Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Чт ноя 14, 2019 12:24 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Страна, победившая голод
СообщениеДобавлено: Чт сен 26, 2019 10:30 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8558
Страна, победившая голод

1.

Недавно на просторах интернета я набрел на сообщение о том, что 26–28 сентября в екатеринбургском Ельцин-центре состоится 12-я международная конференция из цикла «История сталинизма».

На этот раз наши именитые и не очень антисоветчики собираются обсудить тему «1929: Великий перелом и его последствия». Нетрудно представить себе, какие речи будут звучать в музее, который государство создало в честь разрушителя СССР и самого ненавидимого политика постсоветской эпохи. Ведь это тот самый Ельцин-центр, где школьникам всю историю России представляют как череду преступлений и ужасов, и лишь фигура вечно пьяного кровавого «демократа» предлагается в виде светлого героя-полубога... Тот Ельцин-центр, где в 2016 году из уст научного директора Никиты Соколова общественность услышала призыв... реабилитировать предателей Родины власовцев, поскольку они якобы были «диссидентами сороковых».

Ясно, что интересные научные факты и наблюдения, которые привезут в своих докладах и обнародуют отдельные честные, дотошные историки, утонут в море демагогии и идеологической лжи, что выльют на аудиторию профессиональные антисталинисты при чинах и регалиях, получающие за свою «деятельность» неплохие деньги (между прочим, из бюджета государства, наполняемого налогами от граждан, большинство из которых считают Сталина величайшим деятелем истории ХХ века!). Достаточно пробежать глазами по программе: там и про Шахтинское дело, и про «спецоперации НКВД против крестьян», и про «сопротивление сталинской модернизации на Кавказе»...

Спорить с этими господами бессмысленно. Одни из них ослеплены ненавистью к советской власти, к Сталину и его наследию – часто по личным причинам, поскольку в кровавой кутерьме той трагической эпохи пострадали их близкие, родственники. Для других, как я уже сказал, антисталинизм – это выгодный гешефт. Кстати, многие из них, кто постарше и застал советские времена, некогда писали и говорили с трибуны совершенно противоположное, так как в то время их тоже интересовала выгода, карьера...

Обидно лишь, что про 1929-й – год Великого перелома, вспомнили только наши идеологические и политические враги, и они будут усиленно внушать общественности, что это было начало эпохи террора, нищеты, рабства.... Тогда как на самом деле все было иначе. Разумеется, были и эксцессы при коллективизации, были и незаконно репрессированные в суровых 37–38 годах – это была оборотная сторона величайшего в российской истории строительства. Но было главное: в 1929 году начала создаваться колхозная система, советская индустрия, начали разрастаться старые города и появляться новые. Страна преобразилась, сделала громадный рывок вперед и скоро превратилась из аграрной окраинной полусредневековой империи в современную мировую державу.

Именно тогда решался вопрос, который был одним из важнейших вопросов дореволюционной и ранней послереволюционной истории, который неоднократно поднимал русских людей на бунты и восстания и который в виде лозунга был начертан на знаменах Великой Октябрьской революции. Лозунг этот гласил: «Хлеб голодным!»

2.

Так уж получилось, что историю нашу писали дворяне или обученные дворянами выходцы из средних городских слоев, стоявшие «вне толпы голодной». Иначе говоря, они и их окружение голода не знали и питались весьма пристойно. Поэтому события, которые их больше волновали и которые они отобразили в своих исторических хрониках, – это коронации царей, дворцовые интриги, войны, которые затеивались царями и их министрами. Но все эти высшие слои были лишь надстройкой над аграрной, крестьянской цивилизацией, которая включала в России абсолютное большинство населения (еще в XIX веке крестьян в Российской империи было более 90%).

Русские и российские крестьяне – предки большинства из нас, были той «молчаливой массой», на горбу которой творилась история, описанная Карамзиным и Иловайским, и жизнь которой Карамзиным и Иловайским почти никак не была затронута и отображена. А ведь если называть вещи своими именами, тысячелетняя история русской крестьянской цивилизации была историей выживания. Каждые 5, 10, максимум 15 лет по селам и деревням российских хлебопашцев прокатывался массовый голод – не такой, когда ели вместо хлеба лебеду (это-то было обычным в русской деревне), а такой, когда доходили до ужасов каннибализма.

Самый знаменитый – «Царь-голод» (1891–1892 гг.), унес жизни более 1,7 миллиона крестьян Европейской России. Но ведь был еще голод 1911 года, про который почти не упоминают в прессе, а тогда голодали не менее 30 миллионов крестьян...

Вот как писал о быте дореволюционных русских крестьян великий реалист Лев Толстой: «Все дома так стары и плохи, что едва стоят. Все бедны, и все умоляют помочь им. «Хоть бы мало-мальски ребята отдыхали», – говорят бабы. «А то просят папки (хлеба), а дать нечего, так и заснет не ужинаючи»... Продолжая рассказ о своем путешествии по русским деревням, Толстой описывает еще одну, совсем уж бедную деревню: «Хлеб почти у всех с лебедой. Лебеда здесь невызревшая, зеленая. Того белого ядрышка, которое обыкновенно бывает в ней, нет совсем, и потому она не съедобна. Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет».

В 1905 году, когда начались первые крестьянские бунты в Центральной России, смутьяны, задержанные полицией, на вопрос «Почему вы разграбили дом помещика?», отвечали просто: «Мы хотели есть!» Как я уже говорил, среди лозунгов советской власти наряду с другими: «Фабрики рабочим!», «Землю крестьянам!», «Мир народам!», был и «Хлеб голодным!».

Первые действия советской власти были посвящены налаживанию снабжения продовольствием граждан молодой республики. Особой заботой новой власти было питание детей. Один из первых законов Республики Советов – декрет о бесплатном питании для всех детей, независимо от социального происхождения. Там говорилось: «Все предметы питания, выдаваемые местными продовольственными органами детям в возрасте до 14 лет включительно, впредь выдавать бесплатно за счет государства... Право на бесплатное питание предоставить всем детям указанного выше возраста безотносительно к категории классового пайка их родителей». Под этим декретом стоит подпись Владимира Ильича Ленина.

Конечно, победить извечного черного спутника русского крестьянства советской цивилизации удалось не сразу. Еще не успела окончиться Гражданская война, как начался страшный голод в Поволжье в 1920–1921 гг., связанный как с климатическими эксцессами (засуха покрыла около 40% территории европейской части бывшей империи), так и с последствиями гражданской междоусобицы. Советское правительство шло на все ради борьбы с ним – вплоть до обращения за помощью к зарубежным правительствам, филантропам и к католической церкви. На скудные средства нового государства закупалось продовольствие за рубежом. Были открыты 232 новых детских дома для детей из голодающих семей. Красная армия брала на обеспечение тысячи детей голодающих: один Военный округ Заволжья взял на довольствие около 6 тысяч детей. В голодных губерниях были открыты 7000 государственных столовых, где голодающие получали еду бесплатно! Это очень важный момент, ведь во время голода 1891 и 1911 гг. царские власти выдавали голодающим крестьянам зерно... в кредит, то есть те, кто выживет, должны были вернуть даденное с процентами (зерном или деньгами)! Причем в кредите зерном (1 пуд на взрослого, полпуда – на ребенка) отказывали малоимущим, которые, очевидно, вернуть не смогут (как это бывает, знают наши малоимущие современники, пытавшиеся получить ипотеку в банке). Но царские времена нам изображают как благословенные, а советские – как ужасные...

Все равно жертвами голода 1921–1922 гг. стали сотни тысяч и миллионы, но если бы не действия советской власти и не организованная ею помощь из-за рубежа, масштабы катастрофы были бы куда страшнее.

Вскоре после победы над голодом советская власть перешла к новой экономической политике, хоть это был для нее тяжелый моральный шаг – снова, хоть и частично, допустить в России элементы капитализма... Хлебное изобилие НЭПа красоч-
но описано в раннесоветской литературе, и подробно говорить о нем вряд ли нужно. Однако в 1927 году, когда праздновали 10-летний юбилей революции, в советских городах снова появляются хлебные карточки. Кулаки, на которых особенно рассчитывало советское руководство, бросившее лозунг «Обогащайтесь!» и создавшее для «зажиточных крестьян» льготные кредиты и условия, отказались продавать хлеб городу по госцене. Кулацкая забастовка чуть было не поставила на колени советскую власть (и горожанин 1928 года – дед нынешнего либерала, получавший по карточке пайку хлеба, питал гораздо меньше теплых чувств к «крепким хозяевам», чем его внук, поносящий с экрана ТВ раскулачивание). Всем стало понятно, что вопрос о хлебе нужно решать кардинально.

Тогда-то Сталин, партия и государство и решили начать «великий перелом на всех фронтах». Советская власть свернула НЭП, провела кампанию раскулачивания (таким образом кулаки поплатились за попытку задушить костлявой рукой голода советские города, хоть, конечно, не обошлось без эксцессов и невинных жертв) и произвела коллективизацию. Что бы сейчас ни говорили о ней, коллективизация решила проблему хлеба на долгие годы вперед. Создание сельскохозяйственных артелей – колхозов открыло путь для использования на селе техники (что было невозможно при чересполосице старинной общины). В 1913 году в Российской империи было 152 трактора, в 1940 году – 531 тысяча! Для обслуживания колхозов были созданы машинно-тракторные станции (МТС). Соответственно, были построены тракторные заводы, заводы сельскохозяйственной техники, чтобы Советский Союз не зависел от иностранного машиностроения.

А ведь одной механизацией сельского хозяйства дело не ограничивалось! Советская власть взялась за модернизацию отрасли, где до 1928 года применяли прадедовские методы и орудия труда, основательно и с научным подходом. В 1931 году в СССР были созданы 165 селекционных станций. Около 400 НИИ работали над проблемами селекции. Советские ученые в 1930-е гг. разработали сорта пшеницы и ржи, которые наиболее приспособлены к нашим погодным условиям (яровой пшеницы – Лютесценс 62 и Мелянопус 69; озимой пшеницы – Украинка и Гостианум 237; озимой ржи – Вятка и Лисицына; ярового ячменя – Винер, Европеум 353/133 и Нутанс 187; овса – Харьковский 596; проса – Саратовское 853 и Подолянское 24/273). Над этим работали советские селекционеры А.П. Шехурдин, П.Н. Константинов, Г.К. Мейстер, В.Я. Юрьев, П.И. Лисицын, Н.В. Рудницкий, И.М. Еремеев, Л.И. Ковалевский, Б.М. Арнольд. Новые сорта обеспечили высокие урожаи и засухоустойчивость, а значит, и победу над голодом на долгие годы вперед.

Колхозники на полях стали работать по всем правилам агрономической науки, под руководством агрономов, подготовленных советскими вузами и ссузами (не забудем, что при Сталине была произведена вузовская реформа и развернута сеть учреждений образования для нужд сельского хозяйства).

Кстати, не только сельское хозяйство, но и животноводство было поставлено на научные рельсы. В 1930 году в Украинской ССР, в городе Полтаве, был даже открыт единственный в СССР (а возможно, в те времена – и в мире) научно-исследовательский институт свиноводства. Под руководством его директора, профессора Бондаренко, а затем его преемника Квасницкого была выведена новая, миргородская, порода свиней.

Кулацкая забастовка нанесла огромный урон советскому животноводству. Кулаки в массовом порядке резали скот и, распространяя слухи о сплошном обобществлении, подбивали к этому середняков. Профессор Фредерик Шуман так оценивал размеры нанесенного кулаками урона советскому животноводству: «С 1928 по 1933 год количество лошадей в СССР сократилось с почти 30 миллионов до менее чем 15 миллионов; рогатого скота – с 70 миллионов (включая 31 миллион коров) до 38 миллионов (из них 20 миллионов коров); овец и коз – со 147 миллионов до 50 миллионов; свиней – с 20 миллионов до 12 миллионов». Интересно, что Шуман прямо называет это «организованными потерями».

В 1932 году ЦК ВКП (б) выпустил специальное постановление – о закупке скота в Монголии, Китае, Персии и Турции (хотя полностью восстановить уничтоженное кулаками поголовье до войны не удалось).

После коллективизации деревни зерно и молоко потекли обильной рекой. Повысилась урожайность хлебных злаков, продуктивность сельхозживотных. В 1938 году один работающий крестьянин производил на 70% больше, чем крестьянин 1928 года – все за счет модернизации российской деревни!

Сегодня антисоветчики любят указывать на голод, который разразился на Украине и в некоторых других регионах СССР как раз во время коллективизации. Действительно, голод был. Но утверждать, что его главной причиной был переход на колхозную систему – значит делать очень большую натяжку. Во-первых, и засуха была, и по истории дореволюционной России мы знаем, что в «домашинную эпоху» такие природные катаклизмы всегда приводили к голоду. Кроме того, с засухой совпали эпидемия тифа и дизентерии (современные нормы гигиены, а также фельдшерские пункты и больницы принесли в украинскую деревню лишь коллективизация и культурная революция). Во-вторых, сказалось уничтожение кулаками скота и семенного фонда. Невозможно не признать, что неразбериха первых этапов коллективизации тоже имела печальные последствия. Наконец, коллективизация не была процессом, который проводился извне, городскими силами, как изображают это антисоветчики. Она имела мощную поддержку в деревне, со стороны бедноты, которая всегда терпела притеснения со стороны кулаков. Зачастую они проводили раскулчивание и коллективизацию особо жестокими способами.

При этом, естественно, никакого злого умысла правительства «уморить свободолюбивых украинцев» не было. Наоборот, вопреки россказням украинских националистов и их российских друзей, партия и государство старались делать всё, чтоб помочь голодающим. За 1932–1933 годы по распоряжению СНК СССР населению Украины было передано около 2,3 миллиона тонн зерна из стратегических запасов. А вот выдержка из протокола заседания бюро Киевского обкома КП(б)У. 27 февраля 1933 г.: «...Обязать все РПК приступить к немедленной ликвидации очагов крайнего истощения среди колхозников и единоличников (курсив мой. – Р.В.) на почве острого недоедания... 1) Всех опухших или находящихся от истощения в лежачем положении – как детей, так и взрослых – в течение 48 часов определить в специально предназначенные и приспособленные помещения, организовать для них питание на срок, необходимый для ликвидации болезненного состояния организма, не допуская ни в коем случае оставления их на дому в таком состоянии.

2) В пораженных селах считать обязательной организацию горячих завтраков в школах с прикреплением к школам всех детей дошкольного возраста, находящихся в состоянии истощения, организовав для них специальные питательные пункты».

Обратите внимание, Коммунистическая партия Украины, а в ее лице – ВКП(б), призывала помогать во время голода не только колхозникам, но единоличникам, то есть тем, кто в колхозы вступать отказался и, безусловно, вел против них агитацию. И стоит ли говорить, что народная власть раздавала зерно бесплатно, в отличие от власти дворян и капиталистов, которая предлагала голодающим еду в кредит, под проценты...

Кстати, рассказы о том, что Сталин хладнокровно морил голодом украинских крестьян, чтоб купить за границей станки – тоже миф. Как только в СССР начался голод, правительство резко снизило продажу зерна за рубеж. По словам историков: «В 1931 году Советский Союз экспортировал 5,2 млн тонн зерна, в 1932 году – лишь 1,7 млн тонн». Вспомним, что во время голодоморов начала ХХ века царское правительство и частники продолжали экспорт зерна. Царский министр Вышнеградский даже заявил: «Недоедим, но вывезем». И деньги шли не на закупку станков, а на личное обогащение помещиков и чиновников.

Уже к середине 1930-х урожаи растут, снабжение продовольствием налаживается. В 1937 году советская колхозная деревня собрала рекордный урожай – 97,4 миллиона тонн зерна. А ведь коллективизация высвободила 24 миллиона рабочих рук, которые покинули деревни и переехали в города. Крестьян стало на треть меньше, а хлеба стало вдосталь! Это ли не советское экономическое чудо?

Антисталинисты издеваются над словами Сталина «Жить стало лучше!», произнесенными в 1935 году на съезде стахановцев. Современники никакого подвоха здесь не видели. Именно в 1935 году в городах были отменены карточки, введенные в 1928 году во время «кулацкой стачки» (в 30-е годы по карточкам рабочие Москвы и Ленинграда получали 800 граммов хлеба в день, прочие трудящиеся – 400). Впервые за 7 лет советские граждане могли свободно купить хлеб и продукты в магазинах, безо всяких карточек и талонов. И все понимали, что это – результат перевода села с архаичной общины на соответствующую критериям современности колхозную систему.

В годы войны СССР потерял огромное количество посевных площадей, ведь под оккупацией оказалась территория Украины – всесоюзной житницы. На оккупированных немцами территориях производилось 38% хлеба. Однако массовый голод в СССР так и не разразился (не считая вызванного немцами голода в блокадном Ленинграде). Конечно, имели значение и поставки союзников (до 1945 года по ленд-лизу в Советский Союз было поставлено чуть более 1 миллиона тонн зерна и муки из разных хлебных злаков). Но решающую роль все же сыграла эффективность колхозного строя. Всю войну колхозы бесперебойно поставляли хлеб для армии и тыла. Более того, руководители СССР, пользуясь опытом русских крестьян, которые на случай голода заводили в деревнях специальные общинные хлебные склады («магазины»), создали общегосударственный хлебный резерв – Комитет резервов (позднее – Главное управление государственных материальных резервов) при СНК СССР. В 1941 году, к началу войны, в Госрезерве СССР хранилось 5 миллионов тонн хлеба.

Последний массовый голод в СССР был в 1947 году. Народная молва, затем подхваченная антисоветчиками, связывала его с поставками зерна в страны «народной демократии». Но специалисты говорят, что главные причины – послевоенный недостаток техники, лошадей и рабочих рук (множество мужчин не вернулись в родные села с фронтов), засуха и снижение урожая и, наконец, наша извечная бесхозяйственность (за 1946–1947 годы на складах было сгублено около 1 миллиона тонн зерна) и подготовка стратегического запаса на случай новой войны, которую ожидало руководство и весь народ (ведь Черчилль уже объявил в Фултоне холодную войну Советской России, а в США уже были готовы планы ядерных бомбардировок советских городов).

Но это был последний голод, унесший, по подсчетам идеологически не ангажированных исследователей, около 200 тысяч человек (напомню, что во время «Царь-голода» 1891–1892 годов только в европейской части России погибло около 1 миллиона 700 тысяч человек).

Постепенно ситуация с продовольствием стала налаживаться. Были отменены карточки, регулярно стали снижать цены, на хлеб была установлена фиксированная низкая цена. В 1950 году буханка черного хлеба (весом в килограмм) стоила 1 рубль 30 копеек (на дореформенные деньги, то есть 13 послереформенных копеек), буханка белого – 2 рубля 60 копеек (26 копеек), булочка – 60 копеек (6 копеек), пирожное – 2 рубля 20 копеек (22 копейки). Это было в 2,5 раза дешевле, чем до отмены карточек.

В 1954 году Институт общественного питания при Академии медицинских наук СССР подготовил для Н.А. Булганина доклад, где было показано, что средний житель СССР в 1954 году потреблял, по сравнению со средним жителем Российской империи, хлебопродуктов больше на 90%, картофеля – больше на 204%, мяса – больше на 119%, рыбопродуктов – больше на 133%. Эти сухие цифры статистики – лучший ответ антисоветчикам, которые, тасуя факты, мусолят, что в сталинском СССР рабочие жили хуже, чем до революции. При этом они выбирают рабочих начала века, которые трудились в филиалах заграничных предприятий, где зарплата была существенно выше, и забывают, что их было несколько процентов от населения, а большинство составляли крестьяне, которые часто пухли от голода...

Но что самое удивительное, Сталин задумывался тогда о полностью бесплатном хлебе для населения! Феликс Чуев в книге «Сто сорок бесед с Молотовым» приводил такое воспоминание Вячеслава Михайловича:

«Перед первой послевоенной сессией Верховного Совета кто-то из маршалов, кажется, Василевский, спросил у Сталина, как он себе представляет коммунизм? «Я считаю, – сказал Сталин, начальная фаза или первая ступень коммунизма практически начнется тогда, когда мы начнем раздавать населению хлеб задаром». И вот, по-моему, Воронов спрашивает: «Товарищ Сталин, как же – задаром хлеб, это невозможное дело!» Сталин подвел нас к окошку:

– Что там?

– Река, товарищ Сталин.

– Вода?

– Вода.

– А почему нет очереди за водой? Вот видите, вы и не задумывались, что может быть у нас в государстве такое положение и с хлебом.

Походил, походил и говорит: «Знаете что, если не будет международных осложнений, а я под ними понимаю только войну, я думаю, что это наступит в 1960 году».

Но в 1960-м страной правил уже не Сталин, а Хрущев, и в СССР начался товарный дефицит, включая перебои с белым хлебом. Люди постарше помнят еще очереди за хлебом, которые приходилось занимать рано утром, и «хрущевский хлеб» из кукурузной муки, который выдавали в одни руки в ограниченном количестве. Причины были банальные – непродуманные экономические реформы Никиты Сергеевича – кукурузная эпопея, ликвидация «неперспективных деревень», химизация почв, свистопляска с совнархозами... Кроме того, бывший троцкист Хрущев полностью ликвидировал промысловую кооперацию, которая процветала при позднем Сталине, а ведь муку в малых городах СССР мололи и выпекали хлеб в основном кооперативы, государственные хлебозаводы были только в крупных городах.

Хлеб пришлось закупать за границей (в 1963 году впервые у США было закуплено 10 миллионов тонн зерна). Затем такие закупки продолжились.

Это тоже служит поводом для инсинуаций со стороны антисоветчиков. Весь интернет забит материалами, которые начинаются словами: «При царе Россия продавала хлеб за границу, а при большевиках стала закупать». Подобного рода утверждения теперь уже попали и в учебники для школ, которые пишутся специалистами, разъезжающими по конференциям Ельцин-центра. Вот только они «забывают» упомянуть, что когда при царе продавали хлеб за границу, производители этого хлеба – русские крестьяне, миллионами умирали от голода, а когда при большевиках, в 1960–1970-е, стали закупать – уровень питания в Стране Советов неуклонно возрастал. Об этом чуть позже я скажу подробнее, а пока замечу, что с точки зрения экономики подобные рассуждения вообще – не более чем демагогия. Современные государства могут что-либо закупать, если им это удобнее – это ничего не говорит об уровне их экономического развития. СССР, кстати, не только закупал хлеб, но и продавал. Причем закупал он его сугубо из экономии: везти украинский хлеб на Дальний Восток – значит, сделать его «золотым», легче его продать в Европу, а на вырученные деньги купить канадскую пшеницу, которая прибудет по морю (морские перевозки гораздо дешевле сухопутных). Кроме того, СССР закупал значительное количество фуражного зерна, ведь даже в 80-е в РСФСР было 60 миллионов голов крупного скота (в современной РФ осталось лишь 20 миллионов, и поголовье уменьшается, конечно, фураж можно не закупать).

При этом советское правительство заботилось, чтоб хлеб (да и остальные жизненно необходимые продукты) продавали для простых граждан по самой доступной цене. В конце 1970-х белый хлеб можно было купить в магазине по 20 копеек, а черный – за 16 (в столовых часто хлеб вообще лежал на тарелках и его можно было взять бесплатно – как и мечтал об этом Сталин!). Фактически это была цена, близкая к себестоимости (при капитализме, как показал С.Г. Кара-Мурза, на одну буханку хлеба приходится 730% «накруток»!).

Причем были очень жесткие ГОСТы, и это был настоящий вкусный и полезный хлеб, а не «хлебный продукт» с добавками, как сейчас. Страной еще руководили люди, родившиеся в 1900-х и 1910-х годах, в семьях простых крестьян и рабочих. Они помнили «голодухи» дореволюционной России и Гражданской войны, и главнейшей своей задачей считали накормить людей вдосталь, и прежде всего хорошим хлебом.

Вообще советское руководство 1970-х годов, пресловутого «брежневского застоя», много сделало для того, чтоб накормить страну. Про символические цены на хлеб и основные жизненно необходимые продукты я уже сказал. Но дотировались и общественные столовые, чтобы цены там тоже «не кусались», а столовых этих в позднем СССР было 300 тысяч – по одной на несколько сот человек: одновременно они могли накормить 20 миллионов человек! Было организовано бесплатное питание рабочих, трудившихся в ночную смену, моряков рыболовецких артелей, пациентов больниц, для школьников и детсадовцев из семей, где доход ниже 60 рублей в месяц. Да и родители обычных школьников платили за питание в своих школах, включавшее горячие блюда, не так уж много – около 20 копеек в день (порядка 5 рублей в месяц). Бесплатно выдавались молочные продукты для грудничков в домовых кухнях.

Вопросами питания занимались целые научные институты, где разрабатывался рацион для общественных столовых, для школ, для армии...

Наряду с госмагазинами работали колхозные рынки, селяне имели приусадебные хозяйства, да и горожане занимались огородничеством.

Результаты были впечатляющие. В 1989 году (до введения горбачевских талонов) потребление основных продуктов питания на душу населения в год в СССР составляло 69 кг мяса и мясопродуктов, 396 кг молока, 309 штук яиц, 21,3 кг рыбы и рыбопродуктов, 45,2 кг сахара, 115 кг хлебных продуктов, 106 кг картофеля. В этом плане СССР опережал США по всем показателям, кроме потребления мяса, которое в США составляло 113 кг против 69 в СССР. По оценкам ООН, в области сельского хозяйства и продовольствия в середине 1980-х годов СССР входил в 10 стран мира с наилучшим типом питания.

Необходимо признать, что население СССР в целом было обеспечено жизненно необходимым и здоровым питанием. Ситуация с этим в Советском Союзе была существенно лучше, чем в большинстве стран мира, и вполне сопоставимой с питанием в самых богатых странах тогдашнего Запада. Действительно, несколько ниже было потребление мяса, колбасы, фруктов, но хлеба, круп, овощей, молочных продуктов было вдоволь.

3.

Советская эпоха была историческим периодом, когда российский народ, скинув с себя ярмо аристократов, чиновников и капиталистов, осуществил – хоть и не сразу – вековую мечту русских крестьян: поесть вволю хлебушка. После страшных лет Гражданской войны, становления Советского государства, а потом и самой ужасной войны против всей Европы, объединенной Гитлером, и послевоенной разрухи, наступило время сытости. Советская власть, начав рывок вперед в год Великого перелома, ровно 90 лет назад, даровала стране 40 лет жизни без страха перед голодной смертью. Невиданный за всю историю России подарок, ведь, как мы уже говорили, до этого в течение веков голод приходил в большинство русских домов через каждые 10–15 лет! Выросло уже четыре поколения россиян, которые не знают вкуса лебеды! Это до сих пор мало осознанное достижение советской власти.

Власть реформаторов-капитализаторов начала с уничтожения колхозов. Борис Ельцин – внук кулака, долгие годы скрывавший свое происхождение, потому что это помешало бы партийной карьере (они с отцом даже сменили фамилию с Ельцыных на Ельциных), ненавидел колхозы всей душой. 8 декабря 1991 года Ельцин подписал в Беловежской Пуще вместе с Кравчуком и Шушкевичем соглашение о роспуске СССР и стал полновластным президентом России, над которым уже не было начальников. А уже через несколько недель, 29 декабря, он визирует знаменитый антиколхозный Указ №86 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов». Возможно, им двигала лютая ненависть к коллективизации, которая сохранялась и передавалась из поколения в поколение в их семье. Возможно, он наслушался советов своих дружков-«демократов» от Гайдара до Явлинского, а последний – молодежь этого, вероятно, уже не знает! – обещал построить в России процветающую рыночную экономику ... за 500 дней!

Как бы то ни было, колхозы и совхозы, без принятия закона, который обсудили бы общественность и парламент, без согласия самих колхозников, волевым решением президента были преобразованы в ОО и фермерские хозяйства. А те в скором времени в большинстве своем ожидаемо разорились... Так и не удалось «реформаторам» создать прослойку фермеров, которые кормили бы Россию. Все 90-е и 2000-е годы Россия закупала продовольствие за рубежом в обмен на нефтедоллары. Если бы западным руководителям пришло в голову «добить» Россию в 90-х, они с легкостью могли бы инициировать в стране массовый голод, просто «друг Борис» во всем был послушен «другу Биллу».

Бывшие колхозники в деревнях перебивались продуктами с приусадебных хозяйств, перейдя к ручном труду... Тысячи гектар земли с тех пор стоят заброшенные и зарастают травой. Поголовье скота снизилось в 3 раза. Молодежь уехала в города – работать продавцами и охранниками. Те, кто пытается что-то выращивать и продавать, стонут от низких закупочных цен спекулянтов. Процветают только агрохолдинги, но они вывозят выращенное за рубеж. В царские времена лучший хлеб вывозили на мировые рынки, а крестьяне довольствовались хлебом с лебедой. Теперь ситуация повторяется: Россия торгует хлебом, родственники высокопоставленных политиков и администраторов России делают миллионы на агроэкспорте, а простые россияне едят хлебный продукт из некачественной муки и с сомнительными добавками...

Фактически прекратилась мелиорация. Разрушено сельскохозяйственное машиностроение. Закрылись сотни заводов, которые создавались для советской колхозной деревни. «На ладан дышат» научные институты и лаборатории, которые обслуживали советский агропром. Многие ученые уехали за рубеж или ушли в мир иной, а замены им нет. Выпускники сельскохозяйственных вузов, поскольку еще при Ельцине отменили распределение, не возвращаются в деревни, а оседают в городах. Деревни остались без агрономов и зоотехников. Многие деревни просто вымирают и стоят пустыми, без людей.

После 2014 года, столкнувшись с санкциями Запада, власть вроде бы спохватилась, заговорила о продовольственной безопасности, чиновники стали даже рапортовать о том, что она достигнута. На деле Россия до сих пор сама производит лишь 70% продовольствия, остальное экспортирует. Крупные города зависят от экспорта еще больше: настоящие санкции вроде тех, что Запад вводил против Ирана и Ирака, в считаные дни вызовут голод в мегаполисах, прежде всего в Москве.

Но и 70% «своего» продовольствия – миф, ведь семенной материал, который используется в российском сельском хозяйстве, до сих пор на 90% импортный. Наших куриц на птицефабриках кормят импортными кормами...

Разрушение колхозно-совхозной системы и всей ее инфраструктуры – от машиностроения до науки и образования – не могло не отразиться на питании россиян. В целом граждане России стали питаться хуже. В 1985 году жители СССР потребляли 133 кг хлебопродуктов в год на душу населения, в 2015 году – 118; в 1985 году потребляли 325 кг молока и молочных продуктов, в 2015-м – 239. Возьмем трудные горбачевские времена, 1990 год. Советские граждане имели 297 яиц в год на душу населения, а в разгар «путинской стабильности», в 2015 году, они могут купить лишь 269. Даже мяса и мясопродуктов сейчас россияне потребляют незначительно, но меньше – 73 кг в 2015-м против 75 кг в 1990-м.

А ведь мы брали среднего россиянина, то есть включая и Абрамовича с Дерипаской, и бабушку, которая выживает на пенсию. Иные результаты получатся, если взять данные по потреблению основных продуктов питания 20% россиян с самыми низкими доходами. В 2012 году бедные россияне потребили всего лишь 83 кг хлебопродуктов в год на душу населения против 133 кг на среднего советского человека в 1985-м; 171 кг молочных продуктов против 325 у среднего советского человека в 1985-м...

Специалисты говорят о недоедании среди самых малообеспеченных слоев современного российского общества. В 2008 году главный научный сотрудник отдела региональной аграрной политики Северо-Западного НИИ экономики сельского хозяйства (СЗ НИЭСХ) Давид Эпштейн заявил: «Даже средний уровень потребления продуктов питания по стране не может считаться достаточным, отвечающим потребностям здорового человека. Ясно, что в регионах с низким уровнем доходов он намного ниже, а наиболее бедная часть населения систематически недоедает. К этой части относятся, прежде всего, пенсионеры, инвалиды, а также и многочисленные бомжи, беспризорные дети. Речь идет в совокупности о миллионах людей». По подсчетам Д. Эпштейна, в 2008 году, который считают вершиной «путинской стабильности», недоедало не менее 15% населения страны, а питалось на уровне ниже медицинских норм (недополучали белковой пищи) – от 50 до 70% населения.

В 2010 году заведующая кафедрой социально-экономических систем и социальной политики Высшей школы экономики Наталья Тихонова также признала в интервью, что 5–6% россиян недоедают. При этом она специально оговорилась, что бомжей, беспризорников и нищих она в расчет не брала (добавим, что среди них недоедание – обычное дело, и есть даже случаи голодных смертей). А бомжей у нас в стране – внимание! – около 1 миллиона человек! Это население крупного областного города.

Тогда же, в 2010-м, Министерство обороны сообщило, что около 50 тысяч призывников не удалось призвать в армию по причине хронического дефицита веса из-за недоедания. Некоторые призывники, особенно из деревень, по признанию командиров, лишь в армии вдоволь наелись мяса.

Через 9 лет, в 2019-м, уполномоченный по правам ребенка в Кемеровской области Дмитрий Кислицын заявил, что в области, главным образом в сельских школах, фиксируются случаи голодных обмороков среди учеников. Об этом написала газета «Московский комсомолец». В школы направили прокурорские проверки и, конечно, учителя и ученики клятвенно заверили, что ничего такого нет, после чего РИА «Новости» заверило, что, дескать, это «фейк ради хайпа» (или, если перевести на литературный язык, ложь ради увеличения популярности). На самом деле в правдивость учителей, настигнутых прокуратурой, верится с трудом.

Руководство страны с этим не просто не борется, но фактически из года в год планирует бедность и недоедание. Устанавливая МРОТ в 11 тысяч рублей, чиновники обрекают миллионы людей на полуголодное существование. А ведь у нас еще есть 20 миллионов человек, которые получают зарплаты и выплаты меньше МРОТ...

Похоже, мы по-настоящему начинаем возвращаться в «Россию, которую мы потеряли», оплакиваемую Михалковым и Ко, Россию царей и черносотенцев, хлебного экспорта и... недоедания и голода... И увы, многим «на своей шкуре» придется узнать, почему крестьянская беднота поддержала большевиков в 1917-м и сталинский Великий перелом в 1929 году...

Рустем ВАХИТОВ

г. Уфа

* * *

Социально-экономическое положение народных предприятий
Мясокомбинат «Звениговский» (Марий Эл)

Предприятие производит все основные виды мясной продукции.

Активы составляют 3,2 млрд руб. (10-е место среди аналогичных предприятий отрасли). Выручка за год 8,2 млрд руб. (4-е место среди идентичных предприятий отрасли).

В компании по штату задействованы 1,9 тыс. человек. Во всем холдинге на всех производствах, в том числе на временной занятости, трудятся 3,5 тыс. человек.
По финансовому состоянию мясокомбинат «Звениговский» показывает лучшую работу в сравнении с показателями других предприятий отрасли и в целом по общероссийской динамике.
Так, показатель финансовой независимости составляет 0,6, что позволяет за счет собственных средств осуществлять инвестиционные программы.
Рентабельность продаж не падает ниже 12,6%. Данные оказывают хороший спрос и востребованность продукции мясокомбината. К этому следует добавить прочную доходность активов в 25,5%, тогда как средний показатель по отрасли – всего 6,1%. В целом по России намного меньше – 3,7%.
В совхозе открыт молокозавод, способный перерабатывать до 25 тонн молока в сутки и выпускать до 15 видов продукции.
Поголовье крупного рогатого скота доведено до 20 тыс. голов.
Следует отметить, что только десятая часть пахотных земель находится в Марий Эл, остальная – в Татарстане. Ситуация вызвана более благоприятным инвестиционным климатом. В начале работы «Звениговский» выпускал 2,5 тонны продукции в сутки. Сейчас ежедневно выдает 150 тонн. С учетом крепких финансовых показателей и это не предел.
У предприятия своя автобаза, позволяющая доставлять продукцию в три основных региона: Республику Марий Эл, Республику Татарстан и Москву.
Своя проводящая сеть состоит из 500 магазинов.
С 1990-х гг. производство росло и его объемы не падали.
Половина предприятий отрасли, занимающихся данным видом деятельности и сопоставимых по масштабу выпуска, имеют худшую финансовую прочность, чем мясокомбинат «Звениговский».
Планы по расширению производственной базы дают основания надеяться на увеличение ассортимента продукции, привлечение инвестиций и укрепление социального положения трудящихся совхоза.


СХПК «Усольский свинокомплекс» (Иркутская область)

Предприятие производит, перерабатывает и реализует мясопродукты.
На 1 июля 2019 г. общая численность работников свинокомплекса – 1038 человек, это на 20 человек больше, чем на 1 января 2019 г. Средний возраст работников – 39,5 года. На комплексе работают 260 человек с высшим образованием.

Среднемесячная зарплата рабочих за 1-е полугодие 2019 г. составила 65,4 тыс. руб. (выросла на 6%). Реальный месячный доход рабочих с учетом выплат премий за счет прибыли – 102 тыс. руб. Главные специалисты и начальники цехов получают доход по коэффициентам от среднего дохода рабочих. Самый высокий коэффициент у генерального директора – 4.
Своим трудом свинокомплекс в 2018 г. обеспечил ежедневное производство, переработку и реализацию 71 тонны качественных мясопродуктов для жителей Прибайкалья.
За 2018 г. свинокомплексом при работе без посредников произведено, переработано и реализовано 25,8 тыс. тонн мясопродуктов на 5,8 млрд руб.
На «Усольском свинокомплексе» действует обширная социальная программа. Всех работников за счет полученной прибыли обеспечивают бесплатным горячим питанием, компенсируют часть расходов на оплату жилищно-коммунальных услуг. На предприятии нет текучести кадров.
Основные показатели работы СХПК «Усольский свинокомплекс» дают основания считать предприятие стабильным в своей деятельности и социально ориентированным для его тружеников.


ЗАО «Совхоз им. Ленина» (Московская область)

Предприятие – яркий представитель аграрного производства России.
1,8 тыс. га занимают сельскохозяйственные угодья совхоза. Это 90% его земель. Выручка неуклонно растет с 2010 г. За 2018 г. она составила 2,5 млрд руб.
В год собирается 1 тыс. тонн садовой клубники и земляники. Самая большая чистая прибыль была получена в 2016 г. – 2 млрд руб.

Люди, переезжающие работать в совхоз, получают квартиру или в ипотеку, или в пользование. Ипотека выплачивается в течение 15 лет, и человек все это время работает на предприятии.
Источниками долгосрочных инвестиций служат доходы от растениеводства, переработки и животноводства. В совокупности они дали по итогам 2018 г. 520 млн свободных средств.
За 250 млн руб. построен детский сад, а также школа за 2 млрд руб.
Под овощи задействовано 224 га, в том числе под свеклу – 20 га, под капусту – 47 га, под картофель – 105 га.
Совхоз практически не получает государственной поддержки. В 2016 г. из бюджета было выделено всего 4 млн руб.
На средства от деятельности содержится собственная поликлиника, которая финансируется в размере 9 млн руб.
Средняя заработная плата 80 тыс. руб.
Работа ЗАО «Совхоз им. Ленина» показывает пример устойчивого развития за счет широкой номенклатуры продукции высокого качества и отсутствия вовлеченности в кредитные обязательства.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 7


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB