Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вт сен 26, 2017 12:10 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 127 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт июн 29, 2017 10:18 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7224
На площадь вышли учёные

Газета "Правда" №69 (30566) 30 июня — 3 июля 2017 года
1 полоса
Автор: По сообщениям информагентств.

«Где обещанные президентом 1,77% ВВП на науку?», «Разрушение науки и образования — заслуга МВФ и правительства!», «Не будет на Руси науки — на четвереньки встанут внуки!» — такие и похожие по смыслу транспаранты держали в руках участники организованного профсоюзом РАН митинга, состоявшегося 28 июня на Суворовской площади Москвы.

НА АКЦИЮ ПРОТЕСТА, которую поддержали независимый студенческий профсоюз «Дискурс» и комсомольцы, в столицу приехали сотрудники институтов Российской академии наук из разных городов страны. Их на площади собралось около тысячи. По словам митинговавших, действия российского правительства противоречат так называемым майским указам президента, согласно которым доля бюджетных ассигнований в науку должна вырасти до 1,77% ВВП. В то же время директора институтов вынуждены исполнять эти указы в части увеличения зарплаты работникам РАН. Но так как дополнительное финансирование на эти цели не выделяется, многих сотрудников приходится увольнять и переводить на неполные ставки.

Уже к осени без рабочих мест могут остаться тысячи человек, заявили на митинге. Под угрозой закрытия находятся десятки институтов РАН. Учёные также заявили, что из-за нехватки финансирования молодые специалисты уезжают из России. В последнее время их приглашают к себе на работу, например, Китай и Южная Корея.

В итоговой резолюции протестовавшие потребовали увеличить финансирование научной отрасли в России и повысить зарплату всем работникам РАН, иначе российская наука продолжит, утрачивая конкурентоспособность, всё больше деградировать. Учёные выразили готовность вести переговоры с представителями власти по реформированию РАН, однако заявили, что, если их требования не будут услышаны, митинги будут проведены по всей стране.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн авг 14, 2017 6:28 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7224
ФАНО ищет место для науки

Газета "Правда" №88 (30585) 15—16 августа 2017 года
1 полоса
Автор: Ольга ЯКОВЕНКО. (Соб. корр. «Правды»). г. Санкт-Петербург.

Санкт-Петербургский союз учёных обратился к главе Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаилу Котюкову с открытым письмом. В письме учёные выразили озабоченность в связи с имеющейся у них информацией о намерении ФАНО выселить ряд научных учреждений из зданий в центре Санкт-Петербурга на периферию.

В ЧАСТНОСТИ, в письме говорится: «От ряда сотрудников академических учреждений к нам поступают сведения о якобы начавшихся попытках предпринять действия по перемещению академических институтов из исторических зданий в центре в другие районы города. Если это так, то инициаторы подобных действий демонстрируют откровенное непонимание особой роли и атмосферы центра Петербурга, для которой характерен сплав высокой архитектуры и уникальных учреждений науки и культуры».

Слова учёных не являются преувеличением. Среди научных учреждений, входящих в тот самый уникальный комплекс учреждений науки и культуры, ставший неотъемлемой частью исторической, центральной части Петербурга, — Кунсткамера, историческое Главное здание Академии наук, Институт русской литературы РАН — знаменитый Пушкинский Дом, Институт восточных рукописей РАН, Институт высокомолекулярных соединений РАН, Ботанический сад и Ботанический институт им. В.Л. Комарова, и это далеко не полный перечень.

В своём письме учёные выразили обоснованное суждение о том, что переезд потребует «таких расходов, которые в современных условиях катастрофического недофинансирования российской науки могли бы с гораздо большей пользой быть употреблены на укрепление материально-технической базы пока ещё эффективно работающих научных учреждений».

В заключение письма питерские учёные задались одним из основных вопросов: «…кто и с какой целью претендует на здания, которые предполагается освободить, и какова будет дальнейшая судьба этих исторических зданий?».

Повод для опасений, выраженных в открытом письме, у научного сообщества есть, и даже не один. Истёк срок действия моратория на изменение структурной целостности, имущества и кадровых ресурсов организаций, находившихся в ведении Российской академии наук. По сообщениям ряда источников, ФАНО разослало по ряду научных институтов письмо, в котором говорилось, что некое ООО «ИЦ «Стройэксперт» предлагает этим НИИ переехать из центра города, в частности с Васильевского острова, по разным адресам на периферии.

Реакция научного сообщества и открытое письмо Санкт-Петербургского союза учёных получили широкий общественный резонанс. И 11 августа Федеральное агентство научных организаций распространило сообщение о том, что не планирует переводить какие-либо учреждения с территории Васильевского острова в центре Петербурга на периферию. ФАНО признаёт, что такой проект был, но больше не рассматривается. Из комментариев осталось непонятным, с какой стати научным институтам, составляющим гордость российской науки, указывает на дверь некое ООО. Хотя из анализа процессов, происходивших в последние годы, ясно, что началось то, ради чего и затевалась реформа РАН: науку отправляют на задворки, дабы очистить поле деятельности для бизнеса. Причём «поле» в виде астрономической ценности исторических зданий в центре Петербурга.

Обращает на себя внимание аргументация. Она разительным образом отличается от тех доводов, которые привели в своём письме учёные РАН. Учёные пишут о «сплаве высокой архитектуры и уникальных учреждений науки и культуры», который невозможно разрушить, не нанеся катастрофического ущерба научному процессу. В свою очередь чиновники ФАНО аргументируют отказ от переезда только технологическим несоответствием предложенных помещений требованиям институтов. Из чего можно сделать вывод, что в принципе переезд возможен, но, дескать, зданьица подходящего пока не нашлось. Найдётся — сообщим.

Думается, уверенности в завтрашнем дне научному сообществу города такой ответ не добавил.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн сен 11, 2017 11:21 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7224
кадемик Сергиенко: "На Дальнем Востоке наука не может найти бизнес-партнера" Печать
Автор Редактор
09.09.2017 г.

Ирина БАРАННИК 25.08.2017

Председатель ДВО РАН, академик Валентин Сергиенко считает, что у ученых есть что предложить реальному бизнесу

На Дальнем Востоке

cоздано 13 территорий опережающего развития, набирает обороты Свободный порт. Впрочем, пока большинство проектов, запланированных к реализации на этих территориях с особыми экономическими условиями, находится на самой начальной стадии и во многом носит декларативный, подчас очень локальный характер. Между тем наука ищет инвесторов для претворения в жизнь новых достижений ученых, которые вполне могли бы стать крепкими бизнес-проектами.

О передаче современных научных разработок бизнесу «Дальневосточный капитал» беседовал с председателем ДВО РАН, академиком Валентином СЕРГИЕНКО.

- Валентин Иванович, возможно, новые экономические режимы, заработавшие на Дальнем Востоке, помогут внедрить в жизнь последние достижения ученых. Что ваши коллеги могут предложить бизнесу и потенциальным инвесторам?

- Сегодня одна из проблем науки в России и на Дальнем Востоке в том числе - это невостребованность результатов интеллектуальной деятельности ученых. Они активно работают, получают новые фундаментальные знания и практически значимые результаты в виде новых материалов, опытных образцов и новых технологий, защищенные патентами, а этот результат зачастую так и не находит своего потребителя в стране, пополняя мировую копилку знаний.

Причина этого, очевидно, кроется в специфике и структуре современной российской экономической модели, когда экономическое благосостояние страны в первую очередь определяется не высокотехнологичными наукоемкими производствами, а работой нефтегазового сектора и торгово-посредническими операциями.

Сегодня впервые, пожалуй, за многие годы ставится вопрос о развитии реального сектора производства, для этого и созданы ТОРы, Свободный порт Владивосток. Поэтому у ученых появляется шанс увидеть наконец-то свои результаты реализованными на практике. А то, что ученые Дальневосточного отделения РАН располагают значительным запасом разработок, которые представляют потенциальный интерес для бизнеса, - несомненно.

Основным достоинством Дальнего Востока всегда было минеральное сырье. И первая группа наших предложений бизнесу связана с науками о Земле, с деятельностью горнопромышленного комплекса. Речь идет о повышении эффективности и полноты извлечения ценных компонентов. Такие технологии есть в Институте горного дела, в Институте химии, в Северо-Восточном КНИИ, Научно-исследовательском геотехнологическом центре. Реализация новых технологий позволит не только вовлечь в оборот ранее открытые месторождения олова, свинца, цинка, меди, серебра, золота, урана, никеля, кобальта и ряда других полезных ископаемых, но и существенно улучшить экологическую обстановку в «старых» горнорудных районах за счет углубленной переработки отвалов и промышленных отходов.

Сегодня уже достаточно конкретно обрисовываются связи с бизнесом - это различного рода компании, и крупные, и небольшие. Даже артели готовы использовать эти разработки для повышения эффективности своей деятельности.

В последние десять лет учеными ряда институтов ДВО РАН проведены углубленные фундаментальные и прикладные исследования, направленные на поиск эффективных технологий комплексной переработки отходов горно-химического производства, это отходы ППО «Бор», Ярославского ГОКа. Предлагаются схемы, которые могут обеспечить получение целевых продуктов из отходов с одновременным снижением экологических угроз. И, как показывают наши расчеты, это все экономически целесообразно. Дело за малым: нужны инвестиции для организации производства.

- Есть практически готовые проекты для бизнеса в области биологии?

- Биологическое направление - одно из приоритетных для ДВО РАН. Мы ведем исследования по очень широкому спектру биологических наук от ботаники, общей биологии, клеточной и генной инженерии до современной биотехнологии. И многие результаты имеют хорошие шансы для применения в сельском хозяйстве, медицине, пищевой промышленности, для решения проблем охраны окружающей среды.

После реформ Академии наук в Дальневосточном отделении резко увеличился объем проводимых фундаментальных и прикладных исследований в области сельского хозяйства. Сегодня можно говорить, что объединение усилий специалистов в области биологии и сельского хозяйства стимулировало развитие новых методов селекционной работы, основанных на клеточной, генной инженерии.

Как результат, сегодня мы располагаем рядом новых высокопродуктивных сортов важных для сельского хозяйства региона культур. Я неоднократно в качестве примера приводил работу Камчатского НИИСХ, там вывели сорта картофеля, способные в условиях сурового климата давать урожайность до 300 центнеров с гектара. И это не лабораторный уровень, с такой урожайностью уже работают несколько сельскохозяйственных фирм, которые выращивают товарный продукт.

Селекционерами выведены и подготовлены для внедрения в практику высокоурожайные сорта сои, ржи, пшеницы, ряда овощных культур. Но для того, чтобы производить семенной материал в товарных объемах и обеспечить им крупных и мелких производителей сельхозпродукции, нужны инвестиции, нужно промышленное семеноводство.

И сегодня мы готовы в тесной кооперации с бизнесом начать работы по производству семян различных культур как в Приморском крае, так и на Камчатке, Сахалине, в Магаданской и Амурской областях. Главное - понять, что эту проблему можно решить только в союзе науки, власти и бизнеса.

Ситуация крайне благоприятная в регионах, где намечена реализация ТОРов, в том числе для осуществления сельскохозяйственных проектов. Мы предлагаем создать некие региональные центры, которые будут заниматься семеноводством и продвигать в сектор реального сельскохозяйственного производства последние достижения селекционной работы. Это хороший бизнес, потому что сегодня в ДФО своих семян катастрофически не хватает, их приходится завозить из других регионов страны, а если говорить откровенно, то в основном - из-за рубежа.

Традиционными предложениями для бизнеса являются результаты, которые получены при проведении фундаментальных и прикладных работ в области биоорганической химии и биотехнологии. Это новые фармакологические препараты различного назначения, пищевые добавки, продукты функционального питания. К сожалению, внедрение научных достижений в этой области идет трудно, между тем бизнес, в том числе малый, мог бы здесь хорошо поучаствовать. Мы готовы кое-что просто передать бизнесу и это делаем уже давно, но ждем также встречного участия бизнеса в наших делах.

Для того чтобы успешно сотрудничать с бизнесом и результативно работать самим, нам нужны опытные производства, на которых мы смогли бы осуществить проверку научных идей, отладить технологию, получить укрупненную партию продукта, провести его испытания и предложить его для тестирования рынком. А то опытное производство, которое мы с большими усилиями создали при ТИБОХ ДВО РАН, сегодня загружено примерно на 25%: там не хватает современного оборудования.

И мы очень рассчитываем, что здесь мог бы поучаствовать бизнес, войдя в это опытное производство. А дальше, когда все будет отработано, можно перенести готовую технологию на другую площадку и работать уже отдельно от нас, а мы бы на освободившихся площадях смонтировали уже другие линии и опробовали новые технологии.

- В Приморье есть заводы бывшей оборонки, где пропадают производственные мощности, никто не заинтересовался таким производством?

- К сожалению, нет! Проект не требует больших инвестиций, стоимость единицы произведенного оборудования невелика, потребители распределены, реализация проекта требует создания сервисной службы и т. д. Одним словом - бизнес не для крупного завода, но, на мой взгляд, это просто идеальная штука для среднего бизнеса, ведь кроме производства потребуется еще и сервисная служба для обслуживания установок.

Еще одно направление связано с промышленной экологией - это борьба за чистоту промышленных стоков. У нас разработан комплекс технологий, которые детально изучены в лабораторных условиях, в условиях опытных производств. Научные результаты подтверждены практикой в промышленном масштабе и абсолютно готовы для промышленного производства.

Речь идет об очистке гальванических стоков и утилизации гальваношламов промышленных предприятий, а также промышленных стоков, загрязненных нефтепродуктами, маслами, жирами, в том числе пищевыми. Технологию по гальваностокам мы реализовали на заводе «Звезда» и на Комсомольском-на-Амуре авиационном заводе. Там после очистки в нашей системе выбрасывается вода чище, чем она есть в Амуре, - по тяжелым металлам, содержанию углеводородов и другим показателям.

Технология оригинальная, защищена патентами России, в ней проработаны все моменты, и после незначительной доработки (адаптации) она может быть реализована на любом предприятии, но нужно произвести нестандартное оборудование, собрать и смонтировать его и систему управления. Нет никаких проблем, все ясно, но этим не может заниматься ученый, он свое уже все сделал, а этот результат, к сожалению, не востребован. И это вовсе не означает, что он не нужен!

В этой же плоскости лежат технологии по очистке морских и речных вод от нефтепродуктов. Мы создали производство гидрофобного материала и сегодня реализуем его в очень небольших количествах. Кстати говоря, эту технологию у нас купила компания из Краснодара и открыла там собственное производство. Надеемся, что она будет востребована и у нас, скажем, в связи со строительством в Приморье крупных мощностей по нефте- и газопереработке. Во всяком случае, договор о сотрудничестве с Восточной нефтехимической компанией на этот счет подписан.

Уже проведены первые испытания: как влияют наши сорбенты, задействованные в фильтрах, через которые проходит загрязненная вода, на состояние биоценозов залива Восток. Проверили на мальках краба, устрицы, трепанга, мидии, гребешка и получили прекрасные результаты: стоки, загрязненные нефтепродуктами, очищенные с использованием гидрофобных сорбентов, оказывают минимальное влияние на молодь ценных гидробионтов. Концентрации опасных примесей в очищенной воде существенно ниже допустимых норм.

Я думаю, что проблема очистки бухты Золотой Рог лежит в этой же плоскости. Есть такие технологии, которые в состоянии очистить и поверхность вод. Но повторюсь: это уже не наше дело, если мы им займемся, то не останется времени и сил на получение новых результатов. Мы испытали, проверили, передали и пошли дальше… Ученые должны быть в постоянном поиске решений задач, которые ставит жизнь.

КРОМЕ ТОГО

- К полученным нами активным веществам для новых лекарственных препаратов проявляют интерес соседи: японцы, корейцы, китайцы. Их интересует приобретение лицензии со всеми правами на производство.

Очень не хотелось, чтобы и в этот раз инновационный продукт, рожденный у нас в стране, поступал к нам на рынок из-за рубежа. Есть другой путь - организация производства в России. И, повторюсь, это может стать интересным бизнес-проектом для реализации на территории ТОРов или СПВ.

http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id ... ff7207ca36


Последнее обновление ( 09.09.2017 г. )
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=29


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Чт сен 14, 2017 10:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7224
Смесь англосаксонского с нижегородским

Газета "Правда" №102 (30599) 15—18 сентября 2017 года
2 полоса

Автор: Олег ЧЕРКОВЕЦ. Доктор экономических наук.

Атаку на Российскую академию наук ведут с двух сторон — с позиций либеральных и буржуазно-«патриотических» с монархо-бюрократическим уклоном
26 сентября должны состояться выборы нового президента Российской академии наук (РАН) — уже по новым правилам, утверждённым Государственной думой минувшим летом. Не вдаваясь в тонкости изменений в процедуре непосредственно голосования, выделим в этих новшествах суть, которая и была однозначно сформулирована фракцией КПРФ в ходе думских дебатов: новые правила фактически заменяют выборы президента РАН его назначением.
ПРОВЕДЁННЫЕ высшей властью с помощью послушного думского большинства поправки в Федеральный закон «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» содержат такие антидемократичные положения, которые в якобы «тоталитарном» Советском Союзе были не то что невозможны, а попросту немыслимы.
Во-первых, вводится положение о так называемом согласовании кандидатур на пост президента РАН в правительстве. Это означает, что последнее исключительно по собственному усмотрению и в меру собственного же понимания задач, стоящих перед российской фундаментальной наукой, официально фильтрует список кандидатов на высший в Академии наук пост, выдвинутых самими академиками, и отсеивает из этого списка — опять же по собственному усмотрению и по своим критериям — неугодных. Ну чем не «муниципальный фильтр для учёных» — по аналогии с хорошо знакомым одиозным муниципальным фильтром для кандидатов в губернаторы, с помощью которого ««партия власти» на региональных выборах отсеивает неугодных для себя представителей оппозиции, прежде всего — КПРФ!
Но и это ещё не главное. По новому положению после того, как «согласованные» кандидаты будут представлены на голосование Общему собранию академиков и это голосование состоится, вновь избранный президент РАН сможет приступить к своим обязанностям не сразу, а лишь после утверждения его кандидатуры президентом РФ. Значит, мнение большинства академиков страны, если говорить без обиняков, не будет означать ничего без их одобрения «высочайшим указом». Что и доказывает правоту слов коммунистов о фактическом назначении президента Российской академии наук.
А ведь в советское время выборы как самих членов академии, так и её руководства проходили исключительно демократично, тайным голосованием академиков, которое и было окончательным, без какого-либо последующего «высочайшего утверждения» кандидатуры избранного президента академии. Спросят: было ли предварительное согласование кандидатуры на высший научный пост? Конечно, было, и даже не на уровне правительства, а гораздо выше — на уровне Политбюро ЦК и самого Генерального секретаря, но это было именно согласованием. Например, сам И.В. Сталин регулярно лично встречался с ведущими учёными-академиками из различных отраслей науки, интересовался их мнением по многим вопросам, в том числе — кадровым. По итогам таких встреч и Сталин, и последующие советские руководители рекомендовали академикам действительно наиболее достойную кандидатуру на пост их президента, но дальше всё решали исключительно тайное голосование и авторитетность предложенной кандидатуры.
Именно поэтому среди президентов Академии наук советской эпохи мы не найдём «проходных», «серых» фигур, и имена выдающихся учёных — президентов АН СССР С.И. Вавилова и А.Н. Несмеянова, рекомендованных по инициативе И.В. Сталина, а также сменивших их М.В. Келдыша и А.П. Александрова вписаны золотыми буквами в историю всей мировой науки. Сама же академия стала символом высочайших достижений в науке, приходящихся на советский период нашей истории.
Поэтому не случайно сегодняшняя Российская академия наук как правопреемница АН СССР подвергается атакам разной степени интенсивности фактически в течение всего периода существования «демократической» России. Причём, как и в случае в целом с советским периодом нашей истории и другими его основными достижениями, Академию наук атакуют ярко выраженные представители двух направлений антисоветизма — либерально-англосаксонского, желающего окончательно положить Россию под Запад, и буржуазно-«патриотического» (правильнее было бы назвать — псевдопатриотического), мечтающего о всесилии чиновничьей бюрократии с кондовым монархическим душком. В стремлении всячески подмять, принизить академию эти два обычно враждующих между собой лагеря смыкаются. Перефразируя А.С. Грибоедова, перед нами — этакая смесь англосаксонского с нижегородским!
А вообще-то нашим проамериканским либералам академия встала, что называется, поперёк горла ещё и потому, что ни в истории её возникновения и развития, ни в собственно организационных принципах мы не найдём ничего англосаксонского. И особо принципиально, что это относится не только к советскому периоду. Академия наук (в разные периоды дореволюционной истории называлась Императорской и Императорской Петербургской Академией наук) была основана по указу Петра I в самом начале 1724 года, фактически в последний год жизни и правления царя-реформатора. Причём основана не на пустом месте; царю Петру было на кого и на чей опыт опираться: с работой знаменитой Французской академии он подробно ознакомился во время своего второго большого европейского путешествия в 1717 году, будучи уже «героем Полтавы».
Это первое, не имевшее до того аналогов во всей мировой истории институциональное образование появилось в дореволюционной Франции в 1635 году по воле выдающегося государственного деятеля — главы правительства знаменитого кардинала А.-Ж. Ришельё. Было установлено постоянное число членов академии — 40 человек; они избирались пожизненно и оттого с тех самых давних пор получили уважительное прозвище «сорок бессмертных». Но главное — Французская академия с самого начала получила статус не какой-нибудь административно-чиновничьей и даже не правительственной, а именно государственной. Государство, кто бы впоследствии во главе его ни находился — выдающийся ли политик или монарх-пустозвон, — считалось с академиками и платило им пожизненную государственную ренту; по замыслу Ришельё, эта господдержка выдающихся учёных, которую никто не мог отменить, была определённой материальной гарантией независимости академиков от произвола бюрократов любого уровня — от министра до столоначальника.
И в этом высоком государственном статусе академии и её членов было главное отличие созданного герцогом Ришельё учреждения, например, от появившегося вскоре в соседней Англии Лондонского королевского общества, созданного по принципу добровольного «клуба учёных по интересам». Забегая вперёд, отметим, что и созданная двумя веками позже Национальная академия наук США, несмотря на громкое название, представляет собой по сути такую же организацию. Принципиальная разница в том, что эти англосаксонские так называемые академии, какие бы отдельные выдающиеся учёные ни входили в их состав, в целом по сей день юридически представляют собой частные «междусобойчики», существующие на взносы своих членов и — самое главное! — на так называемые пожертвования «попечителей», или спонсоров. Говоря по-современному, богатеев-олигархов. Ну а дальше — всё понятно: кто платит, тот, как известно… и так далее.
Вот именно такая система по душе современным российским либералам, которые под видом «реформирования» всё время пытаются низвести РАН до положения того самого «клуба учёных по интересам». А ведь именно от таких, с позволения сказать, «спонсоров» в своё время и стремился оградить на будущее Французскую академию кардинал Ришельё. И эти же принципы использовал при организации Российской (Петербургской) академии наук Пётр I. Причём у него был выбор: ведь с работой того самого Лондонского королевского общества «плотник Пётр Михайлов» познакомился ещё 20 годами ранее, во время своего знаменитого первого европейского путешествия, когда он, помимо Амстердама, побывал и в Лондоне, где, в частности, встречался с великим Исааком Ньютоном, ставшим вскоре президентом этого самого общества. Так что царь Пётр познакомился с обеими системами организации науки: французской — государственной и английской — частной, и он вполне осознанно мог выбирать, какая из них лучше подходит для России. И наша страна не просто сделала выбор в пользу государственной системы, она одновременно тем самым отвергла — как будет ещё не раз в будущем — систему англосаксонскую как противоречащую нашим историческим корням и самому нашему менталитету.
Конечно, в условиях сначала крепостнической, а затем полуфеодально-полукапиталистической России самодержавный строй не мог не накладывать неизбежного отпечатка на деятельность Академии наук: в частности, как раз первоначально предполагавшееся избрание президента академии общим собранием академиков так и не было реализовано, президент назначался тем самым «именным» императорским указом. Хорошо известны многочисленные случаи и прямого вмешательства «самодержцев» в дела академии: так было, например, после избрания академиком А.М. Горького, которое было лично аннулировано Николаем II.
И всё же академия и в условиях самодержавия была даже не островком, а большим островом свободомыслия и прогресса, породив целый сонм великанов отечественной науки — от М.В. Ломоносова до И.П. Павлова, сыграла выдающуюся роль в развитии не только собственно науки, но и образования в нашей стране. В советскую же пору Академия наук внесла неоценимый вклад в формирование мировой ядерной сверхдержавы. Не это ли всё вместе взятое является причиной яростных нападок на неё остающихся малочисленных, но крикливых и пользующихся полной поддержкой правительства Д. Медведева либералов гайдаровско-кудринского замеса?
Что до псевдопатриотов, вздыхающих по имперским временам, то их не устраивает как раз та сторона деятельности РАН, которая касается её свободомыслия и независимого волеизъявления в форме тайного голосования. Отсюда — их всяческое стремление принизить значение этого голосования, взять его — елико возможно — под бюрократический контроль. Поэтому предстоящие 26 сентября выборы президента РАН, чем бы они ни закончились, не будут означать завершения борьбы за академию. За Академию с большой буквы и её большое место в российской и советской истории.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вс сен 17, 2017 11:38 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7224
Жорес Алферов: Наука начнет развиваться, когда будет востребована экономикой

культура: Сегодня СМИ часто пишут об угрозе, которую представляет для человечества искусственный интеллект. Если смотреть шире — реально ли создать что-то, что превзойдет наш собственный разум?
Алферов: Я в последнее время много думал об образовании и идеях, связанных с нанотехнологией и наноэлектроникой. Любой компьютер состоит из программного обеспечения, которое очень бурно развилось, и материальной базы, то есть кремниевых чипов и гетероструктур. Напомню, что Нобелевская премия по физике была присуждена в 2000 году за развитие информационных технологий: Джек Килби получил награду за кремниевые чипы, а мы с Гербертом Крёмером — за гетероструктуры. О последних я хотел бы сказать отдельно. На самом деле, гетероструктуры работают как возможность путем изменения химического состава электронных компонент создавать принципиально любые иные компоненты.
Японский физик Лео Эсаки, мой старый товарищ и в чем-то конкурент, который получил Нобелевскую премию за туннельный эффект в полупроводниках, как-то сказал, что есть кристаллы, созданные Богом (кремний, например), и кристаллы, сделанные человеком, то есть гетероструктуры. Бог их не создавал, и они гораздо лучше естественных.
Можем ли мы сотворить нечто выше того, что дано природой? Думаю, да.
культура: В продолжение темы хотел спросить — квантовые компьютеры будут?
Алферов: В том, что будут, я не сомневаюсь, а вот какую роль они станут играть, не берусь сказать. Идеология квантового компьютера вполне реализуема, конечно. Но время покажет, какие новые возможности мы получим, пока рано судить.
культура: В связи с развитием технологий особенно важным кажется вопрос об общественном устройстве. Говорят, что капитализм будет меняться…
Алферов: В свое время меня поразила опубликованная в мае 1949 года статья Альберта Эйнштейна «Почему социализм?». Великий физик очень четко обосновал, почему будущее — за социализмом. Он показал, каким кошмаром является капиталистическая система, которая обязательно ведет к власти олигархов и олигархии. Одной из самых страшных вещей он считает деформацию системы образования: люди со школы привыкают к тому, что главное быть победителем. В капиталистической системе люди отнимают друг у друга собственность и воюют друг с другом на совершенно законных основаниях. И это — не бандиты на большой дороге.
культура: Разве не в природе человека заложено быть победителем?
Алферов: В природе человека — соревноваться, выигрывать, но быть первым, не подавляя других. Вопрос цены. Эйнштейн видел выход в социалистической системе и плановом ведении хозяйства.
культура: Эти идеи актуальны и сейчас?
Алферов: Что, с моей точки зрения, изменилось сегодня? Один из дефектов нашего советского планирования, Госплана, состоял в том, что оно в какой-то момент стало слишком детальным: расписывалось по всем мелочам вручную. Развитие компьютеров снимает эту проблему. Сегодня, если вы начали какое-то производство, то можете пропланировать все, причем быстро и просто. Но встает проблема стратегии.
Все-таки нужно понимать то, на что у нас мало обращают внимания. Капитализм — это частная собственность на орудия и средства производства, такова его главная черта. Она мешает стратегическим крупномасштабным планам. Поэтому Эйнштейн прав в том, что социализм придет на смену капитализму, который замедляет развитие из-за кризисов и отсутствия планирования.
культура: Какой должна быть собственность? Чьей?
Алферов: Общественной, государственной. Частной она может быть в сфере обслуживания, в мелком и среднем бизнесе и, я хотел бы подчеркнуть, в стартап-компаниях. Придумал что-то, создал фирму — заработай! Но если это перерастает в крупномасштабное производство, здесь частная собственность недопустима.
культура: Сложный переход. Кто же крупное производство из частных рук отдаст?
Алферов: Простите, это же было реализовано. Советский Союз с общественной собственностью на орудия и средства производства, со многими следствиями этого (с бесплатной медициной, образованием, развитием науки) был очень удачным экспериментом. Бертран Рассел сначала относился к СССР и Ленину крайне отрицательно, но потом изменил свою точку зрения. У него есть фраза о том, что Альберт Эйнштейн был гением мысли, а Владимир Ленин был гением действия. То, что Владимир Ильич смог, это было уникально. Вспомним, что многие большевики после Февраля считали, что вот она — революция и ничего, дальше будем жить в буржуазно-демократической системе. А Ленин заявил: «Нет, мы перейдем к социализму сразу» (эта мысль изложена в его «Апрельских тезисах»). Он понял, что возникла уникальная ситуация: братание на фронте, ужасное положение в стране в целом… Партия большевиков насчитывала где-то 30 тысяч человек, после Февраля выросла до 200 тысяч, она была немногочисленной, в период Февральской революции добрая половина ее членов вообще была в Сибири. И как эта крохотная организация смогла взять власть в свои руки? Я помню, мы еще в школе учили, параграф в учебнике истории назывался «Триумфальное шествие Советской власти»: за короткий период времени Советская власть установилась во всей стране, и если бы не интервенция, то не было бы и Гражданской войны.
культура: Гражданская война не из-за раскола общества и страны случилась, а из-за интервенции?
Алферов: Белые, конечно, теряли много, но без очень активной помощи из-за рубежа, с высадкой десанта, отправкой войсковых соединений, никакого долгого сопротивления они бы не оказали.
культура: Советский Союз был успешен? Сегодня СССР часто ругают. Правда, уже без той злобы, что была в 90-е…
Алферов: Мы смогли в Отечественную войну выстоять! Но дело не только в этом. Приведу слова лауреата Нобелевской премии по экономике Джеймса Хекмана, профессора Чикагского университета. Он во время круглого стола нобелевских лауреатов, проводимого ВВС, сказал такую фразу, я люблю ее цитировать: «Научно-технический прогресс второй половины ХХ века полностью определялся соревнованием СССР и США, и очень жаль, что это соревнование закончилось». Это не мои слова, а профессора экономики из Чикаго.
культура: Но соревнование же закончилось еще до распада Советского Союза?
Алферов: Ничего подобного! Оно закончилось, когда мы ликвидировали свою промышленность, уничтожили первую десятку оборонных промышленных предприятий, которые производили 60 процентов высокотехнологичной гражданской продукции. Есть люди, которые положительно относятся к Ельцину, — я этого не понимаю! Мы сегодня говорим: Крым вернули — да, достижение. А человек отдал половину территории страны, половину! Я до сих пор удивляюсь, как Съезд народных депутатов РСФСР в 90-м году мог проголосовать за суверенитет РСФСР от Советского Союза! Из почти тысячи депутатов только 13 выступили против. Кем нужно быть, чтобы взять и проголосовать за то, что нам не нужен Советский Союз: мол, мы республики кормим. Как это мы их кормим? Как можно жить без Украины, без Белоруссии, без Казахстана? Да половина Средмаша было в Казахстане. Уникальные золотые разработки — в Узбекистане. На Украине какая мощнейшая промышленность: «Южмаш», сельское хозяйство. Лишь Белоруссия, благодаря Лукашенко, смогла возродить свою технологическую базу.
А мы взяли и ликвидировали нашу промышленность, высокотехнологичные отрасли, выбросили в приватизацию. Мы действительно определяли — прав был Джеймс Хекман — научно-технический прогресс всего мира, мы раньше всех сделали светодиоды, полупроводниковые лазеры, СВЧ-транзисторы, у нас было уже опытное производство. Его взяли и уничтожили в начале 90-х, разгромив всю электронную промышленность Советского Союза.
культура: Что-то же мы просто копировали?
Алферов: Да, Зеленоград практически не имел ни одного патента, а просто копировал кремниевые чипы. Но в области кремниевой микроэлектроники, занимаясь копированием, мы были на том же уровне, что и Запад. У нас в Минске предприятие «Планар» занималось тем, что создавало аппаратуру, степперы, которые переносили изображение интегральной схемы на кремниевую пластину. Каким было предприятие «Планар»? Чистые комнаты на глубине восемь метров под землей, чтобы развязаться от метро, трамваев. Степперы производили три страны — СССР, США и Голландия, они определяли технологический уровень кремниевой микроэлектроники, и пока у нас работал «Планар», мы были на одном уровне.
Ошибка была в том, что существовал слишком большой военный флюс: у нас часто не понимали, что микроэлектроника, а позже возникшая наноэлектроника — это двигатель развития промышленных технологий. Но наша электронная промышленность — три миллиона человек, три тысячи предприятий, 400 КБ и институтов во всех 15 республиках. А сегодня она осталась в Белоруссии и в России, да и у нас в стране — 20% от того, что было в советское время, во всех остальных республиках просто ничего уже нет, нужно снова воссоздавать.
культура: Воссоздавать из какой точки? Насколько все плохо?
Алферов: Отраслевая наука у нас практически погибла (за исключением военной) при ликвидации промышленности. Вузовская тоже, поскольку она жила за счет хоздоговоров с предприятиями, что-то сохранилось в Академии наук, с потерями, но все же. Новым законом РАН превращена в клуб ученых, так что мы нанесли почти смертельный удар по академической науке. Я хочу сказать следующее: науку в России возродить указами, программами, проектами совершенно невозможно. Есть один путь: поднять промышленность. Наука может развиваться только при одном условии — когда она нужна. А она нужна при наличии могучей, высокотехнологичной промышленности. И вот если мы возродим ее, мы возродим и науку.
культура: Уже, видимо, речь идет о цифровой промышленности.
Алферов: Мы сегодня много говорим о цифровой экономике, микро- и наноэлектронике. Но, простите, чтоб была цифровизация промышленности и экономики, должна быть промышленность! А что мы цифровизировать будем?
культура: Если мы вступаем в эпоху цифровой экономики как человечество в целом — общество же должно меняться в связи с переходом?
Алферов: А оно уже изменилось. Информационные технологии стали влиять на социальный облик общества, это произошло. С одной стороны, технологически в промышленном производстве мы стали многое быстрее делать. С другой стороны, молодежь из-за смартфонов потеряла интерес к литературе, к языку.
культура: При этом количество информации все время увеличивается и как-то надо ее обрабатывать.
Алферов: Я думаю, что нельзя переоценить роль школ и учителей. Информационные технологии, конечно, все помогают найти быстрее, актуализировать информацию. Но проблема в другом — а как смотреть на эту информацию? Вот тут огромно влияние школы. Хорошие ребята учатся в нашем лицее «Физико-техническая школа» Академического университета, но хорошие-то они прежде всего потому, что мы воспитываем прекрасных учителей. Нашему лучшему учителю математики, Валерию Адольфовичу Рыжику, 80 лет. Я часто прихожу к нему в класс, а урок он отдает вести своему ученику. Вот это воспитание совершенно необходимо.
К сожалению, одна из современных бед, причем практически везде: люди стремятся заработать, быстро получить деньги и положить в карман, забыв обо всем остальном. Очень редко даже ученые думают, как развивать то или иное научное направление, на что это повлияет. Неприлично много развелось специалистов, мастеров по грантам: человек одно и то же исследование продает 4-5 раз, имеет 4 гранта. Это стало массовым явлением. Я думаю, система финансирования науки, которая была у нас раньше, в значительной степени более прогрессивная. Вы финансируете научное учреждение — и хорошо… Гранты стоит давать в первую очередь молодежи, чтобы талантливые люди проявлялись. А когда вы стараетесь перевести бюджетное финансирование в грантовое, вы уничтожаете научное учреждение.
культура: А какая идеальная система? Учреждению выдаются деньги, и оно что-то делает, а государство спрашивает потом?
Алферов: Научные учреждения имеют бюджет, они могут получать дополнительные средства, когда эти деньги выдаются промышленностью. В системе чисто научной мы имели программы Академии наук, но когда развели большое количество контор, которые выдают гранты (при этом люди, которые этим занимаются, не являются специалистами), то у нас, естественно, все пошло не туда. Сразу рождаются мастера по выигрыванию грантов. Российский фонд фундаментальных исследований был при своем рождении положительным явлением, но когда таких фондов появилось много, начались проблемы. Но наука у нас будет развиваться тогда, когда она будет востребована экономикой. Мой знакомый, покойный уже Джордж Портер (был одно время президентом Лондонского Королевского общества), замечательную фразу сказал: «Наука вся прикладная, разница только в том, что отдельные приложения реализуются быстро, а некоторые через столетия».
культура: Хотел уточнить о Вашей депутатской деятельности. Вы не возглавляете комитет по образованию и науке?
Алферов: Я не могу и не хочу. Возраст, много других задач — никакой комитет я не возглавлю. При председателе Госдумы Вячеславе Володине создается Научный совет, который сможет влиять на науку и образование, — надеюсь поработать там. Мне жаль, что в состав парламента не вошел Валерий Александрович Черешнев, которого лидер «Справедливой России» Миронов задвинул в свое время в середину списка. Это большая потеря.
культура: В западных журналах сейчас много критики такого рода: в свое время был большой научный рывок, а сейчас все топчутся на месте и воспроизводят, что было в 60–70–80-е годы, все работает на старой базе, и прорывов нет. Вы с этим согласны?
Алферов: Сказать, что совсем прорывов нет? Нет, я с этим, конечно, не согласен. Но опять же, возвращаясь к тому, о чем мы говорили. Было соревнование двух систем и двух великих стран, и побеждать можно было не с помощью финансовых махинаций, а с помощью научно-технических прорывов. Уничтожение Советского Союза повлияло на прогресс в мире, западным странам не с кем стало соревноваться. И потому все вылилось в гонку за прибылью. От распада СССР проиграли все.
Тем не менее в областях, которые могут дать непосредственный результат через столетия, — например, в астрофизике, в исследовании «черных дыр», «темной энергии», появились совершенно новые вещи, интересные, важные. Наука все равно развивается.
культура: Где сейчас прорывные направления? Какие направления науки будут развиваться быстрее и определять будущее?
Алферов: Я могу сказать, исходя из самых общих соображений, мы находимся на ранней, начальной стадии понимания биологических процессов. То есть осознания того, как формируется живое. Здесь дальнейшее развитие даст нам очень много, в том числе и для технологических прорывов в биомедицине, в нанобиотехнологии. К этому сегодня нужно очень внимательно относиться, мы можем вживлять чипы в человеческое тело, и из этого следует масса интересных, отдельных сюжетов. Нанобиотехнология — вот область, где уже есть — и будут еще — большие прорывы.
ИсточникГазета «Культура»

https://izborsk-club.ru/14016?utm_refer ... yandex.com


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Вт сен 19, 2017 11:46 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7224
Академик Юрий Гуляев — о новейших уникальных разработках в России и о будущем науки Печать
Автор - публикатор
17.09.2017 г.

Беседовала Татьяна ТРАКТИНА

Освоение космического пространства в последние годы считается одной из тех сфер деятельности, которая во многом определяет будущее отдельных отраслей науки, стран, наций и всего человечества в целом.
guljaev_jurij_akademik.jpgК активной космической гонке, в которой давно присутствуют такие сильные игроки как национальное аэрокосмическое агентство Америки (NASA), европейское космическое агентство (EKA) и российский Роскосмос, активно подключаются Китай, Индия и другие страны.

Накануне появилась информация о том, что NASA примет участие в запуске российского биоспутника "Бион-М". С помощью этого космического аппарата российские специалисты планируют продолжить изучение воздействия космического пространства на живые организмы, отправив в космос мух и мышей.

В первой части эксклюзивного интервью для "Правды.Ру" научный руководитель Института радиотехники и электроники РАН, академик, член президиума РАН Юрий Гуляев рассказал о сотрудничестве США и России в сфере изучения космического пространства, о роботах и возможностях человеческого мозга. Вторая часть интервью посвящена личным разработкам Юрия Гуляева и перспективах молодого поколения инженеров в России.

— Это правда, что именно вы стояли у истоков создания мобильного телефона? Вы — обладатель огромного количества изобретений, без которых мир сейчас был бы совершенно другим. Каково это жить, осознавая это? Чем вы занимаетесь на данный момент?

— Мне недавно позвонили из одной очень крупной инженерной организации мира, существующей уже более ста лет, — Института инженеров электротехники и электроники (IEEE). Руководство этой организации находится в Нью-Йорке. Они решили сделать серию исторических очерков "История науки и радиоэлектроники в лицах". Ко мне обратились, как одному из тех, кто, в частности, создал сотовый телефон. И я ездил в Швейцарию, давал там интервью в течение четырех часов. Поэтому да, рассказываю о том, что было сделано. Передаю опыт следующим поколениям.

Странно осознавать, что в каждом телефоне мира стоит несколько изделий, так называемые фильтры на поверхностных акустических волнах, которые мною и коллегами по институту были изобретены. Вместе с американцами, вместе с англичанами, с японцами примерно в 60-е годы это все создавалось.

Еще в 1979 году пять европейских ученых, включая меня, получили высшую европейскую награду как раз за создание сотовых телефонов и новых телевизоров. Раньше в телевизорах был большой блок из 18 катушек, которые настраивались, а теперь там есть только один мой маленький фильтр, который отделяет один канал от другого. Очень приятно осознавать, что наш институт участвовал в мировом прогрессе. Это очень сильно.

Сейчас я — член президиума РАН, научный руководитель Института радиотехники и электроники РАН. Я 27 лет был директором, но сейчас мне уже 81 год, поэтому хозяйствующие вещи уже вынужден передать. А сам занимаюсь перспективой: куда идти, куда поворачивать.

Еще у меня общественная деятельность очень большая. Я — президент Союза всех научных инженерных обществ России. Проводим отборы, конкурсы по регионам, и присваиваем премии и звания лучшим из лучших. Я вижу, как много у нас одаренных инженеров нового поколения, и верится, что все в России будет хорошо. Плохо, что россияне больше знают о жизни пугачевых и галкиных, чем о работе молодых изобретателей, от которых их жизнь зависит.

— А над чем вы работаете сейчас? Можете рассказать о ваших последних разработках?

— В области медицинской техники я занимаюсь методами ранней медицинской диагностики. Я изобрел новый метод при диагностике рака груди женщины: новый маммограф. Мой маммограф дает то же самое, что и рентгеновский, но только он абсолютно безвредный. Его можно применять хоть 10 раз на дню. И стоит он в 20 раз дешевле, чем рентгеновский. Сейчас я занят внедрением его по всей стране. Уже больше тысячи клиник его имеют.

А еще есть, например, новый магнитный кардиограф, который измеряет магнитное поле сердца, и дает гораздо более точные знания о том, что происходит в сердце, чем электрокардиограмма. Это уникальный прибор.

Одно из последних и очень значимых для меня изобретений — прибор, не дающий человеку уснуть на опасной работе. Это фактически спасение для водителя, машиниста, часового.

Стояла задача понять на расстоянии, что человек заснул, пробудить его и заставить бодрствовать. Мы придумали такое устройство: человек надевает браслет, который измеряет так называемую гальваническую реакцию. Система оценивает, бодрствует ли человек, и начинает его будить, если он начал засыпать. Сегодня все машинисты нашей страны имеют этот самый браслет. Поэтому сейчас не происходит аварий на железной дороге. Устройство внедряют и в другие сферы. Вот за эту работу я со своими коллегами получил премию правительства.

Меня очень радует, что всю жизнь я делаю работу очень высокого класса, дружу и работаю с профессионалами. Сейчас медицинская область для меня приоритетна, равно как и экологическая, где есть разработки для контроля экологии. А где-то высоко, в далеком космосе, на станции МКС летают мои приборы, и я не могу исключать, что и в этой области еще придется поработать.



http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id ... 2ece08f031


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Приглашаем к дискуссии по проблемам управления наукой
СообщениеДобавлено: Пн сен 25, 2017 9:17 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7224
Кандидат в президенты РАН Роберт Нигматулин: «Океан науки без иллюзий»

25.09.2017 г.

Интервью из спецвыпуска журнала "В мире науки" накануне выборов

Роберт Искандерович, каковы причины, по которым вы согласились участвовать в выборах президента РАН?
Кандидат в президенты РАН Роберт Нигматулин: «Океан науки без иллюзий»



— Вся моя трудовая жизнь, мои достижения, моменты творческого вдохновения связаны с двумя жемчужинами российской цивилизации — Московским университетом и Российской академией наук. А сейчас государственность РАН под угрозой, идет ее сползание в статус клуба академиков и членкоров. История не простит ни правительству, ни современному обществу, ни нам — членам РАН, если мы не выведем академию из траектории падения на траекторию взлета. У меня есть опыт и идеи, чтобы преодолеть кризис в РАН. О некоторых идеях я рассказал на встрече с президентом России В.В. Путиным.
— Какие проблемы вы выдвинули как главные для РАН?
— В последние годы возникло недовольство Российской академией наук со стороны как власти, так и общества. Для этого имеются две причины. Первая — недовольство системой управления, результатами выборов новых членов РАН, ослаблением влияния РАН на развитие науки. Вторая причина — общество не видит инициативы академии наук в постановке научных концепций для решения проблем нашей страны. Первейшая проблема сейчас — стратегия социально-экономического развития страны. Почему ее должны разрабатывать только Министерство экономического развития и Центр стратегических разработок во главе с А.Л. Кудриным? Конечно, академия наук должна дать ее научную проработку и представить ее тем, кто принимает решения. Л.Н. Толстой говорил: «На науку надежда слабая. Уж очень она сама собой занимается». А П.Л. Капица писал Нильсу Бору в 1936 г., что ученые «больше всего озабочены созданием условий для своей личной работы и терпеть не могут широкой постановки вопросов». Эти синдромы ученые должны преодолеть. В 1950–1980-х гг. вице-президенты были членами ЦК, депутатами Верховного Совета СССР. Их приглашали на заседания Политбюро. Государственный комитет по науке возглавляли академики В.А. Кириллин, Н.П. Лаверов, Г.И. Марчук. Это подстегивало АН СССР к участию (хотя и в определенных «идеологических» пределах) в решении государственных проблем, в частности в разработках по атомным
и космическим программам. А сейчас только президент академии участвует в работе правительства и регулярно встречается с президентом страны. На этих заседаниях и встречах президент РАН должен ставить не только вопросы, связанные с наукой, но и государственные проблемы, высказывать научный взгляд на социально-экономические проблемы, на развитие российской цивилизации. Академик И.И. Дедов, выступая на встрече академиков с президентом, напомнил, что
здравоохранение — это не только медицинская проблема. В здравоохранение проникают математика, физика, химия, информатика, новые технологии. Здравоохранение результате понижаются интеллектуальный уровень и интеллектуальная воля управленцев, чиновников, молодежи, уровень инженеров и врачей. Нововведения в образовании не должны проходить без обсуждения в академии наук.
— Ее активность зависит от позиции президента РАН?
— Безусловно. Президент РАН должен уметь четко изложить научное видение проблемы, которое он вырабатывает с лидерами соответствующих наук.
— Вы сможете решать эти проблемы? Жизненного опыта и судьбы в науке достаточно для этого?
— Если говорить о социально-экономической сфере, то меня приглашают на экономические форумы, где я выступаю с пленарными лекциями и получаю поддержку лидеров нашей экономической науки. Мои разработки по экономической теории поддерживали выдающиеся академики Л.И. Абалкин и Д.С. Львов. Это во-первых. Во-вторых, у меня есть разноплановый
опыт. Я прошел путь от выпускника МВТУ им. Н.Э. Баумана (энергомашиностроение) и МГУ им. М.В. Ломоносова (математика)
до профессора МГУ. Я работал во Франции и США и до сих пор публикую с американскими коллегами результаты наших совместных работ. Я участвовал в создании Тюменского научного центра Сибирского отделения РАН, был председателем Уфимского научного центра РАН, президентом Академии наук Республики Башкортостан и, наконец, членом президиума РАН и директором одного из крупнейших институтов РАН — Института океанологии им. П.П. Ширшова.
— Как вы попали в Башкортостан?
— В январе 1993 г. руководство РАН направило меня в Уфу, где возник острый конфликт между двумя группами научных сотрудников в связи с организацией Академии наук Республики Башкортостан. Организаторы АНРБ подтолкнули руководство РБ к тому, чтобы все институты РАН в Уфе, объединенные в Уфимском научном центре РАН, подчинить АНРБ. Вместе с Ю.С. Осиповым и группой единомышленников в Уфе мы сумели убедить руководство РБ в необходимости реформировании
АНРБ, преодолении волюнтаризма. Я был избран президентом АНРБ и возглавил обе академические структуры УНЦ РАН и АНРБ. А это большой комплекс разных академических и отраслевых исследовательских институтов. В УНЦ РАН — институты фундаментальных наук. Это институты математики, физики, механики, химии, катализа, биологии, биохимии, геологии, материаловедения, экономики, этнографии, филологии и истории, ботанический сад. В АНРБ отраслевые институты. Это
институты глазных болезней, медицины труда, иммунопрепаратов, нефтедобычи, транспорта нефти, нефтепереработки и нефтехимии, гербицидов, сельского хозяйства. В обеих академиях около 3 тыс. сотрудников. А Башкортостан, между прочим, — это небольшая модель всей России. Многонациональная республика. В горячие и кризисные 1990‑е гг. пришлось вникать и в национальные (этнические) проблемы. Все там было! Борьба и сотрудничество, преодоление распрей и созидание, завершившиеся совместной работой президиумов и общих собраний УНЦ РАН и АНРБ. Именно в АНРБ мы привлекли ведущих докторов наук в отделения и общее собрание в качестве ассоциированных членов. Они имелправо решающего голоса в своих отделениядаже при выборах академиков АНРБ. Мне приходилось много работать и с властными структурами. И в эти лихие девяностые нам удалось поднять авторитет науки. За счет республиканского и федерального бюджетов мы строили жилье для ученых, построили современный лабораторный корпус для институтов УНЦ РАН. Пришлось работать и депутатом республи-
канского парламента, Госдумы РФ и Парламентской ассамблеи Совета Европы. На одной из сессий ПАСЕ в 2001 г. я по поручению Госдумы был единственным представителем РФ и выступал в окружении недоброжелательных парламентариев Европы, защищая наш парламент от санкций за войну в Чечне. Семь лет в Сибири и 13 лет в Башкортостане мне, выросшему в московском дворе и московской школе на Арбате, получившемуобразование в МВТУ и МГУ и ставшему профессором на знаменитом мехмате в МГУ, дали колоссальный опыт руководителя. Конечно, все это президентский опыт «в лаборатории» по сравнению с «заводом», каким можно назвать Российскую академию наук, однако такой опыт мало у кого есть.
— Но ведь не только Уфа?
— Безусловно. Кроме Московского университета, Сибири и Башкортостана после возвра-в президиум РАН, а по настоянию вице-президента РАН Н.П. Лаверова назначен директором Института океанологии им. П.П. Ширшова. Это большой (1,2 тыс. человек) комплексный институт с пятью филиалами в разных городах. В нем и гидродинамика, и акустика, и математическое моделирование, и география, и химия, и биология, и геология, и инженерия.
— Весь Мировой океан как объект изучения...
— Да, океан, покрывающий 72% поверхности Земли. А это климат, пищевые и минеральные ресурсы, транспорт, катастрофы (цунами и волны-убийцы), военно-морской флот. Не только нефть и газ, но и даже руды будут лет через 20 добываться в открытом океане. Институт вместе с ВНИИОкеангеологией получил премию Правительства РФ за отработку сульфитных океанских месторождений. Самая главная трудность в таком проекте — не технология извлечения, а экологические проблемы.
Академик В.А. Садовничий вернул меня на родной мехмат МГУ, где я заведую кафедрой газовой и волновой динамики.
В общем, по сравнению с другими кандидатами у меня есть преимущества. Впрочем, каждый кандидат имеет свои преимущества. По закону РФ отбирать кандидатов будет правительство, голосовать будут члены РАН, утверждать будет президент РФ. А я лишь предлагаю свои услуги. Примут — буду работать, не жалея сил. Не примут — буду помогать новому президенту.
— А какие личные достижения в науке вы бы выделили?
— Я специалист в области механики и термодинамики многофазных многопараметрических систем, их математического моделирования. Это газожидкостные потоки с физико-химическими превращениями и ударно-волновыми процессами. Эта тематика актуальна в атомной энергетике, в химических технологиях, нефтегазовой сфере, океанологии, экологии. Помимо теоретических разработок пришлось заниматься процессами в тепловыделяющих каналах ядерных реакторов, в трубчатых печах нефтепереработки, предотвращать в них кризис теплоотдачи. В последние годы я со своими учениками и группой американских коллег увлечен сверхсжатием пузырьковых кластеров в жидкости для достижения экстремальных параметров,
в том числе и термоядерных. Я занимаюсь также изучением экономических процессов, теорией межотраслевых балансов, которые аналогичны балансам массы в многофазных системах. Многофазные системы — это и нефтяные пласты. У меня есть труды по увеличению и интенсификации нефтеотдачи пластов.
— Не только воду закачивать?
— Верно. Закачивать мицеллярные растворы, высоковязкие жидкости. А сейчас я занимаюсь уточнением гидро- и термодинамических уравнений, описывающих климатические и метеорологические процессы.
— Значит, вы можете объяснить, что происходит у нас с погодой?
— Климатическая система чрезвычайно сложна. В РАН ее исследование сконцентрировано в Институте физики атмосферы и Институте вычислительной математики. Всех волнует глобальное потепление климата Земли. Одна из причин —
увеличение концентрации углекислого газа. Но изменение климата определяется не только им. Должны быть и обратные связи. В частности, повышение температуры из-за углекислого газа приводит к увеличению содержания водяного пара, поскольку воды на Земле много. Хотводяной пар — это тоже парниковый газ, однако увеличение его содержания может усилить облачность, которая будет лучше отражать солнечную радиацию и остановит глобальное потепление. Но это пока гипотеза.
— Ваш коллега академик Ю.А. Израэль предлагал создать пылевой экран вокруг планеты и тем самым понизить температуру.
— Юрий Антониевич был выдающейся личностью. Но мы боимся засорять Землю такой пылью, к тому же это дорого. И много еще неясного.

— Через столетие-другое все прояснится…
— Я думаю, раньше.
— А выдержите ли вы нагрузки, которые ложатся на президента РАН?
— Прежде чем поддаться уговорам моих коллег, настаивавших, чтобы я согласился на выдвижение, я проанализировал все обстоятельства, связанные с моим возрастом. «Мои года — мое богатство». Я занимаюсь физкультурой, каждый год прохожу медицинский скрининг. Врачи меня ободряют. Меня ободряют возгласы моих коллег: «Только вы сможете!» Я смогу.
— Кто из президентов академии вам ближе всего по складу характера, по отношению к людям, по занятию наукой?
— Сочувствую С.И. Вавилову. Выдающийся ученый, драматическая судьба. Я читал его воспоминания. По складу характера, мне кажется, нам нужен президент типа А.П. Александрова. Он объединял в себе физика, инженера и государственного деятеля, умел четко и доходчиво объяснить суть научных открытий. Руководители страны, слушая его, проникались уважением к науке. Это сейчас очень актуально. Мне близок, конечно, и математик М.В. Келдыш. Недооценен выдающийся химик А.Н. Несмеянов, определивший судьбу МГУ и противостоявший волюнтаризму Н.С. Хрущева. Кстати, все упомянутые президенты АН СССР были выдвинуты руководством СССР.
— Вы коснулись темы «наука и власть». В чем беда последних десятилетий Российской академии наук?
— Тут много всего. Во-первых, хотя в мировой науке есть колоссальные прорывы, у руководителей многих стран создается впечатление, что на науку тратится слишком много средств. А бюджеты США и Европы отягощены избыточными долями доходов, приходящихся на богатейший процент населения. Об этом пишут нобелевские лауреаты по экономике Джозеф Стиглиц и Эрик Маскин, автор выдающей книги о капитале XXI в. Тома Пикетти. Сверхдоходы 1% богатейших изымаются из реальной экономики и идут на создание финансовых пузырей. А в России эта доля особенно велика. Во-вторых, в 1990-е гг. многим было не до науки, потому что наша страна рухнула. В эти годы я четверть времени работал в Америке и оттуда возил писчую бумагу в Уфу. Вот в таком состоянии мы были… Конечно, науку, как и всю социальную сферу, обрушило катастрофическое недофинансирование. Сейчас нам не хватает 40–50-летних специалистов, способных быть руководителями, потому что 25 лет назад многие энергичные 25-летние парни и девушки или уезжали за границу, или
уходили в торговлю импортом и экспортом. Острое недофинансирование мы до сих пор с В.В. Путиным я привел цифры: на социальные расходы для развития человека (образование, здравоохранение, науку и культуру) у нас отводится 10% ВВП, в Европе — 25%. За счет чего взять недостающие 15%? Вот этим должна заняться экономическая наука. У интеллигенции складывается впечатление, что их можно получить в результате сокращения военных расходов. Но они в России составляют 4% ВВП. Тем более что часть из них должна идти и на академическую науку. А катастрофическое недофинансирование приводит к нищете духа. Это надо преодолеть. Все-таки в науке обязательно должны быть полет и страсть. Обязательно! А со старыми приборами и в изношенных лабораториях не взлетишь.
— Но отправлять-то в полет должна власть!
— Власть должна обеспечивать полет. Но ответственность ложится и на руководство РАН. Академия наук — часть государства российского.
— А как вы относитесь к идее А.Д. Сахарова о том, что в правительстве должны быть технари и ученые, а политологов и юристов держать в статусе советников?
— Политическая жизнь, государственная деятельность в странах западной демократии близка к кризису. Мы видим, как происходят выборы в США и Европе, кого они избирают. Как голосованием «всех» (а на практике это не более 50% имеющих право голоса) с преимуществом 1–2% принимаются решения не только по выборам глав правительств, но по сложнейшим вопросам жизни страны. Голосованием некомпетентных. Программы должны предлагаться не только партиями, где преобладают юристы, политологи и менеджеры. Возможно, половину парламента лучше выбирать по «сословиям», по опре-
деленным квотам — от РАН, от общества медиков, учителей, инженеров, деятелей культуры и т.д., как это было в горбачевском Съезде народных депутатов. Опыт оказался неудачным, но это не значит, что его не надо изучить.
Я убежден, что в экономике и государственных делах надо усилить роль инженеров, специалистов аграрного комплекса, ученых, врачей — специалистов, имеющих опыт конкретного созидания.
— Я вспоминаю, какую борьбу за исследовательские суда вы вели в Институте океанологии. Как удалось спасти их?
— Мне чуждо рыночное общество. Рынок — один из механизмов экономики, который превратили в суть экономической и социальной жизни. Приведу пример. Как было в Институте океанологии в 1950–1980-е гг.? Научные сотрудники говорили, какие нужны экспедиции, исходя из интересов науки. Программа экспедиций утверждалась в президиуме академии наук и от-
сылалась в Министерство морского флота, для которого эти академические экспедиции стоили буквально копейки. А сейчас мы должны сами содержать эти суда. Мне удалось добиться того, чтобы расходы на содержание флота институтов РАН выросли от 170 млн руб. в год до 1 млрд руб. И помог нам В.В. Путин после того, как он в 2010 г. посетил нашу экспедицию на Байкале. Когда мы с ним остались один на один, я сказал: «Владимир Владимирович, не мое дело заниматься сдачей в аренду помещений, судов. Дайте мне полфутболиста в год, я решу проблемы». Вот эта формула — «полфутболиста» — ему запомнилась. Он сказал: «Хорошо, через полтора-два года». Я тогда подумал: «Как я ему напомню через полтора-два года?» В.В. Путин, тем не менее, не забыл. Поразительно, ведь рядом никого не было. Через два года выходит его резолюция:
«Правительству и РАН рассмотреть вопросы материально-финансового обеспечения исследовательского флота». Думаю, ну все, дело сделано. Нет, оказывается. Еще два года проходят, правительство ничего не делает. Тут нам помог помощник президента А.А. Фурсенко, который подписал письмо В.В. Путину, что правительство ничего не сделало, что ученые оптимизировали свои потребности, готовы объединить все суда в центре коллективного пользования и тогда минимальная сумма для обеспечения флота РАН составит 1 млрд руб. в год. Президент написал: «Согласен». А через полтора года пришло ФАНО. Я объяснил М.М. Котюкову, как должен быть устроен академический флот, что содержание судов — не научная, а почти коммунальная проблема, что суда нужно объединить в центре коллективного пользования, ненужные списать… И тогда он как бывший замминистра к 2016 г. пробил в Минфине этот миллиард в год. Если бы не это, не знаю, как бы мы содержали научно-исследовательские суда.
— Списали бы и забыли о том, что нужно исследовать Мировой океан.
— О такой перспективе я даже думать не хочу. Многие в Академии наук недооценивают исследования океана. Океан — до конца не оцененный резерв ресурсов для растущего населения на Земле.
— Много довелось в жизни походить по океану?
— Вы знаете, нет. Я же теоретик, математик. Но на Северном полюсе был, в некоторых небольших экспедициях участвовал.
— Вернемся к проблемам академии?
— Среди академического сообщества преобладают пожилые люди. Я понимаю, возраст у всех проявляется по-разному. Академику А.П. Лисицыну 94 года, он был штурманом на бомбардировщиках во время Великой отечественной войны, потом стал выдающимся ученым, и сейчас его научной активности и страсти могут позавидовать многие молодые. Но всетаки когда преобладают пожилые, это проблема. Омолаживать наше академическое сообщество следует путем привлечения ведущих ученых из докторского корпуса НИИ и университетов. И не просто избирать профессоров (причем без жестких возрастных ограничений), а привлекать их в качестве ассоциированных членов наших отделений и научных советов РАН сроком на пять лет. Они могут отвечать, например, за координацию работ по государственным заданиям, распределение ресурсов по программам фундаментальных исследований РАН и т.д. Эту работу ассоциированных членов научных советов надо оплачивать на уровне половины стипендии членов-корреспондентов РАН,согласовав это с Правительством РФ. Да и выборы новых членов академии нужно усовершенствовать. Может быть, стоит поручить научным советам РАН проводить голосование по соответствующим вакансиям, чтобы отбирать двухтрех кандидатов на каждую вакансию для голосования на секции РАН. Надо подумать об этом.
— То есть нужно создать систему отбора талантливых исследователей и руководителей?
— Да, но прежде чем дать пожизненное звание более молодому ученому, нужно посмотреть, как он справляется с ответственной работой в отделениях и научных советах РАН. Все это нужно делать с общего согласия членов академии, оценив возможные последствия. Здесь нельзя рубить сплеча. Беспокоясь об омоложении РАН, мы не должны забывать и о пожилых ученых. Во-первых, других выдающихся ученых у нас нет, их опыт бесценен и не должен игнорироваться. Во-
вторых, общество и власть должны проявлять особую заботу о своих выдающихся ученых, условиях их жизни. До перестройки ученые жили в относительно привилегированных условиях, но сейчас привилегии перешли к чиновникам, депутатам, банкирам и топ-менеджерам, а ученые стали бедными. Рухнула академическая медицина. Даже академики нуждаются в улучшении жилья, лечении. Это должностать особой заботой президента РАН

https://scientificrussia.ru/articles/ka ... z-illyuzij

http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=29


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 127 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 8


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB