Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вт окт 22, 2019 2:36 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 12 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Вс фев 24, 2008 8:37 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Нищета буржуазной экономической теории
(По поводу книги Полтеровича В.М. Элементы теории реформ. - М.: ЗАО "Издательство "Экономика", 2007. — 447 с.)

В нашей стране накоплен большой опыт реформ в области экономики, как удачных, так и неудачных. Вспомним Петра Первого, Александра Второго и Столыпина. Вспомним ГОЭЛРО, НЭП, индустриализацию по планам Сталина, создание ОПК, в том числе атомной и космической промышленности, проекты Глушкова (и С. Бира в Чили) и СОФЭ. Последние десятилетия – ошеломляющий успех китайских реформ. Заслуживают тщательного изучения реформы Кастро и Чавеса.
Но буржуазная экономическая наука весь этот огромный опыт успехов и неудач экономических реформ попросту игнорирует. Продемонстрируем, как она это делает, на примере монографии академика РАН Виктора Мееровича Полтеровича (1937 г.р.) «Элементы теории реформ» (М.: ЗАО "Издательство "Экономика", 2007. — 447 с.).
Отечественная академическая экономическая наука сначала дружно приветствовала «переход к рынку», потом ужаснулась и стала критиковать действия правящего режима. Однако эта критика, как правило, была поверхностной и не затрагивала основ – пришедшего с Запада «рыночного мировоззрения».
За всеми переживаниями наукой заниматься было недосуг, и особых научных результатов не видно. Тем более интересно проанализировать научный уровень тех немногих, кто признан РАН как исследователь. Одним из них является В.М. Полтерович. В 2000 г. он был избран членом-корреспондентом РАН, в 2003 г. – академиком.
Сразу скажем – применительно к нашему персонажу видна справедливость поговорки: «На безрыбье – и рак рыба».
Врага надо знать. Поэтому помещаем предисловие к его упомянутой выше книге, взятое с сайта ЦЭМИ РАН. Прочитайте его внимательно и сделайте свои выводы.
Первое, что бросается в глаза – игнорирование отечественного и мирового опыта реформ в сочетании с пиететом по отношению к третьестепенным западным авторам. Полтерович признает очевидное - неудачу рыночных реформ. Характерно: ни слова – о целях реформ (это, конечно, не случайно – стоит задать себе вопрос о целях реформ в РФ, как сразу вылезает их экономическая несостоятельность и прозападная направленность). До неприличия «лижет зад» Западу. Не «замечает» успехов Китая, говоря о несостоятельности строительства социализма с 1917 г. и вплоть до 80-х гг.:
«Для исследователя реформ особое значение имеют две широкомасштабные трансформации институтов, опиравшихся на выработанные экономистами радикальные концепции и охвативших целый ряд стран: строительство социализма с 1917 г. и вплоть до 80-х гг. и переход к рынку в 90-х гг. XX столетия. В гл.1 обсуждаются причины, в силу которых обе эти концепции оказались несостоятельными».
Как Полтеровичу удалось убедить себя в несостоятельности построения социализма в Китае – загадка!
Книга В.М. Полтеровича – пример теоретической несостоятельности буржуазной экономической теории. Мы развиваем новую организационно-экономическую теорию, которую назвали неформальной информационной экономикой будущего http://forum.orlovs.pp.ru/viewtopic.php?t=570 . Сформулируем основные принципы этой теории.
1. Менеджмент высоких технологий - современный этап развития организационно-экономической науки.
2. Центр современной организационно-экономической науки - факультет "Инженерный бизнес и менеджмент" МГТУ им. Н.Э. Баумана.
3. Русский метод обучения ремеслам - основа научного менеджмента.
4. Управленческие решения принимают на основе СТЭЭП-факторов (социальных, технологических, экологических, экономических, политических) с помощью современной теории принятия решений.
5. Экономика - служанка общества.
6. Экономика - наука о том, как производить, а не о том, как делить.

А.И. Орлов


Полтерович В.М. Элементы теории реформ. - М.: ЗАО "Издательство "Экономика", 2007. — 447 с.

Введение

Латинский глагол reformo в политическом контексте означал "возвращать в прежнее состояние". Именно это значение его французского эквивалента la re'forme зафиксировано в словаре Французской академии 1694 г. (Любжин (2005)). В традиционных обществах (в Европе вплоть до Нового времени) к социальным новшествам относились с подозрением. Основания для изменений искали в обычаях предков. Можно предположить, что эта точка зрения основывалась на опыте многочисленных неудачных социальных экспериментов. Современный смысл слова "реформа" — "преобразование с целью улучшения" — приобретал доминирующее значение постепенно, по мере формирования современных динамичных социальных систем.
Реформа — это целенаправленное изменение институтов, предполагающее присутствие в экономической системе агентов, которые разрабатывают и реализуют план трансформации. Реформы могут быть противопоставлены спонтанной эволюции, когда роль государства сводится к формальному закреплению сложившихся норм поведения. Простейшая идея, лежавшая в основе многих реформ, состояла в трансплантации (заимствовании) институтов из передовых стран. Нередко попытки трансплантации не приводили к успеху. Апогеем неудач стали широкомасштабные реформы, проводившиеся в странах бывшего социалистического лагеря, а также в странах Африки и Латинской Америки в 90-е годы прошедшего столетия.
Эти реформы продемонстрировали со всей очевидностью, сколь велика потребность в развитой теории институциональных экономических изменений, и в то же время показали, насколько неудовлетворительным является ее нынешнее состояние. Результаты "десятилетия реформ" трудно охарактеризовать иначе, как одну из самых крупных экономических катастроф XX в. За семь лет 26 реформирующихся стран Восточной Европы и бывших республик Советского Союза потеряли в сумме более 25% своего ВВП. Большинство стран не вернулись к дореформенному уровню выпуска в конце десятилетнего периода. Российский ВВП составлял в 2000 г. около 70% от уровня 1991 г., а украинский — и того меньше (Economic Survey of Europe (2001)).
Экономическая наука потерпела наиболее крупное поражение за всю историю ее существования. Никогда еще предсказания "большинства" экономических экспертов не были столь далеки от реальности. Россия явилась особенно горьким уроком. Преобразования в нашей стране — по всем их основным направлениям — привели к последствиям, не предсказанным экспертами. Либерализация цен породила существенно более быстрый и длительный их рост, чем прогнозировалось многочисленными исследователями. Стремление стабилизировать цены любой ценой обусловило формирование механизма неплатежей и переход к бартерным обменам, т.е. фактически к формированию неденежной экономики на новой основе. Попытка реформировать налоговую систему стимулировала развитие теневой экономики. Ослабление государственного контроля над потоками ресурсов, имевшее целью создание конкурентной среды, породило невиданное ранее распространение коррупции. В результате шоковой приватизации вместо эффективных частных собственников возникла неэффективная форма организации — открытые акционерные общества, находящиеся в собственности работников. Все эти метаморфозы сопровождались необычайно глубоким и непредвиденным спадом производства.
Между тем многие из перечисленных феноменов уже наблюдались в той или иной форме при проведении широкомасштабных реформ в других странах, в частности в процессе модернизации некоторых латиноамериканских и южноазиатских экономических систем. Этот опыт практически не был принят во внимание, поскольку до самого последнего времени был зафиксирован в литературе лишь как перечень "специальных случаев". Не существовало ни общих терминов, ни методологии, позволяющих использовать его при разработке и анализе экономических преобразований. Первая попытка обобщения этого опыта — так называемый Вашингтонский консенсус (См. гл.1) — оказалась неудачной.
В последние 15 лет ситуация изменилась. Наряду со значительным потоком публикаций, посвященных тем или иным конкретным проблемам реформирования экономики, появились работы, где сделаны попытки выявить общие закономерности процесса реформирования (Rodrik (1996a), Blanchard (1997), Стиглиц (1998), Roland (2000)). Почему реформы часто откладываются, несмотря на достигнутое в обществе согласие о необходимости их осуществления? Следует ли уповать на "шоковую терапию" или придерживаться градуалистской стратегии? Какова должна быть последовательность реформенных мероприятий? Является ли закономерным падение производства на первом этапе реформ? Следует ли проводить реформы, преодолевая сопротивление значительной части или даже большинства населения, либо целесообразно добиваться всеобщей поддержки? Эти и ряд других вопросов стали предметом серьезных статистических и модельных исследований. Сегодня в явной форме поставлена задача замены Вашингтонского консенсуса более основательным "руководством для реформаторов". И хотя задача эта далека от своего решения, уже можно говорить о возникновении нового раздела теоретической экономики — общей теории реформ.
Она формируется на базе всех основных разделов экономической теории, включая сравнительно недавние разработки по теориям корпоративного управления, рынкам капитала, экономике труда, экономике общественного сектора, исследованию ренто-ориентированного поведения и коррупции. В анализ все чаще вовлекаются такие, казалось бы, неэкономические факторы, как "кредит доверия правительству" или "репутация фирмы" (см., например, Tirole (1993)). В соответствующих эмпирических работах формируются и используются новые индексы, характеризующие институциональную структуру экономической системы, такие, как индекс либерализации, индекс коррупции, индекс политической свободы (Aaron (2000)). Особое значение для теории реформ имеет новая политическая экономия — совсем недавно сформировавшаяся экономическая дисциплина, представляющая собой синтез теории общественного выбора и макроэкономики (Persson, Tabellini (2000)). Новая политическая экономия исследует принципы экономической политики, принимая во внимание, что она формируется в результате столкновения политических интересов. Предмет теории реформ — управляемая трансформация институтов. Анализ политических интересов здесь также играет фундаментальную роль.
На наш взгляд, основной недостаток Вашингтонского консенсуса и явно или неявно опиравшихся на него планов реформ заключался в безусловном характере его рекомендаций. Многочисленные эмпирические исследования показали, что результаты реформ в переходных экономиках существенно зависели от начальных условий — от сложившейся системы экономических и политических институтов, гражданской культуры, степени ис-каженности реформируемого рынка. Отсюда следует, что новое направление должно опираться на эволюционную институциональную теорию, переживающую в последние 20 лет определенный подъем (см., в частности, Nelson, Winter (1982), Уильямсон (1996), Норт (1997)). Этот подход принят на вооружение в данной работе.
Основная и пока не решенная задача теории реформ заключается в составлении руководства для реформаторов, позволяющего отыскивать рациональные стратегии преобразования различных институтов в тех или иных конкретных обстоятельствах. Для решения этой задачи необходим детальный анализ опыта реформирования институтов в различных странах; успехи и неудачи проведенных реформ должны получить теоретическое объяснение.
Для исследователя реформ особое значение имеют две широкомасштабные трансформации институтов, опиравшихся на выработанные экономистами радикальные концепции и охвативших целый ряд стран: строительство социализма с 1917 г. и вплоть до 80-х гг. и переход к рынку в 90-х гг. XX столетия. В гл.1 обсуждаются причины, в силу которых обе эти концепции оказались несостоятельными. Приведенная здесь критика идеи централизованного планирования является более или менее традиционной, а вот рассмотрение теории расширенного порядка Ф. Хайека как предшественницы взглядов, положенных в основу Вашингтонского консенсуса, может показаться неожиданным: принято считать, что институционализм несовместим с радикальным либерализмом. Анализ показывает, однако, что это не совсем так. Также в гл. 1 подробно обсуждаются десять рекомендаций Вашингтонского консенсуса.
Согласно подходу, развиваемому в данной работе, любая реформа описывается последовательностью (промежуточных) институтов, соединяющей в подходящем "институциональном пространстве" начальный институт с желаемым, более эффективным. В гл.2 рассматривается структура таких траекторий, обсуждаются причины издержек институциональной трансформации, механизмы стабилизации норм поведения, движущие силы институциональных изменений и дисфункции институтов. Ряд намеченных здесь тем развиваются в последующих главах.
Систематическое рассмотрение ошибок реформирования является одной из принципиальных особенностей настоящей книги. Важным инструментом исследования этого аспекта институциональной динамики является теория институциональных ловушек.
Понятие институциональной ловушки — равновесной, устойчивой, но неэффективной нормы поведения — тесно связано с понятием "эффект блокировки" (lock-in) и в определенном смысле является его частным случаем. Под разными другими названиями, такими, как "возрастающий масштаб отдачи" (increasing return to scale) или "эффект координации" (coordinaton effect) этот эффект изучался многими авторами, начиная с А.Маршалла. Б.Артур провел систематическое исследование "самоподдерживающихся механизмов" (self-reinforcing mechanisms; Arthur (1988)), порождающих множественность равновесий в экономических моделях. Д. Норт обратил внимание на важность эффекта блокировки для понимания институционального развития (Норт (1997)).
В своих статьях (Полтерович (1999а, 2004а)) я попытался продвинуться на пути построения квазидинамической теории неэффективных равновесных норм, предложив общую схему формирования институциональных ловушек и описав механизмы выхода из них. Этой теме посвящена гл.3. Здесь, в частности, показано, что шоковый метод осуществления реформ, недостаточно полный учет начальных условий, неверный выбор последовательности реформ, пренебрежение принципом "компенсации проигравших", попытка реализовать "стандартную" экономическую политику в несовершенной институциональной среде могут способствовать возникновению институциональных ловушек.
Стратегия реформы задается набором управлений, обеспечивающих на каждом шаге подходящую институциональную трансформацию в зависимости от текущих условий и достигнутых результатов. Вполне вероятно, что выбор стратегии является главным механизмом возникновения "точек бифуркации", в которых происходит расщепление траекторий институциональной трансформации и тем самым определяется вариант развития на десятилетия вперед. Таким образом, теория реформ может дать ключ к объяснению феномена "зависимости от пути". В отличие от других концепций институциональной динамики, в рамках которых изменение институтов предстает как естественный процесс, связанный с изменением цен, технологии или емкости рынков (Норт (1997)), теория реформ подчеркивает роль "человеческого фактора": методов и механизмов принятия решений, полноту учета начальных условий, включая особенности культуры и социальной организации. От этого зависит эффективность общественного выбора. Весьма правдоподобно, что медленный экономический рост во многих странах является результатом неудачной стратегии реформ. Изучению разных стратегий реформирования посвящена гл.4 монографии. Здесь сопоставляются шоковая терапия, стратегия выращивания и стратегия промежуточных институтов. На основе работ Alesina, Drazen (1991) и Дрэйзен (1995) обсуждаются причины, в силу которых реформы могут быть отложены даже в том случае, если они заведомо выгодны всем политическим группам. Здесь же представлены некоторые результаты работ Fernandez, Rodrik (1991) и Roland (2000), касающиеся сопоставления шокового и градуалистского подходов, а также выбора оптимальной последовательности реформ. Кроме того, излагается теория стадий модернизации (Полтерович, Попов (2006а,b)), позволяющая предсказать характер необходимых изменений экономической политики в процессе догоняющего развития.
В основе большинства реформ, проводимых странами догоняющего развития, лежит идея трансплантации (заимствования) институтов из более передовой институциональной среды. Этим определяется важность исследования различных стратегий трансплантации и их последствий. Соответствующая теория стремится выявить причины, в силу которых наивная стратегия переноса ("трансплантации") институтов из более развитых систем, за редкими исключениями, не приводит к успеху, и пытается предложить успешную стратегию заимствования (Норт (1997), Badie (1992), Олейник (2000), Полтерович (2001а)). Глава 5 монографии посвящена этой проблеме. Она рассматривается здесь как задача построения траектории, соединяющей в подходящем институциональном пространстве выбираемый исходный образец (трансплантат) с эффективным финальным институтом. Развитая в предыдущих главах теория, касающаяся структуры институциональных траекторий и стратегий реформирования, целиком относится и к процессам трансплантации. В гл. 5 изучаются особенности мирового и внутреннего рынка трансплантатов, обусловливающие его принципиальную иска-женность, и обсуждается проблема проектирования трансплантационной реформы. Затем на основе работы Полтеровича и Старкова (2007) приводится конкретный пример подобного проекта, имеющего целью создание массовой ипотеки в России. Проведенное в рамках этого проекта исследование подтвердило базовые гипотезы теории трансплантации. В завершение главы рассмотрен вопрос о том, почему трансплантация институтов демократии в страны с низкой гражданской культурой столь часто оканчивается неудачей. Этот раздел следует работе Полтеровича и Попова (2007).
Еще одна важная идея настоящей монографии связана с понятиями переходной ренты (Gelb, Hillman, Ursprung (1996), Полтерович (1999а)) и избыточной перераспределительной активности (Олсон (1998)). На многочисленных примерах я стараюсь показать, как неверная стратегия реформ приводит к активизации перераспределительных коалиций, стремящихся к захвату ренты, высвобождающейся в результате институциональных преобразований.
Присвоение ренты лишь один из факторов, обусловливающих издержки реформ, которые рассматриваются в гл. 6 в связи с исследованием трансформационного спада. Среди других факторов значительное внимание уделено дезорганизации (Blanchard, Kremer (1996)), влиянию начальных условий и последовательности реформ (Катышев, Полтерович (2006)) и особенностям гражданской культуры, препятствующим построению эффективного рынка.
Цель гл.7 — сформулировать общие требования к стратегии институциональной реформы, базируясь на полученных ранее выводах. Вводится понятие перспективной траектории, которая, как мы предполагаем, благодаря выполнению этих требований имеет высокие шансы на успех. Перспективная траектория должна быть согласована с ресурсными, технологическими и институциональными ограничениями и предусматривать встроенные механизмы, стимулирующие запланированные изменения институтов и предотвращающие возникновение дисфункций и институциональных ловушек. Во второй части главы предлагаемый аналитический аппарат использован для сопоставления реформ в Китае и в России.
Последняя, восьмая глава посвящена рассмотрению некоторых конкретных типов реформ. Здесь рассмотрены вопросы стабилизации цен, приватизации, реформирования рынка труда и банковской системы. Все эти темы весьма обширны, и в задачу данной работы не входило их всестороннее обсуждение. В гл. 8 лишь намечены связанные с ними проблемы и рассмотрены модели, иллюстрирующие ряд общих тезисов, сформулированных в предыдущих главах.
В монографии использованы материалы курса лекций, читавшегося автором в Российской экономической школе в 2001-2007 гг.
При работе над этой книгой я пользовался поддержкой многих друзей и коллег, которым я хотел бы выразить свою признательность. Моя искренняя благодарность коллективам Центрального экономико-математического института, в котором я проработал более 40 лет, и Российской экономической школы, где я преподаю с момента ее основания в 1992 г.
Я признателен С.Я.Чернавскому, прочитавшему рукопись и сделавшему ряд ценных замечаний. Моя особая благодарность моим соавторам по статьям и проектам: В.В.Попову, О.Ю.Старкову, А.С.Тонису, П.К.Катышеву. Работа никогда не была бы завершена, если бы не безграничное терпение, постоянная поддержка и помощь моей жены Юлии Гершкович. Ей и посвящается эта книга.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вс авг 22, 2010 8:42 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
По мнению Джозефа Стиглица, профессора Колумбийского университета, лауреата Нобелевской премии по экономике, «экономисты виноваты в кризисе, но есть шанс исправить дело». Говоря об экономических моделях, на которых базируется экономическая теория, Стиглиц констатирует что они «провалились полностью, и решения, на них основанные, оказались неверными». Очевидно, что Стиглиц разочаровался в фундаментальной экономической теории окончательно.

Экономисты виноваты в кризисе, но есть шанс исправить дело

Джозеф Стиглиц, профессор Колумбийского университета,
лауреат Нобелевской премии по экономике

Игра «Кто виноват в самой тяжелой рецессии со времен Великой депрессии» — финансисты, которые возмутительно плохо управлялись с рисками, или же регуляторы, которые не смогли им помешать, — продолжается.
Но не стоит забывать об экономистах — они виноваты тоже. Ведь это их модели позволяли регуляторам верить, что рынки эффективны, способны к саморегулированию и не накапливают ошибки. Гипотеза эффективного рынка о том, что рыночные цены полностью отражают всю необходимую информацию, царила почти безраздельно. В результате сегодня в руинах не только экономика, но и парадигма, преобладавшая на рынке в течение многих лет до кризиса. Точнее, ей следовало бы быть в руинах.

Эффективного рынка нет

Людям, не относящим себя к экономистам, сложно осознать, насколько, в сущности, ходульными были преобладавшие на рынке макроэкономические модели. Многие из них подразумевали, что спрос должен равняться предложению, и это означало невозможность безработицы (все эти люди просто предаются отдыху; почему они при этом несчастливы, вопрос к психологам, а не экономистам). Другие использовали модели рыночных агентов, когда все участники считались идентичными. В конечном счете это означало, что значимых финансовых рынков быть не могло (ведь кто и кому будет одалживать?). Неравному доступу к информации, краеугольному камню современной экономической теории, также не было в них места — ведь это означало отказ еще от одного фундаментального допущения, а именно — гипотезы рационального экономического поведения.
Плохие модели вели к плохой политике: центральные банки фокусировались на отдельных мелких неприятностях от растущей инфляции, упуская из вида неизмеримо худшие последствия паралича финансовых рынков и пузырей на рынках активов. Это естественно: допущения моделей говорили, что финансовые рынки всегда эффективны. Причем стандартные макроэкономические модели даже не предполагали адекватного анализа банков. Поэтому неудивительно, что бывший глава ФРС Алан Гринспэн был столь неподдельно удивлен, почему это банки не справились с управлением рисками. Между тем даже беглый взгляд на порочные стимулы, определявшие поведение банков и их менеджеров, помог бы предсказать их близорукое поведение, которое влекло за собой принятие на себя избыточных рисков.
Оценка стандартных моделей должна основываться на их предсказательной силе — причем в возмущенных условиях. Наращивать достоверность прогнозирования в нормальные времена (другими словами, точно предсказывать, что экономика вырастет на 2,4%, а не на 2,5%) — гораздо менее ценно, чем уметь предсказывать риск глубокой рецессии. А именно в этом все модели провалились полностью, и решения, на них основанные, оказались неверными. Люди, принимающие решения, прозевали кризис, а потом недооценили его продолжительность, а также глубину последствий схлопывания пузыря на рынке недвижимости.

«Невидимой руки» рынка никогда не было

К счастью, пока большинство фокусировалось на этих ошибочных моделях, некоторые исследователи пытались разработать альтернативные подходы. Новые экономические теории показали, что многие центральные положения стандартных моделей недостоверны — то есть небольшие изменения в посылках вели к огромным изменениям в заключениях. Даже небольшая информационная асимметрия или неправильность оценки риска немедленно приводила к падению допущения об эффективности рынка.
Соответственно, исчезала великая смитовская «невидимая рука рынка» — невидимой она оказывалась потому, что ее никогда и не было. Сегодня мало кто возьмется утверждать, что управляющие банками в стремлении к удовлетворению собственных корыстных интересов заботились об успехе мировой экономики.
Монетарная политика воздействует на экономику через кредитование и его условия, особенно для малого и среднего бизнеса. Это подразумевает ключевую роль анализа деятельности банков и их взаимодействия с небанковскими кредитными организациями. Спреды между ставкой рефинансирования и ставками по кредитам могут серьезно изменяться. За немногими исключениями большинство центробанков обращали недостаточное внимание на системный риск и на риски, связанные с разницей по ставкам. За несколько лет до кризиса некоторые исследователи указывали на эти несоответствия, включая возможность каскадных банкротств, которые как раз и произошли в ходе нынешнего кризиса. Это лишь один пример важности адекватного моделирования сложных взаимодействий экономических агентов — домохозяйств, компаний и банков — взаимодействий, которые не могут быть изучены в моделях, в которых каждый агент считается одинаковым.
Даже священное допущение рациональности подверглось критике: оказывается, что существуют системные отклонения от рациональности на макроэкономическом уровне, которые еще только предстоит исследовать и учесть.

Нужна новая парадигма

Сломать парадигмы непросто. Слишком многие вложили слишком много в ошибочные модели. Поэтому, как Птолемей когда-то пытался всеми силами сохранить веру в свою геоцентрическую систему, в соответствии с которой все планеты вращались вокруг Земли, сейчас будут такие же отчаянные попытки усложнить и улучшить старые парадигмы. Вполне вероятно, что в итоге получатся неплохие модели, но они тоже рано или поздно провалятся. Нужна полная смена парадигмы.
При этом новая парадигма, по моему мнению, находится в пределах нашей досягаемости. Все интеллектуальные кирпичики есть, есть и люди, которые могут помочь собрать их вместе. На кону стоит больше, чем просто восстановление пошатнувшегося доверия к экономистам или возможность законодателей положиться на какие-то новые идеи. Самое главное, за что идет борьба, — это стабильность и процветание экономики.

Financial Times (FT.com), 19.08.2010
Перевела Татьяна Сейранян
Мнения экспертов банков и инвесткомпаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Газета «Ведомости», 20.08.2010, 13:07
Опубликовано по адресу: www.vedomosti.ru/analytics/2010/08/20/18653


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Ср авг 03, 2011 2:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Научная несостоятельность В.М. Полтеровича хорошо видна по его недавнему выступлению http://strategy-2020.ru/ru/article/tsen ... innovatsii
Как можно болтать про "успех догоняющего развития"? И ежу ясно, что догоняющий всегда будет плестись в хвосте.
Нужны принципиально новые решения, отказ от рынка, переход к плану, как это проработано в неформальной информационной экономике будущего.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Чт окт 27, 2011 9:18 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Академия наук обвинила журнал «Вопросы экономики» в вольнодумстве

00:05 Наталья Бондарь, Анастасия Литвинова
Академия наук обвинила журнал «Вопросы экономики» в вольнодумстве

Институт экономики РАН просит Роскомнадзор закрыть в судебном порядке журнал «Вопросы экономики». Академики утверждают, что редакция узурпировала журнал и формирует его содержание по «собственному произволу». Творческий коллектив видит в их просьбе желание захватить контроль над привлекательным с точки зрения тиража и цитируемости изданием, чтобы продвигать в нем узкогрупповые интересы академической верхушки.

Конфликт, зревший в недрах академии уже давно, обострился в мае этого года, когда ушел из жизни главный редактор издания Леонид Абалкин. После долгих споров его место занял Андрей Котковский. Выбор редакции не устроил дирекцию Института экономики во главе с Русланом Гринбергом: академики решили активнее «влиять» на редакционную политику. Этому решению предшествовал переезд «Вопросов экономики» из здания Академии наук (именно этот момент в редакции считают переломным в сотрудничестве с РАН). В итоге связанный договором «простого товарищества» журнал перестал считать себя «товарищем» академиков.

«В условиях систематического игнорирования прав и интересов Института экономики РАН со стороны НП «Редакция журнала «Вопросы экономики» ученый совет считает невозможным продолжение выпуска журнала как академического. Институт считает необходимым обратиться с этим вопросом в Роскомнадзор и соответствующие судебные органы», — говорится в официальном заявлении Института экономики.

«Последние годы формат журнала перешел в сторону право-либеральной школы мышления и стали возникать противоречия между редакционной коллегией РАН и редакцией журнала. За последние месяцы наше общение перешло в открытый конфликт, и, несмотря на многочисленные предложенные компромиссы, редакция журнала взяла курс на сепаратизацию», — пояснил РБК daily суть спора директор ИЭ РАН Руслан Гринберг. По его словам, после распада СССР редакция журнала взяла на себя финансовые вопросы, а институт — редакционную политику. Однако постепенно редколлегия стала формальностью — фактически это уже нарушение закона о СМИ, сетует г-н Гринберг. По его словам, ИЭ РАН не хотелось бы закрывать журнал, однако он вынужден через Роскомнадзор инициировать разбирательство в суде.

Редакция на критику академиков отвечает ответными обвинениями и старается разорвать все юридические отношения с академией. «После распада СССР в 1991 году журнал был совместно зарегистрирован с ИЭ РАН в качестве СМИ», — говорит замглавного редактора «Вопросов экономики» Андрей Котковский.

«В 1998 году мы официально оформили договор о некоммерческом партнерстве, в котором была прописана роль ИЭ РАН как редакционной коллегии — консультативного органа, который мы привлекали к работе по мере необходимости», — рассказывает г-н Котковский. По его словам, после смерти Леонида Абалкина «Гринберг решил вплотную заняться восстановлением влияния на содержание журнала, вплоть до угроз». «Действительно, журнал является удобной площадкой для выражения нужных идей и продвижения нужных людей. В результате конфликта недавно на нас поступила жалоба в Роскомнадзор, который при проверке обнаружил формальные недочеты в уставе», — говорит он, добавляя, что этого, безусловно, будет недостаточно для закрытия журнала.

«Будет жалко, если журнал перейдет в чье-то ведение, тогда потеряется его независимость. Редакция всегда умудрялась поддерживать представительство всех точек зрения», — считает один из постоянных авторов «ВЭ», профессор РЭШ Константин Сонин. «Можно найти компромисс, не доводя дело до суда», — уверен он.

С юридической точки зрения закрыть журнал будет непросто. «Исходя из материалов этого дела, речь идет о мелких недочетах, найденных Роскомнадзором при проверке. В таком случае суд должен установить, является ли рассматриваемое нарушение устранимым, и если претензии устраняются в течение полутора-двух месяцев, то иск не будет удовлетворен», — считает юрист корпоративной практики Sameta Сергей Казаков.

http://www.rbcdaily.ru/2011/10/27/focus ... 478/print/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Сб апр 07, 2012 1:38 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Враг народа В.М. Полтерович с энтузиазмом лижет задницу Западу:
http://www.cemi.rssi.ru/tochka_zreniya/ ... NT_ID=4639
Его даже не смущает бушующий в Европе экономический кризис.

Таких, как Полтерович или упомянутый в предыдущем посте Константин Сонин, нужно сажать. На кол.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Вс май 06, 2012 11:37 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Кризис современного экономического образования как шанс на спасение человечества
08 декабря 2011, 14:13
Автор: Валентин Юрьевич Катасонов, профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательства.

Недовольство современным экономическим образованием на протяжении многих лет глухо вызревало в университетах разных стран мира. Наконец, это недовольство прорвалось наружу. В СМИ прошло сообщение о беспрецедентном случае: в университете Гарварда (США) - мировой цитадели подготовки экономистов, финансистов и управленцев - в конце ноября 2011 года была проведена забастовка нескольких сот студентов в виде демонстративного ухода с лекции. Лекцию читал профессор Грегори Мэнкью в рамках курса «Экономикс 10». Цель забастовки - выразить протест против предвзятости курса, его оторванности от реальной жизни, неспособности сформировать критическое и одновременно конструктивное отношение студента к экономическим реалиям.

Основные идеи протестующих были выражены в открытом письме профессору Мэнкью. Помимо всего в письме обозначена социальная и нравственная позиция студентов: они протестуют против экономической теории, которая откровенно занимается апологетикой социального неравенства, защищает существующую финансово-банковскую систему, обосновывает коммерциализацию высшего образования, камуфлирует истинные причины экономического и финансового кризиса. Протестующие недвусмысленно продемонстрировали свою солидарность с участниками движения «Оккупируй Уолл-стрит».

Справедливости ради следует сказать, что в ряде стран отдельные протесты подобного рода имели место и раньше. Но, во-первых, они не были столь массовыми. Во-вторых, они происходили в периферийных университетах и институтах, которые не могли конкурировать по известности с Гарвардом. Вот лишь один пример. В 2003 году происходил выпуск студентов Школы экономики при Тель-авивском университете. Окончивший с отличием Школу студент Хагай Кот выступил перед аудиторией со словами, которые повергли в шок профессоров и преподавателей. В частности, он отметил: «Нам преподают науку с ложечки и ожидают, что мы реализуем ее на экзамене, не подвергая никакой критике ее саму и ее основы. Однако эта система вызывает намного более тяжелые последствия. Она не вызывает студента на критический разбор и самостоятельное мышление. Знакомясь с одним-единственным экономическим подходом, студент может подумать, что другого просто нет и что он изучает истину в последней инстанции. Без критического разбора и самостоятельного мышления студент не сможет в будущем сам разрабатывать инструменты для решения проблем, не изучавшихся в Школе, или новых проблем, с которыми теория еще не сталкивалась». Некоторые израильские СМИ назвали выступление Хагая Кота обличением системы экономического образования как закамуфлированной «полиции мыслей» (см. блог «Настоящая экономика», Израиль).

К большому сожалению, подобных примеров публичных протестов со стороны студентов, изучающих экономику в российских ВУЗах, я привести не могу. В университете, где я лично преподаю (МГИМО), некоторые студенты в личных беседах со мной высказывают недовольство и неудовлетворенность тем, как преподаются некоторые экономические дисциплины. Однако это лишь «глухое недовольство».

На протяжении всего ХХ века мировая финансовая олигархия предавала особое значение экономическому образованию как способу сохранения и укрепления своей власти. Экономическое образование было поделено на две неравные части. Первая часть - «штучная» подготовка финансовой элиты, которую посвящали в тайны финансов и бизнеса, «эзотерическое» знание. Это так называемая «экономика хозяев». Вторая часть - массовая подготовка всех остальных, плебса. Это так называемая «экономика клерков». Эта «экономика клерков» на 10% предполагала (и предполагает) изучение прикладных дисциплин типа бухгалтерского учета, а на 90% состоит из разного рода «идеологических дисциплин», направленных на «промывку мозгов». В своей книге «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном» (М., 2011) я утверждаю, что такое «экономическое образование» фактически формирует новый тип религиозного сознания. А сами учебники по экономике - различные «катехизисы» всемирной «религии денег» - религии, носящей ярко выраженный деструктивный и антихристианский характер.

Одна из главных идеологических (религиозных) дисциплин - курс «экономикс», против которого взбунтовались студенты Гарварда. Системе нужны биороботы, а не творческие и думающие личности. Я постоянно говорю: самым ценным ресурсом так называемой «рыночной экономики» (кодовое название капитализма) являются дураки (в «экономикс» они носят кодовое название homo economicus). Поскольку число дураков (умственно отсталых) от общего количества рождающихся составляет доли процента, то мировая финансовая олигархия в ХХ веке поставила их производство на массовую, конвейерную основу. Основные предприятия по производству этого товара - университеты, особенно экономические факультеты и разного рода экономические школы при университетах.

Нынешний экономический кризис, захвативший почти весь мир, несет человечеству большие страдания и материальные потери. Но недаром в переводе с греческого языка кризис означает «суд Божий». Бог не желает человеку зла, он его учит и помогает его спасению. И я лично вижу позитивное влияние кризиса в том, что даже в мировой цитадели подготовки финансистов и управленцев обозначились первые признаки выздоровления человечества.

Забастовка в Гарварде - проявление начинающегося кризиса системы экономического образования, которая складывалась на протяжении последнего столетия. Но именно этот кризис может дать человечеству шанс на спасение. Будем надеяться, что этот кризис придет и в Россию, уставшей за двадцать лет от непрерывной «промывки мозгов» пришедшим с Запада «экономическим образованием».

P.S. Пользуясь случаем, хочу предложить читателям главу седьмую из моей книги «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном» (М.: НИИ школьных технологий, 2011) (книга 1 и книга 2 в Озоне), в которой содержатся некоторые соображения о современном экономическом образовании и так называемой «экономической науке». Глава, в частности, завершается следующими словами: «Понять, как устроена современная «экономика» и «рынок», что такое «деньги» и «банки», каковы причины экономических, финансовых и банковских кризисов, сегодня крайне сложно. Для этого надо оторваться от «букварей», которые писали «профессиональные экономисты» под диктовку экспертов из Международного валютного фонда по заказу тех, кто правит в этом «королевстве». А правят в этом королевстве ростовщики. Те самые ростовщики, о которых писал еще Аристотель и прихода которых к власти он так боялся». Мне кажется, что знакомство с этим материалом позволит лучше понять причины того протеста, который возник в Гарварде.

-----------------------------------------------------------------------------------------
Глава 7. «Смерть экономики» и кое-что об «экономической филологии»

Экономика и хрематистика

В.Катасонов. О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном В хозяйственной жизни все перевернулось с ног на голову. По сути, с приходом капитализма наступила «смерть» экономики. Ведь смысл слова «экономика», как мы выше сказали, - это «домостроительство», т.е. человеческая деятельность, направленная на удовлетворение естественных потребностей людей в товарах и услугах. Ее можно также определить как систему жизнеобеспечения общества.

Несколько веков назад на смену экономике пришла «хрематистика», что в переводе с греческого означает «искусство накапливать запасы». Термин ввел в оборот Аристотель (4 век до н.э.). Этот мыслитель древности различал два вида хрематистики:

а) накопление запасов, необходимых для ведения нормального хозяйства (экономики);

б) накопление запасов сверх необходимых потребностей.

При этом он объяснял, что накопление материальных запасов сверх необходимых потребностей имеет свои пределы: такие запасы портятся, они требуют места и расходов на хранение, могут быть похищены или уничтожены и т.п. Одним словом, чрезмерное увеличение таких запасов порождает лишь убытки и головную боль.

Однако этот вывод не распространяется на запасы в виде денег: накопление денег не имеет той естественной границы, которая присуща материальным запасам. Исходя из этого, Аристотель сделал очень важное заключение: «Все занимающиеся денежными оборотами, стремятся увеличить количество денег до бесконечности»[1]. Иначе говоря, деньги из средства, обслуживающего экономику, могут превратиться в цель - если они оказываются в руках лиц, занимающихся деньгами «профессионально». К «денежному» варианту хрематистики отношение Аристотеля было резко негативным: бесконечное накопление денег уводит человека от «благой жизни» (выражение Аристотеля). В Греции того времени стремление к накоплению денежного богатства еще не стало нормой жизни, но Аристотель уже видел опасный «вирус», который таился в деньгах (вернее - в душах людей, профессионально занимавшихся деньгами), и понимал, что при определенных условиях этот «вирус» может начать быстро «размножаться», уничтожая устои «благой» (благочестивой) жизни.

Аристотель был резко настроен против ростовщичества как главной угрозы устоям «благой» жизни: «... с полным основанием вызывает ненависть ростовщичество, так как оно делает сами денежные знаки предметом собственности, которые, таким образом, утрачивают свое назначение, ради которого они были созданы: ведь они возникли ради меновой торговли, взимание же процентов ведет именно к ростовщичеству... Как дети похожи на своих родителей, так и проценты являются денежными знаками, происшедшими от денежных же знаков. Этот род наживы оказывается по преимуществу противным природе»[2].

Более понятным для современного человека является слово «капитализм», которое вполне можно использовать в качестве синонима «хрематистики». Выше мы уже сказали, что термин «капитализм» стал популярным с «легкой руки» основателя марксизма, который рассматривал его как общественно-экономическую формацию, пришедшую на смену «феодализму». На первых порах слово капитализм достаточно широко использовалось, апологеты этого строя рассматривали его с гордостью как «самую совершенную организацию общества», особенно на фоне «отсталого» и «реакционного» феодализма и еще более «отсталого» и «реакционного» рабовладельческого общества.

Капитализм по Марксу

Кстати, для обоснования «прогрессивности» капитализма Марксу пришлось сконструировать схему исторического процесса как последовательной смены общественно-экономических формаций (ОЭФ): первобытно-общинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм, коммунизм (с социализмом как первой фазой коммунизма). Надо сказать, что Маркс не утруждал себя изобретением этой схемы исторического процесса, а заимствовал ее у основоположника «научного» (или «утопического») социализма Сен-Симона. Маркс просто-напросто использовал данную схему в партийно-пропагандистских целях. А многочисленные факты (и даже выводы), которые Маркс позднее делал в своих фундаментальных работах (прежде всего, «Капитале»), противоречили учению об ОЭФ.

В первой половине прошлого столетия в буржуазных североамериканских штатах рабов было больше, чем в древнем Египте, Греции и Римской империи, вместе взятых. А если к этому еще прибавить рабов в Индии и других колониях Англии, Франции, Испании, Португалии и других капиталистических стран Европы, то получается, что капитализм зиждется, прежде всего, на рабском труде.

Более того, рабы в так называемых «докапиталистических» ОЭФ составляли, как правило, далеко не основную часть населения.

Вот что по этому поводу пишет Ю.Бородай: «Конечно, и до капитализма все традиционные общества знали так называемое «патриархальное рабство» (дворцовые слуги больших господ, наложницы, евнухи, личная гвардия и т.д.), но что касается производства, то все эти общества, как правило, держались на труде самостоятельных производителей - крестьянских и ремесленных общин (редкие исключения - такие эпизоды, как, например, производство рабами товарного хлеба для римской армии на сицилийских плантациях). И только капитализм начинает с подлинно массового производственного применения рабского труда на своих колониальных плантациях и в горном деле. Та же самая картина и с крепостничеством - в странах, втянутых в систему мирового рынка, но сохранивших свою независимость и элементы традиционной структуры»[3]. Факт: европейское крепостничество - явление относительно позднее. В своей классической форме оно устанавливается в Германии под воздействием мощного спроса на хлеб в переживающей «чистку земли» Англии, что был вынужден зафиксировать в «Капитале» и сам Маркс: «В XV веке немецкий крестьянин, хотя и обязан был почти всюду нести известные повинности продуктами и трудом, но вообще был, по крайней мере, фактически, свободным человеком...но уже с половины XVI века свободные крестьяне Восточной Пруссии, Бранденбурга, Померании и Силезии, а вскоре и Шлезвиг-Гольштейна были низведены до положения крепостных»[4].

В России помещичье настоящее крепостничество появилось еще позже, чем в Европе: в эпоху «реформ» Петра I и продержалось полтора столетия.

Если внимательно читать «Капитал» Маркса, то приходишь к выводу, что даже у «классика» под вывеской «капитализм» скрывается самое откровенное рабство, причем классик для характеристики отношений «капиталист - наемный работник» использует слово «рабство» достаточно часто (почти также часто, как слово «эксплуатация»). То, что сегодня слово «рабовладельческий строй» употребляется еще реже, чем слово «капитализм», можно объяснить все теми же «партийно-пропагандистскими» соображениями. Трудно представить себе проведение в России «реформ» под флагами и лозунгами построения «нового рабовладельческого строя» (еще раз повторим: наши «реформаторы» тщательно избегали даже таких слов, как «капитализм», «капиталистический»).

Правда, оппозиция «новому рабовладельческому строю» достаточно часто прибегала и прибегает к использованию слов «капитализм» и «капиталистический», но не всегда впопад. Например, достаточно широко известен термин «капиталистическая экономика». Получился гибрид «ужа» и «ежа»: «капитализм» и «экономика» являются противоположными, взаимоисключающими понятиями. Это что-то вроде «сухой воды», «отстающего отличника» или «тощего толстяка».

Кстати, у наших «реформаторов» последнее время пошла мода на «конструирование» новых достаточно бессмысленных, но небезобидных терминов, относящихся к сфере «экономики»: «православный бизнес», «исламский бэнкинг», «этические фонды инвестирования», «справедливый процент» и т.п. Суть их одна - «облагородить» и замаскировать неприглядный имидж капитализма и отдельно взятых его институтов.
«Профессиональные экономисты» - создатели нового языка

С учетом только что сказанного, уважаемый читатель, дальше по тексту слова «экономика», «экономический» применительно к реалиям нашей жизни я буду ставить в кавычки. Кстати, слово «экономист» сегодня также надо употреблять с кавычками, так как люди, которые себя так называют, занимаются в основном не «домостроительством», а ретранслируют и пропагандируют идеи хрематистики. Настоящее их название - хрематисты. Конечно, слово не очень удобопроизносимое. Поскольку эти люди чаще всего обременены разными дипломами, степенями и званиями, то их можно называть «профессиональными экономистами». Человеку со стороны вход в этот «закрытый клуб» (или «профессиональную гильдию») строго запрещен.

Слава Богу, сегодня в нашем обществе некоторые люди уже начинают осознавать, что под видом «экономики» нам «всучивают» совсем другой «товар», который не имеет ничего общего с «домостроительством», или «системой жизнеобеспечения общества».

М.Ю.Медведев в книге «Альтернативная экономика. Критический взгляд на современную науку и практику» пишет: «Современная экономика только прикидывается экономикой, а на самом деле таковой не является. Ну что может быть истинно экономического в бирже, олигархах и других подобных хозяйственных парадоксах, которыми наполнена современная жизнь? Ничего экономического. Когда я вижу на прилавках магазинов книги с названиями «Как играть и выигрывать на бирже», «Маркетинг», «Банковское дело», ни и другие подобные, то, закрывая глаза и, словно по мановению волшебной палочки, названия меняются на: «Как ловчее ограбить ближнего», «Как впарить покупателю некачественный товар», «Ростовщичество» и т.п. Замена настолько зримая, что хочется хохотать. Отсрочить осознание того довольно элементарного факта, что современная экономика таковой - имею в виду экономикой - на самом деле не является, может только крайнее нежелание людей осознавать данный факт: так действительно проще. Однако прятать голову в песок подобно страусу возможно не всегда - иногда приходится раскрывать глаза на окружающий мир и, убедившись в его несовершенстве, предъявлять доказательства своей правоты: сначала самому себе, а затем и читателям»[5].

Для обозначения всего того, что «профессиональные экономисты» называют по недоразумению или сознательно «экономикой», данный автор предлагает термин: «не-экономика». Продолжая ход мысли М.Медведева, мы могли предложить еще более точный термин: «антиэкономика», поскольку капитализм не созидает, а разрушает то, что называется экономикой (систему жизнеобеспечения общества).

При использовании точных слов все сразу становится на свои места. В этом случае уже не требуются толстенные тома, нудно объясняющие (а на самом деле запутывающие понимание) тех или иных процессов в современной «экономике». Например, для описания тех изменений, которые происходили в нашей «экономике» нам назойливо предлагают слово «реформа». Однако, если в ходе таких «реформ» производственный потенциал страны уменьшился даже в большей степени, чем за годы Великой отечественной войны, то, наверное, требуется другое слово. Например, «экономическая война» или «экономические диверсии в особо крупных размерах». Или просто: «разрушение экономики». Предлагаю читателю самому выбрать то слово, которое наиболее точно опишет те разрушения, которые произошли в нашей стране за последние 20-25 лет.

Центральный банк в нашей стране почему-то называют «Банком России» (так записано в федеральном законе), хотя, когда начинаешь разбираться в «кухне» этого института денежной власти, то приходишь к выводу: к России он имеет очень опосредованное отношение. Правильнее его было бы назвать «филиалом Федеральной резервной системы США»[6]. А тогда все становится на свои места. Наши журналисты и «профессиональные экономисты» любят «пожурить» руководство центрального банка страны за его различные «ошибки» и «просчеты». Не поймешь: то ли хорошо разыгранный спектакль, то ли беспробудная слепота наших «критиков». А если посмотреть на так называемый «Банк России» как на филиал ФРС США, то тогда все встает на свои места: данный институт очень последовательно и дисциплинированно реализует на территории Российской Федерации денежно-кредитную политику ФРС США (т.е. мировых ростовщиков), не допустив за почти два десятилетия своего существования ни одной серьезной «ошибки» или «просчета».

Незаметно происходит тихая, незаметная подмена одних слов другими. Например, тех, кто играет на финансовых рынках, всегда именовали «спекулянтами». Теперь они получили очень благопристойное название - «инвесторы». Под «инвестициями» раньше понимали, в первую очередь, капитальные вложения в строительство предприятий и других объектов, их расширение и техническую реконструкцию. В то же время СМИ еще недавно с большим энтузиазмом сообщали нам, что в страну пришли «инвестиции» на сумму в десятки миллиардов долларов. Но что-то новых заводов и фабрик в нашей стране так и не появилось. А с чего бы им появиться? Ведь нынче под «инвестициями» понимается покупка уже существующих заводов и фабрик, а то и вовсе каких-то бумажек, не связанных с активами реального сектора (например, обязательства Минфина типа пресловутых ГКО).

Уже на протяжении длительного времени среди «профессиональных экономистов» ведется интересная, но отнюдь не безобидная «игра в слова». Эта каста «профессионалов» считает, что она занимается «экономической наукой». Но это очередной обман. И не только потому, что уже давно нет экономики, но и потому что никакой науки нет (и не было). Любая наука помимо всего имеет устойчивый понятийный аппарат, который позволяет общаться ученым на понятном им языке и передавать свои знания ученикам и последующим поколениям ученых. Ничего этого в «экономической науке» нет. Мы уже выяснили, что под видом «экономики» «профессиональные экономисты» нам незаметно подсовывают «антиэкономику».

О том, что «экономика» (в современной ее трактовке, т.е. как хрематистика) не является наукой, достаточно много сказано и написано людьми, которые не относятся к гильдии «профессиональных экономистов». Соответственно таким людям легче давать трезвые оценки указанной профессии, которая появилась сравнительно недавно, но имеет много общего с «самой древней профессией».

Айвор Бенсон об «экономической науке» и «профессиональных экономистах»

Дадим, например, слово известному шведскому политическому деятелю и журналисту Айвору Бенсону, перу которого принадлежит ряд интересных статей и книг по новейшей истории европейской и мировой истории. Один из вопросов, который его волновал, - роль «профессиональных экономистов» в жизни западного общества. Он задает справедливый вопрос: «...как объяснить, что западноевропейский интеллект, который на деле показал свою способность послать человека на Луну, не сумел распознать, что ростовщичество используется для того, чтобы развратить и силой привести Запад к рабскому подчинению?... как насчет экономистов и финансовых экспертов? Разве они не используют все достижения разных дисциплин и все методы исследования современной науки, пытаясь решить проблемы распределения и обмена товарами, продуктами человеческого труда, в чем им помогает компьютерная техника, которая может во сто крат увеличить возможности человеческого интеллекта?»

Айвор Бенсон пытается дать ответ на поставленный вопрос: «Частично это можно объяснить тем, что в течение более чем столетия западный интеллект сосредоточил свое внимание почти исключительно на проблемах науки и техники, был сполна вознагражден и получил новый стимул благодаря достигнутым результатам.

Вторая половина ответа на вопрос заключается в том, что доходы этой мошеннической денежной системы так велики, что полчища в общем-то невинных людей с благими намерениями, активно вовлеченных в надувательство, могут быть щедро вознаграждены - среди них политики, банкиры, академики и журналисты. Человек устроен так, что очень немногие могут устоять перед искушением получить явную личную выгоду или в материальной форме, или в плане карьеры. Зло это усугубляется явно выраженным у европейцев инстинктом накопительства, наиболее ярко проявляющимся в современной мании приобретательства, которая еще крепче привязывает массы к системе ссуд, так как сиюминутная эйфория от обогащения делает их абсолютно нечувствительным ко всем другим соображениям...».

Бенсон также обращает внимание на отсутствие в «экономической науке» нормального понятийного аппарата и грамотно и фундаментально сформулированных целей: «Ее (экономической науки - В.К.) надуманность проявляется в том, что она не пытается, как положено, разработать свою терминологию, например, объяснить термины «деньги» или «кредит». От экономистов сложно ожидать решения проблем, которые они не могут даже поставить и четко сформулировать...».

Также подчеркивается, что «экономическая наука» крайне умозрительна, она не очень интересуется фактами реальной жизни, да и факты эти зачастую оказываются информацией «за семью печатями»: «Послав человека на Луну, американские ученые доказали, что они владели всеми фактами, имеющими отношение к проблеме высадки человека на Луну и его возвращения на Землю. Если бы те ученые действовали как экономисты, то астронавты или сгорели дотла на земле, или бы были запущены в космос, но никогда не вернулись на землю. Экономисты не в состоянии собрать всю необходимую информацию, потому что самая важная информация намеренно изымается...».

Современные «экономисты», по мнению Бенсона, крайне «зашоренные» люди, у которых отсутствует интуиция и понимание духовной природы многих проблем, которые они пытаются «исследовать»:

«У авторов книги Второзаконие, пророка Мохамедда, Шекспира и других не было даже малой доли той информации, которой владеют современные экономисты, но они могли решать проблему ростовщичества, довольствуясь имеющейся информацией, потому что у них не было недостатка в тех знаниях, которые являются ключом к решению всей проблемы, а именно знания о человеке и его нравственной природе (выделено мной - В.К.)».

Успех или неуспех в любой настоящей науке определяется экспериментом, опытом, практикой. Но в «экономической науке» этот принцип оценки истинности знания не «работает». Кроме того, человек, зараженный различными страстями (а «профессиональные экономисты» ими сильно заражены), не может быть объективным и познать истину: «Таким образом, предмет научной «непредвзятости» и «беспристрастности», которыми так похваляются экономисты, при этом исключая самого человека, его жажду приобретательства и власти, как и его неспособность устоять перед искушением несправедливости, не только не дает положительных результатов, но является контрпродуктивным, умножающим и укрепляющим пороки ростовщичества, вместо того, чтобы разоблачать их. Именно то, что придает телескопическую или микроскопическую силу интеллектуальному взгляду ученого, укрепляет и утверждает экономиста в его непонимании - непонимании, не наказуемом естественными последствиями, как это имеет место в точных и технических науках, а награждаемом престижем и высокими доходами».

Бенсон акцентирует внимание на том о том, что «профессиональные экономисты» особенно ревниво охраняют такой столп современной «экономики», как ростовщичество: Экономисты видят в ростовщичестве неотъемлемую часть финансового механизма, который, как они надеются, однажды заработает. Во все века мудрые люди видели в ростовщичестве то, что неизбежно будет наращивать неправедность, станет орудием агрессии против «чужаков» и «проклятием разрушения», когда это практикуется по отношению к другу или брату.

Окончательный вывод Айвора Бенсона звучит как приговор: «Коротко можно ответить так: экономика - лженаука (выделено мной - В.К.)»[7].
«Экономическая наука» и «профессиональные экономисты» на службе ростовщиков

Слава Богу, сегодня и некоторые отечественные авторы выходят из-под влияния «профессиональных экономистов». Они прямо говорят, что «король - голый», то есть, что «экономическая наука» не имеет никакого отношения к умственной деятельности, нацеленной на постижение истины. Вот лишь одна цитата: «Оказывается, «экономическая наука» лжива и продажна. Она не столько занята постижением истины, сколько защитой интересов своего главного спонсора - финансового капитала»[8].

Так называемая «экономическая наука» наука находится под жестким контролем финансового капитала давно. Есть также мнения, что «экономическая наука» появилась одновременно с капитализмом (т.е. 300-400 лет назад) и что к постижению истины или решению проблем общества она с самого начала не имела никакого отношения. Некоторые более осторожные авторы говорят, что изначально «экономическая наука» была достаточно объективна и независима, а ее «перерождение» произошло позднее.

Например, на стыке 19 и 20 веков, когда в Чикагском университете появилась группа экономистов, финансируемая Рокфеллерами, Морганами и другими «денежными мешками», - так называемая «чикагская школа». По оценкам некоторых авторов, Уолл-стрит инвестировал в «чикагскую школу» в общей сложности миллиарды долларов - для того, чтобы она стала тем, что сегодня принято называть mainstream. В вольном переводе на русский язык это можно трактовать как «единственно верное учение» (что-то наподобие марксизма-ленинизма - «единственно верного учения» в Советском Союзе). Можно также сказать: «генеральная линия партии ростовщиков».

Наиболее известный представитель чикагской школы - Милтон Фридман, который дал начало «монетаризму» - новому течению в «экономической науке». «Рецепты» монетаризма легли в основу экономической политики многих стран мира в последние два-три десятилетия и сильно укрепили власть мировых ростовщиков[9]. А вот Александр Лежава считает, что «грехопадение» «экономической науки» произошла позднее, примерно полвека назад: «Когда-то полвека назад они (экономисты - В.К.) были оптом и в розницу куплены банками. Начало этому процессу положили небезызвестный «Манхеттен Бэнк» (Manhattan Bank), слившийся впоследствии в «Чейз-Манхеттен» (Chase Manhattan), а затем в «Дж.П.Морган-Чейз» (J.P.Morgan-Chase). Он учредил кафедру экономики для Джона Кеннета Гэлбрайта (John Kenneth Galbraith) в Гарвардском университете. Гэлбрейт был одним из целой группы предприимчивых экономистов, если не сказать жуликов, который уверял, что если банкирам будет дано право на законных основаниях подделывать деньги (автор, видимо, имеет в виду эмиссию денег без полного их покрытия, о чем мы еще скажем ниже - В.К.), то это станет дорогой к процветанию всего общества. У Гарварда в то время не было особого желания принимать за свой счет Гэлбрайта на работу, но тут появился «Манхеттен Бэнк», помахал перед носом у университетского начальства своими деньгами, и те купились, ну или, если хотите, продались. Используя престиж Гарварда (который только что был куплен и оплачен), банкиры не стали останавливаться на достигнутом. В такой же легкой и непринужденной манере затем были куплены экономические факультеты и во всех других университетах и экономических школах США»[10].

То, что А.Лежава написал о послевоенной «экономической науке» - это, по нашему мнению, уже последняя стадия давно начавшегося процесса создания системы управления «экономическим» общественным сознанием в интересах мировых ростовщиков. Эта система, которая поставила под жесткий контроль общество, включает следующие важнейшие элементы:

а) «экономическую науку», разрабатывающую нужные ростовщикам «экономические теории»;

б) высшие учебные заведения, осуществляющие «экономическое просвещение» входящих в жизнь новых поколений; они обеспечивают углубленное изучение «экономических теорий»;

в) средства массовой информации (радио, телевидение, газеты и журналы, книжные издательства, Интернет), осуществляющие формирование «экономического сознания» у всего населения, включая грудных младенцев, школьников, домохозяек, безработных, академиков, дворников, полицейских и т.п.

В советское время власти были озабочены тем, чтобы к «достижениям» марксизма-ленинизма было приобщено 100% населения. Для этого в школах, ВУЗах, техникумах преподавали «научный коммунизм», «научный атеизм» и т.п. В рабочее время и после работы люди занимались в различных школах, кружках и университетах марксизма-ленинизма. Издательства печатали миллионные тиражи книг по марксизму-ленинизму. При ЖЭКах также функционировали клубы и пункты, где пенсионеры продолжали штудировать основы «единственно верного учения». Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Академия общественных наук при ЦК КПСС, Институты Академии наук СССР продолжали «развивать» и «углублять» положения «единственно верного учения», на что тратились громадные средства из бюджета.

Сегодня у нас также есть «единственно верное учение» - mainstream. Оно фигурирует под разными названиями: «макроэкономика», «экономикс», «монетаризм», «экономическая теория» и т.п. Задача заключается в том, чтобы также добиться 100-процентного охвата населения этим «учением». Включая младенцев, гастарбайтеров, безработных, бомжей, проституток и наркоманов.

Несмотря на титанические усилия «экономической науки» доказывать «прогрессивность» капитализма стало сложно: эта общественно-экономическая формация достаточно себя дискредитировала. Процесс дискредитации достиг своего апогея в период затяжной депрессии 1930-х годов. Примечательно, что об этом достаточно откровенно на излете своей длинной жизни написал даже Джон Кеннет Гэлбрейт (1908 - 2006 гг.) - тот самый, ради которого, как пишет А.Лежава, была учреждена кафедра экономики в Гарвардском университете. В своей последней книге «Экономика невинного обмана: правда нашего времени» он констатирует: «Слово «капитализм» по-прежнему употребляют лишь наиболее радикальные и откровенные защитники капиталистической системы, да и то не часто»[11].

«Профессиональные экономисты» стали активно подыскивать синонимы «неприличного» слова «капитализм». На смену ему стали приходить различные словосочетания, сегодня «естественный отбор» выдержали термины «рыночная система», «рыночная экономика», «рыночное хозяйство» и т.п.. Вот как описывает этот процесс «научных» поисков Дж. Гэлбрейт: «Были начаты поиски неопасной альтернативы термину «капитализм». В США предприняли попытку использовать словосочетание «свободное предпринимательство» - оно не прижилось. Свобода, подразумевавшая принятие свободных решений предпринимателями, не являлась убедительной. В Европе появилось словосочетание «социал-демократия» - смесь капитализма и социализма, сдобренная состраданием. Однако в США слово «социализма» вызывало в прошлом неприятие (да и в настоящем это неприятие осталось). В последующие годы стали использовать словосочетание «новый курс», но все же его слишком отождествляли с Франклином Делано Рузвельтом и его сторонниками. В итоге в научном мире прижилось выражение «рыночная система», так как оно не имело негативной истории - впрочем, у него вообще не было истории. Вряд ли можно было отыскать термин, более лишенный всякого смысла...»[12].

С самого начала «реформ» в нашей стране термины «рыночная система», «рыночная экономика» оказалось самыми употребительными. Ведь «вдохновить» бывших советских людей на строительство «светлого капиталистического будущего» по целому ряду причин (надеюсь, понятным читателю) было сложно или даже невозможно. К слову «капитализм» в наших условиях «неполиткорректные» граждане начнут добавлять всякие «нехорошие» определения типа «криминальный», «бандитский», «компрадорский», «колониальный» и т.п.

Идеологи «реформ» с самого начала наложили «табу» на употребление слова «капитализм». Для «нейро-лингвистичекого программирования» сознания (проще говоря: зомбирования) наших людей стали использоваться благозвучные термины: «рынок», «рыночная экономика», «рыночная система». В современных учебниках по экономике вы можете вообще не обнаружить слова «капитализм», зато термин «рыночная экономика» встречается на каждой странице, иногда несколько раз. При этом смысл термина толком не объясняется.

Между тем, термин «рыночная экономика» не менее абсурден, чем «капиталистическая экономика». О том, что это мы имеем не экономику, а антиэкономику, мы уже сказали выше. Но никаких признаков «рынка» мы также не наблюдаем ни в «самой рыночной» стране мира - США, ни у себя дома. Важнейшим признаком рынка, как нам объясняют учебники по «экономике», является конкуренция, которая обеспечивает «автоматическое» («стихийное») формирование цен. Последние являются «равновесными», «справедливыми» и т.п. При рыночных отношениях продавцы и покупатели имеют свободу (и возможность) выбора контрагентов, право прямого общения между собой и т.п. и т.д. Не хочу утомлять читателя пересказом учебников по «экономике», а задам вопрос: «Где вы видели такой рынок?»

Отвечу: такого рынка давно уже нет нигде в мире. Может быть, он был во времена Адама Смита, а, может быть, даже до него. Рынок, также как и экономика давно «умер». Главная причина его «смерти» том, что в «экономике» стали господствовать монополии (тресты, концерны, синдикаты, картели), которые стали диктовать свои условия другим участникам «рынка». О монополиях и «смерти» рынка можно почитать в уже упоминавшейся книге Дж. Гэлбрейта. Поэтому слово рынок для описания современного общества также следует использовать только в кавычках. Добавим, что «смерть» рынка наступила также потому, что сегодня участники «рынка» давно уже утратили возможность свободного общения между собой. Между ними образовались мощные «кордоны» разных посредников, в том числе «финансовых посредников» в лице банкиров. Сегодня они не только «посредники», но также монополисты, причем самые главные. Почему? Потому, что «производят» самый дефицитный в «рыночной экономике» «товар» - деньги.

Вообще, на роль термина, который может более или менее точно отразить сущность современного западного общества, претендует целый ряд слов и словосочетаний. Вполне вероятно, что они лишь дополняют друг друга, раскрывая ту или иную сторону общественного устройства.

Вот, например, американский общественный деятель Линдон Ларуш (достаточно известная в США фигура - несколько раз баллотировался на пост президента страны) полагает, что наиболее точно современное общество (западное, но особенно американское) можно охарактеризовать словом «фашизм». На первый взгляд, это кажется слишком неожиданно, резко и, может быть, несправедливо. Но вот как называл фашизм Бенито Муссолини в 1920-е годы (этот термин появился не в Германии, а в Италии): «Фашизм следовало бы более правильно называть корпоратизмом, поскольку это слияние государства и корпоративной власти».

В 20-30-е годы прошлого столетия термины «фашизм» и «корпоратизм» часто использовались в качестве взаимозаменяемых понятий в ходе общественных дискуссий. В послевоенной марксистской экономической литературе стал широко использоваться термин «государственно-монополистический капитализм» (ГМК). Это еще один термин, который отражает тот же самый тип общества, называемый «фашизм» или «корпоратизм». Современное западное (особенно американское) общество можно охарактеризовать любым из вышеназванных терминов. Основные признаки этого общества:

- сращивание государства и крупнейших корпораций (монополий);

- перераспределение общественного богатства в пользу очень узкой группы людей (мировых ростовщиков);

- осуществление насилия верхушки над подавляющей частью населения, причем насилие исходит как от государства, так и корпораций (законы перестают действовать, репрессивный аппарат получает гипертрофированное развитие, всеобщая слежка за населением становится нормой, усиливается духовное насилие и прямое «зомбирование» людей и т.п.).

Таким образом, американское общество - фашистское, но верхушка США не хочет в этом признаваться. Например, в 2003 году президент США Джордж Буш младший в одной из своих речей назвал три основных «зла 20 века»: гитлеризм, коммунизм, милитаризм. Он использовал слово «гитлеризм» и избежал слова «фашизм», поскольку иначе ему пришлось бы признать, что США - «империя зла».

Тему «филологии» мы подняли в связи с тем, что современный человек живет в «королевстве кривых зеркал». Понять, как устроена современная «экономика» и «рынок», что такое «деньги» и «банки», каковы причины экономических, финансовых и банковских кризисов, сегодня крайне сложно. Для этого надо оторваться от «букварей», которые писали «профессиональные экономисты» под диктовку экспертов из Международного валютного фонда по заказу тех, кто правит в этом «королевстве». А правят в этом королевстве ростовщики. Те самые ростовщики, о которых писал еще Аристотель и прихода которых к власти он так боялся.

Сноски:

[1] Цит. по: «История экономических учений». Под ред. В.Автономова, О.Ананьина, Н.Макашевой. Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М, 2002, с.16-17.

[2] Аристотель. Соч. в 4-х тт. Том 4. - М., 1984, с.395.

[3] Ю.Бородай. Кому быть владельцем земли // «Наш Современник», 1990, №3, с.107.

[4] К.Маркс, Ф.Энгельс. Полн. Собр. Соч. т.23, с.248.

[5] М.Ю.Медведев. Альтернативная экономика. Критический взгляд на современную науку и практику. - М.: КНРОРУС, 2010, с.6

[6] Подробнее об этом говорится в главе 16 ««Денежная революция»: создание центральных банков».

[7] Айвор Бенсон. Фактор сионизма: влияние евреев на историю XX века. - М.: «Русский вестник», 2001, с. .184-186.

[8] А.А.Соломатин. Уравнение обмана. // Профиль, №11, 2008.

[9] Подробнее см.: М.Гэффин, Г.Титова, Ф.Харрисон. За кулисами становления экономических теорий. От теории к коррупции. СПб.: Б.&К., 2000.

[10] А. Лежава. Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса. - М.: Книжный мир, 2010, с.74-75.

[11] Дж. К. Гэлбрейт. Экономика невинного обмана: правда нашего времени. - М.: «Европа», 2009, с.20

[12] Там же, с.22-23.
Источник: Русская линия

* RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями
* RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев
* RSS лента ЭТОЙ СТАТЬИ с комментариями к ней

09 декабря 2011, 12:24
№ 1Восхищен!!! Спасибо!
1. Отличная статья! Сильно написана. И она, и приложение к ней. На одном дыхании. С сильными чувствами и убеждениями. Не ожидал такого от профессионального (в истинном смысле этого слова) экономиста. («Профессиональных» не уважаю и презираю. За то, что они сделали в последние 25 лет.) (Книгу Вашу надо обязательно прочитать! Буду весной в Москве – куплю. Если «до того» не найду в Сети. :)

2. В основном, главном, поддерживаю Вас! Слава Богу, что и среди профессиональных российских экономистов есть умные люди. Не все роботы, зомбированные экономиксом. Не согласен лишь с некоторыми слишком резкими, крайними оценками. Я – резкий в оценках человек, но Вы еще круче. :)

3. Как по мне, главная задача русских не протестовать, а дать новое учение. Которое бы заменило и мэйнстрим, и марксизм. Мою попытку в этом плане см. здесь: http://sovet14.narod.ru/MS.htm. (Особенно «Теорию цены товара» и «Теорию товарного спроса»).

4. Рекомендовал Ваши сочинения моим читателям на моем сайте. См. SA.597 – http://sovet14.narod.ru/SA/SA.597.mht .

5. Опечатки, замеченные мною: предавала – придавала; в одном месте слово «рынок» не взято в кавычки.

Антон Совет
16 января 2012, 03:15
№ 2Мейнстрим науки экономики
То, что современная экономическая наука по сути является лженаукой, видно по абсолютной её неприменимости и практической никчемности. Ученые мужи этой лженауки замалчивают сей факт, точно также как абсолютное непонимание различия между стоимостью и ценой товара. А уж возведение преступления, которое раньше называлось "порчей монеты", а сейчас "инфляция", в ранг истинного научного положения - это вообще ни в какие рамки не лезет.
Юрий
Адрес заметки: http://www.finansy.ru/st/post_1323339221.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Вс окт 06, 2013 9:12 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Разбор программной статьи Медведева: зачем понадобилась лажа

2013-10-02 14:56

Михаил Хазин,по материалам www.odnako.org

Я ужасно не хотел комментировать откровения Медведева по новым планам правительства. Поскольку всем понятно, что как только это правительство уйдёт, про них все немедленно забудут - как уже начали забывать про планы строительства "коммунизма" к 2020 году, которые активно пиарила «Единая Россия» ещё не так давно. Да и даже если Медведев останется хоть на сто лет - всё равно эти планы к реальности отношения не имеют. Но пришлось, что называется, «отнестись».

Прежде всего я задумался, а с чего вдруг все так заинтересовались этими откровениями. И понял - это первый более или менее системный документ, который родили «либералы» (дальше кавычки ставить не буду для простоты, и так всё понятно) за последние двадцать с лишним лет. Видимо, почувствовали какую-то угрозу (уж простите, анализировать их рефлексии я не буду) и решили отойти от одношаговых рецептов типа «снизили инфляцию, пришли иностранные инвестиции и настало всем щастье». Соответственно, народ решил разобраться, не поумнели ли они, не выучились ли чему-нибудь и, быть может, даже стали что-то понимать в экономике.

А потому начинаем цитировать.

«Прошло ровно пять лет с того момента, когда стало очевидно: начинается экономический кризис глобального масштаба. Хорошо помню первый антикризисный саммит лидеров «большой двадцатки» в Вашингтоне. Те оценки, которые давал сам и которые превалировали в выступлениях коллег».

Для меня это новость. Я хорошо помню свои комментарии к этим мероприятиям, когда долго и упорно доказывал, что утверждения либеральных экономиксистов и политиков о том, что кризис циклический и скоро «сам по себе» пройдёт, - лажа, что речь идёт о системном циклическом кризисе. Так что тут Медведев несколько привирает. Или у него это аберрация памяти.

«Эти выводы в основном подтвердились временем. Но тогда ещё никто не мог представить себе всей глубины и продолжительности кризиса. Высказывались предположения о том, на какую букву латинского алфавита будет похожа динамика глобальной экономики - W, V или L. Самым привлекательным был вариант V. Самым неприятным - вариант W, когда чередуются спады и рост. Сегодня мы видим, что динамика оказалась близка по форме к квадратному корню. После первоначального падения последовал восстановительный рост, а затем развитые страны вышли практически на горизонтальную линию».

Опять лажа. Восстановления не произошло - в реальности, во всяком случае. Сказки экономиксистов, которые до сих пор не могут объяснить причины кризиса, а потому всё время рассказывают о том, что он закончился, как это должно было бы быть по их «прописям», нам рассказывать не нужно. Подъём фондового рынка - это не восстановление экономики, а спад частного спроса никуда не делся. Что касается рассуждений о буквах - это уж вовсе детский сад.

«Долговое бремя остаётся запредельно высоким в большинстве стран «восьмёрки» (кроме России). В том числе и потому, что его быстрое снижение чревато длительной стагнацией. Европейская экономика балансирует на грани рецессии. Замедлился рост во всех странах БРИКС. Экономика США не может в полной мере справиться с высокой безработицей, а многие американцы только начинают выползать из долгов. Темпы роста российской экономики также существенно замедлились. Сегодня российские фондовые индексы находятся на том же уровне, что и в начале августа 2008 года».

Вот это уже ближе к истине. Только нужно отметить, что снижение долга чревато не «стагнацией», а жёстким спадом, по масштабу превышающим вторую «Великую депрессию» ХХ века (в 30-е годы). Поскольку тогда расходы домохозяйств превышали их доходы примерно на 15%, а сегодня - на 20-25%. Вообще, говорить о долговом кризисе, не объясняя, откуда он взялся, по крайней мере странно. Причина его лежит на поверхности: дело в том, что через расходы бюджета стимулировались расходы домохозяйств, что позволяло увеличивать ВВП через рост частных расходов. А вот частные доходы росли сильно медленнее. И даже не снижение долговой нагрузки, а просто остановка её роста ведёт к резкому падению уровня жизни населения. Ресурсов на поддержание спроса уже почти не осталось, и что делать в этой ситуации - не очень ясно. Но уж точно - не нужно рассказывать сказки про продолжение экономического роста.

«Такое развитие ситуации заставило переосмыслить проводившуюся антикризисную политику. Напомню, что было предпринято руководством России для преодоления экономического спада. Банк России умеренно снижал курс национальной валюты и значительно расширил инструменты рефинансирования коммерческих банков. Это позволило сохранить доверие к рублю и не допустить резкого оттока вкладов из банковской системы. Правительство существенно изменило структуру бюджетных расходов, увеличив финансирование приоритетных направлений. От них прямо зависело восстановление экономики и предотвращение резкого падения внутреннего спроса. Крупным компаниям была оказана дополнительная кредитная и гарантийная поддержка. В результате они смогли реструктурировать на более длительный срок прежние долги и избежать массовых банкротств».

Не нужно путать слова и дела. Рублёвое рефинансирование экономики и промышленности в России находится на запредельно низком уровне. По этой причине банки и крупные госкорпорации закредитованы в иностранной валюте, причём объём этого долга уже существенно превышает золотовалютные резервы ЦБ и правительства. Как следствие, возможности по девальвации рубля с целью стимулирования экономики ограничены - банки и корпорации могут оказаться в банкротном состоянии, как это уже было у либералов в 1998 году. Тогда, правда, девальвация была посильнее, раза в четыре, так что пришлось объявлять банковский дефолт (помимо суверенного), но и сегодня девальвировать рубль больше чем на 15% у правительства не вышло, а этого не хватило не то что на рост, но даже на остановку экономического спада.

«Были реализованы активные программы поддержки занятости и малого предпринимательства, в том числе в моногородах. Параллельно с осуществлением антикризисной политики мы продолжили реализацию приоритетных национальных проектов: началось обновление систем школьного образования, первичной и высокотехнологичной медицинской помощи. Мы сохранили и индексировали выплаты материнского капитала. Всё это позволило сохранить рост рождаемости и не допустить депопуляции населения».

Это уже какой-то тяжёлый бред. Масштаб малого предпринимательства в России в последние годы в результате налоговых инноваций правительства сокращается, с медициной полный швах, школьное образование разрушено практически полностью, выпускники, даже самые лучшие, не умеют грамотно писать на родом языке. Либералы из медведевского правительства уже предлагают отменить материнский капитал - насколько нужно быть циничным, чтобы ставить его себе в заслугу!

«После 20-летних переговоров Россия стала участником ВТО, приняв общие правила игры. Получила возможность не только пользоваться ими, но и влиять на их формирование. Вместе с Казахстаном и Беларусью был создан Таможенный союз. Усилилась координация в рамках таких объединений, как ШОС и БРИКС. Мы учимся извлекать выгоды из международной кооперации, использовать её в своих национальных интересах, не ущемляя интересы партнёров».

Пока от ВТО по экономике одни неприятности. Правительство силой втащило нас в ВТО, протащив через Госдуму уникальный документ - условия вступления в эту организацию, который на момент голосования не существовал на русском языке! Мне кажется, что тут, скорее, нужно говорить об акте государственной измены, чем позитиве. Результат, в общем, налицо. Резко вырос отток капитала (на фоне снижения таможенных тарифов стало более выгодно завозить в страну готовую продукцию, чем производить что-то внутри), зашатались те отрасли, которые хоть как-то «задышали» в 2000-е годы (например, производство свинины и курицы), резко вырос общий объём импорта. Выигрыша нет - поскольку за 20 лет вступления в ВТО либеральное правительство не озаботилось созданием института международных торговых юристов. В общем, тут не обычный провал, тут провал катастрофический.

«Если суммировать, кризис научил нас многому. Мы знаем, что делать, если ситуация сложится неблагоприятным для экономики образом, и готовы нести ответственность перед людьми, которые выдали нам огромный кредит доверия. Правильность наших действий подтвердили и результаты выборов. В отличие от большинства развитых стран в России не сменилась политическая сила, стоящая у власти. Это тот аванс, который предстоит отработать (см. таблицу «Изменение показателей 2011 г.»)».

Уж не знаю, кого чему научил кризис, пока видно, что либеральное правительство с упорством, достойным лучшего применения, наступает на те же грабли, что и в 90-е годы. Что характерно, делают это одни и те же люди. Говорить по выборы уж вовсе смешно, про статистические показатели - грустно. Ни один нормальный человек не верит правительственной статистике, прежде всего потому, что реальная инфляция безбожно занижается, соответственно, завышается экономический рост. Мы так и не достигли показателей предкризисного 2007 года, хотя, если смотреть на число миллиардеров, то рост явно имеет место, тут даже возразить нечего. Правда, многие из них уже являются налоговыми резидентами зарубежных стран.

«И такая работа продолжилась, как только в мае прошлого года было сформировано новое правительство. Я объявил его семь главных задач на первый год. Они включали бюджетное планирование на основе жёсткого бюджетного правила, принятие всех основных государственных программ, выполнение задач социального развития, поставленных в указах президента, последовательную приватизацию излишних государственных активов, полноценную реализацию «дорожных карт» национальной предпринимательской инициативы, активизацию реформы государственной службы и запуск механизмов «открытого правительства». Эти задачи решены. По ряду направлений деятельности, носящей среднесрочный характер, идёт планомерное осуществление всех заявленных мероприятий. Но в процессе этой работы стало очевидно, что ситуация в глобальной экономике, а следовательно и российской, улучшается медленнее, чем рассчитывали».

Опять враньё. Я не буду говорить про приватизацию, поскольку никто не понимает, чем она полезна для экономики страны (зато она полезна прихватизаторам-мультимиллионерам в ближнем круге Медведева, которые явно хотят вернуться к привычным доходам). Про социальные указы Путина (т.н. «майские указы») сказал весной сам Путин, раздражённый тем, что правительство их не выполняет. Программ структурного и промышленного развития нет и в помине, что такое «предпринимательская инициатива» сами предприниматели просто не знают, я много езжу по регионам, так что тут ситуация одинакова по всей стране.

Реформа госслужбы, судя по всему, свелась не столько к повышению ответственности чиновников за результаты своей деятельности, сколько к повышению их зарплаты темпами, превышающими рост реальной инфляции. О реформе образования и здравоохранения я уже писал, пенсионная реформа провалена полностью, тарифы ЖКХ уже стали притчей во языцех. Про «открытое правительство» просто никто ничего не слышал. В общем, я даже и не знаю, а есть ли у правительства успех хоть в одном, самом слабеньком и хиленьком деле.

«Мы прогнозировали сохранение темпов роста ВВП на уровне более 3%. В том числе рассчитывая на оживление в Европе (на ЕС приходится половина внешней торговли России). Но глубина долгового кризиса и падение конкурентоспособности многих европейских государств оказались столь значительны, что, судя по всему, реального устойчивого роста в Европе придётся ждать ещё несколько лет. Как недавно написал известный американский экономист Кеннет Рогофф, «рост - иллюзорная цель в периоды очень высокого уровня государственного долга».

Замечательно! На протяжении многих лет лучшие российские экономисты (между прочим, именно в России уже более 10 лет назад разработана теория нынешнего кризиса, о чём Медведев, судя по всему, даже не подозревает) писали о том, что кризис на Западе будет долгим и серьёзным. Вместо этого Медведев слушал безответственных болтунов и теперь всерьёз пишет про то, что случившееся произошло «неожиданно». Ну, если «неожиданно» - нужно найти виновных и их наказать. Ау, Дмитрий Анатольевич, кто это вас так подвёл, назовите имена, объясните, почему они до сих пор занимают ответственные и, чего уж греха таить, хлебные должности. Или вы и завтра, и послезавтра, обнаружив очередные проблемы, о которых народ уже говорит много месяцев, будете вопить о «неожиданности»?

«Перечислю несколько конкретных направлений, по которым нам удалось продвинуться. Первое. Бюджет формируется в соответствии с бюджетным правилом. Скажу откровенно: работать в условиях столь жёстких бюджетных ограничений непросто. В следующем году мы вынуждены пойти на общее сокращение расходов в объёме до 5% от ранее ожидавшегося уровня. Но сбалансированность бюджета и отсутствие резких колебаний важнее».

А, собственно, почему это так важна сбалансированность, если она приводит к тому, что бюджетные деньги, которые ЦБ и Минфин хранят на Западе под 0,5%, возвращаются к нашим компаниями по значительно более высоким процентам? Народ вот уже подозревает, что руководители правительства получают из зарубежных банков откаты... Вот же тема для обсуждения «открытого правительства», нужно же успокоить народ! И потом, ну нужно же понимать, что общее сокращение расходов бюджета называется секвестром. А на него обычно идут в случае существенного и быстрого падения доходов бюджета, что в условиях более или менее стабильных мировых нефтяных цен означает падение экономики. Тут нужно, как говорится в известном анекдоте, или крестик снять, или трусы надеть: либо не говорить об экономическом росте, либо отказываться от секвестра. Иначе народ не поймёт!

«Второе. Мы обеспечили стыковку практически всех программных документов по отдельным отраслевым направлениям - как между собой, так и с основными параметрами бюджетной политики. В результате правительство имеет сбалансированную стратегию действий на несколько лет вперёд, зафиксированную в нескольких десятках государственных программ».

Никому не интересна внутренняя «кухня» правительства - что оно там «сбалансировало» и «состыковало» во внутренних документах. Нужен - результат, в виде экономического роста, сокращения зависимости от экспорта энергоносителей, сокращения корпоративного долга, улучшения структуры экономики. Этого нет - значит, правительство ничего не делает. Не нужно хвастаться объёмами гигабайт, перекачанными внутри правительственных компьютерных сетей, этот объём значительно проще нагнать просмотром порнухи.

«Третье. Обеспечивается реализация всех ключевых мероприятий национальной предпринимательской инициативы. Для правительства принципиально важно, чтобы всё, о чём мы договорились с предпринимательским сообществом, было сделано. Это касается налогового и таможенного администрирования. Обеспечения доступа к инженерной инфраструктуре и конкуренции. Государственных закупок и регулирования строительного рынка, а также ряда других сфер экономики».

Ещё раз повторю - за последний год был больше чем в десятке регионов России, никто про такую работу правительства практически не слышал. А если слышал - не очень понимает, как её можно использовать в реальной жизни для борьбы с завышенными налогами, произволом налоговых инспекторов, коррупцией, рейдерством, да и много ещё чем. Недаром общее количество предпринимателей в стране сокращается, что само по себе говорит об эффективности правительства.

«Четвёртое. Система поддержки отечественных производителей перестраивается в соответствии с обязательствами, принятыми Россией при вступлении в ВТО. Особенно непросто это было сделать в сельском хозяйстве, ставшем в последние годы одним из локомотивов экономического роста. Тем не менее нам удалось ввести в практику инструменты так называемой несвязанной поддержки, и они уже неплохо работают».

Вот тут ничего сказать не могу, может, где и работают. В части поддержки экспорта, например. Но вот бороться с импортом, особенно в регионах, пока явно не научились. Да и экономически это сложно - при таком росте издержек, который имеет место в России, трудно честно бороться с иностранным производителем. А судиться с ним в иностранных судах - так просто невозможно, поскольку своих юристов у нас нет, а иностранные и дороги, да и не всегда эффективны.

«Пятое. Приняты решения о предоставлении льготных налоговых и таможенных условий для реализации инвестиционных проектов в отдалённых регионах. Речь идёт о проектах на Дальнем Востоке и в Калининграде. О разработке шельфовых и иных труднодоступных месторождений полезных ископаемых. Рассчитываю, что это существенно увеличит объём инвестиций в новые производства».

Когда либералы говорят о росте инвестиций, я плачу ... Но, для простоты, зададимся одним вопросом. Кому нужны новые инвестиции в труднодоступные регионы, когда в мире начался кризис, который приведёт к серьёзному падению совокупного спроса? Кто в нашем правительстве это считал? С кем будут конкурировать наши месторождения завтра? С нефтью Ирана, который вот-вот вернётся на мировой рынок? С Австралией? Латинской Америкой? Какая у нас должна быть себестоимость добываемой руды, чтобы нормально конкурировать на падающих мировых рынках? Правительство ждёт роста мировой экономики, но когда оно скоро столкнётся со спадом - это тоже будет «неожиданно»?

«И шестое (хотя этим списком принятые меры далеко не исчерпываются). Началась реализация крупных инфраструктурных проектов, обеспечивающих единство страны и её долгосрочное устойчивое развитие: строятся новые железные дороги, автомобильные магистрали, аэропорты и морские порты. В том числе в рамках государственно-частного партнёрства».

Строятся. В рамках бюджетных расходов при растущей экономике. Но секвестр уже объявлен - какие инвестиционные проекты с бюджетным участием будут сокращены? В регионах процесс такого сокращения уже начался, поскольку федеральные трансферты сокращаются, падают заказы на крупных машиностроительных заводах, некоторые из них уже на грани закрытия. Каковы будут реальные последствия спада экономики и секвестра бюджета, почему правительство об этом не говорит?

«Большинство перечисленных мер дадут значительный эффект только в среднесрочной перспективе. В данный момент ситуация в нашей экономике определяется неблагоприятными внешними условиями. А также грузом ещё не решённых проблем. Прогнозы экономического развития достаточно пессимистичны.

Темпы роста ВВП в текущем году, скорее всего, не превысят 2%. Замечу, это - впервые с 2009 г. - ниже, чем в мировой экономике в целом. Возросшие издержки ведения предпринимательской деятельности (цены на продукцию и услуги инфраструктурных монополий, заработная плата, процентные ставки) делают невыгодным продолжение производства на значительной части старых мощностей, а также реализацию серьёзных инвестиционных проектов.

Увеличение производства поддерживается почти исключительно за счёт реализации крупных инвестиционных проектов с участием государства и контролируемых им компаний, повышения доходов работников бюджетной сферы, расширения масштабов субсидирования сельского хозяйства и ряда других отраслей на фоне высоких цен на нефть. Но этот источник развития ограничен из-за его зависимости от сохранения благоприятной нефтяной конъюнктуры. Жёсткое бюджетное правило необходимо для гарантированного исполнения всех социальных обязательств государства. Но в перспективе оно делает невозможной опору только на государственный спрос. Поэтому критически важным становится обеспечение устойчивых источников стабильного экономического роста в негосударственном секторе экономики».

Я уже писал об этом выше, повторю ещё раз. Эффективность перечисленных Медведевым мер эфемерна даже на фоне растущей экономики, но сегодня она перешла к спаду. Более того, никаких реальных причин, по которым спад должен смениться ростом не наблюдается. Даже если США и их союзники нанесут удар по Сирии и Ирану, это не вызовет долгосрочного тренда на рост цен на нефть, а всё остальное в рамках либеральной политики роста не даст, возможности девальвации рубля уже исчерпаны. Это значит, что первый и главный вопрос, который нужно сегодня задавать, - это как можно остановить спад в экономике страны. И пока ответа на него нет, говорить не о чем.

Медведев, который демонстративно не признаёт начавшийся спад (хотя вся его политика показывает, что он о нём знает), этот вопрос себе задаёт и даёт на него ответ: поскольку его правительство не может государственными методами стимулировать спрос, это должен делать негосударственный сектор. Хорошо. Теперь другой вопрос, не менее важный. За счёт каких ресурсов негосударственный сектор это может сделать? Посмотрим, как на этот вопрос даёт ответ Медведев.

«Считаю, что защита частной собственности и конкуренции остаются нашими безусловными политическими приоритетами. Пока уровень инвестиций в российской экономике невысок. И не столько из-за конкретных «арифметических» расчётов потенциальной отдачи от капиталовложений. У инвесторов сохраняются иррациональные страхи работы в непонятной и иногда непредсказуемой России. А также вполне объяснимое недоверие к публичным институтам. Что самое печальное - в том числе и к судебной системе, к правоохранительным органам. Как писал Ф. М. Достоевский, «капитал любит спокойствие внешнее и внутреннее, не то прячется».
Одна из причин такого положения дел кроется в том, что многие чиновники, судьи, сотрудники полиции (хотя, конечно, далеко не все) до сих пор считают, что государственная собственность (а значит, и государственные компании) обладает особыми правами на защиту. Несравненно большими, чем частные лица. А последние преследуют исключительно личные интересы, а потому подозрительны и должны находиться под жёстким контролем.
Яркая иллюстрация этого - ситуация в нашей банковской системе. С одной стороны, она доказала свою устойчивость к самым серьёзным кризисным явлениям. Обеспечила - во взаимодействии с государством - сохранность сбережений граждан. И это, безусловно, хорошо. С другой стороны, её структура далека от оптимальной. На долю пяти крупнейших банков, прямо или косвенно контролируемых государством, приходится 56% депозитов граждан и 53% кредитного портфеля экономики в целом. Они имеют очевидные преференции со стороны государства, в том числе и государственных компаний, и пользуются его практически нелимитированной поддержкой. А почти тысяча банков не имеют возможности полноценно встроиться в систему государственной помощи. Результат - снижающийся уровень конкуренции на финансовом рынке [отсутствие серьёзных региональных банков] и высочайшие процентные ставки, ограничивающие предпринимательскую и инвестиционную активность.
Это лишь один пример, характеризующий общую ситуацию с конкуренцией, соотношение государственного и частного сектора. Такого нет ни в одной стране с продвинутой правовой и политической системой. И от этого положения дел надо избавляться, если мы рассчитываем стать конкурентоспособной страной с развитой экономикой».

«Частная собственность и конкуренция» ... То есть, иными словами, Медведев предлагает нашим банкам, компаниям, даже индивидуальным предпринимателям, на равных условиях конкурировать со странами, у которых и кредит дешевле, и расходы поменьше, и климат получше. Для улучшения конкуренции он предлагает снимать таможенные барьеры (вступление в ВТО!), усиливать внутреннюю конкуренцию (то есть снижать прибыль и возможности для привлечения инвестиций), снижать ставки банков ... Кстати, ставки определяются не только стоимостью заёмных средств, но и рисками, в том числе, конкурентными рисками. Кто ж будет кредитовать дышащее на ладан российское предприятие, которому предлагается конкурировать с транснациональными гигантами? Понятное дело, что все риски включаются при этом в стоимость кредита, особенно если банк частный.

«Ключевые направления работы ясны. Это значительное улучшение предпринимательского климата. Это активизация национального капитала и значительный приток иностранных инвестиций. Это меры по технологическому перевооружению экономики. Это новая политика на рынке труда. Фактически мы находимся на развилке. Россия может продолжить очень медленное движение близкими к нулевым темпами экономического роста. Или сделать серьёзный шаг вперёд. Второй путь сопряжён с рисками. Но следование первому сценарию - с мнимой возможностью сохранения уже достигнутого благополучия - ещё опаснее. Это прямая дорога к его потере. Дорога в пропасть».

Дорога в пропасть ... Нельзя не согласиться, нынешняя политика правительства - это дорога в пропасть. Но вот вопрос. Кто из частников (правительство же ратует за частную собственность и конкуренцию) даст денег на перевооружение российского предприятия? Для этого нужно иметь рынки сбыта. Деньги могут дать только под будущие прибыли, за счёт которых можно будет вернуть вложенные инвестиции. Вопрос правительству: куда будут продавать свою продукцию российские компании?

Ответов на него всего два. Первый - внутри страны, на внутренних рынках. Тут уже есть проблемы, поскольку эти рынки - маленькие. Для того чтобы окупить высокотехнологическое производство, нужны большие серии. Например, дальнемагистральных самолётов нужно продать несколько сот штук. У нас нет такого внутреннего рынка. Далее. Пусть такой рынок даже есть, например, землеройной техники. Но себестоимость в начале производства всегда выше - нужно ещё отдавать кредиты и инвестиции, вложенные в модернизацию. У нас спад, рынки сокращаются, в таких условиях потенциальные заказчики, скорее, ремонтируют технику, чем покупают новую.

И, наконец, главное. У нас же приоритет на конкуренцию! То есть, наша, более дорогая и не совсем качественная (технологии ещё не отработаны) техника должна конкурировать с импортной? В условиях экономического спада? Как это должно происходить на практике? А если этого не будет, то инвестор, скорее, вложит деньги в небольшое увеличение производства в устойчивых иностранных компаниях, чтобы ввезти в страну уже готовую технику.

Перейдём к рынкам иностранным. Там ситуация та же самая - если речь идёт о свободной конкуренции, то у нас шансов нет. Но и даже с несвободной - тоже есть проблемы. Поскольку массовые поставки требуют разработки соответствующей инфраструктуры: ремонта, поддержки, обучения. Кто за неё должен платить, если у конкурентов она уже есть? Кто должен платить за валютные риски, которые для нашего правительства всегда «неожиданные»? Кто, в конце концов, должен возвращать импортный НДС? Вопросы, вопросы ... Но посмотрим, как на них будет отвечать Медведев.

«Каким правительство видит путь экономического роста в России в условиях низкого глобального спроса и интенсивной конкуренции?

Он строится на трёх базовых принципах. Во-первых, необходимо обеспечить предпринимателям максимальную свободу действовать, проявлять инициативу. Надо переориентировать государственную поддержку на создание современных, эффективных рабочих мест. В том числе за счёт использования всей инновационной цепочки развития (от фундаментальной науки до коммерциализации технологий). Во-вторых, радикально повысить эффективность использования всех имеющиеся ресурсов, в том числе повысить производительность труда. В-третьих, добиться качественного государственного управления. Обеспечить безопасность граждан, защиту прав собственности, необходимую социальную и физическую инфраструктуру».

Ну, первое - это демагогия. Предприниматель и рад бы предпринимать, но с высокими налогами, тарифами естественных монополий, другими издержками, высоченной стоимостью кредита, он, скорее, будет склонен работать по найму. С «инноваторами» ещё веселее, я с этой проблемой сталкивался. Им никто внутри страны не даёт денег на внедрение. Для банков это запредельный риск, венчурной системы у нас нет, а в условиях спада она вообще нигде не работает, получить заказы невозможно, поскольку «эффективный менагер» либерально-прихватизационного происхождения думает только о том, как бы обеспечить максимальные для себя откаты. Особенно это видно по энергетике, где правит бал менеджмент чубайсовской школы. Саяно-Шушенская ГЭС - это только верхушка айсберга, но так везде: любые попытки оптимизировать подконтрольные бюджеты такой «менеджмент» воспринимает в штыки, как покушение на его кормовую базу. И, кстати, не забудем, ключевые должности в правительстве Медведева (в том числе руководителем его пресловутого «открытого правительства») являются как раз именно такие менеджеры. Не будут же они сами на себя доносы писать.

Производительность труда в первую очередь определяется уровнем разделения труда. Эффективность заводов в США и Западной Европе связана не столько с качеством работы сотрудников и не с оборудованием (я сталкивался с ситуацией, когда проданный крупной корпорации отечественный завод приводил в ступор приехавших западных менеджеров, которые о таком оборудовании, которое у нас стоит, слышали, но никогда не видели), сколько с уровнем разделения труда. Грубо говоря, у нас на любом предприятии есть вся подсобка. Если это машиностроительный завод - то там и литейный цех, и инструментальный, и ещё много чего. И всё это давит на себестоимость. На Западе это всё отдано на аутсорсинг - что жутко повышает производительность труда основном производстве.

Но у нас есть проблема - это контроль качества. Если ты его не контролируешь сам - получишь откровенный брак. А это значит, что либо речь пойдёт только о крупномасштабной сборке (то есть доля внутренней локализации производства будет мизерной), либо - качество будет «ниже плинтуса». Изменение такого подхода к труду - это принципиальная проблема, её нужно решать десятилетиями. И уж точно в неё не будут вкладываться частники - на падающих рынках, в ситуации, когда падает загрузка мощностей на уже устоявшихся «западных» производствах.

Китаю легче - там, когда для него в начале 70-х открыли рынки США, была дико низкая стоимость рабочей силы. И они поднимали качество несколько десятилетий. Нам никто рынки не откроет, десятилетий у нас нет - как будем решать эту задачу?

«По сравнению с другими странами со схожими темпами роста Россия находится в уникальной ситуации. У нас низкая безработица. При этом в ближайшие годы нашей экономике предстоит жить в условиях уменьшающейся численности трудоспособного населения. А значит, с ростом налоговой нагрузки, связанным с социальными и медицинскими расходами на неработающее население, и несбалансированностью солидарной пенсионной системы. Со сложностями для предпринимателей в поиске персонала. С перекосами на региональных рынках труда».

«В этой связи необходим новый подход к экономическому развитию регионов. Россия сильна их разнообразием. Нужно выделять перспективные точки роста и оказывать им целевую поддержку. Интересно, что в последние годы темпы развития регионов практически не зависят от запасов природных ресурсов. Главный фактор - способность региональных руководителей и местных элит продвигать свои территории. Причём не ожидая помощи. А добиваясь поддержки своих инициатив - и в обществе, и в рамках стимулирующих федеральных программ. Действуя вместе, мы можем уйти от политики сохранения занятости любой ценой, независимо от экономических соображений. Характерной (и зачастую оправданной) в кризисный период. Конечно, эти меры нужно проводить осмотрительно. Но залог социальной стабильности состоит в создании условий для профессионального роста, а не в консервации того, что уже отжило свой век. Сохранение социальной стабильности и модернизация экономики - взаимосвязанные, а не взаимоисключающие процессы. Требуется дальнейшее сокращение призыва с переходом на комплектование Вооружённых Сил и правоохранительных органов в основном на контрактной основе. Повышение эффективности труда в бюджетном секторе. Стимулирование позднего выхода на пенсию квалифицированных работников.

Предпринимательская свобода, здоровая конкурентная среда являются необходимым условием модернизации и инновационного развития. Большую часть XX в., несмотря на множество драматических событий, наша страна была одной из передовых в мире. В некоторых сферах бесспорным лидером. Я уверен: Россия может вновь занять эти позиции, сделав человека, его интеллект, его способность к творчеству движущей силой развития общества. Тем не менее было бы неправильным копировать рецепты, которые сработали в прошлом. Мир ушёл вперёд. Новые методы должны использовать и мы».

Это - ответ. Медведев считает, что оптимальным является выход на китайский путь развития: снижение заплат за счёт увеличения конкуренции рабочей силы и конкуренция на экспортных рынках. Поскольку на внутренних спрос сильно упадёт, и не то что развиваться, даже сохранить имеющееся будет трудно. Теперь вопрос: до какого уровня должна упасть у нас зарплата, чтобы издержки снизились до китайского уровня? С учётом его климата и прочих других особенностей. Например - такой: с учётом госдотаций и поддерживаемого внутреннего спроса некоторые китайские компании могут поддерживать свою экспортную активность при любых ценах. Поскольку затраты у них полностью отбиваются на внутреннем рынке.

До тех пор, пока Медведев не скажет, какой ему нужен уровень зарплат, все остальные рассуждения в этом направлении представляются мне бессмысленными. Ну, или находящимся на уровне Гайдара-Чубайса с их идеями о 30 миллионах людей, которые должны умереть во славу рынка.

«Критически важным считаю вывод на новый уровень фундаментальной и прикладной науки, возвращение на лидирующие позиции нашего образования, устранение цифрового неравенства. Уверен: государство будет продолжать играть ведущую роль в решении этих задач. Но необходимо делать это быстрее, чем раньше. В том числе за счёт привлечения частных инвестиций.

Надо создать систему воспроизводства коммерчески востребованных новых технологий, приводящих к повышению производительности труда, улучшению экологической безопасности, удобству для потребителей. Главное препятствие - качество нашей регуляторной среды. В ближайшие месяцы завершим формирование необходимой правовой базы».

Тут снова отвисает челюсть. Это для повышения качества науки ликвидируют РАН? И дело тут даже не в том, что закон о реформировании плох - важно то, что учёных вообще никто не позвал посовещаться о том, что в этом законе должно быть. Они так и науку будут поднимать - через написание нормативных актов и без использования учёных? Или за учёных держат только иностранцев, которым можно бесконтрольно платить бешеные деньги? Ломоносова на них нет!

«Сегодня наш доступ к ведущим зарубежным технологиям ограничен. По разным причинам: политика, таможенные правила или регулирование. Импорт любой технологии в Россию дороже, чем у наших конкурентов. Считаю возможным обнулить пошлины на научное оборудование и материалы. Расширить практику предоставления грантов и субсидий из бюджета для ввоза научного оборудования, запчастей и материалов для научных исследований».

Ну хоть это хорошо. Вопрос только - если учёных на пушечный выстрел к таким важным делам, как распределение бюджетов, подпускать нельзя, что закупать будем? То, что подороже, на чём откаты больше? И куда ставить будем? В общем, вопросы, вопросы... И, кстати, что такое «цифровое неравенство»?

«Продолжим развитие инновационного центра в Сколкове и реализацию других инновационных проектов, технопарков. Наши крупные компании и инвесторы должны более активно вкладывать деньги в науку. Создавать свои вузы. Пусть будут университеты «Газпрома» и «Лукойла», «Русала» и «Роснефти». Или, как минимум, кафедры. А государство должно подумать, как стимулировать такие инвестиции. Возможно - за счёт снижения налогов».

Ну, это, быть может, и осмысленно. Только, ради Бога, не нужно туда близко подпускать «эффективных менагеров», которых так сегодня любят в правительстве. Потому что они воспользуются правительством же придуманным законодательством (интересно, для чего?) и так перераспределят фонд заработной платы, что в ректоратах зарплаты будут в 10 раз больше, чем у обычных профессоров, которые студентов учат. Как во многих действующих вузах. При такой системе никто никого ничему не научит.

«По большому счёту такие вложения выгодны и самим предпринимателям. Ведь сегодня, к сожалению, практически каждый проект спотыкается о вопрос - а кто будет работать? Готов ли сегодня среднестатистический россиянин соответствовать современным требованиям на рынке труда? Ответ на этот вопрос мы знаем, и он, к сожалению, не всегда положительный».

Ну, для этого ему как минимум нужно дать ответ на вопрос, сколько он будет получать. Если уважаемому профессору объяснить, что его эффективность на уровне 70 000 в месяц (как сейчас), а то и меньше (как считает Медведев), а бессмысленный помощник ректора (зато из «эффективных менагеров») получает 700 000, то, скорее всего, профессор решит, что он не соответствует современным запросам в интерпретации правительства.

«На фоне замедлившегося экономического роста мы должны добиться, чтобы государство не занимало неоправданно много места в экономике. А госаппарат не создавал излишних помех для предпринимательской деятельности. Убеждён, что государственным органам необходимо сконцентрироваться на выполнении своих основных функций».

А какие у него функции, интересно? С точки зрения Медведева. И собирается ли он сокращать госаппарат, в соответствии с сокращением функций. А то со времён СССР функций стало сильно меньше, а зарплаты и количество чиновников сильно выросли.

«Нанимать негосударственные организации для исполнения остальных функций или полностью уходить из соответствующих сфер. Продолжить повышение прозрачности и подотчётности государства перед обществом. Важными шагами в этом направлении стали внедрение институтов общественного контроля, публичное обсуждение и принятие государственных программ, а также переход к федеральной контрактной системе».

А давайте остановим закон о реформе РАН и начнём осуждение с него! А если нет - то чем эти слова отличаются от обычной демагогии?

«Наша долгосрочная цель состоит в построении меньшего по размерам, децентрализованного, но максимально эффективного государственного сектора».

Для чего? Что этот сектор будет делать, в нынешних условиях?

«Недопустима ситуация, когда производительность труда и отдача от инвестиций в нём в разы ниже, чем в сопоставимых сегментах частной экономики. Повышение эффективности невозможно здесь без дополнительных инвестиций в основные средства и обучение персонала. Но необходимо добиваться повышения эффективности и текущих расходов, прежде всего на закупки товаров и услуг. А в некоторых случаях просто прекратить тратить деньги налогоплательщиков на неэффективные проекты и учреждения».

А можно полюбопытствовать, кто сказал, что в госсекторе эффективность ниже? Все российские олигархи жируют на остатках советского госсектора. Или Медведев хочет сказать, что ниже эффективность его правительства, которое он сам возглавляет? Но тогда выводы должны быть другими.

«В условиях возросшей конкуренции ключевым фактором обеспечения конкурентоспособности российских компаний становится снижение их затрат. Важнейшее направление работы здесь - это тарифы инфраструктурных монополий. Тема очень непростая. Но уже мало кто спорит с тем, что высокие тарифы мешают большей части российского бизнеса, тормозят экономический рост. Прежде всего будет осуществлён переход на долгосрочные принципы установления тарифов. А бюджеты крупнейших монополий будут взяты под общественный контроль. Что касается ближайшей перспективы, правительство приняло решение отказаться от индексации тарифов базовых инфраструктурных монополий в 2014 г. Затем - два года подряд - эти тарифы предполагается индексировать на сложившийся уровень инфляции. Но сделать это необходимо без сокращения обоснованных инвестиционных программ, т. е. без нарушения прав потребителей услуг инфраструктурных монополий.

Тарифы и цены большинства других инфраструктурных компаний (в коммунальной сфере, в отрасли связи и на пассажирском транспорте) будут индексироваться в ближайшие годы по формуле «инфляция минус». Параметры такой индексации могут быть разными в зависимости от стартовой ситуации. А также под воздействием отдельных структурных решений. В их числе минимизация перекрёстного субсидирования в электроэнергетике, постепенная либерализация газового рынка и введение социальной нормы потребления отдельных коммунальных услуг, модернизация почтовых услуг».

Я помню, как всё это обсуждалось ещё в середине 90-х. Тарифы только росли. Более того, закрытость естественных монополий их транзакционные издержки только выросли, особенно после чубайсовской реформы энергетики, которая резко увеличила количество посредников в отрасли. Вопрос: что именно хочет сделать Медведев, чтобы те же самые лица стали не увеличивать свои доходы, а их уменьшать? И как это можно сделать, сократив роль государства? Пока ответа нет - это тоже демагогия.

«Параллельно с отказом от неконкурентоспособных производств нам жизненно необходимо появление новых бизнесов, обеспечивающих эффективные рабочие места. Это и есть смысл модернизации экономики. При этом основной акцент будет сделан на поддержку малого и среднего предпринимательства».

Замечательно. Кому они будут продавать свои товары и услуги при резко падающем в связи со снижением доходов населения спросе? И увеличивающейся конкуренции с китайскими товарами в дешёвом сегменте и с западными - в высокотехнологическом?

«Во-первых, скорректировано решение о значительном и немедленном повышении обязательных страховых платежей. Ставки будут возрастать постепенно. Подчеркну: речь идёт не об увеличении налоговой нагрузки, а о должном уровне страхования работников малых предприятий. Они должны иметь такие же права, как и работники любых других организаций».

Ну, то есть издержки-таки будут расти. До тех пор, пока зарплаты не упадут ...

«Во-вторых, расширяются льготы для малого бизнеса в сфере информационных технологий. С 2014 г. они будут предоставляться компаниям с численностью работающих не менее семи (ранее - не менее 30) человек».

Это большая доля компаний?

«В-третьих, считаю целесообразным дать возможность регионам и местным органам власти вводить налоговые каникулы для новых малых предприятий в определённых, прежде всего производственных, сферах деятельности. Эта мера применялась во многих странах. Конечно, её использование сопряжено с рисками ухода от налогов недобросовестными лицами. Полагаю, что при должной системе контроля эти риски можно минимизировать».

Свежо предание ... Вот только как оно будет реализовано ... Если будет.

«В-четвёртых, будет расширена финансовая поддержка малого и среднего бизнеса. Внешэкономбанк - за счёт депозита из средств фонда национального благосостояния - начнёт фондирование инвестиционных кредитов малым и средним компаниям. А Банк России - рефинансирование таких секьюритизованных кредитов.
Кроме того, будет значительно увеличена гарантийная поддержка малых предприятий, в том числе за счёт создания федерального и максимального применения региональных гарантийных фондов.

«В-пятых, исходя из успешного зарубежного опыта в системе государственных и муниципальных закупок, а также в рамках закупок крупных государственных компаний должны быть определены квоты на приобретение товаров и услуг у малого и среднего бизнеса».

Я уже встречался в регионах с такой практикой. Заканчивается она тем, что при смене регионального руководства, всех, кто субсидии получал, начинают трясти. И на предмет того, а не давали ли они «откаты», и на предмет того, чтобы получить новые. И повод есть - всегда полезно проверить чиновников. В общем, при общей заряженности «эффективных менагеров» на личный успех, я не верю в эффективность подобных мер для подъёма малого бизнеса в целом. Вот для отдельных компаний - это да.

«Наконец, особенно важно осуществление программ поддержки малого и среднего бизнеса в моногородах. Нужно ещё раз внимательно проанализировать, как работают принятые ранее для таких населённых пунктов специальные программы. Там, где необходимо, создать практические механизмы их финансовой и организационной поддержки. В целом на эти направления правительство предусмотрело в проекте трёхлетнего бюджета средства в объёме более 100 млрд руб.»

Здесь тоже никаких откровений нет. Ни в одном глазу. Всё это говорилось и пять лет назад, и десять, и пятнадцать... И даже двадцать. Что за это время либералы сделали? Почему они сделают сейчас, что изменилось?

«Но дело не только и не столько в государственной поддержке бизнеса. Более значимой для бизнеса является проблема длинных и дешёвых денег. Правительство и недавно созданный в структуре Банка России финансовый мегарегулятор готовят меры по защите пенсионных накоплений и расширению направлений их инвестирования. Весной правительство анонсировало пакет налоговых мер, направленных на стимулирование долгосрочных инвестиций розничных инвесторов и развитие национальной финансовой индустрии. Рассчитываю, что этой осенью Государственная дума рассмотрит соответствующий законопроект.

Мы будем обеспечивать макроэкономическую стабильность, реализовывать меры по развитию финансового рынка, превращению Москвы в один из международных финансовых центров. Продолжим создание комфортной среды для долгосрочных иностранных инвестиций. Политика Банка России по переходу к таргетированию инфляции и плавающему валютному курсу будет способствовать решению этих задач, включая появление в России по-настоящему длинных денег».

Я уже говорил, повторю ещё раз. Частник смотрит не только на стоимость собственно денег, но и на риски. Риски у нас высоки - и потому частник снизит ставку только в том случае, если получит государственную поддержку. «Таргетирование» (кстати, а что это значит? В русском языке такого слова нет) инфляции и плавающий валютный курс тут не помогут. И, кстати, где он будет «отбивать» вложения? Или он будет вкладываться в российскую экономику из любви к правительству Медведева?

«Мир не стоит на месте, и глобальная конкуренция будет жёстче, чем раньше. Для России это может стать историческим шансом изменить свою роль в международном разделении труда. Мы выгодно выделяемся на фоне других стран низкими индикаторами долговой нагрузки и высоким уровнем резервов.

Но время простых решений прошло. Экономические вызовы, которые стоят перед нами сегодня, нельзя недооценивать. Впереди у нас непростой путь. Нам необходимо в трудных, фактически кризисных условиях продолжать двигаться к постиндустриальной экономике. К умному государству, основной ценностью которого является человек.
Нужно выйти на траекторию устойчивого развития. При этом сохранить достижения предшествующих лет по снижению уровня бедности. По поддержке наименее защищённых граждан и проблемных территорий.

Но такое государство только усилиями власти построено быть не может. Социально ответственная личность - её полноправный партнёр в этой непростой работе. Причём осознание этой ответственности не зависит от социального статуса: этим качеством должен обладать и рабочий, и студент-первокурсник, и академик, и бизнесмен, и чиновник. Государство должно меняться только вместе с людьми. За последний год правительство радикально расширило механизмы обратной связи с гражданским обществом и бизнесом при принятии важнейших решений в области экономической политики. Мы заинтересованы в конструктивных общественных инициативах. В ходе согласования большинства решений проводим консультации с бизнесом и экспертами. Деятельность ведомств теперь более доступна для общественного контроля. «Открытое правительство» стало фактом нашей жизни. Этот формат мы будем развивать. То же необходимо делать также на региональном и муниципальном уровнях.
Работая вместе, мы должны сделать серьёзный шаг вперёд. Реализовать намеченные планы. С честью выйти из непростой экономической ситуации, сложившейся в мире. И в результате создать сильную Россию, в которой обеспечивается высокое качество жизни».

Про «советы» - это мы уже видели на примере РАН. Тут конструктивных инициатив было выше крыши, правительство их проигнорировало. В моей сфере ситуация такая же - список правительственных экспертов в сфере экономики закрыт, чужое мнение во внимание не принимается. Вот и получается у них кризис «неожиданно». Так что слова эти звучат крайне не убедительно. Как говаривал Станиславский: «Не верю!»

На этом, собственно, можно было бы и закончить, но есть одна тонкость. Дело в том, что правительство может сказать, что ругать-то все горазды, а вот какие будут позитивные предложения. Повторять свои (а есть и другие) в деталях я не буду, но напомню, что речь идёт о политике импортозамещения. И создания собственного, относительного независимого кластера разделения труда на базе Таможенного Союза. Но, впрочем, эта тема для нынешнего правительства - табу.

http://kprf.ru/roscrisis/123675.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Пн янв 13, 2014 10:21 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Либерализм головного мозга не лечится – Евгений Ясин тащит Россию в сумрак «лихих девяностых»
2014-01-13 20:26
Независимый экономист Владислав Жуковский

В самом начале января в Российской газете было опубликовано достаточно обширное интервью видного российского либерального экономиста и одного из идеологов «рыночных реформ» и «шоковой терапии» Евгения Ясина. Который по совместительству является научным руководителем Высшей школы экономики – цитадели российской по-гайдаровски разрушительной либеральной мысли. Надо сказать, что это интервью навело на весьма серьёзные мысли и лишний раз позволило понять, что либерализм в России это не научное течение и школа, не идеология, и даже не тоталитарная секта истово верующих фанатиков (что верно). Это вполне себе серьёзное психическое расстройство и заболевание. С которым, видимо, современной науке методы борьбы пока неизвестны.

Встречать подобного рода опусы и тексты от Евгения Ясина приходилось и раньше – на протяжении последних двадцати лет команда младореформатор и рыночных фундаменталистов усердно кормит российское общество отходами псевдоэкономической науки. Ничего нового он не поведал. Если взять тезисы и постулаты гайдаровско-чубайсовской секты конца 1980-х годов и сравнить их с рекомендациями второго десятилетия 21 века, то возникнет чудовищное и парадоксальное ощущение, что либо остановилось время, либо «эксперты» и «экономисты» не только не умнеют, но и не становятся совестливее, либо кто-то окончательно сошёл с ума и не боится об этом признаться. Мотивы шизофренические – к экономической науке эти перлы не имеют никакого отношения. Это скорее из области медицины – психиатрии и самоанализа.

По сути дела, представленный текст является набором давно заезженных либеральных перлов многократно доказавших свою бесперспективность и неадекватность как существующим в России объективным реалиям, так и экономической науке. Это сборная солянка из давно испортившихся и протувших ингредиентов, от которых даже на Западе давно отказались ещё в середине 19 века. Речь идёт о квазирелигиозной секте вульгарного либерализма, которые продолжают насаждать в России давно отмершую в США, ЕС и Японии доктрину Вашингтонского консенсуса – тотальную приватизацию (желательно за бесценок и в руки глобального бизнеса либо доморощенных олигархов), бездумную либерализацию (в особенности внешнеэкономической деятельности – демонтаж валютного контроля и регулирования), а также уход государства из экономики (который выражается в отказе правящей бюрократии от исполнения своих служебных обязанностей и повсеместной приватизацией бюджетной сферы и коммерциализацией социальных услуг).

Я с лёгкостью и только в первом приближении насчитал около 16 подобных заявлений, причем согласиться можно лишь с одним. Первое, о чем говорит Ясин, что якобы в России имеется затухание экономического роста, а кризиса и обвала экономики якобы не наблюдается. Мол, ничего катастрофичного не происходит – с кем не бывает?!

Это своего рода попытка легитимизировать и вывести из-под удара ту либеральную гайдаровскую команду, которая сегодня возглавляет финансово-экономический блок Правительства Медведева. Это, безусловно, Эльвира Набиулина, которая возглавляет Центробанк. Она была выдвинута в 90-е в правительство Черномырдина и начала работать в Минэкономики, которое тогда возглавлял всё тот же «советник Кремля» Евгений Ясин с 1994 по 1997 в качестве министра экономики. Это Антон Силуанов - верный ученик и последователь Алексея Кудрина, признанного за заслуги перед Лондоном и Вашингтоном в деле обескровливания отечественной экономики аж четыре раза лучшим министром финансов мира, Европы и стран с развивающейся экономикой. Это Алексей Улюкаев - лучший друг Егора Гайдара ещё со времен работы в редакции журнала «Коммунист» и в правительстве «младореформаторов» в 1991-1994гг. Это всё ученики и продолжатели дела прорабов российских ультралиберальных разрушительных реформ.

Ясин пытается косвенно сказать, что ничего страшного эта команда не сделала, не нужно ничего бояться, ничего страшного не происходит. И не нужно ничего менять. Это не кризис, а просто маленькое недоразумение – чуть ли не циклический спад. Традиционный локальный кризис перепроизводства, характерный для капиталистической экономики. Он либо действительно не понимает, либо усиленно создаёт видимость что не понимает главного – это масштабное погружение российского нефтегазового Титаника на дно. Это системный кризис всей ресурсно-сырьевой экономики трубы. Мы сели на мель. И мы крайне быстро тонем даже при отсутствии шторма и при полном штиле – цены на нефть крайне высоки и превышают планку в 107,7 долл. за баррель по итогам 11 месяцев 2013г.

Как говорится, это если и не сурковская пропаганда, то уж ясинско-чубайсовская точно. Во всей красе. Я напомню, что по данным Росстата, темпы роста экономики падают уже 7 кварталов подряд с конца 2011 года - с 5,3% до 1,2% во 2 и 3-м кварталах 2013г. Это признак рецессии, а не мифического конъюнктурного затухания. Хуже того, в августе и сентябре было зафиксировано помесячное падение ВВП со снятым календарным и сезонным факторами. Более того, растет исключительно финансовый сектор (на 12%), рынок недвижимости и сфера услуг (на 5-6%), оптово-розничная торговля (3%) и активно приватизируемая и коммерциализируемая сфера образования, социальных услуг и здравоохранения (2,5-3%).

Больше не растет вообще ничего. Спад в реальной экономике фиксируется фронтально уже почти во всех отраслях. Реальный производительный капитал в России загибается и деградирует – промышленное производство падает на 0,6%. В естественных монополиях спад на 0,3%. Грузооборот на железнодорожном транспорте валится на 1,8%, а инвестиции на 0,8%. Наукоемкая промышленность лихо уничтожается под диктовку таких советников и экономистов как Ясин. А им всё равно – для них это не повод для пессимизма. Видимо, новогодние каникулы прошли успешно и весьма затянулись – праздничная эйфория длится уже четверть века. Так что это заявление есть банальная попытка выдать желаемое за действительное и дать аванс доверия своим ученикам в кабинете министров Медведева.

Второе. Ясин предлагает улучшить отношение к бизнесу со стороны государства. Якобы государство такое плохое и неэффективное и оно должно перестать «кошмарить» бизнес. Это правда – никто не спорит, что система государственного управления погрязла в коррупции и мздоимстве, а госслужба рассматривается чиновниками как сверхрентабельный инвестиционный проект по набиванию своих карманов в оффшорных юрисдикциях. Да, необходимо дать больше степеней свободы малому и среднему бизнесу. Прежде всего в производительных наукоёмких и высокотехнологичных отраслях. С торговлей и спекуляциями всё более-менее. Торговать импортными товарами, китайскими калькуляторами и литовскими сырками в России научились с блеском – за период 1990-2013гг. оборот розничной торговли в постоянных ценах (т.е. в физическом выражении) вырос в 2,79. Притом что индекс промышленного производства ниже отметок двадцатилетней давности на 15%. А в большинстве несырьевых наукоёмких обрабатывающих производств и вовсе на 30-70%.

Мы прекрасно понимаем, что Ясин говорит как раз не про малый бизнес, и уж тем более не про отечественный производительный капитал. Его, как и в лихие девяностые, волнует крупный олигархический сырьевой капитал, который благодаря его действиям был создан в 90-е годы и получил родовую отметку – незаконный компрадорско-олигархический источник происхождения. Все крупные капиталы в 90-е годы делались либо на разграблении госимущества в ходе кредитно-залоговых аукционов и ваучерной приватизации, либо через разворовывание госбюджета через пирамиду ГКО-ОФЗ, либо на построении разного рода частных корпоративных пирамид наподобие МММ, фонда Чара, Тибет и прочих.

Ясин пытается опять же легитимизировать олигархов семейного разлива, которые в 90-е годы именовались «семибанкирщина», убедить относиться к ним лучше, не допустить передела собственности. Пытается навести тень на плетень – отделаться косметическими изменениями в имидже российских олигархов. Он уверяет, что нельзя увеличивать давление на богатых и вводить прогрессивную шкалу налогообложения доходов физлиц. Якобы, бедное и нищее социальное трудовое большинство совсем заелось, просится в пресловутый и клятый «совок», не хочет работать и только спит и видит, как бы раскулачить Абрамовича, продать его яхту и напиться в стельку. Это бредни российских чубайсят – красным террором и сталинскими репрессиями они пытаются легитимизировать свой паразитизм, воровство и разрушительные действия. Поиск внешнего врага и ложной альтернативы – либо абрамовичи и потанины, либо сталинские лагеря и ежовщина.

Причем под богатыми Ясин имеет в виду отнюдь не представителей малого и среднего бизнеса, которые готовы что-то созидать, создавать и развивать – их на корню уничтожали, банкротили и отстреливали в эпоху ельцинщины с особым цинизмом. Под богатыми он подразумевает именно людей из олигархического сырьевого, низкопередельного, непроизводительного капитала. Их Ясин и защищает. Такие как Ясин, Кудрин, Чубайс, Кох, вся эта команда младореформаторов и породили этот криминальный олигархический капитал. Этот абсолютно непроизводительный, ненаукоемкий бизнес полуторных переделов, который по большому счету крайне оффшоризован и работает не на интересы России, а на интересы своих банковских вкладов в американских, европейских и оффшорных банках. Однако Ясин предлагает налаживать диалог именно с ними. Мол, выехавшие на ПМЖ в свои особняки и замки космополитичные олигархи и нувориши будут спасать терпящую бедствие и доведённую их усилиями до разрухи Россию. Это фантастика.

Третий тезис о том, что темпы роста российской сырьевой экономики падают не первый год. Якобы либеральные экономисты ожидали, что 2013 год окажется лучше, чем 2012. Почему и с какой стати должен был ожить нефтяной насос – ни слова. Тот факт, что рыночные фундаменталисты заявляют, что они ожидали рост экономики России в ушедшем году на 3-4% говорит о том, что они вообще не понимают какие структурные дисбалансы накоплены в экономике, какие колоссальные перекосы в ней существуют, почему в России наблюдается столь масштабная деиндустриализация, дезинтеграция народного хозяйства. Почему столь критичная оффшоризация экономики. Только человек, не понимающий всю глубину и масштабы нанесённого за четверть века урона отечественному производительному капиталу и несырьевой индустрии может заявлять подобного рода глупости.

Лучшие экономисты из Академии наук и даже некоторые экономические советники из окружения Путина, а также, безусловно, независимые экономисты, которые не вхожи в кабинеты власти, предупреждали, что российская экономика скатывается в рецессию. Что мы катимся под откос под чутким руководством Правительства Медведева, который успешно проваливает и без того слабо реализуемые майские указы. Что произошел дефолт ресурсно-сырьевой «экономики трубы». Что расти дальше, проедая нефтедоллары и советское наследие, не получится – базовая инфраструктура находится в аварийном состоянии, износ основных фондов в экономике растёт всю последнюю четверть века (официально свыше 50%, реально более 75%). Что мы стоим на краю социально-экономической пропасти и эпохи техногенных катастроф, на фоне которых авария на Саяно-Шушенской ГЭС, ставшая возможной в результате разрушительной реформы электроэнергетики по-чубайсу, покажется взрывом петард на складе в новогоднюю ночь.

Товарищ Ясин просто не хотел подставлять своих коллег в правительстве Медведева, где по-прежнему доминирует либеральная шайка. И именно поэтому говорит о том, что они ожидали улучшения экономики в 2013 году, которое по удивительной для них причине не произошло. Но при этом не объясняет, почему должно было стать лучше. Ни одного адекватного фактора или причины он не приводит.

Мы прекрасно знаем, что последние три года кредиты дорожают даже несмотря на формальное снижение инфляции в валидольных отчётах Росстата, услуги естественных монополий выросли в разы – электроэнергия и газ почти в 2 раза. Тарифы на грузовые перевозки более чем на 55%. Исходя из этого непонятно, о чем вообще говорит Ясин. Тем более после того, как его ученики и сподвижники в Кремле и Правительстве втянули Россию в ВТО на кабальных условиях, тем самым сдав остатки отечественной несырьевой промышленности и обеспечили наплыв импортных товаров. Это его заявление уже даже не из области фантастики, а скорее из психиатрии. Тут надо обращаться к врачам, а не к экономистам.

Для Ясина главное событие прошедшего года – это освобождение Ходорковского. Это четвёртый перл. Он считает, что это сигнал олигархам, что «жить будет лучше, жить будет веселее». Уж теперь-то народ заживёт, раз Ходорковского транзитом отправили в Германию, минуя больную мать в Москве. Совершенно очевидно, что это откровенная глупость, которая лишний раз показывает, что наши либералы работают на транснациональный капитал, на удержание России в неоколониальной зависимости от нефтедоллара. Для них не являются важными реальные проблемы России.

Также для Ясина критически важным и показательным является участие Навального в московских выборах. И это пятый тезис, с которым невозможно согласиться. Тут надо отметить, что политтехнологи в Кремле сделали всё, чтобы задвинуть национально-патриотическую оппозицию на задворки, чтобы они была придавлена и задушена. А протест направили в хорошо контролируемое белоленточное русло. Было сделано всё возможное, брошен весь пропагандистский ресурс на то, чтобы отвлечь внимание от лево-патриотичных сил (прежде всего, КПРФ, которую поддержали наиболее образованные избиратели из научных городков) и максимально сильно раскрутить персону Навального, сначала демонстративно осуждённого и посаженного, позже освобождённого по просьбе стороны обвинения (т.е. Генпрокуратуры!) для участия в выборах мэра, а затем и вовсе условно осуждённого.

Ещё один перл посвящён тому, как Ясин в лучших традициях перестроечного времени поет оду иностранным инвестициям, убеждая, что они спасут Россию. Это абсолютная глупость. Необходимо наоборот ориентироваться на российский капитал, т.к. иностранные инвестиции - это в основном (на 92-95%) кредиты и займы, которые на 2/3 тратятся на погашение ранее взятых кредитов и финансовые спекуляции и лишь на 5-6% на инвестиции в основной капитал. Притом что сегодня можно было бы в полтора раза нарастить объём капитальных вложений, если бы деньги из экономики не изымало само государство в резервные фонды в рамках пресловутого бюджетного правило, а также были возрождены валютное регулирование и контроль, перекрывшие бы канал по ежегодному незаконному вывозу 2-3 трлн. рублей в оффшоры. Неудивительно, что при норме сбережения капитала в 33% ВВП Россия имеет норму накопления капитала лишь в размере 23% ВВП. Т.е. 10% ВВП искусственно замораживается Минфином или вывозится олигархами и уставшими от поборов бизнесменами за рубеж на финансирование модернизации в США и Европе.

Также было утверждение Ясина, что якобы государство начинает увеличивать свою роль в экономике. Что является проявлением чуть ли не экономического сатанизма и осквернением заветов приснопамятного Егора Гайдара, воспринимаемого доморощенными лжелибералами в качестве творца всего сущего и идола для поклонения. Якобы, это очень страшно и ужасно, и приведет к скатыванию России во времена Советского Союза и разрушению малого и среднего бизнеса. Очередные басни про кровавые репрессии и тоталитарный ужас. Это опять же глупости.

Мы хорошо знаем, что в США, Франции, Германии, Великобритании и уж тем более в Южной Корее и Японии и других развитых странах государство имеет очень сильные позиции в экономике, финансах, в бюджетной сфере. В них через бюджетный механизм перераспределяется не 39% ВВП, как в России, а все 50-60% ВВП. И при этом половина этой суммы не разворовывается и не вывозится в налогвоые гавани и оффшоры.

Надо отметить, что мы, Россия и её граждане, ежегодно несем колоссальные убытки от избыточной либерализации экономического законодательства. Убытки от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена достигают 200 млрд. долл. ежегодно. Это цена за статус сырьевой колонии и проходного двора для международных финансовых спекулянтов и доморощенных перекупщиков. Безусловно, необходимо дать максимальную свободу малому бизнесу и при этом вводить прогрессивную шкалу налогообложения, возрождать валютное регулирование и контроль, перекрывать вывоз капиталов из страны, а это 2-3 триллиона рублей ежегодно. Необходимо ужесточать контроль за валютно-финансовыми операциями, потому что они уже давно стали одним из наиболее рентабельных видов деятельности в России, а не создание новых товаров.

Следующий тезис о том, что в предстоящие 5 лет ничего хорошего граждан России не ждет, надо затянуть пояса и жить «на сухом пайке». Практически призыв к лагерным временам и эпохе социального геноцида 1990-х годов, обернувшихся социально-экономической катастрофой. Это опять-таки ничем не прикрытые реверансы 90-м годам со стороны одного из архитекторов того упадка, который мы получили в результате шоковой терапии.

Предлагается сократить расходы на науку, на ЖКХ, на экономику, на спорт, на культуру, на бюджетников, но не ограничивать аппетиты олигархов и псевдоэффективных частных собственников, которые сегодня, как и в 2008 году, с протянутой рукой бегут к якобы неэффективному государству. И просят спасти их за счёт средств налогоплательщиков. Они опять готовы распиливать госсредства на олимпийских стройках, чемпионатах мира по футболу и на строительстве газопроводов по завышенным ценам. Жить на сырьевую ренту. Однако не готовы сами что-то созидать и создавать своими руками и умом. На самом деле Ясин говорит о том, что его единомышленники ничего не собираются менять в макроэкономической политике. И они снова будут жить по лекалам 90-х годов. Видимо, именно для этого граждане должны затянуть пояса и экономить на своих расходах – чтобы правящей олигархии жилось вседозволенно и сытно.

Хочется надеяться, что у Президента страны хватит мудрости и инстинкта политического самосохранения, чтобы этого не допустить. Потому что, если такие люди, как Евгений Ясин, который в своё время довел страну до дефолта, вновь продолжат консультировать власти и навязывать свою точку зрения, то это будет путь в пропасть, в национальную и социально-экономическую катастрофу. В этом случае Россию ждет повторение масштабного кризиса сначала 2008, а затем и 1998 года. Только вот отделаться полумерами и сохранить статус-кво уже не получится – социальный контракт олигархов с Кремлём придётся расторгнуть. России требуется неоиндустриальный поворот и прогрессивный консенсус, который в корне противоречит как либерально-реакционной фракции 1990-х годов, так и консервативно-олигархической фракции «тучных нулевых».

И только с одним тезисом Ясина моно согласиться. Это то, что сегодняшней молодежи, которая оканчивает школы и вузы, необходимо заняться изучением не менеджмента и маркетинга, не бухгалтерского учёта и туристического дела, не каких-то там гуманитарных новомодных наук, оторванных от реальности, а изучать фундаментальные, точные науки: математику, физику, химию, биологию и т.д. Так как именно за ними будущее России и всего общества. На них держится научно-технический прогресс и развитие неоиндустриальных сил и несырьевой промышленности. И они являются фундаментом развития отечественного научно-технического потенциала.

Беда в том, что именно такие люди, как Евгений Ясин и его последователи по чубайсовской банде, сделали все возможное, чтобы уничтожить в России фундаментальную науку, разрушить систему образования. Как начального и среднего, так и высшего и профессионального. Образование сегодня становится роскошью, которую себе могут позволить если и не единицы, то весьма ограниченная категория граждан – менее 25-30% россиян. Ежегодно оно дорожает на 10-15, а то и 20%. Стоящие у руля Правительства реформаторы делают всё возможное, чтобы закрыть систему социальных лифтов, оградить своих детей и капиталы от конкуренции со стороны люмпенизируемых и деградирующих «низов», а также сохранить свою власть и систему её воспроизводства.

Сначала Ясин и компания развалили страну в 90-е годы и продолжили проедать нефтедоллары в 2000-е годы, проводя политику приватизации бюджетной сферы и глубоко порочной монетизации льгот. А сегодня он говорит о том, что надо бы всем гражданам России начать в спешном порядке изучать фундаментальные науки. Это нонсенс – изучать то, что целенаправленно уничтожалось и выкорчёвывалось из сознания и умов людей. То, от чего младореформаторы всеми силами избавлялись, как от тяжёлого наследия Советской эпохи и пережитка прошлого.

С этим связаны ещё несколько мифов, которыми апеллируют «советник» и «экономист» Ясин в своей статье. Он на полном серьёзе говорит, что в России колоссальный дефицит трудовых ресурсов (что отчасти верно) и потому нам жизненно необходимо огромное количество мигрантов. Мол, в стране с 142 млн. граждан нет своих трудовых ресурсов и свободных рук, и тем более нет квалифицированных трудовых ресурсов.

Но ведь именно сам Ясин будучи министром экономики в Правительстве Черномырдина и его команда в 90-е годы провели чудовищную дезинтеграцию российской экономики, отделили рентабельную добывающую отрасль от низкорентабельной перерабатывающей промышленности, разрушили несырьевую промышленность, развалили вертикально интегрированные производственно-технологические цепочки создания добавленной стоимости, создали ситуацию, когда выгодно стало не получать образование и заниматься научными исследованиями, а торговать китайским ширпотребом, трусами, магнитофонами и носками. А сейчас он говорит, давайте пойдем все учиться в вузы точным наукам. Это глупость и подлог!

В России проблема не в том, что нет трудовых ресурсов, а в том, что нет квалифицированных рабочих мест в экономике, которые бы создавали спрос на них. Есть квалифицированные трудовые ресурсы готовые работать на инновационных производствах, которые отвечают современным требованиям, они могли бы заниматься внедрением энерго-, трудо- и ресурсосберегающих технологий, но они не востребованы российской экономикой. Сырьевому олигархическому капиталу они особенно сильно не нужны – экономика трубы это экономика низких переделов и низкой добавленной стоимости. Ей априори не нужен развитый научно-технический потенциал. И в этом заслуга того же самого Ясина, чьи ученики в 2000-е годы продолжили либеральную гайдаровскую политику в области экономики и социальной сферы.

Подводя итог, следует сказать, что интервью, которое Ясин дал Российской газете, является очередным сеансом массового гипноза, сеансом нейролингвистического программирования и манипулирования общественным сознанием. Когда человек выдает желаемое за действительное с целью породить очередные глубоко порочные, неадекватные и разрушительные по своим последствиям мифы.

И самое главное, мы видим, что это уже клиника. Российские псевдолибералы крайне остро нуждаются в медицинской и психологической поддержке и помощи, но уже, к сожалению, не подлежат лечению. То, что они говорили в 90-е годы и продолжали говорить в нулевые годы, они с упорством, достойным лучшего применения, говорят и сегодня. Мы знаем, к чему привела их политика в разгар реформ – к катастройке, к масштабному обнищанию населения (85% россиян стали бедными и нищими), к упадку промышленности (5 кратный спад в обрабатывающих производствах и потеря целых отраслей), к национальной и социальной катастрофе. Поэтому воспринимать их заявления всерьез и уж тем более верить этим «экспертам» не нужно. Судить необходимо не по красивым словам и обещаниям, а по реальным поступкам и их последствиям. А здесь диагноз и приговор очевидны – шизофрения с изменой Родине. Такое не забывается и не прощается ни в одной стране в мире. И тем более не должны в России.

http://kprf.ru/opponents/er/127074.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Ср янв 22, 2014 10:40 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Либеральные трели Гайдаровского форума
2014-01-22 20:55
Независимый экономист Владислав Жуковский

15 января в Москве открылся V Гайдаровский форум. «Гайдаровский форум - постоянно действующая дискуссионная площадка, на которой обсуждаются острейшие проблемы современности. Основными темами в этом году стали вопросы посткризисного развития мира, макроэкономические риски и возможность рецессии, значение инфраструктуры в обеспечении устойчивого развития, перспективы энергетических рынков и противоречия ресурсных экономик, социальная стабильность и эффективная модель здравоохранения», - говорится в сообщении на сайте Правительства России. Уже сама по себе повестка дня и завяленные темы вызывают смех сквозь слёзы и высвечивает неадекватность завяленной тематики объективным реалиям как мировой экономики, так и тем более российским реалиям. О каком устойчивом экономическом росте, как применительно к мировой экономике, так и применительно к России, принципе может идти речь в ситуации, когда нет не только развития, но отечественная экономика погружается в депрессивно-кризисное состояние.

Важно понимать, что Гайдаровский экономический форум является одним из ключевых мероприятий, которое проводит пресловутая группа российских либералов и реформаторов, стоящих и сегодня по большому счету во главе правительства. По крайней мере, у руля финансово-экономическим блоком. С этой точки зрения можно сказать, что этот слет – шабаш наиболее видных псевдолибералов, учеников Гайдара, Чубайса, Ясина, которые пытаются навязать России упадническую компрадорско-олигархическую модель капитализма, вернуть Россию в лихие 90-е годы, вернуть ей статус колонии. Они всячески противостоят преодолению сырьевой зависимости и деиндустриализации.

К слову сказать, Гайдаровский форум это не просто какой-то междусобойчик доморощенных либералов и сторонников доктрины «шоковой терапии», окунувших Россию в социально-экономическую катастрофу в период 1990-х годов и обеспечивших разрушение отечественной несырьевой наукоёмкой промышленности и деградацию научно-технического потенциала. Это более чем презентабельное мероприятие, имеющие весьма высокий государственный статус.

На сайте Правительства России этому форуму, на который категорически закрыт вход всем инакомыслящим экспертам и экономистам (в том числе из Российской Академии Наук), не согласным с доктриной вульгарного либерализма и «Вашингтонского консенсуса», посвящена отдельная страница. http://government.ru/news/9741 «Гайдаровский форум – постоянно действующая дискуссионная площадка, на которой обсуждаются острейшие проблемы современности. Основными темами в этом году стали вопросы посткризисного развития мира, макроэкономические риски и возможность рецессии, значение инфраструктуры в обеспечении устойчивого развития, перспективы энергетических рынков и противоречия ресурсных экономик, социальная стабильность и эффективная модель здравоохранения». К слову сказать, уже сама по себе повестка дня форума вызывает смех сквозь слёзы и высвечивает неадекватность завяленной тематики объективным реалиям как мировой экономики, так и тем более российским реалиям.

Во-первых, никакого посткризисного развития мировой экономики нет и в помине – исключительно благодаря многолетним бюджетным дефицитам, росту государственного долга, монетизации долгов, беспрецедентной эмиссии ключевых резервных валют (более чем на 5,5 трлн. долл. за последние пять лет) в рамках программ «количественного смягчения» правительствам крупнейших экономик мира удаётся балансировать на краю новой Великой Депрессии. Сегодня мировая экономика удерживается наплаву исключительно благодаря аномально сверхмягкой экспансионистской денежно-кредитной и налогово-бюджетной политике. Во-вторых, ни о каких макроэкономических рисках и вероятности рецессии говорить сегодня не приходится – это просто бессмысленно. Лучшие отечественные макроэкономисты ещё в 2011г. буквально на пальцах, с цифрами в руках показывали и объясняли руководству страны, что отечественная деиндустриализированная экономика низких переделов катится под откос и впереди нас ждёт дефолт ресурсно-сырьевой модели экстенсивно-паразитического роста без развития на нефтегазовом допинге и проедании иностранных кредитов и займов. То, что в Кремле и Правительстве наконец-то, спустя два года, очнулись и внезапно для самих себя осознали масштабы бедствия, уже радует. Однако для этого не стоило организовывать Гайдаровский Форум и примерять на себя лавры « пророков отечества».

Вполне достаточно было российским высокопоставленным чиновникам и их прикормленными за бюджетный счёт консультантам из Высшей школы экономики, РЭШ и РАНХиГС посетить Московский экономический форум и пообщаться с представителями реальной фундаментальной науки, лучшими российскими экономистами и экспертами, чтобы понять, что отечественный нефтегазовый Титаник сел на мель и стремительно тонет. Более того, не в пример Гайдаровскому форуму, насквозь идеологизированному и пропитанному убийственными и разрушительными идеями рыночного фундаментализма, ухода государства из экономики, бездумной либерализации внешнеэкономической деятельности, преклонения перед иностранными инвестициями, втягивания страны в петлю внешних займов, отказа от возрождения наукоёмких производств и закрепления за Россией статуса сырьевой колонии, МЭФ не только верно и чётко ставил научно обоснованные и выверенные диагнозы, но и предлагал внятные, хорошо проработанные рекомендации по преодолению пороков российской экономики.

Предлагался целый комплекс мер по преодолению деиндустриализации, дезинтеграции, оффшоризации, структурно-технологической деградации и люмпенизации трудовых ресурсов. Так что «уважаемые» российские бюрократы могли бы сэкономить бюджетные средства и не тратить впустую деньги налогоплательщиков и при этом не выглядеть откровенными ретроградами и недалёкими людьми. В научном сообществе уже давно поставлен диагноз российской экономике и предложена альтернатива в виде неоиндустриального консенсуса – стратегической национализации, вертикальной интеграции производительного капитала, труда и собственности и новой индустриализации.

Весьма показательно, что Дмитрий Медведев, будучи премьер-министром страны, т.е. главой Правительства, каким-то удивительным образом умудрился не попасть на совещание к Президенту, которое проходило примерно в то же время, что и открытие Гайдаровского форума. Видимо, Президент Медведеву не указ – его забот мнение гайдаровско-чубайсовской секты квазирелигиозных фанатиков. Премьер принял участие в форуме и стал там «главной скрипкой». И при этом якобы «по состоянию здоровья» не попал к Президенту. Это весьма показательно и говорит о расстановке приоритетов высокопоставленными государственными чиновниками в стране, прежде всего в окружении Медведева, который является центром притяжения неолиберальных сил – Дворкович, Улюкаев, Шувалов и прочие. Это либо те люди, которые обеспечили разграбление государственного имущества и разрушение народного хозяйства в «лихие девяностые», либо их идейные ученики и последователи, стремящиеся закрепить Россию в статусе сырьевой колонии и сохранить господство олигархического сырьевого и спекулятивного капитала в стране.

Они воспринимают все заявления Путина как антилиберальные, устаревшие, ретроградные. Как призыв вернуться в советскую эпоху – в период кровавой тирании. В этом смысле можно говорить о том, что Дмитрий Медведев как тяжелая артиллерия выдвинут на передний край этого фронта для того, чтобы озвучивать наиболее непопулярные и антинаучные тезисы правящей «оффшорной аристократии». Эту функцию Медведев успешно выполнил и озвучил тезисы, которые являются антисоциальными, антимодернизационными, антигосударственными и подрывающими все надежды на преодоление сырьевой зависимости российской экономики.

Медведев договорился до того, что все проблемы, которые сегодня имеет Россия (в частности беспрецедентный спад производственный, инвестиционной и потребительской активности, кризис в промышленности, сильнейший отток капитала, аварийное состояние базовой технологической инфраструктуры и т.д.), являются результатом не ошибок и просчетов прошлого периода, которые были совершены пресловутой либеральной шайкой в правительстве, будь то разрушение системы РАО ЕЭС России или монетизация льгот, а наоборот, являются показателем успешной макроэкономической политики, которую проводил Кабинет министров в прошедшие годы. Он считает, что сегодняшние наши трудности и беды – это большое благо для России, т.к. под чутким оком Гайдара страна якобы смогла встать с колен, и теперь чуть ли не все граждане России живут настолько хорошо, что должны благодарить правительство и Медведева.

И при всём при этом «просвещённый» и «демократичный» Запад нам, якобы, ещё и завидует. Именно такие выводы можно было сделать из заявлений американского экономиста Джеффри Сакса и генерального секретаря ОЭСР Анхеля Гурии. По их словам, Россия блестяще справилась с последствиями кризисного обвала в 2008-2009гг. (притом что более глубокого спада, чем в России не было ни в G-8, ни в G-20, ни в группе БРИКС и странах ОПЕК), стремительно наращивает своё экономическое влияние и крепко стоит на ногах. Более того, западные эксперты, заинтересованные в сохранении России в статусе деиндустриализированной сырьевой колонии, а потому хвалящие без устали кабинет министров (именно таким же образом они себя вели и в разгар «шоковой терапии» и «катастройки» в «лихие девяностые»), заявили, что Запада настолько нам завидует, что США с удовольствием бы поменялись с Россией местами лишь бы иметь низкий уровень госдолга, практически бездефицитный бюджет, колоссальную валютную заначку «гробовых денег» в резервах (лежащих мёртвым грузом) и, безусловно, колоссальные запасы невосполнимого минерального сырья вкупе с уникальным географическим положением транспортного коридора между Азией и Европой. Это, конечно, откровенная глупость и абсурд.

Никогда в жизни и ни при каких обстоятельствах финансовые и политические элиты США не променяли бы свою вертикально интегрированную экономику ТНК с доминирующим высокопроизводительным наукоёмким капиталом и государственным капитализмом на низкопередельную, сырьевую, технически отсталую, деиндустрилизированную, дезинтегрированную и оффшоризованную «экономику трубы», в которой доминирует разрозненный компрадорский мелкотравный олигархический капитал. Никто не будет менять доллар на его производную третьего или даже четвёртого порядка – т.е. на рубль, который по своей сути является перекрашенным долларом в рамках политики «валютного правления». И уж тем более США никогда бы не позарились на российские валютные резервы, которые более чем на 45% состоят из активов, номинированных в американском долларе. США обладают печатным станком в лице ФРС, эмитирующей ключевую резервную валюту и активно монетизирующей государственный и корпоративный долг. Штаты могут напечатать столько «бумаги», сколько им потребуется. И для этого им в принципе не нужны никакие валютные резервы – продукция их печатного станка благодаря научно-техническому превосходству, военно-политическому доминированию, информационно-пропагандистской машине пользуется стабильно высоким спросом в мире и сама по себе является резервным активов для стран периферии мировой экономики. Именно по этой причине США не нужен и бездефицитный бюджет, так как благодаря эмиссии доллара США ежегодно получают чистый и практически беспроцентный товарный кредит в размере 650-800 млрд. долл. (накопленный дефицит внешнеторгового баланса за период 2000-2012гг. превысил 8,5 трлн. долл.) и финансируют свои бюджетные дефициты в обмен эмиссию на долговых расписок и бумаг. Никогда метрополия не согласится собственноручно радикально понизить свой статус и авторитет, сменив статус с хозяина и гегемона мира на статус второсортной «сырьевой колонии» и рынка сбыта для продукции высоких переделов иностранного производства.

В экспертном и научном сообществе прекрасно знают базовые, глубинные, структурные проблемы отечественной экономики, связанные с деиндустриализацией экономики, с ликвидацией научно-технического потенциала, с дезинтеграцией народного хозяйства, с разрушением производственно-технологических цепочек создания добавленной стоимости в перерабатывающей и добывающей промышленности. Колоссальная люмпенизация населения, отток квалифицированных кадров, бегство капитала (свыше 2,5 трлн. долл. за четверть века псевдорыночных разрушительных реформ) – все эти и другие многочисленные проблемы не были даже озвучены Медведевым. Для правящего либерально-олигархического класса все это не является проблемой и вызовом. Для них и проводника их идей в Правительстве в лице Медведева подобного рода проблем не существует. Они считают основной проблемой сохранение доминирования компрадорско-олигархического капитала, привлечение западных инвестиций (т.е. кредитов и займов), для чего им нужна ещё большая либерализация внешнеэкономического законодательства, снятие ограничений на разные финансовые и спекулятивные операции, построение какого-то мифического международного финансового центра в Москве. Снова ведутся неутихающие разговоры о том, что необходимо сократить долю государства в экономике, распродать оптом и в розницу предприятия в системообразующих стратегически значимых секторах экономики и далее по списку. Опять слышны те же самые квазирелигиозные мантры, которые ещё четверть века назад с редким пароноидальным упорством пытались вложить в умы и уши граждан России лжереформаторы, несмотря на то, что такая политика уже привела к разрушению российской экономики.

Ну и второе заявление Медведева, о том, что кроме ухода государства из экономики надо отказаться от политики патернализма, т.е. максимально сокращать государственную поддержку населения со стороны бюджетной системы. Глава Правительства без зазрения совести, что вполне нормально и характерно для сторонников «вульгарного либерализма», предлагает пересмотреть социальные обязательства государства перед обществом и, по сути дела, публично отказаться от социально ориентированного государства, что в скрытой и латентной форме происходит на протяжении последних 13 лет. В частности, Медведев признает, что антинародная монетизация льгот, которая была проведена в середине 2000-х годов под лозунгом «зурабовщины» и «жуковщины», была не стратегической ошибкой, не досадным недоразумением и не просчетом либералов, а осознанной политикой государства. Нацеленной на то, чтобы максимально сократить расходы правящей бюрократии на поддержку населению и социально незащищенных граждан, снять социальную ответственность государства перед обществом, снять свою персональную ответственность за исполнение прямых конституционных обязанностей.

Медведев четко дает понять, что то, что мы имели в прошлые годы в области приватизации и коммерциализации бюджетной сферы и социальных услуг в области образования, медицины, – всё это было лишь началом мучительно болезненного процесса по созданию халатного и безответственного государства. Судя по всему, все эти инструменты будут взяты на вооружение, и мы увидим очередную волну антинародных и антисоциальных реформ – закон об образовании, введение энергопайков, поправки в ФЗ-83, конфискационно-грабительская пенсионная реформа, повышение тарифов на услуги естественных монополий и т.д. Это была своего рода отмашка премьер-министра либералам, что они идут правильным курсом, и надо перестать давать деньги на социальную поддержку населения, как якобы неэффективно использующиеся. Якобы эти средства не идут на развитие научно-технического потенциала и человеческого капитала. Лучше эти деньги вывести в оффшоры, положить на корреспондентские счета в американских банках и копить их в резервных фондах, где и без того мёртвым грузом лежит свыше 7,2 трлн. рублей. Это политика российских либералов, для которых гораздо важнее распилить бюджетные средства на каких-либо коррупционно емких мифических стройках, чем вкладывать их в развитие страны и общества.

Сейчас сложно говорить о том, будет ли взята в качестве модели развития эта либеральная доктрина, какова расстановка сил в Кремле и в Правительстве. Однако совершенно очевидно, что в обществе уже давно назрел и даже перезрел неоиндустриальный консенсус к развитию, возрождению производительного капитала и реальной модернизации. Мы видим, что далеко не все чиновники в Кремле разделяют упаднические догмы и квазирелигиозные призывы гайдаровской секты. И это вселяет хоть какой-то оптимизм. Пускай и словесный. По крайней мере, пока в окружении президента есть академик Сергей Глазьев и Андрей Белоусов есть шансы (пускай и мифические), что удастся если и не радикально изменить социально-экономическую политику государства, то, по крайней мере, хоть избежать наиболее губительных решений. Президент неоднократно заявлял, что не допустит чрезмерной коммерциализации бюджетной сферы, произвола в системе ЖКХ. Но, к сожалению, нет либо желания, либо возможности, либо того и другого контролировать действия правительства, и мы видим, что за 2013 год тарифы естественных монополий росли с темпом, в 2-3 раза превышающим инфляцию, росли цены на услуги здравоохранения, образования, транспортные услуги, спортивные и культурные мероприятия. Все это становится недоступной роскошью для подавляющей части населения страны – для 73% граждан с доходами ниже среднего по стране (29,6 тыс. рублей в месяц). Далеко не факт, что высказанные главой государства благие намерения будут реализованы в дальнейшем. Пока в кабинете министров доминируют ученики и последователи Гайдара-Чубайса-Ясина, России не светит ничего хорошего – только деградация, примитивизация и упадок.

Правительство под руководством Медведева сделает все возможное, чтобы ещё глубже и нахальнее залезть в карманы граждан и отправить средства либо в карманы монополистов, либо в карманы сырьевых олигархов, либо в карманы бюджетного бизнеса – чиновников-бизнесменов, которые занимаются снятием административной ренты и зарабатыванием состояний на приватизации бюджетного сектора. Тут мы пока никаких позитивных прогнозов дать не можем. Конечно, главе государства надо бы поинтересоваться у премьер-министра Медведева, с какой стати второе лицо государства, руководящее всей исполнительной властью, не ходит на совещания к Президенту страны якобы по состоянию здоровья. И при этом посещает такие пафосные и чрезмерно идеологизированные антироссийски настроенные мероприятия, как Гайдаровский форум, где всё посвящено исключительно охаиванию прошлого нашей страны, где всё делается для того, чтобы плюнуть в лицо нашей истории, подавляющему большинству россиян, для которых СССР отнюдь был не кровавой тиранией, а обществом, в котором соблюдались минимально необходимые социальные гарантии, спокойствие и развитие.

Хотелось бы надеяться, что Президент всё-таки сумеет провести «воспитательную беседу» с руководителем правительства. За такое неспортивное поведение и саботаж уже давно пора поставить всему кабинету министров жирный кол. Лозунги, заявления и слова Медведева, Дворковича, Шувалова и прочих либералов должны быть полностью согласованы с декларируемой Президентом социально-экономической политикой, они должны совпадать с его предвыборными обещаниями, майскими указами и программными статьями. Сегодня этого нет в принципе – каждый из них городит свой огород и говорит то, что придёт в голову. То, что говорил Медведев и его сотоварищи на форуме, – это в чистом виде антигосударственные заявления, которые полностью противоречат высказываниям, указам и распоряжениям президента. Они противоречат всем планам по индустриализации и модернизации экономики, всем попыткам подъема малого и среднего бизнеса, всем разговорам о деоффшоризации, возвращению из-за рубежа российского капитала, не говоря уже о противоречии всем социальным программам, в том числе доступного образования и медицинского обслуживания. Остается ощущение, что у нас государство как корабль без паруса, плывет по ветру, не пойми куда. Куда подует ветер на товарно-сырьевых биржах и на Гайдаровском форуме, туда он и плывет. С одной стороны мы слышим правильные заявления Президента страны, а с другой – совершенно деструктивные и ни к чему не обязывающие заявления руководителя кабинета министров. Создается впечатление, что они намерены взять худшее из прошлых лет, ввергнуть Россию обратно в социально-экономический хаос.

Гайдаровский форум следует рассматривать как явление не столько экономическое, сколько клиническое. Это был слет шизофренично настроенных российских псевдолибералов, которые уже 20 лет повторяют одни и те же слова, преклоняются перед западным капиталом и глобальным бизнесом, перед псевдоневидимой рукой рынка. Они убеждены, что государство должно быть ночным сторожем при крупном олигархическом компрадорском капитале, прописанном на оффшорах, что не надо ничего делать для подъёма и развития отечественного несырьевого производства, а надо сложа руки сидеть и мечтать, что Запад начнет помогать России. Что стратегические конкуренты России вдруг по неведомой никому причине решать заняться подъёмом и возрождением отечественной промышленности. Это, конечно, уже из области психиатрии. Радует хотя бы то, что на этом форуме не было Президента страны. Это уже плюс. Однако очень расстраивает, что там было практически всё руководство российского правительства, которое пело хвалебные осанны Гайдару и правительству младореформаторов. Один в поле не воин, и если эти люди будут также работать и дальше, то есть большие сомнения, что удастся вообще хоть что-то реализовать из заявленной Президентом программы.

Его майские указы, как говорилось, выполнены на 80%, самое парадоксальное, что выполнена практически полностью бумажная работа, собраны подписи, но в плане реальных дел они провалены на все 100% по всем макроэкономическим показателям. Ускорение роста экономики планировалось до 5%, а мы имеем обвал до 1,3% - темпы роста ВВП падают 7 кварталов подряд. Ускорение инвестирования в основной капитал ожидали до 7% в годовом выражении, а получили спад на 1%. Вместо притока чистого капитала в Россию в размере 20-30 млрд. долларов получили отток в размере 60-65 млрд. долларов. Вместо создания новых рабочих мест потеряли более 250 тысяч рабочих мест в промышленности. То же касается инфляции, которую правительство не смогло обуздать, и мы имеем увеличение темпов роста потребительских цен до 6,5%. Тогда как тарифы естественных монополий и продукты питания дорожают на 9-13%. Таким образом, правительство России абсолютно неэффективно и недееспособно, неадекватно тем целям и задачам, которые стоят перед обществом, оно реально ставит палки в колеса развитию страны и не способно достичь ни одной из целей, которые ставит передними Президент. Это говорит о том, что либерализм в таком антинаучном, сектантском исполнении – это тяжелейшее психическое заболевание. И, к сожалению, не поддаётся медицинскому вмешательству.

Президенту уже давно необходимо серьезно заняться кадровым вопросом и в самое ближайшее время провести замену состава финансово-экономического блока в правительстве. С этими людьми под удар поставлена репутация самого главы государства. Они выставляют его на посмешище. Вера части граждан в выполнение его предвыборных обещаний и реализацию проекта «Путин-2.0» будет подорвана полностью. С такой командой в правительстве возможно только возвращение России в хаос и упадок лихих 90-х годов.

http://kprf.ru/roscrisis/127453.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Чт май 15, 2014 7:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Политэкономия или economics?
Автор Дмитрий ВАЛОВОЙ. Заслуженный деятель науки РФ, доктор экономических наук, профессор.

Перечитывая Джонатана Свифта, подумал: «Если бы чтение книг не вышло из моды, то многие современные политики и учёные в путешествиях Гулливера увидели бы свою порочную деятельность». Идеи прожектёров Академии в Лагадо, которые Свифт с присущей ему иронией высмеивал три века назад, сегодня выдаются за высшие достижения цивилизации. Наиболее ярко пороки своей эпохи Свифт обобщил в образе выродившихся тупых, агрессивных еху. Ныне своеобразными их представителями являются неолибералы.

Вырождение

А ведь предки еху были «достопочтенными гражданами». Капитализм и либерализм тоже соответствовали духу своего времени и даже заслужили тогда ряд похвал. Но у капитализма генетически порочная наследственность. Он порождён стихийной конкуренцией и жаждой беспредельной наживы. В процессе перерождения капитализма из производительного в спекулятивно-мошеннический вместо прежних сотен миллионов мелких товаропроизводителей ныне образовалась сотня олигархических объединений, которые по многочисленным каналам контролируют и регулируют 63% производства и более трети мировых инвестиций.

В итоге мы имеем узкий круг олигархов, сосредоточивших в своих руках несметные богатства, и наёмных работников, благосостояние которых вызывает всё более нарастающую тревогу. Маркс писал: «Накопление богатства на одном полюсе есть в то же время накопление нищеты, невежества, огрубления и моральной деградации на противоположном полюсе. Таков абсолютный, всеобщий закон капиталистического накопления».

В канун нового века в докладе ООН объявлены такие данные. Три самых богатых человека владеют средствами, превосходящими совокупный ВВП 48 беднейших государств; общее состояние 200 самых богатых людей мира больше, чем доходы 41% населения планеты. 20% жителей Земли потребляют 86% товаров и услуг, а на долю остальных 80% остаётся лишь 14%. Поэтому 30% живут за чертой бедности. 1,5 млрд. безработных. В США активы 1% самых богатых семей больше, чем 90% остальных, а доходы 1% лиц с максимальными доходами больше доходов 40% людей с минимальными доходами. В России 96 миллиардеров владеют 30% всех личных активов, а на долю одного процента самых богатых россиян приходится 71% активов.

Вместе с капитализмом перерождался и либерализм. Он возник как знамя прогрессивных в ту пору буржуазных революций. Но теперь неолибералы уже вкупе с консерваторами являются реакционным знаменем «цветных» революций и «майданов» по свержению неугодных глав государств и государственного терроризма по оккупации суверенных государств с целью завладения их ресурсами.

Основные принципы неолиберализма были декларированы в 1938 году на конференции в Париже. В нём предусмотрено невмешательство государства в экономику, но на государство возлагается «обеспечение условий для свободной конкуренции».

Даже частичная реализация прожекта неолибералов Гайдаром в ходе «шоковой терапии», по оценке его же советника профессора Сакса, привела «к катастрофе, которой ещё не было в мировой истории». Особенно потрудились гайдаровцы над разгромом госсектора. Доля госсобственности у нас снизилась с 96% до 12%, в то время как в США этот показатель составляет 32%, в Англии — 40%, в Канаде — 43%, в Германии — 52%, в Италии — 51%, во Франции — 52%, в Швеции — 62%. Но приватизация в России продолжается. Остатки доходных кусков передаются в частные руки. Возможность планового регулирования разрушили, а реальные условия свободной конкуренции не появились даже на горизонте. «Шоковую терапию» Гэлбрейт назвал «отклонением психического характера, близким к умопомешательству».

Когда я узнал, что Гайдар готовит постановление о срочной ликвидации колхозов и совхозов и разделе земли между крестьянами, у меня состоялся с ним серьёзный разговор. Я напомнил ему, что до коллективизации в России было 28 млн. лошадей и много рабочего скота. Теперь их нет. Использовать трактор на одном гектаре накладно. «Тогда рекомендуйте метод Свифта: пахать свиньями», — иронически сказал я Егору. На мои предупреждения о тяжких последствиях такого очередного погрома у него был один «довод»: «Ельцин не терпит слова «колхоз» и «совхоз».

В итоге реализации ельцинского «нетерпения» сегодня треть советской пашни зарастает бурьяном. Поголовье скота и свиней сократилось в 2,5 раза. Импорт продовольствия превысил 60% и продолжает набирать обороты. За 10 лет нового века российский импорт мяса и молока возрос в 3,1 раза, лука, чеснока и картофеля — в два раза, а томатов — в 6,6 раза.

Латинское слово «liberalis» означает свободный. Подлинная свобода неолибералов проявляется лишь во вселенской продажности. Всё и вся — от заводов, земли, газет, самолётов, портов и яхт, президентских, министерских и депутатских мандатов, учёных и журналистов, артистов и футболистов до чести, совести и достоинства — свободно продаётся и покупается.

Как тут не вспомнить Алишера Навои:

Скажу тебе: средь выродков земных

В особенности три породы гадки —

Безмозглый шах, скупой богач,

Учёный муж, на деньги падкий.

«Выкидыш»

Заслуги учёных, «на деньги падких», в размножении еху трудно переоценить. Для этого известный либерал А.Маршалл предложил ликвидировать политэкономию. Термин «политэкономия» состоит из трёх греческих слов: «politea» — общественное, «oikos» — хозяйство, «nomos» — закон. Иначе говоря, это наука о законах «развития общественного хозяйства». Вместо политэкономии Маршалл ввёл бессмысленное понятие — economics. Лауреат Нобелевской премии В. Леонтьев назвал экономикс «выкидышем» экономической науки». Чётко сформулировал вывод критического анализа этого новодела Дж. Гэлбрейт: «Экономикс перестаёт быть наукой».

Достойное место в порождении мошенников занимает неоклассик-либерал М.Б. Кларк. В итоге реализации его прожекта («все виды труда являются производительными») рыночные игроки — спекулянты и авантюристы — стали не только легитимными, но и «производителями» ВВП. Прожектёры economics утверждают: «Разграничение Смитом производительного и непроизводительного труда — это одна из наиболее пагубных концепций в истории экономической мысли». Удельный вес ВВП, производимого на заводах и фабриках, неуклонно снижается. Уже более половины его «создаётся» на финансовых рынках, в кабаках, тюрьмах, храмах, ритуальных заведениях. В США в реальной экономике создаётся только четверть национального ВВП. Мошенничество в накручивании липового ВВП загнало глав государств в ловушку; измеряя рост экономики либеральным «метром», они невольно содействуют спаду своего производства и ускоряют развал мирового хозяйства.

Многие прожекты неолибералов посвящены внедрению в общественное сознание идеи Д. Рокфеллера о том, что «наднациональная власть интеллектуальной элиты и банкиров более предпочтительна, чем право наций и народов на самоопределение, которому мы следовали много веков». Появилось немало «теорий» о негативной роли национальных государств. Они-де тормозят рост мировой экономики и должны уступить место международным учреждениям типа МВФ, ВТО и транснациональным корпорациям.

В США сосредоточено 2/3 лауреатов Нобелевских премий по экономике (эта премия учреждена с 1969 года банкирами, вопреки завещанию Нобеля, но расходы и предопределение её лауреатов они взяли на себя). Несмотря на обилие таких лауреатов, США — паразитическое государство. Федеральный долг США уже превысил четыре реальных годовых ВВП, а долги штатов, местных органов и домохозяйств превысили 80 трлн. долларов. Это ещё 20 годовых ВВП. Шанса на покрытие долгов даже теоретически не существует. Поэтому США не только паразитическое государство, но и банкрот. Оно держится на плаву, пока доллар является резервной валютой.

Представляя западные прожекты «высшим достижением цивилизации», Гайдар с присущим ему «шоковым методом» устроил погром кафедр политэкономии. Под риторику «деидеологизации науки» научная система экономического образования была ликвидирована. Духовные наследники Гайдара мауисты-ясинцы просто блеют перед «ценностями» Запада, где подготовка экономических невежд и мошенников доведена до совершенства. Именно на этом принципе строится их фальшивая рейтинговая оценка вузов, в которую так стремятся наши либерал-прожектёры. Для повышения рейтинга своих заведений они заманивают к себе западных коллег и солидно одаривают их. О планах в этой сфере поведал ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Я.И. Кузьминов на Гайдаровском форуме: «Что касается высшего образования, то в перспективе произойдёт вытеснение отечественных институтов иностранными». Разве в здравом уме и трезвом состоянии можно себе это представить?

В конце 1990-х годов коллектив авторов Академии труда и социальных отношений издал учебник «Политэкономия» под моей редакцией. В 2002 году второе издание этого учебника было удостоено премии правительства Российской Федерации в области образования (в настоящее время подготовлено уже шестое издание). Я тогда организовал Обращение ведущих экономистов России к министру образования РФ В.М. Филиппову с просьбой о реабилитации политэкономии. Для этого необходимо было получить согласие научно-методического совета по экономике минобразования. Против моих научных доводов в докладе на этом совете не было ни единого возражения. И, тем не менее, председатель совета А. Сидорович фальсифицировал решение совета в пользу «выкидыша».

И теперь уже официально по госстандарту обучение студентов невежеству и мошенничеству в экономике поставлено на поток. Как это делается конкретно, покажем на примере, приведя иллюстрацию с комментарием из «выкидыша» с грифом минобразования, рекомендующего его студентам высших учебных заведений.

«Схематично экономическую систему можно представить следующим образом:

Как видим, в экономической системе в целом взаимодействуют три самостоятельные подсистемы, и в зависимости от того, какая подсистема имеет наибольший удельный вес, характеризуется вся экономическая система: если преобладает рынок, то система — рыночная, так возникает рыночная экономика; если преобладает государство, то система административно-командная; если преобладает натуральное хозяйство, то такова и система в целом».

В этой бредовой «системе» в одной «упряжке» оказались люди, кони и собаки. Натуральная форма организации хозяйства не может быть самостоятельной подсистемой, так как её клочки «разбросаны» по всей системе.

Вторая «упряжка» — «государство». Его экономические функции распространяются на всю экономику общества. Поэтому выделять государство в самостоятельную подсистему и теоретически, и практически ошибочно. И к тому же «государство» несоотносимо с конкретной формой организации хозяйства или методом регулирования производства.

И, наконец, третьей, самой мощной «упряжкой» является рынок. По удельному весу он занимает более половины, но непонятно чего. Пространства государства? Объёма производства? И в первом, и во втором случае получается бессмыслица. Если рассматривать рынок как сферу обращения, то он функционирует во всём обществе. Если же имеется в виду рынок как абстрактная теоретическая категория, то её «поле деятельности» ограничено стихийными участками в экономике.

Из такой нелепой «упряжки» прожектёры состряпали ещё более абсурдную периодизацию мирового развития. Вместо пяти общественно-экономических формаций они предложили три социально-экономические системы: традиционная; рыночная; командно-административная.

Все они по своей сущности не являются системами и витают вне времени и пространства. Первые две представляют собой формы организации хозяйства. В разном соотношении они существуют испокон веков, включая и настоящее время.

Что касается третьей, то это метод хозяйствования. Ограничивать его применение социализмом — запредельное невежество. Разве рабовладельчеству и феодализму такие методы чужды? Не молитвами, а каторгой и другими принудительными мерами удерживали господа своих рабов и крепостных крестьян в повиновении! А разве налоги, акцизы, пошлины и другие рычаги капиталистической экономики не базируются на командно-административных методах?

Пытаясь избавиться от терминов «капитализм», «буржуазия», «империализм», «феодализм» и «социализм», неолибералы извратили даже историческую периодизацию экономических учений: «учение эпохи дорыночной экономики; эпохи нерегулируемых рыночных отношений; эпохи регулируемых рыночных отношений».

В процессе ликвидации политэкономии прожектёры-неолибералы вытрясли душу из экономики, денно и нощно вопя: «Рынок регулирует экономику лучше, чем государство!»; «Государство должно уйти из экономики!»; «Рынок обеспечивает людей товарами и услугами лучше, чем государство!»

Раньше всё «давал» и «распределял» Бог, а теперь — Рынок? При следовании этим неолиберальным курсом развал мировой экономики становится вопросом лишь техники и времени. О возможном его предотвращении я подробно рассказал в своей новой книге «Реформы».

Для откликов — dvalovoi@mail.ru , более подробно о затронутых проблемах можно прочитать здесь: valovoi.livejournal.com/

Опубликовано в газете "Правда" №51 (30113) 16—19 мая 2014 года

http://www.gazeta-pravda.ru/index.php/i ... -economics


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Чт июл 09, 2015 12:29 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
На сайте ЦЭМИ выставлена ссылка на опус Полтеровича В.М. "Реформаторам науки недостает квалификации" http://www.cemi.rssi.ru/news/science/%D ... %D0%BA.pdf . Сдвиг есть - Полтерович узнал про реформы в Китае, о чем академик раньше не знал (см. первый пост в этой теме). Но в целом статья - выступление врага России и российской науки. СССР и Россию он считает недоразвитыми странами. Конкретные предложения соответствуют уровню курсовой работы по управлению проектами. Нет смысла тратить время на разбор словесного потока невежды. Такие "академики", как Полтерович В.М., не нужны российской науке.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Нищета буржуазной экономической теории
СообщениеДобавлено: Пн дек 19, 2016 2:16 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 8510
Полтерович разбирается в экономике, как свинья в апельсинах.
Как ни странно, до сих пор есть те, кто интересуется его бреднями.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 12 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 10


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB