Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пн окт 15, 2018 5:34 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 136 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт июн 29, 2017 10:18 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
На площадь вышли учёные

Газета "Правда" №69 (30566) 30 июня — 3 июля 2017 года
1 полоса
Автор: По сообщениям информагентств.

«Где обещанные президентом 1,77% ВВП на науку?», «Разрушение науки и образования — заслуга МВФ и правительства!», «Не будет на Руси науки — на четвереньки встанут внуки!» — такие и похожие по смыслу транспаранты держали в руках участники организованного профсоюзом РАН митинга, состоявшегося 28 июня на Суворовской площади Москвы.

НА АКЦИЮ ПРОТЕСТА, которую поддержали независимый студенческий профсоюз «Дискурс» и комсомольцы, в столицу приехали сотрудники институтов Российской академии наук из разных городов страны. Их на площади собралось около тысячи. По словам митинговавших, действия российского правительства противоречат так называемым майским указам президента, согласно которым доля бюджетных ассигнований в науку должна вырасти до 1,77% ВВП. В то же время директора институтов вынуждены исполнять эти указы в части увеличения зарплаты работникам РАН. Но так как дополнительное финансирование на эти цели не выделяется, многих сотрудников приходится увольнять и переводить на неполные ставки.

Уже к осени без рабочих мест могут остаться тысячи человек, заявили на митинге. Под угрозой закрытия находятся десятки институтов РАН. Учёные также заявили, что из-за нехватки финансирования молодые специалисты уезжают из России. В последнее время их приглашают к себе на работу, например, Китай и Южная Корея.

В итоговой резолюции протестовавшие потребовали увеличить финансирование научной отрасли в России и повысить зарплату всем работникам РАН, иначе российская наука продолжит, утрачивая конкурентоспособность, всё больше деградировать. Учёные выразили готовность вести переговоры с представителями власти по реформированию РАН, однако заявили, что, если их требования не будут услышаны, митинги будут проведены по всей стране.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн авг 14, 2017 6:28 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
ФАНО ищет место для науки

Газета "Правда" №88 (30585) 15—16 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Ольга ЯКОВЕНКО. (Соб. корр. «Правды»). г. Санкт-Петербург.

Санкт-Петербургский союз учёных обратился к главе Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаилу Котюкову с открытым письмом. В письме учёные выразили озабоченность в связи с имеющейся у них информацией о намерении ФАНО выселить ряд научных учреждений из зданий в центре Санкт-Петербурга на периферию.

В ЧАСТНОСТИ, в письме говорится: «От ряда сотрудников академических учреждений к нам поступают сведения о якобы начавшихся попытках предпринять действия по перемещению академических институтов из исторических зданий в центре в другие районы города. Если это так, то инициаторы подобных действий демонстрируют откровенное непонимание особой роли и атмосферы центра Петербурга, для которой характерен сплав высокой архитектуры и уникальных учреждений науки и культуры».

Слова учёных не являются преувеличением. Среди научных учреждений, входящих в тот самый уникальный комплекс учреждений науки и культуры, ставший неотъемлемой частью исторической, центральной части Петербурга, — Кунсткамера, историческое Главное здание Академии наук, Институт русской литературы РАН — знаменитый Пушкинский Дом, Институт восточных рукописей РАН, Институт высокомолекулярных соединений РАН, Ботанический сад и Ботанический институт им. В.Л. Комарова, и это далеко не полный перечень.

В своём письме учёные выразили обоснованное суждение о том, что переезд потребует «таких расходов, которые в современных условиях катастрофического недофинансирования российской науки могли бы с гораздо большей пользой быть употреблены на укрепление материально-технической базы пока ещё эффективно работающих научных учреждений».

В заключение письма питерские учёные задались одним из основных вопросов: «…кто и с какой целью претендует на здания, которые предполагается освободить, и какова будет дальнейшая судьба этих исторических зданий?».

Повод для опасений, выраженных в открытом письме, у научного сообщества есть, и даже не один. Истёк срок действия моратория на изменение структурной целостности, имущества и кадровых ресурсов организаций, находившихся в ведении Российской академии наук. По сообщениям ряда источников, ФАНО разослало по ряду научных институтов письмо, в котором говорилось, что некое ООО «ИЦ «Стройэксперт» предлагает этим НИИ переехать из центра города, в частности с Васильевского острова, по разным адресам на периферии.

Реакция научного сообщества и открытое письмо Санкт-Петербургского союза учёных получили широкий общественный резонанс. И 11 августа Федеральное агентство научных организаций распространило сообщение о том, что не планирует переводить какие-либо учреждения с территории Васильевского острова в центре Петербурга на периферию. ФАНО признаёт, что такой проект был, но больше не рассматривается. Из комментариев осталось непонятным, с какой стати научным институтам, составляющим гордость российской науки, указывает на дверь некое ООО. Хотя из анализа процессов, происходивших в последние годы, ясно, что началось то, ради чего и затевалась реформа РАН: науку отправляют на задворки, дабы очистить поле деятельности для бизнеса. Причём «поле» в виде астрономической ценности исторических зданий в центре Петербурга.

Обращает на себя внимание аргументация. Она разительным образом отличается от тех доводов, которые привели в своём письме учёные РАН. Учёные пишут о «сплаве высокой архитектуры и уникальных учреждений науки и культуры», который невозможно разрушить, не нанеся катастрофического ущерба научному процессу. В свою очередь чиновники ФАНО аргументируют отказ от переезда только технологическим несоответствием предложенных помещений требованиям институтов. Из чего можно сделать вывод, что в принципе переезд возможен, но, дескать, зданьица подходящего пока не нашлось. Найдётся — сообщим.

Думается, уверенности в завтрашнем дне научному сообществу города такой ответ не добавил.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн сен 11, 2017 11:21 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
кадемик Сергиенко: "На Дальнем Востоке наука не может найти бизнес-партнера" Печать
Автор Редактор
09.09.2017 г.

Ирина БАРАННИК 25.08.2017

Председатель ДВО РАН, академик Валентин Сергиенко считает, что у ученых есть что предложить реальному бизнесу

На Дальнем Востоке

cоздано 13 территорий опережающего развития, набирает обороты Свободный порт. Впрочем, пока большинство проектов, запланированных к реализации на этих территориях с особыми экономическими условиями, находится на самой начальной стадии и во многом носит декларативный, подчас очень локальный характер. Между тем наука ищет инвесторов для претворения в жизнь новых достижений ученых, которые вполне могли бы стать крепкими бизнес-проектами.

О передаче современных научных разработок бизнесу «Дальневосточный капитал» беседовал с председателем ДВО РАН, академиком Валентином СЕРГИЕНКО.

- Валентин Иванович, возможно, новые экономические режимы, заработавшие на Дальнем Востоке, помогут внедрить в жизнь последние достижения ученых. Что ваши коллеги могут предложить бизнесу и потенциальным инвесторам?

- Сегодня одна из проблем науки в России и на Дальнем Востоке в том числе - это невостребованность результатов интеллектуальной деятельности ученых. Они активно работают, получают новые фундаментальные знания и практически значимые результаты в виде новых материалов, опытных образцов и новых технологий, защищенные патентами, а этот результат зачастую так и не находит своего потребителя в стране, пополняя мировую копилку знаний.

Причина этого, очевидно, кроется в специфике и структуре современной российской экономической модели, когда экономическое благосостояние страны в первую очередь определяется не высокотехнологичными наукоемкими производствами, а работой нефтегазового сектора и торгово-посредническими операциями.

Сегодня впервые, пожалуй, за многие годы ставится вопрос о развитии реального сектора производства, для этого и созданы ТОРы, Свободный порт Владивосток. Поэтому у ученых появляется шанс увидеть наконец-то свои результаты реализованными на практике. А то, что ученые Дальневосточного отделения РАН располагают значительным запасом разработок, которые представляют потенциальный интерес для бизнеса, - несомненно.

Основным достоинством Дальнего Востока всегда было минеральное сырье. И первая группа наших предложений бизнесу связана с науками о Земле, с деятельностью горнопромышленного комплекса. Речь идет о повышении эффективности и полноты извлечения ценных компонентов. Такие технологии есть в Институте горного дела, в Институте химии, в Северо-Восточном КНИИ, Научно-исследовательском геотехнологическом центре. Реализация новых технологий позволит не только вовлечь в оборот ранее открытые месторождения олова, свинца, цинка, меди, серебра, золота, урана, никеля, кобальта и ряда других полезных ископаемых, но и существенно улучшить экологическую обстановку в «старых» горнорудных районах за счет углубленной переработки отвалов и промышленных отходов.

Сегодня уже достаточно конкретно обрисовываются связи с бизнесом - это различного рода компании, и крупные, и небольшие. Даже артели готовы использовать эти разработки для повышения эффективности своей деятельности.

В последние десять лет учеными ряда институтов ДВО РАН проведены углубленные фундаментальные и прикладные исследования, направленные на поиск эффективных технологий комплексной переработки отходов горно-химического производства, это отходы ППО «Бор», Ярославского ГОКа. Предлагаются схемы, которые могут обеспечить получение целевых продуктов из отходов с одновременным снижением экологических угроз. И, как показывают наши расчеты, это все экономически целесообразно. Дело за малым: нужны инвестиции для организации производства.

- Есть практически готовые проекты для бизнеса в области биологии?

- Биологическое направление - одно из приоритетных для ДВО РАН. Мы ведем исследования по очень широкому спектру биологических наук от ботаники, общей биологии, клеточной и генной инженерии до современной биотехнологии. И многие результаты имеют хорошие шансы для применения в сельском хозяйстве, медицине, пищевой промышленности, для решения проблем охраны окружающей среды.

После реформ Академии наук в Дальневосточном отделении резко увеличился объем проводимых фундаментальных и прикладных исследований в области сельского хозяйства. Сегодня можно говорить, что объединение усилий специалистов в области биологии и сельского хозяйства стимулировало развитие новых методов селекционной работы, основанных на клеточной, генной инженерии.

Как результат, сегодня мы располагаем рядом новых высокопродуктивных сортов важных для сельского хозяйства региона культур. Я неоднократно в качестве примера приводил работу Камчатского НИИСХ, там вывели сорта картофеля, способные в условиях сурового климата давать урожайность до 300 центнеров с гектара. И это не лабораторный уровень, с такой урожайностью уже работают несколько сельскохозяйственных фирм, которые выращивают товарный продукт.

Селекционерами выведены и подготовлены для внедрения в практику высокоурожайные сорта сои, ржи, пшеницы, ряда овощных культур. Но для того, чтобы производить семенной материал в товарных объемах и обеспечить им крупных и мелких производителей сельхозпродукции, нужны инвестиции, нужно промышленное семеноводство.

И сегодня мы готовы в тесной кооперации с бизнесом начать работы по производству семян различных культур как в Приморском крае, так и на Камчатке, Сахалине, в Магаданской и Амурской областях. Главное - понять, что эту проблему можно решить только в союзе науки, власти и бизнеса.

Ситуация крайне благоприятная в регионах, где намечена реализация ТОРов, в том числе для осуществления сельскохозяйственных проектов. Мы предлагаем создать некие региональные центры, которые будут заниматься семеноводством и продвигать в сектор реального сельскохозяйственного производства последние достижения селекционной работы. Это хороший бизнес, потому что сегодня в ДФО своих семян катастрофически не хватает, их приходится завозить из других регионов страны, а если говорить откровенно, то в основном - из-за рубежа.

Традиционными предложениями для бизнеса являются результаты, которые получены при проведении фундаментальных и прикладных работ в области биоорганической химии и биотехнологии. Это новые фармакологические препараты различного назначения, пищевые добавки, продукты функционального питания. К сожалению, внедрение научных достижений в этой области идет трудно, между тем бизнес, в том числе малый, мог бы здесь хорошо поучаствовать. Мы готовы кое-что просто передать бизнесу и это делаем уже давно, но ждем также встречного участия бизнеса в наших делах.

Для того чтобы успешно сотрудничать с бизнесом и результативно работать самим, нам нужны опытные производства, на которых мы смогли бы осуществить проверку научных идей, отладить технологию, получить укрупненную партию продукта, провести его испытания и предложить его для тестирования рынком. А то опытное производство, которое мы с большими усилиями создали при ТИБОХ ДВО РАН, сегодня загружено примерно на 25%: там не хватает современного оборудования.

И мы очень рассчитываем, что здесь мог бы поучаствовать бизнес, войдя в это опытное производство. А дальше, когда все будет отработано, можно перенести готовую технологию на другую площадку и работать уже отдельно от нас, а мы бы на освободившихся площадях смонтировали уже другие линии и опробовали новые технологии.

- В Приморье есть заводы бывшей оборонки, где пропадают производственные мощности, никто не заинтересовался таким производством?

- К сожалению, нет! Проект не требует больших инвестиций, стоимость единицы произведенного оборудования невелика, потребители распределены, реализация проекта требует создания сервисной службы и т. д. Одним словом - бизнес не для крупного завода, но, на мой взгляд, это просто идеальная штука для среднего бизнеса, ведь кроме производства потребуется еще и сервисная служба для обслуживания установок.

Еще одно направление связано с промышленной экологией - это борьба за чистоту промышленных стоков. У нас разработан комплекс технологий, которые детально изучены в лабораторных условиях, в условиях опытных производств. Научные результаты подтверждены практикой в промышленном масштабе и абсолютно готовы для промышленного производства.

Речь идет об очистке гальванических стоков и утилизации гальваношламов промышленных предприятий, а также промышленных стоков, загрязненных нефтепродуктами, маслами, жирами, в том числе пищевыми. Технологию по гальваностокам мы реализовали на заводе «Звезда» и на Комсомольском-на-Амуре авиационном заводе. Там после очистки в нашей системе выбрасывается вода чище, чем она есть в Амуре, - по тяжелым металлам, содержанию углеводородов и другим показателям.

Технология оригинальная, защищена патентами России, в ней проработаны все моменты, и после незначительной доработки (адаптации) она может быть реализована на любом предприятии, но нужно произвести нестандартное оборудование, собрать и смонтировать его и систему управления. Нет никаких проблем, все ясно, но этим не может заниматься ученый, он свое уже все сделал, а этот результат, к сожалению, не востребован. И это вовсе не означает, что он не нужен!

В этой же плоскости лежат технологии по очистке морских и речных вод от нефтепродуктов. Мы создали производство гидрофобного материала и сегодня реализуем его в очень небольших количествах. Кстати говоря, эту технологию у нас купила компания из Краснодара и открыла там собственное производство. Надеемся, что она будет востребована и у нас, скажем, в связи со строительством в Приморье крупных мощностей по нефте- и газопереработке. Во всяком случае, договор о сотрудничестве с Восточной нефтехимической компанией на этот счет подписан.

Уже проведены первые испытания: как влияют наши сорбенты, задействованные в фильтрах, через которые проходит загрязненная вода, на состояние биоценозов залива Восток. Проверили на мальках краба, устрицы, трепанга, мидии, гребешка и получили прекрасные результаты: стоки, загрязненные нефтепродуктами, очищенные с использованием гидрофобных сорбентов, оказывают минимальное влияние на молодь ценных гидробионтов. Концентрации опасных примесей в очищенной воде существенно ниже допустимых норм.

Я думаю, что проблема очистки бухты Золотой Рог лежит в этой же плоскости. Есть такие технологии, которые в состоянии очистить и поверхность вод. Но повторюсь: это уже не наше дело, если мы им займемся, то не останется времени и сил на получение новых результатов. Мы испытали, проверили, передали и пошли дальше… Ученые должны быть в постоянном поиске решений задач, которые ставит жизнь.

КРОМЕ ТОГО

- К полученным нами активным веществам для новых лекарственных препаратов проявляют интерес соседи: японцы, корейцы, китайцы. Их интересует приобретение лицензии со всеми правами на производство.

Очень не хотелось, чтобы и в этот раз инновационный продукт, рожденный у нас в стране, поступал к нам на рынок из-за рубежа. Есть другой путь - организация производства в России. И, повторюсь, это может стать интересным бизнес-проектом для реализации на территории ТОРов или СПВ.

http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id ... ff7207ca36


Последнее обновление ( 09.09.2017 г. )
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=29


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт сен 14, 2017 10:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Смесь англосаксонского с нижегородским

Газета "Правда" №102 (30599) 15—18 сентября 2017 года
2 полоса

Автор: Олег ЧЕРКОВЕЦ. Доктор экономических наук.

Атаку на Российскую академию наук ведут с двух сторон — с позиций либеральных и буржуазно-«патриотических» с монархо-бюрократическим уклоном
26 сентября должны состояться выборы нового президента Российской академии наук (РАН) — уже по новым правилам, утверждённым Государственной думой минувшим летом. Не вдаваясь в тонкости изменений в процедуре непосредственно голосования, выделим в этих новшествах суть, которая и была однозначно сформулирована фракцией КПРФ в ходе думских дебатов: новые правила фактически заменяют выборы президента РАН его назначением.
ПРОВЕДЁННЫЕ высшей властью с помощью послушного думского большинства поправки в Федеральный закон «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» содержат такие антидемократичные положения, которые в якобы «тоталитарном» Советском Союзе были не то что невозможны, а попросту немыслимы.
Во-первых, вводится положение о так называемом согласовании кандидатур на пост президента РАН в правительстве. Это означает, что последнее исключительно по собственному усмотрению и в меру собственного же понимания задач, стоящих перед российской фундаментальной наукой, официально фильтрует список кандидатов на высший в Академии наук пост, выдвинутых самими академиками, и отсеивает из этого списка — опять же по собственному усмотрению и по своим критериям — неугодных. Ну чем не «муниципальный фильтр для учёных» — по аналогии с хорошо знакомым одиозным муниципальным фильтром для кандидатов в губернаторы, с помощью которого ««партия власти» на региональных выборах отсеивает неугодных для себя представителей оппозиции, прежде всего — КПРФ!
Но и это ещё не главное. По новому положению после того, как «согласованные» кандидаты будут представлены на голосование Общему собранию академиков и это голосование состоится, вновь избранный президент РАН сможет приступить к своим обязанностям не сразу, а лишь после утверждения его кандидатуры президентом РФ. Значит, мнение большинства академиков страны, если говорить без обиняков, не будет означать ничего без их одобрения «высочайшим указом». Что и доказывает правоту слов коммунистов о фактическом назначении президента Российской академии наук.
А ведь в советское время выборы как самих членов академии, так и её руководства проходили исключительно демократично, тайным голосованием академиков, которое и было окончательным, без какого-либо последующего «высочайшего утверждения» кандидатуры избранного президента академии. Спросят: было ли предварительное согласование кандидатуры на высший научный пост? Конечно, было, и даже не на уровне правительства, а гораздо выше — на уровне Политбюро ЦК и самого Генерального секретаря, но это было именно согласованием. Например, сам И.В. Сталин регулярно лично встречался с ведущими учёными-академиками из различных отраслей науки, интересовался их мнением по многим вопросам, в том числе — кадровым. По итогам таких встреч и Сталин, и последующие советские руководители рекомендовали академикам действительно наиболее достойную кандидатуру на пост их президента, но дальше всё решали исключительно тайное голосование и авторитетность предложенной кандидатуры.
Именно поэтому среди президентов Академии наук советской эпохи мы не найдём «проходных», «серых» фигур, и имена выдающихся учёных — президентов АН СССР С.И. Вавилова и А.Н. Несмеянова, рекомендованных по инициативе И.В. Сталина, а также сменивших их М.В. Келдыша и А.П. Александрова вписаны золотыми буквами в историю всей мировой науки. Сама же академия стала символом высочайших достижений в науке, приходящихся на советский период нашей истории.
Поэтому не случайно сегодняшняя Российская академия наук как правопреемница АН СССР подвергается атакам разной степени интенсивности фактически в течение всего периода существования «демократической» России. Причём, как и в случае в целом с советским периодом нашей истории и другими его основными достижениями, Академию наук атакуют ярко выраженные представители двух направлений антисоветизма — либерально-англосаксонского, желающего окончательно положить Россию под Запад, и буржуазно-«патриотического» (правильнее было бы назвать — псевдопатриотического), мечтающего о всесилии чиновничьей бюрократии с кондовым монархическим душком. В стремлении всячески подмять, принизить академию эти два обычно враждующих между собой лагеря смыкаются. Перефразируя А.С. Грибоедова, перед нами — этакая смесь англосаксонского с нижегородским!
А вообще-то нашим проамериканским либералам академия встала, что называется, поперёк горла ещё и потому, что ни в истории её возникновения и развития, ни в собственно организационных принципах мы не найдём ничего англосаксонского. И особо принципиально, что это относится не только к советскому периоду. Академия наук (в разные периоды дореволюционной истории называлась Императорской и Императорской Петербургской Академией наук) была основана по указу Петра I в самом начале 1724 года, фактически в последний год жизни и правления царя-реформатора. Причём основана не на пустом месте; царю Петру было на кого и на чей опыт опираться: с работой знаменитой Французской академии он подробно ознакомился во время своего второго большого европейского путешествия в 1717 году, будучи уже «героем Полтавы».
Это первое, не имевшее до того аналогов во всей мировой истории институциональное образование появилось в дореволюционной Франции в 1635 году по воле выдающегося государственного деятеля — главы правительства знаменитого кардинала А.-Ж. Ришельё. Было установлено постоянное число членов академии — 40 человек; они избирались пожизненно и оттого с тех самых давних пор получили уважительное прозвище «сорок бессмертных». Но главное — Французская академия с самого начала получила статус не какой-нибудь административно-чиновничьей и даже не правительственной, а именно государственной. Государство, кто бы впоследствии во главе его ни находился — выдающийся ли политик или монарх-пустозвон, — считалось с академиками и платило им пожизненную государственную ренту; по замыслу Ришельё, эта господдержка выдающихся учёных, которую никто не мог отменить, была определённой материальной гарантией независимости академиков от произвола бюрократов любого уровня — от министра до столоначальника.
И в этом высоком государственном статусе академии и её членов было главное отличие созданного герцогом Ришельё учреждения, например, от появившегося вскоре в соседней Англии Лондонского королевского общества, созданного по принципу добровольного «клуба учёных по интересам». Забегая вперёд, отметим, что и созданная двумя веками позже Национальная академия наук США, несмотря на громкое название, представляет собой по сути такую же организацию. Принципиальная разница в том, что эти англосаксонские так называемые академии, какие бы отдельные выдающиеся учёные ни входили в их состав, в целом по сей день юридически представляют собой частные «междусобойчики», существующие на взносы своих членов и — самое главное! — на так называемые пожертвования «попечителей», или спонсоров. Говоря по-современному, богатеев-олигархов. Ну а дальше — всё понятно: кто платит, тот, как известно… и так далее.
Вот именно такая система по душе современным российским либералам, которые под видом «реформирования» всё время пытаются низвести РАН до положения того самого «клуба учёных по интересам». А ведь именно от таких, с позволения сказать, «спонсоров» в своё время и стремился оградить на будущее Французскую академию кардинал Ришельё. И эти же принципы использовал при организации Российской (Петербургской) академии наук Пётр I. Причём у него был выбор: ведь с работой того самого Лондонского королевского общества «плотник Пётр Михайлов» познакомился ещё 20 годами ранее, во время своего знаменитого первого европейского путешествия, когда он, помимо Амстердама, побывал и в Лондоне, где, в частности, встречался с великим Исааком Ньютоном, ставшим вскоре президентом этого самого общества. Так что царь Пётр познакомился с обеими системами организации науки: французской — государственной и английской — частной, и он вполне осознанно мог выбирать, какая из них лучше подходит для России. И наша страна не просто сделала выбор в пользу государственной системы, она одновременно тем самым отвергла — как будет ещё не раз в будущем — систему англосаксонскую как противоречащую нашим историческим корням и самому нашему менталитету.
Конечно, в условиях сначала крепостнической, а затем полуфеодально-полукапиталистической России самодержавный строй не мог не накладывать неизбежного отпечатка на деятельность Академии наук: в частности, как раз первоначально предполагавшееся избрание президента академии общим собранием академиков так и не было реализовано, президент назначался тем самым «именным» императорским указом. Хорошо известны многочисленные случаи и прямого вмешательства «самодержцев» в дела академии: так было, например, после избрания академиком А.М. Горького, которое было лично аннулировано Николаем II.
И всё же академия и в условиях самодержавия была даже не островком, а большим островом свободомыслия и прогресса, породив целый сонм великанов отечественной науки — от М.В. Ломоносова до И.П. Павлова, сыграла выдающуюся роль в развитии не только собственно науки, но и образования в нашей стране. В советскую же пору Академия наук внесла неоценимый вклад в формирование мировой ядерной сверхдержавы. Не это ли всё вместе взятое является причиной яростных нападок на неё остающихся малочисленных, но крикливых и пользующихся полной поддержкой правительства Д. Медведева либералов гайдаровско-кудринского замеса?
Что до псевдопатриотов, вздыхающих по имперским временам, то их не устраивает как раз та сторона деятельности РАН, которая касается её свободомыслия и независимого волеизъявления в форме тайного голосования. Отсюда — их всяческое стремление принизить значение этого голосования, взять его — елико возможно — под бюрократический контроль. Поэтому предстоящие 26 сентября выборы президента РАН, чем бы они ни закончились, не будут означать завершения борьбы за академию. За Академию с большой буквы и её большое место в российской и советской истории.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вс сен 17, 2017 11:38 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Жорес Алферов: Наука начнет развиваться, когда будет востребована экономикой

культура: Сегодня СМИ часто пишут об угрозе, которую представляет для человечества искусственный интеллект. Если смотреть шире — реально ли создать что-то, что превзойдет наш собственный разум?
Алферов: Я в последнее время много думал об образовании и идеях, связанных с нанотехнологией и наноэлектроникой. Любой компьютер состоит из программного обеспечения, которое очень бурно развилось, и материальной базы, то есть кремниевых чипов и гетероструктур. Напомню, что Нобелевская премия по физике была присуждена в 2000 году за развитие информационных технологий: Джек Килби получил награду за кремниевые чипы, а мы с Гербертом Крёмером — за гетероструктуры. О последних я хотел бы сказать отдельно. На самом деле, гетероструктуры работают как возможность путем изменения химического состава электронных компонент создавать принципиально любые иные компоненты.
Японский физик Лео Эсаки, мой старый товарищ и в чем-то конкурент, который получил Нобелевскую премию за туннельный эффект в полупроводниках, как-то сказал, что есть кристаллы, созданные Богом (кремний, например), и кристаллы, сделанные человеком, то есть гетероструктуры. Бог их не создавал, и они гораздо лучше естественных.
Можем ли мы сотворить нечто выше того, что дано природой? Думаю, да.
культура: В продолжение темы хотел спросить — квантовые компьютеры будут?
Алферов: В том, что будут, я не сомневаюсь, а вот какую роль они станут играть, не берусь сказать. Идеология квантового компьютера вполне реализуема, конечно. Но время покажет, какие новые возможности мы получим, пока рано судить.
культура: В связи с развитием технологий особенно важным кажется вопрос об общественном устройстве. Говорят, что капитализм будет меняться…
Алферов: В свое время меня поразила опубликованная в мае 1949 года статья Альберта Эйнштейна «Почему социализм?». Великий физик очень четко обосновал, почему будущее — за социализмом. Он показал, каким кошмаром является капиталистическая система, которая обязательно ведет к власти олигархов и олигархии. Одной из самых страшных вещей он считает деформацию системы образования: люди со школы привыкают к тому, что главное быть победителем. В капиталистической системе люди отнимают друг у друга собственность и воюют друг с другом на совершенно законных основаниях. И это — не бандиты на большой дороге.
культура: Разве не в природе человека заложено быть победителем?
Алферов: В природе человека — соревноваться, выигрывать, но быть первым, не подавляя других. Вопрос цены. Эйнштейн видел выход в социалистической системе и плановом ведении хозяйства.
культура: Эти идеи актуальны и сейчас?
Алферов: Что, с моей точки зрения, изменилось сегодня? Один из дефектов нашего советского планирования, Госплана, состоял в том, что оно в какой-то момент стало слишком детальным: расписывалось по всем мелочам вручную. Развитие компьютеров снимает эту проблему. Сегодня, если вы начали какое-то производство, то можете пропланировать все, причем быстро и просто. Но встает проблема стратегии.
Все-таки нужно понимать то, на что у нас мало обращают внимания. Капитализм — это частная собственность на орудия и средства производства, такова его главная черта. Она мешает стратегическим крупномасштабным планам. Поэтому Эйнштейн прав в том, что социализм придет на смену капитализму, который замедляет развитие из-за кризисов и отсутствия планирования.
культура: Какой должна быть собственность? Чьей?
Алферов: Общественной, государственной. Частной она может быть в сфере обслуживания, в мелком и среднем бизнесе и, я хотел бы подчеркнуть, в стартап-компаниях. Придумал что-то, создал фирму — заработай! Но если это перерастает в крупномасштабное производство, здесь частная собственность недопустима.
культура: Сложный переход. Кто же крупное производство из частных рук отдаст?
Алферов: Простите, это же было реализовано. Советский Союз с общественной собственностью на орудия и средства производства, со многими следствиями этого (с бесплатной медициной, образованием, развитием науки) был очень удачным экспериментом. Бертран Рассел сначала относился к СССР и Ленину крайне отрицательно, но потом изменил свою точку зрения. У него есть фраза о том, что Альберт Эйнштейн был гением мысли, а Владимир Ленин был гением действия. То, что Владимир Ильич смог, это было уникально. Вспомним, что многие большевики после Февраля считали, что вот она — революция и ничего, дальше будем жить в буржуазно-демократической системе. А Ленин заявил: «Нет, мы перейдем к социализму сразу» (эта мысль изложена в его «Апрельских тезисах»). Он понял, что возникла уникальная ситуация: братание на фронте, ужасное положение в стране в целом… Партия большевиков насчитывала где-то 30 тысяч человек, после Февраля выросла до 200 тысяч, она была немногочисленной, в период Февральской революции добрая половина ее членов вообще была в Сибири. И как эта крохотная организация смогла взять власть в свои руки? Я помню, мы еще в школе учили, параграф в учебнике истории назывался «Триумфальное шествие Советской власти»: за короткий период времени Советская власть установилась во всей стране, и если бы не интервенция, то не было бы и Гражданской войны.
культура: Гражданская война не из-за раскола общества и страны случилась, а из-за интервенции?
Алферов: Белые, конечно, теряли много, но без очень активной помощи из-за рубежа, с высадкой десанта, отправкой войсковых соединений, никакого долгого сопротивления они бы не оказали.
культура: Советский Союз был успешен? Сегодня СССР часто ругают. Правда, уже без той злобы, что была в 90-е…
Алферов: Мы смогли в Отечественную войну выстоять! Но дело не только в этом. Приведу слова лауреата Нобелевской премии по экономике Джеймса Хекмана, профессора Чикагского университета. Он во время круглого стола нобелевских лауреатов, проводимого ВВС, сказал такую фразу, я люблю ее цитировать: «Научно-технический прогресс второй половины ХХ века полностью определялся соревнованием СССР и США, и очень жаль, что это соревнование закончилось». Это не мои слова, а профессора экономики из Чикаго.
культура: Но соревнование же закончилось еще до распада Советского Союза?
Алферов: Ничего подобного! Оно закончилось, когда мы ликвидировали свою промышленность, уничтожили первую десятку оборонных промышленных предприятий, которые производили 60 процентов высокотехнологичной гражданской продукции. Есть люди, которые положительно относятся к Ельцину, — я этого не понимаю! Мы сегодня говорим: Крым вернули — да, достижение. А человек отдал половину территории страны, половину! Я до сих пор удивляюсь, как Съезд народных депутатов РСФСР в 90-м году мог проголосовать за суверенитет РСФСР от Советского Союза! Из почти тысячи депутатов только 13 выступили против. Кем нужно быть, чтобы взять и проголосовать за то, что нам не нужен Советский Союз: мол, мы республики кормим. Как это мы их кормим? Как можно жить без Украины, без Белоруссии, без Казахстана? Да половина Средмаша было в Казахстане. Уникальные золотые разработки — в Узбекистане. На Украине какая мощнейшая промышленность: «Южмаш», сельское хозяйство. Лишь Белоруссия, благодаря Лукашенко, смогла возродить свою технологическую базу.
А мы взяли и ликвидировали нашу промышленность, высокотехнологичные отрасли, выбросили в приватизацию. Мы действительно определяли — прав был Джеймс Хекман — научно-технический прогресс всего мира, мы раньше всех сделали светодиоды, полупроводниковые лазеры, СВЧ-транзисторы, у нас было уже опытное производство. Его взяли и уничтожили в начале 90-х, разгромив всю электронную промышленность Советского Союза.
культура: Что-то же мы просто копировали?
Алферов: Да, Зеленоград практически не имел ни одного патента, а просто копировал кремниевые чипы. Но в области кремниевой микроэлектроники, занимаясь копированием, мы были на том же уровне, что и Запад. У нас в Минске предприятие «Планар» занималось тем, что создавало аппаратуру, степперы, которые переносили изображение интегральной схемы на кремниевую пластину. Каким было предприятие «Планар»? Чистые комнаты на глубине восемь метров под землей, чтобы развязаться от метро, трамваев. Степперы производили три страны — СССР, США и Голландия, они определяли технологический уровень кремниевой микроэлектроники, и пока у нас работал «Планар», мы были на одном уровне.
Ошибка была в том, что существовал слишком большой военный флюс: у нас часто не понимали, что микроэлектроника, а позже возникшая наноэлектроника — это двигатель развития промышленных технологий. Но наша электронная промышленность — три миллиона человек, три тысячи предприятий, 400 КБ и институтов во всех 15 республиках. А сегодня она осталась в Белоруссии и в России, да и у нас в стране — 20% от того, что было в советское время, во всех остальных республиках просто ничего уже нет, нужно снова воссоздавать.
культура: Воссоздавать из какой точки? Насколько все плохо?
Алферов: Отраслевая наука у нас практически погибла (за исключением военной) при ликвидации промышленности. Вузовская тоже, поскольку она жила за счет хоздоговоров с предприятиями, что-то сохранилось в Академии наук, с потерями, но все же. Новым законом РАН превращена в клуб ученых, так что мы нанесли почти смертельный удар по академической науке. Я хочу сказать следующее: науку в России возродить указами, программами, проектами совершенно невозможно. Есть один путь: поднять промышленность. Наука может развиваться только при одном условии — когда она нужна. А она нужна при наличии могучей, высокотехнологичной промышленности. И вот если мы возродим ее, мы возродим и науку.
культура: Уже, видимо, речь идет о цифровой промышленности.
Алферов: Мы сегодня много говорим о цифровой экономике, микро- и наноэлектронике. Но, простите, чтоб была цифровизация промышленности и экономики, должна быть промышленность! А что мы цифровизировать будем?
культура: Если мы вступаем в эпоху цифровой экономики как человечество в целом — общество же должно меняться в связи с переходом?
Алферов: А оно уже изменилось. Информационные технологии стали влиять на социальный облик общества, это произошло. С одной стороны, технологически в промышленном производстве мы стали многое быстрее делать. С другой стороны, молодежь из-за смартфонов потеряла интерес к литературе, к языку.
культура: При этом количество информации все время увеличивается и как-то надо ее обрабатывать.
Алферов: Я думаю, что нельзя переоценить роль школ и учителей. Информационные технологии, конечно, все помогают найти быстрее, актуализировать информацию. Но проблема в другом — а как смотреть на эту информацию? Вот тут огромно влияние школы. Хорошие ребята учатся в нашем лицее «Физико-техническая школа» Академического университета, но хорошие-то они прежде всего потому, что мы воспитываем прекрасных учителей. Нашему лучшему учителю математики, Валерию Адольфовичу Рыжику, 80 лет. Я часто прихожу к нему в класс, а урок он отдает вести своему ученику. Вот это воспитание совершенно необходимо.
К сожалению, одна из современных бед, причем практически везде: люди стремятся заработать, быстро получить деньги и положить в карман, забыв обо всем остальном. Очень редко даже ученые думают, как развивать то или иное научное направление, на что это повлияет. Неприлично много развелось специалистов, мастеров по грантам: человек одно и то же исследование продает 4-5 раз, имеет 4 гранта. Это стало массовым явлением. Я думаю, система финансирования науки, которая была у нас раньше, в значительной степени более прогрессивная. Вы финансируете научное учреждение — и хорошо… Гранты стоит давать в первую очередь молодежи, чтобы талантливые люди проявлялись. А когда вы стараетесь перевести бюджетное финансирование в грантовое, вы уничтожаете научное учреждение.
культура: А какая идеальная система? Учреждению выдаются деньги, и оно что-то делает, а государство спрашивает потом?
Алферов: Научные учреждения имеют бюджет, они могут получать дополнительные средства, когда эти деньги выдаются промышленностью. В системе чисто научной мы имели программы Академии наук, но когда развели большое количество контор, которые выдают гранты (при этом люди, которые этим занимаются, не являются специалистами), то у нас, естественно, все пошло не туда. Сразу рождаются мастера по выигрыванию грантов. Российский фонд фундаментальных исследований был при своем рождении положительным явлением, но когда таких фондов появилось много, начались проблемы. Но наука у нас будет развиваться тогда, когда она будет востребована экономикой. Мой знакомый, покойный уже Джордж Портер (был одно время президентом Лондонского Королевского общества), замечательную фразу сказал: «Наука вся прикладная, разница только в том, что отдельные приложения реализуются быстро, а некоторые через столетия».
культура: Хотел уточнить о Вашей депутатской деятельности. Вы не возглавляете комитет по образованию и науке?
Алферов: Я не могу и не хочу. Возраст, много других задач — никакой комитет я не возглавлю. При председателе Госдумы Вячеславе Володине создается Научный совет, который сможет влиять на науку и образование, — надеюсь поработать там. Мне жаль, что в состав парламента не вошел Валерий Александрович Черешнев, которого лидер «Справедливой России» Миронов задвинул в свое время в середину списка. Это большая потеря.
культура: В западных журналах сейчас много критики такого рода: в свое время был большой научный рывок, а сейчас все топчутся на месте и воспроизводят, что было в 60–70–80-е годы, все работает на старой базе, и прорывов нет. Вы с этим согласны?
Алферов: Сказать, что совсем прорывов нет? Нет, я с этим, конечно, не согласен. Но опять же, возвращаясь к тому, о чем мы говорили. Было соревнование двух систем и двух великих стран, и побеждать можно было не с помощью финансовых махинаций, а с помощью научно-технических прорывов. Уничтожение Советского Союза повлияло на прогресс в мире, западным странам не с кем стало соревноваться. И потому все вылилось в гонку за прибылью. От распада СССР проиграли все.
Тем не менее в областях, которые могут дать непосредственный результат через столетия, — например, в астрофизике, в исследовании «черных дыр», «темной энергии», появились совершенно новые вещи, интересные, важные. Наука все равно развивается.
культура: Где сейчас прорывные направления? Какие направления науки будут развиваться быстрее и определять будущее?
Алферов: Я могу сказать, исходя из самых общих соображений, мы находимся на ранней, начальной стадии понимания биологических процессов. То есть осознания того, как формируется живое. Здесь дальнейшее развитие даст нам очень много, в том числе и для технологических прорывов в биомедицине, в нанобиотехнологии. К этому сегодня нужно очень внимательно относиться, мы можем вживлять чипы в человеческое тело, и из этого следует масса интересных, отдельных сюжетов. Нанобиотехнология — вот область, где уже есть — и будут еще — большие прорывы.
ИсточникГазета «Культура»

https://izborsk-club.ru/14016?utm_refer ... yandex.com


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вт сен 19, 2017 11:46 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Академик Юрий Гуляев — о новейших уникальных разработках в России и о будущем науки Печать
Автор - публикатор
17.09.2017 г.

Беседовала Татьяна ТРАКТИНА

Освоение космического пространства в последние годы считается одной из тех сфер деятельности, которая во многом определяет будущее отдельных отраслей науки, стран, наций и всего человечества в целом.
guljaev_jurij_akademik.jpgК активной космической гонке, в которой давно присутствуют такие сильные игроки как национальное аэрокосмическое агентство Америки (NASA), европейское космическое агентство (EKA) и российский Роскосмос, активно подключаются Китай, Индия и другие страны.

Накануне появилась информация о том, что NASA примет участие в запуске российского биоспутника "Бион-М". С помощью этого космического аппарата российские специалисты планируют продолжить изучение воздействия космического пространства на живые организмы, отправив в космос мух и мышей.

В первой части эксклюзивного интервью для "Правды.Ру" научный руководитель Института радиотехники и электроники РАН, академик, член президиума РАН Юрий Гуляев рассказал о сотрудничестве США и России в сфере изучения космического пространства, о роботах и возможностях человеческого мозга. Вторая часть интервью посвящена личным разработкам Юрия Гуляева и перспективах молодого поколения инженеров в России.

— Это правда, что именно вы стояли у истоков создания мобильного телефона? Вы — обладатель огромного количества изобретений, без которых мир сейчас был бы совершенно другим. Каково это жить, осознавая это? Чем вы занимаетесь на данный момент?

— Мне недавно позвонили из одной очень крупной инженерной организации мира, существующей уже более ста лет, — Института инженеров электротехники и электроники (IEEE). Руководство этой организации находится в Нью-Йорке. Они решили сделать серию исторических очерков "История науки и радиоэлектроники в лицах". Ко мне обратились, как одному из тех, кто, в частности, создал сотовый телефон. И я ездил в Швейцарию, давал там интервью в течение четырех часов. Поэтому да, рассказываю о том, что было сделано. Передаю опыт следующим поколениям.

Странно осознавать, что в каждом телефоне мира стоит несколько изделий, так называемые фильтры на поверхностных акустических волнах, которые мною и коллегами по институту были изобретены. Вместе с американцами, вместе с англичанами, с японцами примерно в 60-е годы это все создавалось.

Еще в 1979 году пять европейских ученых, включая меня, получили высшую европейскую награду как раз за создание сотовых телефонов и новых телевизоров. Раньше в телевизорах был большой блок из 18 катушек, которые настраивались, а теперь там есть только один мой маленький фильтр, который отделяет один канал от другого. Очень приятно осознавать, что наш институт участвовал в мировом прогрессе. Это очень сильно.

Сейчас я — член президиума РАН, научный руководитель Института радиотехники и электроники РАН. Я 27 лет был директором, но сейчас мне уже 81 год, поэтому хозяйствующие вещи уже вынужден передать. А сам занимаюсь перспективой: куда идти, куда поворачивать.

Еще у меня общественная деятельность очень большая. Я — президент Союза всех научных инженерных обществ России. Проводим отборы, конкурсы по регионам, и присваиваем премии и звания лучшим из лучших. Я вижу, как много у нас одаренных инженеров нового поколения, и верится, что все в России будет хорошо. Плохо, что россияне больше знают о жизни пугачевых и галкиных, чем о работе молодых изобретателей, от которых их жизнь зависит.

— А над чем вы работаете сейчас? Можете рассказать о ваших последних разработках?

— В области медицинской техники я занимаюсь методами ранней медицинской диагностики. Я изобрел новый метод при диагностике рака груди женщины: новый маммограф. Мой маммограф дает то же самое, что и рентгеновский, но только он абсолютно безвредный. Его можно применять хоть 10 раз на дню. И стоит он в 20 раз дешевле, чем рентгеновский. Сейчас я занят внедрением его по всей стране. Уже больше тысячи клиник его имеют.

А еще есть, например, новый магнитный кардиограф, который измеряет магнитное поле сердца, и дает гораздо более точные знания о том, что происходит в сердце, чем электрокардиограмма. Это уникальный прибор.

Одно из последних и очень значимых для меня изобретений — прибор, не дающий человеку уснуть на опасной работе. Это фактически спасение для водителя, машиниста, часового.

Стояла задача понять на расстоянии, что человек заснул, пробудить его и заставить бодрствовать. Мы придумали такое устройство: человек надевает браслет, который измеряет так называемую гальваническую реакцию. Система оценивает, бодрствует ли человек, и начинает его будить, если он начал засыпать. Сегодня все машинисты нашей страны имеют этот самый браслет. Поэтому сейчас не происходит аварий на железной дороге. Устройство внедряют и в другие сферы. Вот за эту работу я со своими коллегами получил премию правительства.

Меня очень радует, что всю жизнь я делаю работу очень высокого класса, дружу и работаю с профессионалами. Сейчас медицинская область для меня приоритетна, равно как и экологическая, где есть разработки для контроля экологии. А где-то высоко, в далеком космосе, на станции МКС летают мои приборы, и я не могу исключать, что и в этой области еще придется поработать.



http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id ... 2ece08f031


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн сен 25, 2017 9:17 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Кандидат в президенты РАН Роберт Нигматулин: «Океан науки без иллюзий»

25.09.2017 г.

Интервью из спецвыпуска журнала "В мире науки" накануне выборов

Роберт Искандерович, каковы причины, по которым вы согласились участвовать в выборах президента РАН?
Кандидат в президенты РАН Роберт Нигматулин: «Океан науки без иллюзий»



— Вся моя трудовая жизнь, мои достижения, моменты творческого вдохновения связаны с двумя жемчужинами российской цивилизации — Московским университетом и Российской академией наук. А сейчас государственность РАН под угрозой, идет ее сползание в статус клуба академиков и членкоров. История не простит ни правительству, ни современному обществу, ни нам — членам РАН, если мы не выведем академию из траектории падения на траекторию взлета. У меня есть опыт и идеи, чтобы преодолеть кризис в РАН. О некоторых идеях я рассказал на встрече с президентом России В.В. Путиным.
— Какие проблемы вы выдвинули как главные для РАН?
— В последние годы возникло недовольство Российской академией наук со стороны как власти, так и общества. Для этого имеются две причины. Первая — недовольство системой управления, результатами выборов новых членов РАН, ослаблением влияния РАН на развитие науки. Вторая причина — общество не видит инициативы академии наук в постановке научных концепций для решения проблем нашей страны. Первейшая проблема сейчас — стратегия социально-экономического развития страны. Почему ее должны разрабатывать только Министерство экономического развития и Центр стратегических разработок во главе с А.Л. Кудриным? Конечно, академия наук должна дать ее научную проработку и представить ее тем, кто принимает решения. Л.Н. Толстой говорил: «На науку надежда слабая. Уж очень она сама собой занимается». А П.Л. Капица писал Нильсу Бору в 1936 г., что ученые «больше всего озабочены созданием условий для своей личной работы и терпеть не могут широкой постановки вопросов». Эти синдромы ученые должны преодолеть. В 1950–1980-х гг. вице-президенты были членами ЦК, депутатами Верховного Совета СССР. Их приглашали на заседания Политбюро. Государственный комитет по науке возглавляли академики В.А. Кириллин, Н.П. Лаверов, Г.И. Марчук. Это подстегивало АН СССР к участию (хотя и в определенных «идеологических» пределах) в решении государственных проблем, в частности в разработках по атомным
и космическим программам. А сейчас только президент академии участвует в работе правительства и регулярно встречается с президентом страны. На этих заседаниях и встречах президент РАН должен ставить не только вопросы, связанные с наукой, но и государственные проблемы, высказывать научный взгляд на социально-экономические проблемы, на развитие российской цивилизации. Академик И.И. Дедов, выступая на встрече академиков с президентом, напомнил, что
здравоохранение — это не только медицинская проблема. В здравоохранение проникают математика, физика, химия, информатика, новые технологии. Здравоохранение результате понижаются интеллектуальный уровень и интеллектуальная воля управленцев, чиновников, молодежи, уровень инженеров и врачей. Нововведения в образовании не должны проходить без обсуждения в академии наук.
— Ее активность зависит от позиции президента РАН?
— Безусловно. Президент РАН должен уметь четко изложить научное видение проблемы, которое он вырабатывает с лидерами соответствующих наук.
— Вы сможете решать эти проблемы? Жизненного опыта и судьбы в науке достаточно для этого?
— Если говорить о социально-экономической сфере, то меня приглашают на экономические форумы, где я выступаю с пленарными лекциями и получаю поддержку лидеров нашей экономической науки. Мои разработки по экономической теории поддерживали выдающиеся академики Л.И. Абалкин и Д.С. Львов. Это во-первых. Во-вторых, у меня есть разноплановый
опыт. Я прошел путь от выпускника МВТУ им. Н.Э. Баумана (энергомашиностроение) и МГУ им. М.В. Ломоносова (математика)
до профессора МГУ. Я работал во Франции и США и до сих пор публикую с американскими коллегами результаты наших совместных работ. Я участвовал в создании Тюменского научного центра Сибирского отделения РАН, был председателем Уфимского научного центра РАН, президентом Академии наук Республики Башкортостан и, наконец, членом президиума РАН и директором одного из крупнейших институтов РАН — Института океанологии им. П.П. Ширшова.
— Как вы попали в Башкортостан?
— В январе 1993 г. руководство РАН направило меня в Уфу, где возник острый конфликт между двумя группами научных сотрудников в связи с организацией Академии наук Республики Башкортостан. Организаторы АНРБ подтолкнули руководство РБ к тому, чтобы все институты РАН в Уфе, объединенные в Уфимском научном центре РАН, подчинить АНРБ. Вместе с Ю.С. Осиповым и группой единомышленников в Уфе мы сумели убедить руководство РБ в необходимости реформировании
АНРБ, преодолении волюнтаризма. Я был избран президентом АНРБ и возглавил обе академические структуры УНЦ РАН и АНРБ. А это большой комплекс разных академических и отраслевых исследовательских институтов. В УНЦ РАН — институты фундаментальных наук. Это институты математики, физики, механики, химии, катализа, биологии, биохимии, геологии, материаловедения, экономики, этнографии, филологии и истории, ботанический сад. В АНРБ отраслевые институты. Это
институты глазных болезней, медицины труда, иммунопрепаратов, нефтедобычи, транспорта нефти, нефтепереработки и нефтехимии, гербицидов, сельского хозяйства. В обеих академиях около 3 тыс. сотрудников. А Башкортостан, между прочим, — это небольшая модель всей России. Многонациональная республика. В горячие и кризисные 1990‑е гг. пришлось вникать и в национальные (этнические) проблемы. Все там было! Борьба и сотрудничество, преодоление распрей и созидание, завершившиеся совместной работой президиумов и общих собраний УНЦ РАН и АНРБ. Именно в АНРБ мы привлекли ведущих докторов наук в отделения и общее собрание в качестве ассоциированных членов. Они имелправо решающего голоса в своих отделениядаже при выборах академиков АНРБ. Мне приходилось много работать и с властными структурами. И в эти лихие девяностые нам удалось поднять авторитет науки. За счет республиканского и федерального бюджетов мы строили жилье для ученых, построили современный лабораторный корпус для институтов УНЦ РАН. Пришлось работать и депутатом республи-
канского парламента, Госдумы РФ и Парламентской ассамблеи Совета Европы. На одной из сессий ПАСЕ в 2001 г. я по поручению Госдумы был единственным представителем РФ и выступал в окружении недоброжелательных парламентариев Европы, защищая наш парламент от санкций за войну в Чечне. Семь лет в Сибири и 13 лет в Башкортостане мне, выросшему в московском дворе и московской школе на Арбате, получившемуобразование в МВТУ и МГУ и ставшему профессором на знаменитом мехмате в МГУ, дали колоссальный опыт руководителя. Конечно, все это президентский опыт «в лаборатории» по сравнению с «заводом», каким можно назвать Российскую академию наук, однако такой опыт мало у кого есть.
— Но ведь не только Уфа?
— Безусловно. Кроме Московского университета, Сибири и Башкортостана после возвра-в президиум РАН, а по настоянию вице-президента РАН Н.П. Лаверова назначен директором Института океанологии им. П.П. Ширшова. Это большой (1,2 тыс. человек) комплексный институт с пятью филиалами в разных городах. В нем и гидродинамика, и акустика, и математическое моделирование, и география, и химия, и биология, и геология, и инженерия.
— Весь Мировой океан как объект изучения...
— Да, океан, покрывающий 72% поверхности Земли. А это климат, пищевые и минеральные ресурсы, транспорт, катастрофы (цунами и волны-убийцы), военно-морской флот. Не только нефть и газ, но и даже руды будут лет через 20 добываться в открытом океане. Институт вместе с ВНИИОкеангеологией получил премию Правительства РФ за отработку сульфитных океанских месторождений. Самая главная трудность в таком проекте — не технология извлечения, а экологические проблемы.
Академик В.А. Садовничий вернул меня на родной мехмат МГУ, где я заведую кафедрой газовой и волновой динамики.
В общем, по сравнению с другими кандидатами у меня есть преимущества. Впрочем, каждый кандидат имеет свои преимущества. По закону РФ отбирать кандидатов будет правительство, голосовать будут члены РАН, утверждать будет президент РФ. А я лишь предлагаю свои услуги. Примут — буду работать, не жалея сил. Не примут — буду помогать новому президенту.
— А какие личные достижения в науке вы бы выделили?
— Я специалист в области механики и термодинамики многофазных многопараметрических систем, их математического моделирования. Это газожидкостные потоки с физико-химическими превращениями и ударно-волновыми процессами. Эта тематика актуальна в атомной энергетике, в химических технологиях, нефтегазовой сфере, океанологии, экологии. Помимо теоретических разработок пришлось заниматься процессами в тепловыделяющих каналах ядерных реакторов, в трубчатых печах нефтепереработки, предотвращать в них кризис теплоотдачи. В последние годы я со своими учениками и группой американских коллег увлечен сверхсжатием пузырьковых кластеров в жидкости для достижения экстремальных параметров,
в том числе и термоядерных. Я занимаюсь также изучением экономических процессов, теорией межотраслевых балансов, которые аналогичны балансам массы в многофазных системах. Многофазные системы — это и нефтяные пласты. У меня есть труды по увеличению и интенсификации нефтеотдачи пластов.
— Не только воду закачивать?
— Верно. Закачивать мицеллярные растворы, высоковязкие жидкости. А сейчас я занимаюсь уточнением гидро- и термодинамических уравнений, описывающих климатические и метеорологические процессы.
— Значит, вы можете объяснить, что происходит у нас с погодой?
— Климатическая система чрезвычайно сложна. В РАН ее исследование сконцентрировано в Институте физики атмосферы и Институте вычислительной математики. Всех волнует глобальное потепление климата Земли. Одна из причин —
увеличение концентрации углекислого газа. Но изменение климата определяется не только им. Должны быть и обратные связи. В частности, повышение температуры из-за углекислого газа приводит к увеличению содержания водяного пара, поскольку воды на Земле много. Хотводяной пар — это тоже парниковый газ, однако увеличение его содержания может усилить облачность, которая будет лучше отражать солнечную радиацию и остановит глобальное потепление. Но это пока гипотеза.
— Ваш коллега академик Ю.А. Израэль предлагал создать пылевой экран вокруг планеты и тем самым понизить температуру.
— Юрий Антониевич был выдающейся личностью. Но мы боимся засорять Землю такой пылью, к тому же это дорого. И много еще неясного.

— Через столетие-другое все прояснится…
— Я думаю, раньше.
— А выдержите ли вы нагрузки, которые ложатся на президента РАН?
— Прежде чем поддаться уговорам моих коллег, настаивавших, чтобы я согласился на выдвижение, я проанализировал все обстоятельства, связанные с моим возрастом. «Мои года — мое богатство». Я занимаюсь физкультурой, каждый год прохожу медицинский скрининг. Врачи меня ободряют. Меня ободряют возгласы моих коллег: «Только вы сможете!» Я смогу.
— Кто из президентов академии вам ближе всего по складу характера, по отношению к людям, по занятию наукой?
— Сочувствую С.И. Вавилову. Выдающийся ученый, драматическая судьба. Я читал его воспоминания. По складу характера, мне кажется, нам нужен президент типа А.П. Александрова. Он объединял в себе физика, инженера и государственного деятеля, умел четко и доходчиво объяснить суть научных открытий. Руководители страны, слушая его, проникались уважением к науке. Это сейчас очень актуально. Мне близок, конечно, и математик М.В. Келдыш. Недооценен выдающийся химик А.Н. Несмеянов, определивший судьбу МГУ и противостоявший волюнтаризму Н.С. Хрущева. Кстати, все упомянутые президенты АН СССР были выдвинуты руководством СССР.
— Вы коснулись темы «наука и власть». В чем беда последних десятилетий Российской академии наук?
— Тут много всего. Во-первых, хотя в мировой науке есть колоссальные прорывы, у руководителей многих стран создается впечатление, что на науку тратится слишком много средств. А бюджеты США и Европы отягощены избыточными долями доходов, приходящихся на богатейший процент населения. Об этом пишут нобелевские лауреаты по экономике Джозеф Стиглиц и Эрик Маскин, автор выдающей книги о капитале XXI в. Тома Пикетти. Сверхдоходы 1% богатейших изымаются из реальной экономики и идут на создание финансовых пузырей. А в России эта доля особенно велика. Во-вторых, в 1990-е гг. многим было не до науки, потому что наша страна рухнула. В эти годы я четверть времени работал в Америке и оттуда возил писчую бумагу в Уфу. Вот в таком состоянии мы были… Конечно, науку, как и всю социальную сферу, обрушило катастрофическое недофинансирование. Сейчас нам не хватает 40–50-летних специалистов, способных быть руководителями, потому что 25 лет назад многие энергичные 25-летние парни и девушки или уезжали за границу, или
уходили в торговлю импортом и экспортом. Острое недофинансирование мы до сих пор с В.В. Путиным я привел цифры: на социальные расходы для развития человека (образование, здравоохранение, науку и культуру) у нас отводится 10% ВВП, в Европе — 25%. За счет чего взять недостающие 15%? Вот этим должна заняться экономическая наука. У интеллигенции складывается впечатление, что их можно получить в результате сокращения военных расходов. Но они в России составляют 4% ВВП. Тем более что часть из них должна идти и на академическую науку. А катастрофическое недофинансирование приводит к нищете духа. Это надо преодолеть. Все-таки в науке обязательно должны быть полет и страсть. Обязательно! А со старыми приборами и в изношенных лабораториях не взлетишь.
— Но отправлять-то в полет должна власть!
— Власть должна обеспечивать полет. Но ответственность ложится и на руководство РАН. Академия наук — часть государства российского.
— А как вы относитесь к идее А.Д. Сахарова о том, что в правительстве должны быть технари и ученые, а политологов и юристов держать в статусе советников?
— Политическая жизнь, государственная деятельность в странах западной демократии близка к кризису. Мы видим, как происходят выборы в США и Европе, кого они избирают. Как голосованием «всех» (а на практике это не более 50% имеющих право голоса) с преимуществом 1–2% принимаются решения не только по выборам глав правительств, но по сложнейшим вопросам жизни страны. Голосованием некомпетентных. Программы должны предлагаться не только партиями, где преобладают юристы, политологи и менеджеры. Возможно, половину парламента лучше выбирать по «сословиям», по опре-
деленным квотам — от РАН, от общества медиков, учителей, инженеров, деятелей культуры и т.д., как это было в горбачевском Съезде народных депутатов. Опыт оказался неудачным, но это не значит, что его не надо изучить.
Я убежден, что в экономике и государственных делах надо усилить роль инженеров, специалистов аграрного комплекса, ученых, врачей — специалистов, имеющих опыт конкретного созидания.
— Я вспоминаю, какую борьбу за исследовательские суда вы вели в Институте океанологии. Как удалось спасти их?
— Мне чуждо рыночное общество. Рынок — один из механизмов экономики, который превратили в суть экономической и социальной жизни. Приведу пример. Как было в Институте океанологии в 1950–1980-е гг.? Научные сотрудники говорили, какие нужны экспедиции, исходя из интересов науки. Программа экспедиций утверждалась в президиуме академии наук и от-
сылалась в Министерство морского флота, для которого эти академические экспедиции стоили буквально копейки. А сейчас мы должны сами содержать эти суда. Мне удалось добиться того, чтобы расходы на содержание флота институтов РАН выросли от 170 млн руб. в год до 1 млрд руб. И помог нам В.В. Путин после того, как он в 2010 г. посетил нашу экспедицию на Байкале. Когда мы с ним остались один на один, я сказал: «Владимир Владимирович, не мое дело заниматься сдачей в аренду помещений, судов. Дайте мне полфутболиста в год, я решу проблемы». Вот эта формула — «полфутболиста» — ему запомнилась. Он сказал: «Хорошо, через полтора-два года». Я тогда подумал: «Как я ему напомню через полтора-два года?» В.В. Путин, тем не менее, не забыл. Поразительно, ведь рядом никого не было. Через два года выходит его резолюция:
«Правительству и РАН рассмотреть вопросы материально-финансового обеспечения исследовательского флота». Думаю, ну все, дело сделано. Нет, оказывается. Еще два года проходят, правительство ничего не делает. Тут нам помог помощник президента А.А. Фурсенко, который подписал письмо В.В. Путину, что правительство ничего не сделало, что ученые оптимизировали свои потребности, готовы объединить все суда в центре коллективного пользования и тогда минимальная сумма для обеспечения флота РАН составит 1 млрд руб. в год. Президент написал: «Согласен». А через полтора года пришло ФАНО. Я объяснил М.М. Котюкову, как должен быть устроен академический флот, что содержание судов — не научная, а почти коммунальная проблема, что суда нужно объединить в центре коллективного пользования, ненужные списать… И тогда он как бывший замминистра к 2016 г. пробил в Минфине этот миллиард в год. Если бы не это, не знаю, как бы мы содержали научно-исследовательские суда.
— Списали бы и забыли о том, что нужно исследовать Мировой океан.
— О такой перспективе я даже думать не хочу. Многие в Академии наук недооценивают исследования океана. Океан — до конца не оцененный резерв ресурсов для растущего населения на Земле.
— Много довелось в жизни походить по океану?
— Вы знаете, нет. Я же теоретик, математик. Но на Северном полюсе был, в некоторых небольших экспедициях участвовал.
— Вернемся к проблемам академии?
— Среди академического сообщества преобладают пожилые люди. Я понимаю, возраст у всех проявляется по-разному. Академику А.П. Лисицыну 94 года, он был штурманом на бомбардировщиках во время Великой отечественной войны, потом стал выдающимся ученым, и сейчас его научной активности и страсти могут позавидовать многие молодые. Но всетаки когда преобладают пожилые, это проблема. Омолаживать наше академическое сообщество следует путем привлечения ведущих ученых из докторского корпуса НИИ и университетов. И не просто избирать профессоров (причем без жестких возрастных ограничений), а привлекать их в качестве ассоциированных членов наших отделений и научных советов РАН сроком на пять лет. Они могут отвечать, например, за координацию работ по государственным заданиям, распределение ресурсов по программам фундаментальных исследований РАН и т.д. Эту работу ассоциированных членов научных советов надо оплачивать на уровне половины стипендии членов-корреспондентов РАН,согласовав это с Правительством РФ. Да и выборы новых членов академии нужно усовершенствовать. Может быть, стоит поручить научным советам РАН проводить голосование по соответствующим вакансиям, чтобы отбирать двухтрех кандидатов на каждую вакансию для голосования на секции РАН. Надо подумать об этом.
— То есть нужно создать систему отбора талантливых исследователей и руководителей?
— Да, но прежде чем дать пожизненное звание более молодому ученому, нужно посмотреть, как он справляется с ответственной работой в отделениях и научных советах РАН. Все это нужно делать с общего согласия членов академии, оценив возможные последствия. Здесь нельзя рубить сплеча. Беспокоясь об омоложении РАН, мы не должны забывать и о пожилых ученых. Во-первых, других выдающихся ученых у нас нет, их опыт бесценен и не должен игнорироваться. Во-
вторых, общество и власть должны проявлять особую заботу о своих выдающихся ученых, условиях их жизни. До перестройки ученые жили в относительно привилегированных условиях, но сейчас привилегии перешли к чиновникам, депутатам, банкирам и топ-менеджерам, а ученые стали бедными. Рухнула академическая медицина. Даже академики нуждаются в улучшении жилья, лечении. Это должностать особой заботой президента РАН

https://scientificrussia.ru/articles/ka ... z-illyuzij

http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=29


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт окт 06, 2017 11:31 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Кто вы, новый Президент Академии наук?

06.10.2017 г.

Владимир Бояринцев

Прим. ред. В научной среде избрание нового Президента РАН встречено разноречивыми откликами, как поддержки, так и немалого скепсиса. Появились даже и резко критические отклики в отношении новоизбранного руководства.

Наш сайт отразил все имеющие место позиции, хотя только время покажет степень справедливости, каждого из откликов. Ниже предлагается одна из самых критичных точек зрения на результаты выборов в академии.



ТАСС-ДОСЬЕ.

-го сентября 2017-го года на общем собрании Российской академии наук (РАН) президентом избран физик, директор Института прикладной физики РАН 62-летний Александр Михайлович Сергеев. Он вступит в должность после утверждения президентом России. Александр Сергеев станет 22-м президентом Академии наук за всю её историю, и третьим за её демократический период.

Есть мнение, что большую роль в прорыве Сергеева сыграла поддержка коллег – выбывшего из гонки академика Алексея Хохлова, бывшего президента РАН Владимира Фортова,

а также бывшего основателя и директора Института прикладной физики, Героя Социалистического Труда, академика А.В.Гапонова-Грехова.

Политолог Павел Салин считает, в результате выборов:

− Манёвр предпринимателей братьев Ковальчуков удался... Был применён хороший отвлекающий манёвр: Панченко собрал на себе весь антирейтинг, поскольку было широко известно, что он – кандидат от Ковальчуков. Был применён сценарий с альтернативным кандидатом, который публично с ними бы не ассоциировался, но по большому счёту аффилирован с этими людьми. По одной из версий этот «окончательный кандидат» связан также с первым заместителем руководителя администрации президента… (речь идёт о С.В.Кириенко – В.Б.).

Его (Сергеева – В.Б.) персоналия больше всего соответствовала ожиданиям академического сообщества. Поэтому по совокупности удалось провернуть грамотную PR-операцию по упрочению контроля Ковальчуков над академическим сообществом. Это произошло, по большому счёту, по воле самих академиков…



Президент России Владимир Путин и президент Курчатовского института Михаил Ковальчук, фото: Алексей Никольский / РИА Новости

Александр Сергеев в 1977-м году окончил радиофизический факультет Горьковского государственного университета им. Н.И.Лобачевского по специальности «радиофизика», в 1982-м году в Институте прикладной физики АН СССР защитил диссертацию кандидата физико-математических наук на тему «Самовоздействие и трансформация интенсивных электромагнитных волн в магнитоактивной плазме».

В 2000-м году там же − защитил диссертацию доктора физико-математических наук «Нелинейные волновые процессы при генерации сверхкоротких оптических импульсов и взаимодействии сильных оптических полей с веществом».

В 2003-м году был избран членом-корреспондентом, в 2016-м году − академиком РАН. Член Отделения физических наук (физика и астрономия) Академии наук, член Совета РАН по космосу.

Настораживающий момент в биографии академика А.Сергеева − он является стойким релятивистом, стоящим на позициях Эйнштейна-Минковского о «пространстве-времени», космологом, твёрдо уверенным в божественно-научном образовании Вселенной, о чём говорил в своё время К.Э.Циолковский, считая гипотезу Большого Взрыва научным толкованием Божественного творения.

Академик Александр Сергеев возглавляет группу российских учёных в проекте по детектированию гравитационных волн LIGO в США. В 2016-м году участникам проекта была присуждена престижная премия Грубера по космологии, а также Премия по фундаментальной физике (учреждена российским бизнесменом Юрием Мильнером, премия, примерно в три раза превышающая Нобелевскую).



Подробнее на ТАСС: http://tass.ru/info/4594221
sergeev_aleksandr_akademik_ran.jpg



Гравитационные волны − колебания пространства-времени обязанные своим существованием теории тяготения Эйнштейна, которая основана на целом ряде ошибочных положений. Обнаружение гравитационных волн, по словам авторов исследования, закрывает вопрос о том, реальны ли «чёрные дыры», так как считается, что полученные сигналы могли прийти только от этих космических объектов, существование которых не подтверждается никакими средствами астрономических наблюдений.

Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/7118/ (Наука и жизнь, В поисках гравитационных волн: проект ЛИГО)
«Заявляя об удачном детектировании гравитационных волн, авторы выдают желаемое за действительное. Все выводы, которые они делают дальше − о массах “чёрных дыр”, породивших “сигнал”, о дальности до них и о направлении на них, и даже о параметрах т.н. гравитона − отнюдь не соответствуют каким-либо физическим реалиям. Это − просто домыслы, сделанные на основе ОТО...» («Гравитационные волны» бред или обман?» - <a href=»http://round-the-world.org/»>Вокруг света</a>).

По словам авторов, они обнаружили гравитационные волны, исходящие от слияния двух «чёрных дыр», каждая тяжелее Солнца примерно в 30 раз, на расстоянии в 1,3 миллиарда световых лет от Земли. Это удалось сделать при помощи двух лазерных интерферометров, расположенных в штатах Луизиана и Вашингтон…

Релятивисты-космологи (религией которых является теория относительности) считают, что когда в космосе сталкиваются такие сверхмассивные объекты, во все стороны идёт рябь, как круги по воде, искажается само пространство-время.

«Космология − это наука, которая объединяет астрофизику и астрономию. Данные для неё получают путём наблюдения за астрономическими изменениями во Вселенной. Для этого применяются законы относительности, которые были приняты ещё самим Альбертом Эйнштейном». − Читайте подробнее на SYL.ru: https://www.syl.ru/article/337726/kosmo ... a-i-etapyi

О сути нового «открытия»:

− Первичная гравитационная волна, возникшая, как считают космологи, в результате «Большого Взрыва», по своей мощности несопоставима ни с какими процессами слияния «чёрных дыр», пусть почему-то ослабленная, но она не могла быть обнаружена.

Как в таком случае удалось измерить ничтожные величины «гравитационной волны» и не обнаружить первичные гравитационные волны?

− О какой «волне» можно говорить при отсутствии среды, в которой она может распространяться, а по представлениям релятивистов такой среды (эфира) не существует? Вспомним определение: волна − изменение состояния среды (возмущение), распространяющееся в этой среде и переносящее с собой энергию…

− Почему в сообщениях космологов об открытиях постоянно присутствуют подлог, фантазия, обман?

Ответ простой: внедрение в жизнь загадочных, завораживающих воображение наукообразных сказок обеспечивает физическим мифотворцам хорошее финансирование и совсем небезбедное существование.

Представленное «открытие» напоминает открытие перитонов − коротких всплесков в радиодиапазоне, происхождение которых оставалось неясным и которые фиксировал радиотелескоп в Парксе. Как удалось выяснить, перитоны наблюдались на радиотелескопе в тот момент, когда сотрудники обсерватории открывали дверцу работающей микроволновки.

А.Сергеев о значении гравитационных волн: «Мы ожидаем, что гравитационные волны, в частности, помогут нам лучше понять, что такое тёмная материя и тёмная энергия…» (выделено мной. – В.Б.).

Вспомним: Тёмная эне́ргия (dark energy) в космологии − гипотетический вид энергии, введённый в математическую модель Вселенной ради объяснения наблюдаемого её расширения с ускорением (что, в свою очередь, является мифическим. – В.Б.)… Гипотеза о существовании тёмной энергии (чем бы она ни являлась) решает и так называемую «проблему невидимой массы» (выделено мной. − В.Б.) («Википедия»).

По радужным сообщениям СМИ ещё несколько лет назад авторы «открытия», гравитационных волн − представители космологии (науки «нетрадиционной ориентации» по выражению её авторов) держали «карман шире» для будущих Нобелевских премий, хотя сообщение о нём напоминает развесистую клюкву.

И вот свершилось: «В Стокгольме объявлены лауреаты Нобелевской премии по физике. Ими стали Райнер Вайс, Барри Бэриш и Кип Торн за исследования гравитационных волн».

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/society/03/10/2017/59 ... 0091b00627

Александр Сергеев о роли российских учёных: «То, без чего LIGO бы не было, − это наши оптические изоляторы, изоляторы Фарадея... Мы создали изолятор с необходимыми свойствами, и сегодня они стоят во всех детекторах гравитационных волн не только в американских, но и в европейских». Иными словами, «и я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, но в рот не попало»

Зададимся вопросом, должен ли президент Академии наук быть представителем, как это было в советское время, той отрасли знаний, которая олицетворяет наиболее важную проблему развития науки и страны?

Вспомним, что после Великой Отечественной войны, когда надо было восстанавливать не только экономику страны, но и её, образование, науку, обороноспособность, Академия решала жизненно-важные проблемы страны, не рассчитывая на внешние «инвестиции» и помощь из-за «бугра».

Последовательно, президентами АН СССР становились известнейшие учёные: С.И.Вавилов (эффект Вавилова−Черенкова), А.Н.Несмеянов, дважды Герой Социалистического Труда, М.В.Келдыш, Трижды Герой Социалистического Труда, А.П.Александров, трижды Герой Социалистического Труда, Г.И.Марчук, Герой Социалистического труда, последний советский президент Академии.

В наше время «учёные» занимаются тем, что хорошо оплачивается в рамках либеральной науки, яркими представителями и руководителями которой являются Фурсенко и Ковальчук.

Получая премию за создание теории дисковой аккреции вещества на «чёрные дыры» в Кремле 12.06.2017, академик Рашид Алиевич Сюняев и его коллега − доктор физико-математических наук Николай Шакура, рассказали всем присутствующим на официальной церемонии в Кремле, увлекательнейшую историю о «чёрных дырах» и космосе. Это выступление произвело огромное впечатление на слушателей и завершилось громкими аплодисментами в ответ (#spaceairship)..

Добавим − и смехом, которому мог бы позавидовать Михаил Задорнов, так образно рассказал академик о прожорливости «чёрных дыр»:

− Я говорил вам в начале, и вы знаете, что нам дана премия за «чёрные дыры».

Так вот одна из целей – это то, что мы увидим на небе, по меньшей мере, три миллиона сверхмассивных «чёрных дыр», нанесём на карту, и люди будут знать: здесь сидят «чёрные дыры», три миллиона! И хочу вам сказать, что самым ярким и мощным из этих объектов, чтобы они так светили, нужно много «кушать» – одну Землю, массу нашей Земли, каждую секунду. И вот мы видим эти объекты, и мы нанесём все их во Вселенной на карту… Последнее, что я хотел сказать. Мы будем заниматься и тёмной энергией, и тёмным веществом, многим другим… (выделено мной. – В.Б.).

При этом знатоки «чёрных дыр» забывают, что они невидимы и светить не могут.

Какие проблемы, по мнению А.Сергеева стоят ныне перед страной?

Вот, что говорит А.Сергеев о двух проектах, которые получили поддержку правительства:

− Пока ждёт своего окончательного запуска источник нейтронов в Гатчине − ПИК, проектом руководит Курчатовский институт… В условиях, когда во всём мире из-за давления «зелёных» закрываются реакторы, дающие нейтроны для исследователей, наша установка может стать ведущим мировым центром в этой области.

Второй проект, который получил поддержку правительства в прошлом году, − коллайдер тяжёлых ионов в Дубне − НИКА. Если в БАКе сталкивают просто протоны, то в НИКе это будут гораздо более сложные сгустки материи. У нас появится возможность наблюдать совершенно новые ядерные процессы…

Согласно конкурсной документации, стоимость контракта ПИК − около 771 миллиона рублей, примерная базовая стоимость коллайдера НИК − 17,5 миллиардов рублей. Российская практика показывает, что в период реализации подобных проектов их стоимость может вырасти в несколько раз.

В реализации мегапроекта (мегапроекты – любимое детище М.Ковальчука) «Комплекс NICA» принимают участие 16 институтов и организаций Российской Федерации, 79 институтов из 30 зарубежных стран.

Андрей Фурсенко:

«Мы создаём принципиально новый инструмент, который поможет узнать много нового. Такие проекты позволяют лучше понять мир, в котором мы живём»,

Замминистра Людмила Огородова:

«Задача министерства − создать нашим учёным условия для эффективной работы, для успешного сотрудничества с зарубежными коллегами. Мы хотим, чтобы Россия была ярким пятном на карте мировой науки», − пояснила Огородова (выделено мной. – В.Б.).

Гость из США, Нобелевский лауреат по физике Дэвид Гросс сказал:

«Коллайдер даст возможность воспроизвести условия, которые были во Вселенной 13,6 миллионов лет назад. Очень интересно, как кварки будут себя вести в условиях, которые существовали на начальном этапе развития Вселенной»

Конечно, ему это очень интересно, так как деньги будут платить «россияне».

Это мегапроекты, инициатором которых был Михаил Ковальчек, проекты, требующие значительного финансирования в ущерб развитию целого ряда других исследований, не говоря уже о жизни «простых россиян». Вспомним, что на деятельность Курчатовского центра М.Ковальчука выделяется больше денег, чем на финансирование РАН со всеми её институтами и лабораториями.

Чем является программа нового президента РАН?

Программа А.Сергеева является образцом бюрократического подхода к решению внутренних проблем Академии наук, в корне отличаясь от тех деловых моментов, которые изложены в июле 2017-го года на сайте Движения за возрождение отечественной науки, где дан чёткий план возрождения науки в Письме академиков РАН Президенту Российской Федерации В.Путину.

В программе не говорится о решении злободневных вопросов, на основе предложений по решению которых и возникли «противоречия» между Академией и вождями демократии.

Из предвыборной программы А.Сергеева:

− о статусе Академии: «должен быть статус государственной академии, которая имеет право соучредительства наряду с Федеральным агентством научных организаций (ФАНО), научными институтами»;

− о разделении полномочий: ФАНО должно заниматься исключительно хозяйственными и административными вопросами, а Академия − отвечать за научную деятельность. Главой ФАНО, по мнению Сергеева, должен стать один из руководителей Академии в ранге вице-президента;

− необходимо увеличить бюджет науки, Академия сама должна определять и контролировать бюджет на исследования и разработки;

− необходимо за счёт налога на прибыли сырьевых компаний создать фонд для обновления научной инфраструктуры, «потому что те богатства, которые они сейчас имеют, вообще-то говоря, добыты трудом наших учёных»;

− необходимо создать наблюдательные советы за работой академических институтов

− восстановить взаимодействие с директорским корпусом академических институтов и для этого создать совещательный орган с руководителями отделений РАН, членами Президиума, ФАНО и директорами институтов;

− создать представительства РАН в каждом регионе, где есть академические институты; − Академия должна участвовать в крупных проектах и обязательно − в реализации Стратегии научно-технологического развития (выделено мной. – В.Б.);

− Академия наук должна иметь свой пресс-центр и, возможно, даже информационное агентство. «Мы должны вместе с ними [СМИ] пробивать дорогу к обществу, чтобы о нас знали на всех уровнях. В этом смысле я считаю средства массовой информации нашими соратниками»;

− Сергеев настаивает на обновлении состава президиума и включении в него более молодых академиков и членов-корреспондентов. Работа в Президиуме для них должна стать основной, для каждого члена РАН необходим перечень конкретных задач, которые он решает;

− необходимо создать Совет старейшин, в который войдут члены РАН старше 80 лет. Они получат право участвовать в работе Президиума с совещательным голосом.

Подробнее на ТАСС: http://tass.ru/nauka/4594449

Рассмотрим эти программные положения:

− Академия по статусу приравнивается к ФАНО и к научным институтам; чтобы повысить статус Академии необходимо создание попечительского совета РАН под руководством президента РФ (выделено мной. – В.Б.). Вспомним, что ФАНО – Федеральное агентство научных организаций − хозяин материальных ценностей Академии наук, присвоившее себе административные функции, в частности, назначение и снятие со своих постов директоров институтов;

− таким образом, Академия соглашается с вмешательством ФАНО в её административные дела , а глава этой независимой организации должен подчиняться главе РАН, поставить вопрос о существовании ФАНО в качестве хозяйственного управления РАН не хватает смелости;

− зачем тогда нужно ФАНО?

− разве народ России не участвовал в создании этих богатств, «А как народ?”» по Леониду Филатову.

− зачем тогда нужен президиум РАН, если в состав советов должны входить представители РАН, профильных институтов, ФАНО, органов власти и бизнеса, при этом забыта профсоюзная организация Академии;

− почему нельзя это делать на основе президиума РАН с помощью техники во времена «цифровой экономики»?;

− зачем нужны эти райкомы РАН?; в соответствии с программой. Академия не разработывает Стратегию, а должна участвовать в выполнении её мегапроектов в варианте Ковальчука, Фурсенко, Вайно, на несогласии с которым «погорел» президент Академии Фортов.

− о планах некоторых учёных открыть три миллион «чёрных дыр» за 5 миллиардов рублей (начальная цена, которая может в несколько раз увеличиться), и так знает президент страны и оповещена антинаучная общественность;

− отметим, что если считать «молодыми академиками» людей допенсионного возраста, то таких в Академии примерно 10 человек, а платить деньги за выполненную работу, а не за звания, предлагал ещё Д.И.Менделеев, но до этого Академия ещё не доросла;

− в настоящем составе Академии Совет старейшин будет чрезвычайно крупной организацией, а его собрание будет трудно организовать

Программа А.Сергеева вполне укладывается в понятие «дьявол кроется в деталях», а детали программы говорят о сдаче Академии наук на милость реформаторов.

Приняв эту бюрократическую программу академики должны несколько успокоиться, решая свои внутренние проблемы, надеясь на лучшие времена, на то, что гнев вождей демократии больше не будет ими вызван, а сами вожди получили возможность продолжать «реформу» РАН на законных основаниях, в соответствии с Л.Филатовым: «Действуй строго по закону. То бишь действуй … втихаря!»

http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=29

См. также тему "Смотрю сверху вниз на президента РАН как ученого" viewtopic.php?f=1&t=2699


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт окт 12, 2017 9:09 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Александр Сергеев: "Мы должны вернуть РАН доверие и уважение власти и общества"
http://philologist.livejournal.com/9654 ... yandex.com


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пт дек 15, 2017 3:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
С.С. Ипполитов
«ГОЛЫЕ КОРОЛИ» «ДИССЕРНЕТА», ИЛИ О НЕКОТОРЫХ ЭТИЧЕСКИХ ОСНОВАХ ОКОЛОНАУЧНОГО АКТИВИЗМА
Sergej Ippolitov
The Naked Kings of Dissernet,
or On Some Ethical Bases of Quasi-Scientific Activism

Эпиграф
«Необходимо публичное шельмование…»
Основатель «Диссернета» Михаил Гельфанд

Настоящая статья является продолжением журналистских расследований, посвященных деятельности «сетевого сообщества» «Диссернет». Первая статья из этой серии под названием «Российские научные журналы под лупой «Диссернета»: «Борьба за чистоту науки» или «Чистой воды болтовня»?» была опубликована в «Экономическом журнале».1 Вторая, под названием «Проект «Диссернет» как инструмент дискредитации научных журналов», вышла в свет в сборнике материалов Всероссийской научно-практической конференции, состоявшейся 15 марта
1 https://cyberleninka.ru/article/n/rossi ... -boltovnya DOI: 10.24411/2072-8220-2016-00001 79

2017 г.2 В статьях анализировались принципы, на которых «Диссернет» основывает ранжирование научных журналов России, а также в этом контексте изучались публикации основателя «Диссернета» Андрея Ростовцева, насчитывающие до 584-х соавторов и более 71% «дружественных» цитирований.
2 Создание национальной системы индексов научного цитирования как фактор обеспечения интеллектуальной безопасности Российской Федерации: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Москва, 15 марта 2017 г.). М.: 2017. С. 139.
В предлагаемой статье мы попытаемся исследовать, на каких этических принципах базируют свою активность в научном и публичном пространстве «отцы-основатели» «Диссернета», а также понять, насколько деятельность его активистов соответствует высоким заявленным принципам. Для достижения поставленной цели попробуем применить методику «Диссернета» по поиску «порочащих» признаков к его собственным «отцам-основателям».
Не является новостью, что с легкой руки деятелей «Диссернета» в околонаучный обиход были привнесены термины «автоплагиат», «множественная публикация статьи», «индекс накрутки цитирования», «загадочное авторство», «хищнические журналы» и ряд других. Все они, по уверениям активистов, являются некими «порочащими признаками», которые могут свидетельствовать о недобросовестности авторов или редакций научных журналов.
Сразу оговоримся: мы считаем авторское право незыблемой ценностью; автор, публикующий свои собственные тексты сколь ему угодное количество раз, не нарушает ни правовых, ни этических норм. Напомним, что в соответствии с п. 3 статьи 1274 Гражданского Кодекса Российской Федерации допускается «свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях… если такое воспроизведение… не было специально запрещено автором или иным правообладателем». Автор имеет полное право публиковать свое собственное 80

произведение сколь ему угодное количество раз. Исключение составляет ситуация диссертационной защиты, и то лишь в том случае, если диссертант представил в списке обязательных публикаций несколько одинаковых текстов, опубликованных под разными названиями в научной периодике из Перечня ВАК. Поэтому примеры «множественных публикаций» основателей «Диссернета» и их «автоплагиата» – оксюморон из лексикона «сетевого сообщества» – которые мы приводим в статье, рассматриваются исключительно в контексте обвинений в адрес других исследователей: нас сейчас интересует лишь этическая сторона проблемы.
Итак.
Основатель «Диссернета» Андрей Ростовцев, чей индекс «дружественных» цитирований – самоцитирование плюс цитирование соавторами – превышает 71%, и чей индекс Хирша в полтора раза превосходит аналогичный показатель нобелевского лауреата А.А. Абрикосова, был уличен во множественных публикациях. 24 сентября 2015 г. он опубликовал статью «Некоторые наблюдения в области фальсификации научно-квалификационных работ в России».3 17 мая 2016 г. он направил этот же текст на международную конференцию под названием «Диссернет: проблемы масштабных фальсификаций российской науки».4 Никаких ссылок на текст предыдущей публикации А. Ростовцев организаторам конференции не предоставил.
3 https://www.dissernet.org/publications/herb.htm
4 http://elibrary.ru/item.asp?id=26546554
Целый ряд вопросов вызывает и докторская диссертация А. Ростовцева. Так, «Положение о порядке присуждения ученых степеней» прямо указывает, что «при использовании в диссертации результатов научных работ, выполненных соискателем ученой степени лично и (или) в соавторстве, соискатель ученой степени обязан отметить в диссертации это обстоятельство». (п. 14). Пункт 20 определяет, что основанием для отказа в приеме диссертации к защите может стать «использование в диссертации… 81

результатов научных работ, выполненных соискателем ученой степени в соавторстве, без ссылок на соавторов».
А. Ростовцев занимался научной работой в коллаборации HERA (расположенного в Гамбурге ускорителя элементарных частиц), объединявшей около 300 ученых из 70 стран мира, включая Россию. Все полученные им научные результаты явились результатом усилий большого количества ученых-экспериментаторов, на что прямо указывает список опубликованных работ, представленных к защите (с. 24 автореферата А. Ростовцева). Эти работы насчитывают от 40 до 482 соавторов – ни одной «сольной» работы А. Ростовцев к защите не представил. Но А. Ростовцев нигде в своей диссертации не упоминает о соавторах своих исследований, как того требует Положение. О коллегах, которые принимали непосредственное участие в получении тех научных результатов, которые были положены в основание диссертационного исследования. Мы не находим ни слова о трехстах участниках коллаборации HERA, ни слова о соавторах его публикаций, которые, как это явствует из автореферата, принимали непосредственное участие в его научных экспериментах. А. Ростовцев даже не потрудился отразить в диссертации или автореферате весь список авторов приложенных к диссертации статей, хотя понятно, что опубликовать список из 482 имен довольно затруднительно: в описании публикаций указана лишь фамилия диссертанта и слово «коллаборация» – о том, сколько на самом деле «коллаборантов» входит в ее состав, можно узнать, только обратившись к первоисточникам. Непонятно также, какую роль в получении защищаемых диссертационным исследованием результатов выполнял лично соискатель ученой степени. Как уже упомянуто выше, публикации, в которых эти результаты были обнародованы, насчитывают полтысячи соавторов. Можно ли говорить о новизне и актуальности такого исследования? Может быть, пятьсот соавторов г. Ростовцева, с которыми он одновременно получал научный результат, в этот же период защитили или 82

опубликовали свои собственные труды, основанные на тех же результатах? Увы, из текста диссертации мы не получаем ответа на этот вопрос.
Можно ли ситуацию, при которой соискатель не упоминает непосредственных участников эксперимента, в ходе которого получены результаты защищаемой диссертации, назвать «некорректным заимствованием»? А «плагиатом»? Сегодня мы не можем однозначно ответить на этот вопрос, поэтому прибегнем к предложенной «Диссернетом» терминологии: «Если какой-то признак… не указан, это не обязательно означает, что данный признак отсутствует: у нас нет технической возможности проверить все признаки…»5. Как и у этого «сетевого сообщества», у нас нет технической возможности проверить все сомнительные признаки диссертации данного автора. Да, А. Ростовцев защитил диссертацию в 1997 г., и по этой причине на нее распространяется «срок давности» – автор не может быть лишен ученой степени. Однако не вызывает сомнений, что ЗОЛУС – заявление о лишении ученой степени – основателя «Диссернета» А. Ростовцева было бы принято Минобрнауки, его рассмотрение состоялось бы и, с высокой степенью вероятности, он был бы лишен ученой степени «доктор физико-математических наук»: в отличие от диссертации того же В. Мединского, в диссертации А. Ростовцева имеются вполне конкретные нарушения «Положения о присуждении ученых степеней».
5 http://biblio.dissernet.org/aboutb
6 http://elibrary.ru/contents.asp?issueid=1129307
7 http://stengazeta.net/?p=10009171
Вызывают ряд вопросов и публикации другого «отца-основателя» «Диссернета» – Михаила Гельфанда. Этот исследователь опубликовал в «Отечественных записках» № 52 статью под названием «Со страхом и упреком».6 Позже эта статья была опубликована под названием «Необходимо публичное шельмование» с незначительной авторской правкой в сетевом издании «Стенгазета».7 Как и ранее его коллега Ростовцев, никакого 83

вразумительного обоснования своих множественных публикаций, которые сам «Диссернет» считает порочащим признаком и для автора, и для журналов, Михаил Гельфанд дать не смог. Поскольку статья Михаила Гельфанда была опубликована под разными названиями, он вносил в нее авторскую правку, автор знал о ее повторной публикации, следовательно, эта статья имеет все формальные признаки «множественной публикации». Эта же самая статья из «Отечественных записок» под названием «Необходимо публичное шельмование» опубликована и в издании «Культурная эволюция».8 Текст в ней еще в большей степени переделан автором по сравнению с исходным оригиналом – «Антиплагиат» дает показатель в 75% исходного текста.
8 http://yarcenter.ru/articles/science/ne ... nie-65127/
Эта же публикация Михаила Гельфанда подпадает и под определение «Диссернета» «Примеры публикаций, содержащих возможные неоформленные заимствования»: ни в одной из последующих публикаций не было указано исходное название статьи «Со страхом и упреком», под которым она вышла в «Отечественных записках». Эта же статья носит признаки статьи с «Загадочным авторством»: в РИНЦ статья размещена под двумя фамилиями, сетевые издания перепечатывают ее только под фамилией Гельфанд.
Рассмотрим следующий «порочащий» признак, по которым «Диссернет» дискредитирует и авторов, и научные журналы: «критерии хищнических и/или не рецензируемых журналов». Приведем здесь точную формулировку, на которую ссылается «Диссернет»: «Ненормальный лимит на объем. Журнал ограничивает объем публикации настолько, что о полноценном научном сочинении речь идти не может... Например, «Вестник…» ограничивает объем публикаций для соискателей кандидатской степени в 4 страницы, для соискателей докторской степени – в 6 страниц. Журнал «Экономические…»… принимает статьи от 4 до 9 страниц…» 84

И далее: «нерегулярное или большое число статей в выпуске журнала. Журнал публикует дополнительные тома выпуска, ненормально увеличивает объем отдельного номера или регулярно публикует большое количество статей в выпуске (более 50). Это выступает свидетельством, возможно, заказного номера. Обеспечение качественного рецензирования при большом объеме статей затруднительно…».9
9 http://biblio.dissernet.org/aboutb
10 http://www.sciencedirect.com/science/ar ... 1415009992
Что ж, трудно не согласиться с таким критерием. Действительно, провести качественное рецензирование 50 статей, не говоря уже о 100, для ежеквартального журнала проблематично. Давайте, уважаемый читатель, поставим мысленный эксперимент: продолжим эту прогрессию по методике «Диссернета» и доведем ситуацию до абсурда. А что если журнал опубликует 300 статей по 5 страниц? Ведь это же вообще будет «ужас-ужас», не так ли? А если 500 статей по 2 страницы? Вы скажете, такого не бывает! Ведь это было бы «позорищем» и для автора, и для журнала! И ошибетесь.
Бывает, и еще как. Бросим взгляд на статью основателя «Диссернета» Андрея Ростовцева «Charged hadron distributions in a two component model», опубликованную в 2016 г. в журнале Nuclear and Particle Physics Proceedings.10 Эта ДВУХСТРАНИЧНАЯ статья размещена на страницах 2714-2716. Но это еще не все: В ТОМ ЖЕ САМОМ НОМЕРЕ ЖУРНАЛА на страницах 2746-2748 и 2590-2592 опубликованы еще две статьи Андрея Ростовцева, и тоже по две страницы! А сколько же всего страниц в этом «авторитетном» ежеквартальном журнале? Отвечаем: 2820 страниц, на них опубликовано в общей сложности 548 статей.
Вот скажите, уважаемые читатели, вы верите в то, что этот ежеквартальный журнал осуществляет качественное рецензирование статей по ядерной физике? Ведь мы только что прочитали с вами жесткие условия «Диссернета», согласно которым и 50 статей почти криминал, не говоря уже о 100? И если «Диссернет» действительно так озабочен прозрачными 85

критериями журналов, входящих в Перечень ВАК, то почему же в «Диссеропедии российских журналов» не размещены иностранные журналы, которые также идут в зачет диссертаций? Ведь Андрей Ростовцев именно так и сделал: представил в ВАК свою докторскую диссертацию, где было указано 8 публикаций в иностранных журналах, насчитывающих от 40 до 482 соавторов, и размещенных в журналах, типа вышеуказанного?
Сегодня уже абсолютно очевидно, что никакой «борьбы за чистоту науки», «высокого служения», «соблюдения безупречных моральных норм и правил» в деятельности этого «сетевого сообщества», увы, не просматривается. Мы были крайне удивлены, например, столкнувшись с жесткой цензурой «Диссернета». Его администраторы мгновенно удаляют критические публикации, которые появляются в комментариях на сайте или в соцсетях. На сайте «Диссернета» в разделе «Всё, что пишут о "Диссернете"» нет ни одной критической статьи о нём – и упомянутых выше, разумеется, тоже – миф о «сетевом сообществе экспертов» разрушать непозволительно. Так что словечко «ВСЁ» в названии рубрики совершенно не уместно. И это делается людьми, пропагандирующими в публичном пространстве либеральные ценности?! «Вольное сообщество» на поверку оказалось не таким уж и вольным…
Цензура, оскорбления, травля оппонента, двойные стандарты, дилетантство, махинации и подтасовки – вот на сегодняшний день те «компетенции», которые скрываются под наукообразной маской «Диссернета». Двойные стандарты его основателей, без тени смущения практикующих то, за что они клеймят позором других, – красноречивый тому пример. Но, к сожалению, не единственный.
По версии издания «Газета.ру», одним из создателей проекта «Диссеропедия российских журналов» является активный деятель «Диссернета», доктор филологических наук Алексей Касьян.11 Чем примечателен этот активист? Ну, хотя бы тем, что в настоящий момент
11 https://www.gazeta.ru/science/2016/12/1 ... 4483.shtml 86

Минобрнауки рассматривает ЗОЛУС – заявление о лишении ученой степени – А. Касьяна (рег. №13-ПГ-МОН-19192 от 22.05.2017). Он был уличен в фальсификации списка «ваковских» публикаций при защите докторской. Так, в списке из 21-й публикации как минимум в 15-ти из них обнаружены признаки фальсификации. Этот «борец за чистоту российской науки» включал в свой обязательный список статьи «задним числом», т.е. указывал журналы, которые на момент публикации в Перечень ВАК не входили; или подбирал созвучные названия якобы входивших в международные базы изданий; или, находясь в составе редколлегии одного лингвистического журнала, принимал участие в подделке ISSN и титульных листов с целью выдать его за похожий по названию «ваковский», где потом и публиковал свои статьи для диссертационной защиты – целых семь штук за два года. Из-за этих махинаций активиста «Диссернета» 7 июля 2017 г. Президиум ВАК рекомендовал исключить этот журнал из Перечня.12
12http://vak.ed.gov.ru/documents/10179/0/рекомендация%20президиума%20от%207.07.2017+№%2020-283.pdf/342f5979-4222-4018-a972-0aecaa107816
13 http://www.sensusnovus.ru/interview/201 ... /2469.html
Но, увы, активист «Диссернета» А. Касьян «прославился» не только этим.
Небезызвестная Надежда Толоконникова, участница панк-группы Pussy Riot, в одном интервью назвала А. Касьяна «коричневым либералом».13 Отчего вдруг эта, мягко говоря, далёкая от науки и от консервативных воззрений дама дала подобную характеристику доктору филологических наук? Как и где пересеклись их пути?! Как оказалось, А. Касьян очень тесно сотрудничал с т.н. «Арт-группой "Война"», долгое время являясь её «штатным» фотографом и организатором ряда акций. Разошлись они по идейным соображениям: не поделили 20 тыс. рублей, о чем 28 января 2009 года Касьян сделал запись в своем ЖЖ-блоге: «"Война" решила извлечь из ситуации максимум пользы и скрысятничала у меня 20 т.р.». До этого досадного недоразумения будущего борца «за чистоту российской науки» и 87

Надежду Толоконникову объединяли креативные проекты, такие, например, как «Казнь гома и таджика» в одном из супермаркетов Москвы, или «Захват Белого дома». Как признавался сам А. Касьян, «перформанс» в супермаркете лишь отчасти был постановочным: и приезжий гастарбайтер, и участник «нетрадиционной ориентации» были реальными, а по дороге на это действо «актеры» подвергались физическим истязаниям (запись от 29 сентября 2008 г., ЖЖ-блог Касьяна).
Откровенно говоря, после посещения ЖЖ-блога этого активиста «Диссернета» и создателя «Диссеропедии российских журналов» возникает непреодолимое желание посетить душ: здесь и призывы вешать несогласных (28 августа 2008), и ярый антисемитизм (29 августа 2014), и призывы устраивать в России этнические чистки (13 октября 2014), и ксенофобия (29 апреля 2015) (мы не публикуем цитаты из-за их экстремистского содержания; желающие могут обратиться к указанным датам14). И, конечно, вот это (3 мая 2014 г.): «Ну что ж, кремлевские диверсанты и поджигатели войны получили сегодня в Одессе наглядный урок. Фотографии обгоревших тел впечатляют. Количество украинских люмпенов, не брезгующих поработать титушками, должно уменьшиться…».15 И в тот же день: «Я не люблю россиян… и прочую падаль».
14 http://kassian.livejournal.com/172896.html
15 https://kassian.livejournal.com/2014/05/03/
Исследовать «моральный облик» и «этические основания» деятельности активистов «Диссернета» можно долго. Сейчас уже совершенно очевидно, что так называемая «борьба за чистоту российской науки» к деятельности «Диссернета» никакого отношения не имеет. Да, не вызывает сомнений тот благотворный эффект, который оказывает процесс «выведения на чистую воду» плагиаторов и недобросовестных соискателей ученых степеней. Борьба с этими явлениями – святой долг всего научного сообщества, издателей, журналистов, экспертов. Увы, эта ложка меда не может исправить ту бочку дёгтя, в которую выродилась сегодня деятельность 88

«Диссернета». Сейчас «Диссернет» – доходный бизнес, инструмент политической борьбы, средство осуществления нереализованных амбиций для не слишком удачливых ученых, входящих в круг его основателей и активистов. И, конечно же, сладостное ощущение власти! Надо видеть лица этих несчастных преподавателей, еле сводящих концы с концами, время которых посвящено написанию безумного количества никому не нужной отчетности, увидевших свое имя на сайте «Диссернета»! Вдруг оказывается, что эта замученная женщина была оппонентом «не той» диссертации, или опубликовала часть своей монографии «не в том» научном журнале, или, не дай бог, являлась членом «сомнительного» диссертационного совета. Всё! Испачкана десятилетиями создаваемая репутация, её имя с ухмылкой обсуждается в коридорах родного вуза, а проректор уже пишет представление о снятии дополнительной надбавки. И неважно, что ничего неэтичного, противозаконного или недостойного этот преподаватель не сделал – никто и никогда не станет разбираться в нюансах. «Фигурант "Диссернета"» – это приговор. И вот уже эти без вины виноватые пишут слезные письма в «Диссернет» с просьбой снять их имена с сайта, а господа Касьян, Ростовцев, Гельфанд и Заякин – люди, мнящие себя эталоном научной этики, порядочности и открытости – вершат их судьбы. Кого-то, возможно, если будут хорошо просить, помилуют, а строптивым, не желающим унижаться, ответят (цитата по А. Ростовцеву): «Пусть пока повисят».
Эта странноватая фраза была написана А. Ростовцевым в процессе травли редакции журнала «Новый исторический вестник», которая была ложно обвинена в публикации статей авторов так называемых «красочных диссертаций» за конструктивную критику «отцов-основателей» «Диссернета». Когда Андрея Ростовцева спросили, почему «Диссернет» публикует сфальсифицированную информацию о научных журналах, обвиняя их в публикации статей, которые никогда не выходили в свет, г. Ростовцев ответил буквально следующее: «Да, статьи этих авторов в «Новом 89

историческом вестнике никогда не публиковались. Однако ПУСТЬ ПОКА ПОВИСЯТ».16
16 https://cyberleninka.ru/article/n/kazus ... ttestatsii
Подвести промежуточный итог хотелось бы словами Рината Сергеева из Санкт-Петербурга: «Есть реальная проблема – кризис доверия к диссертациям и званиям после нескольких десятилетий торговли ими на улицах. А есть популисты с сомнительной мотивацией, использующие реальную проблему в своих целях. С одной стороны, какая-то польза от них есть, ибо все же привлекают внимание к реальной проблеме. А вот с другой – пора было бы уже давно собраться и перехватить у популистов вменяемую часть повестки». Очень точная, на наш взгляд, формулировка.
Автор, аннотация, ключевые слова
Ипполитов Сергей Сергеевич – канд. ист. наук, шеф-редактор «Экономического журнала». nivestnik@yandex.ru
В статье анализируются некоторые этические особенности деятельности «сетевого сообщества» «Диссернет», его «отцов-основателей» и активистов. На многочисленных примерах показаны двойные этические стандарты, которыми руководствуются деятели «Диссернета» при оценке публикаторской деятельности отечественных исследователей и редакций научных журналов.
«Диссернет», РИНЦ, А. Ростовцев, М. Гельфанд, научные журналы, ВАК, «Диссеропедия», Минобрнауки, цитирование, индекс Хирша, экстремизм, научная этика 90

Author, Abstract, Key words
Sergey S. Ippolitov - Candidate of History, chief editor of "Economic journal" (Moscow, Russia). nivestnik@yandex.ru
The article analyses some specific ethical features identified in the activities of the Dissernet network community, its “founding fathers” and activists. Numerous examples illustrate double ethical standards employed by the Dissernet figures as they assess the publishing activity of Russian researchers and editorial policies of Russian scholarly journals.
Dissernet, RINTs, A.A. Rostovtsev, scientific magazines, VAK, Ministry of Education and Science, citing, Hirsh's index


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Ср дек 20, 2017 7:43 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
СОТВОРЕНИЕ ВЕЛИКОЙ НАУКИ

1. О связи времен

«Потрясения, которые пережила академическая жизнь в России в текущем году, невольно заставили задуматься и о судьбе русской науки, потому что работы по опытным наукам, которые требуют больших вспомогательных средств и специальных лабораторий, связаны у нас с использованием помещений университетов или других высших учебных заведений, а право работать в них в свою очередь связано с преподавательскими обязанностями.

Научные работы не входят в прямые задачи учебных заведений, они только пользуются их гостеприимством».

Читатель может подумать, что слова сии написаны в наши дни. Но это не так. Они взяты из статьи «Русское общество и русские национальные лаборатории», напечатанной в «Русских ведомостях» в 1911 г. и написанной замечательным русским физиком Петром Лебедевым. Тем самым Лебедевым, который в 1899 г. весьма тонким по тем временам экспериментом показал, что свет – это тоже материя, и подтвердил тем самым уравнения Максвелла (основные уравнения электромагнитного поля). Тем Лебедевым, памятник которому можно ныне видеть возле здания физического факультета МГУ, а имя которого носит Физический институт РАН, подаривший мировой физике шесть лауреатов Нобелевской премии. (Мне этот институт тоже не чужой. В лаборатории физики плазмы советского ФИАНа в 1958–1960 гг., будучи студентом физического факультета МГУ, я выполнял и защищал свою дипломную работу.)

А вот что через полвека после Октябрьской революции напишет самый почитаемый президент АН СССР Мстислав Келдыш в книге «Ленин и современная наука» (М., «Наука», 1970): «Ко времени Октябрьской революции в системе Академии был лишь один научно-исследовательский институт, несколько лабораторий и музеев... В настоящее время у нас... свыше 210 научных учреждений… Численность научных работников... за 50 лет Советской власти возросла более чем в 100 раз».

Кто же сотворил советскую науку?

Советская власть и сотворила. И никакой иной науки, кроме советской, в современном понимании слова «наука» у нас не было и нет.

Вспоминать о прошлом в нынешней России модно. Российских самодержцев наши нынешние историки обсудили практически всех, а Владимира Ульянова (Ленина) вместе с Иосифом Джугашвили (Сталиным) раскритиковали до небылиц.

Но нельзя не отметить и позитива: (бывший советский) народ теперь раз в год всем миром поминает участников Великой Отечественной, спасших мир от фашизма. С портретами «Бессмертного полка» 9 мая на улицы и площади выходят ныне в России от Калининграда до Владивостока.

Но воевали-то эти участники с немецко-фашистскими захватчиками (как воюют ныне российские ВКС в Сирии) не камнями и не палками. А вот о тех, кто создавал и создает современное наукоемкое и высокотехнологичное оружие для российской армии, из нынешних наших историков не вспоминает ни один.

– И когда у нас перестанут говорить о войне и об оружии?! – воскликнул минувшим летом мой юный собеседник на турбазе «Донская вольница», что в Волгоградской области на берегу Дона, вблизи хутора Вертячий.

– Боюсь, что не скоро... – ответил я. – А что было в Вертячем в сорок втором, когда немецкие танки в здешних местах Дон форсировали?..

Мой вопрос повис в воздухе.

Между тем был здесь многолюдный концлагерь для советских военнопленных, из заключенных которого дожили до освобождения лишь двое. А всего на территории Волгоградской области, то бишь на бывшем поле Сталинградской битвы, более 600 братских могил, в коих покоятся около полумиллиона бывших защитников Сталинграда. Что же касается оружия, то его на указанном поле было оставлено захватчиками столько, что свою первую гранату (немецкую лимонку) в компании других сталинградских мальчишек, моих сверстников, я швырнул на слабо из окопа, когда мне не было и шести лет (летом 1943 г.), во что ныне верится с трудом.

2. Поколение пассионариев

Самым известным русским ученым был и остается Дмитрий Менделеев – его Таблицу химических элементов изучают во всех университетах мира. Но до Октябрьской революции он не дожил.

А вот физиолог Иван Павлов, творец материалистического учения о высшей нервной деятельности и первый русский нобелевский лауреат (1904), встретил революцию в расцвете сил и творческих планов. Именно он в 1935 г. в журнале «Техника – молодежи» опубликовал обращение, начинавшееся вопросом: «Что бы я хотел пожелать молодежи моей родины, посвятившей себя науке?»

Далее следовали слова, актуальные для людей науки на все времена: «Никогда не беритесь за последующее, не усвоив предыдущего. Никогда не пытайтесь прикрыть недостатки своих знаний хотя бы и самыми смелыми догадками и гипотезами. Как бы ни тешил ваш взор своими переливами этот мыльный пузырь, – он неизбежно лопнет, и ничего, кроме конфуза, у вас не останется. Приучите себя к сдержанности и терпению. Научитесь делать черную работу в науке. Изучайте, сопоставляйте, накапливайте факты... Факты – это воздух ученого... Но... не превращайтесь в архивариусов фактов. Пытайтесь проникнуть в тайну их возникновения. Настойчиво ищите законы, ими управляющие. Второе – это скромность... Как бы высоко ни оценивали вас, всегда имейте мужество сказать себе: я невежда... Мы все впряжены в одно общее дело... У нас зачастую и не разберешь – что «мое», а что «твое», но от этого наше общее дело только выигрывает. Третье – это страсть... Большого напряжения и великой страсти требует наука от человека».

Эти заповеди патриарха советской науки, пусть и иными словами, будут повторять потом и Игорь Курчатов (1903 г.р.), и Сергей Королёв (1907 г.р.), и Мстислав Келдыш (1911 г.р.), и Александр Шокин (1908 г.р.), и Андроник Иосифьян (1905 г.р.), олицетворявшие собой советскую оборонную науку и технику в самый ответственный период ее становления и развития, то есть во время Великой Отечественной и в последующие годы холодной войны. Менее известного широкой публике (чем другие названные) основателя ВНИИ электромеханики, выдающегося электротехника, главного конструктора ИСЗ «Метеор», члена созданного Королёвым «Совета главных» и некогда моего научного руководителя Иосифьяна, с коим мне довелось общаться с 1960 г. до его кончины в 1993 г., я причислил к когорте выдающихся творцов советской науки не только потому, что он таковым в действительности и являлся, но и по той причине, что именно от него мне довелось узнать о «закрытых» ученых его поколения более, чем из разного рода публикаций. Коих, по известным причинам, в советские времена почти не было, а теперь уже и не будет.

Всяк, пытающийся отследить время бурных перемен, обязан ответить на вопрос: что есть развитие и в какую сторону оно идет? Советские философы ссылались в таких случаях на книгу В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», автор которой говорил о спирали развития, не уточняя направления этой спирали. Уточнение было сделано французским палеонтологом и философом Пьером Тейяром де Шарденом в его «Феномене человека», написанном в годы Второй мировой (когда автор фактически был изолирован от мира в посольском квартале Пекина). Согласно Шардену, человек развивается посредством усложнения своего «внутреннего», под которым Шарден понимал головной мозг и нервную систему индивида. Усложненное внутреннее и создает тот креативный потенциал, который заставляет ученого менять и внешнее (прежде всего техносферу), то есть превращает его в мотивированного пассионария.

До Второй мировой во всех университетах мира, помимо преподавания академических дисциплин, студентам рассказывали о двух научно-технических революциях: об изобретении паровой машины англичанином Джеймсом Уаттом (от фамилии которого и родился ватт как единица мощности) и о широком внедрении в производство и быт электрической энергии. Вторая мировая и последующие годы холодной войны породили три научно-технических революции: атомно-ядерную, ракетно-космическую и радиоэлектронную, незаметно для постороннего глаза переросшую в микроэлектронно-кибернетическую. Историческая заслуга советских ученых и технарей «эпохи трех «К» (Курчатов, Королёв, Келдыш плюс Шокин, Иосифьян и многие другие) заключается в том, что, начав со значительного отставания от Запада, в труднейших условиях военного и послевоенного времени на всех трех указанных направлениях они добились паритета с самыми продвинутыми странами мира.

Натурфилософ (физик-теоретик), как и просто философ, в состоянии творить и в одиночку. И неслучайно, если верить преданию, древнегреческий Диоген жил в бочке, а Эйнштейн (то ли в шутку, то ли всерьез) мечтал переселиться на какой-нибудь маяк, чтобы ему никто не мешал работать. Трое советских «К» плюс «Ш» не могли себе этого позволить. Как и Ивану Павлову, им были нужны коллективы, большие коллективы. А значит, помимо профессиональных знаний, они должны были разбираться в человеческой психологии и иметь недюжинные организаторские способности.

Вот что написал о Курчатове его ближайший соратник академик Юлий Харитон в книге «Путь длиною в век» (М., «Наука», 2005): «Поразительны энергия и умение, с которыми Игорь Васильевич стал сплачивать огромный коллектив, который призван был решать задачи, стоявшие на ближайшие годы перед советской физикой. Одним из важнейших качеств, которые помогли ему это сделать, была исключительная доброжелательность. Именно она привлекала к нему не только умы, но и сердца людей».

Юлий Борисович не говорит о Курчатове как об ученом, ибо ученость ядерного «генерала» (а именно так называли Курчатова его соратники меж собой) у него никогда не вызывала сомнений. Он восхищается коммуникабельностью Курчатова, которая представляется ему не менее важной, чем ученость.

Перекинуться словом с Королёвым автору этих строк довелось лишь однажды. В 1965 г. под руководством Иосифьяна я защитил свою кандидатскую диссертацию и, отправляясь на очередной «Совет главных», Иосифьян взял меня с собой. Вошли в кабинет «главного конструктора» – именно так тогда называли Королёва в советских газетах (без указания фамилии). В глаза бросился стоявший в углу у окна огромный глобус (метра два в диаметре, не меньше).

Положив ладонь на мое плечо, Иосифьян сказал:

– Это мой бывший аспирант, в Истре работает, недавно защитился... движок сделал... электрореактивный плазменный...

– Сколько проработал движок? – прозвучал вопрос.

– Непрерывно месяц.

И тут же телефонный звонок в первый отдел:

– Придет молодой человек... от Иосифьяна. Покажите ему марсианский проект.

И я покинул кабинет.

Чтобы ознакомиться с трехсотстраничным проектом марсианской экспедиции (по всей видимости, самым первым) – а в экспедиции этой на космическом аппарате предполагалось использовать плазменные ЭРД – мне пришлось потом приезжать в Подлипки (а именно так назывался тогда нынешний подмосковный Королёв) не один раз.

Ну а на Байконуре какой-нибудь незадачливый разработчик мог услышать от «генерала» Королёва и такое: «Если завтра к утру твой блок не заработает, ты у меня отсюда до Москвы по шпалам пешком пойдешь!» (Хотя на самом деле по шпалам пешком он так никого и не отправил.)

Игорь Васильевич Курчатов ушел из жизни в 1960 г., а в 1966 г. не стало и Сергея Павловича. А вместе с ним и «Совета главных». Узнав о смерти Королёва, Иосифьян произнес: «И мы даже не понимаем, кого потеряли...»

Чем именно занимались Курчатов и чем Королёв, ныне знают все. Известны и российские атомные (ядерные) и ракетно-космические центры (города), продолжающие дела, начатые двумя знаменитыми «К». Но почему история привязала к ним еще и математика Келдыша, которого советские газеты до поры до времени называли «главным теоретиком» (без имени и фамилии) и которого генералом по причине его очевидной интеллигентности никто не величал? Ответа на этот вопрос и я бы не знал, если бы однажды Иосифьян не сказал по телефону: «Завтра в НИИ-1 семинар, а я поехать не смогу. Съезди, потом расскажешь».

На семинаре обсуждалась поверхность Луны. И основной докладчик (астрофизик и член-корреспондент АН СССР), пользуясь данными телескопических наблюдений и своими расчетами, утверждал, что Луна покрыта таким слоем космической пыли, что посадить на ее поверхность космический аппарат невозможно – утонет в пыли. А затем выступил Мстислав Всеволодович и в своей обычной манере, не повышая голоса и с усмешкой на губах, разобрал математические расчеты докладчика, показав полную ошибочность его главного вывода. Тем самым лопнул очередной мыльный пузырь, о которых предупреждал Иван Павлов и которые в науке вовсе не редкость.

Мстислав Келдыш вошел в историю в одной связке с Курчатовым и Королёвым потому, что последние двое на пике их карьеры были уже более технократами, чем учеными, а математик Келдыш – все еще более ученым, чем технократом, а потому нужным и Курчатову, и Королёву.

Когда Келдыша не стало (1978), очищать советскую науку от мыльных пузырей стало некому.

3. Шокин о Шокине

В Боблово (Клинский район Московской области), где был когда-то летний дом Дмитрия Менделеева, ныне его музей. И тамошний экскурсовод рассказывает посетителям музея о визите к Менделееву на день его рождения изобретателя радио Александра Попова, прихватившего с собой в Боблово радиопередатчик и радиоприемник. Вручив приемник Менделееву, Попов с передатчиком отправился на недальнюю высотку, где забросил проволочную антенну на какое-то дерево и, пользуясь азбукой Морзе (короткими и длинными радиосигналами), поздравил Дмитрия Ивановича с днем рождения.

Так пошутили двое знаменитых ученых. Но, если с коротким сигналом сопоставить ноль (0), а длинному единицу (1), в их шутке можно увидеть и будущие ЭВМ, и кибернетику в целом, и судьбу Александра Ивановича Шокина.

Этого (четвертого по моему счету) советского ученого-пассионария, не имевшего ученых степеней и званий, но призванного Советской властью на самый верх советской научно-технической системы, я не мог не вспомнить во время недавнего посещения ТЦ «Панфиловский», в котором не обнаружил ровным счетом никакой российской электроники, – и это в «городе электроники» Зеленограде, появившемся на свет благодаря Шокину! (см. «Проектор Шокина» в «Советской России» за 10.08.2017 г.).

Известную ясность в этот вопрос вносит интернет-книга сына бывшего министра электронной промышленности СССР Александра Александровича Шокина (выпускника физического факультета МГУ, кандидата физико-математических и доктора технических наук). Книга называется «Александр Иванович Шокин. Портрет на фоне эпохи».

Невозможно представить, чтобы в какой-либо иной стране, кроме Советской России, мальчик из крестьянской семьи, где «за обедом соблюдалась четкая очередность в еде из общего котла, а мясо было только по выходным», сделал такую карьеру, какую сделал Шокин-старший.

В 1934 г., то есть в 25-летнем возрасте, вскоре после защиты дипломного проекта в МВТУ им. Баумана А.И. Шокин был направлен в служебную командировку в США, на фирму «Сперри», для изучения вопросов проектирования и производства приборов автоматического управления зенитным огнем. Там Шокин-старший прошел второй «университет». Молодой специалист по технологии производства был переквалифицирован в специалиста по управлению, что было уже ближе и к электронике, и к кибернетике. По возвращении в СССР Шокин-старший становится сотрудником ГУ НКОП, то есть Главного управления Народного Комиссариата оборонной промышленности, и начинает тем самым блестящую карьеру советского технократа.

Тем временем Германия превращается в агрессивное фашистское государство и наращивает выпуск вооружений, в том числе боевых самолетов. А ее потенциальным противникам приходится думать о воздушной обороне, а значит и о радиолокации (принцип которой, кстати говоря, был открыт Александром Поповым, когда тот работал в Кронштадте и когда между радиопередатчиком и радиоприемником, расположенными на разных берегах Финского залива, прошел нежданный корабль). Но Попова уже не было в живых, а его последователь, электротехник и морской офицер Аксель Иванович Берг, успевший послужить еще в царском флоте, подозревался в шпионаже и в 1938 г. был арестован.

А тут и Великая Отечественная началась. И управление Шокина было эвакуировано из Москвы в Горький, а все НИР и ОКР, которые оно курировало, прекращены.

Ну да, сколь-либо масштабные оборонные НИР и ОКР целиком и полностью зависят от госфинансирования. Накануне Второй мировой к созданию РЛС ближе всех были немецкие радиоинженеры. Но Гитлер с Герингом им не поверили и отказали в необходимой финансовой поддержке. А вот Черчилль своим «радистам» поверил. И очень скоро германские бомбардировщики, бомбившие Лондон, стали в немалом числе сбиваться огнем английских зениток, что, собственно, и спасло Лондон от уничтожения.

В 1940 г. подозрения в шпионаже с Берга были сняты. А в 1941–1943 гг., как отмечает в своей книге Шокин-младший, Берг писал записки в НК ВМФ и ЦК ВКП(б) со словами «радиолокация, радиолокация и еще раз радиолокация – вот что нужно сегодня». И был услышан. В июле 1943 г. И.В. Сталин назначает 50-летнего А.И. Берга заместителем Народного комиссара электропромышленности, а 34-летний Шокин-старший становится заместителем председателя Совета по радиолокации (должность более научно-техническая, чем технократическая). И связка Берг–Шокин начинает «продвигать» радиолокацию в СССР. (Не могу тут не заметить, что в указанные годы Иосифьян возглавлял оборонный завод №627 (в Москве у Красных Ворот) того же Наркомата электропромышленности, а свои письма Сталину Берг сочинял в первом отделе этого завода, то бишь у Иосифьяна. Что и подтверждает имевшую место естественную солидарность советских пассионариев от науки.)

После победы в Великой Отечественной инженер вице-адмирал Берг и инженер капитан 1-го ранга Шокин были направлены в Германию, где и возглавили Комиссию по изучению немецкой трофейной техники. И это был третий шокинский университет, после «окончания» которого Александр Иванович становится самым информированным в Советском Союзе специалистом в области радиоэлектроники и назначается руководителем Комитета №3, призванного заниматься техникой особой секретности. И, обладая уже немалым опытом, чувствует себя в этой должности и в техническом, и в научном плане настолько уверенно, что позволяет себе иронизировать даже над адмиралом и академиком Бергом. Шокин-младший в своей книге вспоминает такое высказывание отца о Берге: «Сначала Аксель Иванович обозвал кибернетику антимарксистской лженаукой (человека, мол, нельзя заменить машиной), а «отца кибернетики» Винера – мракобесом, а затем возглавил Совет АН СССР по кибернетике».

Такое действительно имело место. Но досужая академическая болтовня о кибернетике как лженауке лишь укрепляла авторитет Александра Ивановича, который говорил, что кибернетика – это, конечно, замечательно, но в американской армии средства связи уже индивидуальные, а у нас один тяжелый радиосундук на целую роту, а то и на батальон. «Надо было, – пишет Шокин младший, – обучать верхние эшелоны власти, повернуть руководителей лицом к новой технике». Что удавалось далеко не всем ученым. Технократу (и ученому) Шокину-старшему это удавалось неоднократно.

В 1958 г. с его подачи партия и правительство приняли решение о строительстве под Москвой города электроники Зеленограда, объявленного с самого основания (с целью привлечения лучших специалистов) частью Москвы. Именно в Зеленограде были созданы головные НИИ отечественной микроэлектроники, именно здесь было налажено производство отечественных микропроцессоров для оборонной техники, здесь же построен Московский институт электронной техники (учебный и исследовательский университет), возле которого ныне можно видеть бюст Героя Социалистического Труда Александра Шокина. (МИЭТ не чужой и автору этих строк. Здесь в 70-х гг. прошлого столетия я читал студентам теоретическую физику и работал с аспирантами.)

Чтобы продемонстрировать плоды микроэлектронной научно-технической революции, совершенной в России под началом его отца, Шокин-младший приводит в своей книге фотографию, на которой читатель может видеть, с одной стороны, кристалл размером 4? на 5 мм с 2428 логическими элементами, а с другой стороны, целую гору электронных ламп, конденсаторов и резисторов, из которых пришлось бы собирать электронную схему, способную выполнять те же математические и логические операции, что и показанный кристалл.

Однако бытовой цифровой техники отечественного производства у нас как не было, так и нет. Как это получилось?

Александр Иванович Шокин ушел из жизни в 1988 г. А через три года первая в мире страна «победившего социализма» решила вернуться к капитализму, при котором, как известно, люди гибнут за металл. Не за Отечество, не за просвещение, не за научную истину, не за технический прогресс, а за дензнаки. А ради дензнаков, конечно, предпочтительнее гнать за границу тонны нефти и кубометры природного газа, а получать из-за границы ноутбуки, планшеты, смартфоны, сотовые телефоны, автомобильные видеорегистраторы и прочие цифровые премудрости. Да и созданного Шокиным Министерства электронной промышленности больше нет. А с гайдаров, чубайсов и кудриных, принявших в свое время указанное выше решение, что возьмешь? Хорошо хоть «Росатом» с «Роскосмосом» и оборонной промышленностью не ликвидировали.

Вот наложат на Россию «заботливые» западные дяди очередные санкции – и останется Россия без ноутбуков и мобильников. Тут Александр Александрович прав. Однако есть о чем с ним и поспорить.

4. Апология технократии

С книгой Шокина-младшего я знакомился с большим интересом, вплоть до «Послесловия», на котором споткнулся. Ибо прочел: «Эта книга не об изобретателях и ученых. У нас было принято, да и сейчас тоже, оценивать достижения отдельных личностей по числу патентов или статей, вычислять, на какое число дней один ученый опередил другого в своих выводах и публикациях. Но обычных людей интересует не авторство идеи, а возможность ее реализации в жизни. Для этого требуется огромная инженерная работа на всех стадиях появления на свет, развития, жизни, наконец ухода из жизни и утилизации любых технических изделий. В этой работе огромная роль принадлежит организаторам науки и промышленности. Александр Иванович Шокин постоянно повторял, что талант организатора науки встречается гораздо реже, чем талант ученого. А Даниил Гранин справедливо ставил инженера выше ученого, поскольку второй только исследует явления, существующие помимо него, и никак на них повлиять не может. А инженер создает новые вещи, которых до того не существовало... Сейчас, когда приходится заново создавать разрушенную по собственному недомыслию электронную промышленность, и поскольку уже любому здравомыслящему человеку стало ясно, что никакая «заграница» нам не поможет, понимать превосходство инженеров над учеными особенно важно».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! А понимать превосходство кораблестроителя над Архимедом или нефтедобытчика над нефтеразведчиком тоже особенно важно?

Но вопрос, на самом деле на уровне так называемых обычных людей, не изучавших, а то и порвавших с диалектическим и историческим материализмом, коих было немало и в советских НИИ, действительно существует и существует уже изрядное число лет. И все потому, что и ученые, и инженеры (занятые каждый своим, подчас весьма непростым, делом) не успевают отслеживать изменений в организации всего процесса поиска нового, осознания найденного и его практического использования. Не отследили, в частности, и появления технократии и технократов как особой категории научно-технических работников государственного масштаба. Этого не только Шокин-младший, но и многие профессора и академики в нынешней России не желают видеть. Не говоря уже о людях, от науки далеких.

В «Словаре русского языка» (М., «Русский язык», 1988) читаем: «ТЕХНОКРАТИЯ – слой высококвалифицированных специалистов (ученые, инженерно-техническая интеллигенция и т.п.), принимающих участие в управлении капиталистическим производством, в разработке и осуществлении экономической политики государства... а также концепция перехода управления и власти на капиталистических предприятиях и в обществе в целом к инженерно-технической интеллигенции (от греческих слов, означающих на русском языке «искусство» или «мастерство и власть»)».

Как понятия и технократы, и технократия известны тем самым давно, но относили их в Советском Союзе только к капиталистическому производству и капиталистическому обществу, а значит, изначально придавали негативный смысл.

Однако очевидно, что форма собственности тут ни при чем. И Курчатов, и Королёв, и Келдыш, и Шокин, и Иосифьян (как и многие другие) были советскими технократами (при государственной форме собственности). Ничего негативного в их технократичности не было абсолютно. И если бы Шокин-младший вспомнил завет Ивана Павлова (насчет «моего» и «твоего» в науке), он не стал бы противопоставлять ученых инженерам, а инженеров – ученым.

Ах, как хотелось некоторым нашим физикам (после завершения «эпохи трех «К», то есть после смерти Келдыша) послать к лешему ежедневную кропотливую научно-исследовательскую работу, не приносящую ни славы, ни денег, и материализоваться в роли инженеров небывалой техники, так необходимой народу и государству! В 1975 г. два «свежих» (тогда) академика АН СССР (Е.П. Велихов и Б.Б. Кадомцев) обещали «в течение ближайших пяти-шести лет» решить проблему управляемого термоядерного синтеза и дать стране (и человечеству) море экологически чистой электроэнергии. После чего с регулярностью деньгополучения уверяли советское (и мировое) научное сообщество, что «научных проблем здесь больше нет – только инженерные». Результат (точнее, его отсутствие) известен. Академик А.Е. Шейндлин обещал подарить человечеству чудо-МГД-плазменный генератор с КПД, существенно превышающим КПД известных тепловых электростанций, – и снова «чисто инженерная» разработка! (Ибо, как считали разработчики, наука таких генераторов известна со времен Фарадея.) И где этот генератор? А где высоковольтная линия электропередачи Экибастуз-Центр на постоянном токе – любимое детище академика В.А. Кириллина, в котором никто не видел никакой науки (только инженерия!)? (Оказывается, прав был Шарден, когда утверждал, что в этом мире все только усложняется!) И я перечислил лишь то, во что (в разные годы) вынужден был погружаться.

И ни один из авторов сиих «инженерных» проектов, на кои были потрачены миллиарды советских рублей, что были дороже американских долларов, не счел нужным даже объясниться с научным сообществом по поводу своих мыльных пузырей! Более того, их последователи и поныне продолжают печатать энциклопедические статьи о чудо-проектах.

Настоящий технократ – фигура историческая, а потому штучная. Таковой может вырасти только из того ученого (или инженера, или конструктора, или технолога, или организатора производства), который острее других ощущает веление времени и способен собрать вокруг себя и удержать на длительный срок большой коллектив интеллектуалов. Именно такими в Советском Союзе были названные выше мотивированные пассионарии, рожденные Октябрьской революцией.

5. Не пора ли подумать
о мировоззренческом
единении?

2 августа с.г. в «Сахаровском центре», что в Москве на берегу Яузы, состоялось прощание с выпускником МФТИ, бывшим ректором Московского авиационного института и бывшим послом России во Франции академиком РАН Юрием Алексеевичем Рыжовым. И, как я узнал из выступлений приехавших на прощание, – человеком, которому президент Ельцин дважды предлагал кресло председателя правительства России.

С Юрием Рыжовым я познакомился в 1978 г., когда он не был ни ректором, ни академиком, на Международной конференции по явлениям в ионизованных газах, проходившей в Минске. После чего на подобных же мероприятиях мы встречались в Новосибирске, Красноярске, Иркутске, а в 1991 г. и в Париже (где проходил Второй Международный симпозиум по солнечным космическим электростанциям). И всякий раз говорили, если говорили, о физике, а вовсе не о политике. Пока в 2004 г. он не пригласил меня в Общественный комитет защиты ученых (ОКЗУ), а я спросил: «И кого защищать будем?» «Валентина Данилова помните?.. Вот он и нуждается в защите». (С этим красноярским физиком, как и с Рыжовым, я лишь изредка виделся на научных конференциях).

Какое же преступление совершил Валентин Данилов?

«Чтобы поддержать штаны», как выражался академик Рыжов, в условиях безденежья ученой братии от имени Красноярского государственного технического университета (КГТУ), он заключил договор о разработке установки (для исследования эффекта электризации высокоорбитальных космических аппаратов космической плазмой) с Институтом физики, расположенным в китайском городе Ланьчжоу. И в этом не было ничего особенного. Однако Россия уже была не Советской Россией, а философия диалектического материализма, признающая объективную истину, была заменена в массовом сознании философией буржуазного прагматизма (истина – это то, что лучше работает на нас). С кем-то из местных фээсбэшников Данилов не поделился. И его обвинили в продаже китайским партнерам государственной тайны. А когда первый суд присяжных, состоявшийся в Красноярске, Данилова единогласно оправдал, всех присяжных сменили, и вторым составом суда присяжных физик Данилов был приговорен к 14 годам лишения свободы. Дополнительные подробности этого происшествия можно найти в моей статье «Сгорел» в плотных слоях Фемиды» («Советская Россия», 30 ноября 2004 г.).

Ну а что собранный академиком Рыжовым ОКЗУ?

Надо отдать должное Юрию Алексеевичу. Он считал своим долгом – долгом ученого, человека и гражданина (тут любые высокопарные слова уместны) – вытащить Данилова из красноярской тюрьмы. И делал для этого все что мог. В заседаниях ОКЗУ, помимо высоких чинов ФСБ, участвовали нобелевский лауреат и академик РАН Виталий Гинзбург, академик РАН юрист Владимир Кудрявцев, академик РАЕН и телеведущий Сергей Капица и восемь ученых (докторов наук и профессоров из Москвы, Красноярска и Новосибирска), чья профессиональная деятельность была связана с защитой высокоорбитальных космических аппаратов от электризации космической плазмой, то есть с той самой тематикой, на которой «погорел» Валентин Данилов.

Мнение ОКЗУ было единодушным: никаких государственных секретов или тайн красноярский физик китайцам не продавал и не раскрывал (уже потому, что и сам не знал ни тайн, ни секретов). Однако в красноярской тюрьме Данилов просидел до 2012 г. (до возвращения Владимира Путина на президентский пост).

А вот общественные последствия истории с красноярским физиком долго себя ждать не заставили: бегство за кордон выпускников лучших российских вузов физико-математического и технического толка усилилось. Так ведь оскорбленный за ученых академик Рыжов еще и воззвание в интернете разместил («Не возвращайтесь!»), то есть, как истинный пассионарий, сражался за достоинство науки до конца (чего не скажешь о многих других наших академиках). И пусть земля ему будет пухом.

Согласиться с последним призывом академика Рыжова невозможно, а понять совсем нетрудно. Государство, пренебрегающее собственной наукой и собственными учеными, в XXI веке обречено.

Борис ОСАДИН

http://sovross.ru/articles/1641/37148


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт янв 18, 2018 9:04 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Эксперты назвали вузы — рекордсмены по защите «фальшивых» диссертаций
Эксперты «Диссернета» составили рейтинг вузов — лидеров по числу защищенных диссертаций с признаками плагиата. Из 2034 диссертационных советов России 392 причастны к «фальшивым» диссертациям, утверждают авторы рейтинга

Сетевое сообщество «Диссернет», занимающееся выявлением написанных с использованием плагиата научных работ, составило антирейтинги причастных к появлению «фальшивых» диссертаций вузов, диссоветов и ученых. Объем «диссеродельческого» бизнеса эксперты сообщества оценивают примерно в $200 млн в год.

Вузы — фабрики диссертаций

Лидером по количеству защищенных кандидатских и докторских работ с признаками плагиата, по версии «Диссернета», стали Московский педагогический государственный университет (МПГУ, 232 подобные диссертации), Российская академия государственной службы (в 2010 году была присоединена к Академии народного хозяйства и реорганизована в РАНХиГС, 182 работы) и Тамбовский государственный университет имени Г.Р.Державина (ТГУ им. Державина, 126 работ).

Российский государственный социальный университет (РГСУ) занял четвертое место со 111 диссертациями, об этом говорится в исследовании «Диссернета» о структуре, объеме и ключевых игроках «диссеродельной» индустрии в России с 2013 (год создания «Диссернета») по 2017 год.

Всего сообщество обнаружило 7251 диссертацию с плагиатом, подменой экспериментальных и статистических данных, наблюдений (или «фальшивых» диссертаций, как их называют в самом «Диссернете»).

РБК направил запросы в десять первых университетов в антирейтинге «Диссернета» с просьбой прокомментировать эти выводы. В пресс-службе РАНХиГС сообщили, что в академии нет недобросовестных диссертаций с момента введения системы антиплагиата в 2010 году, хотя у предшественника — РАГС такие проблемы были, из-за чего его и присоединили к Академии народного хозяйства.

В Тамбовском госуниверситете имени Державина назвали подсчеты «Диссернета» объективными. «Нахождение вуза в антирейтинге в существенной степени отражает качество некогда защищенных исследований. Диссертационные советы, допустившие нарушения научной этики, закрыты. Подавляющее большинство защищенных работ с плагиатом было допущено в диссовете по экономическим наукам, возглавляемом прежним руководством университета (руководство вуза сменили в 2016 году). Защита диссертаций в нем была поставлена на поток, что невозможно без плагиата и/или рерайта», — отмечается в поступившем уже после публикации материала ответе пресс-службы университета.

Не все попавшие в рейтинг крупные российские вузы являются «диссеродельческими фабриками», подчеркивают авторы доклада. Например, в МГУ им. Ломоносова, который находится на восьмом месте по количеству «фальшивых» диссертаций, почти весь плагиат генерируют отдельные диссертационные советы и профессора, утверждают в «Диссернете».

Как проходит защита диссертаций

Защита диссертации в России проходит в несколько этапов. Любая работа, и докторская и кандидатская, сначала рассматривается в диссертационном совете в российском вузе или научном учреждении. Докторская диссертация дополнительно рассматривается в экспертном совете Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Министерстве образования и науки. В том и в другом случае окончательное решение закрепляется приказом министерства после рассмотрения вопроса президиумом ВАК.

Лишение степени проходит по похожей процедуре: экспертный совет ВАК направляет работу на рассмотрение в диссертационный совет, потом она возвращается в экспертный совет. Окончательное решение принимает президиум ВАК.

Проблемные диссоветы

Самые продуктивные диссертационные советы, генерирующие наибольшее количество «фальшивых» диссертаций, уже закрыты, зафиксировал «Диссернет». Среди них — совет МПГУ по истории, который выпустил 178 некачественных работ, совет по экономике в ТГУ им. Державина, выпустивший 90 работ, и совет по экономике Государственной академии специалистов инвестиционной сферы — 86 работ. «Может показаться, что они закрыты в силу обнаружения в них указанных фабрик «фальшивых» диссертаций. К сожалению, нам неизвестно, учитывалось ли данное обстоятельство при принятии решения о прекращении деятельности таких диссертационных советов», — замечают авторы доклада.

Из действующих диссоветов лидер по «фальшивым» работам — совет по экономике Уральского государственного аграрного университета. У него 40 таких диссертаций. На втором месте — диссертационный совет по педагогическим наукам Военного университета Минобороны. Там было защищено 33 диссертации с плагиатом, утверждают в «Диссернете».

РБК направил запросы во все вузы и научные учреждения, где работают диссертационные советы из списка «Диссернета».

Всего в России по состоянию на 15 января 2018 года 2034 действующих диссертационных совета, сообщают в «Диссернете». Из них 392 причастны к «фальшивым» диссертациям, утверждают эксперты. Общее количество недобросовестных работ, защищенных в действующих советах, — 1486. К фабрикам «фальшивых» диссертаций «Диссернет» причисляет 89 советов: в них защищено пять и больше недобросовестных работ (всего 947). «Закрытие 5% действующих диссертационных советов решает 65% проблем с недобросовестными заимствованиями в системе научной аттестации», — делают вывод в «Диссернете».

Постоянные участники

Антирейтинг ученых «Диссернет» подготовил на основании их участия в защите «фальшивых» диссертаций. Они могли быть научными руководителями, оппонентами, консультантами и т.д.

Этот рейтинг возглавил доктор экономических наук Игорь Рыжов. Он 45 раз принимал участие в защите «недобросовестных», по мнению «Дисссернета», работ и был членом диссовета при ФГУП «Стандартинформ» (сейчас закрыт). Связаться с Рыжовым РБК не удалось.

Второе и третье места заняли профессор Института экономики РАН Анатолий Егоров и профессор Московского государственного университета технологий и управления им. К.Г.Разумовского Федор Стерликов с участием в защите 41 и 40 «фальшивых» диссертаций соответственно, утверждают авторы рейтинга.

Связаться с указанными в списке учеными РБК не удалось, в их вузы направлен запрос с просьбой прокомментировать рейтинг.

В «Диссернете» уверены, что шанс случайного участия в защите «фальшивой» диссертации всегда есть, но уменьшается, если человек замечен в этом не единожды. «Мы считаем невозможным случайное оппонирование с дачей положительного отзыва большому числу работ с масштабными заимствованиями», — говорится в докладе «Диссернета». Научный руководитель на протяжении работы с соискателем не может не видеть, что работа фактически не делалась, а текст скомпилирован из чужих работ, считают эксперты сообщества.

Проблемные специализации

Отдельно «Диссернет» изучил, по каким специальностям было защищено больше всего «фальшивых» диссертаций. Лидеры — экономика, педагогика и юриспруденция.

В конце доклада «Диссернет» просит Минобрнауки принять меры для борьбы с некачественными научными работами. Общество предлагает закрыть 89 диссертационных советов и отменить срок давности для отмены ученой степени (сейчас нельзя отозвать научные степени, защищенные раньше 01.01.2011) и т.д.

Сколько стоит диссертация

Сооснователь «Диссернета» Андрей Заякин заявил РБК, что, по подсчетам экспертов сообщества, в среднем защита кандидатской диссертации стоит от $10 тыс, докторской — от $25 тыс. «Некоторым нерадивым чиновникам степень позволяет устроиться в вузы и превратиться в «хороших» ректоров и проректоров. Второй случай — это судьи и прокуроры: эти интеллектуализированные силовики имеют больше возможностей для развития карьеры, если у них есть степень. Еще один вариант — люди, которые хотят получить научную степень, как золотое кольцо в ноздри, они просто хотят красивую надпись на визитке», — рассказал об основных клиентах «фабрик диссертаций» Заякин.

По подсчетам «Диссернета», в 2000-х в России защищали в среднем до 35 тыс. диссертаций, после появления «Диссернета» и системы «Антиплагиат» — 12–13 тыс. в год. «Предположу, что разница — это и есть фальшивые работы», — говорит Заякин.

«Непрерывная борьба»

В Министерстве образования и науки заявили РБК, что работа по повышению качества системы аттестации научных работников, ее открытости и прозрачности ведется непрерывно. Там также отмечают снижение числа диссертационных советов, где проходят защиты, — с 2828 в 2013-м до 2040 по данным на 19 декабря 2017 года. Статистика объясняется ужесточением требований к научным работам и борьбой с плагиатом. В 2017 году были отменены 197 решений диссертационных советов о присуждении ученой степени, а также был лишен 41 человек со степенью. Число защит диссертаций в России за четыре года уменьшилось более чем в два раза, с 24 019 до 11 789. В министерстве отмечают, что на завершающей стадии находится подготовка поправок в положения о присуждении ученых степеней и об экспертных советах ВАК.

Авторы: Полина Звездина, Галина Казакулова, Алексей Гаврилко-Алексеев.
При участии: Дмитрий Окрест, Валерий Романов, Екатерина Костина, Егор Губернаторов, Инна Сидоркова.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/society/17/01/2018/5 ... 0152e8bbe9

Комментарий
Диссернет - общественная организация, и не все их нападки подтверждаются. С юридической точки зрения - можно было бы требовать защиты от необоснованных обвинений. То, что деятельность Диссернета не преследуется, отражает, видимо, общую установку властей на уничтожение науки в нашей стране. Но практический вывод ясен - стараться не попадать под удар Диссернета. - А.И. Орлов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт янв 25, 2018 10:21 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Антинаучный эксперимент над наукой

Газета "Правда" №8 (30651) 26—29 января 2018 года
2 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

На вопросы «Правды» отвечает заместитель академика-секретаря отделения математических наук Российской академии наук, член ЦК КПРФ, депутат Госдумы 5-го и 6-го созывов академик РАН Борис КАШИН

— Борис Сергеевич, как вы оцениваете политику Кремля и правительства в области науки?

— Политика разрушительная. Так её справедливо оценили профсоюз работников РАН и другие профсоюзы науки ещё в 2007 году. С тех пор положение лишь усугубилось. Уже четверть века движущими силами этой политики выступают невежество, стяжательство и вредительство.

— И какую из этих трёх нынешних «добродетелей» вы ставите на первое место?

— Не берусь определять приоритеты, но последствия ряда решений власти, в том числе пресловутого Федерального закона №253 о реформе Российской академии наук, следует проанализировать с точки зрения безопасности государства. Недавно я предлагал отправить на экспертизу Бортникову (руководителю Федеральной службы безопасности РФ. — В.Т.) ещё один проект, разработанный в правительстве.

Из выступления Б.С. КАШИНА на заседании экспертного совета по фундаментальным и прикладным исследованиям при Комитете по образованию и науке Госдумы РФ, обсуждавшем подготовленный министерством образования и науки РФ проект программы «Фундаментальные научные исследования в интересах долгосрочного развития и обеспечения конкурентоспособности общества и государства» (ноябрь 2017 года):

«Наше отделение математических наук обсуждало проект программы минобрнауки. Мы предлагаем президиуму (РАН. — В.Т.) не поддерживать его. Дальше хочу высказать свою личную точку зрения. Я внимательно всё читал, и у меня появилось желание написать письмо Бортникову в ФСБ, чтобы проверить вообще: это не вредительство ли? Имеется ли здесь какой-то подтекст или нет?»

В этом проекте удивляет многое. Прежде всего — предлагаемые министерством целевые показатели выполнения программы. Они таковы, что возникает мысль: в России ли они написаны? Оценка работы научных коллективов определяется не решением важных для науки или экономики задач, а… числом международных центров, участвующих в исследованиях (их должно быть не меньше 20%), долей публикаций в соавторстве с иностранными учёными и т.д. Вы можете представить, чтобы такие целевые индикаторы устанавливались, скажем, по атомному проекту или ракетно-ядерному щиту? Да по любой работе, имеющей стратегическое значение? При этом чиновники, не понимая, как будет развиваться российская наука, и не спросив учёных, поделили между ведомствами все запланированные на науку до 2025 года деньги.

— Авторы таких инициатив не чувствуют ответственности за свои проделки?

— Вот именно. И такой подход сегодня господствует повсюду. Возьмём вузы. Там вводится так называемый эффективный контракт. Это значит, что профессорам предлагается взять обязательство в течение полутора-двух лет (таковы типовые сроки этих контрактов), помимо преподавания, написать определённое число статей и опубликовать их в престижных журналах. За невыполнение этих обязательств их могут уволить. Более того, бывают случаи, когда перед работником выдвигаются просто абсурдные требования, скажем, обязательство получить грант. Человек, далёкий от науки и образования, узнав про подобные требования, не сразу поймёт, что речь идёт о прямом издевательстве над учёными и преподавателями. Более того, долгие годы промывки мозгов через СМИ не прошли для нашего общества даром. Все хотят видеть своих детей образованными, а страну — передовой, но при этом многие спокойно смотрят на падение ниже плинтуса авторитета профессии учёного и преподавателя. Увы, научно-педагогическое сообщество занимает только глухую оборону.

— С чем связано такое беззубое поведение представителей профессии?

— С бесправием. После внедрения в нашу жизнь принципа «я начальник — ты дурак, ты начальник — я дурак» каждый опасается за своё рабочее место. Или ищет работу в другой стране. Во всём мире, в отличие от современной России, давно поняли, что для развития науки и образования необходимо обеспечить учёным и преподавателям социальную защиту и стабильную занятость. Во всём мире (но не у нас!) учёные и преподаватели сами решают вопросы своей профессиональной деятельности. Но, по мнению российской власти, наши учёные на это не способны. Недавно я был в Сенегале на конгрессе Всемирной федерации научных работников. Там обсуждалось положение учёных в разных странах. Мой вывод: даже в Африке, не говоря уже об экономически развитых странах, нет такого унизительного положения, как в РФ.

Возьмём частный, но очень важный вопрос: аттестацию научно-преподавательских кадров. По инициативе ректора Петербургского университета Кропачёва ввели присвоение учёных степеней непосредственно вузами, то есть ликвидировали государственный контроль за качеством диссертаций (между тем к нему и так много претензий), но сохранили все атрибуты государственного диплома. Эта вредная инициатива не обсуждалась учёными, но по инициативе правительства была закреплена федеральным законом. Её навязали сверху. Почему? Может, потому, что премьер Медведев учился у Кропачёва… Теперь, когда такой порядок введён уже в 20 вузах и научных учреждениях, спохватились: что же мы наделали?! Это один из примеров современной практики принятия в РФ государственных решений, касающихся науки.

Система финансирования науки разрушена, редакционно-издательская деятельность разрушена, библиотеки институтов стоят пустые, не получая даже отечественных журналов, региональные научные центры парализованы, академическая аспирантура разрушена… Но самым мощным ударом по науке стал закон о РАН 2013 года, который передал управление наукой чиновникам специально созданного Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Именно он загнал в тупик научную жизнь.

Я пытался найти хотя бы какой-нибудь положительный пример государственного решения, касающегося науки, — не нашёл. Бесконечно ссылаются на «майские указы» президента 2012 года. По моему мнению, в части, касающейся науки, лучше бы их отменить. Это некачественные документы с нечётко сформулированными целями. К тому же стремление чиновников любой ценой отрапортовать об их исполнении наносит большой вред. Так, указ требует повысить среднюю зарплату учёных до двойной средней зарплаты по региону. Казалось бы, благая цель. Но как её реализуют? Сотрудники целых научных коллективов переводятся на полставки при сохранении прежней зарплаты. В результате в отчётах зарплата якобы выросла вдвое.

Чтобы прекратить эти манипуляции, грубо нарушающие права учёных, достаточно прокуратуре проверить положение дел в институтах, подведомственных ФАНО. Но, несмотря на сигналы в СМИ, реакции компетентных органов нет. А чиновники ФАНО не понимают, что научные труды — не кирпичи и результативность научной работы нельзя измерять лишь количеством опубликованных статей. Формируя государственное задание институтам на 2018 год, ФАНО фактически подталкивает учёных к халтуре.

— Вы имеете в виду решение, которое вызвало протест учёного совета Математического института имени В.А. Стеклова РАН, в стенах которого мы сейчас беседуем?

— Да.

«Заявление учёного совета МИАН

О принципах формирования государственного задания

Учёный совет МИАН выражает своё категорическое несогласие с принципами формирования государственного задания, объявленными ФАНО на 2018 год, и с увеличением количества планируемых публикаций по сравнению с 2017 годом пропорционально увеличению финансирования…

Планируемое количество публикаций в году не может быть поставлено в прямую зависимость от предполагаемого финансирования, получаемого институтом. Подобный подход деформирует стиль научной работы, снижает научную ценность публикаций и на практике приводит лишь к профанации публикационной активности. В качестве показателей при определении параметров государственного задания должны учитываться не только журнальные публикации, но и другие виды научной деятельности организации, требующие финансовых и прочих затрат.

Государственное задание и используемые ФАНО параметры отчётности должны в обязательном порядке согласовываться с институтом с учётом его собственных планов развития и мнения Российской академии наук и независимых экспертов…»

— ФАНО отреагировало на заявление учёного совета МИАН?

— Официальной реакции пока нет, но, возможно, начнутся какие-то переговоры.

— А проявили ли с вами солидарность учёные других академических институтов?

— Пока я знаю, что наше заявление единогласно поддержано учёным советом ПОМИ (Петербургское отделение Математического института) РАН, группой научных сотрудников Института синтетических полимерных материалов имени Н.С. Ениколопова РАН, клубом «1июля», объединяющим ряд видных учёных.

— Скромно.

— Это объяснимо. Перед институтами и их директорами стоит задача выжить в условиях непрекращающихся экспериментов власти над научной средой. Но я уверен, что цену нашим правителям учёные хорошо знают.

— Власть — понятие широкое. Наверное, здесь его надо конкретизировать.

— Источник проблем российской науки, конечно, не в ФАНО и даже не в правительстве. Они порождены произволом путинской власти.

Из выступления депутата Госдумы Б.С. КАШИНА от фракции КПРФ на пленарном заседании Государственной думы 17 сентября 2013 года:

«Фактически все ниточки тянутся к администрации Путина, а представители правительства Ливанов и Голодец были использованы для прикрытия, чтобы запутать депутатов. Напомню, что говорила Голодец: «Не бюрократы должны определять направления исследований, это должно направлять научное сообщество…» И одновременно подсовывала Думе идею о передаче руководства институтами РАН «эффективным менеджерам». Подчеркну: не имущество передаётся, а выработка научной политики!

После продолжительной, хотя и неофициальной встречи Путина с Фортовым в августе появилась надежда, что власть услышит учёных. Путин, отвечая на вопросы членов Совета по правам человека, заявил, что поддержал все предложения учёных РАН, кроме одного. Но не тут-то было. Вчера коллеги из «Единой России» передали нам поправки к законопроекту, подготовленные в администрации президента. Без обмана не обошлось. Власть не свернула с пагубного пути и хочет, чтобы в научных институтах хозяйничали чиновники…

Всё, что происходит сейчас с академической наукой, позорное деяние Путина».

— Возникает естественный вопрос: чего добивается власть, разрушая Российскую академию наук? Какие глубинные мотивы и цели такого её поведения?

— Целей несколько. РАН мешала нынешней российской власти, потому что была способна провести серьёзный научный анализ и дать объективное экспертное заключение по важнейшим вопросам жизни страны. А для этой власти любое независимое мнение, адекватно отражающее действительность, губительно, потому что всё, что она творит в области научно-технической политики, в сфере управления, никакой критики не выдерживает. Это — первое.

Второе: наличие в России сильной и независимой науки не входит в планы наших западных «партнёров». Они и их спецслужбы имеют здесь мощное лобби, стараются внедрить в нашей стране все критерии и стандарты, которые считает нужным рекомендовать нам Америка, чтобы поставить российскую науку в положение плетущейся в хвосте мировой погони за знаниями. Реформа РАН и другие шаги Кремля и правительства РФ объективно способствуют реализации этих установок.

Не исключаю, что есть и третья цель. С помощью непрекращающихся «реформ» сконцентрировать в своих руках финансовые потоки, направляемые в науку. Они, безусловно, незначительны для выхода российской науки на передовые рубежи, но, с точки зрения персон с мощным хватательным инстинктом, достаточно велики, чтобы стремиться их оседлать. Об этом убедительно говорят события в Роснано, Сколково и т.п.

Наверное, этот перечень может быть продолжен, разрушителям наверняка присущ комплекс мотивов и целей их действий. Но главным из них считаю стремление власти обеспечить полную «управляемость» и тотальный «одобрямс». А пока им не удаётся уничтожить РАН, они стремятся превратить её в малозначащую, второстепенную структуру.

Из выступления депутата Госдумы Б.С. КАШИНА на пленарном заседании Государственной думы 2 июля 2013 года:

«С кем правительство и господин Ливанов в их войне с РАН? С ними недавно сбежавший либеральный экономист Гуриев, который с Ливановым вёл подкоп под Российскую академию наук. С ними Кох. Напомню, что это соратник Чубайса, бывший вице-премьер, занимавшийся приватизацией. Он написал в «Фейсбуке», что в академии надо «всё сжечь напалмом, там все трупы, давно пора разогнать эту шарашкину контору старых маразматиков… Сейчас Ливанова будут обвинять в покушении на святыни. Господи, как достали эти козлы!» Такие гадёныши, как Кох, управляли нашим государством. Беда же в том, что «палочка Коха» многих поразила в нашей власти».

(Для лучшего представления об указанных персонажах сообщаем: сейчас Д.В. Ливанов является представителем президента РФ, то есть В.В. Путина, по торгово-экономическим связям с Украиной, а А.Р. Кох в 2015 году переехал на постоянное место жительства в Германию. В том же году, как сообщает интернет, бывший вице-премьер РФ в честь дня независимости Украины возложил цветы к могиле С. Бандеры. — В.Т.)


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вс фев 11, 2018 4:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Российскую науку «отодвинут» от западных рейтингов?
№ 5(598) от 8.02.18 [«Аргументы Недели », Александр Чуйков ]

«Российский профессор – это только звучит гордо. А на самом деле…» – горестно качали головами в вестибюле РУДН солидные дяди в костюмах. В здании Университета дружбы народов в канун Дня отечественной науки открывался первый профессорский форум.
ПОСЛЕ приветственных слов от больших чиновников, настало время приятной конкретики. Вначале, как водится, заговорили о дополнительных финансах, которые, возможно, выделят на научные исследования.
– В рамках новой федеральной целевой программы развития интеллектуального потенциала нации мы запросили довольно серьёзные средства. В плане к 2025 году, если она будет принята и реализована, мы должны выйти на те самые 2% ВВП по расходам на научные исследования. Эта цифра примерно в 2, 5 раза больше по сравнению с существующим уровнем расходов, – порадовал тысячу профессоров, сидящих в большем актовом зале РУДН, замминистра образования Григорий Трубников.
Зал зааплодировал, а двое мужчин научного вида принялись горячо обсуждать услышанную новость. Из-за оваций доносились только отрывки фраз: «А Минфин, интересно, в курсе?», «К 25-му году либо падишах сдохнет, либо осёл умрёт», «Съесть-то он съест, да[end_short_text] кто же ему денег даст?» Оба сошлись на том, что «если доживём, то увидим».
Трубников между тем продолжать лить елей на израненные профессорские души. По его словам, Минобрнауки и Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) могут ввести несколько новых «линеек» грантов для создания лабораторий в вузах, стимулирования мобильности учёных, открыть новые позиции для научных работников, а также предоставить научным организациям централизованный доступ к базам Web of Science и Scopus.
Крепко взявший слово председатель комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов хорошо поставленным голосом начал рассказывать профессорам о Силиконовой долине, о цифровой экономике и прочих забавных вещах. Но вдруг депутата, что называется, понесло: «Российское образование недофинансируется», «Бюджет образования РФ равен 1, 5 бюджета Гарварда» и т.д. и т.п. Соседи-профессора сразу уткнулись в свои смартфоны. «Голосовал «за», – подчеркнул один. «Наверное, партийная дисциплина», – откликнулся другой. И тут Никонов буквально взорвал бомбу, заставив замереть весь зал. Он посягнул на святое – на международные рейтинги, на которые молятся все отечественные чиновники от Калининграда до Камчатки.
– Оценка вузов (по этим рейтингам. – Ред.) отражала и отражает критерии, вызывающие большие вопросы в научном сообществе. Это та система оценок, которая была разработана англосаксонскими вузами примерно пятьдесят лет назад, прежде всего, чтобы монополизировать получение грантов. Эти же критерии положены в основу ведущих международных рейтингов, в которые мы стремимся. Мы не попадём в эти рейтинги, потому что они составлены людьми, намеренными и дальше в них лидировать. Мы никогда не опередим Гарвард по количеству публикаций в Harvard Business Review. Там никогда не будет критериев, которые давали бы преимущество нашим вузам, например количество спутников, выведенных на орбиту, – жёг глаголом народный слуга Никонов. – Не нужно стремиться в рейтинги, критерии которых установлены не нами и для ложных для нас целей. Допустим, для того, чтобы мы переводили лучшие естественнонаучные труды наших учёных и отправляли их в западные издания. Или для того, чтобы мы публиковали как можно больше антироссийских работ, потому что именно такие работы публикуют на Западе, когда речь идёт о гуманитарных дисциплинах.
И закончил под совершенно искренние аплодисменты аудитории: «Сейчас Союз ректоров разработал свои критерии оценки вузов, необходимо, чтобы именно эти критерии стали основными для нашей науки и высшей школы». Видно, что пресловутая наукометрия и желание чиновников всех причесать под западную гребёнку достали до печёнок российское научное сообщество.
Это первое выступление значимого российского политического деятеля со столь жёсткой критикой международных рейтингов и западных научных журналов на памяти обозревателя «АН». Обычно этим грешат простые учёные (см. интервью члена-корреспондента РАН Михаила Флинта на стр. 3, 7). Но кто их, болезных, слушать-то будет?! Жаль только, что Никонов не уточнил: когда же российские рейтинги станут законом?
Уже поздним вечером, когда уставшие, но довольные профессора собрались идти на банкет, каждому участнику Первого профессорского форума вручили памятную медаль, которую почему-то упорно именовали монетой. Номинал на ней обозначен не был, поэтому глава Центробанка Эльвира Набиуллина может спать спокойно.

Справка «АН»
Инициатор Первого профессорского форума – общественная организация Российское профессорское собрание, куда входят более 3000 профессоров из 300 вузов, составляющих научную и научно-педагогическую элиту страны.

http://argumenti.ru/gorodm/2018/02/5628 ... k=openlink


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн май 28, 2018 9:22 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Науку обрекают на интеллектуальную изоляцию

Академик РАН Жорес Алфёров, лауреат Нобелевской премии
«Академия наук в России – это ведущая научная организация. И ограничивать ее только экспертными функциями – значит вести дело к ликвидации РАН.

А у нее, напомню, особая история – во многом отличная от того, как была построена и развивалась система научных исследований в других странах. Нанесен тяжелейший удар по Академии реформами 2013 года. Забрали все имущество и сказали: вы занимайтесь наукой, а имуществом будет заниматься ФАНО. Простите, как наукой можно заниматься без имущества, без должных прав?! Изменили устав и стали говорить, что Академия должна выполнять экспертные функции. А у нее, повторю, особая история и своя эволюция».


2018 год



Теперь ФАНО ликвидировано. Но это еще более усугубило ситуацию: теперь РАН фактически полностью лишена и собственности, и автономии, и независимости, попав в подчинение теперь уже бывшего руководителя ФАНО, а ныне министра науки и высшей школы Михаила Котюкова.


Декларация ученых Российской академии наук

Декларация распространялась для подписи среди участников 4-й конференции ученых РАН, прошедшей 24 мая, подписи еще собираются. Предварительно она была одобрена 28 членами Клуба «1 июля» – это неформальное сообщество академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук (РАН), созданное в 2013 году, заявивших об отказе признать ликвидацию РАН. Как сообщил член Клуба «1 июля» академик Сергей Стишов, проект декларации родился 22 мая и подписан членами клуба.
Текст Декларации достаточно компактный, не требует каких-то дополнительных комментариев. Он приводится полностью.

1. Последние события, связанные с назначением нового правительства, не оставляют сомнения в том, что власть целенаправленно и последовательно уничтожает академическую науку в стране.
2. Подчинение институтов РАН Министерству науки и высшей школы, руководимому финансистом бывшим главой Федерального агентства научных организаций, ФАНО, Михаилом Котюковым, означает окончательную утрату академических свобод, которыми пользовались многие поколения ученых во времена царей и генсеков.
3. Нет свободы, нет творчества, нет и науки высших достижений. Власть заведомо обрекает страну на интеллектуальную изоляцию.
4. Утрата иллюзий о скором восстановлении статуса РАН обусловит в ближайшее время интенсивную эмиграцию научной молодежи и остатков научной элиты страны, и власть должна забыть о декларируемых технологических прорывах.
5. Власть должна знать, что мы, ученые Российской академии наук, никогда не согласимся с фактической утратой Академии как системы научных институтов и с положением крепостных при любого сорта бюрократических учреждениях.

На данный момент этот документ подписали около ста человек. Как сообщил академик Стишов, среди подписантов – академики Юрий Апресян, Вадим Бражкин, Абдусалам Гусейнов, Владимир Дыбо, Владимир Захаров, Николай Кардашов, Михаил Садовский, Александр Чаплик, Михаил Яландин, члены-корреспонденты РАН, профессора – всего 28 членов Клуба «1 июля».

***

«Эта декларация в некотором смысле крик души, – подчеркивает Сергей Стишов. – Мы хотим, чтобы общество знало, что мы думаем об этой двухходовке. Президиуму РАН еще раз указали его место, они (президент РАН Александр Сергеев) думали, что своим послушанием можно чего-то добиться».

http://sovross.ru/articles/1700/39703


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вт июн 26, 2018 8:29 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7860
Уже нет ФАНО, а всё вредит оно

Новосибирский институт математики имени Соболева (ИМ СО РАН) находится в критической ситуации.

Причина – сокращение финансирования одного из ведущих центров фундаментальной и прикладной математики в России. Это грозит увольнением почти 20% сотрудников академического института.

15 июня ученым советом ИМ СО РАН единогласно принято обращение, которое направлено министру науки и высшего образования России Михаилу Котюкову, полномочному представителю президента РФ в Сибирском федеральном округе Сергею Меняйло и врио губернатора Новосибирской области Андрею Травникову.
В обращении подчеркивается, что в марте нынешнего года приказом руководителя ФАНО (им являлся нынешний министр науки и высшего образования Котюков) Институту была присвоена 1-я категория.
А в мае ФАНО, как утверждалось, совместно с РАН утвердили по новой схеме планы научно-исследовательских работ на 2019 год.
«Оказалось, что цифры финансирования, заложенные на 2019 год, и принцип подсчета неясных по происхождению стоимостей нормо-часов, означают для института сокращение научных сотрудников в 2019 году как минимум на 19%... Запланированный на 2019 год объем финансирования составляет 270 млн рублей. При этом в соответствии с текущими правилами представления планов НИР в системе «Парус» на выполнение госзадания на 2019 год в рамках действующего штатного расписания необходимо по крайней мере 330 млн рублей…» – говорится в обращении ученого совета ИМ СО РАН.
Положение усугубляется тем, что в результате очередных реформ ФАНО (бюрократическая структура, которой передали собственность РАН) вообще прекратила свое существование. Так что оказалось невозможным ни выяснить, почему финансирование сокращено, ни решить проблему.
При этом, несмотря на декларируемое увеличение зарплат и финансирования академических институтов для выполнения майских указов президента шестилетней давности, фактическое финансирование ИМ СО РАН на нынешний год лишь восстанавливает объем 2013-го. В последующие три года финансирование снижалось. «При этом увеличение финансирования в 2018 году составило лишь 8,9%, а на 2019 год запланировано увеличение финансирования чуть более 2% относительно 2018 года, что несравнимо меньше аналогичного увеличения финансирования в институтах центральной части России», – подчеркивается в обращении.
Институт математики им. С.Л. Соболева Сибирского отделения РАН является одним из ведущих научных институтов не только Сибирского отделения РАН, но и Российской академии наук в целом. Это крупнейший математический институт в России. Здесь работают 6 академиков РАН, 3 члена-корреспондента РАН, 8 профессоров РАН, один академик Российской академии образования, 118 докторов наук и 145 кандидатов наук, многие ведущие инженеры института также имеют научные степени.
Помимо научных исследований, которые ведет ИМ СО РАН, институт играет ключевую роль в развитии математического образования в вузах и школах Сибири и Дальнего Востока.
Институт также является международным центром математических исследований, имеющим тесные контакты и совместные проекты с США, Китаем, Индией, Японией, Великобританией, странами ЕС и др.
О международном признании института свидетельствуют, в том числе, результаты ежегодной оценки мировых научных учреждений, проводимой Европейской научно-промышленной палатой.
Научные результаты сотрудников Института неоднократно включались в важнейшие результаты по математике, в доклады президента РАН.
Институт является издателем всемирно известных журналов, индексируемых в Web of Science и Scopus: «Сибирский математический журнал», «Алгебра и логика», «Сибирские электронные математические известия». В редколлегии этих журналов входят известные российские и зарубежные ученые.
Обращение ученых подписано директором ИМ СО РАН, председателем ученого совета ИМ СО РАН академиком С.С. Гончаровым.

http://sovross.ru/articles/1711/40118


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 136 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB