Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Вт окт 23, 2018 10:00 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Россияне за плановую экономику и управление как в СССР
СообщениеДобавлено: Вт фев 25, 2014 1:48 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
Россияне предпочитают плановую экономику и советскую систему управления

Среди россиян становится все больше тех, кто разочаровался в рыночной экономике и предпочитает "руке рынка" Госплан. В январе 2014г. экономику, основанную на государственном планировании и распределении, назвали более правильной 54% участников проведенного "Левада-центром" опроса.

Два года назад доля противников рынка не превышала 49%, а в 1992г. их было лишь 29%. Доля сторонников рыночной экономики с 1992г. сократилась примерно на две трети - 48% до 29%.

Заметно выросло за последние несколько лет и число приверженцев "советской" политической системы. В январе 2008г. их численность уступала и сторонникам демократии западного образца, и тем, кто считал лучшим вариантом уже построенную в России политическую систему. За шесть лет доля ностальгирующих по советской власти выросла в полтора с лишним раза - с 24% до 39%.

Доля сторонников европейского выбора при этом сократилась с 28% до 19%, а доля тех, кто живет по принципу "от добра добра не ищут" - с 36% до 21%.

"Лояльность к советской модели повышается на фоне кризисных ситуаций при одновременном сохранении неприятия большей частью населения России западной демократии", - отмечается в отчете "Левада-центра".

В январе 2014г. член президиума РАН Евгений Примаков, занимавший в посткризисные 1998-1999гг. пост главы правительства РФ, заявил, что без государственного индикативного планирования экономического роста России невозможно будет преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных стран.

По мнению бывшего премьер-министра, принцип, согласно которому свободная игра экономических сил, а не государственное планирование, обеспечивает социальную справедливость, "не выдержал столкновений с действительностью и в капиталистических странах".

Осенью 2013г. проведенный "Левада-центром" опрос показал, что в России всего 9% граждан придерживаются либеральных взглядов, столько же - националистических. Большинство является приверженцами различных патерналистических идей, в том числе пользующегося немалой популярностью "режима твердой руки".

25 февраля 2014 г.

http://top.rbc.ru/economics/25/02/2014/907094.shtml


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россияне за плановую экономику и управление как в СССР
СообщениеДобавлено: Пт апр 11, 2014 1:52 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
Обращение инициаторов

Московского экономического форума



В России с 1992 года господствует неолиберальная теория, ставшая основой социально-экономической политики страны на долгие годы.

Замена командной экономики рыночной, повышение тем самым благосостояния народа до стандартов развитого мира, передача «общих» богатств из рук бюрократии миллионам граждан, плюралистическая демократия, многопартийность и свобода слова – все эти лозунги звучали привлекательно и первоначально получили массовую поддержку в обществе. Но, несмотря на ряд очевидных достижений (высвобождение личной инициативы, становление предпринимательского класса и главное – устранение вездесущего дефицита товаров и услуг), общий итог более чем двадцатилетнего реформирования экономики страны не может быть признан удовлетворительным.

С самого начала рыночных преобразований по неолиберальному проекту в России идут процессы деиндустриализации и примитивизации производства, деинтеллектуализации труда и деградации социальной сферы. Мы поставляем остальному миру энергоресурсы и не можем себя прокормить, теряем таланты и импортируем неквалифицированную рабочую силу. В результате у россиян падает доверие к отечественной экономике, исчезает уверенность в завтрашнем дне, сужаются возможности реализовать свои таланты и способности. К этому следует добавить появление массовой бедности, непрерывный рост коррупции и незаконное обогащение немногих.

Безоглядное упование на силу «невидимой руки рынка», отрицание созидания, фактический отказ от реализации потенциала народа как главной задачи экономической политики привели Россию к затяжному экономическому и демографическому кризису.

Сегодня понятно, что неолиберальный курс себя исчерпал. Однако он доминирует и в экономической теории, и в экономической политике; он доминирует в сфере культуры и науки, социальной политики и образования. Неолиберальный курс уже давно стал тормозом для дальнейшего развития нашей страны. Сегодня адепты этого учения стараются внушить нам, что современное состояние России – это ее удел на многие годы, что это норма и менять ничего не надо и нельзя.

Однако мы знаем и не забываем ни на минуту, что наша страна обладает огромным потенциалом. В России есть практически все нужные для развития природные ресурсы и обширный внутренний рынок, есть трудолюбивое население с богатыми традициями созидания и богатое наследие в сферах образования, науки и культуры.

Для реализации этого потенциала, после многолетних упований на действие «невидимой руки рынка» и политики выкачивания энергоресурсов, необходимо понять, что социально-экономическая стратегия нашей страны должна быть основана на органическом соединении рынка и государственного регулирования, обеспечивающего реализацию долгосрочных общенациональных приоритетов, экономической свободы, инициативы частного собственника и социальных начал, гарантирующих социальную справедливость, развития традиционных базовых несырьевых отраслей материального производства и новых высокотехнологичных сфер экономики.

Мы должны со всей определенностью заявить, что стержнем экономической политики ответственного российского правительства должно стать создание условий для развития производства несырьевых товаров и услуг, обеспечивающих прогресс человеческих качеств. Именно несырьевое производство создает спрос на квалифицированные творческие кадры, создает условия для появления и внедрения инноваций, для технологического, социального и демографического прогресса, создает запрос на улучшение среды обитания человека.

Для полного использования имеющегося в России потенциала и реализации этого курса необходимо осуществить следующие основные меры.

1. В сфере экономической политики:

- на основе комплексной инвентаризации научно-технического потенциала страны разработать и реализовать систему долгосрочных целевых программ, подкрепленных активной и эффективной промышленной политикой;

- снизить налоговую нагрузку и ставки по кредитам для несырьевых секторов экономики, для предприятий, осуществляющих модернизацию;

- проводить политику поддержки несырьевого экспорта;

- блокировать удорожание сырья и энергоресурсов на внутреннем рынке;

- создать равные условия международной конкуренции на внутреннем рынке и содействовать продвижению отечественных несырьевых товаров на внешних рынках;

- обеспечить экономическую и в первую очередь продовольственную безопасность страны: Россия может кормить себя и экспортировать сельскохозяйственную продукцию;

- отказаться от затратных имиджевых суперпроектов, не окупаемых даже в отдаленной перспективе.

2. В сфере социальной политики:

- уменьшить социальное неравенство, в том числе через систему прогрессивного налогообложения;

- остановить курс на повальную коммерциализацию и приватизацию социальной сферы; образование, здравоохранение, культура должны быть преимущественно бесплатными для пользователя и общедоступны;

- активизировать демографическую политику, создав условия для быстрого роста численности населения России;

- пересмотреть трудовое законодательство, обеспечив профсоюзам и другим органам трудящихся более широкие возможности участия в решении вопросов жизни предприятий; превратить коллективные договора в реальный инструмент социальной ответственности бизнеса.

3. В сфере внутренней политики:

- обеспечить проведение честных и прозрачных выборов, в частности за счет передачи контроля за организацией и проведением выборов в руки парламентской оппозиции и гражданского общества;

- для борьбы с коррупцией перейти к полной прозрачности доходов и расходов государственных служащих и суровому наказанию, с полной конфискацией имущества осужденных коррупционеров; принять аналогичные меры для борьбы с инициирующим коррупционные сделки бизнесом;

- поднять роль институтов гражданского общества вплоть до права выдвижения законодательных инициатив и общественного контроля за деятельностью исполнительных органов власти, обеспечить реальную свободу слова.

4. В сфере внешнеэкономической политики:

- рассматривать Евразийский экономический союз как основной геоэкономический и геополитический приоритет;

- инициировать политику селективного протекционизма;

- добиться пересмотра условий участия России в ВТО;

- ограничить привлечение неквалифицированной рабочей силы, обеспечивать для легальных иммигрантов равные с россиянами условия жизни.

Можно смело считать, что реализация названных выше основных мер позволит сделать уверенные шаги к решению ключевых проблем российской экономики.

В частности, это позволит:

- перейти к интенсивному типу расширенного воспроизводства, что обеспечит рост выпуска высококачественных современных отечественных промышленных товаров, которые не только станут доминирующими на внутреннем рынке, но и превратятся в значимый предмет экспорта;

- повысить на этой основе реальные доходы граждан и доходную часть государственного бюджета, что позволит перейти к ускоренному решению проблем бедности и социального неравенства;

- создать стимулы и материальный базис для прогресса образования, здравоохранения, науки и культуры;

- сформировать материальные условия для прогресса нации, роста продолжительности жизни, улучшить нравственный климат в обществе, создать основы уважения к человеку труда, творчества, активизировать социальные лифты;

- повысить международный авторитет России.



Руслан Семёнович ГРИНБЕРГ,

директор Института экономики РАН,

сопредседатель МЭФ



Константин Анатольевич БАБКИН,

президент Промышленного Союза

«Новое Содружество»,

сопредседатель МЭФ



Источник публикации: Пресс-служба МЭФ

http://www.eifgaz.ru/mef-12-14.htm


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россияне за плановую экономику и управление как в СССР
СообщениеДобавлено: Ср июл 13, 2016 2:05 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
Плановое развитие страны – высшая форма проявления патриотизма



Планирование как основной элемент механизма соответствия функционально-технологического воспроизводственного процесса общества



«…абстракция планомерности…

есть прежде всего абстракция функционального

базового взаимодействия как симметрии»

(Шушарин А.С. Полилогия современного мира…

М.: Мысль, 2005–2006, кн. 2, с. 417)



В недавно вышедшей из печати книге «Планирование: перезагрузка» (М.: Культурная революция, 2016) под редакцией А.В. Бузгалина [1] ведущие ученые-экономисты и эконом-политики России доказывают необходимость и возможность развития стратегического планирования в современной рыночной экономике России. Для выхода отечественной экономики из стагнации авторами предлагается так называемое ими селективное планирование. При этом под селективным планированием понимается «избирательное и ограниченное по методам и сферам применения» планирование [2, с. 56]. То есть, по сути, предлагается не нечто новое в самом планировании, а лишь некоторое ограниченное применение его «в области косвенного (для частного сектора) и прямого (для общественного сектора) регулирования той части национальной экономики, на которую распространяется общественное регулирование» [2, с. 56].

В то же время, как следует из ряда статей этого сборника, речь скорее идет о более широком и глубоком развитии практики государственного и общественного планирования в современной России, сопоставимой с опытом советской системы, но не повторяющей ее, а соответствующей сложившимся социально-экономическим условиям. Основным тезисом и обоснованием необходимости и возможности развития стратегического планирования (и планирования вообще) в рыночной экономике России является широко распространенный в современном мире опыт исторических практик государственного планирования высокоразвитых стран Западной Европы, Великобритании, ряда развивающихся стран, КНДР и КНР и др.

Однако интерес к данной работе вызван не анализом «возможности» и «необходимости» развития стратегического планирования в современной рыночной экономике и планирования вообще, здесь ответ однозначен – да, возможно и необходимо. С научных позиций представляет интерес теоретическое понимание феномена планирования и его гносеологические истоки в общем контексте социологии исторического восходящего развития общества. При этом, как и прежде, наш анализ строится на основных положениях фундаментальной социологической метатеории развития глобального социума А.С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)» [3].



Полилогическая абстракция планомерности

Заявленная коллизия, в части истоков феномена планирования, проявляется уже в «Предисловии». А.В. Бузгалин пишет: «В экономической теории категория «планирование» в ХХI веке оказалась среди «периферийных», и если и использовалась, то преимущественно для обозначения либо практик «реального социализма», либо как синоним средне- или долгосрочных прогнозов… Прогнозирование и согласованное с ним селективное регулирование экономических пропорций, равно как и значимые государственные программы, никогда не исчезали из практического арсенала экономической жизни… на основе государственных инвестиционных программ» [1, с. 4]. Короче говоря, планирование, так или иначе, имеет место как в практике экономики «позднего капитализма» («рыночной экономики»), так и в практике «развитого социализма».

Более того, далее автор замечает: «По этому пути вот уже более полувека развиваются многие сферы здравоохранения, образования, науки, культуры, обороны, деятельности по рекреации природы и общества». Это подвигает автора задаться критическим вопросом в данной коллизии: «а может ли эта практика быть названа планированием? И если да, то что планирование: «провал рынка» или особая, нерыночная (пострыночная?) форма координации?» [1, с. 4].

Заявленное в последнем вопросе обобщение, что планирование – «нерыночная (пострыночная?) форма координации», утвердительно ограничивается лишь полилогической эпохой индустрии, а непосредственно к рынку и его «провалу», как таковому, это не имеет никакого отношения.

В рамках раздела «Планирование: теория» под авторством А. Бузгалина и А. Колганова наибольшее внимание уделяется «планированию как форме отношений координации, вытесняющих рыночное саморегулирование» [2, с. 12]. Однако отношения координации, вытесняющие саморегулирование, присущи не только «практике активного развития системы планового воздействия на рыночную в своей основе экономику», которая является предметом исследования данных авторов. По нашему мнению, планирование как форма отношений координации присуще вытеснению не только рыночного саморегулирования, но и вообще любой типологии социального саморегулирования. При этом согласно метатеории полилогия подобная практика координации свойственна не только эпохе индустрии, включающей градации «капитализм» и «социализм», в которой эти авторы особо выделяют экономики позднего капитализм и реального социализма (плановая экономика). Поэтому, следуя заданному в данном разделе тренду перевода вопроса о категории «планирование» в несколько иную плоскость», распространим этот вопрос на всю историю современного социума как максиму: планирование как форма отношений координации, вытесняющее саморегулирование, свойственно восходящему развитию человечества. Таким образом, по сути, речь идет, можно сказать, о двух семантически противоположных категориях – планирование и саморегулирование (как отсутствие целевого планирования). В рамках полилогии восходящего развития социально-воспроизводственных процессов действительной жизни общества семантически близкие к этим категориям отношений состояния организации воспроизводственного процесса действительной жизни общества есть «упорядочение» (диссипативность) и диспозитивность.

Согласно метатеории «Полилогия…» и в формулировке ее автора А.С. Шушарина «…абстракция планомерности… есть прежде всего абстракция функционального базового взаимодействия как симметрии» [4, с. 417]. Эта лаконичная цитата и есть суть ответа на «ключевой» вопрос, поставленный А.В. Бузгалиным и А.И. Колгановым, «что есть планирование в современной экономике с теоретической точки зрения?» [2, с. 31]. Этот полилогический ответ лишен всяческой относительности в образах «современности». Предельный же пример практики планирования продемонстрирован более чем полувековым опытом СССР.

Более того, именно эта цитата и является исходным пунктом «в поисках содержания категории «планирование» [2, с. 32], но не как «экономическая клеточка» новой экономической системы, идущей на смену рыночно-капиталистической» [2, с. 35]. Да, планомерность – это «особые производственные отношения», но это не экономические отношения, а функциональные, «функциональной симметрии».



Полилогия и функциональные производственные отношения

Несколько забегая вперед, скажем так: планирование – это некое «системное качество» («исходное отношение»), но не «экономической системы» [2, с. 36], как пишут данные авторы. Это «системное качество» («исходное отношение») не «экономической системы», а, согласно полилогии, линейной формы социализма. То есть это «системное качество» («исходное отношение») чистой эндогенной формы «функциональная», которая доминирует в социально-воспроизводственной градации (устар. – формация) «социализм».

Короче, планирование – это ортогонально не экономическое явление, а базовая категория функционального социалистического производства, снимающего в восходящем историческом развитии по сложности капитализм. В конкретике чистой эндогенной формы «функциональная, плановая, отраслевая» это элемент (подкатегория) функционального механизма взаимодействия агентов производства «соисполнение».

Полилогия современного мира рассматривает восходящее историческое развитие социума по сложности, можно сказать, на основе материалистического саморегулирования воспроизводственных процессов действительной жизни общества в их вечном устремлении к равновесному состоянию, к симметрии. Восходящее развитие отдельно взятого общества по сложности, эндогенно, исторически последовательно проходит следующие пары градаций:

o переломная первобытность и первобытность эпохи человека;

o рабовладение и феодализм эпохи работника;

o капитализм и социализм эпохи индустрии;

o Информационное общество и Общество знания эпохи знания

и др.

Градация в полилогии – это композиция всех известных типологий чистых эндогенных форм воспроизводственных процессов, то есть ЧЭФ. Все они существуют и реализуются в своем развитии одномоментно и параллельно, то есть перечень ЧЭФ для всех градаций один и тот же. Вид градации определяется лишь типом доминирующей ЧЭФ, то есть тем типологическим подпроцессом, который главенствует в данной градации. Доминировать же может только одна ЧЭФ. Доминирование есть одно из основных положений полилогии.

Итак, производство и воспроизводство действительной жизни есть композиция следующего множества чистых эндогенных форм (ЧЭФ) – подпроцессов (ЧЭФ-слоев), или чистых способов производства. Каждая из этих ЧЭФ ортогональна (чиста) относительно других и протекает условно самостоятельно, без прямого участия прочих ЧЭФ. Перечислим их в порядке исторического доминирования в обществе:

- ЧЭФ «переломная первобытность»;

- ЧЭФ «первобытная» (апополитейная);

- ЧЭФ «рабовладельческая»;

- ЧЭФ «феодальная»;

- ЧЭФ «экономическая, капиталистическая»;

- ЧЭФ «функциональная, социалистическая»;

- ЧЭФ «информационная»;

- ЧЭФ «общественное познание» и др.

Каждая из перечисленных ЧЭФ воспроизводственных процессов действительной жизни описывается в свойствах следующим составом основных атрибутов (категорий):

- базовый типологический объект воспроизводства;

- механизм взаимодействия агентов производства;

- материально-знаковые отношения;

- разделение труда;

- богатство;

- ценность;

- родовой негатив;

- доминирующая собственность (асимметрия);

- преодолевающий сдвиг и др.

Согласно данному в эпиграфе полилогическому определению планомерности как научной абстракции, это есть суть симметрия функционального базового взаимодействия ЧЭФ «функциональная» (или социалистическая, плановая, отраслевая, технологическая), есть суть упорядочения функционирования.

Состав основных атрибутов и свойств этого ЧЭФ-слоя «функциональная» кратко представлен ниже.

ЧЭФ-слой «функциональный» доминирует (главенствует) в градации социализм. Это процесс воспроизводства «функций и технологий», всевозможной «работы» как жизнедеятельности людей. То есть воспроизводство базового типологического объекта «технологии, функции».

Атрибуты ЧЭФ воспроизводства данного типологического объекта следующие. Механизм взаимодействия агентов этого типа производства есть «соисполнение». Разделение труда – «ячеистое (пооперационное)». Базовое взаимодействие (симметрия) – «функциональное». Базовые производственные отношения – «функциональные (технологические)». Материально-знаковые отношения – «документы, статусы коллективов и лиц (технонимика)». Богатство – «технологии (функции)». Наконец, доминирующая собственность (асимметрия) – «группо-иерархическая собственность на технологии», а родовой негатив – «дефект производства».

Критическая теория – «Политическая технология». Всё это атрибуты ЧЭФ «функциональная», или «отраслевая, плановая», которая доминирует в градации «социализм» эпохи индустрии (вторая фаза данной эпохи). Преодолевающий сдвиг, как дальнейшее восходящее и революционное развитие общества, – «обобществление технологий», то есть «информатизация воспроизводства» действительной жизни.

Так как в современной России доминируют экономические, капиталистические, производственные отношения (экономический, капиталистический способ воспроизводства), то целесообразно привести состав основных атрибутов и свойств ЧЭФ-слоя «экономическая, капиталистическая», которые кратко представлены ниже.

ЧЭФ-слой «экономический» (рыночный, товарно-денежный, капиталистический) есть процесс воспроизводства «вещей, имущества, орудий труда и быта», «товара», то есть это слой воспроизводства всем известного базового типологического объекта «средства производства».

Атрибуты ЧЭФ данного типологического объекта следующие. Механизм взаимодействия агентов воспроизводства действительной жизни этой типологии есть «товарообмен». Разделение труда – «продуктовое». Базовое взаимодействие (симметрия) – «вещественно-продуктовое (товар)». Базовые производственные отношения – «экономические (товарно-денежные)». Материально-знаковые отношения – «деньги (товаронимика)». Богатство – «вещественное богатство». Наконец, доминирующая собственность (асимметрия) – «частная собственность на средства производства».

Критическая теория – «Политическая экономия», «Капитал». Эта ЧЭФ «экономическая», или «рыночная», доминирует в градации «капитализм» эпохи индустрии (первая фаза данной эпохи). Преодолевающий сдвиг как дальнейшее восходящее и революционное развитие общества – «обобществление средств производства», то есть «технологизация (плановизация) производства» жизни. Родовой негатив – «экономическая эксплуатация».



Историческое место планирования как симметрии соисполняемых функций (технологий, «работ»)

Таким образом, базовый механизм взаимодействия агентов ЧЭФ-слоя «функциональный» есть «соисполнение». По сути, этот механизм «соисполнение» и воссоздает симметрию функционального взаимодействия как соответствие входящих и исходящих (предшествующих и последующих) процессов и мероприятий на всей сети каждого сбалансированного «плана» взаимодействия агентов по всей номенклатуре параметров – качественных и количественных, предметных и процессовых.

Уместно напомнить, что каждый типологический ЧЭФ-слой воспроизводства действительной жизни исторически существует на всем временном пространстве существования общества, социума. Вследствие чего композиционный состав ЧЭФ для всех исторических градаций один и тот же, неизменен, тогда как отличие одной градации от другой заключается в доминирующей, главенствующей типологии ЧЭФ-слоя. Типология доминирующей ЧЭФ определяет тип градации и ее наименование. Следовательно, «планирование» как симметрия соисполняемых функций (технологий, «работ») и процессов имеет место в любой из известных градаций, но доминирует лишь в одной из них – в градации «социализм». То есть, как пишет автор метатеории «Полилогия», «господствующие же, доминирую­щие отношения людей в связи с этими технологиями или процессами производства и образуют плановую, отраслевую, ли­нейную форму» социализма [4, с. 387].

В линейной форме социализма элементарные акты «соисполнения» осуществляются в общественной договорной форме согласований работ (функций, технологий) сразу заданного множества смежных агентов, но уже не в виде сделки, а в виде плана, который никогда не есть механическая сум­ма независимых парных сделок. «Товарная сделка суть соглашение двух агентов, а план суть более сложное соглашение сразу многих агентов…» [4, с. 400].

Вещественно-продукто­вое разделение труда является основой товарного производства и экономических производственных отношений, то есть «сосуществование различных видов труда, представленное в различных видах продуктов» [5, с. 278].

В то же время вообще в современном полилогическом понимании социализма, а точнее, ЧЭФ «функциональная» необходим качественный перелом в социальном мышлении, «от понимания производства как движения вещей к его пониманию как вещест­венного движения, процесса. «Клеточками» (при всей неуклюжести этого образа) изучаемого производства вместо связующих людей производимых вещей, в том числе как носителей отношений, ста­новятся сами процессы (субъектно – деятельности), а равно и от­ношения людей с ними…

Базовым механизмом связи (как обмен в товарном производстве) является соисполнение функций, рассматриваемое пока как «горизонталь­ная» сеть функций этого функционального производства» [4, c. 395–396]. По «вертикали» же имеет место соответствующая иерархия управления и администрирования. Вследствие этого и особенно в публицистике основной акцент в понимании плановой системы был сосредоточен на ультраструктуре иерархии, в том числе на управлении, «административно-командной системе» и «бюрокра­тии», оставляя вне познания само «тело» функционального производства.

К. Маркс писал: «Всякий... совместный труд, осуществляемый в сравнительно крупном масштабе, нуждается в большей или мень­шей степени в управлении, которое устанавливает согласованность между индивидуальными работами и выполняет общие функции, возникающие из движения всего производственного организма в от­личие от движения его самостоятельных органов. Отдельный скри­пач сам управляет собой, оркестр нуждается в дирижере» [6, с. 342]. Интересно, что в этом утверждении Маркс не избежал понятия «функции», то есть деятельного процесса.



Базовое содержание функционального производства и планирования

Основой функциональ­ного взаимодействия является ячеистое разделение труда, которое логически подобно некому комбинированному многопредметному конвейеру, реализующему «подетальные» функции (производство, например, двигателей, шасси, колес и электрики автомобиля, его сборка) и «пооперационные» функции (например, добыча руды, обогащение, выплавка чугуна и стали, прокат и пр.) в их соисполнении. Здесь речь идет не о бесконечно конкретной производственно-технической увязке процессов в недрах промышленного производства, а об общественных формах ячеистого разделения труда, то есть соисполнения, ибо «люди так или иначе работают друг на друга, их труд получает тем самым общественную форму» [6, с. 81].

С другой стороны, относительно «плана» и функциональности в условиях капиталисти­ческого производства Маркс писал: «Кооперация наемных рабочих есть... только результат действия капитала, применяющего этих рабочих одновременно. Связь их функций и их единство как производительного совокупного организма лежит вне их самих, в капитале, который их объединяет и удерживает вместе. Поэтому связь их работ противосто­ит им идеально как план, практически – как авторитет капиталиста, как власть чужой воли, подчиняющей их деятельность своим целям» [6, с. 343].

В этой связи А.С. Шушарин замечает: «Так что и при капитализме (и в любой форме), в силу гетероген­ности производства, есть и функциональные взаимодействия (доста­точно обратить внимание на такие явления, как функции, одновре­менность, работа, план, – прямо как будто Маркс начинал заглядывать в наши фундаментальные проблемы), но они деформированы господ­ствующей капиталистической формой, скрывающей их собственное базовое содержание» [4, с. 401].

Это «деформирование господ­ствующей капиталистической формой, скрывающей их собственное базовое содержание» обнаруживается уже в самом начале, в аннотации к книге ученых-экономистов «Планирование: перезагрузка», где утверждается, что планирование – это «экономический механизм». Но «экономисты» на то и экономисты, что все явления окружающих их действительной жизни воспринимаются ими сквозь призму экономических отношений, даже если это сферы здравоохранения, образования, науки, культуры, обороны, экологии и креатосфера.

Таким образом, планирование присуще не только социализму и «любой форме» полилогических градаций, но также и капитализму, как на уровне «национальных экономических систем», так и на уровне практик внутрифирменного планирования, а также присуще практикам «транснационального планирования».

А.В. Бузгалин и А.И. Колганов, авторы раздела «Планирование в экономике позднего капитализма: цели, методы, потенциал (политико-экономический дискурс)» упомянутой в начале статьи книги, пишут: «Эти практики свидетельствуют о том, что система отношений селективного регулирования экономики при помощи косвенных воздействий, интегрированных с государственными заказами и инвестициями в рамках кратко-, средне- и долгосрочных стратегий, нацеленных на изменение пропорций (например, обеспечение приоритетного развития наиболее прогрессивных отраслей и/или социальной ориентации производства), с начала ХХ в. стала неотъемлемой частью экономического развития. Эти отношения в разной мере развиты в разных национальных системах, но в мировом хозяйстве присутствуют в той или иной мере практически постоянно. Это можно считать закономерностью позднекапиталистической экономики (в сноске: …за счет противоречивого включения в ткань социально-экономической жизни ростков посткапиталистических (и, в частности, пострыночных, таких как, например, планирование) отношений…)» [2, с. 8].

В целом с этим можно согласиться, но при этом несколько сместив акценты в трактовке «позднего капитализма», по двум позициям и в самом понимании «посткапиталистичности» и «пострыночности».

Во-первых, это не «включение в ткань социально-экономической жизни ростков посткапиталистических», ибо они включены в композицию любой градации исторически с начала, а проявление активного становления и развития механизма «согласование» ЧЭФ-слоя «функциональный» (доминирующей ЧЭФ градации «социализм»), правда в масштабе селективной реализации и «селективного проявления». Разумеется, что это сопровождается и некой экономической деформацией самого плана, «целей, метода и потенциала планирования» в сравнении с практикой «реального социализма» и «идеальной моделью» планирования.

Практика, точнее, общие, но реальные инструкции советского планирования представлены известным всем «плановикам» советского периода так называемым «красным кирпичом» – «Методические указания к разработке государственных планов развития народного хозяйства СССР» (М., «Экономика», 1974 (Госплан СССР)).

Во-вторых, о «мировом хозяйстве», в котором «селективное регулирование» экономики присутствует в той или иной мере практически постоянно. Здесь просматриваются два истока отмеченной тенденции. Это, с одной стороны, следование примеру прогрессивного начала в регулировании национальных экономик, а с другой – это проявление некоторых начал становления общемирового мирохозйства, единого человечества как одного общества, в котором каждая страна как национальное хозяйство уподобляется практике внутрифирменного планирования при нарастающей практике национального планирования.

Относительно полилогического понимания терминологии «посткапиталистичности» и «пострыночности» следует еще раз подчеркнуть, что это то, что следует в исторической восходящей модели развития по сложности после градации «капитализм», в которой доминируют рыночные, товарно-денежные, то есть экономические, отношения. Поэтому за пределами капитализма экономические отношения не доминируют и имеет место не «экономика», а, скажем так, «народное хозяйство», «народнохозяйственный комплекс», «социалистическое хозяйство».

Согласно полилогическому воззрению, как утверждается в «Полилогии…», «технологизация (плановизация) реально начата уже при капи­тализме, в том числе в государственно-монополистических формах, выступающих «полнейшей материальной подготовкой со­циализма» [7, с. 193] (как он тогда понимался, а потому, точнее сказать, – линейной, отраслевой формы), но и уже при капитализме обна­ружила при всех плюсах этого неявного начала обобществления средств производства признаки застойности, «бюрократизма» и пр., с чем мы и столкнулись вплотную» [4, с. 413].

Планирование, как и всякая взаимодеятельность множества агентов производства, в современных условиях сопровождается не только «бюрократизмом», но и тесно с ним связанным «бумажным» документооборотом. Поэтому планирование, будучи важным элементом механизма «соисполнения» функционального ЧЭФ-слоя воспроизводства, активизирует и проявление также новых материально-знаковых отношений, помимо всех известных «денег».

Деньги – это особые деперсонализированные знаки-вещи, то есть особой товар, в котором нуждается обмен товарами. Подобно этому, соисполнение функций для своего осуществления (и «замыкания») также нуждается в особой функции, то есть в особых знаковых процессах, которые в деле обеспечения соисполнения, в отличие от обмена, своего единого униформного знака не имеют. Этим и обусловлено существование «вертикальной» структуры, иерархии административного отраслевого управления, которая, как и «горизонталь­ная», диспозитивная сеть, реализует и обеспечивает соисполнение функций. Органы этого управления имеют дело, как уже отмечалось, не с универсальной, а с конкретно-существенной адресной (локально-значимой) «документной, материально-знаковой стороной функционального производства».

Таким образом, в общем материально-знаковое отношение функционального производства проявляется в потоке самых разных документов, которые не всегда ко­личественны (например, кому, когда, для кого и что делать), бывают и чисто управленческие.

Всё это в терминах полилогии есть технонимика производства. То есть если рынок монетарен, то функциональность постмонетарна и документно-технонимична. Примерами текущих документов являются заказы (заявки), наряды (задания), накладные, требования и пр. «Совокупность заказов в результате ритмически-непрерывного согласования образует планы, а совокупность накладных в результате непрерывного соисполнения функций образует отчеты, а всё движение функционального произ­водства и предстает как планомерное, логической сущностью ко­торого и одновременно общественной формой соисполнения функций и является «плановый торг» как согласование посредством управления и в сфере технонимики» [4, с. 422]. Заметим, что при капитализме длительные контракты также являются соглашениями, а внутрифирменные процессы полностью «не рыночны, знаково не денежны, а документны».

Вышеизложенное эскизное прояснение сути механизма «соисполнения» позволяет перейти к общей харак­теристике функционального равновесия (симметрии), представляющего некую дина­мическую пропорциональность этого гомогенного хаоса и суеты, общечеловеческой стихии.

Александр Тимофеевич

Харчевников,

кандидат технических наук



ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ,

Калужская обл.



Продолжение следует.



Литература:

1. Планирование: перезагрузка. Под редакцией А.В. Бузгалина. М.: Культурная революция, 2016.

2. Бузгалин А.В., Колганов А.И. Планирование в экономике позднего капитализма: цели, методы, потенциал (политико-экономический дискурс) // Планирован – с. 389.

3. Шушарин А.С. Полилогия современного мир. (Критика запущенной социологии). М.: Мысль, 2005–2006.

4. Шушарин А.С. Полилогия современного мира (Критика запущенной социологии). Раздел второй: Эндогенная логика, М.: Мысль, 2005.

5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 26, ч. III.

6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23.

7. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 34.

8. Андрюшкевич О.А. Индикативное планирование в экономиках развитого типа // Планирование: перезагрузка. Под редакцией А.В. Бузгалина. М.: Культурная революция, 2016.

9. Краснопольский Б.Х. Политика национального планирования: опыт Великобритании // Планирование: перезагрузка. Под редакцией А.В. Бузгалина. М.: Культурная революция, 2016.

http://www.eifgaz.info/harch-17-16.htm


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Россияне за плановую экономику и управление как в СССР
СообщениеДобавлено: Чт сен 06, 2018 4:33 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7870
Регион Сибири перейдет на госплан по советскому образцу

Иркутская область во главе с губернатором-коммунистом решила перейти на пятилетний госплан — аналог формата, действовавшего в СССР. Против выступает «Единая Россия», которая находится в оппозиции к областным властям.
Иркутская область начинает эксперимент по переходу на госплан — механизм планирования с ключевыми задачами сроком на пять лет, рассказали РБК региональные чиновники и иркутский губернатор-коммунист Сергей Левченко.
«Если говорить о принципах — координация разных отраслей, прогнозирование — принципы нынешнего госплана и того, который был в Советском Союзе, схожи», — говорит Левченко.
Однако полное совпадение, по его словам, невозможно, так как «времена сильно изменились, изменился и экономический уклад». Вместо планирования напрямую работы предприятий областные власти будут влиять на них через меры господдержки и налоговые режимы.
Против госплана выступают иркутская «Единая Россия» и областное заксобрание (депутаты партии власти занимают в нем большинство мест). Это «политический блеф», сказал РБК спикер заксобрания Сергей Брилка, по мнению которого, госплан противоречит федеральному законодательству о стратегическом планировании (региональные чиновники, впрочем, указывают, что противоречия нет и госплан будет вписан в иркутскую областную стратегию развития).

Минэкономразвития России, которое согласовывает стратегии регионов, сообщило РБК, что сибирский госплан с ним пока не обсуждался.

Автор: Антон Фейнберг.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/economics/06/09/2018 ... ?from=main

Все идет по госплану: зачем Иркутская область вернулась к пятилеткам
Во втором крупнейшем регионе Сибири начинается эксперимент по воссозданию аналога советского госплана. Корреспондент РБК съездил в Иркутск, чтобы разобраться в перспективах новых пятилеток

Пятилетка, большие стройки и надбавки к зарплатам бюджетникам — Иркутская область начинает эксперимент по внедрению социально-экономического планирования по советскому образцу. Госплан должен начать действовать с 1 января 2019 года — документ, утверждаемый на пять лет, станет дополнением к уже существующим инструментам планирования.

Регион Сибири перейдет на госплан по советскому образцу
Экономика

Как возрождается госплан в отдельно взятом регионе и что может этому помешать, разбирался РБК.

Новое планирование

Несмотря на принятие федерального закона о стратегическом планировании в 2014 году (172-ФЗ), единого комплексного планирования не получилось, государственный бюджет реален только на год–два вперед, а государственные программы не всегда скоординированы, считает губернатор Иркутской области, коммунист Сергей Левченко.

«Координация разных отраслей, прогнозирование — принципы нынешнего госплана и того, который был в Советском Союзе, схожи, — объясняет он. — Но, конечно, полное совпадение невозможно: времена сильно изменились, изменился и экономический уклад. Сейчас мы уже не планируем напрямую работу предприятий, магазинов, рынков, активно работает частный сектор. Хотя многое мы можем и регулировать, в том числе используя косвенные механизмы — меры господдержки, налоги».

Комитет по госпланированию Иркутской области Левченко создал в июле. Идея государственного планирования не нова, но речь должна идти о «переформатировании самой роли государства», считает директор московского Центра экономических и политических реформ Николай Миронов, предложивший областным властям свою концепцию госплана и занявший после этого пост ответственного секретаря иркутского комитета по госпланированию.

«У нас считается, что государства в экономике как бы много. Но в то же время это участие настолько бестолковое, что от него нет никакой пользы, — объясняет свой взгляд на экономическое планирование Миронов. — Через бюджетный сектор могли бы решаться задачи развития, но вместо этого господствует ручное управление. Стратегические приоритеты есть в рамках посланий президента, указов, прямых линий, но фактически они не выполняются».

Покрасневший регион

64-летний Левченко до 2015 года был депутатом Госдумы в составе фракции КПРФ. На выборах иркутского губернатора он победил врио главы региона, единоросса Сергея Ерощенко. За несколько месяцев до этого президент Владимир Путин принял отставку Ерощенко и назначил его врио: через такой механизм, позволяющий провести предсказуемые выборы раньше официального истечения срока полномочий, избирались многие российские губернаторы. Но в случае с Иркутской областью это не сработало, — дело дошло до второго тура, в котором Левченко получил 56% голосов.

КПРФ причисляет Иркутскую область к новому «красному поясу», — термин из 1990-х годов, которым называли группу субъектов с высокой поддержкой коммунистов. Это один из самых крупных регионов России (775 тыс. кв. м) и второй по величине в Сибири после Красноярского края, но из-за больших расстояний Иркутская область одновременно входит и в число наименее густонаселенных субъектов: на 1 кв. км здесь в среднем приходится три жителя (общероссийский показатель — 8,5, сибирский — 3,8, в Центральной России — 60,3), а всего в области живут 2,4 млн человек.

С 2012 по 2018 год население области сократилось на 20 тыс. человек, но экономика растет опережающими темпами: по подсчетам АКРА, в 2010–2016 годах ВРП Иркутской области вырос на 34,7%, а суммарный ВРП всех российских регионов — лишь на 17,4%. Доходы бюджета увеличились со 104,4 млрд руб. в 2015 году до 145,2 млрд руб. в 2018-м (по прогнозу АКРА). Иркутской области помогает нефть — вклад ее добычи в региональную экономику вырос с 5,3% в 2009 году до 26,2% в 2016-м, благодаря чему в регионе появилась фактически новая отрасль, указывает АКРА. По ожиданиям агентства, в 2018 году бюджет будет исполнен с профицитом в 7,4% собственных доходов (в 2017 году был дефицит 0,2%).

От крупнейших налогоплательщиков региональный бюджет зависит почти наполовину: их доля в налоговых и неналоговых доходах в 2017 году составила 45%, говорится в материалах областного Минфина. Казну наполняют, в частности, Иркутская нефтяная компания, «Роснефть», «Евросибэнерго», «Иркутскэнерго», «Русал», «Востсибуголь», РЖД, «Илим» и другие крупные компании.

Министр экономического развития области Евгений Орачевский, впрочем, просит не относиться к словам «госплан» и «пятилетка» как к советским пережиткам. Разница госплана и современных госпрограмм, по его мнению, — «в степени проработки и взаимной увязки всего и вся». А губернатор приводит в пример Иркутский район области: за последние годы число жителей в нем резко выросло, но школы, детсады и другие социальные объекты здесь «появляются хаотически», а в рамках госплана власти собираются строить в районе поселки, обустроенные учебными учреждениями.

Одной из задач госплана станет баланс развития территорий, добавляет Миронов. Сейчас он дифференцирован, объясняет он: «Есть агломерации, есть относительно благополучный юг области — и север, где огромные расстояния, плохо с транспортом, живет меньше людей, трудности со снабжением и социальной инфраструктурой».

Важен статус

По сути, в госплан будет упакована вся деятельность региональных властей, которую они могли бы вести и в рамках госпрограмм. Но дело в том, что механизм госпрограмм работает не столь эффективно, как хотелось бы, утверждает один из собеседников РБК в иркутской администрации. «Сами министры устанавливают себе заниженные планки, потом успешно их перепрыгивают, потом пишут красивые отчеты, как они выполнили и перевыполнили эти показатели», — иронизирует он. Нацпроекты из майского указа Путина тоже можно было бы просто вписать в госпрограммы, но «здесь имеет значение статус», — добавляет собеседник РБК.

«В рамках госплана министры лично докладывают губернатору о своих предложениях. Раньше достаточно было написать служебку, часто она до губернатора не доходила, все было сильно формализовано. Кроме того, в нынешних госпрограммах нет четких механизмов и распределения целей по районам», — объясняет новые подходы к планированию чиновник.

Пока же хорошие экономические результаты в области связаны по большей части с ручным управлением, признает один из собеседников РБК. В пример он приводит ситуацию с лесоперерабатывающими компаниями: «Выяснили, что какие-то предприятия с кубометра заготавливаемой древесины платят 10 руб. [налогов], а какие-то — 400 руб. Естественно, появились вопросы, почему такая разница. Каждый из лесозаготовителей оценил свое место и понял, что для того чтобы идти в правительство и вести переговоры, нужно держаться хотя бы средней планки, а желательно быть выше».

Госплан — «следующая ступень» работы, в рамках которой правительство формализует то, что и так уже делает, резюмирует Левченко. Он будет включать несколько блоков — в первую очередь производственный, социальный, транспортный, научный, объявил губернатор на заседании комитета по госпланированию в начале сентября.

Переработка и мегапроекты

Хотя улучшить бюджетные показатели Иркутской области помогла добыча нефти, региональные власти при утверждении госплана хотят сделать ставку на обрабатывающую промышленность. Сейчас ее вклад в экономику области составляет 13%, а на добывающий сектор приходится 26% ВРП, и объем нефтедобычи из года в год продолжает расти, указывает Орачевский. По плану вклад обрабатывающей промышленности предлагается довести до 16%, указывает он: «Может показаться, что это не амбициозно, но при этом будет увеличен абсолютный объем ВРП».

В госплан также будут вписаны и крупные инвестпроекты, следует из материалов иркутского Минэкономразвития, с которыми ознакомился РБК. Среди них — реализация программы Иркутской нефтяной компании (360 млрд руб. инвестиций до 2047 года), разработка золоторудного месторождения «Сухой Лог» ($2–2,5 млрд до 2040 года), строительство завода по производству картона группы «Илим» в Усть-Илимске (68 млрд руб. до 2021 года) и т.д. Хотя все эти проекты реализовывались бы и без госпланирования.

«Чтобы народ отсюда не уезжал, чтобы был рост населения, нужны большие стройки, большие проекты, где-то даже идеологические, как электрификация всей страны в свое время», — говорит один из иркутских чиновников.

Надбавки бюджетникам

«Сложилась парадоксальная ситуация — мы одни из лучших в стране по приросту налоговых поступлений, темпам развития экономики, притоку инвестиций, но с другой стороны, — одни из лидеров по уровню бедности», — отмечает Орачевский. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в Иркутской области в 2017 году составила 20%, в России в целом — 13,2%.

Поэтому один из ключевых блоков госплана — надбавки бюджетникам в зависимости от их квалификации. Дело в том, что в последнее время резко выросли зарплаты низкоквалифицированных рабочих, объясняет источник в областной администрации. В конце прошлого года Конституционный суд решил, что надбавки за работу в районах Крайнего Севера не могут включаться в минимальный размер оплаты труда. Поэтому если раньше зарплата на этих территориях достигала МРОТ уже при начислении надбавок, то теперь они должны выплачиваться сверх величины МРОТ (одним из заявителей по делу была как раз жительница Иркутской области). Из-за повышения федерального МРОТ до прожиточного минимума и северных надбавок зарплата в Иркутской области сейчас должна составлять не меньше 17,7 тыс. руб. на юге и 27,9 тыс. руб. — на севере региона. Для сравнения: МРОТ в России сейчас составляет 11,2 тыс. руб., а в Москве — 18,7 тыс. руб.

На фоне решения КС зарплаты низкоквалифицированных работников на южных территориях Иркутской области выросли на 92%, а на северных — и вовсе в три раза, говорит собеседник РБК. Увеличение коснулось 60 тыс. человек, и из-за него работники с разными квалификациями стали получать одинаковую зарплату, а это «вызывает социальную напряженность в обществе». Планируемая же дифференциация затронет около 75 тыс. человек — это будут не чиновники, а именно бюджетники за исключением административно-управленческого персонала и категорий, которым зарплата выплачивается в соответствии с майскими указами 2012 года. Впрочем, рост их зарплат не будет резким: по предварительной оценке, в годовом выражении они вырастут на сумму от 10 тыс. до 30 тыс. руб., говорит региональный чиновник (то есть месячный заработок увеличится на 830–2500 руб.).

«Есть попытки обвинить нас в том, что мы занимаемся популизмом, но у нас исторически есть проблема достаточно высокого уровня бедности», — говорит еще один чиновник. Эта проблема потребует времени, признает он, а за один–два года ее не решить.

Региональный бюджет, по предварительной оценке на 2018 год, потратит на дифференциацию около 2 млрд руб., рассказал один из чиновников. В госплан также войдут повышение МРОТ, которое обойдется бюджету примерно в 200 млн руб., и рост зарплат бюджетников в рамках майских указов (еще около 3 млрд руб.). Через госплан власти попробуют выйти на первое место по уровню зарплат в Сибирском федеральном округе (сейчас — второе после Красноярского края).

Маневры с расходами

В целом разогнать траты Иркутской области госплан не сможет — сделать это не позволят ограничения, которые накладывают Бюджетный кодекс и федеральный Минфин, говорит один из источников РБК. Пока документ только формируется и окончательных цифр расходов нет, отмечает он. Конкретные данные появятся к концу октября, когда будет готов проект бюджета на следующий год.

Согласно Бюджетному кодексу, дефицит бюджета не может превышать 15% собственных доходов региона, а соглашения с Минфином России ставят Иркутской области еще более жесткие рамки — дефицит областного бюджета не должен превышать 10% собственных доходов. Такое требование появилось после программы реструктуризации бюджетных кредитов, которую правительство начало в прошлом году, — по ней федеральный центр реструктурировал задолженность по бюджетным кредитам региона на 6 млрд руб., указывает АКРА. Еще в начале 2016 года госдолг региона превышал 21% собственных доходов, а сейчас составляет менее 13%.

Чтобы профинансировать госплан, регион будет не только наращивать доходы, но и оптимизировать другие расходы бюджета. Бездумного сокращения не будет, так как 70% трат — социальные, подчеркивает один из собеседников РБК. Оптимизируются расходы в основном за счет повышения адресности соцподдержки (этим же занимается и федеральный Минфин) и неэффективных подведомственных учреждений правительства — где-то раздута численность персонала, где-то недостаточно эффективно используется имущество, объясняет чиновник. Кроме того, есть возможность увеличить госдолг: сейчас он один из самых низких среди регионов России, говорит чиновник.

Протекционизм по-иркутски

«Мы должны защищать свои интересы, интересы местных товаропроизводителей в первую очередь», — говорит один из иркутских чиновников. В какой-то мере госплан — протекционистская мера, признает в разговоре с РБК губернатор Левченко. Регион вполне может самостоятельно обеспечить себя некоторыми продуктами: во-первых, это будет дешевле из-за проблем с транспортной доступностью, а во-вторых, позволит контролировать качество. «Это разумный протекционизм. Выращивать бананы и ананасы у нас цели нет», — объясняет Левченко.

Но региональный протекционизм вызывает нарекания федеральных экономических властей. Это серьезная проблема, с которой нужно бороться, заявил министр экономического развития Максим Орешкин. Из-за того, что власти субъектов хотят организовывать производство полного цикла, они ограничивают госзакупки и инвестиционные соглашения, пожаловался он. Например, из-за желаний каждого региона иметь свой цементный завод отрасль оказалась загружена менее чем наполовину. Федеральная антимонопольная служба и вовсе считает, что в Россию вернулся региональный экономический сепаратизм. Об опасности протекционизма на уровне субъектов говорил и Путин.

По логике госплана деньги должны перераспределяться внутри области, говорит один из иркутских чиновников: «Мы планируем построить миллион квадратных метров жилья, но нет стекольного завода — это означает, что нужно искать на него инвестора. Мы раньше мололи муку на красноярской мельнице — это означает, что деньги из Иркутской области туда уходили. Если это будет здесь, деньги останутся в нашей экономике, кто-то даже из других регионов сюда придет». Те же прибавки бюджетникам дадут позитивный макроэкономический эффект, объясняет он.

«Понятно, что здесь будет возникать региональный протекционизм, так как цель — пополнить бюджет Иркутской области. Странно было бы поддерживать какие-то другие регионы — из них ничего сюда не придет. Мы можем получить что-то от федерального центра, но не из другого региона», — рассуждает Миронов. Но на поддержке местных производителей протекционизм и заканчивается, подчеркивает он, — более того, многие местные перерабатывающие производства — часть федеральных крупных структур, поэтому возможно расширение кооперации с другими субъектами.

Споры с партией власти

Создание «советского» инструмента планирования не может обойтись без обсуждения с партией власти и федеральными ведомствами. Задачи из госплана станут частью долгосрочной стратегии развития области до 2030 года, которую по согласованию с федеральным Минэкономразвития необходимо принять до конца текущего года, говорит Орачевский.

Но пока принятие стратегии — острая тема в отношениях областного правительства, которое возглавляет губернатор-коммунист, и заксобрания, контролируемого «Единой Россией» (оно должно принять документ в двух чтениях). В первом чтении стратегию приняли еще в начале 2017 года, однако с тех пор процесс затормозился: единороссы недовольны ее содержанием, а правительство, в свою очередь, заявляет о нехватке содержательных поправок от депутатов.

Стратегия — это сырой документ, сказал РБК председатель иркутского заксобрания Сергей Брилка, возглавляющий региональную «Единую Россию». В нем нет прогнозов по всем необходимым показателям, а многие из них «неактуальны и несопоставимы, не просчитаны демографические риски, индекс развития человеческого потенциала, «старение» региона, не учтены стратегии социально-экономического развития муниципальных образований», перечисляет Брилка. Депутаты предлагали правительству привлечь к разработке госплана экспертов, но это так и не сделано, утверждает он.

Орачевский же считает, что документ во втором чтении не рассматривается по причинам политического характера — в непубличном поле депутаты готовы его конструктивно обсуждать, но в публичном — нет, а устные громкие заявления в стратегию записать нельзя.

«Единая Россия» критикует и сам госплан, — это «политический блеф», заявляет Брилка. В областном уставе понятия пятилетнего плана нет, сообщил он, а для региона, по его мнению, хватает и прозрачного программного бюджета. План «просто не корреспондирует с региональным законодательством, грубо нарушает» Бюджетный кодекс и закон о стратегическом планировании, считает Брилка. Это «корявая попытка переписать стратегию социально-экономического развития, кое-как сократив ее», категоричен депутат. Во времена КПСС пятилетние планы хорошо продумывались, а нынешний иркутский комитет по госпланированию, по мнению Брилки, — «это незаконный орган, который дублирует полномочия правительства и частично законодательного собрания».

Госплан — это просто пиар, считает политолог Александр Кынев: «Не может быть никаких пятилеток в масштабе региона. Можно обычный план администрации назвать пятилеткой. Это вопрос сугубо этикеточный».

Эксперт группы суверенных рейтингов АКРА Александр Шураков не столь категоричен. «Как мне кажется, используя уже подзабытый термин «госплан», власти Иркутской области пытаются несколько дистанцироваться от уже замыленного термина «стратегия», — считает он. — Ибо за последние 10–20 лет было подготовлено на всех уровнях власти большое количество стратегий, часть из которых были достаточно рыхлыми и неопределенными, а некоторые ложились на полку сразу после принятия. Пятилетние планы — это не только голос из прошлого, они есть в Китае, Индии и на уровне штатов в США, например инфраструктурный план в Калифорнии».

Минэкономразвития России сообщило РБК, что концепция пятилетнего госплана Иркутской области с ним не обсуждалась. «При этом в целом можно отметить позитивную тенденцию усиления внимания регионов к планированию в контексте социально-экономического развития», — констатируют в МЭР.

Автор: Антон Фейнберг.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/economics/06/09/2018 ... 1fbdc4bfcd


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB