Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вс сен 24, 2017 4:24 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Стратегия экономической безопасности России
СообщениеДобавлено: Чт май 18, 2017 9:27 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7216
ЭКОНОМИКА НЕ ПО КУДРИНУ



Владимир Путин утвердил стратегию экономической безопасности России

Судя по всему, в какой-то незаметный для обывателей момент президент России окончательно перешел свой рубикон и начал делать шаги в сторону реального восстановления суверенитета не только в области внешней политики и обороны, чего мы наблюдаем уже несколько лет, но и в других сферах. Не успели мы порадоваться появлению Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы, которую уже назвали Стратегией информационного наступления, как российский руководитель утвердил еще более важную «Стратегию экономической безопасности страны на период до 2030 года», а точнее стратегию мобилизации и рывка экономики.


Новая Стратегия принципиально отличается не только от предыдущей, принятой еще при Ельцине в 1996 году, но и от огромного количества документов изготовленных экономическим блоком правительства именно тем, что направлена не на интеграцию с «дорогими партнерами» любой ценой и закреплению за Россией статуса энергетического придатка Запада, а на восстановление экономического суверенитета страны. Собственно об этом и говорится в самом начале, там же поминают и «развитые страны цивилизованного мира».

«На современном этапе мирового развития отчетливо проявляются объективные признаки разрушения однополярного мира. При этом процесс перехода к многополярности сопровождается нарастанием геополитической нестабильности и неустойчивости развития мировой экономики, резким обострением глобальной конкуренции. Отмечается стремление к перераспределению влияния в пользу новых центров экономического роста и политического притяжения. Происходят существенные изменения в области международного права, военно-политической и экономической областях. На международные экономические отношения все большее влияние оказывают факторы, представляющие угрозу для экономической безопасности. Усилилась тенденция распространения на сферу экономики вызовов и угроз военно-политического характера, а также использования экономических методов для достижения политических целей. На состояние экономической безопасности существенное влияние начинают оказывать факторы, связанные с глобальным изменением климата, способные вызвать дефицит продовольствия и пресной воды, обострить конкуренцию за доступ к возобновляемым ресурсам, в том числе к ресурсам Арктической и Антарктической зон, акваторий Северного Ледовитого океана. В условиях усиления существующих и появления новых вызовов и угроз экономической безопасности Российская Федерация сохраняет достаточно высокий уровень экономического суверенитета и социально-экономической стабильности», — гласит начало Стратегии. И вот что здесь интересно — нет ни слова ни про «невидимую руку рынка», не про либерализм, как единственный магистральный путь, ни про курс на то чтобы догнать и перегнать «самые развитые» страны. Из того, что мы привыкли слышать последние 25 лет – нет ничего. Зато есть четкое понимание, что мы Россиия--суверенная держава, которая видит и понимает все геополитические и геоэкономические риски конца власти глобалистов и готовится на них ответить. Вообще, после прочтения Стратегии складывается устойчивое ощущение, что к ее написанию приложил руку советник президента Сергей Глазьев, уж слишком многое там перекликалось с его программой.

Целями Стратегии называются: укрепление экономического суверенитета Российской Федерации; повышение устойчивости экономики к воздействию внешних и внутренних вызовов и угроз; обеспечение экономического роста; поддержание научно-технического потенциала развития экономики на мировом уровне и повышение ее конкурентоспособности; поддержание потенциала отечественного оборонно-промышленного комплекса на уровне, необходимом для решения задач военно-экономического обеспечения обороны страны.

Среди основных направлений для выполнения этих целей названы и уход от нефтегазовой зависимости, и предоставление производству «длинных» денег, и защита своих интересов внутри страны, а главное – за рубежом, и даже создание мобилизационного резерва на всякий нехороший случай, и продолжение импортозамещения. Даже борьбу с коррупцией указали. Все, о чем говорилось патриотами за последние годы, оказалось лаконично указано в этой стратегии. Из прошлой ельцинской, остались лишь направление на привлечение инвестиций, но отобрать и это у либералов — вызвать окончательно их вселенский вой.

Основными вызовами и угрозами экономической безопасности Стратегия признает.

«1) стремление развитых государств использовать свои преимущества в уровне развития экономики, высоких технологий (в том числе информационных) в качестве инструмента глобальной конкуренции;

2) усиление структурных дисбалансов в мировой экономике и финансовой системе, рост частной и суверенной задолженности, увеличение разрыва между стоимостной оценкой реальных активов и производных ценных бумаг;

3) использование дискриминационных мер в отношении ключевых секторов экономики Российской Федерации, ограничение доступа к иностранным финансовым ресурсам и современным технологиям;

4) повышение конфликтного потенциала в зонах экономических интересов Российской Федерации, а также вблизи ее границ;

5) усиление колебаний конъюнктуры мировых товарных и финансовых рынков;

6) изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и снижение материалоемкости;

7) деятельность создаваемых без участия Российской Федерации межгосударственных экономических объединений в сфере регулирования торгово-экономических и финансово-инвестиционных отношений, которая может нанести ущерб национальным интересам Российской Федерации;

8) подверженность финансовой системы Российской Федерации глобальным рискам (в том числе в результате влияния спекулятивного иностранного капитала), а также уязвимость информационной инфраструктуры финансово-банковской системы;

9) исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими изменениями;

10) отсутствие российских несырьевых компаний среди глобальных лидеров мировой экономики;

11) недостаточный объем инвестиций в реальный сектор экономики, обусловленный неблагоприятным инвестиционным климатом, высокими издержками бизнеса, избыточными административными барьерами, неэффективной защитой права собственности;

12) слабая инновационная активность, отставание в области разработки и внедрения новых и перспективных технологий (в том числе технологий цифровой экономики), недостаточный уровень квалификации и ключевых компетенций отечественных специалистов;

13) истощение ресурсной базы топливно-сырьевых отраслей по мере исчерпания действующих месторождений;

14) ограниченность масштабов российского несырьевого экспорта, связанная с его низкой конкурентоспособностью, недостаточно развитой рыночной инфраструктурой и слабой вовлеченностью в мировые "цепочки" создания добавленной стоимости;

15) низкие темпы экономического роста, обусловленные внутренними причинами, в том числе ограниченностью доступа к долгосрочным финансовым ресурсам, недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры;

16) несбалансированность национальной бюджетной системы;

17) недостаточно эффективное государственное управление;

18) высокий уровень криминализации и коррупции в экономической сфере;

19) сохранение значительной доли теневой экономики;

20) усиление дифференциации населения по уровню доходов;

21) снижение качества и доступности образования, медицинской помощи и, как следствие, снижение качества человеческого потенциала;

22) усиление международной конкуренции за кадры высшей квалификации;

23) недостаточность трудовых ресурсов;

24) неравномерность пространственного развития Российской Федерации, усиление дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню и темпам социально-экономического развития;

25) установление избыточных требований в области экологической безопасности, рост затрат на обеспечение экологических стандартов производства и потребления», — говориться в ней.

А еще стоит отметить, чего в этой стратегии нет. Нет там ни повышения пенсионного возраста, ни святой веры в отмену санкций, ни обязательного исключительно для «дикарей» выполнения требований МВФ и ВТО. Нет даже увеличения налогов и вложение в «кубышку» из американских фондов. Если коротко, то там нет Кудрина, который только что похвастался своей новой «программой» для президента. Оказалось, опоздал.

Единственно, что действительно вызывает беспокойство, так это то, что воплощение ее в жизнь отдано на расправу Правительству РФ, которое состоит в основном из верных последователей Гайдара и Чубайса, и, мягко говоря, смотрит на экономику по-иному. Более того, они уже удачно похоронили майские Указы и есть реальные опасения, что все сказанное в Стратегии на практике будет размыто, затаскано, перевернуто, а то и просто не исполнено. Впрочем, Президент поручил им разработать в 3-месячный срок меры организационного, нормативно-правового и методического характера, необходимые для реализации Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, и обеспечить их выполнение. Вот через три месяца и посмотрим, что смогут разработать Медведев, Шувалов да Дворкович с Силуановым. И проконтролируем.

РИА Катюша
http://katyusha.org/view?id=5971
http://katyusha.org/view?id=5971

http://nesekretno-net.mirtesen.ru/blog/ ... id=1&pad=1


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Стратегия экономической безопасности России
СообщениеДобавлено: Чт май 18, 2017 9:30 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7216
Стратегия экономической безопасности России до 2030 года как новый предвыборный маневр

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Появление новой стратегии экономической безопасности — шаг важный и даже запоздавший. Прежняя стратегия просуществовала 21 год, несмотря на изменения в развитии страны и внешние, и внутренние. Новая появилась спустя несколько лет после новых экономических реалий, с которыми столкнулась Россия — санкций и изоляции. То есть Стратегия экономической безопасности — документ ожидаемый и актуальный, если только не учитывать одно, но — писалась она все той же командой, которая вела страну неизменным курсом со времен Ельцина, довела до санкций и крайне высокой степени экономической зависимости России от внешнего мира.

Стратегия экономической безопасности, как и прочие путинско-медведевские стратегии, обладает стандартным набором непроработанных положений.

1. Это сроки. Стратегия должна мыслиться как документ на долгосрочную перспективу. В России же только к 2019 году разработают меры по ее реализации, то есть три года бумага будет лежать без мер по ее реализации — хорош «управленческий документ»? А значит останется чуть больше десяти лет для ее претворения в жизнь. Это на деле, если так можно сказать, среднесрочное планирование, которое не определяет цели, к которой страна должна двигаться в долгосрочной перспективе.

2. Параметры экономической безопасности даны в виде перечня без указаний целевого уровня. Предлагается осуществлять их мониторинг, но вот как дальше собираются интерпретировать результат — не ясно. Целевых установок нет, правительство видимо просто будет в итоге отчитываться о динамике — растут или падают, не вдаваясь в подробности, что с момента принятия стратегии параметр практически не изменился. У власти нет представления об оптимальных значениях этих параметров, а значит отчетность будет превращена в показательный, но бессмысленный процесс.

3. Примечателен перечень итогов стратегии. Среди экономических параметров второй строкой прописано «укрепление общественно-политической стабильности», то есть вопрос сохранения путинского режима сейчас стоит настолько остро в повестке, что встречается уже в каждом государственно-управленческом решении и почему то в целях экономической стратегии. То ли «…шапка горит», то ли «…о бане разговор».

4. Как обычно нет никаких санкционных мер за провал исполнения стратегии. Хотя по правде сказать сложно провалить то, где нет качественного мониторинга хода исполнения. Иными словами, все сведется к тому же, что и с майскими указами: выполнил — хорошо, не выполнил — тоже хорошо.

5. Для стратегии характерна бессвязность ее частей, когда есть вызов и угроза, но нет задач ее нейтрализации. Или есть задача, но нет ни одного целевого параметра, мониторинг которого мог бы характеризовать состояние исполнения этой задачи.

Есть вопросы и к самому содержанию Стратегии, которая отражает видение политического руководства относительно перспектив развития страны.

КТО ВИНОВАТ?

Первостепенные вызовы, о которых говорится в стратегии, посвящены внешнему воздействию. И это неудивительно, поскольку сама стратегия появилась как ответ на внешнее экономическое давление. Не будь санкций, Россия еще бы 20 лет прожила со стратегией, принятой Ельциным.

Применительно к внешним факторам власть наконец-то пришла к частичному осознанию несуверенности российской экономики и выдвинула среди главных целей «экономический суверенитет». Однако на письменной версии констатации этого факта все и закончилось, поскольку политика Кремля остается неизменной, местами противоречащей уже новой Стратегии. Пока в стратегии закрепляется вызов экономической безопасности в форме «деятельности создаваемых без участия РФ межгосударственных экономических объединений» Путин выступает на форуме «Один пояс — один путь», и поддерживает создание такого экономического объединения, которое представляет угрозу национальным интересам страны. Россия пытается встроиться в этот проект, но китайский замысел кроется в интегрировании постсоветского пространства в китайскую экономику без участия России. Вновь Путин десуверенизирует экономику строя Туреций и Северный поток, Сибирскую силу. Для кого эта стратегия? Может Путин ее и не читал?

Какие меры предлагает правительство для нейтрализации внешних угроз? Традиционная ответная пощечина — «совершенствование механизма принятия ответных мер в случае применения иностранными государствами и международными организациями санкций и других дискриминационных ограничений». Можно долго спорить над тем, нужно ли молчать в случае санкций (по формуле действий Моськи против Слона — гав, гав) или нужно делать свою экономику самодостаточной и повышать свою суверенность в экономическом аспекте. Ответ очевиден, но Стратегия ему противоречит. Вспомним лишь то, что с момента введения санкций правительство многократно и оперативно срабатывало в части ответных мер — и продовольственное самоэмбарго, и запреты на поставку продовольствия для ряда стран и прочее, но совсем немного потрудилось в сфере повышения экономического суверенитета — формально осуществило импортозамещение в сельском хозяйстве, и едва разработало некий аналог национальной платежной системы. На этом все. То есть сохраняются высокие риски того, что противодействие внешним угрозам снова сведется к ответным мерам, а не к повышению экономической суверенности отраслей российской экономики.

ИМПОРТОЗАВИСИМОСТИ ОФИЦИАЛЬНО «НЕТ»

Полностью исчезло из Стратегии такое важнейшее направление как зависимость экономики от импорта и программа импортозамещения. Среди вызовов в сфере экономической безопасности нет ни слова о критически высокой зависимости от импортной продукции. Правительство видимо посчитало, что здесь все успешно выполнено, хотя ни в сельском хозяйстве, ни в обрабатывающей промышленности страна не вышла на уровень высокой суверенности. Импортные отвары в структуре потребления по ряду отраслей выше 50%, Россия просто не в состоянии предъявить конкурентоспособную (или хотя бы протекционистски поддержанную) альтернативу импортным товарам. Но этот вопрос почему-то не отнесен к экономической безопасности. Конечно никто не требует, чтобы Россия полностью себя всем обеспечила и отгородилась от импорта, но иметь производственную базу, которую можно было бы нарастить в случае мобилизации России, жизненно необходимо. Но этого нет. Даже сельское хозяйство, по которому лидеры гордо отчитываются об успехах, сидит на импортной компоненте — семена, племенной скот, удобрения и инвентарь, техника и прочее. Но об этом в стратегии ни слова.

СОХРАНЕНИЕ СЫРЬЕВОЙ МОДЕЛИ

Путин и его команда отказываться от сырьевой модели и переходить к производительной не намерены. Основной упор — это сохранение России в статусе нефтяной скважины, нежизнеспособной и несуверенной. И доказательств ориентации на сырьевую модели в стратегии достаточно.

Во-первых, в перечне главных вызовов и угроз перечислены «усиление колебаний мировых товарных рынков» и «изменение мирового спроса на энергоресурсы». В этом Кремль видит первостепенные вызовы. Естественно, что такими вызовы могут быть исключительно для страны, где доминирует ориентация на сырьевую модель. И это при том, что «исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития» также указано в перечне вызовов.

Во-вторых, среди целей государственной политики нет ни слова об отказе от сырьевой модели, о переходе к производственной экономике. Есть достаточно абстрактная формулировка «повышение устойчивости экономики к воздействию внешних и внутренних вызовов и угроз», но при такой формулировке правительство и не обязано проводить структурные реформы. Взять, например, импортозамещение. Реформ никаких не было, объявили о льготных кредитах, девальвировали рубль, сконцентрировали сельское хозяйство в руках нескольких латифундистов (включая семью министра сельского хозяйства) и заявили, что мы себя всем обеспечили, то есть в этой части повысили устойчивость экономики. Есть и цель «поддержание научно-технического потенциала развития экономики на мировом уровне», что написано явно для красного словца. Будь эта цель реальной, нужно было бы писать не поддержание, а повышение до мирового уровня.

В-третьих, смотрим на показатели состояния экономической безопасности. Среди параметров ВВП нет даже валовой добавленной стоимости по секторам. В случае отказа от сырьевой модели такой показатель как ВДС обрабатывающей промышленности должен был быть целевым, в то время как указан стандартный перечень — темп роста ВВП и ВВП на душу населения. Нет показателя доли несырьевого сектора, есть лишь доля машин и оборудования в несырьевом секторе, в то время как для несырьевой экономики показатель должен был бы звучать как доля машин и оборудования в экспорте. Данный набор параметров однозначно говорит, что экономическая модель страны останется такой же, как и была. Зачем тогда эта «стратегия»? Стратегия ли тогда это? Может, достаточно было одного абзаца? «Ничего не меняем. Все безошибочно». И экономический эффект очевидный бы наступил, хотя бы в том, что бумагу и чернила бы сэкономили.

ИННОВАЦИИ, ТЕХНОЛОГИИ

При анализе заложенных в Стратегии формулировок сохранение сырьевой модели не вызывает сомнения, однако если бегло пройтись по вершкам, то может создаться впечатление, что Кремль ориентирован на поддержку технологий и инноваций. В разных форматах такие задачи действительно звучат в Стратегии. Но, напомню, что о технологиях в своих посланиях Федеральному Собранию стал говорить еще Ельцин, а результат практически не изменился. Во-вторых, перечень целевых параметров, по которым будет отслеживаться исполнение поставленных задач, говорит сам за себя. Нет ни одного параметра, оценивающего положение России в мире по уровню технологического и инновационного развития. А представленные параметры — те, которые сейчас мониторирует Росстат — «доля инновационных товаров в общем объеме отгруженных», «доля организаций, осуществляющих технологические инновации» не отражают инновационность как таковую, в состав их входит и сырьевой сектор.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

С одной стороны авторы стратегии признают, что сырьевая модель и традиционные факторы экономического роста себя исчерпали, Россия просто неконкурентна в несырьевом сегменте, в котором нет российских компаний среди глобальных лидеров мировой экономики. Среди целей даже указывают «обеспечение экономического роста».

Но с другой стороны, не предложено ни одного нового фактора, который бы обеспечил экономический рост. Все базируется на старых постулатах — иностранных инвестициях (это при проблеме-то суверенитета!), совершенствовании специализированных инструментов кредитования стратегических отраслей, а к ним, стоит помнить, относится тот самый ТЭК — «локомотив» российской экономики, который позволяет скрывать накопившиеся деформации и проблемы в экономике. По сути дела никакой это не локомотив, а камень на ногах утопленника.

НАСЕЛЕНИЕ ЗА БОРТОМ

Что касается уровня жизни граждан, то для экономической безопасности согласно Стратегии угрозу представляет только усиление дифференциации населения по уровню доходов. А такие проблемы, как рост числа бедных, низкие заработные платы, в два раза ниже официального уровня, отсутствие сбережений у 70% россиян, которые живут настоящим без возможности гарантировать достойный уровень жизни в будущем, попросту отсутствуют.

В целях все же сказано «повышение уровня и улучшение качества жизни населения», а среди задач одной строчкой потом встречается «снижение уровня бедности и имущественного неравенства». Но вот в чем особенность: правительство продолжает считать бедными тех, чей доход ниже прожиточного минимума, в то время как прожиточный минимум уже не покрывает даже минимума потребностей. При такой формулировке игнорируется не только проблема нищих, но и уровень жизни основных народных масс, которые по формальным признакам не относятся к бедным, а фактически едва сводят концы с концами. И пока в целевых показателях экономической безопасности будут стоять параметры «доля граждан с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума» и децильный коэффициент, уровень жизни населения улучшаться не будет.

Есть в Стратегии и прочие важные блоки: финансовая деятельность, трудовые ресурсы, инвестиции, территориальное развитие, ошибки государственного управления. И по ним все те же привычные подходы. Финансовая деятельность без упоминания о том, что денежно-кредитная политика должна работать на экономический рост. О диверсии демонетизации ни слова. В сфере трудовых ресурсов упор сделан на систему образования, в то время как демографическая и миграционная политика не учитывается. В части сбалансированного пространственного и регионального развития, которому в стратегии отведено значительное место, перечислен набор механизмов, который реализуется сейчас, но как видим его противоположным результатом стал рост дифференциации регионов по уровню развития и разрыв экономических цепочек. А ошибки государственного управления в виде коррупции и «недостаточной эффективности государственного управления» оформились в задачу «борьбы с нецелевым использованием и хищением государственных средств, коррупцией, теневой и криминальной экономикой», но на деле реализованы не будут. Пример с российским премьер-министром об этом говорит однозначно.

Учитывая в каком виде приняли новую Стратегию экономической безопасности, со старой стратегией мы могли бы просуществовать еще лет 20. Но новая стратегия была нужна, особенно в преддверии выборов, поскольку она создает очередную имитацию радения царя за его царство и народ. Как — никак санкции, изоляция требовали уже не декларируемого импортозамещения, а некой комплексной программы противодействия внешним угрозам, которую главное принять перед выборами, а исполнять вовсе не обязательно.

И от этой Стратегии веет безысходностью.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Майские указы как имитация развития

Санкции +. Что еще в арсенале давления Запада на Россию?

Отчет Медведева: мы опять прожили год новых возможностей

Карты «МИР»

http://rusrand.ru/analytics/strategiya- ... nyy-manevr


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Стратегия экономической безопасности России
СообщениеДобавлено: Чт май 18, 2017 9:33 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7216
Какие опасения оставляет принятая «Стратегия безопасности»

Главной новостью этих дней стал указ президента России «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации до 2030 года» (13 мая 2017 года, №208). Сам указ – достаточно лаконичный документ, всего на одну страницу. Правда, в нем есть некоторые моменты, которые вызывают удивление и беспокойство.

Например, в пункте 2 подпункте (б) правительству РФ поручается «обеспечить мониторинг и оценку состояния экономической безопасности Российской Федерации».

А я-то думал, что такой мониторинг и такую оценку правительство осуществляло в соответствии с Государственной стратегией экономической безопасности РФ, которая действовала до момента принятия упомянутого выше указа №208 (предыдущая стратегия была введена указом 29 апреля 1996 года, № 608). Что же, как говорится, лучше поздно, чем никогда.
Да, удивительно жизнеспособна наша Россия, если два десятка лет сумела просуществовать даже не заботясь о состоянии своей экономической безопасности! Стратегия формально была, а за экономической безопасностью в стране власти не следили. Видимо, сегодня такого легкомыслия власть себе позволить не может. Того и гляди мировой «управляемый хаос» перейдет в неуправляемую фазу и накроет своей волной Россию. Отрадно, что власть стала реагировать на внешние угрозы.
Особый интерес представляет прилагаемый к указу документ под названием «Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года». Документ солидный, объемом 18 страниц, содержит 38 пунктов, в которых разжевываются все аспекты темы. Хотелось бы сделать ряд комментариев по документу.
Начну я не с первого пункта, а сразу с одиннадцатого. Цитирую: «В условиях существующих и появления новых вызовов и угроз экономической безопасности Российская Федерация сохраняет достаточно высокий уровень экономического суверенитета и социально-экономической стабильности». Тезис более чем странный. Если положение с экономическим суверенитетом и социально-экономической стабильностью обстоит так благополучно, зачем тогда «огород городить»?
Но в том-то и дело, что это не так. Если половина российской экономики находится в офшорных юрисдикциях, а не в юрисдикции Российской Федерации, это можно назвать национальным суверенитетом в экономической сфере? Если без малого 400 млрд долларов международных резервов России находится на депозитах западных банков и в казначейских бумагах государств, являющихся геополитическими противниками России, это тоже экономический суверенитет? Если все сети крупных розничных магазинов (супермаркетов) находятся в собственности иностранного капитала, это тоже экономический суверенитет?.. Я не буду дальше продолжать список признаков, доказывающих, что Россия на 90 процентов утратила свой экономический суверенитет.
Для того чтобы лечить больного, надо сначала поставить диагноз. А авторы документа этого делать не умеют или не хотят. У пациента онкологическое заболевание или предынфарктное состояние, а врач вместо интенсивной терапии предлагает пациенту соблюдать режим дня, правильно питаться, не нервничать и, выходя на улицу, теплее одеваться. Авторы документа мне напоминают именно такого «доброго» врача.
При прочтении по диагонали всего документа у меня возникли смутные ассоциации. Он мне напомнил призывы ЦК КПСС и Совета министров СССР к трудящимся по поводу праздников 1 Мая и 7 Ноября. Куча дежурных лозунгов, призванных поднять праздничное настроение рабочего класса, крестьянства и прослойки советской интеллигенции. Мы называли эти «призывы» «сотрясением воздуха», их читал только очень узкий круг людей, который в них выискивал какие-то новые «тренды» в партийно-государственной власти. Нынешняя Стратегия может быть также отнесена к разряду таких же «первомайских призывов».
На совести авторов документа – бесконечное число «перлов», украсивших Стратегию. Например, на стр. 5 в числе факторов, угрожающих экономической безопасности страны, называется «недостаточность трудовых ресурсов». По данным Росстата, безработица в России в марте 2017 года составила 4,1 млн человек, по отношению к экономически активному населению это 5,4%. Согласно неофициальным данным (социологические исследования), безработица как минимум вдвое выше. Немало безработных и среди тех, кто только что вышел из стен высших учебных заведений. Я об этом знаю не понаслышке, поскольку выступаю перед безработной молодежью в Центре занятости молодежи Москвы.
Еще одним фактором угрозы авторы называют (на той же стр. 5) «слабую вовлеченность в мировые «цепочки» создания добавленной стоимости». Авторы документа, видимо, имеют очень смутное представление об этих «цепочках». Они создаются транснациональными корпорациями (ТНК), и втягивание российских предприятий в эти «цепочки» лишит нас последних остатков экономической независимости. Задача как раз состоит в том, чтобы вырвать наши предприятия из «цепей», «цепких лап» ТНК.
В документе вообще много несуразностей и нестыковок. Например, декларируется тесная взаимозависимость экономической и экологической безопасности. При этом на стр. 6 мы читаем, что угрозой экономической безопасности является «рост затрат на обеспечение экологических стандартов производства и потребления». Самая настоящая шизофрения, раздвоение сознания!
Некоторые из пунктов документа состоят из большого количества подпунктов. Причем разобраться, где подпункты важные, а где не очень, сразу бывает трудно. Вот, например, пункт 12 включает в себя 25 подпунктов. Речь здесь идет о «вызовах и угрозах эко­номической безопасности», всего их авторы документа насчитали 25 (по числу подпунктов). Некоторые подпункты просто умиляют. Например, в подпункте 6 называется такая угроза, как развитие «зеленых технологий». В подпункте 12 – «недостаточный уровень ключевых компетенций отечественных специалистов» и т.п. В этом пестром списке не сразу найдешь, где «собака зарыта». А она «зарыта» в подпункте 17, который звучит так: «недоста­точно эффективное государственное управ­ление». В переводе с бюрократического языка на понятный русский это означает, что наши чиновники государственного аппарата, проявляющие полное бездействие, и являются реальной угрозой экономической безопасности России.
Важным является также следующий подпункт (под номером 18): «высокий уровень криминализации и коррупции в экономи­ческой сфере». Указанный список «вызовов и угроз экономической безопасности» можно определить по-народному: «смешали Божий дар с яичницей». Правительство и составители документа (скорее всего, то же самое правительство) интуитивно чувствуют, что они и есть та самая «угроза экономической безопасности». Поэтому аккуратно пытаются увести себя в тень, а на первое место выставить «зеленые технологии», «недостаточные компетенции отечественных специалистов», «неблагоприят­ный инвестиционный климат», «избыточно строгие экологические стандарты» и всякую прочую чушь. Большая часть подпунктов не имеют никакого отношения к «угрозам экономической безопасности» и представлены для того, чтобы запутать читателя, чтобы он не смог найти «зарытую собаку».
«Растворить» важное в неважном и «заболтать» любой серьезный вопрос – отработанный прием наших чиновников. Чтобы доказать и продемонстрировать это, можно взять наугад любой другой (кроме выше рассмотренного) пункт документа. Вот, например, пункт 27. В нем перечисляется набор показателей, с помощью которых правительство намеревается мониторить и оценивать экономическую безопасность нашего государства. Там перечисляется аж 40 показателей! Там есть такие показатели, как уровень инфляции, энергоемкость ВВП и даже «индекс предпринимательской уверенности предприятий». Но нет самого главного, отсутствие чего свидетельствует о том, что авторы либо не понимают, что такое экономическая безопасность в условиях сегодняшнего мира, либо (что вообще страшно) понимают, но сознательно переводят наше внимание на второстепенные вопросы (это уже следует квалифицировать как государственную измену).
Итак, в списке нет такого показателя, как степень покрытия потребностей страны в жизненно важных товарах и услугах за счет внутренних источников. Это можно назвать более просто: уровень самодо­статочности нацио­нальной экономики. Об этом вообще нет разговора в документе. Вопрос национальной безопасности «замылен»! Это не просто халатность, это недомыслие, граничащее с преступлением!
Помимо показателя уровня самодостаточности экономики, крайне важным в условиях нынешнего обострения международной обстановки (в воздухе пахнет порохом!) должен стать пока­затель самодоста­точности оборонно-промышленного комп­лекса (ОПК) страны. По отдельным видам продукции ОПК сегодня имеется показатель, называемый «степень (уровень) локали­зации производства». Речь идет о степени использования сырья, полуфабрикатов, комплектующих отечественного производства для изготовления конечного изделия (оружия, военной техники, боеприпасов и снаряжения). Предприятия ОПК рапортуют о том, что степень локализации повышается. А министры наверху об этом рапортуют президенту.
Однако тут далеко не все в порядке. Власти, курирующие ОПК, закрывают глаза на «узкие места» и явные угрозы. Ведь часть комплектующих и деталей все-таки поступает не от отечественных предприятий, а по импорту. Полной локализации нет ни по одному виду готового изделия ОПК (мне об этом откровенно говорили представители нашей «оборонки»). А это значит, что если нам перекроют поставку «оттуда» какой-то «мелочи», то под угрозой окажется наш оборонный щит.
Кроме того, часть так называемых «внутренних источников поставок» – компании, зарегистрированные в Российской Федерации, но в капитале которых присутствует иностранный капитал. Думаю, читатель прекрасно понимает, что в любой момент такой поставщик по команде «оттуда» может прекратить поставку необходимых узлов и деталей. Наконец, работу некоторых предприятий, имеющих прямое или косвенное отношение к ОПК, могут блокировать российские банки, в капитале которых явно или неявно контроль принадлежит нерезидентам.
Как это ни прискорбно, но часть активов предприятий, обслуживающих российский ОПК, находится в офшорах. А это смертельная угроза для нашего ОПК. Не буду сейчас раскрывать эту больную тему. Те предприятия, которые физически находятся на территории Российской Федерации, но зарегистрированы в офшорах, это уже не вполне наши предприятия. Часто они управляются «оттуда». В том числе под диктовку наших заокеанских «друзей».
Мысль моя предельно проста. Для того чтобы начать что-то делать по укреплению экономической безопасности России, необходимо следующее.
Во-первых, поставить честный, объективный «диагноз» того, в каком состоянии находится эта самая «экономическая безопасность». А ее пока нет, потому что нет экономического суверенитета. Такого «диагноза» в документе нет. А есть, наоборот, убаюкивающее заключение, что «все хорошо, прекрасная маркиза».
Во-вторых, чтобы начать восстановление экономического суверенитета и экономической безопасности, необходимо приступить к восстановлению управляемости нашей экономики. Она в настоящее время неуправляема. Вернее управляема, но не изнутри, а извне. Через офшорные юрисдикции, где сосредоточена половина активов российской экономики. Также она управляется извне с помощью рейтинговых агентств, которые дирижируют потоками капитала, входящего в российскую экономику и выходящего из нее. Ведь у нас все границы открыты, никакого контроля над трансграничным движением капитала нет. Нашей экономикой в большей мере управляет Федеральная резервная система США, повышая или понижая ключевую процентную ставку.
Вообще в Стратегии ни слова не сказано о необходимости восстановления управляемости экономики. И это неудивительно. Не будет же нынешнее правительство признаваться в том, что оно ничем не управляет и управлять не собирается?
В-третьих, нам надо выстраивать всю нашу экономическую (и не только экономическую) политику под решение задачи создания самодоста­точной экономики. Вместо этого авторы документа что-то невнятное говорят о необходимости «повышения международной конкурентоспособности» российской экономики. Видимо, они по-прежнему хотят, чтобы Россия с ее гипертрофированным экспортом выступала «дойной коровой» Запада? Уже если мы говорим о безопасности, то высшим приоритетом для России должна стать конкурентоспособность в военной области. Сегодня даже любая домохозяйка понимает, что главным условием национального суверенитета страны является ее военная мощь.
В-четвертых, уж коли чиновники, которые составляли обсуждаемый нами документ, не понимают простых истин, изложенных выше, то вряд ли от них можно ожидать укрепления экономической безопасности России. Скорее они окончательно могут «сдать» Россию своим заокеанским «друзьям». Так что опубликованная Стратегия свидетельствует, что у нас никакой экономической безопасности, к сожалению, нет. И с нынешним правительством надежды на ее укрепление нет.
«Кадры решают все», – говаривал «вождь народов». А нынешние кадры ничего решать не желают и не могут. Первым шагом в алгоритме решения задачи укрепления независимости России должна стать смена нынешней компрадорской администрации (назвать ее «нашим правительством» у меня язык не поворачивается) на сплоченную команду истинных патриотов и грамотных людей, понимающих, что такое экономическая безопасность страны. Такая смена – решающее «звено цепи», ухватившись за которое, как говаривал один политик, можно вытащить «всю цепь» проблем, связанных с восстановлением суверенитета и экономической мощи России.

Валентин Катасонов

http://sovross.ru/articles/1550/32688


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB