Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пт сен 22, 2017 4:23 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Наука не может быть эффективной
СообщениеДобавлено: Чт май 23, 2013 8:06 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7215
Наука
не может быть
эффективной

Валерий Макаров,
академик РАН,
директор Центрального экономико-математического института

Достижения науки имеют
для человечества непреходя-
щую ценность, которую
нельзя измерить деньгами.
Фундаментальные знания нельзя
оценивать простыми показателями
Российская академия наук занимается производством
фундаментальных знаний о законах развития природы,
общества и человека. Так записано в Уставе академии.
Понятие «фундаментальная наука» уже вполне устоя-
лось, под этим понимается наука, не имеющая прямых
выходов в практику. На достижения фундаментальной
науки опирается прикладная наука, которая доводит
их до практического применения. Например, Майкл
Фарадей, изобретатель индукционной катушки,
создал учение об электромагнитном поле. Это
чисто фундаментальный результат. Джеймс Мак-
свелл обосновал классическую электродинамику.
А Томас Эдисон, изобретатель телеграфа, коммер-
ческого варианта лампы накаливания, фонографа,
аккумулятора и многих других полезных вещей, довел
научные теории до практического использования.
РАН, точнее Академия наук СССР, всегда работала
в окружении учреждений прикладной науки — разнообраз-
ных научно-исследовательских институтов и конструктор-
ских бюро. Когда страна вышла на рыночный этап разви-
тия, НИИ и КБ оказались в «безвоздушном» пространстве,
не было спроса на их продукцию, и они постепенно стали
исчезать. У меня нет точных данных, но некоторые экспер-
ты утверждают, что до 80% прикладных НИИ и КБ в России
перестали выполнять свои прямые функции.
Поэтому и создаваемые в академии фундаментальные
знания оказались никому не нужны — некому их пере-
давать. У некоторых академических ученых появилось
ощущение невостребованности. Действительно, в наших
академических институтах нет былого энтузиазма. Це-
почка «фундаментальные знания — прикладные инсти-
туты — практика» разорвалась. На Западе эта цепочка
устроена по-другому. В частности, за прикладную науку
отвечает не государство, а крупные частные компании.
Они содержат научно-исследовательские подразделения
и КБ. Например, в компании IT&NT есть лаборатория Bell
Labs, в которой работали в разные годы 16 нобелевских
лауреатов, в том числе и Клод Шеннон, создатель матема-
тической теории информации. У нас тоже звучали пред-
ложения передать НИИ и КБ крупным корпорациям. Неко-
торые компании нефтегазовой отрасли их у себя завели.
Но настоящей прикладной науки все равно не получилось.
Все-таки она должна быть сосредоточена в других отрас-
лях — телекоммуникационной, машиностроительной, обо-
ронной. Но там дело не пошло.
Так почему к нам, представителям фундаментальной
науки, теперь предъявляют претензии, что она «неэффек-
тивна»? Почему мы оказались ненужными обществу? Ду-
маю, что кроме нас эти претензии просто некому адресо-
вать: прикладной науки в стране не существует.
Другая претензия, предъявляемая к академии, заклю-
чается в том, что наши ученые мало публикуются в запад-
ных журналах и якобы мы мало передаем свои результа-
ты на мировой уровень. Конечно, если результат имеет
значение для всего человечества, его надо публиковать
в мировых изданиях. Но мировая наука устроена так,
что нужно постоянно общаться с коллегами, выступать
на конференциях, симпозиумах и т.д. Должен сказать,
что наша наука вполне встроена в мировую, наши ученые
участвуют в международных исследованиях, например,
в экспериментах на Большом адронном коллайдере.
И там, между прочим, ни у кого нет вопросов о количестве
публикаций того или иного участника эксперимента.
Другое дело, что мы к нам не можем никого пригла-
сить. У академии нет своей приличной гостиницы, прихо-
дится платить сумасшедшие деньги за проживание в мо-
сковских отелях нужных нам зарубежных ученых. Когда
нас приглашают в зарубежные университеты, мы живем
в отличных условиях в faculty clubs (пансионы для гостей)
и платим там буквально копейки.
Я работаю директором ЦЭМИ уже три десятка лет.
В советские времена каждый год мы ездили на разные
мировые конференции. Сейчас я вынужден уступать это
право моим товарищам — на всех денег просто не хвата-
ет. И это одна из причин того, что наши ученые в какой-то
мере отрываются от Запада.
Нам говорят: пользуйтесь Интернетом. Но здесь надо
понимать, что виртуальное общение не во всех науках
принято. Физики друг с другом постоянно общаются.
Они могут проводить эксперимент в ЦЕРНе (Европейский
центр ядерных исследований на границе Швейцарии
и Франции, вблизи Женевы. — Ред.), а в Москве видеть
происходящее на мониторе. А вот гуманитарии меньше
пользуются таким возможностями. Я занимаюсь ком-
пьютерным моделированием общественных явлений,
для сложных вычислений мы применяем суперкомпьюте-
ры. Но интернет-общение в этой области не принято.
У представителей общественных наук нет однозначно-
го ответа на вопрос, надо ли все публиковать за рубежом.
Если предметом исследования является действительность
России — вряд ли это там интересно, это надо публико-
вать у нас. Особенно это касается истории. Или, напри-
мер, лингвистика: хорошо написанная на русском языке
статья — самостоятельное произведение, которое много
может потерять при переводе на английский. Культуроло-
гические тексты трудно переводятся с русского на другие
языки: теряются смыслы. Философы вообще статей почти
не пишут. Попробуйте изложить в короткой статье книгу
Фукуямы «Конец истории» — не получится. Всемирно из-
вестный социолог Никлас Луман, изучавший устройство
общества, изложил свои исследования в 60 томах.
Даже в математике никто не измеряет значение иссле-
дований количеством публикаций. Фердинанд Коши каж-
дые две недели публиковал статьи — он был редактором
математического журнала. А Карл Гаусс писал статью раз
в пять лет. Но оба были великими математиками.
Опыт советской плановой экономики говорит: какой
бы плановый показатель вы ни придумали, всегда най-
дется умник, который его выполнит. Но к науке это отно-
шения иметь не будет. Производство фундаментальных
знаний, которым занимается РАН, нельзя оценивать про-
стыми, количественными показателями.
Не только прибыль
Человечество не может развиваться без науки. И в пер-
вую очередь без общественных наук, к которым отно-
сится экономика. Именно науки, изучающие общество,
подсказывают ему, куда надо идти, каким должен быть
следующий шаг.
Сейчас многие справедливо говорят, что экономиче-
ская наука находится в кризисе. В самом деле, первые
лауреаты-экономисты занимались фундаменталь-
ными исследованиями. В последние годы премии
дают за решение частных проблем. Классическая
экономика изучила рыночный механизм до мель-
чайших деталей. Рыночная экономика себя ис-
черпала, и мы должны искать ее новое качество.
Кое-какие исследования на эту тему есть.
И есть практический опыт смешанных экономик.
Например, в Китае или Арабских Эмиратах. Конеч-
но, это экономики разные. Но они дают основания для
экономических исследований о том, как можно соеди-
нить рыночные и плановые механизмы или рыночные
и семейно-родовые.
Человечество за свою историю выработало много
разных экономических механизмов. И надо их изучать.
Крупнейшие архитектурные памятники, дошедшие до
нас (Тадж-Махал, египетские пирамиды), были построе-
ны не за счет рыночных процентов, а на каких-то дру-
гих принципах. Понятно, за счет труда рабов. Однако же
и в древние времена люди умели накапливать деньги
и направлять их на строительство грандиозных соору-
жений. И этот опыт может быть полезен в будущем.
Надо изменить устоявшиеся представления. Клас-
сическая рыночная экономика исходит из принципа
эффективности. В какое-то предприятие вкладывают
деньги, предприятие работает, приносит инвесторам
новые деньги. Инвесторы получают больше, чем затра-
тили. Эффективность становится главным критерием
успешности, а прибыль — целью любого предприятия.
Но почему это должно быть всеобщим законом? Все
люди по-разному устроены, и у кого-то могут быть совсем
другие цели. Например, нельзя оценивать с точки зре-
ния эффективности советский (да и американский тоже)
космический проект. Понятно, что задачей этих проектов
была победа в конкуренции СССР и США. Полет Юрия Га-
гарина не принес никому дивидендов, но человечество
открыло для себя новую эру.
Веками на нашей земле стоят прекрасные храмы
и дворцы. На их создание ушло много средств. Но ни-
кто не ставил задачу строить их «эффективно» или эко-
номить на строительстве. Была задача строить красиво
и на века. Эти сооружения не имеют рыночной цены.
Посмотрите, на чем основаны мировые религии, на
чем основаны Ветхий и Новый Заветы. Все правила по-
ведения людей, все заповеди не говорят людям: надо за-
рабатывать больше денег. Напротив, заповеди утверж-
дают моральные, этические нормы поведения людей.
\ актуальная тема \
Из Устава
Российской
академии наук
10. Основной
целью деятель-
ности Российской
академии наук
является организа-
ция и проведение
научных исследова-
ний, направленных
на получение новых
знаний о законах
развития при-
роды, общества,
человека и спо-
собствующих
технологическому,
экономическому,
социальному
и культурному раз-
витию России.
Будущее – за проектной экономикой.
У проекта должна быть высокая цель,
которую разделяют люди.
Разве Фритьоф Нансен искал путь к Северному полюсу,
чтобы там заработать много денег? Или Ерофей Хабаров
открывал Дальний Восток ради прибыли? Это были люди,
обладавшие проектным мышлением. Это значит, что у них
были цели, более высокие и благородные, чем прибыль.
Я думаю, что будущее — за проектной экономикой. Сло-
во «проект» в моем понимании означает наличие высокой
цели, которую вместе с тобой разделяют много других лю-
дей, к этой цели надо стремиться, надо ее достигать, неза-
висимо от того, приносит это прибыль или нет. Как раз
наиболее благородные проекты прибыли-то и не прино-
сят. Поэтому проектная экономика противоречит рыноч-
ным принципам.
Строительство скоростных железных дорог по всей
России, в том числе в Сибири и на Дальнем Востоке, мо-
жет быть очень затратным проектом. Но в основе тако-
го проекта — сохранение целостности страны. Если мы
возьмемся за него, не будет разговоров, что там все ско-
ро опустеет и у нас отберут то, что Хабаров и другие ис-
следователи присоединяли в России.
Проектное мышление как-то надо внедрять в жизнь.
Оно не всех устраивает. У нас, конечно, есть проекты.
Например, проект Олимпиады в Сочи. Это хороший про-
ект. Ведь была цель показать, что Россия в состоянии
сделать что-то важное для мира. Но проект погряз в во-
ровстве, у людей сложилось впечатление, что все это
лишь напрасная трата миллиардов бюджетных денег.
Кстати, многие сейчас вспоминают советские проек-
ты — Днепрогэс , Магнитогорск, Комсомольск-на-Амуре.
Вспоминают добрым словом. А вот БАМ вспоминают уже
не так. Хороший был проект, но менеджмент плохой. Про-
ект надо очень тщательно прорабатывать до мельчайших
деталей. Именно здесь и будут востребованы проектные
изыскания, конструкторские бюро, НИИ, о которых я уже
говорил. Именно такие учреждения прикладной науки
должны доводить до практического воплощения боль-
шие научно обоснованные проекты.
В память о Марчуке
В мире постоянно увеличивается значение знаний. Уче-
ные играют все большую роль в развитии человечества.
Оно все-таки прошло путь от Аристотеля и Пифагора
до Большого адронного коллайдера. Это научное меро-
приятие — поиск какого-то бозона — с точки зрения ры-
ночной экономики весьма неэффективно. Но правитель-
ства развитых стран идут на это, потому что понимают
высокие цели этого проекта.
Наша страна почему-то движется в противоположном
направлении. У нас значение интеллектуальной состав-
ляющей постоянно снижается. Сейчас уже многие счита-
ют, что не стоит тратить деньги на науку, лучше пустить их
на модернизацию ЖКХ. Надо понимать, что все в мире
взаимосвязано. ЖКХ не будет работать, если у этой от-
расли не будет интеллектуального управления. Если вы
сжимаете сферу фундаментальной или прикладной нау-
ки, взамен получаете отупение и разврат в обществе.
Я хочу надеяться, что в нашем обществе роль ученых
будет возрождена, они станут уважаемыми людьми, как
было в старые, в том числе советские, времена.
Меня поразил недавний факт: Борис Березовский и Гу-
рий Марчук умерли в один день. Вся пресса писала о Бе-
резовском. Никто не вспомнил Марчука, последнего пре-
зидента Академии наук СССР, члена правительства, чело-
века, много сделавшего для страны. Грустно. Но я не теряю
оптимизма. Верю, что вместе мы вырулим на ту дорогу,
по которой идут интеллектуально развитые люди.

22 ПРЯМЫЕ ИНВЕСТИЦИИ / № 5 (133) 2013

http://www.cemi.rssi.ru/publication/articles/21-23.pdf


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB