ние и захват отечественного рынка указанных услуг с целью получения прибыли. Как отмечено в докладе UNESCO, «лин-гвистические преимущества англоязычных стран способствуют усилению конкурентных преимуществ этих стран в науке и в связанном с ней бизнесе, в частности, издательском» [52, с. 154].
В статье [49] сделан важный вывод: «... ”лучше живут” не те страны, которые вносят наибольший вклад в мировую науку, а те, которые больше «выносят» из нее, т. е. наиболее эффек-тивно используют результаты научно-технического прогресса». Из этого факта вытекает наиболее рациональная стратегия для нашей страны – изучать чужие достижения, свои же разработки применять прежде всего для собственных нужд, а также в целе-сообразном объеме предоставлять зарубежным странам (ср. [19]).
Итог – в одном абзаце.
Мы полагаем, что оценка деятельности научных работни-ков и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.
Литература
1. АЛЕСКЕРОВ Ф. Т., КАТАЕВА Е. С., ПИСЛЯКОВ В. В., ЯКУБА В. И. Оценка вклада научных работников методом порогового агрегирования. Наст. сб.
2. БУТОВ А. А., ВОЛКОВ М.А., МАКАРОВ В.П., ОРЛОВ А.И., ШАРОВ В.Д. Автоматизированная система прогно-зирования и предотвращения авиационных происшествий при организации и производстве воздушных перевозок // Из-вестия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2012. – Том 14. – № 4(2). – С.380-385.
3. ВОРОНИН А. А. Какая эффективность нужна российской науке. Наст. сб.
4. ГОРОХОВ В. Г. Проблема измерения продуктивности отдельных ученых и целых институтов. Наст. сб.
5. ГРАНОВСКИЙ Ю. В. Второе пришествие наукометрии в Московский университет. Наст. сб.
6. ГРИГОРЬЕВ Ю. Д. Некоторые закономерности перехода к западной системой управления вузовской наукой. Наст. сб.
7. ГРИНЧЕНКО С. Н. Имеет ли решение задача перманент-ной оценки вклада учёного в науку? Наст. сб.
8. ГРИШАНКОВ Д. Вождь лилипутов // Эксперт № 25 (856). 24 июня 2013 - 1 июля 2013 [Электронный ресурс]. Режим доступа http://expert.ru/expert/2013/25/vozhd-liliputov/ (дата обращения 29.06.2013).
9. ГУСЕЙН-ЗАДЕ С. М. Повесть об ИСТИНЕ. Наст. сб.
10. ДЕЗА М. М., ДЕЗА Е. И. Несколько замечаний к вопросу об оценке научных публикаций. Наст. сб.
11. ДЕРБЕНЕВ Н.В., ТОЛЧЕЕВ В.О. Что можно улучшить в наукометрическом анализе - учет наличия дубликатов и за-имствований в научных публикациях. Наст. сб.
12. ЖУКОВА И. А. Индексы цитирования: взгляд социолога. Наст. сб.
13. Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого (сборник статей о библиометрике). – М.: МЦНМО, 2011. – 72 c.
14. КАРА-МУРЗА С. Г. Состояние и перспективы реформиро-вания российской науки // Научный эксперт. – 2013. – №5. – С.5-46. Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.rusrand.ru/text/Jornal5_2013.pdf (дата обращения 30.06.2013).
15. КУЗНЕЦОВА Ю. М., ОСИПОВ Г. С., ЧУДОВА Н. В. Изу-чение положения дел в науке с помощью методов интел-лектуального анализа текстов. Наст. сб.
16. ЛЫПАРЬ И. А., КАЦКО И. А., ДАВЫДЕНКО Н. Г. Науко-метрия: философские аспекты состояния, пути совершен-ствования. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... 19&TID=723 (дата обращения 29.06.2013).
17. МАРШАКОВА-ШАЙКЕВИЧ И. В. Роль библиометрии в оценке исследовательской активности науки. Наст. сб.
18. Международный союз математиков предостерегает от неправильного использования статистики цитирований // Полит.ру / Наука. 16 июня 2008. URL: http://www.polit.ru/news/2008/06/16/mathunion/ (дата обра-щения: 08.01.2013).
19. МИЛЕК О. В., ШМЕРЛИНГ Д. С. О продвижении универ-ситета на международном академическом «рынке». Наст. сб.
20. МИРКИН Б. Г. О понятии научного вклада и его измерите-лях. Наст. сб.
21. МИХАЙЛОВ О. В. Размышления об оценке научной дея-тельности. Наст. сб.
22. МОСКАЛЕВА О. В. Можно ли оценивать труд ученых по библиометрическим показателям? Наст. сб.
23. МОТРОШИЛОВА Н. В. Недоброкачественные сегменты наукометрии // Вестник РАН. – 2011. – № 2. – С. 134–146.
24. МОТРОШИЛОВА Н. В. Реальные факторы научно-исследовательского труда и измерения цитирования. Наст. сб.
25. НАЛИМОВ В. В., МУЛЬЧЕНКО З. М. Наукометрия. Изу-чение развития науки как информационного процесса. – М.: Наука, 1969. – 192 с.
26. НИЖЕГОРОДЦЕВ Р. М. Монополизация рынков интеллек-туальных услуг: борьба с демпингом и неблагоприятный отбор // Методика преподавания экономических дисциплин: Материалы Четырнадцатых Друкеровских чтений/ Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: ОО «НИПКЦ Восход-А», 2013. – С. 4-26. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... 19&TID=766 (дата обращения 29.06.2013).
27. НОВИКОВ Д.А., ОРЛОВ А.И. Экспертные оценки – инст-рументы аналитика // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2013. – Т.79. – №4. – С.3-4.
28. НОВОЧАДОВ В. В., ШИРОКИЙ А. А. Как работают наукометрические показатели: выборочное исследование учёных-биологов России. Наст. сб.
29. ОРЛОВ А.И. Два типа методологических ошибок при управлении научной деятельностью. Наст. сб.
30. ОРЛОВ А. И. О развитии экспертных технологий в нашей стране // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2010. – Т.76. №11. – С.64-70.
31. ОРЛОВ А. И. Организационно-экономическое моделирова-ние: учебник : в 3 ч. Ч.1: Нечисловая статистика. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 2009. – 541 с.; Ч.2. Экс-пертные оценки. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2011. – 486 с.; Ч.3. Статистические методы анализа дан-ных. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2012. – 624 с.
32. ОРЛОВ А. И. Прикладная статистика. – М.: Экзамен, 2006. – 671 с.
33. ОРЛОВ А.И. Теория измерений как часть методов анализа данных: размышления над переводом статьи П.Ф. Велле-мана и Л. Уилкинсона // Социология: методология, методы, математическое моделирование. – 2012. – № 35. – С. 155-174.
34. ОРЛОВ А.И. Теория принятия решений. – М.: Экзамен, 2006. – 576 с.
35. ОРЛОВ А.И. Уникальный сборник о работах ГНПП «Реги-он» (рецензия на научно-технический сборник «Боеприпа-сы» № 5-6 за 2007 год) // Научно-технический сборник «Бо-еприпасы». – 2011. – №6. – С.144 – 146.
36. ОРЛОВ А.И., РАУШЕНБАХ Г.В. Метрика подобия: аксио-матическое введение, асимптотическая нормальность // Статистические методы оценивания и проверки гипотез. Межвузовский сборник научных трудов. - Пермь: Изд-во Пермского государственного университета, 1986. – С.148–157.
37. ПОЛЯК Б. Т. Наукометрия: кого мы лечим? Наст. сб.
38. ПЛЭТТ В. Информационная работа стратегической раз-ведки. Основные принципы. – М.: ИЛ, 1958. – 341 с.
39. САВЕЛЬЕВА Ю. В., ХОПЕРСКОВ А. В. Научные жур-налы и эффективность научной работы: поисковые сис-темы и базы данных. Наст. сб.
40. Сетевая экспертиза / Под ред. Д.А. Новикова, А.Н. Райко-ва. – М.: Эгвес, 2010. – 168 с.
41. ТАРАСЕВИЧ Ю. Ю. Наукометрическая информация и ее анализ. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ubs.mtas.ru/bitrix/components/bi ... p?fid=8330 (дата обращения 29.06.2013).
42. УЛЬЯНОВ М. В. Заметки на наукометрических полях. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... essage3269 (дата обращения 29.06.2013).
43. ФЕЙГЕЛЬМАН М. В., ЦИРЛИНА Г. А. Библиометриче-ский азарт как следствие отсутствия научной эксперти-зы. Наст. сб.
44. ФРАДКОВ А. Л. Блеск и нищета формальных критериев научной экспертизы. Наст. сб.
45. ХРУЦКИЙ К. С. Трехмерный биокосмологический подход к вопросам развития наукометрии в России. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... 19&TID=736 (дата обращения 29.06.2013).
46. ЦЫГАНОВ А. В. Краткое описание наукометрических показателей, основанных на цитируемости. Наст. сб.
47. ЧЕБОТАРЕВ П. Ю. Наукометрия: как с ее помощью ле-чить, а не калечить? Наст. сб.
48. ШТОВБА С. Д., ШТОВБА Е. В. Обзор наукометрических показателей для оценки публикационной деятельности уче-ного. Наст. сб.
49. ЮРЕВИЧ А. В., ЦАПЕНКО И. П. Эффективность отече-ственной социогуманитарной науки: наукометрический подход. Наст. сб.
50. ADLER R., EWING J. (CHAIR), TAYLOR P. Citation Statis-tics [Электронный ресурс] / A report from the International Mathematical Union (IMU) in cooperation with the Interna-tional Council of Industrial and Applied Mathematics (ICIAM) and the Institute of Mathematical Statistics (IMS) Corrected version, 6/12/08. – Режим доступа: http://www.mathunion.org/fileadmin/IMU/ ... istics.pdf (дата обращения: 08.01.2013). Перевод: АДЛЕР Р., ЭВИНГ Дж., ТЕЙЛОР П. Статистики цитирования // Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого (сборник статей о библиометрике). –– М.: МЦНМО, 2011. – С.6-38. – Режим доступа: http://www.mccme.ru/free-books/bibliometric.pdf (дата обращения: 16.06.2013).
51. Global research report – Russia: Research and collaboration in the new geography of science. // January 2010. http://researchanalytics.thomsonreuters ... -jan10.pdf (дата обращения: 02.07.2013)/
52. World Social Science Report. – Paris: UNESCO Publishuing, 2010. – 422 р.


SCIENTOMETRICS AND MANAGEMENT OF RESEARCH ACTIVITIES

Alexander Ivanovich Orlov, Bauman Moscow State Technical University, Moscow Institute of Physics and Technology (State University), Volga-Dnepr Group, Moscow, DSc (economics), DSc (technics), PhD (mathematics), professor (prof-orlov@mail.ru).

Abstract: Attempts administrative management of research activities are often based on wrong assumptions, and therefore bring harm to the development of science. This article summarizes the discussion on scientometrics and management of research activities. Given the critical and analytical review of articles online conferences with minimal involvement of additional information. Collective efforts we come to the conclusion that the assessment of the activities of researchers and organizations should be given as a result of a thorough expert examination and public discussion of scientific results. Scientometric indicators calculated by the number of publications and citations in scientific journals, can only play a supporting (reference) role.

Keywords: science, management, scientometrics, research activi-ties, citations of papers, summarizing the discussion.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт июл 26, 2013 8:41 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
МЕТОДИКА РАСЧЕТА ИМПАКТ-ФАКТОРА В РИНЦ

Импакт-фактор журнала в РИНЦ рассчитывается по следующей методике:


Импакт-фактор в РИНЦ рассчитывается только для российских научных журналов, выходящих на русском языке, или российских журналов, выходящих сразу на английском языке и не имеющих оригинальной русскоязычной версии. Не рассматриваются реферативные журналы и журналы, не выходящие в настоящее время.

Импакт-фактор рассчитывается на основе данных по цитированию журнала в РИНЦ за предыдущие два года (или пять лет). При этом данные по цитированию берутся из публикаций года, для которого рассчитывается импакт-фактор. При расчете импакт-фактора число ссылок, сделанных в расчетном году из всех обрабатываемых в РИНЦ журналов на статьи, опубликованные в данном журнале за предыдущие два года (или пять лет), делится на общее число этих статей. То есть, по сути, данный показатель отражает среднее число цитирований одной статьи в журнале. Например, при расчете пятилетнего импакт-фактора за 2010 год суммарное число ссылок, сделанных в 2010 году на статьи, опубликованные в журнале в период с 2005 по 2009 год включительно, делится на общее число статей, опубликованных в выпусках журнала за 2005-2009 годы.

Необходимым условием для расчета двужлетнего импакт-фактора является наличие в РИНЦ всех выпусков журнала за три года (год расчета импакт-фактора плюс два предыдущих года).

При расчете пятилетнего импакт-фактора допускаются пропуски отдельных выпусков журнала. В этом случае число статей в этих выпусках принимается равным среднему числу статей в выпусках журнала, представленных в РИНЦ.

При расчете импакт-фактора журнала учитываются только научные статьи, обзорные статьи и краткие сообщения (это относится как к цитирующим, так и к цитируемым статьям). Кроме того, не учитываются публикации, у которых нет авторов.

Если журнал переименовывался в течение последних лет или имело место слияние нескольких журналов в один или, наоборот, расщепление журнала на отдельные серии, то учитывается суммарное количество цитирований данного журнала и его предыдущей версии. Если журнал имеет переводную английскую версию, то учитывается суммарное количество цитирований оригинальной русскоязычной и переводной версии.

В случае цитирования из российского журнала, имеющего переводную версию на английском языке, которая также представлена в РИНЦ, засчитывается только ссылка из оригинальной статьи на русском языке. Это позволяет избежать дублирования ссылок из оригинальной статьи и ее переводной версии.

База данных РИНЦ постоянно растет и пополняется как новыми журналами, так и новыми выпусками уже обрабатываемых журналов, в том числе архивными. Чтобы учесть эти обновления, импакт-факторы журналов периодически пересчитываются и, соответственно, могут несколько меняться с течением времени.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт авг 15, 2013 12:49 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Спецвыпуск вышел. Приводим содержание, а затем - итоговые тексты моих статей

УПРАВЛЕНИЕ БОЛЬШИМИ СИСТЕМАМИ

Название: Управление большими системами
Выпуск: 44
Год: 2013
Библиография: Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44 "Наукометрия и экспертиза в управлении наукой": М.: ИПУ РАН, 2013. - 568 с.
Дата опубликования: 31.07.2013
Аннотация: СОДЕРЖАНИЕ

Вводные статьи

Новиков Д. А., Губко М. В.
Наукометрия и экспертиза в управлении наукой:
предисловие 8
Чеботарев П. Ю.
Наукометрия: как с её помощью лечить, а не калечить? 14
Орлов А. И.
Два типа методологических ошибок при управлении научной деятельностью 32

Современные проблемы использования
наукометрических инструментов
в управлении научной деятельностью

Воронин А. А.
Какая эффективность нужна российской науке 56
Грановский Ю. В.
Наукометрия в Московском университете 67
Григорьев Ю. Д.
Некоторые проблемы перехода к современной системе управления вузовской наукой 83
Кузнецова Ю. М., Осипов Г. С., Чудова Н. В.
Изучение положения дел в науке с помощью методов интеллектуального анализа текстов 106
Милек О. В., Шмерлинг Д. С.
О продвижении университета на международном
академическом «рынке» 139
Михайлов О. В.
Размышления об оценке научной деятельности 144
Поляк Б. Т.
Наукометрия: кого мы лечим? 161

Наукометрические индексы
как интеллектуальные инструменты

Алескеров Ф. Т., Катаева Е. С., Писляков В. В.,
Якуба В. И.
Оценка вклада научных работников методом порогового агрегирования 172
Горохов В. Г.
Проблема измерения продуктивности отдельных ученых и целых институтов 190
Маршакова-Шайкевич И. В.
Роль библиометрии в оценке исследовательской
активности науки 210
Цыганов А. В.
Краткое описание наукометрических показателей
основанных на цитируемости 248
Штовба С. Д., Штовба Е. В.
Обзор наукометрических показателей для оценки
публикационной деятельности ученого 262
Необходимость применения экспертных технологий
Гринченко C. Н.
Имеет ли решение задача перманентной оценки вклада учёного в науку? 280
Миркин Б. Г.
О понятии научного вклада и его измерителях 292
Москалева О. В.
Можно ли оценивать труд ученых по
библиометрическим показателям? 308
Фейгельман М. В., Цирлина Г. А.
Библиометрический азарт как следствие отсутствия научной экспертизы 332
Фрадков А. Л.
Блеск и нищета формальных критериев научной
экспертизы 346
Значение качества библиометрической информации
Деза М. М., Деза Е. И.
Несколько замечаний к вопросу об оценке научных
публикаций 362
Дербенёв Н. В., Толчеев В. О.
Что можно улучшить в наукометрическом анализе – учет наличия дубликатов и заимствований в научных публикациях 366
Савельева Ю. В., Хоперсков А. В.
Научные журналы и эффективность научной работы: поисковые системы и базы данных 381
Юревич А. В., Цапенко И. П.
Эффективность отечественной социогуманитарной науки: наукометрический подход 408

Проблемы оценки эффективности в конкретных областях науки

Гусейн-Заде С. М.
Повесть об ИСТИНЕ 422
Жукова И. А.
Индексы цитирования: взгляд социолога 436
Мотрошилова Н. В.
Реальные факторы научно-исследовательского труда и измерения цитирования 453
Новочадов В. В., Широкий А. А.
Как работают наукометрические показатели:
выборочное исследование учёных-биологов России 476
Первозванский А. А.
Объективные признаки научной школы 496

Подведение итогов

Чеботарев П. Ю.
Оценка ученых: пейзаж перед битвой 506
Орлов А. И.
Наукометрия и управление научной деятельностью 538


Issue: 44
Year: 2013


Полный текст в формате PDF (7,5 М) http://ubs.mtas.ru/upload/library/UBS44.pdf


ИПУ РАН © 2007. Все права защищены


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт авг 15, 2013 12:50 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
821. Орлов А.И. Два типа методологических ошибок при управлении научной деятельностью // Управление большими система-ми / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и эксперти-за в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.32–54.

УДК 001 + 519.24
ББК 72
ДВА ТИПА МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ОШИБОК
ПРИ УПРАВЛЕНИИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
Орлов А. И.
(Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана; Московский физико-технический
институт; Группа компаний «Волга–Днепр», Москва)

Попытки административного управления научной деятельно-стью зачастую опираются на неверные предположения, а потому приносят вред развитию науки. Статья посвящена предварительному обсуждению двух типов методологических ошибок при управлении научной деятельностью. Показан вред методов, использующих число публикаций и цитирований в научных журналах. Продемонстрирована нелепость сложив-шейся системы научных специальностей.

Ключевые слова: наука, управление, наукометрия, методологи-ческие ошибки, цитирование статей, научные специальности.
1. Введение
Наука и научное обслуживание – крупная отрасль народно-го хозяйства, как по числу работников, так и по потребляемым ресурсам. Вполне естественно, что для разработки и принятия обоснованных решений в области управления научной деятель-ностью необходимо применение научно обоснованных методов анализа и оценки результатов научной деятельности. Методоло-гические ошибки при выборе таких методов приводят к управ-ленческим решениям, наносящим вред народному хозяйству. В статье кратко рассмотрены ошибки двух конкретных типов – связанные с принятием решений на основе числа публикаций и цитирований в научных журналах и вытекающие из неадекват-ной классификации отраслей научной деятельности. Методоло-гических ошибок при управлении научной деятельностью на-блюдаем не две, а много больше. Например, целесообразно было бы обсудить систему ученых степеней (в некоторых пред-ставленных в настоящем сборнике статьях предлагается увели-чить их число), процедуры защиты диссертации, ненужность рецензирования статей для признанных специалистов (для простоты – для докторов наук), организационные аспекты дея-тельности академий наук и научных обществ (например, выбор академиков докторами наук – как выбирают почетных членов (fellow) в западных научных обществах), и т.д., и т.п. Сколько-нибудь полное обсуждение требует не статьи, а книги. Автору было важно показать, что в рассматриваемой области существу-ет ряд проблем, требующих обсуждения, а отнюдь не только наиболее популярная в настоящее время проблема использова-ния тех или иных наукометрических показателей при оценке результатов научной деятельности.
2. Вред упора на число публикаций и цитирований в научных журналах
Очевидно, что большое значение имеют методы оценива-ния эффективности той или иной деятельности. В области науч-но-исследовательских работ весьма актуальными являются результаты, полученные В.В. Налимовым в области наукомет-рии [11] в 1960-х годах (сейчас чаще используют термин «нау-кометрика»). Приведем некоторые соображения в рамках науч-ной школы В.В. Налимова.
Каков путь конкретного научного результата? Обычно он становится достоянием широкой научной общественности при докладе на представительной конференции. Первая публика-ция – тезисы доклада. (Тезисы, труды, материалы конференций объединяем термином «тезисы». Хотя многостраничные «тру-ды» – это уже полномасштабные статьи.)
При дальнейшем развитии исследования доклад перераста-ет в статью, которая публикуется в тематическом сборнике или в журнале. Первый вариант для распространения идей предпоч-тительнее, поскольку тематический сборник фактически стано-вится коллективной монографией, аккумулирующей в себе основные результаты, полученные группой разработчиков. Например, для статистики нечисловых данных таким сводным изданием стал сборник [1], подготовленный сложившимся к тому времени неформальным коллективом исследователей в этой только что сформировавшейся научной области.
Только для давно развивающихся областей с большим чис-лом исследователей и эффективной административной под-держкой публикации концентрируются в научных журналах, порожденных соответствующей частью научного сообщества.
В нашей стране для прикладной статистики и других стати-стических методов эта стадия еще не наступила – нет соответст-вующих журналов, есть только раздел «Математические методы исследования» в журнале «Заводская лаборатория. Диагностика материалов». Тематика журнала в целом, как видно из названия, перпендикулярна рассматриваемой научной области (хотя и имеет с ней непустое пересечение). С момента создания раздела (1962 г.) в этом журнале публикуются основные работы на русском языке по прикладной статистике и другим статистиче-ским методам, к настоящему времени издано около тысячи статей.
Аналогична ситуация с начальным этапом развития научно-го направления «Экспертные оценки» [16]: сначала тезисы докладов, затем тематические сборники, без заметного влияния статей в научных журналах.
Следующий этап за публикациями в журнале или сборнике – выпуск монографии, подводящей итоги соответствующего этапа работ. (Хорошая монография – это не механическое объе-динение отдельных статей (научных результатов), а представле-ние научной общественности направления исследований как целого.) Затем – создание учебника. Ясно, что на широкое распространение и использование может рассчитывать только то знание, которое включено в учебный процесс и вошло в сознание следующего поколения специалистов.
Отметим, что ссылки на научные публикации даются не только при составлении научных статей, но и при подготовке отчетов, диссертаций, справочников, выполнении прикладных работ, в том числе закрытых. Поэтому учет цитирований в ограниченном списке научных журналов всегда преуменьшает реальное использование конкретной научной публикации.
Заключительный этап – знание становится общеизвестным. Например, в статьях отмечают, что аксиоматическая теория вероятностей построена А.Н. Колмогоровым (сам А.Н. Колмо-горов, встречая такую фразу, обычно указывал на нескольких исследователей – акад. С.Н. Бернштейна и др., – которые ранее предложили несколько иные аксиоматические подходы; да и сам он разработал не один, а два аксиоматических подхода – на основе теории меры в 1930-е годы и на основе теории информа-ции в 1960-е годы, но обычно вспоминают и используют только первый из них). С течением времени перестают даже упоминать авторов – используют производные и интегралы, не ссылаясь на Ньютона и Лейбница.
Итак, наиболее естественная цепочка научных публика-ций:
– тезисы доклада;
– тематический сборник;
– монография;
– учебник;
– широкое использование.
Обратите внимание – для развития нового направления публикации в научных журналах отнюдь не всегда нужны. Кроме того, принципиально новую работу в устоявшемся науч-ном журнале просто не поместят, поскольку она противоречит традициям журнала (за многочисленными примерами отклоне-ния принципиально новых работ читатели могут обратиться к автору настоящей статьи).
Проанализировав путь конкретного научного результата, видим, что он состоит из этапа первоначального развития, за-вершающегося книжной публикацией, и этапа зрелости и широ-кого использования. На втором этапе обычно цитируют моно-графию, справочник, учебник, а не исходную статью. Очевидно, что с точки зрения общества целесообразно, чтобы первона-чальный этап был возможно короче.
На основе сказанного выше весьма странными (и даже вредными с точки зрения развития науки) представляются попытки оценивать научную продуктивность коллективов и отдельных исследований только на основе публикаций в научных журналах. При этом полностью игнорируются мате-риалы конференций, сборники статей, монографии, учебники, т.е. основная (по своему воздействию на развитие науки и тех-ники) масса публикаций. Большое значение материалам конфе-ренций как первым публикациям новых идей придают М.М. Деза и Е.И. Деза (см. их статью в настоящем сборнике).
В настоящее время администраторы при оценке и управле-нии научной деятельностью зачастую используют число публи-каций и цитирований в научных журналах. Какой именно ин-декс цитирования применяется – не столь важно. Важны используемые базы данных, в которых делается упор на статьи в журналах. Например, индекс на основе базы данных Web of Science, в котором вообще не учитываются доклады на конфе-ренциях и монографии, а список журналов резко перекошен в сторону англоязычных – большинства российских журналов в нем просто нет. В наукометрической базе данных Scopus учиты-ваются избранные сборники конференций и монографии, но дискриминация отечественных журналов весьма выражена. Особняком стоит Академия Гугл (Google Scholar) – считает все книги и статьи, имеющиеся в Интернет-изданиях. К сожалению, многие ценные издания до сих пор не попадают в Интернет, например, межвузовский сборник научных трудов «Статистиче-ские методы оценивания и проверки гипотез» (хотя переводится в США) и Материалы научных чтений памяти К.Э. Циолков¬ско¬го. Отечественный РИНЦ учитывает только статьи в научных журналах. (На сайте РИНЦ сказано: «Научная электронная библиотека размещает на своей платформе и в Российском индексе научного цитирования непериодические издания: книги (монографии, справочники и словари, учебники и учебные пособия, сборники статей), труды конференций, диссертации и авторефераты диссертаций». Далее разъяснено, что для разме-щения издательству или автору надо заключить договор (см. http://elibrary.ru/projects/books/book_info.asp). Информация о книгах автора настоящей статьи и их цитировании в настоящее время в РИНЦ отсутствует. Подробный анализ различных ин-дексов дан в ряде статей настоящего сборника.
В отечественной практике оценки и управления научной деятельностью упор зачастую делается на публикации в журна-лах списка ВАК.
Напомним, еще более 40 лет назад В.В. Налимовым и З.М. Мульченко [11] было обращено внимание на опасность использования индекса цитирования (импакт-фактора) для оценки деятельности научных организаций и отдельных работ-ников, особенно при принятии решений о финансировании. Много писали об этом и другие исследователи [33].
Бегло обсудим отрицательные эффекты, о которых идет речь. Надо поднять импакт-фактор, чтобы увеличить финанси-рование? Вот план мероприятий (по аналогии со сбором десят-ка-другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все мы знаем, часто пишет сам соискатель, а затем собирает подписи): вместо одной полноценной статьи делим ее на после-довательные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем путем перекрестных ссылок продолжаем «развитие» положений исходного набора статей.
Целесообразно в первых публикациях допустить неточно-сти, ошибки, недоработки. Тогда появляются основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие. Например, существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся статей в связке из нескольких журналов. Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. Конечно, надо исключить дословное повторение текстов, воспользовавшись опытом соискателей ученых степеней, в частности, при подготовке отзывов на дис-сертации и авторефераты. Современная информационная техни-ка облегчает задачу. Если лет двадцать назад надо было перепе-чатывать текст, вручную вставлять формулы, то сейчас с помощью текстового редактора, Интернета и/или принтера технические сложности снимаются – статьи можно «печь как блины».
Развивая эти вполне естественные для современного «ис-следователя» мысли, приходим к целесообразности организации «семей», члены которых будут ссылаться друг на друга (и не ссылаться на «чужих»). Можно привести примеры таких квази-мафиозных структур.
Почему пропагандисты индекса цитирования делают упор на журналы? Одна из причин – потому что таким путем оцен-ку научной продуктивности можно проводить путем примене-ния соответствующего программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «владельцы» журналов (в частности, редак-торы, члены редакционных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире.
Ясно, что методологические ошибки – упор на индексы ци-тирования – приводят к неправильным управленческим решени-ям (ср. с основными положениями статьи [15]). Не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по импакт-фактору объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссы-латься будут на нее, а не на предыдущие статьи, а ссылки на книги не влияют на импакт-фактор журнала. Следовательно, управление наукой на основе числа публикаций в рецензируе-мых журналах и индексов цитирования объективно замедля-ет развитие науки, переход полученных результатов в об-ласть практического применения.
Еще один эффект, отмеченный в статьях настоящего сбор-ника: ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, могут «тонуть» среди ссылок на массы эпи-гонов. Достаточно пересказать статью предшественника, доба-вив к ней свою «завитушку» – и готова своя статья, и ссылаться будут зачастую на нее, а не на статью предшественника.
Проиллюстрируем последнее утверждение. В 1970-е годы ав-тор настоящей статьи выяснил, какими средними величинами следует пользоваться, если исходные данные измерены в тех или иных шкалах измерения. Дальнейшее развитие отражено в обзор-ной статье [2]. К сожалению, стандартный стиль изложения, приня-тый в этой статье, таков, что среди несколько десятков литератур-ных ссылок совершенно затерялись базовые работы, комментариями к которым являлись остальные. Пришлось в том же номере журнала специально описать основные результаты [13].
В проблеме адекватного использования индексов цитиро-вания есть и сравнительно кратковременные, но весьма сущест-венные факторы. Так, на настоящий момент важно, что в совре-менных условиях отнюдь не все отечественные журналы имеют полноценные электронные версии, не все включены в системы учета и анализа цитирования, в отличие от аналогичных зару-бежных изданий. Эти факты подробно обсуждаются в ряде статей настоящего сборника.
Сопоставление с реальностью информации, содержащейся в наукометрических (библиометрических) базах данных, приво-дит к выводу о явной неполноте указанной информации, по крайней мере в настоящее время. Кратко проанализируем ото-бражение в Академии ГУГЛ и РИНЦ публикаций автора на-стоящей статьи. Перечень «Основные научные и методические работы А.И. Орлова» – это базовый список публикаций без тезисов, трудов и материалов конференций, резюме докладов на семинарах, «комментариев» к статьям, диссертаций, авторефе-ратов, отчетов, статей в энциклопедиях, а также без научно-популярных и научно-организационных статей, отчетов о кон-ференциях, рецензий, статей в газетах, программ учебных кур-сов и др. На 24 июля 2013 г. этот перечень включает 283 назва-ния научных работ А.И. Орлова: 46 книг и 237 статей (viewtopic.php?f=5&t=271). В Академии ГУГЛ (scholar.google.ru/citations) отмечено 142 публикации А.И. Орлова, 1478 цитирований. Индекс Хирша – 16, не менее десяти раз процитированы 32 работы. Первые пять источников по числу цитирований – книги, шестой – статья (обзор по экс-пертным оценкам), источники 7-10 – снова книги, т.е. из первых десяти по числу цитирований – девять книг и только одна ста-тья. В РИНЦ (elibrary.ru) отмечены 114 публикаций (только статьи), 890 цитирований, индекс Хирша – 10. Кроме того, автору настоящей статьи видны разнообразные неточности и противоречия в представленной в базах информации.
Для достижения адекватности приводимых библиографи-ческих описаний и наукометрических показателей нужно пра-вить информацию строчку за строчкой на основе предваритель-ного изучения свойств наукометрических баз данных. Стоит ли тратить на это время?
Ведь основное ясно сразу – в этих базах представлено лишь 40–50% основных публикаций автора настоящей статьи, по крайней мере половины работ нет. И нет никакого желания тратить время на исправление и пополнение баз данных.
Качество информации в наукометрических базах данных обсуждается также в статье Дербенева Н.В. и Толчеева В.О. в настоящем сборнике.
Сказанное объясняет, почему мы присоединяемся к мнению Международного союза математиков, который предостерегает от неправильного использования статистики цитирова-ний [7, 34].
Отметим, что обсуждению вопросов адекватной оценки ре-зультатов научной деятельности посвящены многочисленные публикации. Так, дискуссии о проблемах построения рейтингов российских научных журналов посвящен специальный номер периодического сборника научных трудов «Управление боль-шими системами» [31].
Отметим, что наукометрические базы данных успешно ис-пользуются при изучении развития науки [11]. При этом на основе анализа ссылок в журнальных статьях можно проследить развитие идей, формирование научных направлений. Однако в настоящей статье мы рассматриваем только один аспект науко-метрии, связанный с попытками использовать наукометриче-ские показатели для оценки деятельности научных работников и коллективов и управления [14] ими (например, премирования наиболее «успешных» сотрудников). Как сказано в [11, с.125], «будет катастрофически плохо, если плановые отделы или отделы кадров наших учреждений начнут делать вульгарные оценки по уровню цитируемости».
По нашему мнению, развернутая в последнее время пропа-ганда использования наукометрических показателей и баз дан-ных, необходимости публикации статей в зарубежных журналах является маркетинговой кампанией определенных коммерче-ских структур, имеющей целью создание и захват отечественно-го рынка указанных услуг с целью получения прибыли.
Мы полагаем, что оценка деятельности научных работни-ков и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы [16] и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.
3. Неадекватность сложившейся в нашей стране системы научных специальностей
Используемая в нашей стране система научных специаль-ностей оказывает большое влияние на научную жизнь. В соот-ветствии с ней построена система научных учреждений и жур-налов, распределяется финансирование, присваиваются научные степени, и т.п. Покажем, что она неадекватна, а потому требует существенной модернизации.
Само по себе введение системы научных специальностей спорно. При защитах диссертаций постоянно приходится стал-киваться с проблемой, в какую клетку (научную специальность) поместить тут или иную работу. Можно предложить отменить эту систему в целом или же ограничиться использованием терминов только верхнего уровня (математика, биология и др.) Однако в настоящей статье, исходя из малых реальных возмож-ностей повлиять на систему, ограничимся демонстрацией не-адекватности действующей системы.
Классификация наук закреплена формальными решениями. Например, в нашей стране утвержден список специальностей научных работников. Однако формальные решения могут быть модернизированы. Время от времени это происходит. Напри-мер, около 20 лет назад появились новые группы специально-стей – социологические и политологические. Однако недостатки действующей системы очевидны. Приведем четыре примера.
Пример 1. Продолжает использоваться термин «физико-математические науки», хотя его нелепость ясна всем специали-стам. Математика относится к формальным наукам, изучает конструкции, созданные мыслью, т.е. находящиеся не в реаль-ном мире, а в идеальном, мысленном. Математика может быть применена в любой сфере деятельности, в любой отрасли на-родного хозяйства. Например, широко распространен термин «экономико-математические методы и модели», очевидно, относящийся к применению математики в экономике. В то же время физика – одна из областей естествознания, наука, изу-чающая наиболее общие и фундаментальные закономерности, определяющие структуру и эволюцию материального мира. Термин «физико-математические науки» не более обоснован, чем, например, термины «химико-математические науки» или даже «ветеринарно-социологические науки».
Пример 2. Как известно, статистические методы применя-лись на практике (и, следовательно, были теоретически разрабо-таны и обоснованы) с древних времен. В Библии Ветхий завет начинается с Пятикнижия Моисеева, и четвертая книга Пяти-книжия называется «Числа». Она начинается с описания прове-денной под руководством Моисея переписи военнообязанных. Со времен библейского Моисея статистика получила значи-тельное развитие (см. определения и научные результаты в учебниках [19, 20]). В частности, к ней относятся и такие срав-нительно новые направления, как интеллектуальный анализ данных (data mining), машинное обучение, распознавание обра-зов, извлечение информации. В США в 1971 г. число статисти-ческих кафедр в университетах превышало число математиче-ских, соответственно и число статистиков было больше числа математиков [10]. Сейчас (2013) в Американском статистиче-ской ассоциации – более 18 тыс. членов, в Американском мате-матическом обществе – около 30 тыс. членов. Таким образом, по численности специалистов «статистика» и «математика» вполне сопоставимы по крайней мере последние 50 лет. Следо-вательно, в США статистика воспринимается одной из «боль-ших» наук: математика, физика, статистика, химия, биология…
Если бы в России классификация наук соответствовала бы американской, то в составе РАН было бы Отделение статисти-ческих наук со своей системой научно-исследовательских учре-ждений (в частности, включающей наш Институт высоких статистических технологий и эконометрики), системой научных журналов, присуждались бы ученые степени по статистическим наукам и т.п. (подробнее см. проект обустройства (институали-зации) статистических наук, разработанный в статье [17]).
Совсем не так обстоит дело в нашей стране. В официальной структуре науки статистика упоминается дважды, и оба раза на вторых ролях. Во-первых, как одна из экономических наук (специальность 08.00.12 «Бухгалтерский учет, статистика», присуждаются ученые степени по экономическим наукам). Во-вторых, в названии математической специальности 01.01.05 «Теория вероятностей и математическая статистика» (присуждаются ученые степени по физико-математическим наукам). Все остальные применения статистических методов, в частности, в технических или социологических исследованиях, остаются вне официальной структуры науки.
Классификацию научных специальностей надо менять в со-ответствии с развитием науки. В частности, выделение стати-стики как базовой науки, такой как математика и физика, при-нятое в США, надо перенести в отечественную классификацию.
Пример 3. На знамени научного прогресса второй полови-ны ХХ в. начертано: «Кибернетика». Однако нет в нашей стране докторов и кандидатов кибернетических наук (есть, правда, математическая специальность «Дискретная математика и математическая кибернетика», при защите диссертации прису-ждается ученая степень по физико-математическим наукам).
Пример 4. Очевидно, что менеджмент (управление людь-ми) – более широкая сфера деятельности, чем экономика. Управленческие решения необходимо принимать на основе всей совокупности социальных, технологических, экологических, экономических, политических факторов [14]. Между тем в действующей официальной номенклатуре специальностей научных работников (в редакции Приказа Минобрнауки РФ от 11.08.2009 N 294) менеджмент находится внутри экономической специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством». При этом есть целый ряд технических специально-стей, включающих в себя термин «управление», среди которых выделяется специальность 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах» (присуждаются ученые степени по техническим (!) наукам).
Короче, наблюдаем:
1) нелепое объединение математики и физики;
2) два осколка статистики вместо науки «Статистика» верхнего уровня;
3) осколок кибернетики;
4) менеджмент внутри экономики, а не экономика внут-ри менеджмента.
Приведенные примеры показывают, что действующая офи-циальная номенклатура специальностей научных работников нуждается в модернизации.
В качестве примера применения общих соображений рас-смотрим наши предложения [18] по введению новой социологи-ческой специальности. Часть наших работ относится к доста-точно самостоятельной области – математическим методам анализа социологических данных. Основной интерес в ней – к математическим вопросам, социологические постановки служат для постановки математических задач. Эта область относится к математической социологии – научной дисциплине, аналогич-ной математической экономике, математической физике и др. Автор настоящей статьи работает в социологии (пишет научные статьи) с 1970-х годов по настоящее время. В дальнейших рас-суждениях опираемся на опыт журнала «Социология: методоло-гия, методы, математическое моделирование» (включен в спи-сок ВАК), в редсовет которого автор настоящей статьи входит с момента организации журнала (1991). В журнале опубликованы многочисленные работы, ценные как в теоретическом, так и в практическом плане, описывать которые здесь нет возможности из-за ограниченного объема статьи.
К социологическим наукам близки экономические. Вплоть до того, что на включение в свою сферу маркетинга (изучения предпочтений потребителей) претендуют и те, и другие. Однако у экономистов есть специальность 08.00.13 «Математические и инструментальные методы экономики», а у социологов нет аналогичной специальности, математическая социология не выделена среди социологических наук.
К чему это приводит? В частности, к отсутствию должного внимания к развитию математических методов в социологии, к их вытеснению из перечней секций социологических конференций и конгрессов. В результате падает квалификационный уровень работ. На заседании секции «Измерение в социологии» VI научно-практической конференции памяти первого декана факультета социологии А.О. Крыштановского «Современная социология — современной России» (1–3 февраля 2012 года) пришлось урезони-вать воинствующего невежду, который пытался навязать доклад-чику свое неправильное понимание проверки значимости при проверке статистических гипотез. Впрочем, и докладчик проде-монстрировал непонимание необходимости обязательной проверки значимости различия долей тех или иных значений признаков при сравнения совокупностей, сказавши: «В журнале «Социология-4М» нас заставили проверить значимость различия долей». К необхо-димости повышения качества математической составляющей социологических исследований мы старались привлечь внимание в работе [18].
В области социологии мы считаем необходимым усилить внимание к проблемам развития и применения математических методов анализа социологических данных, математического моделирования социальных процессов, короче – к математиче-ской социологии. Целесообразно в рамках социологической науки создать специальность «Математические и инструмен-тальные методы социологии», аналогичную экономической специальности «Математические и инструментальные методы экономики».
К математическим методам в социологии относим не толь-ко методы анализа числовых и нечисловых социологических данных, но и методы математического моделирования социаль-ных процессов [6, 32].
Под инструментальными методами понимаем прежде всего методы, нацеленные на развитие и применение информацион-ных технологий, включая сетевые (в том числе модели распро-странения нововведений в сфере информационных и телеком-муникационных технологий [3] и онлайн исследования [12]).
Много интересных работ, относящихся к математической социологии, было выполнено в нашей стране в 70-80-е годы ХХ в. Назовем только некоторые из них. В 1977 г. академиче-ский Институт социологических исследований выпустил два сборника научных работ [5, 8]. На основе материалов Всесоюз-ной научной конференции «Проблемы применения математиче-ских методов в социологическом исследовании» издательство «Наука» опубликовала солидный сборник [4]. Хотя прошло уже более 30 лет, материалы этих сборников по-прежнему актуальны. Квалифицированные работы не устаревают. (К сожалению, во многом потому, что их мало читают.) В под-тверждение отметим методологическую несостоятельность современных публикаций Росстата по переписям населения по сравнению с книгой «Числа» Ветхого Завета, в которой расска-зано о переписи военнообязанных, проведенной под руково-дством Моисея. (Методологическая несостоятельность – в указании числа жителей с точностью до 1 человека. Ясно, что в следующую минуту число жителей изменится. Моисей указывал с точностью до 100 военнообязанных (и численность изученной совокупности была на 2 порядка меньше). С разбора методоло-гической несостоятельности современных публикаций Росстата по переписям населения по сравнению с книгой «Числа» Ветхо-го Завета автор настоящей статьи обычно начинает курсы «Ста-тистики» и «Прикладной статистики».)
По сей день наиболее многоплановой публикацией по ме-тодам анализа нечисловых данных является сборник [1] 1985 г., подготовленный совместно академическим Институтом социо-логии и комиссией «Статистика объектов нечисловой природы» Научного Совета АН СССР по комплексной проблеме «Кибер-нетика». В настоящее время анализу нечисловых данных по-священы обширные разделы в учебнике по прикладной стати-стике [20] 2006 г., есть и специальный учебник по нечисловой статистике [19] 2009 г., но сборник 1985 г. по-прежнему актуа-лен и необходим тем, кто хочет разобраться в методах анализа нечисловой (т.е. качественной) информации в социологических исследованиях. Отметим, что именно практические запросы социологов (и специалистов по экспертным оценкам) послужи-ли стимулом для разработки нечисловой статистики [23].
После 1985 г. появились адресованные студентам-социологам учебники и учебные пособия, в частности, книги Ю.Н. Толстовой [27, 28, 30] и Г.Г. Татаровой [25, 26]. Как уже отмечалось, с 1991 г. выпускается журнал «Социология: мето-дология, методы, математическое моделирование» (сокращенно «Социология-4М»). Развитию математических и статистических методов в российской социологии посвящены обзорные рабо-ты [21, 29].
Казалось бы, математическая социология развивается нор-мально. Однако всё заметнее проявляются отрицательные тен-денции. Подавляющее большинство социологов остаются неве-жественными в области методов анализа данных. Проявляется это, например, в преклонении перед давно устаревшим запад-ным статистическим пакетом SPSS (анализу статистических пакетов посвящена статья [22]). Полученные еще в 70-е годы ХХ в. научные результаты остаются неизвестными подавляю-щему большинству социологов, а потому, естественно, не при-меняются. Научный инструментарий типичного отечественного социолога зачастую соответствует уровню XIX в. В последнее время даже номинальное признание важности математической социологии в виде организации отдельных секций на социоло-гических конгрессах и конференциях постепенно сходит «на нет». Подробнее эти мысли развиты в нашем выступлении [24] в «Дискуссии о социологии» на сайте Российского общества социологов.
4. Заключение
Статья посвящена предварительному рассмотрению двух типов (из многих, заслуживающих анализа) методологических ошибок при управлении научной деятельностью.
Первый тип методологических ошибок выражается в неоп-равданном упоре на число публикаций и цитирований в науч-ных журналах при оценивании эффективности научной дея-тельности исследователей и организаций. Для разработки адекватных методов такой оценки необходимо проследить развитие научных результатов.
Опыт развития ряда научных направлений (например, ста-тистики объектов нечисловой природы, современной теории экспертных оценок) говорит о том, что журнальный этап публи-каций результатов не является обязательным. По нашей экс-пертной оценке, наиболее естественная цепочка развития науч-ного результата такова: тезисы доклада – тематический сборник – монография – учебник – широкое использование. Обсуждение в рамках неформального научного коллектива, на научных конференциях и в тематических сборниках позволяет предохранить учебники от включения неапробированных ре-зультатов.
Методологически ошибочными являются попытки оцени-вать научную продуктивность коллективов и отдельных иссле-дований только на основе публикаций в журналах. Весьма важно, что управление наукой на основе числа публикаций в рецензируемых журналах и индексов цитирования объективно замедляет развитие науки, переход полученных научных ре-зультатов в область практического применения.
По нашему мнению, оценка деятельности научных работ-ников и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы [16] и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.
Второй тип методологических ошибок реализован в дейст-вующей в России официальной номенклатуре специальностей научных работников. В частности, наблюдаем в ней:
1) нелепое объединение математики и физики;
2) два осколка статистики вместо науки «Статистика» верх-него уровня (т.е. уровня математики или биологии);
3) осколок кибернетики при игнорировании кибернетики в целом;
4) нарушение логики построения системы специальностей – менеджмент внутри экономики, а не экономика внутри менедж-мента.
Номенклатура специальностей научных работников должна быть либо отменена, либо модернизирована. В качестве приме-ра применения общих соображений обоснованы наши предло-жения по введению новой социологической специальности.
В области социологии мы считаем необходимым усилить внимание к проблемам развития и применения математических методов анализа социологических данных, математического моделирования социальных процессов, короче – к математиче-ской социологии. Для этого целесообразно в рамках социологи-ческой науки выделить специальность «Математические и инструментальные методы социологии», аналогичную экономи-ческой специальности «Математические и инструментальные методы экономики».
В нашей стране в 1970-е гг. были получены ценные научные результаты в области математических и инструментальных мето-дов в социологии. Хотя прошло уже более 30 лет, они по-прежнему актуальны. Квалифицированные работы не устаревают.
Однако подавляющее большинство социологов остаются невежественными в области методов анализа данных. Проявля-ется это, например, в преклонении перед давно устаревшим западным статистическим пакетом SPSS, в котором не отражена по крайней мере половина современных статистических мето-дов. Полученные еще в 1970-е гг. научные результаты остаются неизвестными подавляющему большинству отечественных социологов, а потому, естественно, не применяются. Научный инструментарий типичного социолога зачастую соответствует уровню XIX в. В последнее время даже номинальное признание важности математической социологии в виде организации отдельных секций на социологических конгрессах и конферен-циях постепенно сходит «на нет». Введение новой специально-сти «Математические и инструментальные методы социологии» и создание соответствующей институциональной инфраструк-туры может исправить положение и вернуть отечественной науке лидирующее положение в этой области.
Литература
1. Анализ нечисловой информации в социологических исследо-ваниях / Под ред. В.Г. Андреенкова, А.И. Орлова, Ю.Н. Толстовой. – М.: Наука, 1985. – 222 с.
2. БАРСКИЙ Б.В., СОКОЛОВ М.В. Средние величины, инва-риантные относительно допустимых преобразований шка-лы измерения // Заводская лаборатория. Диагностика мате-риалов. – 2006. – Т. 72, №1. – С. 59–66.
3. ДЕЛИЦЫН Л.Л. Количественные модели распространения нововведений в сфере информационных и телекоммуника-ционных технологий. – М.: МГУКИ, 2009. – 106 с.
4. Математические методы в социологическом исследова-нии / Под ред. Т.В. Рябушкина и др. – М.: Наука, 1981. – 335 с.
5. Математические методы и модели в социологии / Под ред. В.Н. Варыгина. – М.: Институт социологических исследо-ваний АН СССР, 1977. – 192 с.
6. Математическое моделирование социальных процессов. Вып. 10 / Под ред. А.П. Михайлова. – М.: КДУ, 2009. – 524 с.
7. Международный союз математиков предостерегает от неправильного использования статистики цитирова-ний // Полит.ру / Наука. – 16 июня 2008. – URL: http://www.polit.ru/news/2008/06/16/mathunion/ (дата обра-щения: 08.01.2013).
8. Методы современной математики и логики в социологиче-ских исследованиях / Под ред. Э.П. Андреева. – М.: Инсти-тут социологических исследований АН СССР, 1977. – 172 с.
9. МИХАЙЛОВ О.В. Цитируемость ученого: важнейший ли это критерий качества его научной деятельности? // Informetrics.ru. Электронный журнал. – Статья №1079. – URL: http://www.informetrics.ru/articles/sn.php?id=56
(дата обращения: 08.01.2013).
10. НАЛИМОВ В.В. О преподавании математики экспери-ментаторам // О преподавании математической статистики экспериментаторам / Препринт Межфакультетской лабора-тории статистических методов №17. – М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1971. – С. 5–39.
11. НАЛИМОВ В.В., МУЛЬЧЕНКО З.М. Наукометрия. Изуче-ние развития науки как информационного процесса. – М.: Наука, 1969. – 192 с.
12. Онлайн исследования в России 2.0 / Под ред. А.В. Шашкина, И.Ф. Девятко, С.Г. Давыдова. – М.: РИЦ «Северо-Восток», 2010. – 336 с.
13. ОРЛОВ А.И. Математические методы исследования и теория измерений // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2006. – Т. 72, №1. – С. 67–70.
14. ОРЛОВ А.И. Менеджмент: организационно-экономическое моделирование. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. – 475 с.
15. ОРЛОВ А.И. Методологические ошибки ведут к неправиль-ным управленческим решениям // Управление большими системами. Вып. 27. – М.: ИПУ РАН, 2009. –
С. 59–65.
16. ОРЛОВ А.И. О развитии экспертных технологий в нашей стране // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2010. – Т. 76, №11. – С. 64–70.
17. ОРЛОВ А.И. О современных проблемах внедрения приклад-ной статистики и других статистических методов // За-водская лаборатория. Диагностика материалов. – 1992. – Т. 58, №1. – С. 67–74.
18. ОРЛОВ А.И. Об оценке качества процедур анализа дан-ных // Социологические методы в современной исследова-тельской практике: Сб. статей, посвященный памяти перво-го декана факультета социологии НИУ ВШЭ А.О. Крыштановского / Отв. ред. и вступит. ст. О.А. Оберемко; НИУ ВШЭ, ИС РАН, РОС. – М.: НИУ ВШЭ, 2011. – С. 7–13.
19. ОРЛОВ А.И. Организационно-экономическое моделирова-ние: учебник: в 3 ч. Ч.1: Нечисловая статистика. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 2009. – 541 с.
20. ОРЛОВ А.И. Прикладная статистика. – М.: Экзамен, 2006. – 671 с.
21. ОРЛОВ А.И. Статистические методы в российской социо-логии (тридцать лет спустя) // Социология: методология, методы, математические модели. – 2005. – №20. – С. 32–53.
22. ОРЛОВ А.И. Статистические пакеты – инструменты исследователя // Заводская лаборатория. Диагностика мате-риалов. – 2008. – Т. 74, №5. – С. 76–78.
23. ОРЛОВ А.И. Тридцать лет статистики объектов нечисло-вой природы (обзор) // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2009. – Т. 75, №5. – С. 55–64.
24. ОРЛОВ А.И. Черная дыра отечественной социологии // Выступление 09 января 2011 г. в «Дискуссии о социологии» на сайте Российского общества социологов. – URL: http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=19&id=456
(дата обращения: 08.01.2013).
25. ТАТАРОВА Г.Г. Методология анализа данных в социологии (введение). – М.: NOTA BENE, 1999. – 224 с.
26. ТАТАРОВА Г.Г. Основы типологического анализа в социо-логических исследованиях. – М.: Издательский дом «Высшее образование и наука», 2007. – 236 с.
27. ТОЛСТОВА Ю.Н. Анализ социологических данных: мето-дология, дескриптивная статистика, изучение связей ме-жду номинальными признаками. – М.: Научный мир, 2000. – 352 с.
28. ТОЛСТОВА Ю.Н. Измерение в социологии. – М.: Инфра-М, 1998. – 224 с.
29. ТОЛСТОВА Ю.Н. Математические методы в социоло-гии // Социология в России. 2-е изд., перераб. и до-полн. / Под ред. В.А. Ядова. – М.: Издательство Института социологии РАН, 1998. – С. 83–89, 98–103.
30. ТОЛСТОВА Ю.Н. Основы многомерного шкалирования. – М.: Издательство КДУ, 2006. – 160 с.
31. Управление большими системами. Период. сборник трудов. Вып. 27. – М.: ИПУ РАН, 2009. – 324 с. – URL: http://ubs.mtas.ru/archive/search_results_new.php?
publication_id=17912 (дата обращения: 08.01.2013).
32. ШВЕДОВСКИЙ В.А. Особенности социолого-математического моделирования в исследовании социаль-ных процессов. – М.: АПКиППРО, 2009. – 236 с.
33. ЭПШТЕЙН В.Л. О контрпродуктивности использования наукометрического показателя результативности научной деятельности для будущего России // Проблемы управле-ния. – 2007. – №3. – С. 70–72.
34. ADLER R., EWING J. (CHAIR), TAYLOR P. Citation Statis-tics // A report from the International Mathematical Union (IMU) in cooperation with the International Council of Indus-trial and Applied Mathematics (ICIAM) and the Institute of Mathematical Statistics (IMS) Corrected version, 6/12/08. – Режим доступа: http://www.mathunion.org/fileadmin/IMU/Report/
CitationStatistics.pdf (дата обращения: 08.01.2013). Перевод: АДЛЕР Р., ЭВИНГ ДЖ., ТЕЙЛОР П. Статистики цитирования // Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого (сборник статей о библиометрике). – М.: МЦНМО, 2011. – С. 6–38. – Режим доступа: http://www.mccme.ru/
free-books/bibliometric.pdf (дата обращения: 16.06.2013).

TWO TYPES OF METHODOLOGICAL ERRORS IN RESEARCH MANAGEMENT
Alexander Orlov, Bauman Moscow State Technical University, Moscow Institute of Physics and Technology (State University), Volga-Dnepr Group, Moscow, DSc (economics), DSc (technics), PhD (mathematics), professor (prof-orlov@mail.ru).
Abstract: Attempts of research activity administration are often based on wrong assumptions and, therefore, do harm to the development of science. The article is devoted to a preliminary discussion of two types of methodological errors in the management of research activities. We show the damage incurred by the methods based on the publications’ count and the number of citations in academic journals. We also demonstrate irrationality of the current system of scientific disciplines.
Keywords: science, management, scientometrics, methodological errors, citations of articles, classification of scientific disciplines.

Поступила в редакцию 22.01.2013.
Опубликована 31.07.2013.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт авг 15, 2013 12:52 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
822. Орлов А.И. Наукометрия и управление научной деятель-ностью // Управление большими системами / Сборник трудов. Специ-альный выпуск 44 – Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.538 – 568.


УДК 001 + 519.24
ББК 72
НАУКОМЕТРИЯ И УПРАВЛЕНИЕ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
Орлов А. И.
(Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана; Московский физико-технический
институт; Группа компаний «Волга–Днепр», Москва)

Попытки административного управления научной деятельно-стью зачастую опираются на неверные предположения, а потому приносят вред развитию науки. В статье подводятся итоги дискуссии по наукометрии и управлению научной дея-тельностью. Дан критико-аналитический обзор статей Ин-тернет-конференции с минимальным привлечением дополни-тельной информации. Коллективными усилиями приходим к выводу, что оценка деятельности научных работников и орга-низаций должна даваться в результате тщательной экспер-тизы и публичного обсуждения полученных научных результа-тов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.

Ключевые слова: наука, управление, наукометрия, научная деятельность, цитирование статей, итоги дискуссии.
1. Введение
Подведем некоторые итоги дискуссии, посвященной про-блемам управления научной деятельностью. Она была органи-зована по предложению главного редактора сборника «Управ-ление большими системами» член-корр. РАН Д.А. Новикова тремя исследователями (не чиновниками, не предпринимателя-ми и не журналистами) – д.ф.-м.н. П.Ю. Чеботаревым, к.т.н. М.В. Губко и мною. Неожиданно для нас дискуссия вызвала большой интерес у тех, кто делает науку. За отведенное на дискуссию время (январь – июнь 2013 г.) в специально создан-ной для дискуссии рубрике «Наукометрия» Интернет-конференции сборника «Управление большими системами» (http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... ist&FID=19) были размещены 32 статьи и заметки и 689 комментариев к ним (по состоянию на 29 июня 2013 г.). В Специальный выпуск сборника включена 31 публикация. Много интересных сообра-жений высказано в комментариях. Их количество и широта охвата обсуждаемых тем уникальны для сборника «Управление большими системами».
Дадим критико-аналитический обзор статей Интернет-конференции (за исключением «затравочных» статей) с мини-мальным привлечением дополнительной информации.
2. Современные проблемы использования наукометрических инструментов в управлении научной деятельностью
По нашему мнению, в России в области науки и образова-ния в настоящее время нет острого кризиса. Впечатление о кризисе создается искусственно. Аналитический журнал «Экс-перт» пишет так: «Министр образования старательно пытается поставить российские университеты в затылок университетам развивающихся стран. Упорно не замечая, что ведущие высоко-технологичные корпорации мира оценивают их на уровне лиде-ров» [8]. По ряду научно-технических направлений наша страна находится далеко впереди остального мира. Например, в облас-ти нечисловой статистики [31]. Разработанная в 2010–2012 гг. автоматизированная система прогнозирования и предотвраще-ния авиационных происшествий не имеет себе равных в мире [2]. Опыту научного признания новых методических подходов к оценке технического уровня образцов вооружения и военной техники на примере управляемых авиационных бомб посвяще-на наша статья [35]. Продолжать можно весьма долго.
Конечно, в области управления научной деятельностью имеется много проблем, которые надо решать. Некоторые из них перечислены в «затравочных» статьях [29, 47]. Однако в проведенной дискуссии основным стержнем является обсужде-ние частного вопроса – проблем использования наукометриче-ских индексов для оценки результатов научной деятельности. Очевидно, это вызвано попытками административно внедрить в практику управления научными и образовательными структу-рами широкое использование интеллектуальных инструментов указанного типа. Другими словами [3], основная тема настоя-щей дискуссии – возможность оценки труда российского учено-го по количественным показателям его публикационной актив-ности и индексам научного цитирования (ИНЦ) – возникла вследствие напряженности, недавно возникшей в среде россий-ских ученых при введении Министерством образования и науки этих показателей в систему оценки деятельности подведомст-вен¬ных организаций.
Основные идеи наукометрии были рассмотрены еще в 1969 г. в классической монографии В.В. Налимова и З.М. Мульченко [25]. Дальнейшее развитие описано в статье Ю.В. Грановского [5], одного из соратников В.В. Налимова. За прошедшие с тех пор четыре с лишним десятилетия прогресс в наукометрии не слишком велик. В теоретическом плане – вве-дены индекс Хирша и ему подобные характеристики описания распределения числа цитирований. В практику вошло исполь-зование библиометрических баз данных и расчета на их основе наукометрических индексов.
Два основных недостатка подобного подхода, которые вы-деляют все специалисты по наукометрии [46]:
«1. Так как наукометрические показатели легко вычислить, то велик риск их неадекватного использования в качестве един-ственного критерия оценки многогранной научно-исследовательской деятельности ученого.
2. Использование наукометрических показателей в качестве критериев оценки научной деятельности провоцирует ученых к «накрутке» этих показателей различными способами».
На Западе необоснованность использования результатов таких расчетов для принятия решений в области управления наукой была выявлена достаточно давно. Международный союз математиков публично предостерег от неправильного использо-вания статистики цитирований [50]. Это предостережение было сделано на основе доклада, написанного по заказу Междуна-родного союза математиков (The International Mathematical Union) в сотрудничестве с Международным советом по про-мышленной и прикладной математике (The International Council on Industrial and Applied Mathematics) и Институтом математи-ческой статистики (The Institute of Mathematical Statistics). Сборник переводов на эту тему выпущен под ироничным на-званием «Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд учено-го» [13]. Информация была доведена до общественности [18]. Но проигнорирована как чиновниками, так и исследователями.
К сожалению, не все пишущие о наукометрии знают ее ис-торию [21]. Важно также единство употребления терминов. В данной статье мы термины не обсуждаем, иначе статья разрос-лась бы до книги. Однако удивительно, что находятся авторы, которые пытаются свести науку в целом к ее малой доле – естественным наукам. Так, О.В. Михайлов «не считает науками такие известные их разновидности, как технические, педагоги-ческие, политические, сельскохозяйственные, медицин-ские» [21]. Социолог И.А. Жукова [12] не различает понятия «библиографическая база данных» и «индекс цитирования».
Необоснованность распространенных утверждений поражает. Например, на основе данных библиографической базы Scopus утверждают, что вклад России в мировую науку составляет поряд-ка 1%. Однако в указанную базу включено более 6000 американских журналов и только около 200 – российских (а только в «списке ВАК» более 1000 журналов) [8]. Чему же удив-ляться – просматривается один российский журнал на 30 американских! Если сделать естественную поправку – умно-жить на 30 – то получим, что оценка доли России – 30%, что впол-не сопоставимо с американской долей (28,7%). Разоблачению ряда необоснованных утверждений в области управления научной деятельностью посвящена работа Р.М. Нижегородцева [26].
Из ложного утверждения о малом вкладе России в мировую науку делают не менее ложные выводы о необходимости мас-совых публикаций отечественных ученых в западных журналах, естественно, на английском языке. Было бы странно, если бы статьи о новых идеях отечественных ученых в области разра-ботки ВТО (высокоточного оружия) появились сначала на английском языке, а только потом – на русском. Об основопо-лагающей роли русского языка в науке подробно рассказано в работе К.С. Хруцкого [45].
Информационная работа стратегической разведки [38] ос-нована, в частности, на анализе зарубежных публикаций, в том числе научных. Однако для обеспечения национальных интере-сов необходимо, чтобы полученные отечественными учеными научные результаты прежде всего были доступны внутри стра-ны, в частности, первые публикации должны быть на русском языке. Отметим, что, по нашим наблюдениям, для ведения научной работы обычно вполне достаточно литературы на русском языке, цитирование иностранных источников – зачас-тую дань моде, а не необходимый элемент исследования. Выте-кает это, в частности, из наличия огромного объема научных публикаций на русском языке.
Для информационной поддержки международного сотруд-ничества целесообразно иметь систему переводов на иностран-ные языки (в настоящее время – на английский, в недалеком будущем – на китайский). В СССР такой работой занималось издательство «Мир», для современных условий схема продви-жения отечественных научных результатов на зарубежный рынок предложена в статье [19].
Основополагающая идея наукометрических рейтингов ос-нована на поверхностном взгляде на процесс получения науч-ного результата. Для рассмотрения обычно выбирается проме-жуточная публикация – статья в научном журнале, в то время как наиболее ценные публикации, по мнению франко-русского коллектива авторов статьи [10] – начальная (тезисы доклада) и итоговая (монография) – игнорируются. В нашей работе [29] на примере развития ряда научных областей показано, что наибо-лее естественная цепочка развития научного результата такова: тезисы доклада – тематический сборник – монография – учеб-ник – широкое использование. В частности, для развития ново-го направления публикации в научных журналах, вообще гово-ря, не нужны. Отметим, что принципиально новую работу в устоявшемся научном журнале зачастую просто не поместят, поскольку она противоречит традициям журнала. Примером является статья К.С. Хруцкого [45], основоположника междис-циплинарной научной дисциплины – биокосмологии, позво-ляющей по-новому взглянуть на развитие науки.
Имеет ли решение задача перманентной оценки вклада учё-ного в науку? Эту задачу С.Н. Гринченко переформулирует [7] в задачу рассмотрения наукометрического анализа как элемента научной деятельности в рамках самоуправляющейся системы человечества, функционирующей по алгоритмам иерархической адаптивной поисковой оптимизации. Тогда научная активность выступает как элемент поисковой активности, а научные ре-зультаты – как форма проявления системной памяти человече-ства. Для них ранее выявлены характерные системные времена изменения/закрепления, которые актуальны и для научной деятельности. Оценка вклада учёного в сокровищницу мировой науки объективно может быть произведена через срок (после публикации) по меньшей мере от нескольких лет до нескольких десятилетий. Исходя из этого, С.Н. Гринченко делает вывод о том, что задача перманентной оценки вклада учёного в науку имеет решение лишь при базировании её на среднесрочную и долгосрочную ретроспективу, но никак не на краткосрочную.
Из систематического рассмотрения научной деятельности логически вытекает необходимость выделять в среде уже со-временных нам учёных – докторов наук – наиболее продвину-тых их представителей, уровень образованности и научные результаты которых существенно выделяются (в лучшую сторо-ну) на фоне остальных учёных этой группы. Следует отказаться от практики использования при оценке вклада учёного в науку различных искусственных показателей, ориентирующихся на краткую ретроспективу его деятельности, заменив её, по край-ней мере в отечественных научно-организационных структурах, совокупностью взаимоувязанных и взаимокоррелирующих интегральных оценок, опирающихся на среднесрочную и долго-срочную ретроспективу научной деятельности. Конкретные предложения С.Н. Гринченко таковы.
1. Следует различать участие российских учёных в мировом научном процессе с использованием английского языка и рус-ского языка. Действительно, публикация на английском языке и в зарубежном журнале ускоряет донесение научной информа-ции до зарубежного читателя. Но она практически бесполезна для отечественной читательской аудитории, особенно для студентов, аспирантов и др. обучающихся ввиду как малодос-тупности, так и дороговизны доступа к ней (полные тексты этих статей выкладываются в интернет далеко не всегда, обычно с большим запозданием и небесплатно, а их бумажные версии недоступны в России практически полностью). Другое дело, если будет обеспечиваться квалифицированный перевод и пуб¬ли¬кация двуязычных (русско-английских) статей, монографий и учебников! (Аналогичное предложение выдвинуто в [19].) При этом лицам, заявляющим, что печатать статьи на русском языке вообще бесполезно, что мировая научная общественность их не читает и нужно печататься на английском языке (т.е. за рубе-жом), следует помнить, что подобное поведение, разрушающее русскоязычный образовательно-научный процесс здесь в Рос-сии, контрпродуктивно и чревато весьма опасными (хотя, воз-можно, и отдалёнными) последствиями и для нашей страны в целом, и для всех её граждан.
2. Следует вновь разделить «перечень ВАК» на «доктор-ский» (достаточно краткий, не более 10% от текущего списка) и «кандидатский», что даст дополнительный параметр при оценке научной публикации.
3. Следует восстановить на новой основе использовавшееся в СССР ранжирование научных издательств на «центральные» (теперь с обязательным размещением издаваемых книг в интер-нете) и «прочие», введя дополнительно понятие «регионально-го» научного издательства (с размещением не менее половины издаваемых книг в интернете), что даст ещё один дополнитель-ный параметр при оценке научной публикации.
4. Следует привязывать монографии к написанным на их базе учебникам/учебным пособиям, как бумажным, так и элек-тронным, что делает двойку «монография–учебник» при их совокупной оценке значительно более весомой в глазах научной общественности и официальных структур.
5. Следует рекомендовать (и содействовать) авторам при за-ключении издательских договоров фиксировать право обяза-тельного размещения текстов бумажных монографий и учебни-ков/учебных пособий в интернете.
6. Государственные (и иные) академии наук могли бы суще-ственно расширить спектр и частоту присуждения ими на конкурсной основе почётных золотых/серебряных/бронзовых медалей и премий имени выдающихся отечественных учёных за конкретные научные исследования и разработки, написанные монографии и учебники и т.п. (причём сделав эти процедуры публичными, с бессрочным размещением в интернете и списков претендентов, и отзывов/рецензий любых заинтересованных специалистов, и ответов претендентов на критику, и результатов конкурсов).
7. При проведении научных конференций (или сразу после их окончания) следует внедрить практику подведения итогов с выделением авторов нескольких лучших докладов (сделав эти процедуры публичными, с бессрочным размещением в интерне-те и процесса обсуждения этого вопроса членами Программного комитета, и результатов их голосования).
8. Следует дополнить существующую двойку «кандидат на-ук – доктор наук» третьей, наивысшей учёной степенью «заслу-женный доктор наук», которая должна присуждаться универси-тетом или академическим институтом докторам наук за выдающиеся научные заслуги без выполнения формальных условий – т.е. honoris causa (также сделав эти процедуры пуб-личными, с бессрочным размещением в интернете и списков претендентов, и отзывов/рецензий любых заинтересованных специалистов, и ответов претендентов на критику, и результатов конкурсов). В свою очередь, право присуждения этой наивыс-шей учёной степени должно быть предоставлено не всем же-лающим организациям, а лишь наиболее авторитетным, учёные-сотрудники которых заслужили такое право десятилетиями успешной научной деятельности.
9. Следует создавать и развивать академии, ассоциации и другие научные сообщества с членством, подтверждаемым ежегодно по результатам научной деятельности за последние
3–5 лет, а не пожизненным.
В заключение этого перечня вслед за С.Н. Гринченко сле-дует признать, что лишь система этих и иных аналогичных мер может обеспечить удовлетворение как тяги учёных к позна-нию, так и адекватную общественную оценку их усилий.
А.А. Воронин [3] обсуждает ряд когнитивных, социально-психологических, организационно-управленческих аспектов использования наукометрических индексов для оценки эффек-тивности научной деятельности и, следовательно, для решения задач управления наукой. По его мнению, «подводная» тема настоящей дискуссии – эффективность современной организа-ции и управления научной работой в России в целом и в от-дельной организации. Из пессимистического утверждения о том, что «в последние десятилетия фактической целью России, российской культуры (как ее части) и российской науки (как части последней) было выживание», вытекает не менее песси-мистичный вывод: «Стремление к быстрым и преимущественно инфраструктурным преобразованиям в отсутствие ясных целей реформы и механизмов самоорганизации вряд ли внесет пози-тивные перемены в научную сферу».
Насыщенная субъективными утверждениями и оценками статья Б.Т. Поляка [37] заканчивается оптимистическими сло-вами: «...Опасения по поводу наукометрических показателей сильно преувеличены. Как и всякий инструмент, он хорош в руках умного врача. При этом болезни, которые надо лечить, совершенно различны у нас и на Западе». В статье подчеркива-ется ведущая роль экспертных оценок.
Необходима интенсивная разработка теоретических вопро-сов науковедения и наукометрии. Примером таких исследова-ний является статья Ю.М. Кузнецовой, Г.С. Осипова, Н.В. Чудовой [15]. Она посвящена проблеме определения пер-спективности научных исследований. На основе анализа эво-люции теоретических представлений о содержании, направлен-ности и продуктивности научного познания и соответствующих им наукометрических показателях обосновывается необходи-мость и возможность разработки методов интеллектуального анализа публикационной активности, направленных на оценку новизны и перспективности научных исследований, а также авторитетности исследователей и научных коллективов.
В ироничной статье Ю.Д. Григорьева [6] глубоко анализи-руется реальная ситуация в вузовской науке. Он констатирует мировой процесс снижения общей грамотности, анализирует пороки принятых схем управления научной деятельностью, неудержимый рост числа бесполезных «научных» публикаций, приходит к выводу о ненужности чрезмерного числа публика-ций. Обсуждая организацию защит диссертаций, обращает внимание распространенные манипуляции – подготовку рецен-зий соискателем, плагиат и т.п. Он пишет: «Чиновнику от науки очень удобен придуманный им ритуал защиты – подсчитать количество публикаций, вогнать оригинальные свежие мысли в казенные формулировки автореферата и присвоить степень не за полученный результат, а на основе формального подсчета числа публикаций, формальных формулировок (с заранее под-готовленными шаблонами) заключения ДС (диссертационного совета) и одобрения диссертации демократическим большинст-вом членов ДС. В статье приведено много примеров того, что качество научных кадров стремительно падает, научные школы и коллективы распадаются и деградируют (подчеркнем – дают-ся примеры, а не абстрактные заявления и не ссылки на науко-метрические индексы). При этом рейтинги университетов и наукометрические индикаторы отечественной науки находятся на неправдоподобно низких уровнях по сравнению с западны-ми. Действительно, «просто смешно, нашими инженерами-физиками, выпускниками МФТИ, МИФИ и т. д., переполнены все ядерные центры Франции и Швейцарии (западные эмиссары рыщут по Москве в поисках застрявших в столице физиков), а подготовившие их вузы находятся в хвосте западных рейтингов (об этом же пишет Д. Гришанков [8] в «Эксперте»). Ю.Д. Григорьев отмечает, что чрезмерная абсолютизация ин-декса Хирша в наших условиях наносит только вред: «Приме-няя китайские технологии (взаимное цитирование, размножение количества статей комбинаторным способом за счет многоав-торства, написание заведомо никому ненужных статей и др.) и, конечно, публикуясь только в западных журналах, можно срав-нительно легко довести индекс Хирша до H = 20–30». Ю.Д. Григорьев предлагает использовать наукометрический паспорт ученого, в котором, наряду с типовыми наукометриче-скими индексами, учитывались бы многие другие показатели, перечень которых дан в статье.
Основные предложения Ю.Д. Григорьева подробно рас-писаны:
– изменить процедуру подготовки и защиты диссертаций;
– ввести в номенклатуру специальностей научных работни-ков новые специальности, исключать (возможно, поглощая другими) те из них, на которые у научного сообщества нет устойчивого спроса;
– ввести в структуру управления вузом службу социологи-ческого мониторинга, задача которой – отслеживать с исполь-зованием современных статистических методов параметры функционирования вуза;
– руководству кафедр и факультетов вменить в должност-ную обязанность функции научного менеджмента;
– обязать руководство вузов приглашать для чтения циклов лекций видных докторов и профессоров других вузов, в том числе зарубежных, и наоборот, содействовать собственным профессорам выполнять ту же миссию.
3. Наукометрические индексы как интеллектуальные инструменты
К анализу эффективности методов управления научной деятельности следовало бы подойти с позиций системного анализа роли науки в обществе, элементы которого имеются в работах С.Г. Кара-Мурзы [14], С.Н. Гринченко [7], Ю.М. Кузнецовой, Г.С. Осипова, Н.В. Чудовой [15], И.А. Лыпаря, И.А. Кацко, Н.Г. Давыденко [16] и других авто-ров. Однако общепринятой теории в этой области нет, и участ-ники дискуссии сосредоточились на частных вопросах, прежде всего на анализе различных вариантов наукометрических ин-дексов (библиометрических показателей).
С.Д. Штовба и Е.В. Штовба провели обзор основных нау-кометрических показателей, которые учитывают количество публикаций и количество цитирований как отдельно, так и совместно [48]. Они продемонстрировали способы учета до-полнительной информации по количеству соавторов, по статусу журнала, продолжительности научной карьеры, договорным цитированиям и т.п. В [48] предложено семейство «Хиршпо-добных» наукометрических показателей. Рассмотрены «под-водные камни» наукометрических показателей, связанных со скрытыми и неформальными ссылками, а также с ошибками в списке литературы.
В статье А.В. Цыганова [46] даны определения некоторых наиболее популярных наукометрических индексов, основанных на цитируемости публикаций в научных журналах. Обсуждают-ся примеры (в частности, биомедицинские) их возможного использования при проведении различных экспертных меро-приятий.
Ю.Ю. Тарасевич [41] отмечает, что оценивать можно толь-ко объекты или результаты внутри однородной группы. С це-лью стимулирования соблюдения этических норм он предлагает при оценке научной публикации учитывать её объём, число соавторов и уровень издания (импакт-фактор).
Фундаментальная статья И.В. Маршаковой-Шайкевич [17] привлекательна широким использованием статистиче-ских данных. Получено много интересного. Например, отме-чено, что «за Западе, и в частности в Польше, от использова-ния импакт-фактора журнала для оценки ученого отказа-лись». Из-за дефектов библиометрических баз данных «импакт-факторы для оценки и сравнения естественнона-учных журналов, широко используемые в мире и в России, не могут быть определены для философских и других гума-нитарных журналов» (попросту такие отечественные журна-лы не учитываются в западных базах данных). Где много результатов – много и возможностей для критики. Так, рей-тинги вузов в конце статьи, естественно, не учитывают за-крытые научно-исследовательские работы, а потому не соот-ветствует реальной научной значимости вузов. В [17] некорректно сравниваются продуктивность и популярность Ю.А. Шрейдера и Д.Г. Лахути. Первый из этих двух ученых хорошо известен в нашей стране, автор данной статьи мно-гократно ссылался на его книги. О втором, работам которого И.В. Маршакова-Шайкевич отдает предпочтение, узнал впервые из ее статьи. Эта коллизия – хороший пример того, что основной вклад ученого в науку проявляется в его кни-гах, а не в статьях.
ВАК считает признанными международными системами цитирования (библиографическими базами) Web of Science, Scopus, Web of Knowledge, Astrophysics, PubMed, Mathematics, Chemical Abstracts, Springer, Agris, GeoRef, MathSciNet, BioOne, Compendex, CiteSeerX. А также РИНЦ. Поскольку разработано большое число библиометрических показателей (для каждой из баз данных – общее число зафиксированных в базе публикаций, общее число ссылок, индекс Хирша, показатель значимости публикаций (на основе импакт-фактора), индекс качества опуб-ликованных работ и т.д., и т.п.), то для оценки эффективности научной деятельности можно использовать десятки показате-лей. Естественной является популярная в теории принятия решений идея агрегирования (усреднения) отдельных показате-лей. Поскольку методов агрегирования бесконечно много [34], то и область наукометрических исследований безгранична. Естественно выбирать метод агрегирования, соответствующий априорным предпочтениям выбирающих. В Спецвыпуске к этому направлению исследований относится статья [1], в кото-рой процедура порогового агрегирования позволила упорядо-чить условных исследователей в соответствии с априорными предпочтениями авторов статьи.
Критическому анализу возможности использования науко-метрических индексов при управлении научной деятельностью посвящена насыщенная фактами статья В.Г. Горохова [4]. Он разбирает различные ситуации в различных странах и научных специальностях. Например, он сообщает: «Результаты научной политики, основанной на якобы «объективных» измерениях, могут привести к самым неожиданным и прямо противополож-ным ожидаемым результатам, как, например, это произошло с австралийской наукой, финансирование которой было постав-лено в зависимость от количественных показателей, что приве-ло к резкому сокращению качества проводимых в Австралии научных исследований».
4. Необходимость применения экспертных технологий
В нашей «затравочной» статье [29] и комментариях к ней была обоснована необходимость широкого применения экс-пертных технологий [27, 30, 31, 40] при оценке эффективности научной деятельности. Одно из предложений – регулярно (ска-жем, раз в пять лет) подробно обсуждать научные результаты, полученные за отчетный срок, примерно так, как на защите диссертаций. Как справедливо отмечает М.В. Ульянов [42], написание «кирпича» диссертации должно уйти в прошлое, отчитываться надо по совокупности опубликованных работ.
Практический опыт реализации проекта «Корпус экспертов по естественным наукам» отражен в статье М.Г. Фейгельмана и Г.А. Цирлиной [43]. Они являются «не противниками библио-метрии, а сторонниками ее адекватного использования. Таковое возможно, если библиометрические показатели используются как частный инструмент в продуманной системе поиска и вы-бора научных экспертов, в организации оценок и конкурсных процедур именно экспертным способом». В их статье отражен опыт работы с библиометрическими базами данных, обсужда-ются проблемы неполноты и неточности информации.
Статья О.В. Москалевой [22] начинается с анализа терми-нологии, приводящего к важному выводу: «библиометрические показатели могут в принципе применяться только для тех об-ластей научной или научно-технической деятельности, резуль-таты которых описываются в научных статьях или иных науч-ных публикациях, т.е. преимущественно для фундаментальных исследований и в какой-то мере для прикладных научных ис-следований, но не для разработок. Для этих областей деятель-ности более адекватным измерителем будут патенты или какие-либо иные практические результаты». Далее О.В. Москалева обсуждает возможные места публикации научных результатов, почему-то игнорируя учебники, через которые эти результаты поступают следующим поколениям. Дальнейшие рассуждения, к сожалению, нельзя признать полностью обоснованными из-за иногда некорректного применения методов прикладной стати-стики [31, 32]. Так, исключение очевидного выброса на рис. 6 резко меняет выводы автора. Нельзя не согласиться с выводом в конце статьи: «Возможность и способы использования библио-метрических показателей для оценки научной деятельности в значительной степени зависит от целей, с которыми проводится оценка, и должна сочетаться с другими показателями и экс-пертной оценкой».
Б.Г. Миркин [20] полагает, что «при ранжировании вклада учёных в науку надо следовать иерархической классификации наук». К сожалению, конкретные примеры дискуссионны. Весьма интересно и полезно описание опыта Соединённого Королевства, где каждый университетский департамент проходит всестороннюю оценку каждые 5-6 лет в рамках так называемого Упражнения по оценке научных исследований (Research Assessment Exercise). Из многих интересных и полезных предложений процитируем заклю-чительную фразу статьи: «Для повышения объективности оценок, вероятно, стоит шире использовать привлечение сторонних экс-пертов в комиссии по оценке, а также систему проверки комиссий с широкими правами по наказанию за неадекватные оценки». Таким образом, Б.Г. Миркин – за широкое использование эксперт-ных технологий.
Справедливо пишет А.Л. Фрадков [44]: «... Важны понят-ность и безупречность процедур экспертизы – механизмов установления научной истины. Безукоризненность экспертизы важна и при рецензировании научных публикаций, и при отборе научных и технологических проектов и, наконец, при защите диссертаций – оценке квалификации научных работников». К сожалению, пример, который он рассматривает, чисто услов-ный, не имеет отношения к реальному миру: «требовалось проверить достижение основной цели: создать за два года устойчиво работающую лабораторию мирового уровня» – очевидно, что это невозможно (см., например, статью С.Н. Гринченко [7]). Впрочем, для проверки невозможного применялась примитивная схема экспертного оценивания (ос-нованная на «сумме баллов экспертов»), не соответствующая современным рекомендациям теории экспертных технологий ([27, 30, 31, 40]). А.Л. Фрадкова удивляет то, что «изменение весов практически не повлияло на порядок расположения зая-вок в списке по убыванию рейтинга». С этим явлением хорошо знакомы все мои студенты, с которыми мы каждый год прово-дим деловую игру по построению обобщенного показателя (см. [34]). Печально, что при подготовке процедур принятия важных решений используют примитивные методы, очевидно, из-за низкой квалификации разработчиков этих процедур.
5. Значение качества библиометрической информации
По крайней мере половина наших статей отсутствует в рас-пространенных библиометрических базах [29]. Видимо, давно опубликованы, до появления Интернета. Поскольку написанные мной учебники также отсутствуют в этих базах, то придется, види-мо, перепечатать научные результаты в нынешних журналах.
Большой интерес представляют статьи, подготовленные на основе опыта работы с библиометрическими базами данных. Так, С.М. Гусейн-Заде [9] на примере системы ИСТИНА, ис-пользуемой в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, весьма доказательно продемонстрировал, что использование показателей публикуемости и цитируемости для сравнения ученых различных специальностей неправомер-но. В частности, установлено, что «в смысле «публикуемости» механико-математический факультет никуда не годится». Оста-ется не ясным, как в наукометрическом анализе учитывать статьи с несколькими тысячами авторов. Эмпирический прием деления баллов за статью на квадратный корень из числа соав-торов не имеет обоснования. Почему квадратный корень, а не кубический?
А.В. Юревич и И.П. Цапенко [49] демонстрируют много-численные недостатки методов количественной оценки эффек-тивности национальной науки, получивших в последнее время широкое распространение по инициативе чиновников от науки и встречающих все более активное сопротивление научного сообщества. Так, согласно WoS все отечественные философы вместе взятые в 2000-е гг. публиковали в международных жур-налах, издаваемых за рубежом, порядка 3-4, а социологи – 2-3 статей в год, в то время как в действительности, например, только сотрудники Института философии РАН, далеко не ис-черпывающие весь корпус отечественных философов, ежегодно публикуют там от 40 до 80 статей. Налицо проблема адекватно-сти источников данных, имеющая много общего с хорошо известной в социогуманитарных дисциплинах проблемой ре-презентативности используемых выборок. Однако «проблема не сводится лишь к неадекватности источников данных и спосо-бов их формирования, она коренится в неадекватности самого сложившегося подхода к оценке мирового вклада национальной науки». Далеко не всякий международный научный журнал примет публикации на внутрироссийские темы, дабы не загру-жать читателей из других стран не слишком интересными для них проблемами, скажем, отношения россиян к богатству и бедности. Подчас наши социогуманитарии вынуждены выби-рать между повышением своего цитат-индекса в международ-ных журналах и, например, тем, как найти пути уменьшения безработицы или беспризорности в России, а выбор ими по-следнего свидетельствует не об их неэффективности, а об их патриотичности. Убедительно продемонстрировано, что при оценке эффективности национальной науки ее вкладу в миро-вую придается гипертрофированное значение. Обнаружен весьма важный факт: три наиболее используемые в междуна-родных сопоставлениях показателя национального благополу-чия – ВВП на душу населения, «Благоприятность для жизни» и «Индекс развития человеческого потенциала» – в значительной мере коррелируют между собой (коэффициенты корреляции от 0,74 до 0,85), но ни один из них не обнаруживает статистиче-ски значимой корреляции с величиной вклада в мировую науку (коэффициенты корреляции от 0,08 до 0,12). Наиболее естест-венное объяснение этого на первый взгляд парадоксального научного результата таково: «лучше живут» не те страны, которые вносят наибольший вклад в мировую науку, а те, которые больше «выносят» из нее, т.е. наиболее эффективно используют результаты научно-технического прогресса».
Наукометрические методы оценки научного вклада – это, по выражению Н.В. Мотрошиловой [23], система «кривых зеркал». А.В. Юревич и И.П. Цапенко [49] приводят многочис-ленные примеры сокрушительной критики этой системы со стороны авторитетных западных исследователей. Основной объект анализа – это база данных Web of Science (WoS), при-надлежащая компании Thompson Reuters Corporation. Любо-пытно, что общий тон отчета [51] этой компании в отношении российской науки полон сочувствия и одновременно оптимиз-ма. А завершается он констатацией необходимости не более активного включения российской науки в мировую, как можно было бы ожидать, а равноправного сотрудничества с нашей наукой других стран.
В статье Н.В. Дербенева и В.О. Толчеева [11] дается общая характеристика наукометрических методов, отмечаются их недостатки. Подчеркивается, что как пропагандисты этих мето-дов, так и их противники признают, что наукометрические показатели лишь косвенно свидетельствуют о качестве научных исследований, реальном вкладе ученого в развитие предметной области. Разделяя мнение, что «измерять» научную деятель-ность надо и другой работоспособной альтернативы, по мнению авторов статьи [11], пока не предложено (использование экс-пертных технологий ими отброшено без подробного обсужде-ния), было бы правильно сместить акцент в дискуссии с крити-ки современной наукометрии на вопросы улучшения ее инструментария.
Разделяем удивление авторов [11]: несмотря на огромное внимание, которое уделяется в наукометрии анализу текстов статей, их тематик, размеров, библиографических ссылок и цитирования, авторства-соавторства, тем не менее в наукомет-рических исследованиях практически полностью игнорируется такой феномен, как тиражирование авторами одних и тех же материалов (издание статей-дубликатов), и не уделяется долж-ного внимания борьбе с распространением документов с суще-ственными заимствованиями (т.е. плагиатом – умышленном использовании фрагментов чужих работ без указания источника заимствования или изданием под своим именем чужой статьи). Возможно, использование программных средств вроде «Анти-плагиата» закроет одну из «брешей» наукометрии и повысит эффективность борьбы с материалами, содержащими большое число заимствований.
Авторы разработали методы выявления дубликатов. К дуб-ликатам (неуникальным публикациям) принято относить доку-менты с идентичным (полностью совпадающим) содержанием. Нечеткими (неполными) дубликатами или почти дубликатами считаются документы, в содержательную часть которых внесе-ны незначительные изменения. Отметим, что дубликаты биб-лиографических документов могут появляться не только из-за желания автора (авторов) растиражировать одни и те же резуль-таты и сведения, но и по независящим от него причинам:
– ошибочное добавление статьи в базу данных из-за опеча-ток в названии (или номере) журнала, фамилиях авторов, назва-ниях и аннотациях, неправильного указания номеров страниц и их количества;
– «недобросовестных» действий соавторов, которые само-стоятельно (без согласования с другими авторами) осуществля-ют переиздание документов, изменяют последовательность фамилий соавторов,
– недостаточно ответственный подход к составлению анно-таций;
– наличие тематически близких «связанных» публикаций, например, соответствующих последовательным этапам разра-ботки темы, и т.п.
Окончательное суждение о том, являются ли статьи (нечет-кими) дубликатами и содержат ли они некорректно оформлен-ные заимствования, можно сделать только с помощью экспер-тов на основе изучения и оценки полнотекстовых вариантов статей.
Была сформирована выборка из 7 257 библиографических документов (название, аннотация, ключевые слова, инициалы авторов, место издания) в области автоматики и вычислитель-ной техники. Использовалась метрика подобия, измеряющая расстояние между множествами терминов (в библиографиче-ских документах) и рассмотренная в 1986 г. в нашей статье с Г.В. Раушенбахом [36]. (Видим, что через 25 лет тот же матема-тический объект возник совсем под другими – западными – именами.) Было выявлено 178 полных дубликатов и 186 непол-ных, проведен анализ причин их появления. Разработка и вне-дрение процедур выявления нечетких дубликатов способны существенным образом расширить инструментарий наукомет-рии и стать барьером для информационного шума, в частности предотвратить тиражирование статей-клонов.
6. Проблемы оценки эффективности научно-исследовательской деятельности в конкретных предметных областях
Н.В. Мотрошилова убедительно доказывает, что «сущест-вуют непреодолимые реальные факторы, препятствующие использованию показателя количества цитирований и индексов цитирования в качестве точных инструментов оценки эффек-тивности научно-исследовательской деятельности» [24]. Анализ проводится на основе философских наук. По ее мнению, «само по себе число публикаций и цитатных ссылок (даже если бы применительно к реальным людям их было возможно, абст-рактно говоря, точно подсчитать – что нереально) абсурдно истолковывать в качестве критериев оценки качества чьего-либо научно-исследовательского труда, его эффективности и результативности». Анализ проводится на основе философских наук. По нашему мнению, основные выводы верны и для об-ширной совокупности гуманитарных, социально-экономических, экологических, географических, биологических наук, в которых многие проблемы представляют интерес для отечественных исследователей, но не для зарубежных.
В статье В.В. Новочадова и А.А. Широкого [28] предпри-нимается попытка проанализировать эффективность примене-ния классических наукометрических показателей, заложенных в открытую базу данных РИНЦ Электронной научной библиоте-ки elibrary.ru, на большой репрезентативной выборке (502 автора) учёных-биологов России. Применённые в системе РИНЦ показатели характеризуют преимущественно только два качества научной деятельности конкретного ученого: публич-ную продуктивность в профессиональных изданиях достаточ-ного уровня и востребованность этих продуктов (публикаций) аналогичными учеными, т.е. участниками публикаций в изда-ниях того же уровня. С помощью статистических методов (которые авторы этой статьи почему-то относят к популяцион-ной биологии) предпринята попытка выделить группы учёных-биологов и проанализировать сравнительные показатели в образовавшихся группах. Сопоставление полученных данных с реальной ситуацией в современной биологии (на основе тща-тельного статистического анализа) обосновало критическое отношение авторов статьи к использованию накопительных показателей научной продуктивности (число публикаций, цити-рований, индексы цитирования и Хирша) для оценки труда конкретного учёного-биолога. Их вывод таков: «основываю-щийся на формальном анализе количественных показателей поиск популяционных закономерностей развития науки пред-ставляется нетривиальной и актуальной задачей».
В статье Ю.В. Савельевой и А.В. Хоперскова [39] несколь-ко тенденциозно обсуждаются проблемы применения науко-метрических параметров для оценки эффективности научной работы, хотя и констатируется, что «использование исключи-тельно систем WoS/Scopus позволяет характеризовать по раз-ным оценкам 2–10% научных работников и преподавателей университетов нашей страны». Проведено сравнение импакт-факторов 108 российских журналов, рассчитанных с использо-ванием баз данных научных поисковых систем Scopus, Web of Science, e-library. Статистические методы применяются не вполне корректно из-за наличия явных выбросов. Импакт-факторы отечественных журналов оказались в среднем в два раза ниже значений по всей выборке. Сформулировано субъек-тивное мнение авторов о некоторых причинах сравнительно низких показателей российских журналов. Статистический анализ наукометрических величин для ученых, имеющих высо-кие показатели в международных библиографических и рефе-ративных базах данных, показывает их высокий результат и в системе e-library.
С социологической точки зрения ссылки на публикации отражают отношения между людьми. И.А. Жукова пишет [12]: «...для конструктивистов цитирование связывается не с ценно-стью самой работы, т.е. не с ее смысловым содержанием, а скорее с тем, какую позицию занимает ее автор в стратифика-ционной структуре науки». У социологов есть попытки увязать разные подходы: «Ссылка признается в качестве одного из инструментов в системе вознаграждения, в то же время она играет значительную роль и в риторической системе (посредст-вом которой ученые пытаются убедить друг друга в значимости своих притязаний), и, наконец, в процессе коммуникации в науке также используются механизмы цитирования». Очевидно, подобные взгляды весьма далеки от классического: научный работник цитирует те работы, которые оказались необходимы-ми для выполнения его исследования.
7. Заключительные замечания
Как говорил мне член-корреспондент АН СССР Г.Б. Бокий, с которым я работал в Комиссии по классификации Совета научных и инженерных обществ: «Говорят, что в споре рожда-ется истина. Это утверждение надо уточнить. Участники спора обычно остаются при своем мнении. Но слушающие знакомятся с их аргументами и делают свои выводы».
Так и в нашей дискуссии. Наша точка зрения, сформулиро-ванная в «затравочной» статье [29], не изменилась, только подтвердилась аргументами и фактами, приведенными в высту-плениях участников дискуссии. (Для полноты обсуждения отмечу, что иногда дискуссия действительно приводит к изме-нению (уточнению) исходной позиции, как это продемонстри-ровано в статье [33].) Поэтому формулировать подробные выводы и предложения нет необходимости – они приведены в «затравочной» статье [29]. Только поместим в конце этой ста-тьи несколько замечаний.
Почему пропагандисты индекса цитирования делают упор на журналы? Одна из причин – потому что таким путем оценку научной продуктивности можно проводить с помощью соответ-ствующего программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «вла-дельцы» журналов (в частности, редакторы, члены редакцион-ных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире.
Как отмечают М.В. Фейгельман и Г.А. Цирлина: «И чем больше подписок на WoS продает российским организациям Thomson Reuters – тем больше становится библиометристов» [43]. По нашему мнению, развернутая в последние годы пропаганда использования наукометрических показателей и баз данных, необ-ходимости публикации статей в англоязычных зарубежных журна-лах является маркетинговой кампанией определенных коммерче-ских структур, имеющей целью создание и захват отечественного рынка указанных услуг с целью получения прибыли. Как отмечено в докладе UNESCO, «лингвистические преимущества англоязыч-ных стран способствуют усилению конкурентных преимуществ этих стран в науке и в связанном с ней бизнесе, в частности, изда-тельском» [52, с. 154].
В статье [49] сделан важный вывод: «... «лучше живут» не те страны, которые вносят наибольший вклад в мировую науку, а те, которые больше «выносят» из нее, т.е. наиболее эффективно ис-пользуют результаты научно-технического прогресса». Из этого факта вытекает наиболее рациональная стратегия для нашей стра-ны – изучать чужие достижения, свои же разработки применять прежде всего для собственных нужд, а также в целесообразном объеме предоставлять зарубежным странам (ср. [19]).
Итог – в одном абзаце.
Мы полагаем, что оценка деятельности научных работни-ков и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.
Литература
1. АЛЕСКЕРОВ Ф.Т., КАТАЕВА Е.С., ПИСЛЯКОВ В.В., ЯКУБА В.И. Оценка вклада научных работников методом порогового агрегирования // Управление большими систе-мами. – 2013. – № 44 – С. 172–189.
2. БУТОВ А.А., ВОЛКОВ М.А., МАКАРОВ В.П., ОРЛОВ А.И., ШАРОВ В.Д. Автоматизированная система прогнозирования и предотвращения авиационных происше-ствий при организации и производстве воздушных перево-зок // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2012. – Том 14. – №4(2). – С. 380–385.
3. ВОРОНИН А.А. Какая эффективность нужна российской науке // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 56–66.
4. ГОРОХОВ В.Г. Проблема измерения продуктивности отдельных ученых и целых институтов // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 190–209.
5. ГРАНОВСКИЙ Ю.В. Второе пришествие наукометрии в Московский университет // Управление большими систе-мами. – 2013. – № 44 – С. 67–82.
6. ГРИГОРЬЕВ Ю.Д. Некоторые закономерности перехода к западной системой управления вузовской наукой // Управ-ление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 83–105.
7. ГРИНЧЕНКО С.Н. Имеет ли решение задача перманентной оценки вклада учёного в науку? // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 280–291.
8. ГРИШАНКОВ Д. Вождь лилипутов // Эксперт. – 24 июня 2013 – 1 июля 2013. – №25(856). [Электронный ресурс]. – URL: http://expert.ru/expert/2013/25/vozhd-liliputov/ (дата об-ращения: 29.06.2013).
9. ГУСЕЙН-ЗАДЕ С.М. Повесть об ИСТИНЕ // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 422–435.
10. ДЕЗА М.М., ДЕЗА Е.И. Несколько замечаний к вопросу об оценке научных публикаций // Управление большими систе-мами. – 2013. – № 44 – С. 362–365.
11. ДЕРБЕНЕВ Н.В., ТОЛЧЕЕВ В.О. Что можно улучшить в наукометрическом анализе – учет наличия дубликатов и заимствований в научных публикациях // Управление боль-шими системами. – 2013. – № 44 – С. 366–380.
12. ЖУКОВА И.А. Индексы цитирования: взгляд социолога // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 436–452.
13. Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого (сборник статей о библиометрике). – М.: МЦНМО, 2011. – 72 c.
14. КАРА-МУРЗА С.Г. Состояние и перспективы реформиро-вания российской науки // Научный эксперт. – 2013. – №5. – С. 5–46. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.rusrand.ru/text/Jornal5_2013.pdf (дата обращения: 30.06.2013).
15. КУЗНЕЦОВА Ю.М., ОСИПОВ Г.С., ЧУДОВА Н.В. Изуче-ние положения дел в науке с помощью методов интеллек-туального анализа текстов // Управление большими сис-темами. – 2013. – № 44 – С. 106–138.
16. ЛЫПАРЬ И.А., КАЦКО И.А., ДАВЫДЕНКО Н.Г. Науко-метрия: философские аспекты состояния, пути совершен-ствования. [Электронный ресурс]. – URL: http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE_NAME=message&
FID=19&TID=723 (дата обращения 29.06.2013).
17. МАРШАКОВА-ШАЙКЕВИЧ И.В. Роль библиометрии в оценке исследовательской активности науки // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 210–247.
18. Международный союз математиков предостерегает от неправильного использования статистики цитирова-ний // Полит.ру/Наука. – 16 июня 2008. [Электрон-ный ресурс]. – URL: http://www.polit.ru/news/2008/06/16/
mathunion/ (дата обращения: 08.01.2013).
19. МИЛЕК О.В., ШМЕРЛИНГ Д.С. О продвижении универси-тета на международном академическом «рынке» // Управ-ление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 139–143.
20. МИРКИН Б.Г. О понятии научного вклада и его измерите-лях // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 292–307.
21. МИХАЙЛОВ О.В. Размышления об оценке научной дея-тельности // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 144–160.
22. МОСКАЛЕВА О.В. Можно ли оценивать труд ученых по библиометрическим показателям? // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 308–331.
23. МОТРОШИЛОВА Н.В. Недоброкачественные сегменты наукометрии // Вестник РАН. – 2011. – №2. – С. 134–146.
24. МОТРОШИЛОВА Н.В. Реальные факторы научно-исследовательского труда и измерения цитирова-ния // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 453–475.
25. НАЛИМОВ В.В., МУЛЬЧЕНКО З.М. Наукометрия. Изуче-ние развития науки как информационного процесса. – М.: Наука, 1969. – 192 с.
26. НИЖЕГОРОДЦЕВ Р.М. Монополизация рынков интеллек-туальных услуг: борьба с демпингом и неблагоприятный отбор // Методика преподавания экономических дисцип-лин: Материалы Четырнадцатых Друкеровских чтений / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: ОО «НИПКЦ Восход-А», 2013. – С. 4–26. [Электронный ресурс]. – URL: http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... 19&TID=766 (дата обращения: 29.06.2013).
27. НОВИКОВ Д.А., ОРЛОВ А.И. Экспертные оценки – инст-рументы аналитика // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2013. – Т. 79, №4. – С. 3–4.
28. НОВОЧАДОВ В.В., ШИРОКИЙ А.А. Как работают нау-кометрические показатели: выборочное исследование учё-ных-биологов России // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 476–495.
29. ОРЛОВ А.И. Два типа методологических ошибок при управлении научной деятельностью // Управление больши-ми системами. – 2013. – № 44 – С. 32–54.
30. ОРЛОВ А.И. О развитии экспертных технологий в нашей стране // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2010. – Т. 76, №11. – С. 64–70.
31. ОРЛОВ А.И. Организационно-экономическое моделирова-ние: учебник: в 3 ч. Ч.1: Нечисловая статистика. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 2009. – 541 с.; Ч.2. Экспертные оценки. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2011. – 486 с.; Ч.3. Статистические методы анализа данных. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2012. – 624 с.
32. ОРЛОВ А.И. Прикладная статистика. – М.: Экзамен, 2006. – 671 с.
33. ОРЛОВ А.И. Теория измерений как часть методов анализа данных: размышления над переводом статьи П.Ф. Веллемана и Л. Уилкинсона // Социология: методоло-гия, методы, математическое моделирование. – 2012. – №35. – С. 155–174.
34. ОРЛОВ А.И. Теория принятия решений. – М.: Экзамен, 2006. – 576 с.
35. ОРЛОВ А.И. Уникальный сборник о работах ГНПП «Реги-он» (рецензия на научно-технический сборник «Боеприпа-сы» № 5-6 за 2007 год) // Научно-технический сборник «Бо-еприпасы». – 2011. – №6. – С. 144–146.
36. ОРЛОВ А.И., РАУШЕНБАХ Г.В. Метрика подобия: аксио-матическое введение, асимптотическая нормаль-ность // Статистические методы оценивания и проверки ги-потез. Межвузовский сборник научных трудов. – Пермь: Изд-во Пермского государственного университета, 1986. – С. 148–157.
37. ПОЛЯК Б.Т. Наукометрия: кого мы лечим? // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 161–170.
38. ПЛЭТТ В. Информационная работа стратегической раз-ведки. Основные принципы. – М.: ИЛ, 1958. – 341 с.
39. САВЕЛЬЕВА Ю.В., ХОПЕРСКОВ А.В. Научные журналы и эффективность научной работы: поисковые системы и базы данных // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 381–407.
40. Сетевая экспертиза / Под ред. Д.А. Новикова, А.Н. Рай¬кова. – М.: Эгвес, 2010. – 168 с.
41. ТАРАСЕВИЧ Ю.Ю. Наукометрическая информация и ее анализ. [Электронный ресурс]. – URL: http://ubs.mtas.ru/
bitrix/components/bitrix/forum.interface/show_file.php?fid=8330 (дата обращения: 29.06.2013).
42. УЛЬЯНОВ М.В. Заметки на наукометрических полях. [Электронный ресурс]. – URL: http://ubs.mtas.ru/forum/
index.php?PAGE_NAME=message&FID=19&TID=724&MID=3269#message3269 (дата обращения: 29.06.2013).
43. ФЕЙГЕЛЬМАН М.В., ЦИРЛИНА Г.А. Библиометрический азарт как следствие отсутствия научной эксперти-зы // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 332–345.
44. ФРАДКОВ А.Л. Блеск и нищета формальных критериев научной экспертизы // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 346–360.
45. ХРУЦКИЙ К.С. Трехмерный биокосмологический подход к вопросам развития наукометрии в России. [Электронный ресурс]. – URL: http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?
PAGE_NAME=message&FID=19&TID=736 (дата обраще-ния: 29.06.2013).
46. ЦЫГАНОВ А.В. Краткое описание наукометрических показателей, основанных на цитируемости // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 248–261.
47. ЧЕБОТАРЕВ П.Ю. Наукометрия: как с ее помощью ле-чить, а не калечить? // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 14–31.
48. ШТОВБА С.Д., ШТОВБА Е.В. Обзор наукометрических показателей для оценки публикационной деятельности уче-ного // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 262–278.
49. ЮРЕВИЧ А.В., ЦАПЕНКО И.П. Эффективность отечест-венной социогуманитарной науки: наукометрический под-ход // Управление большими системами. – 2013. – № 44 – С. 408–420.
50. ADLER R., EWING J. (CHAIR), TAYLOR P. Citation Statis-tics // A report from the International Mathematical Union (IMU) in cooperation with the International Council of Indus-trial and Applied Mathematics (ICIAM) and the Institute of Mathematical Statistics (IMS) Corrected version, 6/12/08. – [Электронный ресурс]. – URL: http://www.mathunion.org/fileadmin/
IMU/Report/CitationStatistics.pdf (дата обращения: 08.01.2013). Перевод: АДЛЕР Р., ЭВИНГ Дж., ТЕЙЛОР П. Статистики цитирования // Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого (сборник статей о библиометрике). – М.: МЦНМО, 2011. – С. 6–38. – URL: http://www.mccme.ru/free-books/bibliometric.pdf (дата обра-щения: 16.06.2013).
51. Global research report – Russia: Research and collaboration in the new geography of science // January, 2010. [Электронный ресурс]. –
URL: http://researchanalytics.thomsonreuters.com/m/pdfs/
grr-russia-jan10.pdf (дата обращения: 02.07.2013).
52. World Social Science Report. – Paris: UNESCO Publishuing, 2010. – 422 р.



SCIENTOMETRICS AND RESEARCH MANAGEMENT

Alexander Orlov, Bauman Moscow State Technical University, Moscow Institute of Physics and Technology (State University), Volga–Dnepr Group, Moscow, DSc (economics), DSc (technics), PhD (mathematics), professor (prof-orlov@mail.ru).

Abstract: Attempts of research activity administration are often based on wrong assumptions and, therefore, do harm to the development of science. This article summarizes the discussion on scientometrics and research management. We provide a critical review and analysis of papers from the Online-conference with minimal involvement of additional information. It has emerged from the discussion that assessment of researchers’ and organizations’ activities requires a strict expert examination and public discussion of scientific results. Scientometric indicators calculated on the basis of publications and citations count in scientific journals, can only play a supporting (reference) role.

Key words: science, management, scientometrics, research activities, citations of papers, summarizing the discussion.

Поступила в редакцию 15.07.2013.
Опубликована 31.07.2013.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт авг 15, 2013 1:15 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Добавлен полный текст сборника научных трудов "Наукометрия и экспертиза в управлении наукой" (31 статья), актуальный в связи с ситуацией вокруг РАН:
http://www.bmstu.ru/ps/~orlov/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн сен 02, 2013 6:44 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Первый текст по настоящей теме (вышел после Спецвыпуска УБС):

826. Орлов А.И. О некоторых методологически ошибочных методах анализа и оценки результатов научной деятельности // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 8. / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества и междунар. связей; Отв. ред. Ю.С. Пивоваров. – М., 2013. – Ч. 2. – С.528-533.

(28 сносок опущено, поскольку литературные ссылки имеются в помещенных выше статьях,опубликованных в Спецвыпуска УБС.)

О некоторых методологически ошибочных методах анализа и оценки результатов научной деятельности

А.И. Орлов , д.э.н., д.т.н., к.ф.-м.н., проф.
Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, директор Института высоких статистических технологий и эконометрики;
Московский физико-технический институт, профессор;
Группа авиакомпаний «Волга-Днепр», советник президента

Наука и научное обслуживание деятельность – крупная отрасль народного хозяйства, как по числу работников, так и по потребляемым ресурсам. Вполне естественно, что для разработки и принятия обоснованных решений в области управления научной деятельностью необходимо применение научно обоснованных методов анализа и оценки результатов научной деятельности. Методологические ошибки при выборе таких методов приводят к управленческим решениям, наносящим вред народному хозяйству. В статье рассмотрены ошибки двух конкретных типов – связанные с принятием решений на основе числа публикаций в научных журналов и вытекающие из антинаучной классификации отраслей научной деятельности.

1. Вред упора на число публикаций в научных журналах

Очевидно, что большое значение имеют методы оценивания эффективности той или иной деятельности. В области научно-исследовательских работ весьма актуальными являются результаты, полученные В.В. Налимовым в области наукометрии в 1960-х годах (сейчас чаще используют термин «наукометрика»). Приведем некоторые соображения в рамках научной школы В.В. Налимова.
Каков путь конкретного научного результата? Обычно он становится достоянием широкой научной общественности при докладе на представительной конференции. Первая публикация – тезисы доклада. При дальнейшем развитии исследования доклад перерастает в статью, которая публикуется в тематическом сборнике или в журнале. Первый вариант для распространения идей предпочтительнее, поскольку тематический сборник фактически становится коллективной монографией, аккумулирующей в себе основные результаты, полученные группой разработчиков. Например, для статистики нечисловых данных таким сводным изданием стал сборник , подготовленный сложившимся к тому времени неформальным коллективом исследователей в этой только что сформировавшейся научной области.
Только для давно развивающихся областей с большим числом исследователей и эффективной административной поддержкой публикации концентрируются в научных журналах, порожденных соответствующей частью научного сообщества.
В нашей стране для прикладной статистики и других статистических методов эта стадия еще не наступила – нет соответствующих журналов, есть только раздел «Математические методы исследования» в журнале «Заводская лаборатория. Диагностика материалов». Тематика журнала в целом, как видно из названия, перпендикулярна рассматриваемой научной области (хотя и имеет с ней непустое пересечение). С момента создания раздела (1962 г.) в этом журнале публикуются основные работы на русском языке по прикладной статистике и другим статистическим методам, к настоящему времени издано около тысячи статей.
Аналогична ситуация с научным направлением «Экспертные оценки» .
Следующий этап за публикацией в журнале или сборнике – выпуск монографии, подводящей итоги соответствующего этапа работ. Затем – создание учебника. Ясно, что на широкое использование может рассчитывать только то знание, которое включено в учебный процесс и вошло в сознание следующего поколения специалистов.
Отметим, что ссылки на научные публикации даются не только при составлении статей, но и при подготовке отчетов, диссертаций, выполнении прикладных работ, в том числе закрытых. Поэтому учет цитирований в ограниченном списке научных журналов всегда преуменьшает реальное использование научной публикации.
Заключительный этап – знание становится общеизвестным. Например, в статьях отмечают, что аксиоматическая теория вероятностей построена А.Н. Колмогоровым (сам А.Н. Колмогоров, встречая такую фразу, обычно указывал на нескольких исследователей – акад. С.Н. Бернштейна и др., - которые предложили несколько иные аксиоматические подходы; да и сам он разработал не один, а два аксиоматических подхода – на основе теории меры в 1930-е годы и на основе теории информации в 1960-е годы, но обычно вспоминают и используют только первый из них). С течением времени перестают даже упоминать авторов – используют производные и интегралы, не ссылаясь на Ньютона и Лейбница.
Итак, наиболее естественная цепочка научных публикаций:
- тезисы доклада;
- тематический сборник;
- монография;
- учебник;
- широкое использование.
Обратите внимание – для развития нового направления публикация в научном журнале не нужна. Кроме того, принципиально новую работу в устоявшемся научном журнале просто не поместят, поскольку она противоречит традициям журнала.
Проанализировав путь конкретного научного результата, видим, что он состоит из этапа первоначального развития, завершающегося книжной публикацией, и этапа зрелости и широкого использования. На втором этапе обычно цитируют монографию, справочник, учебник. Очевидно, что с точки зрения общества целесообразно, чтобы первоначальный этап был возможно короче.
На основе сказанного выше весьма странными представляются попытки оценивать научную продуктивность коллективов и отдельных исследований только на основе публикаций в журналах. При этом полностью игнорируются материалы конференций, сборники статей, монографии, учебники, т.е. основная (по своему воздействию на развитие науки и техники) масса публикаций.
Напомним, еще более 40 лет назад В.В. Налимовым было обращено внимание на опасность использования индекса цитирования (импакт-фактора) для оценки деятельности научных организаций и отдельных работников, особенно при принятии решений о финансировании. Много писали об этом и другие исследователи .
Бегло обсудим отрицательные эффекты, о которых идет речь. Надо поднять импакт-фактор, чтобы увеличить финансирование? Вот план мероприятий (по аналогии со сбором десятка-другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все знают, пишет сам соискатель, а затем собирает подписи): вместо одной полноценной статьи делим ее на последовательные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем путем перекрестных ссылок продолжаем «развитие» положений исходного набора статей.
Целесообразно в первых публикациях допустить неточности, ошибки, недоработки. Тогда появляются основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие. Например, существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся статей в связке из нескольких журналов. Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. Конечно, надо исключить дословное повторение текстов, воспользовавшись опытом соискателей ученых степеней при подготовке отзывов на диссертации и авторефераты. Современная информационная техника облегчает задачу. Если лет двадцать назад надо было перепечатывать текст, вручную вставлять формулы, то сейчас с помощью текстового редактора, Интернета и/или принтера технические сложности снимаются – статьи можно «печь как блины».
Развивая эти вполне естественные для современного «исследователя» мысли, приходим к целесообразности организации «семей», члены которых будут ссылаться друг на друга (и не ссылаться на «чужих»). Можно привести примеры таких квазимафиозных структур.
Почему пропагандисты индекса цитирования делают упор на журналы? Одна из причин - потому что таким путем оценку научной продуктивности можно проводить путем применения программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «владельцы» журналов (в частности, редакторы, члены редакционных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире.
Ясно, что методологические ошибки – упор на индексы цитирования – приводят к неправильным управленческим решениям (ср. с основными положениями статьи ). Не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по импакт-фактору объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссылаться будут на нее, а не на предыдущие статьи, а ссылки на книги не влияют на импакт-фактор журнала. Следовательно, управление наукой на основе индексов цитирования объективно замедляет развитие науки, переход полученных результатов в область практического применения.
Еще один эффект - ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, будут «тонуть» среди ссылок на массы эпигонов.
Проиллюстрируем последнее утверждение. В 1970-е годы автор настоящей статьи выяснил, какими средними величинами следует пользоваться, если исходные данные измерены в тех или иных шкалах измерения. Дальнейшее развитие отражено в обзорной статье . К сожалению, стандартный стиль изложения, принятый в этой статье, таков, что среди несколько десятков литературных ссылок совершенно затерялись базовые работы, комментариями к которым являлись остальные. Пришлось в том же номере журнала специально описать основные результаты .
В проблеме адекватного использования индексов цитирования есть и сравнительно кратковременные, но весьма существенные факторы. Так, на настоящий момент важно, что в современных условиях отнюдь не все отечественные журналы имеют полноценные электронные версии, не все включены в системы учета цитирования, в отличие от аналогичных зарубежных изданий.
Сказанное объясняет, почему мы присоединяемся к мнению Международного союза математиков, который предостерегает от неправильного использования статистики цитирований .
Отметим, что обсуждению вопросов адекватной оценки результатов научной деятельности посвящены многочисленные публикации. Так, дискуссии о проблемах построения рейтингов российских научных журналов посвящен специальный номер периодического сборника научных трудов «Управление большими системами» .

Нелепость сложившейся системе научных специальностей

Используемая в нашей стране система научных специальностей оказывает большое влияние на научную жизнь. В соответствии с ней построена система научных учреждений и журналов, присваиваются научные степени, и т.п. Покажем, что она нелепа, а потому требует существенной модернизации.
Часть наших работ относится к достаточно самостоятельной области – математическим методам анализа социологических данных. Основной интерес в ней – к математическим вопросам, социологические постановки служат для постановки математических задач. Эта область относится к математической социологии – научной дисциплине, аналогичной математической экономике, математической физике и др.
Классификация наук закреплена формальными решениями. Например, в нашей стране утвержден список специальностей научных работников. Однако формальные решения могут быть модернизированы. Время от времени это происходит. Например, около 20 лет назад появились новые группы специальностей – социологические и политологические. Однако недостатки действующей системы очевидны. Приведем четыре примера.
Пример 1. Продолжает использоваться термин «физико-математические науки», хотя его нелепость ясна всем специалистам. Математика относится к формальным наукам, изучает конструкции, созданные мыслью, т.е. находящиеся не в реальном мире, а в идеальном (по Платону). Математика может быть применена в любой сфере деятельности, в любой отрасли народного хозяйства. Например, широко распространен термин «экономико-математические методы и модели», очевидно, относящийся к применению математики в экономике. В то же время физика – одна из областей естествознания, наука, изучающая наиболее общие и фундаментальные закономерности, определяющие структуру и эволюцию материального мира. Термин «физико-математические науки» не более обоснован, чем, например, термины «химико-математические науки» или даже «ветеринарно-социологические науки».
Пример 2. Как известно, статистические методы применялись на практике (и, следовательно, были теоретически разработаны) с древних времен. В Библии Ветхий завет начинается с Пятикнижия Моисеева, и четвертая книга Пятикнижия называется «Числа». Она начинается с описания проведенной под руководством Моисея переписи военнообязанных. Со времен библейского Моисея статистика получила значительное развитие. В США число статистических кафедр в университетах превышает число математических, соответственно и число статистиков больше числа математиков (примерно вдвое) . Следовательно, в США статистика воспринимается одной из «больших» наук: математика, физика, статистика, химия, биология…
Если бы в России классификация наук соответствовала бы американской, то в составе РАН было бы Отделение статистических наук со своей системой научно-исследовательских учреждений (в частности, включающей Институт высоких статистических технологий и эконометрики), системой научных журналов, присуждались бы ученые степени по статистическим наукам и т.п. (подробнее см. проект обустройства статистических наук, разработанный в статье ).
Совсем не так обстоит дело в нашей стране. В официальной структуре науки статистика упоминается дважды, и оба раза на вторых ролях. Во-первых, как одна из экономических наук (специальность 08.00.12 «Бухгалтерский учет, статистика», присуждаются ученые степени по экономическим наукам). Во-вторых, в названии математической специальности 01.01.05 «теория вероятностей и математическая дисциплина» (присуждаются ученые степени по физико-математическим наукам). Все остальные применения статистических методов, в частности, в социологических исследованиях, остаются вне официальной структуры науки.
Пример 3. На знамени научного прогресса второй половины ХХ в. начертано: «Кибернетика». Однако нет в нашей стране докторов и кандидатов кибернетических наук (есть, правда, математическая специальность «Дискретная математика и математическая кибернетика», при защите присуждается ученая степень по физико-математическим наукам).
Пример 4. Очевидно, что менеджмент (управление людьми) – более широкая сфера деятельности, чем экономика. Управленческие решения необходимо принимать на основе все совокупности социальных, технологических, экологических, экономических, политических факторов . Между тем в действующей официальной номенклатуре специальностей научных работников (в редакции Приказа Минобрнауки РФ от 11.08.2009 N 294) менеджмент находится внутри экономической специальности 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством». При этом есть целый ряд технических специальностей, включающих в себя термин «управление», среди которых выделяется специальность 05.13.10 «Управление в социальных и экономических системах» (присуждаются ученые степени по техническим (!) наукам).
Короче, наблюдаем:
1) нелепое объединение математики и физики;
2) два осколка статистики вместо науки «Статистика» верхнего уровня;
3) осколок кибернетики;
4) менеджмент внутри экономики, а не экономика внутри менеджмента.
Приведенные примеры показывают, что действующая официальная номенклатура специальностей научных работников нуждается в модернизации.
Рассмотрим пример. К социологическим наукам близки экономические. Вплоть до того, что на включение в свою сферу маркетинга (изучения предпочтений потребителей) претендуют и те, и другие. Однако у экономистов есть специальность 08.00.13 «Математические и инструментальные методы в экономике», а у социологов нет аналогичной специальности, математическая социология не выделена среди социологических наук.
К чему это приводит? В частности, к отсутствию должного внимания к развитию математических методов в социологии, к их вытеснению из перечней секций социологических конференций и конгрессов. В результате падает квалификационный уровень работ. На заседании секции «Измерение в социологии» VI научно-практической конференции памяти первого декана факультета социологии А.О. Крыштановского «Современная социология — современной России» (1–3 февраля 2012 года) пришлось урезонивать воинствующего невежду, который пытался навязать докладчику свое неправильное понимание проверки значимости при проверке статистических гипотез. Впрочем, и докладчик продемонстрировал непонимание необходимости обязательной проверки значимости различия долей тех или иных значений признаков при сравнения совокупностей, сказавши: «В журнале «Социология-4М» нас заставили проверить значимость различия долей». К необходимости повышения качества математической составляющей социологических исследований мы старались привлечь внимание в работе .
В области социологии мы считаем необходимым усилить внимание к проблемам развития и применения математических методов анализа социологических данных, математического моделирования социальных процессов, короче – к математической социологии. Целесообразно в рамках социологической науки создать специальность «Математические и инструментальные методы в социологии», аналогичную экономической специальности «Математические и инструментальные методы в экономике».
К математическим методам в социологии относим не только методы анализа числовых и нечисловых социологических данных, но и методы математического моделирования социальных процессов .
Под инструментальными методами понимаем прежде всего методы, нацеленные на развитие и применение информационных технологий, включая сетевые (в том числе модели распространения нововведений в сфере информационных и телекоммуникационных технологий и онлайн исследования ).
Много интересных работ, относящихся к математической социологии, было выполнено в нашей стране в 70-80-е годы ХХ в. Назовем только некоторые из них. В 1977 г. Институт социологических исследований выпустил два сборника научных работ . На основе материалов Всесоюзной научной конференции «Проблемы применения математических методов в социологическом исследовании» издательство «Наука» опубликовала солидный сборник . Хотя прошло уже 30 лет, материалы этих сборников по-прежнему актуальны. Квалифицированные работы не устаревают. (К сожалению, во многом потому, что их мало читают.) В подтверждение отметим методологическую несостоятельность современных публикаций Росстата по переписям населения по сравнению с книгой «Числа» Ветхого Завета, в которой рассказано о переписи военнообязанных, проведенной под руководством Моисея.
По сей день наиболее многоплановой публикаций по методам анализа нечисловых данных является сборник 1985 г., подготовленный совместно академическим Институтом социологии и комиссией «Статистика объектов нечисловой природы» Научного Совета АН СССР по комплексной проблеме «Кибернетика». В настоящее время анализу нечисловых данных посвящены обширные разделы в учебнике по прикладной статистике 2006 г., есть и специальный учебник по нечисловой статистике 2009 г., но сборник 1985 г. по-прежнему актуален и необходим тем, кто хочет разобраться в методах анализа нечисловой (т.е. качественной) информации в социологических исследованиях. Отметим, что именно практические запросы социологов (и специалистов по экспертным оценкам) послужили стимулом для разработки нечисловой статистики .
После 1985 г. появились адресованные студентам-социологам учебники и учебные пособия, в частности, книги Ю.Н. Толстовой и Г.Г. Татаровой . С 1991 г. выпускается журнал «Социология: методология, методы, математическое моделирование» (сокращенно «Социология-4М»). Развитию математических и статистических методов в российской социологии посвящены обзорные работы .
Казалось бы, математическая социология развивается нормально. Однако всё заметнее проявляются отрицательные тенденции. Подавляющее большинство социологов остаются невежественными в области методов анализа данных. Проявляется это, например, в преклонении перед давно устаревшим западным статистическим пакетом SPSS (анализу статистических пакетов посвящена статья ). Полученные еще в 70-е годы ХХ в. научные результаты остаются неизвестными подавляющему большинству социологов, а потому, естественно, не применяются. Научный инструментарий типичного социолога зачастую соответствует уровню XIX в. В последнее время даже номинальное признание важности математической социологии в виде организации отдельных секций на социологических конгрессах и конференциях постепенно сходит на нет. Подробнее эти мысли развиты в нашем выступлении в «Дискуссии о социологии» на сайте Российского общества социологов.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср сен 04, 2013 12:16 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Десятая часть диссертаций по истории - плагиат. Как при едроссах загнивает российская наука
2013-09-04 07:54
РИА Новости

Десятая часть всех диссертаций по истории, защищенных в России с 2000 года, почти полностью состоит из "сплагиаченных" чужих текстов, свидетельствуют результаты исследования, проведенного компанией "Анти-Плагиат" по заказу Российской государственной библиотеки.

"Наша задача была — оценить размер бедствия. Размеры бедствия огромные", — сказал РИА Новости директор РГБ Александр Вислый.

В мае руководители "Анти-Плагиата" и глава РГБ объявили, что намерены провести сплошную проверку на плагиат всех диссертаций по истории, защищенных в России с 2000 года, чтобы попытаться понять, какова ситуация с заимствованиями в России, как она менялась со временем. Всего на плагиат было проверено 14,5 тысячи кандидатских и докторских диссертаций из фондов РГБ.



По словам Вислого, результаты проверки показали, что около 1,5 тысячи — примерно 10% из них — состояли из чужих текстов более чем на 70%.

"Меньший размер заимствований можно объяснить тем, что автор брал наработки из своей прежней диссертации или из работ научного руководителя. Но 70% заимствования — это с очень большой вероятностью плохие работы", — сказал собеседник агентства.

Это означает, что около 1,5 тысячи диссертаций только по истории нуждаются в дополнительной проверке, по результатам которой могут приниматься решения о лишении ученой степени. На данный момент в России действует правило, что лишить кандидата или доктора степени можно не позднее, чем через три года после защиты.

Вислый подчеркнул, что база диссертаций сравнивалась "сама с собой", то есть каждая работа проверялась на наличие некорректных заимствований из той же базы диссертаций. "Если бы мы взяли для сравнения другие тексты, например, монографии, статьи, книги, то объем плагиата был бы значительно больше", — отметил директор РГБ.

По его словам, специалисты проводили также выборочные проверки диссертаций по другим дисциплинам, и в работах по экономике был обнаружен примерно тот же уровнь плагиата, а в естественно-научных — значительно меньший.

Директор РГБ отметил, что информация о результатах проверки была отправлена в органы власти.



Как в России объявили войну плагиату

Диссертационный скандал разгорелся в России в январе. Комиссия под руководством тогда еще замминистра образования Игоря Федюкина в ходе проверки докторских и кандидатских диссертаций по истории, защищенных в Московском педагогическом государственном университете (МПГУ), выявила многочисленные нарушения. Согласно выводам комиссии, в вузе было организовано "поточное производство" фиктивных диссертаций.

Это привело к тому, что 11 человек, защищавшихся в диссертационном совете на базе МПГУ и уличенных в плагиате и других нарушениях, были лишены степеней. Сменился и глава ВАК — Феликс Шамхалов был задержан в связи с расследованием дела о хищении 350 миллионов рублей, выделенных Внешэкономбанком на строительство элитного жилья. На его место был назначен ректор Российского университета дружбы народов Владимир Филиппов. Читайте подробнее >>

Как в мире боролись со списыванием научных работ

В июле 2013 года президент бундестага и одно из главных лиц правящей в Германии коалиции Норберт Ламмерт в канун парламентских выборов стал объектом обвинений в плагиате. После анонимных "разоблачений" в интернете политик попросил университет, в котором он защищался, проверить его кандидатскую диссертацию на корректность цитирования.

В марте 2011 года глава Минобороны Германии Карл-Теодор цу Гуттенберг был вынужден подать в отставку из-за обвинений в плагиате при написании диссертации. Университет Байройта в Баварии, где он защищался, лишил его ученой степени после того, как в работе министра обнаружилось более 100 страниц чужого текста без соответствующих ссылок.

http://kprf.ru/activity/education/122554.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вт сен 24, 2013 10:09 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Безымперская наука

Огнёв Алексей

Почему фундаментальная наука – признак империи? Изживёт ли Россия научный провинциализм? Как разумнее всего ранжировать академические институты? Чем экспертная оценка лучше/хуже наукометрической? Можно ли избежать тактики спам-атаки, повышая долю публикаций наших учёных в престижных зарубежных журналах? Рассуждает Дмитрий Новиков, заместитель директора Института проблем управления РАН.

Дмитрий Новиков: «Наш путь интеграции в мировую науку будет долог и мучителен. Изживание изоляционизма – большая проблема» Справка STRF.ru:
Дмитрий Александрович Новиков – заместитель директора по науке Института проблем управления РАН, доктор технических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук.
Автор более 400 научных работ по теории управления системами междисциплинарной природы, в том числе – по системному анализу, теории игр, принятию решений, управлению проектами и математическим моделям механизмов управления социально-экономическими системами.
Тема кандидатской диссертации «Разработка и исследование механизмов стимулирования в активных системах с вероятностной неопределённостью», тема докторской диссертации «Механизмы стимулирования в активных системах с неопределённостью»
Ваш институт выпустил сборник статей «Наукометрия и экспертиза в управлении наукой», посвящённый оценке деятельности учёных. Почему именно сейчас? Проблема действительно назрела? Он случайно вышел аккурат к реформе Академии наук?
– Началось всё гораздо раньше. Идея сборника возникла незадолго до Нового года. Что касается причин – тематика наукометрии и в целом оценки научной деятельности, естественно, волнует не только чиновников, которые что-то забеспокоились в последнее время, но и самих учёных.
С одной стороны, каждая отрасль науки имеет чёткое понимание: кто лидер, кто отстающий. Гамбургский счёт всегда есть. Ведущих специалистов в своей области каждый знает. С другой стороны, последние лет десять всё больше и больше учёных пытаются оценить по разным формальным показателям. Эти попытки подсчёта вызывают массу недоумённых вопросов.
Понятно, что ни один формальный показатель не заменит мнения профессионалов. И название сборника отражает две «крайние» позиции – наукометрический подход, оперирующий оценками по формальным показателям, и содержательный, экспертный подход, когда специалисты оценивают своих коллег и результаты их деятельности.
Что-то в сборнике стало для вас откровением?
– Я для себя узнал много нового. Например, профессор Орлов, один из редакторов сборника, упоминает блестящие работы по наукометрии профессора МГУ Василия Налимова и его коллег. Почему-то спустя несколько десятилетий их забыли. Между тем они звучат очень современно. Очень интересны результаты аксиоматического построения различных индексов. И многое другое.
Какие слабые и сильные стороны того и другого подхода вы видите?
– Каждое из свойств является и преимуществом, и потенциальным недостатком. Например, использование формальных показателей позволяет быстро и автоматически обрабатывать колоссальные объёмы библиометрической информации. Но при этом во многом выхолащивается содержание. Обращение к экспертам даёт содержательные результаты, но любая экспертиза медленна и трудоёмка.
В какой пропорции следует использовать оба подхода?
– Оптимальная пропорция зависит от ваших намерений. Любая оценка предназначена для поддержки принятия управленческих решений. Самим учёным все формальные показатели мало нужны. Например, брать ли сотрудника на работу, поощрить ли его материально, принимать ли в ту или иную профессиональную ассоциацию. В масштабах государства – кому выделять деньги, как их распределять между научными направлениями и отдельными организациями. Без решения задачи управления любая оценка бессмысленна, будь то наукометрическая оценка или экспертная.
Пример у нас перед глазами. Если реформа Академии пойдёт по плану, вскоре предстоит переоценивать все научные институты. Внутренний аудит, прошедший в начале года, сложно назвать объективным: 293 института из 300 отнесли к высшей категории…
– Думаю, комиссия немного переборщила. Не могут 98% объектов попасть в первую категорию, независимо от того что мы с вами оцениваем: яблоки, квартиры или академические институты. Чтобы таких ляпов не было, нужно читать книжки вроде нашего сборника.
Как тогда разумнее всего ранжировать институты?
– Можно по цитируемости сотрудников, можно по доходам от опытно-конструкторских работ и по многим другим показателям. Но главное – не следует на основе того или иного рейтинга тут же оптимизировать расход бюджетных средств на отдельную организацию или на науку в целом.
Чтобы управлять любым процессом или объектом, нужно понимать его природу и закономерности его развития. Природа фундаментальной науки такова, что результат исследований априори непредсказуем. И нельзя ограничиваться поливанием только тех грядок, где уже что-то растёт пышным цветом. Поливать нужно равномерно, если мы хотим какого-то урожая. А взойдёт ли или нет – априори гарантировать нельзя! Поэтому фундаментальной науке нужен гарантированный уровень стабильности и ресурсов.
Фундаментальная наука – признак империи. Вы вспомните историю! В истории мы не найдём с вами примеров, где в слабых странах была сильная наука. Причём империя – многомерный объект. Она требует вклада не только в науку, но и в индустрию. Сейчас от фундаментальной науки, от Академии наук требуют внедрения в промышленность инновационных разработок, чтобы что-то сразу, через два года заблестело, замигало, покрылось нанопорошками и пошло в массовые продажи. Это бесполезно. Академия хорошо работала с технологиями, когда была мощная отраслевая наука и высокотехнологичное производство. Есть авиация, космос и прочие примеры блестящего сотрудничества Академии с производством. Сама по себе Академия наук не может и не должна в одиночку толкать инновационный процесс до конечного потребителя.
Дмитрий Ливанов постоянно говорит: финансирование Академии наук увеличилось в разы, а количество российских статей в престижных научных журналах не выросло. Как вы прокомментируете этот тезис?
– Я считаю, что наш уважаемый министр, наверное, был не полностью информирован или введён в заблуждение по поводу тех качественных и количественных показателей, которыми он оперировал. Либо цели реформы были искажены и запутаны. Если мы от нуля начнём что-то увеличивать, любое изменение будет относительно гигантским. Более-менее приличные зарплаты, на уровне выживания, но гораздо ниже средних по соответствующим регионам, появились в Академии где-то с 2007 года. Учёные только начали приходить в себя. И публикаций становится больше, доля Академии более чем достойная в России, да и в мире. Хотя, конечно, многое надо менять.
Какие недостатки главные?
– На мой взгляд, у всей российской науки, включая вузовскую, есть две большие проблемы. Может быть, они покажутся экзотическими.
Во-первых – провинциализм. В Советском Союзе наука была самодостаточной. За железным занавесом мы развивались параллельно с мировой наукой. Одни и те же результаты рождались одновременно и независимо. Мы были изолированы, но мы были империей. А сейчас нет российской, американской, английской, французской науки. Есть мировая наука. И наш путь интеграции в мировую науку будет долог и мучителен. Изживание изоляционизма – большая проблема. Региональные научные школы в девяностые годы потеряли возможность не просто с зарубежными коллегами общаться – даже на российские конференции ездить. Сейчас всё постепенно налаживается. И мы либо все «сольёмся в едином порыве», либо останемся на обочине.
У наших учёных ограничен доступ к информации. Совершенно фантастических денег стоят подписки на зарубежные журналы. Было бы здорово дать к ним оперативный доступ. То же самое с командировками за границу. После проверки Счётной палаты в РФФИ отменили как нецелевой вид конкурсов, связанных, по выражению чиновников, с «научным туризмом». Но участие в конференции – не туризм. Это естественный процесс общения с коллегами. Без него отдельному учёному не выбраться из своей «провинции».
Вторая проблема – жильё для молодёжи. Деньгами как таковыми в науку никогда не заманивали – никогда учёные не были богатыми. Сюда идут фанатики, люди, которые кидают камни в вечность. Им это интересно. Была бы ещё возможность не думать о куске хлеба… Тут речь не идёт даже о масле, просто о куске хлеба! Можно в Москве найти толковых ребят, можно переманить из регионов. Но где они будут жить? Вот вопрос.
Другими словами, трудности исключительно финансовые? Возможно, управленческие решения тоже стоит пересмотреть? Например, сейчас сотрудник академического института получает одну и ту же надбавку что за публикацию в журнале непомерно раздутого списка ВАК, что в Science или Nature. Разве это правильно?
– Неправильно. Можно и нужно давать существенно больше баллов за иностранные публикации. Но размер надбавки должен быть существенным. Если вам заплатят не 50 рублей, а 70, вы вряд ли почувствуете разницу. Вот в Высшей школе экономики платят десятки тысяч рублей за публикацию в серьёзном журнале. Извините, но для этого нужны соответствующие ресурсы. Хотя десятки тысяч – тоже, считаю, перебор. Здесь должен быть определённый баланс.
Если коротко: вы академическую систему управления архаичной считаете?
– Она требует модернизации, настройки и оптимизации, но вы не предложите радикально лучшей системы.
Вас не беспокоит вал слабых научных публикаций?
– Данная проблема наличествует во всём мире. И мы должны готовиться, что у нас этот вал ещё усилится. Взгляните на Китай. В области науки он ведёт грамотную государственную политику. Но в результате китайские учёные рассылают по журналам всего мира статьи, зачастую отличающиеся друг от друга на ипсилон. И среднее качество этих статей оставляет желать лучшего. Порой они заново переоткрывают результаты, полученные лет 30–40 назад. Или занимаются некорректными заимствованиями – не будем произносить слова «плагиат». Причём это явление характерно не только для Китая. Нельзя каждый день доказывать по хорошей теореме. Если стимулировать в науке только количественные показатели, ничего хорошего не получится.
Как нашей стране избежать описанной вами тактики спам-атаки? Похоже, это самый лёгкий способ повысить долю российских публикаций в Web of Science до 2,44%.
– Для начала предлагаю задуматься и немножко подредактировать соответствующий закон, где фигурирует это магическое число. Здесь произошла подмена цели показателем. Что такое Web of Science, Scopus? Эти индексы вычисляют коммерческие организации. Они фактически стали мировыми монополистами, зарабатывают неслабые деньги. Зачем же нам их кормить? Наших журналов в их частной базе данных мало. Поэтому лучше пользоваться открытыми источниками. Чем плохи рейтинги Google Scholar, импакт-фактор Российского индекса научного цитирования? Первый заведомо шире всех остальных, так как индексирует все базы и более-менее соответствует экспертной оценке, хотя есть и раздутые показатели. Легко можно централизованно «влить», например, импакт-фактор РИНЦ в Web of Science, и число 2,44 тут же будет превышено. Обращайтесь, я напишу вам формулу, как сделать такой пересчёт.
Вы чиновникам сборник раздаривать не намерены?
– Если с кем-то, кому это может пригодиться, придётся по долгу службы встретиться, то я экземпляр презентую, конечно. Но целенаправленно бегать подряд по всем кабинетам Минобрнауки? Думаю, это бессмысленно. Человек ищущий, понимающий, чем он руководит, нужную информацию найдёт, так или иначе (все статьи сборника, например, выложены в интернете – достаточно поискать по фразе «наукометрия и экспертиза»). А дураку, образно говоря, сколько книжек ни дари, всё равно проку нет.

http://strf.ru/material.aspx?CatalogId= ... kHZQtJbyuI


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср окт 09, 2013 6:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
В Президиум РАН
В Совет директоров институтов РАН
В Отделения РАН
Директорам институтов РАН
Глубокоуважаемые коллеги !

В настоящее время, по требованию Минобрнауки, члены диссертаци-онных советов научных организаций вынуждены заполнять анкеты о своей научной деятельности, состоящие из формальных численных данных и со-держащие, в частности, библиометрические показатели. К ним относятся: число публикаций, индекс цитирования, индекс Хирша по системам WoS/РИНЦ, грубо искажающим реальное положение в российской науке (по крайней мере, в математике). Эти показатели будут определять судьбу как отдельных членов советов, так и советов в целом. Одновременно на-учные организации должны представить (до 15 октября с.г.) данные о ре-зультативности своей научной деятельности, также состоящие из фор-мальных численных показателей. К ним относится импакт-фактор журна-лов, в которых опубликованы работы научных сотрудников. В дальней-шем, эти данные могут быть использованы созданным Федеральным аген-ством научных организаций для оценки деятельности институтов РАН.
Указанному требованию Минобрнауки (МОН) предшествовали сле-дующие мероприятия МОН по оценке научной деятельности.
В 2012 году Минобрнауки объявило конкурс по теме "Формирование системы оценки и мониторинга результатов научно-исследовательской деятельности организаций и ученых для регулярной оценки состояния сферы науки", который выиграла не имеющая отношения к научной сфе-ре консалтинговая и аудиторская фирма Price Waterhouse Coopers Russia, которая ранее не занималась вопросами, связанными с оценкой научной деятельности. Сумма контракта составила 100 млн. рублей (http://contests-mon.informika.ru/lot/9641/ ). Насколько нам известно, удовлетворительных результатов достигнуто не было и контракт был расторгнут.
В августе 2013 г. в Российскую Академию наук (наряду с другими ведомствами) поступил проект приказа МОН, включающий «Типовую методику оценки результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и тех-нологические работы гражданского назначения». Данный документ пред-полагает оценку результативности деятельности научных организаций на основе 70 численных показателей (единицы измерения: штуки, рубли и люди).
Значительное место здесь занимают библиометрические показатели (число публикаций, индекс цитирования, импакт-фактор журналов, в ко-торых публикуются исследователи).
Как стало известно после заседания Совета по науке при Минобр-науки РФ, состоявшегося 10 сентября 2013 г., МОН планирует использо-вать такие подходы для оценки научной деятельности институтов РАН. Не исключено, что эти данные будут использованы для резкого (в несколько раз) сокращения численности научных сотрудников.
Неоднократно представители Минобрнауки РФ делали заявления, что имеющиеся в нашей стране процедуры оценки научной деятельности архаичны и несовременны и что необходимо использовать передовой за-рубежной опыт развитых стран.
Мы хотим обратить ваше внимание, что как раз зарубежный опыт и был полностью проигнорирован при составлении данной методики. В настоящее время в Великобритании происходит оценка деятельности всех научных организаций за период c 1 января 2008-го по 31 июля 2013 г. Со-ответствующие правила (Research Excellence Framework) были размещены на сайте www.ref.ac.uk в 2012 г. после длительного общественного об-суждения и учета многих предложений. Научные организации должны представить требуемые данные (большей частью избранные публикации) в течении 1 года после появления окончательной версии этого документа. Оценка представленных работ будет произведена комиссиями по 36 науч-ным дисциплинам.
Основным методом оценки является экспертиза привлекаемыми специалистами. Библиометрические данные разрешается использовать (и то лишь в качестве вспомогательного средства) только в 11 дисциплинах (науки о земле, физика, химия, биология, медицина, экономика и ряд дру-гих) и запрещается использовать в 25 дисциплинах (математика, механи-ка, инженерные науки и все гуманитарные науки). Там, где использование таких данных разрешено, они не могут служить основным показателем для определения научной значимости работы. Для всех дисциплин запре-щено использовать какие-либо рейтинги журналов, где опубликованы ра-боты, и прежде всего импакт-фактор журнала.
Последнее правило введено Научным Cоветом (Higher Education Funding Council of England), осуществляющим всю процедуру оценки, по требованию Комитета по науке и технологиям Палаты Общин британско-го парламента, сделанному в июле 2004 г. (http://www.publications. parlia-ment.uk/pa/cm200304/cmselect/cmsctech/399/39912.htm ).
Помимо Великобритании имеется многих других стран, где ограни-чивается использование формальных численных показателей при оценке научной деятельности.
Заметим, что все данные о работе британской системы оценки нахо-дятся в открытом доступе в сети Интернет и Минобрнауки не составляло никакого труда их учесть.
Поскольку этого не произошло, мы вынуждены констатировать, что сотрудники Министерства образования и науки не обладают достаточной квалификацией для проведения научной политики, не обладают информа-цией о мировом опыте использования формальных показателей оценки на-учной деятельности, предвзято относятся к сформированной научной культуре экспертных оценок деятельности ученых, что не позволяет им качественно выполнять свои служебные обязанности.
Хочется думать, что подобная деятельность Министерства образова-ния и науки является лишь доказательством его крайней некомпетентно-сти, а не намеренного сокрытия важной информации от научной общест-венности и от руководства страны. Формируемая таким образом государ-ственная научная политика наносит очевидный ущерб Российской Феде-рации.
Я считаю, что, учитывая такой крайне отрицательный опыт взаимо-действия с исполнительными органами власти, Российская Академия на-ук должна немедленно исполнить свою экспертную функцию и заявить о подлинно научном подходе к методам оценки научной деятельности, привлекая для этого и реальный международный опыт.

2 октября 2013 г.

А.Н. Паршин
академик РАН,
Зав. отделом алгебры и теории чисел
Математического института им. В. А. Стеклова РАН,
Председатель Диссертационного совета Д 002.022.03
при МИАН по специальностям 01.01.04(геометрия и топология) и
01.01.06 (математическая логика, алгебра и теория чисел)


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср окт 09, 2013 6:35 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Великобритания

ПРОГРАММА ОЦЕНКИ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ПОТЕНЦИАЛА
(Research Excellence Framework, 107 стр. www.ref.ac.uk, перевод всех фрагментов, относящихся к библиометрике)

КРИТЕРИИ И МЕТОДЫ РАБОТЫ КОМИССИЙ

Резюме (pp. 1-2)

Цели
1. В документе разработаны критерии оценки и подходы, которых
следует придерживаться центральным комиссиям и их подкомиссиям в рамках Программы Оценки Исследовательсткого Потенциала (REF) 2014.

2. Окончательная редакция критериев и подходов, устанавливаемых настоящим документом была выработана с учетом реакции на ‘Обсуждение критериев в и подходов экспертных комиссий’ (REF 03.2011), поступившей в июле-октябре 2011. Поправки были, в частности, внесены в ‘Общие принципы оценки и руководство по представлению результатов (submission of outputs)’ (REF 02.2011).

3. Таким образом, настоящий документом следует руководствоваться
параллельно с REF 02.2011. В совокупности, эти два положения дают
исчерпывающее описание информации, которая должна быть представлена в
заявках и подходов экспертных комиссий к оценке заявок.

Ключевые моменты
4. REF является процедурой экспертной оценки. Экспертные подкомиссии
по каждой из 36 направлений будут проводить аттестацию под руководством и в соответствии с указаниями четырех центральных комиссий.

5. Вузам Великобритании предлагается представить результаты к 29 ноября 2013г. Центральные комиссии и подкомиссии REF проведут их экспертизу в течение 2014г., и в декабре 2014 решения будут опубликованы.
Начиная с периода 2015-16гг., эти решения будут иметь определяющее значение для выделения финансирования на исследовательскую работу структурами, финансирующими британское высшее образование.

6. В части 1 настоящего документа устанавливаются критерии и подходы к работе для всех комиссий. Часть 2 детализирует эти критерии для каждой из четырех центральныхкомиссий.

Необходимые действия
7. Настоящий документ служит целям информирования и приготовления организаций к сбору и подготовке данных, включаемых в представления. На данном этапе от ВУЗов не требуется предпринимать какие-либо действия.

Дальнейшая информация
8. Для более подробной информции касательно REF см.
www.ref.ac.uk.
9. Работники британских ВУЗов могут направить вопросы контактным персонам в REF. Соотвествующие контакты по каждой организации можно найти на сайте www.ref.ac.uk, в разделе Contact.
10. Прочие вопросы следует адресовать на info@ref.ac.uk.


Часть 1
Общая характеристика критериев оценки и подходов

Использование дополнительной информации и данных по цитируемости (pp. 7-8)

50. Во всех дисциплинах комиссии оценивают представленные результаты
путем экспертной оценки. При этом они могут использовать дополнительные данные, представленные ВУЗами в заявках и/или данные цитирования (citation data) для выработки своих решений. В любом случае основным методом аттестации остается экспертная оценка.
В части 2 содержатся предписания для комиссий относительно того

a. следует ли им вообще пользоваться данными цитирования в процессе оценки,

b. нуждаются ли они в дополнительной информации одного из типов, описанных в `руководстве по заполнению заявок' (пункт 127) (в приложении А приводятся сводные требования четырех центральных
комиссий к дополнительной информации такого рода),

c. каким образом эта информация может влиять на их решения.
51. Комиссии, использующие данные цитирования, руководствуются при этом порядком, изложенным в `руководстве по заполнению аттестационных форм' (пункты 131-136). В частности, они будут трактовать число ссылок на представленный результат как дополнительную информацию касательно его научного значения. При оценке представленных результатов комиссии рассматривают экспертные оценки как основной инструмент, позволяющий придти к взвешенному суждению по полному спектру критериев оценки (`оригинальность, важность и строгость'). Они должны также учитывать, в соответствующих случаях, то значение, которое представленные результаты могут иметь за рамками научно-образовательного сообщества и должны оценивать все представленные результаты на общих основаниях, независимо от наличия данных по цитируемости. Они также должны учитывать ограниченную важность показателя цитируемости для недавних публикаций, различные традиции цитирования в разных областях исследования, возможность `негативного цитирования', и ограниченное значение подобной информации для публикаций на языках отличных от английского.

Комиссии должны отдавать себе отчет, что использование цитируемости в качестве дополнительной информации может иметь последствия для реализации принципа равного подхода.

52.Ввиду ограниченного значения цитируемости для процедуры оценки, финансирующие структуры не призывают и не рекомендуют ВУЗам основываться на данных цитирования при отборе персоналий или результатов для включения в представления (см. ‘руководство по заполнению представлений’, пункт 136).

53. Комиссии не будут использовать импакт-факторы журналов, рейтинги или подразумеваемую репутацию издателя при вынесении суждения об уровне представленных результатов.

Часть 2A
Критерии центральной комиссии A (p.19)
Центральная комиссия A включает в себя следующие подкомиссии:
1 Клиническая медицина
2 Санитария и гигиена, Организация здравоохранения, Первая помощь
3 Вспомогательные медицинские профессии, Стоматология, Уход за больными, Фармацевтика
4 Психология, Психиатрия, Неврология
5 Биологические науки
6 Сельское хозяйство, Ветеринария, Диетология

В нижеследующих разделах устанавливаются критерии, которые центральная комиссия А и ее подкомиссии должна применять при оценке предсавлений. Эти критерии следует использовать параллельно с указаниями из REF 02.2011 ‘Общие принципы оценки и руководство по представлениям (submissions) ' (ниже называемом ‘руководством по представлениям ’) и общими формулировками критериев и подходов, данными в Части 1 настоящего положения.

Раздел A2: Критерии оценки представленных результатов

Данные цитирования (p. 25)

52. В соответствии с ‘руководством по представлениям’ (пункты
133-136), подкомиссии центральной комиссии А используют показатели цитируемости, при их наличии и в случае уместности их использования, как показатель научной значимости, для выработки оценки уровня представленных результатов.

53. При наличии данных в библиографической базе данных Scopus персонал REF предоставит комиссиям подсчеты цитируемости по представленным результатам к установленному сроку, в стандартном формате. Подкомиссии также получат сопроводительную информацию по каждой из дисциплин относительно уровней цитируемости за каждый год аттестационного периода, чтобы способствовать, при необходимости, правильной интерпретации данных цитирования.

54. Данные цитирования должны помочь выработке оценок в следующих отношениях:

a.В случае их наличия, при необходимости, данные цитирования будут рассматриваться как позитивный показатель научной значимости результатов исследования. Они будут лишь одним из составляющих элементов для выработки рецензентами оценок уровня представленных результатов и не будут использоваться как основной параметр для оценки.

b. Подкомиссии исходят из того, что число цитирований иногда (но не всегда) является значимым индикатором. Они также сознают, что такого рода данные могут отсутствовать и что уровень цитируемости может меняться в зависимости от дисциплины.
Подкомиссии должны принимать во внимание, что для некоторых типов результатов (к примеру, относящихся к прикладным разработкам) и для свежих публикаций данные цитирования не обязательно являются значимым индикатором. Подкомиссии также должны обратить внимание на возможные последствия для принципа равных возможностей от использования индексов цитирования.

c. Подкомиссии используют только данные цитирования, предоставляемые персоналом REF и не будут учитывать других данных библиометрического анализа, в том числе импакт-факторы журналов

Часть 2B
Критерии центральной комиссии B (p. 38)
Центральная комиссия B включает в себя следующие подкомиссии:
7 Науки о Земле и окружающей среде
8 Химия
9 Физика
10 Математические науки
11 Вычислительная техника и информатика
12 Авиастроение, Машиностроение, Химические и промышленные технологии
13 Электротехника и электроника, Металлургия, материаловедение
14 Строительство
15 Общеинженерные дисциплины

В нижеследующих разделах устанавливаются критерии, которые центральная комиссия А и ее подкомиссии должны применять при оценке зпредставлений. Их следует использовать параллельно с указаниями из REF 02.2011 ‘Общие принципы оценки и руководство по представлениям' (ниже называемом ‘руководством по представлениям’) и общими формулировками критериев и подходов, данными в Части 1 настоящего положения.

Раздел B2: Критерии оценки представленных результатов

Формы представления результатов (p.43)
31. Оценки представления результатов во всех формах будут даны на общих основаниях, не делая различий ни между типами представленных результатов, ни между публикациями, доступными в электронной или физической форме.

32. Комиссия готова рассматривать результаты, представленные во всевозможных формах, в том числе

• книги, главы из книг, монографии
• доклады и публикации в материалах конференций
• новые материалы, устройства, продукты или
• патенты
• статьи в рецензируемых журналах
• компьютерные программы и алгоритмы
• нормативная документации
• технические отчеты, в том числе с грифом секретности
Данные цитирования (p. 45-46)

59.Подкомиссии 7, 8, 9 и 11 отмечают, что данные цитирования широко используются в соответствующих дисциплинах и полагают, что эта практика является общепринятой.
Эти подкомиссии будут использовать доступные им данные цитирования, в качестве одного из показателей научной значимости при выработке оценок уровня исследований.

60.При доступности соответствующей информации на библиографической базе данных Scopus персонал REF предоставит комиссиям подсчеты цитирований результатов исследований, представленных в подкомиссии, упомянутые в пункте 59, к установленному сроку, в стандартном формате. Подкомиссии также получат сопроводительную информацию по каждой из дисциплин относительно уровней цитируемости за каждый год аттестационного периода, чтобы помочь, при необходимости, правильной интерпретации данных цитирования.

61. В дополнение к данным цитирования, полученным от персонала REF, подкомиссия 11 также планирует использование Google Scholar в качестве дополнительного источника данных цитирования. Подкомиссия 11 будет систематически обращаться к Google Scholar за данными цитирования, которые большей частью будут использоваться в случаях, когда результаты исследования широко цитировались за рамками корпуса источников, охваченных поисковиком Scopus6.

62. Что касается подкомиссий, упомянутых в пункте 59, данные цитирования должны помочь выработке их оценки в следующих отношениях:

a.В случае их наличия данные цитирования будут, при необходимости, составной частью процедуры оценки в том, что касается научной значимости результатов исследования. Они будут лишь одной из составных частей при оценки рецензентами уровня представленных результатов и не будут использоваться как основной параметр оценки.

b. Отсутствие данных цитирования не будет автоматически интерпретироваться как отсутствие научной значимости.

c. Подкомиссии должны принимать во внимание, что для некоторых типов результатов (к примеру, относящихся к прикладным разработкам) и для свежих публикаций данные цитирования не обязательно являются значимым индикатором. Подкомиссии также должны обратить внимание на возможные последствия использования индексов цитирования для принципа равных возможностей.

d.За исключением обращения подкомиссии 11 к Google Scholar, подкомиссии используют только данные цитирования, предоставляемые персоналом REF и не будут учитывать другие данные библиометрического анализа, в том числе, импакт-факторы журналов.

63. Подкомиссии 10, 12, 13, 14 и 15 считают, что сводка данных цитирования в их дисциплинах неравномерна по качеству и нередко содержит пробелы и потому не позволяет получить сбалансированную и надежную дополнительную информацию для выработки оценки уровня исследований. Поэтому они не получат в свое распоряжение и не будут использовать данные цитирования или другую библиометрическую информацию, в том числе импакт-факторы журналов.


Часть 2C
Критерии центральной комиссии C (p. 58)
Центральная комиссия C включает в себя следующие подкомиссии:
16 Архитектура, Градостроительство, Ландшафтный дизайн
17 География, Охрана окружающей среды, Археология
18 Экономика и Эконометрика
19 Исследования по бизнесу и менеджменту
20 Право
21 Политика и международная политика
22 Социальная защита и социальная политика
23 Социология
24 Антропология, Социология развития
25Образование
26 Физкультура и спорт, Досуг, Туризм

В нижеследующих разделах устанавливаются критерии, которые центральная комиссия C и ее подкомиссии должна применять при оценке представлений. Их следует использовать параллельно с указаниями из
REF 02.2011, ‘Общие принципы оценки и руководство по представлениям
' (ниже называемом ‘руководством по представлениям’) и общими
формулировками критериев и подходов, данными в Части 1 настоящего документа.

Раздел C2: Критерии оценки представленных результатов

Дополнительная информация о результатах исследований
Данные цитирования (p. 66)

64. Подкомиссии 16, 17, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25 и 26 не получат в свое распоряжение и не будут использовать данные цитирования или другие типы библиометрического анализа, включая импакт-факторы журналов.

65. Подкомиссии 18 (Экономика и эконометрика) будут предоставлены доступные данные цитирования и она будет использовать их при необходимости.

66. При доступности соответствующей информации на библиографической базе данных Scopus персонал REF предоставит подкомиссии 18 подсчеты цитирований результатов исследований, представленных в подкомиссию, к установленному сроку, в стандартном формате. Подкомиссия 18 также получит сопроводительную информацию относительно уровней цитируемости за каждый год аттестационного периода, чтобы достичь, при необходимости, правильной интерпретации данных цитирования.

67. При выработке оценок подкомиссия 18 будет использовать данные цитирования следующим образом:

a.данные цитирования будут использоваться не как основной параметр оценки, а как дополнительная информация (если в таковой есть необходимость) о научной значимости результатов исследований. Подкомиссия 18 будет давать взвешенные оценки уровня исследований, принимая во внимание весь спектр критериев оценки (оригинальность, важность и строгость).

b. Отсутствие данных цитирования конкретного исследования не будет сказываться на его оценке.

c. Подкомиссия 18 исходит из того, что для некоторых форм представления результатов (к примеру, специальные монографии или некоторые формы представления прикладных исследований), и особенно для совсем свежих результатов данные цитирования могут быть недоступны или оказаться совершенно незначимым показателем. Подкомиссия 18 также должна обратить внимание на возможные последствия от использования индексов цитирования для принципа равных возможностей.

d. Подкомиссия будет использовать только данные цитирования, предоставляемые персоналом ПА и не будет учитывать другие данные библиометрического анализа, в том числе импакт-факторы журналов

Часть 2D
Критерии центральной комиссии D (p. 78)
Центральная комиссия D включает в себя следующие подкомиссии:
27 Региональные исследования
28 Современные языки и литература
29 Английский язык и литература
30 История
31 Классическая филология
32 Философия
33 Теология, Религиоведение
34 Искусство и Дизайн: история, практика и теория
35 Музыка, Драматическое искусство, Танец и другие виды театрального искусства
36 Коммуникационные исследования, Культурология, Медиаведение, Библиотечное дело, Информационный менеджмент


Раздел D2: Критерии оценки представленных результатов

Данные цитирования и библиографические параметры (p. 87)
74. Подкомиссиям центральной комиссии D не будут предоставляться и они не будут использовать данные цитирования или какую-либо библиометрическую информацию для выработки оценок.

75. При оценке уровня исследований подкомиссии центральной комиссии D не будут отдавать предпочтение тому или иному рейтингу или перечню журналов или конференций, подразумеваемой репутации издателя или носителя (medium) публикации, или месту обнародования результатов. Однако если результаты исследований привязаны к месту и их расположение существенно для понимания исследований, то эта информация должна быть представлена в соответствии с указаниями в пункте 71b.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт окт 10, 2013 10:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
835. Орлов А.И. Примеры методологических ошибок при управлении научной деятельностью // Проблемы наукометрии: состояние и перспективы развития. Международная конференция. – М.: Ин-т проблем развития науки РАН, 2013. – С.107 – 109.

Примеры методологических ошибок при управлении научной деятельностью
The examples of methodological errors in the management of research activities
Александр Иванович ОРЛОВ
(Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана; Московский физико-технический институт; Группа компаний «Волга-Днепр», Москва, Россия)
Alexander Ivanovich ORLOV
(Bauman Moscow State Technical University, Moscow Institute of Physics and Technology (State University), Volga-Dnepr Group, Moscow, Russia)

Keywords: science, management, scientometrics, methodological errors, citations of articles, research specialty.

Попытки административного управления научной деятельностью зачастую опираются на неверные предположения, а потому приносят вред развитию науки. Настоящий доклад посвящена предварительному обсуждению двух типов методологических ошибок при управлении научной деятельностью. Показан вред методов, использующих число публикаций и цитирований в научных журналах. Продемонстрирована нелепость сложившейся системы научных специальностей.
В электронном научном периодическом издании Института проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН «Управление большими системами» (входит в «список ВАК») по предложению главного редактора член-корр. РАН Д.А. Новикова нами (д.ф.-м.н. П.Ю. Чеботарев, к.т.н. М.В. Губко, автор настоящего доклада) организована дискуссия по проблемам наукометрии, оценки и управления научной деятельностью. В настоящее время в рамках дискуссии на Интернет-конференции представлено 27 статей и 640 комментариев http://ubs.mtas.ru/forum/index.php?PAGE ... ist&FID=19 . К концу июля 2013 г. будет опубликован специальный выпуск сборника «Управление большими системами» по материалам дискуссии.
По нашему мнению, большой вред приносит упор на число публикаций и цитирований в научных журналах. На примере развития ряда научных областей показано, что, наиболее естественная цепочка развития научного результата такова: тезисы доклада - тематический сборник – монография – учебник - широкое использование. В частности, для развития нового направления публикации в научных журналах не нужны.
При оценке и управлении научной деятельностью зачастую используется число публикаций и цитирований в научных журналах. Какой именно индекс цитирования применяется (Web of Science, Scopus, РИНЦ) - не столь важно. Важны используемые базы данных, в которых делается упор на статьи в журналах. Особняком стоит Google Scholar – считает все книги и статьи, имеющиеся в Интернете. К сожалению, многие ценные издания до сих пор не попадают в Интернет, например, межвузовский сборник научных трудов «Статистические методы оценивания и проверки гипотез» (хотя переводится в США) и Материалы научных чтений памяти К.Э. Циолковского. Еще более 40 лет назад В.В. Налимовым было обращено внимание на опасность использования индекса цитирования (импакт-фактора) для оценки деятельности научных организаций и отдельных работников, особенно при принятии решений о финансировании.
Сопоставление с реальностью информации, содержащейся в наукометрических (библиометрических) базах данных, приводит к выводу о явной неполноте указанной информации, по крайней мере в настоящее время. Кратко проанализируем отображение в Google Scholar и РИНЦ публикаций автора настоящего доклада. Перечень «Основные научные и методические работы А.И.Орлова» - это базовый список публикаций, без тезисов, трудов и материалов конференций, резюме семинаров, «Комментариев» к статьям, диссертаций, авторефератов, отчетов по НИР, статей в энциклопедиях, а также без научно-популярных и научно-организационных статей, отчетов о конференциях, рецензий, статей в газетах, программ учебных курсов и др. На 15 июня 2013 г. он включает 281 название научных трудов - 46 книг и 235 статей (см. Интернет-ресурс viewtopic.php?f=5&t=271). В scholar.google.ru/citations отмечено 148 публикаций А.И. Орлова, 1456 цитирований. Индекс Хирша – 15, не менее 10 раз процитированы 32 работы. Первые 5 источников по числу цитирований – книги, 6-й – статья (обзор по экспертным оценкам), источники 7-10 – снова книги, т.е. из первых 10 по числу цитирований – 9 книг и только 1 статья. В РИНЦ (elibrary.ru) отмечены 111 публикаций (только статьи), 844 цитирований, индекс Хирша – 9. Кроме того, видны разнообразные неточности и противоречия в представленной в базах информации.
По нашему мнению, развернутая в последнее время пропаганда использования наукометрических показателей и баз данных, необходимости публикации статей в зарубежных журналах является маркетинговой кампанией определенных коммерческих структур, имеющей целью создание и захват отечественного рынка указанных услуг с целью получения прибыли.
На ряде примеров продемонстрировано, что действующая в России официальная номенклатура специальностей научных работников нуждается в модернизации. В частности. в рамках социологической науки создать специальность «Математические и инструментальные методы в социологии», аналогичную экономической специальности «Математические и инструментальные методы в экономике».


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт ноя 08, 2013 10:32 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
838. Орлов А.И. Критерии выбора показателей эффективности научной деятельности // Контроллинг. – 2013. – №3(49). – С.72-78.

УДК 330.4:519.2
О критериях выбора показателей эффективности научной деятельности

© А.И. Орлов
МГТУ им. Н.Э. Баумана, 105005, Россия, prof-orlov@mail.ru

Аннотация. Рассмотрены популярные наукометрические показатели, используемые при управлении научной деятельностью. Показано, что развитие научного результата не обязательно связана с публикацией статей в научных журналах. Продемонстрирована неполнота популярных библиометрических баз данных. Установлена методологическая несостоятельность оценки научной эффективности по числу публикаций в высокорейтиговых западных журналах и их цитируемости. Оценка деятельности научных работников и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.

Ключевые слова: научная деятельность, показатели эффективности, выбор, наукометрия, экспертиза, библиометрические базы данных, методологические ошибки.

Проблемы повышения эффективности научной деятельности в последнее время активно обсуждаются. Итоги одной из дискуссий подведены в сборнике «Наукометрия и экспертиза в управлении наукой» [1]. В названии выделены два основных интеллектуальных инструмента – количественные показатели и экспертные оценки.
Контроллинг [2] может применяться для совершенствования управления в любой области. В частности, можно разрабатывать контроллинг в области управления наукой. С позиций контроллинга организационно-экономических методов [3] обсудим критерии выбора показателей эффективности научной деятельности.
Наукометрия, т.е. научная дисциплина, посвященная количественным измерениям в области науки, в своих основных чертах разработана еще в 1960-х годах [4]. Развитие информационных технологий привело к созданию библиометрических баз данных о научных публикациях, на основе которых для отдельных научных работников, подразделений и организаций подсчитывают количественные показатели – число публикаций, включенных в конкретную базу данных, их цитируемость (в других публикациях, включенных в рассматриваемую базу) и др.
Наиболее популярные зарубежные библиометрические базы данных - WoS и Scopus, отечественная – Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU, на которой основан Российский Индекс Научного Цитирования (РИНЦ). В них учтены, как правило, статьи и библиографические ссылки на статьи из журналов, включенные в эти базы. Академия ГУГЛ (scholar.google.ru/citations) проводит мониторинг Интернет-ресурсов, поэтому дает перечень цитирований не только статей, но и книг.
Кроме числа публикаций и числа их цитирований к основным наукометрическим показателям относятся индекс Хирша научного работника и импакт-фактор журнала, в котором напечатана статья.
Индекс Хирша (предложен в 2005 г. американским физиком Хорхе Хиршем из университета Сан-Диего, Калифорния) определяется следующим образом. Пусть в базе данных зафиксировано n публикаций рассматриваемого автора, упорядоченных по убыванию числа цитирований k1 > k2 > … > kn, где ki – число цитирований i – ой статьи. Тогда индекс Хирша равен h, если kh > h , kh+1 < h + 1 (т.е h - максимальный номер члена ряда k1 > k2 > … > kn такой, что член ряда с этим номером больше или равен, чем номер). Разработано много «хиршеподобных» показателей [1, c. 263-278].
На сайте eLIBRARY.RU приведено следующее определение: «Импакт-фактор рассчитывается на основе данных по цитированию журнала в РИНЦ за предыдущие два года (или пять лет). При этом данные по цитированию берутся из публикаций года, для которого рассчитывается импакт-фактор. При расчете импакт-фактора число ссылок, сделанных в расчетном году из всех обрабатываемых в РИНЦ журналов на статьи, опубликованные в данном журнале за предыдущие два года (или пять лет), делится на общее число этих статей. То есть, по сути, данный показатель отражает среднее число цитирований одной статьи в журнале. Например, при расчете пятилетнего импакт-фактора за 2010 год суммарное число ссылок, сделанных в 2010 году на статьи, опубликованные в журнале в период с 2005 по 2009 год включительно, делится на общее число статей, опубликованных в выпусках журнала за 2005-2009 годы». Очевиден произвол в выборе временного интервала (два года или пять лет), а также то, что на импакт-фактор журнала никак не влияют цитирования статей, опубликованных 6 и более лет назад (а такие статьи, как нетрудно убедиться, зачастую составляют заметную часть пристатейных библиографических списков). Для конкретного научного работника рассчитывают средний импакт-фактор журналов, в которых он публиковался).
Наивные лица считают, что чем выше перечисленные показатели научного работника (число публикаций, число цитирований, индекс Хирша, средний импакт-фактор журналов с публикациями), тем лучше работает и тем больше заслуживает поощрения.
В современных дискуссиях об оценке эффективности деятельности научных работников и организаций иногда утверждается, что оценка может быть сделана по числу публикаций в высокорейтинговых (т.е. с большими импакт-факторами) журналах, учитываемых в библиометрических базах данных WoS и Scopus. Подобное утверждение неверно по ряду причин:
1) неверно, что траектория развития научного результата обязательно включает публикации в журналах;
2) неверно, что следует поощрять увеличение публикаций в научных журналах;
3) неверно, что современные библиометрические базы данных дают адекватное представление о научной активности исследователя;
4) неверно, что о научных достижениях отечественных ученых можно судить по библиометрическим базам данных WoS и Scopus.
Докажем сформулированные утверждения.
Разбор методологических ошибок необходимо начать с обсуждения целей научных исследований. Очевидно, результаты НИР поступают прежде всего к ее заказчику и только по его разрешению могут быть опубликованы в открытой печати (т.е. необходимо учесть требования коммерческой и государственной тайны). Если научная работа финансируется из бюджета, т.е. проведена на деньги отечественных налогоплательщиков, то и воспользоваться результатами должны прежде всего граждане России и отечественные организации. Другими словами, результаты должны быть опубликованы прежде всего на русском языке, только после этого они могут быть изданы на иностранных языках.
Иногда говорят, что наука едина, является мировой, а потому следует публиковаться на английском языке, являющемся в настоящее время языком международного общения. Неверность этого утверждения для прикладных исследований очевидна: разве можно представить себе, что отечественные разработчики ВТО (высокоточного оружия) сначала опубликуют свои результаты за рубежом на английском языке и только потом – на русском.
Обсудим ситуацию для фундаментальных исследований. Что под ними понимать? Если понимать фундаментальные исследования, как те, которые никому не нужны, то возникает вопрос о целесообразности их финансирования (и проведения). На наш взгляд, должна просматриваться будущая польза фундаментальных исследований, их нацеленность на решение реальных задач, стоящих перед теми или иными отраслями народного хозяйства. Поэтому нельзя согласиться с автором работы [1, с.506-537], который отдает предпочтение «интернационализму» перед «изоляционизмом». На наш взгляд, больше подходит другая пара терминов – «космополитизм» и «патриотизм». Впрочем, здесь под «патриотизмом» можно понимать соблюдение элементарных обязательств перед российскими налогоплательщиками, финансирующими фундаментальные исследования.
На наш взгляд, в современных условиях говорить о мировой науке столько же неплодотворно, как и говорить о мировом правительстве.
В статье [1, с. 408–420] сделан важный вывод: «... «лучше живут» не те страны, которые вносят наибольший вклад в мировую науку, а те, которые больше «выносят» из нее, т.е. наиболее эффективно используют результаты научно-технического прогресса». Из этого факта вытекает наиболее рациональная стратегия для нашей страны – изучать чужие достижения, свои же разработки применять прежде всего для собственных нужд, а также в целесообразном объеме предоставлять зарубежным странам (ср. статьи [1, с.139–143], [1, с.280–291]).
Методологические ошибки начинаются с отсутствия обсуждения пути конкретного научного результата. Обычно новый результат становится достоянием широкой научной общественности при докладе на научном семинаре, а затем – на представительной конференции. Первая публикация – тезисы доклада. (Тезисы, труды, материалы конференций объединяем термином «тезисы». Хотя многостраничные «труды» – это уже полномасштабные статьи.)
При дальнейшем развитии исследования доклад перерастает в статью, которая публикуется в тематическом сборнике или в журнале. Первый вариант для распространения идей предпочтительнее, поскольку тематический сборник фактически становится коллективной монографией, аккумулирующей в себе основные результаты, полученные группой разработчиков (обычно неформальным научным коллективом). Например, для статистики нечисловых данных таким сводным изданием стал сборник [5], подготовленный сложившимся к тому времени неформальным коллективом исследователей в этой только что сформировавшейся научной области.
Только для давно развивающихся областей с большим числом исследователей и эффективной административной поддержкой публикации концентрируются в научных журналах, порожденных соответствующей частью научного сообщества.
В нашей стране для прикладной статистики и других статистических методов эта стадия еще не наступила – нет соответствующих журналов, есть только раздел «Математические методы исследования» в журнале «Заводская лаборатория. Диагностика материалов». Тематика журнала в целом, как видно из названия, перпендикулярна рассматриваемой научной области (хотя и имеет с ней непустое пересечение). С момента создания раздела (1962 г.) в этом журнале публикуются основные работы на русском языке по прикладной статистике и другим статистическим методам, к настоящему времени издано около тысячи статей.
Аналогична ситуация с начальным этапом развития научного направления «Экспертные оценки» [6]: сначала тезисы докладов, затем тематические сборники, без заметного влияния статей в научных журналах на развитие научного направления.
Следующий этап за публикациями в журнале или сборнике – выпуск монографии, подводящей итоги соответствующего этапа работ. (Хорошая монография – это не механическое объединение отдельных статей (научных результатов), а представление научной общественности направления исследований как целого.) Затем – создание учебника. Ясно, что на широкое распространение и использование может рассчитывать только то знание, которое включено в учебный процесс и вошло в сознание следующего поколения специалистов.
Отметим, что ссылки на научные публикации даются не только при составлении научных статей, но и при подготовке отчетов, диссертаций, справочников, выполнении прикладных работ, в том числе закрытых. Поэтому учет цитирований в ограниченном списке научных журналов всегда преуменьшает реальное использование конкретной научной публикации.
Заключительный этап – знание становится общеизвестным. Например, в статьях отмечают, что аксиоматическая теория вероятностей построена А.Н. Колмогоровым (сам А.Н. Колмогоров, встречая такую фразу, обычно указывал на нескольких исследователей – акад. С.Н. Бернштейна и др., - которые ранее предложили несколько иные аксиоматические подходы; да и сам он разработал не один, а два аксиоматических подхода – на основе теории меры в 1930-е годы и на основе теории информации в 1960-е годы, но обычно вспоминают и используют только первый из них). С течением времени перестают даже упоминать авторов – используют производные и интегралы, не ссылаясь на Ньютона и Лейбница.
Итак, наиболее естественная цепочка научных публикаций:
- тезисы доклада;
- тематический сборник;
- монография;
- учебник;
- широкое использование.
Обратите внимание – для развития нового направления публикации в научных журналах отнюдь не всегда нужны. Кроме того, принципиально новую работу в устоявшемся научном журнале просто не поместят, поскольку она противоречит традициям журнала (за многочисленными примерами отклонения принципиально новых работ читатели могут обратиться к автору настоящей статьи).
Проанализировав путь конкретного научного результата, видим, что он состоит из этапа первоначального развития, завершающегося книжной публикацией, и этапа зрелости и широкого использования. На втором этапе обычно цитируют монографию, справочник, учебник, а не исходную статью. Очевидно, что с точки зрения общества целесообразно, чтобы первоначальный этап был возможно короче.
На основе сказанного выше весьма странными (и даже вредными с точки зрения развития науки) представляются попытки оценивать научную продуктивность коллективов и отдельных исследований только на основе публикаций в научных журналах. При этом полностью игнорируются материалы конференций, сборники статей, монографии, учебники, т.е. основная (по своему воздействию на развитие науки и техники) масса публикаций. Вопреки этим попыткам большое значение материалам конференций как первым публикациям новых идей придают М.М. Деза (Париж) и Е.И. Деза (Москва) [1, с.362-365].
Бегло обсудим отрицательные эффекты, о которых идет речь. Надо поднять импакт-фактор, чтобы увеличить финансирование? Вот план мероприятий (по аналогии со сбором десятка-другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все мы знаем, часто пишет сам соискатель, а затем собирает подписи): вместо одной полноценной статьи делим ее на последовательные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем путем перекрестных ссылок продолжаем «развитие» положений исходного набора статей.
Целесообразно в первых публикациях допустить неточности, ошибки, недоработки. Тогда появляются основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие. Например, существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся статей в связке из нескольких журналов. Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. Конечно, надо исключить дословное повторение текстов, воспользовавшись опытом соискателей ученых степеней, в частности, при подготовке отзывов на диссертации и авторефераты. Современная информационная техника облегчает задачу. Если лет двадцать назад надо было перепечатывать текст, вручную вставлять формулы, то сейчас с помощью текстового редактора, Интернета и/или принтера технические сложности снимаются – статьи можно «печь как блины».
Развивая эти вполне естественные для современного «исследователя» мысли, приходим к целесообразности организации «семей», члены которых будут ссылаться друг на друга (и не ссылаться на «чужих»). Можно привести примеры таких квазимафиозных структур.
Почему пропагандисты индекса цитирования делают упор на журналы? Одна из причин - потому что таким путем оценку научной продуктивности можно проводить путем применения соответствующего программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «владельцы» журналов (в частности, редакторы, члены редакционных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире.
Ясно, что методологические ошибки – упор на индексы цитирования – приводят к неправильным управленческим решениям (ср. с основными положениями доклада [7]). Не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по импакт-фактору объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссылаться будут на нее, а не на предыдущие статьи, а ссылки на книги не влияют на импакт-фактор журнала. Следовательно, управление наукой на основе числа публикаций в рецензируемых журналах и индексов цитирования объективно замедляет развитие науки, переход полученных результатов в область практического применения.
Еще один эффект, отмеченный в [1] - ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, могут «тонуть» среди ссылок на массы эпигонов. Достаточно пересказать статью предшественника, добавив к ней свою «завитушку» - и готова своя статья, и ссылаться будут зачастую на нее, а не на статью предшественника.
Перейдем к обсуждению баз данных. Сопоставление с реальностью информации, содержащейся в наукометрических (библиометрических) базах данных, приводит к выводу о явной неполноте указанной информации, по крайней мере в настоящее время. В качестве примера кратко проанализируем отображение в Академии ГУГЛ и РИНЦ публикаций автора настоящей статьи. Перечень «Основные научные и методические работы А.И.Орлова» - это базовый список публикаций, без тезисов, трудов и материалов конференций, резюме докладов на семинарах, «Комментариев» к статьям, диссертаций, авторефератов, отчетов, статей в энциклопедиях, а также без научно-популярных и научно-организационных статей, отчетов о конференциях, рецензий, статей в газетах, программ учебных курсов и др. На 1 сентября 2013 г. этот перечень включает 285 названий научных работ А.И. Орлова, а именно, 46 книг и 239 статей (см. список в viewtopic.php?f=5&t=271). В Академии ГУГЛ (http://scholar.google.ru/citations?user=ziqLP2cAAAAJ ) отмечено 148 публикаций А.И. Орлова, 1509 цитирований. Индекс Хирша – 16, не менее 10 раз процитированы 32 работы. Первые 5 источников по числу цитирований – книги, 6-й – статья (обзор по экспертным оценкам), источники 7-10 – снова книги, т.е. из первых 10 по числу цитирований – 9 книг и только 1 статья. В РИНЦ (http://elibrary.ru/author_profile.asp?id=1844 ) отмечены 127 публикаций (только статьи), 1101 цитирований, индекс Хирша – 10. Кроме того, автору работ видны разнообразные неточности и противоречия в представленной в базах информации. Итак, в этих базах представлено лишь 40-50% основных публикаций автора настоящей статьи, по крайней мере половины работ нет.
К сожалению, многие ценные издания до сих пор не попадают в Интернет, например, межвузовский сборник научных трудов «Статистические методы оценивания и проверки гипотез» (хотя переводится в США) и Материалы научных чтений памяти К.Э. Циолковского. Отечественный РИНЦ из публикаций автора настоящей работы учитывает только статьи в научных журналах.
Тем более неполны базы данных WoS и Scopus. В них делается упор на статьи в журналах из избранного списка. Например, таков индекс на основе базы данных Web of Science (WoS), в котором вообще не учитываются доклады на конференциях и монографии, а список журналов резко перекошен в сторону англоязычных - большинства российских журналов в нем просто нет. В наукометрической базе данных Scopus учитываются избранные сборники конференций и монографии, но дискриминация отечественных журналов весьма выражена. В ней более 6000 американских журналов и только около 200 – российских [1, с.541]. Отметим, что на 1 сентября 2013 г. в РИНЦ учитываются 8096 российских журналов (http://elibrary.ru/project_author_profile.asp ). Естественно, то наивные авторы на основе анализа данных WoS делают вывод о малом вкладе отечественных ученых в мировую науку.
Как отмечено в [1, с.332-345]: «И чем больше подписок на WoS продает российским организациям Thomson Reuters – тем больше становится библиометристов». По нашему мнению, развернутая в последние годы пропаганда использования наукометрических показателей и баз данных, необходимости публикации статей в англоязычных зарубежных журналах является маркетинговой кампанией определенных коммерческих структур, имеющей целью создание и захват отечественного рынка указанных услуг с целью получения прибыли. Как отмечено в докладе UNESCO, «лингвистические преимущества англоязычных стран способствуют усилению конкурентных преимуществ этих стран в науке и в связанном с ней бизнесе, в частности, издательском» [8, с.154].
Какова же альтернатива наукометрическим показателям? Адекватную оценку эффективности научной деятельности могут дать только эксперты. В [1] необходимости применения экспертных технологий посвящен большой раздел из 5 статей (с.280-360). Теории и практике экспертных оценок посвящены многие работы отечественных ученых [6, 9], выпущены подробные учебники [10, 11]. Всем нам хорошо знакомые защиты диссертаций – пример экспертиз. К выборам преподавателей и научных работников на новый срок нельзя относиться формально. Они могли бы опираться на экспертизы типа защит диссертаций по опубликованным работам.
Мы полагаем, что оценка деятельности научных работников и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.

Пристатейный библиографический список
1. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой: сборник статей / Под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева. - М.: ИПУ РАН, 2013. – 572 с.
2. Контроллинг: учебник / А.М. Карминский, С.Г. Фалько, А.А. Жевага, Н.Ю. Иванова; под ред. А.М. Карминского, С.Г. Фалько. – 3-е изд., дораб. – М.: ИД «ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2013. – 336 с.
3. Орлов А.И. Контроллинг организационно-экономических методов // Контроллинг. –2008. – №4 (28). – С.12-18.
4. Налимов В.В., Мульченко З.М. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. – М.: Наука, 1969. – 192 с.
5. Анализ нечисловой информации в социологических исследованиях / Под ред. В. Г. Андреенкова, А. И.Орлова, Ю. Н. Толстовой. – М.: Наука, 1985. – 222 с.
6. Орлов А. И. О развитии экспертных технологий в нашей стране // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2010. – Т.76. №11. – С.64-70.
7. Орлов А.И. Влияние методологии на последствия принятия решений. – Материалы I Международного Конгресса по контроллингу: выпуск №1 /Под науч. ред. С.Г. Фалько. – М.: НП «ОК», 2011. – С.86-90.
8. World Social Science Report. – Paris: UNESCO Publishuing, 2010. – 422 р.
9. Новиков Д.А., Орлов А.И. Экспертные оценки – инструменты аналитика // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2013. – Т.79. – №4. – С.3-4.
10. Орлов А.И. Организационно-экономическое моделирование: теория принятия решений. Учеб. для вузов. – М. : КноРус, 2011. – 568 с.
11. Орлов А.И. Организационно-экономическое моделирование: учеб. Ч.2. Экспертные оценки. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2011. – 486 с.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вс дек 01, 2013 12:08 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Главная Дисклуб Что нового? Наверх



Смена политики грабежа в интеллектуальной сфере:

от импорта мозгов к импорту готовых идей и за чужой счет



Новый мировой порядок при гегемонии США

создается против России, за счёт России

и на обломках России.

Збигнев Бжезинский



Последние четверть века многие жители России живут с чувством подозрения, что ее правители во многом действуют не в интересах своей страны, а в интересах стран Запада. Примеров к тому множество, но остановимся на самом последнем и актуальном для сферы науки и образования.

Буквально на днях в университете, в котором я работаю, издан приказ ректора «О внесении изменений в приказ от сентября 2013 года «Об утверждении порядка формирования ФОТ подразделений Университета и стимулирующих надбавок ППС». Этим приказом с 1 октября 2013 года утверждены размеры стимулирующих надбавок для работников университета из числа профессорско-преподавательского состава. В частности:

- надбавка за публикацию доклада в трудах международной конференции, семинара или симпозиума устанавливается в размере 3 тыс. рублей. При этом учитываются только публикации статьи в трудах, индексируемых иностранными базами данных;

- надбавка за публикацию статьи в электронном рецензируемом журнале из списка ВАК, входящем в российскую индексируемую базу РИНЦ, устанавливается в размере 5 тыс. рублей;

- надбавки за публикацию статьи в научной периодике, индексируемой иностранными базами данных, в зависимости от импакт-фактора ISI (Journal Citation Reports), устанавливается в размере от 15 тыс. до 40 тыс. рублей;

- надбавки за публикацию статьи в журналах «Science» или «Nature» устанавливается в размере 300 тыс. рублей.

Удивительно несоразмерное соотношение между оценкой публикаций российских ученых в отечественной прессе (даже под контролем Запада через индекс цитирования) и оценкой публикаций в англо-американских научных журналах требует осмысления и объяснения.

Первоначальное мое удивление и недоумение породило намерение попытаться самому принять участие в конкурсе за приз в 300 тысяч рублей (кажется, даже не единовременный). Основания к этому имеются – автором статьи впервые в мире открыта система физических величин и закономерностей, о которой за рубежом и не слыхивали. Желающие познакомиться с этим открытием (в новой России, кто не знает, научные открытия государством перестали регистрироваться и поощряться) могут это сделать довольно просто, набрав соответствующее название в любом поисковике Интернета. Однако затем этот порыв алчности до «сумасшедших» денег сменился раздумьями, которыми хотелось бы поделиться с коллегами.

Войдя на сайты обозначенных в приказе англо-американских журналов «Science» и «Nature», можно выяснить, что процент опубликованных статей (из всех присылаемых в редакцию) не превышает нескольких единиц (в одном из журналов – порядка девяти). Следует ожидать, что по отношению к статьям из России процент опубликованного составит доли процента. Значит, весь основной вал научных статей из России (а его следует ожидать при таком беспрецедентном стимулировании) будет доставаться иностранным журналам и их странам практически бесплатно и без обязательств опубликования подавляющего большинства авторских материалов. А ведь эти статьи по-настоящему будут содержать всё самое ценное (в научном плане), что будет добываться в нашей стране. Выходит, теперь не только природные богатства страны, но и достижения научной мысли – только на вывоз.

Смотрите, как всё устроили: Западу теперь не надо приглашать к себе и содержать на довольствии российских ученых. Пусть они живут и работают в своей стране, а результаты работ присылают в Америку или Англию. Причем всё это будет делаться на самофинансировании самих россиян и с уже готовым переводом на нужный язык. Разве можно сравнить по эффективности работу небольшой когорты ученых, покинувших страну в погоне за длинным рублем (ранее они именовались отщепенцами), со всей массой научно-педагогических работников, теперь нацеленных в своей работе на сторонний интерес?

Вряд ли наш ректор выпустил такой приказ по своей инициативе, ввиду его абсурдности и вредности для страны. Скорее всего, его заставили это сделать сверху. Думаю, что аналогичное действо происходит и в других вузах.

Принимая во внимание последние инициативы правительства в области науки и образования и описываемые действа, спешно воплощаемые в жизнь, всё это следует считать умышленным вредительством или диверсионной деятельностью. Любой гражданин страны, если он видит действия диверсантов и молчит, совершает предательство. Поэтому разумеющим о происходящем молчать нельзя. Ранее многим казавшийся парадоксальным тезис Бжезинского о действиях против России силами в самой России и за счет России всё очевиднее становится реальной действительностью.



А.С. ЧУЕВ,

доцент

http://www.eifgaz.info/chuev47-13.htm


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср дек 11, 2013 11:04 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Нобелевский лауреат объявил бойкот ведущим научным журналам

Дмитрий Целиков — 10 декабря 2013 года, 14:45


Рэнди Шекман говорит, что его лаборатория больше не будет отправлять статьи в Nature, Cell и Science, поскольку они извращают науку.


Ведущие научные журналы мешают научному процессу. Это «тираны», которых надо сбросить с трона!

Вот как высказался, объявляя им бойкот, американский биолог Рэнди Шекман, получающий сегодня в Стокгольме Нобелевскую премию по физиологии и медицине. Его лаборатория больше не будет отправлять статьи в журналы Nature, Cell и Science, прославленные и легендарные.

По его словам, желание увидеть свою работу в «элитном» журнале побуждает исследователей срезать углы и заниматься тем, что считается модным, а не тем, что важнее для науки. Проблема, говорит он, ещё и в том, что редакторы никогда не были учёными: это профессионалы исключительно издательского дела, которых интересуют прежде всего шумиха, сенсация, фурор.
Рэнди Шекман работает главным редактором научного интернет-журнала с бесплатным доступом. Возможно, именно этим обусловлена острота демарша. (Фото AP.)

«Я учёный, — пишет г-н Шекман в британской Guardian. — Мой мир — это мир профессионалов, которые делают великое дело в интересах человечества. Но он обезображен нецелесообразными стимулами. В нём преобладают структуры, поощряющие стремление к личной репутации и продвижению по службе, и поэтому наибольшее вознаграждение получает тот, кто берётся за самую модную работу, а не тот, кто работает лучше всех. Те из нас, кто следует этим стимулам, мыслят вполне разумно (я и сам следовал им), но не всегда наилучшим образом служат интересам своей профессии, не говоря уже об интересах человечества и общества.

Мы все знаем, что наделали извращённые стимулы в финансовой и банковской сфере. Разница лишь в том, что я и мои коллеги получаем не огромные денежные премии, а профессиональные награды по результатам публикаций в престижных журналах: в основном это Nature, Cell и Science.

Эти элитные журналы должны быть воплощением качества, публиковать только лучшее. Поскольку финансирующие организации и ведомства, принимающие кадровые решения, видят в этих журналах лакмусовую бумажку науки, появление на их страницах повышает твои шансы на грант и профессорское звание. Но репутация больших журналов не совсем заслуженная. Хотя они публикуют много выдающихся работ, это далеко не единственное, что они издают. К тому же они не единственные, кто даёт дорогу выдающимся исследованиям.

Эти журналы щепетильно относятся к своим брендам, заботясь больше о подписке, чем о стимулировании самых важных исследований. Подобно модельерам, которые выпускают сумки и костюмы ограниченным тиражом, они знают, что дефицит подогревает спрос, поэтому искусственно снижают количество принимаемых работ. Затем для рекламы эксклюзивных брендов проделывается трюк под названием "импакт-фактор": измеряется, сколько раз опубликованные в данном журнале статьи цитируются в последующих исследованиях. Чем лучше статья, говорят нам, тем чаще она цитируется, поэтому лучшие журналы получают самый высокий рейтинг. Тем не менее это глубоко ошибочная мера, служение которой стало самоцелью. В действительности это такой же удар по науке, как практика бонусов — по банковской сфере.

Средний рейтинг журнала ничего не говорит о качестве отдельной статьи. Кроме того, цитирование далеко не всегда связано с качеством. Статья может широко цитироваться не только потому, что это хорошая наука, но и потому, что она на модную тему, провокационна или ошибочна. Редакторы журналов категории люкс прекрасно это понимают, поэтому принимают статьи, которые могут наделать шуму обращением к горячей теме или неоднозначными заявлениями. В результате учёные начинают заниматься выдуванием пузырей вместо более важной и скромной работы — например, вместо попыток воспроизвести исследования.

В крайнем случае соблазн попасть в элиту заставляет срезáть углы, то есть ошибаться и обманывать. Например, журнал Science недавно отозвал целый ряд нашумевших статей о клонировании человеческих эмбрионов, о корреляции между мусором и насилием, а также о генетических профилях долгожителей. Что ещё хуже, он до сих пор не отозвал работу, утверждавшую, что в ДНК микроорганизмов мышьяк может использоваться вместо фосфора, несмотря на всю научную критику этого заявления».

Г-н Шекман, несмотря на всё вышеизложенное, полон оптимизма. Будущее, считает он, за «новой породой журналов с открытым доступом, перед которыми не стоит задача продать дорогостоящую подписку». «Рождённые в Интернете, они могут принять любое количество статей, лишь бы те отвечали стандартам качества, — пишет нобелевский лауреат. — Многие из них редактируются учёными, способными оценить ценность работы без учёта индекса цитирования».

Г-н Шекман напоминает, что он и сам подвизается в журнале eLife, который издаётся британским благотворительным фондом Wellcome Trust (Великобритания), Медицинским институтом Говарда Хьюза (США) и Обществом Макса Планка (ФРГ). По его словам, издание публикует «науку мирового класса» каждую неделю.

«Спонсоры и университеты тоже могли бы сыграть положительную роль, — продолжает учёный. — Они должны сказать комитетам, которые распределяют гранты и должности, что не стоить судить о статьях по тому, где они опубликованы. Качество науки, а не бренд журнала — вот что имеет значение. Самое главное, мы, учёные, должны принять меры. Подобно многим другим успешным исследователям, я опубликовал несколько работ на страницах крупных брендов, и в их числе были те, которые позволили мне стать лауреатом Нобелевской премии по медицине. Но больше такого не будет. Моя лаборатория отныне будет игнорировать элитные журналы, и я призываю всех остальных сделать то же самое.

Так же, как Уолл-стрит должна разорвать оковы бонусной культуры, которая рациональна для отдельных лиц, но вредна для финансовой системы в целом, наука должна свергнуть тиранию элитных журналов».

С г-ном Шекманом трудно не согласиться. Как подчёркивает журналист Guardian в сопутствующем материале, престиж, даруемый крупными журналами, привёл, например, к тому, что Китайская академия наук стала выплачивать самым успешным авторам эквивалент $30 тыс.

Постдок Дэниел Сиркис из лаборатории г-на Шекмана согласен со своим руководителем: учёные тратят кучу времени на то, чтобы их работу опубликовали Cell, Science или Nature. «Да, мне будет трудно попасть в определённые элитные учреждения без статей в этих журналах, но я не думаю, что хотел бы заниматься наукой там, где место публикации — важный критерий приёма на работу», — храбрится г-н Сиркис.

Биохимик Себастьян Шпрингер из Университета Якобса (ФРГ), который работал с г-ном Шекманом в Калифорнийском университете в Беркли (США), тоже не считает систему меритократической. Действительно, говорит он, редакторы журналов больше ценят новизну, чем качество работы. И далеко не все лучшие статьи выходят на страницах именно этих изданий. Тем не менее, по мнению г-на Шпрингера, лучшей системы пока нет.

Главный редактор журнала Nature Филип Кэмпбелл снимает с себя всякую ответственность, и он имеет на это право. В этом году опрос, проведённый издательской группой Nature среди 20 тыс. учёных, показал, что при выборе места публикации исследователи принимают во внимание прежде всего репутацию журнала, актуальность его содержания для данной научной дисциплины и импакт-фактор. Действительно, учёным самим надо определиться, чем они хотят заниматься — наукой или карьерой. А уж потом жаловаться на редакционную политику некоторых журналов.

Подготовлено по материалам The Guardian.

http://compulenta.computerra.ru/chelove ... /10010534/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт янв 17, 2014 10:37 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Депутат Госдумы, член комитета по науке, доктор исторических наук С.И.Васильцов о гибели научных школ, идеологии реформы РАН и «всаднике без головы»
2014-01-17 22:51
По материалам неопубликованного интервью

– Сергей Иванович, что ожидать учёным от реформы РАН?

– Понимаете, чудес на свете не бывает: единожды начатая ломка, как учит нас опыт последних двадцати с лишним лет, всегда кончается тем, что те, кого перестраивают и модернизируют, в конечном итоге прекращают своё существование.

Если внимательно почитать самый первый проект закона о РАН, представленный в Думу, где наиболее искренно изложены планы авторов этой «реформы» на будущее, то всё очень чётко сказано: структура Академии Наук будет подвергнута ликвидации. Учёные подвергнутся разного рода комиссиям, аудитам, конкурсам.

Более того, есть один очень страшный момент в этом документе. Там сказано, что шестьдесят процентов сотрудников Академии, находящиеся в пенсионном возрасте, являются катастрофой. Т.е. основное ядро научных кадров, самая опытная часть носителей научного знания (а именно где-то к пятидесяти-шестидесяти годам и происходит его накопление), которые должны передавать свой опыт молодёжи, подготавливать новые кадры, новую волну учёных, они оказываются «катастрофой» для Академии Наук! А что значит, когда в законе часть научных кадров объявляется катастрофой? Совершенно очевидно, что их будут увольнять из Академии. Они-то и подлежат, так сказать, «ликвидации». Получится Академия обезглавленная, лишённая опыта, я уж не говорю про научные школы.

Чего можно ждать от реализации такого закона? Естественно, полного разгона Академии Наук. Я думаю, что начнется закрытие институтов, уничтожение даже тех маленьких остатков научных коллективов, которые ещё были. Выкинут все опытные научные кадры, которые обязаны были учить новое поколение, ведь в науке огромное значение имеет преемственность, а она будет нарушена. Это очередной шаг на пути уничтожения того научного потенциала, который ещё сохранялся у нашей страны.

Они просто не задумываются о том, что значит, скажем, воссоздать научную школу. Сколько оно сил потребует? Что значит создать работающий и дающий прибыль (уж если это их так интересует) институт? Об этом задумывались? Сомневаюсь.

– И какой будет российская наука после реализации этой реформы?

– Я до сих пор не слышал, какой, по мнению авторов «реформы», должен быть «образ будущего» российской науки. Ведь любая реформа должна на что-то нацеливаться, должна иметь хоть какое-то представление, мол, «мы хотим сделать так». Вообще разговор должен затеваться не с того, что вам будут объяснять как плохо то, что работает и триста лет существовало, а с того, что вы предлагаете. Какая должна быть структура Академии? Какая должна быть система? Что там будет – лаборатории, институты, отделы? Какие они должны быть? По каким принципам эти структуры должны создаваться? На что они должны нацеливаться? Какие направления науки сегодня являются главными, определяющими?

В Академии работает больше ста тысяч человек. Они, наверное, хотят знать что будет из того, чему отдали свою жизнь? Я тоже в прошлом академический сотрудник, и мне интересно, что будет с тем учреждением, которому я отдал две трети жизни. Я уже не говорю про серьёзные вещи – что «реформаторы» обязаны ставить всех нас в известность о своих планах - но мне просто интересно, я за это болею.

Нам говорят: надо доломать, вот, давайте мы создадим какие-то учреждения со странными названиями, и они будут решать… Да вы предъявите нам, кто конкретно это будет решать! Он хоть когда-то в научное заведение заходил? Хотя бы просто так, на экскурсию, любопытства ради? И как, в таком случае, он будет управлять наукой?

Я ни разу не слышал, чтобы кто-то из авторов реформы об этом подумал и нам рассказал, какой должна стать академия. Пока мы слышим только, что надо ломать. А для чего ломать? Что строить-то собираемся из обломков?.. Помните знаменитую фразу Валентина Распутина: «Наш самолёт взлетел, но мы не знаем где сядем». Вот в очередной раз: взлететь-то взлетели, а где садится – не знаем…

– Говорят, ФАНО позволит сэкономить деньги, расходовать их более рационально…

– Мы живём в эпоху информационного общества. Моё поколение улыбалось, когда нам говорили: вот, настанет время, когда наука будет главной производительной силой. Вот, сейчас оно как раз настало! Оглянёмся по сторонам: Япония поднялась с колен после войны благодаря прорыву в научной области. Серьёзная наука приносит колоссальную прибыль! Я уж не говорю про оборону, про интеллектуальное развитие, про основу для качественного образования. Ладно, чисто шкурный момент: наука даёт большие деньги. Вы только умейте применить эти достижения. Братцы, а если вы не можете ничего применить, так видимо вас надо менять, а не науку разгонять!

– А что академическое сообщество?

– Как показал опыт, сообщество как-то странно настроено: руководство академии согласилось с передачей финансово-кадровых дел в эту структуру, Агентство. Видимо, тут тоже есть свои глубинные течения…

Но у нас как-то позабыли, что Академия наук – это не какой-то клуб для самих академиков. Академическое сообщество на 99% - это люди, просто работающие в Академии наук, научные сотрудники, кандидаты, доктора наук, которые собственно и «делают» науку. Но ведь фельдмаршал не выигрывает сражения в одиночку, стоя посреди поля и сражаясь с чужим войском. Так и академик, сколько бы он не раздумывал сам по себе, запершись в кабинете (может быть, за исключением редких теоретических направлений), он ничего не сделает без коллектива и без оборудования.

Заметьте: о тех, кто реально составляет Академию наук, в законе речи не идёт! Если посмотреть текст закона, то получается, что Академия вообще состоит только из академиков с членкорами, а остальных ста тысяч учёных вроде как и нет.

Если же всё-таки говорить о простых учёных, то конечно, им будет очень не сладко. В советское, перестроечное время мы проходили даже несравненно более гуманные и мягкие формы реструктуризации – переаттестацию, переназначение и т.п. Это очень тяжёлая вещь. Это даже в то время, когда считались с человеком, когда для бюрократии существовали пределы того, что называется «размахнись рука, раззудись плечо». А сейчас – кто им указ?

Так что я думаю, что мы с вами на пороге очень серьёзных потрясений. Сейчас начнется добивание Академии Наук уже конкретное. Не юридическое, не формальное, а уже конкретное, структурно и в лицах. Уже прицельно: «Иванов, Петров, Сидоров, которые не нужны, марш за дверь».

– Означает ли реструктуризация РАН, что вводится идеологический контроль над наукой?

– Ну, во-первых, после 1991 года идеологический контроль есть: он связан с общим направлением преобразований, произошедших в стране – ломкой советской системы и утверждением новой буржуазной общественной модели. Любая власть – она всегда идеологична, даже если она кричит, что к идеологии не имеет никакого отношения. У знаменитого итальянского философа Антонио Грамши есть такая замечательная формулировка: «Высшая степень идеологичности – это отрицание любой идеологии». Это очень полезно помнить!

Если бы речь шла просто об идеологичности, то что делать – есть определенная общественная модель, ей присуща соответствующая идеология, т.е. видение того, что было, что есть, что будет и себя в этом контексте. С ней можно соглашаться, можно не соглашаться, но она есть. В случае же с Академией наук дело не в идеологии. Я думаю, что здесь дело в банальном, грубом финансовом расчёте.

Академия – богатейшая государственная структура. В наших условиях, когда всё роздано по частным рукам и у государства осталось только 10% экономики (и то их собираются в ближайшее время приватизировать), реструктуризация РАН - это просто один из элементов политики разгосударствления России. Есть такой вот богатый кусок, и он принадлежит государству – ну как они могут это пережить? Значит надо любыми средствами его изъять и поделить. То, что у нас было сделано со всем – с промышленностью, недрами, транспортом, связью. Вся государственная структура передана в частные руки. Ну, вот, оставалась ещё наука. Её тоже передадут. То есть я думаю, что здесь банальный и хорошо нам всем известный метод «отобрать и поделить». Вот и всё, дальше эти люди не задумываются.

Вы обратите внимание: у нас ведь вообще планирования на перспективу нет. Мы ведь так и не знаем в каком обществе нам предлагают жить через пятнадцать, тридцать, пятьдесят лет. А ведь всякая серьёзная власть постоянно удерживает перед собой такого рода картину, подправляет её в соответствии с тем, как развивается страна и окружающий мир, шлифует, уточняет, но обязательно в каждый момент времени имеет представление, к чему мы идём и что мы хотим получить. Мы же этого не слышим. Есть лишь отдельные общие проговорки: например, «будем сырьевой сверхдержавой». Это было объявлено несколько лет назад, затем поговорили и забыли. Дальше: «нанотехнологии будут». Поговорили и забыли. И так далее, и тому подобное.

А ведь что означает, если у страны нет своей современной науки? Это значит, что нет базиса для качественного образования. Нет базиса для высокотехнологичного производства.

Предположим, будем закупать современный продукт за рубежом. Но ведь не будет даже базиса даже для его оценки! Не будет собственно экспертизы качества того, что мы закупаем. Не будет специалистов, которые смогут оценить, насколько безопасна какая-либо стройка, возведение моста, прокладка трубопровода…

Образно выражаясь, реформа РАН превращает страну во «всадника без головы»...

http://kprf.ru/party-live/opinion/127242.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт фев 14, 2014 1:21 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
867. Орлов А.И. О показателях эффективности научной деятельности // Экономический анализ: теория и практика. – 2014. – № 7 (358). – С.21–29.

УДК 001.38:338.2
НАУКА КАК ОСОБЫЙ ВИД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
SCIENCE AS A SPECIAL KIND OF ACTIVITY

О ПОКАЗАТЕЛЯХ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ABOUT THE INDICATORS OF SCIENTIFIC ACTIVITIES

Орлов А.И., доктор экономических наук, доктор технических наук, кандидат физико-математических наук, профессор, заведующий лабораторией экономико-математических методов в контроллинге Научно-образовательного центра «Контроллинг и управленческие инновации»,
Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана,
prof-orlov@mail.ru

Orlov A. I., Doctor of Economics, Doctor of Technics, Candidate of Physical and Mathematical Sciences, Professor, Head of Laboratory of economic-mathematical Methods in Controlling of Scientific and Educational Center «Controlling and managerial innovations»
Bauman Moscow State Technical University,
prof-orlov@mail.ru

Аннотация
В связи с проблемами повышения эффективности научной деятельности рассмотрены популярные наукометрические показатели. Показано, что развитие научного результата не обязательно связано с публикацией статей в научных журналах. Продемонстрирована неполнота популярных библиометрических баз данных. Установлена методологическая несостоятельность оценки научной эффективности по числу публикаций в высокорейтинговых западных журналах и их цитируемости. Оценка деятельности научных работников и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.


Annotation
In connection with the problems of increasing the efficiency of research activities considered popular scientometric indicators. It is shown that the development of the scientific results are not necessarily connected with the publication of articles in scientific journals. Demonstrated incompleteness popular bibliometric databases. Established methodological inconsistency of estimation of research efficiency by the number of publications in top-rated western journals and their citations. Scientific activities of researchers and teams should be given as a result of expert examinations and public discussion of scientific results. Scientometric indicators calculated by the number of publications and citations in scientific journals, can only play a supporting (background ) role.

Ключевые слова: научная деятельность, показатели эффективности, выбор, наукометрия, экспертиза, библиометрические базы данных, методологические ошибки.

Key words: scientific activities, efficiency indicators, choice, scientometrics, expertise, bibliometric databases, methodological errors.


Проблемы повышения эффективности научной деятельности в последнее время активно обсуждаются. С прикладными исследованиями, нацеленными на решение конкретных задач, поставленных теми или иными заказчиками, ситуация достаточно ясна – оценку эффективности исследований проводят заказчики. Проблемы возникают при управлении фундаментальными исследованиями [25]. Для выработки обоснованных критериев эффективности исследований необходимо проанализировать содержание, структуру и специфические особенности науки как особого вида деятельности [5]. При этом, хотя непосредственно при проведении фундаментальных исследований их прикладное значение остается в тени, в дальнейшем становится вполне очевидной весьма существенная роль фундаментальной науки в обеспечении обороноспособности государства [7].
Вполне естественно, что проводятся многочисленные дискуссии о показателях эффективности научной деятельности отдельных исследователей, подразделений, институтов, стран в целом. На основе таких дискуссий создаются, в частности, концепции подготовки и аттестации научно-педагогических кадров [2].
Выделяются два крайних направления. Одно из них делает упор на статистический анализ данных о научных статьях, описанных в библиометрических базах данных [21]. Другое направление в области оценки эффективности научной деятельности основано на применении экспертных технологий [22].
Итоги организованной по нашей инициативе дискуссии подведены в специальном выпуске электронного журнала «Управление большими системами» [23], выпускаемого Институтом проблем управления РАН (входит в «список ВАК»). Выпущено и отдельное издание - сборник «Наукометрия и экспертиза в управлении наукой» [10]. В названии выделены и сопоставлены два основных интеллектуальных инструмента – количественные показатели и экспертные оценки.
Как известно, контроллинг [6] может применяться для совершенствования управления в любой области. В частности, можно разрабатывать контроллинг в области управления наукой. С позиций контроллинга организационно-экономических методов [14] обсудим критерии выбора показателей эффективности научной деятельности.
Наукометрия, т.е. научная дисциплина, посвященная количественным измерениям в области науки, в своих основных чертах разработана еще в 1960-х годах [9]. Развитие информационных технологий привело к созданию библиометрических баз данных о научных публикациях, на основе которых для отдельных научных работников, подразделений и организаций подсчитывают количественные показатели – число публикаций, включенных в конкретную базу данных, их цитируемость (в других публикациях, включенных в рассматриваемую базу) и др.
Наиболее популярные зарубежные библиометрические базы данных - WoS и Scopus, отечественная – Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU, на которой основан Российский Индекс Научного Цитирования (РИНЦ). В них учтены, как правило, статьи и библиографические ссылки на статьи из журналов, включенные в эти базы. Академия ГУГЛ (scholar.google.ru/citations) проводит мониторинг Интернет-ресурсов, поэтому дает перечень цитирований не только статей, но и книг, но только тех, которые имеются в Интернете.
Кроме числа публикаций и числа их цитирований, к основным наукометрическим показателям относятся индекс Хирша научного работника и импакт-фактор журнала, в котором напечатана статья.
Индекс Хирша (предложен в 2005 г. американским физиком Хорхе Хиршем из университета Сан-Диего, Калифорния) определяется следующим образом. Пусть в базе данных зафиксировано n публикаций рассматриваемого автора, упорядоченных по убыванию числа цитирований k1 > k2 > … > kn, где ki – число цитирований i – ой статьи. Тогда индекс Хирша равен h, если kh > h , kh+1 < h + 1 (т.е h - максимальный номер члена ряда k1 > k2 > … > kn такой, что член ряда с этим номером больше или равен, чем номер). Разработано много «хиршеподобных» показателей [27].
На сайте eLIBRARY.RU приведено следующее определение: «Импакт-фактор рассчитывается на основе данных по цитированию журнала в РИНЦ за предыдущие два года (или пять лет). При этом данные по цитированию берутся из публикаций года, для которого рассчитывается импакт-фактор. При расчете импакт-фактора число ссылок, сделанных в расчетном году из всех обрабатываемых в РИНЦ журналов на статьи, опубликованные в данном журнале за предыдущие два года (или пять лет), делится на общее число этих статей. То есть, по сути, данный показатель отражает среднее число цитирований одной статьи в журнале. Например, при расчете пятилетнего импакт-фактора за 2010 год суммарное число ссылок, сделанных в 2010 году на статьи, опубликованные в журнале в период с 2005 по 2009 год включительно, делится на общее число статей, опубликованных в выпусках журнала за 2005-2009 годы». Очевиден произвол в выборе временного интервала (два года или пять лет), а также то, что на импакт-фактор журнала никак не влияют цитирования статей, опубликованных 6 и более лет назад (а такие статьи, как нетрудно убедиться, зачастую составляют заметную часть пристатейных библиографических списков). Для конкретного научного работника рассчитывают средний импакт-фактор журналов, в которых он публиковался).
Наивные лица считают, что чем выше перечисленные показатели научного работника (число публикаций, число цитирований, индекс Хирша, средний импакт-фактор журналов с публикациями), тем лучше он работает и тем больше заслуживает поощрения.
При обсуждении проблем управлении научной деятельностью достаточно часто делаются методологические ошибки. Приведем примеры (см. также [13], [16], [20]).
В современных дискуссиях об оценке эффективности деятельности научных работников и организаций иногда утверждается, что оценка может быть сделана по числу публикаций в высокорейтинговых (т.е. с большими импакт-факторами) журналах, учитываемых в библиометрических базах данных WoS и Scopus. Подобное утверждение неверно по ряду причин:
1) неверно, что траектория развития научного результата обязательно включает публикации в журналах;
2) неверно, что следует поощрять увеличение публикаций в научных журналах;
3) неверно, что современные библиометрические базы данных дают адекватное представление о научной активности исследователя;
4) неверно, что о научных достижениях отечественных ученых можно судить по библиометрическим базам данных WoS и Scopus.
Докажем сформулированные утверждения.
Разбор методологических ошибок необходимо начать с обсуждения целей научных исследований. Очевидно, результаты НИР поступают прежде всего к ее заказчику и только по его разрешению могут быть опубликованы в открытой печати (т.е. необходимо учесть требования коммерческой и государственной тайны). Если научная работа финансируется из бюджета, т.е. проведена на деньги отечественных налогоплательщиков, то и воспользоваться результатами должны прежде всего граждане России и отечественные организации. Другими словами, результаты должны быть опубликованы прежде всего на русском языке, только после этого они могут быть изданы на иностранных языках.
Иногда говорят, что наука едина, является мировой, а потому следует публиковаться на английском языке, являющемся в настоящее время языком международного общения. Неверность этого утверждения для прикладных исследований очевидна: разве можно представить себе, что отечественные разработчики ВТО (высокоточного оружия) сначала опубликуют свои результаты за рубежом на английском языке и только потом – на русском.
Обсудим ситуацию для фундаментальных исследований. Что под ними понимать? Если понимать фундаментальные исследования, как те, которые никому не нужны, то возникает вопрос о целесообразности их финансирования (и проведения). На наш взгляд, должна просматриваться будущая польза фундаментальных исследований, их нацеленность на решение реальных задач, стоящих перед теми или иными отраслями народного хозяйства России. Поэтому нельзя согласиться с П.Ю. Чеботаревым [26], который отдает предпочтение «интернационализму» перед «изоляционизмом». На наш взгляд, больше подходит другая пара терминов – «космополитизм» и «патриотизм». Впрочем, здесь под «патриотизмом» можно понимать соблюдение элементарных обязательств перед российскими налогоплательщиками, финансирующими фундаментальные исследования.
На наш взгляд, в современных условиях говорить о мировой науке столько же неплодотворно, как и говорить о мировом правительстве.
В статье [28] сделан важный вывод: «... «лучше живут» не те страны, которые вносят наибольший вклад в мировую науку, а те, которые больше «выносят» из нее, т.е. наиболее эффективно используют результаты научно-технического прогресса». Из этого факта вытекает наиболее рациональная стратегия для нашей страны – изучать чужие достижения, свои же разработки применять прежде всего для собственных нужд, а также в целесообразном объеме предоставлять зарубежным странам (ср. статьи [3], [8]).
Методологические ошибки начинаются с отсутствия обсуждения пути конкретного научного результата. Обычно новый результат становится достоянием широкой научной общественности при докладе на научном семинаре, а затем – на представительной конференции. Первая публикация – тезисы доклада. (Тезисы, труды, материалы конференций объединяем термином «тезисы». Хотя многостраничные «труды» – это уже полномасштабные статьи.)
При дальнейшем развитии исследования доклад перерастает в статью, которая публикуется в тематическом сборнике или в журнале. Первый вариант для распространения идей предпочтительнее, поскольку тематический сборник фактически становится коллективной монографией, аккумулирующей в себе основные результаты, полученные группой разработчиков (обычно неформальным научным коллективом). Например, для статистики нечисловых данных таким сводным изданием стал сборник [1], подготовленный сложившимся к тому времени неформальным коллективом исследователей в этой только что сформировавшейся научной области.
Только для давно развивающихся областей с большим числом исследователей и эффективной административной поддержкой публикации концентрируются в научных журналах, порожденных соответствующей частью научного сообщества.
В нашей стране для прикладной статистики и других статистических методов эта стадия еще не наступила – нет соответствующих журналов, есть только раздел «Математические методы исследования» в журнале «Заводская лаборатория. Диагностика материалов». Тематика журнала в целом, как видно из названия, перпендикулярна рассматриваемой научной области (хотя и имеет с ней непустое пересечение). С момента создания раздела (1962 г.) в этом журнале публикуются основные работы на русском языке по прикладной статистике и другим статистическим методам, к настоящему времени издано около тысячи статей.
Аналогична ситуация с начальным этапом развития научного направления «Экспертные оценки» [17]: сначала тезисы докладов, затем тематические сборники, без заметного влияния статей в научных журналах на развитие научного направления.
Следующий этап за публикациями в журнале или сборнике – выпуск монографии, подводящей итоги соответствующего этапа работ. (Хорошая монография – это не механическое объединение отдельных статей (научных результатов), а представление научной общественности направления исследований как целого.) Затем – создание учебника. Ясно, что на широкое распространение и использование может рассчитывать только то знание, которое включено в учебный процесс и вошло в сознание следующего поколения специалистов.
Отметим, что ссылки на научные публикации даются не только при составлении научных статей, но и при подготовке отчетов, диссертаций, справочников, выполнении прикладных работ, в том числе закрытых. Поэтому учет цитирований в ограниченном списке научных журналов всегда преуменьшает реальное использование конкретной научной публикации.
Заключительный этап – научный результат становится общеизвестным. Например, в статьях отмечают (без ссылок на литературные источники), что аксиоматическая теория вероятностей построена А.Н. Колмогоровым (хотя А.Н. Колмогоров, встречая такую фразу, обычно указывал на нескольких исследователей – акад. С.Н. Бернштейна и др., - которые ранее предложили несколько иные аксиоматические подходы; да и сам он разработал не один, а два аксиоматических подхода – на основе теории меры в 1930-е годы и на основе теории информации в 1960-е годы, но обычно вспоминают и используют только первый из них). С течением времени перестают даже упоминать авторов – используют производные и интегралы, не ссылаясь на Ньютона и Лейбница.
Итак, наиболее естественная цепочка научных публикаций:
- тезисы доклада;
- тематический сборник;
- монография;
- учебник;
- широкое использование.
Обратите внимание – для развития нового направления публикации в научных журналах отнюдь не всегда нужны. Кроме того, принципиально новую работу в устоявшемся научном журнале просто не поместят, поскольку она противоречит традициям журнала (за многочисленными примерами отклонения принципиально новых работ читатели могут обратиться к автору настоящей статьи).
Проанализировав путь конкретного научного результата, видим, что он состоит из этапа первоначального развития, завершающегося книжной публикацией, и этапа зрелости и широкого использования. На втором этапе обычно цитируют монографию, справочник, учебник, а не исходную статью. Очевидно, что с точки зрения общества целесообразно, чтобы первоначальный этап был возможно короче.
На основе сказанного выше весьма странными (и даже вредными с точки зрения развития науки) представляются попытки оценивать научную продуктивность коллективов и отдельных исследователей только на основе публикаций в научных журналах. При этом полностью игнорируются материалы конференций, сборники статей, монографии, учебники, т.е. основная (по своему воздействию на развитие науки и техники) масса публикаций. Вопреки этим попыткам большое значение материалам конференций как первым публикациям новых идей придают М.М. Деза (Париж) и Е.И. Деза (Москва) [4].
Бегло обсудим отрицательные эффекты, о которых идет речь. Надо поднять импакт-фактор, чтобы увеличить финансирование? Вот план мероприятий (по аналогии со сбором десятка-другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все мы знаем, часто пишет сам соискатель, а затем собирает подписи): вместо одной полноценной статьи делим ее на последовательные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем путем перекрестных ссылок продолжаем «развитие» положений исходного набора статей.
Целесообразно в первых публикациях допустить неточности, ошибки, недоработки. Тогда появляются основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие. Например, в работах с использованием понятий теории вероятностей существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся статей в связке из нескольких журналов. Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. Конечно, надо исключить дословное повторение текстов, воспользовавшись опытом соискателей ученых степеней, в частности, при подготовке отзывов на диссертации и авторефераты. Современная информационная техника облегчает задачу. Если лет тридцать назад надо было перепечатывать текст, вручную вставлять формулы, то сейчас с помощью текстового редактора, Интернета и/или принтера технические сложности снимаются – статьи можно «печь как блины».
Развивая эти вполне естественные для современного «исследователя» мысли, приходим к целесообразности организации «семей», члены которых будут ссылаться друг на друга (и не ссылаться на «чужих»). Можно привести примеры таких квазимафиозных структур.
Почему пропагандисты индекса цитирования делают упор на журналы? Одна из причин - потому что таким путем оценку научной продуктивности можно проводить путем применения соответствующего программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «владельцы» журналов (в частности, редакторы, члены редакционных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире.
Ясно, что методологические ошибки – упор на индексы цитирования – приводят к неправильным управленческим решениям (ср. с основными положениями доклада [12]). Не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по импакт-фактору объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссылаться будут на нее, а не на предыдущие статьи, а ссылки на книги не влияют на импакт-фактор журнала. Следовательно, управление наукой на основе числа публикаций в рецензируемых журналах и индексов цитирования объективно замедляет развитие науки, переход полученных результатов в область практического применения.
Еще один эффект, отмеченный в [10] и [23] - ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, могут «тонуть» среди ссылок на массы эпигонов. Достаточно пересказать статью предшественника, добавив к ней свою «завитушку» - и готова своя статья, и ссылаться будут зачастую на нее, а не на статью предшественника.
Перейдем к обсуждению баз данных. Сопоставление с реальностью информации, содержащейся в наукометрических (библиометрических) базах данных, приводит к выводу о явной неполноте указанной информации, по крайней мере в настоящее время. В качестве примера кратко проанализируем отображение в Академии ГУГЛ и РИНЦ публикаций автора настоящей статьи. Перечень «Основные научные и методические работы А.И.Орлова» - это базовый список публикаций, без тезисов, трудов и материалов конференций, резюме докладов на семинарах, «Комментариев» к статьям, диссертаций, авторефератов, отчетов, статей в энциклопедиях, а также без научно-популярных и научно-организационных статей, отчетов о конференциях, рецензий, статей в газетах, программ учебных курсов и др. На 1 сентября 2013 г. этот перечень включает 285 названий научных работ А.И. Орлова, а именно, 46 книг и 239 статей (см. список в viewtopic.php?f=5&t=271). В Академии ГУГЛ (http://scholar.google.ru/citations?user=ziqLP2cAAAAJ ) отмечено 148 публикаций А.И. Орлова, 1509 цитирований. Индекс Хирша – 16, не менее 10 раз процитированы 32 работы. Первые 5 источников по числу цитирований – книги, 6-й – статья (обзор по экспертным оценкам), источники 7-10 – снова книги, т.е. из первых 10 по числу цитирований – 9 книг и только 1 статья. В РИНЦ (http://elibrary.ru/author_profile.asp?id=1844 ) отмечены 127 публикаций (только статьи), 1101 цитирований, индекс Хирша – 10. Кроме того, автору работ видны разнообразные неточности и противоречия в представленной в базах информации. Итак, в этих базах представлено лишь 40-50% основных публикаций автора настоящей статьи, по крайней мере половины работ нет.
К сожалению, многие ценные издания до сих пор не попадают в Интернет, например, межвузовский сборник научных трудов «Статистические методы оценивания и проверки гипотез» (хотя переводится в США) и «Материалы» научных чтений памяти К.Э. Циолковского. Отечественный РИНЦ из публикаций автора настоящей работы учитывает только статьи в научных журналах.
Тем более неполны базы данных WoS и Scopus. В них делается упор на статьи в журналах из избранного списка. Например, таков индекс на основе базы данных Web of Science (WoS), в котором вообще не учитываются доклады на конференциях и монографии, а список журналов резко перекошен в сторону англоязычных - большинства российских журналов в нем просто нет. В наукометрической базе данных Scopus учитываются избранные сборники конференций и монографии, но дискриминация отечественных журналов весьма выражена. В ней более 6000 американских журналов и только около 200 – российских [15]. Отметим, что на 1 сентября 2013 г. в РИНЦ учитываются 8096 российских журналов (http://elibrary.ru/project_author_profile.asp ). Естественно, что наивные авторы на основе анализа данных WoS делают вывод о малом вкладе отечественных ученых в мировую науку (см. [21]).
Как отмечено в [24]: «И чем больше подписок на WoS продает российским организациям Thomson Reuters – тем больше становится библиометристов». По нашему мнению, развернутая в последние годы пропаганда использования наукометрических показателей и баз данных, необходимости публикации статей в англоязычных зарубежных журналах является маркетинговой кампанией определенных коммерческих структур, имеющей целью создание и захват отечественного рынка указанных услуг с целью получения прибыли. Как отмечено в докладе UNESCO, «лингвистические преимущества англоязычных стран способствуют усилению конкурентных преимуществ этих стран в науке и в связанном с ней бизнесе, в частности, издательском» [29, с.154].
Какова же альтернатива наукометрическим показателям? Адекватную оценку эффективности научной деятельности могут дать только эксперты. В [23] необходимости применения экспертных технологий посвящен большой раздел из 5 статей (с.280-360). Теории и практике экспертных оценок посвящены многие работы отечественных ученых (см. [11], [17]), выпущены подробные учебники ([18], [19] и др.). Всем хорошо знакомые защиты диссертаций – пример экспертиз. К выборам преподавателей и научных работников на новый срок нельзя относиться формально. Они могли бы опираться на экспертизы типа защит диссертаций по опубликованным работам.
Необходимо обеспечить результативность экспертиз при управлении наукой. Есть очевидные рекомендации. Больше ресурсов - выше результативность. Больше ресурсов – это значит больше экспертов, более тщательный их подбор, больше туров (т.е. больше работает каждый эксперт, общается с другими), лучше программное обеспечение (для проведения сетевых экспертиз, обеспечения доступа к базам данных и моделей), лучше организация, выше оплата, больше времени (экспертиза перерастает в научное исследование), и т.д., и т.п. На эту тему написано много (в частности, см. [11], [17], [18], [19] и др.).
Можно привести примеры более конкретных рекомендаций. Целесообразно беседовать с экспертом, проводить интервью, а не предлагать «заочно» заполнить анкету. Устраивать дискуссии, обсуждения, «мозговые штурмы». Обеспечить экспертов базами данных, моделей, знаний, в том числе публикаций. Предоставить для работы экспертных комиссий ситуационные комнаты (центры). Создать в организации постоянно действующую систему (сеть) экспертных комиссий, в частности, используя идеи Стаффорда Бира. Вывозить специалистов для проведения экспертизы (на дачи, корабли и т.п.), т.е. вырывать их из привычной обстановки, отделять от среды, стимулировать общение. И т.д., и т.п.
Итог дискуссии, проведенной в [10] и [23], можно кратко сформулировать так. Большинство участников обсуждения полагает, что оценка деятельности научных работников и коллективов должна даваться в результате тщательной экспертизы и публичного обсуждения полученных научных результатов. Наукометрические показатели, рассчитанные по числу публикаций и цитирований в научных журналах, могут играть лишь вспомогательную (справочную) роль.


Список литературы

1. Анализ нечисловой информации в социологических исследованиях / Под ред. В.Г. Андреенкова, А.И. Орлова, Ю.Н. Толстовой. – М.: Наука, 1985. – 222 с.
2. Викулов С.Ф., Хрусталёв Е.Ю. Концепция подготовки и аттестации научно-педагогических кадров // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2012. №14. С.10-17.
3. Гринченко С.Н. Имеет ли решение задача перманентной оценки вклада учёного в науку? // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С. 280–291.
4. Деза М.М., Деза Е.И. Несколько замечаний к вопросу об оценке научных публикаций // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С. 362-365.
5. Едронова В.Н., Овчаров А.О. Содержание, структура и специфические особенности науки как особого вида деятельности // Экономический анализ: теория и практика. 2013. №2. С.2-14.
6. Контроллинг: учебник / А.М. Карминский, С.Г. Фалько, А.А. Жевага, Н.Ю. Иванова; под ред. А.М. Карминского, С.Г. Фалько. – 3-е изд., дораб. – М.: ИД «ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2013. – 336 с.
7. Лавринов Г.А., Хрусталёв Е.Ю., Косенко А.А., Бабкин Г.В. Роль фундаментальной науки в обеспечении обороноспособности государства // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2013. №35. С.9-20.
8. Милек О.В., Шмерлинг Д.С. О продвижении университета на международном академическом «рынке» // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.139–143.
9. Налимов В.В., Мульченко З.М. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. – М.: Наука, 1969. – 192 с.
10. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой: сборник статей / Под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева. - М.: ИПУ РАН, 2013. – 572 с.
11. Новиков Д.А., Орлов А.И. Экспертные оценки – инструменты аналитика // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2013. – Т.79. – №4. – С.3-4.
12. Орлов А.И. Влияние методологии на последствия принятия решений. – Материалы I Международного Конгресса по контроллингу: выпуск №1 /Под науч. ред. С.Г. Фалько. – М.: НП «ОК», 2011. – С.86-90.
13. Орлов А.И. Два типа методологических ошибок при управлении научной деятельностью // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.32-54.
14. Орлов А.И. Контроллинг организационно-экономических методов // Контроллинг. –2008. – №4 (28). – С.12-18.
15. Орлов А.И. Наукометрия и управление научной деятельностью // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.538-567.
16. Орлов А.И. О некоторых методологически ошибочных методах анализа и оценки результатов научной деятельности // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 8. / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества и междунар. связей; Отв. ред. Ю.С. Пивоваров. – М., 2013. – Ч. 2. – С.528-533.
17. Орлов А.И. О развитии экспертных технологий в нашей стране // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. – 2010. – Т.76. №11. – С.64-70.
18. Орлов А.И. Организационно-экономическое моделирование: теория принятия решений. Учеб. для вузов. – М. : КноРус, 2011. – 568 с.
19 Орлов А.И. Организационно-экономическое моделирование: учеб. Ч.2. Экспертные оценки. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2011. – 486 с.
20. Орлов А.И. Примеры методологических ошибок при управлении научной деятельностью // Проблемы наукометрии: состояние и перспективы развития. Международная конференция. – М.: Ин-т проблем развития науки РАН, 2013. – С.107 – 109.
21. Проблемы наукометрии: состояние и перспективы развития. Международная конференция. – М.: Ин-т проблем развития науки РАН, 2013. – 124 с.
22. Рощин А.В., Тихонов И.П., Проничкин С.В. Методический подход к оценке эффективности результатов научно-технических программ // Экономический анализ: теория и практика. 2013. №21. С.10-18.
23. Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – 568 с.
24. Фейгельман М.В., Цирлина Г.А. Библиометрический азарт как следствие отсутствия научной экспертизы // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С. 332-345.
25. Цыганов С.А., Рудцкая Е.Р., Хрусталёв Е.Ю. Фундаментальные исследования: проблемы и решения // Экономический анализ: теория и практика. 2013. №39. С.2-14.
26. Чеботарев П.Ю. Оценка ученых: пейзаж перед битвой // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.506-537.
27. Штовба С.Д., Штовба Е.В. Обзор наукометрических показателей для оценки публикационной деятельности ученого // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.262-278.
28. Юревич А.В., Цапенко И.П. Эффективность отечественной социогуманитарной науки: наукометрический подход // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С. 408–420.
29. World Social Science Report. – Paris: UNESCO Publishuing, 2010. – 422 pр.


References

1. Andreenkov V.G., Orlov A.I., Tolstova Ju.N. (Ed.), 1985. Analysis of non-numerical information in sociological research. - Moscow: Nauka. – 222 pp.
2. Vikulov S.F., Khrustalyov E.Yu., 2012. The concept of training and qualification of the teaching staff // National interests: priorities and security 14, 10 – 17.
3. Grinchenko S.N., 2013. Does the solution for the problem of permanent evaluation of the contribution of the scientist in science? // Control large systems 44, 280 – 91.
4. Deza M., Deza E., 2013. Some remarks on the question of the evaluation of scientific publications // Control large systems 44, 362-365.
5. Edronova V.N., Ovcharov S.A., 2013. The content, structure and specific features of science as a special kind of activity // Economic Analysis: Theory and Practice 2, 2 -14.
6. Controlling : the textbook, 2013. Karminsky , S.G. Falco, A.A. Zhavago, N.Yu. Ivanova, ed. A.M. Karminsky, S.G. Falco. – 3rd ed., Dorab. – Moscow: Publishing House "FORUM": INFRA – M. – 336 pp.
7. Lavrinov G.A., Khrustalyov E.Ju., Kossenko A.A., Babkin G.V., 2013. The role of basic science in ensuring the defense of the State // National interests: priorities and security 35, 9 –20.
8. Milek O.V., Shmerling D.S., 2013 On the promotion of the University in the international academic "market" // Control large systems 44, 139 – 143.
9. Nalimov V.V., Mulchenko Z.M., 1969. Scientometrics . The study of the development of science as an information process. – Moscow: Nauka. – 192 pp.
10. Scientometrics and expertise in the management of science: a collection of articles, 2013 / Ed. D.A. Novikov , A.I. Orlov, P.Ju. Chebotarev. – M.: Institute of Control Sciences. RAS. – 572 pp.
11. Novikov D.A., Orlov A.I., 2013. Expert estimates - analyst tools // Industrial laboratory. Diagnosis of materials 4, 3 – 4 .
12. Orlov A.I., 2011. The influence of the methodology for the consequences of decisions. - Proceedings of the I International Congress of Controlling: issue number 1 / Under the scientific. ed. S.G. Falco. - Moscow: NP "OK". – P.86 – 90.
13. Orlov A.I., 2013. Two types of methodological errors in the management of research activities // Control large systems 44, 32 – 54 .
14. Orlov A.I., 2008. Controlling organizational and economic methods // Controlling 4, 12 –18 .
15. Orlov A.I., 2013. Scientometrics and management of research activities // Control large systems 44, 538 – 567 .
16. Orlov A.I., 2013. Some methodologically erroneous methods of analysis and estimation of scientific results // Russia: trends and prospects. Yearbook. 8. Part 2. / RAS. INION. Dep. Scientific . Cooperation and Intern. links; Ed. Ju.S. Pivovarov. – Moscow. – P.528 – 533.
17. Orlov A.I., 2010. On the development of expert technology in our country // Industrial laboratory. Diagnosis of materials 11,. 64 – 70.
18. Orlov A.I., 2011. Organizational and economic modeling: decision theory. Textbook. - Moscow: KnoRus. – 568 pp.
19. Orlov A.I., 2011. Organizational and economic modeling: Textbook. Part 2 . Expert estimates. – Moscow: Publishing House of the Bauman MSTU. – 486 pp.
20. Orlov A.I., 2013. Examples of methodological errors in the management of research activities // Scientometrics: status and prospects for development. International Conference. – Moscow: Institute for the Study of Russian Science Academy of Sciences. – P.107 – 109.
21. Scientometrics: status and prospects for development, 2013. International Conference. Moscow: Institute for the Study of Russian Science Academy of Sciences. – 124 pp.
22. Roschin A.V., Tikhonov I.P., Pronichkin S.V., 2013. Methodical approach to evaluating the effectiveness of scientific and technical programs // Economic Analysis: Theory and Practice. 21, 10 – 18.
23. Control large systems, 2013, 44. – 568 pp.
24. Feigel'man M.V., Tsirlina G.A., 2013. Bibliometric excitement as a consequence of the lack of scientific expertise // Control large systems 44, 332 – 345 .
25. Ciganov S.A., Rudtskaya E.R., Khrustalyov E.Ju., 2013. Basic research: problems and solutions // Economic Analysis: Theory and Practice. 39, 2 – 14.
26. Chebotarev P.Ju., 2013. Scientists estimate: landscape before the battle // Control large systems 44, 506 – 537.
27. Shtovba S.D., Shtovba E.V., 2013. A survey on scientometric indicators to assessment of researcher’s publication activity // Control large systems 44, 262 – 278.
28. Jurevich A.V., Tsapenko I.P., 2013. The effectiveness of the national socio-humanitarian sciences: scientometric approach // Control large systems 44, 408 – 420 .
29. World Social Science Report. – Paris: UNESCO Publishuing, 2010 . – 422 pp.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вт май 06, 2014 10:22 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
877. Орлов А.И. О развитии контроллинга научной деятельности // Controlling in SMEs – Beyond Numbers (Prague, April 25, 2014). Proceedings of the International Conference. – Prague: University of Finance and Administration, 2014. – P.320-324. URL: http://www.vsfs.cz/controlling/?id=2156 ... -a-vystupy


О РАЗВИТИИ КОНТРОЛЛИНГА НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Орлов А.И.,
заведующий лабораторией экономико-математических методов в контроллинге
Научно-образовательного центра «Контроллинг и управленческие инновации»
Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана,
prof-orlov@mail.ru

Выделена новая область контроллинга – контроллинг научной деятельности. Рассмотрены некоторые проблемы развития этой области, прежде всего проблема выбора ключевых показателей эффективности. Установлено, что стимулированная административными мерами погоня за числом опубликованных статей в научных журналах мешает развитию науки. Методологические ошибки – упор на индексы цитирования, импакт-факторы и т.п. – приводят к неправильным управленческим решениям. Как показывает опыт Великобритании, в управлении наукой необходимо применять экспертизы. Кратко обсуждаются некоторые недостатки сложившейся системе научных специальностей. Предлагается развернуть научные исследования по науковедению и контроллингу научной деятельности.
Ключевые слова: контроллинг, научная деятельность, траектория развития научного результата, ключевые показатели эффективности, публикации в научных журналах, импакт-фактор, система научных специальностей.

THE DEVELOPMENT OF SCIENTIFIC ACTIVITY CONTROLLING

Orlov A. I.,
Head of Laboratory of economic-mathematical Methods in Controlling
of Scientific and Educational Center «Controlling and managerial innovations»
Bauman Moscow State Technical University,
prof-orlov@mail.ru

Select the new area of controlling - scientific activity controlling. We consider some problems of development in this field, primarily the problem of selection of key performance indicators. Is ffounded that administrative measures stimulated the pursuit of a number of papers published in scientific journals hinders the development of science. Methodological errors - emphasis on citation indexes, impact factors , etc. - lead to wrong management decisions. As the experience of the UK, in the management of science should be applied expertise. Briefly discusses some of the drawbacks of the system of scientific specialties. It is proposed to expand research on the science of science and scientific activity controlling.
Keywords: controlling, scientific activity, the trajectory of the development of scientific results, key performance indicators, papers in scientific magazines, the impact factor, system of scientific specialties.

1. ВВЕДЕНИЕ

Наука и научное обслуживание – крупная отрасль народного хозяйства, число работников – сотни тысяч. Констатируем, что в настоящее время общее число работников науки установить затруднительно, поскольку в отчетности Росстата учитываются лишь те, кто занимает должности, официально отнесенные к науке. В результате профессор вуза с точки зрения Росстата не является научным работником (он относится к категории лиц, оказывающих образовательные услуги). Однако это обстоятельство не мешает управленцам оценивать научную активность профессорско-преподавательского состава по показателям, несостоятельность которых покажем далее.
Согласно С.Г. Фалько, контроллинг – это «система информационно-аналитической и методической поддержки по достижению поставленных целей» (Контроллинг: 10 лет, 2013). Подобная система полезна в любой области деятельности. Для научной деятельности она необходима. Однако приходится констатировать, что в настоящее время управление наукой ведется без адекватной системы контроллинга, в частности, из-за отсутствия должной проработки проблем контроллинга научной деятельности.
В настоящей статье выделяем новую область контроллинга – контроллинг научной деятельности – и рассматриваем некоторые проблемы развития этой области, прежде всего проблему выбора ключевых показателей эффективности (Орлов А.И., 2013), (Орлов А.И., 2014).

2. ОПИСАНИЕ ПРОБЛЕМЫ

С позиций контроллинга рассмотрим проблемы применения наукометрии и экспертизы в управлении наукой, исходя из материалов организованной нами дискуссии (Управление большими системами, 2013), (Наукометрия и экспертиза, 2013).
Анализ современного состояния в области управления наукой позволяет указать ряд назревших проблем. В частности, по нашему мнению:
1. Стимулированная административными мерами погоня за числом опубликованных статей в научных журналах мешает развитию науки.
2. Сложившаяся система научных специальностей в ряде случаев противоречит реальной структуре науки и мешает ее развитию.
3. Действующая процедура защиты диссертаций приводит к нерациональной растрате времени высококвалифицированных специалистов (докторов наук), и т.д.
Рассмотрим первую из указанных проблем. По нашему мнению, наиболее естественная траектория развития научного результата и соответствующая цепочка публикаций таковы:
- тезисы доклада;
- тематический сборник;
- монография;
- учебник;
- широкое использование.
Именно так развивались научные направления в области статистики нечисловых данных или теории экспертных оценок. Констатируем, что публикации в научных журналах не являются необходимыми для развития научных исследований.
Кроме числа публикаций, в качестве ключевых показателей эффективности в настоящее время административно внедряются показатели цитируемости и импакт-факторы журналов. Как в ответ на административный нажим можно поднять показатели цитирования и импакт-фактор журнала, чтобы увеличить финансирование?
Вот реально применяемый план мероприятий (по аналогии со сбором десятка-другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все специалисты знают, пишет сам соискатель): вместо одной полноценной статьи делим ее на последовательные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем перекрестно продолжаем «развитие» положений исходного набора статей. Целесообразно в первых публикациях допустить неточности, ошибки, недоработки. Тогда появляется основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие.
Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. В математической работе существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся потоков статей в связке из нескольких журналов.
Выпуск монографии прекращает поток ссылок на предыдущие статьи, следовательно, невыгоден.
Почему активны пропагандисты индексов цитирования и импакт-факторов? Почему пропагандисты таких показателей, как «число публикаций», «индекс цитирования», «индекс Хирша», делают упор на публикации в научных журналах?
Одна из причин - потому что таким путем оценку научной продуктивности можно проводить путем формального применения программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать.
Другая причина – «владельцы» журналов (в частности, редакторы, члены редакционных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире. В их руках – ресурс (возможность публикации в журнале, включенном в привилегированную наукометрическую базу данных), необходимый для профессиональной деятельности.
Третья причина – коммерческие интересы фирм, специализирующихся на ведении наукометрических баз данных и расчете индексов типа SCOPUS и аналогичных.

3. ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Обсудим последствия. Методологические ошибки – упор на индексы цитирования, импакт-факторы и т.п. – приводят к неправильным управленческим решениям. Не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по публикациям в научных журналах объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссылаться будут на нее, а не на предыдущие статьи. Ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, «тонут» среди ссылок на массы эпигонов. На настоящий момент существенно, что в современных условиях отнюдь не все отечественные журналы имеют полноценные электронные версии, и не все включены в системы учета цитирования. Сказанное объясняет, почему Международный союз математиков предостерегает от неправильного использования статистики цитирований (Науковедение и экспертиза, 2013).
Помимо наукометрических показателей, в управлении наукой необходимо применять экспертизы. Представляется полезным опыт Великобритании, где каждый университетский департамент (кафедра) проходит всестороннюю оценку каждые 5-6 лет в рамках т.н. Упражнения по оценке научных исследований (Research Assessment Exercise). При этом департамент отчитывается, прежде всего, в разрезе:
(1) защищённых диссертаций,
(2) научных публикаций,
(3) полученных грантов, а также
(4) уровня признания и
(5) условий труда.
С этой целью создаётся порядка 60-70 комиссий национального уровня, каждая из которых обслуживает соответствующий раздел науки (см., например, http://www.rae.ac.uk/), которым приходится интенсивно работать над упорядочением научных результатов департаментов по своему профилю в течение месяца-двух (Миркин Б.Г., 2013).
Кратко обсудим некоторые недостатки сложившейся системе научных специальностей:
1) неестественное объединение математики и физики в «физико-математические науки»;
2) наличие двух «осколков» статистики (внутри экономики и математики) вместо науки «Статистика» верхнего уровня;
3) осколок кибернетики (в математике) вместо науки «Кибернетика» верхнего уровня;
4) менеджмент помещен внутри экономических наук, в то время как экономическая проблематика оставляет лишь часть менеджмента (управления предприятиями, отраслями, народным хозяйством).
Предлагаем для обсуждения два частных предложения:
1. Разделить специальность 08.00.05 «Экономика и управление в народном хозяйстве» на отдельные специальности в соответствии с уже реально выделенными специализациями.
2. Ввести на верхнем уровне иерархии научных специальностей «Управленческие науки» (равнозначные с «Экономическими науками») и другие, перечисленные ранее.
И глобальное предложение:
Развернуть научные исследования по науковедению и контроллингу научной деятельности, в частности, по выработке обоснованной системы ключевых показателей эффективности и методов их оценки, включая процедуры защиты диссертаций, а также адекватной классификации научных специальностей (возможно, целесообразно ограничиться верхним иерархическим уровнем).

Пристатейный библиографический список

1. Контроллинг: 10 лет. Подготовлено Н.Ю. Ивановой. Интервью с С.Г. Фалько и др. // Контроллинг. – 2013. – №4(50). – С.88-95.
2. Миркин Б.Г. О понятии научного вклада и его измерителях // Наукометрия и экспертиза в управлении наукой: сборник статей. – М.: ИПУ РАН, 2013. – С.292-307.
3. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой: сборник статей / Под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева. – М.: ИПУ РАН, 2013. – 572 с.
4. Орлов А.И. Критерии выбора показателей эффективности научной деятельности // Контроллинг. – 2013. – №3(49). – С.72-78.
5. Орлов А.И. О показателях эффективности научной деятельности // Экономический анализ: теория и практика. – 2014. – № 7 (358). – С.21–29.
6. Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [Под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – 568 с.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вт июл 01, 2014 5:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Новая публикация:

Орлов А.И. О показателях эффективности научной деятельности // Дайджест-финансы. 2014. № 2. С.50 – 56.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вт июл 01, 2014 7:17 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
В СССР было ограничение на возраст руководителей научных организаций - 65 лет. Достигнувших этого возраста директоров переводили в советники.
Основное - надо разделить работу управленцев и работу исследователей. Управленческая работа мешает научной, что я весьма четко прочувствовал, будучи директором ВЦСМИ.
Исследователи должны радоваться освобождению от управленческого ярма. А если директор НИИ может только управлять - его надо заменить на молодого профессионального управленца.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт июл 04, 2014 4:07 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Еще публикация:

892. Орлов А.И. О развитии контроллинга научной деятельности // Контроллинг на малых и средних предприятиях ((Прага, 25 апреля, 2014, Высшая школа финансов и управления). Сборник научных трудов IV международного конгресса по контроллингу. Под научной редакцией д.э.н., профессора Фалько С.Г. – Прага – Москва, НП «Объединение контроллеров», 2014. – С. 227 - 231 http://controlling.ru/files/56.pdf


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт июл 11, 2014 7:28 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
895. Мухин В.В. О контроллинге научной деятельности / В.В. Мухин, А.И. Орлов // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2014. – №06(100). С. 256 – 275. – IDA [article ID]: 1001406013. – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2014/06/pdf/13.pdf , 1,25 у.п.л., импакт-фактор РИНЦ=0,346

УДК 330.322.16:629.78 UDC 330.322.16:629.78

О КОНТРОЛЛИНГЕ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ABOUT CONTROLLING OF SCIENTIFIC ACTIVITY

Мухин Владимир Викторович
Mukhin Vladimir Viktorovich
Филиал федерального государственного унитарного предприятия «Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры» - «Научно-исследовательский институт прикладной механики имени академика В.И. Кузнецова», Россия, 111123, г. Москва, ул. Авиамоторная, 55, v99.muhin@yandex.ru
Branch of Federal State Unitary Enterprise "Center for operation of ground-based space infrastructure" - "Research Institute of Applied Mechanics named of academician V.I. Kuznetsov", Moscow, Russia



Орлов Александр Иванович
д.э.н., д.т.н., к.ф.-м.н., профессор
Orlov Alexander Ivanovich
Dr.Sci.Econ., Dr.Sci.Tech., Cand.Phys-Math.Sci., professor
Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Россия, 105005, Москва, 2-я Бауманская ул., 5, prof-orlov@mail.ru
Bauman Moscow State Technical University, Moscow, Russia

Выделена новая область контроллинга – контроллинг научной деятельности. Рассмотрены некоторые проблемы развития этой области, прежде всего проблема выбора ключевых показателей эффективности. Установлено, что стимулированная административными мерами погоня за числом опубликованных статей в научных журналах мешает развитию науки. Методологические ошибки – упор на индексы цитирования, импакт-факторы и т.п. – приводят к неправильным управленческим решениям. Как показывает опыт Великобритании, в управлении наукой необходимо применять экспертизы. Кратко обсуждаются некоторые недостатки сложившейся системе научных специальностей. Предлагается развернуть научные исследования по науковедению и контроллингу научной деятельности. Обсуждаются проблемы контроллинга в научно-исследовательских организациях прикладного профиля .
We have selected the new area of controlling - scientific activity controlling. We consider some problems of development in this field, primarily the problem of selection of key performance indicators. It’s been founded that administrative measures stimulated the pursuit of a number of articles published in scientific journals hinders the development of science. Methodological errors - emphasis on citation indexes, impact factors, etc. - lead to wrong management decisions. As the experience of the UK, an expertise should be applied in the management of science. The article briefly discusses some of the drawbacks of the system of scientific specialties. It is proposed to expand research on the science of science and scientific activity controlling. We have also discussed the problems of controlling in applied research organizations



Ключевые слова: КОНТРОЛЛИНГ, НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ТРАЕКТОРИЯ РАЗВИТИЯ НАУЧНОГО РЕЗУЛЬТАТА, КЛЮЧЕВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ЭФФЕКТИВНОСТИ, ПУБЛИКАЦИИ В НАУЧНЫХ ЖУРНАЛАХ, ИМПАКТ-ФАКТОР, СИСТЕМА НАУЧНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ Keywords: CONTROLLIMG, SCIENTIFIC ACTIVITY, TRAJECTORY OF DEVELOPMENT OF SCIENTIFIC RESULTS, KEY PERFORMANCE IDICATORS, ARTICLES IN SCIENTIFIC MAGAZINES, IMPACT FACTOR, SYSTEM OF SCIENTIFIC SPECIALITIES

1. Введение
Наука и научное обслуживание – крупная отрасль народного хозяйства, число работников – сотни тысяч. Констатируем, что в настоящее время общее число работников науки установить затруднительно, поскольку в отчетности Росстата учитываются лишь те, кто занимает должности, официально отнесенные к науке. В результате профессор вуза с точки зрения Росстата не является научным работником (он относится к категории лиц, оказывающих образовательные услуги). Однако это обстоятельство не мешает управленцам оценивать научную активность профессорско-преподавательского состава по показателям, несостоятельность которых покажем далее.
Согласно С.Г. Фалько, контроллинг – это «система информационно-аналитической и методической поддержки по достижению поставленных целей» [1]. Подобная система полезна в любой области деятельности. Для научной деятельности она необходима. Однако приходится констатировать, что в настоящее время управление наукой ведется без адекватной системы контроллинга, в частности, из-за отсутствия должной проработки проблем контроллинга научной деятельности.
В настоящей статье выделяем новую область контроллинга – контроллинг научной деятельности – и рассматриваем некоторые проблемы развития этой области, прежде всего проблему выбора ключевых показателей эффективности деятельности научных работников [2, 3] и организации службы контроллинга в научно-исследовательском институте, ведущем прикладные разработки.

2. Некоторые проблемы применения наукометрии и экспертизы в управлении наукой
С позиций контроллинга рассмотрим проблемы применения наукометрии и экспертизы в управлении наукой, исходя из материалов дискуссии [4, 5], организованной нами совместно с Д.А. Новиковым, П.Ю. Чеботаревым и М.В. Губко.
Анализ современного состояния в области управления наукой позволяет указать ряд назревших проблем [6]. В частности, по нашему мнению:
1. Стимулированная административными мерами погоня за числом опубликованных статей в научных журналах мешает развитию науки.
2. Сложившаяся система научных специальностей в ряде случаев противоречит реальной структуре науки и мешает ее развитию.
3. Действующая процедура защиты диссертаций приводит к нерациональной растрате времени высококвалифицированных специалистов (докторов наук), и т.д.
Рассмотрим первую из указанных проблем. Прежде всего констатируем принципиальное различие постановок задач оценивания научной деятельности (отдельных исследователей, лабораторий, организаций) в фундаментальной науке и в прикладной науке. Исследования в прикладной науке ведутся в интересах конкретного заказчика, который и оценивает полученные результаты. Изложение их в научных изданиях не является необходимым, в то время как в фундаментальной науке результат не существует без его публикации.
По нашему мнению, наиболее естественная траектория развития научного результата и соответствующая цепочка публикаций таковы:
- тезисы доклада на научном собрании (конференции, семинаре);
- тематический сборник (содержащий статьи участников конференции или постоянно действующего семинара);
- монография (подводящая итоги определенному этапу развития исследований);
- учебник (предназначенный для передачи знаний следующему поколению специалистов);
- широкое использование.
Именно так развивались научные направления в области статистики нечисловых данных [7] или теории экспертных оценок [8]. Констатируем, что публикации в научных журналах не являются необходимыми для развития научных исследований.
Кроме числа публикаций, в качестве ключевых показателей эффективности в настоящее время административно внедряются показатели цитируемости и импакт-факторы журналов. Вполне естественно, что научное сообщество в ответ на нажим предпринимает ответные меры. И эти меры отнюдь не всегда помогают развитию науки.
Как в ответ на административный нажим можно поднять показатели цитирования и импакт-фактор журнала, чтобы увеличить финансирование?
Вот реально применяемый план мероприятий (по аналогии со сбором десятка - другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все специалисты знают, обычно пишет сам соискатель): вместо одной полноценной статьи делим ее на последовательные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем перекрестно продолжаем «развитие» положений исходного набора статей. Целесообразно в первых публикациях допустить неточности, ошибки, недоработки. Тогда появляется основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие.
Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. В математической работе существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся потоков статей в связке из нескольких журналов.
Выпуск монографии прекращает поток ссылок на предыдущие статьи, следовательно, невыгоден.
Почему активны пропагандисты индексов цитирования и импакт-факторов? Почему пропагандисты таких показателей, как «число публикаций», «индекс цитирования», «индекс Хирша», делают упор на публикации в научных журналах?
Одна из причин - потому что таким путем оценку научной продуктивности можно проводить путем формального применения программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать.
Другая причина – «владельцы» журналов (в частности, редакторы, члены редакционных советов, основные авторы) таким образом закрепляют свои позиции в научном мире. В их руках – ресурс (возможность публикации в журнале, включенном в привилегированную наукометрическую базу данных), необходимый для профессиональной деятельности.
Третья причина – коммерческие интересы фирм, специализирующихся на ведении наукометрических баз данных и расчете индексов типа SCOPUS и аналогичных.

3. Некоторые предложения
Обсудим последствия. Методологические ошибки – упор на индексы цитирования, импакт-факторы и т.п. – приводят к неправильным управленческим решениям. Не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по публикациям в научных журналах объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссылаться будут на нее, а не на предыдущие статьи. Ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, «тонут» среди ссылок на массы эпигонов. На настоящий момент существенно, что в современных условиях отнюдь не все отечественные журналы имеют полноценные электронные версии, и не все включены в системы учета цитирования. Сказанное объясняет, почему Международный союз математиков предостерегает от неправильного использования статистики цитирований [9].
Мнения участников дискуссии 2013 г. собраны в [4, 5], их анализу посвящена статья [10]. Практически все авторы статей в [4, 5] полагают, что помимо наукометрических показателей в управлении наукой необходимо применять экспертизы. Представляется полезным опыт Великобритании, где каждый университетский департамент (кафедра) проходит всестороннюю оценку каждые 5-6 лет в рамках т.н. Упражнения по оценке научных исследований (Research Assessment Exercise). При этом департамент отчитывается, прежде всего, в разрезе:
(1) защищённых диссертаций,
(2) научных публикаций,
(3) полученных грантов, а также
(4) уровня признания и
(5) условий труда.
С этой целью создаётся порядка 60 - 70 комиссий национального уровня, каждая из которых обслуживает соответствующий раздел науки (см., например, http://www.rae.ac.uk/), которым приходится интенсивно работать над упорядочением научных результатов департаментов по своему профилю в течение месяца-двух [11].(Миркин Б.Г., 2013).
Как отмечено выше, проблема обоснованного выбора ключевых показателей эффективности научной деятельности – не единственная нерешенная проблема в области управления наукой.
Кратко обсудим некоторые недостатки сложившейся системы научных специальностей (см. также [6, 12]). Наблюдаем:
1) неестественное объединение математики и физики в «физико-математические науки»;
2) наличие двух «осколков» статистики (внутри экономики и математики) вместо науки «Статистика» верхнего уровня;
3) осколок кибернетики (в математике) вместо науки «Кибернетика» верхнего уровня;
4) менеджмент помещен внутри экономических наук, в то время как экономическая проблематика оставляет лишь часть менеджмента (управления предприятиями, отраслями, народным хозяйством).
Предлагаем для обсуждения два частных предложения:
1. Разделить специальность 08.00.05 «Экономика и управление в народном хозяйстве» на отдельные специальности в соответствии с уже реально выделенными специализациями.
2. Ввести на верхнем уровне иерархии научных специальностей «Управленческие науки» (равнозначные с «Экономическими науками») и другие, перечисленные ранее («Статистика» и «Кибернетика»).
И глобальное предложение - развернуть научные исследования по науковедению и контроллингу научной деятельности, в частности, по выработке обоснованной системы ключевых показателей эффективности и методов ее оценки, включая процедуры защиты диссертаций, а также адекватной классификации научных специальностей [13].
Отметим, что многие из обсуждаемых в настоящей статье проблем были впервые рассмотрены В.В. Налимовым 45 лет назад в книге [14].

4. Контроллинг в научно-исследовательских организациях прикладного профиля
В современных условиях хозяйствования широкое распространение в расчетах между организациями получила предоплата в связи с катастрофическим уровнем неплатежей и невыполнения обязательств среди субъектов экономики. В таких условиях расчет фактической себестоимости продукции потерял монопольное положение для определения цены (как и во всем экономически развитом мире, но по другим причинам). Недаром в нашей экономической жизни обычным явлением стала продажа ниже себестоимости.
Предприятиям наукоемких отраслей потребовалось определять цену на свою продукцию заранее, до того, как она будет изготовлена. Заказчик сначала договаривается о стоимости заказа, а потом заключает договор. Но, с другой стороны, предприятие сможет определить свои затраты только после завершения процесса производства. Немаловажным фактором в сложившейся ситуации является и необходимость учета инфляции, т.к. разработки и выполнение обязательств по контракту занимают зачастую не один год, поэтому необходимо учитывать инфляцию: комплектующих, необходимых для выполнения заказа, оплаты труда и работ, выполняемых контрагентами [15].
Получается замкнутый круг: цена должна быть определена до изготовления продукции, а затраты для её расчета могут быть получены только после изготовления. Особую важность решение этого вопроса имеет для предприятий типа «научно-исследовательский институт» (далее кратко «НИИ»). Для решения данной проблемы предлагается организовать в НИИ современную службу контроллинга [16, 17].
Ряд данных проблем обратил на себя внимание в результате выполнения разработок и проектных работ в Научно-исследовательском институте прикладной механики имени академика В.И. Кузнецова. Ниже приводится анализ этих проблем.
Процесс создания начинается с подготовки и затем принятия решения о разработке системы контроллинга на предприятии, для этого руководство должно отчетливо видеть роль контроллинга и контроллеров на предприятии. Контроллинг в этой области – это разработка процедур управления соответствием используемых и вновь создаваемых (внедряемых) организационно-экономических методов поставленным задачам [18]. В деятельности управленческих структур выделяем интересующую нас сторону – используемые ими организационно-экономические методы. Такие методы рассматриваем с точки зрения их влияния на эффективность (в широком смысле) процессов управления промышленными предприятиями.
После принятия решения о создании новой штатной структуры следует этап внедрения инструментов контроллинга. Но прежде чем внедрять инструменты контроллинга в практику менеджмента, необходимо их адаптировать к конкретным условиям предприятия. Для успешного использования организационно-экономических методов, разработанных службой контроллинга для конкретного предприятия с целью совершенствования (повышения эффективности) процессов управления наукоемким промышленным предприятием, казалось бы, необходимо рассмотреть данное предприятие как систему, выделить составляющие систему элементы и связи между ними. Т.е. исходить из организационной структуры предприятия.
Сразу встает вопрос: на каком месте в структуре предприятия окажется служба, отвечающая за контроллинг, ведь на каждом предприятии свой порядок распределения ответственности. Но, несмотря на различия в построении внутренней иерархии, можно выделить два основных типа структуры внутренней организации наукоемких предприятий (табл.1 и табл.2 соответственно).
Как видно из табл. 1 и 2, основное различие в подходах к формированию внутренней иерархии предприятия заключается в том, что подразделения разработчиков, конструкторов и технологов различаются в одном случае по виду деятельности, в другом по направлению работы. Но так же стоит отметить, что на практике могут быть различия и в подходах к управлению производственными структурными подразделениями.

Таблица 1. Вариант №1 структуры внутренней организации НИИ
Подразделение контроллинга Директор Главный конструктор

Главный инженер

Планово-экономическое подразделение Опытное производство
Заказы: А,Б,В,… Подразделения разработчиков
Заказы: А,Б,В,…
Отдел кадров Испытательная база
Заказы: А,Б,В,… Конструкторские подразделения
Заказы: А,Б,В,…
Бухгалтерия
Лабораторная база
Заказы: А,Б,В,… Технологические подразделения
Заказы: А,Б,В,…
Служба охраны Подразделение по обслуживанию и ремонту Подразделение нормоконтроля
Заказы: А,Б,В,…
Транспортное подразделение Подразделение ОТК
Заказы: А,Б,В,…
Подразделение материально-технического снабжения
Заказы: А,Б,В,… Подразделение технической
документации
Заказы: А,Б,В,…
Подразделение обслуживания вычислительной техники
Административно-хозяйственное подразделение

Например, на одном предприятии главный инженер руководит всей технической стороной деятельности завода, в том числе всеми цехами. На другом цехами занимается начальник производства, а главный инженер отвечает лишь за вспомогательные службы. В одном случае лаборатория делится на отделы, а отделы – на отделения. В другом, наоборот, лаборатории объединяются в отделы, а отделы – в отделения.

Таблица 2. Вариант №2 структуры внутренней организации НИИ
Подразделение контроллинга Директор Главный конструктор

Главный инженер

Планово-экономическое подразделение Опытное производство
Заказы: А,Б,В,… Подразделение по заказу «А»
(разработчики, конструктора, технологи)
Отдел кадров Испытательная база
Заказы: А,Б,В,… Подразделение по заказу «Б»
(разработчики, конструктора, технологи)
Бухгалтерия
Лабораторная база
Заказы: А,Б,В,… Подразделение по заказу «В»
(разработчики, конструктора, технологи)
Служба охраны Подразделение по обслуживанию и ремонту Подразделение нормоконтроля
Заказы: А,Б,В,…
Транспортное подразделение Подразделение ОТК
Заказы: А,Б,В,…
Подразделение материально-технического снабжения
Заказы: А,Б,В,… Подразделение технической
документации
Заказы: А,Б,В,…
Подразделение обслуживания вычислительной техники
Административно-хозяйственное подразделение
Производственно-испытательные фонды могут как объединяться по назначению (цеха, испытательные, лаборатории,…) так и по направлению работы(заказ А, Б, В…). Вполне естественно, что управленческие структуры носят на себе отпечатки создавших их менеджеров и событий истории предприятия.
Поэтому необходимо исходить не из элементов организационной структуры, а из реализуемых на предприятии процессов управления, видов деятельности, в том числе процессов реализации тех или иных функций. Процессы управления с учетом трудоемкости их осуществления группируются по элементам организационной структуры, которая может иметь матричный вид. Другими словами, процессы управления первичны, организационная структура вторична.
Основываясь на вышесказанном, получаем, что подразделение, отвечающее за контроллинг должно находиться в непосредственном подчинении у высшего руководства предприятия, т.е. директора, главного конструктора и главного инженера. При этом взаимодействие (получение, обмен данными) осуществляется со всеми основными научными и производственными структурными подразделениями предприятия.
Нельзя не отметить специфику предприятий «НИИ», в которых, как правило, отсутствуют среди индикаторов управленческого учета такие индикаторы, как прибыль за месяц, квартал. Причина тому - специфика работы, заключающаяся в том, что предприятие получает основную прибыль не регулярно, а после окончания разработки, изготовления или внедрения продукции (в зависимости от области работы «НИИ»). Это не может не сказаться и на специфике контролируемых параметров. Тем самым главным параметром для контроллера становится не прибыль на промежуточном участке, а выполнение плановых сроков, ответственность по выполнению которых разделяется по подразделениям соответственно жизненному циклу продукции. Рассмотрим типовой пример жизненного цикла изготовления некого наукоемкого изделия с обозначением ответственных исполнителей за этапы выполнения (табл.3).
Из табл.3 видно, что основная деятельность состоит из нескольких основных циклов: эскизный, опытный образец, первая партия, серия. Также заметно то, что на протяжении всего цикла создания основное участие принимают разработчики (как «создатели» идеи) и конструктора (как «реализаторы» этой идеи в чертежи). Из этого можно сделать вывод, что основная часть потенциала наукоемкого производства – человеческий ресурс подразделений разработчиков и конструкторов. Это те, люди на которых ложиться основная ответственность и надежды при участии в различных конкурсах на право получения заказа. Одной из основных задач структуры контроллинга будет обеспечение необходимого потока информации среди подразделений участвующих в выполнении заказов наукоемкого предприятия.
Итак, деятельность структуры предприятия, которая будет реализовывать систему контроллинга, будет направлена на обеспечение инструментарием долговременного и оперативного планирования.
Для долговременного планирования необходимо углубленное исследование области сбыта предприятия и развития внутренних ресурсов основанное на методике экспертных оценок с применением методов статистического анализа. Что может быть реализовано либо привлечением специалистов высокого уровня в подразделение контроллинга, либо путем поиска соответствующих экспертов и объединение их в некую рабочую группу (экспертную комиссию). Но независимо от способа реализации той или иной методики экспертных оценок, комиссии необходимо предоставить информацию об историческом развитии отрасли и рассматриваемого предприятия, провести глубокий анализ хозяйственной деятельности, привести примеры достижений конкурентов, и т.д.

Табл.3. Типовой жизненный цикл изготовления наукоемкого изделия
Согласование технического задания
Исп.: главный конструктор, разработчики

Заключение контракта
Исп.: директор, главный конструктор

Разработка эскизного проекта
Исп.: разработчики

Разработка эскизной конструкторской документации
Исп.: конструктора, разработчики, технологи

Изготовление опытного образца
Исп.: конструктора, разработчики, технологи, производство

Испытание опытного образца
Исп.: конструктора, разработчики, испытатели

Анализ полученных результатов
Исп.: конструктора, разработчики

Разработка конструкторской документации
Исп.: конструктора, технологи

Разработка технологической документации
Исп.: технологи

Изготовление первой партии продукции
Исп.: производство

Испытание первой партии продукции
Исп.: конструктора, разработчики, испытатели

Отработка документации
Исп.: разработчики, конструктора, технологи

Изготовление и поставка заказчику готовой продукции (внедрение)

Можно выделить два основных направления проведение исследования с применением экспертных оценок [8, 19].
В первом случае руководство еще не выбрало вектор дальнейшего развития предприятия и экспертам на основе предоставленных данных предлагается оценить возможные направления.
Во втором случае руководство определилось с вектором, но не выбрало способ достижения намеченной цели.
Фундаментом данного метода в обоих случаях является проведение анкетирования. От того, насколько корректно, относительно преследуемым целям, составлена анкета и предоставлены данные, зависит результат проведения всего исследования, а следовательно и перспектива развития предприятия.
Для оперативного планирования мы приступили к созданию статистических моделей [20, 21], которые описывали бы процесс производственной деятельности структурных подразделений предприятия. Для чего сначала необходимо получить исходные данные с подразделений (количество сотрудников, нормы выработки, оплата труда сотрудников, стаж (опыт) работы, возраст сотрудников, уровень образования, научная деятельность, семейное положение, производственное оборудование, условия труда,…).
Основываясь на результаты анализа выше перечисленных исходных данных можно будет разработать модель структурного подразделения, позволяющую в ближайшей перспективе оценить производственные резервы, риски связанные с человеческим фактором, оценить масштаб необходимых изменений, и т.д..
Завершение исследований в масштабах предприятия позволит:
- организовать систему планирования и бюджетирования на предприятии;
- разработать методы расчета затрат по видам, местам возникновения и продуктам;
- создать систему отчетности, ориентированную на конкретных пользователей внутри предприятия;
- подготовить и внедрить методики расчета эффективности инвестиций и текущей деятельности предприятия;
- разработать методики анализа отклонений плановых и фактических показателей [22] и т.п.
Все разрабатываемые для конкретного предприятия инструменты контроллинга должны быть признаны пользователями (не только руководством предприятия, но и начальниками подразделений, а также конкретными исполнителями).
Подводя итоги, стоит отметить, что основным положительным моментом от создания службы контроллинга будет выполнение в срок заключаемых контрактов и, следовательно, повышение статуса и престижа предприятия, что позволит заключать новые контракты и развиваться в будущем. Современная служба контроллинга должна обеспечивать руководство предприятия информацией о научно-исследовательском потенциале и загрузке персонала, что необходимо для принятия как стратегических, так и оперативных решений. Из этого вытекает и главный недостаток, тормозящий внедрение и развитие системы контроллинга, - человеческий фактор, который оказывает сопротивление и со стороны руководителей, и со стороны персонала, привыкшего работать при «старом» объеме работ. Проблема человеческого фактора является одной из основных преград для оптимизации управления хозяйственной деятельностью любого предприятия, так как для достижения максимального результата необходима не только команда профессионалов, но и соответствующий менеджмент.
При организации службы контроллинга на предприятии типа «НИИ», по нашему мнению, подкрепленному проведенными исследованиями, не следует ограничиваться лишь выполнением функций внутреннего контроля и управления затратами, необходимо помнить, что контроллинг способен обеспечивать органическое соединение информационной базы и всех источников получения информации – анализа, мониторинга, планирования и контроля. При выполнении этих условий контроллеры станут не лишь привычными сегодня специалистами по учету и анализу, а реально востребованными помощниками руководителей предприятий.

Литература
1. Контроллинг: 10 лет. Подготовлено Н.Ю. Ивановой. Интервью с С.Г. Фалько и др. // Контроллинг. 2013. №4(50). С.88-95.
2. Орлов А.И. Критерии выбора показателей эффективности научной деятельности // Контроллинг. – 2013. – №3(49). – С.72-78.
3. Орлов А.И. О показателях эффективности научной деятельности // Экономический анализ: теория и практика. – 2014. – № 7 (358). – С.21–29.
4. Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [Под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – 568 с.
5. Наукометрия и экспертиза в управлении наукой: сборник статей / Под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева. – М.: ИПУ РАН, 2013. – 572 с.
6. Орлов А.И. Два типа методологических ошибок при управлении научной деятельностью // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44 – Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.32–54.
7. Орлов А.И. О развитии статистики объектов нечисловой природы / А.И. Орлов // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2013. – №09(093). С. 273 – 309. – IDA [article ID]: 0931309019. – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2013/09/pdf/19.pdf
8. Орлов А.И. Теория экспертных оценок в нашей стране / А.И. Орлов // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2013. – №09(093). С. 1652 – 1683. – IDA [article ID]: 0931309114. – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2013/09/pdf/114.pdf
9. Игра в цыфирь, или как теперь оценивают труд ученого (сборник статей о библиометрике). – М.: Московский центр непрерывного математического образования, 2011. – 72 c.).
10. Орлов А.И. Наукометрия и управление научной деятельностью // Управление большими системами / Сборник трудов. Специальный выпуск 44 – Наукометрия и экспертиза в управлении наукой / [под ред. Д.А. Новикова, А.И. Орлова, П.Ю. Чеботарева]. М.: ИПУ РАН, 2013. – С.538 – 568.
11. Миркин Б.Г. О понятии научного вклада и его измерителях // Наукометрия и экспертиза в управлении наукой: сборник статей. – М.: ИПУ РАН, 2013. – С.292-307.
12. Орлов А.И. О некоторых методологически ошибочных методах анализа и оценки результатов научной деятельности // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 8. / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества и междунар. связей. Отв. ред. Ю.С. Пивоваров. – М., 2013. – Ч. 2. – С.528 – 533.
13. Орлов А.И. О развитии контроллинга научной деятельности // Controlling in SMEs – Beyond Numbers (Prague, April 25, 2014). Proceedings of the International Conference. – Prague: University of Finance and Administration, 2014. – P.320-324. Режим доступа: http://www.vsfs.cz/controlling/?id=2156 ... -a-vystupy
14. Налимов В.В., Мульченко З.М. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. – М.: Наука, 1969. – 192 с.
15. Анисимов С.Н., Колобов А.А., Омельченко И.Н., Орлов А.И., Иванилова А.М., Краснов С.В. / Под ред. А.А. Колобова, А.И. Орлова. Проектирование интегрированных производственно-корпоративных структур: эффективность, организация, управление. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2006. – 728 с.
16. Ананькина Е.А., Данилочкин С.В., Данилочкина Н.Г. Контроллинг как инструмент управления предприятием / Под ред. Н. Г. Данилочкиной. - М.: ЮНИТИ, 2002. - 279 с.
17. Карминский А.М., Фалько С.Г., Жевага А.А., Иванова Н.Ю. Контроллинг: учебник/ под ред. А.М. Карминского, С.Г. Фалько. 3-е изд., дораб. – М.: ИД «ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2013. – 336 с.
18. Орлов А.И. Контроллинг организационно-экономических методов // Контроллинг. 2008. №4 (28). С.12-18.
19. Орлов А.И. Организационно-экономическое моделирование : учебник : в 3 ч. Ч.2. Экспертные оценки. - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2011. - 486 с.
20. Орлов А.И. Организационно-экономическое моделирование: учебник: в 3 ч. Ч.3. Статистические методы анализа данных. - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2012. - 624 с.
21. Орлов А.И. Прикладная статистика. - М.: Экзамен, 2006. - 671 с.
22. Орлов А.И. Выявление отклонений в контроллинге (на примере мониторинга уровня безопасности полетов) / А.И. Орлов, В.Д. Шаров // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2014. – №01(095). С. 184 – 203. – IDA [article ID]: 0951401008. – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2014/01/pdf/08.pdf

References
1. Kontrolling: 10 let. Podgotovleno N.Ju. Ivanovoj. Interv'ju s S.G. Fal'ko i dr. // Kontrolling. 2013. №4(50). S.88-95.
2. Orlov A.I. Kriterii vybora pokazatelej jeffektivnosti nauchnoj dejatel'nosti // Kontrolling. – 2013. – №3(49). – S.72-78.
3. Orlov A.I. O pokazateljah jeffektivnosti nauchnoj dejatel'nosti // Jekonomicheskij analiz: teorija i praktika. – 2014. – № 7 (358). – S.21–29.
4. Upravlenie bol'shimi sistemami / Sbornik trudov. Special'nyj vypusk 44. Naukometrija i jekspertiza v upravlenii naukoj / [Pod red. D.A. Novikova, A.I. Orlova, P.Ju. Chebotareva]. M.: IPU RAN, 2013. – 568 s.
5. Naukometrija i jekspertiza v upravlenii naukoj: sbornik statej / Pod red. D.A. Novikova, A.I. Orlova, P.Ju. Chebotareva. – M.: IPU RAN, 2013. – 572 s.
6. Orlov A.I. Dva tipa metodologicheskih oshibok pri upravlenii nauchnoj dejatel'nost'ju // Upravlenie bol'shimi sistemami / Sbornik trudov. Special'nyj vypusk 44 – Naukometrija i jekspertiza v upravlenii naukoj / [pod red. D.A. Novikova, A.I. Orlova, P.Ju. Chebotareva]. M.: IPU RAN, 2013. – S.32–54.
7. Orlov A.I. O razvitii statistiki ob#ektov nechislovoj prirody / A.I. Orlov // Politematicheskij setevoj jelektronnyj nauchnyj zhurnal Kubanskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta (Nauchnyj zhurnal KubGAU) [Jelektronnyj resurs]. – Krasnodar: KubGAU, 2013. – №09(093). S. 273 – 309. – IDA [article ID]: 0931309019. – Rezhim dostupa: http://ej.kubagro.ru/2013/09/pdf/19.pdf
8. Orlov A.I. Teorija jekspertnyh ocenok v nashej strane / A.I. Orlov // Politematicheskij setevoj jelektronnyj nauchnyj zhurnal Kubanskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta (Nauchnyj zhurnal KubGAU) [Jelektronnyj resurs]. – Krasnodar: KubGAU, 2013. – №09(093). S. 1652 – 1683. – IDA [article ID]: 0931309114. – Rezhim dostupa: http://ej.kubagro.ru/2013/09/pdf/114.pdf
9. Igra v cyfir', ili kak teper' ocenivajut trud uchenogo (sbornik statej o bibliometrike). – M.: Moskovskij centr nepreryvnogo matematicheskogo obrazovanija, 2011. – 72 c.).
10. Orlov A.I. Naukometrija i upravlenie nauchnoj dejatel'nost'ju // Upravlenie bol'shimi sistemami / Sbornik trudov. Special'nyj vypusk 44 – Naukometrija i jekspertiza v upravlenii naukoj / [pod red. D.A. Novikova, A.I. Orlova, P.Ju. Chebotareva]. M.: IPU RAN, 2013. – S.538 – 568.
11. Mirkin B.G. O ponjatii nauchnogo vklada i ego izmeriteljah // Naukometrija i jekspertiza v upravlenii naukoj: sbornik statej. – M.: IPU RAN, 2013. – S.292-307.
12. Orlov A.I. O nekotoryh metodologicheski oshibochnyh metodah analiza i ocenki rezul'tatov nauchnoj dejatel'nosti // Rossija: tendencii i perspektivy razvitija. Ezhegodnik. Vyp. 8. / RAN. INION. Otd. nauch. sotrudnichestva i mezhdunar. svjazej. Otv. red. Ju.S. Pivovarov. – M., 2013. – Ch. 2. – S.528 – 533.
13. Orlov A.I. O razvitii kontrollinga nauchnoj dejatel'nosti // Controlling in SMEs – Beyond Numbers (Prague, April 25, 2014). Proceedings of the International Conference. – Prague: University of Finance and Administration, 2014. – P.320-324. Rezhim dostupa: http://www.vsfs.cz/controlling/?id=2156 ... -a-vystupy
14. Nalimov V.V., Mul'chenko Z.M. Naukometrija. Izuchenie razvitija nauki kak informacionnogo processa. – M.: Nauka, 1969. – 192 s.
15. Anisimov S.N., Kolobov A.A., Omel'chenko I.N., Orlov A.I., Ivanilova A.M., Krasnov S.V. / Pod red. A.A. Kolobova, A.I. Orlova. Proektirovanie integrirovannyh proizvodstvenno-korporativnyh struktur: jeffektivnost', organizacija, upravlenie. – M.: Izd-vo MGTU im. N.Je. Baumana, 2006. – 728 s.
16. Anan'kina E.A., Danilochkin S.V., Danilochkina N.G. Kontrolling kak instrument upravlenija predprijatiem / Pod red. N. G. Danilochkinoj. - M.: JuNITI, 2002. - 279 s.
17. Karminskij A.M., Fal'ko S.G., Zhevaga A.A., Ivanova N.Ju. Kontrolling: uchebnik/ pod red. A.M. Karminskogo, S.G. Fal'ko. 3-e izd., dorab. – M.: ID «FORUM»: INFRA-M, 2013. – 336 s.
18. Orlov A.I. Kontrolling organizacionno-jekonomicheskih metodov // Kontrolling. 2008. №4 (28). S.12-18.
19. Orlov A.I. Organizacionno-jekonomicheskoe modelirovanie : uchebnik : v 3 ch. Ch.2. Jekspertnye ocenki. - M.: Izd-vo MGTU im. N.Je. Baumana, 2011. - 486 s.
20. Orlov A.I. Organizacionno-jekonomicheskoe modelirovanie: uchebnik: v 3 ch. Ch.3. Statisticheskie metody analiza dannyh. - M.: Izd-vo MGTU im. N.Je. Baumana, 2012. - 624 s.
21. Orlov A.I. Prikladnaja statistika. - M.: Jekzamen, 2006. - 671 s.
22. Orlov A.I. Vyjavlenie otklonenij v kontrollinge (na primere monitoringa urovnja bezopasnosti poletov) / A.I. Orlov, V.D. Sharov // Politematicheskij setevoj jelektronnyj nauchnyj zhurnal Kubanskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta (Nauchnyj zhurnal KubGAU) [Jelektronnyj resurs]. – Krasnodar: KubGAU, 2014. – №01(095). S. 184 – 203. – IDA [article ID]: 0951401008. – Rezhim dostupa: http://ej.kubagro.ru/2014/01/pdf/08.pdf


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср июл 16, 2014 6:48 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7011
Юрий Мухин
Продажная
девка
Генетика


МОСКВА
«Издатель Быстров»
2006
________________________________________ {3} ________________________________________
ББК 87.21
М92


Оформление серии художника П. Волкова


Мухин Ю.И.
М92 Продажная девка Генетика. — М.: Издатель Быстров, 2006. — 416 с. — (Русская правда).
ISBN 5-9764-0043-4
Долгожданная новая книга Юрия Мухина — острая, бескомпромиссная, в лучших традициях газеты «Дуэль», главным редактором которой он является.
Популярнейший историк и публицист вновь подвергает беспощадной критике и осмеянию основополагающие «либеральные» мифы — о «царице наук» генетике, о «великом ученом Вавилове» и «авантюристе Лысенко», о «Голодоморе» начала 30-х годов прошлого века и др., — неопровержимо доказывая, что многие из «истин», вбитых в «демократическое сознание», на самом деле не выдерживают проверки логикой и здравым смыслом.
Эта книга — настоящее промывание мозгов, «покушение на миражи»: она заставит усомниться в самых устоявшихся и «общепризнанных» мнениях и начать наконец-то думать собственной головой, а не импортным телевизором.
ББК 87.21

© Мухин Ю.И., 2006
© ООО «Издатель Быстров», 2006
ISBN 5-9764-0043-4
________________________________________ {4} ________________________________________
А есть ли у вас ученые?
— Есть, и очень много! — не без иронии ответил Маленький Скорпион.
— Обилие ученых свидетельствует либо о расцвете культуры, либо об ее упадке.
Смотря по тому, что понимать под учеными.
Лао Шэ. «Записки о кошачьем городе»

Предисловие
Сравнение журналистов с проститутками уже навязло в зубах, но, надо сказать, это сравнение достаточно корректно — в подавляющем числе случаев так оно и есть. За славу и гонорары многие журналисты продадут что угодно и предадут кого угодно. Однако их поведение во многом объясняется профессиональной глупостью журналистов. Это люди, которые умеют ловко составлять предложения из слов, и только. Из остальной жизни они достаточно хорошо знают и образно представляют себе только то, как есть и как трахаться, — в этом они, безусловно, компетентны. Но ведь жизнь этим не ограничивается, и профессиональному журналисту, чтобы заработать свои гонорары, нужно писать о многом ином, если не обо всем. И о политике, и об озоновых дырах, и о финансовых спекуляциях, и о высадке американцев на Луну, и т.д. и т.п. Как им быть? В этом случае они запоминают нечто, что кажется им умным, и начинают об этом писать, добавляя к писанине собственные суждения и домыслы.
Но у кого в нашем обществе можно узнать что-то умное, чтобы потом это повторять? У авторитетов, которым молва (эти же самые журналисты) приписывает особый ум. И вот если вы обратите на это внимание, то в народной молве каким-то особенно большим умом обладают ученые. Сплошь и рядом именно их суждения и заключения тиражируются средствами массовой информации. {5}
А на самом деле как быть с умом ученых и с их «компетентными» заключениями? Насколько им можно верить?
Во-первых, если вы присмотритесь внимательно, то собственно об уме ученых (т.е. о том, действительно ли они умны) и речи никогда не идет, поскольку у нас в обществе царит глупейшая в своей основе догма: у нас умным считается тот, кто имеет много авторитетных дипломов о некоем образовании, если уточнить, то много раз сдавал некие экзамены или их аналоги (скажем, защищал диссертации). Мы реальный ум, реальные знания и, главное, умение пользоваться этими знаниями, то есть умение дать действительно компетентный совет, по своей глупости путаем с количеством экзаменов, которые этот человек сдал.
Вот на память приходит случай из времени моей учебы в Днепропетровском металлургическом институте в конце 60-х годов прошлого века. Одно время был у нас в группе вечный студент. Он подошел к нашей группе 1 сентября, когда мы начинали второй курс, познакомился. Мы все пошли на «кафедру автоматики» — в пивбар, оснащенный автоматами по продаже пива, — отмечать встречу и начало учебного года, а по ходу знакомства выяснилось, что он учился уже чуть ли не шесть лет и чуть ли не во всех вузах города и к нам он попал, по-моему, из Днепропетровского института инженеров транспорта. Учился два-три года, а потом переходил в другое учебное заведение. Странный был парень, думаю, что он чем-то промышлял, а учеба в институте для него была чем-то вроде «крыши», и, надо полагать, у него был и какой-то блат, иначе я не представляю, как так можно было «учиться». Попив с нами пива, он пропал и появился в разгар зачетной недели, выпрашивая конспекты и спрашивая, что, где и кому надо сдать. Как ни странно, но он сдал кое-какие зачеты и начал сдавать сессию, но, конечно, не по графику группы, а самостоятельно, являясь к нашим преподавателям, принимавшим экзамены у других групп. Иногда мы с ним сталкивались в {6} коридорах, и тут он рассказал, как сдал сопромат самому Павленко — ужасно строгому старому профессору.
Он пришел на кафедру сопромата, когда Павленко принимал экзамен, как потом оказалось, у какой-то группы третьего курса — у тех, у кого преподавание сопромата шло не как у нас — два семестра второго курса, — а начиналось со второго семестра второго курса и заканчивалось в первом семестре третьего. Зашел, взял билет, сел, вынул под партой учебник, нашел по оглавлению темы билета, нашел нужные страницы, послюнявил их у корешка, чтобы не трещали при отрыве (я о таком способе впервые услышал от него), положил их на парту, переписал и пошел сдавать. Что-то отрапортовал Павленко, ни на один дополнительный вопрос, естественно, не ответил, но Павленко был в благодушном настроении, открыл его зачетку и вписал в нее «уд.». А потом упрекает:
— Сессия уже заканчивается, а у тебя только первый сданный экзамен.
— Почему первый? У меня еще и философия сдана, — не догадался промолчать вечный студент.
— Какая философия? — удивился Павленко. — А вы на каком курсе?
— На втором.
Павленко начал листать зачетную книжку назад и понял, что он у второкурсника принял экзамен за третий курс. Тут дед рассвирепел, поднялся и выбросил зачетную книжку в форточку.
Если вы меня не поняли, то поверьте, что сдать экзамен, защитить диплом или диссертацию можно не только ничего не соображая в предмете, но и будучи от природы кретином. Как, к примеру, кретины, которых вы часто видите на экранах телевизора и которые олицетворяют в России интеллектуальные способности так называемых «правых сил», в числе которых особенно ярко блистают такие экономические интеллектуалы, как Гайдар, Немцов, Кириенко или Хакамада. {7}
В конце 90-х годов мы сняли для «Дуэли» с Интернета такое, по сути, оправдание В. Мордковича.
«В октябре 1998 года я невольно оказался в центре скандала, бушевавшего два месяца в политическом Рунете и выплеснувшегося на страницы бумажной прессы. А все началось с безобидной (так мне казалось тогда) заметки, помещенной под моим обычным сетевым псевдонимом Владимир Несамарский в Московский Форум, а заодно к яблочникам и на ныне покойный форум ДВР. Речь шла о том, что свежеопубликованная антикризисная программа ДВР, очевидно, являлась переводом с английского, при этом некачественным переводом. Что началось... я узнал, что я — враг демократии, коммуняка и даже «красножопый павиан» — так именовали меня разгневанные сторонники Правых Сил, числящие себя интеллектуалами. Однако более всего поразила меня не злобность и острота реакции, а то, что НИ ОДИН «правый интеллектуал» не догадался предложить какое-нибудь безобидное оправдание, скажем, «Гайдар написал статью для Financial Times, писал сразу по-английски, а потом эту статью совет ДВР решил использовать как основу программы. Жаль, что ленивый и полуграмотный Улюкаев не нашел ничего лучше, как попросту перевести. Виноваты, не уследили», — вот и все. Нет, что только не было придумано...
Ну ладно, посмотрите, вокруг чего разгорелся сыр-бор.
Кто же подлинный автор антикризисной программы ДВР? (Опубликовано под псевдонимом Владимир Несамарский, 3 октября 1998 г.) С большим интересом ознакомился с «Антикризисной Программой Действий», опубликованной в газете «Время МН» от 1 октября 1998 года. Программа выпущена от имени группы известных экономистов, членов или сочувствующих Демвыбора России — от Егора Гайдара до Евгения Ясина. Но вот закавыка: трудно поверить в то, что конкретно этот текст написан этими людьми. Дело в том, что я по роду своей профессиональной деятельности часто читаю документы, выпускаемые сразу на нескольких языках: русском, английском, японском, так что давно приспособился даже на глаз {8} отличать, на котором же языке был написан оригинал. Так вот, «Антикризисная Программа Действий» несет неоспоримые признаки поспешного перевода с английского на русский.
Сразу поясню один наиболее яркий момент, связанный с так называемым феноменом «Черных очей». Когда торопливый (или попросту не очень квалифицированный) переводчик пытается перевести на английский слова знаменитого романса «Очи черные», то он прямо по словарику слово за словом и переводит — «черные» как black, «очи» как eyes, — результат выходит далеко не романтический, так как black eye по-английски означает «подбитый глаз». Подобного рода недоразумения возникают нередко, вот и распространеннейшее английское выражение flat rate вовсе не означает «плоская шкала» или «плоская ставка», как казалось бы. В русском языке ту же роль, что в выражении flat rate играет слово flat, обычно выполняет прилагательное «твердый» (не исключены «единый», «фиксированный», «единообразный», «неизменяемый», но никак не «плоский») — «твердая цена», «твердая ставка», «фиксированная ставка» и т.д.
Потому-то, когда вы читаете в «Антикризисной Программе Действий» следующий пассаж: «...отчисления во внебюджетные фонды, до 35% при «плоской» шкале отчислений», — вы не сомневаетесь, что перед вами очередные «Очи черные», тем более что слово «плоской» взято в кавычки самими авторами «Антикризисной Программы». Как видно, им самим резануло слух, да некогда было разбираться, пока переводили на русский. Рискну утверждать, что в оригинале стояло «35% flat rate», что соответствует русскому «фиксированная ставка 35%». Есть в «Антикризисной Программе» с десяток других указующих признаков, и все они указывают на одно: текст был первоначально написан по-английски, затем его перевели на русский.
Можно спросить — ну и что? Да ничего особенного, если не принять во внимание тот факт, что все поименованные в газете авторы — поголовно наши соотечественники, да еще и получившие образование отнюдь не на английском {9} языке, да еще и доктора и кандидаты экономических наук чистейшего советского разлива. Если «Антикризисная Программа» была написана каким-нибудь уважаемым американским экспертом, то почему же было не опубликовать ее именно как перевод? Чтобы сделать ее более приемлемой политически, что ли? В порядке так называемой «святой лжи во спасение»? Что ж, для многих, возможно, это было бы приемлемо, а мне так вспоминается, что маленькая ложь рождает большое недоверие.
Предвидя возмущение публики, особенно сторонников ДВР, я сам сейчас расскажу вам, в чем меня станут обвинять и какие объяснения предлагать.
Направлений атаки три.
Во-первых, мне скажут, что все специалисты так коряво пишут оттого, что много английских книжек читают и пользуются профессиональным жаргоном. На это приходится ответить, что безграмотная писанина спеца и перевод (пусть даже поспешный) добротного английского текста настолько отличаются друг от друга, что перепутать просто невозможно (при наличии определенного опыта и навыка, конечно).
Еще мне скажут, что авторы, мол, блестяще знают английский язык, потому и по-русски у них выходит как-то так, знаете... Ох, не умея связно и грамотно выразиться на родном языке, нечего даже и надеяться блестяще овладеть иностранным! Так что те, кто действительно прекрасно владеет английским, и по-русски объясняются великолепно.
Наконец, мне обязательно станут объяснять, что эта самая «плоская шкала» уже несколько лет как появляется то в одном экономическом журнале, то в другом, и вообще это перевод не flat rate, а какого-нибудь другого английского выражения. И пусть себе появляется в журналах, не всегда это будет свидетельствовать именно о том, что текст-то переводной, а в случае «Антикризисной Программы» ДВР «плоская шкала» так употреблена, что как раз свидетельствует, да еще и в совокупности с десятком других признаков. А вот и перечень тех самых признаков. {10}
В качестве предварительного соображения отмечу, что каждый из этих признаков по отдельности может иметь и другие объяснения, указывать на другие выводы. Анализ всех признаков в сочетании позволил мне, однако, прийти к заключению, что в совокупности они могут указывать только на одно — текст был написан по-английски и затем неквалифицированно переведен на русский язык. Так вот, ни подробных пояснений по признакам, ни анализа совокупности признаков я здесь давать не буду. Просто перечислю. Прошу моих разоблачителей не беспокоиться и не указывать мне, что, мол, вот это можно объяснить недавним чтением американских книжек, а то — корявостью экономического сленга наших высококультурных авторов, признанных рафинированных интеллигентов. Итак, перечисляю:
1) большое количество безличных оборотов и их специфическое построение;
2) очень мало деепричастий, причем каждое третье из них — «включая»;
3) предложения, начинающиеся косвенным дополнением, за которым следует модальный глагол;
4) другие типичные для торопливого перевода следы английского синтаксиса;
5) оборот «Первым приоритетом является...». Краткое пояснение — здесь одновременно чрезвычайно нетипичное для русского языка порядковое числительное к существительному