Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вс апр 21, 2019 7:15 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Вт мар 28, 2017 1:19 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
О разработке в России важнейших стратегий развития в условиях 4-й Промышленной революции

27.03.2017 г.

О разработке в России важнейших стратегий развития в условиях разворачивания в мире 4-й Промышленной революции
Т.Е.ГОЛОВИНА

Всемирно признанные эксперты утверждают, что Новая Мировая Промышленная революция (Индустрия 4.0) повсеместно набирает всё новые обороты. Но одновременно не так давно выяснилось, что для обеспечения паритета между социальными обязательствами ряда государств и их планами по повышению темпов экономического роста за счёт ускоренного формирования «Индустрии 4.0» - ресурсов хватает не у всех, в т.ч. не хватает у ФРГ, Швейцарии и др. высокоразвитых стран ЕС. Выходит, что ставка только на «Индустрию 4.0» не должна быть единственной!

Одновременно ООН предупреждает, что социальное неравенство повсеместно нарастает, и если этот процесс не остановить, многим странам грозят большие социальные потрясения, и России - в том числе!

При всём при том, на днях (12 марта 2017г.) с открытым письмом ко всему человечеству - о трёх угрожающих вызовах для Всемирной Сети и для мирового сообщества — обратился «отец Всемирной паутины» Тим Бернерс-Ли («Three challenges for the web, according to its inventor» - http://webfoundation.org/2017/03/web-turns-28-letter).

Из этого письма становится ясно, что Интернет уже настолько болен, что если его срочно всем миром не лечить, безответственные представители человечества погубят его окончательно, а значит - погубят и все цифровые технологии! Какая уж при этом «цифровая экономика» и 4-я Промышленная революция!

И здесь опять всплывает всё та же причина, а именно - социальная несправедливость, которая на деле и является причиной всех трёх угрожающих Сети вызовов, которые Т. Бернерс-Ли сформулировал так: «1) Мы (ТГ - т.е. человечество!) потеряли контроль над персональными данными; 2) Дезинформации слишком легко распространяется по Сети; 3) Политическая реклама нуждается в прозрачности и понимании».

Указав на эти вызовы, Тим Бернерс-Ли призывает мировое сообщество «найти баланс, позволяющий вернуть значительную часть контроля над информацией в руки народа». «Мы должны выступить против дезинформации, заставляя гейткиперов, таких как Google и Facebook, усилить борьбу с этой проблемой, при этом избегая создания централизованных органов, которые будут решать, что «правда», а что — нет». И он добавляет, что его Фонд «Web Foundation» «находится на переднем крае борьбы с целью продвижения и защиты Сети для всех» (ТГ - а не для каких-то там «избранных»). И заявляет: «Мы считаем, чтобы сделать это, необходимо обратить вспять растущее неравенство и расширить права и возможности граждан».

В этом обращении Т.Бернерс-Ли предлагает вполне конкретные меры и призывает всех ответственных за судьбы мира людей присоединиться к нему и его Фонду для реализации предложенных им мер. Хотелось бы верить, что его призыв будет услышан всей Россией, а также ответственными гражданами всех стран мира! Иначе мир ждёт катастрофа!

Но пока суд, да дело, многие страны (США, Китай, Бразилия, Австралия и т.д.) всё дальше уходят «в отрыв» от других, менее «поворотливых» стран, включая и Россию, которая ещё даже не приняла ни стратегию развития своего общества как информационного общества (как уже общества знаний) — ни стратегию развития своей цифровой экономики - ни свою долгосрочную стратегию социально-экономического развития!

Разработка проектов этих документов сейчас идёт одновременно, то есть указанная выше, необходимая логическая цепочка попросту разрушена и скомкана, и ясно, что ничего хорошего от этого ждать не приходится! Научная общественность (в лице КРОН и профсоюзов науки) пребывает в состоянии бесконечного напряжения: будут ли учтены наши предложения ко всем выше указанным стратегиям или опять, как и прежде, они будут проигнорированы? И это при том, что КРОН и сочувствующие ему общественные организации являются высококлассным коллективным экспертным органом в таких сферах, как информационное общество, цифровая экономика, наука, образование, промышленность, культура и т.д. и т.п. И всем понятно, что те экономики (страны) мира, которые опоздают преобразоваться в экономики цифровые, окажутся сметёнными с экономической карты мира другими странами, успевшими провести указанную трансформацию!

Согласно определению Группы Всемирного Банка: «Цифровая экономика - это новый уклад экономики, основанной на знаниях и цифровых технологиях, в рамках которой формируются новые цифровые навыки и возможности у общества, бизнеса и государства. Цифровая экономика генерирует цифровые дивиденды в виде новых рабочих мест, повышенной производительности труда, роста экономической активности бизнеса, повышения качества и доступности государственных услуг» (http://www.vsemirnyjbank.org).

Известно, что президент РФ В.В. Путин поручил разработчикам представить ему Программу «Цифровая экономика РФ» в крайне сжатые сроки - к 11 мая 2017 г.

Но во время недавнего «мозгового штурма», прошедшего в Аналитическом центре при Правительстве РФ, разработчики программы «Цифровая экономика РФ» (далее — Программа) заявили, что сначала - одноимённая Стратегия и только потом, на её основе - Программа Поскольку этой Стратегии нет - её нужно быстро разработать (http://ac.gov.ru/events/011704.html). Проектировщики также понимают, что указанная Стратегия («Стратегия развития цифровой экономики РФ») должна быть производной от «Стратегии развития информационного общества-общества знаний РФ», а не наоборот (http://ac.gov.ru/files/content/11704/ci ... ma-pdf.pdf). Но новая редакция «Стратегии развития информационного общества-общества знаний РФ», подготовленная под руководством И.О.Щёголева, помощника президента РФ, ещё не утверждёна, а старая себя изжила. Так что препятствий на пути создания Программы хватает, а сроки остаются крайне жёсткими.

К разработке Программы привлечены, преимущественно, представители государства и бизнеса, и некоторых некоммерческих организаций. Научная общественность сюда не допущена, хотя располагает значительным интеллектуальным потенциалом и опытом! По-видимому, у Правительства РФ и Администрации Президента РФ до сих пор существует представление, что экономику, а уж тем более цифровую, создают государство и бизнес, но только не общество…Хотя на самом-то деле именно общество экономику и создаёт. Заставить государство и бизнес это признать — задача не из лёгких.

Вся эта «гонка» с Программой происходит на фоне неоднократных предложений со стороны КРОН к Президенту РФ (а выходит, что к Управлению Администрации Президента РФ по работе с обращениями граждан), а также к помощнику Президента РФ И.О. Щёголеву - принять и признать «Концепцию развития справедливого информационного общества-общества знаний в РФ», разработанную в КРОН, а также поправки КРОН к проекту новой редакции «Стратегии развития информационного общества-общества знаний РФ» (к проекту, подготовленному под общим руководством И.О.Щёголева). Но КРОН весьма вежливо «отфутболивают» и только.

Это лишь подтверждает то, что в России существует чрезвычайно неравное распределение власти (асимметрия власти) в обществе и есть огромная потребность в установлении социальной справедливости. Поэтому нашим «верхам» нужно бы прислушаться к рекомендациям недавнего доклада Всемирного Банка, вышедшего 30 января 2017 года. Он называется «Доклад о мировом развитии-2017: Государственное управление и закон» и «основан на результатах многочисленных исследований и консультаций, проведённых во многих странах в последние два года, в нём предлагаются принципы, которыми следует руководствоваться в процессе проведения реформ и изменения динамики государственного управления в интересах справедливого развития». В нём звучит призыв «радикально переосмыслить подход к государственному управлению, поскольку такая реформа имеет принципиальное значение для решения проблем, угрожающих безопасности, экономическому росту и социальной справедливости» (http://www.vsemirnyjbank.org/ru/news/pr ... -countries)

В отличие от заказчиков и разработчиков проекта Программы и проекта новой редакции «Стратегии развития информационного общества-общества знаний РФ», научная общественность РФ хорошо понимает, что только многостороннее партнёрство способно решить проблемы любой страны. Остаётся надеяться, что государство и бизнес это тоже поймут, и тогда Россию не будут ждать социальные потрясения и распад.

«Доступ к Интернету должен быть открыт для всех граждан. Для этого нужно развивать инфраструктуру и повышать цифровую грамотность населения», - заявляет заместитель руководителя Аналитического центра при правительстве РФ Василий Пушкин (http://ac.gov.ru/events/011704.html). Но КРОН об этом говорит уже четвёртый год и не просто говорит, но и предлагает свои решения, однако государство делает вид, что не слышит.

Ещё пример. Устойчивое развитие невозможно, если не будет хорошо оснащённой и востребованной науки. На словах это понимают все. Но стоит вглядеться в «Матрицу проекта «Цифровой экономики РФ» (рабочий материал для уже упомянутого «мозгового штурма» (http://ac.gov.ru/files/content/11704/ci ... ma-pdf.pdf).), как вдруг обнаруживаешь, что такой отрасли, как «Наука» там вообще нет! «Промышленность», «Транспорт», «Финансы», «ИКТ», «Сельское хозяйство», «Образование», «Медицина», «Электронная торговля», «Туризм» есть, а «Науки» нет! Странно, не так ли? Понятно, что этот «казус» нужно устранять немедленно, но как это сделать, если КРОН не вхож туда, где сей «казус» был допущен?

Даже из этих нескольких примеров видно, что отгораживание от научной общественности приводит заказчиков и разработчиков Программы к ошибкам, просчётам и «хождению по задворкам» сделанного задолго до них, а значит — приводит к появлению на выходе некачественного «продукта». И это – в ситуации, когда время является самой главной ценностью! Не говоря уж о деньгах, потраченных из государственного (то есть нашего с вами) «кармана» отнюдь не эффективно.

Каковы в этой ситуации задачи научной общественности и её союзников?

Первое. Требовать от президента РФ В.В. Путина признания и поддержки созданной КРОНом «Концепции развития справедливого информационного общества-общества знаний РФ» как наиболее адекватной идеологической основы для прогрессивного, эффективного и устойчивого развития российского общества и страны в целом.

Второе. Требовать от Совбеза РФ и Администрации Президента РФ принятия кроновской «Концепции развития справедливого информационного общества-общества знаний РФ» в качестве базы для новой редакции «Стратегии развития информационного общества-общества знаний РФ», а также – требовать учесть замечания и предложения к этой новой редакции, направленные в январе-феврале 2017 г. от имени КРОН в Администрацию Президента РФ.

Третье. Требовать ввести в состав вновь созданного «Совета по законодательному обеспечению цифровой экономики при Председателе Госдумы РФ» представителей КРОН, Профсоюза работников РАН, профобъединения «РКК-Наука» и общественного движения «За возрождение отечественной науки» (ДЗВОН). Соответствующее обращение от этих четырёх организаций направлено Председателю Госдумы РФ В.В. Володину.

Четвёртое. Известно, что в функции РАН входит как разработка, так и экспертиза важнейших проектов России. Выборы нового руководства РАН отложены до осени 2017г. Учитывая это, руководство КРОН должно до выборов задать и.о. президента РАН, акад. В.Козлову и будущим кандидатам в президенты РАН следующие вопросы: какова роль РАН в разработке и экспертизе проекта новой редакции «Стратегии развития информационного общества-общества знаний России», проекта программы «Цифровая экономика РФ», проектов стратегий долгосрочного социально-экономического развития России? А также - вопросы по проблемам ГМО, ядерных могильников, экологии РФ.

Пятое. КРОН, СПЭК и МЭФ должны предложить Совету при ТПП РФ (рук. К.А. Бабкин) - при подготовке им своего варианта проекта долгосрочной Стратегии социально-экономического развития РФ - учитывать Концепцию КРОН о развитии справедливого информационного общества-общества знаний в РФ, а также - важнейшие предложения всех трёх ежегодных круглых столов КРОН по теме информационного общества-общества знаний РФ.

Шестое. КРОН, СПЭК и МЭФ должны включить вышеназванные пять пунктов - в том или ином виде - в свои решения и резолюции!

Седьмое. КРОН, СПЭК и МЭФ должны без промедлений обратиться к руководству всех парламентских партий РФ и их фракций в Госдуме, а также – и к руководству Госдумы РФ и Совета Федерации РФ с предложением о том, чтобы те приняли самое активное участие в формировании проектов стратегий и программ России по информационному обществу и цифровой экономике, а также проекта долгосрочной стратегии социально-экономического развития России - ДО того, как эти документы будут утверждены высшим руководством РФ, а НЕ ПОСЛЕ.

Таковы предложения и требования проектной группы КРОН по информационному обществу (КРОН-ИО). Если они будут поддержаны участниками СПЭК-17 (и МЭФ-17), то появится надежда, что они будут поддержаны и властью РФ.

Т.Е. Головина, координатор группы КРОН-ИО,

член ЦС ДЗВОН

http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Пн май 08, 2017 1:36 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Каждый новый субъект, до которого начинает доходить значение информационно-коммуникационных технологий, начинает громко орать, чтобы продемонстрировать свою значимость. Сейчас вопли несутся из ЦЭМИ РАН (Козырев и др.). И, конечно, никаких ссылок на серию сборников "Информационная экономика", выпущенных Нижегородцевым (ИПУ РАН), на содидпоную информационную экономику и др.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Пт авг 18, 2017 1:37 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Цифровая экономика — это не волшебная палочка

Газета "Правда" №90 (30587) 18—21 августа 2017 года
2 полоса
Автор: Татьяна КУЛИКОВА. Экономист.

В конце июля правительство РФ утвердило программу «Цифровая экономика Российской Федерации». Она предполагает масштабное внедрение цифровых технологий в экономику и социальную сферу, что, по замыслу её создателей, должно коренным образом изменить нашу жизнь к лучшему. Действительно, внедрение цифровых технологий абсолютно необходимо, это требование времени. Однако эффект от него будет ограниченным, если оно не станет частью более общей, комплексной программы развития национальной промышленности. А такой общей программы в России нет. Поэтому прорывных результатов от новой программы ждать не приходится.

В НОВОЙ ПРОГРАММЕ нет точного определения термина «цифровая экономика». Программа определяет цифровую экономику как экономику, в которой «данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности». Да и в мировой экономической науке однозначного определения цифровой экономики ещё не сформировалось. Обычно под этим термином понимаются все виды деятельности, основанные на цифровых технологиях, — такие как, например, электронная коммерция, интернет-сервисы, электронный банкинг и прочие виды так называемого финтеха (то есть применение цифровых технологий для предоставления финансовых услуг), и т.п.

Все эти определения довольно-таки размытые, однако даже из них понятно, что цифровая экономика — это лишь инфраструктурная надстройка над реальным сектором экономики, призванная упростить взаимодействие участников производственного процесса на предприятии, а также взаимодействие различных субъектов в процессе экономической деятельности. В результате этого можно значительно увеличить производительность труда в процессе производства. Однако эта инфраструктурная надстройка не может заменить собой реальное производство. Условно говоря, для того чтобы что-то продавать с помощью интернет-коммерции, надо сначала этот товар произвести; но если и когда производство товара налажено, внедрение цифровых технологий продаж может кардинально сократить издержки на сбыт продукции предприятия.

Таким образом, если внедрение цифровых технологий будет проводиться без параллельного развития «традиционного» производства, общий экономический эффект от него не будет иметь решающего значения: вместо сырьевой экономики мы получим «цифровизированную сырьевую экономику».

Но даже в этом случае определённый позитивный эффект будет — хотя бы от реализации некоторых отдельных задач, указанных в программе. В качестве примера отмечу пункт 2.10 «Мотивировать граждан на освоение базовых компетенций цифровой экономики». Там, в частности, ставится задача создать «бесплатный онлайн-сервис непрерывного образования взрослых для широких слоёв населения, направленный на формирование базовых компетенций по цифровой экономике». Наличие такого ресурса сейчас крайне необходимо — особенно для людей предпенсионного возраста, которые не могут найти работу из-за отсутствия знания современных технологий обработки информации.

Однако всеобщая цифровизация таит в себе ряд серьёзных опасностей. Наиболее очевидная из них — уязвимость сложных цифровых систем по отношению к случайным сбоям и хакерским атакам. Например, одно из направлений цифровизации, заявленных в программе, — это «умный город», то есть внедрение цифровых технологий управления энергетическими и водными ресурсами, а также общественным и личным транспортом в ряде крупных российских городов. Несложно представить себе, насколько серьёзно может парализовать жизнь города хакерская атака на такую систему.

Другая серьёзная проблема, связанная с всеобщей цифровизацией, — это проблема сохранения конфиденциальности личной информации. Не секрет, что уже сейчас технологии обработки больших данных (Big Data) позволяют собирать и хранить огромные массивы информации о частных лицах. Например, ваш интернет-браузер «знает», какие сайты вы посещаете и какие товары вы покупаете в интернет-магазинах; ваш банк «знает», в каких местах вы расплатились вашей банковской картой; а уж по вашим «лайкам» в социальных сетях можно составить ваш подробный психологический портрет, причём вполне достоверно.

Недавно в интернете широко обсуждался случай неправомерного использования персональных данных клиентов компанией Segmento, принадлежащей Сбербанку, которая проводила маркетинговое исследование по заказу Макдоналдса. Макдоналдс хотел прорекламировать своим постоянным клиентам определённый продукт — грикмак. Компания Segmento с помощью алгоритмов обработки больших данных «нашла» клиентов, которые за последние четыре месяца совершали покупки в Макдоналдсе, дополнила их досье данными из социальных сетей. Этим людям показали рекламу грикмака, а потом отследили её эффективность по банковским транзакциям и содержанию чеков. Сбербанк прокомментировал это, сказав, что передаёт Segmento только обезличенные данные; но при этом так и осталось непонятным, как можно обезличенные данные дополнять сведениями из соцсетей.

На фоне этого скандала вызывает особую озабоченность недавняя новость о том, что Сбербанк и Яндекс создадут совместное предприятие по электронной коммерции (на базе Яндекс.Маркет): только представьте себе, какой объём информации можно собрать о человеке, объединив то, что «знают» о нём его банк и его интернет-браузер!

Резюмируя сказанное. Принятие программы «Цифровая экономика» — это важный шаг в верном направлении. Внедрение цифровых технологий будет способствовать увеличению производительности труда и повышению эффективности экономики. Но для того чтобы оно принесло максимальную пользу, программа цифровизации должна быть частью более общей программы развития экономики в целом. Кроме того, необходимо обратить особое внимание на недопущение возможных злоупотреблений.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Ср авг 30, 2017 5:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Цифровая экономика – проблемы и перспективы

Татьяна Куликова, экономист

В конце июля правительство РФ утвердило программу «Цифровая экономика Российской Федерации».
Эта программа предполагает масштабное внедрение цифровых технологий в экономику и социальную сферу, что по замыслу ее создателей должно коренным образом изменить нашу жизнь к лучшему. Действительно, внедрение цифровых технологий абсолютно необходимо; это требование времени. Однако эффект от него будет ограниченным, если оно не будет частью более общей, комплексной программы развития национальной промышленности. А такой общей программы в России нет. Поэтому прорывных результатов от новой программы ждать не приходится.
В новой программе нет точного определения термина «цифровая экономика». Программа определяет цифровую экономику как экономику, в которой «данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности». Да и в мировой экономической науке однозначного определения цифровой экономики еще не сформировалось. Обычно под этим термином понимаются все виды деятельности, основанные на цифровых технологиях, – такие как, например, электронная коммерция, интернет-сервисы, электронный банкинг и прочие виды так называемого финтеха (т.е. применение цифровых технологий для предоставления финансовых услуг), и т.п.
Все эти определения довольно-таки размытые, однако даже из них понятно, что цифровая экономика – это лишь инфраструктурная надстройка над реальным сектором экономики, призванная упростить взаимодействие участников производственного процесса на предприятии, а также взаимодействие различных субъектов в процессе экономической деятельности. В результате этого можно значительно увеличить производительность труда в процессе производства. Однако эта инфраструктурная надстройка не может заменить собой реальное производство. Условно говоря, для того чтобы что-то продавать с помощью интернет-коммерции, надо сначала этот товар произвести; но если и когда производство товара налажено, внедрение цифровых технологий продаж может кардинально сократить издержки на сбыт продукции предприятия.
Таким образом, если внедрение цифровых технологий будет проводиться без параллельного развития «традиционного» производства, общий экономический эффект от него не будет иметь решающего значения: вместо сырьевой экономики мы получим «цифровизированную сырьевую экономику».
Но даже в этом случае определенный позитивный эффект будет – хотя бы от реализации некоторых отдельных задач, указанных в программе. В качестве примера отмечу пункт 2.10 «Мотивировать граждан на освоение базовых компетенций цифровой экономики». Там в частности ставится задача создать «бесплатный онлайн-сервис непрерывного образования взрослых для широких слоев населения, направленный на формирование базовых компетенций по цифровой экономике». Наличие такого ресурса сейчас крайне необходимо – особенно для людей предпенсионного возраста, которые не могут найти работу из-за отсутствия знания современных технологий обработки информации.
Однако всеобщая цифровизация таит в себе ряд серьезных опасностей. Наиболее очевидная из них – уязвимость сложных цифровых систем по отношению к случайным сбоям и хакерским атакам. Например, одно из направлений цифровизации, заявленных в программе, – это «умный город», т.е. внедрение цифровых технологий управления энергетическими и водными ресурсами, а также общественным и личным транспортом в ряде крупных российских городов. Несложно представить себе, насколько серьезно может парализовать жизнь города хакерская атака на такую систему.
Другая серьезная проблема, связанная с всеобщей цифровизацией, – это проблема сохранения конфиденциальности личной информации. Не секрет, что уже сейчас технологии обработки больших данных (Big Data) позволяют собирать и хранить огромные массивы информации о частных лицах. Например, ваш интернет-браузер «знает», какие сайты вы посещаете и какие товары вы покупаете в интернет-магазинах; ваш банк «знает», в каких местах вы расплатились вашей банковской картой; а уж по вашим «лайкам» в социальных сетях можно составить ваш подробный психологический профиль, причем вполне достоверно.
Недавно в интернете широко обсуждался случай неправомерного использования персональных данных клиентов компанией Segmento, принадлежащей Сбербанку, которая проводила маркетинговое исследование по заказу Макдоналдса. Макдоналдс хотел прорекламировать своим постоянным клиентам определенный продукт – грикмак. Компания Segmento с помощью алгоритмов обработки больших данных «нашла» клиентов, которые за последние четыре месяца совершали покупки в Макдоналдс, дополнила их профили данными из социальных сетей. Этим людям показали рекламу грикмака, а потом отследили ее эффективность по банковским транзакциям и содержанию чеков. Сбербанк прокомментировал это, сказав, что передает Segmento только обезличенные данные; но при этом так и осталось непонятным, как можно обезличенные данные дополнять сведениями из соцсетей. На фоне этого скандала вызывает особую озабоченность недавняя новость о том, что Сбербанк и Яндекс создадут совместное предприятие по электронной коммерции (на базе Яндекс.Маркет): только представьте себе, какой объем информации можно собрать о человеке, объединив то, что «знают» о нем его банк и его интернет-браузер!
Резюмируя сказанное. Принятие программы «Цифровая экономика» – это важный шаг в верном направлении. Внедрение цифровых технологий будет способствовать увеличению производительности труда и увеличению эффективности экономики. Но для того чтобы оно принесло максимальную пользу, программа цифровизации должна быть частью более общей программы развития экономики в целом. Кроме того, необходимо обратить особое внимание на недопущение возможных злоупотреблений.

http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=39


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Вс сен 17, 2017 10:39 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Великая цифровая экономика
Сергей Глазьев

Чрезвычайно модная в настоящее время тема всеобщей цифровизации появилась, конечно, не сегодня и даже не вчера. Операциями с числами человек начал заниматься, как только научился говорить и изображать первые символы. То есть, человек разумный, видовым отличием которого от животных является способность говорить и мыслить[1], цифрами оперировал изначально. Столетиями цифры, как и слова, использовались для создания, передачи и накопления информации. Постепенно формировался особый цифровой язык математики, который стал языком точных наук и их прикладных приложений в технике.
Моментом начала информационно-цифровой революции следует считать появление электронно-вычислительных машин, которые без участия человека совершают операции с числами, получая, преобразовывая и передавая информацию. Хотя человек задает им программу и ставит задачи, ЭВМ самостоятельно оперируют с цифрами, генерируя, накапливая и передавая новую информацию. В том числе, такую, которую ни человек, ни человечество в целом, сами, без ЭВМ, получить бы не смогли. В этом их принципиальное отличие от машин с автоматическим управлением, которые создавались и применялись человеком с незапамятных времен, начиная со сливного бачка в туалете и заканчивая современными станками с числовым программным управлением.
С появлением систем искусственного интеллекта все большие классы задач ЭВМ ставят и решают самостоятельно, без участия человека. Как ребенок, овладевший грамотой, в дальнейшем умеет самостоятельно читать и писать, так и современные ЭВМ могут считывать, генерировать и передавать цифровую информацию, как человеку, так и себе подобным. Для общения с первым они умеют преобразовывать цифру в звуки, слова и символы, сообщая и принимая информацию от человека. Общение с себе подобными идет между ЭВМ на цифровом языке без участия человека, запрограммировавшего компьютерную систему на выполнение тех или иных функций или решение определенных задач. В интернете вещей или «умном доме» ЭВМ самостоятельно выполняют все большие классы задач, ранее решавшиеся человеком. Причем выполняют их более быстро, четко и качественно.
Первые ламповые ЭВМ, появившиеся в середине прошлого века, занимали огромные площади, потребляли много энергии, требовали большого количества людей для их обслуживания. Тогда никто не догадывался, что сфера их применения вскоре станет бесконечной, а число применений – необозримым. Самые смелые научно-технические прогнозы ограничивали применение ЭВМ сотнями штук в сферах, требовавших проведения больших трудоемких вычислений – банковским и военным делом, научными исследованиями, государственным управлением. Сегодня вычислительная мощность, требовавшая немного более полувека назад 5-этажного здания, десятка сотрудников и электротрансформатора, помещается в кармане у ребенка и доступна в форме мобильного телефона каждой семье. Повсеместное применение компьютерных систем в производственной, бытовой, социальной и управленческой сферах породило модную сегодня тему цифровой революции.
Информационно-цифровая революция в контексте структурных изменений экономики
К настоящему времени цифровая революция охватила практически все виды деятельности и вовлекла в свою орбиту большую часть человечества. С момента появления первых ЭВМ она прошла три больших этапа. За это время в мировом технико-экономическом развитии сменилось два технологических уклада.
Технологические уклады – это группы технологических совокупностей, выделяемые в технологической структуре экономики, связанные друг с другом однотипными технологическими цепями и образующие воспроизводящиеся целостности. Каждый такой уклад представляет собой целостное и устойчивое образование, в рамках которого осуществляется полный макропроизводственный цикл, включающий добычу и получение первичных ресурсов, все стадии их переработки и выпуск набора конечных продуктов, удовлетворяющих соответствующему типу общественного потребления.
Каждый новый технологический уклад в своем развитии поначалу использует сложившуюся транспортную инфраструктуру и энергоносители, чем стимулирует их дальнейшее расширение; при этом фаза его быстрого роста сопровождается циклическим увеличением производства и потребления ВВП, а также его энергоемкости по сравнению с долгосрочным трендом. По мере развития очередного технологического уклада создается новый вид инфраструктуры, преодолевающий ограничения предыдущего, а также осуществляется переход на новые виды энергоносителей, которые закладывают ресурсную основу для становления следующего технологического уклада.
В процессе смены технологических укладов изменяется структура спроса на научные открытия и изобретения. Многие из них остаются длительное время невостребованными, поскольку «не вписываются» в производственно-технологические системы доминирующего технологического уклада. Лишь с исчерпанием возможностей его роста возникает потребность в принципиально новых технологиях, конкурентный отбор которых формирует основы новых технологических траекторий.
Такая «дискретность» спроса на новые технологии является важным свойством закономерности периодической смены технологических укладов. Предпосылки их появления создаются заблаговременно в виде соответствующих заделов в НИОКР, опытных производствах, базисных технологиях. Ко времени, когда традиционные технологические возможности расширения капитала вследствие насыщения соответствующих потребностей и достижения пределов в повышении эффективности производства оказываются исчерпанными, указанные предпосылки реализуются, превращаясь из потенциальных способов вложения капитала в реальные.
Представление долгосрочного технико-экономического развития как процесса смены технологических укладов позволяет проводить измерения процессов долгосрочного экономического развития. Результаты этих измерений с использованием материалов конкретно-исторических эмпирических исследований мировой и российской экономики выявили становление и смену пяти технологических укладов, включая доминирующий в настоящее время информационно-электронный технологический уклад (см. рис.), а также позволили раскрыть структуру нового технологического уклада, развитие которого будет определять экономические рост в ближайшие 2-3 десятилетия (Рис.)[2].
Рисунок. Смена технологических укладов в ходе современного экономического развития с указанием их ключевых технологий преобразования энергии в работу


Рис. Структура нового (VI) технологического уклада

Источник: О стратегии развития экономики России // Научный доклад под ред. С.Глазьева. – М.: Национальный институт развития, 2011
В настоящее время завершается переход к новому, шестому по авторской классификации технологическому укладу в полном соответствии с выявленными закономерностями их смены. Уже пройдены фазы его эмбрионального развития, скачкообразного повышения цен на энергоносители и макроэкономической депрессии, образовались и уже частично полопались финансовые пузыри, началось бурное распространение принципиальной новых технологий, упали цены на энергоносители, в экономике передовых стран завершаются «роды нового технологического уклада и его переход в фазу экспоненциального роста (Рис.)
Рис. Жизненный цикл технологического уклада

Появление и распространение ламповых ЭВМ происходило на завершающей фазе третьего технологического уклада, ядро которого составляла электротехническая промышленность. В это время в экономике передовых стран шло бурное развитие четвертого технологического уклада, ядро которого составляли автомобилестроение, промышленность органического синтеза, новые конструкционные материалы. Одним из его элементов стало производство полупроводников, заменивших лампы в изготовлении ЭВМ. Это позволило существенно снизить издержки их производства и эксплуатации, что резко расширило сферу применения ЭВМ. Но настоящим прорывом стало изобретение интегральной схемы и микропроцессора, положивших начало микроэлектронике в 60-70е годы прошлого столетия.
Микроэлектроника становится ключевым фактором нового технологического уклада, который вступает в фазу роста с начала 80-х годов. Миниатюризация ЭВМ и стремительное удешевление стоимости производства и эксплуатации единицы вычислительной мощности обеспечивают быстрое повсеместное распространение вычислительной техники. В обрабатывающей промышленности на основе станков с ЧПУ происходит автоматизация производственных процессов. Автоматизируются системы управления как технологическими, так и административными процессами. Появление персональных компьютеров открывает дорогу для широкого распространения ЭВМ во всех сферах управления, в научных исследованиях, в потребительской сфере. Возникновение интернета и оптоволоконные кабели связывают миллиарды компьютеров в глобальные информационно-коммуникационные сети.
Составляющий ядро пятого технологического уклада комплекс информационно-коммуникационных технологий растет с темпом около 25% год вплоть до начала нынешнего столетия. Его бурное распространение обеспечивает быстрый научно-технический прогресс в микроэлектронике, в которой действие закона Мура[3] (рис.) позволяет стремительно снижать стоимость единицы вычислительной мощности и операции (рис.).
Рис. Динамика роста количества транзисторов на единице поверхности БИС

Рис. Динамика снижения стоимости микросхем с ростом количества компонентов в микросхеме

Источник: Нанотехнологии как ключевой фактор нового технологического уклада в экономике/ Под ред. академика РАН С.Ю.Глазьева и профессора В.В.Харитонова. – М.: «Тровант». 2009. – 304 с.
Компьютеры революционизируют производственную сферу, в которой происходит повсеместная автоматизация рутинных операций и замещение ручного труда промышленными роботами. В управлении сложными машинами и транспортными средствами широко применяются бортовые компьютеры. Бурно развивается мобильная связь, создавая новые быстро растущие сектора в потребительской сфере и обеспечивая существенное повышение качества жизни.
В начале нынешнего столетия рост пятого технологического уклада замедляется, а с 2008 годы мир охватывает финансовый кризис, после которого начинается переход к новому, шестому, технологическому укладу. Этот переход заключается в структурной перестройке экономики, который, как обычно, сопровождается резким всплеском и последующим падением цен на энергоносители, депрессией в реальном и турбулентностью в финансовом секторе экономики[4]. В настоящее время переходный процесс завершается – новый технологический уклад вступает в фазу роста. Составляющий его ядро комплекс тех же информационно-коммуникационных, нано-, биоинженерных и аддитивных технологий растет с темпом около 30% в год, а его отдельные элементы расширяются с темпом от 20 до 70% в год.
Между пятым и шестым технологическими укладами существует преемственность. Их ключевым фактором являются информационные технологии, основанные на использовании знаний об элементарных структурах материи, а также алгоритмах обработки и передачи информации, полученных фундаментальной наукой. Граница между ними лежит в глубине проникновения технологии в структуры материи и масштабах обработки информации. Пятый технологический уклад основывается на применении достижений микроэлектроники в управлении физическими процессами на микронном уровне. Шестой технологический уклад основывается на применении нанотехнологий, оперирующих на уровне одной миллиардной метра и способных менять строение вещества на молекулярном и атомном уровне, придавая ему принципиально новые свойства, а также проникать в клеточную структуру живых организмов, видоизменяя их. Наряду с качественно более высокой мощностью вычислительной техники, нанотехнологии позволяют создавать новые структуры живой и неживой материи, выращивая их на основе алгоритмов самовоспроизводства.
Переход к шестому ТУ совершается через очередную технологическую революцию, кардинально повышающую эффективность основных направлений развития экономики. Стоимость производства и эксплуатации средств вычислительной техники на нанотехнологической основе снизится еще на порядок, многократно возрастут объемы ее применения в связи с миниатюризацией и приспособлением к конкретным потребительским нуждам. Медицина получит в свое распоряжение технологии борьбы с болезнями на клеточном уровне, предполагающие точную доставку лекарственных средств в минимальных объемах и с максимальным использованием способностей организма к регенерации. Наноматериалы обладают уникальными потребительскими свойствами, создаваемыми целевым образом. Трансгенные культуры многократно снижают издержки фармацевтического и сельскохозяйственного производства. Генетически модифицированные микроорганизмы могут использоваться для извлечения металлов и чистых материалов из горнорудного сырья, революционизируя химико-металлургическую промышленность.
Не менее впечатляющие изменения прогнозируются в машиностроении. На основе системы «нанокомьютер — наноманипулятор» можно будет организовать сборочные автоматизированные комплексы, способные собирать любые макроскопические объекты по заранее снятой либо разработанной трехмерной сетке расположения атомов. С развитием наномедицинских роботов, методов адресной доставки лекарств к пораженным участкам организма, клеточных технологий в медицине кардинально расширяются возможности профилактического лечения и продление человеческой жизни. Становится возможной постановка задач перестройки человеческого организма для качественного увеличения естественных способностей.
В настоящее время шестой технологический уклад выходит из эмбриональной фазы развития, при которой его расширение сдерживалось как незначительным масштабом и неотработанностью соответствующих технологий, так и неготовностью социально-экономической среды к их широкому применению. Но уже расходы на освоение нанотехнологий и масштаб их применения растут по экспоненте, общий вес шестого технологического уклада в структуре современной экономики быстро увеличивается.
Эти строки (курсив) были написаны более десятилетия назад, когда еще не было разговоров про «Индустрию 4.0», «Общество 5.0», цифровую революцию и другие новомодные темы. Но все обозначаемые этими темами процессы уже были в полном разгаре. Что же действительно нового произошло, чтобы настолько глубоко захватить общественное сознание, что даже обычно поверхностные модераторы Всемирного экономического форума вынуждены были обратить внимание на новые технологии?
Социальные и политические составляющие цифровой революции
По-видимому, властвующие элиты начали смутно осознавать, что с обучением масс цифровым технологиям, они могут оказаться без подданных. Действительно, распространение нового технологического уклада кардинальным образом меняет всю систему управления глобальными социально-экономическими процессами.
С одной стороны, появляются новые возможности тотального контроля над поведением граждан в глобальном масштабе. В этом направлении активно работают американские спецслужбы, шпионя за миллионами граждан по всей планете посредством прослушивания телефонных разговоров, мониторинга социальных сетей, встроенных в компьютерную технику американского производства прокладок.
С другой стороны, становится возможным появление частных трансграничных систем управления экономическими, социальными и политическими процессами, затрагивающих национальные интересы государств и их объединений. Основу для таких систем обеспечивают глобальные социально-информационные и торгово-информационные сети и криптовалюты, интернет вещей и прочие обезличенные информационные средства совершения трансакций, выводящие международную торговлю и финансы за пределы национальных юрисдикций. Граждане могут отказаться от государственных систем защиты своих интересов, полагаясь на сетевые структуры и используя блокчейн-технологии и умные контракты.
Система государственно-правового регулирования явно отстает от вызовов новых технологических возможностей. Не только в вопросах обеспечения кибербезопасности, электронной торговли и регулирования Интернет, но и в использовании биоинженерных технологий, беспилотных транспортных средств, 3D принтеров и т.п. Общественное сознание будоражат фильмы о вышедших из-под контроля роботах, киборгах, человеко-компьютерных монстрах и т.п. Рекламодатели соблазняют умными домами, говорящими утюгами и холодильниками. Продвинутые архитекторы предлагают правительствам строить умные города…
В то же время информатизация систем управления остается наиболее коррупциогенной сферой, поглощающей растущую часть бюджетов органов управления без сколько-нибудь заметной отдачи. Вспомним, как «развели» на большие деньги правительства многих стран псевдопроблемой 2000-го года. Так же и граждан разводят на ненужные им компьютерные системы в домах, автомобилях, персональных компьютерах и телефонах. А корпорации и ведомства используются как дойные коровы хитроумными айтишниками, навязывающими ненужные обновления информационных технологий и вычислительной техники.
Попробуем разобраться в этом хитросплетении реальных и надуманных вызовов распространения цифровых технологий. Рассмотрим в контексте связанных с ними изменений сферы государственной, общественной и личной безопасности, а также безопасности человечества в целом. На основе этого анализа попытаемся сформулировать рекомендации для системы государственно-правового регулирования в России, ЕАЭС и в мире.
Угрозы национальной безопасности России в связи с цифровой революцией и возможности их нейтрализации
Государственной безопасности цифровая революция угрожает по следующим направлениям:
1. Кибертерроризм и кибершпионаж, ведущиеся против России США, их союзниками, а также другими странами и иностранными террористическими и преступными организациями, а также отдельными лицами и группами лиц.
2. Те же угрозы со стороны внутренних преступных сообществ, террористических организаций, радикальных религиозных, нацистских и прочих экстремистских группировок и антигосударственных сил.
3. Уход от налогообложения, незаконный вывоз капитала, отмывание преступно полученных доходов с использованием криптовалют.
4. Осуществление незаконной предпринимательской деятельности посредством использования сети Интернет, включая электронную торговлю и финансовые услуги.
Первая из перечисленных угроз наиболее серьезна и актуальна. США активно используют кибернетические средства ведущейся ими против России гибридной войны как основное в настоящее время наступательное оружие. Пока оно применяется для шпионажа и сбора информации, а также для дезинформации российского руководства и граждан посредством искусной работы в социальных и специальных сетях. Однако потенциально его разрушительное воздействие может иметь катастрофические последствия. Например, устанавливаемое на военных и стратегических объектах оборудование и программное обеспечение стран НАТО в нужный противнику момент может дать сбой, вывести их из строя или спровоцировать техногенную катастрофу. В первую очередь, это касается систем управления, связи, транспорта, электростанций и электросетей, а также сложной военной техники.
Следует заметить, что США являются единственной страной, выступающей против заключения международного договора по кибербезопасности. Они системно ведут электронный шпионаж по всему миру, в том числе против своих союзников. Обладая передовыми информационными технологиями и самым большим в мире парком информационно-вычислительного оборудования, фактической глобальной монополией в операционных системах, социальных сетях, доминирующим положением на рынке телекоммуникационных услуг и сложных электронных компонентов, США используют свое технологическое преимущество в политических и экономических целях. Отказываясь от подписания международного договора по кибербезопасности, они косвенно подтверждают намерение использования кибероружия и в дальнейшем.
Киберугрозы, исходящие от США, создают серьезную проблему для безопасности России, КНР, Индии, Ирана и других стран против которых американские власти ведут гибридную войну. Решение этой проблемы силами одной России крайне затруднительно в силу ограниченности ресурсов. Вследствие деградации нашей электронной промышленности, нарастающего отставания в области нано- и информационно-коммуникационных технологий, заместить импортную технику собственным производством по сколько-нибудь широкому спектру невозможно. Речь об это может идти только в отношении оборонной промышленности, спецслужбах, системе государственного управления. Последняя до сих пор работает почти исключительно на импортных вычислительных платформах и программном обеспечении. Многочисленные поручения руководства страны в этом отношении не выполняются. Даже уже разработанные российские операционные системы не внедряются.
Ключевым решением этой проблемы является заключение широкого международного соглашения по кибербезопасности, содержащее пункт о введении коллективных санкций стран-подписантов против государств, отказывающихся присоединяться к соглашению. Эти санкции могли бы включать:
— определение страны киберагрессором в случае выявления фактов ведения спецслужбами этой страны систематической деятельности по взлому или выведению из строя баз данных, интернет-сайтов, серверов, дата-центров, сетей управления органов государственной власти, объектов оборонного и стратегического значения, государственных корпораций, банков, объектов транспорта связи, энергетики, других систем жизнеобеспечения;
— перечень санкций, которые должны последовать в отношении страны, признанной в установленном порядке киберагрессором, могли бы включать введение эмбарго на импорт вычислительной техники, программного обеспечения, оборудования для нужд государства и государственных корпораций, отключение социальных сетей, прекращение телерадиовещания, прекращение банковских расчетов;
— коллективные действия по минимизации ущерба от введения санкций против киберагрессора. Они могли бы включать разработку и реализацию общего плана по импортозамещению, совместное создание средств программного обеспечения, общих социальных сетей, систем межбанковских расчетов, информационных сетей.
Такой договор о коллективном противодействии угрозам кибербезопасности можно было бы предложить подписать, для начала, странам-членам ШОС. Это дало бы мощный импульс развитию их электронной промышленности, производству программных продуктов, систем управления сложными технологическими системами. Возможно, само заявление о разработке такого международного договора без США подействует на последних отрезвляюще, и нам удастся построить глобальную систему кибербезопаснсти. В противном случае, она будет создана на большей части Евразии, что вполне достаточно для успешного решения данной проблемы. Создание такой евразийской системы кибербезопасности автоматически лишило бы США лидирующей роли в мировом информационном пространстве, производстве средств вычислительной техники и программного обеспечения. Вскоре после этого, лишившись своего главного наступательного оружия, они бы прекратили вести мировую гибридную войну, включая агрессию против России.
Если будет решена задача обеспечения международной кибербезопасности на уровне государств, нейтрализации угроз со стороны отдельных преступных сообществ, радикальных организаций и лиц станет технической задачей. Для ее решения должны использоваться национальные системы государств-подписантов международного договора, их координация, совместный мониторинг и программы общих действий. Если же США откажутся от подписания международного договора по кибербезопасности, страны-подписанты должны будут создать международную коалицию по борьбе с киберугрозами, в том числе, исходящими с территорий и юрисдикций третьих стран.
Нейтрализация второй группы угроз предполагает создание системы идентификации всех лиц, пользующих Интернет, включая социальные сети, а также специальной сертификации и тестирования оборудования, закупаемого у российских производителей для государственных нужд и стратегических объектов. Первая задача потребует соответствующего законодательного и административного обеспечения. Необходимо будет принять закон об обязательной добровольной идентификации пользователей Интернет, начиная с социальных сетей. Для его исполнения каждому пожелавшему себя идентифицировать гражданину должна быть предложена электронно-цифровая подпись и ключи для работы. Сети, отказывающиеся работать исключительно с идентифицировавшими себя гражданами, должны будут быть отключены от российского сегмента «всемирной паутины». Вторая задача носит технический характер, хотя тоже предполагает внесения соответствующих дополнений в законодательство о государственных закупках.
После решения задачи идентификации всех работающих в сетях лиц нейтрализация третьей и четвертой групп угроз не будет представлять принципиальной сложности. Для этого у налоговой службы, финмониторинга, Банка России имеется достаточно технических возможностей и компетенций. В случае легализации использования криптовалют, в российской денежной системе необходимо будет ввести процедуры регистрации их эмиссии, а также декларирования получаемых в них доходов и операций. Разумеется, проследить за достоверностью этих сведений будет непросто. Но это не более сложная задача, чем отслеживание сделок в иностранной валюте, оплачиваемых между российскими резидентами через офшоры.
Переходя к вопросам обеспечения общественной и личной безопасности граждан, также следует подчеркнуть фундаментальное значение решения задачи идентификации граждан в сети Интернет и социальных сетях. Без этого, как показывает опыт правоохранительной деятельности, совершаемые с использованием сети интернет преступления практически не раскрываются. Дела обстоят в этой области настолько скверно, что типичный случай мошенничества путем отказа от поставки проплаченного клиентом товара трудно даже зарегистрировать и возбудить уголовное дело по факту совершения преступления, не говоря уже о его расследовании. То же касается и более тяжких преступлений, совершаемых посредством социальных сетей, через которые происходит множество преступлений (особенно против несовершеннолетних, в том числе сексуального характера), включая сбыт наркотических и психотропных средств, вовлечение в экстремистские и преступные группировки, шантаж и доведение до самоубийства, вербовки иностранных спецслужб и пр.
Кроме решения задачи идентификации пользователей Интернет и социальных сетей должны быть приняты дополнительные меры по обеспечению достоверности и легитимности распространяемой в них информации. В настоящее время владельцы и операторы социальных сетей, как и рекламодатели, не несут никакой ответственности за достоверность передаваемой информации. Между тем, в условиях всеобщей цифровизации, достоверность информации приобретает критическое значение. Целесообразно ввести ответственность социальных сетей за достоверную идентификацию их участников, а также за фильтрацию информации с целью выявления и пресечения противоправных действий со стороны злоумышленников. На первом этапе можно начать с добровольной сертификации социальных сетей на предмет выполнения этого требования, чтобы граждане знали, какие сети защищены от мошенников и прочих преступников, скрывающихся под вымышленными именами.
Новой проблемой становится установление ответственности за правонарушения, совершаемые роботами в отношении людей. Уже активно ведется обсуждение вопроса об установлении виновных в случае дорожно-транспортных происшествий с участием беспилотного автомобиля. Аналогичные проблемы возникают в случаях нарушения условий поставок товаров в системах «умный дом» или хищения денег роботами. При столкновении беспилотников и в интернете вещей могут возникать похожие проблемы, но уже в отношениях между роботами.
При обсуждении этих тем невольно вспоминаешь типичную ситуацию с «наказанием» автомата с газировкой в советское время. Когда после брошенной монеты автомат не наливал стакан воды, его часто били по «лицу», после чего он часто сторицей выдавал воду. Но с современными роботами этот фокус не пройдет. Частично проблема может решаться при помощи «умных контрактов», в которых прописывается ответственность за нарушение условий контракта, процедуры ее установления, сроки штрафных санкций и их автоматическое исполнение путем безакцептного списания денег со счета. Но всего, как говорится, не предусмотришь.
По-видимому, нет другого пути, как введение уголовной ответственности юридических лиц за совершение преступлений принадлежащими им роботами и компьютерами. Во многих странах накоплен опыт уголовного преследования юридических лиц, который неплохо себя зарекомендовал в установлении ответственных за несчастные случаи и другие непредумышленные преступления, совершаемые без явного участия людей. Непонятно, например, кого из людей признать виновным в случае ДТП с участием беспилотного автомобиля: программиста, наладчика, оператора? Не говоря уже об отсутствии у них не только умысла, но и самой возможности предвидеть и полномочий предотвратить все аварийные ситуации на дорогах. Эти функции могут также передаваться собственником беспилотника на аутсорсинг иным юридическим лицам.
Социальные проблемы в связи с цифровой революцией
Серьезной угрозой общественной безопасности считается рост безработицы в связи с роботизацией рабочих мест, автоматизацией управленческих процессов, растущим применением 3D принтеров. Хотя эта проблема не нова и со времен первой промышленной революции ничего более болезненного для общества, чем движение луддитов, уничтожавших машины в Англии более двух столетий назад не было, сегодня она вызывает особое беспокойство. Действительно, в первое время массовой роботизации можно ожидать ощутимый рост безработицы среди рабочих и служащих определенных профессий и специальностей. Но, как показывает почти трехсотлетний опыт современного промышленного развития, эта угроза частично нейтрализуется другими факторами.
Во-первых, наряду с застойной безработицей в одних отраслях, всегда есть нехватка рабочей силы в других. Дисбаланс на рынке труда резко обостряется в период смены технологических укладов. В это время экономика погружается в депрессию в связи с прекращением расширения экономики в сложившихся направлениях, сокращением производства и инвестиций в отраслях, обеспечивавших в течение двух поколений трудоспособного населения основной рост занятости. Это вызывает шок и резкое падение доходов у многих ранее процветавших групп трудоспособного населения, значительная часть которых уже никогда не смогут восстановить свое положение. В то же время рост нового технологического уклада обеспечивает спрос на рабочую силу других специальностей и те высвобождаемые из устаревшего технологического уклада работники, которые желают переквалифицироваться, устраиваются по новой специальности. Государство может существенно смягчить рассасывание диспропорций на рынке труда путем субсидирования программ переквалификации работников, своевременной перестройки системы образования под спрос на новые профессии.
Во-вторых, роботизация, как и цифровая революция в целом уже давно идет, уничтожив сотни миллионов мест в различных отраслях промышленности. С 80-х годов прошлого века с ростом нового на тот момент информационно-коммуникационного технологического уклада автоматизация производства охватила множество отраслей обрабатывающей промышленности. Гибкие производственные линии сделали ненужными труд миллионов сборщиков, расфасовщиков, станочников. Жесткая автоматизация конвейерных производств высвободила еще миллионы людей, занятых монотонным трудом по выполнению простых рутинно повторяющихся операций. Прогресс в вычислительной технике ликвидировал миллионы рабочих мест машинисток, перфораторщиц, нормировщиков, проектировщиков, бухгалтеров и по другим специальностям, связанным с рутинными расчетами по установленным алгоритмам. Десятки миллионов замещаемых автоматикой людей оказались в трудном положении, но социального бедствия, подобного Великой депрессии, когда происходила предыдущая смена технологических укладов, не произошло. Молодежь с энтузиазмом освоила новые профессии программистов, операторов, наладчиков. Пожилые люди досрочно ушли на пенсию. Многие нашли себя в сфере услуг, быстрое расширение которой стало наиболее заметной стороной роста нового технологического уклада, породив разговоры о переходе к постиндустриальному этапу экономического развития. На самом деле промышленность по-прежнему является основой современной экономики, только на рынке труда ее доля резко снизилась до в среднем 25% в передовых странах.
В-третьих, для российского рынка труда последствия экономической политики еще долго будут намного более значимыми, чем цифровой революции. Вследствие резкой деградации экономики в связи с ее реформированием по рецептам МВФ были уничтожены целые отрасли промышленности с миллионами высокотехнологических рабочих мест. При этом наперекор общемировым тенденциям наиболее резкому сокращению подверглись производства современного технологического уклада, обеспечивающие расширение занятости во всем мире. Россия была и, отчасти, остается единственной страной в мире, где в 90-е годы сокращалось число ученых, инженеров, программистов, операторов, наладчиков и других высококвалифицированных работников. Большинство из них вынуждены были перейти на низкоквалифицированную работу торговцев, перевозчиков, охранников. При переходе к политике опережающего развития экономики на основе нового технологического уклада[5]российская экономика столкнется с острой нехваткой специалистов инженерного профиля. Уже сейчас оживление экономики сдерживается нехваткой высококвалифицированных рабочих и инженеров.
В-четвертых, в обозримом будущем спрос на специалистов, необходимых для создания инфраструктуры цифровой экономики будет намного больше, чем связанное с ее расширением уничтожение рутинных рабочих мест. Это, правда, только в том случае, если цифровая экономика будет развиваться на отечественной интеллектуально-технологической базе. Если проводимая государством политика в сфере информационных технологий не изменится, и в ее основе будет лежать импорт техники и программного обеспечения, то эффект может оказаться и сильно отрицательным. Высвобождаемые, в основном уже из сферы услуг, главным образом финансового сектора и торговли, «белые воротнички» могут не найти себе новой специальности как из-за отсутствия должной квалификации, так и вследствие заполненности растущих сегментов российского рынка импортной техникой и иностранными специалистами.
Таким образом, угрозы резкого роста безработицы вследствие цифровой революции сильно преувеличены. Они легко могут быть нейтрализованы продуманной государственной экономической политикой. До сих пор именно она, а не цифровая революция была главной причиной ликвидации миллионов рабочих мест и деградации человеческого капитала. При реализации предлагаемой Изборским клубом политики опережающего развития[6] спрос на высококвалифицированных специалистов будет намного опережать их сокращение. Проблемой является наличие значительного числа малоквалифицированных и узкоспециализированных офисных работников, для трудоустройства которых потребуются значительные усилия по переквалификации. Но это тоже в решающей степени зависит от государственной политики.
Действительно политической проблемой может стать использование цифровых технологий в сфере государственного контроля. К примеру, применение технологии блокчейн сделает невозможным фальсификацию регистрационных документов, подделку разрешительных документов, переделку «задним числом» проверочных актов. Эта технология также делает ненужной значительную часть дорогостоящих нотариальных услуг по заверению сделок. Применение «умных контрактов» затруднит чиновный произвол в сфере государственных закупок. Использование электронной цифровой подписи и методов точной идентификации бумажных и электронных носителей исключит подделку документов. Вся система государственного управления станет более прозрачной и открытой для общественного контроля. Сократится коррупционное поле и снизится потребность в чиновниках контролирующих органов. Может быть, поэтому информатизация систем государственного управления идет столь тяжело – гигантские деньги списываются на малоэффективные и дублирующие друг друга мероприятия.
Вызовы цифровой революции будущему человечества
Рассмотрим, наконец, последнюю группу угроз, связанную с риском для человечества в целом. Именно она больше всего занимает воображение сценаристов фантастических фильмов и антиутопий. Современная наука вплотную подошла к разработке технологий изменения человеческой природы и угроза опасных для человечества последствий цифровой революции действительно существует. Разберем их по порядку потенциально актуализации.
1. Угроза использования генно-инженерных технологий для создания опасных для человека микроорганизмов. Она давно существует и явно недооценивается органами национальной безопасности. Уже два десятилетия назад ученые признавали возможность синтезирования вирусов избирательного действия против людей групп людей с определенными биологическими признаками. Комбинируя ДНК живущих в симбиозе с человеком вирусов с патогенными можно синтезировать вирусы, вызывающие болезни у людей определенного пола, возрастной группы и даже расы. Доставляя эти вирусы посредством экспорта продуктов питания на территорию враждебной страны, можно вызвать в ней эпидемии и обойти, таким образом, обоюдоострый характер биологического оружия. По-видимому, такие исследования в лабораториях США ведутся вопреки запрету биологического оружия. Во всяком случае, лидеры некоторых африканских стран искренне считают Вашингтон виновным в создании и распространении лихорадки Эбола.
2. Клонирование людей, в том числе с определенными свойствами. Об этой угрозе ученые заговорили более десятилетия назад, когда экспериментально была доказана возможность клонирования млекопитающих и открылись практические возможности клонирования высших приматов и человека. Сегодня клонирование собак стало поставленным на поток коммерческим предприятием и теоретически возможно появление фабрик по клонированию людей.
3. Вживление в людей различных кибернетических устройств. Это уже хорошо освоенная технология в медицине, широко использующей кардиостимуляторы, слуховые аппараты, протезы, датчики. Теоретически возможно появление киборгов – людей со встроенными в их организм приборами в целях наделения их дополнительными вычислительными способностями, улучшения работы их органов чувств, идентификации личности, передачи им информации, манипулирования поведением и пр.
4. Включение человеческих органов и их моделей в робототехнические устройства. Это пока такая же фантастика, как голова профессора Доуэля в романе Беляева. Но разработки моделей нервной системы человека интенсивно ведутся и вполне возможно появление наделенных элементами человеческого образа андроидов, а также роботов с искусственным интеллектом.
5. Выход из-под контроля способных к самоорганизации автономных роботомашинных систем. Бунт роботов из художественного теоретически может превратиться в реальный кошмар недалекого будущего. Уже сегодня сбои автоматизированных систем электроснабжения повергают в хаос крупные города. Если системы искусственного интеллекта смогут самоорганизовываться и принимать самостоятельные решения, последствия предсказать невозможно.
Все перечисленные выше угрозы существованию человечества хорошо известны и многократно обсуждались. Однако реальных предложений по их нейтрализации пока не выработано. Очевидно, что НТП остановить невозможно, несмотря на его опасные для человечества последствия. Но общество может его ограничить рамками права. Чтобы быть действенными, эти ограничения должны носить международный характер и охватывать все страны с существенным научно-техническим потенциалом.
Имеющийся в настоящее время опыт заключения международных договоров по ограничению распространения ракетных и ядерных технологий, запрету бактериологического и химического оружия, проведению испытаний атомного оружия обнадеживает. Хотя эти договора не обладают механизмами принуждения к выполнению обязательств, ведущие страны мира, как правило, их придерживаются. С переходом к новому мирохозяйственному укладу, основанному на взаимовыгодном и добровольном партнерстве государств и строгом соблюдении международного права[7], спектр соглашений такого рода будет увеличиваться. Он мог бы также включать международные договоры, необходимые для ограничения охарактеризованных выше опасных направлений развития цифровых технологий. В том числе, предусматривающие:
— запрет на проведение клонирования людей;
— запрет на разработку болезнетворных вирусов и иных форм биологического оружия;
— введение международных стандартов вживления приборов в тело человека;
— мониторинг разработок систем искусственного интеллекта с целью диагностики и нейтрализации угроз для человечества;
— всемирную сертификацию специалистов получающих образование в сфере информационных технологий;
— разработку и принятие международных технических регламентов и процедур сертификации роботов-андроидов.
Россия могла бы выступить также инициатором разработки и принятия международной конвенции по научной этике, запрещающей исследования в области изменения человеческой природы, биологического оружия, программирования нацеленных на уничтожение людей самоорганизующихся робототехнических систем и пр.
Поражающая воображение впечатлительных людей цифровая революция – это длительный процесс, разворачивающийся уже несколько десятилетий. Цифровые технологии уже охватили практически всю информационную и финансовую, значительную часть производственной и социальной сфер. Они все глубже проникают в бытовую и деловую сферы. Расширяя возможности и повышая качество жизни людей, они пока не причинили особого ущерба обществу. Многочисленные примеры применения цифровых технологий в антигуманных и преступных целях относятся к действиям людей, а не к технологиям как таковым. В то же время их монопольное использование в чьих- либо частных или национальных интересах существенно усиливает возможности этих лиц и может представлять угрозу национальной безопасности государств. Нейтрализация этих, исходящих от людей угроз должна происходить методами правового регулирования.
Использование возможностей информационно-цифровой революции в условиях смены мирохозяйственных укладов
Другой вопрос касается возможности качественного скачка в эволюции человечества. Цифровая революция дополняет и существенно расширяет возможности генерирования, обработки, передачи, накопления и усвоения информации. Компьютер ничего не забывает, распространение информации ничего не стоит, запрограммировать можно любой сколько угодно сложный алгоритм рутинной человеческой деятельности и передать его на исполнение роботам. Цифровая революция окончательно освобождает человека от необходимости монотонного и тяжелого труда, не только физического, но и кабинетного. Она высвобождает время, которое ранее люди тратили для производства товаров и услуг и открывает перед человечеством возможность перехода к исключительно творческой деятельности. Об этом мечтали классики марксизма-ленинизма, рассуждая о связываемым ими с коммунизмом прыжке человечества из царства необходимости в царство свободы.
По иронии истории цифровая революция разворачивается после краха мировой системы социализма, которому она могла бы обеспечить качественный скачок в эффективности системы народнохозяйственного планирования и принести колоссальные конкурентные преимущества в соревновании с капиталистическими странами. В СССР с НТП связывали возможности роста народного благосостояния и увеличении доли свободного времени в жизненном цикле человека. В послевоенный период она последовательно увеличивалась одновременно с расширением рекреационной сферы. Хотя многие жители заливали свободное время алкоголем, идеология строительства коммунизма имела решение заполнения свободного времени самосовершенствованием личности, созидательной творческой работой, образованием, участием в общественной работе, включая управление государством. Неслучайно СССР стал самой читающей страной в мире с лучшей системой массового образования.
Для капиталистической системы, ориентирующей бизнес на максимизацию прибыли любой ценой, цифровая революция создает неразрешимые проблемы. С одной стороны, рост производительности труда обеспечивает увеличение прибавочной стоимости. С другой стороны, высвобождение занятых производственной деятельностью людей означает соответствующее снижение спроса, что ставит предел наращиванию производства и расширенному воспроизводству капитала. Растет социальное неравенство, общество раскалывается на всемогущих обладателей ключей к применению цифровых технологий и непричастных к производственной деятельности потребителей. Для заполнения их досуга работает индустрия развлечений, стараются шоумены, наркодиллеры, пиарщики. Переход к безлюдным производственным технологиям сопровождается перетоком капитала в финансовый сектор, информационная революция в котором породила бесконечные финансовые пузыри и пирамиды.
Цифровая революция разрушает привычные стереотипы хозяйствования. Если в традиционных сферах чем больше тратится ресурсов, тем дороже стоит продукт, то в цифровой экономике все наоборот. Чем больше накоплено данных, тем дешевле производство продукции. В ней не работает ни закон стоимости, ни закон предельной полезности. Накопление данных позволяет генерировать новые данные с уменьшающейся стоимостью дополнительно получаемой информации. Рыночная оценка интернет-компаний не имеет никакой материальной основы. По мере расширения сферы деятельности и охвата рынка предельная эффективность инвестиций растет, а не снижается как в сфере материального производства. Интернет-экономика и информационная революция в финансовом секторе поставила реальный сектор в положение донора. Даже в условиях проводимой в западных странах накачки экономики фиатными деньгами, большая часть их эмиссии втягивается финансовым сектором, в то время как производственные инвестиции стагнируют. Институциональная система США, Великобритании и других капиталистических стран следует за потребностью воротил цифровой экономики, не пытаясь смягчить связанные с ее расширением диспропорции и нейтрализовать перечисленные выше угрозы.
Советский социализм рухнул потому, что сложившаяся в нем институциональная система не была достаточно гибкой, чтобы обеспечить своевременное перераспределение ресурсов из устаревших производственно-технических систем в новые, более эффективные. Она восприняла цифровую революцию в сугубо технологическом плане для автоматизации рутинных производственных процессов, создав такие шедевры массового производства, как автоматические роторные линии. Но институты планирования работали «от достигнутого уровня», обслуживая бесконечное воспроизводство одних и тех же технологий. В результате народное хозяйство стало технологически многоукладным, в котором устаревшие производства поглощали все больше ресурсов, критически не хватавших для освоения новых технологий[8]. Высокоиерархическая жесткая система управления отвергала новые возможности планирования, возникшие с цифровой революцией, продолжая работать по сложившейся еще в годы первых пятилеток процедуре перманентного наращивания объемов производства. Печально знаменитый вал, в конце концов, накрыл систему централизованного планирования – предельная эффективность капиталовложений в базовых отраслях промышленности устремилась к нулю.
Китайские коммунисты сумели сделать правильные выводы из краха жестко централизованной системы управления социалистической экономикой, переведя ее на рыночные механизмы самоорганизации. При этом централизованное управление сохранили в финансовой сфере, в инфраструктурных и базовых отраслях, обеспечивавших общие условия для роста предпринимательского сектора. Это придало экономике динамизм, а высвободившиеся из рутинных процедур планирования управленческие ресурсы были сосредоточены на стратегическом управлении и гармонизации разнообразных социально-экономических интересов обеспечивающих воспроизводство экономики социальных групп. В отличие от советской, китайская система управления экономикой научилась ее технологически и институционально перестраивать, вовремя сворачивать устаревающие производства, отсекая от ресурсов неэффективные предприятия и помогая передовикам осваивать новейшие технологии.
Созданный в КНР новый, названный нами интегральным[9], мирохозяйственный уклад продемонстрировал намного большую эффективность по сравнению как с советским социализмом, так и с западным капитализмом. Об этом свидетельствует и достигнутые в КНР результаты в применении цифровых технологий. Китай не только вышел на первое место в мире по производству вычислительной техники, но и создал свои социальные сети, огородив свое информационное пространство от подрывных действий извне. В Китае же была создана первая криптовалюта «биткойн», развернулось широкое применение блокчейн и других цифровых технологий в хозяйственном обороте. Несмотря на кажущийся избыток рабочей силы, Китай вышел на первое место в мире по количеству устанавливаемых и производимых роботов.
Похоже, КНР не пугают рассмотренные выше угрозы цифровой экономики, включая заполнение свободного времени высвобождаемых из производственной сферы людей и поддержание их потребительского спроса. Внедряемая в настоящее время в КНР концепция рейтингования граждан лучше всякого партийного контроля будет стимулировать их созидательную творческую активность. Люди, положительно проявляющие себя на производстве, в деловых отношениях, в исполнении коммерческих и социальных обязательств, добросовестно ведущие дела и соблюдающие этические нормы будут автоматически высоко оцениваться и пользоваться поддержкой системы государственного регулирования и продвигаться по карьерной лестнице. Недобросовестные, безнравственные, необязательные и, тем более, коррумпированные и имеющие преступные наклонности лица, наоборот, будут отлучаться от всех форм государственной поддержки и продвижения. Аналогичная система создается и для юридических лиц.
Возможно, прозападные либералы назовут китайскую систему автоматической оценки и регулирования поведения физических и юридических лиц электронным концлагерем. Но цифровая революция уже фактически сделала таковым общество в странах Запада, где ведется системный контроль за гражданами посредством компьютерного анализа телефонных разговоров, мониторинга социальных сетей, накопления личных файлов в бесконечных базах данных американских спецслужб. На этой основе происходит манипулирование поведением граждан, которым компьютеры составляют адресную рекламу и ориентиры для политического выбора.
По всей видимости, цифровая революция будет усиливать конкурентные преимущества социалистической рыночной экономики в КНР, а также Индии, Ю.Корее, Японии, странах Индокитая и других государствах, вставших на путь перехода к новому, интегральному, мирохозяйственному укладу. В США и в их союзниках по НАТО попытки использовать цифровые технологии для подкрепления своей военно-политической гегемонии будут вызывать лишь раздражение других стран и подогревать антиамериканские настроения. Несомненно, что лидерство США в информационных технологиях будет обеспечивать им достаточно высокую конкурентоспособность соответствующих отраслей экономики. Но неэффективная институциональная система, обслуживающая накопление капитала в частных интересах, в том числе, путем нарастающей денежной эмиссии, не позволит США удержать глобальное лидерство. Либо они вынуждены будут с этим смириться, либо их ждет горькое поражение в провоцируемой Вашингтоном мировой гибридной войне[10].
В рамках интегрального мирохозяйственного уклада, который приходит на смену имперскому, будет восстановлен государственный суверенитет при соблюдении договорных норм международного права. Каждая страна будет строить свой вариант цифрового общества, с учетом собственных традиций и этических норм. Согласно гипотезе Поршнева, разработавшего типологию человеческого общества, в перспективе должна увеличиваться доля неоантропов – людей с самостоятельным творческой мотивацией, руководствующихся в своем поведении научными знаниями, логическим мышлением рациональными соображениями, не подверженных психологическим манипуляциям[11]. Цифровая революция создает условия для быстрого увеличения доли неоантропов за счет сокращения доли так называемого диффузного типа — людей с манипулируемым сознанием, руководствующихся устанавливаемыми стереотипами социального поведения и легко поддающихся внушению. В этом смысле человечество ждет качественный эволюционный скачок за счет кратного увеличения творческой активности людей. Но в каком направлении они будут самореализовываться – созидательном или разрушительном – зависит от этических норм и государственных политик ведущих стран мира. Не исключен вариант и самоистребления человека путем создания саморегулируемой «цивилизации роботов» в рамках ведущейся США гибридной войны за удержание глобальной гегемонии. Чтобы предотвратить такой ход событий необходимо создавать широкую антивоенную коалицию стран, не заинтересованных в мирном гармоничном развитии.
________________________________________
[1]
[1] Поршнев Б. О начале человеческой истории (Проблемы палеопсихологии). — М., Мысль, 1974 — 487 с.
[2]
[2] Автором настоящего доклада зарегистрировано научное открытие «Закономерность смены технологических укладов в процессе развития мировой и национальных экономик» (свидетельство о регистрации №65-S выдано Международной академией авторов научных открытий и изобретений под научно-методическим руководством Российской академии естественных наук).
[3]
[3] Закон Гордона Мура (основополагающий закон в информационно-коммуникационной среде, выведенный в 1965 г.) гласит, что число транзисторов на кристалле микропроцессора будет увеличиваться в 2 раза каждые 2 года. Рост производительности микросхем удваивается с периодичностью 18-24 месяца. На основании данного анализа и было высказано предположение, которое впоследствии блестяще подтвердилось – развитие вычислительной техники и ее вычислительных мощностей происходит экспоненциально.
[4]
[4] Глазьев С. Теория долгосрочного технико-экономического развития. — М.: ВлаДар, 1993. — 310 с.
[5]
[5] Глазьев С. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Экономика, 2010.
[6]
[6] К стратегии социальной справедливости и развития//Авторский доклад С.Глазьева Изборскому клубу. – 2015 (3 августа); Встать в полный рост//Доклад Изборскому клубу. — под ред. С.Батчикова, А.Кобякова, С.Глазьева. – 2014 (23 ноября).
[7]
[7] Глазьев С. Экономика будущего. Есть ли у России шанс? – М.: Книжный мир, 2017. – 640 с.
[8]
[8] Глазьев С. Теория долгосрочного технико-экономического развития. — М.: ВлаДар, 1993. — 310 с.
[9]
[9] Глазьев С. Битва за лидерство в XXI веке. Россия-США-Китай. Семь вариантов обозримого будущего. – М.: Книжный мир, 2017. – 352 с.
[10]
[10] Глазьев С. Последняя мировая война. США начинают и проигрывают. – М.: Книжный мир, 2016. – 512 с.
[11]
[11] Поршнев Б. О начале человеческой истории (Проблемы палеопсихологии). — М., Мысль, 1974 — 487 с.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Вс окт 22, 2017 3:20 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Социолог Сергей Белановский: "Китай создает новый тип цивилизации"

Сергей Александрович Белановский - российский социолог, кандидат экономических наук, автор более 50 научных публикаций по социологии, экономике, политологии и маркетингу. Автор известных учебников по методам социологических маркетинговых исследований «Методика и техника фокусированного интервью» (в готовящемся втором издании – «Индивидуальное глубокое интервью») и «Метод фокус-групп». Является одним из основателей российской традиции так называемых «качественных» методов исследования. Названные методы приобрели широкую популярность в странах Запада еще в 70-е годы, однако в России данная традиция исследований до 90-х годов полностью отсутствовала.


Социальная стратификация и цифровое общество. Китай создает новый тип цивилизации. Быстрые успехи цифровых технологий инициировали много дискуссий и прогнозов. В частности, обсуждается вопрос о влиянии этих технологий на социальную стратификацию общества. В частности, высказывается гипотеза о том, что новая стратификация будет выстраиваться, так сказать, в зависимости от близости людей к этим технологиям: бОльшие доходы и социальный статус будут иметь те, кто сумеет быстрее ими пользоваться или работать на переднем крае их развития. Соответственно те, кто не сумеет включиться в этот процесс, будут перемещаться вниз по социальной лестнице. Этот аспект новой стратификации интересен и достоин обсуждения. Однако цифровые технологии могут влиять на социальную стратификацию и более серьезным образом.

В социальных сетях многие обратили внимание на публикацию фонда Карнеги, посвященную планам Китая по внедрению цифровых технологий. Впечатляет. Говоря коротко, Китай планирует вести досье на каждого человека и каждому человеку присваивать определенный рейтинг в зависимости от того, насколько «хорошо» он себя ведет. Рейтинг динамичен: «плохие» поступки (например, ДТП) его понижают, «хорошие» вознаграждаются ростом. В зависимости от рейтинга человек будет получать доступ к кредитам по разным процентным ставкам, доступ к трудоустройству различных уровней и т.д. Если эти планы реализуются, а технически они вполне реалистичны, возникнет новая социальная стратификация и – не побоюсь сказать – новый тип цивилизации.

Проект Китая неожиданным образом реализует давнюю идею меритократии – стратификации общества, основанной на заслугах. Частично эта идея реализуется в любом обществе. Однако социальные механизмы, обеспечивающие ее реализацию в любом обществе несовершенны, о чем свидетельствует расхожее слово «проходимцы». Китайский проект радикально преобразует идею меритократии. Каждый человек в рамках этого проекта получает свой индивидуальный рейтинг, измеренный по объективным основаниям. Каждый человек имеет возможность подняться или опуститься в зависимости от своих поступков. Ключевой вопрос такой стратификации – это критерии, на которых она будет выстраиваться. Говоря иначе, речь идет об алгоритмах исчисления рейтингов.

Попытаюсь представить, как это выглядело бы в СССР, если бы он располагал такими технологиями. Думаю, что в утопических мечтах советские руководители мечтали о чем-то подобном. Они заложили бы в рейтинг такие критерии, как наличие или отсутствие судимости, успехи в учебе, участие в субботниках, посещение субботников, разного рода «общественную активность», наличие или отсутствие в биографии семейных разводов, количество детей в семье и многое другое. В рыночной экономике к этому добавляется хорошая кредитная история, отсутствие нелегальных доходов и т.д. Понятно, что постарались бы заложить и то, что называется деловыми качествами, способностями, талантами, но как их измерять – это вопрос, поскольку речь идет о неких потенциях, прогнозе будущих успехов. К примеру, Сталин сумел оценить потенциал ракетчика Королева, но как это сделать заранее (до реальных успехов) с помощью цифровых технологий – не вполне ясно. Можно применить психологические тесты, но я не уверен в их прогностической силе. Какое общество получится в результате? Будет ли оно успешно развивающимся или застойным? Конкурентоспособным или нет? Справедливым или несправедливым? На эти вопросы сейчас трудно ответить.

Фонд Карнеги, опубликовавший этот обзор, дал ему заголовок «Как Китай строит цифровую диктатуру». Как ни странно, я не согласен с таким категоричным выводом. Его, как минимум, надо доказывать. Нелепую систему критериев, которую, как я предполагаю, заложили бы советские руководители, можно и поменять, если нужда заставит. Искусственный интеллект, наверное, сможет обеспечить настройку критериев на некие критерии эффективности (критерии второго уровня). Но здесь мы подошли к границе моих технических компетенций. Дальше в этом направлении рассуждать не берусь. Остается понять, в какой мере китайская может быть распространена по всему миру. Я не специалист по Китаю, но мне кажется, что описанная модель в чем-то созвучна идеалам конфуцианства. Добавляя к этому решимость сегодняшних китайских властей не идти по пути западной демократии, а создавать свой собственный особый путь стимулирует государственные инвестиции в эту область. Так что практическая реализация этого замысла кажется мне вполне возможной.

А что в странах Запада и в России? Системы слежки и оценивания они могут сделать не хуже китайцев. Но разница в том, что Китай намерен сделать эту систему легальной и легитимной, тогда как американская АНБ и российское ФСБ создают и используют эту информацию втайне. С ее помощью они могут в какой-то мере манипулировать обществом, расправляться с отдельными индивидами или организациями, но построить легальную стратификацию не могут – ни с точки зрения права, ни с точки зрения менталитета общества. Философские идеи меритократии существовали в Европе со времен античности, но они существовали в конкурентной философской среде, тогда как в Китае конфуцианство после правления Цинь Шихуанди на долгие века осталось абсолютно доминирующей философской системой (по крайней мере государствообразующей). Западные общества и, я думаю, Россию для внедрения такой системы придется ломать через колено (что в принципе, возможно, и Россия тому пример). Но внедрение такой системы частями, начиная с банковской системы, вполне возможно и уже реализуется. Трудно сказать, насколько далеко может зайти этот процесс. А вот в Китае такая система, быть может, имеет шанс стать органичной.

https://philologist.livejournal.com/972 ... yandex.com


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Сб дек 02, 2017 8:12 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Что обрекает цифровую экономику хромать на обе ноги

Открытое письмо президенту

Уважаемый Владимир Владимирович!

Вы провозгласили в своих выступлениях в СМИ цифровую экономику в Российской Федерации и рассматриваете ее как эффективное средство (панацею) для улучшения экономической ситуации в стране, но без отказа от либеральных догм она не сможет преодолеть видимый повсюду хаос и развал, который породила «невидимая рука рынка».
Государство, сдав экономику в плен «эффективным собственникам», способно только заниматься гаданием – какой сценарий сложится: «консервативный (пессимистический), базовый (оптимальный), целевой (оптимистический)»… Но обстоятельства навязывают постоянный сценарий – кризис.
Бескризисная плановая экономика показала свою эффективность в СССР во время индустриализации, Великой Отечественной войны и послевоенного строительства, так как имела способность к мобилизации необходимых ресурсов и средств государства на стратегических направлениях.
Плановая экономика и была как раз цифровой, потому что знала абсолютно все в материальном и денежном выражении: сколько всего и где произведено, сколько, чего и где нужно произвести и какие для этого необходимы ресурсы без упований на «невидимую руку». Простейший пример: почти в каждой глухой и удаленной деревне у нее был поставлен на снабжение магазин с необходимым набором товаров. Сейчас все эти магазины уничтожены.
В СССР публиковались подробнейшие отчеты о выполнении годовых и пятилетних планов. При этом дело обходилось без иностранных инвестиций, которые являются формой закабаления государства, к чему неизбежно катится РФ.
Но цифровые технологии имеют огромное значение, кроме того и прежде всего в научно-технической сфере, особенно в оборонной, атомной и ракетно-космической отраслях.
Хочу обратить Ваше внимание на состояние вычислительной техники в ракетно-космической отрасли.
Я работал ведущим инженером-математиком, профессиональным программистом и начальником группы в течение 50 лет (до октября 2014 г.) в РКК «Энергия» им. С.П. Королева и был связан по роду своей деятельности (расчетно-теоретические вопросы) с вычислительной техникой, так как занимался разработкой вычислительных программ по динамике конструкций ракет, начиная c боевых межконтинентальных до сверхтяжелых космических ракет-носителей: Н-1 (лунная пилотируемая программа), и Универсальной ракетно-космической транспортной системой «Энергия – Буран», и динамикой старта космической ракеты-носителя «Зенит-3SL» с морской плавучей платформы (международная программа «Морской старт»). Все расчеты были произведены на отечественных вычислительных машинах.
В годы реформ все изменилось. В июле 2016 г. я обращался к президенту РФ с открытым письмом с критикой положения дел в отделе 017 вокруг закупок импортных вычислительных программ.
В течение 40 лет (до 1994 г.) в СССР (и вначале по инерции в РФ) происходило постоянное совершенствование отечественных ЭЦВМ (электронно-цифровых вычислительных машин).
Руководство НПО, затем (РКК) «Энергия» хорошо понимало огромное значение для успешной деятельности предприятия самой современной вычислительной техники и стремилось использовать новейшие, наиболее производительные машины – поэтому производило замену действующих ЭЦВМ на более мощные по мере их поступления в серийное производство.
Для справки. Разработки и усовершенствование ЭЦВМ в СССР: ЭЦВМ М20 – 1958 г., быстродействие 20 тыс. операций / сек., М220 – 1968 г. – 28 тыс. операций / сек., БЭСМ-6 – 1968–1985 гг. – 1 млн операций / сек., «Эльбрус-2» – 1985 г. – 12,5 млн операций / сек., «Эльбрус-3» – 1994 г., значительно опередил аналогичные разработки на Западе, но оказался в это время никому не нужен – из-за отсутствия финансирования работы были остановлены. Был создан один опытный экземпляр. Еще большими темпами, на основе новой элементной базы, увеличивалась емкость оперативной памяти ЭЦВМ.
ЭЦВМ «Эльбрус-2» и «Эльбрус-3» разрабатывались в Институте точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ).
30 июня 2002 г. в РКК «Энергия» была остановлена и демонтирована супер-ЭЦВМ «Эльбрус-2», имевшая 10 центральных процессоров, (могла решать 10 задач одновременно) и работала 24 часа в сутки, включая выходные дни, в режимах отладки программ и счета. Быстродействие только одного процессора – 12,5 млн операций / сек, а всех 10 процессоров – 125 млн операций / сек. Большая оперативная память составляла 144 Мб.
Одновременно, вместе с материальной частью «Эльбрус-2», было потеряно (оказалось лишним) огромное интеллектуальное достояние: математическое и программное обеспечение, которое разрабатывалось для отечественных ЭЦВМ в течение 40 лет. Операционные системы «Диспак» и «Дубна» (разработана в Объединенном институте ядерных исследований в г. Дубне), трансляторы с алгоритмических языков высокого уровня Алгол-60 и Фортран, библиотеки обслуживающих (стандартных) программ и другое программное обеспечение.
Сочетание исключительного быстродействия и 10 встроенных процессоров, а также высокой точности вычислений (длина машинного слова составляла 72 двоичных разряда) позволило одной ЭЦВМ «Эльбрус-2» заменить работу 3 ЭЦВМ БЭСМ-6 (большая электронно-счетная машина), относящихся к предыдущему поколению, и сократить затраты на обслуживание операторами. «Эльбрус-2» обладала мощными средствами ввода и вывода информации (АЦПУ – автоматическое цифровое печатающее устройство – позволяло выводить информацию как в числовом, так и в графическом виде), причем операционная система не останавливала работу процессоров при выводе информации.
После уничтожения «Эльбрус-2» его место заняли маломощные импортные ПЭВМ (персональные электронно-вычислительные машины) – «персоналки», с процессором 486-й модели фирмы Intel с оперативной памятью 4 Мб (144 Мб – у «Эльбрус-2»), малой точностью расчетов – длина машинного слова 32 двоичных разряда (72 – у «Эльбрус-2»), с импортным программным обеспечением и с быстродействием и оперативной памятью, не отвечающим сложности решаемых задач. Внешний интерфейс (ввод и вывод информации) был неудобным и не приспособленным для больших задач. Это положение можно назвать вычислительным коллапсом.
В результате произошел откат в вычислительной технике в каменный век, а для западных производителей компьютеров открылся огромный рынок в Российской Федерации, которая, как вдруг оказалось, не имеет ни собственной современной элементной базы, ни компьютерного производства для своих нужд, ни программного обеспечения для компьютеров.
Предприятие было поставлено в труднейшее финансовое положение. Шел процесс всеобщего развала. Были уничтожены под давлением «Роскосмоса»: сверхтяжелая универсальная ракетно-космическая транспортная система «Энергия – Буран», якобы не имеющая задач в наступившем периоде лобызания с американцами и нагонявшая на них дикий страх, и уникальная космическая орбитальная станция «Мир», которая имела и большое оборонное значение. Эти уникальные достижения науки и техники, имеющие огромное значение для военной и экономической безопасности страны и ее политического и научно-технического статуса, а также обе супер-ЭЦВМ – действующая «Эльбрус-2» и перспективная «Эльбрус-3», под лживыми предлогами об их ненужности были уничтожены после прекращения финансирования.
Власти Российской Федерации посчитали и считают теперь более важным и нужным увеличивать число миллиардеров в России. С начала 2000 г., за время Вашего пребывания на высоком посту, в РФ появилось 100 миллиардеров, и им созданы чрезвычайно благоприятные условия для дальнейшего обогащения (13%-ный налог, такой же, как с нищих работающих пенсионеров (которым «покой не по карману» и которым отменили индексацию пенсий) и право вывозить и скрывать свои доходы за границей в банках и офшорах).
В РФ ввозится из-за рубежа огромное количество импортных компьютеров с импортным программным обеспечением и даже вычислительные программы для решения математических и физических задач (пример – 017-й отдел), которые поставляются в закодированном виде (транслированном коде). Нельзя исключить, что импортные программное обеспечение и вычислительные программы являются киберопасными (т.е. могут содержать вредоносный код – вредоносные и опасные киберкоманды, которые при определенных условиях могут быть активированы).
Доля России на мировом рынке электронной техники и ее компонентов, а также информационных услуг в результате преступных действий либералов в экономике и в вопросах военной безопасности страны, и пользующихся Вашей полной поддержкой, в настоящее время составляет не более 0,1–0,3%.
Страна, которая живет на чужом математическом и программном обеспечении и не имеет собственной современной элементной базы и собственного (массового) производства компьютеров, а существует за счет торговли своими невосполнимыми природными ресурсами, в современных геополитических условиях и в условиях мировой научно-технической революции – в процессе перехода к новому, Пятому технологическому укладу, обречена на пагубное отставание в науке и в технике и не может называть себя великой мировой державой.

А.М. ВОЛКОВ
работал ведущим инженером РКК «Энергия» им. С.П. Королева

http://sovross.ru/articles/1633/36801


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Ср янв 10, 2018 10:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Проблемы информатизации

В. Н. Ильин


В прошлом году в Соединенных Штатах, а затем и в мире бестселлером стала работа [1]. Её главный тезис: «Закон удвоения», открытый Гордоном Муром, относится к любой информационной технологии. Движущей силой этого феномена является информация.
Как только любая область производительной деятельности становится зависимой от информации и приводится в движение информационными потоками, соотношение стоимости и производительности в ней, начинает в соответствии с законом Мура, удваиваться примерно каждый год. Т.е. на единицу стоимости примерно в два раза повышается эффективность или производительность». По данным доклада Е. Лариной Изборскому клубу, опубликованного на сайте «За-науку» в статье «За последней чертой», в наиболее технологичных областях, таких как робототехника, биотехнологии, искусственный интеллект и др,. первые позиции занимают США, Китай, Южная Корея, Япония и ряд европейских стран, а Россия находится лишь в пятом десятке. Если отставание России будет продолжаться, то в недалёком будущем оно станет необратимым. Отсюда следует исключительная важность ускоренного развития информатизации в нашей стране.
Информатизация – понятие широкое, которое можно трактовать и как явление, и как процесс, и как результат. Точного определения оно не имеет, поэтому в статье будем понимать под информатизацией всё, что связано с компьютерным созданием, переработкой и использованием информации, понимаемой как любые сведения независимо от их содержания и формы представления.
Организационно-правовые аспекты информатизации регулируются Федеральными законами [2, 3]. В научном аспекте ускорение информатизации требует от учёных разрешения многих проблем, основные из которых рассматриваются в данной статье. В самом общем случае проблемы информатизации можно разделить на следующие группы
1. Фундаментальные проблемы – проблемы саморазвития информатизации как науки. Научные основы этого саморазвития образуют часть информатизации, называемую информациологией [4].
2. Прикладные проблемы – создание информационного инструментария для обслуживания потребностей других наук. Эта часть информатизации называется программной инженерией.
3. Проблемы влияния информатизации на общество. Эти проблемы образуют часть информатизации, называемую социнформатизацией. (Критика теории ноосферы, вмешательства информатизации в естественную эволюцию природы.)
4. Глобальные проблемы информатизации.
Далее эти группы проблем рассматриваются более подробно.
Проблемы саморазвития информатизации как науки
В каждой области общественного сознания - искусстве, науке и др. существуют направления, необходимые для её саморазвития. Например, в искусстве есть направление саморазвития «искусство для искусства». Так, в художественном творчестве окружающий мир отображается в непривычных формах (цветовые пятна, формы, объем, линии различного типа, инсталляции и др). В любой науке есть прикладная часть и фундаментальная. Например, в математике наряду с прикладной существует фундаментальная математика, то есть «математика для математики», включающая создание таких новых теорий, которые изначально не связаны с прикладными областями, но впоследствии оказывают на их развитие решающее влияние. Саморазвитие любой науки требует получения фундаментальных результатов, инвариантных по отношению к прикладным наукам. то есть пригодных для использования в любых прикладных областях.
Как известно, основным объектом информатизации как науки в нашем веке являются не данные, а знания, их смысл. Саморазвитие информатизации означает создание новых методов представления, обработки, извлечения и генерации новых знаний. Фундаментальные результаты информатизации создают базу для создания информационного инструментария, обслуживающего потребности других наук. Ниже перечисляются и кратко обсуждаются фундаментальные, по мнению автора, проблемы информатизации как одной из важнейших областей современной науки.
1. Проблема создания искусственного интеллекта (ИИ). Эту проблему можно считать важнейшей из разряда фундаментальных [5]. Уже сам процесс её решения даст мощный импульс саморазвитию информатизации. Она распадается на ряд частных проблем.
1). Проблема моделирования метапроцедур человеческого мышления восприятия и поведения. Метапроцедурами в ИИ называют самые общие принципы, лежащие в основе человеческого мышления и поведения. Примерами метапроцедур являются метапроцедуры построения нового лабиринта возможностей, агрегирования, декомпозиции, структурирования, узнавания и др. Человеческое сознание в своей деятельности использует около двухсот метапроцедур. Их можно разделить на три группы: метапроцедуры вербально-логического восприятия и мышления, реализуемые в основном левым полушарием мозга, 2) метапроцедуры образного восприятия и мышления, реализуемые в основном правым полушарием, и 3) метапроцедуры, моделирующие восприятие человеком окружающего мира посредством органов чувств, в первую очередь зрения, доставляющего человеку примерно 90 процентов всей «чувственной» информации. Сами органы чувств можно смоделировать техническими средствами, а проблема состоит в создании метапроцедур преобразования реальных сигналов от органов чувств в соответствующие образы в мозге. Решение проблемы моделирования метапроцедур позволит создать ИИ, мало чем отличающийся уровнем своего мышления и восприятия окружающего мира от человека.
2). Проблема понимания компьютером смысла любых сущностей окружающего мира. Решение проблемы создания ИИ, обладающего набором всех метапроцедур указанных выше трёх групп – это мегазадача крайне сложная, а возможно, вообще неразрешимая. В настоящее время работы учёных по созданию ИИ в основном сосредоточены на проблеме компьютерного моделирования важнейшей метапроцедуры – понимания смысла сущностей, без которого остальные «левополушарные» метапроцедуры просто нереализуемы. Решение этой проблемы требует поиска новых способов представления знаний. К основным известным способам относятся пропозициональное исчисление, исчисление предикатов; фреймы, семантические сети, правила продукции, деревья, списковые структуры. Каждый из них ориентирован на определённый тип знаний. Однако до сих пор универсального способа представления любых сущностей нет. Суть проблемы состоит в создании способов формализации и алгоритмизации представления смысла любых сущностей – объектов, процессов, явлений и др. Сейчас уже сложилось общее понимание, что представление смысла любой сущности требует формализованных и алгоритмизированных способов представления контекста, мира этой сущности. Решение этой проблемы отыскивается сейчас в области использования нейронных сетей.
3). Проблема совершенствования взаимодействия человека и компьютера. Она тесно связана с предыдущей проблемой и включает решение следующих задач:
- разработка теории и методов диалога человека и компьютера, понимающего смысл сущностей;
- разработка новых способов образного общения компьютера и человека, включая образное представление аудио и тактильной информации. В частности, сюда входит проблема развития иконики, то есть организации общения человека и компьютера на уровне зрительных образов. Она включает задачи генерации, распознавания и анализа компьютером объёмных зрительных образов, представления зрительных образов в базах знаний, построения текста по изображениям и обратно, синтез новых образов на основе старых.
2. Проблема генерации новых знаний. Известные методы логического вывода - дедуктивный и индуктивный не позволяют получать новые знания. Эти методы могут только изменять форму представления одних и тех же знаний, а именно, переводить их из неявной формы типа F(x)=0 в явную x=(численное значение х, удовлетворяющее уравнению F(x)=0). Отсюда вытекает проблема генерации принципиально новых знаний. Она включает решение ряда следующих частных проблем:
1) Проблема создания специальных технологий инициации творческого мышления и их автоматизации. Сюда входят инициация логического мышления, инициация образного мышления, инициация творчества по аналогии на основе абдукции – логического вывода от частного к частному.
2). Проблема извлечение экспертных знаний. Суть проблемы состоит в нежелании и/или неумении экспертов отдавать свои знания дознавателю (инженеру по знаниям) для заполнения баз знаний экспертных систем. Если же они знания отдают, то возникают трудности в их обработке, упорядочивании и записи в базу знаний, что требует от специалистов по извлечению знаний определённых способностей и умений. В связи с этим возникает проблема создания новых методов извлечения, структурирования и формализации экспертных знаний, в том числе создания интеллектуальных автоматизированных вопрос-ответных систем.
3) Проблема интеллектуализации компьютера путём обучения методам решения новых для него задач, в том числе актуальных инженерных задач, таких как:
- автоматическое формирование компьютером условий задачи (автоспецификация задачи) по словесному описанию проблемной ситуации;
- автодекомпозиция задачи, т.е. автоматическое разбиение сложной инженерной задачи на простые,.в частности, формирование частных технических заданий проектирования на основе общего технического заданий.
- автоагрегирование задачи, т.е. автоматическое формирование общей задачи на основе её известных частных решений. В частности, сюда входит формирование общего технического задания на весь объект в целом на основе частных технических заданий на проектирование его частей.
Вторая группа проблем - прикладные проблемы создания информационного инструментария для обслуживания потребностей других наук и предметных областей.
В любой предметной области, которую затрагивает информатизация, можно выделить две части: 1) саму предметную область; 2) информационные методы и технологии, используемые для компьютерной обработки данных, полученных в предметной области.
Первая часть включает теорию, методы и методики, образующие предметную область без средств её информатизации, например, совокупность способов диагностики и лечения заболеваний, существовавших с древних времён, когда ещё не было самого понятия информатизации, и продолжающих существовать сейчас независимо от информатизации. То же самое можно сказать об образовании с помощью мела и доски без компьютерных, телекоммуникационных, дистанционных и других информационных технологий
Вторая часть – это средства информатизации предметной области, включающие специализированные прикладные алгоритмы и программы, обрабатывающие результаты теоретических и экспериментальных исследований, выполненных в предметной области. Эти алгоритмы и программы образуют компьютеризированный инструментарий, информационно-компьютерную оснастку технологий, используемых в предметных областях. Чтобы отличать саму предметную область от средств её информатизации целесообразно эти средства обозначить как отдельную науку, добавив к названию предметной области приставку «инфо», позволяющую понять, о чём идёт речь. Например, в инфомедицину могут входить стандартные или специализированные базы данных для хранения медицинской информации и манипуляций с нею, оболочки экспертных систем, база знаний которых наполняется информацией, необходимой для диагностики и лечения заболеваний, средства статистической обработки и анализа экспериментальных данных, полученных собственно медициной. При этом сама медицина, её теория и методы в инфомедицину не входят. В самой инфомедицине можно назвать целый ряд более узких областей с приставкой «инфо»: инфопсихология, инфотерапия, инфохирургия, инфоофтальмология и т. д. В каждой из них разрабатываются и используются методы информационной обработки данных, полученных в соответствующей области медицины с учётом её особенностей, но сама медицина играет роль только поставщика информации для её последующей компьютерной обработки. В аналогичном ключе можно говорить об инфопедагогике, инфоэкономике и др.
Из сказанного вытекают следующие проблемы прикладной информатизации, решаемые методами программной инженерии.
1. Проблема развития теории создания предметно ориентированных программных систем, включающая разработку их математического, лингвистического и, информационного обеспечения.
2. Проблема создания и совершенствования универсальных программных систем, например оболочек экспертных систем, систем автоматизации выполнения цифровых экспериментов и др., для решения типовых информационных задач. Такие оболочки существенно сокращают сроки создания программных продуктов. В принципе они существуют, более того, существуют программные системы (шелл) для создания самих оболочек, но в связи с ростом разнообразия информационных задач необходимо постоянно наращивать функциональные возможности и степень универсальности оболочек, наподобие создания универсальной танковой платформы «Армата». В плане прикладной информатизации нужна подобная «Армате» универсальная программная платформа (ядро), на основе которой можно было бы быстро создавать сложные программные продукты, включая оболочки разного функционального назначения, путем добавления к этой платформе необходимых более мелких компонентов специального назначения. Очевидно, в каждой научно-технической области потребуется своя платформа, учитывающая особенности данной области.
3. Проблема повышения качества программного продукта. Сложный программный продукт подобен сложному техническому устройству и поэтому должен отвечать аналогичным требованиям, а именно, технологичности изготовления, высокой надёжности, долгого срока службы, удобства эксплуатации и невысокой стоимости. Способы удовлетворения этим требованиям схожи с используемыми в технике: создание и использование стандартных типовых программных модулей, минимизация разнообразия номенклатуры используемых языков программирования и других виджетов, совершенствование и соблюдение технологии отладки программ и др. В целом эту проблему можно решить путём перехода от мелкого кустарного производства программного продукта к крупному промышленному, то есть индустриализацией сферы создания средств информатизации.
4. Проблема защиты информации от несанкционированного вмешательства в процессе её использования. Эта специфическая проблема, имманентно присущая информации, и в государственной политике ей сейчас по понятным причинам уделяется особое внимание [3]. Несмотря на все усилия учёных и инженеров по созданию всё более совершенных средств защиты информации её продолжают красть, заражать вирусами и т. д. Большие надежды на решение этой проблемы возлагаются на создание квантовых компьютеров [6], в которых обилие и непредсказуемость квантовых состояний обещает создать абсолютно недешифрируемые сообщения, однако сроки создания таких компьютеров непредсказуемы. Возможно, для защиты информации стоит использовать технологию «блок-чейн», в которой среди пользователей надёжная защита финансовой информации обеспечивается парадоксальным способом - шифрованием информации путём рассеивания шифра по всем пользователям. В основе технологии лежат не новые технические идеи, а идеи оригинальной организации распределения информации среди пользователей таким образом, что каждый из них владеет только её частью, и чтобы дешифровать сообщение, нужно обратиться ко всем пользователям, подобно тому как для воспроизведения (дешифровки) картины, разделённой на отдельные части (пазлы), смешанные в одну кучу, нужно иметь доступ к этой куче и возможность находить в ней нужные пазлы. С ростом числа пазлов (пользователей) сложность картины и надёжность защиты информации повышается. Кража или порча любого пазла сразу идентифицируется, а картина в целом сохраняется
Проблемы влияния информатизации на общество.
Это третья группа проблем, порождаемых информатизацией. Информатизация затрагивает не только научно-технические вопросы, но существенным образом может повлиять на способы решения важных социальных задач. К ним относятся следующие.
1. Проблема интеллектуализации и автоматизации образовательных процессов путём построения моделей индивидуального обучения.
В настоящее время влияние информатизации на образование в основном выражается в использовании дистанционного обучения. Но возможности информатизации в части повышения качества образования значительно шире и для их реализации нужно решить следующие проблемы.
1) автоматизация построения индивидуальной психофизиологической модели обучаемого;
2) автоматизация формирования персональной технологии обучения на основе психофизиологической модели обучаемого;
3) автоматизация построения индивидуальной интеллектуальной модели обучаемого;
4) автоматизация построения оптимальной индивидуальной траектории обучения на основе интеллектуальной и психофизиологической модели обучаемого.
Совокупность таких технологий автоматизации обучения можно назвать инфо педагогикой или инфообразованием.
2. Проблема гуманизации и интеллектуализации робототехники.
Под гуманизацией понимается «очеловечивание» социального поведения роботов. Под интеллектуализацией понимается обучение роботов методам принятия интеллектуальных решений, соответствующих ситуативной обстановке. В связи с быстрым развитием робототехники в недалёком будущем возникнет проблема организации общения робота с человеком..
Проблема включает следующие задачи [7]
1) Моделирование нормативного поведения - поведения в соответствии с набором гласных и негласных правил того общества, которому принадлежит индивид. Нормативное поведение бывает подражательное, ритуальное и ролевое. Например, ритуальное поведение - тихо вести себя на учебных занятиях; подражательное поведение - учиться на примере родителей. ролевое поведение - поведение старосты в группе.
2) Моделирование ситуативного поведения - поведения в конкретных непредвиденных ситуациях (например, кому-то из студентов стало плохо во время лекции). Различают следующие виды ситуативного поведения: а) аналитическое - по обстановке, на основе её анализа; б) развлекательное - несерьёзное, необязывающее; в) игровое - по правилам игры.
3) Разработка теории и алгоритмов адаптации для принятия роботом решений в нестандартных ситуациях.
3. Информатизация как социомедицинская проблема.
У информатизации есть своя имманентная, внутренне присущая ей отрицательная черта - она вредит человеческому здоровью. Атмосфера пересыщена вредным для человека электромагнитным излучением, смартфоны и мобильники уже приводят к психическим и физиологическим, расстройствам, многочасовое сиденье детей за компьютером не только вредит их здоровью, но и нормальному формированию их личности как члена социума. Для решения этой проблемы нужен комплекс медико-технических и социальных мер по совершенствованию технических средств информатизации, соблюдения правил их использования и пропаганде здорового образа жизни в условиях информационного общества.
4. Проблема создания «цифровой экономики».
Модный ныне термин «цифровая экономика» (ЦЭ) пока не получил чёткого определения, однозначно раскрывающего его содержание. На Западе ЦЭ служит в основном средством он-лайнового выполнения финансово-коммерческих операций и оказания бытовых услуг. В правительстве РФ надеются, что ЦЭ поможет быстро выйти экономике РФ из кризиса. Однако, если следовать западному способу использования ЦЭ, то вряд ли эти надежды оправдаются, так как финансово-коммерческие операции – это не экономика, а лишь надстройка над экономическим базисом. Подъём промышленного производства с помощью ЦЭ предполагает, что ЦЭ должна использоваться не столько как средство оказания он-лайновых услуг в финансово-коммерческой сфере, сколько как средство централизованного управления экономикой. При этом ЦЭ должна обеспечить решение двух задач: 1) принятие эффективных и быстрых оперативных решений для ликвидации локальных нештатных ситуаций, срывающих производственный процесс и 2) принятие стратегических решений по развитию экономики. В любом случае ЦЭ должна обеспечивать пользователей всех уровней объективной информацией о состоянии производства как на отдельных предприятиях, так и экономики в целом.
В СССР уже был опыт эксплуатации отраслевых автоматизированных систем управления (АСУ), которые можно рассматривать как важные элементы Ц.Э. Опыт оказался неоднозначным. Например, в приборостроительной промышленности была создана под руководством министра К. Н. Руднева отраслевая система «АСУ Прибор». Эта система удачно вписалась в тогдашнюю хозяйственную реформу, основанную на хозрасчёте, в которой сочеталась хозяйственная самостоятельность руководителей предприятий с централизованным управлением со стороны министерства, которое играло роль отраслевого Госплана. Эта система обеспечивала руководство отрасли оперативной информацией о состоянии дел с выполнением плана выпуска и реализации продукции каждым предприятием для принятия соответствующих решений и существенно помогла обеспечить очень высокий прирост развития отрасли [8]. По существу это и было то, чем должна быть ЦЭ. Однако в других отраслях АСУ такого эффекта не дали и в целом идею управления всем народным хозяйством СССР с помощью общегосударственной системы ОГАСУ, или, в нынешней терминологии, «цифровой экономики» реализовать не удалось. Возможной причиной неудачи в то время (60-70 годы) был недостаточно высокий уровень вычислительной техники и отсутствие телекоммуникационных сетей для внутри- и межотраслевой связи, но главной причиной оказался человеческий фактор – сложность своевременного и безошибочного ручного заполнения АСУ необходимой информацией.
Проблема эффективного использования ЦЭ в наше врем заключается в трудностях получения объективной информации в условиях рыночной экономики. Управление экономикой с помощью ЦЭ означает учёт и контроль показателей промышленного производства. Кто этим будет заниматься? В нынешней капиталистической экономике решение задачи учёта и контроля наталкивается на две трудности Первая – сбор объективной информации о работе частных предприятий, которые вовсе не обязаны посвящать государство в детали своей работы. Учёт и контроль всегда выполняется контролирующими органами, а нынешняя политика власти направлена на то, чтобы «не кошмарить» частный бизнес и снизить степень контроля его работы. Вторая трудность – невозможность административного управления из центра частнокапиталистической рыночной экономикой, ибо это не согласуется с понятием рынка. Возможно, решений обозначенной проблемы потребует создания ЦЭ в виде двух подсистем – для рыночного и государственного секторов с учётом их особенностей. В целом, преодоление указанных трудностей и создание ЦЭ, позволяющей управлять рыночной экономикой, а не только оказывать информационные услуги банкам и населению, требует проведения системной экономической реформы, без которой надежды на ЦЭ как движителя экономики беспочвенны.
Глобальные проблемы информатизации.
1. Проблема соблюдения закона соответствия производительных сил и производственных отношений (далее сокр. ПС и ПО). В данном дискурсе информатизацию, её средства нужно рассматривать как специфический продукт, который участвует в общественных процессах производства и распределения и потому является частью как совокупных ПС общества, так и частью его совокупных ПО. А учитывая огромную роль информации в нынешнее время, следует признать весьма существенную роль информатизации в балансе ПС и ПО. Как показывают исторические факты, нарушение соответствия ПС и ПО приводит к крупным социальным катаклизмам, подобным развалу Советского Союза. Рассматривая информатизацию с позиций этого закона, её можно представить и как часть совокупных ПС общества, и как часть его совокупных ПО. Под ПО в области информатизации следует понимать распределение её продукта в обществе, включающее, во-первых, владение средствами информатизации, определяющее информационную политику владельцев по отношению к разным слоям населения, а, как известно, кто владеет информацией, тот владеет миром. Во-вторых, ПО в области информатизации; определяются доступностью средств информатизации для использования разными слоями населения. Если исключить средства массовой информации и сетевые телекоммуникации, то информатизация сейчас сводится к внедрению в жизнь населения всевозможных информационных технологий с целью её «оцифровки». Такая политика может иметь следствием расслоение общества на небольшую часть владеющих этими технологиями, и основной массой не владеющих ими. Это расслоение грозит обернуться социальными протестами, так как неумение пользоваться информационными технологиями в обществе, насыщенном ими, существенно ограничивает возможности существования в таком обществе. Проблема соответствия ПС и ПО в данном случае возникает как проблема соответствия количества производимого товара (информации и информационных технологий) и возможностей его потребления. Это несоответствие в традиционной экономике называется экономическим кризисом перепроизводства товаров, который в данном контексте следует назвать информационным кризисом из-за перепроизводства информационных технологий, многие из которых по разным причинам оказываются невостребованными.. Это кризис нового типа. О кризисе такого рода пока ещё не говорят, поскольку до сих пор он не возникал, но уже есть предвестники его появления, одним из которых является начинающееся безверие населения в доносимую ему информацию. Это безверие аналогично отказу населения от приобретения товара, который ему либо не нужен (это аналог безверия), либо слишком сложен для использования (это аналог недоступности информационных технологий для тех, кто ими не владеет), либо недоступен по цене (нынешние гаджеты стоят десятки тысяч рублей). Как известно, кризисы товарного перепроизводства ведут к экономическому спаду. Кризис переинформатизации будет иметь более серьёзные последствия вплоть до социально-политического кризиса и смены власти, что эквивалентно уничтожению перепроизведённого информационного товара и появлению нового на рынке сбыта.
2. Информатизация как этическая и философская проблема.
Как известно, научно-технический прогресс ведёт к следствиям двух типов. С одной стороны, он улучшает условия существования человечества, с другой он проявляет себя как его враг. Наглядными примерами могут служить овладение ядерной энергией, достижения генетики и биотехнологий и т. д. Информатизация способствует появлению новых научных открытий, созданию новой техники и тем самым помогает прогрессу. Но при этом во многих случаях она до появления результатов исследований не может предсказать, какой стороне прогресса она способствует. Ведь главное достижение и инструмент информационных технологий - компьютер помогает исследованиям как гуманного характера, типа освоения космоса, так и антигуманного, типа моделирования ядерных испытаний. Как известно, научно-технический прогресс человечества ухудшает экологию и ведёт к регрессу в части условий его существования на планете Земля. Проблема устранения антигуманных последствий информатизации – это не научная, и даже не этическая проблема. В терминах диалектики она является философской проблемой, так как укладывается в рамки диалектического закона о единстве и борьбе противоположностей, и поэтому она неразрешима в смысле ликвидации одной из противоположностей. Речь может идти только об усилении позитивной гуманной стороны и ослаблении антигуманной.
3. Проблема переинформатизации. Она вызвана тем, что средства информатизация и её результаты – продукт не природы, а сознания. В природе всё материально, а в сознании и в средствах информатизации, как его продукта, всё идеально. В природе действуют законы природы и главные их них - законы сохранения массы, энергии и импульса, а в сознании и в средствах информатизации законов сохранения не существует. С усилением информатизации общества резко обострилась борьба двух основных линий философии – материализма в лице исследования природы и идеализма на почве развития информационных технологий. Материализм опирается на всё, что может существовать вне сознания, идеализм опирается на всё, что существует только в сознании. Эволюция природы и общества как её части привела человеческое общество к нынешнему состоянию, в котором оно управляется не законами сохранения, как в природе, а сознанием. Сознание руководствуется в своей управляющей деятельности не законами сохранения, а во многом волюнтаристскими соображениями, которые часто противоречат законам сохранения. В результате возникает расхождение между объективным действием законов сохранения и волюнтаризмом сознания, между реальными материальными сущностями и их идеализированным представлением в сознании. Попытки сознания заставить общество реализовать свои волюнтаристские устремления на практике (поворот рек, изменение народных традиций и парадигмы государственного устройства и т. д.) путём чрезмерной информатизации общества (реклама, пиар ложных ценностей, виртуальная реальность и др,) входят в конфликт с объективными сущностями (климат, состояние флоры и фауны, географический ландшафт, национальный менталитет). сложившимися естественным историческим путём, в соответствии с законами сохранения В работе [9] математически строго показано, что этот конфликт при достижении некоторого критического значения вызывает во всех сферах общественного сознания колебания, амплитуда которых при определённых условиях неограниченно возрастает и может привести к радикальным социально-экономическим катаклизмам, как это случилось с СССР. Чтобы предупредить появление таких колебаний, человечество должно создать юридические механизмы ограничения информационной деятельности сознания, препятствующие переинформатизации общества..

Литература
1. Майкл Мэлоун, Салим Исмаил, Юри ван Геест. Взрывной рост: Почему экспоненциальные организации в десятки раз продуктивнее вашей (и что с этим делать) М.: ООО «Альпина Паблишер», пер. с англ. 2017
2.. Федеральный закон от 27 июня 2006 г. № 246-Ф3 «Об информации, информационных технологиях и защите информации»
3. Федеральный закон от 29 июля 2017 г.. № 149-Ф3 «О внесении изменений в Федеральный закон № 246-Ф3 «Об информации, информационных технологиях и защите информации».
4. Юзвищин И. И. Основы информациологии. М.: Высшая школа, 1996
5. Будущее искусственного интеллекта. М.: Наука, 1991
6. Валиев. К. А., Кокин А. А.. Квантовые компьютеры: надежды и реальность. 350 стр. Регулярная и хаотическая динамика (РХД) М.-Ижевск. 2001.
7. Д. А. Поспелов. Моделирование рассуждений. М.: Радио и связь. 1989
8. Приборостроение – ХХ век. М.: Совершенно секретно, 2004
9. В.Н. Ильин Алгоритмический маятник истории. Теория взаимодействия природы, сознания и бытия. М.: ЛЕНАНД, 201210.
10. В.Н. Ильин Проблемы информатизации. - «Информационные и телекоммуникационные технологии» № 36, 2017 г.

Об авторе. Ильин Валерий Николаевич - доктор технических наук, профессор Московского авиационного института (национальный исследовательский университет), член Международных академий МАИ и МАН ИПТ, Почётный работник ВПО РФ.

http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=29


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Пн мар 19, 2018 8:44 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Математические модели и прогнозирование в цифровой экономике

Mathematical models and forecasting for the digital economy
А.Н. Козырев (ЦЭМИ РАН, Москва)
A. N. Kozyrev (CEMI RAS, Moscow)
Аннотация
В статье показаны возможности прогнозирования изменений в экономике, происходящих в процессе цифровизации. В качестве инструментов прогнозирования предлагаются математические модели и анализ трансакционных издержек. В том числе анализируются следствия идемпотентного сложения информации (знаний) в моделях экономического равновесия.
Summery
The article shows the possibility of forecasting changes in the economy occurring in the process of digitalization. Mathematical models and analysis of transaction costs are proposed as forecasting tools. The consequences of idempotent addition of information (knowledge) in the models of economic equilibrium are analyzed.
Ключевые слова: бит, идемпотентное сложение, сигнал, общественные блага, трансакционные издержки
Keywords: bit, idempotent addition, signal, public goods, transaction costs
Цифровая экономика — скорее, слоган или мем, чем научный термин. Прилагательное «цифровая» играет здесь ту же роль, что и в давно устоявшемся сочетании слов «цифровая электронно-вычислительная машина». Оно подчеркивает цифровой способ представления информации, принципиально отличный от способа ее представления в аналоговых устройствах. Также можно напомнить, что в американской энциклопедии интернета (Singh, 2003), изданной в 2003 году, сочетанию слов digital economy соответствует не определение, как это бывает с терминами или стоящими за ними понятиями, а указание на то, что этот мем подчеркивает возрастающую роль информации в цифровом формате и информационных технологий, использующих именно цифровой формат ее представления, во всех областях экономической деятельности. Такое понимание мема можно считать каноническим.
Сегодня ясный канонический смысл мема сильно размыт и дополнен новыми оттенками, строго говоря, не связанными с конкретным способом представления информации (Кошелава и др., 2017). Но его каноническое понимание оказывается очень полезным в математическом моделировании и научном прогнозировании. Ключевую роль здесь играют фундаментальные, в том числе алгебраические свойства информации в цифровом формате и соотношение между разными видами трансакционных издержек, а точнее, изменение этого соотношения с переходом от аналоговых технологий к цифровым. В основе упомянутых выше изменений лежат особенности передачи сигналов в разных форматах.
Сигнал в цифровом формате в отличие от аналогового сигнала передается с абсолютной точностью, то есть бит в бит. А потому абсолютно точно (бит в бит) можно передать любой цифровой образ (Shannon, 1948). Потери точности возможны лишь при переводе аналогового образа в цифровой (Котельников, 1933). На абсолютно точной передаче цифрового образа или сигнала основаны многие достижения техники, начиная от секретной связи (ЗАС) и заканчивая аддитивными технологиями, криптовалютами, а также другими популярными сегодня вещами.
Кроме того, в цифровом формате наиболее ярко проявляется идемпотентность сложения информации, то есть
a+a=a
для любого a.
На уровне битов это свойство выражается формулой
“да”+“да”=“да”
Оно присуще всем цифровым продуктам. Более того, в явной или стертой форме это свойство присуще любым информационным продуктам, а в полной мере — их информационному содержанию. Впрочем, слово «содержание» здесь не очень подходит, поскольку оно слишком многозначно. Лучше использовать термин «контент». Согласно определению Вэриана (Varian, 1998, 2000), контент — это все, что поддается оцифровке. В бумажной книге контент — это текст, картинки, текстура бумаги, случайные помарки, но не бумага, клей и нитки. Контент в этом смысле — почти цифровой продукт, он обладает теми же алгебраическими свойствами.
Цифровая книга –цифровой продукт изначально, как и программы для ЭВМ или фильмы, изначально снятые на цифровую камеру. На сегодняшний день вся сфера медиа за очень небольшим исключением цифровая. Новые произведения, как правило, сразу создаются как цифровые. Параллельно оцифровке подвергаются библиотеки, архивы и другие собрания аналоговых информационных продуктов. Так создаются вторичные цифровые продукты. Наконец, третий вид цифровых продуктов — образы реальных продуктов, используемые для управления, но не заменяющие свои материальные прообразы функционально. В эту категорию с некоторой натяжкой можно записать и математические модели реальных процессов, хотя математическая модель не всегда цифровая и даже, как правило, не цифровая.
Математические модели в цифровой экономике — это, прежде всего, аналоги известных моделей экономики, явно учитывающие алгебраические свойства информации (Козырев, 1999). Особое место среди них занимают модели межотраслевого баланса и общего равновесия, где все переменные или часть переменных представляют «знания» (Макаров, 1973, 2003). Употребление слова «знание» вместо «информация» не должно смущать или вводить в заблуждение. В абстрактных математических моделях это всего лишь вещественные (Макаров, 1973, Козырев, 199) или булевские (Arrow, 1962) переменные, но к ним вместо обычного сложения применяется операция максимума. При построении математических моделей такого типа идемпотентность сложения переменных, представляющих информацию или знания, всегда постулировалась. Раньше это представлялось некоторой натяжкой, но сегодня цифровая действительность «подтянулась» к моделям. Они стали более точно отражать реальность именно потому, что реальность изменилась.
Так как операция максимума идемпотентна, операция вычитания оказывается неопределенной. Отсюда следуют все замечательные свойства информации и знаний, делающие то и другое общественными благами, поставляемыми в частном порядке (Demsetz, 1970). Это важно уже потому, что экономике таких благ посвящена обширная литература на разных языках, накоплено много эмпирической информации, но именно в математическом моделировании мы удивительным образом оказались впереди всех, что случилось благодаря сильным математикам, приложивших усилия к развитию подходящего математического аппарата. Идемпотентный анализ и его применения изначально появились у нас в стране (Маслов, Колокольцев, 1994), а далее это направление интенсивно развивалось, находя все новые приложения (Кривулин, 2009). Также у нас были самые глубокие продвижения в обобщениях дифференцирования и их применении в негладкой оптимизации (Демьянов, Васильев, 1981). Более подробно об этом (Козырев, 2011). В данном случае упомянуть об этом важно, поскольку функции, получаемые в виде максимума или минимума дифференцируемых функций, не являются дифференцируемыми в обычном понимании, а работать приходится именно с ними. Таким образом, мы оказались хорошо подготовленными в части математического аппарата к моделированию цифровой экономики. Благодаря ему можно уже сегодня получить содержательные выводы «на кончике пера», не прибегая к эмпирике. Например, из анализа математической модели равновесия с цифровыми продуктами следует, что оптимальные цены на них должны быть индивидуализированы или, как минимум, дифференцированы в зависимости от категории потребителя. Отсюда следует, что антимонопольная политика практически всех стран строится на ошибочных представлениях о пользе конкуренции и одинаковых для всех цен (Shelanski, 2013). Экономисты постепенно, окольными путями приходят к таким мыслям на основе конкретных примеров и парадоксов, но тот же вывод логически следует из математической модели как прямое следствие оптимальности равновесия в модели с цифровыми продуктами (Данилов, Кошевой, Сотсков, 1998). Проблема состоит в том, как организовать торговлю цифровыми продуктами и услугами по ценам, близким к оптимальным, на практике. Но и здесь уже есть существенные продвижения на основе так называемых «умных рынков знаний» (Ba and Stallaert, 2001).
Также из идемпотентности цифровых продуктов следует, хотя и не в виде теоремы, что дефицитным ресурсом становится не продукт или услуга, а внимание целевой аудитории. Примечательно, что этот дефицитный ресурс изначально находится не у производителя цифровых продуктов и услуг, а у их потребителя или, точнее, потребителей. Строго говоря, этот факт не является открытием, он обнаружен практиками и активно ими используется. Примечательно то, что такой эффект может быть обнаружен без обращения к эмпирике, путем логического анализа модели, то есть он предсказуем и мог быть предсказан.
А вот сетевой эффект, также характерный для цифровой экономики в ее современном понимании, не является прямым следствием ни идемпотентности сложения информации, ни точности ее передачи в цифровом формате. Сетевой эффект — это не только и не столько получение преимуществ от сбора персональной информации о клиентах, сколько эффект от увеличения числа связей. Он хорошо известен со времен появления телефона и растет по формуле
v=n(n-1),
где n — число участников сети. Объяснение очень простое. Если в сети один участник, то эффект нулевой, если участников два, то эффект принимаем за единичку, поскольку есть одна возможность связи. Если их три, то число возможных связей равно шести. В этом смысле эффект тоже равен шести. И так далее. С ростом сети этот эффект и, следовательно, полезность самой сети растет как квадрат числа участников. Но отсюда же следует, что разделение большой сети на две или три более независимые сети убивает большую часть сетевого эффекта. А это и есть уничтожение стоимости. Другая сторона вопроса о сетевом эффекте в цифровой экономике — объем и ценность контента, циркулирующего в сети. Ведь связь интересна не сама по себе, а благодаря контенту, который через нее можно передать или получить. И вот здесь появляется еще одно измерение (в смысле dimension) или даже несколько измерений, так как многое зависит от скорости и содержания трафика, а также от способности экономического агента извлекать из всего этого пользу. Здесь от математических моделей надо переходить к смежным дисциплинам. Однако полезность канонического понимания мема «цифровая экономика» не исчерпывается.
В том же каноническом смысле сочетание слов Digital Economy использовал Дон Тапскотт в названии свой книги (Tapscott, 1995), где предвосхитил многое из того, что понимается под цифровой экономикой сегодня. При переводе книги на русский язык название книги было изменено (Тапскотт, 1999), о чем можно только пожалеть. Примечательно то, что Тапскотт опирался в своих прогнозах на теорию трансакционных издержек, точнее, на ее относительно небольшую часть, изложенную в ранней работе Рональда Коуза (Coase, 1937) о природе фирмы. Но этого ему хватило для того, чтобы увидеть, как изменение соотношений между разными видами трансакционных издержек под влиянием цифровых технологий приведет к изменениям в моделях бизнеса. В частности, сокращение издержек поиска информации и заключения договоров приводит к перетеканию бизнеса из фирм в медиа, что мы и наблюдаем сегодня. Как выяснилось, это можно было предвидеть, зная тенденции развития технологий, их производительности и, соответственно, изменения трансакционных издержек. Почти на десять лет раньше Тапскотта к такому методу прогнозирования пришли авторы статьи (Adelstein, Peretz, 1985). Они изучали частный случай, сравнивая изменение издержек копирования и передачи информации с издержками ее защиты от копирования. На протяжении многих лет копировать и передавать информацию становилось все легче, а защищать ее от копирования и распространения все труднее. В ответ на это происходили постоянные ужесточения норм авторского права. Самым ярким эпизодом, вероятно, надо признать поправки в законодательство США, известные в совокупности как Digital Millennium Copyright Act, то есть «Закон об авторском праве цифрового тысячелетия. В самом названии подчеркивается связь с цифровизацией. Важно отметить, что анализ трансакционных издержек и здесь оказался очень полезным для прогнозирования институциональных изменений.
Прогнозировать, как известно, всегда трудно, особенно, если речь идет о будущем. С этим трудно не согласиться, а потому эта смелая мысль, вероятно, приходила в голову не только Виктору Черномырдину и Нильсу Бору (на несколько десятилетий раньше). Но, как выясняется из сказанного выше, и здесь бывают исключения. Одно из них — цифровая экономика, где многое можно предсказать, опираясь на знание ее фундаментальных основ, математические модели и, как ни странно, на экономическую теорию, прежде всего, на теорию трансакционных издержек (Капелюшников, 2000) и другие достижения институционализма. Об этом говорит, в том числе, чрезвычайно удачный опыт Дона Тапскотта, сумевшего еще в 1995 году предсказать многое из того, что произошло в следующие 20 лет, опираясь на очень скромный арсенал инструментов (Tapscott, 2014). Таким инструментом для него стала совсем небольшая часть теории трансакционных издержек, изложенная в ранней работе Рональда Коуза (Coase, 1937) по теории фирмы. Сейчас у нас гораздо более богатый арсенал инструментов, включая математические модели и методы, опирающиеся на фундаментальные алгебраические свойства информации.
1. Данилов В.И., Кошевой Г.А., Сотсков А.И. (1993): Экономическое равновесие на рынке интеллектуальных товаров // Экономика и мат. методы. Т. 29. Вып. 4. — С. 606–616.
2. Демьянов В.Ф., Васильев Л.В. (1981) Недифференцируемая оптимизация (оптимизация и исследование операций) М.: Наука, Гл. ред. физ-мат литературы, 1981. — 384с.
3. Капелюшников Р.И. (1990), Экономическая теория прав собственности (методология, основные понятия, круг проблем). М.: Препринт ИМЭМО, 1990, № 90. — 56 с.
4. Козырев А.Н. (1999), Алгебраические свойства информации и рынок// Научно-техническая информация, сер. 1999, №5 с.15–20.
5. Козырев А.Н. (2011), Моделирование НТП, упорядоченность и цифровая экономика // Экономика и математические методы 2011, Т. 47, вып. 4, С. 131–142.
6. Котельников В. А. (1933). О пропускной способности эфира и проволоки в электросвязи — Всесоюзный энергетический комитет. // Материалы к I Всесоюзному съезду по вопросам технической реконструкции дела связи и развития слаботочной промышленности, 1933. Репринт статьи в журнале УФН, 176:7 (2006), 762–770
7. Кошелава А.В. и другие. (2017), Введение в «Цифровую» экономику. На пороге «цифрового» будущего (расширенная версия). Москва. Сретенский клуб им. С.П. Курдюмова: 2017. — 70с.
8. Кривулин Н.К. (2009), Методы идемпотентной алгебры в задачах моделирования сложных систем. — СП: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2009. — 256 с.
9. Макаров В.Л. (1973), Баланс научных разработок и алгоритм его решения // Сб.ст. Оптимизация, Новосибирск, 1973, вып.11(28), С.37–45
10. Макаров В.Л. (2003), Экономика знаний: уроки для России // Вестн. Рос. акад. наук. — 2003. — Т.73, N 5. — C.450–456; Наука и жизнь. — 2003. — N 5. — С.26–30.
11. Маслов В.П., Колокольцев (1994), Идемпотентный анализ и его применение в оптимальном управлении. — М.: Физматлит, 1994. — 146 с.
12. Тапскотт, Д. (1999), Электронно-цифровое общество: Плюсы и минусы эпохи сетевого интеллекта / Пер. с анг. Игоря Дубинского; под ред. Сергея Писарева // Киев: 1NT Пресс; Москва : Релф бук, 1999. — 432 с.
13. Adelstein R., Peretz S.I. (1985) The competition of technologies in markets for ideas: copyright and fair use in evolutionary perspective. // International Review of Law and Economics, 1985, — #5. — pp. 209–238.
14. Arrow, K. J. (1962), Economic welfare and the allocation of resources for invention. The Rate and Direction of Inventive Activity: Economic and So-cial Factors. Princeton University Press, Princeton NJ, 609–625.
15. Ba, S., Stallaert, J., Whinston A.B., Optimal Investment in Knowledge Within a Firm Using a Market Mechanism// Management Science, 2001, 47(9), 1203–1219
16. Coase, R. (1937) The Nature of the Firm, Econometrica 4(16): 386–405.
17. Demsetz, H. (1970), “The Private Production of Public Goods”, Journal of Law and Economics, 13; 293–306.
18. Lessig L. (2004), Free Culture. How Big Media Uses The Technology and Law to Lock Down Culture and Control Creativity/ The Penguin Press. 2004. — 345p.
19. Shannon, C.E. (1948), A Mathematical Theory of Communication // Bell System Technical Journal. — 1948. — Т. 27. — С. 379–423, 623–656
20. Shelanski, H.A. (2013) Information, Innovation, and Competition Policy for the Internet // U. Pa. L. Rev. 2013. Vol. 161. P. 1663–1705.
21. Singh, N. (2003), The Digital Economy, for The Internet Encyclopedia.
22. Tapscott, D. (1995), The Digital Economy: Promise and Peril In The Age of Networked Intelligence, McGraw-Hill, 1995. — 342p.
23. Tapscott, D, (2014), The Digital Economy Anniversary Edition: Rethinking Promise and Peril In the Age of Networked Intelligence, McGraw-Hill, 2014. 448 p.
24. Varian, H. R., (1998), Markets for information goods. University of California, Berkeley. April 1998 (revised: October 16, 1998)
25. Varian, H.R. (2000), “Buying, Sharing and Renting Information Goods”, Journal of Industrial Economics, 48(4); 473–88.
26. Varian, H.R. (2005), “Copying and Copyright”, Journal of Economic Perspectives, 19(2); 121–38
One clap, two clap, three clap, forty?
By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.
https://medium.com/cemi-ras/%D0%BC%D0%B ... 4a25f4767a


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Сб июн 16, 2018 9:07 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Слежка уже началась!
Воеводина Т. В.
Слежка уже началась!

Великие дела творятся в соседнем Китае! Там с помощью цифровых технологий повседневно следят за всеми гражданами. И не просто следят — принимают быстрые и действенные меры.

Там заработала система социальных рейтингов. «Нарушение ПДД, критика власти в соцсетях и плохие отношения с соседями снижают социальный рейтинг граждан Китая. В качестве наказания власти лишают провинившихся многих привилегий, в том числе возможности путешествовать.

Китайские СМИ отчитались о первых успехах национальной системы оценки благонадежности, которая к 2020 году охватит 1,4 млрд человек, и уже сейчас затрагивает жизни миллионов китайцев», — сообщает Юлия Красильникова.

Противоречит ли такая система свободе? Если свободой считать, вслед за Гегелем, осознанную необходимость, а вслед за отцами демократии полагать, что моя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека, то нет, не противоречит. Если свободой считать возможность пакостничать исподтишка и иметь значительный шанс улизнуть от ответственности — то да, противоречит. Эта система охраняет законопослушного человека от происков жулика и проходимца. Почему жулика? Да потому что именно жулику и выгодно, чтобы о нём ничего не было известно: где он учился, работал, откуда приехал, на что, где и с кем живёт, как себя ведёт. А законопослушному гражданину, по существу, нечего скрывать.

Когда-то и не скрывали: люди жили согласно прописке, часто в ведомственных домах по соседству с сослуживцами, работали согласно трудовой книжке, кадровики всё про всех знали. Это в лихие 90-е многие начали выдумывать себе прошлое и настоящее, явились фрики вроде «генерала Димы», если кто помнит; ну и понеслось: ни о ком ничего внятного узнать нельзя, все шифруются и наводят тень не плетень. Пуще всего, понятно, оберегаются интимные секреты финансового свойства, но тайной объято всё жизненное пространство: даже в классном журнале нельзя записать адрес и место работы родителей, если с них не взята бумажка о согласии на обработку персональных данных.

Меж тем, если государство действительно намерено организовывать жизнь в стране, то ему очень полезно иметь самую подробную информацию о её гражданах. Чем подробнее, тем лучше. Желательным это было всегда, но технически возможным стало только теперь, благодаря новейшим технологиям — и собрать, и обработать. Если информация есть — можно действовать: лучших — награждать, худших — лишать каких-то «пряников». Как и начали делать в Китае. В этой ситуации ничто не остаётся без внимания: припарковал машину на газоне или напился пьяным — минус, поучаствовал в субботнике — плюс (это просто пример; есть ли субботники в Китае — не знаю). Человеку становится выгодно вести себя прилично. Высоколобый моралист скажет: надо вести себя прилично не ради награды и вообще жить по совести. Это верно, но одно другому не противоречит: положим, студент хорошо учится из любви к предмету, одновременно желая получить стипендию и опасаясь, что выгонят.

Так что кнут и пряник совсем не плохая воспитательная система; зарекомендовавшая себя с начала времён. Потом дисциплинированное поведение, как всякий навык, упражняется и после ряда повторений становится привычкой. Научились же люди не курить где попало. Так что для обычных людей всеобщий контроль — это вовсе не страшно и не репрессивно. А качество управленческих решений возрастает. Но начать надо — с высших, богатых и властных. Даже не то, что начать — просто сделать эту систему единой для всех безо всякого изъятья. Например, о каждом должно быть известно, где он проживает и какая недвижимость ему принадлежит. Мало того, наведя телефон на какой-то дом, гражданин должен иметь возможность узнать, кто в теремочке живёт, кто им владеет и т.д. Техническая возможность есть, и она уже осуществлена в отношении туристических объектов.

Очень многие люди, и чиновники, и бизнесмены, начинавшие свой путь ещё в 90-е, далеко не смогут объяснить происхождение своих активов. Ну ладно, будем гуманистами: объявим нажитое до данного момента — легальным. Но ведь всё равно имущество надо будет открыть! И отчитываться о дальнейшем его приросте. Вот ужас-то! И невозможно будет то, что итальянцы называют «спрятаться за палец»: переписать особняк на тёщу, а автомобиль за пять миллионов водить по доверенности, выданной одинокой старушкой. Вот именно поэтому у нас нервно оберегают privacy.

Когда речь заходит о всеобщей прозрачности, кто-то непременно заговорит о гестапо, доносах, тоталитаризме. Я уже писала, что такая система может и сделать жизнь безопасной и справедливой, и превратить её в худший род ада. Если эта система — для всех, она благотворна; если же она «для быдла», а «для своих» она не действует — вот тогда это, в самом деле, «цифровой концлагерь». Высшие и властные должны выделяться в этой системе только тем, что их жизнь должна быть ещё более прозрачной, чем жизнь простого человека.

Как этого достичь — второй вопрос. Прежде, чем его обсуждать, надо уяснить, чего именно мы собираемся достигать.

Татьяна Воеводина

Источник

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, сельхозпроизводитель, публицист и блогер.

http://rusrand.ru/actuals/slejka-uje-nachalas


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Вс июл 08, 2018 7:36 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Г.Г. Малинецкий: Цифровой экономики не существует

ss69100
2 июля, 9:15
Малинецкий Георгий Геннадьевич (р. 1956 г.) ― российский математик, заведующий отделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики РАН им. Келдыша. Профессор, доктор физико-математических наук. Лауреат премии Ленинского комсомола (1985) и премии Правительства Российской Федерации в области образования (2002). Вице-президент Нанотехнологического общества России.

Никакой цифровой экономики не существует. Вся экономика всегда была цифровая, в том смысле, что в ней всегда считали - без счета прожить как-то не удавалось. Поэтому это тавтология, «масло масляное».
Элита не должна быть цифровой. Когда я слышу про свободы и прогресс в интернете, мне сразу вспоминаются митинги перестройки: «Мы хотим перемен! Даешь свободу!» Как будто это является абсолютной ценностью. Все это было получено, и дальше люди, которые просили свободу, оказались у разбитого корыта.

То есть наша страна благодаря демократическим лозунгам, связанным со свободой, с тем, что мы вернемся в цивилизованный мир, оказалась отброшенной на много десятилетий назад. Это, собственно, и было реальным содержанием перестройки.
Более того, скажу следующее, что, когда мы толкуем про какие-то операторы, это все мелкие технические детали. Потому что на самом деле сейчас глобализация (которая превратилась в американизацию) исчерпала свой ресурс.

Сейчас мы находимся на том уровне, когда каждая цивилизация, которая хочет быть цивилизацией, которая хочет быть самодостаточной и определять свой путь в будущее, озабочена тем, чтобы отстроить свою систему - систему информационную, систему культурную и так далее.

Вот только что прошел Санкт-Петербургский экономический форум. И скучно, и грустно. Мы, по сути дела, опять говорим о том, что нам нужны инвестиции.

Из России за время реформ, за время попыток войти в мировую цивилизацию выкачали, по одним данным, три триллиона долларов, по другим данным, семь триллионов.

А мы толкуем, что нам нужны западные инвестиции. Это, по меньшей мере, несерьезно!

Берем простой вопрос. У нас сейчас есть программа цифровой экономики, в которую наше правительство должно вкладывать более 100 миллиардов долларов ежегодно, а речь идет о нескольких триллионах в конечном итоге.

Что тут сказать? Ну, это, видимо, только от невежества проистекает. В 2000 году Роберт Солоу, лауреат Нобелевской премии по экономике, провел исследование: в каких областях внедрение компьютеров в американскую экономику дало наибольший эффект.

Тот результат, который он получил, оказался парадоксальным - таких отраслей нет! Единственное исключение - это отрасль, которая производит компьютеры. Сейчас компьютеры считают в 250 миллиардов раз быстрее, чем первые образцы. Но они опять-таки никак не влияют на экономику.

Максимум это торговля, которую, в общем-то, с большой натяжкой можно назвать экономикой.

Если мы посмотрим, где нам нужна цифра, а именно: делопроизводство, государственное управление, цифровое здравоохранение - то мы увидим, что ни одна из этих отраслей не имеет никакого отношения к экономике. Это максимум распил денег и растрата их.
Мультифакторная производительность труда и капитала со скоростью роста 2,5% была только в течение одного десятилетия, а именно с 1958 года по 1968 год.

И дали ее всего лишь три инновации, никак не связанные с компьютером - это большая химия (новые материалы), это автоматизация и конвейер в невоенном секторе, и это автомобилизация (совершенствование двигателя внутреннего сгорания). С тех пор ничего похожего больше не было. Вот сейчас по сравнению со скоростью роста 2,5% мы упали в десять раз.
Мир находится в остром кризисе производительности. Поэтому компьютеры не играют экономически ровно никакой роли. Кстати говоря, правильнее было бы говорить именно о компьютерной, а не цифровой экономике.

Компьютеры играют роль другую, гораздо более важную - социальную. А именно: компьютеры сделали вопиющее неравенство очевидным.

И сейчас примерно пять миллиардов человек говорит: «Мы хотим жить, как золотой миллиард. Американцы, потребляя почти 40% мировых богатств, дают вклад в мировую экономику меньше 20%. Значит, они не умеют работать. Отдайте нам наше!» Если вы включите «Аль-Джазиру», это говорится каждый час.
Поэтому, по сути дела, у нас сейчас есть три варианта развития.
Первый - российский вариант: реформироваться, отступая в средневековье. Если мы сравним, что знал ученик гимназии в 1890 году, и что сейчас знает наш выпускник, сдавший ЕГЭ(тем более, базовое, а не профильное - чтоб сдать базовое ЕГЭ, нужно знать математику всего лишь в пределах шести классов), то, вообще говоря, разница громадная.

Уровень образования, культуры, науки падает во всем мире. Но мы здесь имеем пальму первенства.

Второй вариант - это мировая война, которая заставит массу регионов мира просто смириться с их унизительным положением. Это еще раз повторение ХХ века.
И третий вариант - те самые экономически значимые инновации. Грубо говоря, повторить нечто сравнимое с тем, что было между 1958 и 1968 годом, когда удалось создать «золотой миллиард».
Что делают компьютеры? Давайте посмотрим на постиндустриальную экономику, имея в виду развитые страны.

Из ста человек двое работают в сельском хозяйстве и, соответственно, делают продовольствие для себя и всех остальных. Десять - в промышленности, тринадцать - в управлении. Семьдесят пять человек не нужны.

Но праздный мозг - мастерская дьявола. Значит, их надо чем-то занять. Вывод: их надо чем-то морочить, дурачить.

Когда семь лет назад в РАН был проведен опрос, чем же занимаются российские мужчины, то выяснилось, что главному в жизни российских мужчин, а именно российским женщинам и своим детям, они уделяют в среднем сорок пять минут в сутки.

А виртуальной реальности - социальным сетям, просмотру телевизоров, компьютеров, гаджетов - они уделяют четыре с половиной часа. Тогда это было шоком.

Те данные, которые мы получили сейчас по миру (в прошлом году) показывают, что ситуация еще более грустная. То есть в ряде стран люди уделяют виртуальности и 6, и 7 часов!
Ну представьте себе: вам говорят, что вы будете хорошо жить, но за это часов 6 каждый день вам надо просидеть в тюрьме. Конечно, вы отвергнете это предложение. Но именно это-то и сделано!

То есть человек 6 часов живет чужой, виртуальной, бессмысленной, не имеющей никакого отношения к нему жизнью. То есть, по сути дела, мы можем говорить о компьютерном извращении. Людей надо просто чем-то занять, как-то обморочить, неважно как, неважно чем. Россия, к сожалению, идет ровно по этому пути.
Теперь вопрос: можем ли мы без этого обойтись? Конечно, коллеги! Когда десять или пятнадцать лет назад мы фиксировали, что от 85% до 90% всех ресурсов сети связаны с эротикой и порнографией, я говорил, что дальше будет хуже. Коллеги, оно стало хуже. Дай бог им в компьютерные игры всем играть!

По данным этого года 92,4% нашей молодежи от 15 до 25 лет смотрят рэп-баттлы. Что это означает? Это маргинальная негритянская культура. Негры не могут достать белых, а поэтому у них огромное внутреннее напряжение. И они кроют друг друга матом.

Ну, дальше в это были вложены деньги, и этого сделали как бы шоу. А наши-то дети это поголовно смотрят, полагая, что это и есть искусство - новая цифровая культура. А те люди, которые ругаются, вот эти самые Оксиморон, Гнойный - кстати сказать, их рэп-баттл посмотрело ни много ни мало 46 миллионов человек, - естественно, считают себя цифровой элитой.

Таким образом, мы теряем следующее поколение. Мы получаем по Шекспиру: «порвалась времен связующая нить». То есть мы пытаемся чему-то научить детей, рассказываем о каких-то смыслах, ценностях, а они - там, в рэп-баттлах.

Теперь что касается наших смыслов и ценностей. А здесь, коллеги, проблема очень простая: у нас нет смыслов и ценностей, признанных нашим обществом. Общество наше расколото.

У нас нет проекта будущего, признанного элитой. Поэтому, когда вы, например, хотите снять патриотический фильм, вам объясняют, что вы можете снять чернуху, порнуху, что-угодно, но никак не патриотический фильм. Питчинг на патриотический фильм не удается провести.

Так имеет ли смысл ставить вопрос о контенте? Нет, коллеги, при нынешней политике в области массовой информации ничего полезного снять-то нельзя!
Как ковалось превосходство США в информационной сфере? Очень просто. Когда американцы поняли, что это важная сфера и создавали Голливуд, они взяли ведущих писателей и сказали: «Ребята, нам нужны хорошие сценарии для кино, которые пропагандируют наш образ жизни. Вас не опубликует в США никто и никогда, до тех пор, пока вы не научитесь писать хорошие сценарии».

А наше кино сегодня повторяет зады американского, между тем как американское кино по своему стилю и смыслу создавалось не нами, не для нас, исходя не из нашей парадигмы жизни и не во имя нашего развития.
Давайте поставим мысленный эксперимент: допустим, санкции ужесточаются через два года. Нас перекрывают по «Свифту», нас перекрывают по жизненно важным лекарственным средствам, нас перекрывают по информационным потокам.

Как мы будем жить? На мой взгляд, если мы цивилизация, то, вообще говоря, у нас должно быть все свое.

Вот Китай мыслит таким образом: у них есть огромный китайский Firewall - они контролируют свой интернет. У них есть большая китайская экономика, они в крайнем случае могут обойтись без внешнего рынка.

На мой взгляд, и мы ровно без этого можем обходиться. Но для этого мы должны понять, а что нам нужно в информационной сфере.

Например, Windows имеет более пятидесяти тысяч уязвимостей. Из них американская разведка использует две тысячи, наша - примерно полторы тысячи. Ну, разные, правда, уязвимости. Казалось бы, это очевидно, что наши государственные структуры не имеют никакого права покупать этот Windows, потому что в нем есть не декларируемые возможности. Но, насколько я знаю, наш «продвинутый» «Сбербанк» купил на 80 миллиардов у Microsoft вот этого самого Windows.
Основная проблема и основное решение ее - в нас, внутри, это смыслы, ценности нашей цивилизации. При этом все, что связано с цифрой, это не сегодняшний и не завтрашний день, это вчерашний день.

Если мы посмотрим на то, сколько чего цитируется в научном контексте, то скажем, характерная цитируемость наук биологического цикла - пятьдесят единиц, химии - десять, физики - восемь, математики - полтора, и информатики - полтора.

Информатика в мировых базах данных, имея в виду фундаментальную науку, кончилась, коллеги. Это далекое прошлое. Обо всем блокчейне - десять научных работ. Остальное - это популяризация, пропаганда, реклама, обсуждения и так далее. Это, как говорят китайцы, бумажный тигр.
Берем отрасль IT. Отрасль пока богатая, три с половиной триллиона долларов. Но это «отстойная» отрасль, коллеги. Она упала на шесть процентов два года назад и на 0,6 процентов год назад. Поэтому наши мудрецы из правительства, которые говорят, что мы еще и на рынок IT выйдем, несут, конечно же, бред и блеф.

Из этой отрасли растет только один сегмент, самый страшный. Это VR, виртуальная реальность. За прошлый год она выросла на 80%. Несколько фирм, соответственно, породили шлемы виртуальной реальности. Рост, по разным данным, на 70-80%.
Итак, в сухом остатке: есть 75% лишнего населения, социальной обузы, и компьютер нужен, чтобы их дурачить. Спрашивается, можно ли компьютер использовать в мирных целях? Безусловно, можно.

Приведу простой пример. У нас есть «Википедия» - масса недостоверной, халтурной, бредовой информации. Но ведь есть и проект, который был разработан в России - «КиберЛенинка» - оцифруем всю Ленинку. Проект сделан в нашем институте. Мы вполне это можем сделать.

Российской академии наук по нынешним законам запрещено заниматься наукой, она - клуб. Она может заниматься прогнозом, экспертизой, но наукой она не имеет права заниматься. Ну если только как-то под одеялом, в свободное время.

Естественно, что делает, например, Французская академия наук? Это союз бессмертных, которые толкуют слова, грубо говоря, составляют толковый словарь. Вот вам очевидный проект для Российской академии.

Естественно, если все остальное запрещено, пусть хоть этим займется. Так может возникнуть живая русская энциклопедия, в которой ученые делают возражения, отвечают на возражения, вырабатывают объективно ценное знание и объяснение сложных проблем и понятий. Аналогично этому: можно сделать массу интересных образовательных проектов.
Философ Платон с блудницей заспорили, кто из них сильнее. И тут идет студент. И они решили проверить. Платон говорит: «Я всю жизнь работал, я для тебя открою те тайны, которые ты никогда не узнал бы. Меня, видимо, скоро уже не будет. Но я сегодня вечером расскажу тебе основные тайны мира».

А блудница говорит студенту: «Слушай, а я тебе дам бесплатно сегодня». И он, естественно, пошел с блудницей. Блудница спрашивает Платона: «Так кто из нас сильнее?»

Платон говорит: «Я считаю, что все равно я сильнее, потому что я-то зову вверх, а ты зовешь вниз».

И поэтому, на мой взгляд, обсуждая всю цифровую вселенную, естественно ставить вопрос, не почему мы отстаем и идем где-то в хвосте Запада, а нужно обсуждать, как с помощью этих инструментов не дурачить людей, не морочить, а вести вверх.
Не важно, какими способами, играми ли, фильмами ли, обучающими ли программами, но, вообще говоря, мы должны работать не против внутреннего закона, который, по Канту, находится в нас, а работать на этот закон.
Сегодня родители идут против течения, у них не хватает на это сил. Пока же родители говорят детям про то, что не лги, не воруй. А общество в лице «передовых» технологий - про совершенно обратное.

Нужно радикальное изменение информационной политики, для того чтобы, по крайней мере, родители шли в одном направлении с государством, с будущим обществом. Я процитирую вам Исаака Калину, начальника департамента образования Москвы.

Он говорит следующие простые слова: «Детей ничему учить не надо, они лучше нас во всем разберутся. Они другое поколение». Мол, они сами все умеют, они уже сами знают, какие кнопочки нажимать, и главное - это интернет-образование. Понимаете? Когда это говорит человек, который ведает образованием, что это значит?
Сейчас Греф утверждает следующее: у нас будет дистанционное образование. У человека есть цифровая приписка, а дальше пусть он сам по компьютеру учится. Согласно старому анекдоту, и воробей, и соловей кончали одну консерваторию. Но воробей по заочной части, а соловей - по очной. Боксеры-заочники должны быть выброшены из бокса, понимаете?
Вся цифровая экономика, как она трактуется в программе «Цифровая экономика Российской Федерации» должна быть выброшена как целое. Потому что она не имеет отношения к экономике.

Она не имеет отношения к производству, к компьютерам, к роботам, к национальной безопасности - это в огромной степени распил средств.
Мы до сих пор с упорством, достойным лучшего применения, толкуем, что мы европейская страна! Ну, коллеги, но это же явный абсурд. Ну просто вдумайтесь. Ну какая мы европейская страна?

Какая любимая европейская сказка? Это «Золушка» - девочка делала все по инструкции, и ей дали прекрасного принца в награду. Какая наша любимая сказка? Конечно, это «Иван-дурак». Потому что он в обычной жизни как-то вот странный человек, но, когда есть экстремальная ситуация, именно он - адекватный. А не те люди, которые действовали по инструкции.

Откуда это взялось? А понятно, откуда, потому что у нас зона рискованного земледелия.
У нас одиночка не выживает. Европейская ценность: каждый за себя, один Бог за всех. И тут одно отношение к свободе.

Наша ценность: сам погибай, а товарища выручай, - это соборность, это совершенно другие ценности. Возьмем отношение человека к Богу. Там строится собор с много сотен мест, и человек - в этом микрокосмосе песчинка. Наше отношение - храм Покрова-на-Нерли. Абсолютно иное.
Давайте посмотрим дальше. Западная цивилизация - торжество закона. Вот мне в Соединенных Штатах Америки объяснили, что у них 17 миллионов юристов. Если взять членов их семей, то это 50 миллионов юристов. Мы никогда не будем иметь такого законодательного поля.

И роль закона у нас играет совершенно другая вещь - это культура и совесть. Кстати, обращу внимание, что практически ни в одном европейском языке нет аналога слова «совесть». А для нас оно жизненно важно. Не свобода, а именно совесть.

Вообще говоря, выложить в сеть гадость должно быть неприлично, правда? Сделать нечто в темноте, к чему призывает блокчейн, должно быть неприлично, понимаете? Поэтому в основе нашей политики должна быть культура и совесть.
Нам бы было нужно, - в Изборском ли клубе, в «Регнуме» ли, - отрефлексировать те самые смыслы и ценности нашей цивилизации, которые позволят ей пойти вперед. Если они есть, если мы понимаем их - тогда все к нашим услугам, мир у наших ног.

Допустим, нам к нашему будущему предстоит идти не пешком, а нужно ехать на мотоцикле, - отлично, сделаем мотоцикл. Нужно нам иметь свою операционную систему?

Да у нас есть люди, которые могут это сделать. Нужно нам иметь банковскую систему - так давайте заведем банковскую систему. А так мы находимся в межеумочном состоянии, ни то ни се.

***


Источник.
8
42
http://новости-россии.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%86%D0%B8%D1%84%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D1%83%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83%D0%B5%D1%82-%D0%B5%D1%91-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B4%D1%83%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BF%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0%B1%D1%8E%D0%B4%D0%B6%D0%B5%D1%82%D0%B0/
13


37


Метки: Европа, Запад, Малинецкий, Россия, США, будущее, дети, культура, образование, проект, совесть, цифровая, экономика


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Вс июл 08, 2018 7:51 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Никакой цифровой экономики не существует.

Вице-президент нанотехнологического общества России обличил цифровую экономику
Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
Иван Волжанин перепечатал из www.inform-relig.ru сегодня в 10:51
2 оценок, 54 просмотра Обсудить (9)
Внедряемая командой прозападных управленцев РФ «цифровая экономика» — есть не что иное как глобальный информационный и финансовый пузырь, напоминающий, с одной стороны, гайдаровские мифы начала 1990-х, а с другой, глобальную финансовую аферу, главные выгодоприобретатели которой находятся вовсе не в России.
Примечательно, что власть категорически отказывается прислушиваться к мнению не только общества, которое, в лице его крупнейших страт, в частности, Церкви, не понимает и не принимает этой аферы, но и научной элиты.
Предлагаем вашему вниманию мнение известного российского математика, доктора физико-математических наук, заведующего отделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики РАН им. Келдыша, вице-президента Нанотехнологического общества России Георгия Геннадьевича Малинецкого.
— Никакой цифровой экономики не существует. Вся экономика всегда была цифровая, в том смысле, что в ней всегда считали — без счета прожить как-то не удавалось. Поэтому это тавтология, «масло масляное»…
Элита не должна быть цифровой. Когда я слышу про свободы и прогресс в интернете, мне сразу вспоминаются митинги перестройки: «Мы хотим перемен! Даешь свободу!». Как будто это является абсолютной ценностью. Все это было получено, и дальше люди, которые просили свободу, оказались у разбитого корыта. То есть наша страна, благодаря демократическим лозунгам, связанным со свободой, с тем, что мы вернемся в цивилизованный мир, оказалась отброшенной на много десятилетий назад. Это, собственно, и было реальным содержанием перестройки.
Более того, скажу следующее: когда мы толкуем про какие-то операторы, это все мелкие технические детали. Потому что на самом деле сейчас глобализация (которая превратилась в американизацию) исчерпала свой ресурс. Сейчас мы находимся на том уровне, когда каждая цивилизация, которая хочет быть цивилизацией, которая хочет быть самодостаточной и определять свой путь в будущее, озабочена тем, чтобы отстроить свою систему — систему информационную, систему культурную и так далее.
Вот только что прошел Санкт-Петербургский экономический форум. И скучно, и грустно. Мы, по сути дела, опять говорим о том, что нам нужны инвестиции. Из России за время реформ, за время попыток войти в мировую цивилизацию выкачали, по одним данным, три триллиона долларов, по другим данным, семь триллионов. А мы толкуем, что нам нужны западные инвестиции. Это, по меньшей мере, несерьезно!
Берем простой вопрос. У нас сейчас есть программа цифровой экономики, в которую наше правительство должно вкладывать более 100 миллиардов долларов ежегодно, а речь идет о нескольких триллионах в конечном итоге. Что тут сказать? Ну, это, видимо, только от невежества проистекает.
В 2000 году Роберт Солоу, лауреат Нобелевской премии по экономике, провел исследование: в каких областях внедрение компьютеров в американскую экономику дало наибольший эффект. Тот результат, который он получил, оказался парадоксальным — таких отраслей нет!
Единственное исключение — это отрасль, которая производит компьютеры. Сейчас компьютеры считают в 250 миллиардов раз быстрее, чем первые образцы. Но они опять-таки никак не влияют на экономику. Максимум это торговля, которую, в общем-то, с большой натяжкой можно назвать экономикой.
Если мы посмотрим, где нам нужна цифра, а именно: делопроизводство, государственное управление, цифровое здравоохранение — то мы увидим, что ни одна из этих отраслей не имеет никакого отношения к экономике. Это максимум распил денег и растрата их.
Мультифакторная производительность труда и капитала со скоростью роста 2,5% была только в течение одного десятилетия, а именно с 1958 года по 1968 год. И дали ее всего лишь три инновации, никак не связанные с компьютером, — это большая химия (новые материалы), это автоматизация и конвейер в невоенном секторе, и это автомобилизация (совершенствование двигателя внутреннего сгорания). С тех пор ничего похожего больше не было. Вот сейчас по сравнению со скоростью роста 2,5% мы упали в десять раз.
Мир находится в остром кризисе производительности. Поэтому компьютеры не играют экономически ровно никакой роли. Кстати говоря, правильнее было бы говорить именно о компьютерной, а не цифровой экономике. Компьютеры играют роль другую, гораздо более важную — социальную. А именно: компьютеры сделали вопиющее неравенство очевидным. И сейчас примерно пять миллиардов человек говорит: «Мы хотим жить, как золотой миллиард. Американцы, потребляя почти 40% мировых богатств, дают вклад в мировую экономику меньше 20%. Значит, они не умеют работать. Отдайте нам наше!». Если вы включите «Аль-Джазиру», это говорится каждый час.
Поэтому, по сути дела, у нас сейчас есть три варианта развития.
Первый, российский вариант — реформироваться, отступая в средневековье. Если мы сравним, что знал ученик гимназии в 1890 году и что сейчас знает наш выпускник, сдавший ЕГЭ (тем более, базовое, а не профильное — чтоб сдать базовое ЕГЭ, нужно знать математику всего лишь в пределах шести классов), то, вообще говоря, разница громадная. Уровень образования, культуры, науки падает во всем мире. Но мы здесь имеем пальму первенства.
Второй вариант — это мировая война, которая заставит массу регионов мира просто смириться с их унизительным положением. Это еще раз повторение ХХ века.
И третий вариант — те самые экономически значимые инновации. Грубо говоря, повторить нечто сравнимое с тем, что было между 1958 и 1968 годом, когда удалось создать «золотой миллиард».
Что делают компьютеры? Давайте посмотрим на постиндустриальную экономику, имея в виду развитые страны. Из ста человек двое работают в сельском хозяйстве и, соответственно, делают продовольствие для себя и всех остальных. Десять — в промышленности, тринадцать — в управлении. Семьдесят пять человек не нужны. Но праздный мозг — мастерская дьявола. Значит, их надо чем-то занять. Вывод: их надо чем-то морочить, дурачить.
Когда семь лет назад в РАН был проведен опрос, чем же занимаются российские мужчины, то выяснилось, что главному в жизни российских мужчин, а именно российским женщинам и своим детям, они уделяют в среднем сорок пять минут в сутки. А виртуальной реальности — социальным сетям, просмотру телевизоров, компьютеров, гаджетов — они уделяют четыре с половиной часа. Тогда это было шоком. Те данные, которые мы получили сейчас по миру (в прошлом году) показывают, что ситуация еще более грустная. То есть в ряде стран люди уделяют виртуальности и 6, и 7 часов!
Ну представьте себе: вам говорят, что вы будете хорошо жить, но за это часов 6 каждый день вам надо просидеть в тюрьме. Конечно, вы отвергнете это предложение. Но именно это-то и сделано! То есть человек 6 часов живет чужой, виртуальной, безсмысленной, не имеющей никакого отношения к нему жизнью. То есть, по сути дела, мы можем говорить о компьютерном извращении. Людей надо просто чем-то занять, как-то обморочить, неважно как, неважно чем. Россия, к сожалению, идет ровно по этому пути.
Теперь вопрос: можем ли мы без этого обойтись? Конечно, коллеги! Когда десять или пятнадцать лет назад мы фиксировали, что от 85% до 90% всех ресурсов сети связаны с эротикой и порнографией, я говорил, что дальше будет хуже. Коллеги, оно стало хуже.
По данным этого года 92,4% нашей молодежи от 15 до 25 лет смотрят рэп-баттлы. Что это означает? Это маргинальная негритянская культура. Негры не могут достать белых, а поэтому у них огромное внутреннее напряжение. И они кроют друг друга матом. Ну, дальше в это были вложены деньги, и этого сделали как бы шоу. А наши-то дети это поголовно смотрят, полагая, что это и есть искусство — новая цифровая культура. А те люди, которые ругаются, вот эти самые Оксиморон, Гнойный — кстати сказать, их рэп-баттл посмотрело ни много ни мало 46 миллионов человек, — естественно, считают себя цифровой элитой. Таким образом, мы теряем следующее поколение. Мы получаем по Шекспиру: «Порвалася времен связующая нить». То есть мы пытаемся чему-то научить детей, рассказываем о каких-то смыслах, ценностях, а они — там, в рэп-баттлах.
Теперь что касается наших смыслов и ценностей. А здесь, коллеги, проблема очень простая: у нас нет смыслов и ценностей, признанных нашим обществом. Общество наше расколото. У нас нет проекта будущего, признанного элитой. Поэтому, когда вы, например, хотите снять патриотический фильм, вам объясняют, что вы можете снять чернуху, порнуху, что-угодно, но никак не патриотический фильм. Питчинг на патриотический фильм не удается провести. Так имеет ли смысл ставить вопрос о контенте? Нет, коллеги, при нынешней политике в области массовой информации ничего полезного снять-то нельзя!
Как ковалось превосходство США в информационной сфере? Очень просто. Когда американцы поняли, что это важная сфера, и создавали Голливуд, они взяли ведущих писателей и сказали: «Ребята, нам нужны хорошие сценарии для кино, которые пропагандируют наш образ жизни. Вас не опубликует в США никто и никогда до тех пор, пока вы не научитесь писать хорошие сценарии».
А наше кино сегодня повторяет зады американского, между тем как американское кино по своему стилю и смыслу создавалось не нами, не для нас, исходя не из нашей парадигмы жизни и не во имя нашего развития.
<…> Основная проблема и основное решение — в нас, внутри, это смыслы, ценности нашей цивилизации. При этом все, что связано с цифрой, это не сегодняшний и не завтрашний день, это вчерашний день.
Если мы посмотрим на то, сколько чего цитируется в научном контексте, то, скажем, характерная цитируемость наук биологического цикла — пятьдесят единиц, химии — десять, физики — восемь, математики — полтора, и информатики — полтора. Информатика в мировых базах данных, имея в виду фундаментальную науку, кончилась, коллеги. Это далекое прошлое. Обо всем блокчейне — десять научных работ. Остальное — это популяризация, пропаганда, реклама, обсуждения и так далее. Это, как говорят китайцы, бумажный тигр.
Берем отрасль IT. Отрасль пока богатая, три с половиной триллиона долларов. Но это «отстойная» отрасль, коллеги. Она упала на шесть процентов два года назад и на 0,6 процентов год назад. Поэтому наши мудрецы из правительства, которые говорят, что мы еще и на рынок IT выйдем, несут, конечно же, бред и блеф. Из этой отрасли растет только один сегмент, самый страшный. Это VR, виртуальная реальность. За прошлый год она выросла на 80%. Несколько фирм, соответственно, породили шлемы виртуальной реальности. Рост, по разным данным, на 70-80%.
Итак, в сухом остатке: есть 75% лишнего населения, социальной обузы, и компьютер нужен, чтобы их дурачить.
Спрашивается, можно ли компьютер использовать в мирных целях? Безусловно, можно. Приведу простой пример. У нас есть «Википедия» — масса недостоверной, халтурной, бредовой информации. Но ведь есть и проект, который был разработан в России — «КиберЛенинка» — оцифруем всю Ленинку. Проект сделан в нашем институте. Мы вполне это можем сделать.
Российской академии наук по нынешним законам запрещено заниматься наукой, она — клуб. Она может заниматься прогнозом, экспертизой, но наукой она не имеет права заниматься. Ну если только как-то под одеялом, в свободное время. Естественно, что делает, например, Французская академия наук? Это союз безсмертных, которые толкуют слова, грубо говоря, составляют толковый словарь. Вот вам очевидный проект для Российской академии. Естественно, если все остальное запрещено, пусть хоть этим займется. Так может возникнуть живая русская энциклопедия, в которой ученые делают возражения, отвечают на возражения, вырабатывают объективно ценное знание и объяснение сложных проблем и понятий. Аналогично этому: можно сделать массу интересных образовательных проектов.
Философ Платон с блудницей заспорили, кто из них сильнее. И тут идет студент. И они решили проверить. Платон говорит: «Я всю жизнь работал, я для тебя открою те тайны, которые ты никогда не узнал бы. Меня, видимо, скоро уже не будет. Но я сегодня вечером расскажу тебе основные тайны мира». А блудница говорит студенту: «Слушай, а я тебе дам безплатно сегодня». И он, естественно, пошел с блудницей. Блудница спрашивает Платона: «Так кто из нас сильнее?». Платон говорит: «Я считаю, что все равно я сильнее, потому что я-то зову вверх, а ты зовешь вниз». И поэтому, на мой взгляд, обсуждая всю цифровую вселенную, естественно не ставить, почему мы отстаем и идем где-то в хвосте Запада, а обсуждать, как с помощью этих инструментов не дурачить людей, не морочить, а вести вверх.
Не важно, какими способами, играми ли, фильмами ли, обучающими ли программами, но, вообще говоря, мы должны работать не против внутреннего закона, который, по Канту, находится в нас, а работать на этот закон.
Сегодня родители идут против течения, у них не хватает на это сил. Пока же родители говорят детям про «Не лги», «Не воруй». А общество в лице «передовых» технологий — про совершенно обратное. Нужно радикальное изменение информационной политики для того, чтобы, по крайней мере, родители шли в одном направлении с государством, с будущим обществом. Я процитирую вам Исаака Калину, начальника департамента образования Москвы. Он говорит следующие простые слова: «Детей ничему учить не надо, они лучше нас во всем разберутся. Они другое поколение». Мол, они сами все умеют, они уже сами знают, какие кнопочки нажимать, и главное — это интернет-образование. Понимаете? Когда это говорит человек, который ведает образованием, что это значит?
Сейчас Греф утверждает следующее: у нас будет дистанционное образование. У человека есть цифровая приписка, а дальше пусть он сам по компьютеру учится. Согласно старому анекдоту, и воробей, и соловей кончали одну консерваторию. Но воробей по заочной части, а соловей — по очной. Боксеры-заочники должны быть выброшены из бокса, понимаете?
Вся цифровая экономика, как она трактуется в программе «Цифровая экономика Российской Федерации», должна быть выброшена как целое. Потому что она не имеет отношения к экономике. Она не имеет отношения к производству, к компьютерам, к роботам, к национальной безопасности — это в огромной степени распил средств.
Мы до сих пор с упорством, достойным лучшего применения, толкуем, что мы европейская страна! Ну, коллеги, но это же явный абсурд. Ну просто вдумайтесь. Ну какая мы европейская страна?
Какая любимая европейская сказка? Это «Золушка» — девочка делала все по инструкции, и ей дали прекрасного принца в награду. Какая наша любимая сказка? Конечно, это «Иван-дурак». Потому что он в обычной жизни как-то вот странный человек, но когда есть экстремальная ситуация, именно он — адекватный. А не те люди, которые действовали по инструкции. Откуда это взялось? А понятно, откуда, потому что у нас зона рискованного земледелия.
У нас одиночка не выживает. Европейская ценность: каждый за себя, один Бог за всех. И тут одно отношение к свободе. Наша ценность: сам погибай, а товарища выручай, — это соборность, это совершенно другие ценности. Возьмем отношение человека к Богу. Там строится собор с многими сотнями мест, и человек в этом микрокосмосе — песчинка. Наше отношение — храм Покрова-на-Нерли. Абсолютно иное.
Давайте посмотрим дальше. Западная цивилизация — торжество закона. Вот мне в Соединенных Штатах Америки объяснили, что у них 17 миллионов юристов. Если взять членов их семей, то это 50 миллионов юристов. Мы никогда не будем иметь такого законодательного поля. И роль закона у нас играет совершенно другая вещь — это культура и совесть. Кстати, обращу внимание, что практически ни в одном европейском языке нет аналога слова «совесть». А для нас оно жизненно важно. Не свобода, а именно совесть. Вообще говоря, выложить в сеть гадость должно быть неприлично, правда? Сделать нечто в темноте, к чему призывает блокчейн, должно быть неприлично, понимаете? Поэтому в основе нашей политики должна быть культура и совесть.
Нам бы было нужно отрефлексировать те самые смыслы и ценности нашей цивилизации, которые позволят ей пойти вперед. Если они есть, если мы понимаем их — тогда все к нашим услугам, мир у наших ног. Допустим, нам к нашему будущему предстоит идти не пешком, а нужно ехать на мотоцикле — отлично, сделаем мотоцикл. Нужно нам иметь свою операционную систему? Да у нас есть люди, которые могут это сделать. Нужно нам иметь банковскую систему — так давайте заведем банковскую систему. А так мы находимся в межеумочном состоянии, ни то ни се.



Источник: РИА Катюша
http://katyusha.org/view?id=10226


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Вс ноя 18, 2018 12:40 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Новый виток цифровой колонизации России

Автор - публикатор
17.11.2018 г.
Электронный концлагерь в России приближается семимильными шагами
Почему Россию можно назвать цифровой колонией Запада? Как были заброшены уникальные российские разработки и мы перешли на чужое ПО. Как США контролируют весь интернет и что мешает России обрести цифровую независимость?...
Цифровой суверенитет или тотальный контроль через западные технологии?

На днях вице-премьер Максим Акимов, отвечающий в кабмине за науку и передовые технологии, грамотно приоткрыл очередное окно Овертона. Произошло это, что неудивительно, на площадке любителя йогов и аватаров Германа Грефа – управляющего транснациональной структуры под названием Сбербанк, поставившей себя вне российского законодательства и финконтроля.
На очередной конференции «цифровых евангелистов» под названием Sberbank Data Science Day Акимов «внезапно» начал размышлять о системе социального кредита, т.н. персональном рейтинге гражданина на предмет его лояльности к государству. Как показывает практика, такие измышления на дискуссионных площадках из уст первых лиц Правительства случайными не бывают…
«Я считаю, что это довольно явная угроза, но, относясь к обществам с классической гуманистической традицией, нам удастся этой угрозы избежать. Я явно ощущаю такую угрозу, но в Правительстве эти вопросы сейчас не обсуждаются, они не находятся в повестке дня.
Подобного рода решений, таких, как скоринг (система оценивания клиентов банками), политического и социального поведения человека и оценка его общей успешности и неуспешности, таких проектов на сегодняшний день нет», – цитирует Акимова РБК, еще раз подчеркивая его слова: власти не планируют вводить систему оценки граждан НА ДАННЫЙ МОМЕНТ(!).
К господину Акимову тут же возникает ряд серьезных вопросов. Во-первых, что это за страшная сила, угрожающая Правительству возможностью введения социального рейтинга населения, которую он «так явно ощущает»?
Кто-то уже дает ему наказ задуматься о введении аналогичной системы в России? Судя по всему – да, если ему приходится защищаться, ссылаться на наше традиционное общество, добавляя при этом, что на данный момент, т.е. пока, эта тема в кабмине не обсуждается.
Во-вторых, персональный кредитный рейтинг начнет присваиваться каждому россиянину с 2019 года, о чем также рассказывала «Катюша». Скоро основным критерием нашей благонадежности в мире финансов,как и в США (принцип скоринга полностью скопирован нашими законодателями с американской кальки), будет количество взятых и вовремя погашенных кредитов.
И когда господин Акимов заявляет, что таких проектов, как скоринг, на сегодня в России нет, хочется спросить у чиновника – он точно знает, в какой стране находится?
Так или иначе, электронный концлагерь наступает семимильными шагами и очередная новость из серии «снимем деньги оперативно и без вашего ведома» касается нововведений, предложенных судебными приставами. В новой редакции закона «Об исполнительном производстве» предусмотрена схема упрощенного взыскания штрафов за нарушение ПДД на сумму до 3 тыс. руб., вынесенных с помощью камер.
С 2019 года с банковских счетов граждан, не оплативших штраф в установленный законом срок (70 дней), штраф будет списываться автоматически, без судебных решений и исполнительных листов. Вместе со штрафом приставы удержат и исполнительный сбор, минимальный размер которого 1 тыс. руб.
Как сообщает «Коммерсант», процедура в новом законопроекте называется «исполнение исполнительных документов в упрощенном порядке». Заниматься ей будут не судебные приставы, а специальные «должностные лица» в центральном аппарате ФССП.
В случае если от ГИБДД в ФССП поступает постановление о неоплаченном штрафе на сумму до 3 тыс. руб., который был вынесен с применением камеры, исполнительное производство возбуждаться не будет, при этом в течение трех дней будет вынесено «уведомление о приведении исполнительного документа к исполнению».
Далее ФССП запросит у банков сведения о «номерах счетов должника, количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте по ним». По истечении двух суток с момента получения должником уведомления (заказным письмом или электронным документом) приставы направляют в банк документ, который является основанием для списания средств на депозитный счет приставов в размере задолженности по штрафу и исполнительского сбора в размере минимум 1 тыс. руб.
Так что российское общество все ближе к тотальному электронному контролю государства и все дальше от гарантированных Конституцией прав и свобод, равно как и презумпции невиновности. Из практики известно, что обжаловать полученные в результате видеофиксации штрафы почти нереально…

А теперь к вопросу о реальном цифровом развитии и государственном суверенитете. Недавно интернет-канал «День ТВ» провел обстоятельную беседу с кандидатом технических наук, специалистом в области искусственного интеллекта Игорем Ашмановым, который рассказал о месте России в развитии информационных технологий и о срочных мерах, которые необходимо принять нашим властям, чтобы мы увидели свет в конце тоннеля.
Данная содержательная беседа рекомендуется к прослушиванию не только далеким от IT гражданам, но и чиновникам высшего ранга. Очевидно, что последним давно пора заниматься не вопросами контроля и дойки населения путем отказа от наличных денег, фиксации лиц на улицах, используя при этом готовые западные и китайские модели, а вернуться к ключевым проблемам импортозамещения и сохранению кадров. «Катюша» приводит наиболее интересные мысли Игоря Ашманова.
«Как и большинство стран мира, мы уже давно представляем собой колонию Америки. При этом у нас осталось еще много чего своего, так что по сравнению с другими странами положение еще не самое плохое.
Суть цифровой колонизации, которая начала осуществляться с конца 80-х годов прошлого века в том, что довольно много отечественных разработок были заброшены, мы активно начали осваивать американское ПО и плотно вошли в интернет.
Может, кто-то до сих пор не в курсе, но всемирная паутина и придумана, и до сих пор находится под контролем США. Может, кто-то не знает, но две ключевые составляющие интернета: корневые (рутовые) сервера доменов управляются Министерством торговли США, а корневые сертификаты шифрования, до сих пор используемые нашими банками, любыми сайтами, выдающими интернет-пароли и требующими регистрации, управляется Ассоциацией бухгалтеров Северной Америки.
Также существует куча бутафорских организаций, как бы международных, которые как бы управляют интернетом. В реальности все их ключевые комитеты контролируют англосаксы.
Надо заметить, что мир в основном живет в интернете в пределах 3-4 американских сервисов: поисковик Google, видеосервис YouTube, соцсети Facebook, Twitter и Instagram.
Сейчас начался новый виток цифровой колонизации, которая, как активно пиарит тему и наше Правительство, вскоре изменит весь мир. Речь о технологии блокчейн, искусственном интеллекте, нейронных сетях,криптовалютах, интернете вещей и т.д.
Там точно такая же ситуация, которая была в 90-е годы. Нам заявляют: вот передовые технологии, нам надо срочно их внедрять, а то безнадежно отстанем. Зачем их внедрять, никто не обсуждает.
Когда задают вопрос: «объясните, зачем все это надо?», отвечают обычно следующее: во-первых, это деньги, на этом можно круто заработать, во-вторых, надо идти в ногу с прогрессом, а то мы отстанем от «развитых» стран на сотни лет. Точно также в 90-х надувался пузырь с тотальной интернетизацией.
В телевизоре и на всевозможных конференциях мы видим выступления этих т.н. «цифровых евангелистов». В основном это маркетологи, банкиры, которые непосредственно в IT ничего не смыслят, просто повторяют то, что говорят их консультанты.
Но суть сводится к тому же – надо все это скорее внедрять. Но раз речь идет о немедленном внедрении – понятно, что надо внедрять готовое. А все готовое и работающее на данный момент – это американское.
Не мировое даже, а именно американское. Значит, если мы поддадимся этой лихорадке, через 5-7 лет уровень цифровой колонизации России будет зашкаливать.
Мы как эксперты много раз говорили об этом на различных собраниях. Моя супруга Наталья Касперская также не раз выступала на конференциях по обсуждению «цифровой экономики». У нашего государства есть специальная программа по импортозамещению в этой сфере.
Но также есть очень влиятельное лобби разных людей, которые не закрывая рот кричат о внедрении новых технологий. С моей точки зрения, все это очень плохо пахнет – либо глупостью, либо ангажированностью. Т.е. речь либо о сознательной, либо о бессознательной агентуре, которую используют втемную.
Самый простой пример – история с криптовалютами. Биткойн – это черный нал в мировом масштабе. Если в нашей экономике приоткрыть эту брешь, очень скоро туда засосет всю страну. Посмотрите на историю транзакций этих виртуальных денег – более 90% ушли на оплату проституции, наркотиков, оружия, детского порно и т.д.
о есть люди, которым нужно обналичивать деньги из черных и серых зон – все ломанулись работать с биткоинами. Это настоящая мировая диверсия, прачечная глобального масштаба. Я абсолютно уверен, что биткойн – разработка американских спецслужб.
Сейчас мы находимся в той точке, в которой все не достаточно хорошо. Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию? Я вижу, что наверху появляется самое главное – воля и понимание, что необходимо строить реальный суверенитет в информационной войне.
Мы являемся стороной конфликта, с т.з. Запада, на Украине и в Сирии, и, разумеется, необходимо подтягивать кибербезопасность и информационную безопасность. Конечно, пора делать свои маршрутизаторы, свои процессоры, свои чипы. Но в нашем Правительстве силен либеральный блок, который предпочитает накапливать резервы из суверенного бюджета, а не вкладывать их в реальные проекты.
У нас есть профицит бюджета, но деньги в реальный сектор до сих пор не пускают. Банкиры постоянно рассказывают сказки, что если мы включим наш печатный станок и выпустим много рублей под реальные проекты – начнется бешеная инфляция.
Однако если сразу закладывать их в реальные достижения и действия, а не выводить и обналичивать их в зарубежных банках и офшорах, инфляция будет естественной, здоровой. У нас сейчас малокровие в экономике, а в здоровой системе постоянно должны крутиться большие суммы денег.
Нам нужны любые интеллектуальные проекты национального масштаба, на которые будут тратиться огромные деньги – автобан во Владивостоке, полет на Марс.
Что касается информационной безопасности, у нас очень много исследований по деструктивному поведению подростков в соцсетях. Кстати, планировалось несколько школьных расстрелов, и мы надеемся, что не без нашего участия их удалось предотвратить.
Социальные сети и поисковики до сих пор не несут ответственности за асоциальный и деструктивный контент. Необходимо расширить «закон Яровой» о суицидах, внести туда тему «колумбайнов», молодежной блатной романтики (АУЕ), пропаганды насилия и наркотиков. Когда говоришь об этом нашим либералам, они тут же начинают кричать: это настоящий тоталитаризм, смотрите, людей уже сажают за лайки и репосты и т.д.
Многие чиновники и депутаты очень боятся, что их начнут считать не демократами, а консерваторами, какими-нибудь «держимордами». Поэтому когда заходит речь о контроле соцсетей, арестах и судах модераторов, ведущих асоциальных групп, тут же возникают препоны.
Большинство наших законодателей хотят быть встроены в западную цивилизацию, они изображают из себя патриотов в рабочее время, а их капиталы и сердца все давно уже там.
Когда же их конкретно спрашивают: «что вы сделали для информационной защиты Родины?», вместо ответа они начинают вставлять палки в колеса здравым инициативам.
Уверен, что к многим из них никто не применял вербовочного подхода, они просто существуют в западном мировоззрении, их сознание было «перепрошито» еще в 90-е годы. Это результат отличной работы американской «мягкой силы».
С моей точки зрения, модель инновации у нас не должна быть венчурной, денежной. Наш IT-рынок составляет 2% от мирового, на Западе по определению любому нашему технарю предложат зарплату в 4-5 раз больше, чем на Родине, плюс широкий спектр вольных развлечений, масса проектов.
В таких условиях очень сложно удержать доморощенные таланты. Конечно, пример моей супруги, которой удалось создать миллиардную компанию с мировым именем без государственных и иностранных инвестиций. Еще один пример – энергетическая компания Алексея Чалого из Севастополя, которая поднималась сама и давно работает на западных рынках.
Но в нашем случае модель инноваций должна управляться и поддерживаться сверху – государством. Тут нам надо безусловно ориентироваться на китайский опыт. Они прекрасно имитируют свободный рынок и Силиконовую долину, при этом их ведущие публичные компании, очевидно, управляются государством.
У нас есть шанс стабилизировать ситуацию на фронте информационной войны, в информационной безопасности. Во-первых – необходимо реальное импортозамещение, контроль над цифровыми потоками, которые входят и выходят из России.
Во-вторых – нам конечно нужна идеология, которую необходимо внедрять со школы. Это единый учебник истории, запрет на очернение своей страны. Как положительный признак – Минкульт периодически (пока очень редко) не выдает прокатные удостоверения лживым фильмам разных подонков, которых либералы называют «свободными художниками».
У нас есть передовые достижения в атомной энергетике, военпроме, и собственных программистов мы готовим отлично, но их всех высасывают. Но даже если у нас все будет хорошо с оружием, аппаратным обеспечением, а инфопространство останется таким же загаженном – ничего не поможет.
Сейчас огромные ресурсы извне тратятся на молодежь, она должна стать оружием против собственного государства. У нас есть зудящая информационная рана, которую пора механически очистить от грязи, дезинфицировать и засеять «полезной флорой». Вопрос в том, насколько руководство страны это понимает».
Редакция, 15 ноября 2018
http://politinform.su/tochka-zreniya/99 ... ossii.html



http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=39


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Пн дек 31, 2018 1:32 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Сетевой парламент и сетевое правительство России

Автор - публикатор
30.12.2018 г.
Неоконченная работа Юлия Александровича Лисовского (1941-1018), подготовленная к печати Л.К.Фионовой с комментариями экспертов.
Лисовский Ю.А., к.физ.-мат.н.
Фионова Л.К., д. физ.-мат.н.

СЕТЕВОЙ ПАРЛАМЕНТ И СЕТЕВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИИ
Россия в джунглях сетевого мира

Управляющие мировые элиты (правильнее именовать их псевдоэлиты) за тысячелетия сформировали глобальную экономическую, политическую, медийную сеть, которая действует по законам, отвергающим справедливость, гуманность, правовые нормы, а утверждает закон джунглей - побеждает самый сильный, хитрый, жестокий. Судьба народов-жертв трагична, в их власти только мелкие тактические шаги в строго заданном русле, которое определяет хищник. Россия – страна жертва.
Надо учитывать, что в ХХI веке мир стал сетевым в связи с бурным ростом цифровых, информационных, коммуникационных технологий, с резким ростом скорости, сложности и масштабов общественных процессов. Против нас ведётся сетевая гибридная война - интегрированное применение военных, экономических, информационных технологий. Войну ведут не государства, а стоящие за ними сетевые теневые структуры, транснациональные компании. Цель войны – захват и удержание контроля над территорией и ресурсами России, над её народом.
Одна из важнейших технологий гибридной войны – захват контроля над верхними эшелонами власти, насыщение их агентами влияния глобального управляющего. Цель - заставить руководство страны действовать в интересах захватчика против собственного народа. Таковы сегодня управляющие псевдоэлиты РФ.
Однако главная ошибка патриотических сил, стремящихся сохранить страну, - увлечение критикой властных структур. Гораздо продуктивнее – разработка собственного проекта выхода из кризиса, и его осуществление независимо от политики власти.
В этой работе мы используем коллективный разум экспертной сети для выработки алгоритма спасения страны из тяжелейшего кризиса, в котором она пребывает. Этот выход мы видим в активизации системы народовластия, местного самоуправления, предусмотренного конституцией РФ.

Гибридная война против России
Гибридная война, направленная на ликвидацию государств, идёт по множеству направлений. Это – сетевая война.
Уничтожается транспортная инфраструктура страны. В 1991 году в России действовало 1450 аэропортов и аэродромов, на декабрь 2017 года их осталось 228, меньше, чем в американском штате Аляска – там их 282. Всего в США на гражданскую авиацию работает 19 тыс. аэродромов и аэропортов при том, что площадь США (9, 8 млн квадратных километров) почти вдвое меньше государственной территории РФ (17 млн). В 2017 году в Европе и США авиакомпании перевезли по 850 млн пассажиров, авиакампании РФ – 88,5 млн, на порядок меньше. Уничтожение аэропортов означает разрыв транспортных связей Крайнего Севера, Сибири, Дальнего Востока. 20 млн жителей - почти седьмая часть населения страны - лишены возможности перемещения по стране. Россия занимает первое место в мире по площади. При такой территории потеря транспортных связей означает распад страны. Объявленная руководством РФ кампания по присвоению аэропортам имён великих людей России – циничная информационная дымовая завеса, призванная скрыть масштабы катастрофы.
https://newizv.ru/article/general/29-12 ... na-alyaske
Цифровая колонизация России, IT-безопасность РФ стремится к нулю. Интернет управляется из США, в частности тот, которым пользуются банки и правительственные органы РФ. Существующие в РФ организации, которые как бы управляют Рунетом, носят чисто бутафорский характер. Россия живёт в пределах нескольких американских сервисов – Googlе, Facebook, Twitter, Instagram, Youtube. Новый виток цифровой колонизации – внедрение систем блокчейн, криптовалют, искусственного интеллекта, нейронных сетей – высшие чиновники требуют внедрить их быстро, чтобы принудить использовать готовые т.е. американские разработки, Итог - невостребованные русские программисты сотнями тысяч уезжают за рубеж, поставляя западным фирмам подготовленных за русские деньги специалистов.
Игорь Ашманов Цифровая колонизация России
https://www.youtube.com/watch?time_cont ... uwQCPsOLwU
Китайская колонизация Сибири. Под Омском строят городок для китайцев, который будет охранять от местных жителей Росгвардия.
https://rusmonitor.com/pod-omskom-stroy ... LJnGvFuelk
Китайская колонизация идёт не только в Сибири. Китайское поселение в комплекте с агропромышленным комплексом разворачивается в Чувашии. Жителей не только не спросили, их даже не оповестили.
Чувашия, скупаемая Китаем |
https://www.youtube.com/watch?v=YisK-KYiMqI
Жители Байкала опасаются возросшего потока туристов из Китая, которые оседают там, строят гостиницы, варварски отравляя экосистему Байкала.
https://otr-online.ru/programmy/novosti ... 29583.htmlелт
Жизнь в России настолько безобразна, что жители Курил мечтают о приходе японцев, калининградцы – о приходе немцев (скорее всего не понимая того, что с ними случится.- Ред)
Географическое распределение населения по территории преступно. За Уралом осталось всего 24 млн человек – меньше чем в Москве. Вымирают Сибирь, Дальний Восток, рассасываются не только сёла и малые города, но и областные центры как Псков, Омск… Население РФ стягивается в мегаполисы, преимущественно в Москву. Более 20% населения РФ живёт или работает в столице. Здесь на 20% в год растёт ввод жилья – гигантских «термитников», уродующих психику и физическое здоровье людей. 26% ВВП РФ добывается в столице, но это – не результат производства, а в основном итог спекулятивных операций. Москва живёт в состоянии катастрофы – транспортной, экологической, инфраструктурной.
http://thebigtheone.com/?p=3540
Россия проиграла гибридную войну 20- 21 века и сегодня стремительно разрушается и вымирает.
Сетевой геноцид населения России
Идёт целенаправленная зачистка территории России от коренного населения. Эта деятельность ведётся по множеству направлений одновременно – поэтому мы можем говорить о сетевом геноциде.

Вымаривание населения
Население РФ стремительно уменьшается. В 2018 года число умерших в Москве в 1,2 раза превысила число родившихся, в регионах этот показатель выше в 1,5-2 раза.
Минэкономразвития связывает высокую смертность с дефицитом медперсонала и снижением его квалификации. И при этом Минздрав упорно сокращает число больниц и поликлиник.
https://www.mk.ru/social/2017/08/03/min ... ossii.html
Каждый второй мужчина в РФ не доживает даже до старого порога пенсионного возраста. После 64 лет число женщин вдвое превышает число мужчин.
Детская смертность в два-три раза выше показателей стран Евросоюза, США, Японии. Из 10 тысяч российских мальчиков от года до четырёх умирает 9,7 человек. В развитых странах — от 2,8 до 3,8.
https://mosgupritual.ru/news/statistika ... ssii-2018/
РФ – мировой лидер по числу инсультов и смертей от сердечно-сосудистых заболеваний. https://newsland.com/community/politic/ ... ta/2648465
Инфаркты, инсульты и сахарный диабет уносят до 140 жизней на каждые 100 000 жителей России, что почти втрое выше, чем среднемировой уровень.
http://airko-c.ru/insult-medpokazaniya/ ... -i-insulty
По данным ООН Россия стоит на пороге крупнейшей демографической катастрофы со времён Второй мировой войны. Ожидается, что скорость сокращения населения в ближайшие два десятилетия увеличится втрое. К середине ХХI века численность снизится с нынешних 144,8 млн до 132 млн человек. Есть убедительные данные, что реально население РФ меньше, чем заявляет Росстат – около 90 млн.
Ситуация в РФ с точки зрения демографии одна из самых тяжелых в мире. Если сокращение населения будет происходить такими темпами, то к 2200 гг. численность русского этноса приблизится к нулю. А желающие занять высвобождающиеся места обитания найдутся. Уже сегодня демографические потери РФ на 70% покрываются миграцией. Россия как государство русских исчезает.
Россиянам предсказано полное вымирание
https://utro.ru/economics/2018/05/21/1361329.shtml
Чудовищный урон демографии России - количественный, а главное, качественный, наносит огромная эмиграция высококвалифицированных специалистов: учёных ( более 2,5 млн), айтишников и т.п. Вымывается самый драгоценный генофонд страны.
Тренд на депопуляцию является главной угрозой России как государству.

Причины мора
Нищета - главная причина мора. Нищета ведёт к массовому недоеданию, болезням, стрессам, самоубийствам, наркомании, алкоголизму.
Химический геноцид. Роспотребнадзор назвал некачественные продукты причиной 63% смертей в России https://news.mail.ru/society/35608663/?frommail=1
В якобы местных продуктах широко используется дешёвое импортное сырье. «Пищевые террористы» ради продажи своего товара готовы убивать сограждан. В итоге почти все продукты в РФ опасны для здоровья. Пестициды, токсины, мутагены, канцерогены и прочие вредные вещества содержатся в продуктах питания и в питьевой воде.
Продукты в России - яд!
http://protivkart.org/main/4275-rossiya ... i-yad.html
Биологический геноцид. Широкое внедрение ГМО на продовольственный рынок России рождает рост аллергии, онкологии, бесплодия. Кампания импортозамещения выразилась в чудовищном росте ввоза пальмового масла в Россию до миллиона тонн.
Яд для постсоветского пространства. Вред пальмового масла для здоровья человека
https://shabdua.livejournal.com/4864740.html
Молочная продукция почти полностью поражена добавками пальмового масла, оно широко используется при производстве хлеба и выпечки, печенья, шоколада, чипсов, консервов, каш и супов быстрого приготовления. Его стали добавлять даже в детское питание.
https://newsland.com/user/4297826898/co ... ka/5949417
Фармацевтический геноцид. Число смертей увеличивает разрушение отечественной фарминдустрии, дефицит лекарств, их дороговизна, контрафакт.
Россию захлестнула эпидемия поддельных лекарств
https://www.mk.ru/social/2016/01/0/kray ... arstv.html
Численность инвалидов в России по состоянию на 01.01.2018г. составляла 11 750 000 человек, т.е. 8% населения. Число детей-инвалидов с 2011 до 2018 года выросло почти на 20% (сейчас 655 тыс. детей-инвалидов). Среди новорожденных 4% инвалидов и не более 5% здоровых. Прочие имеют отклонения разной степени тяжести. К окончанию школы число больных достигает 95%.
https://sakuramed.ru/obshie-stati/stati ... lidam-v-rf

Прицельное уничтожение детей. Технологии сетевой войны против детей России многочисленны.
Разрушение здоровья через излишние прививки, использование в упаковке продукции для детей пластмасс с бисфенолом, цифровизация обучения увеличивающая облучение детей электромагнитными полями.
Ослабление интеллекта через снижение качества образования, его клерикализацию.
Число православных храмов приблизилось к числу школ.
http://joyreactor.cc/post/3138817
Разрушение морали, нравственности, социального партнёрства через внедрение эгоизма, культа наживы, жестокости. Проявляется в буллинге – травле одноклассников и учителей, стрельбе в школах, в создании широкой сети детских преступных сообществ – АУЕ (Арестантско-Уркаганское Единство) внедряющую наркотики, сексуальное насилие, ранний секс. В Рунете действует около 1200 ресурсов с уголовной тематикой.
Химическая война через широкое распространение наркотиков, алкоголя (пива с ранних лет), табака, электронных сигарет, высокотоксичных напитков типа Кока-кола, фастфуда.
Подстрекательство к самоубийствам с описанием их технологии на множестве сайтов типа «Синий кит».
Итого, у России де-факто нет полноценного нового поколения, (в то время как жизнеспособная часть молодежи продолжает покидать страну – ред.).
Что предпринимают власти для преодоления такой ситуации, смертельной для страны? Ничего. Более того, такая ситуация развивается при их попустительстве и под их руководством.
Единственный выход - активизация гражданского общества для создания альтернативной системы управления страной.

Долой патернализм! Ни бог, ни царь и не герой
Россия лежит в социальном параличе. На огромной территории страны безмолвно, пугливо сжался в комочек крошечный, нищий, запуганный, запутанный ложью русский народ. Русский национализм приравнен к фашизму. Позволен только национализм меньшинств – евреев, татар, чеченцев… Поднимать только малые народы, дискриминируя народ государствообразующий – способ убить страну. Спасти свою страну может только гражданин. Но власть предпринимает все меры, чтобы лишить граждан России гражданства на ментальном уровне.
Широко пропагандируется индивидуализм, эгоизм, культ личной наживы. Людей приучают ограничивать сферу своих интересов стенами своей квартиры, забором своего огорода. Власть уничтожила практически все механизмы связи народа и правительства, закрыла все пути влияния народа на власть. Попытки отдельных энтузиастов как-то повлиять на ситуацию в стране кончаются ничем. Или тюрьмой.
Русские – измученный, изломанный народ. За 1000 лет они пережили несколько волн геноцида. Генофонду страны нанесён непоправимый удар, пробита незарастающая дыра, тем более трагичная, что в первую очередь под нож шли молодые, смелые и сильные мужчины, пассионарии – золото нации.
Самое скверное, что русские сломлены, парализованы ментально. На патриотическом поле - идеологическая катастрофа. Русским с помощью СМИ вбит комплекс раба, комплекс овцы, которой нужен пастух. Православные, стоя на коленях, молятся Богу: «Помоги!». Ностальгирующие по СССР жаждут нового Сталина, который зажал бы их в кулак и сам один всё решил. Поверившие в сказку о «демократии», ищут хорошего президента, который в одиночку всё разрулит. Некоторые атриоты на полном серьёзе считают что скулёж, положенный на бумагу, может что-то изменить и пачками пишут письма высоким чиновникам, Президенту… А эти письма, не достигая адресата, летят на помойку.
Немалое число сограждан как малые дети ищут доброго и сильного папу и не надеются на себя. Вбитый с кровью, несвойственный славянам патернализм неизбежно рождает инфантилизм. Определенная доля русских сегодня – это бессильные и наивные недоросли. Они верят в Бога, в телевизор и в президента и совсем не верят в себя. Они не умеют ходить по земле своими ножками, и не в состоянии понять, почему они так плохо живут в такой богатой стране? Они даже не пытаются отстаивать свои права. «А что поделаешь? Что я могу?» - этот тусклый слоган – позорный девиз целого поколения. И позорен сегодня распространенный образ нашего современника: это нищий, бессильный, трусливый терпила.
Путь к возрождению начинается с революции сознания, с отказа от патернализма, с воспитания веры в собственные силы. Возродить Россию смогут только те, кто понимает – нас не спасёт ни бог, ни царь и не герой. Нижеследующий текст - для тех, кто думает сам, действует сам, надеется только на себя, на объединение умных и сильных, не желающих терпеть и вымирать. Для них мы сформулируем основные принципы конструирования местного самоуправления и структур народовластия - сетевого народного парламента и сетевого народного правительства в условиях современного сетевого мира.

Местное самоуправление

В ХХI веке местное самоуправление является неотъемлемой частью конституционного строя практически всех государств, включая РФ. В Конституциях большинства стран мира, включая Россию, записано, что единственным источником власти является народ: «Народ осуществляет свою власть … через органы государственной власти и органы местного самоуправления».
Теоретически демократия подразумевает возможность волеизъявления народа, а местное самоуправление даёт возможность обществу принимать участие в управлении государством.
В 1985 г. на Совете Европы была принята «Европейская Хартия о местном самоуправлении». Документ стал основой для действующих норм местного самоуправления большинства демократических стран мира. Согласно Хартии социальные проблемы должны решаться на самом низком или удалённом от центра уровне, на котором их разрешение возможно наиболее эффективно. Центральная власть должна играть «субсидиарную» (вспомогательную) роль, решая только те задачи, которые не могут быть эффективно выполнены на нижнем уровне. Процесс передачи решения проблем «вниз» должен сопровождаться децентрализацией власти, ростом самостоятельности и властных полномочий нижнего уровня.
Органы местного самоуправления являются наиболее приближенными к народу в силу того, что, ежедневно большинство людей сталкивается с вопросами, за которые несут ответственность местные органы власти.
Чем больше роль местного самоуправления, тем выше государство развито в демократическом плане и тем выше эффективность и справедливость управления обществом.
Вопрос о том, должно ли быть самоуправление или нет, профессионалами даже не обсуждается. Обсуждается вопрос о том, как должно быть организовано самоуправление и как избежать излишнего диктата со стороны государственной власти.
Отношения между местным самоуправлением и центральными властями (модель самоуправления) является базовой характеристикой демократического общества.
В классической модели (США, Великобритания, Индия, Австралия, Канада) в органах местного самоуправления нет представителя власти сверху.
В континентальной модели (Бельгия, Испания, Франция, Италия и др.) органы местного самоуправления представлены как выборными представителями, так и назначаемыми сверху, то есть, представляет собой сочетание государственного управления и самоуправления. Кроме того соблюдается иерархия подчинения нижестоящего самоуправления вышестоящим органам государственной власти.
В смешанной модели (Япония, Австрия и др.) сочетается автономное местное самоуправление и небольшой контроль государственных органов.
В советской модели (Китай) существует жесткая централизация, полное подчинение центральной власти.
В России самоуправление практически не действует в связи с финансовой необеспеченностью и неготовностью муниципальных образований к его реализации. К самостоятельному управлению своей жизнью не готов и забитый, потерявший чувство собственного достоинства народ.
Основной проблемой России является имитационный характер системы местного самоуправления, излишняя централизация и бюрократизация. Степень свободы самоуправления от давления центральной власти практически равна нулю. О каком народовластии и о какой демократии или самоуправлении можно говорить, если в некоторых местных Думах инициаторами более 98% принимаемых решений выступают местные администрации, а депутаты принимают эти решения, не внося в них никаких изменений?
Леонид Волков, Федор Крашенинников. Облачная демократия.
http://litresp.ru/chitat/ru/%D0%92/volk ... emokratiya).
Если не сломать эту ситуацию, не сделать народное самоуправление реальным, Россия обречена. Путь выхода из кризиса – развитие сетевых методов народовластия.

Сетевой парламент. Информация – источник власти

Попытки улучшить систему управления методом мелких, частных усовершенствований в рамках имитационной представительной демократии обречены на провал – властвующая элита заинтересована в отстранении общества от политики и из эгоистичных соображений не допустит народовластия.
Чтобы остановить разрушение России надо превратить имитационную демократию в реальную. Как это сделать? Перейти от представительной демократии к прямой. Заметим, что это - одно из требований протестов жёлтых жилетов в Париже – переход к прямой демократии, т.е. к прямому волеизъявлению народа, минуя ангажированный депутатский корпус, представляющий интересы власти, а не народа.
В сетевом обществе информация стала источником власти. Власти всё труднее удаётся монополизация информационного пространства. Спонтанные горизонтальные сети гражданского общества всё активнее берут на себя информационные потоки, ослабляя мощь иерархических государственных сетей.
Активизация работы на информационном поле, наполнение Интернета патриотическим контентом, интенсификация его распространения по сетям неизбежно усилит роль патриотических идей в обществе, и при некотором критическом значении объёма информации, циркулирующей в горизонтальных сетях, приведёт к перехвату власти структурами гражданского общества .
Лисовский. Сумерки представительной демократии: кризис управления
https://pdsnpsr.ru/posts/politicheskie- ... a_15062018
Гражданское общество, развиваясь, может перейти к новой системе управления страной – прямой сетевой демократии, когда каждый гражданин сможет выразить своё мнение по поводу любого закона напрямую, минуя посредника – депутата.
Лисовский, Сетевая Демократия
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35
Понятие «сетевая демократия» («e-демократия», «электронная демократия», «обсуждающая демократия», «виртуальная демократия») намного шире термина «электронное голосование». Это не просто процесс организации голосования и подсчёта голосов с использованием современных информационно – коммуникационных технологий. Сетевая демократия включает как создание системы управления обществом, так и организацию среды для коллективных мыслительных процессов (информирование, выработка коллективных решений и создание технологий их реализации). Сетевая демократия может быть реализована на всех уровнях общества - начиная с местного самоуправления и заканчивая международными отношениями.
Лисовский, Кризис современной представительной демократии: в поисках выхода.
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35
Сетевой парламент – это комбинация горизонтальных сетей с включением элементов сетей вертикальных, где граждане доверяют экспертам голосовать от своего имени по специфическим вопросам, требующим специальных знаний. Это – элементы так называемой «демократии участия» или «демократии доверия». Здесь важно наличие вертикальных лифтов, которые позволят гражданам быстро реагировать на неправильное решение эксперта его немедленным отзывом и заменой.
Лисовский. Сможет ли Россия сохранить суверенитет?
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35
Компьютерные платформы сетевого парламента уже разрабатываются не только в России, но и в других странах. Идёт техническая подготовка перехода к другой системе управления.
Взять власть – легко!!!
https://pdsnpsr.ru/regional_news/samo-u ... o_15062018

Сетевое правительство

Не только законы, но и экономику, и политику государства должны определять комитеты местного самоуправления, складываясь в общее сетевое правительство. Здесь также необходимы кроме горизонтальных сетей общества элементы вертикальных сетей, составленных экспертными советами в разных областях, которые смогут проанализировать решения местных советов, ранжировать их, т.е. выделить наиболее значимые и синтезировать общую стратегию и тактику развития страны. Здесь чрезвычайно важно единение экспертного сообщества, собирание команд единомышленников, создание групп, действующих как THINK TANK – «фабрики мысли». Таким образом работает сеть независимых экспертов - Комитет Ста, но этого недостаточно. Необходимо создание мощной сетевой структуры экспертов по всей России – этот процесс уже идёт и именно на него стоит направить все силы. Важнейшая роль экспертной сети - воспитание и подготовка управленцев нового типа (не таких, как штампует Кириенко) из молодых людей – миллениалов поколения Z - основного драйвера перемен.
Эта работа лишь в первом приближении намечает схему альтернативной системы управления. Изменить ситуацию в стране могут только коллективные усилия миллионов, коллективный разум, поэтому ниже приводятся мнения по данной теме членов экспертного сообщества России.
_________________________________

fioluk@mail.ru
МНЕНИЯ:
Ткаченко Ю.Л., к.т.н., Москва
Несомненно, что новая организация общества – веление времени. Но сетевая организация общества по принципу нейросети, подобной цитоархитектонике человеческого мозга была описана ещё более 60 лет назад Иваном Антоновичем Ефремовым в романе «Туманность Андромеды» (1957). Глава 9. «Школа третьего цикла»: «В центре Совет Экономики, от него проведем прямые связи с его консультативными органами – Академией Горя и Радости, Академией Производительных сил, Академией Психофизиологии труда».
Фактически, Ефремовым сделано описание общества прямой связи, коренным образом отличающего от всех известных на сегодня типов иерархических обществ. В обществе прямой связи все социальные институты взаимодействуют непосредственно друг с другом напрямую, без иерархической подчинённости государственному административному аппарату.
Использование Ефремовым академических названий в структуре социального управления указывает на особую форму организации власти, которую можно назвать ноократией. Ноократия – «власть разума» или «разумная власть». Все ключевые решения принимаются учреждениями науки. Академические научные учреждения должны входить в систему государственного и общественного управления. Все принимаемые политические решения, подготовка планов развития страны и её составных частей, проведение внешней и внутренней политики должны быть научно обоснованы.
Одним из главных предложений науки для общества может стать переход к организации общества по принципу экосистемы. Общество является живой системой биологического вида Человека Разумного, формирующейся на 4-м (популяционном) уровне сложности биологической организации. Следующим этапом развития человеческого общества может быть переход его на 5-ый уровень сложности (экосистемный). Для этого в обществе необходимо обеспечить существование и воспроизводство во времени сфер деятельности людей, аналогично существующим в биосфере экологическим нишам, занимаемых различными биологическими видами. Так как речь идёт об одном биологическом виде Homo Sapiens, то можно говорить о том, что специализация человека в той или иной сфере деятельности в обществе составляет его псевдо- или надвидовое различие.
В биосфере деятельность каждого биологического вида определяется занимаемой им экологической нишей. Экологическая ниша, формируемая биосферой, не только обеспечивает условия для поддержания жизнедеятельности организмов одного вида, но и предписывает обязательное выполнение ими некоторых функций, то есть определяет «профессию» биологического вида. Каждый вид сообщества экосистемы выполняет строго определенную работу. В сообществе нет видов-бездельников, не выполняющих никакой работы, и тем более видов-разбойников, разрушающих скоррелированность сообщества[1].
В обществе, аналогично экосистеме, необходима система выдачи научно обоснованных профрекомендаций каждому человеку о наиболее подходящих ему по психофизиологическим характеристикам сфере деятельности. Таким образом, будет обеспечено не только полное раскрытие творческого потенциала каждого члена общества, но и наиболее эффективная работа всех социальных институтов.
Первым шагом на этом пути усложнения социальной организации человечества как раз и может стать реализация предложений Ю.А. Лисовского по организации сетевых структур общества. В природных живых системах высших уровней сложности – биосфере и её региональных экосистемах отсутствует иерархическая структура, как таковая. В Природе на самых высоких этажах нет биологических видов «начальников» и «подчинённых», а есть слаженная работа самых различных организмов на общую для всей живой системы цель – развитие и движение вперёд по стреле времени во Вселенной.

Курьяно́вич Н.В., адвокат, к.э.н., Москва
Мне, как преимущественно гуманитарию, но с величайшим почтением относящемуся к точным наукам, не до конца понятен конкретный алгоритм комплексного функционирования сетевого Парламента и Правительства. Как насыщение горизонтальных коммуникаций правильной, то есть неискажённой информацией в её патриотическом преломлении сможет служить для целей активизации человеческого фактора на борьбу за народную власть, как это будет действовать в натуре – здесь много технически нерешённого, а именно: кто, какой орган и в каком составе конкретно будет окончательно принимать судьбоносные для народа и страны решения по вопросам социально-экономическим, оборонным и другим, и как этот орган будет формироваться, для меня остаётся непонятным. И это есть, как мне представляется, проблема предлагаемой авторами схемы, что было высказано мною лично Юлию Александровичу Лисовскому при нашей первой и, как оказалось, последней встрече.
Одно дело собрать, интегрировать, проанализировать и обобщить массу разновекторных мнений - зачастую неверных в силу разных причин (невежество, неумение логично мыслить, ошибка ретрансляции, а то и прямое вредительство, и прочее), а другое – положить на определённом этапе конец всякой дискуссии, и принять твёрдое решение, причём просчитав заранее его финансовое, ресурсное и организационное обеспечение, чтобы оно не подвисло в воздухе, как многие решения советской, и нынешней коллаборационистской, власти. Потом это решение нужно ещё сопровождать, осуществляя параллельно юстировку (точную настройку), а также довести его до полного планового выполнения с последующим анализом ошибок. Всё это вопросы существенные, не праздные.
Получается, что всё равно, как бы мы не уходили от этого основного вопроса в эмпирии пространственно-распределённых вертикально-горизонтальных сетей, необходим центр принятия высококвалифицированного компетентного и, что немаловажно, нравственного решения, иначе информация размажется тонким слоем на ушах слушателей, увязнет в болоте минут, и схема будет попросту нерабочей. А кто должен войти в этот условно компетентный высоконравственный орган, как его формировать, и не просочится ли в него очередной вредитель чубайсовско-кудринского пошиба? В этом я вижу её (идеи – схемы) существенный, романтический изъян. А вот чтобы этот центр был «нашенским», то есть народным, а не вражеским, как сейчас, опять встаёт на повестку дня главный вопрос – вопрос о русской власти в России, который решается традиционно в центре: в Москве и Петербурге.
Почему здесь и только здесь имеет место столь трепетно – лицемерное, умильно – елейное, но всё же внимание властей к нуждам обывателей и пенсионеров, дабы они, россияне – хомячки не взбунтовались, а если это и произойдёт, то опять же здесь и только здесь самая высокая концентрация всех видов карательных органов и войск Росгвардии.
И, по моему мнению, сейчас, на данном этапе тяжелейшего состояния общества и нижайшего развития его, никакими сетевыми правительствами, посредством только Интернета, всё больше контролируемого по «закону Яровой – Викторова», эту ситуацию никак не переломить. Именно поэтому власть так боится только уличных протестов и ничего более. Ибо миллионы возмущённых граждан на улицах Москвы и Петербурга смогут всё!
Данная идея сетевого правительства, возможно, опередила своё время, и когда–то будет всецело востребована и воплощена в жизнь, как некая идеальная схема функционирования государства, действующая в оптимальном режиме без явных погрешностей и особых изъянов, не в пример известных нам форм правления: монархии, диктатуры, демократии, и их вариаций. Но, боюсь, что в настоящее время она применима только как инструмент пропаганды, популяризации передовой научной и политической информации патриотического толка, которая, будучи доведённая до высокой степени концентрации, выведет людей на улицы и площади, прежде всего Москвы, Петербурга, а следом и других городов.
Вот тогда, при наступлении русской власти в России, можно будет двигаться семимильными шагами дальше, творчески развивая большой потенциал, заложенный в идее сетевого правительства, синхронизируя все процессы жизнедеятельности русского человека понятиями РОД, наРОД, приРОДа, РОДина. Сейчас это звучит фантастически и несбыточно. Но! То, что сегодня невозможно, завтра может стать реальностью. Да будет так!

Шабалин А.П., к.т.н. профессор Международной Славянской Академии, член координационного совета Евразийского Парламента, Москва
В статье затронута важная тема жизни современного общества. Речь идёт о назревшей необходимости создать замену изжившей себя представительной демократии. Необходимость такой замены продиктована сразу несколькими причинами, главными из которых являются: принцип делегирования полномочий при принятии решений и невозможность эффективного контроля исполнения волеизъявления электората (проще говоря, отсутствие действенной обратной связи между депутатом и избирателем). То, к чему приводит подобная модель представительной демократии, мы наблюдаем сегодня в России, где власть живет в своём жизненном пространстве, а народ в своём и при этом пространства не пересекаются до следующих выборов. Предложенная в статье модель управления обществом на основе горизонтальных сетевых кластеров является актуальной, но она корректна на стадии выработки решений (сетевой аналог Народного Вече). Что касается применимости данной модели к проблемам функционирования исполнительной власти, то этот вопрос нуждается в дальнейшей проработке.

Дементьев О.В., корр. газеты «Правда», г. Псков
Колонизация России
Когда власть и народ живут в непересекающихся мирах, когда нет давления гражданского общества на чиновников, они идут вразнос.
Россия уже более четверти века находится в колониальной зависимости от США. В начале 1990-х, газета «Комсомольская правда» опубликовала карту страны с границами влияния западных концернов на её территории. Проведённая вскоре административная реформа показала, что созданные федеральные округа чётко вписывались в данные границы. Насильно внедрённые названия волости, а раньше были сельские Советы, названия поселения вместо городов вызывали ропот в народной среде, и только отдельные здравомыслящие граждане открыто возмущались политикой капиталистической власти, которая сама себя именовала демократической.
Уже более четверти века против Псковской области ведётся разноплановая, т.е. сетевая война. Целый регион летит в социально-экономическую пропасть. Область в лидерах в России по самой низкой заработной плате, по безработице (40,9%), а не 34,2% по официальным статистическим данным.
Демографический кризис поразил Псковщину. Численность населения составляет на 1 января 2018 года 636,5 тыс. человек, что на 207,6 тыс. меньше (на 32,6%), чем в 1990 году. Вымирает самая Русская область!
Рвутся транспортные связи. Резко сократились железнодорожные перевозки, в том числе пассажирские. РЖД пошли по пути коммерциализации, отделив грузовые перевозки от пассажирских. В результате пригородные поезда стали нерентабельны и были почти полностью ликвидированы. Через г. Псков перестали проходить поезда Санкт-Петербург-Львов, Санкт-Петербург-Рига, отменены поезда Псков-Таллин.
Авиаперевозки также пришли в упадок. В данный момент восстановилась линия Псков-Москва, которая отдана частной авиакомпании. 30 лет назад действовали авиалинии Псков-Симферополь, а также внутренние региональные авиалинии.
Закрываются и автобусные перевозки. Многие из них отдаются в частные компании. Пытаются развалить государственное предприятие ГППО «Псковпассажиравтотранс» при деятельной активности губернатора области.
Население Псковской области не в силах противостоять экологическому коллапсу, который привнесён Великолукским свиноводческим холдингом в Невельском, Усвятском, Куньинском, Великолукском, Новосокольническом, Красногородском, Опочецком районах, где содержится свыше 2 миллионов свиней. Свой негативный вклад вносят ООО «Идаванг» (56 тыс. голов свиней) в Островском районе, ООО «ПсковАгроИнвест» (35-40 тыс. голов свиней) в Псковском районе. Повсеместно не проведена экологическая экспертиза. Навозная жижа прорывается из специальных лагун в водоёмы, в том числе в реки Великая и Ловать, из которых ведётся водозабор для городов Псков, Великие Луки, Невель, райцентра Усвяты. В воздух со свиноферм выкачиваются ежедневно тысячи кубометров аммиака и сероводорода.
На открытии второй очереди ООО «ВСК» в Невельском районе 18 ноября 2011 года почётными гостями стали Первый заместитель Председателя Правительства РФ, председатель Совета директоров ОАО «Росагролизинг» Виктор Зубков и тогдашний Губернатор Псковской области, а ныне Секретарь Генерального совета партии «Единая Россия», заместитель председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Андрей Турчак.
«Нам такие проекты нужны, их должно быть больше. За последние несколько лет в России производство мяса прирастает на 800 тысяч тонн в год. Это результат тех условий, которые создает государство, государственной поддержки, которую оказывают сельхозпроизводителям, в частности, за счёт субсидирования ставок по кредитам», - отметил Виктор Зубков, - «Сегодня в агропромышленном комплексе России можно успешно работать, и Псковская область – подтверждение моим словам».
Стремительно развивающиеся ООО «ВСК» и ООО «ВСГЦ» постоянно в зоне внимания В.А. Зубкова, чей зять А.Э. Сердюков «прославился» на поприще министра обороны России развалом армии.
Генеральный директор Великолукского свиноводческого холдинга В.А. Подвальный без проведения экспертизы федерального значения перед началом строительства создал свои детища как источники нарушения экосистемы, потому что решил сэкономить и не строить очистные сооружения. Они в стоимости проектирования и возведения занимают 70-75% от всей суммы строительства комплекса (50 млрд руб). Кроме того, не обращено внимание на международные рекомендации по количеству поголовья свиней как рассадника около 400 болезнетворных бактерий, содержащихся в свиной жиже, а также источника выделения огромного объёма аммиака и сероводорода. В Европе свинофермы ограничены содержанием 30 тыс. голов. В нашем случае – 2 миллиона, а для хранения свиной жижи сделали лагуны, обтянутые полиэтиленовой плёнкой. Фермы строили рядом с реками и озёрами, так как необходимы тысячи кубометров воды для смыва испражнений животных. Свиную жижу вывозили и продолжают вывозить и сливать на поля.
Крайне тревожная экологическая обстановка сложилась в Усвятском районе, где размещены сотни тысяч свиней. Необходимо напомнить, что в этих местах по просьбе учителей Усвятской школы Татьяны Петровны и Анатолия Тимофеевича Смирновых, создавших районный краеведческий музей, работали научные экспедиции Государственного Эрмитажа под руководством доктора исторических наук А.М. Микляева и доктора географических наук П.М. Долуханова, обнаружившие поселения времен неолита, стоявшие на сваях. Предполагаемый возраст поселений 11,5-13 тысяч лет. Таких археологических памятников в других районах страны нет, не случайно стоянку Усвяты-IV назвали «Псковской Венецией». При археологических раскопках обнаружили глиняную посуду с орнаментом, который использовали жители центральной Европы. На месте райцентра Усвяты, располагался один из древнейших городов Руси - Всвяч, упоминающийся в летописях 1021 года, через который проходил путь «из варяг в греки». Из этих мест шла активная торговля Балтийского побережья и нынешнего северо-запада России с Византией и Ближним Востоком.
Невельский район славился санаторием всероссийского значения «Голубые озёра», домом отдыха «Опухлики», базами отдыха и детскими летними лагерями. Природные пейзажи, богатые лесные ресурсы, разнообразный животный мир, запасы минеральных вод, наличие археологических, архитектурных, исторических и культурных памятников – невостребованный потенциал для развития туризма. Только в пригородной Плисской волости сверкают голубизной 24 озера. И рядом с такими красотами возведены здания ферм без очистных сооружений, в которых на сегодня содержится 480 тыс. свиней.
В 2014 году на свинофермах в Невельском районе вспыхнула африканская чума свиней. Забой животных, подозреваемых в заражении, должен был осуществляться бескровным методом: электрооглушением либо инъекцией барбитуратов или других медикаментов. Независимая экспертная организация установила, что «умерщвление животных осуществлено в результате намеренного сознательного отключения систем жизнеобеспечения (вентиляции) в корпусах», т.е. негуманным медленным удушением. Произошла одномоментная гибель 27 тыс. свиней, что требовало утилизировать трупы в сроки и способом, которые предусмотрены действующими санитарными нормами, что чисто технически не представлялось возможным!
Комитет по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства Псковской области сообщил, что отходы от разведения свиней в регионе достигли 787 тыс. тонн, что составляет 98,15% всех отходов на Псковщине. Наибольший объём отходов поставляют ООО «Великолукский свиноводческий комплекс», ООО «Великолукский селекционный генетический центр», работающие в Невельском, Усвятском и Куньинском районах, где содержится около 2 млн свиней, ООО «Идаванг» (56 тыс. голов свиней) в Островском районе, ООО «ПсковАгроИнвест» (35-40 тыс. голов свиней) в Псковском районе.
Возмущение местных жителей остаётся их головной болью. На страданиях населения делается большой бизнес. Людей намеренно заставляют не обращать внимание на загрязнение почвы, водоёмов, атмосферы в Невельском, Усвятском, Куньинском районах. На очереди Великолукский, Красногородский, Новосокольнический, Локнянский районы, где разворачивают свои мощности предприятия генерального директора В.А. Подвального. Ни слова не говорится о скотомогильниках. Зато ОАО «Великолукский мясокомбинат» по итогам 2017 года занял 247 место в рейтинге 500 крупнейших по выручке компаний России: выручка составила 43 млрд рублей (41 млрд рублей в 2016 году).
Когда идёт разговор о миллиардах рублей, то «хозяева жизни» забывают, что и они смертны.
Для предотвращения дальнейшего развития катастрофы в Псковской области чиновники должны быть немедленно взяты под контроль комитетами народного самоуправления.


________________________________________
[1] Горшков В.Г. Физические и биологические основы устойчивости жизни. Москва: ВИНИТИ, 1995. 470 с.


http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Пн янв 07, 2019 1:30 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Валентин Катасонов. Китайская система социального кредита – что это такое
О некоторых особенностях цифрового общества в Китае
В 2014 году Государственный совет КНР выпустил документ «О планировании строительства системы социального кредита (2014–2020)», ставший директивой построения цифрового общества. Главной целью системы социального кредита (ССК) является наведение в стране порядка. Порядок предполагается наводить посредством установления всеобщего контроля над гражданами, выставления им оценок и поощрения с помощью таких оценок к хорошему поведению. Контроль предполагается установить с помощью цифровых технологий, способных отслеживать каждый шаг, каждое слово человека, а в дальнейшем – и его мысли. Нечто подобное задумано и в других странах, но Китай здесь идёт впереди.
Кто-то ссылается на традиции «восточного деспотизма» как особенность китайской цивилизации, но дело ещё в том, что Китай достаточно хорошо подготовлен к внедрению ССК технически. Китайцы очень неплохо интегрированы в цифровой мир. На середину 2018 года число интернет-пользователей в Китае перевалило за 800 млн. человек, это без малого 60% численности населения КНР. А по отношению к численности взрослого населения – более 90%. Более 569 млн. человек в Китае совершают покупки онлайн. Обороты розничных продаж в Интернете за первое полугодие 2018 г. превысили 4 трлн. юаней (594 млрд. долл.). По части приобщения к электронным сервисам, платежам и расчётам китайцы дадут фору американцам и европейцам. Мобильные платежи в Китае на 90% обеспечивают сервисы Alipay иWeChatPay – компании мирового калибра. Такой же компанией мирового калибра является Alibaba – крупнейшая платформа электронной торговли, которой пользуются 448 млн. китайцев.
С технической точки зрения ССК будет представлять собой единый банк информации, отражающей разные стороны жизни граждан. Информация будет стекаться из государственных и частных организаций, в которых граждане оставляют свои электронные «следы», и обрабатываться с помощью технологий Big Data для получения интегрированного показателя по каждому гражданину. Любой китаец сможет узнать свою рейтинговую оценку. Её будут также знать организации, с которыми данный гражданин будет вступать в контакт. И отношение к нему со стороны организаций будет зависеть от рейтинговой оценки. При низких оценках человек будет урезан во многих правах, ограничен в получении тех или иных услуг и т. п. При высоких оценках будет иметь преференции, льготы.
Некоторые наблюдатели полагают, что руководство КНР вводит систему социального кредита, опасаясь возникновения в стране социальной напряжённости и общественных протестов. В Китае пока нет майданов (как на Украине) и «жёлтых жилетов» (как во Франции), но власти действуют с упреждением. Несмотря на официальную риторику о том, что страна строит «социализм с китайской спецификой», все понимают, что речь идёт о «капитализме с китайской спецификой». В Китае появляется всё больше миллионеров и миллиардеров, а в сельской местности царит бедность. На последнем партийном съезде была оглашена цифра: ниже черты бедности в стране живет 8% населения. Социально-имущественная поляризация общества имеет тенденцию усиливаться. Китайские чиновники называют ССК проектом внутренней безопасности Китая. Вот какобъясняет необходимость введения системы социального кредита председатель КНР Си Цзиньпин: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надежности, покрывающей все общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие».
Расходы на создание системы социального кредита велики; одних камер наружного наблюдения должно быть развешено по стране к 2020 году не менее 400 миллионов.
Сейчас проект ССК проходит испытания в нескольких десятках городов. Самым известным из них является Жунчэн (провинция Шаньдун) с населением 670 тысяч жителей. В этом городе единый информационный центр собирает данные из 142 учреждений, анализируя 160 тысяч параметров. С 1 мая 2018 г. система кнута и пряника здесь уже работает. По информации агентства Reuters, в мае 15 млн. китайцев – 11 млн. авиапассажиров и 4 млн. путешествующих по высокоскоростной железной дороге – не смогли приобрести билеты или воспользоваться услугами транспорта. Они получили низкие оценки, и в базах данных транспортных компаний появились чёрные списки на 15 млн. человек. Компании отказали им либо в перевозке, либо в приобретении билетов на места повышенной комфортности.
Каждый месяц китайские СМИ сообщают о каких-то новинках, относящихся к технической стороне проекта. Вот некоторые из них. Во всех концертных залах и иных местах массовых зрелищ с апреля действует оборудование, позволяющее выявлять среди зрителей лиц, разыскиваемых полицией. В течение нескольких месяцев уже выявлены и арестованы десятки подозреваемых.
С прошлого года Китай наладил массовое производство автомобилей с электродвигателями. В 2017 году их было выпущено 300 тысяч (больше размеров производства таких автомобилей в США). И все китайские электромобили снабжены устройствами, посылающими компетентным органам сведения о местонахождении автомобиля, его маршруте и скорости. Причём лишь один из десяти покупателей таких транспортных средств знает, что его автомобиль является «умным», то есть следит за своим хозяином.
А вот свежая предновогодняя новость. В десятке крупных компаний проводится финансируемый правительством эксперимент по отслеживанию деятельности мозга Neuro Cap. Сотрудникам компаний надевается на голову пластиковый шлем – устройство для отслеживания импульсов мозга с помощью датчиков. Импульсы пересылаются на центральный компьютер, там информация обрабатывается и выдаёт результаты, оценивающие такие параметры психического состояния человека, как усталость, депрессия, тревога, ярость. Кроме того, специальная камера отслеживает выражение лица, а датчики давления фиксируют степень физической активности. Пока речь идет о мониторинге эмоционально-психического состояния, но китайские учёные не скрывают, что следующее поколение устройств постарается добраться до человеческих мыслей.
Не менее важным аспектом ССК является методика оценки поведения человека. Поначалу это напоминало западную систему оценки физического лица, используемую кредитными бюро: создаётся кредитная история гражданина, оценивается его способность выполнять свои обязательства перед банками при получении кредитов. Однако китайские разработчики пошли дальше. Было решено создать базу данных, отражающих не только финансовое положение человека, но и его поведение на работе, учёбе, в общественных местах, по месту жительства, в семье. В круг пользователей такой информацией могут входить торговые учреждения, транспортные организации, фирмы по оказанию услуг и т. п. Государство будет добиваться, чтобы коммерческие организации подходили к своим клиентам дифференцированно, предоставляя скидки и иные льготы «правильным» гражданам и ограничивая доступ к услугам «провинившихся». Людей будут воспитывать с помощью дисконтов, бонусов, штрафов, а также жёстких ограничений доступа к «рыночным благам».
В первую очередь пользователями таких баз данных будут правоохранительные органы, а также государственные ведомства при решении вопросов о принятии на работу и повышении в должности. Низкий рейтинг может стать основанием для увольнения. Система предполагает рейтинги и по физическим, и по юридическим лицам.
Уже сейчас возникает опасение, что при составлении рейтингов граждан будут учитываться не только поступки, но и убеждения. Любые критические заявления в адрес властей буду понижать оценку человека. Для сбора сведений об убеждениях человека будут использоваться не только публикации в СМИ, комментарии в социальных сетях, записанные на видео публичные выступления и т. п. Дополнительным источником может стать информация о взглядах человека, получаемая от третьих лиц. То есть система предусматривает доносительство. Сейчас спорят о том, может ли доноситель сохранять свою анонимность или он будет обязан себя раскрывать.
В США, конечно, обратили внимание на китайскую систему социального кредита. Так, бывший глава специального комитета Федеральной комиссии по связи США Анураг Лал выразил уверенность, что КНР превращается в «полицейское государство». В октябре 2018 года вице-президент США Майкл Пенс, выступая в Гудзоновском институте с программной речью, посвящённой Китаю, заявил, что отношения между США и Китаем являются холодной войной. Прозвучала у Пенса и жёсткая критика китайской системы социального кредита как разновидности цифровой диктатуры. Впрочем, «цифровой диктатурой» и «электронным концлагерем» проект ССК был назван ещё раньше: в 2016 году так окрестил этот проект британский The Economist.
Многие журналисты сравнивают китайский проект ССК с моделью общества, изображённой в романе-антиутопии Джорджа Оруэлла «1984». Роман вышел в свет 70 лет назад, там описано государство тотальной слежки, построенное на системе всеобщего доносительства и наблюдения за каждым человеком. Оруэлл предсказал создание электронного концлагеря. Прототипом, судя по всему, ему послужила Англия, но он не мог представить, что первый электронный концлагерь может быть построен в Китае – стране, которая семьдесят лет назад, казалось, навсегда отстала от Запада

http://reosh.ru/valentin-katasonov-kita ... takoe.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Ср янв 09, 2019 10:13 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Патриарх КИРИЛЛ: ЭЛЕКТРОННЫЙ КОНТРОЛЬ – ИНСТРУМЕНТ АНТИХРИСТА

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в праздник Рождества Христова откровенно высказался по теме, волнующей миллионы православных в России, озвучив истинные цели лоббистов «цифровой экономики», баз «больших данных», тотального биометрического контроля населения и т.д.

Ровно год назад предстоятель Русской Церкви говорил примерно о том же, чуть мягче расставляя акценты. Однако за минувший год наша страна и ее народ еще глубже увязли в яме, выкопанной либерал-глобалистами.
7 января 2019 года, в светлый праздник Рождества Христова телеканал «Россия-1» представил традиционное интервью с патриархом Кириллом, в ходе которого замгендиректора ВГТРК Дмитрий Киселев спросил предстоятеля: «Как-то Вы говорили, что чрезмерное увлечение современными гаджетами ограничивает свободу. Вы что, против технического прогресса?»
На что получил обстоятельный ответ:
«На человека оказывают большое влияние два целеполагания (при увлечении гаджетами и интернетом). Это и удобство, и удовольствие – в этом смысле гаджет очень привлекателен. Но ведь мало кто знает или придает большое значение тому факту, что всякий раз, когда вы пользуетесь гаджетом, хотите вы этого или не хотите, включаете вы геолокацию или не включаете, кто-то может точно знать, где вы находитесь, чем вы интересуетесь, чего вы опасаетесь. И поэтому всемирная сеть гаджетов дает возможность осуществлять вселенский контроль над человеческим родом.
Это сегодня, а завтра может появиться и методология, и технические средства, которые обеспечат не просто доступ к секретной информации, а использование этой информации. Вы представляете, какая власть будет сконцентрирована в руках тех, кто будет владеть знаниями о том, что происходит в мире, начиная от разговоров двух подружек и кончая серьезными беседами людей, в которых они выражают свои убеждения, строят свою стратегию жизни, я уже не говорю о планах в области экономики, политики?
Так вот, контроль из одной точки – это предвестие пришествия антихриста, если говорить о христианском взгляде. Антихрист – это та личность, которая будет во главе Всемирной паутины, контролирующей весь человеческий род. Значит, сама по себе структура представляет опасность. Не должно быть единого центра, по крайней мере, в обозримом будущем, если мы сами не хотим приблизить апокалипсис.
Поэтому гаджет – это хорошо с точки зрения удобства и удовольствия. Но с точки зрения контроля над человеческой личностью это опасное дело. И вот об этом Церковь должна говорить. Говорить, осознавая, что она навлекает на себя не столько праведный, но сколько очень такой ярко выраженный гнев. Нас будут обвинять в том, что мы против прогресса, что мы ретрограды. А на самом деле речь идет не о прогрессе научно-техническом, а о прогрессирующем развитии системы, которая направлена на контроль человеческой личности в глобальном масштабе. Вот против этого Церковь выступает», – заключил патриарх.
Заметим, помимо духовной стороны дела, глава РПЦ четко выделил чисто практические риски внедрения «цифровой экосистемы», о которых ранее практически теми же словами высказался ведущий российский специалист в области IT-технологий Игорь Ашманов. То есть совершенно очевидно, что речь идет не только о духовном обезличивании индивида, но и об угрозе потери национального суверенитета России через глобальные технологии, контролируемые из-за рубежа.

РИА Катюша

http://sovross.ru/articles/1790/42509


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Пн фев 04, 2019 1:04 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Цифровизация как наднациональный проект управления

Протоиерей Максим Колесник, церковный историк, настоятель храма Новомучеников и исповедников Домодедовских, выпускник МДАиС, Аспирантуры ОВЦС, ОЦАД

В настоящее время государству и обществу активно навязывается модель т.н. цифровой экономики. Несмотря на повсеместное обнищание населения, на эту программу выделяются огромные средства. При этом не раскрывается сущность и конечная цель новой системы, в тени остаются ее главные бенефициары.
В СМИ поверхностно говорится о преимуществах цифровой экономики, но замалчивается о существенных опасностях, а противники цифровизации маргинализируются.
Согласно определению Аристотеля, экономика – это хозяйственная деятельность, направленная на поддержание естественных потребностей человека. Сейчас мировая экономика превращена в свой антипод – хрематистику: обогащение стало самоцелью, различные финансовые спекуляции подменили реальное производство, власть постепенно переходит к наднациональным хозяевам денег – банкирам-ростовщикам.
Под термином «цифровой» подразумевается электронный способ сбора, обработки и хранения информации, в том числе безналичного оборота денежных средств. Очевидно, что экономика в своем подлинном смысле не может быть цифровой, поскольку человеку для его жизнедеятельности необходимы не виртуальные, а реальные ресурсы, товары и услуги. Цифровым, а точнее, электронным может быть только контроль над экономикой. Таким образом раскрытие термина «цифровая экономика» приводит нас к подлинной, но не декларируемой конечной цели – это тотальный электронный контроль над всей жизнедеятельностью человека, развитием общества и функционированием государства.
На наших глазах весь документооборот интенсивно переходит в электронный вид, создаются базы данных и большие массивы информации. При этом данные хранятся и обрабатываются на иностранном оборудовании и иностранным программным обеспечением, сохранность и достоверность данных не обеспечивается. Полного доступа к данным, хранящимся на удаленных серверах, не имеют ни граждане, ни организации, ни государственные служащие. Это создает серьезную угрозу как частной жизни гражданина, так и национальной безопасности страны.
Большую опасность представляет собой создание единой централизованной базы данных, в которой будет сконцентрирована вся информация о человеке с момента его рождения до смерти. В таком случае электронная копия индивидуума (т.н. «цифровой аватар») станет более важной, чем реальный человек, жизнь которого будет под пристальным контролем узкого круга хозяев этой электронной системы, которые смогут монопольно диктовать всем жесткие нормы выживания, реализовав невиданную в истории человечества ничем не ограниченную диктатуру. Осознавая данную опасность в ряде развитых западных стран законодательно запрещено создание единой базы данных на всех граждан. Однако этот факт упорно игнорируется «цифровыми евангелистами» в нашей стране.
Инициатором и активным лоббистом внедрения цифровой экономики в России являются глобальные финансовые институты (ТНБ и ТНК), интересам которых служит Центробанк РФ, являясь по факту филиалом МВФ и ФРС. Ошибочно считать ЦБ РФ государственным институтом – таким был Госбанк во времена СССР. С 90х годов нашу страну превратили в колонию, в том числе финансовую, Россия, как и большинство стран мира, не имеет финансового суверенитета. Разграбление нашей страны и геноцид русского народа с переменным результатом длится уже три десятилетия.
Институт центральных банков, неподконтрольных своим Правительствам, создан в мире с целью обеспечения глобального финансового паразитизма – эксплуатация элитой стран «золотого миллиарда» остальных стран, в которых устанавливается колониальный статус и сдерживается собственное развитие. Ряд стран, считающих развитыми исключительно себя, живут по одним финансовым законам, при этом диктуют «развивающимся странам» (в том числе России) иные финансовые законы, при соблюдении которых невозможно стать развитой страной.
Экономика нашей страны больше всего страдает от антигосударственной политики ЦБ, руководство которого, следуя губительным для экономики России инструкциям от наднациональных финансовых институтов, игнорирует интересы России и искусственно сдерживает ее развитие. Например, удерживанием процентной ставки по кредитам на запредельно высоком уровне ЦБ душит отечественный бизнес и не позволяет стране выбраться из статуса сырьевой колонии. У президента и Правительства РФ, согласно действующей колониальной Конституции РФ, нет соответствующих полномочий влиять на политику независимого от интересов страны ЦБ, руководство которого повторяет мантру о таргетировании инфляции, путая причинно-следственные связи. На самом деле именно высокая процентная ставка порождает инфляцию и тормозит экономику, а вливание денежных средств в достаточных количествах в реальный (а не спекулятивный) сектор способствует развитию экономики страны, чего так упорно не желает ЦБ, точнее, его западные кураторы.
С июля 2018 года с нарушением многих конституционных норм этой банковской олигархической структуре была передана часть государственных функций: сбор идентификационных данных и формирование реестра граждан, выдача паспортов и иных документов, при этом сами банкиры исключили себя из реестра. По факту в стране совершается государственный переворот – власть переходит к транснациональным финансовым институтам. Согласно их планам, государство должно подготовить цифровую инфраструктуру и базовое законодательство, а затем уйти с рынка.
В стране формируется кастовое общество потребления, человека превращают в товар на глобальном рынке услуг, понятия морали и совести исчезают, нравственные нормы упраздняются, культивируется духовная деградация человека.
После лоббируемого банками запрета наличного денежного обращения финансовая олигархия сможет не только установить тотальный контроль над всеми сферами жизни человека, но диктовать нормы жизни, изолируя нелояльных режиму граждан. Причем оценивать степень лояльности каждого человека (биообъекта по их терминологии) в реальном времени будут компьютерные программы по заранее заданным алгоритмам и в случае превышения установленного порога автоматически отключать человека от всех систем жизнеобеспечения, возразить решениям которых будет невозможно. Подобная система социального рейтинга уже тестируется в Китае.
Позиция Православной Церкви относительно банковской деятельности четко отражена в документе «Церковь и экономика в условиях глобализации» (не путать с подложным документом с похожим названием): «Православные христиане вне зависимости от характера нынешней экономики не должны забывать об осуждении ростовщичества, которое содержится в Священном Писании и Предании Церкви… следует помнить о нравственной сомнительности ситуации, в которой деньги без приложения человеческого труда «делают» новые деньги… отрыв финансовой экономики от экономики производства товаров и предоставления услуг неизбежно приведет к краху глобального хозяйства… православные христиане призываются максимально дистанцироваться от ростовщической деятельности».
Тема цифровизации является не только экономическим и политическим вопросом, но и религиозным. Стоящий за цифровизацией глобальный банковский синдикат – это бывшие ростовщические конторы – менялы, которых изгнал Христос из храма, сменившие теперь вывески с ростовщиков на банкиров и легализовавшие свою паразитическую деятельность, которая раньше была под запретом во всех странах мира. Причем ядро этой финансовой структуры имеет ярко выраженную этническую и религиозную составляющую – это потомки тех, кто 2000 лет назад отверг истинного Мессию – Христа и с тех пор ждет своего машиаха-антихриста, подготавливая мир к его воцарению путем разрушения традиционных норм, институтов и государств.
Проектировщики и бенефициары цифровой экономики придерживаются определенных религиозных доктрин с явно выраженным сатанинским уклоном, они стремятся построить новый мировой порядок, в котором не будет места традиционным нравственным нормам и христианским ценностям, которые уже сейчас не просто игнорируются, а упраздняются и объявляются нетолерантными. Глава Сбербанка не раз озвучивал идеи построения кастового общества, необходимости контроля и манипулирования народными массами, выражал симпатии к иудейской Каббале, приглашал с лекциями индуистских гуру.
На примере ряда западных стран мы видим, как уничтожается традиционный институт семьи и навязываются обществу мерзкие половые извращения, грех объявляется нормой, а несогласные поступать против своей совести и христианских убеждений подвергаются дискриминации и даже уголовному преследованию. Поэтому сопротивление тотальной цифровизации и построению электронного концлагеря в нашей стране можно рассматривать как национально-освободительное движение и форму холодной войны за свою веру и Отечество.
Не стоит, однако, впадать в полусектантскую цифрофобию, отвергая любые формы электронного документооборота, который может послужить облегчению труда человека. Но различные новшества и достижения научно-технического прогресса, если это касается перестройки системы функционирования государства, стоит внедрять с особой осторожностью после публичного обсуждения и комплексного тестирования – технологии должны служить благу каждого человека и общества в целом, а не отдельной привилегированной касте «избранных» из числа либеральных космополитов, стремящейся захватить власть и контроль над обществом посредством монополизации финансовой сферы, системы образования и СМИ, контроля над наукой и культурой.
Еще в советские времена у нас в стране была разработана, но так и не реализована из-за сопротивления партийной номенклатуры программа ОГАС – общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации. Данная программа позволяла качественно улучшить планирование во всех сферах экономики, значительно сократить издержки, служила интересам страны и народа, при этом не затрагивала частной жизни граждан. Сейчас же иностранный проект цифровизации направлен на противоположную цель тотального контроля и последующей строгой регламентации всех сфер бытия человека.
Таким образом, проект цифровой экономики является подготовкой инфраструктуры для перехвата власти и установления диктатуры наднационального финансового олигархата. Цифровизация предполагает привилегированное положение узкой касты «избранных» и тотальный контроль над всеми сферами жизни основной массы населения. Государство при этом теряет остатки суверенитета и превращается в кластер транснациональных корпораций.
Человека превращают в бесправный товар на рынке услуг, сильно ограничивается его свобода, упраздняются нравственные нормы и устанавливается жесткий регламент существования, а проявление нелояльности режиму приводит к моментальному отключению человека от всех систем жизнеобеспечения.
Не для того наши деды и отцы проливали свою кровь, защищая Родину от порабощения инородцами и иноверцами, чтобы мы пассивно сдавали Святую Русь на откуп финансовой олигархии под власть золотого тельца и глобального антихристианского космополитического режима.

_________________________
Выступление на XXVII Международных Рождественских образовательных чтениях …
http://ruskline.ru/news_rl/2019/01/29/c ... ravleniya/
http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... &Itemid=35


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Пт мар 08, 2019 11:25 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
Цифровая оккупация.
Беседа о кибербезопасности, национальных интересах и сути информационной войны
• Игорь Ашманов
• Дмитрий Таран


"ЗАВТРА". Игорь Станиславович, не могли бы вы дать оценку состояния информационной безопасности России? Ведь вы в этой сфере работаете не один десяток лет.
Игорь АШМАНОВ. Да, более тридцати лет я занимаюсь искусственным интеллектом, анализом текстов и так далее. Но как раз специалистом по инфобезопасности я не являюсь, хоть меня так зачем-то называют в Сети. Я много в этой сфере работал — занимался фильтрацией разного "электронного мусора", но всё-таки специалисты по ИБ — это особая специальность.
Что касается информационной безопасности, то эту проблему надо разделить на две части. Одна её часть — это кибер- или электронная безопасность, связанная с безопасным функционированием программного обеспечения, устройств, каналов, это то, где основные угрозы — сетевые атаки, "закладки", взломы, вирусы, трояны, ботнеты и прочее. Вторая часть — это информационная безопасность, связанная с воздействием на сознание, с безопасным функционированием умов.
С точки зрения кибербезопасности Россия, как и большинство стран мира, уже давно представляет собой "цифровую колонию" США. Но по сравнению с другими государствами у нас положение лучше, поскольку всё-таки есть много своего.
"ЗАВТРА". А когда мы попали в эту колониальную зависимость?
Игорь АШМАНОВ. Если не считать рокового решения СССР копировать серию больших машин (мейнфреймов) IBM-360 в начале 1970-х, то массово это началось в конце 1980-х годов, когда многие наши разработки были заброшены и мы стали некритично усваивать чужое, во многом благодаря экономической разрухе и пиратству. За 20-25 лет мы как страна не заплатили условному "Майкрософту" условные двести миллиардов долларов за лицензии на Windows, Office и так далее, потому что во многом взяли это всё даром, но тем самым мы "подсели" на их ПО, как "на иглу", и с тех пор только этим и пользуемся. И там, где нет пиратства, в корпоративном и государственном секторах платим гигантские деньги за это программное обеспечение и "железо".
В 1990-е, на первом витке цифровой колонизации, мы "усвоили" американские операционные системы, программное обеспечение, игры, браузеры, офисные приложения, процессоры, материнские платы, графические карты, смартфоны, маршрутизаторы. Усвоили и Интернет, который придуман американцами и ими же до сих пор контролируется.
"ЗАВТРА". А какие структуры в США контролируют Интернет?
Игорь АШМАНОВ. Первая важнейшая часть Интернета — корневые серверы доменных адресов или "рутовые серверы". Эта часть фактически до сих пор управляется Министерством торговли США. Вторая часть — это корневые сертификаты шифрования, которые используются нашими банками, всеми организациями, которые выдают интернет-пароли, и вообще всеми сайтами, где есть хоть какая-то регистрация и пароли. Эта часть формально управляется Ассоциацией бухгалтеров Северной Америки. Большие интернет-проекты типа "Гугла", "Фейсбука", "Твиттера", "Инстаграма", "Ютуба" подчиняются так называемому "Акту о свободе" от 2015 года (бывший "Патриотический акт" 2001-го), который требует передавать все данные разведке США. То есть они контролируются их разведкой.
"ЗАВТРА". Но часто говорят о международных организациях в этой сфере?
Игорь АШМАНОВ. Да, существует множество организаций как бы международных, которые как бы управляют Интернетом, например, ICANN. Но это чисто бутафорские структуры, на мой взгляд, созданные именно для маскировки того факта, что управление Интернетом по-прежнему в руках у американцев. Основную роль в них играют те же англосаксы, и существенные комитеты в этих организациях обычно возглавляют они же.
Ну и фактическое управление Интернетом на уровне сервисов и приложений — в руках у американцев: весь мир живёт в пределах нескольких американских интернет-сервисов: поисковик "Гугл", социальная сеть "Фейсбук", микроблоги "Твиттер", "Инстаграм" и "Ютьюб", операционная система для смартфонов "Андроид", магазин приложений Google Play, смартфоны с iOS…
Большинство стран мира не имеют развитой программистской индустрии и не в состоянии разработать ни собственный поисковик, ни собственную социальную сеть, ни что-то ещё. И даже если они у них когда-то были (как в Германии или Чехии), их уже давно выбили с рынка.
Россия и Китай в этом смысле в лучшем положении: есть свои социальные сети, почты, поисковики, мессенджеры и прочее.
"ЗАВТРА". Можно ли сказать, что сейчас начался новый виток цифровой колонизации?
Игорь АШМАНОВ. Да, на новом витке цифровой колонизации нам снова начали активно навязывать новые технологии, прямо волшебные, которые якобы изменят мир! Все слышали такие слова и словосочетания, как "блокчейн", "нейронные сети", ИИ, "криптовалюта", "Интернет вещей", "Большие данные" — они сейчас льются из "любого утюга". Как и в 1990-е, нам говорят, что новые технологии очень круты, очень-очень нужны, надо быстрее их внедрять, иначе отстанем! А зачем внедрять — обычно не обсуждается… Если кто-то просит объяснить — говорят, что мы на этом заработаем, поднимемся, успеем "запрыгнуть в поезд". А если не внедрим, то отстанем на сотни лет. Как можно отстать за три года навсегда, никто не объясняет, естественно. Мы ведь и так отстали на пятьдесят, сто лет, как обычно говорят. Ещё в девяностые…
В конце 90-х был такой же период бешеной раскрутки интернет-пузыря, когда все говорили: это новая экономика, она изменит мир. Даже термин ввели "Новая экономика". И точно так же обещали отставание на сто лет, если не "впрыгнем в поезд". Сейчас даже этот термин испытал второе рождение, я уже его слышал, не говоря уж про "Экономику 4.0", "6-й технологический уклад" и тому подобные вещи. Опять пафосные слова затемняют смысл происходящего.
"ЗАВТРА". Миллениум показал, что это за "Новая экономика"!
Игорь АШМАНОВ. Да, "пузырь" Новой экономики, "пузырь" интернет-проектов, так называемый "пузырь доткомов" (Dotcom Bubble) лопнул как раз в 2000 году.
Но не в связи с миллениумом. "Миллениум" как якобы ужасная поджидавшая нас программная "Ошибка-2000" была просто очередным маленьким "пузырём", на котором кто-то неплохо заработал, "исправляя" "Ошибку-2000".
Потом в новом веке надувался "пузырь" стартапов, ипотеки и так далее. Сейчас надувается "пузырь" новых цифровых технологий.
И опять основной мотив "быстрей-быстрей внедрять, бегом, прыжками, хватай мешки — вокзал уходит"! Обещают "изменить мир" и очень большие заработки.
По телевизору, в роликах в Сети и на конференциях мы видим проповедников этих новых технологий: обычно маркетологов, банкиров, журналистов (медийщиков), — то есть гуманитариев, которые на самом деле о технологиях мало что знают, а произносят то, что им помощники подсовывают. Основной мотив и следствие такой спешки — это внедрение "готового", ведь готовое-то внедрить быстрее. А "готовое" — это (сюрприз!) американское! Потому что у них оно уже сделано, естественно, ведь они и раскручивают уже сделанное. Так что если мы поддадимся этой "цифровой лихорадке", то через пять-семь лет у нас уровень проникновения чужих технологий (то есть уровень цифровой колонизации) значительно повысится.
"ЗАВТРА". А эту опасность понимает кто-нибудь на уровне государства?
Игорь АШМАНОВ. Мы про это много раз говорили на высоких собраниях. И я, и моя супруга Наталья Касперская участвовали в разных рабочих группах по цифровой экономике, в том числе по теме импортозамещения. Мы не одни такие, кто говорит об этом, тема импортозамещения сейчас на слуху.
Я думаю, что отвечающие за цифровизацию в нашей стране это понимают.
Но есть очень влиятельные люди, которые постоянно шумят о быстром внедрении новых технологий. С моей точки зрения, это либо глупость, либо ангажированность. Если продвигают в медиа условный блокчейн или криптовалюты технари или деятели этого рынка, то с ними всё понятно: они хотят "подняться" и стать первыми на рынке. Это понятный частный интерес. Но чиновникам, управляющим долгосрочными планами страны, надо быть более осмотрительными и осторожными.
"ЗАВТРА". Но есть и другие, которых можно назвать агентурой?
Игорь АШМАНОВ. Да, сознательными или бессознательными агентами влияния.
Рассмотрим это на примере с криптовалютой. Но сначала расскажу личную историю, чтобы пояснить механизм. Мой отец был профессиональным математиком, доктором наук, автором многих работ по математической экономике. Работал он учёным секретарём кафедры исследования операций на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ, в том числе считал данные Госплана СССР (вместе с известными коллегами-экономистами Нитом и Медведевым).
Году в 1988-м я как-то пришёл к нему и сказал, что вот мы сейчас сделали программу проверки правописания, продаём её в основном госорганизациям, у меня есть деньги. Может, мне имеет смысл заплатить досрочно за жилищный кооператив и закрыть вопрос? Мне тогда было 26 лет, я недавно окончил мехмат МГУ, занимался программированием, но над большими вопросами не задумывался. А отец сказал, что ничего досрочно выплачивать не надо, потому что скоро эти деньги не будут стоить ничего.
Меня это совершенно поразило, потому что никакой инфляции тогда ещё не было. Я спросил отца, почему? Потому, сказал он, что в Советском Союзе выстроена мощная стена-плотина между наличными и безналичными деньгами. Это были разные виды денег. Безналичные деньги, которыми оперировали предприятия, практически невозможно было превратить в наличные. Это происходило только через "шлюзы" зарплаты и премий, под пристальным контролем, за этим следили ОБХСС, КГБ и другие организации. А сейчас, сказал мне отец, пробита брешь в этой плотине в виде центров научно-технического творчества молодёжи (НТТМ) и других способов "обналички" (в которых, как мы помним, подвизались будущие олигархи вроде Ходорковского с Березовским). По сути, под видом "Новой экономики", "кооперативов" были созданы мощные конторы по "обналичке", и отец считал, что эта дыра размоет всю плотину, и в образовавшуюся тектоническую воронку затянет всю экономику Советского Союза.
Поэтому он мне посоветовал ничего досрочно не платить, а купить что-нибудь полезное: квартиру или бытовую технику, — потому что через некоторое время рубль не будет стоить ничего.
"ЗАВТРА". Прогнозы эти сбылись…
Игорь АШМАНОВ. Да. Советский Союз разваливали совершенно сознательно и многоразличными способами. Например, в те же годы сняли все пошлины на вывоз товаров из Советского Союза, и у нас исчезли многие товары, потому что они были в несколько раз дешевле, чем западные того же качества. Вывозили вагонами обувь, стиральные порошки и так далее…
"ЗАВТРА". То есть была пробита ещё одна "дырка" через границу?
Игорь АШМАНОВ. Да, и этот сознательный развал денежного обращения и экономики сожрал всё, что у людей было накоплено. Это обогатило первых олигархов и позволило объявить фальшивый (имитационный) "дефолт" СССР.
Так вот, криптовалюта, биткоин, на мой взгляд — это ровно такая же возможная дыра в экономическом суверенитете страны. Это, по сути, "чёрный нал" без системы контроля, который как бы никому не принадлежит, он как бы мировой. Это возможность обналичивать так, чтобы никто вообще не мог контролировать. Если у нас это введут, туда засосёт всю экономику России. Для того этот "чёрный нал" в мировом масштабе и придуман американцами — для разрушения чужих экономических систем.
Для лучшего понимания того, куда идёт этот чёрный криптонал, стоит посмотреть мировую статистику транзакций в биткоине (существуют доклады, аналитика) — там больше 90% идёт на наркотики, оружие, проституцию, детское порно и тому подобные вещи. И понятно почему именно туда из серых зон устремились чёрные дельцы: это самый удобный вариант бесконтрольных операций.
К тому же это глобальная вещь, ведь биткоин принимается по всему миру, уже не надо думать, где возьмут или нет доллары ли, фунты и так далее.
Всё это, на мой взгляд, — экономическая диверсия огромного масштаба, и если наши сваляют дурака и решат, что нам надо быть впереди планеты всей, это придёт к нам со всеми необратимыми последствиями.
"ЗАВТРА". Пока, к счастью, у нас нет криптовалюты, но многое другое уже внедряется…
Игорь АШМАНОВ. Да, к примеру, Интернет вещей. Казалось бы, хорошо, когда датчики стоят на всех устройствах, позволяют контролировать производство, энергетику, транспорт или домашнюю технику, но проблема в том, что внутри страны нет собственного стандарта на эти датчики и протоколы передачи данных. Мы опять заимствуем. И датчики, и серверы, их обрабатывающие, в основном производятся на Западе.
Мы и так уже уязвимы: наши промышленные АСУ ТП (системы управления производством) работают на западных технологиях, управляются западным программным обеспечением. Своих систем АСУ ТП у нас — практически нет.
Представьте себе: управление домнами, электростанциями, прокатными станами, буровыми станциями, трубопроводами — у нас западного производства. Опять то же самое: надо было быстрее, уже было готовое, западные и наши инвесторы требовали установки известных им систем от известных западных производителей — и произошла стопроцентная цифровая колонизация управления промышленностью.
Почти все эти системы "облачные", то есть они скачивают обновления каждый день, и тот, кто нам продал эти системы, скорее всего, видит что, как и сколько мы производим. Включая некоторые оборонные предприятия.
"ЗАВТРА". И коллапс всей системы у нас может быть запущен по щелчку пальцев?
Игорь АШМАНОВ. Да. И весь Интернет нам выключить тоже ничего не стоит. Летом 2014-го Министерство связи проводило учения на предмет выключения нашего Интернета извне. Это были закрытые учения, отчёт секретный, в прессу попали только общие итоги: что, мол, в целом справимся, если что. Затем были такие же учения год назад, в декабре 2017-го. С участием частных компаний: "Лаборатории Касперского", "Позитив Текнолоджис", Ростелекома и других. Опять-таки был сделан закрытый доклад Совету безопасности и президенту. Вроде бы вывод был такой, что если что — справимся.
Но это вывод очень узкий. Верен он для очень ограниченных условий, потому что, например, я думаю, никто не проверял ситуацию, при которой одновременно с отключением интернет-маршрутизации извне отзывают сертификаты шифрования. Если их отозвать, а это сделать очень легко за несколько часов, то у нас встанет всё: остановятся банковские системы, перестанут работать все сайты, которые работают на HTTPS, включая "Яндекс", Mail.Ru, мессенджеры и так далее.
"ЗАВТРА". А карта "Мир" — тоже западный продукт?
Игорь АШМАНОВ. Нет, это наша карта, в ней применяется гостовский алгоритм шифрования, насколько я знаю, но это государственный проект. А те же Сбербанк, Альфа-Банк и другие крупные банки, я предполагаю, "сидят" на западном шифровании.
К тому же у нас практически 100% западного "железа", а это процессоры, маршрутизаторы в Интернете и так далее. Какие там есть "закладки", какие средства удалённого управления — мало кто знает. Некоторые системы критичного применения проверяются, конечно, но далеко не все. Сейчас, правда, начинают замещать китайскими роутерами, серверами, и это более правильно.
"ЗАВТРА". Собственное "железо" мы не производим?
Игорь АШМАНОВ. Почти нет. У нас есть два или три хороших процессора, главный из которых "Эльбрус". Ясно, что в оборонном комплексе всё работает на них, но фабрик, на которых делают процессоры, у нас нет. То есть "архитектура" собственных процессоров разрабатывается (или лицензируется) здесь, а делают всё по-прежнему на Тайване или в Китае.
У нас есть программные маршрутизаторы, например. То есть кое-что делается, конечно.
Но самое интересное соображение здесь заключается в том, что пока нет "горячего" военного конфликта с США и НАТО (когда вырубят разом всё), внешнее выключение нашего Интернета никому не нужно.
Наиболее успешная цифровая колонизация происходит не тогда, когда в канале нет сигнала, а, наоборот, когда в канале есть сигнал, когда Интернет работает. Когда те, кто извне управляют его контентом, в состоянии перепрограммировать, перепрошивать мозги, навязывать "мягкую силу".
Это более-менее известно, никто ничего не скрывает: большая часть цветных революций была сделана с помощью Интернета, вся Арабская весна, события в Армении и так далее.
В новой Национальной киберстратегии США, опубликованной месяц назад, прямо сказано: открытый общедоступный Интернет — это средство продвижения американских ценностей по планете, и если кто-то из врагов США, "авторитарных режимов", прикрываясь ложным понятием суверенитета или информационной безопасностью, будет ограничивать Интернет на своей территории, мы его накажем как киберсредствами, так и обычными инструментами: политики, экономики и войны.
Наши военные обычно говорят о США как потенциальном противнике, потому что они пока с ним не воюют (наш президент вообще называет их "наши партнёры"), а в Интернете и вообще в информационном пространстве — противник настоящий, не потенциальный. Это матёрый враг, который прямо сейчас наносит удары, эта война горячая всегда. Информационная война идёт день и ночь, в ней нет правил, она не регулируется международными законами, на неё нельзя пожаловаться в ООН, её невозможно прекратить и потребовать компенсаций. Она идёт всегда, её можно либо выигрывать, либо проигрывать.
"ЗАВТРА". А можем ли мы в условиях этой войны хотя бы теоретически перейти на своё "железо", на свой софт, на свой Интернет?
Игорь АШМАНОВ. Прежде всего, нужна воля и, на мой взгляд, такая воля уже есть. Раньше в верхах этим процессом не очень интересовались, потому что было много внешнеполитических проблем, нужно было провести переоснащение войск и так далее. Геополитика была в фокусе.
Сейчас начальство обратило внимание на киберпространство, создано киберкомандование в нашей армии.
Есть программа "Цифровая экономика", в ней пять рабочих групп. Моя супруга возглавляет группу по кибербезопасности, а я был главой подгруппы по правам личности в цифровой экономике (в направлении "Информационная безопасность"). В принципе слова там все были вписаны правильные: что нужно импортозамещение и что должны выделяться на это деньги. Вроде бы и команда дана, и воля есть, но насколько быстро это будет развиваться, сказать пока трудно.
Только что в Госдуму внесён вызвавший большой шум "законопроект Боковой и Клишаса" о том, что нам нужно обеспечить устойчивость Рунета при выключении извне, а также о том, что нужно ввести систему фильтрации контента, по отпечаткам трафика, причём поставить её операторам за государственный счёт и снять с провайдеров ответственность за блокировки, которые будут теперь делаться централизованно. Посмотрим, во что законопроект трансформируется при прохождении второго и третьего чтения.
"ЗАВТРА". Могут и саботировать тихонечко.
Игорь АШМАНОВ. Не думаю… Наша индустрия очень хочет развивать своё, люди делают свои маршрутизаторы, процессоры, чипы. Если им дать десятки или сотни миллиардов необходимых на это рублей, они будут только рады всё это развивать. Никакой рынок им этих денег не даст, рынок занят, протекционизм у нас не включён. Импортозамещение такого масштаба — это дело государства.
Но эти деньги должен кто-то выписать и выдать, а у нас "либеральный блок" в правительстве при профиците бюджета до сих пор деньги в реальный сектор импортозамещенияне не пускает, а "накапливает резервы".
Но мы суверенное государство, у нас собственный печатный станок, и мы можем рублей выпустить сколько угодно. И, на мой взгляд, в противоположность тому, что нам постоянно говорят приверженцы монетаризма, это не приведёт ни к какой инфляции. Если вкладывать деньги сразу в реальные проекты, если заделать дыру превращения госденег в нал и вывоз их в Лондон/Чикаго, если зарплату платить за то, что что-то построили, запустили, провели, то серьёзной инфляции не будет.
"ЗАВТРА". Деньги — это кровь экономики, они должны крутиться, а у нас сейчас экономика обескровлена.
Игорь АШМАНОВ. Да, у нас малокровие экономики, нам не хватает денег. Нам необходимы спасающие экономику проекты национального масштаба, где затрачиваются огромные деньги, например, многорядный автобан от Калининграда до Дальнего Востока, марсианский проект — что угодно, во что уйдут весь бетон, бензин, все кадры. Эти деньги потом из закупок и зарплаты будут просачиваться в сферу потребления, создавать спрос и оздоровлять экономику. Нам нужно занять кадры полезной работой, повысить платёжеспособность населения; нам нужно производить и платить деньги за умную, позитивную, развивающую страну деятельность.
Хорошо, что у нас отличная атомная промышленность, ракетная промышленность, оборонка, сельское хозяйство (спасибо санкциям), но нам надо и остальное развивать.
"ЗАВТРА". Вот и хотят развивать "цифровую экономику"…
Игорь АШМАНОВ. В программе "Цифровая экономика" есть большой раздел про информационную безопасность в смысле содержания — контента. И в этом отношении либеральный "блок мышления" по-прежнему довольно сильно мешает. Приведу пример: последние два года мы много занимались деструктивным поведением подростков в социальных сетях. Изучали, отчёты отправляли кому положено. Тем самым, насколько я могу судить, помогли предотвратить несколько школьных расстрелов, которые планировались на 20 апреля 2018 года — в годовщину расстрела в школе "Колумбайн" и день рождения Гитлера.
Но до сих пор почему-то социальные сети и поисковики не несут ответственности за очевидно опасный, вредный, грязный контент. У нас нет закона об этом.
По суицидному контенту Ирина Яровая ещё давно провела закон, который говорит об информации, угрожающей жизни детей, но к этой информации не отнесены школьные расстрелы, насилие, АУЕ, пропаганда наркотиков и тому подобное.
В ноябре 2018 года в Госдуме был внесён новый законопроект, расширяющий понятие контента, угрожающего жизни детей. Посмотрим, какова будет его судьба в зимней сессии Госдумы в 2019 году.
И когда публично говоришь о необходимости фильтровать токсичный, деструктивный контент, то наши либералы крайне возбуждаются и горячо возражают, что это тоталитаризм, что это ужас, когда сажают за перепосты, за "лайки", что пусть в Интернете наркотики, АУЕ и прочее, зато свобода, а нужно просто детей учить отличать гадости и самостоятельно фильтровать потребление контента.
В этом смысле "либеральный блок" у нас очень широкий: большое количество чиновников до сих пор боится, что их назовут не демократами, душителями свобод, "держимордами" и так далее. И когда заходит речь о том, чтобы фильтровать Интернет, принять законы, которые за создание в социальных сетях групп по школьным расстрелам позволяли бы судить модераторов этих групп, все боятся взять ответственность.
"ЗАВТРА". Боятся или им не велят те, кто их на эти посты продвигал?
Игорь АШМАНОВ. Не думаю. На таких постах, где можно помешать принятию закона, находятся люди довольно самостоятельные, но они хотят быть встроенными в западную цивилизацию. И не потому, что у них дети там учатся, хотя это тоже бывает, и не потому, что у них там активы, депозиты, виллы, яхты, гражданство (что тоже случается), а просто потому, что они вообще хотят быть европейцами.
Там же огромное количество людей, которые как бы изображают из себя "государственников и патриотов" в рабочее время, а при этом имеют абсолютно западнические взгляды: им нравятся западные фильмы, автомобили, музыка, одежда, книги, поездки, еда… Для них настоящая культура, цивилизация, интересы — там; а здесь, в месте с плохим климатом и "быдло-народом", просто приходится зарабатывать деньги, изображать лояльность.
"ЗАВТРА". Их сердце — на Западе…
Игорь АШМАНОВ. Да, им кажется, что на Западе всё круто, а у нас не очень. У них раздвоенное сознание, и всякий раз, когда возникает вопрос, что ты сделал для защиты Родины — пусть хоть в информационном смысле — эти люди либо медлят, либо нарочно мешают.
Это агенты влияния, к которым, возможно, никто не совершал вербовочного подхода, но их подчинила себе "мягкая сила" Запада. Причём понятно, что настоящий Запад устроен не так, как голливудская картинка, но тем не менее этих людей когда-то "перепрошили" теми или иными средствами, и сейчас зачастую именно они решают, что и как у нас в стране должно быть.
"ЗАВТРА". Помимо этих людей у нас по западным лекалам работают специалисты, которые производят контент для социальных сетей, психологи, разрабатывающие алгоритмы подхода к ребёнку: какую показать картинку, какой фильм и так далее…
Игорь АШМАНОВ. В техниках контентной суггестии и геймификации я не большой специалист, но у нас в компании "Крибрум" есть люди, которые знают, как на Западе это всё организовано: там десятки организаций по информационным войнам, очень хорошо финансируемых.
В США, конечно, умеют работать, но за последние 30 лет, будучи единственными хозяевами на планете, они немного расслабились. У них практически вымерло или отошло от дел поколение серьёзных советологов, и они до сих пор не могут понять, кто такой Путин, почему он их не слушается, хотя какие только методы давления к нему ни применяли: и пропагандистского, и военного, и дипломатического, и экономического толка. Они привыкли, что последние 30 лет метод давления всегда окупался: ты давишь сколько-то времени, повышаешь давление, потом "пациент" на всё соглашается.
С нами это не сработает, я думаю. И тут у наших "партнёров" — когнитивный разрыв.
"ЗАВТРА". А можем ли мы на базе частных компаний создать предтечу подготовки тех самых специалистов в информационной войне, которые смогут противодействовать тому, что сейчас происходит в социальных сетях с подрастающим поколением?
Игорь АШМАНОВ. Частные компании здесь ничего не сделают, и денег на это им давать не надо. Там работают программисты и менеджеры, у которых в основном либеральные воззрения. Да, иногда они понимают, что им надо работать на страну, но в целом у них другие интересы. За идеологию должно отвечать государство, а не частные компании.
У нас довольно долго пытались построить аналог "Кремниевой долины". Но надо понимать, что эта американская модель инноваций построена по принципу казино. Там выигрывают очень немногие, причём часто выигрывают за счёт неких скрытых рычагов (как бывает и в обычном казино), а вовсе не на открытом рынке. Остальные выходят оттуда с вывороченными карманами, оплачивая своими деньгами тех немногих, кто выигрывает. И это казино работает исключительно рядом со станком, печатающим мировую валюту. Нигде в мире такое венчурное казино повторить не удалось, хотя многие пытались. И мы объявляли, что строим свою "Кремниевую долину" в разных видах, в том числе в Сколково.
У нас были государственные венчурные фонды, которые давали стартаперам государственные деньги и требовали от них венчурного бизнеса и монетизации. Но требовать окупаемости бизнеса за государственные деньги — нелепо, и это не сработало. В итоге получилась фабрика производства проектов и кадров для американской Кремниевой долины: стартаперы приходили в венчурный фонд с "идеей" (обычно калькой с западного проекта), получали российский государственный грант, на эти деньги "упаковывались" и уезжали в США вместе с командой — перепродавать проект в Google и другим покупателям.
Самим стартаперам, конечно, хорошо…
"ЗАВТРА". Чем их туда привлекали?
Игорь АШМАНОВ. Там денег на порядки больше, там отличный климат, чумовые тусовки, культ еды, доступные наркотики и секс. Там программист получает 100-200 тысяч долларов в год, то есть 700-800 тысяч рублей в месяц, это в 3-4 раза больше, чем в Москве в самой крутой компании при той же квалификации. Да, расходы на жильё, налоги, детсады и нянек пропорционально выше, но это ж отсюда не видно.
Поэтому я считаю, что у нас модель инноваций должна быть не денежная, ведь если какие-нибудь стартапы хотят заработать денег, то они всегда будут смотреть на Запад, потому что там денег гарантированно больше. Наш рынок интернет-проектов и программного обеспечения составляет всего 2% от мирового. Да, можно, конечно, создавать и у нас гигантские IT-компании, которые и на мировом рынке станут величиной. Я непосредственно наблюдал вблизи такой процесс, когда моя супруга "Лабораторию Касперского" сделала миллиардной компанией, но это редкий случай удачного продукта и удачной бизнес-стратегии, чисто коммерческая история, в которой не было никаких инвестиций, никаких государственных денег.
"ЗАВТРА". Базовая модель инноваций должна быть другой?
Игорь АШМАНОВ. Да, она должна быть управляемой сверху государством, потому что, во-первых, у нас всегда так было, а во-вторых, и сегодня в Китае, например, государство решает, что нужно, что будет востребовано в следующем десятилетии, а может быть, и столетии. Они правильно управляют государственными деньгами. А Южная Корея? Samsung давно поборол Apple — не по капитализации, конечно, поскольку такой инструмент, как капитализация, в руках у американцев, которые управляют биржей, а по качеству продуктов, по количеству моделей, по продажам.
Сейчас на рынок смартфонов вышла ещё китайская кампания Huawei. Она выпустила суперсмартфон, который можно купить в два раза дешевле, чем iPhone. Это происходит потому, что модель инновации в Samsung и Huawei абсолютно другая: там сначала решают, что нужно, и вкладывают деньги, но не ради монетизации (это придёт потом само собой), а ради того, чтобы эта штука заработала и была лучше всех.
"ЗАВТРА". Это такая сталинская идеологическая модель.
Игорь АШМАНОВ. Да. Государство говорит: войскам нужен такой-то фронтовой бомбардировщик, кто берётся сделать? Три КБ говорят, мы берёмся. Хорошо, всем даём средства на пилотный проект. Все делают, представляют свои изделия. Изделия летают все, но вот это конкретное летает лучше. Отлично, его берём, вам — государственные премии и бюджет на серийное производство. Остальным — спасибо! Я думаю, что в Китае действуют именно так. У них там огромное дублирование проектов и государственное управление сверху.
А на бирже обращаются акции огромных китайских IT-компаний, в значительной мере бутафорских, которые выглядят как частные. У которых всё как настоящее: миллиардер-основатель во главе, акции на бирже, продажи, материалы для инвесторов, публичная отчётность.
"ЗАВТРА". Но, на самом деле, подключёны они к государственным ресурсам.
Игорь АШМАНОВ. Конечно, в каждой китайской компании имеются первый отдел, партком и всё такое.
"ЗАВТРА". Я читал, что Генеральный штаб Народной армии Китая занимается не только вопросами военного строительства, но и стоит над Министерством финансов в вопросах эмитирования первого и второго круга обращения денег. Военные занимаются и символами, и школьными программами, подготовкой подрастающего поколения в перспективе до 2045 года. Может, нам тоже пойти по такому пути?
Игорь АШМАНОВ. Я не предлагаю делать всё, как у китайцев. Они другие. У них свои проблемы и задачи. Кроме того, они не отбросили марксизм, как мы (и считают нас неудачниками поэтому). Главная "фишка" китайцев — то, что они не дали себя охмурить западным либерализмом и твёрдо идут своим путём, хорошо понимая собственные национальные интересы. Вот это точно стоило бы перенять.
Но я считаю, что как минимум борьба с информационными атаками должна быть в ведении Министерства обороны. Почему? Во-первых, военные не так медийно зависимы, они не боятся ни санкций, ни того, что им запретят ездить в Европу, ни того, что их кто-то публично назовёт не демократами.
Во-вторых, у них уже есть понимание того, что они воюют. А спроси кого-нибудь в обычном министерстве, сразу скажут: а почему у нас тут должны быть военные порядки? У нас же мир!
А Министерство обороны — на войне: видят, как гробы приходят, понимают, что есть противник, который ведёт информационные атаки. Центр мониторинга информационных атак и противодействия им должен быть в Министерстве обороны. И модель инноваций там должна быть, конечно, своя. При этом надо помнить, что и у американцев большинство IT-технологий родилось внутри их Министерства обороны или спецслужб. Интернет был сделан управлением Министерства обороны США DARPA, тогда это называлось ARPANET, то есть это был военный Интернет, созданный для бесперебойного общения в условиях ядерного удара. Интернет обеспечивал распределённость сообщений, которые могли "ходить" разными путями, и это гарантировало связь на случай, если бы какие-то узлы выключились во время ядерной войны.
Ещё пример — TOR или "чёрный Интернет", в котором можно "ходить" анонимно. Никто не скрывает, что эта технология была создана для общения с американскими разведчиками в разных странах. Но потом они сообразили, что трафик будет виден, и решили канал "зашумить". Для этого зазвали туда китайских диссидентов, которые борются за отделение Тибета, секту Фалуньгун (признана в РФ экстремистской) и так далее. Китайцев туда набилось очень много, канал "зашумился", и теперь организаторам хорошо. А то, что там сразу развелись наркотики, детское порно, заказ убийств — их не очень волнует. Также и с криптовалютами — как только стало можно платить анонимно, на платформе появились преступники.
Это классический способ американцев — разработать на деньги оборонки/разведки некую технологию, а потом её приватизировать и выпустить на публику. Так было с Интернетом, c программным обеспечением TOR, с мобильной связью и, конечно, с биткоином. Биткоин — это разработка спецслужб для быстрого перебрасывания денег между дружественными разведками разных стран. Потом это выпустили на публику, туда набились обычные люди, и это очень удобно, потому что всё равно процесс протекает под контролем западных спецслужб.
"ЗАВТРА". Есть ли у нас какие-либо шансы в информационной войне?
Игорь АШМАНОВ. Шансы есть, но для этого надо решить несколько проблем. Во-первых, нам нужно обеспечить реальное импортозамещение, чтобы мы контролировали цифровые устройства и потоки в нашей стране сами.
Во-вторых, нам нужна идеология. Эту идеологию нужно внедрять, начиная со школы, нужен единый учебник истории. Надо запретить обгаживать родную историю, надо защищать информационное пространство. В том числе контролировать фильмы и книги. Пусть не предварительной цензурой (которая запрещена нашей Конституцией), но распределением бюджетов Минкульта, выдачей прокатных удостоверений и так далее. Надо перестать бояться, что нас кто-то назовёт еретиком, отпавшим от "церкви либерализма" в Вашингтоне. Мы уже отпали, да и у них дела довольно плохи, либеральная модель мира рушится, можно уже на них не оглядываться.
Но до сих пор у нас много учебников истории, часть из которых очень нехорошие. До сих пор у нас "творцы" неприкасаемы, даже если он украл грантовые деньги или пытался что-то взорвать в Крыму; его все медийные круги начинают защищать, потому что он же творческий человек, с него особый спрос и так далее (по сути — потому что "наш", член медийной тусовки "креаклиата"). Сейчас, правда, Министерство культуры иногда не выдаёт прокатное удостоверение на фильмы, глумящиеся над нашей историей, что уже хорошо.
"ЗАВТРА". И деньги на такие фильмы до сих пор выделяются.
Игорь АШМАНОВ. Да, ещё совсем недавно давали деньги на абсолютно лживые, русофобские пропагандистские фильмы. Что сейчас — не знаю. Узнаем из ближайших премьер!
Ясно, что надо так или иначе очистить информационное пространство, ведь если у нас всё будет хорошо с обычным оружием, а информационное пространство останется таким же загаженным, никакое оружие не поможет. Информационные атаки направлены на молодёжь с целью натравить её на наше собственное государство, и если мы с этим не справимся — ничто нас не спасёт. Суть информационной войны — превращение населения в оружие против собственного государства.
У нас сейчас открытая "информационная рана". Необходима механическая очистка от грязи, обеззараживание, лечение антибиотиками, засеивание полезной флорой. Начальство это, надеюсь, понимает. Так что все шансы у нас есть, мы сильны во многих областях: в военной области, атомной физике, инженерии, и с программистами у нас тоже всё хорошо.
Надо перестать оставаться фабрикой бесплатных кадров для США, срочно прекратить такую практику, когда мы бесплатно или очень дёшево обучаем математиков, инженеров, а потом их высасывают на Запад, ведь рекрутинговые агентства сидят на каждом естественно-научном факультете. Их оттуда надо вышвырнуть, ведь они подталкивают к эмиграции, уговаривают молодого человека, обещая ему все блага в условной Долине.
В общем, как говорил уже выше, нужна государственная воля, понимание, что мы воюем, надо перестать бояться, что какая-то либеральная кучка назовёт тебя не демократом.
Беседовал Дмитрий Таран

http://zavtra.ru/blogs/tcifrovaya_okkup ... j9_BJ1B_Xs


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страсти по "цифровой экономике"
СообщениеДобавлено: Вт мар 26, 2019 3:18 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8215
NYT назвала признаком бедности потребление цифровых услуг

Человеческое общение становится прерогативой богатых людей, бедные выбирают гаджеты, переставшие быть признаком роскоши, пишет издание
Активное потребление цифровых услуг в повседневной жизни становится признаком бедности, утверждает в своей авторской колонке Нелли Боулз, репортер New York Times, пишущий для издания о технологиях и интернет-культуре. По ее мнению, теперь роскошью и люкс-товаром в современном обществе стал человеческий контакт.

«По мере того как в жизни бедных появляется все больше экранов [гаджетов], они исчезают из жизни богатых. Чем вы богаче, тем больше тратите на то, чтобы быть за кадром», — утверждает журналист. В качестве одного из примеров она приводит нарисованного кота по имени Sox, с которым общается 68-летний пенсионер из Сан-Франциско: виртуальное животное для присмотра за пожилыми было разработано в рамках стартап-проекта Care.Coach. Котом управляют сотрудники компании: они наблюдают за общением мужчины с котом и печатают ответы, которые озвучивает программа. При этом сами работники Care.Coach не находятся в США — они живут в Латинской Америке или на Филиппинах. Боулз отмечает, что кота Sox пенсионеру предоставила некоммерческая программа здравоохранения Element Care, для участия в которой у человека должно быть на счету не более $2 тыс.

Подобные программы и активное распространение цифровых услуг приводят к созданию новой реальности, где в категорию товаров люкс попадали не гаджеты и технологии, а человеческое взаимодействие. Об этом свидетельствуют в том числе успех частных школ, ведущих обучение без технологий, отмечает репортер. Она приводит данные исследования по развитию мозга у 11 тыс. детей, проводившегося при поддержке Национального института здравоохранения: согласно исследованию, дети, проводившие более двух часов около экранов тех или иных устройств, получили более низкие баллы по языковым тестам и при оценке способности рассуждать. Кроме того, выяснилось, что у некоторых детей, которые проводят много времени около экранов гаджетов, было зафиксировано преждевременное истончение коры головного мозга.

«Дети бегут к тому, что знают, — к экранам, — говорит профессор социальных исследований науки и техники Массачусетского технологического института Шерри Теркл. — Это все равно что бежать в фастфуд».

«Смартфоны и планшеты стали дешевыми сами по себе. При этом они могут сделать дешевле и многие другие вещи: любое место, в котором можно разместить экран, будь то классы в школах, больницы, аэропорты, рестораны, может таким образом сократить расходы. И любая деятельность, которая может быть произведена на экране, становится дешевле», — пишет Боулз. По ее мнению, эти перемены были быстрыми. В 1980-х годах наличие технологий было признаком богатства и власти. Так, например, первый Apple Mac в 1984 году стоил $2,5 тыс. (по состоянию на сегодняшний день цена — около $6 тыс.). Сейчас один из наиболее качественных ноутбуков можно купить за $470, сравнивает журналист.

«Пейджеры были важны, потому что это был знак того, что вы важный, занятой человек, — говорит глава отдела маркетинга в Университете Южной Калифорнии Джозеф Нуньес. — Сегодня, если вы действительно на вершине иерархии, вам не нужно ни перед кем отчитываться».

Боулз также приводит в качестве примера исследование, которое провела консалтинговая фирма «Институт роскоши». Компания выяснила, что планируемые расходы на такие виды отдыха, как путешествия и походы в рестораны, опережают расходы на покупку конкретных товаров. Исполнительный директор «Института роскоши» Милтон Педраза видит в этом прямое влияние распространения гаджетов.

«Сейчас очень важен сам человек. <...> Интерес вызывают позитивные действия и эмоции, — отмечает Педраза. — Теперь сферы образования, аптеки начинают искать, как сделать такой опыт более человеческим».

На сегодня Россия входит в десятку стран, жители которых активно пользуются цифровыми госуслугами: к ним хотя бы раз в неделю обращается почти половина россиян, свидетельствует данные компании BCG. По этому показателю Россия занимает девятое место в мире и уступает лишь Саудовской Аравии, ОАЭ, Индии, Индонезии, Аргентине, Марокко, Малайзии и Китаю. По темпам роста числа пользователей таких услуг Россия — на третьем месте (42%), в то время как в мире показатель составляет лишь 15%.

Несмотря на рост потребления цифровых услуг, уровень цифровой грамотности в России, напротив, снижается, утверждают в Общественной палате.

«Среднее значение индекса составило 4,52 пункта из 10 возможных, на 14,7% меньше в сравнении с прошлым годом (5,99 пункта), — отметил директор региональной общественной организации «Центр интернет-технологий» (РОЦИТ) Сергей Гребенников. — Это самый низкий показатель за всю историю измерения индекса цифровой грамотности». По словам Гребенникова, пользователи чувствуют себя слишком уверенно, и это влияет на их безопасность, так как они не могут распознать мошенников в интернете.

Автор: Маргарита Девяткина

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/society/26/03/2019/5 ... m=newsfeed


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB