Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пт дек 13, 2019 3:51 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Первые шаги телевидения
СообщениеДобавлено: Ср сен 18, 2019 10:32 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8607
ОДНАЖДЫ НА ЛЕКЦИИ
Случилось это лет пятнадцать назад, где-то в 2003/2004 учебном году. Занятие по социологии. Лекция. Приступаю к очередной теме.
– Продолжаем знакомство с методами социологических исследований. На прошлых занятиях мы изучили «Опрос» и «Наблюдение». Запишите новую тему: «Анализ документов». Ана-лиз до-ку-ментов.
Убедившись, что запись в тетрадях появилась, даю определение:
– Документом в социологии считается специально созданный предмет, предназначенный для передачи и хранения информации. Анализ документов позволяет получать сведения о прошедших событиях, наблюдение которых уже невозможно, а опрос не даст всей полноты картины. Записали?.. Всей полноты картины…
Теперь нужен пример.
– Допустим, нас интересует психологическая атмосфера коллективизации в СССР. Мы хотели бы выяснить, с какими мыслями, чувствами, ожиданиями, сомнениями вступали крестьяне-единоличники в коллективные хозяйства. Понятно, что наблюдение отпадает. Ну а если провести анкетный опрос? Даст он полную, убедительную картину?
– Вряд ли, – отзываются с места.
– Правильно. Значит, самым надежным источником информации по теме могут быть… Ну-ка, кто подскажет?..
Находчивые не объявляются. Отвечаю сам:
– Протоколы. Вот наш единственный доступный материал – протоколы, резолюции собраний, сходов односельчан. Именно эти документы откроют перед исследователем всю гамму…
Замечаю импульсивно вскинутую руку.
– У вас вопрос? Пожалуйста.
– Простите, а есть гарантия, что протоколы были правдивые?
– Вы в этом сомневаетесь?
– Ну как бы да. Их же могли переписать, эти протоколы.
Студент смотрит испытующе. Вокруг загораются любопытством десятки глаз.
Вот так тебе!.. «Подрезал». Хотя… если честно, сомнение не лишено оснований. Встает в памяти пламенный лозунг «Даешь коллективизацию!» и следом – статья в «Правде» И.В. Сталина «Головокружение от успехов»… Но это долгий разговор. Иду на экспромт:
– Вопрос правомерен. Конечно, не обошлось тогда без кампанейщины. И кто-то, наверное, подправлял протоколы собраний в смысле «одобрямс». Ну а с другой стороны, и противники коллективизации, которые заправляли в отдельных сельсоветах, могли искажать отчеты в плане отрицания колхозов. Но видите ли… На большом статистическом массиве, когда в обработке оказываются тысячи документов, полярные противоположности обычно перекрывают друг друга, и в итоге мы получаем средневзвешенные объективные данные. Вот так я бы ответил на ваш вопрос.
Кажется, «вырулил».
Лекция пошла своим чередом. Но оставалось чувство неудовлетворенности. По большому-то счету, не убедил я скептика. Закрыл вопрос логической абстракцией!
Угрызения преподавательской совести донимали до конца дня. И тогда великовозрастный профессор обратился за помощью… к маме. К милой старенькой маме… Она 1916 года рождения, из семьи сельских учителей, и как раз в пору великого перелома подрастала в степной кубанской станице. Интересно, что она может припомнить? Что сказала бы тому студенту?
Мама заговорила не сразу. На какое-то время ушла в себя. Но вот зазвучал ее чуть надтреснутый голосок:
– Жилось очень трудно. После двадцатого года многие семьи остались без кормильцев. Даже если кто имел свою землю, часто ее некому было обрабатывать. Да и нечем: у того не было коня, у того – плуга, например, или сеялки. Коренные казаки, и те шли батрачить на кулаков, работали «за харчи». Об иногородних и говорить нечего – сплошная беднота… Люди потянулись в колхоз.
Да, конечно, мне стало ясно, как следовало бы развеять сомнения в добровольном характере коллективизации. Что и постарался сделать на очередном занятии. Напомнив вопрос, кратко обрисовал обстановку на селе к середине 1920-х годов. В результате разрухи, вызванной сразу двумя войнами, 1/3 крестьянских хозяйств РСФСР не имела пахотного инвентаря, 28 процентов – рабочего скота, в каждом пятом дворе не было коровы. Проблема выживания подталкивала крестьян к различным формам взаимопомощи. Наиболее удачной такой формой показали себя коллективные хозяйства, или колхозы, называемые также сельскохозяйственными артелями. А сама артель как способ организации совместного труда зародилась в России еще в XIX веке… Обратил внимание студентов: именно колхозно-совхозное производство стало к концу 30-х годов гарантом продовольственной независимости СССР, а в военное лихолетье обеспечило бесперебойную поставку продуктов сражающейся Красной Армии.
…Насколько помню, тогда впервые позволил себе внятно высказаться в духе политического просвещения студентов. Но то была лишь реакция на спонтанный вопрос. Со временем пришло понимание того, что здесь надо действовать и не дожидаясь вопросов, брать инициативу на себя.
Основная сфера моих преподавательских компетенций – телевидение. С ним и будут связаны приводимые ниже примеры.
Как подают пришествие в наш мир «голубого чародея» российские прорежимные авторы? Они уверяют, что телевидение подарил человечеству уроженец русского города Мурома Владимир Зворыкин. А свершилось это «чудо XX века» благодаря тому, что наш соотечественник вовремя уехал из большевистской России в Америку, где и создал первую в мире телевизионную систему.
Как хорошо, что Зворыкин уехал,
И телевидение там изобрел.
Если бы он из страны не уехал,
Он бы, как все, на Голгофу взошел.
Эти злобно-торжествующие строки Булата Окуджавы лейтмотивом проходят через все повествования о В.К. Зворыкине.
Ладно, что с барда спросишь? Как говаривал А.С. Пушкин, «поэзия должна быть немножко глупа». Но вот Михаил Швыдкой, некогда председатель Всероссийской гостелерадиокомпании и даже министр культуры, на ток-шоу одноименного канала 30.10.2012 г. обронил как самоочевидное: «Был такой Зворыкин. Это тот, который изобрел телевидение» (выделено мною. – О.Д.).
Изобретатель телевидения. Его «первопроходец»… И при этом – потенциальный узник сталинского ГУЛАГа…. На таком контрастном фоне преподносят фигуру Зворыкина практически все историки, литераторы, журналисты, допускаемые к массовой аудитории.
Иную, непредвзятую, информацию о знаменитом россиянине дают некоторые монографии и мемуары, статьи в научных журналах и сборниках. Однако они малодоступны из-за незначительных тиражей. Есть еще советские источники, но они фактически удалены из книгофонда.
Так что целостную объективную картину приходится, словно мозаику, составлять по отдельным крупицам, что весьма сложно.
Сложно, но все-таки можно.
Можно – и нужно, настоятельно необходимо нести в аудиторию знания, очищенные от лукавых антинаучных примесей!
***
«Выдающийся разработчик электронного телевидения В.К. Зворыкин» – так значится эта тема в учебном плане автора. Если предельно сжать все то, что «сгущается» в студенческих тетрадях по данной теме, получим следующий мини-конспект условного студента…
Владимир Козьмич Зворыкин родился в 1889 году в городе Муроме на Оке в семье богатого судовладельца. В 1907 году поступил в Петербургский технологический институт и здесь увлекся идеей своего преподавателя Бориса Львовича Розинга. Все свободное время он проводит в институтской лаборатории, где помогает профессору ставить опыты с электронно-лучевой трубкой. Трубку эту создал в 1897 году немецкий физик Браун, а цель состояла в том, чтобы с помощью электронного устройства обеспечить «прямое видение» удаленных объектов.
До того времени разработчики телевидения осуществляли передачу и прием изображений путем быстрого вращения «развертывающих дисков». Профессор Розинг придумал и в 1907 году закрепил патентом принцип развертки за счет способности электропроводящих материалов под воздействием света испускать электроны – отрицательно заряженные частицы атома. Такой подход он считал более перспективным для телевидения. Но чтобы доказать это, понадобились сотни экспериментов с «трубкой Брауна».
Наконец, 22 мая 1911 года удалось получить электронную «картинку». Но то был лишь первый шаг. Систему Розинга предстояло довести до практического применения: разработать такую технологию, которая бы позволила выпускать телевизионные камеры, передатчики и приемники с заводского конвейера.
Достижению этой цели и посвящает себя Владимир Зворыкин.
В 1912 году, с отличием окончив институт, он отправляется в Сорбонну (Франция) и там, в университете, пополняет свои познания в теории вопроса. Однако в планы вторгается Мировая война. Зворыкин участвует в боевых действиях в составе корпуса связи: занимается радиоразведкой.
Наступает революционный 1917 год. В действующей армии падает дисциплина, фронт разваливается. Зворыкин перебирается в Москву, чтобы там продолжить свои исследования. Но поток событий Гражданской войны уносит его в Поволжье, на Урал, в Сибирь.
Летом 1918 года Зворыкин оказывается в Омске, ставшем столицей Белого движения. Здесь Временное правительство России, враждебное большевикам, поручает ему наладить работу радиостанции, для чего посылает за оборудованием в Соединенные Штаты Америки. Энергичный специалист успешно справляется с заданием. Потом его опять командируют в США. Находясь там, он в январе 1920 года узнает о разгроме красными войсками белой армии Колчака и установлении советской власти в Сибири. Зворыкин решает остаться в Штатах.
***
На время отвлечемся от студенческого конспекта.
Итак, первопроходца телевидения мы в лице Владимира Зворыкина пока не видим. На начало 1920 года перед нами занесенный форс-мажорными обстоятельствами в Америку 30-летний последователь Б.Л. Розинга.
Только ведь и сам профессор Розинг не был тем, кто сказал в телевидении первое слово. Ибо впервые это понятие ввел в мировой лексикон штабс-капитан русской армии Константин Дмитриевич Перский, преподаватель Петербургской артиллерийской академии. В 1900 году в Париже на международном конгрессе по электричеству он озвучил греко-римский новояз «телевидение» – «далеко вижу», – выступив с докладом «Современное состояние вопроса об электровидении на расстоянии (телевизирование)».
Обратите внимание: «Современное состояние вопроса…» Значит, вопрос уже являлся предметом чьих-то изысканий? И чьих же?
Для моих первокурсников это не вопрос! Потому что к теме Зворыкина мы приступаем на 3-м или 4-м занятии по истории телевидения, а отслеживать линию жизни «голубого чародея» начинаем еще с 70-х годов XIX века. С того момента, как английский физик Джеймс Максвелл предсказал существование электромагнитных волн и выдвинул идею электромагнитной природы света.
Дальнейшее напоминает передачу эстафетной палочки.
…Следуя гипотезе Максвелла, немецкий физик Генрих Рудольф Герц опытным путем установил наличие в пространстве электромагнитных волн и их тождественность световым волнам.
Имея в виду эту тождественность, русский ученый Порфирий Иванович Бахметьев в 1880 году опубликовал проект «дальневидения». По его замыслу здесь должна была сработать трехходовка: 1) реальное изображение «развертывается» на множество светящихся точек; 2) вызываемые светящимися точками электромагнитные колебания усиливаются и передаются в пространство; 3) в пункте приема электромагнитные колебания снова преобразуются в световые и синтезируются на экране в аналог исходного изображения. Ну а скорость света делает весь процесс мгновенным («прямой эфир»).
Проект Бахметьева получил широкое признание. Среди многих, кто взялся его воплотить, одно из самых удачных решений нашел немецкий инженер Пауль Готлиб Нипков. Еще студентом он проделал, по его выражению, «умственный эксперимент» и в 1885 году запатентовал принцип преобразования световых сигналов в электрические и обратно с помощью двух вращающихся дисков. Последователи Нипкова год за годом совершенствовали эту технологию. Так появилось телевидение, названное «механическим». Оно просуществовало полвека.
Но параллельно возникло и стало развиваться другое направление поисков. На него вышел Борис Розинг со своим неутомимым помощником. И на наших занятиях теме Зворыкина предшествует «Зарождение электронного телевидения». Здесь первопроходцами стали ученые и инженеры, которые на основе того же бахметьевского проекта взялись использовать для преобразования сигналов отрицательно заряженные частицы атома, электроны. Толчок опытам дал русский физик Александр Григорьевич Столетов, создавший в 1888–1889 гг. фотоэлемент: прибор, в котором под воздействием света возникала электродвижущая сила.
Решающий прорыв обеспечил профессор Страсбургского университета, лауреат Нобелевской премии по физике Карл Фердинанд Браун. В 1897 году он первым высек из потока электронов узкую полосу света, создав электронно-лучевую трубку. «Трубка Брауна» и станет в XX столетии базовым элементом всего телевизионного технического комплекса. Но для этого потребуются усилия еще одного поколения разработчиков ТВ…
Вот теперь в поле зрения изучающих телевизионную историю предстают Розинг и Зворыкин.
Вернемся к студенческой тетради.
…За океаном он сразу столкнулся с трудностями. Американские радиотехнические компании охотно брали его на работу, но отказывались финансировать телевизионные эксперименты. Например, глава компании «Вестингауз» выразился так: «Парень талантливый, но занимается ерундой». Денег не хватало. Чтобы продолжить научно-техническое творчество и содержать семью, подрабатывал на частных заказах по сборке радиоприемников.
Звездным часом для Зворыкина явилась его встреча в 1929 году с Давидом Сарновым, тоже выходцем из России. К тому времени Сарнов стал владельцем радиокорпорации «Ар-си-эй». Он поддержал своего соотечественника и выделил ему для исследований лабораторию. Открылась возможность реализовать инженерно-конструкторские идеи.
Прежде всего Зворыкин усовершенствовал приемную электронно-лучевую трубку. Ту самую «трубку Брауна», на торце которой они с Розингом еще в 1911 году впервые получили мерцающее изображение. Собрав аналогичный прибор, но усилив свечение экрана, Зворыкин назвал его «кинескопом» (греч: «кинео» – «движение», «скопео» – «смотрю») и зарегистрировал как изобретение.
После этого он вплотную приступил к «покорению» передающей ЭЛТ. В течение 10–20-х годов электронное телевидение было таковым лишь наполовину. Здесь на приеме видеосигнала уже использовалась модернизированная «трубка Брауна», но на передаче исходного изображения в целях его развертки еще применялся «диск Нипкова». Требовалось полностью перевести ТВ на прогрессивный электронный формат.
Поиски в этом направлении вел не только В.К. Зворыкин. Одновременно с ним над завершением электронизации телевидения трудились: в Советском Союзе – тот же Б.Л. Розинг со своими новыми последователями, в Англии – А. Кемпбелл-Суинтон, в США – Ф. Фарнсуорт, в Германии – М. Арденне и др. В процессе экспериментов у них рождались какие-то свои «ноу-хау», которые становились достоянием всех разработчиков. Интересно, что первым, кто провел пробную телетрансляцию целиком на электронной основе, стал молодой лаборант Ташкентского госуниверситета Борис Грабовский. Успешный выход в эфир по «системе Розинга» он продемонстрировал еще в 1928 году. К сожалению, авария при транспортировке модели в Москву не позволила официально зафиксировать это достижение.
Владимир Зворыкин задействовал еще один ресурс. Он повысил качество оптики за счет применения цезия – вещества с особой чувствительностью к свету. Сделав этот «последний штрих», он в ноябре 1931 года подал заявку на изобретение главной составной части будущей телекамеры – телевизионной передающей трубки, которую назвал «иконоскопом» («ейкон» – «изображение», «скопео» – «смотрю»).
Но тут оказалось, что подобный прибор уже закреплен авторским правом. С приоритетом от 24 сентября 1931 года, на полтора месяца раньше американского коллеги, соответствующую заявку в патентное бюро представил советский инженер Семен Исидорович Катаев. «Начинка» его передающей ЭЛТ практически не отличалась от зворыкинской. Но выяснять отношения не стали. В опытно-производственных подразделениях «Ар-си-эй» и Всесоюзного радиотехнического института развернулись работы.
В следующем, 1932 году в Соединенных Штатах Америки и в Советском Союзе уже велось пробное вещание. К концу года стало ясно: обе электронные системы работоспособны, но американская более технологична. Телекамера с «иконоскопом» Зворыкина, выводя сигнал на передатчик, смонтированный на 102-м этаже нью-йоркского небоскреба, вела трансляцию в радиусе 100 километров на телевизоры с кинескопом того же Зворыкина. При этом строчность развертки (четкость картинки на экране) достигала 330 строк. Система нашего Катаева на этом фоне выглядела скромнее.
Результаты полевых испытаний позволили В.К. Зворыкину публично объявить 26 июня 1933 года, что его работа по созданию полностью электронной системы телевидения завершена. И мировое техническое сообщество оставило первенство за ним.

г. Краснодар
(Продолжение следует)
Олег ДЖИГИЛЬ

http://sovross.ru/articles/1893/45735


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Первые шаги телевидения
СообщениеДобавлено: Ср сен 18, 2019 9:54 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8607
ОДНАЖДЫ НА ЛЕКЦИИ

Вместе с признанием его успеха Зворыкин получил приглашение посетить ряд стран и отправился в длительное зарубежное турне. Побывал тогда и в СССР: в 1933-м, затем в 1934 году. Потом еще не раз приезжал в нашу страну.

И по делам, и как турист. По его собственному признанию, во время всех посещений Советского Союза никто ни разу не спросил у него, что он делал при Колчаке. Советские власти не раз предлагали Зворыкину переселиться на родину. Но он предпочел жить и работать в США.
Со второй половины 30-х годов он отошел от телевизионной тематики и переключился на другие проекты.
За свою долгую жизнь (1889–1982 гг.) Владимир Козьмич Зворыкин стал обладателем 120 патентов на изобретения и открытия, в том числе в области управляемых ракет, компьютеров, электронных микроскопов. Но мы, телевизионщики, особо ценим его огромный вклад в разработку технических средств современного вещания.
Характерно, что сам Владимир Козьмич никогда не подчеркивал свою исключительную роль в становлении ТВ. А незадолго до ухода из жизни образно заметил:
«Телевидение – это скорее бесконечная лестница, созданная десятками рук».
…Последние слова мои обучаемые старательно подчеркивают, либо выделяют фломастером.
Так кто же изобрел телевидение?
Слово авторитетному историку нашей отрасли Виктору Александровичу Урвалову, автору свыше 300 тематических статей, брошюр и книг, в том числе монографии-раритета «Очерки истории телевидения» (М., «Наука», 1990):
«Невозможно назвать одного человека, вынесшего на своих плечах груз столь грандиозного изобретения».
А между тем…
29 июля 2013 года на берегу Останкинского пруда под главной телебашней страны состоялось открытие парковой скульптуры В.К. Зворыкина. На церемонии задавал тон генеральный директор Первого канала Константин Эрнст. Бронзового виновника торжества он величал «отцом», «творцом» и даже «первооткрывателем эпохи телевидения». Еще он говорил, что техника, на которой работают сегодня в Останкино, это все зворыкинская аппаратура. И с пафосом заявил: «В отличие от коллизии с радио, где пальма первенства присуждена Попову вместе с Маркони, в случае с телевидением мы имеем безусловный приоритет своего, россиянина!»
Что тут сказать? Любой студент, усвоивший историю телевидения на научной основе, легко сделает серию «подсечек» телевизионному тяжеловесу.
– Отец телевидения?.. Да вы что?! «Отец», родившийся через 9 лет после появления телевизионного проекта?..
– Творец телевидения? «Творец», который еще был «грудничком» на момент открытия электродвижущей силы света?!
– «Первооткрыватель», бывший 8-летним гимназистом, когда уже светилась электронно-лучевая трубка, и 18-летним первокурсником, когда его преподаватель выдвинул идею применения ЭЛТ для передачи и приема телесигналов?!
Ну и так далее.
Короче, «припечатает» наш условный студент господина Эрнста на обе лопатки.
И не могу не вернуться к словам гендиректора о том, что Первый канал до сих пор работает на зворыкинской аппаратуре.
Действительно в 1936 году у американской «Ар-си-эй» был приобретен комплекс технических средств для Московского телецентра. Да, зворыкинский ТВ-комплекс. Но в 1943 году советское правительство приняло предложение ученых о введении в стране отечественного телевизионного стандарта, по четкости картинки превосходящего американский на 100 строк развертки изображения. Проект был реализован уже в 1948 году. И с тех пор мы лидируем по данному параметру аналогового телевидения. Если американскую, зворыкинскую, систему с разрешающей способностью экрана в 525 строк развертки взяли на вооружение 50 стран мира, то советскую, с разрешением 625 строк, – 150 стран!
Критически сверяя мифологию с инженерной историей телевидения, автор вовсе не посягает на мировое научное мнение относительно вклада Владимира Козьмича Зворыкина в становление электронных СМИ. Но и перехлесты здесь недопустимы. Зворыкин всем нам люб, но истина дороже! А истина в данном случае искажается. Искажается теми, кто в угоду политической конъюнктуре достижения «русского американца» возводит в абсолют, а советскую составляющую всемирного телевизионного прогресса сбрасывает со счетов. И как преподаватель я не хочу, чтобы у студентов сложился такой перекос в историческом сознании.

***

Проследив вместе со студентами обстоятельства зарождения и становления телевидения, читатель имел возможность убедиться, насколько неоднозначно складывались события и как бесцеремонно упрощают их нечистые на руку творцы прошлого.
А ведь подобным образом трактуется не только телевизионный процесс. Сплошь и рядом остепененные хамелеоны, беспринципные борзописцы и краснобаи вместо адекватного отображения тех или иных явлений выдают нам грубо состряпанную отсебятину «с привкусом антисоветчины» (выражение Г.А. Зюганова). Умышленное искажение фактов. Подмена понятий. Лукавые домыслы. Умолчания. А то и беспардонная пачкотня в стиле Жириновского… Вот и подтачиваются научные устои обществознания, и на почве десоветизации проступают симптомы дебилизации. Последнее с особенной остротой ощущаешь, проводя подготовительные курсы для абитуриентов. Бывает, разъясняешь молодым какие-то азы исторического материализма, а в чистых глазах напротив так и читается: «Да что вы? Неужели?!»
Зияющие пустоты шокируют не только в представлениях о социальном мироустройстве. Ощущение такое, будто современная школа пестует митрофанушек XXI века, способных превзойти в невежестве даже известного героя комедии Д.И. Фонвизина «Недоросль».
– Сейчас в школе преподают не систему знаний, вытекающих одно из другого, а набор дискретных, отдельных словечек и фактов. Вот я спрашиваю у своих студентов: «Где Сан-Франциско находится?» Они начинают так это головку задирать, глазки закатывать… Я говорю: «Слушайте, у вас в кабинете географии висела карта…» – «Не-е-т, ничего не висело, у нас только были тесты…» И вот так по всем предметам: дискретные знания, которые ни с чем не согласуются!
Это высказывание профессора И.Г. Минераловой прозвучало на интернет-телеканале КПРФ «Красная линия» в передаче, приуроченной ко Дню русского языка. От вопросов словесности участники той беседы перешли к характеристике интеллектуальной среды нашего обитания в целом. Она была признана вредоносной, а действия либеральных чиновников и научно-методической обслуги образовательного ведомства, подчинивших школьные занятия натаскиванию на отупляющие тесты единого госэкзамена, прямо названы злонамеренными.
А разве не злым умыслом является то, что из школьной программы по литературе изъяты «Как закалялась сталь» Островского (настольная книга юных китайцев), «Молодая гвардия» Фадеева, «Повесть о настоящем человеке» Полевого, «Сын полка» Катаева, «Тимур и его команда» Гайдара, лучшие вещи Горького и Маяковского – и все это заменено Солженицыным да «Колымскими рассказами» Шаламова?!
Озвучивший этот риторический вопрос еще в одной передаче «Красной линии» доктор исторических наук Вардан Багдасарян был вне себя от возмущения.
– Они что, по «Колымским рассказам» собираются готовить к жизни новое поколение?! Ладно, понятно, антисоветизм. Но не до такой же степени! Удалены произведения, служившие независимо от их идеологических смыслов сильнейшими мотиваторами для юношества. Это гораздо шире антисоветизма, это работа на подрыв патриотизма, работа против страны!
Ученый поведал, что есть преподаватели литературы, которые, взяв на себя ответственность, доводят до детей русскую советскую классику вопреки школьной программе.
«Подпольное образование»?
Как бы да. Похоже на то…
Однажды в размышлениях обо всем этом родилось стихотворение «Старый профессор», своеобразный личный манифест. Позволю себе его процитировать.
…Я давно здесь веду три предмета
И стараюсь их так изложить,
Чтобы в юные головы эти
Не внести верхоглядства и лжи.
Чтоб питомцы в познании истин
Точный вектор смогли обрести,
Ключ к успеху в работе и в жизни
Получили с начала пути.
В силу принципов, долга и воли
Час за часом и день ото дня
Дать хочу им ту высшую школу,
Что когда-то взрастила меня.
Итак, тщательно выверенная подача фактов. Конкретно-исторический подход к событиям прошлого. «Конкретный анализ конкретной ситуации» (Ленин) при освещении любого события… Таковы надежные методы защиты обучаемых от несовместимой с интеллектом антисоветской промывки мозгов.

***

Но почему речь должна идти только о «защите»? В процессе занятий можно вести и наступательную пропаганду тех или иных достижений, ценностей социализма. Покажу это на следующем примере.
…Рассмотрев особенности перехода с черно-белого на цветное вещание, мы с первокурсниками обращаемся к практической смене формата. Замечаем, что в большинстве стран процесс затянулся надолго. Причиной оказалась слишком высокая цена цветных телевизоров. В частности, в США первые такие аппараты стоили 495 долларов. Прошло почти сорок лет (с 1954 по 1992 г.), прежде чем 50% американцев приобщились к передачам в естественных красках.
А как обновлялась приемная сеть в СССР? Первая цветная программа «Радуга, зажгись!» вышла в эфир 1 октября 1967 года, но уже менее чем через десять лет, к середине 70-х, у многокрасочного экрана собиралась каждая вторая семья! Хотя удовольствие обходилось очень даже недешево: в год запуска СЕКАМ телевизор «Рубин-401» продавался за 780 рублей при средней зарплате по стране 130–140 руб.
Такой парадокс… Интересуюсь, что думают по этому поводу «дети ЕГЭ».
– Наверное, советские люди любили смотреть новости, – глубокомысленно замечает один.
– Нет, – на полном серьезе возражает другой. – Их, наверное, заставляли смотреть телевизор…
Тут и сообщаю 18-летним россиянам, что в 1970-х годах их дедушки и бабушки брали нарасхват не только цветные телевизоры. Гонялись за «Жигулями», «Москвичами», «Запорожцами», за тяжелыми мотоциклами, мебельными гарнитурами, за коврами, паласами, «адидасами», «шарпами» и пр. Причем проблемой было «достать» дефицит. А деньги? Деньги находились!
Аудитория оживляется. Открываю секрет феноменальной покупательной способности предков: общественные фонды потребления. Составляя все более весомую часть национального дохода СССР, средства этих фондов планомерно и в нарастающих объемах направлялись на социальные цели. Из этих всенародных денежных ресурсов невидимая рука государства покрывала жизненно важные расходы всех без исключения членов советского общества. Уточняю сказанное. Общественные фонды потребления гарантировали каждому бесплатное получение государственной квартиры; избавляли от личных затрат на образование и медицинское обслуживание, на занятия физкультурой и спортом, техническим и художественным творчеством; обеспечивали нас бесплатными или льготными путевками в здравницы и пионерские лагеря; делали минимальными наши расходы на продукты питания и лекарства, на воду, тепло, газ, бензин, электричество, на общественный транспорт, детские сады и ясли, железнодорожные и авиабилеты. Так что при советском строе все «необходимое и достаточное» нам доставалось если не бесплатно, то по мизерным ценам и тарифам. Благодаря этому любая семья могла, не попадая в кредитную кабалу (как сейчас), а просто подкопив денег, приобрести что-то дорогостоящее. Тот же цветной телевизор…
Аудитория задумывается. Стоп. Для меня этого достаточно.

***

«С каким удовольствием можно сегодня говорить с молодежью о статистике и реальных доходах населения в советское время с учетом общественных фондов потребления!»
Это признание от Нэлли высветилось на форуме «Советской России» при обсуждении статьи Натальи Еремейцевой «Манкурты – рядом» (17.11.2014).
Согласен на все сто процентов. Через общественные фонды потребления идею социализма можно раскрывать с особой наглядностью, представляя ОФП как всеобъемлющий фактор государственной заботы о людях, заботы «от колыбели до могилы». Здесь уместно подчеркнуть, что сами понятия «социализм» и «общественные фонды потребления», по сути, однородны: лат. societas означает общий. Между тем это природное единство осознается не всеми. Фидель Кастро однажды заметил: когда говоришь с людьми о социализме, порой слышишь отрицательные либо осторожные суждения, но когда задаешь вопросы: «Вы за бесплатное образование?», «Вы за бесплатную медицину?», «Вы за безвозмездное получение квартиры?» – в ответ неизменно звучит: «Да!»
Отсюда логика убеждающего политпросвета выводит на Конституцию СССР (1977 г.), Программу КПСС (1986 г.), Резолюции XXVI и XXVII партийных съездов. В этих главных политических документах развитого социализма был ясно прочерчен марксистско-ленинский курс на усиление социальной однородности общества – стирание классовых различий, существенных различий между городом и деревней, умственным и физическим трудом, на «выравнивание социальных различий… в территориальном плане». То были не просто декларации. Программные установки Коммунистической партии Советского Союза воплощались в конкретные задания на каждую пятилетку. И, в отличие от майских указов В.В. Путина, неуклонно выполнялись. С 1965 по 1980 г. среднемесячная зарплата рабочих и служащих СССР поднялась на 75 процентов, а выплаты и льготы из общественных фондов на душу населения возросли на 140 процентов. К середине 80-х на ОФП приходилось около 1/3 потребляемых материальных благ и услуг. На исходе советского периода разрыв в реальных доходах 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных слоев населения (децильный коэффициент) выражался соотношением 4:1.
Тут само собой напрашивается сопоставление с постсоветской Россией. Так вот, в стране развитого путинизма децильный коэффициент, по данным государственной статистики, подскочил с 4 до 16, по неофициальным данным – до 40. Согласно расчетам независимого эксперта А.А. Гудкова, доходы 10% богатых в самом богатом регионе России превышают доходы 10% бедных в самом бедном регионе России… в 100 раз! В ЦК КПРФ считают, что «на федеральном уровне государство полностью вышло из социальной сферы».
Вправе ли вузовский преподаватель доводить подобную информацию до студентов?
Вопрос не из простых.
С одной стороны, чувство долга, ответственности за судьбу подопечных обязывают оберегать их от заблуждений, внушаемых пропагандистской зондеркомандой режима, разъяснять вступающим в жизнь истинное положение дел в обществе.
Но с другой стороны, идеологизация занятий, да еще по специальным дисциплинам будущей профессии, как минимум, некорректна. Насколько мне известно, по типовому уставу современного вуза политическая деятельность в его стенах исключается.
Как разрешить это противоречие?
Наверное, здесь требуется некая «золотая середина»…

***

Являясь постоянным читателем «Советской России», вряд ли ошибусь, если скажу: первым на страницах нашей газеты проблему контрпропаганды в студенческой аудитории основательно затронул профессор В. Алексеев из г. Чебоксары в статье «Пофигисты и другие», напечатанной 8.04.2007 г.
«...Чтобы немного заострить внимание утомленных слушателей, – писал, в частности, В. Алексеев, – я иногда рассказываю им «фантастические» истории из своей студенческой жизни 60-х годов. Особое внимание и удивление вызывает рассказ, как, будучи студентом пятого курса и получая стипендию 50 рублей, я мог на воскресенье позволить себе слетать на самолете из Москвы в Ленинград и обратно. (Билет в один конец для студентов продавался тогда с 50-процентной скидкой и стоил 7 рублей). Мы с моей девушкой ходили в Эрмитаж, могли посетить кафе «Север» на Невском… На все это у нас уходила ровно половина моей стипендии, а остальной половины мне хватало на питание до следующей стипендии».
Публикацией В. Алексеева «Советская Россия», видимо, собиралась открыть широкую дискуссию о позиции научно-педагогических работников в условиях густопсовой травли социализма. Зазывной анонс «О чем молчит красная профессура», по идее, должен был задеть за живое читателей – коллег автора.
Пробегаю глазами газетную вырезку, нахожу основные моменты, которые тогда отметил. 1. Никто так остро не ощущает связь времен и смену поколений как преподаватели вузов. (Несомненно.) 2. Стараниями властей и прорежимных СМИ коммунистическое прошлое страны преподносится новому поколению только в черных красках. (Факт!) 3. Тем не менее в молодежной среде все чаще поднимаются вопросы: как и почему к власти пришли коммунисты; кто и за что воевал в Гражданскую войну; кто такие были Ленин и Сталин; как на самом деле жили люди при Советах. (Да, интерес налицо.) 4. Между тем большая часть вузовской интеллигенции, даже если разделяет левые и коммунистические взгляды, пассивно созерцает происходящее, мечтая о правильном капитализме с человеческим лицом, до которого еще сто лет идти. (Увы, это так.)
Заметьте: проблема поставлена еще в 2007-м, на пике «тучных» годов, а сейчас она тем более злободневна.
Но тут остался открытым главный, пожалуй, вопрос. Вопрос о формах интеллектуального отпора антисоветчине со стороны «красной профессуры». По словам В. Алексеева, «фантастические» эпизоды из своей студенческой жизни он приводит тогда, когда надо «взбодрить» слушателей. Конечно, и такой прием дает эффект в плане доброго отношения к эпохе СССР. Но получается так: тема занятия – отдельно, а экскурс в советское прошлое – отдельно…
А нельзя ли, опять же в целях контрпропаганды, теснее увязывать учебно-научную информацию с информацией общественно-политической?

***

Неожиданно пришла подсказка.
Не помню, то ли услышал, то ли прочел где-то, но мигом «склевал» очень продуктивную мысль. В любой области распространения знаний можно, не отходя от основной темы, раскрывать преимущества социализма. Достаточно всякий раз… «прорабатывать исторический срез своего предмета».
Жаль, не записал, кто именно высказал такую идею. А идея, по-студенчески выражаясь, «стопудовая». Какую ни возьми сферу человеческой деятельности, в ней никогда не будет лишним проследить смену тех или иных ее состояний. Таких, скажем, как зарождение, становление, подъем или спад, возрождение, преобразование и т.п. И в контексте такого обзора – естественно и ненавязчиво затронуть эпоху СССР, привести пару-тройку фактов из советского прошлого. Да пóходя сопоставить их с российской реальностью. А еще лучше – побудить слушателей к сопоставлению…
Недавно в одной из программ «Красной линии» член-корреспондент Российской академии наук А.А. Тишков коснулся темы географических открытий ХХ века. При этом заметил, что в исследовании неизведанных территорий планеты лидировали советские ученые. На рубеже 60–70-х гг. в экспедиции выходили 120 специальных судов под флагом СССР. Таковых сегодня с российским триколором не наберется и двух-трех десятков, утрачен даже интерес к проблемам пространственного развития собственной страны.
Это – история с географией… Аналогичные погружения в прошлое можно проводить во всех областях естественных и гуманитарных наук – от астрономии до языкознания, если целенаправленно расширять кругозор обучаемых за счет ретроспективного взгляда на предмет. А такой подход в свете теории познания диалектического материализма дает наиболее полную картину. Согласно В.И. Ленину, на любой вопрос необходимо смотреть с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило и чем данная вещь является теперь.
Приняв на вооружение эту безупречную методологию, преподаватель социалистической ориентации вправе в любой сфере и по любому предмету обучения отмечать советскую составляющую. А здесь даже простое упоминание отдельных фактов способно вызвать политико-воспитательный эффект.

***

Из собственных наработок.
Помимо истории ТВ, преподаю и такую дисциплину, как «Организация и экономика телевидения». Понятно, что на занятиях по данному курсу в центре внимания вопросы, актуальные «здесь и сейчас». Но разве изучающим современный хозяйственный механизм не полезно узнать, как складывалось финансирование отрасли на протяжении прошлых десятилетий? Вот и выполняю «исторический срез» под этим углом.
Заходит разговор о том, что в нашей стране вплоть до 1962 г. прием теле- и радиопередач был платным. Так, в 1961 г. люди каждый месяц приходили на почту и вносили по квитанции: 1 рубль за телевизор, 30 копеек за радиоприемник, 50 копеек – за радиоточку (комнатный репродуктор). Собранные с населения средства поступали в бюджет, откуда направлялись на нужды телерадиовещания. Уточняю для ориентировки, что в том же, 1961 г. должностной оклад журналиста-редактора краевой телестудии составлял 90 рублей, а его же месячный заработок, вместе с гонораром – в пределах 110–120 рублей, черно-белый телевизор «Рекорд» стоил 140 рублей.
Примечаю: ровесники XXI века не без труда осмысливают товарно-денежные соотношения 1960-х гг.
– Честно говоря, многие тогдашние цены подзабыл за столько лет. Но вот еще какая цена врезалась в память… Когда 9 января 1964 г. получил ордер на квартиру – как молодой специалист – коньяк брал в гастрономе за 4,03 рубля. Абсолютно точно. «Три звездочки»…
Слушатели понимающе улыбаются. Возвращаюсь к теме.
– С 1962 г. стал действовать новый порядок финансирования нашей отрасли. Сохранилась лишь абонентская плата за репродукторы проводного радио. А вместо сборов за телевизоры и радиоприемники были введены надбавки к розничным ценам на продаваемые аппараты: на телевизоры – плюс 20 процентов к прежней цене, на радиоприемники – плюс 15%. Тот же «Рекорд», стоивший в 1961-м 140 рублей, теперь стали продавать за 168… Но зато, переплатив 28 рублей, его приобретатель целиком освобождался от платы за просмотр, равно как и все владельцы старых телевизоров. Аналогично – и по радиоприемникам.
Далее говорю, что с течением времени в Советском Союзе запускались новые каналы, увеличивались объемы вещания. Расходы на электронные средства массовой информации возрастали и уже не покрывались сборами с абонентов проводного радио и торговыми надбавками на продаваемые приемники. Однако государство не перекладывало бремя дополнительных затрат на телезрителей и радиослушателей, как сейчас затраты по капитальному ремонту жилого фонда на самих жильцов, – привлекались другие финансовые источники. Недостающие средства восполнялись за счет предприятий и ведомств, функционально связанных с ТРВ и обязанных ему своим экономическим преуспеванием.
Обращаемся к балансовым показателям Гостелерадио СССР за 1985 год. При общей сумме отраслевых затрат 1835 миллионов рублей поступления от абонплаты и торговых надбавок составили всего 924 миллиона, что лишь наполовину перекрывало понесенные издержки. А для возмещения второй половины затрат Министерство финансов СССР перевело Гостелерадиокомитету свободный остаток прибыли предприятий Минсвязи и заводов-изготовителей телерадиотехники, а также налог с оборота госторговли. И никто не оказался в накладе. Налицо протекционистский (от лат. protection – защита, покровительство) подход Советского государства и к телевидению, и к телезрителям.

***

Иное отношение к отечественному телепроцессу мы со студентами обнаруживаем в постсоветский период.
Эпоха Ельцина–Путина совпала по времени с глобальной «цифровой революцией» – кардинальной перестройкой электронных СМИ с аналогового на цифровое вещание. Как когда-то колоризация телевидения, так и в новейшей истории его цифровизация повлекли за собой целый комплекс проблем: технических, экономических, организационных, социальных, правовых. А потому и в больших, и в малых странах мира перевод ТВ на новую технологию становился предметом развернутой государственной программы.
Поневоле приняла вызов прогресса и Российская Федерация. Но именно поневоле. И дела у нас пошли согласно известному присловью: «Спячка – раскачка – горячка».
«Спячка» проявилась уже в том, что Россия «проморгала» разработку единого европейского стандарта DVB (Digital Video Broadcasting – «цифровое вещание видео»). Среди участников международного консорциума DVB, принявшего в 1998 г. пакет нормативно-технической документации по «цифре», представителей некогда ведущей телевизионной державы, увы, не оказалось.
Глубокая медвежья спячка продолжалась ни много ни мало шесть лет. Наконец, в 2004 г. правительство М.Е. Фрадкова известило Международный союз электросвязи о выборе Россией стандарта DVB и запросило нужные радиочастоты.
На последующую «раскачку» ушла в общей сложности путинская пятилетка. Сначала понадобилось свыше одного года для создания Правительственной комиссии по вопросам технологического обновления ТРВ (май 2006-го). Спустя полтора года, к ноябрю 2007-го, комиссия во главе с первым вице-премьером Д.А. Медведевым обнародовала Концепцию намечаемой цифровизации. Потом более двух лет заняло вялотекущее обсуждение «новой конституции телевидения». И лишь 3 декабря 2009 г. премьер-министр В.В. Путин подписал Постановление №985 об утверждении Федеральной целевой программы «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009–2015 годы».
Конспектируя эти данные, мои слушатели не могут удержаться от сопоставления, ибо из предыдущей лекции они знают: в июне 2009 г. в США был отключен последний аналоговый телепередатчик. То есть американцы уже завершили модернизацию, а мы только-только к ней приступили…

***

Как водится, после «спячки» да «раскачки» следует «горячка». Так события и развернулись. Долго запрягавшая, Россия сразу взяла с места в карьер. Уже в январе 2010 г. вошла в строй 50-километровая зона цифрового телевидения на границе Хабаровского края с Алтаем, а к октябрю того же года реконструкцией были охвачены 2324 населенных пункта, где проживали семь процентов россиян. Темп работ нарастал. Вслед за оцифровкой наземного (эфирного) вещания по периметру сухопутных границ РФ от Приморского края до Ленинградской области мачтовики-высотники приступили к обновлению передающих устройств в республиках Северного Кавказа, на Ставрополье, в Астраханской, Белгородской, Брянской, Воронежской, Волгоградской и других глубинных областях. Поскольку в то время более 80 процентов зрителей принимали программы только по эфиру, у нас в первую очередь внедрялся цифровой стандарт в модификации DVB-T, где добавочная Т указывает на Terrestrial – наземный способ трансляции.
В общем, Федеральная целевая программа буквально рванула со старта. Казалось бы, ничто не предвещало сбоев.
И надо же – вдруг вскрылась нелепая оплошность стратегов модернизации. Скажем точнее: вопиющая недальновидность.
Дело в том, что когда телевизионная Россия удосужилась взять на вооружение DVB, тогда это был стандарт, созданный в 1998 г. и рассчитанный на традиционные 625 строк развертки изображения. Однако позднее, в 2008 г., тот же европейский консорциум DVB выпустил новую редакцию технических параметров для цифрового эфирного вещания: DVB-Т2. От своего единоутробного предшественника стандарт 2008 г. рождения принципиально отличался тем, что обеспечивал разрешающую способность экрана в 1080 и более строк развертки и служил технологическим трамплином для выхода на телевидение сверхвысокой четкости, освоения мобильного и объемного (3D) телевидения. У нас же при разработке программы на перспективу эти резервы роста оказались не заложены. И производственные подразделения Минкомсвязи РФ и ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» устремились вдогонку за цифровым прогрессом… по технологии прошлого века.
Первыми узрели противоречие проницательные эксперты. В отраслевой прессе появились озабоченные статьи. И взоры заинтересованных лиц обратились к вершине телевизионной вертикали.
…После некоторых раздумий высокопоставленные дилетанты, ведающие связью в правительстве В.В. Путина, выдали указание: работу по Федеральной целевой программе на 2009–2015 гг. продолжать в прежних параметрах, и только завершив ее, «приступить к выполнению услуг в DVB-Т2 (Распоряжение правительства РФ №57-р от 21.01.2011.).
Выходило так: сначала преобразуем аналоговое телевидение в цифровое согласно стандарту 1998 г., а затем проделаем повторную цифровизацию вещания, но уже в современной редакции DVB.
Анекдот да и только!.. Конечно, в институтских стенах не позволяю себе резко отзываться о дуроломах из Белого дома – обычно лишь привожу студентам русскую прибаутку: «Акуля, что шьешь не оттуля?» – «А я, матушка, еще пороть буду»… Срабатывает, однако.
Ну а в этой ситуации всполошились все операторы связи. И наша властная вертикаль, пораскачиваясь туда-сюда 14 месяцев, Распоряжением правительства от 3 марта 2012 г. №287-р перенесла начало модернизации в DVB-Т2 с 2015 г. на 2012-й. При этом на «переперестройку» уже перестроенных телесетей страны было отведено около двух лет.
Такая вот «загогулина» получилась с Федеральной целевой программой. Немудрено, что ни в 2015-м, ни в 2016–2018 гг. смена аналога на цифру в России так и не состоялась. Правда, в последние месяцы «ящик» учащенно трезвонит об отключении старых телепередатчиков то в одном, то в другом регионе. Два или три раза прозвучало «капиталистическое обязательство» завершить цифровизацию всей страны к 3 июня 2019 года. Сверяю эту дату с 12 июня 2009 г., когда Соединенные Штаты Америки окончательно вошли в цифровую эпоху… Сдается, мы решили отстать от геополитического соперника не на полные десять лет, а хоть на 9 дней меньше… И то хоть слабое, да утешение.

Начало
(Окончание следует.)

г. Краснодар
Олег ДЖИГИЛЬ

http://sovross.ru/articles/1894/45789

(Окончание следует.)

г. Краснодар

Олег ДЖИГИЛЬ
Поделиться…


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Первые шаги телевидения
СообщениеДобавлено: Пт сен 20, 2019 10:41 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8607
ОДНАЖДЫ НА ЛЕКЦИИ

И немного о социально-экономических аспектах проблемы. На Востоке говорят: «Скорость движения каравана определяется скоростью самого ленивого верблюда».

Так вот, в караване телевизионной модернизации «самым ленивым верблюдом» проявляет себя… телезритель. Точнее, желание и готовность самого зрителя получать вместо аналоговых передач цифровые. Иногда здесь срабатывает инертность, но чаще всего – материальный фактор.
На определенном этапе цифровой революции в большинстве стран становилось очевидным: далеко не все семьи могут позволить себе затраты на телевизионную технику нового поколения. А со старым приемником цифровой сигнал несовместим. Между тем для миллионов людей телевидение – единственное окно в мир. Отсюда серьезный риск: пустив дело на самотек, оставить значительную часть населения без экстренных оповещений (войны, другие чрезвычайные ситуации), а это уже угроза национальной безопасности. Поэтому везде понадобился некий переходный период, на протяжении которого в зоне действия каждой телестанции одновременно работали бы два передатчика: цифровой и аналоговый, с тем, чтобы любую программу один передатчик выдавал в новом формате, другой – в старом. И подобное дублирование являлось обязательным вплоть до того дня, когда как минимум 95% домохозяйств заимеют цифровой телевизор либо оснастят старый телевизор специальной приставкой – декодером. По логике вещей, любое государство должно было стремиться к тому, чтобы «переходный период» оказался как можно короче.
Интересно, как подошли к этому делу в США. Поскольку цифровая технология многократно увеличивает пропускную способность полосы радиочастот, высвобождая немалое количество телеканалов, американские власти сделали оригинальный маркетинговый ход. Они стали продавать свободный частотный ресурс («цифровой дивиденд») коммерческим предприятиям связи, а на вырученные средства субсидировать владельцев старых телевизоров. Каждая семья, не имеющая цифрового приемника, стала получать от государства по два 40-долларовых купона (т.е. всего $80), на которые она могла или купить приставку или, добавив свои деньги, приобрести новый телевизор. На это было выделено из казны полтора миллиарда долларов.
Идея материальной помощи малообеспеченным телезрителям вызревала и в России. В 2008–2009 годах, готовя для правительства проект Федеральной целевой программы, специальная Межведомственная рабочая группа внесла в перечень бюджетных расходов 18 миллиардов рублей для обеспечения бесплатными цифровыми приставками низкодоходных слоев населения. Однако в окончательном тексте ФЦП данной расходной статье места не нашлось. Рекомендованная специалистами цена всей программы составляла 150 млрд руб., а утвержденная В.В. Путиным оказалась «оптимизирована» до 122,4 миллиарда.
Сегодня занятно смотреть в новостях, как суетливо, сумбурно власти на местах доводят удельный вес «оцифрованных» зрителей до необходимых 95%, без чего нельзя отключить аналог по всей России. И действуют кто во что горазд. В регионах что побогаче закупают приставки чохом и направляют их с волонтерами в дома бедняков для установки и подключения. В других случаях малоимущие сами приобретают цифро-аналоговые преобразователи, а органы соцзащиты компенсируют стоимость приставки или… ее часть (!). Где-то возмещают три тысячи рублей, где-то две, а там, где дома пониже да асфальт пожиже, «штукой» отделываются.
Как видно, не только высочайшее разгильдяйство, но и высочайшее скупердяйство явилось причиной того, что национальная программа стала национальным позором.
Впрочем, в институтской аудитории этот тезис напрямую не оглашается – он принимается по умолчанию.

***

Итак, вы умозрительно побывали на нескольких занятиях, а пригласивший вас преподаватель по ходу дела давал понять, какие «сверхзадачи» ставил перед собой в процессе изложения материала.
Почему решил обобщить свой опыт, поделиться размышлениями? Полагаю, это поможет лучше уяснить резервы идейно-воспитательного воздействия на студенчество. А усиление, совершенствования такой работы – веление времени. В обществе формируется «заказ на левый поворот», что особенно ощутимо и актуально в среде учащейся молодежи.
– Совсем недавно моя душа возрадовалась, – блестя глазами, говорила на «Красной линии» Наталья Яковлева, ведущий научный сотрудник одного из академических институтов. – В МГУ на философском факультете пройдет форум молодых марксистов. Туда только слушателями записались триста человек! Мы как организаторы даже не забронировали такой большой аудитории. На моей памяти такого наплыва молодежи не было!
– Чем вы это объясняете? – спросил телеведущий, публицист Дмитрий Аграновский.
– Тем, что выросло новое поколение. Дети, которым капитализм претит. Дети, которые интересуются марксистской теорией, причем современным ее преломлением. («Точка зрения», 30.04.19).
Ну а меня точно так же тронул отчет в нашей газете о встрече студентов и преподавателей Санкт-Петербургского университета с Эгоном Кренцем, последним генеральным секретарем партии коммунистов ГДР. По свидетельству Олега Севергина, просторная аудитория была заполнена до отказа. Всем желающим не хватило места, и люди стояли в коридоре. Во время выступления Кренца стояла полная тишина, и слушатели даже отказались от традиционного перерыва. После окончания официальной части встречи еще как минимум час собравшиеся не отпускали гостя – он давал автографы, фотографировался со студентами, обменивался рукопожатиями… Лекция стала демонстрацией огромного интереса немалой части современной молодежи к перспективам идей социализма. («СР», 18.07.17).
Наверное, и вы, читатель, обратили внимание на результаты исследования ВЦИОМ: 62 процента опрошенных россиян высказались за установку памятных знаков в честь И.В. Сталина. Но что самое примечательное, среди участников того опроса в возрасте 18–24 лет «сталинистов» оказалось 77 процентов. А ведь эту возрастную группу в России представляют именно студенты, ибо сейчас практически все восемнадцатилетние выпускники средних школ поступают в высшие учебные заведения. (Кстати, в советское время было 25%.)
Каждое утро студенческие аудитории страны заполняют четыре с половиной миллиона юношей и девушек. Ныне в эту социальную прослойку входят граждане, родившиеся в 1996–2001 гг. Они не имеют непосредственных жизненных представлений о порушенном социализме, но, успев почувствовать жестокую реальность «капитализма дружков», даже в свои беспечные годы с тревогой посматривают в будущее. А в мире взрослых нарастает идейно-политическое противоборство. И «дети ЕГЭ», сделав профессиональный выбор «Кем быть», неизбежно оказываются перед гражданским выбором «С кем быть».
Впрочем, как уже отмечено, по второму вопросу становится все больше определенности. Вот еще один социологический факт. Одновременно с ВЦИОМ, изучавшим отношение к И.В. Сталину, другой известный исследовательский центр, ФОМ, выяснял популярность различных идеологических теорий. И здесь оказалось: наиболее привлекательны для наших соотечественников идеи социализма. Это в целом, по всему массиву опрошенных. А по возрастным категориям обнаружилась следующая картина.
Удельный вес «симпатизантов к социализму»:
в возрасте старше 30 лет – 25%;
в возрасте от 25 до 30 лет – 28%;
в возрасте от 17 до 25 лет – 35%.
И опять левее всех – фактически та же «студенческая» группа респондентов. Перед нами уже тенденция.
Оппозиционный настрой аудитории, ее «левое дыхание» все больше ощущают те, кто занимается с вузовской молодежью.
– Историческая память начинает работать, – делится впечатлениями ученый, философ В.Н. Шевченко. – Дети, студенты вдруг начинают говорить советским новоязом. Будто они имеют советский опыт! «У нас была такая стипендия, которой сегодня нет», «У нас в советское время было государственное распределение…»
Здесь будет самое время обратить внимание на преподавательский корпус. Даже не вооруженным социологией глазом можно констатировать: среди вузовской интеллигенции еще значительна доля профессионалов, получивших системное советское образование, достигших ученых званий по высоким критериям ВАК СССР. Личный опыт общения с коллегами этого возраста (55+) показывает, что большая и лучшая часть из них по-прежнему разделяет социалистические воззрения. Ну а благодаря подоспевшей пенсионной реформе «наши» кадры еще подзадержатся на факультетах и кафедрах…
Напрашивается вывод: траектории «красной профессуры» и отчетливо «краснеющего» студенчества объективно сближаются. Мы имеем все предпосылки к тому, чтобы активизировать и сделать необратимым левый поворот в массе критически важного поколения россиян.
Для целенаправленных усилий в этом направлении есть вполне подходящее, как мне кажется, рабочее название. Его ненароком подсказал в одном интервью известный политолог Сергей Кара-Мурза:
– Я думаю, патриотам надо сейчас сосредоточиться на теневом обучении молодежи.

***

«Теневое обучение»… Пойдет! Как вариант, «параллельное обучение». Или, если хотите, политический ликбез в процессе преподавания любой дисциплины…
«Теневое» обучение студентов мыслится как дополнительная педнагрузка преподавателя социалистической ориентации. Нагрузка дополнительная, но не сверхурочная. Строго следуя официально утвержденному плану в заданных объемах учебного времени, преподаватель-коммунист или сочувствующий КПРФ (назовем его «красный профессор») исподволь решает еще как минимум три сверхзадачи.
1. Восстановление истины об эпохе СССР.
2. Показ достигнутого при социализме в сопоставлении с итогами реставрации капитализма в России.
3. Формирование у слушателей четкого представления о тупиковом характере курса, проводимого нынешней властью, о ее неспособности вывести страну из системного кризиса.
Названные сверхзадачи решаются по принципу «параллельного действия» или «параллельной операции» (А.С. Макаренко). Что имеется в виду? Излагается, к примеру, узкоспециальная тема. Ну, скажем, «Смена поколений телевизионных технических средств». Преподаватель как профессионал последовательно раскрывает ключевые вопросы темы, дает те или иные определения. Естественно, привлекает и фактический материал. И вот тут наш «красный профессор» отличается от своего коллеги – чистого технократа тем, что не упускает возможности озвучить и такую информацию, которая побуждает к сравнениям, к размышлениям типа «Было и стало», «Прежде и теперь», «У нас и у них», «А нам говорят, будто…» и т.п. Но он не навязывает собственных резюме! Выдерживая внешне отстраненный, «академический» стиль подачи материала, он лишь иной раз подбросит вопрос, отпустит реплику, подскажет актуальную аналогию. Методика теневого обучения видится именно в том, чтобы политически значимые факты сами говорили за себя, подводя слушателей к определенным умозаключениям, а вот идейный наставник, создавший подобную учебную ситуацию, оставался в тени.
Непременным условием эффективности такого воздействия является его ненавязчивость. Видите, вновь заостряю внимание на этом моменте. Ну а насколько он важен, известно еще со времен великого А.С. Макаренко, который настойчиво предупреждал: «Педагогическая поза даже в самой малой степени не должна, по нашему мнению, быть заметна колонисту. Всякое педагогическое устремление должно быть хорошо спрятано в кабинете организатора. В живом быту коммуны воспитанник не должен чувствовать себя объектом воспитания» (А.С. Макаренко. Школа жизни труда, воспитания. 1921–1928 гг. Н. Новгород, 2007, с.165).
Воспитанник «не должен чувствовать себя объектом воспитания». Педагогическая заповедь на все времена! Как и мы в свое время (помните: «Не учи меня жить, лучше помоги материально»?), новое поколение не жалует менторский тон, а тем более политический прессинг. Бывает, чуть пережмешь с пропагандистским посылом и тут же ощущаешь потерю контакта: молодые слушатели мгновенно замыкаются в себе, словно улитки.
И напротив, идеальный вариант – это когда нити политического просвещения органично вплетены в лекционную ткань, когда «пропагандистские устремления» лектора растворены в глубинном течении адресуемой студентам учебно-научной информации.
Обеспечить подобную конвергенцию знаний помогают два методических приема. Надо, во-первых, предлагать вниманию обучаемых исторический срез своего предмета и, во-вторых, в плоскости данного среза обозначать советскую составляющую. И педалировать… Педалировать эту составляющую. Терпеливо, методично, настойчиво. Но не назойливо – очень аккуратно.
Учтем и такой нюанс. Вариации на тему «было и стало» не следует подавать исключительно в черно-белых красках. В том смысле, что раньше все было хорошо, а сейчас, мол, стало все плохо. Пропаганда социализма наилучшим образом срабатывает тогда, когда она диалектически правдива! Когда при показе достижений мы не скрываем противоречивый характер некоторых позитивных процессов. Опять же сошлюсь на экскурс в экономическое прошлое телевидения. Из моего краткого исторического обзора слушатели узнают, что при социализме система гостелерадиовещания, встроенная в единый народно-хозяйственный комплекс Союза ССР, развивалась вполне успешно. Так, в 1940–1980 годах трижды обновлялись технические средства отрасли, постоянно повышалась зарплата персонала, расширялась сеть ведомственных социальных объектов. Однако и недостатки давали о себе знать. Больше всего донимали жесткая регламентация в административно-хозяйственной деятельности и уравниловка в оплате труда. Они настольно тормозили процесс, что в 1987 году было принято специальное правительственное постановление «О расширении прав Гостелерадио СССР и подведомственных ему организаций». Но это разговор особый. Здесь же отмечу: признание отдельных, пусть даже существенных, минусов не ведет к ревизии студентами очевидных плюсов советского строя, притом что лишний раз укрепляет доверие к источнику информации.

***

Есть притча. У сороконожки спросили: «Слушай, у тебя столько ножек – и как же ты с ними управляешься?» Сороконожка задумалась и стала спотыкаться.
Вот так и ваш покорный слуга – оказывается, годами занимался «теневым обучением» студентов, а как дошло до обобщения, осмысления собственного опыта, изложить за один присест не получилось. Далеко не сразу удавалось перенести на бумагу казалось бы очевидное, то, что, как говорится, «нутром чуешь». Да и сейчас не уверен, что все написанное будет принято без вопросов. Но если редакцию заинтересует тема размышлений и материал увидит свет, читатели «Советской России», наверное, в чем-то поправят автора, назовут иные грани поднятой проблемы, подскажут более удачные средства ее решения.
Ну а на случай вероятной дискуссии еще раз уточним ключевое понятие. «Теневое обучение»… Да, это не научный термин, скорее метафора. Но здесь перед нами не столько фигура речи, сколько программа действий.
Предметом «теневого обучения» является внесение в сознание студентов идей социализма в процессе преподавания любого предмета. Оно осуществляется путем параллельного воздействия на обучаемых идеологически значимыми, но при этом органично связанными с темой занятия цифрами, фактами, живыми примерами и т.п. при незаметности самого воздействия.
Широко известен клич воздушных десантников «Никто, кроме нас!» Эти слова мог бы взять своим девизом и корпус «красной профессуры». В том смысле, что никто, кроме преподавателей социалистической ориентации, не способен столь же эффективно приобщать студенчество к делу КПРФ, Комсомола, Левого фронта, других национально-патриотических сил и движений, поднимающихся на спасение России.
Осознанный переход 18–24-летних на позиции КПРФ и ее союзников «стопудово» страшит офшорно-бюрократический режим. Не имея за душой альтернативы идеалам социализма, федеральная пропагандистская машина, ведомая Антисоветчиком №1, продолжает тупо демонизировать СССР, а в наставники юношества мобилизует наемных блогеров, рэперов, рокеров, шоуменов и прочих духовных рейдеров. Последние пускаются во все тяжкие, чтобы отвлечь молодежь от политики, погрузить ее в виртуальный мир экстрима, экзотики, дешевых сенсаций, острых ощущений, новых и новых поветрий молодежной субкультуры. Увести от суровой реальности «тропою ложных солнц» (Дж. Лондон).
«Только победив интеллектуально, мы можем победить политически». Так говорил основатель Итальянской коммунистической партии крупный теоретик марксизма Антонио Грамши.
В приведенные слова стоило бы как следует вникнуть всем честным, прогрессивно мыслящим работникам высшей школы. Осознать, что потенциал той победы, которой жаждет абсолютное большинство россиян, имеет свойство накапливаться в учебной аудитории. И потенциал этот непременно сработает, пусть даже с «отсроченным эффектом». Это когда наши питомцы с дипломами специалистов окунутся в труды и заботы, в сомнения, поиски и тревоги, в борьбу… Молодость – героическая пора в жизни человека.
А пока стрелки настенных часов методично отщелкивают очередные пятиминутки. Звучит размеренный лекторский голос, отображаемый в бегущих строках студенческих конспектов…
Изменение сознания начинается с изменения знаний! А далее следует процесс: знания – убеждения – действия.
Вдруг вспорхнет над тетрадной страницей
Чей-то ясный и вдумчивый взгляд…
Вот она, моя «синяя птица»!
Этим счастлив я,
этим богат.

Окончание.

Начало в «СР» №103 за 17.09.2019 и №104 («Голос народа») за 19.09.2019

г. Краснодар

Олег ДЖИГИЛЬ

http://sovross.ru/articles/1895/45812


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB