Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пн июн 26, 2017 3:06 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Экономика нефтегазовой отрасли
СообщениеДобавлено: Вс янв 04, 2015 1:01 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
kungurov 3 января, 9:57

Путин уложил РФ в нефтяную могилу

По состоянию на 2013 г. 52% бюджета России обеспечивают доходы от продажи нефти, нефтепродуктов и газа, 68% экспорта составляет вывоз углеводородов, причем в основном в виде сырой нефти. В 2014 г. зависимость бюджета от нефтяной иглы снизилась – теперь нефть и газ обеспечивают лишь 48% доходов казны, но радоваться не стоит, поскольку нефтезависимость снижается не из-за роста несырьевого промышленного производства (оно как раз снижается), а из-за обвала нефтяных цен.

Наш ботоксный вождь уже лет 10 с умным видом балаболит о том, что к сожалению, экономика России до сих пор сидит на нефяной игле. Констатация факта верная, вот только сожаления у Вовы это никакого не вызывает, в противном случае непонятно, почему он ничего не делает для снижения этой самой зависимости. За кадром он оставляет и вопрос о том, когда же российский бюджет подсел на сырьевой допинг. Открою вам страшную тайну – как раз при Путине он и стал нефтезависимым. В 1999, когда Путин фактически сел на трон (пока еще в качестве преемника), нефтегазовые доходы обеспечили 18% федерального бюджета. В следующем году – уже почти 25%. Пиковый показатель мы наблюдаем в 2011 г. – более 54% госказны составили деньги, пахнущие нефтью. Хотя, говорят, деньги не пахнут.

Так что, когда нацлидер в очередной раз начнет сожалеть о том, что Ресурсная Федерация все еще слишком ресурсная, знайте, что он сожалеет о бесславно просранных под его мудрым руководством 15 годах нефтяной халявы. Но, разумеется, пропаганда не может допустить, чтобы быдло заподозрило Великого Пу в том, что это он подсадил Россию на нефтяную иглу, с которой она теперь соскочит ТОЛЬКО ПОСМЕРТНО. Поэтому пропаганда приложила титанические усилия, чтобы засрать мозг быдлу на предмет того, что нефтезависимость досталась России по наследству от проклятого совка. Например, Егор Гайдар нагло врал, что В Советском Союзе нефть, нефтепродукты и газ в экспорте в начале 80-х составляли примерно 65-70%.

Давайте разберемся, насколько этот миф соответствует действительности. Я собрал статистику за 1980 г., В целом цифры этого «олимпийского» года отражают средние показатели и пропорции первой половины 80-х. И еще немаловажное обстоятельство – в этом году нефтяные цены достигли своего пика в XX столетии.

Добыто в том году было 603 млн. т., из них экспортировано порядка 119 млн. т, то есть 19,7% от общего объема добычи , а за валюту было продано всего лишь 27 млн. т нефти. (4,5% от общей добычи). Это объясняется тем, что на соцстраны приходилось 65% всего экспорта нефти и нефтепродуктов, на развитые капстраны – 20% и 15% – на развивающиеся страны. Поставки в страны СЭВ осуществлялись за экспортные рубли, которые были условными расчетными единицами в системе клиринговых взаимозачетов по договорным ценам. Валюты эти поставки не приносили. Фактически страны СЭВ составляли единый рынок, и принципиальной разницы между внутренним потреблением и экспортом в Чехию и Венгрию не было никакой, хотя внутри СЭВ цены на энергоносители были все же выше внутренних, но значительно ниже мировых. Сегодня же, напомню, даже в «братскую» Белоруссию, входящую в ЕАЭС, РФ поставляет углеводороды за доллары.

Итак, за свободно конвертируемую валюту на внешнем рынке СССР продавал АЖ 4,5% ДОБЫВАЕМОЙ НЕФТИ, и либерасты на этом основании писдят, что Советский Союз сидел на нефтяной игле! Помимо сырой нефти Советский Союз экспортировал еще и нефтепродукты объемом 41,3 млн. т (23% от общего объема производства), более половины из которых – 22 млн. т. было продано за СКВ. Таким образом, экспорт сырья в капстраны был меньше по объему, чем вывоз высокопередельной продукции – авиатоплива, бензинов, минеральных масел и т. д. (сегодня соотношение обратное). Стоит, наверное, упомянуть и о газе. На экспорт из СССР шло В 1980 году из СССР было экспортировано 54,2 млрд кубометров горючего газа (в том числе поставки за СКВ — 22,8 млрд кубометров). Теперь давайте подобьем элементарный баланс.

По сравнению с 1980 г. РФ, имеющая населения почти вдвое меньше, чем Советский Союз, стала экспортировать (берем в расчет только экспорт за валюту):

- нефти в 8,4 раза больше, чем СССР, или в 15,6 раз больше в расчете на душу населения;
- газа в 8,6 раза больше или в 16 раз больше в расчете на душу населения;
- нефтепродуктов в 6,8 раза больше или в 12,7 раза больше на душу населения;

Выводы очевидны: то, что СССР якобы имел нефтезависимую экономику – наглая и тупейшая ложь, единственный смысл которой – реабилитировать феерически безмозглую экономическую политику ботоксного карлика, реально подсадившего РФ на нефтяную иглу. Хотя я бы употребил иную метафору: Путин уложил Расеюшку в нефтяную могилу.

Теперь давайте рассмотрим еще один миф – о том, что крах СССР якобы был вызван падением мировых нефтяных цен в середине 80-х годов. Да, удельная доля нефти в советском экспорте в 1980 г. была внушительной – 35%. Однако стоит учитывать два важных обстоятельства:

экономика СССР не была экспортоориентированной, она не имела ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЭКСПОРТА, страна в целом сама себя всем обеспечивала, принимая во внимание механизм СЭВ, функционирующий по принципу единого экономического пространства.
Доля валютного экспорта была, как помним, очень небольшой.


Выручка от продажи нефти в 1980 г. составила 17 млрд. руб. (включая экспорт в соцстраны). В 2013 г. из России было экспортировано 237 млн нефти на сумму $174 млрд. Цифры выручки от продажи нефтепродуктов и газа в 1980 г. мне найти не удалось, поэтому учитывать их не будем. Столь же бессмысленно переводить цены 1980 г. в доллары, поскольку доллар имел тогда совершенно иной вес. Давайте сопоставим более наглядные показатели – соотношение выручки от продажи нефти к размеру госбюджета тогда и сейчас.

Доходная часть госбюджет СССР в 1980 г. составил 303 млрд. руб. Соответственно, выручка от продажи нефти составила 5,6% от всех казенных доходов. Подчеркиваю, что это не доля углеводородных доходов бюджета, а всего лишь отношение нефтяной выручки к величине бюджета. То есть, если бы абсолютно вся выручка от продажи нефти пошла в «закрома родины», то это составило бы 5,6% союзного бюджета на «олимпийский» год. Федеральный бюджет 2013 г. – $402 млрд в пересчете на баксы, выручка от продажи нефти – $174 млрд. или 43,5% от доходов казны.

Как видим, зависимость от нефтеэкспортных доходов в СССР и в РФ просто несопоставима. Но если мы говорим о «нефтяной удавке», якобы накинутой американцами на шею СССР, нам стоит оперировать ценами второй половины 80-х годов. Не буду перегружать вас громоздкими расчетами, а приведу лишь самые общие цифры. Средняя величина госбюджета СССР в 80-е годы – 360 млрд. руб., доходы союзного бюджета до 1985 г. от торговли нефтью – около 10-12 млрд. инвалютных рублей ежегодно. Прямые потери бюджета от падения мировых нефтяных цен – порядка 40- 50% (во второй половине 80-х наблюдался некоторый рост объемов экспорта за СКВ). Соответственно, от «нефтяной удавки» Советский Союз в среднем терял примерно 5-6 млрд. руб. в год или 1,5% бюджета. Однако стоит принимать во внимание, что во второй половине 80-х начались массированные поставки в Европу газа, и эти доходы в значительной степени компенсировали выпадающие нефтяные барыши.

Вывод очевиден: снижение мировых нефтяных цен НИКАКОЙ ВИДИМОЙ РОЛИ в крахе СССР не сыграли, тем более, распад Советского Союза пришелся на время, когда котировки поползли ввысь. Причиной развала Союза был внутренний кризис, а вовсе не коварные происки Вашингтона, который подговорил саудитов приопустить баррель.

А теперь самое смешное: 20 лет либерасты злорадно рассказывали нам, каким проклятый совок был неэффективным, что рухнул от того, что цена барреля просела в четыре раза в среднегодовом исчислении за 6 лет. А сейчас те же самые либерасты, а за ними и официальная пропаганда Кремля истерически принялась опровергать собственный же бред. В блогосфере за последние месяцы появились сотни (!!!) публикаций, развенчивающих миф о нефтезависимости СССР и миф о том, что советская страна была уничтожена с помощью «нефтяного оружия».

Логика пропагандонов понятна: мол, если даже «неэффективный» совок никак не пострадал от нефтяной удавки, то и РФ переживет нынешний «неблагоприятный период». Нет, ребятки, я вынужден вас расстроить: если нефтяные цены продержатся на уровне ниже $60 хотя бы 2-3 года, то Ресурсной Федерации наступит полный и необратимый писдетц. Повторюсь: Советский Союз не сидел на нефтяной игле, экспорт нефти в 80-е давал порядка 3% доходов бюджета, в 2013 г. этот показатель больше в 11 раз – 33%! СССР имел суверенную финансовую систему и самодостаточную сбалансированную экономику, способную функционировать даже в полной блокаде (фатальной оказалась для нее как раз открытость). Советский Союз в принципе мог полностью отказаться от продажи сырья на мировом рынке. Эрэфия этого сделать не сможет по определению, что, надеюсь, доказывать никому не надо. Не будем забывать и о том, что запассов нефти, которая теперь «наше всё», сильно поубавилось. Если в 19887 г. в РСФСР было добыто 590 млн. т нефти, то в 2011 – всего лишь 509 млн. т., при том, что промысловые издержки на истощенных скважинах сильно выросли. А разве в середине 80-х СССР имел внешние долги свыше $600 млрд., технологическую и продовольственную зависимость от заграницы, вызванную кошмарными структурными перекосами путиномики?

Да, я знаю, что скажут пропагандоны: мол, нефиг разводить панику, в 2008 г. нефтяные цены падали со $140 до $40, и никакой катастрофы не произошло, и даже рубль не сильно подешевел. Да, катастрофы не произошло, однако и причин для нее не наблюдалось совершенно: средневзвешенная по году цена нефти снизилась с $93 в 2008 г. до $64 в 2009 г., В 2010 г. цены уже превысили на $10 уровень докризисного 2007 г., составив $78 за бочку марки Brent. То есть по факту даже в масштабах пятилетия никакого падения цен в 2008 г. не произошло, имело место лишь колебание котировок, причем колебание ВВЕРХ с последующей коррекцией до прежнего уровня, за которой последовал рост цен, превысивших рубеж в $100 уже в 2011 г. Осознайте, идиоты, что в 2008 г. не было падения нефтяных цен, а был их рост в годовом исчислении! Но даже этот рост нефтяных цен нехило вдарил по Эрэфии, то же удержание рубля на плаву стоило порядка $250 млрд, брошенных в топку валютных интервенций.

Любой человек, у которого еще мозг не атрофировался, понимает, что именно для путинской Ресурсной Федерации, а не для СССР, крах нефтяных цен означает смерть. И трупный душок уже витает в воздухе. Подробности в следующем посте.

http://kungurov.livejournal.com/103854.html


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Продажа нефти и газа за валюту в СССР и РФ
СообщениеДобавлено: Ср май 27, 2015 11:35 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Официальный интернет-сайт ЦК КПРФ – KPRF.RU
В.Н. Тетёкин: «С нездоровой монополией западных корпораций пора заканчивать»
2015-05-26 18:50
По материалам РИЦ «Югра»

Мировая экономика, как говорится, крутится вокруг нефти. День начинается и заканчивается с мировых цен на «черное золото». И сегодня в РИЦ «Югра» депутат Государственной Думы РФ Вячеслав Тетёкин начал разговор тоже с «нефтяной темы», что неудивительно, учитывая, что парламентарий представляет в ГД нефтегазовые регионы – Тюменскую область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа. А учитывая, что Вячеслав Николаевич является членом комитета ГД по обороне, то и разговор на сегодняшней пресс-конференции зашел о засилье иностранных компаний в российской нефтегазодобывающей отрасли.

Напомним, что 22 мая от имени фракции КПРФ перед парламентом Вячеслав Тетекин выступил именно на эту тему. И, по мнению депутата, данные вопросы очень важны для экономики России. Более того, засилье иностранцев на отечественном нефтесервисном рынке член комитета обороны называет не иначе, как угрозой национальной безопасности страны.

«Шлюмбержезация» отечественного нефтесервиса

По словам депутата, расходы на сервисные работы составляют до 70% стоимости нефтедобычи. Между тем, говорит Вячеслав Тетекин, сервисные работы - бурение эксплуатационных и разведочных скважин, геофизика, исследование пласта, ремонт оборудования, - находятся в иностранных руках.

«Последние 15 лет нефтяники активно избавлялись от, так называемых, непрофильных активов, включая вышеперечисленные работы. Сервисы были выделены в самостоятельные «дочки». На сервисном рынке работает более 200 фирм. Но бал правят иностранные, в первую очередь американские компании типа Schlumberger и Halliburton, развернувшиеся частично на мощностях бывших отечественных компаний. Их доля составляет более 40% и благодаря технологическому преимуществу продолжает прирастать. По некоторым сегментам доходит до 70-90%», - утверждает Тетекин.

По мнению депутата, все это не случайно, западная модель была «навязана» России не без влияния экономистов либерального блока правительства РФ. Говорил же Юрий Шафраник, экс-министр топлива и энергетики, глава Союза нефтегазопромышленников: «Мы находимся в ситуации поглощения российского сервиса. Добывающим компаниям навязываются два тезиса: нужно освободиться от непрофильных сервисных активов и нужно обращаться к западным компаниям как к носителям высоких технологий. Большинство так и поступает, а их лучшие предприятия поглощает иностранный бизнес, наращивая долю на рынке российского сервиса».

Транснациональные корпорации обладают мощнейшими финансовыми, кадровыми и технологическими ресурсами. Они заходят на торги, демпингуют по цене продукции, но все, что они упустили в выгоде при торгах, компенсируют за счет дорогого сервиса. А это ведет к удорожанию нефтедобычи.

«Красная кнопка», которой быть не должно

Губернатор Югры Наталья Комарова на выездном заседании комитета Совета Федерации РФ по экономической политике в апреле прошлого года прямо заявила, что «на рынке нефтегазосервисных услуг сложилась нездоровая монополия западных корпораций, которая усиливается в связи с вступлением России в ВТО. Эти компании диктуют цены, выдавливают с рынка наши предприятия, экономят на российском персонале, ограничивают доступ к технологиям, а также нередко действуют с офшорных территорий. Свыше 65% нефтегазосервисного рынка в России принадлежит иностранным компаниям». Эту цитату Вячеслав Тетекин озвучил, выступая перед парламентариями.

Добавим, что глава автономного округа тоже назвала такое неприемлемое положение вещей угрозой национальной безопасности. «У нас есть необходимая база, чтобы вернуть России технологический суверенитет», - подчеркнула губернатор Югры.

И не случайно правительство ХМАО-Югры прилагает максимум усилий по отработке механизмов поддержки российских предприятий нефтегазового сервиса и промышленности в условиях сложившейся геополитической ситуации, по реализации проектов данной направленности. Скажем, создание научного полигона «Баженовский» новые окна возможностей для прорыва в отдельных отраслях экономики. Прежде всего, речь идет о локализации технологического ядра, импортозамещении в производственной и сервисной сфере. Для этого в регионе идет работа над созданием научного полигона «Баженовский», который станет площадкой отработки промышленных технологий добычи трудноизвлекаемой нефти. Ожидается, что ввод полигона будет способствовать созданию технологической базы для увеличения добычи нефти из баженовских отложений как минимум на 25% к 2018 году.

Санкции – благо?

Вячеслав Тетекин напомнил и еще об одном немаловажном аспекте, значительно тормозящем отечественную экономику – отсутствие заказов российским машиностроительным предприятиям.

«Уралмаш» в середине 1980-х выпускал ежегодно до 365 комплектов бурового оборудования. А сейчас - десятка три. Впрочем, наши нынешние станки представляют собой лишь российское «железо», нашпигованное иностранным оборудованием. Сейчас в ТЭКе велики потребности в новом оборудовании, запасных частях. Наши машиностроители готовы удовлетворить заказы на буровые установки и запчасти – есть все возможности для их выпуска. Но заказы в полной мере не достаются отечественным предприятиям, так как зарубежные сервисные компании являются и производителями оборудования», - отмечает депутат ГД. Если суммировать, то нам навязали «западное мышление», убедили, что «все будет в шоколаде», если отказаться от активов.

В США и Китае, между прочим, почти 100% нефтегазосервисного рынка принадлежит местным компаниям. Развивать свой сервис Китаю не помешало даже членство в ВТО: присутствие иностранных компаний на шельфе и суше у них на уровне 1,5-2%, у нас - свыше 65%. В отдельных секторах – и до 90%. Чем это не прямая угроза национальной безопасности?

По выражению депутата, условно говоря, может существовать некая «кнопка», при нажатии которой все работы могут быть прекращены. «С моей точки зрения это очень опасно», - резюмировал Тетекин.

По мнению Депутата Госдумы, доля западных сервисов в России должна быть снижена до 3-5%. Конечно, постепенно, чтобы не нарушить системы. Это нетрудно сделать, нужна лишь политическая воля. Если на тендерах российские компании при прочих равных условиях будут отдавать предпочтение нашим фирмам, то на мировом сервисном рынке страна сможет получать до 15-20 миллиардов долларов в год. Задача даже выходит за пределы обеспечения нацбезопасности – поскольку западные фирмы сегодня являются и основными производителями оборудования, а «потеснив» их, можно обеспечить заказами отечественных машиностроителей.

Вячеслав Тетекин считает необходимым поддержать инициативу по созданию Национальной нефтесервисной госкорпорации, которая стала бы крупнейшим игроком на мировом рынке и могла бы «держать в руках» закупки оборудования. По словам депутата, он знает, что эту инициативу также поддерживает и глава ХМАО-Югры Наталья Комарова. Нефтеразведку необходимо вернуть в ведение государству, категорически убежден Тетекин. Для того чтобы добиться повышения падающих сегодня объемов нефтедобычи, необходимо активнейшее участие государства в этих процессах.

Введенные западом санкции в отношении России член комитета ГД по обороне, не скрывая, считает благом, рассматривая их как стимул для развития отечественной экономики. По словам депутата, в настоящее время экономика РФ действительно переживает кризис, а благосостояние населения падает. Причем, по мнению Вячеслава Тетекина, поскольку промышленное производство падает, а рычаги пока еще обеспечивающей страну нефтедобычи в руках «заклятых друзей», «наше положение может оказаться очень тяжелым».

Несправедливые бюджеты и трасферты

В целом, охарактеризовавший себя, как представитель оппозиции, коммунист Вячеслав Тетёкин делит правительство РФ на «две части», одна из которых - это силовой и внешне-политический блок, который ведет себя достаточно патриотично. То есть министерство иностранных дел, министерство обороны, силовые ведомства. Что касается либерального экономического блока правительства, то здесь «у нас полное несогласие». Прекращается сокращение госбюджета. На 12, 9% предполагается сокращение бюджета в разрабатываемом Минфином проекте на 2016-2018 годы. Почти на триллион рублей от уровня нынешнего года. Причем, по словам депутата, в проигрыше остаются вновь наиболее уязвимые слои населения, те же пенсионеры. Субъекты РФ тяжело переживают и сокращение межбюджетных трансфертов.

«Они сокращаются на 9%, - 145 миллиардов рублей. Для ряда регионов это просто «самоубийственно». Они просто «не потянут», потому что, как говорится, «сами в долгу, как в шелку» - порядка 47 регионов таких, где долг превысил половину доходов. И даже такие благополучные регионы, как ХМАО и ЯНАО – они испытывают мощное бюджетное давление», - говорит депутат.

По мнению Тетекина, наблюдается колоссальная диспропорция и даже несправедливость.

«ХМАО дает в государственный бюджет почти два триллиона рублей», - говорит парламентарий. - За счет налога на добычу полезных ископаемых. Что получает округ, так сказать, взамен из федерального бюджета? В прошлом году было восемь миллиардов всего. В этом году предусматривалось 5,4 миллиарда, но уже сейчас правительство обсуждает сокращение трансферов на 1,4 миллиарда рублей».

Деньги и ресурсы есть

По мнению парламентария, между тем есть ресурсы для пополнения бюджета, это общемировая практика, и это налогообложение «сверхбогатых». Есть страны, где такой налог достигает 60% от доходов. А в России и введение такого налога в размере 35% - «и то забодали». А введение такого налога дало бы триллион рублей немедленно. «Сопоставимо с тем, что мы получаем от экспорта нефти».

«То есть деньги в стране есть, - убежден Тетекин. - И то снижение уровня жизни 10-процентное, куда мы скатываемся, может быть остановлено». А для иллюстрации падения уровня жизни рассказал историю про свой больной зуб, который вознамерился подлечить в кремлевской поликлинике. Несмотря на «бесплатность» медицины, запросили врачи 20 тысяч, что ощутимо оказалось и для «депутатской», очень «неслабой» зарплаты – а для человека, зарабатывающего всего 20 тысяч, получается, лечение становится невозможным.

Но все вышесказанное - это отнюдь не «бочка дегтя на ложку меда». А, если хотите, сигнал о необходимости смены экономического курса, считает парламентарий. И сегодня еще не поздно, технологический прорыв более чем возможен, будь на то добрая воля. Вячеслав Тетёкин напомнил послевоенную историю СССР, не просто в короткие сроки восстановивший огромный научно-производственный потенциал страны, но и значительно преумноживший его.

Вячеслав Тетёкин отметил, что и сегодня Россия демонстрирует, что возможностей для роста у нее предостаточно. Парламентарий рассказал, что наиболее дальновидные руководители приступили к импортозамещению на своих предприятиях еще пару-тройку лет тому назад, и сегодня очень даже неплохо себя чувствуют. Депутат знает такие предприятия в Надыме, и в Октябрьском районе ХМАО, где до 80% отечественного оборудования, «разве что программное обеспечение подводит». По словам Тетёкина, санкции неизбежно приведут к тому, что через «два-три года» мы избавимся от «зависимости». «Вот вам и «национальная идея – избавиться от зависимости Запада, - заметил депутат ГД. – Мы не бедные родственники, а великая держава! Мы все можем»!

При этом Тетёкин добавил, что следует только преодолеть «религиозную» приверженность «ультро-либерального экономического блока» правительства западным моделям…

Саботаж, но не тот

Вячеслав Тетёкин не отказался и прокомментировать неоднозначную инициативу своего соратника по партии, руководителя юридической службы КПРФ Вадима Соловьева, предложившего Госдуме рассмотреть проект закона о введении в УК РФ статьи за саботаж. Как уже сообщал РИЦ «Югра», наказанием за саботаж, согласно законопроекту, может стать до 10 лет лишения свободы.

Не вдаваясь в лингвистические детали самого слова «саботаж», можно отметить, что Тетёкин высказал предположение: его уважаемый коллега, конечно же, не имел в виду чисто репрессивные меры. «С бухты-барахты элементы репрессивности в законодательство он вносить не будет», - заявил Тетёкин, охарактеризовав Вадима Соловьева как серьезного юриста. Подчеркнув, что не знаком с деталями проекта (а дьявол кроется именно в деталях), Тетёкин отметил, что, скорее всего, речь идет о вмешательстве в процессы, события, если они оказывают вредное влияние на развитие нашей экономике. «Я не называю саботажем, - отметил депутат, - засилье иностранных нефтесервисных компаний на российском рынке – нет, они пришли и работают легально». Теперь столь же легально нужно снизить их влияние. Но если «мы почувствуем», что кто-то предпринимает действия, нарушающие эффективную систему в той же нефтедобыче, то возможно, это и следует интерпретировать, как саботаж», - считает Тетёкин. То есть, к подобному беспардонному вмешательству стоит быть готовым. Тем более, зарубежные фирмы сегодня имеют не просто отношение «К», но и доли собственности в российских стратегических предприятиях. Ограничительные меры, считает депутат, необходимы, чтобы наши западные партнеры трижды подумали, чем пытались бы предпринять какие-либо действия, направленные на ослабление обороноспособности нашей страны.

Для того, чтобы не оставлять журналистов напуганными «западными угрозами», депутат отметил, что развитие оборонно-промышленного комплекса в настоящее время весьма ощутимо. А «оборонка» – это, в первую очередь машиностроение, а машиностроение – локомотив экономики. Вячеслав Тетёкин даже рассказал, как недавно ему удалось побывать в современном танке Т-90, и лейтенант, командир взвода, нахваливал новую систему наведения и все прочее.

Так, что, «это очень позитивная тенденция», – заключил депутат.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Экономика нефтегазовой отрасли
СообщениеДобавлено: Ср фев 03, 2016 9:46 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Сводки с нефтяных фронтов
Дата: 04/02/2016
Тема: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ЗАПИСКИ

Кто на стратегических высотах?
Сравнительный анализ


Нефть WTI опустилась ниже $30 за баррель. Цены на нефть торгуются в среду ниже $30 за баррель в ожидании публикации данных, которые могут показать новое увеличение запасов топлива в США.


Десятки информационных каналов с утра до ночи погружают нас, зрителей, читателей и слушателей в состояние очередного стресса лишь на том основании, что исторический минимум-максимум нефтяных и валютных котировок вновь миновал очередную важную психологическую отметку. Этот враг беспричинно и вдруг отступает по всем фронтам, затем вновь переходит в яростную контратаку. «Умные полководцы» из своих комфортных кабинетов комментируют углеводородные баталии, рассказывают о возможных последствиях для страны и каждого из нас. Их вывод: ЖДАТЬ! Правда, никто не знает сколько – полгода, год или десять лет.
Все предельно ясно: нефть и газ это не просто наше всё, от их непредсказуемого поведения зависит будущее – жизнь, здоровье граждан, образование и культура, настрой на рождение детей и, наконец, безопасность самого государства. Правительство включается по полной программе, на которую способно, и ведет непримиримую битву со свалившимися на нашу голову проблемами. Правда, пока безрезультатно. По их уверениям, якобы уже состоялось импортозамещение, открылись комфортные условия для организации и ведения бизнеса, появились возможности внутреннего туризма на просторах нашей страны, не обремененной хотя бы одно- или двухзвездным сервисом и т.п. Штабы работают над вариантами сценариев бюджета, все как один с опорой на конкретную стоимость нефти, может какой-то и выстрелит в цель.
Оптимистическая точка зрения выгодна только правительству России, поскольку она позволяет ему положительно оценивать свою работу. Но для принятия важнейших политических решений нужно вычислить истинную картину, соответствующую реальному положению дел. Пора завершить проведение экспериментов в экономике и политике, поскольку один из них завершился сломом великой Российской империи, другой – распадом СССР, третий может привести русскую цивилизацию к полному исчезновению. Оценивая финансовые результаты и реальные экономические показатели, трудно найти основания для спокойствия за успешную перспективу, но невозможно не увидеть надвигающиеся признаки паралича всех систем жизнедеятельности и жизнеобеспечения государства.
О природе экономики России больше говорят, чем ее понимают. Как правило, обсуждают итоги финансовых показателей, инфляцию, динамику инвестиций в сравнении с прошлыми периодами. Колебания этих параметров связывают с колебаниями цен на углеводороды, объясняют причины неудач и пропагандируют населению псевдоуспехи, выдают разнонаправленные прогнозы и не проверенные на прочность рецепты по оздоровлению экономики.
Для того чтобы не ошибиться в оценке и подтолкнуть правительство к принятию действительно эффективных и прочных государственных решений, необходимо разобраться в том, что на самом деле происходит в стратегически важном для нас направлении. Отбросим навязанные извне ложные представления о том, что такое экономика. Мы уже писали: «Экономика – это рациональный баланс труда и ресурса, конкретного ареала». Это должно стать таким же естественным положением, как наступление зимы и лета, как день и ночь, как Е = mc2. Именно через призму этого тезиса должны приниматься все важнейшие политические и экономические решения. На этом должна быть построена вся стратегия и тактика прикладной экономики и реальной политики. Ведь цель экономики: получение расчетных и максимально полезных результатов в установленный срок для обеспечения надлежащего качества жизни граждан и безопасности от всех видов угроз.

***

Мы не будем, подобно гадалкам, делать какие-либо прогнозы и вновь возвращаться к ценовым войнам нефти и газа. Для нас это очевидно, и об этом мы говорили. Предлагаем посмотреть не столько на само углеводородное сырье, сколько на продукты его переработки. Для начала зададим себе простые вопросы.
С какой целью власти США многие годы запрещали вывоз сырой нефти за пределы своей страны?
Почему страны ЕС только выигрывают от нефтяных минимумов? Почему государства с ответственными правителями наполняют свои хранилища дешевой нефтью под завязку?
Почему, к примеру, нефтедобывающие страны – Катар, Саудовская Аравия, тот же Иран – совсем не расстроены падением цен, а, напротив, сами инициируют их снижение? Пишут же, мол, бюджет-то саудовский начинает трещать по швам и вот-вот лопнет. Время проходит, у них, оказывается, всё в полном ажуре, а лопается почему-то опять в России. Почему?
Ответы есть, и для нас, российских граждан, все неприятные.
Потому что война объявлена высоким ценам только на первичное сырье – нефть и газ, на котором зиждилось рисковое благополучие России, а вовсе не на продукты дальнейшего передела. Переработка нефти, газа и газового конденсата дает огромный спектр химических соединений и материалов, стоимость которых в разы превышает первичные цены на сырье, именно они являются ценным экспортабельным товаром.
Спрашивается, зачем мировым нефтехимическим гигантам дорогое сырье? Вовсе не нужно. Они зарабатывают исключительно на его переработке. Вот поэтому у них совершенно не наблюдается подобной нервозности и повышенной чувствительности к низким ценам на нефть и газ.
Основной вариант федерального бюджета России формировался исходя из цены на нефть в 50 долларов за баррель. Хорошо, если так сложится. Но мы видим, что с начала 2016 года нефть торгуется около 30 долларов, то есть чуть выше 200 долларов за тонну. И кто бы как ни успокаивал, это означает понижение качества жизни каждого гражданина и общества в целом.
А вот для производителей, к примеру, полиэтилена это означает получение 1500 долларов за каждую произведенную из нефти или газа тонну своей продукции, а за проданную в виде изделий из него – уже около 3000 долларов за ту же тонну. От 30–50 до 1500–3000 долларов за тонну. Понятно, что есть издержки, и немалые. Но почувствуйте разницу.
Известно, Россия – нефтяная держава и когда-то входила в лидеры мировой нефтехимии. В производстве минеральных удобрений многие годы занимала мировое первенство, а в самой высокотехнологичной отрасли, в производстве аммиака, мы опережали США и некоторое время удерживали высшую мировую планку. Сегодня крошечное государство Катар, сопоставимое с несколькими районами Московской области, по объемам переработки сырьевых углеводородов перегоняет Россию. Катарская государственная нефтехимическая компания Qatar Petrochemical Compani (Qapco) является одним из крупных в регионе производителей полиэтилена, экспортирует его в 145 стран мира. Лидером в производстве продуктов нефтехимии пока являются американцы с мощностью 27 миллионов тонн этилена, 20,6 пропилена в год. А как в США все это выглядело на практике? Предлагаем краткий экскурс.
Интересы и стремление частного бизнеса в любой стране одинаковы: минимум вложений, максимум прибыли в кратчайшее время. Многие скважины Техаса, Калифорнии и других штатов качали нефть на внешний рынок. Наполнили танкер – сразу получили деньги. Никаких проблем и забот. При такой экономической вакханалии не до жизненно важных потребностей общества, а тем более до отдаленного будущего и геополитических интересов государства. Всё, как у нас вчера и сегодня. В дело вмешалась администрация США – поменяла все правила и расставила приоритеты. Ввела полный запрет на экспорт сырья, одновременно предложила бизнесу набор преференций, чем поставила нефтепромышленников в условия, при которых был единственный выход: исключительно и только глубокая переработка. Политика кнута и пряника сработала.
С получением собственных полимеров уже «задумался» и сам бизнес. Зачем их продавать, если можно еще больше заработать на дальнейшем переделе в готовые и востребованные рынком изделия. Процесс, как у нас говорится, не просто пошел, а помчался. Тем более было куда реализовать. Возьмите любую современную технику от автомобиля до компьютера – больше половины состоит из пластмасс, резины, каучука, композитов, лаков и красок, различных присадок и масел – продукции нефтехимии. Даже внутренняя и внешняя отделка вашего жилища, его убранство состоит из сплошных полимеров, не говоря о главных строительных материалах.
Любая ответственная власть по своей природе просто обязана проводить собственную национально ориентированную экономическую политику с опорой на свои природные, кадровые и интеллектуальные ресурсы. Сегодня наше правительство уподобилось давнему американскому примитивному нефтебарону.
Итак. Условия сформированы. Вы не торгуете сырьем, а перерабатываете природный газ, добытый на собственных месторождениях, допустим, по максимальной цене 50 долларов за тонну. В процессе переработки получаете этан, затем этилен стоимостью уже 600–700 долларов, который является базовой основой для выработки полиэтилена и стоит уже 1400–1500 долларов за тонну.
Вот так из газа ценой 50 долларов, естественно, с издержками на его переработку, получаете простейшее и востребованное полимерное сырье – полиэтилен стоимостью 1400–1500 долларов, которое может продаваться не только внутри страны, но и, как высоколиквидный товар повышенного спроса, на экспорт.
Как следует из нашего, ранее озвученного тезиса о том, что экономика государства – это рациональный баланс труда и ресурсов, то вы, в первую очередь, как ответственный хозяйственник и грамотный правитель, вводите новые и максимально загружаете имеющиеся производства для переработки полученных полимеров. К примеру, по доступной технологии – экструзии – производите из него напорные, водопроводные трубы, арматуру и фитинги к ним, после чего комплектно продаете их уже по 3000 долларов США за метрическую тонну. Тем самым производите не только еще одну прибавочную стоимость и зарабатываете столько же дополнительно, но и создаете новые высококвалифицированные, хорошо оплачиваемые рабочие места, кратно увеличиваете поступления в бюджет государства. Обеспечиваете своим гражданам высокие социальные стандарты жизни.
А что происходит в других странах?
С начала 90-х годов промышленность Китая производила около 2 миллионов тонн этилена, к настоящему времени – более 20, а к 2020 году выходит на мощность 27 миллионов тонн этилена в год. Чуть меньше показатели по пропилену.
Изначально отстающие от России Саудовская Аравия и Южная Корея с вводом новейших производств вырвались в мировые лидеры. Саудовская Аравия производит более 16 миллионов тонн этилена, почти 7,0 миллионов тонн пропилена, к 2020 году планирует 19,0 этилена, 7,5 пропилена. Южная Корея уже производит 8,5 миллионов тонн этилена, около 7,0 миллионов тонн пропилена. Разница лишь в том, что корейцы, в отличие от саудовцев, закупают все необходимое сырье за рубежом, в том числе в России, на которое расходуют 35 миллиардов долларов США. В результате полностью покрывают свои огромные потребности внутри страны ценой 30 миллиардов, оставшуюся продукцию экспортируют еще на 55 миллиардов долларов. Тот же Иран в условиях жесточайших санкций практически с нуля обеспечил ввод новых мощностей по производству 7,6 миллиона тонн этилена, 6,5 миллиона тонн пропилена, в планах довести эти показатели за 3–4 года до 9,0 и 7,2 соответственно.
Напомню, Россия – некогда великая нефтехимическая держава – за 24 года с момента перестройки увеличила производство этилена с 2,8 до 3,3, пропилена – с 1,5 до 2,3 миллиона тонн. Смехотворные для нефтегазовой державы масштабы. Из года в год все больше закупает продукцию нефтепереработки за рубежом. Доля нефтехимии в ВВП России – 2%, в Китае – 30% – это фантастический результат государственной программы, исполнением которой руководит исключительно правительство КНР.
Итак, Китай, Саудовская Аравия, Южная Корея, Сингапур, Индия, Иран вышли в мировые лидеры, потеснили Европу и Японию в этом высокотехнологичном нефтегазовом производстве.
Снова зададимся вопросом: выгодны ли крупнейшим нефтехимическим корпорациям мира дорогие углеводороды?
Становится понятным ответ на этот вопрос. Безусловно, нет.
Никогда той безумной цены на нефть и газ уже не будет. Ставим на этом жирную точку.
Что же делать? Ждать, когда фортуна вновь улыбнется, бессмысленно и просто глупо.
Нужно действовать. Не ожидать с содроганием новостей с нефтяных фронтов. Не хвататься за валидол при упоминании нефтяных и валютных котировок. Необходимо усвоить простую истину: или мы выживем, или нас разорвут в клочья, и хотя бы на уровне инстинкта самосохранения прочувствовать, что мы просто обязаны обеспечить не только свой внутренний рынок, но и ответить на быстрорастущий мировой спрос на полимеры. Откладывать нельзя действовать. В каком месте этой двухзначной фразы правительство поставит запятую, такой и будет наша судьба. Тем более формирующаяся на мировых рынках конъюнктура дает нам уникальный шанс, который никогда не повторится в будущем.

***

Сравнительный анализ себестоимости в производстве полимеров на единицу товарной продукции показывает очевидные преимущества России перед ЕС, США и некоторыми другими. По многим видам полимеров наша себестоимость может быть на 15–30% ниже. Это огромная экономическая фора.
Для любого высокотехнологичного, масштабного и надежного производства должен быть такой же масштабный и надежный спрос на весь сортамент его продукции. Выборочные данные показывают, что только ЕС к 2020 году прогнозирует дефицит по полиэтилену в объеме более 3 миллионов тонн, по полипропилену – 2,5, по полистиролу – 0,8 миллиона тонн в год. В Китае нехватку оценивают более масштабно: полиэтилена к 2020 году – в 11, а полипропилена – в 4 миллиона тонн.
Мы не перечисляем огромное количество других мировых переработчиков полимеров, которые лишь подтверждают возможность России обрести утраченный статус нефтехимической державы и сбросить с себя ненадежную нефтяную зависимость. Для этого нужно построить за пятилетку не менее 10 заводов и довести мощности пиролизов (этилен) с 3,3 до 20 миллионов тонн в год. Если в советские времена вводили в строй ежегодно десятки заводов, то сегодня – хотя бы 2–3 в год. Или даже этот масштаб нашему правительству не по силам? В настоящее время в мире уже разработаны и действуют высокоэффективные установки пиролиза с мощностью 1,0–1,5 миллиона тонн этилена в год.
К слову сказать, этот проект был бы неполным, если не внести ясность в смежные проблемы, выходящие за пределы обозначенной темы, но самым непосредственным образом с ней увязанные.
Первая проблема – где взять деньги на строительство, оборудование?
Вторая – откуда взять электроэнергию для новых предприятий?
Третья – как обеспечить недорогую и надежную логистику?
Четвертая – как преодолеть существующее налогообложение, стимулирующее исключительно и только экспорт первичного сырья?
В постановке этих проблем уже содержится ответ на вопрос, почему сам бизнес неспособен развивать переработку. Без директивной государственной политики, системного управления процессами, поддержки, надлежащего контроля со стороны государства не обойтись.
Что же касается нахождения решений по каждой из поставленных проблем, это тема уже другой публикации, но, не интригуя читателя, скажем кратко: надежные и взвешенные решения – по несколько вариантов на каждую проблему имеются.
Если мы будем перерабатывать в полимеры весь углеводородный экспорт (предвижу усмешку, таких мы тоже знаем, – ишь куда загнули!), то экономика России сравняется с американской, а основные параметры качества жизни наших граждан их превзойдут. Ведь все это возможно!
Президент России В.В. Путин в своем Послании Федеральному собранию 3 декабря 2015 года конкретно обозначил стратегическое направление: «Только изменив структуру экономики, мы можем решать масштабные задачи… Экспансия российской продукции должна стать естественной стратегией развития национального бизнеса, всей российской экономики».
Вроде бы ясно. Но способно ли правительство Д. Медведева организовать перевод экономики на эффективные рельсы и вывести страну из кризиса? Весь прежний опыт его деятельности говорит одно – неспособно. За редчайшим исключением в его составе нет настоящих профессионалов, обладающих соответствующими научными знаниями и практикой. Попрыгунчики типа А. Дворковича, представляющие интересы крупного сырьевого и финансового бизнеса, перед назначением министрами или вице-премьерами наспех прочли какой-то либеральный учебник по рыночной экономике – и вперед. Поэтому, чтобы окончательно не обрушить страну, нынешнее правительство нужно срочно сменить на профессионалов.

Л.Г. ИВАШОВ, Е.А. ГУСАРОВ


ОБ АВТОРАХ. Л.Г. ИВАШОВ – президент Академии геополитических проблем, д.и.н., генерал-полковник; Е.А. ГУСАРОВ – профессор Академии.






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=602089


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Экономика нефтегазовой отрасли
СообщениеДобавлено: Пт мар 11, 2016 6:50 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Парадигма рентных доходов
Дата: 10/03/2016
Тема: УЛИКИ

Быть или не быть ренто-ориентированной созидательной экономике развития в России?


Родилась в недрах «ойлочка»...



Поводом для написания статьи послужила фраза из доклада на Орловском экономическом форуме-2016 Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова («Советская Россия», 13.02.2016 г.): «Правительство подсунуло нам бюджет-обрубок с доходной частью меньше 14 триллионов рублей. Дефицит – больше 2 триллионов. По целому ряду статей произошло не просто существенное, а прямо-таки обвальное сокращение. Это при том, что из 20 триллионов рублей, вырученных за проданное сырье, в бюджет попало только восемь!».

Эта фраза – одновременно и весьма примечательная, и очень знаменательная. Геннадий Андреевич точно сформулировал, в чем корень зла в действующей кризисной коматозной российской экономике. Сказал «А», но не выразил в программе десяти антикризисных мер, предложенных Компартией на Орловском форуме, то есть не сказал «Б».

В 2016 г. предполагается получить 20 трлн руб. рентных доходов за счет продажи (экспорта) минерального сырья, из которых, возможно, 8 трлн руб. попадет в «обрубочный» бюджет-2016. Возникает резонный вопрос: как и кому достанется 12 трлн руб. доходов от богатств общенационального государственного фонда недр?

Собственно ответу на этот вопрос посвящена настоящая статья.



Стержень экономики



Экономика – непрерывный процесс. Жизнь нельзя остановить – она всегда в движении. Экономика гражданского общества (можно сказать, экономика жизни) и семейная экономика (экономика жизни ячейки общества) всегда находятся в движении.

Направление (вектор) движения предопределяется структурой власти, стоящей во главе государства. Той политикой, которую проводит власть.

Есть стержень экономики, который можно очертить (охарактеризовать) набором (комплексом) социально-экономических показателей и индикаторов. Сегодня власти насаждают обществу валовой внутренний продукт (ВВП), его динамику в качестве основного параметра изменения (динамики) экономики. 99,99% граждан России не знает, как Росстат рассчитывает ВВП.

Однако показатель ВВП и его динамика не может характеризовать стержень экономики, который определяется благополучием и благосостоянием гражданского общества, каждого слоя общества, каждой семьи, каждого человека, что во многом зависит от власти, от той политики, которую проводит власть.

Сегодня в российском обществе нет справедливости. Каждый человек видит, а главное, чувствует на себе, на жизни своей семьи многие признаки и пороки социальной несправедливости.

Рассмотрим некоторые из них.

Возьмем, к примеру, показатель средней зарплаты. Как правило, он дается чохом, как средняя зарплата по стране. Сегодня она составляет 30–35 тыс. руб. в зависимости от регионов.

Но одни получают 15–35 млн руб. в месяц, а другие 15–25 тыс. рублей. Разница в тысячу раз.

Часто по ТВ показывают встречи президента с губернаторами (главами) субъектов РФ. Всегда возникает вопрос о выполнении давнишних (четырехлетней давности) указов президента о подтягивании зарплат госслужащих (образования, здравоохранения и т. п.) до средней по губернии. И здесь зарплата главврача, частнопрактикующих врачей в десятки и сотни раз отличается от зарплаты медсестры. Зарплату надо измерять не чохом, и без учета руководителей и уборщиц.

Также нужно приводить зарплату по слоям общества. Сегодня сложилась примерно следующая градация слоев общества: богатые (1–2%), средний класс (10–15%), полубедное население (35–40%) и бедное (45–50%). Среди бедных надо выделять слой неработающих пенсионеров и инвалидов, 20–25% безработных и частично (на пол-, четверть ставки) работающих.

Вот власти говорят, что сегодня в условиях кризиса в 2015 г. зарплата упала на 10–12%. Но этот показатель мало что характеризует, он заведомо пропагандистский и вводит в заблуждение гражданское общество. Этот показатель не характеризует глубину кризиса, равно как и изменение ВВП, его уменьшение на один, два, три или четыре процента.

По моему мнению, более правильно глубину кризиса характеризуют не доходы, не зарплата, а баланс доходов и расходов, определяющий жизненный уровень ячейки общества (семьи из мужа, жены и пусть одного ребенка). В доходы включаются зарплата, дивиденды, проценты по вкладам, доходы от садового участка и т. п.

В расходы входят дорожающее питание, затраты на образование, лечение, покупка дорожающих лекарств, оплата коммунальных услуг, поборы контрольно-надзорных органов, оплата страховок и др.

В целом в среднем по России баланс доходов и расходов подавляющего большинства россиян снизился за 2015 год на 30–40%.

Важно отметить безответственность и недееспособность власти, непорядочность большой части элиты, интеллигенции.

Но одновременно с этим надо отметить жертвенность нашего народа, присущее нам самопожертвование под лозунгом «Только бы не было войны». И власть пользуется нашим менталитетом.

Нам нужен сейчас не антикризисный план, а план развития экономики.

Выход из коматозного состояния нельзя осуществить за счет поддержки банков, монополий, госкорпораций, но можно осуществить, если будет план развития и выхода из комы.



Рентная экономика и роль горной ренты



Я внимательнейшим образом читал и анализировал почти двести комментариев по поводу моей статьи «Улюлюканье вокруг коматозного состояния экономики РФ» («Советская Россия», 30.01.2016 г.). И понял: во-первых, она задела за живое читателей газеты и это меня обрадовало. Во-вторых, граждане нашей страны понимают и в чем-то даже лучше меня, что правительство в 2014–2015 годах допустило много ошибок, приведших к серьезному (не менее 30–40%) падению уровня доходов и расходов, точнее баланса доходов и расходов. В-третьих, гражданское общество согласно с моим тезисом о коматозном состоянии экономики, правильно понимает внутренние и внешние причины, приведшие к коме. И в-четвертых, российское общество мучительно ищет скорейший выход из создавшихся реалий, понимая, что придворные и привластные кланы и элиты будут цепляться за любые возможности пополнить свои доходы за счет кошельков граждан.

НО КАК ДОЛГО ЭТОЙ НИТОЧКЕ ВИТЬСЯ?

В настоящей статье мною предпринята попытка наметить некоторые контуры и экономические меры по выходу из кризиса, основываясь на основном богатстве, ниспосланном нам (России) природой. Имеется в виду природная рента и в первую очередь объективно существующий национальный потенциал горной ренты, созданный в советское время геологами нашей страны. Я с 1974 года практически и научно занимаюсь проблемами ренты и горно-экономической стоимостной оценкой национального богатства недр нашей страны, которая (и это никто не отрицает) занимает первое место в мире.

Следуя заветам И. Мичурина: взять богатства недр у природы – наша задача.

Ниже обсудим, что можно взять из недр и как это может повлиять на экономику России.

Ранее я писал, что истоки сегодняшнего кризиса кроются в природопользовании (недропользовании), чиновничестве и банкирщине. Основу кризиса составляет рента, понимая под ней незаработанный доход. Собственно незаработанные доходы являются финансовой основой современной экономики России, финансовым «бассейном», из которого вытекают финансовые потоки, представляющие собой кровеносные артерии действующей в России экономики.

В российском обществе, в сознание каждого гражданина вплоть до каждого человека вдолбили, что у нас рентная экономика. При этом власти уточняют, что прилагательное «рентная» возникло из-за того, что мы добываем полезные ископаемые и необработанное сырье экспортируем за рубеж. Что мы сырьевой придаток экономики Европы и Америки. И конечно, что это очень и очень плохо.

На самом деле в России действительно рентная экономика, но она имеет не одну (минерально-сырьевую) составляющую, а три совершенно разных по происхождению и содержанию вида ренты: горная, чиновничья и коррупционная.

Первая и, пожалуй, самая большая по объему денег – это минерально-сырьевая (горная и ценовая) рента. Она объективно возникает при добыче полезных ископаемых и является объективной материальной реальностью, выраженной в физических единицах, которые по текущей стоимости (или по цене ПИ) можно перевести в денежные единицы.

Предположим, что горняки подняли на-гора одну тонну золотоносной руды, но в ней по независящим от человека (горняка) причинам может содержаться 100 граммов или 1 грамм крупиц золота. Затраты на добычу тонны руды одинаковые. Если замыкающими (рентабельными) являются затраты, равные по стоимости 1 г золота, то разница 100–1=99 граммов золота является рентой в физическом измерении. Умножим на стоимость 1 г, получим ренту (незаработанный доход) в денежном измерении: 99 г х 40 руб./г = 3960 руб.

Еще более наглядно горная рента проявляется при добыче УВС (нефти, газа и конденсата). Основным показателем при добыче УВС является суточный дебит эксплуатационных скважин. Примем условно, что затраты на строительство и обустройство скважин в одном регионе примерно равны. Но природно-геологические условия на каждом конкретном месторождении разные, более того, они разные на отдельных объектах месторождения (пластах, залежах и даже отдельных скважинах), что зависит от гидродинамической модели, сетки и плотности эксплуатационных, нагнетательных, контрольных скважин, расположения скважин (в центре или на окраинах залежи (пласта) и т. п. Но есть обобщающий показатель – суточный дебит скважины, отражающий объем добываемой в сутки нефти (в тоннах) или газа (в 1000 м3).

Средний по России суточный дебит колеблется в пределах 7–10 т нефти.

Однако есть регионы (Татарстан, Башкортостан, Ставропольский край), в которых средние дебиты 1–2 т и при этом добыча нефти является рентабельной. Но есть регионы и месторождения, где суточная добыча (дебит скважин) зашкаливает аж за 1500 т, к примеру, на Пильтун-Астохском шельфовом месторождении СРП «Сахалин-2».

Сделаем небольшой расчет. В одной тонне в зависимости от «легкости» нефти содержится 7,2–7,4 барреля нефти, примем 7,3. Тогда всего за одни сутки только с одной скважины Пильтун-Астохского месторождения добывается почти 11 тыс. баррелей. Теперь переведем суточную сахалинскую добычу в доллары (1 баррель≈40$) и рубли (1 доллар=75 руб.), получим 33 млн руб. в сутки. Собственно это и есть нефтяная горная рента.

Не буду утруждать читателей расчетом ренты за год, полученной только из одной скважины, а также расчетом ренты со всего месторождения при известном числе действующих скважин

Естественно, что консорциум государств осуществляющих добычу на объектах СРП «Сахалин-2» во главе с Газпромом (50% плюс одна акция) и оператор (компания Shell – голландско-британская компания), непосредственно эксплуатирующий все месторождения СРП «Сахалин-2», не заинтересованы в переработке (нефтехимии и далее). Зачем переработка? Залил нефть в береговые терминалы, а далее танкерами вези в Японию и получай бешеные деньги.

Поэтому, пока есть спрос на сырую товарную (читай обессоленную и обезвоженную) нефть, российские нефтяники не будут заниматься нефтехимией и более глубокими переделами нефти и газа.

Экивоки и разговоры об этом будут, но реальные инвестиции никто не будет вкладывать в Россию. Добавим к этому, что вся нефтегазовая рента за вычетом налогов даже не поступает в нашу страну, а оседает в офшорах на счетах (вполне известной в Кремле) небольшой группы присваивателей нефтегазовой ренты. При этом словесная шелуха о недопустимости и борьбе с офшорами постоянно изрекается из всех каналов СМИ. Госдума РФ принимает очередные пустопорожние законы о деофшоризации, отчитываясь, что поручение президента выполнено...

Но как бы то ни было, во всех государствах, добывающих и реализующих нефть и газ на мировых рынках, органы власти в той или иной мере изымают нефтегазовую ренту. Для этого законодательно устанавливаются три взаимосвязанных элемента изъятия:

1. Собственность (государственная или частная) на недра и на добытые полезные ископаемые.

2. Система предоставления права пользования участками недр (договорная или административно лицензионная).

3. Налогообложение недропользователей.

В мировой практике наработаны разные механизмы изъятия горной ренты.

Очень простая, но вместе с тем весьма эффективная система, действовала в СССР.

Государство монополизировало собственность на недра и на добытые ПИ. Государство выдавало лицензии на пользование недрами нефтегазодобывающим компаниям. В государственных НИПИ разрабатывалась технология и обосновывалась сметная стоимость добычи с учетом 8% плановых накоплений. После государственной экспертизы утверждалась сметная стоимость.



Чуть-чуть истории



С открытием в 1965 г. уникального Самотлорского месторождения нефти, а чуть позже Уренгойского газового месторождения (так называемого Большого Уренгоя) Россия вошла в десятку стран по запасам УВС.

Разведке и освоению месторождений УВС большое внимание уделял назначенный в 1964 г. председатель Совета Министров СССР Алексей Николаевич Косыгин. Именно благодаря его энергии и пониманию роли УВС в экономике СССР буквально за 8–10 лет уникальнейшие месторождения УВС были разбурены и введены в эксплуатацию. Такой скорости освоения огромной Западно-Сибирской провинции (ХМАО и ЯНАО) удивлялись все развитые страны мира. И с середины семидесятых годов прошлого столетия Советский Союз вошел в пятерку стран по объемам добычи нефти и газа. Также А. Косыгин начал внедрять рыночный хозрасчет и составление техпромфинпланов на всех промышленных предприятиях. Мне даже пришлось написать пособие по составлению техпромфинплана для слушателей школ марксизма-ленинизма.

Техпромфинплан по своей сути представлял то, что сегодня называется бизнес-планом. Но в ту пору это был действительно документ, на котором базировалась вся экономическая деятельность предприятия. Учитывая стабильность действующих в те годы норм, нормативов, расценок (СУСН, СНиП и т.п.), техпромфинплан являлся перспективным долгосрочным планом с разбивкой по годам. К сожалению, эти рыночные косыгинские элементы хозяйствования сворачивались при Л. Брежневе и сведены на нет в годы горбачевской перестройки. Эти рыночные начинания А. Косыгина были подхвачены Дэн Сяопином, которые легли и находятся сейчас в основе китайского социализма во главе с Коммунистической партией Китая.

Сметная стоимость по техпромфинплану подвергалась производственной экспертизе. Она была объективной и реальной, ее нельзя было завышать. Сегодня стоимость по бизнес-планам завышается в разы, а то и в десятки раз.

Заметим, что сегодняшние российские бизнес-планы не имеют нормативной основы, базируются на завышенных в разы договорных расценках на виды работ и услуг.

Никто не знает, каковы реальные затраты, а именно они являются одной из первооснов откатов, коррупции, офшоризации, родственно-дружеского получения бюджетных средств по госконтрактам.

Сегодня своеобразный полувековой юбилей рентной экономики.

Как отмечалось выше, она зародилась в теперь уже далеком 1965 году в Советском Союзе, когда нефтегазовая рента стала основой экономики и социальной жизни гражданского общества СССР, кстати, одновременно с Норвегией и рядом стран средиземноморья. (В скобках замечу, что я написал более семидесяти статей о рентной экономике в СССР и Российской Федерации. Свои исследования я обобщил в монографии «Ренто-ориентированная экономика современной России: состояние и перспективы развития» издательство LAP LAMBERT Academic Publishing GmBH, Германия, 2011 г., 460 стр.).

В разные периоды становления рентной экономики в СССР и в России были свои плюсы и минусы, но она (ренто-ориентированная экономика) вот уже 50 лет лежала и лежит в основе жизнедеятельности страны. Под ренто-ориентированную экономику создавались соответствующие государственные институты.

Рассмотрим сегодняшнее состояние, плюсы и минусы ренто-ориентированной экономики, ее политическое воплощение в нашей стране.

Начну с замечательного интервью нобелевского лауреата, академика Жореса Алферова в программе «Линия жизни» (ТВ «Культура», 9.02.2016 г.). На вопрос «Когда термоядерная энергетика придет на смену экономики нефти, газа, угля?» Ж. Алферов ответил так: «Подобный вопрос задавали давно еще в прошлом веке на международном конгрессе одному из великих физиков. Он сказал: «Примерно через 20 лет». Прошло семь лет. И снова на международном конгрессе этому физику задали тот же вопрос. И физик снова ответил: «Примерно через 20 лет». Ему напомнили, что он так ответил семь лет тому назад, на что физик заявил: «Я свое мнение никогда не меняю» и далее Жорес Алферов сказал, что если без шуток отвечать на ваш вопрос, то запасов нефти у нас на 60 лет, газа на 80 лет, угля – намного больше, термоядерной энергии только лишь Солнца хватит на миллионы лет, но когда она технологически и экономически станет рентабельной, никому неизвестно».

Так что мы жили, живем и еще будем долго жить в условиях нефтегазовой ренто-ориентированной экономики.



Может ли рентная экономика быть справедливой и созидательной



Вопрос далеко не праздный.

Потому что вся придворная рать ежедневно, чуть ли не ежечасно по всем каналам СМИ твердит о пагубности рентной экономики, о выборе новых приоритетов. Среди которых такие как, несбыточные рогозинские полеты чуть ли не по Млечному пути, новые космодромы с нулевой, точнее, отрицательной эффективностью, возрождение разрушенного станко- и машиностроения, возврат на 100 лет назад к фермерскому земледелию, возврат на 50–60 лет к дешевым воздухонепроницаемым пятиэтажным хрущевкам, господдержка отверточной автомобилесборки и даже развитие робототехники.

Любопытно слушать, как некоторые экономисты доказывают, что кризиса у нас нет. Никита Кричевский приводит убедительные, по его мнению, аргументы, что голодомора нет, полки в магазинах и аптеках ломятся от товаров, продуктов и лекарств, что нет никаких признаков военного лихолетья и даже до дефолта 1998 года еще далеко… Да, мол, есть временный спад экономики, но через пяток лет начнется подъем. Надо только лишь перейти к свойственной России общинности, семейному домохозяйству, самообеспечению картошкой, квашеной капустой, малосольными огурчиками, тепличными черри-помидорчиками и тем, что кончается на «це»: яйце, мясце, сальце, винце…

При всей этой словесной говорильне, российские власти живут по известной присказке Аркадия Райкина: два пишем – один в уме. И «один» – добыча, первичная переработка и экспорт минерального сырья, в первую очередь нефти и газа. А пишем, что нужна нефтехимия, глубокая переработка и т.д. и т.п.

Тем временем в страну, точнее, отдельным близким к Кремлю личностям, поступает валюта, много валюты, но еще больше валюты оседает в офшорах. Рентная экономика в действии – она непобедима.

Но если это так, то выход из кризиса надо искать внутри экономико-политических механизмов реализации рентной экономики, ее переориентации в сторону социально справедливого распределения ренты в пользу гражданского общества, каждого человека.

В журнале «Вопросы экономики», 2016 г. один из главных сегодняшних экономистов страны, ректор РАНХиГС Владимир Мау подводит итоги экономической политики страны в 2015 году. Приведем цитату: «История последних 50 лет свидетельствует, что страна может быть высокоразвитой в технологическом, институциональном и экономическом отношении даже при существенной роли в ее структуре сырья и углеводородов (Норвегия, Канада, Австралия). Иными словами, проблема не в сырье как таковом, а в эффективности технологий и институтов».

«Причем опыт последних 50 лет показывает, что управлять развитием сырьевой экономики очень сложно, то есть наличие ренты не облегчает, а усложняет задачи, стоящие перед национальным правительством. Разумеется, при всей схожести современная ситуация существенно отличается от второй половины 1980-х годов. Российская экономическая и политическая система в настоящее время гораздо более гибкая и устойчивая, чем советская».

Хотя все ровно наоборот. В Советском Союзе институциональная и экономическая система была нацелена на эффективное социально справедливое использование ренты. Управление рентой (точнее, рентными доходами) осуществлял Госплан СССР. Управление рентной промышленностью осуществляли специализированные министерства (Мингазпром, Миннефтепром, Минуглепром и другие). Геологической и горной наукой занимались десятки институтов в Академии наук и в отраслях горного дела. Их было около сотни. Технологии разрабатывались в специализированных проектных институтах. Вся страна участвовала в инфраструктурном обеспечении рентной экономики, осушались болота, строились города, газонефтепроводы, которые до сих пор в строю и без которых сегодня невозможно представить себе Россию.

Сырьевая экономика в советское время подкреплялась и укреплялась кадрами, наукой, современными технологиями и наращиванием промышленности (металлургической, химической, трубной, станкобуровой и др.).

В свою очередь, сырьевая экономика способствовала развитию оборонной промышленности, самолетостроения, автомобильной промышленности, производства сельхозудобрений, строительства атомных электростанций (атомной энергетики) и т.д. и т.п.

Развитию сырьевой базы способствовали комсомольские ударные стройки (БАМ, Атоммаш, Гремячевнеруд, газопровод Уренгой–Помары–Ужгород и многие другие).

С переходом на рыночные рельсы, начиная с 1992 г., начался обратный процесс. Из сырьевой экономики «выхватили» только ту ее часть, которая приносила сиюминутную (немедленную) прибыль, то есть преимущественно добычу нефти газа, угля, благородных и цветных металлов, черных и редких металлов, алмазов, урана. При этом вплоть до 2000 года закрывались и разрушались нерентабельные и малорентабельные горно-обогатительные комбинаты. Разрушались предприятия второго и последующих переделов. Действовал лозунг и девиз: «все на экспорт, все на продажу». Этот принцип действует до сих пор. Распродажа за рубеж минерально-сырьевых ресурсов является одной из основ российской экономики. А все остальное побоку. Тот же мощнейший горно-обогатительный комбинат «Гремячевнеруд», который обеспечивал удобрениями всю европейскую часть страны, был разорен и разрушен. Уралмаш прекратил выпуск буровых станков. Строительство БАМа прекратилось и только недавно возобновилось.

С 2000 г. уничтожение и банкротство нерентабельной части сырьевой экономики частично приостановлено. Как бы то ни было, но только сырьевая экономика и именно она даже в том ущербном виде, как это было в 90-е годы прошлого столетия, позволила пережить новой России трудные времена переходного периода. И все это благодаря инфраструктуре, созданной в советское время.

Чтобы сегодня выйти из кризиса, из погрузившейся в кому экономики, чтобы войти в фазу развития, необходимо радикальное изменение всей экономико-политической системы. При этом в первом ряду радикальных перемен должна быть экономика, социально-экономическая жизнь гражданского общества. Хочет этого Кремль или не хочет, но политические решения должны отойти на второй план, в том числе ненужное сегодня (именно сегодня) состязание с Европой, НАТО, Америкой. Надо умерить наши намерения победить в одиночку ИГИЛ (ДАИШ). Мысли (возможно и здравые), что терроризм перенесет наши границы и вторгнется в Россию, желательно оставить на потом, когда экономика выйдет из коматозного состояния. Сейчас нет и не может быть военных угроз, как это было, «когда громили шведов под Полтавой, когда французы заняли Москву»…

Но вернемся к радикальному преобразованию российской экономики. Прежде всего надо разобраться с проблемой (дилеммой): быть или не быть дальше экспортно-направленной рентной экономике?

Я склонен придерживаться тезиса, что в ближайшие пятнадцать-двадцать лет в России будет преобладать рентная составляющая, как основа всей экономики. К сожалению (а возможно, к счастью), Россия с ее огромной территорией и несметными запасами минерального сырья, земельных, лесных и водных ресурсов «обречена» жить и развиваться на объективно создающейся природной ренте.

Так что, хотим мы этого или не хотим, но ренто-ориентированная экономика сохранится и составит костяк всей экономики. Но при этом должна качественно измениться парадигма использования рентных доходов (минерально-сырьевых, земельных, лесных, водных, энергетических).

Необходим радикально новый подход к рентной экономике – она должна быть созидательной, справедливой и понятной каждому гражданину страны.



Конституционно-законодательная чехарда по правовому обеспечению недропользования



Это прежде всего отношение к собственности, к приватизации национальных природных богатств. Да, сегодня каждый житель нашей страны понимает несправедливость приватизации 90-х годов, понимает, что его обманули. Даже основной идеолог тогдашней приватизации и залоговых аукционов Анатолий Чубайс (кто его только сегодня не ругает!) публично признался в антинародном механизме ваучерной приватизации, в отъеме общенародной (бывшей советской) собственности в пользу небольшой кучки людей, ставших олигархами.

Вся проблема заключалась тогда, в 90-е годы, и сегодня в механизме преобразования общенародной советской собственности (и все вокруг народное и все вокруг мое) в публичную государственную и, главное, в частную собственность: что оставить в собственности нового Российского государства, а что и как, в каком количестве отдать в частную собственность новоиспеченным олигархам.

Рассмотрим проблему собственности в недропользовании. В законодательстве понятие «собственность на недра» крайне неоднозначно и запутано и непонятно простому смертному. Прежде всего отсутствует однозначное толкование понятия «недра»: в Конституции РФ недра, с одной стороны, могут быть в любой форме собственности (государственной, частной, муниципальной и т.п.), а, с другой стороны, недра используются и охраняются, как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Я до сих пор не понимаю, что такое «охраняются», что такое «используются», сколько этих народов и каких народов, в какой пропорции и по каким нормативным документам недра принадлежат каждому народу.

Конституционную неразбериху усилил закон «О недрах» (принят в 1992 г.), в котором в статье 2 утверждается, что «владение, пользование и распоряжение государственным фондом недр в пределах территории Российской Федерации в интересах народов, проживающих на соответствующих территориях, и всех народов Российской Федерации осуществляются совместно Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации». Появилось понятие «государственный фонд недр» и появились «интересы всех народов», что никак не согласуется с Конституцией РФ.

По закону «О недрах» в статье 1.2 недра являются государственной собственностью. Но вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Предмет совместного ведения по закону «О недрах» (статьи 3–5) неоднократно изменялся, начиная с 1992 г., и до сих пор находится в подвешенном состоянии. Также неоднократно изменялись полномочия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления в сфере регулирования отношений недропользования.

Совершенно неожиданно в статье 1.2 закона «О недрах» в 1995 г. появился пролоббированный новоиспеченными олигархами пункт о том, что добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и иных формах собственности.

Получается крайне алогичное понимание собственности на недра в российском законодательстве. Пока участок недр под землей (допустим, месторождение нефти и газа), то запасы нефти и газа являются публичной государственной собственностью. Но как только нефть и газ по скважине поднимается на-гора (к устью скважины), то она становится частной собственностью нефтедобывающих предприятий.

Получается какой-то экономический нонсенс: запасы нефти и газа являются государственной собственностью, а добытые из «моих недр» нефть и газ как-то чудодейственно отторгаются от меня и переходят без какого-либо моего согласия (без договора купли-продажи) в частную собственность недропользователей. И тогда у меня, гражданина страны, возникает сакраментальный вопрос: почему у меня, гражданина России, отбирают мое право на собственность на нефть и на добытые ПИ?

Это напрямую нарушает статью 36 (пункт 2) Конституции РФ, по которой «владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц».

Многонациональный народ, являющийся единственным источником власти в Российской Федерации (пункт 1 статьи 3 Конституции РФ), должен спросить у кремлевской власти, почему она нарушает право каждого гражданина страны на собственность на недра (читай залегающие в недрах полезные ископаемые) и вот уже 20 лет (с 1995 г.) допускает отъем этой собственности небольшой кучкой лиц, владеющих добывающими монополиями и предприятиями.

Кстати, изучив вдоль и поперек Конституцию РФ, я только один раз увидел понятие «многонациональный народ». Права и обязанности каждого человека описаны в десятках статей Конституции РФ, а права и обязанности российского народа и гражданского общества в Конституции отсутствуют вовсе.

Не менее важной проблемой сегодня является создание понятных народу и каждому гражданину страны механизмов юридического закрепления права собственности на недра.

До проклинаемой народом чубайсовской ваучерной приватизации Б. Ельцин подписал два указа о расчете стоимости общенародной собственности и занесении на сберегательные счета каждого человека равной доли этой собственности. Была разработана соответствующая методика, выполнены расчеты, но Чубайс «похоронил» эти указы президента Б. Ельцина. Сегодня как раз настало время эти указы воскресить, а методику обновить с учетом передовых подходов мировой практики.

В ряде государств собственность на недра привязывается к собственности на землю (Франция, США и др.). Если пробурена нефтяная скважина на участке земли, находящемся в собственности фермера, то данный фермер и его потомки будут получать часть дохода от добываемой нефти, установленной законом. Исключением является только штат Аляска, который добился конституционного права на создание особого нефтегазового фонда, из которого каждому гражданину штата Аляска (включая новорожденных) ежегодно выплачиваются дивиденды ($1000–2000) в зависимости от доходов нефтяных компаний. Между прочим, по объему добываемого углеводородного сырья и численности жителей Сахалинская область сопоставима со штатом Аляска, и каждый житель Сахалина мог бы получать такие же дивиденды, как на Аляске, если бы вовремя остановили воровские деяния губернатора А. Хорошавина. Но еще не поздно!

В большинстве стран, в том числе с федеративным устройством, которые добывают УВС и в которых провозглашена государственная собственность на недра, действует практика соглашений (концессий) о разделе продукции, по которой государство устанавливает пропорции раздела продукции (добыты УВС) между собой и недропользователями.

В России эта практика не привилась, хотя в 1995 г. был принят ФЗ «О СРП», в который коммунисты внесли статью о прямом разделе продукции (государству 32%). Но закон «О СРП» дезавуирован усилиями М. Ходорковского и не применяется в России. Три действующих соглашения о разделе продукции были приняты еще до принятия ФЗ «О СРП».

Я уверен, что для нашей страны применим подход, принятый в Норвегии, ОАЭ Саудовской Аравии и в ряде других стран, по которому установлена государственная стоимость на недра и государственная монополия (компания) на реализацию добываемого УВС внутри страны и за рубежом.

Объясню, что под этим понимается.

Частные добывающие компании остаются частными. Речь об их национализации не идет, но их хозяйственные функции «завершаются» добычей и первичной переработкой. Но при этом создаются новые (подчеркиваю, новые!) компании по реализации добытого минерального сырья или продуктов их первого передела. Что касается нефти и газа, то здесь преобразования должны быть более значительными. Компанию «Транснефть» надо национализировать. Из Газпрома надо выделить компании (дочерние), осуществляющие транзит и реализацию газа, в том числе сжиженного.

В этом случае, во-первых, отпадает необходимость «налога» в виде вывозных пошлин на нефть, газ и драгметаллы. Кстати, Россия – единственная страна, которая ввела вывозные пошлины на УВС и продукты переработки нефти (нефтепродукты).

Во-вторых, отпадает необходимость в двух скрытых налогах, которые сегодня с благословения Кремля взимают «Транснефть» за транспорт нефти и Газпром за транспорт газа и за хранение газа в подземных газохранилищах. Кстати, скрытый налог за хранение газа чуть ли не в два раза увеличивает стоимость прокачки газа по газопроводам.

Скрытые налоги отсутствуют в Налоговом кодексе РФ. Эти налоги навязаны государством для отъема части нефтегазовой ренты у ее получателей истинными хозяевами «Транснефти» и Газпрома.



Несправедливый передел собственности в России



Собственность – это понятие неоднозначное и крайне противоречивое. Это касается как государственной (в том числе публичной), так частной и личной собственности. Что касается частной собственности, то она создается главным образом тремя способами:

– дарственным (дарованной властью и природой, дарением друзей и знакомых, в том числе меценатами и благотворителями, и по наследству);

– воровским, захватническим, в том числе коррупционным, рейдерским, умышленным банкротством;

– производительно-трудовым созиданием, в том числе в личном домохозяйстве, и вложением собственного капитала.

Естественно, что эти три совершенно разных способа создания и присвоения частной собственности имеют правовое законодательное обоснование и оформление.

Для частного присвоения национального богатства недр (минерально-сырьевых запасов и ресурсов) первая ельцинская власть новой России выбрала первый способ:

дарование заранее выбранным недропользователям (партийным и комсомольским функционерам, в том числе «красным» директорам) права пользования участками недр путем выдачи государственных лицензий, а горное имущество этих участков, включая шахты, выработки, скважины, геологическую информацию, горно-обогатительные комбинаты, подъездные пути и т. п. новоявленные недропользователи получили по итогам проведения ваучерных аукционов.

Дарствование гослицензий на право пользования участками недр без конкурсов и аукционов продолжалось с 1992 г. вплоть до аферных залоговых аукционов 1995 года, в итоге чего появились минерально-сырьевые олигархи так называемой первой волны. В том же 1995 г. внесена в закон «О недрах» упомянутая выше статья 1.2, передающая в частную собственность добытые полезные ископаемые.

Начиная с 1995 г., в недропользовании происходит перманентный постоянно продолжающийся передел собственности путем рейдерства, приватизации (новой волны), коррупционных схем. В минерально-сырьевой сфере появляются новые олигархи в лице друзей власти, топ-чиновников. Объявленная на 2016 г. очередная волна приватизации – это продолжающийся передел собственности «новыми друзьями и сановниками». При этом звучат причитания, что сейчас якобы неразумно проводить приватизацию «Роснефти» и «Башнефти» из-за низкой капитализации и низкой стоимости акций. Но не верьте этим причитаниям: чем ниже стоимость акций, тем лучше для передела собственности, для новых хозяев.

Гражданское общество России крайне недовольно проведенной и продолжающейся приватизацией. В прогрессивном экономическом сообществе появляется много предложений о том, как улучшить приватизационные схемы, как сделать так, чтобы народ стал собственником недр и других природных ресурсов.

В этом направлении опять-таки есть и положительный, и отрицательный мировой опыт, в том числе и наш чисто российский опыт приватизации некоторых предприятий-недропользователей.

Рассмотрим некоторые из этих направлений. Оговоримся, что будем исходить из того, что возврат к чистому социализму невозможен. Чистый капитализм при переходе от социализма тоже нежелателен. Должна быть гибридная экономика, как это сделано в Китае.

Китайский путь для нас наиболее приемлемый. В Китае компартия сохранила свою главенствующую роль в управлении страной. Но при этом экономика переведена на рельсы капитализма, найдено разумное сочетание (консенсус) между социализмом и капитализмом. На первое место выдвинута экономика, на второе – политика.

В России все по-другому: социализм задушен и полностью отвергнут, на первом месте кремлевская политика, сросшаяся с олигархами, а экономика отодвинута на второе место.

Мне дважды довелось быть в Китае, где я поразился следующим преобразованиям:

– селяне демократическим путем разделили между собой сельхозземли и сельхозугодья и партия позволила сделать это;

– в недропользовании созданы народные предприятия;

– и в сельских общинах, и в народных предприятиях созданы партийные ячейки, осуществляющие контроль за хозяйствованием и частной народной собственностью;

– в 60 лет, вне зависимости от должности (министр или рабочий), горожане уходят на пенсию, размер которой составляет 90% от зарплаты в последний год работы, при этом за ними сохраняются рабочее место и возможность работать на общественных началах.

В России вместо народной приватизации проведена олигархическая приватизация.

Тем не менее известны факты и попытки применения китайского опыта приватизации в России. Так было создано несколько народных предприятий, в том числе в недропользовании, но вскоре их ликвидировали путем банкротства и рейдерского захвата.

При приватизации алмазной монополии ПАО «АЛРОСА» акции были поделены между государством, Республикой Саха (Якутия), улусами и всеми работниками ПАО «АЛРОСА», которые до сих пор, даже если они уже не работают, получают дивиденды и могут передавать акции по наследству.

В продолжении этой статьи будут рассмотрены предложения по реформированию:

– налоговой системы в недропользовании;

– региональных программ недропользования;

– взаимодействия недропользования с другими сферами хозяйствования;

– законодательства по недропользованию;

– системы и структуры недоиспользования.



С.А. КИМЕЛЬМАН,

доктор экономических наук, академик АГН






Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=602365


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Экономика нефтегазовой отрасли
СообщениеДобавлено: Ср апр 13, 2016 8:57 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7007
Национализация ренты
Дата: 14/04/2016
Тема: УЛИКИ



БЮДЖЕТ 2016 г. трещит по всем швам. Расхваливаемая либеральными, придворными политиками и привластными экономистами налоговая система дала брешь – доходы государственного консолидированного бюджета стремительно уменьшаются.
Заклейменная в верхах рентная экономика и в первую очередь ее экспортная нефтегазовая составляющая превратилась в реальную угрозу жизни нашей страны. Власть, преднамеренно подсадившая экономику России на нефтегазовую иглу и больно ужаленная этой иглой, сегодня оказалась в растерянности.
Нам объясняют, что в снижении доходов госбюджета виноваты санкции, низкий мировой уровень цен на нефть, «проклятая», желающая нам зла Америка, мировой финансовый и геополитический кризис, мировой терроризм и даже запрещенное в России государство ИГИЛ (ДАИШ). Короче, все вокруг нас и никто (ничего) внутри нас.
Однако в реальной жизни и в реальном обществе так не бывает. Одной из важнейших причин упадка экономики и усыхания бюджета-2016 является наше никак не защищенное безальтернативное сидение на нефтегазовой игле.
Спрашивается, как можно было посадить бюджет нашей богатейшей страны на одну-единственную цифру и сделать его зависимым от мировой цены барреля нефти? Зачем и кто установил, что в случае падения мировой цены барреля нефти опять-таки единственным безальтернативным спасительным регулятором является курс национальной валюты? Где это видано и где это слыхано, в какой еще стране мира имеется подобная несуразность?
Это не риторические вопросы.
Власть сама себя загнала в угол и лихорадочно ищет выход, и, к сожалению, пока не находит. Внутри властных кланов начинается борьба за выживание. Бюджет скукоживается, наполнение кошельков привластных олигархов не уменьшается.
Чтобы не обидеть своих олигархов, власти обратили взор на кошельки подчиненных им и послушных граждан. Спешно вводятся «Платоны», акцизы на нефть, увеличиваются страховки, не полностью индексируются пенсии, вводится плата за капитальный ремонт, сборы на общедомовые расходы и т.д. и т.п. К этому добавим неупорядоченный рост цен на продукты, лечение и лекарства, появление платной скорой помощи. Клещами впились в должников коллекторы, оживились рейдеры и рейдерские захваты собственности и обанкрочивание.
Можно меня упрекать в однобокости, в предвзятости, в любви к природной ренте, но, хотим мы этого или не хотим, в стране, в которой генерируются огромные денежные потоки природной ренты, даруемые нам природой, должны быть законы, обеспечивающие справедливое распределение природной (и в первую очередь горной) ренты, точнее рентных доходов.
Никто, кроме государства, не вправе присваивать горную ренту, поскольку недра в нашей стране объявлены исключительно национальной, государственной собственностью.
Я уверен, что нужен указ президента РФ, а может быть декрет о национализации ренты (сродни ленинским декретам «земля – крестьянам», «фабрики – рабочим»).
В чем политико-экономическая и социальная сущность такого декрета?


Попробуем разобраться...


Сперва попытаемся оценить масштабы рассматриваемой проблемы.
Лидер Компартии Г.А. Зюганов на мартовском (2016 г.) Пленуме ЦК КПРФ («Советская Россия», 29.03.2016 г.) в качестве альтернативы действующей экономике предложил следующее:
«Прежде всего в Россию нужно вернуть 7 триллионов рублей, вложенных в американскую экономику, и пресечь увод российских предприятий в офшоры. Это – первое.
Вторая задача – создание мощного государственного сектора в экономике. Одна только национализация минерально-сырьевой базы поднимет доходы бюджета с 13 до 20 триллионов рублей».
Общеизвестно, что сегодня в офшорах находится 20 трлн долларов США. Из них по экспертным оценкам 4 трлн из России. То есть ежегодная средняя утечка капиталов из нашей страны за 23 года составила $174 млрд. При действующем курсе $1=70 руб. бюджет-2015 равен $186 млрд, что сопоставимо со среднегодовой утечкой капиталов.
Конечно, утечка капиталов – это не только горная (минерально-сырьевая) рента, но то, что она (рента) составляет не менее 70–80% от общего оттока капиталов из России, в этом я уверен.
Из приведенных цифр видно, насколько важна роль ренты в экономике нашей страны. Вне сомнения, добываемое из недр минерально-сырьевое богатство – это источник обогащения. В социально-политическом аспекте большое значение имеет ответ на вопрос:
КТО И КАК ОБОГАЩАЕТСЯ?
В статье «Парадигма рентных доходов» («Советская Россия», 10.03.2016 г.) я детально раскрыл всю запутанность и несогласованность законодательства о недропользовании, а также половинчатость и двусмысленность Конституции РФ, допускающей любую форму собственности на недра. (Кстати, я признаю упреки читателей на детальность и некоторую излишнюю научность упомянутой выше статьи.)
Ясно, что обогащается тот, у кого недра и добыча полезных ископаемых (ПИ) находятся в собственности. По закону «О недрах» собственность на недра и добытые ПИ устанавливается в лицензии. Но государство (читай правительство) выдает государственную лицензию на недропользование, в которой форма собственности не указана. Значит, де-юре и де-факто недропользователь присваивает добытые ПИ и горную ренту после продажи ПИ. И все наверху это знают. А вниз, на уровень бабушек и дедушек, спускается миф, что государство изымает ренту при помощи налогов.
Поэтому в указе (декрете) президента РФ о национализации ренты с главенствованием лозунга «рента – народу» должен быть пункт о том, что собственником добытых ПИ является исключительно государство.


Как обогащаются олигархи-недропользователи


Основной механизм изъятия горной ренты – это налоговая система, в которой, как в фокусе, отражаются целевые установки и намерения властей. Все прошедшие 23 года перехода и построения псевдорынка Кремль и все ветви власти заботило ускоренное создание олигархата путем передачи ему в частную собственность общенародной советской собственности, в первую очередь товаров тех отраслей, которые способны быстро генерировать доходы без приложения ума и инвестиций.
Общеизвестно, что таковыми отраслями являются отрасли добычи полезных ископаемых, которые генерируют дармовые доходы в виде горной ренты без применения каких-либо особых усилий.
С этой позиции налоговая система в новой России претерпела три фазы развития.

ПЕРВАЯ ФАЗА – 1992–2001 годы. В эти годы налоги на недропользование были сконцентрированы в отдельном разделе ФЗ «О недрах». Не буду их перечислять. Важно другое. Налоги за недропользование отсутствовали в Налоговом кодексе (НК) РФ. Еще более важно, что эти налоги почти не «приносили» доходы в консолидированный бюджет. До 2001 года поступление доходов за недропользование не превышало 2–4%. То есть почти вся рента оставалась у недропользователей и присваивалась топ-менеджерами, назначенными государством. Именно так появились наши первые олигархи-недропользователи.
Это соответствовало недавнему признанию А. Чубайса, что ваучерная приватизация имела чисто политическую цель, а именно создание олигархата.
К слову сказать, они составили основной костяк первого олигархата страны.

ВТОРАЯ ФАЗА – 2002–2008 годы. В этот период Кремль и власть решили (и это важно) изымать часть ренты, в основном нефтегазовой, в консолидированный бюджет. С этой целью в НК РФ появился налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ).
Я помню парламентские слушания в Госдуме РФ в 2001 г. накануне введения НДПИ. От правительства НДПИ защищал в том же году назначенный замминистра экономики, не имеющий опыта в недропользовании А. Дворкович. От добывающих компаний необходимость НДПИ отстаивал М. Ходорковский. Научная общественность доказывала абсурдность введения НДПИ и обоснованно опровергала позицию А. Дворковича, который ошибочно считал НДПИ дифференциальным рентным налогом. Ученые доказывали, что рентный налог должен взиматься не с единицы ПИ, а с месторождения.
Тем не менее власти не услышали глас научной общественности и ввели НДПИ в жизнь. Отметим, что доля НДПИ в общих доходах бюджета стала быстро расти и вскоре достигла 25%.
С 2004 г. была введена вывозная таможенная пошлина (ВТП), которая тоже стала быстро расти одновременно с ростом мировой цены нефти до 100 и более долларов за баррель. ВТП тоже выросла до 25% от доходов бюджета.
Таким образом, половину доходов бюджета стали составлять всего два налога – НДПИ+ВТП.
Кремль и власти чуть ли не ликовали, какие они умные. «Лучший» министр финансов А. Кудрин стал откладывать поступления НДПИ и ВТП сперва в Стабилизационный фонд, который в 2008 г. разделили на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, то есть в так называемую плюшкинскую кубышку Кудрина, из которой зачем-то стали покупать в основном американские облигации. Прогрессивные экономисты стали возражать против этой кудринской кубышки, но, к сожалению, она существует до сих пор.
Тогда же А. Кудрин ввел ненефтегазовый бюджет. То есть поступления от НДПИ (на нефть и газ) и ВТП не являются доходами бюджета, они сперва поступают в указанные выше внебюджетные фонды, а потом в виде трансфертов при необходимости возвращаются в бюджет. Это в одночасье превратило российский бюджет из профицитного в дефицитный. Я считаю кудринскую кубышку, ненефтегазовый бюджет и искусственно созданный кудринский дефицит бюджета экономическими аферами, которые, в частности, привели к сегодняшнему кризису и коматозному состоянию экономики.

ТРЕТЬЯ ФАЗА налогообложения недропользователей началась в 2008 г., когда резко упала цена барреля нефти. Третья фаза длится до сих пор. Этот период характерен тем, что налоговые ставки, льготы и преференции при уплате НДПИ и ВТП стали диктовать недропользователи и олигархическое лобби, приближенное к Кремлю. Нефтяникам и связанным с ними олигархами и топ-чиновниками, образно выражаясь, надоело, что власти все больше и больше «доят» нефтегазовые добывающие предприятия. В этот период в ФЗ «О недрах», в НК РФ (глава 26, НДПИ) и в Таможенный кодекс РФ (ВТП) вносятся многочисленные изменения, уменьшающие взимание НДПИ и ВТП. Появились многочисленные льготы, в том числе территориальные, сводящие уплату НДПИ до нуля. ВТП тоже уменьшилась, более того, предполагается обнулить ее в ближайшие годы.
Минэнерго совместно с нефтегазовыми недропользователями в спешном порядке стали придумывать новые налоги, заменяющие НДПИ. Дошло до того, что пару лет назад в НК РФ введен налог на дополнительный доход от добычи углеводородов (НДД) – глава 38 НК РФ.
Помимо НДД, нефтяное лобби придумало еще один налог, названный налогом на финансовый результат (НФР) от добычи углеводородов. В виде пилотного проекта намечены десять месторождений, где вместо НДПИ будет взиматься НФР. Понятно, что при этом нефтяники выиграют, а государство и мы с вами проиграем.


Мировое соглашение


Третью фазу развития системы налогообложения недропользователей проиллюстрируем показательным, начатым в 2014 г., уголовным делом, которое завершилось в марте 2016 года мировым соглашением.
В конце марта с.г. в СМИ появились сообщения, что Следственный комитет РФ добился возвращения в бюджет 8 млрд руб. неуплаченных налогов на добычу ПИ. Об этом, в частности, заявил официальный представитель СКР и по совместительству ведущий одной из программ 1-го канала ТВ Владимир Маркин.
Газета «Коммерсант» (24.03.2016 г.) уточнила, что газодобывающее объединение «Пургаз» пошло на мировую с Федеральной налоговой службой (ФНС) и уплатило в бюджет доначисленные ей НДПИ на газ, штрафы и пени – всего 13,5 млрд руб., а также отозвало судебные иски к ФНС.
Уточним некоторые детали этого уголовного дела.
Обвинение СКР предъявил генеральному директору ЗАО «Пургаз» Владимиру Евко.
ЗАО «Пургаз» образовано в 1998 г. для реализации проекта промышленного освоения сеноманской залежи (глубина залегания около 1000 м) Губкинского газоконденсатного месторождения с запасами около 400 млрд м3 газа (открыто в далеком 1965 году). «Пургаз» всегда считался дочкой Газпрома – оно было образовано компаниями «Итера» и ООО «Ноябрьскгаздобыча».
Гендиректор В. Евко имеет много наград, его неоднократно признавали «Топ-менеджером РФ». В 2009 году он удостоен всероссийской премии «Руководитель года» в номинации «Прибыль – превыше всего, но Честь превыше прибыли» т.д. и т.п.
ЗАО «Пургаз» также получило много наград: «Лидер Российской экономики» (2006 г.), международная премия «Элита национальной экономики» (2009 г.), «Лидер экономики» (2011 г.) за развитие экономики России и т.д. и т.п. Казалось бы, добывай честно газ, тем более если ты лидер и элита российской экономики, но, увы, честь у нас не в чести: зачем платить налоги «родному» государству, если можно от них уклониться или, как еще говорят, оптимизировать?
Теперь по существу справедливо начатого уголовного дела. В НК РФ установлено, что если газодобывающее предприятие является независимым (от Газпрома) добытчиком газа, то налоговая ставка уменьшается, а именно применяется льготный коэффициент 0,673 к общеустановленной ставке 700 руб. за 1000 м3 для Газпрома. Газовый монополист официально через «Газпром добыча Ноябрьск» контролировал (имел) 49,29% «Пургаза». Однако налоговики выявили, что путем множественных хитросплетений аффилированных лиц, в том числе в офшорах, Газпром имеет чуть более 51% акций «Пургаза». Отсюда явственно вытекает, что льгота по НДПИ «Пургазу» не положена. Юристы самого высокого уровня, ясное дело, доказывали, что в реестре Газпрома значится только 49,29%.
Надо отдать должное настойчивости и неподкупности тех следователей СКР, которые раскручивали дело «Пургаза». Обратим внимание, что следователи нашли взаимосвязь акций «Пургаза» со многими известными в газовой сфере организациями, такими как ЗАО «Лидер», «Газпромбанк», более мелкие банки (ОАО «Газ-сервис», ОАО «Газ-Тек»), НПФ «Газфонд» и др.
Отметим еще один факт: «Пургаз» давно находится в центре крупных скандалов. Так, установлено, что могущественная компания «Итера» купила у Газпрома 32% акций «Пургаза» всего за $1200, тогда как по рыночным ценам этот пакет стоил $400 млн. До сих пор эта сделка не аннулирована. СКР также начал отслеживать цепочку взаимосвязанных физических лиц, причастных к уголовному делу «Пургаза». В цепочку попали топ-чиновники администрации Тюменской области, ЯНАО, топ-менеджеры Газпрома вплоть до А. Миллера. А крайним был назначен В. Евко. Но высокопоставленные чиновники и верхушка Газпрома решили, что возврат в госбюджет 13,5 млрд руб. не является большой потерей для «Пургаза», тем паче что для Газпрома эта сумма ничтожно мала.
Еще несколько штрихов к этому мирно завершившемуся уголовному делу.
Когда Газпром лоббировал принятие в Госдуме РФ льготы по уплате НДПИ независимыми газодобывающими предприятиями, вряд ли у кого из депутатов возникли возражения. Действительно, себестоимость добычи газа у независимых организаций выше с учетом транспортной составляющей, а именно газовой трубы, доступа к магистральному газопроводу, который находится в собственности монополиста Газпрома. Действительно, нужно было экономически заинтересовать независимых подрядчиков с целью создания хоть какой-нибудь конкуренции в газодобывающей отрасли.
Но это то, что на поверхности. Однако в экономике простых решений, как правило, не бывает. Надо было определиться с пониманием «независимости» предприятия, с конкретным коэффициентом уменьшения налоговой ставки, с механизмом учета аффилированных лиц и т.п. К примеру, почему независимым является предприятие, у которого Газпрому принадлежит 49,29% акций (почти половина)? Мне кажется, что лучше было бы границу независимости установить на планке 25–30% акций.
А может быть, для обеспечения конкуренции следовало бы отобрать монополию Газпрома на трубу?
Вообще введение любых налоговых льгот, преференций и субсидий ВСЕГДА ПОРОЖДАЕТ КОРРУПЦИЮ, вызывает стремление обойти закон, найти любыми путями лазейки, чтобы эту льготу заполучить. Поэтому можно уверенно утверждать, что большинство российских предприятий, добывающих минсырье, в большей или меньшей степени нарушают налоговое законодательство, изобилующее наличием льгот, преференций, субсидий и т.п.


Национализация недр и изъятия ренты


В программе «Время покажет» (1.04.2016 г.) на 1-м канале ТВ (ведущие Петр Толстой и Екатерина Стриженова) очень остро дебатировали вопрос: «Где лучше жить: в СССР или сейчас?»
Большинство склонялось к СССР. Но у каждого были свои доводы о лучшести или хужести жизни. Мне очень понравилась мысль (высказывание) постоянного активного участника этой шоу-программы Артема Шейнина, журналиста, бывшего десантника, воевавшего в Чечне: ФАРШ НЕВОЗМОЖНО ПРОВЕРНУТЬ НАЗАД.
Его фамилия натолкнула меня на воспоминания. Когда я начал учиться в Киевском топографическом техникуме (1956 г.), вышла книга Льва Шейнина «Записки следователя», в одном из рассказов которой была объявлена амнистия ворам, которые придут в прокуратуру с повинной. Следователь каждому пришедшему вору задавал один и тот же вопрос: «Кем бы вы хотели работать?» Один из воров ответил: «Кроме основной профессии вора, я еще неплохой топограф». Сегодня не менее 80–90% бизнесменов, олигархов, топ-менеджеров и топ-чиновников занимаются в основном воровством. Юбиляр С. Говорухин (80 лет) еще 10 лет назад написал и издал нашумевшую книгу «Партия воров и жуликов». Аналогично в недропользовании, где воровство ренты превалирует. Объявленная президентом два года назад амнистия не работает. Но сегодня крайне важно, чтобы воры и жулики, в том числе в недропользовании, пусть даже не приходя с повинной, перестали бы воровать и занялись бы профессиональной деятельностью. От этого будет лучше всем, каждому из нас и обществу в целом.
Но одними словами предотвратить и избавиться от воровства нельзя. Необходимо изменить экономическую и социально-политическую обстановку в нашей стране. Немаловажную роль здесь играет недропользование и его законодательное налогообложение. В свою очередь налогообложение зависит от собственности на недра и на добытые полезные ископаемые.
В Советском Союзе была принята одна из лучших в мире система налогообложения недропользователей. Никаких специальных налогов за недра и за добычу ПИ не было. Государство возмещало нефтяникам сметную стоимость добычи с учетом 8% плановых накоплений. И это позволяло 100% горной ренты изымать в советский госбюджет. Конечно, вернуть советское время и советскую систему недропользования нельзя. Но лозунги и аксиомы советского времени как нельзя актуальны сегодня:
– недра являются общенародной собственностью;
– рента полностью изымается в бюджет и в казну государства;
– наука, обороноспособность, космос, индустриализация, коллективизация и недропользование – приоритеты развития народного хозяйства.
Что мы имеем сегодня в сфере недропользования и использования горной ренты?
Налоговая система запутанная и противоречивая.
Имеются следующие налоги и платежи:
– налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ, НК РФ – глава 26);
– вывозные таможенные пошлины на ПИ (Таможенный кодекс);
– налог на дополнительный доход (НДД, НК РФ – глава 38);
– налог на финансовый результат (НФР, есть методика, принятая правительством РФ);
– разовые платежи за пользование недрами (бонусы, ФЗ «О недрах» – статья 40);
– сбор за участие в конкурсе (аукционе) (ФЗ «О недрах» – статья 42);
– регулярные платежи за пользование недрами (ФЗ «О недрах» – статья 43);
– косвенные налоги за хранение газа в подземных газохранилищах и за транспортировку нефти и газа по магистральным нефтегазопроводам (договора с «Транснефтью» и Газпромом, а также тарифы, утверждаемые правительством РФ дважды за год);
– специальная система налогообложения, принятая в ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»;
– многочисленные льготы, преференции, субсидии, которые есть в каждом из перечисленных налогов и платежей.
Вместо всей действующей системы налогов и платежей за недропользование необходимо ввести один-единственный платеж, который я называю

РЕНТНЫЙ ПЛАТЕЖ
ЗА ДОБЫЧУ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ (РПДПИ).

Механизм и научные основы методики исчисления РПДПИ подготовленный большим коллективом ученых (академики РАН Д. Львов и А. Татаркин, С. Кимельман, Б. Михайлов, В. Вялов, А. Шеломенцев, М. Астафьева, И. Неженский, О. Петров, Е. Мелехин, М. Комаров, Е. Панфилов, А. Пителин, Б. Штульберг, А. Шевчук, Ю. Подольский, В. Назаров, Е. Куклина, С. Андрюшин и многие другие).
Одновременно с введением РПДПИ необходимо:
– законодательно зафиксировать, что недра, минерально-сырьевая база России и добытые полезные ископаемые являются исключительно общенациональной собственностью и используются во благо нашей страны, гражданского общества и каждого человека:
– по-настоящему остановить отток капиталов за рубеж;
– из нефтегазовых и минерально-сырьевых монополий выделить и национализировать предприятия по транспортировке минерального сырья и их реализация за рубежом и внутри России;
– в отдельных случаях небольшим предприятиям может быть поручена реализация добываемых ими ПИ;
– ликвидировать кудринские «кубышки» в виде Резервного фонда и Фонда национального благосостояния;
– часть горной ренты направлять в Пенсионный фонд;
– ввести прогрессивную шкалу НДФЛ;
– ввести плату на имущество и роскошь богатых слоев населения;
– последовательно преобразовать предприятия минерально-сырьевого комплекса в народные предприятия.
Национализация горной ренты уравняет начальные условия бизнеса в недропользовании, создаст условия для реальной конкуренции, мотивирует бизнес жить по схеме:
деньги (инвестиции) – товар (ПИ) – больше денег (больше инвестиций) – больше товаров (ПИ и продуктов их переработки) – и так далее по развивающейся спирали.

Закончу эту статью повторением лозунга «РЕНТА – НАРОДУ» и уверенностью в том, что при его соблюдении время покажет, что экономика России начнет выздоравливать и расти ускоренными темпами.

С.А. КИМЕЛЬМАН,
доктор экономических наук





Это статья Официальный сайт газеты Советская Россия
http://www.sovross.ru

URL этой статьи:
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... sid=602677


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB