Высокие статистические технологии

Форум сайта семьи Орловых

Текущее время: Пн май 21, 2018 6:01 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 87 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Вс апр 15, 2018 12:22 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7666
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.899 от 16 апреля 2018 г.

Уважаемые подписчики!


Критическому анализу наукометрических показателей и экспертных оценок результативности в науке посвящена статья А.И. Орлова "Современные проблемы науковедения и наукометрии".
О том, что обрекает цифровую экономику хромать на обе ноги, рассказывает А.М. Волков (работал ведущим инженером РКК «Энергия» им. С.П. Королева).





Современные проблемы науковедения и наукометрии

Александр Иванович Орлов
Проф., д.т.н., д.э.н., к.ф.-м.н., заведующий лабораторией экономико-математических методов в контроллинге Научно-образовательного центра «Контроллинг и управленческие инновации», профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана и МФТИ

Modern problems of science of science and scientometrics

Alexander Ivanovich Orlov

Резюме: Рассмотрим методы оценки эффективности и качества работы ученого, научной деятельности подразделения, организации, журнала. Показатели эффективности научной деятельности используются как важная составная часть при оценке вузов, инновационного потенциала предприятий и т.п. Подробно разработаны и широко применяются два типа инструментов оценки эффективности научной деятельности - наукометрические показатели и экспертные оценки. Их критическому анализу и посвящена настоящая статья.

Abstract: We consider the methods for estimation of the effectiveness and quality of the scientific activities of the researcher, of the organization, of the magazine. Performance indicators of scientific activity are used as an important part in the estimation of higher education institutions, the innovative capacity of enterprises, etc. There are two more developed and widely used types of tools for estimation the effectiveness of the scientific activity - the scientometric indicators and the expert estimators. Their critical analysis is the subject of this article.

Ключевые слова: наука, управление, принятие решений, наукометрические показатели, экспертные оценки, библиометрические базы данных, индексы цитирования, Российская академия наук.

Keywords: science, management, decision-making, scientometric indicators, expert estimates, bibliometric databases, citation indexes, Russian Academy of Sciences.

1. Современное состояние наукометрии

В нашей стране основные идеи наукометрии разработаны в монографии [Налимов, Мульченко, 1969]. В ней были рассмотрены основные проблемы изучения развития науки как информационного процесса. За прошедшие полвека (без малого) принципиально новые идеи не возникли. Заметным, но сомнительным новшеством является появление в 2005 г. т.н. "индекса Хирша".
Однако в последние годы вопросы наукометрии широко обсуждаются в научно-образовательном сообществе. Это вызвано двумя причинами.
Во-первых, развитие информационных технологий, прежде всего создание библиометрических бах данных, сделало общедоступным знакомство с наукометрическими показателями исследователей и их объединений (подразделений, институтов).
Во-вторых, наукометрические показатели стали использоваться администраторами различного уровня при управлении научной деятельностью.
Осмысление наукометрической деятельности находится в нашей стране на начальном уровне. Распространены разнообразные догмы, приводящие к необоснованным управленческим решениям, наносящим вред отечественной науке. Например, многие лица:
– считают публикации в научных журналах основным видом научных публикаций;
– верят в реальное существование "мировой науки";
– отдают приоритет публикациям в зарубежных журналах, индексируемым в базах библиометрических данных WoS и Scopus;
– основным наукометрическим показателем без каких-либо обоснований считают индекс Хирша;
– отрицательно относятся к самоцитированию;
– игнорируют публикации старше 5 лет, в частности, при расчете импакт-факторов журналов, и т.д.
Наукометрия - это применение статистических методов для анализа данных о научной деятельности. Поэтому весь арсенал прикладной статистики может быть применен в этой конкретной предметной области - в науковедении. Как и в других областях, для решения актуальных задач оказывается необходимой разработка новых методов анализа данных.
Полученные нашим научным коллективом результаты в области наукометрии сведены вместе в монографии [Лойко, Луценко, Орлов, 2016]. Монография состоит из четырех частей: "Основные понятия", "Теоретический анализ", "Инструменты управления наукой (АСК-анализ и Эйдос)", "Рекомендации", разбитых на главы. В части 1 наука рассмотрена как объект управления. Выявлены два типа методологических ошибок при управлении научной деятельностью. Представлено многообразие мнений исследователей о проблемах наукометрии и экспертизы в управлении наукой. В части 2 из ключевых показателей результативности научной деятельности выделен основной - число цитирований. Изучена Хиршамания при оценке результатов научной деятельности, проаналированы ее негативные последствия и представлена попытка их преодоления с применением многокритериального подхода и теории информации. В части 3 разработана количественная оценка степени манипулирования индексом Хирша и предложена его модификация, устойчивая к манипулированию. Рассказано о наукометрической интеллектуальной измерительной системе по данным РИНЦ на основе автоматизированного системно-когнитивного анализа (АСК-анализа) и программной системы "Эйдос". Описано применение АСК-анализа и интеллектуальной системы "Эйдос" для решения в общем виде задачи идентификации литературных источников и авторов по стандартным, нестандартным и некорректным библиографическим описаниям. В части 4 обсуждается новая область контроллинга - контроллинг научной деятельности. Рассмотрено совершенствование организационных структур и контроллинг персонала на предприятиях типа "научно-исследовательский институт" ракетно-космической промышленности. Итоги монографии подводятся в заключительной главе "Как нам обустроить российскую науку".
В области применяемых авторами математических и инструментальных методов настоящая монография продолжает ранее выпущенные тем же издательством книги [Орлов, Луценко, 2014], [Орлов, Луценко, Лойко, 2015], [Орлов, Луценко, Лойко, 2016].
Приведем некоторые результаты наших исследований в области наукометрии.
Начнем с обсуждения общих вопросов развития отечественной науки. При подготовке настоящей работы использованы наши ответы на вопросы экспертного опроса по реформированию РАН и перспективам развития российской науки, организованного Профсоюзом РАН и Общественно-научным форумом «Россия: ключевые проблемы и решения» в конце 2016 г., а также материалы доклада автора настоящей статьи "Число цитирований - ключевой показатель эффективности научной деятельности" на XVI Международной научной конференции «Модернизация России: приоритеты, проблемы, решения» (Москва, декабрь 2016 г.)

2. Всеобщее невежество научных работников

Основная проблема современной науки - всеобщее невежество научных работников. Это шокирующее утверждение легко обосновать, сопоставить количество актуальных публикаций по практически любой научной специальности (сотни тысяч и миллионы) с возможностями восприятия человека (сотни и тысячи статей и книг).
Как следствие, исследователи разбиваются на кланы (кластеры), состоящие обычно из нескольких сотен лиц. Научный работник в какой-то мере знает работы членов своего кластера и практически не интересуется исследованиями тех, кто не входит в кластер.
Кластеры взаимодействуют между собой обычно по административным вопросам, например, в борьбе за ресурсы. Иногда эта борьба происходит в обстановке нездоровой монополии. Например, отделение математики РАН формируется тремя небольшими институтами математики (в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске), т.е. фактически тройкой директоров этих институтов. Научные результаты 10 тысяч математиков России, работающих в других организациях, при этом игнорируются.
Иногда говорят, что каждый специалист знает свою область, знаком с работами коллег и хорошо видит, "кто чего стоит". Из сказанного выше ясно, что это заблуждение. Следовательно, для управления наукой необходимо использовать те или иные управленческие технологии, в частности, показатели научной активности, не сводящиеся к непосредственному впечатлению. Управленческие технологии основаны на измерении тех или иных показателей. Есть две группы показателей успешности научной деятельности - наукометрические (число цитирований работ определенного автора, число его публикаций, импакт-фактор журнала и др.) и экспертные (ученые степени, членство в научных обществах, в том числе в академиях, занимаемые должности). Рассмотрим эти группы показателей, а также ряд более общих вопросов управления наукой [Орлов, 2014]. Основное утверждение настоящей статьи таково: число цитирований - ключевой показатель результативности научной деятельности. Именно по числу цитирований следует оценивать вклад в науку исследователя или организации [Орлов, 2016].

3. О реформировании и перспективах развития российской науки

Официальная статистика не относит профессорско-преподавательский состав вузов к научным работникам. К таковым Росстат причисляет лишь лиц, занимающих "научные должности", а не преподавательские или инженерные. Однако ясно (в частности, из данных Российского индекса научного цитирования (РИНЦ)), что именно работники вузов составляют основную массу исследователей.
Для работников вузов на нынешнем этапе проведения реформы науки наиболее заметным является введение частичного использования наукометрических показателей при оценке результативности работы профессорско-преподавательского состава (например, такое требование: за 5 лет профессор должен опубликовать не менее 10 статей в журналах списка ВАК, доцент - не менее 8, и т.д.).
Недостатками современного этапа являются попытки рекомендовать публикации в журналах из библиометрических баз WoS и Scopus (т.е. в основном в зарубежных журналах), отсутствие анализа цитируемости, необоснованные ссылки на индексы Хирша и значения импакт-факторов научных журналов.
Возможный механизм решения имеющихся проблем - разработка (в конкретном вузе и в РФ в целом) научно обоснованных рекомендаций по оценке результативности научных исследований (с опорой на базовый показатель для фундаментальных исследований, которым, как показано выше, является число цитирований). Эти рекомендации должны позволять принимать обоснованные управленческие решения по финансированию научных исследований.
Наряду с расширением фронта научных исследований, в частности, с увеличением числа диссертаций, наблюдаем падение авторитета РАН (как совокупности действительных членов и членов-корреспондентов, так и институтов бывшей РАН). С некоторым удивлением мы убедились, что результаты деятельности действительных членов и членов-корреспондентов РАН, как правило, не нужны отечественной науке, что подтверждается сравнительно малым числом цитирований этой группы лиц по сравнению с другими авторами. Следовательно, эта совокупность лиц должна быть уравнена в правах с другими общественными организациями научной направленности, например, такими, как Российская академия естественных наук (РАЕН), Международная академия исследований будущего (МАИБ), Российская академия статистических методов (РАСМ). Основная часть институтов бывшей РАН должна быть передана в состав вузов или профильных ведомств (Роскосмос, Росатом и др.).
Сильная сторона современной отечественной фундаментальной науки - ее самодостаточность. Для получения нужных стране научных результатов мировая наука российским исследователям практически не нужна. Более того, возвеличивание "мировой науки" - это вредный миф, поддерживаемый врагами России с целью выкачивания ресурсов из нашей страны [Гринченко, 2014]. Русский путь в мировой науке [Хруцкий, 2007] - вот что должно быть приоритетом. Строительстве науки в отдельно взятой стране [Орлов, 2014а] не только возможно, но и целесообразно. Триадический биокосмологический подход к вопросам развития науки в России [Хруцкий, 2013] позволяет дать научную основу конкретным разработкам в науковедении (т.е. науке о науке) и наукометрии - науке и практике анализа статистических и экспертных данных о развитии науки. Перспективы становления универсальной науки и философии основаны на биокосмологии и аристотелизме [Хруцкий, 2010].
Слабая сторона современной отечественной фундаментальной науки: миф о том, что совокупность действительных членов и членов-корреспондентов РАН - это "штаб" российской науки. Пополнение РАН путем кооптации привело к засорению РАН субъектами, выбранными не за научные заслуги, а по другим причинам. Как нетрудно убедиться, по каждой из тематик РИНЦ из первых 100 наиболее результативных ученых (по числу цитирований) действительных членов и членов-корреспондентов РАН соответствующих отделений не более 10%.
Выборы осени 2016 года продемонстрировали крайнюю степень деградации РАН:
а) избрали чиновников, очевидно, в надежде на лоббистские услуги, проще говоря, в коррупционных целях, на что и обратил внимание Президент РФ;
б) в отделении медицинских наук избрали большое число жен и детей действующих "академиков";
в) в отделении математики избрали лиц, чьи работы никому не нужны (единичные цитирования, впрочем, и публикации единичны); при публичном обсуждении в газете "Троицкий вариант - наука" установлено, что сговор директоров трех НИИ (институтов математики в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске) предопределяет итоги выборов в РАН;
г) в иностранные члены РАН избрали матерого врага России Киссинджера.
Нынешняя РАН паразитирует на авторитете, заработанном предыдущими поколениями исследователей.

4. Каким направлениям и научным российским школам необходимо уделить особое внимание в ближайшие 2-3 года?

Этот вопрос в анкете, о которой рассказано в начале статьи, выглядит не вполне уместным. Наука находится в рукотворном кризисе, и основное сейчас - вывести ее из этого кризиса, изменив организационные формы, в частности, ликвидировать изжившую себя РАН. Однако ясно, что и направления исследований следует менять. Поэтому на сформулированный вопрос надо ответить.
В области математических методов исследования необходимо уделить особое внимание следующим направлениям: новая парадигма математических методов исследования, статистика нечисловых данных и прикладная статистика в целом, теория принятия решений, организационно-экономическое моделирование и особенно теория экспертных оценок, автоматизированный системно-когнитивный анализ и программная система "Эйдос".
В области экономики и управления необходимо уделить особое внимание следующим направлениям исследования: контроллинг, экономика предприятия и организация производства, эконометрика и математические и инструментальные методы экономики в целом, солидарная информационная экономика. Необходимо освободить экономическую теорию и практику от рыночных извращений, взять за основу определение Аристотеля: экономика - это наука о том, как вести хозяйство.
Составить и обосновать перечень направлений и российских научных школ, которым необходимо уделить особое внимание в ближайшие 2-3 года и на дальнейшую перспективу, может попытаться составить лишь все российское научное сообщество в целом. Однако из-за всеобщего невежества научных работников успех сомнителен - каждый научный клан будет продвигать нужное ему. А потенциальные потребители результатов научных исследований находятся в плену сложившихся представлений.
Например, специальная теория относительности дает результаты, отличные от результатов классической механики, лишь для скоростей, сравнимых со скоростью света. Такие скорости практически не встречаются в том реальном мире, в котором живет и работает современное человечество. Следовательно, специальная теория относительности является маргинальным научным результатом, не оказывающим влияния на реально принимаемые управленческие решения. Тем не менее с помощью хорошо организованной маркетинговой компании удалось выдвинуть специальную теорию относительности на первое место в современной физике, и успешная реклама привела к тому, что портрет Эйнштейна стал символом ученого ХХ века.

5. Требуются существенные изменения в правовом обеспечении научно-технологического развития

Как уже отмечалось, необходимо совокупности действительных членов и членов-корреспондентов РАН придать статус обычной общественной организации, такой, как РАЕН, МАИБ, РАСМ и другие общественные академии.
Большинство НИИ, подведомственных ФАНО, целесообразно включить в состав вузов или профильных ведомств (Институт космических проблем РАН и Институт медико-биологических проблем РАН - в Роскосмос, Институт проблем безопасного развития атомной энергетики РАН - в Росатом, и т.п.). Остальные организации, ныне входящие в ФАНО, подлежат передаче вновь созданному Государственному комитету по науке и технике, обладающему более широкими возможностями по сравнению с ФАНО.
Экспертизы по поручению руководства страны должны осуществляться не РАН, а творческими коллективами, созданными Государственным комитетом по науке и технике из наиболее результативных научных работников (из первых 100 наиболее признанных ученых (по числу цитирований) по каждой из тематик РИНЦ).

6. Какие критерии должны использоваться для оценки результативности работы научных организаций и деятельности
научных сотрудников?

Основной показатель результативности - это число цитирований. Очевидно, если работа процитирована - значит, она нужна. А если на публикацию никто не ссылается - значит, она никому не нужна и не оказывает никакого влияния на развитие науки.
Из трех основных показателей РИНЦ число публикаций дает оценку продуктивности, индекс Хирша не имеет рациональной интерпретации и не должен использоваться для оценки эффективности работы научных организаций и деятельности научных сотрудников, а вот число цитирований - это тот показатель, который является наиболее адекватной оценкой научного вклада исследователя в области фундаментальной науки.
В прикладной науке основное - не публикации, а оценка заказчика работы. Возможности публикаций ограничиваются требованиями соблюдения государственной и коммерческой тайны.
Как уже отмечалось, в рассматриваемой области есть ряд вредных заблуждений. Так, применение наукометрических показателей, полученных по зарубежным базам данных (WoS, Scopus и др.), вредно, поскольку основная масса российских изданий в них не представлена. Активное самоцитирование научных организаций и научных сотрудников - показатель их передового положения в науке, наличия научных школ, перспективных научных направлений. С самоцитированием не следует бороться, его надо поощрять. Понятие "мусорных журналов", т.н. "мурзилок", пропагандируется загнившей частью научного сообщества, имеет целью принижение новых научных направлений и журналов, особенно действующих вне Москвы. Цель такого принижения - переключение потока направляемых в печать статей и соответствующих финансовых потоков на столичные центры, теряющие свои творческие потенции.
Итак, число цитирований по РИНЦ - ключевой показатель результативности (эффективности) научной деятельности.
Следует принять положение (нормативный документ), согласно которому показатели по WoS, Scopus и др. не используются в отечественной практике, по грантам принимаются только публикации на русском языке, при выборах на те или иные позиции, при защитах диссертаций учитываются только публикации на русском. Это позволит, в частности, исключить нарушение прав отечественных налогоплательщиков, когда первая публикация, выполненная на их деньги, появляется в иностранном журнале.
Впрочем, и наиболее привлекательная с нашей точки зрения отечественная база библиометрических данных РИНЦ имеет ряд недостатков. В списке публикаций автора настоящей статьи в Научной электронной библиотеке и тем более в ее подмножестве - в РИНЦ - до недавнего времени не было книги [Орлов, 1980], продолжают отсутствовать статьи в сборниках академических организаций ([Орлов,1979], [Орлов, 1982]) и др., содержащие ключевые научные результаты, хотя эти публикации многократно включены в списки литературных источников выпущенных позже статей и книг, в том числе недавно изданных. Описания литературных источников при цитировании зачастую имеют ошибки, в результате одна и та же публикация приводится в РИНЦ с различными библиографическими описаниями. В результате число публикаций неоправданно увеличивается, а индекс Хирша - уменьшается. Разработаны процедуры автоматического исправления подобных ошибок. Глава 3.3 монографии [Лойко, Луценко, Орлов, 2017] посвящена применению АСК-анализа и интеллектуальной системы "Эйдос" для решения в общем виде задачи идентификации литературных источников и авторов по стандартным, нестандартным и некорректным библиографическим описаниям.
Приведем пример более серьезного нарушения - приписывания работ одних авторов другим. В "Авторском указателе" РИНЦ выбираем тематику "математика". Сортировку проводим по числу цитирований (по убыванию). РИНЦ выдает на экран список исследователей в порядке убывания текущего числа цитирований с указанием (основных) мест работы, числа публикаций, числа цитирований, индекса Хирша. Можно перейти к анализу публикационной активности автора, кликнув на иконку гистограммы, стоящую между числом публикаций и числом цитирований. Например, на 19.08.2017 первым указан А.А. Самарский (1919 - 2008), вторым - "А.Н. Тихонов", третьим - А.И. Орлов. Почему второе лицо в этом списке указано в кавычках? По той причине, что в списке публикаций автора "А.Н. Тихонов" имеются работы по крайней мере трех лиц: Тихонов Андрей Николаевич (1906 - 1993), МГУ, факультет ВМК, Тихонов Александр Николаевич (1947 - 2016), НИУ ВШЭ, Тихонов Александр Николаевич, МГУ, физический факультет. По приведенным в Научной электронной библиотеке аннотациям публикаций это хорошо видно. Если же аннотаций нет, то требуется более серьезный анализ литературных источников, основанный на знании тематики работы автора, года публикации и др. Надеемся, что РИНЦ исправит указанную ошибку относительно "А.Н. Тихонова".

7. Что должно быть сделано для повышения статуса и социальной защищенности научных работников?

Необходимо добиться понимания обществом необходимости научных исследований. Руководители различных рангов должны постоянно подчеркивать пользу науки, опираться на результаты научных исследований при принятии управленческих решений. Средства массовой информации должны популяризировать научные результаты.
В свою очередь, научные работники не должны "удовлетворять свое любопытство за государственный счет". Им следует постоянно ориентироваться на интересы общества. Необходимо избавиться от загнившей части научных деятелей, ликвидировать необоснованные привилегии действительных членов и членов корреспондентов РАН (уравнять это сообщество в правах с другими общественными академиями), отправить на почетную пенсию престарелых лиц, числящихся научными работниками. Академические НИИ не должны быть привилегированными домами престарелых.
Пока в зданиях НИИ, подведомственных ФАНО, царит запустение, сотрудники в рабочее время отсутствуют, каждый налогоплательщик будет вправе сказать:"Зачем мне кормить этих паразитов?" Когда в НИИ будет кипеть жизнь, как в 60-е годы ХХ в., статус и уровень социальной защищенности научных работников вернутся к высоким показателям.
Необходимо пресечь деструктивную деятельность сообщества Диссернет, которое своими акциями зачастую дискредитирует науку, выдвигая обвинения, которые не подтверждаются при проверке. Обратите внимание, как пресечение антиармейской пропаганды привело к повышению статуса военнослужащих в глазах общества.
Впрочем, в настоящее время актуально не столько развитие новых исследований, сколько сбережение накопленных знаний, умений, навыков.

8. Что необходимо делать для распространения и популяризации научных знаний и повышение престижа науки?

Необходимо постоянно заниматься распространением и популяризацией научных знаний и повышением престижа науки. Это касается прежде всего руководства страны, регионов, ведомств, организаций.
Кардинальное решение возможно лишь при изменении психологии масс, отказа от псевдорыночного лозунга максимизации прибыли (прибыли) и переходе при управлении экономикой на иные базовые принципы, прежде всего патриотические. Речь идет об отказе от рыночной экономики и переходе на солидарную информационную экономику (см., например, [Орлов, 2017а]).
В частности, средства массовой информации должны работать на повышение престижа науки, заниматься популяризацией научных знаний. Например, следует восстановить издание журнала "Квант" с обязательной рассылкой по всем средним школам страны.
Во всех НИИ и вузах должны быть созданы подразделения, занимающиеся распространением и популяризацией научных результатов, полученных в этой организации, как внутри страны, так и за рубежом. В частности, для зарубежных читателей должны выпускаться издания, отражающие научные результатов, полученных в этой организации. Российская научно-техническая разведка должна обеспечить научных работников информацией о зарубежных исследованиях по их тематике. Должна получить дальнейшее развитие деятельность ИНИОН.

9. Что необходимо делать для укрепления связей между наукой и образованием?

Передача большинства организаций бывшей РАН в состав соответствующих вузов позволит обеспечить участие ведущих ученых в преподавании, а преподавателей вузов - в современных научных исследованиях. Стихийный процесс слияния научной и преподавательской деятельности, как известно, давно идет. Сотрудники академических НИИ преподают (по совместительству), а преподаватели обязаны вести научные исследования (например, как уже отмечалось, в ряде вузов профессора обязаны опубликовать за 5 лет не менее 10 статей в журналах списка ВАК).
Иногда отмечают, что развитие науки идет волнами. Появилась новая идея или методика проведения опытов - и наблюдается резкий рост числа исследований и, соответственно, публикаций. Затем, после выработки "золотоносной жилы" - спад научной активности, продолжающийся до рождения новой идеи. В период подобного спада научные работники могут активно участвовать в преподавании, передавать наработанные научные результаты следующему поколению. Наоборот, в период всплеска исследований преподаватели и студенты могут активно в них участвовать, усиливая собой кадровый состав научных работников.
Приходим к выводу о вреде разрыва между вузами и НИИ. Сложившийся в СССР подобный разрыв был порожден, видимо, взрывным ростом послевоенной науки. В настоящее время рост сменился упадком, а в перспективе, видимо, должна наступить стабилизация.

10. Об экспертном научном обеспечения деятельности органов государственной власти и управления

Текущее состояние экспертного научного обеспечения деятельности органов государственной власти и управления не является удовлетворительным. С одной стороны, привлекаемые к экспертизе лица и организации зачастую работают неадекватно. С другой стороны, органы государственной власти и управления часто игнорируют выводы экспертов.
Целесообразно создание Межведомственного экспертного совета по проблемам научно-технологического развития России, который взял бы на себя организацию экспертного научного обеспечения деятельности органов государственной власти и управления. Экспертизы по поручению руководства страны должны осуществляться не РАН, а творческими коллективами, созданными из наиболее результативных научных работников (из первых 100 наиболее результативных ученых (по числу цитирований) по каждой из тематик РИНЦ). Кроме того, Межведомственный экспертный совет по проблемам научно-технологического развития России взял бы на себя временное руководство теми организациями бывшей РАН, которые нецелесообразно передавать в вузы и профильные ведомства (например, ИНИОН, ВИНИТИ, РИНКЦЭ, музеи). Как уже отмечалось, целесообразно создание органа управления, аналогичного по ряду функций Государственному комитету по науке и технике СССР, в подчинение которому и поступят в итоге указанные организации бывшей РАН.
Разберем некоторые затронутые положения подробнее. Прежде всего отметим необходимость разделения фундаментальной науки и прикладной науки. Прикладные научные исследования делаются по внешнему заказу различных организаций и структур (и физических лиц) и результаты оценивает заказчик. Широкому распространению полученных результатов, в частности, путем публикации научных статей и книг) зачастую препятствуют соображения коммерческой или государственной тайны. Фундаментальная наука нацелена на приращение знания, и полученные результаты поступают во всеобщее пользование. Именно поэтому число цитирований работ ученого - оценка его вклада в (фундаментальную) науку [Налимов, Мульченко, 1969]. В настоящей статье мы обсуждаем проблемы фундаментальной науки.

11. Критика наукометрических показателей

С нее мы начали цикл недавних работ по наукометрии в публикациях 2013 г. [Орлов, 2013] (см. также главу 1.2 монографии Лойко, Луценко, Орлов, 2017]). Выявлен ряд вредных мифов, получивших широкое распространение.
Например, в фундаментальной науке наиболее естественная цепочка публикаций, соответствующая развитию исследований, такова: тезисы доклада (первая формулировка идеи на конференции или научном семинаре) - тематический сборник (статьи единомышленников, сплотившихся вокруг новой идеи) - монография - учебник - широкое использование (именно так развивались отечественные работы по ряду направлений, например, по нечисловой статистике и теории экспертных оценок). Обратите внимание - в этой цепочке нет статей в научных журналах. Т.е. для развития науки публикации в журналах, вообще говоря, не нужны. Между тем любители наукометрии упирают прежде всего на статьи в журналах, пренебрегая другими видами публикаций. Вплоть до того, что тематические сборники, выпущенные академическими институтами, даже не попадают в РИНЦ (например, сборники [Алгоритмы, 1975], [Исследования, 1977], [Математические методы, 1977], [Экспертные оценки, 1982]).
Почему пропагандисты наукометрических показателей делают упор на журналы? Раскроем сказанное ранее. Одна из причин - потому что таким путем оценку научной продуктивности можно проводить путем применения программного продукта. Достаточно составить базу данных из списков литературных ссылок в электронных версиях журналов и формально ее обработать. Другая причина – «владельцы» журналов таким образом закрепляют свои позиции в научном мире, «зарабатывают деньги». В их руках – ресурс (возможность публикации), необходимый для профессиональной деятельности. Пропаганда погони за публикациями в зарубежных научных журналах – антироссийская деятельность, которую можно сравнить с пропагандой кражи интеллектуальной собственности.
Велики возможности внесения искажений, "накрутки" показателей [Луценко, 2015]. Целесообразно в первых публикациях допустить неточности, ошибки, недоработки. Тогда появляется основания для публикации следующих статей, улучшающих предыдущие. Главное, не получить слишком рано окончательный результат и тем самым не прекратить поток новых статей. Например, в теории вероятностей и математической статистике существование пятого момента случайной величины можно последовательно заменять на существование четвертого, третьего и второго. Или вместо условия дифференцируемости функции обойтись условием непрерывности. В результате получаем «облако» взаимно ссылающихся статей в связке из нескольких журналов.
Надо поднять импакт-фактор журнала, чтобы увеличить финансирование? Вот краткий, но реальный план мероприятий (по аналогии со сбором десятка-другого отзывов на диссертацию и автореферат, которые, как все знают, пишет сам соискатель): вместо одной полноценной статьи делим ее на последовательные кусочки, допускающие дальнейшее развитие, создаем команду «авторов» и рассылаем по журналам, затем перекрестно продолжаем «развитие» положений исходного набора статей.

12. Последствия методологических ошибок

Методологические ошибки – упор на необоснованные экспертные оценки (см. ниже) и неадекватное использование индексов цитирования – приводят к неправильным управленческим решениям. В частности, не получают адекватной оценки новые научные направления, которые еще не обзавелись своими журналами. Вне оценивания оказываются наиболее ценные результаты, отраженные в монографиях и учебниках. Оценка по журнальным статьям и импакт-факторам журналов объективно задерживает подготовку книжных изданий – ведь после выхода книги ссылаться будут на нее, а не на предыдущие статьи. Ссылки на работы, в которых получены принципиально новые результаты, зачастую «тонут» среди ссылок на массы эпигонов. На настоящий момент существенно, что в современных условиях отнюдь не все отечественные журналы имеют полноценные электронные версии, и не все включены в системы учета цитирования. Сказанное объясняет, почему Международный союз математиков предостерегает от неправильного использования статистики цитирований.
По сравнению с упором на наукометрические показатели гораздо больший вред развитию науки наносят традиционные экспертные процедуры.
Речь идет не только о присвоении ученых степеней не по заслугам. Само по себе наличие ученых степеней можно сравнить с воинскими званиями или классными чинами, введенными Петром Первым. По ученой степени можно создать первое впечатление о квалификации незнакомого специалиста. Однако нелепо, что ученая степень присуждается на всю оставшуюся жизнь и не требует подтверждения. Современные информационно-коммуникационные технологии дают возможность проводить такое подтверждение регулярно на основе анализа библиометрических баз данных.
Процедура присуждения ученых степеней нелепа. Невозможно по пятнадцатиминутному (для кандидатской степени) или тридцатиминутному (для степени доктора наук) докладу разобраться в деталях сделанной работы. Члены диссертационного совета принимают решение по диссертации, не читая ее (из-за недостатка времени). Нелепо их обвинять, если диссертация содержит некорректные заимствования.
Очевидна тенденция к загниванию структур, пополняемых путем кооптации, например, РАН. Это и произошло. Академия наук перестала быть центром отечественной науки. Само существование РАН наносит большой вред развитию науки. Подчеркнем: ее сохранение в нынешнем виде мешает развитию отечественной науки. Речь идет не о ликвидации РАН, а о преобразовании ее в общественную организацию типа Королевского научного общества или Американской статистической ассоциации.
Вредна связка административных должностей с наличием ученых степеней и членством в РАН. Хозяйственники (директора НИИ, ректоры вузов) должны заниматься управлением, а не наукой. Ведь очевидно, что если директор НИИ ведет научные исследования, то он ресурсы всего НИИ перетягивает на свою тематику, сокращая поддержку других научных направлений. Наблюдаем конфликт интересов: директор как научный работник заинтересован в направлении ресурсов на нужды своих исследований, а как администратор заинтересован, наоборот, в развитии всех научных направлений, имеющихся в НИИ, что предполагает распределение ресурсов между всеми этими направлениями.
Есть и другие проблемы, мешающие развитию отечественной науки.

13. Сложившаяся система научных специальностей нелепа и мешает развитию науки

Начнем с нелепого объединение математики и физики в «физико-математические науки». Математики и физики занимаются совсем разными объектами. Математика - абстрактными системами, а физика - реальным миром.
В действующей системе специальностей видны два осколка статистики - одна из экономических наук и часть математики (специальность 01.01.05 "теория вероятностей и математическая статистика"). Нет в действующей системе специальностей статистики в технических исследованиях, в биологических, в медицинских... Должна быть наука «Статистика» верхнего уровня, в одном ряду с науками "Математика", "Физика", "Биология", "Социология" ...
Есть только осколок кибернетики (в математике) вместо науки «Кибернетика» верхнего уровня.
Менеджмент находится внутри экономики, как специализация в одной из экономических специальностей. А следовало бы наоборот - поместить экономику внутри менеджмента (как науки об управления предприятиями, отраслями, народным хозяйством).
Можно считать сказанное досадными мелочами. Но эти "вредные мелочи" мешают развитию отечественной науки. Каждому желающему получить ученую степень приходится выбирать одну из камер (специальностей) и следовать обычаям, принятым в выбранной камере. Встречаются "странноватые" ситуации. Так, автор настоящей статьи, математик по образованию и опыту работы (согласно РИНЦ - самый цитируемый математик России среди ныне живущих), имеет ученые степени доктора технических наук (хотя никогда не имел дела с техническими устройствами) и доктора экономических наук (по математическим и инструментальным методам экономики). Степень по физико-математическим наукам также не вполне подходит - физикой (и вообще естественными науками) никогда не занимался. Наибольший вред нынешняя система научных специальностей оказывает на подготовку новых научных кадров. Например, автор настоящей статьи может официально готовить только экономистов, но не математиков.

14. Что можно делать?

Подведем краткие итоги.
Оценка научной деятельности должна проводиться на основе числа цитирований. Если работа цитируется – значит, она нужна! А если не цитируется - то не оказывает влияния на развитие науки.
Как быть с другими наукометрическими показателями? Число публикаций оценивает продуктивность, а число цитирований – результативность. Индекс Хирша нелеп и должен быть выведен из употребления. Импакт-факторы журналов, в которых опубликованы работы, не имеют отношения к оценке публикаций. В современных условиях важна лишь возможность получить Интернет-версию работы.
Взамен действительных членов и членов-корреспондентов РАН к выполнению работ по заданию руководства страны следует привлекать наиболее цитируемых исследователей.
Большинство институтов бывшей РАН (ныне подчиняющихся ФАНО) следует передать вузам или профильным ведомствам.
Необходимо совершенствовать систему научных специальностей.
И одно частное предложение. На основе накопленного опыта [Орлов, 2016а] целесообразно в рамках социологической науки создать специальность «Математические и инструментальные методы в социологии», аналогичную экономической специальности «Математические и инструментальные методы в экономике».

15. Обоснования рекомендаций настоящей статьи

Утверждения настоящей главы приведены, как правило, без подробных доказательств. Подобные доказательства можно найти в предыдущих главах настоящей монографии и многочисленных ранее опубликованных нами работах. А можно рассматривать сказанное как экспертное мнение одного из самых цитируемых отечественных ученых.
Приведем рейтинги А.И. Орлова, автора настоящей статьи, в Российском индексе научного цитирования (РИНЦ), построенные по числу цитирований научных публикаций согласно тематикам его работ (в соответствии с перечнем тематик РИНЦ). На 16.08.2017 у А.И. Орлова в РИНЦ указаны 477 публикаций и 10525 цитирований, индекс Хирша 35 (показатели по РИНЦ). Рейтинги таковы:
1. Информатика - 2*
2. Кибернетика - 1*
3. Космические исследования - 2*
4. Математика - 3
5. Науковедение - 1*
6. Организация и управление - 1*
7. Охрана окружающей среды. Экология человека - 1*
8. Социология - 3*
9. Стандартизация - 1*
10. Статистика - 1*
11. Транспорт - 1*
12. Экономика. Экономические науки - 9.
Здесь звездочками отмечены данные по тематикам, к которым РИНЦ не относит работы А.И. Орлова. При этом у А.И. Орлова есть многочисленные работы по перечисленным тематикам. Любопытно, что по "официальным" тематикам А.И. Орлова его рейтинги равны 3 (Математика) и 9 (Экономика. Экономические науки), а по "дополнительным" 10 тематикам из приведенного выше списка рейтинги выше - 1, 2 или 3.
В настоящую статью включены результаты предварительного изучения проблемы, первоначально представленные в докладе [Орлов, 2017]. Нужны обсуждения. Необходимо дальнейшее развитие науковедения и наукометрии.

16. Перспективы развития наукометрии

Наукометрия находится на начальном этапе своего развития. Необходимы дальнейшие углубленные исследования.
Например, в монографии [Лойко, Луценко, Орлов, 2017] мы установили основополагающее значение такой наукометрической характеристики, как число цитирований. Однако данные о цитировании конкретного исследователя (или группы исследователей - лаборатории, научно-исследовательского института) различаются:
1) для разных библиометрических баз и
2) в разные моменты времени,
3) в зависимости от того, какие публикации и издания учитываются при расчете характеристик,
Многообразие данных проявляется также при построении рейтингов, т.е. при сравнении исследователей по цитируемости:
1) в зависимости от того, к каким тематикам (проще говоря, к каким наукам) составители индексов относят тех или иных ученых,
2) данные по каким совокупностям исследователей рассматриваются.
Например, в РИНЦ анализируются три множества публикаций:
1) все публикации, учтенные в Научной электронной библиотеке;
2) из них только включенные в РИНЦ;
3) из них лишь включенные в ядро РИНЦ.
Соответственно имеется три ряда наукометрических характеристик, соответствующих трем перечисленным множествам публикаций. Критерии отнесения издания к тому или иному множеству задаются администрацией РИНЦ, т.е. субъективны.
Внутри каждого ряда есть свое деление. Так, индекс Хирша указывают:
1) для всех публикаций (из рассматриваемого множества),
2) для журнальных статей,
3) для данных без самоцитирования,
4) за последние 5 лет.
Кроме того, в РИНЦ не учитывается ряд публикаций, имеющихся в списках литературы. Например, исчезают в неизвестность ссылки на академические сборники 70-80-х годов. В итоге из публикаций автора настоящей статьи (А.И. Орлова) в РИНЦ зарегистрирована примерно половина.
Использование наукометрических показателей для составления рейтингов, очевидно, наталкивается на проблему неоднозначности. Строго говоря, каждый вариант показателей дает свой рейтинг, очевидно, зависящий от времени. Однако наблюдаем и выраженную эмпирическую устойчивость рейтингов - лидирующая группа исследователей сравнительно мало меняется. Указанная эмпирическая устойчивость требует дальнейшего изучения.
В монографии [Лойко, Луценко, Орлов, 2017] выявлен ряд проблем теории и практики наукометрии, требующих обсуждения и изучения. Рассказано (или упомянуто) и о различных инструментах анализа наукометрических и экспертных данных. Так, в рассматриваемой предметной области продемонстрирована польза применения АСК-анализа и системы Эйдос. Вместе с тем многие вопросы не удалось даже вскользь затронуть в монографии из-за ограничения на ее объем.
Автор надеется, что разработанные нашим научным коллективом современные подходы в наукометрии окажутся полезными как при дальнейшем изучении проблем этой важнейшей научно-практической области, так и при применении наукометрических показателей при принятии управленческих решений.

Литература

Алгоритмы многомерного статистического анализа и их применения. - М.: Изд-во ЦЭМИ АН СССР, 1975.
Гринченко С.Н. Является ли мировая наука «организмом»? // Biocosmology – neo-Aristotelism. Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. Vol. 4. № 1 – 2 (Winter / Spring 2014). Pp. 115 – 122.
Исследования по вероятностно-статистическому моделированию реальных систем. - М.: Изд-во ЦЭМИ АН СССР, 1977.
Математические методы и модели в социологии. - М.: Изд-во Института социологических исследований АН СССР, 1977.
Лойко В. И., Луценко Е. В., Орлов А. И.Современные подходы в наукометрии: монография / Под науч. ред. проф. С. Г. Фалько. – Краснодар: КубГАУ, 2017. – 532 с.
Луценко Е.В. Хиршамания при оценке результатов научной деятельности, ее негативные последствия и попытка их преодоления с применением многокритериального подхода и теории информации // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 108. С. 1–29.
Орлов А.И. Статистика объектов нечисловой природы и экспертные оценки //: Экспертные оценки / Вопросы кибернетики. Вып.58. - М.: Научный Совет АН СССР по комплексной проблеме «Кибернетика», 1979. С.17-33.
Орлов А.И. Задачи оптимизации и нечеткие переменные. — М.: Знание, 1980. — 64 с.
Орлов А.И. Асимптотика решений экстремальных статистических задач // Анализ нечисловых данных в системных исследованиях. Сборник трудов. Вып.10. - М.: Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований, 1982. С. 4-12.
Орлов А.И. О некоторых методологически ошибочных методах анализа и оценки результатов научной деятельности // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 8. / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества и междунар. связей; Отв. ред. Ю.С. Пивоваров. – М., 2013. – Ч. 2. – С.528 – 533.
Орлов А.И. Наука как объект управления // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2014. № 101. С. 1243–1273.
Орлов А.И. О строительстве науки в отдельно взятой стране // Электронный журнал «Biocosmology – neo-Aristotelism». 2014а, Summer. Vol.4. № 3. Pp. 203 – 223.
Орлов А.И. Число цитирований - ключевой показатель эффективности научной деятельности исследователя и организации // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2016. № 124. С. 984–1009.
Орлов А.И. Математические методы в социологии за сорок пять лет // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2016а. № 117. С. 91–119.
Орлов А.И. Как нам обустроить Российскую науку? // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 12. / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества; Отв. ред. В.И. Герасимов. – М., 2017. – Ч. 1. – С. 843-848.
Орлов А.И. Вперед к Аристотелю: освободить экономическую теорию от извращений // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2017а. № 127. С. 478 – 500.
Орлов А.И., Луценко Е.В. Системная нечеткая интервальная математика. Монография (научное издание). – Краснодар, КубГАУ. 2014. – 600 с.
Орлов А.И., Луценко Е.В., Лойко В.И. Перспективные математические и инструментальные методы контроллинга. Под научной ред. проф. С.Г. Фалько. Монография (научное издание). – Краснодар, КубГАУ. 2015. – 600 с.
Орлов А.И., Луценко Е.В., Лойко В.И. Организационно-экономическое, математическое и программное обеспечение контроллинга, инноваций и менеджмента: монография / под общ. ред. С. Г. Фалько. – Краснодар : КубГАУ, 2016. – 600 с.
Хруцкий К.С. Русский путь в мировой науке // Философские науки. 2007. № 9. С. 141-151.
Хруцкий К.С. О Биокосмологии, Аристотелизме и перспективах становления универсальной науки и философии // Biocosmology – neo-Aristotelism. Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. Vol. 1. № 1 (Winter 2010). Pp. 375–390.
Хруцкий К.С. Триадический биокосмологический подход к вопросам развития науки в России // Biocosmology – neo-Aristotelism. Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. Vol. 3. № 3 (Summer 2013). Pp. 375–390.
Экспертные оценки в задачах управления. - М.: Изд-во ИПУ, 1982.


Публикация:
Орлов А.И. Современные проблемы науковедения и наукометрии // Biocosmology - neo-Aristotelism (Биокосмология – нео-Аристотелизм). Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. Volume 7, Numbers 3&4, Summer/Autumn 2017. С. 389-410.




Что обрекает цифровую экономику хромать на обе ноги

Открытое письмо президенту

Уважаемый Владимир Владимирович!

Вы провозгласили в своих выступлениях в СМИ цифровую экономику в Российской Федерации и рассматриваете ее как эффективное средство (панацею) для улучшения экономической ситуации в стране, но без отказа от либеральных догм она не сможет преодолеть видимый повсюду хаос и развал, который породила «невидимая рука рынка».
Государство, сдав экономику в плен «эффективным собственникам», способно только заниматься гаданием – какой сценарий сложится: «консервативный (пессимистический), базовый (оптимальный), целевой (оптимистический)»… Но обстоятельства навязывают постоянный сценарий – кризис.
Бескризисная плановая экономика показала свою эффективность в СССР во время индустриализации, Великой Отечественной войны и послевоенного строительства, так как имела способность к мобилизации необходимых ресурсов и средств государства на стратегических направлениях.
Плановая экономика и была как раз цифровой, потому что знала абсолютно все в материальном и денежном выражении: сколько всего и где произведено, сколько, чего и где нужно произвести и какие для этого необходимы ресурсы без упований на «невидимую руку». Простейший пример: почти в каждой глухой и удаленной деревне у нее был поставлен на снабжение магазин с необходимым набором товаров. Сейчас все эти магазины уничтожены.
В СССР публиковались подробнейшие отчеты о выполнении годовых и пятилетних планов. При этом дело обходилось без иностранных инвестиций, которые являются формой закабаления государства, к чему неизбежно катится РФ.
Но цифровые технологии имеют огромное значение, кроме того и прежде всего в научно-технической сфере, особенно в оборонной, атомной и ракетно-космической отраслях.
Хочу обратить Ваше внимание на состояние вычислительной техники в ракетно-космической отрасли.
Я работал ведущим инженером-математиком, профессиональным программистом и начальником группы в течение 50 лет (до октября 2014 г.) в РКК «Энергия» им. С.П. Королева и был связан по роду своей деятельности (расчетно-теоретические вопросы) с вычислительной техникой, так как занимался разработкой вычислительных программ по динамике конструкций ракет, начиная c боевых межконтинентальных до сверхтяжелых космических ракет-носителей: Н-1 (лунная пилотируемая программа), и Универсальной ракетно-космической транспортной системой «Энергия – Буран», и динамикой старта космической ракеты-носителя «Зенит-3SL» с морской плавучей платформы (международная программа «Морской старт»). Все расчеты были произведены на отечественных вычислительных машинах.
В годы реформ все изменилось. В июле 2016 г. я обращался к президенту РФ с открытым письмом с критикой положения дел в отделе 017 вокруг закупок импортных вычислительных программ.
В течение 40 лет (до 1994 г.) в СССР (и вначале по инерции в РФ) происходило постоянное совершенствование отечественных ЭЦВМ (электронно-цифровых вычислительных машин).
Руководство НПО, затем (РКК) «Энергия» хорошо понимало огромное значение для успешной деятельности предприятия самой современной вычислительной техники и стремилось использовать новейшие, наиболее производительные машины – поэтому производило замену действующих ЭЦВМ на более мощные по мере их поступления в серийное производство.
Для справки. Разработки и усовершенствование ЭЦВМ в СССР: ЭЦВМ М20 – 1958 г., быстродействие 20 тыс. операций / сек., М220 – 1968 г. – 28 тыс. операций / сек., БЭСМ-6 – 1968–1985 гг. – 1 млн операций / сек., «Эльбрус-2» – 1985 г. – 12,5 млн операций / сек., «Эльбрус-3» – 1994 г., значительно опередил аналогичные разработки на Западе, но оказался в это время никому не нужен – из-за отсутствия финансирования работы были остановлены. Был создан один опытный экземпляр. Еще большими темпами, на основе новой элементной базы, увеличивалась емкость оперативной памяти ЭЦВМ.
ЭЦВМ «Эльбрус-2» и «Эльбрус-3» разрабатывались в Институте точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ).
30 июня 2002 г. в РКК «Энергия» была остановлена и демонтирована супер-ЭЦВМ «Эльбрус-2», имевшая 10 центральных процессоров, (могла решать 10 задач одновременно) и работала 24 часа в сутки, включая выходные дни, в режимах отладки программ и счета. Быстродействие только одного процессора – 12,5 млн операций / сек, а всех 10 процессоров – 125 млн операций / сек. Большая оперативная память составляла 144 Мб.
Одновременно, вместе с материальной частью «Эльбрус-2», было потеряно (оказалось лишним) огромное интеллектуальное достояние: математическое и программное обеспечение, которое разрабатывалось для отечественных ЭЦВМ в течение 40 лет. Операционные системы «Диспак» и «Дубна» (разработана в Объединенном институте ядерных исследований в г. Дубне), трансляторы с алгоритмических языков высокого уровня Алгол-60 и Фортран, библиотеки обслуживающих (стандартных) программ и другое программное обеспечение.
Сочетание исключительного быстродействия и 10 встроенных процессоров, а также высокой точности вычислений (длина машинного слова составляла 72 двоичных разряда) позволило одной ЭЦВМ «Эльбрус-2» заменить работу 3 ЭЦВМ БЭСМ-6 (большая электронно-счетная машина), относящихся к предыдущему поколению, и сократить затраты на обслуживание операторами. «Эльбрус-2» обладала мощными средствами ввода и вывода информации (АЦПУ – автоматическое цифровое печатающее устройство – позволяло выводить информацию как в числовом, так и в графическом виде), причем операционная система не останавливала работу процессоров при выводе информации.
После уничтожения «Эльбрус-2» его место заняли маломощные импортные ПЭВМ (персональные электронно-вычислительные машины) – «персоналки», с процессором 486-й модели фирмы Intel с оперативной памятью 4 Мб (144 Мб – у «Эльбрус-2»), малой точностью расчетов – длина машинного слова 32 двоичных разряда (72 – у «Эльбрус-2»), с импортным программным обеспечением и с быстродействием и оперативной памятью, не отвечающим сложности решаемых задач. Внешний интерфейс (ввод и вывод информации) был неудобным и не приспособленным для больших задач. Это положение можно назвать вычислительным коллапсом.
В результате произошел откат в вычислительной технике в каменный век, а для западных производителей компьютеров открылся огромный рынок в Российской Федерации, которая, как вдруг оказалось, не имеет ни собственной современной элементной базы, ни компьютерного производства для своих нужд, ни программного обеспечения для компьютеров.
Предприятие было поставлено в труднейшее финансовое положение. Шел процесс всеобщего развала. Были уничтожены под давлением «Роскосмоса»: сверхтяжелая универсальная ракетно-космическая транспортная система «Энергия – Буран», якобы не имеющая задач в наступившем периоде лобызания с американцами и нагонявшая на них дикий страх, и уникальная космическая орбитальная станция «Мир», которая имела и большое оборонное значение. Эти уникальные достижения науки и техники, имеющие огромное значение для военной и экономической безопасности страны и ее политического и научно-технического статуса, а также обе супер-ЭЦВМ – действующая «Эльбрус-2» и перспективная «Эльбрус-3», под лживыми предлогами об их ненужности были уничтожены после прекращения финансирования.
Власти Российской Федерации посчитали и считают теперь более важным и нужным увеличивать число миллиардеров в России. С начала 2000 г., за время Вашего пребывания на высоком посту, в РФ появилось 100 миллиардеров, и им созданы чрезвычайно благоприятные условия для дальнейшего обогащения (13%-ный налог, такой же, как с нищих работающих пенсионеров (которым «покой не по карману» и которым отменили индексацию пенсий) и право вывозить и скрывать свои доходы за границей в банках и офшорах).
В РФ ввозится из-за рубежа огромное количество импортных компьютеров с импортным программным обеспечением и даже вычислительные программы для решения математических и физических задач (пример – 017-й отдел), которые поставляются в закодированном виде (транслированном коде). Нельзя исключить, что импортные программное обеспечение и вычислительные программы являются киберопасными (т.е. могут содержать вредоносный код – вредоносные и опасные киберкоманды, которые при определенных условиях могут быть активированы).
Доля России на мировом рынке электронной техники и ее компонентов, а также информационных услуг в результате преступных действий либералов в экономике и в вопросах военной безопасности страны, и пользующихся Вашей полной поддержкой, в настоящее время составляет не более 0,1–0,3%.
Страна, которая живет на чужом математическом и программном обеспечении и не имеет собственной современной элементной базы и собственного (массового) производства компьютеров, а существует за счет торговли своими невосполнимыми природными ресурсами, в современных геополитических условиях и в условиях мировой научно-технической революции – в процессе перехода к новому, Пятому технологическому укладу, обречена на пагубное отставание в науке и в технике и не может называть себя великой мировой державой.

А.М. Волков,
работал ведущим инженером РКК «Энергия» им. С.П. Королева

http://sovross.ru/articles/1633/36801


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Вс апр 22, 2018 11:33 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7666
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.900 от 23 апреля 2018 г.

Уважаемые подписчики!

Системную парадигму как основание построения службы контроллинга агропромышленного комплекса рассматривают А.И. Орлов и Д.В. Реут. Весьма важными являются процедуры внедрения принципиально новых методов и инструментов.





УДК 330.322.16:629.78

08.00.00 Экономические науки

Системная парадигма как основание построения службы контроллинга агропромышленного комплекса

Орлов Александр Иванович
Д.э.н., д.т.н., к.ф.-м.н., профессор
РИНЦ SPIN-код: 4342-4994
Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Россия, 105005, Москва, 2-я Бауманская ул., 5, prof-orlov@mail.ru

Реут Дмитрий Васильевич
Д.э.н., к.т.н., профессор
РИНЦ SPIN-код: 7976-5215

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Россия, 105005, Москва, 2-я Бауманская ул., 5, dmreut@gmail.com
Московский педагогический государственный университет (МПГУ), Россия, 119991, Москва, Малая Пироговская, 1/1, dmreut@gmail.com

Обсуждается системная парадигма применительно к функционированию института контроллинга агропромышленной системы. Системность в наше время стала общей платформой фундаментальных и прикладных, научных и практических разработок. В последнее время в системной аналитике наблюдается очередной подъем интереса к вопросам классификации. По-видимому, это связано с накоплением результатов частных исследований во всех без исключения областях этой дисциплины и с неизбежными трансдисциплинарными пересечениями их практических приложений. Так, наблюдается несомненная интервенция высоких технологий в аграрную сферу. Эффективность этого внедрения, безусловно, зависит от скоординированности действий специалистов различных предметных областей. На основе объективного анализа приходится констатировать, что в арсенале менеджеров, особенно зарубежных, сегодня практически нет принципиально новых методов и инструментов контроллинга. Так полагает исполнительный директор "Объединения контроллеров" проф. С.Г. Фалько. Однако перспективные математические и инструментальные методы контроллинга активно разрабатываются в нашей стране. Надо их внедрять. Например, менеджерам целесообразно использовать перспективные математические и инструментальные методы контроллинга. Эти методы основаны на современном развитии математики в целом - на системной нечеткой интервальной математике. Рассматриваемые методы разработаны в соответствии с новой парадигмой математических методов исследования. Она включает в себя новые парадигмы прикладной статистики, математической статистики, математических методов экономики, методов анализа статистических и экспертных данных в задачах управления. В XXI веке выпущено более 10 учебников, разработанных в соответствии с новой парадигмой математических методов исследования. Системный подход к решению конкретных прикладных задач часто требует выхода за пределы экономики. Весьма важными являются процедуры внедрения принципиально новых методов и инструментов. В настоящей статье мы рассматриваем перечисленные выше научные результаты в их взаимосвязи.

Ключевые слова: контроллинг, экономика, управление, система, парадигма, здравоохранение, народное хозяйство, сельское хозяйство, математика, новая парадигма математических методов исследования, системная нечеткая интервальная математика, математические методы экономики, математическая статистика, прикладная статистика

Doi: 10.21515/1990-4665-132-043


UDC 330.322.16:629.78

Economics

System paradigm as the basis of creation of agro-industrial complex controlling service

Orlov Alexander Ivanovich
Dr.Sci.Econ., Dr.Sci.Tech., Cand.Phys-Math.Sci., professor

Bauman Moscow State Technical University, Moscow, Russia

Reut Dmitriy Vasilyevich
Dr.Sci.Econ., Cand.Tech.Sci., professor

Bauman Moscow State Technical University, Moscow, Russia
Moscow State Pedagogical University (MSPU), Moscow, Russia

System paradigm is discussed conformably to functioning of controlling institution of a large-scale agro-industrial system. Presently the systemacity became the general platform of fundamental and applied, scientific and practical elaborations and projects. Now in the sphere of system researches surge of interest in questions of classification is observed. Apparently, it is connected with accumulation of results of private researches in all areas of this discipline and with inevitable transdisciplinary crossings of their practical applications. So, undoubted intervention of high technologies to the agrarian sphere is observed. The efficiency of this introduction, certainly, depends on coordination of actions of developers of various subject domains. On the basis of the objective analysis it must be noted that in the arsenal of managers, especially foreign ones, there is practically no fundamentally new methods and tools of controlling. So says the executive director of Russian Association of Controllers prof. S. G. Falco. However, promising mathematical and instrumental methods of controlling actively developed in our country. It is necessary to implement them. For example, managers should be used advanced mathematical and instrumental methods of controlling. These methods are based on the modern development of mathematics as a whole - on the system interval fuzzy math. Considered methods are developed in accordance with the new paradigm of mathematical methods of research. It includes new paradigms of applied statistics, mathematical statistics, mathematical methods of economics, methods of analysis of statistical and expert data in management and control. In the XXI century there were more than 10 books issued, developed in accordance with the new paradigm of mathematical methods of research. The systems approach to solving specific applications often requires going beyond the economy. Very important are the procedures for the introduction of innovative methods and tools. In this article we consider the above research results in their interconnection.

Keywords: controlling, economy, system, management, paradigm, health care, national economy, agriculture, mathematics, new paradigm of mathematical methods of research, system fuzzy interval mathematics, mathematical methods of economics, mathematical statistics, applied statistics.



1. Введение

«Системность есть ценнейшее методологическое восполнение действительности, синкретическая условность, которая помогает преодолевать ее неопределенность.»
А.И. Пригожин [1, с. 30]

В настоящей работе обсуждается широкий спектр инструментов системного анализа, которые могут быть в случае надобности применены при исследовании влияния масштаба агропромышленного комплекса на задачи и аппарат подсистемы контроллинга. Такое исследование было представлено в работе [2].
Системность в наше время стала общей платформой фундаментальных и прикладных, научных и практических разработок. В последнее время в системной аналитике наблюдается очередной подъем интереса к вопросам классификации. По-видимому, это связано с накоплением результатов частных исследований во всех без исключения областях этой дисциплины и с неизбежными транс-секторальными пересечениями их практических приложений. Так, наблюдается несомненная интервенция высоких технологий в аграрную сферу. Эффективность этого внедрения, безусловно, зависит от скоординированности действий специалистов различных предметных областей. «Реперной точкой» координации естественно было предположить понятие системы, но достаточно быстро выяснилось, что оно имеет множественный характер. Во вновь открывшемся контексте бесконечного многообразия «реперной точкой» координации человеческой деятельности вместо «абсолютного» определения системы (перспективы формулирования которого все более отодвигаются) призван стать тщательно конструируемый и постоянно развиваемый системный классификатор. Его построение – дело ближайшего будущего.
Один из небезобидных парадоксов современности состоит в том, что усложнение картины мира, предлагаемое учеными, сосуществует с редуцированными техническими и организационными решениями, которыми заполняют рынок инженеры, технологи и менеджеры с легкой руки маркетологов [3].
Мощным фактором «форматирования» способов понимания окружающей реальности мы полагаем индустрию компьютерных развлечений. Она навязывает подрастающим поколениям стереотипы плоского экрана и «выпадающих» меню. Будущие исследователи вырастают в рамках инкрементального (прагматичного, «кусочечного») мышления. После этого не удивительно, что даже в серьезных научных сообществах возникает вопрос о создании «дорожной карты» планируемых действий и нанесении на нее «розы ветров» современных трендов [4]. При этом многомерность окружающей реальности затушевывается.

2. О формировании понятия системности

Данная работа лежит в русле осмысления теоретических оснований контроллинга как самостоятельной научной дисциплины [5 – 13]. Системное построение контроллинга безальтернативно: бессистемность превратила бы его в бессодержательный лозунг. Возникает естественный вопрос – что понимается под системностью? Консультационная практика показывает, что сегодня в общественном сознании свирепствует терминологическая катастрофа. Существует множество определений системы, тянущих за собой несовместимые операционные шлейфы. Однако они используются без разбора в наивной доверчивости к термину-заклинанию «СИСТЕМА» с печальными для практики последствиями.
Аналогичный эффект имело бы изготовление одного крыла самолета в геометрии Евклида, а второго – в геометрии Римана-Лобачевского. Каждая из этих математических теорий внутренне непротиворечива, но изготовленный в такой «кооперации» самолет неработоспособен.

3. Уровни иерархии систем

Приведем известную таблицу уровней иерархии систем по Боулдингу (Boulding K.E., цит. по [14], с. 23).







Таблица 1. Иерархия систем по Боулдингу

п/п Уровень
системы Описание или примеры систем
1 Статические системы Структурные схемы (обозначения атомов в молекулярных формулах, карты земли или солнечной системы, организационные схемы и прочее), с которых начинается организационное познание почти в любой области
2 Простые динамические системы Часовой механизм, паровой двигатель и другие системы, где все действия предопределены заранее
3 Простые кибернетические системы Термостат и т.п. предполагает процессы сбора и передачи информации, позволяющие системе саморегулироваться в определенных пределах
4 Открытые или само-восстанавливающиеся системы Условный (не всегда ясный) рубеж между неживым и живым. Это – пламя, река, клетка и т.д.
5 Живые растения Распределение функций между клетками, формирование сообществ клеток, корней, листьев, семян
6 Животное царство Появляются специализированные приемники информации (глаза, уши), нервная система уже позволяет мозговому центру организовывать информацию для движения и поведения
7 Человек как система Человек способен к самоотражению. Он не только знает, но и осознает, что знает. Обладает высокоразвитой памятью, способностью к речи, умеет воспринимать и интерпретировать символы. Имеет представление о прошлом, планирует и предвидит будущее
8 Социальные организации Системы, образуемые в человеческом обществе

Мы видим, что предлагаемые данным автором классы систем – достаточно многочисленны; они различаются между собой в существенных моментах – иначе незачем было бы их разделять. Перенесение представлений о свойствах систем с одного класса на другой может оказаться как плодотворной аналогией, так и абсолютной профанацией. Так, представлений о функционировании канализационной системы явно недостаточно для регулирования финансовой системы.

4. Контроллинг крупномасштабных систем

Естественно, мы сосредоточимся на старшем – восьмом – уровне иерархии систем из представленной таблицы. Он может быть подвергнут дальнейшей детализации, например, по фактору масштаба. Агропромышленный комплекс страны и даже региона, безусловно, является крупномасштабной системой. Контроллинг крупномасштабных систем неизбежно приводит к необходимости учета социальных и демографических факторов наряду с экономическими. То, что главным богатством страны является ее население – хорошо забытая старая истина, изрекавшаяся еще физиократами [15]. Правда, в XVIII веке основанием такого утверждения служил создающий богатство народов труд землепашца, а сегодня мы переосмысливаем приведенную максиму, базируясь на представлении о креативном потенциале каждой личности.
Обратимся к социальному аспекту агропромышленного комплекса. Возникает вопрос: всякая ли организация, рассматриваемая в социальном аспекте, является системой? Обыденное сознание отвечает на этот вопрос положительно. Отсюда и начинается путаница.

5. Разнообразие системных представлений
5.1. Если под системой понимать любую совокупность элементов и связей между ними (а именно таково одно из определений системы), то любая социальная организация является системой, и что бы ее руководитель ни предпринимал – даже нарушая здравый смысл и действующее законодательство – требование системности будет исполнено автоматически. При этом институт контроллинга лишается важных критериев, например, в своем социальном аспекте. Результат отчеканен в афоризме «хотели как лучше, а получилось как всегда».
Немногим более функционально определение «Система – совокупность элементов, объединенных общей функциональной средой и целью функционирования» [16, c. 23].
Тем не менее, системная парадигма, предлагающая более «мягкие» в сравнении с ортодоксальной экономикой инструменты, получила «права гражданства» в экономическом дискурсе. Прежде всего, уточнения потребовали термины «парадигма» и «институт». Они оказались отнюдь не однозначными. Фундаментальные работы Т .Куна и И. Лакатоса оставляют пространство для шагов инструментальной конкретизации вышеназванных терминов [17]. Автор обсуждаемой работы – видный венгерский экономист Я. Корнаи показывает, что ни в одной капиталистической стране не найдено логически оправданной модели участия государства (в той или иной степени) в построении и функционировании системы здравоохранения либо отказа от такого участия. Это указывает, по мнению автора, на ограниченность возможностей капиталистической системы в ее современном состоянии. Заслуживает внимания также констатация автора относительно слабой предсказательной силы системной парадигмы в отношении динамики исследуемых процессов; так, ее адепты не смогли предсказать сроков лавинообразного изменения общественного строя в России и других странах социалистического лагеря. Справедливости ради заметим, что этого не смогли сделать представители ни одной из существующих научных и методологических школ. В своих последующих работах Я. Корнаи размышляет о возможностях эволюции капиталистической системы с позиций системной парадигмы [18 – 19].
В практике консалтинга и контроллинга приходится иногда сталкиваться с упрощением системного подхода, граничащим с профанацией. Тогда системность низводится чуть ли не до простой комплектности механистически понимаемой системы. Фигурально говоря, считается, что если условный «автомобиль» имеет четыре колеса или хотя бы три, то он уже построен системно.
5.2. В теории систем имеются и менее общие, а, следовательно, более операциональные определения обсуждаемой категории. Важной характеристикой таких систем является целостность. Объекты либо обладают свойством целостности, либо – не обладают им. Пограничное состояние может характеризоваться мерцающей целостностью [20]. «Понятие «Целостность» выражает интегрированность, самодостаточность, автономность этих объектов, их противопоставленность окружению, связанную с их внутренней активностью; оно характеризует их качественное своеобразие, обусловленное присущими им специфическими закономерностями функционирования и развития» [21, с.763]. В наибольшей степени целостность наблюдаема у живых организмов, но они не являются исключением.
Агропромышленный комплекс может сохранять собственную целостность в определенном диапазоне урожайности выращиваемых сельскохозяйственных культур. При этом целостности системы угрожает как неурожай, так и урожай сверх-обильный, поскольку последний исчерпывает перерабатывающие мощности, объем хранилищ и приводит к падению цен на продукцию на мировом рынке.
Г.Б. Клейнеру принадлежит концепция гармоничности экономики [22, c 233] как соорганизации экономической активности четырех канонических типов социально-экономических систем – объектов, проектов, процессов и сред. Конечно, в реальности речь может идти о преобладании тех или иных свойств в системе, а не об абсолютном их отсутствии. В основу этой оригинальной классификации положено представление об ограниченности/неограниченности рассматриваемой системы во времени и пространстве. Так, система с условны наименованием «среда» не имеет ограничений во времени и пространстве. Объект ограничен в пространстве, но не во времени. Процесс, наоборот, ограничен во времени (из-за неизбежной ограниченности любых ресурсов), но не в пространстве. Проект ограничен по обоим заявленным измерениям. Целостная система (например, экономика страны) строится в виде комбинации систем всех четырех типов.
5.3. Из медицины пришло представление о функциональных системах. Блестящий отечественный физиолог П.К. Анохин назвал функциональными системами создаваемые целостным организмом для достижения полезного для себя результата специальные центральные и периферические образования, «динамически и избирательно объединяющие всегда на основе циклических взаимоотношений как близко, так и далеко расположенные структуры организма, дробные разделы любых цельных в анатомическом отношении систем и даже частные детали отдельных органов». Таким образом, функциональная система – это комплекс «динамических, избирательно объединенных соответствующей потребностью организма центрально-периферических организаций, деятельность которых направлена на достижение полезного для системы и организма в целом приспособительного результата». [14, с. 23 – 24].
Таким образом, категория «функциональная система» мыслилась ее автором как подсистема единицы животного царства (п. 6 Табл. 1) либо подсистема человеческого организма (п. 7 Табл. 1). Между тем в литературе можно встретить распространение этой категории на здравоохранение как на функциональную систему государства – п. 8 Табл. 1. [14, с. 246]. Эта аналогия может привести на ложный путь при попытках выстроить с ее помощью удовлетворительную систему государственного здравоохранения. И контроллер, работающий в сфере здравоохранения, должен это понимать. Ведь по П.К. Анохину функциональная система создается материнской целостной системой – организмом. Организмы животного и человека практически подтверждают свойство целостности (с поправкой на ограниченную во времени продолжительность индивидуальной жизни) в течение миллионов лет эволюции. Но можно ли априорно назвать любое государство целостной системой? Если нет, то для государства возникает, скорее, ситуация проектирования без прототипов [23].
Вследствие «проточности» состава населения продолжительность существования государства не ограничена «износом» его конкретных граждан. Она определяется качеством функционирования его подсистем, в частности, системы здравоохранения, экономической системы и т.п. Пока не установлен четкий количественный критерий целостности, трудно спроектировать и реализовать обеспечивающие ее функциональные подсистемы государства и их кооперацию. Важное место в этой кооперации занимает и сельскохозяйственная отрасль.
5.4. Австрийский ученый Л. фон Берталанфи [24 – 27] ввел понятие целеустремленной системы – совокупности элементов и связей между ними, организованных таким образом, что цель, поставленная перед системой, достигается в определенном диапазоне внешних воздействий. Такое определение уже можно корректно применить к классу социальных, прокреационно-демографических и т.п. систем (прокреация – воспроизводство коренного населения), стоит лишь выделить измеримые параметры и установить их целевые значения. Например, систему здравоохранения считать удовлетворительной, если она остановит депопуляцию страны (возможно, в кооперации с другими подсистемами).
Такую страну можно считать целостной т.е. самодостаточной системой, субъектом истории, способным длить свое существование на исторической арене без временных ограничений. Целостность является важным свойством любой системы, с ее утратой начинается распад.
5.5. Важный вклад в развитие системного анализа и синтеза внес видный отечественный философ и методолог Г.П. Щедровицкий. Он указал на главенствующую роль процессов в существовании системы и предложил 5 топик (шагов) системного анализа и синтеза, позволяющих операционально работать с ее моделями [28]: а) процессы, б) структуры, поддерживающие их протекание, в) наборы функциональных связей между элементами структур, г) материал, из которого состоят указанные структуры, д) организованность материала.
5.6. В динамически меняющемся мире, помимо целостных систем различных уровней организованности, существуют их продукты, лишенные свойств целостности и вследствие этого распадающиеся с различной скоростью (от «горения» до «гниения») на целостные системы нижних уровней табл. 1. Так, организм, превратившись в труп, постепенно распадается на молекулы. Прагматически ориентированному субъекту деятельности с ограниченной временной перспективой не всегда легко отличить целостную социальную систему от ее достаточно медленно распадающегося подобия («симулякра»). Симулякр (от лат. simulo, «делать вид, притворяться») – изображение без оригинала, репрезентация чего-то, что на самом деле не существует (Ж. Бодрияр).
5.7. Известный «гуру» американского политического истеблишмента и традиционный консультант американских президентов З. Бжезинский признает, что он ограничивает горизонт своих стратегических построений всего одним-двумя сроками президентского правления в США [29]. Но за 4 или 8 лет этому президенту трудно, чрезмерно затратно да и незачем выстраивать систему национального масштаба, например, подсистему здравоохранения. Ведь внимания управленца требуют появляющиеся в оперативном пространстве разномасштабные динамичные угрозы. Точнее, в горизонте управленца с ограниченным сроком полномочий наличное здравоохранение является эквифинальной системой в том смысле, что в течение этого срока оно прекрасно удовлетворяет его личные потребности в медицинском обслуживании и не мешает расти его политическому рейтингу. Но в горизонте интересов рядового гражданина ситуация выглядит иначе: для него здравоохранение отнюдь не является эквифинальной системой. В темпоральных масштабах собственной жизни он ощущает снижение качества медицинских услуг и степени социальной защищенности, вызванное непрерывной деградацией медицины и уменьшением степени ее доступности. Она не является эквифинальной системой в горизонте протяженности человеческой жизни. То же самое можно сказать относительно сельскохозяйственной отрасли.
Таким образом, понятие системности оказывается темпорально-относительным.
Для функционера с ограниченным сроком полномочий понятие системности в корне отличается от понятия его избирателей. Так что системность является также субъектно-относительным качеством.
На уровне социальных или прокреационно-демографических организованностей проверку на системность в «неограниченном» временном горизонте выдерживают разве что некоторые религии, культуры, цивилизации, социокультурные институты (семья, государство, бюрократия). Ответ на вопрос о системности совокупной европейской культуры мы находим в современной прокреационно-демографической статистике. И ответ этот – отрицательный [30].
5.8. На уровне социального системного дизайна оказываются важными представления о «живых» системах (в отличие от симулякров). «Живыми», вслед за Э. Мореном, мы будем считать только такие социальные системы, которые способны воспроизводить утрачиваемые с течением времени элементы [31].
5.9. Важное место в построении целостной социальной системы занимают процессы организации и самоорганизации. Современный французский философ Э. Морен считает полным определение системы, принадлежащее структуралисту и теоретику систем Ф. де Соссюру: «система – это организованная целостность, построенная из взаимосвязанных элементов, которые можно определить только по отношению друг к другу в зависимости от того места, которое они занимают в этой целостности» (Цит. по [31], c. 132). Он уточняет: «…мы можем понимать под системой общую целостность, организованную посредством взаимоотношений между элементами, действиями или индивидами» [31, с. 133]. В понимании Морена системность процесса исследования состоит в том, что «…всякое понятие, всякая теория, всякое познание, всякая наука отныне должны включать в себя двойной или множественный вход (физический, биологический, антропосоциологический), двойной фокус (субъект/объект) и должны создавать петлю. Идея в том, что замыкание петли – это не просто стыковка начала с концом, а трансформация» [31, с. 442].
Полезно иметь в виду также ту точку зрения, что «система – это множество элементов материальной природы с кооперативным управлением хотя бы одним общим ресурсом» [32, с. 5].
5.10. «Кентавр-системы» рассматриваются в контексте естественного-искусственного. Естественным считается то, что возникло и существует без участия человека. Искусственное же первоначально проектируется, а затем реализуется с участием человека. Важно, что понятия естественного и искусственного могут рассматриваться как относительные. При этом естественной считается та часть системы, которая создается (создавалась) и существует независимо то данного конкретного (индивидуального или коллективного) субъекта, оперирующего здесь и сейчас с этой кентавр-системой. Таким образом, некоторая часть системы «оестествляется».
Здесь на первый план выдвигаются организационно-управленческие задачи. «Для того чтобы организовать управление, оказывается необходима сложнейшая комбинация такого рода знаний, где мы рассматриваем сначала нижележащую систему как Е-систему, осуществляем прогнозирование и находим линию ее естественного развития, потом, переходя в социотехническую позицию, начинаем вырабатывать некоторые идеалы в отношении этих систем, мы их проектируем и конструируем. Затем мы строим соответствующие средства в виде организованностей, а дальше начинается типологическая игра на «воронках» возможного развития… Для того чтобы управлять, нужно в самом простом варианте получить одиннадцать типов знаний об объекте, благодаря которым можно осуществлять деятельность управления по отношению к данному объекту, особым образом их соорганизуя» [33, с. 444]. Для контроллера выяснение вопроса - является ли выстраиваемая социальная кентавр-система «живой» - выливается в исследование ее целостности.
В конструировании же кентавр-системы необходимо работать в так называемых условиях «3Г». «Гетерогенность, гетеротемпоральность и гетероиерархичность трактуются Г.П. Щедровицким как фундаментальные свойства кентавр-объектов или объектов “ЗГ”, характеризующихся популятивным способом существования [33]. Популятивность при этом предполагает наличие разнообразия в обоих указанных вариантах (гетерогенности и полиморфизма). Очевидно, что популятивность, кентавровость – свойство всякого организма. Т.о., как полагает С.В. Чебанов, представление о популятивном кентавр-объекте как объекте “3Г” близко к представлению об организме (по крайней мере, организмы наделены всеми свойствами объектов “3Г”), но при другом способе препарирования материала.» [34, с. 38].
5.11. В методологии мягких систем П Чекленда система рассматривается не как часть реального мира, а как системно-организованный процесс его изучения [35, с. 36 – 42]. Данный автор вводит понятие активной системы (human activity system), в которой акторы действуют сообразно своей картине мира, в рамках правил и практик, принятых в данной культуре. В нашей стране теория активных систем активно развивается в трудах научной школы В.Н. Буркова (ИПУ РАН).
5.12. Постнеклассический научный подход позволяет рядополагать внешний и внутренний мир субъекта. На плацдарме полученного таким образом интегрального мира можно рассматривать сущности, ранее не умещавшиеся в поле зрения европейских наук, например, мифы. Выясняется, что целостная социальная система является частью структуры постнеклассически понимаемого мифа. В постнеклассической онтологии миф есть самовоспроизводящаяся система, существующая в пространстве интегрального мира, состоящего из внешнего мира человека и его внутреннего мира (индивидуального сознания и личностного бессознательного), представленная замкнутой гетероморфной цепочкой процессов, протекающих в указанных подпространствах. По структуре и способу существования древний миф подобен естественным институтам современного общества. Миф обладает атрибутами трансперсонального живого существа, распределенного по приверженным ему индивидам социума. Так, он реализует метаболизм, обеспечивая собственную идентичность на сменном человеческом материале. Т.о., трансперсональное мышление распределенного существа детерминируется ритуалами, архетипами и текущими организованностями психики. [36, 37].

6. Обращение к актуальной современности

Обращаясь к современности, заметим, что системность проведения инновационных преобразований крупномасштабным агропромышленным комплексом возможна только при системном управлении этими преобразованиями. Здесь сама ситуация управления полагается системой по Э. Морену, т.е. включающей два или более взаимодействующих фокусов. Петля связи между управляющим и управляемым фокусами на современном шаге разработки техник управления развита неравномерно. Если «прямая» ветвь связи от управляющего полюса к управляемому избыточно обеспечена на структурном, юридическом, силовом и т.д. уровне, то «обратная» связь никак не обеспечена. Исполнительский фокус ситуации управления лишен роли регулятора, удерживающего управляющий фокус в рамках эффективности. Для компенсации несимметрии в систему управления следует ввести подсистему контроллинга, обеспечивающую разработку и внедрение регулярных средств принятия и реализации стратегических управленческих решений [9 – 12].
В качестве примера укажем, что рассматриваемый подход позволяет установить, что подсистема управления сегодняшнего дня (в кооперации с другими подсистемами) в горизонте нескольких сотен лет не обеспечивает целостности не только нашей страны, но и развитых стран Запада, о чем свидетельствует их прогрессирующая депопуляция. Выход видится в разработке и реализации инструментария «третьего пути экономики» на основе вновь вводимой категории прокреационного капитала как обобщения категории человеческого капитала. [38 – 40]. Дополнительную сложность в этом вопросе создает неполная прозрачность экономических структур [41].
Интересной представляется возможность проектирования и реализации подсистемы управления и подсистемы контроллинга агропромышленного комплекса при учете взаимодействия с другими подсистемами страны.

7. Значение новой парадигмы математических методов исследования для разработки математического обеспечения решения задач контроллинга агропромышленного комплекса.

На основе недавно проведенного объективного анализа исполнительный директор НП "Объединение контроллеров" С.Г. Фалько вынужден констатировать, что в арсенале менеджеров, особенно зарубежных, сегодня практически нет принципиально новых методов и инструментов [42]. Однако специалистам хорошо известно, что перспективные математические и инструментальные методы контроллинга активно разрабатываются в нашей стране [43, 44]. Проблема в том, что эти новые методы и инструменты контроллинга плохо известны основной массе менеджеров - как теоретиков, так и практиков. Математики работают в своем кругу, менеджеры - в своем, и эти круги почти не имеют общих точек (специалистов). Поэтому обсуждение новых математических инструментов контроллинга представляется весьма важным, с целью донести содержание новых научных результатов до широких масс менеджеров, как тех, кто занимается теоретическими изыскания, так и до решающих прикладные задачи и ведущих преподавание.
Преподавание математических дисциплин в вузах в послевоенные годы (т.е. за последние 70 лет) сравнительно мало менялось. Поэтому может создаться впечатление, что мало нового появилось и в области основ математических инструментов контроллинга. Это совсем не так. В XXI веке разработана новая парадигма математических методов экономики. Она доведена до нужд преподавания и практического применения. В частности, выпущено более 10 учебников, разработанных в соответствии с этой парадигмой [45]. Примером является учебник по прикладной статистике [46]. Новая парадигма основана на современном развитии математики как целостной научной области - на системной нечеткой интервальной математике [47], которую можно рассматривать как математику XXI века. Развернем сказанное.
Математические и инструментальные методы контроллинга. Современное состояние математических и инструментальных методов контроллинга отражено в монографии [43]. Как отмечено в предисловии С.Г. Фалько, эта монография является необычной. Ее необычность в том, что это одна из первых монографий, посвященных всестороннему рассмотрению нового перспективного междисциплинарного научного направления, относящегося прежде всего к методологии и практике управления. Естественно использовать название этого научного направления в соответствии с названием монографии: «Математические и инструментальные методы контроллинга».
Мы полагаем вслед за С.Г. Фалько [6], что контроллинг – это комплексная система поддержки управления организацией, направленная на координацию взаимодействия систем менеджмента и контроля их эффективности. Контроллинг может обеспечивать информационно-аналитическую поддержку процессов принятия решений при управлении организацией (предприятием, корпорацией, агропромышленной системой, органом государственной власти) и может быть частью системы управления, прописывающей принятие определённых решений в рамках определённых систем менеджмента. Современный контроллинг включает в себя управление рисками, обширную систему информационного снабжения предприятия, систему оповещения путём управления системой ключевых показателей, управление системой реализации стратегического, тактического и оперативного планирования и систему менеджмента качества.
Под математическими методами контроллинга понимаются разделы математики, прежде всего современной математической статистики, относящиеся к высоким статистическим технологиям, а также автоматизированный системно-когнитивный анализ (АСК-анализ), которые могут быть применены для разработки и применения математических моделей с целью решения практических задач контроллинга.
Под инструментальными методами понимается программное обеспечение, программные системы, которые могут быть применены для решения задач контроллинга в различных предметных областях. Программный инструментарий АСК-анализа – интеллектуальная система «Эйдос» - является одним из примеров такого программного обеспечения.
Круг вопросов, нашедших отражение в монографии [43], весьма широк. Даже их простое перечисление заняло бы десятки страниц, поэтому это не имеет смысла делать это здесь. Тем более что в монографии есть не только оглавление, включающее лишь наименования двенадцати глав, но и весьма детализированное содержание (как и в следующей монографии по той же тематике [44]). Монография состоит из двух частей, которые связаны по содержанию и примерно равны по объему.
Первая часть, включающая 4 главы, посвящена высоким статистическим технологиям в контроллинге. В ней раскрываются следующие вопросы: что такое контроллинг, контроллинг методов, общий взгляд на математические и инструментальные методы контроллинга, конкретные области математических и инструментальных методов контроллинга, экономико-математическая поддержка контроллинга.
Вторая часть включает 8 глав и содержит краткое описание нового перспективного инструмента контроллинга - автоматизированного системно-когнитивного анализа (АСК-анализа) - и раскрывает возможности его применения в ряде предметных областей: в контроллинге научной и образовательной деятельности, управлении знаниями (knowledge management) и информационной безопасности самообучающейся организации, бенчмаркинге торговой фирмы, управлении технологическими знаниями в производственной фирме, управлении персоналом фирмы путем решения обобщенной задачи о назначениях, прогнозировании рисков автострахования (андеррайтинг), количественном автоматизированном SWOT- и PEST-анализе средствами АСК-анализа и интеллектуальной системы «Эйдос-Х++».
Отличительной особенностью монографий [43, 44] является большое количество подробных численных примеров применения предлагаемых инструментов контроллинга в различных предметных областях.
Главное предложение, подробно обоснованное в монографии, состоит в том, что целесообразно ввести в перечень специальностей научных работников новую специальность: 08.00.15 – «Математические и инструментальные методы контроллинга», разработать паспорт специальности, включающий три раздела: экономический, технический и математический, и начать подготовку аспирантов и защиту кандидатских и докторских диссертаций по этой специальности с присвоением степеней по экономическим, техническим и физико-математическим наукам в зависимости от того, в какой предметной области больше пунктов, выносимых на защиту, и пунктов научной новизны: в экономической, технической (инструментальные методы, т.е. программное обеспечение) или математической (математическое моделирование).
Монографии [43, 44] имеет высокую степень научной новизны. Поэтому естественно, что некоторые мысли, излагаемые в монографии, носят спорный и дискуссионный характер и высказаны в порядке научного обсуждения.
Системная нечеткая интервальная математика. Математические и инструментальные методы контроллинга [43, 44] и новая парадигма математических методов экономики [45] основаны на современном развитии математики в целом - на системной нечеткой интервальной математике, впервые систематически изложенной в [47].
В монографии [47], состоящей из двух взаимосвязанных частей, рассматриваются перспективы и некоторые «точки роста» современной теоретической и вычислительной математики.
В первой части освещаются следующие вопросы: числа и множества - основа современной математики; математические, прагматические и компьютерные числа; переход от обычных множеств - к нечетким; теория нечетких множеств и «нечеткое удвоение» математики; сведение теории нечетких множеств к теории случайных множеств; интервальные числа как частный случай нечетких множеств; развитие интервальной математики (интервальное удвоение математики).
Вторая часть посвящена вопросам системного обобщения математики: система как обобщение множества; системное обобщение математики и задачи, возникающие при этом; системное обобщение операций над множествами (на примере операции объединения булеанов); системное обобщение понятия функции и функциональной зависимости; когнитивные функции; матрицы знаний как нечеткое с расчетной степенью истинности отображение системы аргументов на систему значений функции; модификация метода наименьших квадратов при аппроксимации когнитивных функций; развитие идеи системного обобщения математики в области теории информации - системная (эмерджентная) теория информации; информационные меры уровня системности - коэффициенты эмерджентности; прямые и обратные, непосредственные и опосредованные правдоподобные логические рассуждения с расчетной степенью истинности; интеллектуальная система Эйдос-Х++ как инструментарий, реализующий идеи системного нечеткого интервального обобщения математики.
Как и в монографиях [43, 44], некоторые мысли, излагаемые в монографии [47], носят спорный и дискуссионный характер и высказаны в порядке научного обсуждения.
Новая парадигма математических методов исследования. Математические методы исследования используются для решения практических задач с давних времен. Так, в Ветхом Завете рассказано о весьма квалифицированно проведенной переписи военнообязанных (Четвертая книга Моисеева "Числа"). Математические методы исследования быстро развиваются. В первой половине ХХ в. была разработана классическая парадигма методов обработки данных, полученных в результате измерений (наблюдений, испытаний, анализов, опытов). Математические методы исследования, соответствующие классической парадигме, широко используются и в настоящее время. Со стороны может показаться, что в этой области основное давно сделано, современные работы направлены на мелкие усовершенствования. Однако это совсем не так. Новая парадигма математических методов исследования [48] принципиально меняет прежние представления. Она зародилась в 1980-х гг., но подробно изложена позже - в серии наших монографий и учебников уже в XXI в.
Типовые исходные данные в новой парадигме – объекты нечисловой природы (элементы нелинейных пространств, которые нельзя складывать и умножать на число, например, множества, бинарные отношения), а в старой – числа, конечномерные векторы, функции. Ранее (в классической старой парадигме) для расчетов использовались разнообразные суммы, однако объекты нечисловой природы нельзя складывать, поэтому в новой парадигме применяется другой математический аппарат, основанный на расстояниях между объектами нечисловой природы и решении задач оптимизации.
Изменились постановки задач анализа статистических данных. Старая парадигма исходит из идей начала ХХ в., когда К. Пирсон предложил четырехпараметрическое семейство распределений для описания распределений реальных данных. В это семейство как частные случаи входят, в частности, подсемейства нормальных, экспоненциальных, Вейбулла-Гнеденко, гамма-распределений. Сразу было ясно, что распределения реальных данных, как правило, не входят в семейство распределений Пирсона (об этом говорил, например, академик С.Н. Бернштейн в 1927 г. в докладе на Всероссийском съезде математиков). Однако математическая теория параметрических семейств распределений (методы оценивание параметров и проверки гипотез) оказалась достаточно интересной с чисто теоретической точки зрения, и именно на ней до сих пор основано преподавание во многих вузах. Итак, в старой парадигме основной подход к описанию данных - распределения из параметрических семейств, а оцениваемые величины – их параметры, в новой парадигме рассматривают произвольные распределения, а оценивают - характеристики и плотности распределений, зависимости, правила диагностики и др. Центральная часть теории согласно новой парадигме – уже не статистика числовых случайных величин, а статистика в пространствах произвольной природы.
В старой парадигме источники постановок новых задач - традиции, сформировавшиеся к середине ХХ века, а в новой - современные потребности математического моделирования и анализа данных (XXI век), т.е. запросы практики. Конкретизируем это общее различие. В старой парадигме типовые результаты - предельные теоремы, в новой - рекомендации для конкретных значений параметров, в частности, для определенных объемов выборок. Изменилась роль информационных технологий – ранее они использовались в основном для расчета таблиц (в частности, информатика как наука находилась вне математической статистики), теперь же они - инструменты получения выводов (имитационное моделирование, датчики псевдослучайных чисел, методы размножение выборок, в т.ч. бутстреп, и др.). Вид постановок задач приблизился к потребностям практики – при анализе данных от отдельных задач оценивания и проверки гипотез перешли к статистическим технологиям (технологическим процессам анализа данных). Выявилась важность проблемы «стыковки алгоритмов» - влияния выполнения предыдущих алгоритмов в технологической цепочке на условия применимости последующих алгоритмов. В старой парадигме эта проблема не рассматривалась, для новой – весьма важна.
Если в старой парадигме вопросы методологии моделирования практически не обсуждались, достаточными признавались схемы начала ХХ в., то в новой парадигме роль методологии (учения об организации деятельности) является основополагающей. Резко повысилась роль моделирования – от отдельных систем аксиом произошел переход к иерархическим структурам моделей. Сама возможность применения вероятностного подхода теперь – не «наличие повторяющегося комплекса условий», как писали в середине ХХ в. (реликт физического определения вероятности по Мизесу, использовавшегося до аксиоматизации теории вероятностей А.Н. Колмогоровым в 1930-х гг.), а наличие обоснованной вероятностно-статистической модели.
Если раньше данные считались полностью известными, то для новой парадигмы характерен учет неопределенностей данных, в частности, интервальных и нечетких. Изменилось отношение к вопросам устойчивости выводов – в старой парадигме практически отсутствовал интерес к этой тематике, в новой разработана развитая теория устойчивости (робастности) выводов по отношению к допустимым отклонениям исходных данных и предпосылок моделей [48].
Подведем итоги. Внедрение перспективных математических методов контроллинга позволит повысить научный уровень и практическую значимость работ контроллеров, преодолеть кризис, описанный в статье [42]. Достаточно подробная сводка полученных к настоящему времени научных результатов в области разработки перспективных математические и инструментальные методов контроллинга дана в монографии [43, 44]. Эти результаты основаны на новой парадигме математических методов исследования, в частности, в области экономики и управления [45, 48]. Другим примером реализации новой парадигмы является учебник по прикладной статистике [46]. Теоретической основой предлагаемых в [43, 44] новых математических и инструментальных методов контроллинга является системная нечеткая интервальная математика [47]. Близкие вопросы обсуждаются в докладе [49] и статьях [50, 51].

Литература

1. Пригожин А.И. Дезорганизация: причины, виды, преодоление. М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. – 402.с.
2. Орлов А.И., Реут Д.В. О влиянии масштаба агропромышленной системы на задачи и аппарат подсистемы контроллинга в ее системе управления // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2017. – №05(129). – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2017/05/pdf/45.pdf, 1,938 у.п.л. – IDA [article ID]: 1291705045. http://dx.doi.org/10.21515/1990-4665-129-045 С. 532 – 562.
3. Рэнд А. Возвращение примитива. Антииндустриальная революция. М.: Альпина Паблишер, 2105. – 347 с.
4. Rousseau D., Wilby J., Billingham J., Blachfellner S. A typology for the systems field / Systema, 2016, # 4 (1), p. 15 – 47.
5. Фалько С.Г., Рассел К.А., Левин Л.Ф. Контроллинг: национальные особенности – российский и американский опыт / Контроллинг, 2002, № 1, с. 2 – 8.
6. Фалько С.Г. Предмет контроллинга как самостоятельной научной дисциплины // Контроллинг, 2005, № 13, с. 2 – 6.
7. Реут Д.В. Позиционирование контроллинга в концепции организации с учетом специфики промышленности, социальной сферы, здравоохранения // Контроллинг. 2008, № 26, с. 20 – 28.
8. Реут Д.В. Контроллинг в институциональной среде // Контроллинг. 2009, № 2, С. 12 – 19.
9. Реут Д.В. Философия контроллинга. Контроллинг. 2010, № 1, С. 3 – 10.
10. Реут Д.В. О месте, структуре и содержании управления в системе деятельности // Философия управления: проблемы и стратегии / Отв. ред. В.М. Розин. – М.: ИФРАН, 2010. С. 112 – 133.
11. Реут Д.В. О возможности и необходимости распространения концепции контроллинга на класс крупномасштабных систем // Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2012): Тезисы докладов Шестой международной конференции (октябрь 2012, г. Москва, Россия). М.: Учреждение Российской академии наук Институт управления им. В.А. Трапезникова РАН, 2012. – С. 179–182.
12. Реут Д.В. Крупномасштабные системы: управление, методология, контроллинг. М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2013. – 182 с.
13. Контроллинг на промышленном предприятии: Учебник для вузов / Под ред. С.Г. Фалько и А.М. Карминского. – М.: ИД Форум, 2013. – 304 с.
14. Венедиктов Д.Д. Очерки системной теории и стратегии здравоохранения. – М., 2008. 336 с.
15. Кенэ Ф., Тюрго А.Р.Ж., Дюпон де Немур П.С. Физиократы. Избранные экономические произведения. – М.: Эксмо, 2008. – 1200 с.
16. Хомяков П.М. Системный анализ. – М.: URSS, 2006. 216 с.
17. Корнаи Я. Системная парадигма // Вопросы экономики, 2002. № 4, C. 4 – 22.
18. Корнаи Я. Что означает «изменение системы»? // Вопросы экономики, 2008. № 2, C. 99 – 112.
19. Корнаи Я. Размышления о капитализме. М. – СПб.: Издательство института Гайдара. 2012. – 352 с.
20. Реут Д.В. Прокреационная ситуация и возможности управления ее развитием. Труды 5-й международной конференции "Когнитивный анализ и управление развитием ситуаций (CASC'2005)". Москва, 18-20 октября 2005, М.: Институт проблем управления РАН, с. 135-143.
21. Философский энциклопедический словарь / Под ред. Л. Ф. Ильичева и др. - М.: Сов. энциклопедия, 1983. - 840 с.
22. Клейнер Г.Б. Системная теория стратегического планирования // Эволюционная теория, теория самовоспроизводства и экономическое развитие: Материалы 7-го Международного симпозиума по эволюционной экономике, 14 – 15 сентября 2007 г. Россия, Московская область, г. Пущино – ИЭ РАН, 2008 – С. 231 – 260.
23. Рапопорт А.Г. Проектирование без прототипов // Разработка и внедрение автоматизированных систем в проектировании (теория и методология). М.: Стройиздат ЦНИПИАСС , 1975, с. 299 – 392.
24. von Bertalanffy, L. (1934). Wandlungen des biologischen Denkens. Neue Jahrbücher Für Wissenschaft Und Jugendbildung, 10, 339–366.
25. von Bertalanffy, L. (1950a). An Outline of General System Theory. British Journal for the Philosophy of Science, 1(2), 134–165.
26. von Bertalanffy, L. (1950b). The Theory of Open Systems in Physics and Biology. Science, 111(2872), 23–29.
27. Bertalanffi L. von. General System Theory. Foundations, Development, Applications. London, 1971. (P. 40 – 46).
28. Щедровицкий Г.П. Два понятия системы // Избранные труды. - М.: Школа культурной политики, 1995, С. 228 – 232.
29. Бжезинский З. Еще один шанс. – М.: Международные отношения, 2007, 240 с.
30. Реут Д.В. Прокреационно-деятельностный подход к построению концепции культуры // Фундаментальные проблемы культурологии: В 4 т. Том I: Теория культуры / отв. ред. Д. Л. Спивак. — СПб. : Алетейя, 2008, с. 137 – 150.
31. Морен Э. Метод. Природа природы. – М.: Прогресс-Традиция, 2005. – 464 с.
32. Моросанов И.С. О теории систем. – М.: Компания Спутник+, 2003. – 20 с.
33. Щедровицкий Г.П. «Естественное» и «искусственное» в социотехнических системах // Избранные труды. - М.: Школа культурной политики, 1995, с. 437 – 448.
34. Чебанов С.В. Интерпретация тела и постижение жизни. http://kudrinbi.ru/public/371/index.htm .
35. Плотинский Ю.М. Модели социальных процессов. – М.: Логос, 2001, 296 с.
36. Реут Д.В. Системно-антропологическая реконструкция мифа // Методологический фронтир 90-х. V чтения памяти Георгия Петровича Щедровицкого. М.: Путь, 2000, с. 89-125.
37. Реут Д.В. О детерминации процессов мышления в распределенном организме мифа // Мир психологии. 2009, № 2, С. 115 – 123.
38. Реут Д.В. Базовая форма человеческого капитала // Управление инновациями-2009: Материалы международной научно-практической конференции 30 ноября – 2 декабря 2009 г. / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: ЛЕНАРД, 2009. – С. 373 – 378.
39. Реут Д.В. Об особенностях воспроизводства человеческого капитала // Информационная экономика: институциональные проблемы: Материалы Девятых Друкеровских чтений / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: Доброе слово, 2009. – С. 377 – 387.
40. Реут Д.В. Прокреационный капитал. [Электрон. ресурс]/ Российский экономический конгресс. Сборник докладов участников. - М., ИЭ РАН, 2009. - 1 CD-ROM. Интернет-версия: http://econorus.org/consp/files/14ts.doc.
41. Барсукова С.Ю. Сращивание теневой экономики и теневой политики // Мир России, 2006, № 3, с. 158 – 179.
42. Фалько С.Г. Почему в арсенале менеджеров сегодня нет принципиально новых методов и инструментов?! // Инновации в менеджменте. 2015. № 1 (3). С.2-3.
43. Орлов А.И., Луценко Е.В., Лойко В.И. Перспективные математические и инструментальные методы контроллинга. Под научной ред. проф. С.Г. Фалько. Монография (научное издание). – Краснодар, КубГАУ. 2015. – 600 с.
44. Орлов А.И., Луценко Е.В., Лойко В.И. Организационно-экономическое, математическое и программное обеспечение контроллинга, инноваций и менеджмента: монография / под общ. ред. С. Г. Фалько. – Краснодар : КубГАУ, 2016. – 600 с.
45. Орлов А.И. Новая парадигма математических методов экономики // Экономический анализ: теория и практика. – 2013. – № 36 (339). – С.25–30.
46. Орлов А.И. Прикладная статистика. - М.: Экзамен, 2006. - 671 с.
47. Орлов А.И., Луценко Е.В. Системная нечеткая интервальная математика. Монография (научное издание). – Краснодар, КубГАУ. 2014. – 600 с.
48. Орлов А.И. Новая парадигма математических методов исследования // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. 2015. Т.81. №.7. С. 5-5.
49. Орлов А.И. Перспективные математические методы контроллинга // Менеджмент и контроллинг в условиях нестабильности рынков и внешних угроз. Сборник научных трудов международной научно-практической конференции по контроллингу 8 - 9 октября 2015 г. Под научной редакцией д.э.н., профессора Фалько С.Г. - Рязань - Москва: НП «Объединение контроллеров», 2015 год. - С.102 - 106. [Электронное издание]. URL: http://controlling.ru/files/74.pdf (дата обращения 24.09.2017).
50. Орлов А.И. О новых перспективных математических инструментах контроллинга // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 113. С. 340–354.
51. Орлов А.И. О развитии математических методов контроллинга / А.И. Орлов // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2016. № 120. С. 49–59.

Публикация:
Орлов А.И. Системная парадигма как основание построения службы контроллинга агропромышленного комплекса / А.И. Орлов, Д.В. Реут // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2017. – №08(132). С. 518 – 548. – IDA [article ID]: 1321708043. – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2017/08/pdf/43.pdf, 1,938 у.п.л.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Сб апр 28, 2018 3:24 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7666
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.900 от 23 апреля 2018 г.

Уважаемые подписчики!

Системную парадигму как основание построения службы контроллинга агропромышленного комплекса рассматривают А.И. Орлов и Д.В. Реут. Весьма важными являются процедуры внедрения принципиально новых методов и инструментов.





УДК 330.322.16:629.78

08.00.00 Экономические науки

Системная парадигма как основание построения службы контроллинга агропромышленного комплекса

Орлов Александр Иванович
Д.э.н., д.т.н., к.ф.-м.н., профессор
РИНЦ SPIN-код: 4342-4994
Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Россия, 105005, Москва, 2-я Бауманская ул., 5, prof-orlov@mail.ru

Реут Дмитрий Васильевич
Д.э.н., к.т.н., профессор
РИНЦ SPIN-код: 7976-5215

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Россия, 105005, Москва, 2-я Бауманская ул., 5, dmreut@gmail.com
Московский педагогический государственный университет (МПГУ), Россия, 119991, Москва, Малая Пироговская, 1/1, dmreut@gmail.com

Обсуждается системная парадигма применительно к функционированию института контроллинга агропромышленной системы. Системность в наше время стала общей платформой фундаментальных и прикладных, научных и практических разработок. В последнее время в системной аналитике наблюдается очередной подъем интереса к вопросам классификации. По-видимому, это связано с накоплением результатов частных исследований во всех без исключения областях этой дисциплины и с неизбежными трансдисциплинарными пересечениями их практических приложений. Так, наблюдается несомненная интервенция высоких технологий в аграрную сферу. Эффективность этого внедрения, безусловно, зависит от скоординированности действий специалистов различных предметных областей. На основе объективного анализа приходится констатировать, что в арсенале менеджеров, особенно зарубежных, сегодня практически нет принципиально новых методов и инструментов контроллинга. Так полагает исполнительный директор "Объединения контроллеров" проф. С.Г. Фалько. Однако перспективные математические и инструментальные методы контроллинга активно разрабатываются в нашей стране. Надо их внедрять. Например, менеджерам целесообразно использовать перспективные математические и инструментальные методы контроллинга. Эти методы основаны на современном развитии математики в целом - на системной нечеткой интервальной математике. Рассматриваемые методы разработаны в соответствии с новой парадигмой математических методов исследования. Она включает в себя новые парадигмы прикладной статистики, математической статистики, математических методов экономики, методов анализа статистических и экспертных данных в задачах управления. В XXI веке выпущено более 10 учебников, разработанных в соответствии с новой парадигмой математических методов исследования. Системный подход к решению конкретных прикладных задач часто требует выхода за пределы экономики. Весьма важными являются процедуры внедрения принципиально новых методов и инструментов. В настоящей статье мы рассматриваем перечисленные выше научные результаты в их взаимосвязи.

Ключевые слова: контроллинг, экономика, управление, система, парадигма, здравоохранение, народное хозяйство, сельское хозяйство, математика, новая парадигма математических методов исследования, системная нечеткая интервальная математика, математические методы экономики, математическая статистика, прикладная статистика

Doi: 10.21515/1990-4665-132-043


UDC 330.322.16:629.78

Economics

System paradigm as the basis of creation of agro-industrial complex controlling service

Orlov Alexander Ivanovich
Dr.Sci.Econ., Dr.Sci.Tech., Cand.Phys-Math.Sci., professor

Bauman Moscow State Technical University, Moscow, Russia

Reut Dmitriy Vasilyevich
Dr.Sci.Econ., Cand.Tech.Sci., professor

Bauman Moscow State Technical University, Moscow, Russia
Moscow State Pedagogical University (MSPU), Moscow, Russia

System paradigm is discussed conformably to functioning of controlling institution of a large-scale agro-industrial system. Presently the systemacity became the general platform of fundamental and applied, scientific and practical elaborations and projects. Now in the sphere of system researches surge of interest in questions of classification is observed. Apparently, it is connected with accumulation of results of private researches in all areas of this discipline and with inevitable transdisciplinary crossings of their practical applications. So, undoubted intervention of high technologies to the agrarian sphere is observed. The efficiency of this introduction, certainly, depends on coordination of actions of developers of various subject domains. On the basis of the objective analysis it must be noted that in the arsenal of managers, especially foreign ones, there is practically no fundamentally new methods and tools of controlling. So says the executive director of Russian Association of Controllers prof. S. G. Falco. However, promising mathematical and instrumental methods of controlling actively developed in our country. It is necessary to implement them. For example, managers should be used advanced mathematical and instrumental methods of controlling. These methods are based on the modern development of mathematics as a whole - on the system interval fuzzy math. Considered methods are developed in accordance with the new paradigm of mathematical methods of research. It includes new paradigms of applied statistics, mathematical statistics, mathematical methods of economics, methods of analysis of statistical and expert data in management and control. In the XXI century there were more than 10 books issued, developed in accordance with the new paradigm of mathematical methods of research. The systems approach to solving specific applications often requires going beyond the economy. Very important are the procedures for the introduction of innovative methods and tools. In this article we consider the above research results in their interconnection.

Keywords: controlling, economy, system, management, paradigm, health care, national economy, agriculture, mathematics, new paradigm of mathematical methods of research, system fuzzy interval mathematics, mathematical methods of economics, mathematical statistics, applied statistics.



1. Введение

«Системность есть ценнейшее методологическое восполнение действительности, синкретическая условность, которая помогает преодолевать ее неопределенность.»
А.И. Пригожин [1, с. 30]

В настоящей работе обсуждается широкий спектр инструментов системного анализа, которые могут быть в случае надобности применены при исследовании влияния масштаба агропромышленного комплекса на задачи и аппарат подсистемы контроллинга. Такое исследование было представлено в работе [2].
Системность в наше время стала общей платформой фундаментальных и прикладных, научных и практических разработок. В последнее время в системной аналитике наблюдается очередной подъем интереса к вопросам классификации. По-видимому, это связано с накоплением результатов частных исследований во всех без исключения областях этой дисциплины и с неизбежными транс-секторальными пересечениями их практических приложений. Так, наблюдается несомненная интервенция высоких технологий в аграрную сферу. Эффективность этого внедрения, безусловно, зависит от скоординированности действий специалистов различных предметных областей. «Реперной точкой» координации естественно было предположить понятие системы, но достаточно быстро выяснилось, что оно имеет множественный характер. Во вновь открывшемся контексте бесконечного многообразия «реперной точкой» координации человеческой деятельности вместо «абсолютного» определения системы (перспективы формулирования которого все более отодвигаются) призван стать тщательно конструируемый и постоянно развиваемый системный классификатор. Его построение – дело ближайшего будущего.
Один из небезобидных парадоксов современности состоит в том, что усложнение картины мира, предлагаемое учеными, сосуществует с редуцированными техническими и организационными решениями, которыми заполняют рынок инженеры, технологи и менеджеры с легкой руки маркетологов [3].
Мощным фактором «форматирования» способов понимания окружающей реальности мы полагаем индустрию компьютерных развлечений. Она навязывает подрастающим поколениям стереотипы плоского экрана и «выпадающих» меню. Будущие исследователи вырастают в рамках инкрементального (прагматичного, «кусочечного») мышления. После этого не удивительно, что даже в серьезных научных сообществах возникает вопрос о создании «дорожной карты» планируемых действий и нанесении на нее «розы ветров» современных трендов [4]. При этом многомерность окружающей реальности затушевывается.

2. О формировании понятия системности

Данная работа лежит в русле осмысления теоретических оснований контроллинга как самостоятельной научной дисциплины [5 – 13]. Системное построение контроллинга безальтернативно: бессистемность превратила бы его в бессодержательный лозунг. Возникает естественный вопрос – что понимается под системностью? Консультационная практика показывает, что сегодня в общественном сознании свирепствует терминологическая катастрофа. Существует множество определений системы, тянущих за собой несовместимые операционные шлейфы. Однако они используются без разбора в наивной доверчивости к термину-заклинанию «СИСТЕМА» с печальными для практики последствиями.
Аналогичный эффект имело бы изготовление одного крыла самолета в геометрии Евклида, а второго – в геометрии Римана-Лобачевского. Каждая из этих математических теорий внутренне непротиворечива, но изготовленный в такой «кооперации» самолет неработоспособен.

3. Уровни иерархии систем

Приведем известную таблицу уровней иерархии систем по Боулдингу (Boulding K.E., цит. по [14], с. 23).







Таблица 1. Иерархия систем по Боулдингу

п/п Уровень
системы Описание или примеры систем
1 Статические системы Структурные схемы (обозначения атомов в молекулярных формулах, карты земли или солнечной системы, организационные схемы и прочее), с которых начинается организационное познание почти в любой области
2 Простые динамические системы Часовой механизм, паровой двигатель и другие системы, где все действия предопределены заранее
3 Простые кибернетические системы Термостат и т.п. предполагает процессы сбора и передачи информации, позволяющие системе саморегулироваться в определенных пределах
4 Открытые или само-восстанавливающиеся системы Условный (не всегда ясный) рубеж между неживым и живым. Это – пламя, река, клетка и т.д.
5 Живые растения Распределение функций между клетками, формирование сообществ клеток, корней, листьев, семян
6 Животное царство Появляются специализированные приемники информации (глаза, уши), нервная система уже позволяет мозговому центру организовывать информацию для движения и поведения
7 Человек как система Человек способен к самоотражению. Он не только знает, но и осознает, что знает. Обладает высокоразвитой памятью, способностью к речи, умеет воспринимать и интерпретировать символы. Имеет представление о прошлом, планирует и предвидит будущее
8 Социальные организации Системы, образуемые в человеческом обществе

Мы видим, что предлагаемые данным автором классы систем – достаточно многочисленны; они различаются между собой в существенных моментах – иначе незачем было бы их разделять. Перенесение представлений о свойствах систем с одного класса на другой может оказаться как плодотворной аналогией, так и абсолютной профанацией. Так, представлений о функционировании канализационной системы явно недостаточно для регулирования финансовой системы.

4. Контроллинг крупномасштабных систем

Естественно, мы сосредоточимся на старшем – восьмом – уровне иерархии систем из представленной таблицы. Он может быть подвергнут дальнейшей детализации, например, по фактору масштаба. Агропромышленный комплекс страны и даже региона, безусловно, является крупномасштабной системой. Контроллинг крупномасштабных систем неизбежно приводит к необходимости учета социальных и демографических факторов наряду с экономическими. То, что главным богатством страны является ее население – хорошо забытая старая истина, изрекавшаяся еще физиократами [15]. Правда, в XVIII веке основанием такого утверждения служил создающий богатство народов труд землепашца, а сегодня мы переосмысливаем приведенную максиму, базируясь на представлении о креативном потенциале каждой личности.
Обратимся к социальному аспекту агропромышленного комплекса. Возникает вопрос: всякая ли организация, рассматриваемая в социальном аспекте, является системой? Обыденное сознание отвечает на этот вопрос положительно. Отсюда и начинается путаница.

5. Разнообразие системных представлений
5.1. Если под системой понимать любую совокупность элементов и связей между ними (а именно таково одно из определений системы), то любая социальная организация является системой, и что бы ее руководитель ни предпринимал – даже нарушая здравый смысл и действующее законодательство – требование системности будет исполнено автоматически. При этом институт контроллинга лишается важных критериев, например, в своем социальном аспекте. Результат отчеканен в афоризме «хотели как лучше, а получилось как всегда».
Немногим более функционально определение «Система – совокупность элементов, объединенных общей функциональной средой и целью функционирования» [16, c. 23].
Тем не менее, системная парадигма, предлагающая более «мягкие» в сравнении с ортодоксальной экономикой инструменты, получила «права гражданства» в экономическом дискурсе. Прежде всего, уточнения потребовали термины «парадигма» и «институт». Они оказались отнюдь не однозначными. Фундаментальные работы Т .Куна и И. Лакатоса оставляют пространство для шагов инструментальной конкретизации вышеназванных терминов [17]. Автор обсуждаемой работы – видный венгерский экономист Я. Корнаи показывает, что ни в одной капиталистической стране не найдено логически оправданной модели участия государства (в той или иной степени) в построении и функционировании системы здравоохранения либо отказа от такого участия. Это указывает, по мнению автора, на ограниченность возможностей капиталистической системы в ее современном состоянии. Заслуживает внимания также констатация автора относительно слабой предсказательной силы системной парадигмы в отношении динамики исследуемых процессов; так, ее адепты не смогли предсказать сроков лавинообразного изменения общественного строя в России и других странах социалистического лагеря. Справедливости ради заметим, что этого не смогли сделать представители ни одной из существующих научных и методологических школ. В своих последующих работах Я. Корнаи размышляет о возможностях эволюции капиталистической системы с позиций системной парадигмы [18 – 19].
В практике консалтинга и контроллинга приходится иногда сталкиваться с упрощением системного подхода, граничащим с профанацией. Тогда системность низводится чуть ли не до простой комплектности механистически понимаемой системы. Фигурально говоря, считается, что если условный «автомобиль» имеет четыре колеса или хотя бы три, то он уже построен системно.
5.2. В теории систем имеются и менее общие, а, следовательно, более операциональные определения обсуждаемой категории. Важной характеристикой таких систем является целостность. Объекты либо обладают свойством целостности, либо – не обладают им. Пограничное состояние может характеризоваться мерцающей целостностью [20]. «Понятие «Целостность» выражает интегрированность, самодостаточность, автономность этих объектов, их противопоставленность окружению, связанную с их внутренней активностью; оно характеризует их качественное своеобразие, обусловленное присущими им специфическими закономерностями функционирования и развития» [21, с.763]. В наибольшей степени целостность наблюдаема у живых организмов, но они не являются исключением.
Агропромышленный комплекс может сохранять собственную целостность в определенном диапазоне урожайности выращиваемых сельскохозяйственных культур. При этом целостности системы угрожает как неурожай, так и урожай сверх-обильный, поскольку последний исчерпывает перерабатывающие мощности, объем хранилищ и приводит к падению цен на продукцию на мировом рынке.
Г.Б. Клейнеру принадлежит концепция гармоничности экономики [22, c 233] как соорганизации экономической активности четырех канонических типов социально-экономических систем – объектов, проектов, процессов и сред. Конечно, в реальности речь может идти о преобладании тех или иных свойств в системе, а не об абсолютном их отсутствии. В основу этой оригинальной классификации положено представление об ограниченности/неограниченности рассматриваемой системы во времени и пространстве. Так, система с условны наименованием «среда» не имеет ограничений во времени и пространстве. Объект ограничен в пространстве, но не во времени. Процесс, наоборот, ограничен во времени (из-за неизбежной ограниченности любых ресурсов), но не в пространстве. Проект ограничен по обоим заявленным измерениям. Целостная система (например, экономика страны) строится в виде комбинации систем всех четырех типов.
5.3. Из медицины пришло представление о функциональных системах. Блестящий отечественный физиолог П.К. Анохин назвал функциональными системами создаваемые целостным организмом для достижения полезного для себя результата специальные центральные и периферические образования, «динамически и избирательно объединяющие всегда на основе циклических взаимоотношений как близко, так и далеко расположенные структуры организма, дробные разделы любых цельных в анатомическом отношении систем и даже частные детали отдельных органов». Таким образом, функциональная система – это комплекс «динамических, избирательно объединенных соответствующей потребностью организма центрально-периферических организаций, деятельность которых направлена на достижение полезного для системы и организма в целом приспособительного результата». [14, с. 23 – 24].
Таким образом, категория «функциональная система» мыслилась ее автором как подсистема единицы животного царства (п. 6 Табл. 1) либо подсистема человеческого организма (п. 7 Табл. 1). Между тем в литературе можно встретить распространение этой категории на здравоохранение как на функциональную систему государства – п. 8 Табл. 1. [14, с. 246]. Эта аналогия может привести на ложный путь при попытках выстроить с ее помощью удовлетворительную систему государственного здравоохранения. И контроллер, работающий в сфере здравоохранения, должен это понимать. Ведь по П.К. Анохину функциональная система создается материнской целостной системой – организмом. Организмы животного и человека практически подтверждают свойство целостности (с поправкой на ограниченную во времени продолжительность индивидуальной жизни) в течение миллионов лет эволюции. Но можно ли априорно назвать любое государство целостной системой? Если нет, то для государства возникает, скорее, ситуация проектирования без прототипов [23].
Вследствие «проточности» состава населения продолжительность существования государства не ограничена «износом» его конкретных граждан. Она определяется качеством функционирования его подсистем, в частности, системы здравоохранения, экономической системы и т.п. Пока не установлен четкий количественный критерий целостности, трудно спроектировать и реализовать обеспечивающие ее функциональные подсистемы государства и их кооперацию. Важное место в этой кооперации занимает и сельскохозяйственная отрасль.
5.4. Австрийский ученый Л. фон Берталанфи [24 – 27] ввел понятие целеустремленной системы – совокупности элементов и связей между ними, организованных таким образом, что цель, поставленная перед системой, достигается в определенном диапазоне внешних воздействий. Такое определение уже можно корректно применить к классу социальных, прокреационно-демографических и т.п. систем (прокреация – воспроизводство коренного населения), стоит лишь выделить измеримые параметры и установить их целевые значения. Например, систему здравоохранения считать удовлетворительной, если она остановит депопуляцию страны (возможно, в кооперации с другими подсистемами).
Такую страну можно считать целостной т.е. самодостаточной системой, субъектом истории, способным длить свое существование на исторической арене без временных ограничений. Целостность является важным свойством любой системы, с ее утратой начинается распад.
5.5. Важный вклад в развитие системного анализа и синтеза внес видный отечественный философ и методолог Г.П. Щедровицкий. Он указал на главенствующую роль процессов в существовании системы и предложил 5 топик (шагов) системного анализа и синтеза, позволяющих операционально работать с ее моделями [28]: а) процессы, б) структуры, поддерживающие их протекание, в) наборы функциональных связей между элементами структур, г) материал, из которого состоят указанные структуры, д) организованность материала.
5.6. В динамически меняющемся мире, помимо целостных систем различных уровней организованности, существуют их продукты, лишенные свойств целостности и вследствие этого распадающиеся с различной скоростью (от «горения» до «гниения») на целостные системы нижних уровней табл. 1. Так, организм, превратившись в труп, постепенно распадается на молекулы. Прагматически ориентированному субъекту деятельности с ограниченной временной перспективой не всегда легко отличить целостную социальную систему от ее достаточно медленно распадающегося подобия («симулякра»). Симулякр (от лат. simulo, «делать вид, притворяться») – изображение без оригинала, репрезентация чего-то, что на самом деле не существует (Ж. Бодрияр).
5.7. Известный «гуру» американского политического истеблишмента и традиционный консультант американских президентов З. Бжезинский признает, что он ограничивает горизонт своих стратегических построений всего одним-двумя сроками президентского правления в США [29]. Но за 4 или 8 лет этому президенту трудно, чрезмерно затратно да и незачем выстраивать систему национального масштаба, например, подсистему здравоохранения. Ведь внимания управленца требуют появляющиеся в оперативном пространстве разномасштабные динамичные угрозы. Точнее, в горизонте управленца с ограниченным сроком полномочий наличное здравоохранение является эквифинальной системой в том смысле, что в течение этого срока оно прекрасно удовлетворяет его личные потребности в медицинском обслуживании и не мешает расти его политическому рейтингу. Но в горизонте интересов рядового гражданина ситуация выглядит иначе: для него здравоохранение отнюдь не является эквифинальной системой. В темпоральных масштабах собственной жизни он ощущает снижение качества медицинских услуг и степени социальной защищенности, вызванное непрерывной деградацией медицины и уменьшением степени ее доступности. Она не является эквифинальной системой в горизонте протяженности человеческой жизни. То же самое можно сказать относительно сельскохозяйственной отрасли.
Таким образом, понятие системности оказывается темпорально-относительным.
Для функционера с ограниченным сроком полномочий понятие системности в корне отличается от понятия его избирателей. Так что системность является также субъектно-относительным качеством.
На уровне социальных или прокреационно-демографических организованностей проверку на системность в «неограниченном» временном горизонте выдерживают разве что некоторые религии, культуры, цивилизации, социокультурные институты (семья, государство, бюрократия). Ответ на вопрос о системности совокупной европейской культуры мы находим в современной прокреационно-демографической статистике. И ответ этот – отрицательный [30].
5.8. На уровне социального системного дизайна оказываются важными представления о «живых» системах (в отличие от симулякров). «Живыми», вслед за Э. Мореном, мы будем считать только такие социальные системы, которые способны воспроизводить утрачиваемые с течением времени элементы [31].
5.9. Важное место в построении целостной социальной системы занимают процессы организации и самоорганизации. Современный французский философ Э. Морен считает полным определение системы, принадлежащее структуралисту и теоретику систем Ф. де Соссюру: «система – это организованная целостность, построенная из взаимосвязанных элементов, которые можно определить только по отношению друг к другу в зависимости от того места, которое они занимают в этой целостности» (Цит. по [31], c. 132). Он уточняет: «…мы можем понимать под системой общую целостность, организованную посредством взаимоотношений между элементами, действиями или индивидами» [31, с. 133]. В понимании Морена системность процесса исследования состоит в том, что «…всякое понятие, всякая теория, всякое познание, всякая наука отныне должны включать в себя двойной или множественный вход (физический, биологический, антропосоциологический), двойной фокус (субъект/объект) и должны создавать петлю. Идея в том, что замыкание петли – это не просто стыковка начала с концом, а трансформация» [31, с. 442].
Полезно иметь в виду также ту точку зрения, что «система – это множество элементов материальной природы с кооперативным управлением хотя бы одним общим ресурсом» [32, с. 5].
5.10. «Кентавр-системы» рассматриваются в контексте естественного-искусственного. Естественным считается то, что возникло и существует без участия человека. Искусственное же первоначально проектируется, а затем реализуется с участием человека. Важно, что понятия естественного и искусственного могут рассматриваться как относительные. При этом естественной считается та часть системы, которая создается (создавалась) и существует независимо то данного конкретного (индивидуального или коллективного) субъекта, оперирующего здесь и сейчас с этой кентавр-системой. Таким образом, некоторая часть системы «оестествляется».
Здесь на первый план выдвигаются организационно-управленческие задачи. «Для того чтобы организовать управление, оказывается необходима сложнейшая комбинация такого рода знаний, где мы рассматриваем сначала нижележащую систему как Е-систему, осуществляем прогнозирование и находим линию ее естественного развития, потом, переходя в социотехническую позицию, начинаем вырабатывать некоторые идеалы в отношении этих систем, мы их проектируем и конструируем. Затем мы строим соответствующие средства в виде организованностей, а дальше начинается типологическая игра на «воронках» возможного развития… Для того чтобы управлять, нужно в самом простом варианте получить одиннадцать типов знаний об объекте, благодаря которым можно осуществлять деятельность управления по отношению к данному объекту, особым образом их соорганизуя» [33, с. 444]. Для контроллера выяснение вопроса - является ли выстраиваемая социальная кентавр-система «живой» - выливается в исследование ее целостности.
В конструировании же кентавр-системы необходимо работать в так называемых условиях «3Г». «Гетерогенность, гетеротемпоральность и гетероиерархичность трактуются Г.П. Щедровицким как фундаментальные свойства кентавр-объектов или объектов “ЗГ”, характеризующихся популятивным способом существования [33]. Популятивность при этом предполагает наличие разнообразия в обоих указанных вариантах (гетерогенности и полиморфизма). Очевидно, что популятивность, кентавровость – свойство всякого организма. Т.о., как полагает С.В. Чебанов, представление о популятивном кентавр-объекте как объекте “3Г” близко к представлению об организме (по крайней мере, организмы наделены всеми свойствами объектов “3Г”), но при другом способе препарирования материала.» [34, с. 38].
5.11. В методологии мягких систем П Чекленда система рассматривается не как часть реального мира, а как системно-организованный процесс его изучения [35, с. 36 – 42]. Данный автор вводит понятие активной системы (human activity system), в которой акторы действуют сообразно своей картине мира, в рамках правил и практик, принятых в данной культуре. В нашей стране теория активных систем активно развивается в трудах научной школы В.Н. Буркова (ИПУ РАН).
5.12. Постнеклассический научный подход позволяет рядополагать внешний и внутренний мир субъекта. На плацдарме полученного таким образом интегрального мира можно рассматривать сущности, ранее не умещавшиеся в поле зрения европейских наук, например, мифы. Выясняется, что целостная социальная система является частью структуры постнеклассически понимаемого мифа. В постнеклассической онтологии миф есть самовоспроизводящаяся система, существующая в пространстве интегрального мира, состоящего из внешнего мира человека и его внутреннего мира (индивидуального сознания и личностного бессознательного), представленная замкнутой гетероморфной цепочкой процессов, протекающих в указанных подпространствах. По структуре и способу существования древний миф подобен естественным институтам современного общества. Миф обладает атрибутами трансперсонального живого существа, распределенного по приверженным ему индивидам социума. Так, он реализует метаболизм, обеспечивая собственную идентичность на сменном человеческом материале. Т.о., трансперсональное мышление распределенного существа детерминируется ритуалами, архетипами и текущими организованностями психики. [36, 37].

6. Обращение к актуальной современности

Обращаясь к современности, заметим, что системность проведения инновационных преобразований крупномасштабным агропромышленным комплексом возможна только при системном управлении этими преобразованиями. Здесь сама ситуация управления полагается системой по Э. Морену, т.е. включающей два или более взаимодействующих фокусов. Петля связи между управляющим и управляемым фокусами на современном шаге разработки техник управления развита неравномерно. Если «прямая» ветвь связи от управляющего полюса к управляемому избыточно обеспечена на структурном, юридическом, силовом и т.д. уровне, то «обратная» связь никак не обеспечена. Исполнительский фокус ситуации управления лишен роли регулятора, удерживающего управляющий фокус в рамках эффективности. Для компенсации несимметрии в систему управления следует ввести подсистему контроллинга, обеспечивающую разработку и внедрение регулярных средств принятия и реализации стратегических управленческих решений [9 – 12].
В качестве примера укажем, что рассматриваемый подход позволяет установить, что подсистема управления сегодняшнего дня (в кооперации с другими подсистемами) в горизонте нескольких сотен лет не обеспечивает целостности не только нашей страны, но и развитых стран Запада, о чем свидетельствует их прогрессирующая депопуляция. Выход видится в разработке и реализации инструментария «третьего пути экономики» на основе вновь вводимой категории прокреационного капитала как обобщения категории человеческого капитала. [38 – 40]. Дополнительную сложность в этом вопросе создает неполная прозрачность экономических структур [41].
Интересной представляется возможность проектирования и реализации подсистемы управления и подсистемы контроллинга агропромышленного комплекса при учете взаимодействия с другими подсистемами страны.

7. Значение новой парадигмы математических методов исследования для разработки математического обеспечения решения задач контроллинга агропромышленного комплекса.

На основе недавно проведенного объективного анализа исполнительный директор НП "Объединение контроллеров" С.Г. Фалько вынужден констатировать, что в арсенале менеджеров, особенно зарубежных, сегодня практически нет принципиально новых методов и инструментов [42]. Однако специалистам хорошо известно, что перспективные математические и инструментальные методы контроллинга активно разрабатываются в нашей стране [43, 44]. Проблема в том, что эти новые методы и инструменты контроллинга плохо известны основной массе менеджеров - как теоретиков, так и практиков. Математики работают в своем кругу, менеджеры - в своем, и эти круги почти не имеют общих точек (специалистов). Поэтому обсуждение новых математических инструментов контроллинга представляется весьма важным, с целью донести содержание новых научных результатов до широких масс менеджеров, как тех, кто занимается теоретическими изыскания, так и до решающих прикладные задачи и ведущих преподавание.
Преподавание математических дисциплин в вузах в послевоенные годы (т.е. за последние 70 лет) сравнительно мало менялось. Поэтому может создаться впечатление, что мало нового появилось и в области основ математических инструментов контроллинга. Это совсем не так. В XXI веке разработана новая парадигма математических методов экономики. Она доведена до нужд преподавания и практического применения. В частности, выпущено более 10 учебников, разработанных в соответствии с этой парадигмой [45]. Примером является учебник по прикладной статистике [46]. Новая парадигма основана на современном развитии математики как целостной научной области - на системной нечеткой интервальной математике [47], которую можно рассматривать как математику XXI века. Развернем сказанное.
Математические и инструментальные методы контроллинга. Современное состояние математических и инструментальных методов контроллинга отражено в монографии [43]. Как отмечено в предисловии С.Г. Фалько, эта монография является необычной. Ее необычность в том, что это одна из первых монографий, посвященных всестороннему рассмотрению нового перспективного междисциплинарного научного направления, относящегося прежде всего к методологии и практике управления. Естественно использовать название этого научного направления в соответствии с названием монографии: «Математические и инструментальные методы контроллинга».
Мы полагаем вслед за С.Г. Фалько [6], что контроллинг – это комплексная система поддержки управления организацией, направленная на координацию взаимодействия систем менеджмента и контроля их эффективности. Контроллинг может обеспечивать информационно-аналитическую поддержку процессов принятия решений при управлении организацией (предприятием, корпорацией, агропромышленной системой, органом государственной власти) и может быть частью системы управления, прописывающей принятие определённых решений в рамках определённых систем менеджмента. Современный контроллинг включает в себя управление рисками, обширную систему информационного снабжения предприятия, систему оповещения путём управления системой ключевых показателей, управление системой реализации стратегического, тактического и оперативного планирования и систему менеджмента качества.
Под математическими методами контроллинга понимаются разделы математики, прежде всего современной математической статистики, относящиеся к высоким статистическим технологиям, а также автоматизированный системно-когнитивный анализ (АСК-анализ), которые могут быть применены для разработки и применения математических моделей с целью решения практических задач контроллинга.
Под инструментальными методами понимается программное обеспечение, программные системы, которые могут быть применены для решения задач контроллинга в различных предметных областях. Программный инструментарий АСК-анализа – интеллектуальная система «Эйдос» - является одним из примеров такого программного обеспечения.
Круг вопросов, нашедших отражение в монографии [43], весьма широк. Даже их простое перечисление заняло бы десятки страниц, поэтому это не имеет смысла делать это здесь. Тем более что в монографии есть не только оглавление, включающее лишь наименования двенадцати глав, но и весьма детализированное содержание (как и в следующей монографии по той же тематике [44]). Монография состоит из двух частей, которые связаны по содержанию и примерно равны по объему.
Первая часть, включающая 4 главы, посвящена высоким статистическим технологиям в контроллинге. В ней раскрываются следующие вопросы: что такое контроллинг, контроллинг методов, общий взгляд на математические и инструментальные методы контроллинга, конкретные области математических и инструментальных методов контроллинга, экономико-математическая поддержка контроллинга.
Вторая часть включает 8 глав и содержит краткое описание нового перспективного инструмента контроллинга - автоматизированного системно-когнитивного анализа (АСК-анализа) - и раскрывает возможности его применения в ряде предметных областей: в контроллинге научной и образовательной деятельности, управлении знаниями (knowledge management) и информационной безопасности самообучающейся организации, бенчмаркинге торговой фирмы, управлении технологическими знаниями в производственной фирме, управлении персоналом фирмы путем решения обобщенной задачи о назначениях, прогнозировании рисков автострахования (андеррайтинг), количественном автоматизированном SWOT- и PEST-анализе средствами АСК-анализа и интеллектуальной системы «Эйдос-Х++».
Отличительной особенностью монографий [43, 44] является большое количество подробных численных примеров применения предлагаемых инструментов контроллинга в различных предметных областях.
Главное предложение, подробно обоснованное в монографии, состоит в том, что целесообразно ввести в перечень специальностей научных работников новую специальность: 08.00.15 – «Математические и инструментальные методы контроллинга», разработать паспорт специальности, включающий три раздела: экономический, технический и математический, и начать подготовку аспирантов и защиту кандидатских и докторских диссертаций по этой специальности с присвоением степеней по экономическим, техническим и физико-математическим наукам в зависимости от того, в какой предметной области больше пунктов, выносимых на защиту, и пунктов научной новизны: в экономической, технической (инструментальные методы, т.е. программное обеспечение) или математической (математическое моделирование).
Монографии [43, 44] имеет высокую степень научной новизны. Поэтому естественно, что некоторые мысли, излагаемые в монографии, носят спорный и дискуссионный характер и высказаны в порядке научного обсуждения.
Системная нечеткая интервальная математика. Математические и инструментальные методы контроллинга [43, 44] и новая парадигма математических методов экономики [45] основаны на современном развитии математики в целом - на системной нечеткой интервальной математике, впервые систематически изложенной в [47].
В монографии [47], состоящей из двух взаимосвязанных частей, рассматриваются перспективы и некоторые «точки роста» современной теоретической и вычислительной математики.
В первой части освещаются следующие вопросы: числа и множества - основа современной математики; математические, прагматические и компьютерные числа; переход от обычных множеств - к нечетким; теория нечетких множеств и «нечеткое удвоение» математики; сведение теории нечетких множеств к теории случайных множеств; интервальные числа как частный случай нечетких множеств; развитие интервальной математики (интервальное удвоение математики).
Вторая часть посвящена вопросам системного обобщения математики: система как обобщение множества; системное обобщение математики и задачи, возникающие при этом; системное обобщение операций над множествами (на примере операции объединения булеанов); системное обобщение понятия функции и функциональной зависимости; когнитивные функции; матрицы знаний как нечеткое с расчетной степенью истинности отображение системы аргументов на систему значений функции; модификация метода наименьших квадратов при аппроксимации когнитивных функций; развитие идеи системного обобщения математики в области теории информации - системная (эмерджентная) теория информации; информационные меры уровня системности - коэффициенты эмерджентности; прямые и обратные, непосредственные и опосредованные правдоподобные логические рассуждения с расчетной степенью истинности; интеллектуальная система Эйдос-Х++ как инструментарий, реализующий идеи системного нечеткого интервального обобщения математики.
Как и в монографиях [43, 44], некоторые мысли, излагаемые в монографии [47], носят спорный и дискуссионный характер и высказаны в порядке научного обсуждения.
Новая парадигма математических методов исследования. Математические методы исследования используются для решения практических задач с давних времен. Так, в Ветхом Завете рассказано о весьма квалифицированно проведенной переписи военнообязанных (Четвертая книга Моисеева "Числа"). Математические методы исследования быстро развиваются. В первой половине ХХ в. была разработана классическая парадигма методов обработки данных, полученных в результате измерений (наблюдений, испытаний, анализов, опытов). Математические методы исследования, соответствующие классической парадигме, широко используются и в настоящее время. Со стороны может показаться, что в этой области основное давно сделано, современные работы направлены на мелкие усовершенствования. Однако это совсем не так. Новая парадигма математических методов исследования [48] принципиально меняет прежние представления. Она зародилась в 1980-х гг., но подробно изложена позже - в серии наших монографий и учебников уже в XXI в.
Типовые исходные данные в новой парадигме – объекты нечисловой природы (элементы нелинейных пространств, которые нельзя складывать и умножать на число, например, множества, бинарные отношения), а в старой – числа, конечномерные векторы, функции. Ранее (в классической старой парадигме) для расчетов использовались разнообразные суммы, однако объекты нечисловой природы нельзя складывать, поэтому в новой парадигме применяется другой математический аппарат, основанный на расстояниях между объектами нечисловой природы и решении задач оптимизации.
Изменились постановки задач анализа статистических данных. Старая парадигма исходит из идей начала ХХ в., когда К. Пирсон предложил четырехпараметрическое семейство распределений для описания распределений реальных данных. В это семейство как частные случаи входят, в частности, подсемейства нормальных, экспоненциальных, Вейбулла-Гнеденко, гамма-распределений. Сразу было ясно, что распределения реальных данных, как правило, не входят в семейство распределений Пирсона (об этом говорил, например, академик С.Н. Бернштейн в 1927 г. в докладе на Всероссийском съезде математиков). Однако математическая теория параметрических семейств распределений (методы оценивание параметров и проверки гипотез) оказалась достаточно интересной с чисто теоретической точки зрения, и именно на ней до сих пор основано преподавание во многих вузах. Итак, в старой парадигме основной подход к описанию данных - распределения из параметрических семейств, а оцениваемые величины – их параметры, в новой парадигме рассматривают произвольные распределения, а оценивают - характеристики и плотности распределений, зависимости, правила диагностики и др. Центральная часть теории согласно новой парадигме – уже не статистика числовых случайных величин, а статистика в пространствах произвольной природы.
В старой парадигме источники постановок новых задач - традиции, сформировавшиеся к середине ХХ века, а в новой - современные потребности математического моделирования и анализа данных (XXI век), т.е. запросы практики. Конкретизируем это общее различие. В старой парадигме типовые результаты - предельные теоремы, в новой - рекомендации для конкретных значений параметров, в частности, для определенных объемов выборок. Изменилась роль информационных технологий – ранее они использовались в основном для расчета таблиц (в частности, информатика как наука находилась вне математической статистики), теперь же они - инструменты получения выводов (имитационное моделирование, датчики псевдослучайных чисел, методы размножение выборок, в т.ч. бутстреп, и др.). Вид постановок задач приблизился к потребностям практики – при анализе данных от отдельных задач оценивания и проверки гипотез перешли к статистическим технологиям (технологическим процессам анализа данных). Выявилась важность проблемы «стыковки алгоритмов» - влияния выполнения предыдущих алгоритмов в технологической цепочке на условия применимости последующих алгоритмов. В старой парадигме эта проблема не рассматривалась, для новой – весьма важна.
Если в старой парадигме вопросы методологии моделирования практически не обсуждались, достаточными признавались схемы начала ХХ в., то в новой парадигме роль методологии (учения об организации деятельности) является основополагающей. Резко повысилась роль моделирования – от отдельных систем аксиом произошел переход к иерархическим структурам моделей. Сама возможность применения вероятностного подхода теперь – не «наличие повторяющегося комплекса условий», как писали в середине ХХ в. (реликт физического определения вероятности по Мизесу, использовавшегося до аксиоматизации теории вероятностей А.Н. Колмогоровым в 1930-х гг.), а наличие обоснованной вероятностно-статистической модели.
Если раньше данные считались полностью известными, то для новой парадигмы характерен учет неопределенностей данных, в частности, интервальных и нечетких. Изменилось отношение к вопросам устойчивости выводов – в старой парадигме практически отсутствовал интерес к этой тематике, в новой разработана развитая теория устойчивости (робастности) выводов по отношению к допустимым отклонениям исходных данных и предпосылок моделей [48].
Подведем итоги. Внедрение перспективных математических методов контроллинга позволит повысить научный уровень и практическую значимость работ контроллеров, преодолеть кризис, описанный в статье [42]. Достаточно подробная сводка полученных к настоящему времени научных результатов в области разработки перспективных математические и инструментальные методов контроллинга дана в монографии [43, 44]. Эти результаты основаны на новой парадигме математических методов исследования, в частности, в области экономики и управления [45, 48]. Другим примером реализации новой парадигмы является учебник по прикладной статистике [46]. Теоретической основой предлагаемых в [43, 44] новых математических и инструментальных методов контроллинга является системная нечеткая интервальная математика [47]. Близкие вопросы обсуждаются в докладе [49] и статьях [50, 51].

Литература

1. Пригожин А.И. Дезорганизация: причины, виды, преодоление. М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. – 402.с.
2. Орлов А.И., Реут Д.В. О влиянии масштаба агропромышленной системы на задачи и аппарат подсистемы контроллинга в ее системе управления // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2017. – №05(129). – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2017/05/pdf/45.pdf, 1,938 у.п.л. – IDA [article ID]: 1291705045. http://dx.doi.org/10.21515/1990-4665-129-045 С. 532 – 562.
3. Рэнд А. Возвращение примитива. Антииндустриальная революция. М.: Альпина Паблишер, 2105. – 347 с.
4. Rousseau D., Wilby J., Billingham J., Blachfellner S. A typology for the systems field / Systema, 2016, # 4 (1), p. 15 – 47.
5. Фалько С.Г., Рассел К.А., Левин Л.Ф. Контроллинг: национальные особенности – российский и американский опыт / Контроллинг, 2002, № 1, с. 2 – 8.
6. Фалько С.Г. Предмет контроллинга как самостоятельной научной дисциплины // Контроллинг, 2005, № 13, с. 2 – 6.
7. Реут Д.В. Позиционирование контроллинга в концепции организации с учетом специфики промышленности, социальной сферы, здравоохранения // Контроллинг. 2008, № 26, с. 20 – 28.
8. Реут Д.В. Контроллинг в институциональной среде // Контроллинг. 2009, № 2, С. 12 – 19.
9. Реут Д.В. Философия контроллинга. Контроллинг. 2010, № 1, С. 3 – 10.
10. Реут Д.В. О месте, структуре и содержании управления в системе деятельности // Философия управления: проблемы и стратегии / Отв. ред. В.М. Розин. – М.: ИФРАН, 2010. С. 112 – 133.
11. Реут Д.В. О возможности и необходимости распространения концепции контроллинга на класс крупномасштабных систем // Управление развитием крупномасштабных систем (MLSD’2012): Тезисы докладов Шестой международной конференции (октябрь 2012, г. Москва, Россия). М.: Учреждение Российской академии наук Институт управления им. В.А. Трапезникова РАН, 2012. – С. 179–182.
12. Реут Д.В. Крупномасштабные системы: управление, методология, контроллинг. М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2013. – 182 с.
13. Контроллинг на промышленном предприятии: Учебник для вузов / Под ред. С.Г. Фалько и А.М. Карминского. – М.: ИД Форум, 2013. – 304 с.
14. Венедиктов Д.Д. Очерки системной теории и стратегии здравоохранения. – М., 2008. 336 с.
15. Кенэ Ф., Тюрго А.Р.Ж., Дюпон де Немур П.С. Физиократы. Избранные экономические произведения. – М.: Эксмо, 2008. – 1200 с.
16. Хомяков П.М. Системный анализ. – М.: URSS, 2006. 216 с.
17. Корнаи Я. Системная парадигма // Вопросы экономики, 2002. № 4, C. 4 – 22.
18. Корнаи Я. Что означает «изменение системы»? // Вопросы экономики, 2008. № 2, C. 99 – 112.
19. Корнаи Я. Размышления о капитализме. М. – СПб.: Издательство института Гайдара. 2012. – 352 с.
20. Реут Д.В. Прокреационная ситуация и возможности управления ее развитием. Труды 5-й международной конференции "Когнитивный анализ и управление развитием ситуаций (CASC'2005)". Москва, 18-20 октября 2005, М.: Институт проблем управления РАН, с. 135-143.
21. Философский энциклопедический словарь / Под ред. Л. Ф. Ильичева и др. - М.: Сов. энциклопедия, 1983. - 840 с.
22. Клейнер Г.Б. Системная теория стратегического планирования // Эволюционная теория, теория самовоспроизводства и экономическое развитие: Материалы 7-го Международного симпозиума по эволюционной экономике, 14 – 15 сентября 2007 г. Россия, Московская область, г. Пущино – ИЭ РАН, 2008 – С. 231 – 260.
23. Рапопорт А.Г. Проектирование без прототипов // Разработка и внедрение автоматизированных систем в проектировании (теория и методология). М.: Стройиздат ЦНИПИАСС , 1975, с. 299 – 392.
24. von Bertalanffy, L. (1934). Wandlungen des biologischen Denkens. Neue Jahrbücher Für Wissenschaft Und Jugendbildung, 10, 339–366.
25. von Bertalanffy, L. (1950a). An Outline of General System Theory. British Journal for the Philosophy of Science, 1(2), 134–165.
26. von Bertalanffy, L. (1950b). The Theory of Open Systems in Physics and Biology. Science, 111(2872), 23–29.
27. Bertalanffi L. von. General System Theory. Foundations, Development, Applications. London, 1971. (P. 40 – 46).
28. Щедровицкий Г.П. Два понятия системы // Избранные труды. - М.: Школа культурной политики, 1995, С. 228 – 232.
29. Бжезинский З. Еще один шанс. – М.: Международные отношения, 2007, 240 с.
30. Реут Д.В. Прокреационно-деятельностный подход к построению концепции культуры // Фундаментальные проблемы культурологии: В 4 т. Том I: Теория культуры / отв. ред. Д. Л. Спивак. — СПб. : Алетейя, 2008, с. 137 – 150.
31. Морен Э. Метод. Природа природы. – М.: Прогресс-Традиция, 2005. – 464 с.
32. Моросанов И.С. О теории систем. – М.: Компания Спутник+, 2003. – 20 с.
33. Щедровицкий Г.П. «Естественное» и «искусственное» в социотехнических системах // Избранные труды. - М.: Школа культурной политики, 1995, с. 437 – 448.
34. Чебанов С.В. Интерпретация тела и постижение жизни. http://kudrinbi.ru/public/371/index.htm .
35. Плотинский Ю.М. Модели социальных процессов. – М.: Логос, 2001, 296 с.
36. Реут Д.В. Системно-антропологическая реконструкция мифа // Методологический фронтир 90-х. V чтения памяти Георгия Петровича Щедровицкого. М.: Путь, 2000, с. 89-125.
37. Реут Д.В. О детерминации процессов мышления в распределенном организме мифа // Мир психологии. 2009, № 2, С. 115 – 123.
38. Реут Д.В. Базовая форма человеческого капитала // Управление инновациями-2009: Материалы международной научно-практической конференции 30 ноября – 2 декабря 2009 г. / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: ЛЕНАРД, 2009. – С. 373 – 378.
39. Реут Д.В. Об особенностях воспроизводства человеческого капитала // Информационная экономика: институциональные проблемы: Материалы Девятых Друкеровских чтений / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: Доброе слово, 2009. – С. 377 – 387.
40. Реут Д.В. Прокреационный капитал. [Электрон. ресурс]/ Российский экономический конгресс. Сборник докладов участников. - М., ИЭ РАН, 2009. - 1 CD-ROM. Интернет-версия: http://econorus.org/consp/files/14ts.doc.
41. Барсукова С.Ю. Сращивание теневой экономики и теневой политики // Мир России, 2006, № 3, с. 158 – 179.
42. Фалько С.Г. Почему в арсенале менеджеров сегодня нет принципиально новых методов и инструментов?! // Инновации в менеджменте. 2015. № 1 (3). С.2-3.
43. Орлов А.И., Луценко Е.В., Лойко В.И. Перспективные математические и инструментальные методы контроллинга. Под научной ред. проф. С.Г. Фалько. Монография (научное издание). – Краснодар, КубГАУ. 2015. – 600 с.
44. Орлов А.И., Луценко Е.В., Лойко В.И. Организационно-экономическое, математическое и программное обеспечение контроллинга, инноваций и менеджмента: монография / под общ. ред. С. Г. Фалько. – Краснодар : КубГАУ, 2016. – 600 с.
45. Орлов А.И. Новая парадигма математических методов экономики // Экономический анализ: теория и практика. – 2013. – № 36 (339). – С.25–30.
46. Орлов А.И. Прикладная статистика. - М.: Экзамен, 2006. - 671 с.
47. Орлов А.И., Луценко Е.В. Системная нечеткая интервальная математика. Монография (научное издание). – Краснодар, КубГАУ. 2014. – 600 с.
48. Орлов А.И. Новая парадигма математических методов исследования // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. 2015. Т.81. №.7. С. 5-5.
49. Орлов А.И. Перспективные математические методы контроллинга // Менеджмент и контроллинг в условиях нестабильности рынков и внешних угроз. Сборник научных трудов международной научно-практической конференции по контроллингу 8 - 9 октября 2015 г. Под научной редакцией д.э.н., профессора Фалько С.Г. - Рязань - Москва: НП «Объединение контроллеров», 2015 год. - С.102 - 106. [Электронное издание]. URL: http://controlling.ru/files/74.pdf (дата обращения 24.09.2017).
50. Орлов А.И. О новых перспективных математических инструментах контроллинга // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 113. С. 340–354.
51. Орлов А.И. О развитии математических методов контроллинга / А.И. Орлов // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2016. № 120. С. 49–59.

Публикация:
Орлов А.И. Системная парадигма как основание построения службы контроллинга агропромышленного комплекса / А.И. Орлов, Д.В. Реут // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета (Научный журнал КубГАУ) [Электронный ресурс]. – Краснодар: КубГАУ, 2017. – №08(132). С. 518 – 548. – IDA [article ID]: 1321708043. – Режим доступа: http://ej.kubagro.ru/2017/08/pdf/43.pdf, 1,938 у.п.л.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Вс апр 29, 2018 5:34 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7666
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.901 от 30 апреля 2018 г.

Уважаемые подписчики!

Об известном писателе и философе А.А. Зиновьеве как он есть рассказывает Светлана Замлелова в статье «Я сам есть гомосос».
В статье "Время, книги и судьбы" Алексей Парфёнов размышляет, в частности, о творчестве Ивана Антоновича Ефремова.
Проблемы оплаты жилищно-коммунальных услуг обсуждает Борис Осадин в статье "Дом, в котором я живу".





«Я сам есть гомосос»

Светлана Замлелова

Оппозиция в России существует давно. В царские времена оппозиция требовала отмены крепостного права, введения Конституции, упразднения самодержавия и т.д. и т.п. Говоря о советской оппозиции, вспоминают обычно диссидентов, но их требования к власти не зафиксированы в истории в виде членораздельной программы. Кто-то подпал под цензуру, чем и был недоволен, кого-то не выпускали в Израиль, кому-то не дали дачу, ну а кто-то, как водится, мечтал о свободе, непонятно что именно под этим подразумевая.
Но попадались и совершенно особенные люди: к диссидентам себя не относившие, за свободу, пожалуй, не боровшиеся, многим, по тогдашним меркам, обладавшие и все-таки чем-то недовольные. Таков, например, Александр Александрович Зиновьев, чье 95-летие Россия отметила в 2017 г. Человек сложной судьбы и не менее сложного устройства, огромного ума и всестороннего дарования, признанный на Западе русский ученый, писатель и художник. Непонятый и непонятный, обожаемый одними и ненавидимый другими, человек-загадка, которая, пожалуй, не разгадана по сей день.
Он любил повторять, что всегда предпочитает говорить правду, несмотря на условия и обстоятельства; что книги его продиктованы потребностью высказать эту правду, даже если она нежелательна и неудобна кому-то. Он и других призывал к тому же, призывал не бояться высказываться и бунтовать, если рядом бессовестно попирается правда.
Прежде всего он был философ и логик, автор почти полутора десятка книг, посвященных вопросам логики. Многие из его работ по логике еще в советское время, до эмиграции, переводились и издавались за границей. Уже тогда пришло к нему признание международного научного сообщества как одного из ведущих логиков XX в. Суть логики Зиновьев видел не в создании формальных исчислений, но в использовании для разработки приемов научного познания. По сути, он является автором новой концепции логики, наиболее подходящей для описания свойств научных знаний.
Но широкой публике Зиновьев известен как писатель, автор нашумевших и по-своему эпатажных литературных произведений. Литературную деятельность он начал в пятьдесят четыре года и плодотворно занимался ею до семидесяти семи лет. За это время им написаны шестнадцать романов и повестей, три поэтические книги, одиннадцать сборников публицистики, автобиография, эссе, киносценарий, пьеса, социологические исследования.
К юбилею ученого и писателя издательство «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей» выпустило книгу филолога Павла Фокина «Александр Зиновьев». Неоспоримым достоинством книги является собранный автором богатейший биографический материал, представленный почти на восьмистах страницах. Детство в чухломской деревне и в Москве, учеба и служба в армии, участие в боях Великой Отечественной войны, Московский университет и Институт философии, семья, работа, отношения с друзьями и коллегами, конфликт с властью и эмиграция, литературная деятельность и возвращение на родину – обо всем и довольно подробно рассказывает книга П. Фокина. Одного, пожалуй, нет в этой большой книге – ответа на загадку: «Александр Зиновьев – кто он?»
Читая книгу П. Фокина или работы самого А. Зиновьева, понимаешь, что перед тобой – оппозиционер, оппозиционер по натуре. И при какой бы власти, в каком бы обществе он ни жил, он всегда оставался в оппозиции. Живи он в России до 1917 г., непременно был бы революционером, а не то и террористом-бомбометателем – ведь говорил же он о себе, что вынашивал в юности идею убить Сталина! Живя в СССР, он ненавидел советскую власть и коммунизм, будучи при этом до 1976 г. членом партии, а ведь в партию, кажется, никого силком не затаскивали. Пожив на Западе, вознегодовал на Запад. Вернувшись в постперестроечную Россию, возненавидел новую действительность, призывая народ к бунту, к насильственному захвату власти и вооруженному восстанию: «…Только восстание, только бунты, только жертвы», «На виселицу реформаторов!». Призывая к свержению власти на страницах одних изданий, в то же время в интервью другим изданиям он говорил: «…Из меня всё время пытаются сделать какую-то политическую фигуру. Я не политическая фигура. Поймите это. И не буду никогда», «…Я никого и ни к чему не призывал и не призываю. Я не политик, а исследователь». Но как же называть человека, интересующегося политическими событиями с целью повлиять на них? Зачем авторитетный и уважаемый всеми человек, уверяющий, что не занимается политикой, настаивает на захвате власти вооруженным путем и казни реформаторов? И если это не призыв, то что это? Может ли пожилой профессор не понимать, что его слова будут расценены большинством именно как призыв? А что будет дальше, когда власть окажется захваченной? Что будут делать бунтовщики и весь прочий народ, если тот, кто звал к топору, вдруг устранится и скажет: «Поймите, я не политик, и что теперь делать – не знаю. Меня неправильно поняли»?..
В начале 90-х, когда Зиновьев вернулся в Россию, критикуя Запад и демократов и настаивая, что советский период был «вершиной русской истории», патриотическая общественность цепко ухватилась за него. Еще бы! Известный ученый, признанный на Западе писатель, книги которого выходили почти на всех европейских языках (правда, критику самого Запада там почему-то издавать не спешили), – его мнение, его поддержка дорогого стоят. Зиновьев был принят согражданами как патриот, критик глобализма и неоколониальной политики Запада, автор идеи «глобального человейника». Многие сограждане не подозревали, что перед ними «суверенное государство» – так он сам себя называл, избегая какого бы то ни было определения собственных взглядов. Он говорил, что не был ни коммунистом, ни антикоммунистом. Но он же до эмиграции состоял в КПСС, а в работе «Коммунизм как реальность» призывал к противодействию распространения коммунизма, за что и был удостоен премии Алексиса де Токвиля в 1982 г. А еще была «Исповедь отщепенца», где Зиновьев писал: «Как жить в условиях коммунистического общества, если оно вызывает у тебя протест, но ты не видишь возможности изменить его к лучшему и даже не знаешь, в чем это лучшее должно заключаться, если ты не можешь сохраниться в качестве нравственной личности, если ты хочешь проявить твой индивидуальный дар, если хочешь выразить свое отношение так, чтобы это увидели многие?..» Разве человек, состоящий в КПСС, не называется коммунистом? А тот, у кого коммунистическое общество вызывает протест, – антикоммунистом?..
Но в России 90-х предпочли не замечать всех этих странностей, и за Александром Зиновьевым утвердилась слава «раскаявшегося диссидента», подтверждением чему стала знаменитая фраза «Целились в коммунизм, а попали в Россию». Он называл себя исследователем, он хотел понять: что за зверь такой – «коммунизм». А в это время Запад, чутко прислушивавшийся к его исследованиям, искал, как убить того же зверя. И если бы, как он сам говорил, только знать, что книги его будут использоваться против России, эти книги не были бы написаны.
Все это говорилось уже после распада СССР. Примерно в те же годы появилась книга «Запад. Феномен западнизма». В этой книге он писал, что холодная война была не просто противостоянием капитализма и коммунизма, это была борьба Запада за выживание и господство на планете. «Коммунистическая система в других странах была средством защититься от этих претензий Запада. Коммунистические страны переходили сами к нападению. Но инициатива истории исходила не от них, а от Запада <…> Коммунизм стал объектом атаки со стороны Запада, поскольку сопротивляющийся Западу и отчасти атакующий его мир принял коммунистическую форму. Он мог сопротивляться и даже временами побеждать лишь в такой форме. Потому именно на коммунизме сосредоточилось внимание. Кроме того, борьба против коммунизма давала Западу оправдание всему тому, что он предпринимал на планете все эти годы. Поражение коммунистических стран в холодной войне лишило Запад прикрытия его истинных намерений». Но зачем же вы целились в коммунизм, если знали, что коммунизм для миллионов людей – это защита от колониальных претензий Запада? Ведь не мог доктор философских наук, профессор университета не знать всего этого хоть десять, хоть двадцать, хоть тридцать лет назад!
И не мог профессор не знать того, о чем напишет позже в книге «На пути к сверхобществу»: «Всем ходом исторического развития Запад вынуждается на то, чтобы установить мировой порядок, отвечающий его интересам. Он не просто имеет возможности и силы для этого, он уже не может уклониться от этой эпохальной задачи. В ходе холодной войны была выработана стратегия установления нового мирового порядка – стратегия создания реального «Глобального общества». То есть холодная война шла, весь ход исторического развития Запада толкал его к установлению мирового порядка в собственных интересах, а профессор-логик Зиновьев не догадывался, что его книги, обличающие СССР и коммунизм, могут быть как-то использованы в этом противостоянии?
Позвольте не поверить. Тем более что в интервью 1993 г. Зиновьев сам говорил: «…В 1978 г. меня выбросили из страны как антикоммуниста, антисоветчика. Ко мне приходили политики, журналисты, представители спецслужб (!). Меня спрашивали: «Можно разрушить Советский Союз?» Я говорил: «Можно. Но давайте договоримся с самого начала – то, что я скажу, это не есть мои желания. Советскую систему можно разрушить так-то и так-то. Но это не значит, что я этого хочу…» Если бы эти слова принадлежали какому-нибудь сумасшедшему бродяге, то ничего удивительного в них не было бы. Но когда умнейший человек, не моргнув глазом, говорит, что никогда не хотел разрушения своей страны, но представителям иностранных спецслужб, спрашивавших его, как же все-таки можно страну разрушить, дал дельные и полезные советы, то концы с концами как-то не сходятся. Было бы странным, если бы Запад отказался воспользоваться полезной информацией в деле борьбы с коммунизмом и СССР на пути установления собственного мирового господства.
А в чем же заключалось покаяние или раскаяние А. Зиновьева, если те самые книги, которые, по его же собственным словам, использовались против России, и которые он ни за что бы не стал писать, если бы знал об их разрушительной роли, с успехом начали издаваться и продаваться на руинах СССР, о чем сам Зиновьев сообщил в одном из писем 1995 г.: «В сентябре на книжной ярмарке в Москве моих книг продали больше, чем всех прочих авторов вместе взятых. Я за пару дней подписал несколько сот экземпляров. В газетах писали обо всех авторах, даже о тех, чьих книг не было на ярмарке или не было продано ни одной. А о буме с моими книгами – ни слова. Узнаю тебя, Русь!»?..
Но кроме репутации «раскаявшегося диссидента», Зиновьев снискал лавры пророка. О нем писали и говорили, как о человеке, первым указавшем на гибельность перестройки. Вспоминались книги «Катастройка», «Горбачевизм», в которых он действительно утверждал, что от перестройки не стоит ждать ничего хорошего, а заодно высказывал свое недоверие «прорабам перестройки» и ее лидеру Горбачеву. В интервью 1997 г. Зиновьев говорил о Горбачеве как о предателе, отдавшем страну на разграбление Западу. Он уверял, что еще в начале 80-х предупреждал о вреде затеянной Горбачевым кампании.
Что ж, он действительно предупреждал. Но только о том, что Горбачев пытается обмануть Запад. Он не верил Горбачеву и считал перестройку бюрократической суетой. В одном из интервью 1985 г. он говорил, что принципы демократии и свободы, в западном понимании, никогда не будут реализованы в СССР. Горбачевскую команду он считал карьеристами и был уверен, что жизнь простого народа от новых реформ не улучшится. Всё так. Но о предательстве речи, увы, не было. Зато повсюду говорилось, что в СССР «развернули беспрецедентную кампанию по замутнению и обману общественного сознания Запада», что советское руководство пытается одурачить Запад, что впереди у СССР – диктатура похлеще сталинской и что Западу следует быть пожестче с Горбачевым.
Ну, кто кого в итоге одурачил, сегодня всем хорошо известно. Неизвестным осталось разве одно: как большой мыслитель мог принять Запад за простодушного ягненка, на каждом шагу позволяющего себя обманывать?..
В 1987 г. во французской газете «Вечерний звон» Зиновьев опубликовал письмо «Обращение к третьей русской эмиграции». Речь в письме шла о том, что эмигранты – мужественные и свободные люди, восставшие «против нашего собственного социального строя, в котором мы выросли, сформировались как личности и прожили много лет». Но новые советские власти пытаются дискредитировать их подвиг и преподнести всё так, что никакого восстания «исторического масштаба» не было, а были отдельные заблуждения. Вот и перестройка – это не более чем «потемкинская деревня», призванная заморочить головы как советским, так и западным людям. И ведь многие «как в Советском Союзе, так и на Западе попались на удочку советской пропаганды и всерьез поверили в демагогию советских властей и их добровольных служек».
А вскоре во французских газетах Le Figaro и La Croix-L`Evenement было опубликовано коллективное письмо «Пусть Горбачев предоставит нам доказательства». Чуть позже это письмо появилось в The New York Times. Среди десяти подписей русских эмигрантов под письмом стояли и подписи Александра и Ольги Зиновьевых. (Существует мнение, что письмо было составлено именно А.А. Зиновьевым.) Авторы письма призывали руководство страны отказаться от «обветшавшего ленинского учения» и заявляли, что примирение между эмиграцией и советским режимом, «не способным уважать свободу творчества», невозможно. «Можно забыть прошлое, – писали авторы письма, – но как забыть вездесущий контроль партии, особенно после того как вдохнешь немного воздуха свободы. Этого не заменить орденом Ленина». Открытый диалог с властями подписанты обещали провести только в одном случае: «Всё, о чем их просят, – это просто отойти немного в сторону и дать зрителям, слушателям, читателям в СССР самим выбрать то, что им нравится». Письмо не осталось без внимания в СССР, на него откликнулись сразу несколько изданий. В «Правде», например, В. Корионов писал: «Живет своей жизнью двухсотвосьмидесятимиллионный народ – хуже или лучше, но занят своей судьбой. И, представьте себе, не подозревал до сих пор, что где-то далеко-далеко расположилось несколько его бывших соотечественников, которые желают для себя особых гарантий».
В связи с этой перепиской снова вспоминается книга П. Фокина. Любопытен выбор лексики, к которой прибегает автор, описывая диалог между эмигрантами и советской стороной. Эмигранты «публикуют письмо», «высказывают полное недоверие», в самом же письме «говорилось» то-то и то-то. Другое дело – советская пресса, которая в лучшем случае «гневно гремит», а в худшем – поднимает «сплошной лай и взвизги бешенства». Хотя, казалось бы, в чем же не прав В. Корионов: «У этих господ не нашлось ни слова осуждения преступлений империализма, развязанной им гонки вооружений, порождаемой им угрозы ядерной войны на Земле и в космосе…» В любом случае, черно-белая картинка с прекраснодушными, благородными эмигрантами и тупыми, лживыми «совками» едва ли уместна и нужна кому бы то ни было. Важнее было бы разобраться во всех перипетиях взаимоотношений соотечественников, оказавшихся по разные стороны не только границы, но и представлений о добре и зле.
В самом деле, «да из чего беснуетесь вы столько?», почему перестройка внушила такой ужас, и с чего вам переживать за «обманутый» Запад? Какой-нибудь неискушенный человек, наблюдающий за тем, как взволновалась русская эмиграция во главе с А.А. Зиновьевым, мог бы ненароком подумать, что всем этим людям даже гипотетические перемены в СССР крайне невыгодны, поскольку, во-первых, лишат их мученических венцов, а во-вторых, поспособствуют утрате к ним интереса со стороны Запада, что, собственно, и вышло в конце концов.
Есть и еще один вопрос к профессору Зиновьеву. В письме, которое он подписал и которое, возможно, составил, говорилось: «Кто, например, мешает им издавать наши книги, записывать наши пластинки, показывать наши фильмы и спектакли, выставлять наши картины и скульптуры?..» Но разве, живя в СССР, он выступал за свободу слова и творчества? Ведь его первая книга – «Зияющие высоты» – сама стала формой протеста. Против руководства Института философии, против лжи и подлости, лозунговости и забюрократизированности, против опостылевшей системы. Он никогда не говорил, что боролся за свободу слова, но утверждал, что хотел сказать правду, как он сам ее понимал. Чего же он хотел добиться своей правдой – уничтожения коммунистического общества? Нет, он уверял, что хотел его усовершенствования, считая, что «коммунистическое общество еще в начале своего исторического пути». Но почему же вдруг пятидесятичетырехлетний человек решил бунтовать ради усовершенствования общества? Сам Зиновьев уверял, что импульсом к началу работы над первой книгой стали советские танки в Праге. «Мы восприняли разгром пражского восстания как удар по самим себе, – писал он в «Исповеди отщепенца». – Я тогда сказал Ольге, что такое терпеть нельзя, что за это надо мстить Им, что Им надо дать в морду. С тех пор мысль «дать Им в морду» уже не оставляла меня».
Итак, в 1968 г. профессор Зиновьев принял решение «дать Им в морду». Но в демонстрации на Красной площади против подавления пражского восстания он не участвовал. И только спустя шесть лет, летом 1974 г., после недавнего конфликта с коллегами по Институту философии он начинает работу над «Зияющими высотами». Кстати, по странному совпадению (интересно, кто-нибудь верит в такие совпадения?) в феврале того же года, после появления во Франции II тома «Архипелага ГУЛАГ», был арестован, а затем выслан из СССР А.И. Солженицын. Любопытно, что к работам Зиновьева П. Фокин применяет солженицынскую формулировку – «художественное исследование»…
Что ж, профессор Зиновьев вслед за писателем Солженицыным решил сказать правду и художественными методами исследовать советскую действительность. Ничего личного. Так появились «Зияющие высоты». Пока книга писалась, рукопись решено было спрятать от возможной заинтересованности со стороны органов безопасности. Спрятать решили не в железном ящике на огороде, а за границей, куда по частям и переправили всю рукопись. А вскоре книга вышла в швейцарском издательстве «L`Age d`Homme», после чего ее привезли в Москву. Начался новый, литературный этап в жизни профессора-логика.
Сегодня эта книга многим хорошо известна. В центре повествования – город Ибанск, населенный ибанцами с одной и той же фамилией – Ибановы. В Ибанске есть правители – Хозяин, Хряк, Заведующий Ибанском (Заибан) и прочее в том же роде. Все они живут обычной жизнью, за исключением того, что всё время лгут, предают, интригуют, развратничают, пьянствуют и всячески друг друга используют. Неудивительно, что в таком гадюшнике не нашлось места для гениального «Доктора Живаго» или для не побоявшегося сказать правду Александра Исаевича. Ибанск – это «темное царство».
В 1991 г., после того, как книга была уже переиздана в России, в «Литературной газете» появилась рецензия, автор которой писал: «Прав или нет Александр Зиновьев в своих расчетах и прогнозах, не мне судить. Возможно, что и прав. Только я этой его правды не хочу, поскольку в ней нет решительно никакого смысла».
Смысл действительно уловить сложно. Тот же П. Фокин утверждает, что Зиновьев боролся за «идеальное коммунистическое государство», рассчитывая, что его сатира будет прочитана, услышана и принята за руководство к действию, к искоренению специфических коммунистических пороков. Но можно ли хоть на минуту допустить, чтобы взрослый человек, доктор наук, живший в СССР конца 70-х, мог всерьез рассчитывать на что-то подобное? А мог ли он всерьез думать, что, назвав коммунистическую Россию «Ибанском», а своих сограждан «заибанами», он вправе ждать от них немедленных перемен и скорейшего исправления? Ответ очевиден. Так зачем же, для чего издавалась эта книга, начиналось это противостояние?..
О книге «Зияющие высоты» было написано немало, особенно за рубежом. Пожалуй, точнее всего текст охарактеризовали П. Вайль и А. Генис: «Идея расплывчата и противоречива; сюжета нет вовсе; композиция хаотична настолько, что не хочется употреблять слово «композиция» вообще; <…> заумь научных трактатов смешивается с матерной руганью». Кстати, можно смело утверждать, что писатель Зиновьев породил целое направление в отечественной словесности. Сатира была и раньше. Собственно, и «Зияющие высоты» восходят к «Истории одного города» М.Е. Салтыкова-Щедрина. Но хаотичные произведения, где бы заумь смешивалась с матерной руганью и довольно похабными шутками – это пошло именно от Зиновьева. И когда Виктор Ерофеев прямым текстом сообщает, что «русские – позорная нация. Тетрадка стереотипов. Они не умеют работать систематически и систематически думать» – чем это не развитие ибанских идей?..
Многие книгой восторгались – наконец-то прозвучало слово правды! Ведь Ибанск, по слову журналистки Раисы Лерт, это «квинтэссенция подлости, зла, лжи, устрашающей безнравственности и тупости». Только вот помнится, есть такая книга «Граф Монте-Кристо». Написана примерно о том же: о подлости, зле, лжи, предательстве, безнравственности. Правда, как ни странно, дело происходит не в СССР, а во Франции начала XIX в. Так, может, подлость, ложь, предательство и тупость существовали не только в СССР? А коли так, то чего разоблачаем-то?..
Побывав в 1987 г. в США, Зиновьев написал в письме: «Здесь есть всё плохое, что есть в Советском Союзе, но нет компенсации, которую дает коммунистический образ жизни. <…> Но я жутко устаю от проповедничества. Оно не окупается. На минуту приходит удовлетворение, но его тут же сменяет горечь от зрелища человеческой подлости, пошлости, грязи, жестокости эгоизма». А в 1988 г. он писал из Мюнхена: «Обстановка в Европе сейчас противная. <…> Снова процветает идиотизм, причем – он с каждым днем становится всё более идиотским. Люди ведут себя как последние подлецы. На этом фоне даже советская мерзость выглядит гораздо пристойнее». Итак, всё, что было плохого в СССР, есть и тут – в сердце демократии и свободы. А если сравнивать, то, пожалуй, тут еще и похуже выйдет. Так против чего же он бунтовал, чего хотел?.. И неужели профессор не понимал всего этого, когда писал «Зияющие высоты» или позже – «Гомо советикус», роман о «гомососе»?
Отмечая общие черты людей на разных континентах, он уверял, что нет «человека вообще». Исследуя «гомо советикус», он хотел выяснить, что же особенного в советском человеке, чем он отличается от своего западного собрата и почему сохраняет свою «советскость» даже в эмиграции. Его «гомо советикус» напоминает «русских мальчиков» Достоевского: «Покажите вы <…> русскому школьнику карту звездного неба, о которой он до тех пор не имел никакого понятия, и он завтра же возвратит вам эту карту исправленною. Никаких знаний и беззаветное самомнение» (Ф.М. Достоевский); «Нет тайн, для которых он не нашел бы объяснения. Нет проблем, для которых он не нашел бы решения. Он наивен и прост. Он пуст. И он всеведущ и всесущ. Он преисполнен мудрости» (А.А. Зиновьев). «Гомо советикус» восходит к «русским мальчикам», а стало быть, это не с неба свалившаяся данность, не привитый на русской почке чужеродный росток, а вполне себе родной, русский. Разница лишь в том, что «русские мальчики» Достоевского не кажутся такими монстрами, как «гомо советикус» Зиновьева, что бы они там ни вытворяли.
Особенности своего творчества Зиновьев объяснял тем, что он прежде всего исследователь, ученый. В интервью французскому телеканалу «Antenn 2» он сказал о себе: «У меня нет никаких программ. Я ничего не предлагаю. Я исследователь. Я констатирую, что есть, и делаю прогнозы, что будет». В своих книгах он попытался объединить науку, искусство и политику. Но эти явления принципиально необъединяемы. Исследователь обязан быть бесстрастным и беспристрастным, всегда оставаясь «над схваткой». Но именно этого не может себе позволить политик или человек, интересующийся политическими событиями с целью повлиять на них. Такому человеку необходимо знать, с какой стороны баррикад он находится в настоящий момент. Политик или тот, кто хотя бы не остается в стороне от политики, всегда отдает себе отчет – за белых он или за красных. В противном случае начинается анархия. Но вместе с тем искусство так же не терпит бесстрастности. Это та сфера человеческой деятельности, где форму создает и диктует чувство. «Художественное исследование» не предполагает бесстрастности. А потому при попытке совместить науку с искусством и политикой что-то обязательно возьмет верх. Зиновьев не раз повторял, что смотрит на людей и явления как ученый, как исследователь. Но ему же принадлежат слова: «…Вот сейчас я критикую Горбачева. Но случись такое, что его начнут поносить, я напишу книгу в его защиту». Да, говоря о защите Горбачева, он имел в виду не личность, а явление, он говорил о взгляде с точки зрения истории. Но даже в этом случае исследователь не может знать, удастся ли написать «книгу в защиту». И не означает ли подобное признание, что оппозиционер, бунтарь, индивидуалист всегда побеждал в Зиновьеве исследователя и художника?
Его сочинения не кажутся бесстрастными. Из них, скорее, можно заключить, что конфликт его с властью был психологическим, а не политическим или идейным. Всё его творчество – это крик человека, не умеющего быть частью целого, не желающего отрываться от общества, но и неспособного быть его единицей. Зиновьевский пафос – это отстаивание своей индивидуальности в любом сообществе, в любом социуме. Война индивидуального против социального определила его творчество. В одном из писем 1996 г. он писал: «В мире вообще нет ничего, что я принял бы. Я не принимаю всё мироздание вообще. Так что единственное решение всех моих проблем – полное исчезновение». Как это напоминает Ивана Карамазова: «Не Бога я не принимаю, Алеша, а только билет Ему почтительнейше возвращаю». Чем было творчество Зиновьева – бунтом интеллектуала, возмущенного несовершенством мироздания, пропитанного пошлостью и скукой, или попыткой найти свое место под солнцем, получить причитающееся? Кем был этот человек – Иваном Карамазовым конца XX в., с тем же атеизмом, восходящим к неприятию детских страданий, с тем же отвращением к человеку, могущему быть сильным и прекрасным, но предпочитающему оставаться ничтожным при любом политическом строе, при любой идеологии, или другим каким персонажем, хорошо знавшим и умело использовавшим человеческие слабости?
Вопросов остается еще много. Например, в интервью 1999 г. он заявил: «Запад есть враг России, враг моего народа. И поэтому мое место – на родине». Но ведь то же самое было и в 1976 г., когда печаталась на Западе книга «Зияющие высоты». Почему же тогда он не вспомнил, что «Запад – враг моего народа»? А в интервью 2006 г. он сокрушался, что «Россия в качестве суверенного государства, достойного уважения, в принципе, уже не существует». Но когда такое государство существовало, он писал: «…Ибанск занимает почти всю сушу и граничит со всеми странами мира. Эти границы сильно раздражают ибанцев. Но не потому, что их не выпускают за границу. К этому они привыкли, поскольку не привыкли к тому, чтобы их выпускали. Их раздражает то, что на свете есть счастливчики, незаслуженно живущие за границей…»
Когда-то ученый, писатель, художник и человек Александр Зиновьев оказался перед выбором: стать «счастливчиком», всесторонне состояться, развиться и получить мировое признание, вполне соответствующее дарованию, получить условия для беспрепятственного и ничем не ограниченного творчества либо, не желая наносить вольный или невольный вред своей стране, объясняя ее врагам, как «убить зверя», смириться и довольствоваться научной работой (правда, всемирно признанной) и келейным творчеством. Он сделал свой выбор и, наверное, не нам судить, насколько этот выбор был правильным.
Достоевский называл русский народ самым религиозным, а Белинский, напротив, самым нерелигиозным. Оба были по-своему правы, потому что рассматривали предмет с разных точек зрения. Такого рода двойственность русского характера, отмеченная и Зиновьевым в разных работах, была присуща ему в полной мере. Он утверждал, что бывших советских людей не бывает, что он и есть в первую очередь «гомо советикус». Со всеми присущими ему метаниями и противоречиями, с неукротимой энергией и страдающим сердцем. «Мое отношение к этому существу двойственное, – писал он, – люблю и одновременно ненавижу, уважаю и одновременно презираю, восторгаюсь и одновременно ужасаюсь. Я сам есть гомосос». Это признание дорогого стоит, поскольку многое объясняет. Он сам и есть существо, вызывающее любовь и ненависть, презрение и уважение, восторг и ужас. Он способен «на любую пакость» и на «любую добродетель», он готов на всё и ко всему, он есть «Бог, прикидывающийся Дьяволом» и «Дьявол, прикидывающийся Богом». Была ли эта двойственность врожденной или благоприобретенной, сложившейся в результате огромного жизненного опыта или, по его же собственному утверждению, усвоенной в процессе того, как он взрослел и становился «гомососом», – вряд ли кто-то подскажет. Он считал, что принадлежит к поколению, порожденному революцией и убитому ее последствиями, разочаровавшемуся в ее идеалах и ставшему отщепенцами истории, не имеющими пристанища, где можно было бы отдохнуть душой. В этом состоянии душевного и мыслительного непокоя он и пребывал постоянно. При этом остро, как никто другой, он ощущал и ограждал от возможных посягательств свою индивидуальность, свое Я.
Мысль его работала без передышки, и, сам беспокойный, он тормошил других, не давая заснуть и удовольствоваться существующим. Вызывавшая это беспокойство двойственность и есть основная черта его личности и дарования. Дарования, позволившего ему создать свою логическую систему и стать одним из ведущих логиков XX столетия, обладающим особым талантом, ясностью мысли и способностью доступно и просто излагать сложнейшие вопросы логики; предложить оригинальную социологическую теорию, объясняющую законы развития общества и позволяющую делать социологические прогнозы; написать десятки книг и снискать мировую известность писателя, художника, ученого.

http://sovross.ru/articles/1561/33282



Время, книги и судьбы

Алексей Парфёнов,
рабочий, кандидат в члены ЦК КПРФ. г. Дмитров, Московская область.

Юрий Емельянов в своей статье «Откройте для себя неведомые богатства. Заметки внимательного читателя» («Правда» от 23—26 сентября 2016 г.) пишет о том, что зачастую многие книги, которые покупали для своих личных библиотек советские люди (а в конце 80-х годов минувшего века 80 процентов населения СССР имело свои библиотеки), оставались непрочитанными. «Книги, — отмечает автор, — в том числе написанные лучшими русскими писателями, нередко собирались ради моды и служили украшением дома или свидетельством приобщения их обладателей к высокой культуре».
Это действительно так, но, во-первых, личные библиотеки с многотомными и нетронутыми произведениями русских классиков начали становиться модой относительно поздно, к годам, наверное, 70-м — 80-м. А вот мои родители начали собирать библиотеку во второй половине 50-х. Жили они тогда, как и большинство населения, относительно бедно, откладывали на книги буквально по 5—10 копеек. И библиотека для них, конечно, была не модой! Если и сами какую-то книгу не прочитывали, то надеялись, что прочитают их дети.
А во-вторых, Советская страна и в 60-е, и в 80-е годы действительно была самой читающей страной в мире. Читателями только массовых библиотек (ведь были ещё технические, детские и т.д.) в начале 80-х являлись более половины граждан страны, и каждый ежегодно брал в среднем 19—21 книгу.
Я хочу продолжить этот разговор о личных библиотеках. И начну с книг, находившихся в некоторых из них, но которых не было в библиотеках общественных. Я имею в виду книги, из общественных библиотек по тем или иным причинам изъятые.
Так, значительное количество изданий — и не только общественно-политических, но и художественных — было изъято в конце 50-х: в связи с так называемым преодолением последствий культа личности Сталина.
И одна такая книга в моей библиотеке осталась. Это роман Петра Андреевича Павленко «Счастье», начатый автором сразу после войны, в июне 1945-го, и законченный в апреле 1947-го.
* * *
Чем сейчас, через 70 лет после издания, в 2017 году, интересна эта книга?
Она разоблачает ложь, что советская литература, особенно сталинского времени, показывала исключительно положительные, светлые моменты жизни, а, например, о том, как тяжело народ жил после войны, умалчивала.
Павленко показал тяготы жизни в разрушенном и разорённом фашистами Крыму, показал людей, которые не могут выйти из дома, так как единственные их штаны в стирке, и которые едят раз в день. «Солнце, воздух и вода — наша лучшая еда», — шутит один из героев романа.
Наконец, Павленко коснулся темы, якобы замалчиваемой в то время, — темы инвалидов войны. Герой романа — одноногий полковник Алексей Воропаев, к тому же тяжело больной туберкулёзом. Это не помешало Петру Павленко в апреле 1948 года получить за роман «Счастье» Сталинскую премию. Более того, роман даже породил целое движение «воропаевцев» — движение людей, физически пострадавших от войны и ищущих своё место в новой, мирной жизни, стремящихся быть максимально полезными стране.
Книга нам сейчас, в 2017 году, интересна и тем, что показывает восстановление и вторичное заселение Крыма.
Ведь Крым в войну обезлюдел: многих уничтожили и угнали немцы, а с приходом Советской власти крымско-татарское население — чего греха таить — было выселено. Конечно, не без оснований, весьма жгучих тогда. И вот Крым вновь был заселён, причём заселён организованно — во многом людьми, потерявшими в войну семью, имущество, зачастую и здоровье. Переселялись демобилизованные, а в основном с Кубани и Дона, тоже ведь разорённых войной. Теперешние крымчане — потомки тех русских людей, глядя на которых вот какие вопросы задаёт себе Воропаев:
«Откуда такая живучесть и такая неиссякаемая детскость души, такая готовность к подвигу, откуда такая живительная беспокойность? Откуда мы принесли их? И как сумели сохранить в себе?»
Роман «Счастье» во многом автобиографический. Писатель Пётр Андреевич Павленко (1899—1951), участник Советско-Финляндской и Великой Отечественной войн, тяжело раненный, больной туберкулёзом, в июне 1945 года поселился в Крыму. Активно участвовал в партийной и хозяйственной жизни области, руководил Крымской писательской организацией.
Но главное в его книге — не судьба участников Великой Отечественной войны и не восстановление Крыма. Это книга о Счастье.
Может ли быть счастливым человек, четырежды раненный, без ноги, больной туберкулёзом, одинокий: с любимой женщиной Воропаев порвал, не желая быть ей в тягость.
Книга говорит: может!
Может, если не замкнут на себе, если живёт интересами страны, народа. А в то время, когда жил Воропаев, страна, советский народ, Коммунистическая партия, Сталин были неразрывно связаны. Воропаев, сойдя на крымский берег, идёт в первую очередь в райком партии. И получает партийную работу — работу лектора.
И совершенно органично вошла в книгу сталинская тема — отношение простых людей к Сталину и встреча Воропаева со Сталиным и Молотовым в Крыму...

* * *

Однако в основном в моей библиотеке представлены книги более позднего времени — начиная с конца 1950-х и до 1985—1991 годов. Русская классическая литература, которую отец и мать хорошо знали, но не помню, чтобы они когда-либо её перечитывали. Покупали и читали в первую очередь советскую литературу. Особенно любили Михаила Александровича Шолохова — действительно народного писателя. Читали, обсуждали и других советских писателей. Талантливых хвалили, некоторых поругивали.
Очень много книг о войне — и художественные, и воспоминания. Настолько грандиозным было событие, что и через 20, и 30, и 40 лет оставалось стремление глубокое осознать, что же это — Великая Отечественная война.
И вот теперь я хочу остановиться на том, в чём не согласен с Юрием Емельяновым.
В своей статье Юрий Васильевич пишет: «В последние десятилетия Советской власти бурно росло увлечение читателей книгами, которые не обладали психологической глубиной и другими достоинствами классической русской литературы, но зато могли с первых страниц всецело завладеть вниманием читателей». Автор статьи имеет в виду историко-приключенческую, детективную и научно-фантастическую литературу.
Не спорю, произведения Александра Дюма, Сабатини, Луи Буссенара и других авторов приключенческих книг по своим художественным качествам уступают произведениям как русской, так и европейской классической литературы.
Но давайте вспомним, что читал в юности любимый герой многих поколений советских людей Павел Корчагин.
«Павел… вытащил из стола шестьдесят второй выпуск «Джузеппе Гарибальди», углубился в чтение захватывающего романа о бесконечных приключениях легендарного вождя неаполитанских «краснорубашечников» Гарибальди».
Я не думаю, что этот гарибальдийский приключенческий «сериал» отличался столь уж высокими художественными достоинствами. Но, наверное, не случайно Николай Островский именно этот роман о приключениях вождя итальянских повстанцев сделал любимым чтением юного Павки.
Влияние книги на читателя не всегда зависит от её художественных достоинств. Роман Чернышевского «Что делать?» в художественном отношении стоит ниже, чем романы Достоевского и Толстого, но известно, какое огромное значение он имел в жизни молодого Владимира Ульянова. И далеко не только его!
Юноша, молодой человек ищет в книгах героя, который, может быть, и не обладает психологической глубиной героев классической литературы, но которому хочется подражать.
Как Павел Корчагин хотел походить на Гарибальди.
«Вот человек был Гарибальди! — с восхищением произнёс Павел. — Вот герой! Это я понимаю! Сколько ему приходилось биться с врагами, а всегда его верх был. По всем странам плавал! Эх, если бы он теперь был, я к нему пристал бы. Он себе мастеровых набирал в компанию и всё за бедных бился».
Я очень благодарен своим родителям, которые в своё время приобрели шесть томов произведений Майн Рида, двенадцать — Жюль Верна, десять — Джека Лондона. И тома «Библиотеки приключений», с первого по четырнадцатый, издававшейся тогда Государственным издательством детской литературы.
Начав работать, я сам подписался на Собрание сочинений Александра Грина в шести томах. Когда «Комсомольская правда» была настоящей, органом ЦК ВЛКСМ, в ней была чудесная страница — «Алый парус», предназначенная для старшеклассников. Получила она название от романа А. Грина «Алые паруса», написанного в революционном, «красном» 1919 году.
В «Правде» на той же тематической странице «А вы что читаете?», где опубликован Юрий Емельянов, белгородский публицист Виктор Василенко пишет, что, как это сейчас странно ни звучит, но «… братья Стругацкие сделали коммунистическую идеологию одним из устоев моего сознания».
Я тоже под влиянием произведений научной фантастики стал сознательным коммунистом лет в 16—17. Но не братьев Стругацких, а книг Лема, Ефремова и ещё одного советского писателя-фантаста — Георгия Мартынова.
Так вот, теперь мы перейдём ко второй книге, которая была изъята из общественных библиотек, но осталась в личной моей — это «Час Быка» Ивана Антоновича Ефремова.

* * *

Почему же из книжных магазинов и библиотек был изъят роман всемирно известного советского писателя и учёного, члена Союза писателей СССР с 1944 года, лауреата Сталинской премии в области геологии, награждённого двумя орденами Трудового Красного Знамени? Вторым, замечу, в 1968 году: «за заслуги в развитии советской литературы и активное участие в коммунистическом воспитании трудящихся».
Очень интересна история, связанная с романом «Час Быка», его публикацией в 1970 году и дальнейшей судьбой. Подробно об этой истории рассказали Ольга Ерёмина и Николай Смирнов в книге «Иван Ефремов» (серия «Жизнь замечательных людей», 2013 год).
Остросоциальный роман «Час Быка», соединяющий в себе утопию и антиутопию, был закончен автором в марте 1968-го. Иван Антонович, как обещано, отдал рукопись в журнал «Октябрь», но главный редактор Всеволод Кочетов болел, а его заместитель убоялся и отверг роман.
И тут пришёл август 1968 года — ввод советских войск в Чехословакию. В той острой общественно-политической обстановке журналы «Москва», «Знамя» не рискуют взяться за публикацию.
Самым отважным из журналов оказался верный Ефремову «Техника — молодёжи». Договорились, что роман с некоторыми сокращениями будет печататься, начиная с десятого номера 1968 года.
Ну и, наконец, ныне здравствующий Валерий Николаевич Ганичев, назначенный в 1968 году главным редактором издательства «Молодая гвардия», сказал, будучи в гостях у Ефремова: «Час Быка» — это «настольная книга для государственных деятелей». И принял решение издать отдельную книгу.
Из типографии роман вышел в июле 1970 года.
Сейчас он лежит передо мной, с иллюстрациями Г. Бойко и И. Шалито, изданный тиражом 200 тысяч экземпляров, ценой 98 копеек.
У этой книги оказалась драматическая судьба.
В начале декабря 1970 года в ЦК КПСС поступила записка из КГБ: «В романе «Час Быка» Ефремов под видом критики общественного строя на фантастической планете Торманс по существу клевещет на советскую действительность…»
На записке стояла резолюция члена Политбюро, секретаря ЦК КПСС М.А. Суслова.
12 декабря состоялось специальное заседание Секретариата ЦК, постановившее запретить роман, изъять его из библиотек и магазинов.
Ефремов обратился к Петру Ниловичу Демичеву, секретарю ЦК КПСС, ведавшему вопросами культуры.
Состоялась встреча советского писателя и секретаря ЦК. Оказывается, Пётр Нилович читал книги Ефремова, в том числе и «Час Быка», и был о них самого высокого мнения.
Иван Антонович остался доволен беседой. Запрет на «Час Быка» был снят. Он должен был войти в пятитомное издание сочинений писателя — в третий том. В первый и второй тома должны были войти рассказы, в четвёртый — «Дорога ветров», в пятый — «Лезвие бритвы».
Иван Ефремов умер пятого октября 1972 года. Перед этим вместе с женой и секретарём Таисией Иосифовной Ефремовой он готовил «Час Быка» для издания в третьем томе Собрания сочинений.
И вот сразу после смерти стали происходить странные события. Четвёртого ноября работники КГБ СССР произвели в квартире Ефремовых обыск, изъяли некоторые письма, документы.
По городу поползли подлые слухи, что Ефремов — английский шпион. Имя Ефремова стали изымать из всех печатных работ, вообще упоминать где-либо. Было запрещено к выходу собрание сочинений писателя и прекращена подписка на него. Вот тогда другой знаменитый писатель-фантаст — Александр Казанцев 17 ноября того же 1972 года обратился в Политбюро ЦК КПСС.
Таисия Иосифовна тоже начала борьбу за честное имя мужа. Звонила и писала в Совет Министров А.Н. Косыгину, в Московское управление КГБ.
Наконец, написала она и Л.И. Брежневу. На письмо пришёл ответ из Центрального Комитета: всё разобрано, все недоразумения будут сняты.
Буквально на следующий день позвонил директор «Молодой гвардии» В.Н. Ганичев — запускают издание трёхтомника Сочинений И.А. Ефремова.
В 1975—1976 годах такой трёхтомник вышел в свет! Прекратилось замалчивание имени учёного и писателя Ивана Ефремова.
Только вот запрет на «Час Быка», оказывается, остался. И если бы мои родители в своё время не купили книгу Ефремова, я, поклонник творчества этого писателя, и не знал бы, что у него есть такой роман.

* * *

Так что же это было?
Что стояло за преследованием Ивана Ефремова при жизни и попытками вычеркнуть его имя и творчество из науки и литературы?
Ну, наверное, всё-таки постарались «заклятые друзья» писателя. Имея огромный авторитет учёного внутри страны и за рубежом и писателя, любимого миллионами, Ефремов наверняка вызывал зависть посредственностей.
Но главное скорее всего в другом. Предпосылки буржуазного переворота 1990-х годов начали созревать ещё в 1960-е. Ефремов, при его негативном отношении к некоторым сторонам советской жизни, был твёрдым сторонником коммунистического мироустройства. Он был антибуржуазен, как, впрочем, и большинство русских писателей. Такая крупная фигура в литературе и обществе мешала силам, исподволь готовившим буржуазный контрреволюционный переворот.
Мы обычно говорим о творчестве какого-либо писателя, когда приближается его юбилей. Так, 22 апреля 2018 года исполнится 110 лет со дня рождения Ивана Антоновича Ефремова. Вроде ещё не скоро. Но начали же (причём давно!) апологеты буржуазного мира, враги коммунистических идей подготовку к 100-летию со дня рождения Солженицына задолго до 2018 года.
Надеюсь, если позволит время, написать более подробные заметки о творчестве Ефремова и его книге с такой странной судьбой — «Час Быка».

Газета "Правда" №38 (30535) 13 апреля 2017 года
4 полоса



Дом, в котором я живу

Борис Осадин

Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам
(У. Шекспир)

Прожив 45 лет в «корабле» (9 этажей, 10 подъездов) на Центральном проспекте Зеленограда (а сей град есть часть столичного мегаполиса), я не очень-то интересовался в прошлом тем, что мне писали в ЕПД (едином платежном документе г. Москвы).
Однако «пришли иные времена, тебя то нет, то лжешь не морщась». В один из февральских вечеров с.г. я услышал телевыступление Дмитрия Медведева, в котором многоуважаемый премьер выражал свою радость по поводу беспримерного снижения инфляции во вверенной ему экономике (до 5%), а на следующий день я извлек из почтового ящика февральский ЕПД, в котором мне предлагалось выложить за месячное житье 8396,07 руб., что составляло почти половину моей пенсии и более чем на 60% превышало привычную сумму. Не я один получил подобный подарок. «На лекарства не можем наскрести, а тут сразу на три тыщи!» – на стихийных митингах у подъездов возмущались пенсионеры, коими в значительной степени наш дом и населен. Кто-то грозился написать в прокуратуру, кто-то в жилищную инспекцию, кто-то – самому Путину. Самые мудрые говорили, что никуда писать не стоит – без толку. В суд не верил никто. Я же вспомнил о том, что мир един не бумажками и не конторами (как бы последние ни назывались), а своей материальностью.

1. Московских окон негасимый свет

Что под крылом самолета видит пассажир ночного авиарейса, вылетая из московского аэропорта? Он видит электрические огни большого города – море огней. Сократив сутки до полутора часов, на ночной стороне земли огни больших городов наблюдают и космонавты (астронавты), несущие вахту на МКС. Электричество – самый яркий признак и самое большое благо нынешней земной цивилизации. И не о такой ли цивилизации мечтал премьер первого Советского правительства Владимир Ульянов (Ленин), когда писал: «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны»?
Советской власти, увы, больше нет, а электрификация, сотворенная ею, осталась. Не будь этого наследия, мы сидели бы ночами при свечах, а в наших квартирах не работали бы ни холодильники, ни стиральные машины, ни телевизоры, ни компьютеры. А в Зеленограде не на чем бы было и обед приготовить, поскольку в этом граде нет газа (но есть электричество и электрические плиты).
За благо, разумеется, надо платить. А чтобы знать, сколько платить, надо уметь благо измерять. Потребление электрической энергии принято измерять в киловатт-часах, а измерение осуществляется с помощью счетчиков. Существуют два вида квартирных электросчетчиков: индукционный и электронный. Первый из них представляет собой миниатюрную электрическую машину, в которой тонкий алюминиевый диск (ротор машины) вращается в результате силового взаимодействия индуцированного в диске (по закону Фарадея) электрического тока с магнитным полем тока, составляющего незначительную часть общего тока, потребляемого электроприборами, установленными в квартире. А электронный счетчик имеет микропроцессор, и потому более похож на простенькую ЭВМ.
Дом, в котором я живу, был построен в 60-х гг. прошлого столетия, и в нем установлены старые (индукционные) счетчики, так что об электронных его жильцы могут не беспокоиться. Записать текущее показание старого счетчика можно, не заходя в квартиру. Что работники Мосэнергосбыта регулярно и делают, не тревожа обитателей квартир (за что им большое спасибо).
В счете этой организации (отдельном от ЕПД, что немаловажно) указываются расход энергии в кВт•ч (например, 146 кВт•ч) и тариф (3,77 р.), откуда посредством умножения и получается сумма к оплате (550 р. 42 к.) – проще некуда. И воровать нечего. Это и есть электрификация всей страны, доставшаяся нынешней России в наследство от России Советской.
А вот постсоветский ЕПД г. Москвы не в силах «просветить» даже негасимый свет московских окон.

2. Водяные кубометры

«И выходит: без воды и ни туды, и ни сюды», – пели герои известного советского кинофильма. И пели провидчески, если учесть, что пресной (и чистой) воды на земле с каждым годом все меньше. Но не успела Советская власть разобраться с учетом квартирного водоснабжения, новоявленные буржуины помешали. А когда этой власти не стало, заговорили о «водной уравниловке»: одни, мол, моются раз в неделю, а другие из ванны не вылазят, в то время как платят за воду все одинаково. И появились квартирные счетчики холодной и горячей воды.
Счетчики эти представляют собой некие колесики (крыльчатки), вращающиеся водным потоком, а отличия с.х.в. от с.г.в. заключены только в материалах. Добровольно-принудительная компания по установке квартирных с.х.в. и с.г.в. прошла и в Зеленограде. При этом владельцам приватизированных квартир без их на то согласия были навязаны услуги некого ООО «Водоресурс» с юридическим адресом в Сергиевом Посаде, которое, согласно договору, приняло на себя ответственность только за установку счетчиков, но никак не за их эксплуатацию (и с которым даже просто связаться зеленоградцам совсем непросто). 3000 р. за счетчик, 2000 р. за его установку (две гайки завернуть) – и с.х.в. или с.г.в., оставаясь формально собственностью квартировладельца, оказывается встроенным в систему водоснабжения, от квартировладельца никак не зависящую и к тому же сильно изношенную. А если авария в системе, кои бывают не так уж редко (подскочило давление или, напротив, пришлось слить воду из стояка)? Кто отвечает за показания с.х.в. или с.г.в. после аварии? А никто. Наши мудрые юристы отдыхают, а бюджетные столоначальники пишут в ЕПД что хотят.
Давно известно, что цивилизованное общество начинается (примерно) с одного киловатта установленной электрической мощности на каждого члена этого общества, чего советским электрификаторам и удалось добиться уже к 70-м гг. прошлого столетия. А каковы потребности современного человека в холодной и горячей воде? Этот «прикольный» вопрос я задавал многим своим соседям по подъезду, но вразумительного ответа не получил ни разу. Мои уважаемые соседи не знали даже объема собственной ванны, что вполне доказывает, что мы, по-прежнему, как и во времена нашего поэтического гения, ленивы и нелюбопытны, чем и пользуются нынешние деятели ЖКХ. И я поставил собственный эксперимент: записал показания с.х.в. и с.г.в. до и после принятия ванны. Путем вычитания показаний я нашел, что израсходовал 0,072 кубометра холодной и 0,109 кубометра горячей воды. Разумеется, результат подобного эксперимента зависит от температур х.в. и г.в., которые я не измерял, но это не мешает утверждать, что на одну помывку в доме, в котором я живу, расходуется примерно одна десятая кубометра холодной и столько же горячей воды. А каков месячный расход? На такой вопрос мне лично ответить более чем просто, ибо веду соответствующие записи далеко не первый год. Наша квартира (с населением два человека: я и жена) из месяца в месяц на протяжении многих лет потребляла 3–4 кубометра холодной и 2 кубометра горячей воды. И это было бы никому неинтересно, если бы в уже упоминавшемся февральском ЕПД (при установленных-то водяных счетчиках) вместо 2 кб.м я не увидел 9,49 кб.м горячей воды, в которых двум человекам немудрено и свариться.
Откуда они взялись, эти 9,49 кубометра, если сведения о реальном расходе г.в., списанные со счетчика, я своевременно подал в контору под названием «Мои документы» зеленоградского района Матушкино? Сие мне неведомо.
Однако противозаконно приписанные мне 7,49 кб.м г.в. по тарифу 163,24 р. за кб.м означают 1222,67 р., а вместе с водоотводом (23,43 р. за кб.м) – 1398,16 р., кои и были изъяты в феврале с.г. карманниками зеленоградского ЖКХ из моего кармана.

3. Секреты гигакалории

Самая дорогая строчка ЕПД – это «Отопление». В моем (но моем ли) февральском ЕПД в этой строчке указаны: количество потребленного тепла (1,098379 Гкал), тариф (2101,52 р.), начисление по тарифу (2308,27 р.), перерасчет (1117,98 р.) и ИТОГО (3426,25 р.). Вот этим ИТОГО более всего и возмущались обитатели зеленоградского «корабля», то бишь дома, в котором я живу.
Не все знают, что такое Гкал. Тепло и электричество – части одной и той же физики, в которой джоулями измеряется электрическая энергия, а калориями – тепловая, хотя в соответствии с законом сохранения энергии любую энергию можно измерять и в калориях, и в джоулях: 1 Дж = 0,2388 кал, 1 Гкал – это миллиард (109) калорий, и этот миллиард равен 1162,2 киловатт-часа.
Но тут возникают неарифметические вопросы. Ни в одной из квартир нашего «корабля» нет счетчика гигакалорий. Каким прибором с точностью до шестого знака после запятой были измерены потребленные в моей квартире гигакалории? Где находится сей прибор? Кому и кем доверено считывать его показания? По какой причине и кем осуществлен перерасчет платы за тепло в сторону увеличения платежа? На такие вопросы «мой» ЕПД г. Москвы не отвечает.
Но существуют ли вообще квартирные тепловые счетчики, способные измерять тепло, доставляемое в квартиры батареями отопления? Такие счетчики существуют, но тут приходится говорить о разводке воды по батареям отопления, принятой в том или ином доме. Различают вертикальную и горизонтальную разводки. При вертикальной разводке вода поднимается вверх, проходя через батареи расположенных одна над другой комнат различных квартир. При горизонтальной разводке, поднявшись на этаж, вода растекается по квартирам и комнатам, расположенным на одном этаже. Однако вертикальная разводка проще и дешевле, почему в советские годы и была более распространенной (жить людям было негде – строить старались подешевле и побыстрее).
Дом, в котором я живу, построен с вертикальной разводкой отопления. Можно ли при такой разводке воровать тепло? Еще как можно (поставь батарею подлиннее – и воруй)! А потому квартирные тепловые счетчики желательны. Но в каждый стояк, то бишь в каждую комнату (уже построенного здания) врезать тепловые счетчики нереально. В нашем «корабле» квартирных тепловых счетчиков нет ни в одной квартире. А есть, говорят, где-то в подвале (то ли в первом подъезде, то ли в десятом) один тепловой счетчик на весь дом, но его никто из жильцов не видел.
Эту информацию на словах подтвердили и в конторе с названием «Мои документы», в наружный ящик которой я регулярно бросаю показания своих водяных счетчиков, – и отправили меня в ГБУ «Жилищник района Матушкино», где показать мне подвальный тепловой счетчик (дома, в котором я живу) отказались наотрез.
Вооружившись текстом Конституции Российской Федерации, ст. 24 которой гласит: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы» (красиво звучит однако), я снова предпринял попытку добраться до показаний общедомового теплового счетчика, давших основание начислить мне за отопление 3426,25 р. Однако красивое звучание действующей Конституции РФ привело сотрудников «Жилищника района Матушкино» в истерично-крикливое состояние, но отнюдь не открыло мне дорогу к счетчику. Не помогло и мое журналистское удостоверение. А значит, все сформулированные выше тепловые вопросы остались без ответов.
Остается тайной и главный секрет гигакалории, наверняка известный местным служителям ЖКХ, но не известный населению. Мир един своей материальностью, но сама материя разнообразна. Энергетики знают (а неэнергетики могут узнать из интернета), что стоимость гигакалории тепла определяется главным образом использованным первичным энергоресурсом (дрова, уголь, газ, мазут и пр.) и изменяется (с учетом транспортных расходов) от примерно 520 р. (при использовании сжиженного газа) до 4300 р. (при использовании электрической энергии), то есть в пределах целого порядка (!) величины. А это создает уникальные возможности для воровства, разобраться в коем, не служа в силовых структурах и при отсутствии достоверной информации в открытом доступе, совсем не просто. И не потому ли служители ЖКХ так охраняют подвальные тепловые счетчики?
Оплатили ЕПД – и забудьте. А в чей карман перетекли ваши кровные – не ваше дело. Таково наше нынешнее ЖКХ.

4. Мартовское отступление

Возмущение зеленоградцев февральским ЕПД не прошло даром. В марте я получил ЕПД на сумму «всего лишь» 5404,90 р. Строка «Отопление» выглядела так: количество 0,621424 Гкал, тариф 2101,52 р., начислено по тарифу 1305,93 р., перерасчет – 814,39 р., итого 491,54 р. Однако в строке расхода горячей воды стояли все те же (февральские) 9,49 кб.м (при реальном расходе, по счетчику, 2 кб.м), а значит 1398,16 р. снова были незаконным путем изъяты из моего кармана «Жилищником района Матушкино», возглавляемом г-жой И.Н. Малюженковой.
О чем это говорит? Да о том, что ЕПД г. Москвы вовсе не расчетный документ, опирающийся на показания измерительных приборов, а бумага психополитического воздействия нынешних местных властей на зеленоградское (и московское) население. Независимо от реального потребления воды и тепла, исходя из местного «политического момента» созданные правительством Москвы «Жилищники» могут запросто пересчитать суммы платежей как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. А недовольным говорят: ЭВМ так посчитала. А что с железяки возьмешь?

5. Кто отвечает за цифру?

Недавно Госдума приняла закон о переходе к долгосрочным тарифам на электро- и теплоснабжение. Что само по себе и неплохо. Но если бы суть была только в тарифах! Порочна вся нынешняя система российского ЖКХ. И чтобы это осознать, достаточно задаться простым вопросом: кто отвечает за подлинность исходных данных, что впечатываются в ЕПД?
Почему ПАО «Мосэнергосбыт» не пожелало войти своей строкой в ЕПД г. Москвы? Да потому, что электросчетчики – всего лишь элементы замкнутой (и самодостаточной) электрической цепи. Специалисты Мосэнергосбыта эту цепь прокладывают, эксплуатируют, при необходимости ремонтируют и тем самым обеспечивают московских окон негасимый свет. И когда квартировладельцы оплачивают счет за киловатт-часы, они понимают, кому и за что платят.
Но что те же квартировладельцы могут понять, если обнаруживают в очередном ЕПД водяные кубометры, многократно отличающиеся от показаний квартирных водяных счетчиков? Что они могут понимать в пресловутых гигакалориях, если им не позволяют даже взглянуть на счетчик гигакалорий (дома, в котором я живу)? Как им осознать шесть знаков после запятой, если от них скрывают методу, по которой показания общедомового счетчика делят по квартирам? Да и нужны ли квартировладельцам такие ЕПД вместе с «Жилищниками» и «Моими (а на самом деле «ихними») документами»?
И пока Госдума не разработает и не согласует с народом жилищный кодекс многоквартирных домов, в котором будут прописаны права и ответственность не только квартировладельцев, но и всех прочих «игроков» жилищного псевдорынка, владельцы приватизированных квартир будут оставаться заложниками служителей ЖКХ и офисного планктона растущих как грибы после дождя жилищных контор.

http://sovross.ru/articles/1534/31741


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Вс май 06, 2018 12:19 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7666
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.902 от 7 мая 2018 г.

Уважаемые подписчики!

"Антоновщина. Драматические страницы революции" - статья учителя истории Сергея Топильского.
В числе самых известных участников гидротехнического строительства на Волге всегда называют Сергея Яковлевича Жука. Про его дела рассказывает Валерий Ерофеев в статье "Немыслимая сказка".
На левом сайте "Рот Фронт" опубликована статья Семена Девятова "Нобелевская премия за потогонную систему" о состоянии современной якобы «мэйнстримной» экономической науки. На самом деле современная экономическая теория - это солидарная информационная теория.




Антоновщина. Драматические страницы революции

Сергей Топильский, учитель истории

История, как известно, не свободна от мифов. Популярная история мифологизирована вдвойне. История самого знаменитого события (например, в области) становится мифологической донельзя.
В советское время Антоновское восстание было окружено одними мифами. В наши дни на смену им явились другие. Можно с этим мириться, но я предпочел попробовать с этим бороться.
Мифов либерального времени об Антоновском восстании немало. Многие из них изложены в книге Б. Сенникова, на которую я буду ссылаться в этом исследовании. Если бы они в ней и оставались, можно было бы спать спокойно. Но они звучат в официальных выступлениях, бросаются в глаза на страницах школьных учебников… Согласитесь, это совсем другой уровень их проникновения в жизнь.
Последней каплей стало изучение странички в интернете «Тамбовское восстание 1920–1921 годов». Не секрет, что для многих наших современников и для большинства молодежи интернет является основным источником информации. А чтобы не плавать в сотнях тысяч ссылок на различные сайты, люди устремляются прямиком в Википедию – на сегодняшний день, наверное, самую популярную интернет-энциклопедию. Так вот, статья в Википедии про Антоновское восстание практически целиком повторяет книгу Сенникова. И это уже подвигло меня на ответную реакцию.

Восстание – борьба всей Тамбовщины с большевиками и продразверсткой

Наиболее ярко эту точку зрения излагает Б. Сенников: «Ни Тамбов, ни губерния тогда этой самозваной власти не признали. В Тамбове она была навязана силой оружия только через полгода после государственного переворота, а в губернии ее навязали народу только в 1921 году… К весне 1918 года под покровом ночи им удается совершить переворот в городе. Закрепившись в губернском Тамбове, большевики начинают советизацию уездов».
Ничего не скажешь, эпическая картина. «Иноземцы и отечественное отребье» захватили власть, народ тамбовский возмутился действиями узурпаторов, и понеслось… Только вот незадача: история перехода власти в Тамбовской губернии к Советам совершенно иная.
Начнем с того, что большевики были известны в губернии задолго до 1917 года. Их организации в разное время существовали в большинстве уездных городов и даже в ряде сел. На выборах в Учредительное собрание список большевиков получил 3 мандата из 16, определенных для Тамбовской губернии. Это почти 20% поддержки, почти каждый пятый голосовавший. Учитывая, что на момент выборов власть в губернии была полностью в руках правых эсеров, можно с полной уверенностью утверждать: результат большевиков не был искусственно завышен. Скорее могло быть наоборот.
В различных уездах нашей губернии влияние большевиков было разным. Это зависело от численности рабочих, на которых была в первую очередь направлена идеология и пропаганда РСДРП(б). На текущую политическую жизнь уезда действовало наличие расквартированных запасных полков, которые в массе своей вдохновлялись требованиями большевиков о немедленном мире и слышать не хотели о Временном правительстве с его «войной до победного конца». Не стоит забывать и о личном факторе, о качествах руководителей большевиков на местах, о степени их активности и популярности. Все это играло свою роль в сроках установления власти Советов.
Первопроходцем стал Усманский уезд. Власть в нем перешла к Советам (читай: к большевикам) уже 1 ноября 1917 года, через неделю после штурма Зимнего дворца. 30 ноября к нему присоединился Козловский уезд. Кстати, именно в Козлове в то время располагался губернский комитет РСДРП(б). 20 декабря Советы берут власть в Липецком уезде, 30 декабря – в Моршанском, 3 января – в Шацком, 7 января – в Лебедянском. В конце января настала очередь Борисоглебского (30 января) и Тамбовского (31 января) уездов. Видим, что перед тем как «закрепиться в губернском Тамбове», под власть большевиков перешло более половины уездов. 2 февраля был занят Спасский уезд, здесь власть перешла к Советам в ходе вооруженной борьбы. 12 февраля Кирсановский уездный Совет провозгласил себя единственной властью на территории уезда. «К весне 1918 года» вне контроля большевиков остались лишь Темниковский и Елатомский уезды. Новая власть была установлена в них вооруженным путем 3 и 4 марта соответственно. (Все даты приведены по старому стилю.)
Этот перечень – в том числе иллюстрация к словам о личных качествах местных большевиков. В Усманском уезде переход власти к Советам был инициирован, когда партия еще не имела большинства в уездном Совете, да и вести из столиц были весьма противоречивы. Руководителем уездных большевиков был Н. Исполатов, 60-летний земский врач (такое вот, по терминологии Б. Сенникова, «отечественное отребье»). Впоследствии он не стеснялся обращаться к В. Ленину с резкими и откровенными письмами, указывая на недоработки новой власти и факты произвола примазавшихся к ней деятелей. С другой стороны, кирсановские большевики, контролировавшие уездный Совет с ноября 1917 года, решились на взятие власти в уезде только через 3 месяца. Как знать, найдись в Кирсановском уезде свой Исполатов, события могли бы развиваться по-иному.
Таким образом, факт прихода к власти большевиков не вызвал заметного противодействия местного населения. Лишь в трех северных уездах власть Советов была установлена силой. Однако мы знаем, что восстание 1920–1921 годов развернулось совсем в иных уездах: в Кирсановском, Тамбовском и Борисоглебском. Почему именно там? Несомненно, причины этого связаны с продразверсткой.
В течение всей Гражданской войны Тамбовщина служила продовольственной базой Красной армии. За три военных года отсюда было выкачано 32,7 миллиона пудов хлеба (полмиллиона тонн). Такие безвозмездные изъятия не могли не подрывать базу местного сельского хозяйства, не могли не вызывать возмущение крестьян. В 1920 году продразверстка для нашей губернии составила 11,5 миллиона пудов (190 тысяч тонн). Это, как видим, цифра, мало отличающаяся от любого предыдущего военного года. Но, во-первых, Тамбовщину в 1920 году поразила засуха, урожай был собран низкий, и посильное для обычного года изъятие хлеба могло в год засушливый привести к голодной смерти. Во-вторых, фактическое окончание Гражданской войны лишало продразверстку обоснованности в глазах крестьян. Наконец, с установлением контроля большевиков над хлебородными Украиной, Северным Кавказом, Западной Сибирью сохранение прежних объемов хлебозаготовок для Тамбовской губернии теряло необходимость. Когда В. Ленин 27 сентября 1920 года задал заместителю наркома продовольствия Н. Брюханову вопрос: «Верна ли разверстка 11 миллионов пудов? Не скостить ли?», то объем продразверстки сразу «скостили» почти вдвое – до 6 миллионов пудов, и это не вызвало проблем в снабжении страны хлебом.
Так почему три уезда? Думается, повлияли особенности хозяйства. В Моршанском и более северных уездах густые леса давали возможность получения дополнительных доходов от ремесла. Изготовление деревянных изделий, выработка скипидара и канифоли, плетение из лозы и бересты – да мало ли? В Козловском и других западных уездах было достаточно работы на железнодорожных линиях, да и некоторые фабрики продолжали действовать – тоже возможность приработка. Для Тамбовского, Кирсановского и Борисоглебского уездов сельское хозяйство было всем. Если в других уездах крестьяне после выполнения продразверстки хотя бы теоретически могли поправить свои дела, то в этих трех уездах источников дополнительных доходов почти не было. Не будем также забывать, что эта часть губернии получает меньше всего осадков. Очевидно, здесь засуха сильнее всего губила урожай, осложняя положение в селах.
Почему именно 1920 год? Необходимость бесплатно отдавать значительную долю урожая не нравилась крестьянам ни в 1918, ни в 1919 годах. В октябре – декабре 1918 года почти во всех уездах вспыхивают десятки местных восстаний. Однако в декабре 1918 года юг губернии почти на три недели захватывают белые казаки генерала П. Краснова. Именно их политика в деревне наглядно показывает крестьянам, какова альтернатива большевикам. Именно после распространения слухов о событиях на юге все местные восстания затухают. В августе 1919 года белые решаются на прорыв Южного фронта красных. Знаменитый рейд К. Мамонтова почти месяц гуляет по Тамбовской земле. Большевикам есть за что благодарить генерала: он показал крестьянам такую альтернативу, что продразверстка 1919 года прошла, по сути, без сопротивления (если сравнивать с 1918 и 1920 годами). Даже отчаянный, типично эсеровский теракт антоновцев – убийство 14 октября экс-председателя Тамбовского губисполкома М. Чичканова – не вызвал оживления у тамбовчан. К середине 1920 года угроза реставрации старых порядков мало кем воспринималась всерьез: кто-то в Крыму, кто-то в Забайкалье… смешно! Продразверстка, ранее считавшаяся меньшим из зол, превратилась в главную помеху спокойной жизни и толкнула многих в ряды антоновцев.
Таким образом, утверждения, что антоновщина – это всенародное сопротивление власти большевиков не соответствуют действительности. Мнение, что восстание явилось актом противодействия продразверстке, несколько ближе к истине, однако тоже ошибочно. Восстание стало результатом не самой продразверстки как факта, а ряда связанных с ней обстоятельств, в том числе местного и сиюминутного характера.

Восстание было спонтанным

Эту мысль продвигают многие, даже школьный учебник исторического краеведения. В параграфе 40, посвященном Антоновскому восстанию, эсеры не упоминаются вообще, но ученикам предлагается ответить на вопрос: «В какой степени восстание носило стихийный характер и в какой оно явилось результатом целенаправленной политической деятельности эсеров?» Разумеется, среднестатистический учащийся, не увидев в параграфе ничего о «деятельности», даст единственно верный ответ – полностью стихийное! А так ли это?
Обратимся к историко-биографическому очерку В. Самошкина об А. Антонове. Работа написана с видимой симпатией к главному герою, но довольно хорошо подкреплена источниками и не получала разгромной критики от других исследователей. Значит, на сообщаемые В. Самошкиным факты можно опираться.
Итак, благодаря эсерам Антонов после возвращения с каторги устраивается на работу в милицию города Тамбова на должность младшего помощника начальника 2-й части (по-современному – райотдела). И почти сразу приступает к созданию запасов оружия. В октябре 1917 года его подозревают в причастности к хищению трех возов винтовок и ограблению артиллерийского склада. В первом случае председатель городской управы и начальник городской милиции (угадайте: из какой партии оба?) заявили, что никаких трех возов винтовок и не было. По второму обвинению была создана следственная комиссия во главе с тем же начальником городской милиции, одним из членов этой комиссии оказался – не смейтесь! – наш подозреваемый. Так обвинения были сняты. Но от греха подальше Антонова переводят из Тамбова на повышение. Эсер П. Булатов, глава тамбовской милиции, назначает Антонова своим помощником и тут же, по просьбе комиссара Временного правительства в Кирсановском уезде эсера К. Баженова, отпускает его на пост главы кирсановской уездной милиции. Провести хищение оружия и при этом не только обелить исполнителя, но и дать ему самостоятельную должность – это ли не роль партии социалистов-революционеров?
На посту руководителя кирсановской милиции действия А. Антонова также неоднозначны. Например, он разоружил части Чехословацкого корпуса, находившиеся в Кирсанове. Дело нужное, вот только отобранное оружие делось неизвестно куда. Хотя по дальнейшим событиям можно догадаться. Также у нового начальника завязываются любопытные знакомства. Возьмем формального главнокомандующего повстанцев в 1920–1921 годах П. Токмакова. Из его биографии можно узнать, что был он поручиком на германской войне, а затем вдруг «возглавил» повстанцев. А между прочим, в 1918 году был гражданин Токмаков милиционером конного отряда 3-го района уездной милиции, то есть прямым подчиненным все того же Антонова. Какое случайное совпадение, не так ли? А это еще не самый интересный случай. Антонову удалось поймать разбойника и конокрада П. Селянского. Во времена, когда за мелкую кражу могли, «руководствуясь революционным правосознанием», расстрелять на месте, заведомого бандита почему-то отправляют даже не в Кирсанов, а в Тамбов. По дороге он, конечно, сбегает. Где мы потом видим Селянского? В антоновском воинстве, командиром 8-го Пахотноугольского полка. «Прославленный командир», как его именует Б. Сенников. Случай? На мой взгляд, эти факты говорят, что А. Антонов на должности главы кирсановской милиции не только продолжает собирать оружие, но и начинает набор помощников для будущих действий.
В августе 1918 года, когда будущий глава восстания находился в отпуске, его действиями заинтересовалась ЧК. Арест начальников 3-го и 4-го районов кирсановской милиции И. Заева и В. Лощилина, подельников Антонова по скрытию оружия, заставил остальных сообщников перейти на нелегальное положение. Сам А. Антонов перебрался на Волгу, где власть принадлежала Комитету, полностью подконтрольному эсерам. По версии В. Самошкина, в обстановке терпимых от большевиков поражений «проболтавшийся без толку три месяца по бурлящему Гражданской войной Поволжью Антонов был вынужден несолоно хлебавши возвратиться в Кирсановский уезд». Позволю себе не согласиться с автором. Видный эсер-боевик, еще до революции известный Поволжскому центру этой партии, создавший склады с оружием, подобравший людей и сумевший вывести почти всех их из-под удара ЧК, приезжает, болтается без толку три месяца и несолоно хлебавши возвращается обратно?! Скорее, Антонов получил инструкции и выжидал удобного момента для их исполнения. В. Самошкин, кстати, упоминает, что накануне возвращения Антонова по губернии прокатилась волна стихийных крестьянских восстаний. Они были неизбежны при продразверстке, не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы их предвидеть. Очевидно, эсеры предвидели и выжидали. Антонов вернулся, как только были получены известия, что на Тамбовщине заполыхало. Заметим, что в первоначальной «боевой дружине» Антонова, созданной им сразу после возвращения, практически все были его сослуживцами по кирсановской милиции, едва ли не единственное исключение – эсер с 1905 года И. Ишин. Фактически – это проведенный заранее подбор людей!
Но список приложивших руку к организации восстания не исчерпывается эсерами. В августе 1919 года, если верить книге В. Цветкова «Белое дело в России. 1919 год» (именно на нее ссылаются авторы Википедии), К. Мамонтов попытался установить контакт с антоновцами. Вроде бы эта попытка не увенчалась успехом, однако генералом было роздано повстанцам огромное количество оружия с захваченных складов Южного фронта. Впоследствии в ряды будущих повстанцев вливается немалое число белых офицеров, внесших весомый вклад в создание военной структуры. Об этом с восторгом пишет Б. Сенников, признавая, что именно «с этого момента восстание переходит в хорошо организованную фазу». Таким образом, у нас нет фактов, свидетельствующих о прямой роли Белого движения в организации восстания, но участие многих представителей белого офицерства в подготовке вооруженного выступления бесспорно.
Даже в начале 1920 года эсеры еще не отходят в сторону. В. Самошкин пишет: «Бросившись воссоздавать свои нелегальные партячейки в селах, они с удивлением наткнулись во многих деревнях на уже готовые антоновские «местные штабы». Состоявшиеся вскоре по этому поводу переговоры эсеров с Антоновым завершились тем, что эсеровские и антоновские подпольные организации слились воедино в формально беспартийные Союзы трудового крестьянства». Тезис об удивлении эсеров лично у меня вызывает сомнение. Но факт налицо: непосредственное участие эсеров в структурах, обеспечивавших подготовку восстания.
Итак, прямое участие эсеров и косвенное участие белогвардейцев в подготовке восстания можно считать бесспорным. Почему же оно отрицается?
Во-первых, центральные органы партии эсеров отказались поддержать начавшееся восстание. Возможно, под влиянием изменившейся обстановки в стране. Возможно, в последний момент оробели. Причина отказа неважна. В любом случае дистанцирование от восстания в сентябре 1920-го не означает неучастия в подготовке даже в начале 1920-го, не говоря уж о 1918-м.
Во-вторых, происходит смешение понятий. Восстания в селах против продразверстки, безусловно, были спонтанными. В том числе и восстание в Каменке, ставшее спусковым крючком дальнейших событий. Но подготовка восстания, очевидно, и была нацелена не на конкретную дату, а на определенное событие, на поддержку и раздувание вспышек на местах. Это типично эсеровский подход. Место действия было неважно, и если бы Антонов с дружиной оказался рядом с другим восставшим селом, поддержано было бы оно. Поддержка местных восстаний была спланирована заранее.

А был ли мальчик?

В начале 1990-х появляется идея, что восстание 1920–1921 годов в Тамбовской губернии вообще нельзя называть «антоновщиной», так как А. Антонов играл в нем отнюдь не заглавную роль. Так, Б. Сенников пишет в предисловии к своей уже не раз упоминавшейся книге: «А. Антонов действительно был начальником штаба 2-й партизанской повстанческой армии… до конца восстания оставался на этом посту и никогда сам не возглавлял восстания». И далее дает свою версию. Оказывается, слово это придумал Ленин, так как восстание подавляли В. Антонов-Овсеенко (по военной линии) и М. Антонов-Герман (по линии ЧК). А. Антонова объявили главой восстания лишь в 1921 году, когда готовили процесс над партией эсеров, чтобы приписать им подготовку «антоновщины» – так и словечко пригодилось.
Что можно сказать по этому поводу? Когда мы выясняли, готовилось ли восстание заранее, фамилия Антонова всплывала настолько часто, что утверждение о его второстепенной роли видится просто нелепым. Добавлю еще несколько фактов.
В начале осени 1919 года Кирсановский уездный военно-революционный комитет сформировал специальный отряд для борьбы с Антоновым. Именно с Антоновым, а не с кем-либо еще. Правда, губернские власти тогда не считали обстановку в тылу внушающей хоть какие-то опасения. Отряд срочно вызвали в Тамбов и направили на фронт. Как я уже отмечал, в 1919 году в тылу большевиков почти не было эксцессов, рейд К. Мамонтова напугал крестьян и вынудил их примириться с продразверсткой. Положение на фронте несло более серьезную угрозу.
После убийства М. Чичканова в Кирсановский уезд было направлено несколько чекистских групп с заданием проникнуть в дружину Антонова и любой ценой «уничтожить главаря банды». Зачем было гоняться по лесам и оврагам, если предмет погони не является возмутителем спокойствия?
Обратите внимание и на идеологическую войну того времени. Кого официальные газеты и листовки объявляют врагом, отпетым бандитом, грабящим мирных жителей, убийцей безвредных деревенских идеалистов? Токмакова или какого-нибудь штабс-капитана Митрофановича? Нет, Антонова! Объявляют на всю губернию, а отчеты идут и в Москву. Не зря же в конце октября 1919 года Тамбовщину посещает начальник Особого отдела ВЧК М. Кедров.
Перечень получается мрачный. Разбавим его положительными оценками. Тухачевский в рапорте Ленину отмечает, что подавить восстание сразу помешал в том числе «военно-организаторский талант Антонова». Не Токмакова, формального главкома повстанцев, а Антонова! И таких оценок немало. В. Самошкин цитирует данные РГВА: «недюжинная фигура с большими организаторскими способностями», «энергичный, опытный партизан». Стали бы командиры Красной армии тратить время на характеристику второстепенной личности, не упоминая главной?
Может быть, красные заблуждались, не понимая, кто есть кто у повстанцев? Имеются свидетельства с другой стороны фронта. Мамонтов, готовясь к своему рейду, посылает разведчиков с конкретным заданием: «Установить сведения о местонахождении зеленых вообще и, в частности, Антонова». Наивно думать, что военная разведка белых слепо повторяла написанное в красных листовках. Видимо, они имели свою информацию. И также не сомневались, кто является главой кирсановской дружины.
Почему Антонов отдал формальный пост главкома восставших и председателя Союза трудового крестьянства Токмакову? Полагаю, дело в том, что благодаря красной пропаганде к фамилии Антонова многие жители губернии относились настороженно. Наверняка многому не верили, но следовали принципу «дыма без огня не бывает». Антонов и его главный пропагандист И. Ишин не могли этого не понимать. Фигура П. Токмакова, не засвеченного в организации нападений, не появлявшегося в официальных публикациях, была более привлекательной для населения. А учитывая звание поручика, полученное на германской войне, – более удобной для контактов с белыми офицерами, немало которых примкнуло к повстанцам.
Почему версия о второстепенной роли Антонова существует и в наши дни? Она удобна для фальсификаторов истории. Можно отмахнуться от вопросов о тщательной подготовке восстания – может, Антонов и собирал оружие, и подготовил дружину, но он же был не главный. Само восстание выглядит респектабельнее – во главе его оказывается не бывший боевик-террорист – «оборотень в погонах», а вполне приличный офицер из крестьян. Напомню, в большинстве современных биографий Токмакова факт службы в милиции под руководством Антонова и последующего участия в его боевой дружине просто замалчивается, чтобы не портить кристально чистый образ борца. Версия, что Антонов не возглавлял восстание, органично вплетается в ткань постсоветской мифологии об этом событии, поддерживая ряд других новых мифов.
Напоследок еще два любопытных факта из времен активного подавления восстания. В другой части статьи я буду подробнее говорить о действительном и мнимом применении газов на Тамбовщине. Сейчас лишь отмечу, что были две заранее спланированные войсковые операции с применением химического оружия. Обе они должны были протекать в местности, где, по оперативным данным, укрывался Антонов. Более того, когда в ходе подготовки ко второй из них выяснилось, что «начальник штаба 2-й повстанческой армии» покинул намеченный для действий район, операция была отменена. Химическое оружие заранее предусматривали использовать лишь дважды, оба раза – при поимке Антонова! На мой взгляд, лучшего доказательства, кто именно был руководителем восстания, найти вряд ли возможно.
Заметим, что в начале июля 1921 года именно Антонов приказывает прекратить вооруженную борьбу ввиду ее бесперспективности. Мог бы простой начальник штаба 2-й повстанческой армии отдать такой приказ? Этот факт говорит о том, что именно Антонов был реальным главой восстания.

Из-за антоновщины была уничтожена губерния?

Пожалуй, самый популярный миф. Чтобы убедиться в этом, достаточно открыть газету «Тамбовская жизнь» от 26 сентября 2012 года. В большой официальной статье к 75-летию области утверждается, что именно после антоновщины «непокорная губерния» была уничтожена как административная единица. Эту же мысль видим в школьном учебнике исторического краеведения. В общем, высочайше одобренная версия.
Однако, факты говорят о другом. Восстание, как мы знаем, было подавлено в июле 1921 года. В июне 1922 года был убит в перестрелке Антонов. И лишь летом 1925 года Тамбовская губерния была территориально урезана. От нее отошли Елатомский, Темниковский, Спасский, большая часть Шацкого и Усманского уездов. Обещанного три года ждут, говорят в народе. Не три, а четыре года после окончания боев московские власти, согласно этому мифу, то ли копили злобу, то ли придумывали, как лучше отомстить. И накопили, и придумали: лишить губернию ряда территорий. Но этого, спустя еще три года, им показалось мало. «Я мстю, и мстя моя ужасна» – в 1928 году Тамбовская губерния прекращает свое существование, став частью Центрально-Черноземной области. Может быть, читать этот абзац и смешно, но это логика рассуждений, абсолютно серьезно преподносящихся тамбовчанам из вполне официальных источников.
А почему апологеты мстительности центральных властей не идут дальше? Попробуем сделать это за них. В 1937 году, как известно, Тамбовская область была образована не в нынешних границах. В нее входил ряд территорий на востоке, и город Пенза был райцентром Тамбовской области. Но в 1939 году границы приобретают современные очертания, и восток Тамбовской области входит в свежесозданную Пензенскую. Чем же мы прогневили вождя всех народов? Что-то новое или Сталин тоже об антоновщине вспомнил?
О ней, похоже, помнил даже Хрущев. В середине 1950-х была попытка создания Балашовской области. В частности, от нас в новую область был передан современный Мучкапский район. Новое образование оказалось нежизнеспособным, и спустя два года все вернулось на прежние границы. Но мы-то знаем, что без воспоминаний о начале 1920-х и тут не обошлось…
А теперь серьезно. Действительно, в 1920-х годах границы многих губерний менялись, а в конце 1920-х произошло укрупнение регионов. Из нескольких прежних губерний создавались крупные области и края. На протяжении 1930-х годов эти мегаобразования были вновь разделены на области. Причина таких экспериментов с административно-территориальным делением – изменившаяся жизнь страны. Прежняя сеть губерний была создана в XVIII веке и существовала почти без изменений со времен Екатерины Великой. В те времена она учитывала хозяйственную жизнь территорий и количество населения (одна губерния насчитывала 300–400 тысяч податных душ). Спустя полтора века изменилась экономическая карта страны, изменилось и распределение населения. Кроме того, в жизнь вошел принцип самоопределения наций, создания для наиболее крупных народов в местах их компактного проживания отдельных административных единиц. Старое деление на губернии и уезды не отвечало новым реалиям. Нужно было искать новую схему территориального деления государства. Отсюда и бешеная пляска границ на картах 1920–1930-х годов. Какие-то эксперименты, вроде Северо-Двинской губернии, ушли в архивы истории. Какие-то, вроде создания Брянской области (из западной части Орловской губернии), оказались жизнеспособными. Интересно, орловцы тоже считают себя покаранными Советской властью за какие-то грехи времен Гражданской войны?
Между прочим, тот опыт перекройки административных границ может пригодиться и нам. В последнее десятилетие нередко звучат предложения о слиянии тех или иных областей. Одна из парламентских партий даже имеет лозунг укрупнения регионов в своей программе. Тем не менее я ни разу не видел исследования, которое бы подробно, без идеологических клише, рассмотрело историю мегарегионов конца 1920-х – первой половины 1930-х годов. По каким принципам они создавались, как существовали, почему были разделены? Вот вопросы, которые требуют изучения. От этого будет больше пользы, чем от истеричных выкриков, что нам отомстили за антоновщину… через 7 лет после ее окончания.

Восстание было потоплено в крови и удушливых газах?

Вопрос о методах борьбы с антоновщиной вызывает активные споры со времен окончания боев. В советское время создавалась отлакированная картина мирного просветительства и помощи деревне при боевых действиях против особо злостных и нераскаявшихся. Пример такой точки зрения – «Очерки по истории Тамбовской областной организации КПСС». Официальной версии противостояли «вражеские голоса», вещавшие о заложниках, концлагерях, сожженных деревнях, залитых газами лесах. Подходов, которые бы основывались только на фактах, не замалчивая одни и не выпячивая другие, просто не существовало. В конце 1980-х появилась возможность для объективных исследований этой проблемы. Но большинство историков ею не воспользовались. Сменившаяся идеологическая доминанта властей требовала представлять советский период как черную дыру отечественной истории. Подход «вражеских голосов» ко времени борьбы с восстанием как нельзя лучше отвечал новому государственному заказу.
Одним из характерных для новой мифологии является утверждение о чисто военных методах подавления восстания. Грешит этим подходом и школьный учебник. Экономическим мерам на Тамбовщине уделено ровно три строки: изъятие продовольствия приостановлено, отменили продразверстку и разрешили торговлю сельхозпродуктами. Неоднократно упоминавшийся Б. Сенников идет дальше, заявляя, что на эти меры крестьяне не обращали внимания. Цитирую: «Советы, делая ход конем в популистских целях, сняли с губернии продразверстку, но у крестьян это абсолютно не вызвало никакого восторга, так как они ее уже давно отменили сами». И через пару страниц вновь: «Отмена продразверстки в Тамбовской губернии не произвела на тамбовских крестьян должного впечатления». Зачем Сенникову нужны эти повторы одного и того же? Для того чтобы читатель уяснил незначительность экономической борьбы против восстания, чтобы поверил – только военной силой большевики подавили свободолюбивых тамбовчан. Думаю, читатели уже поняли – если Сенников что-то утверждает об антоновщине, его слова нужно очень внимательно проверить. Займемся проверкой.
Конец антоновщины начался еще в феврале, когда на Тамбовщине, а через месяц и по всей стране была отменена ненавистная крестьянству система продразверстки, на смену которой вскоре пришла более терпимая система продналога. Так утверждает В. Самошкин, и причин не верить ему я не вижу. Продналог, как известно, серьезно отличался от продразверстки. Во-первых, он был меньше по объему и оставшиеся излишки зерна можно было свободно продать на рынке. Во-вторых, его объем доводился до крестьян не после сбора урожая, а перед севом, то есть имело смысл распахать и засеять больше земли, не опасаясь по разверстке утерять значительную часть урожая. За годы Гражданской войны средняя площадь пахоты на семью снизилась вдвое, так как многие крестьяне не видели смысла сеять и отдавать зерно. Значит, ресурс для увеличения вспашки был значительный, а начавшаяся демобилизация Красной армии давала рабочие руки. Вывод: продналог нес крестьянам значительное облегчение положения. И они это понимали. Что же до самостоятельной отмены продразверстки, то напомню: до ее официальной отмены с Тамбовской губернии было получено 5,5 миллиона пудов хлеба из скорректированного объема поставок 6 миллионов пудов. Как-то не получилось «давно отменить самим», не находите?
Есть несколько рассказов о том, как Антонов оценил изменившееся положение. По одному из них (цитирует Самошкин по РГВА), когда известие об отмене продразверстки застало его в одном селе под Тамбовом и крестьяне со слезами на глазах кричали: «Мы победили!», Антонов грустно изрек повстанческим командирам: «Да, мужики победили… А вот нам, отцы-командиры, теперь крышка». По другому, услышав, что крестьяне теперь отказываются снабжать повстанцев, Антонов возмутился: «Чепуха! Крестьянин за меня душу готов отдать!» На что получил ответ фуражира: «Душу, может, и готов отдать, а вот сена больше не дает». При несхожести ситуаций речь идет об одном – об отходе значительной части крестьян от поддержки восстания.
Но экономические меры, направленные на умиротворение тамбовской деревни, не исчерпывались одной заменой продразверстки на продналог. Весной 1921 года под разными названиями проходят кампании, смысл которых один – помощь крестьянам в подготовке к севу. С заводов и мастерских Тамбова, Козлова, других промышленных центров в деревни выезжают рабочие для ремонта сельскохозяйственного инвентаря. Я далек от того, чтобы по примеру «Очерков…» придавать этому весомое значение. Рабочих на Тамбовщине и до Гражданской войны было немного, а после мобилизации в Красную армию и вызванного войной промышленного спада сколько осталось? К тому же полагаю, что выезжали они в крайнем случае в села, по тогдашней терминологии, «нейтральные», а чаще всего в «советские». «Бандитские» и «злостнобандитские» села наверняка оставались вне этих кампаний – не на убой же людей везти? Так что на положение губернии в целом влияние таких выездов было исчезающе малым. Другое дело – положение в конкретных селах, укрепление там влияния просоветски настроенных крестьян и таким способом – локализация антоновщины, ограничение ее возможного распространения вширь. На низовом уровне такие выезды, скорее всего, играли свою роль.
Переходим к военным методам подавления. Разумеется, они не отличались гуманизмом. Война, тем более гражданская, еще ни в одной стране не велась в белых перчатках. Тем не менее ряд современных утверждений о подробностях происходившего на Тамбовщине в июне–июле 1921 года вызывает обоснованные сомнения.
Начнем с приказа Полномочной комиссии ВЦИК №171 о мерах зачистки сел от антоновцев. Я не буду спрашивать, каковы доказательства его массового проведения в жизнь, в скольких селах он применялся, а в скольких после его прочтения местных сторонников Антонова выдавали сразу. Меня интересует другой вопрос. Б. Сенников в своей книге дает одну версию этого документа. Википедия, ссылаясь на Государственный архив Тамбовской области (ГАТО), приводит заметно отличающийся текст. Может ли один и тот же официальный приказ – не черновик, а подписанный и заверенный приказ – иметь серьезные разночтения в разных экземплярах? Конечно, нет. Значит, как минимум один из вариантов есть фальсификация. Сенникова мы уже не раз ловили на вольном обращении с фактами. Но и работникам ГАТО хочется задать вопрос: когда этот документ появился в фондах и какую проверку он проходил? Вопрос не праздный.
Одна из популярных тем в устах либеральных критиков – применение отравляющих газов при подавлении антоновского восстания. Активность применения зависит, видимо, от фантазии конкретного автора. Пока что из известных мне рассказов на эту тему всех опережает Сенников. Ссылаясь непонятно на что (беседовал в 70–80-х годах, небольшая деревушка в районе Пахотного Угла, одна старая женщина, запись в архиве автора – ищи ветра в поле!), он расписывает последствия газовой атаки в этом районе: «Кругом лежали трупы людей, лошадей, коров в страшных позах, некоторые висели на кустах, другие лежали на траве, с набитым землею ртом, и все в очень неестественных позах. Ни пулевых, ни колотых ран на их телах не было». Как у Лермонтова: «…смешались в кучу кони, люди». И таких мест, если верить рассказчикам, на карте Тамбовщины – пальцем ткни и попадешь.
В «Военно-историческом журнале» № 1 за 2011 год опубликована статья А. Бобкова «Тамбовское восстание: вымыслы и факты об использовании удушающих газов». Тем, кто хочет подробнее разобраться в вопросе, рекомендую ее прочитать. Вкратце же сообщу читателям, что, по выводам автора, реально имели место два незапланированных эпизода применения химических снарядов и две заранее спланированных операции с их применением, из них одна операция не состоялась. Об этих операциях я упоминал в разделе о руководстве Антонова восстанием. Что же касается эпизодов, то в донесениях упоминаются лишь израсходованные за некий период химические снаряды. Исходя из журналов боевых действий данных частей, автор полагает, что они могли быть применены в определенных стычках. Кстати, все это были именно стычки в чистом поле, а не бои за какую-либо деревню. От себя добавлю: с тем же успехом снаряды могли быть израсходованы в тренировочных стрельбах или утеряны в многочисленных передислокациях. По крайней мере в одном эпизоде, говорящем об израсходовании 15 снарядов, второй вариант не исключен. Что касается второго эпизода и операции, то в обоих случаях было израсходовано около 60 снарядов. Много это или мало? Даже Сенников цитирует инструкцию, по которой «сфера действия снаряда – 20–25 квадратных шагов». Современный военный историк А. Широкорад дает еще меньшую цифру – 5 квадратных метров. Даже если опираться на инструкцию, нетрудно посчитать, что при выпуске 60 снарядов больше вероятность получить осколком снаряда по голове, чем получить смертельную дозу газа. Ни о каких лежащих друг на друге трупах и речи быть не может. К тому же три (максимально) случая применения газов в бою – это не тянет на использование «одновременно на всех боеучастках губернии».
Мне могут заметить, что в губернию были доставлены не только химснаряды, но и баллоны с газами. И в описанном выше эпизоде Сенников говорит именно про использование газовых баллонов. Должен разочаровать: воинская часть, вооруженная химбаллонами, так ни разу и не приняла участие в боях, не в последнюю очередь из-за отсутствия противогазов. Впрочем, два баллона все же были израсходованы. Для дезинфекции помещений. Так что единственными жертвами применения химических баллонов на нашей земле пали тамбовские клопы и вши.
Возникает резонный вопрос: так зачем же везли в Тамбовскую губернию химическое оружие, зачем его применяли, если в таких масштабах оно просто не могло никого убить? Ответ прост. В рядах восставших было немало людей, прошедших Первую мировую войну. Во время этой войны газовые атаки применялись часто, масштабно и всеми сторонами. Таким образом, у солдат было отличное знание о последствиях таких атак. Запах газа, вполне естественно, вызывал у них панику, стремление убежать в безопасное место. Без противогаза держать оборону они не рисковали. Глядя на них, срывались с позиций и необстрелянные на фронтах повстанцы. Химическое оружие применялось не как оружие массового поражения, а как средство психологического воздействия. С этим утверждением согласно абсолютное большинство историков. Даже Сенников пишет, что это оружие действовало в основном на психику, предназначалось для выкуривания антоновцев из лесных укрытий на открытую местность. Но это не мешает ему спустя полтора десятка страниц рассказывать со ссылкой на неизвестную старушку про горы трупов в лесу. Странная логика. Термин «выкуривание» используется и в приказах того времени, так что цель применения химоружия вполне очевидна.
Разумеется, с точки зрения нашего времени использование отравляющих газов на войне неприемлемо. Но в те времена это считалось обычным, хоть и предосудительным занятием. Лишь в 1925 году была подписана Международная конвенция о запрете химического оружия. До этого оно свободно применялось, если командование считало это необходимым. Например, англичане и французы применяли удушливые газы при борьбе с национально-освободительным движением на Ближнем Востоке, за что их ругали советские историки. Конечно, критиковать другие страны за то, что делала и твоя страна, – это фарисейство. Но действия современных либеральных критиков советского времени, ругающих применение газов на Тамбовщине и замалчивающих, а то и отрицающих применение (в то же время) газов их любимыми западными странами, – фарисейство не меньшее.
Таким образом, борьба с восстанием велась как экономическими, так и военными методами. Экономическая борьба за вывод крестьянства из-под влияния повстанцев была по времени первоочередной. Весна 1921 года стала временем отмены продразверстки, разрешения свободной торговли, приезда ремонтных бригад в село. Эти мероприятия помогли оттолкнуть колеблющуюся часть крестьянства от участия в антоновщине, вернуть их к мирному труду. В армиях Антонова остались те, кто был настроен исключительно на войну. И одной из целей для них стала месть отступникам. Результат – донесение ЧК о ситуации на селе: «К РКП население относится отрицательно по причине ее мягкого отношения к бандитам и требует их скорейшего уничтожения». Я цитирую по сборнику документов по истории области «И пыль веков от хартий отряхнув», изданному в середине 1990-х годов. Меры по улучшению быта села, с одной стороны, и переход антоновцев к принудительному забору продовольствия, фуража и людей, с другой стороны, создали благоприятную обстановку для подавления вооруженного сопротивления военными методами. К сожалению, не без эксцессов, но такова война.

Подведем итоги

Мы видим, что многие утверждения об антоновщине, достаточно популярные в наши дни, являются либо преувеличениями, либо полуправдой, либо просто вымыслом. Причин этого, полагаю, две.
Одна – возникший в конце 1980-х и действующий до сих пор своего рода госзаказ на отрицательную оценку советского периода нашей истории. Такая либеральная парадигма действует, потому что отвечает идеологии западных держав, делая «рукопожатными» в мире продвигающих ее лиц. Она действует и потому, что соответствует древнему как мир принципу: чтобы тебя воспринимали лучше, ругай предшественников. Но надо понимать, что, если долго стрелять в прошлое из пистолета, в один прекрасный день оно в ответ выпалит из пушки. Незнание собственной истории, неуважение к ней, фальсификация ее не дают правильно оценить настоящее. А неправильная оценка настоящего – это огромные проблемы в будущем.
Вторая – это родимое пятно истории как науки, зависимость делаемых выводов от позиции исследователя. Очевидная многим, эта зависимость пробуждает мнение, что в истории может разобраться любой. Мало кто рискнет высказывать собственные теории по квантовой механике или по сопромату. А в истории (как и в футболе и еще кое в чем) многие считают себя специалистами. С этим бороться проще. Хочешь быть специалистом в истории – будь им! Читай, изучай свидетельства интересующей тебя эпохи, сверяйся с трудами других историков, и главное – критически воспринимай полученные сведения.

http://sovross.ru/articles/1528/31385



Немыслимая сказка

Валерий Ерофеев

В числе самых известных участников гидротехнического строительства на Волге всегда называют Героя Социалистического Труда Сергея Яковлевича Жука. Именно он представил правительству окончательный проект Куйбышевского гидроузла. А вскоре после этого начались работы по возведению самой большой в СССР гидроэлектростанции.

Из колчаковцев – в краскомы

Сергей Яковлевич Жук родился 4 апреля 1892 года в Киеве. Там же он окончил Вторую городскую гимназию, а после смерти отца был зачислен в Орловский кадетский корпус. Говорят, в эти годы он познакомился с будущим классиком русской литературы Михаилом Афанасьевичем Булгаковым, который учился в Первой киевской гимназии. Незадолго до начала Первой мировой войны Сергей Жук поступил в Петербургский институт гражданских инженеров, но вскоре перевелся в Институт инженеров путей сообщения.
После начала боевых действий в 1914 году Жука мобилизовали для дальнейшего обучения в Алексеевском военно-инженерном училище, которое он окончил в ноябре 1916 года. После этого продолжил учебу в Институте инженеров путей сообщения и в 1917 году, незадолго до Октябрьской революции, экстерном сдал экзамены, получив диплом инженера-путейца. Свое участие в Гражданской войне Сергей Жук начал на стороне Белой армии в колчаковских войсках. Будучи офицером саперного батальона, в 1919 году вместе с остатками войск Колчака попал в плен. По некоторым данным, несколько недель инженер Жук вместе с другими пленными находился в одном из сел Ставропольского уезда. Здесь под влиянием агитаторов он перешел на службу в Красную армию и сразу же стал командовать саперным батальоном.
После окончания Гражданской войны Сергей Яковлевич был направлен преподавателем военной школы имени Каменева и вел саперные дисциплины в Сумской артиллерийской и Полтавской пехотной школах. По версии некоторых историков, в январе 1931 года Жук был обвинен в связях с контрреволюционной организацией бывших царских офицеров и уволен из рядов Красной армии. Опытных инженеров не хватало, и его принимают на работу помощником главного инженера Москаналстроя. Правда, проработал он там всего два месяца. Говорят, чекисты снова привлекли его по делу офицерской организации.
На этот раз он был осужден судебной коллегией ОГПУ и направлен на строительство Беломорско-Балтийского канала. В этот период было арестовано и направлено работать в Беломорстрой много инженеров-строителей, которые во время Гражданской войны служили у белых. Стоит отметить, что в дальнейшем многие из них сделали успешную карьеру. С.Я. Жук уже через четыре месяца после прибытия на строительство был условно-досрочно освобожден. Как написано в характеристике, «для более эффективного использования на строительстве».
За несколько месяцев Жук продвинулся по служебной лестнице до поста заместителя главного инженера Беломорстроя. Он активно участвовал в строительстве, вел научно-техническое руководство проектированием гидротехнических сооружений на трассе канала. В августе 1933 года Сергей Яковлевич был награжден орденом Ленина.
После Беломорстроя его откомандировали на прокладку следующего важного объекта – канала Москва–Волга. Здесь Жук был сначала заместителем главного инженера, а затем главным инженером этого строительства. Одновременно он руководил возведением Рыбинского и Угличского гидроузлов. В мае 1937 года, после сдачи канала Москва–Волга в эксплуатацию, С.Я. Жук за исключительные заслуги в его строительстве был награжден легковой автомашиной ЗиС. Вскоре он был восстановлен в рядах Красной армии в звании дивизионного инженера.

Первое строительство

В сентябре 1937-го С.Я. Жук назначен врио начальника строительства и главным инженером Управления строительства Куйбышевского гидроузла. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) о его строительстве вышло в свет 10 августа 1937 года и положило начало практическим работам по возведению ГЭС у Самарской Луки. В нем, в частности, говорилось следующее: «В целях дальнейшей электрификации центральных районов Европейской части СССР, осуществления широкого орошения Заволжья и улучшения судоходных условий на р. Волге осуществить строительство плотин, гидростанций и шлюзов на Самарской Луке у г. Куйбышева и строительство оросительных сооружений».
Куйбышевский гидроузел собирались построить в третьей пятилетке (1937–1942). Однако лишь в июне 1939 года правительством было утверждено проектное задание, а срок сдачи технического проекта был перенесен на 1 июня 1940 года. Впрочем, и к этому дню документы тоже не были готовы.
Нужно сказать, что с множеством трудностей правительство СССР столкнулось почти сразу же после принятия решения о строительстве ГЭС на Самарской Луке. Так, смета строительства на 1938 год была утверждена лишь в мае того же года в размере 270 миллионов рублей, но уже в августе оказалась урезанной на 56 миллионов. Поэтому на ряд работ средств не хватало и возникал простой, что вызывало недовольство в Наркомате внутренних дел. Например, в июне 1939 года все руководство СКГУ во главе с С.Я. Жуком было вызвано в Москву на ковер. Новый нарком Л.П. Берия дал резко отрицательную оценку строительных работ в районе гидроузла, а Жук получил строгий выговор, но все же остался в должности главного инженера СКГУ.
А в начале 1940 года при Совете Народных Комиссаров РСФСР была образована комиссия по вопросам строительства Куйбышевского гидроузла. Итогом ее работы стало постановление СНК от 11 октября 1940 года о свертывании всех работ на Самарской Луке.
В начале Великой Отечественной он – главный инженер и заместитель начальника Главного управления оборонительных работ. А сразу после окончания Сталинградской битвы начались проектно-изыскательские работы по строительству канала Волга–Дон, которые велись под непосредственным руководством Жука.

До открытия не дожил

В конце 40-х годов под его же руководством сотрудники института «Гидропроект» начинают изыскательские и проектные работы в Ставропольском и Сызранском районах Куйбышевской области. Благодаря этим изысканиям правительство СССР отказалось от довоенного проекта возведения ГЭС в Жигулевских воротах, и строительство перенесли на 80 километров выше по течению Волги – в район Ставрополя. Здесь в 1950 году и началось сооружение гидроузла, в то время крупнейшего в мире. За разработку проектного задания Куйбышевской ГЭС он становится лауреатом Сталинской премии.
В это же время он работал главным инженером Главгидроволгодонстроя и руководил строительством Волго-Донского канала. Канал был построен всего за 4,5 года, что является уникальным сроком в мировой истории гидростроительства. После ввода новой водной трассы в эксплуатацию Жуку было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина.
В марте 1953 года Сергей Яковлевич становится начальником Гидропроекта Министерства электростанций и электропромышленности СССР и избирается академиком по направлению «гидротехника».
На открытии гидроэлектростанции Сергею Яковлевичу побывать не удалось. Он скончался 1 марта 1957 года. Его тело было кремировано, а прах помещен в урну, которая находится в Кремлевской стене на Красной площади. Коллеги Жука отмечали, что до последних дней он осуществлял руководство проектными, изыскательскими и исследовательскими работами по Куйбышевской, Сталинградской, Саратовской гидроэлектростанциям на Волге, Боткинской и Нижне-Камской на Каме и другим гидротехническим сооружениям.
Имя ученого присвоили институту «Гидропроект» (ныне – Всероссийский проектно-изыскательский и научно-исследовательский институт «Гидропроект» имени С.Я. Жука). В его честь был назван теплоход.

http://sovross.ru/articles/1534/31739



Нобелевская премия за потогонную систему

Семен Девятов

От редакции сайта "Рот Фронт": Мы публикуем статью о состоянии современной «мэйнстримной» экономической науки. Тема эта непростая, но интересная. Автор правильно делает, что рассматривает экономическую науку с классовых позиций, верно отмечает её стремление уйти от сути изучаемых явлений и сосредоточиться чисто на прикладных вопросах.
Но с ним трудно согласиться, когда он утверждает, что теория контрактов — это лишь ещё одна потогонная система. Ведь менеджер, контракт с которым составляется с учётом выводов этой теории, — это не производительный работник, его пот не создаёт стоимости для владельца. Задача теории контрактов — показать, каким образом владельцы предприятия могут контролировать менеджеров. Она помогает минимизировать оппортунистическое поведение управляющих — работу на свой карман во вред интересам владельцев. По сути, речь о том, как пассивной части буржуазии сохранить свой кусок произведённой рабочими прибыли, не отдать её буржуазии активной, той, которая не ленится непосредственно управлять бизнесом.

Крупная буржуазия щедро награждает своих учёных лакеев за разработку новых эффективных потогонных систем. Так случилось и в этом году. Нобелевскую премию вручили двум буржуазным экономистам http://www.rbc.ru/economics/10/10/2016/ ... 2e86a07fde за разработку новой и эффективной потогонной системы под названием «Теория контрактов». Данное творение было разработано двумя буржуазными экономистами еще в 70-х годах прошлого века. С тех пор эта теория активно использовалась буржуазией на практике и показала свою полезность и эффективность. Вот и отблагодарили капиталисты своих учёных лакеев. Подкинули им Нобелевскую премию по экономике.
Как и все институты в нашем обществе, Нобелевская премия по экономике имеет классовую природу. Данная премия была учреждена крупной буржуазией в 1969 году. Суть её сводится к тому, чтобы награждать учёных за разработку новых теорий и методов её обогащения. Не зря ведь большинство премий были присуждены именно за такие направления как «экономика стимулов», «экономика информации», «теория контрактов». Все эти экономические разделы сводятся к одному: как заставить наёмного работника работать больше, а зарплату ему платить меньше. Как повысить интенсивность труда работника, не повысив при этом ему зарплаты. Либо повысить её в меньшей пропорции. Подсунуть ему вместо денег какие-нибудь «нематериальные стимулы». Навешать ему на уши лапши и под этим предлогом повысить норму выработки, продолжительность рабочего дня и т.д.
«Теория контрактов» – это не первое творение буржуазных экономистов. Таких теорий и систем разработано уже много: тейлоризм, фордизм, тойотизм. Каждая из этих теорий по-своему дурачит рабочих, повышая интенсивность их труда без соответствующей оплаты. Разница лишь в том, что целевая аудитория теории контрактов – это не простые рабочие, а менеджеры среднего и крупного звена.

Эффективный менеджер

Несмотря на то, что средний и крупный менеджер не относятся к рабочему классу и выражают скорее интересы хозяина-капиталиста, он всё-таки продолжает оставаться хоть и высокооплачиваемым, но наёмным работником. Его интересы не идентичны интересам хозяина-капиталиста. Менеджер понимает, что он работает и обогащает своим трудом хозяина-капиталиста. Поэтому он хотел бы побольше отдыхать и получать высокую зарплату. Действительно, зачем перетруждаться, если эта фирма всё равно не твоя и твоей никогда не будет? Для менеджера вполне достаточно и среднего результата, чтобы и самому не перерабатывать, и дяде какую-то прибыль приносить. Однако, хозяин-капиталист не может согласиться на средний результат, ему нужна максимальная отдача и максимальная прибыль. Иначе конкуренты сожрут. Если выразить это простыми словами: начальник хотел бы, чтобы подчинённый работал побольше, при этом платить ему поменьше. Подчинённый хотел бы, соответственно, побольше отдыхать и получать высокую зарплату. Здесь мы видим конфликт интересов между капиталистом и наёмным работником. Этот конфликт порождается капиталистическими производственными отношениями и в рамках капитализма не может быть разрешён. Вот на этом этапе крупной буржуазии и нужна «теория», которая каким-то образом смогла бы сгладить этот конфликт интересов.
Если вкратце, то суть «теории контрактов» сводится к тому, чтобы исхитриться и соединить несоединимое: интересы наёмного работника и капиталиста. Для этого предлагается стимулировать менеджера работать больше, используя как материальные, так и нематериальные инструменты. Привязать доход менеджера к результатам его работы. Как потопаешь – так и полопаешь. Теория разрабатывает различные критерии эффективности менеджеров. Кому интересны все эти тонкости – можно почитать тут http://economicus.ru/an_pril/theory1_guriev.pdf.

Лауреат Бенгдт Хольмстрём

Самое главное, что следует знать о «теории контрактов»: она ненаучна. Ведь вместо действительной причины, порождающей конфликт интересов наёмного работника и капиталиста, пытается работать с её внешними, второстепенными проявлениями. Вместо того, чтобы лечить причину болезни, – борется с её симптомами. Однако, не устранив причину заболевания, бороться с симптомами бесполезно. Но именно к этому – борьбе с симптомами – сводятся все буржуазные неоклассической экономики экономические теории.
Это неудивительно, ведь теория контрактов ведёт своё происхождение от буржуазной неоклассической экономики http://economics.pp.ua/neoklassicheskoe ... nomii.html. Неоклассическая экономика – одно из ведущих направлений буржуазной вульгарной политэкономии. Возникновение этого направления представляло собой реакцию на марксизм с его научным подходом и всесторонней критикой капитализма. В противоположность марксизму неоклассическая экономика ненаучна, так как единственной своей целью ставит не объективный анализ экономических отношений, а оправдание господства класса крупной буржуазии. Экономисты этой школы отрицают объективность экономических законов и классовый характер нашего общества. Они используют субъективно-идеалистический подход для объяснения экономических явлений. Для этого они придумали некоего абстрактного «экономического человека». Мотивы и поведение этого «экономического человека» являются основой, на которой строится буржуазная неоклассическая экономика. Любому трезвому человеку ясно, что такая теория, основанная на непонятных мотивах абстрактного, несуществующего человека, не может быть научной. Однако научность современной буржуазии и не нужна – ей нужно оправдание своего господства. Это объясняет тот факт, что буржуазная наука погрязла в субъективно-идеалистическом болоте. А Нобелевская премия присуждается не за научные открытия, а за теорию по выжиманию пота из наёмных работников.

15.10.2016

http://www.rotfront.su/%d0%bd%d0%be%d0% ... %b8%d1%81/


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Вс май 13, 2018 10:58 am 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7666
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.903 от 14 мая 2018 г.

Уважаемые подписчики!

В статье А.И. Орлова "Вперед к Аристотелю: функционалистско-органическая (солидарная) информационная экономика взамен рыночной экономики" констатируется, что солидарная информационная экономика может и должна заменить рыночную экономики в качестве базовой экономической теории. Заменить как при преподавании, так и в качестве основы конкретных экономических и управленческих разработок.
Статья Николая Мусиенко "Революционер из княжеского рода" посвящена П.А. Кропоткину.
Почти 8 миллионов заёмщиков в России могут стать банкротами, сообщает Михаил Евстигнеев в статье "В кредитной петле".
Алфавиты и языки мира обсуждает профессор Владимир Ембулатов с статье "Ее высокородие Буква".






Вперед к Аристотелю: функционалистско-органическая (солидарная) информационная экономика взамен рыночной экономики

Александр Иванович ОРЛОВ

Проф., д.т.н., д.э.н., к.ф.-м.н., заведующий лабораторией экономико-математических методов в контроллинге Научно-образовательного центра «Контроллинг и управленческие инновации», профессор МГТУ им. Н.Э. Баумана и МФТИ


Forward to the Aristotle: functionalist-organic (solidary) informational economy instead of market economy

Alexander Ivanovich Orlov

Резюме. Десять лет назад мы начали разработку новой экономической теории - функционалистско-органической (солидарной) информационной экономики. В этой статье, подводя промежуточные итоги, констатируем: функционалистско-органическая (солидарная) информационная экономика должны заменить рыночную экономики в качестве базовой экономической теории. Заменить как при преподавании, так и в качестве основы конкретных экономических и управленческих разработок.

Abstract: Ten years ago we began to develop a new economic theory - a functionalist-organic (solidary) information economy. In this article, summing up the interim results, we state: the functionalist-organic (solidary) information economy should replace the market economy as a basic economic theory. Replace both with teaching and as the basis of specific economic and managerial developments.

Ключевые слова: управление хозяйством, экономическая теория, Аристотель, солидарная информационная экономика, рыночная экономика, информационные технологии, теория принятия решений.

Keywords: property management, the economic theory, Aristotle, solidary information economy, market economy, information technology, decision theory.


Десять лет назад мы начали разработку новой экономической теории - функционалистско-органической (солидарной) информационной экономики. Первая Интернет-публикация сделана 11 июня 2007 г. [Орлов, 2007]. На 13.06.2017) этот ресурс просмотрен более 131,7 тыс. раз, что свидетельствует об интересе специалистов.
За 10 лет по новой теории (вначале мы ее называли неформальной информационной экономикой будущего) выпущено более 50 статей и тезисов докладов [Орлов, 2011], в том числе 4 публикации в журнале "Биокосмология – нео-Аристотелизм" [Орлов, 2012, 2015, 2016, Orlov, 2013]
В этой статье, подводя промежуточные итоги, констатируем: функционалистско-органическая (солидарная) информационная экономика должны заменить рыночную экономики в качестве базовой экономической теории. Заменить как при преподавании, так и в качестве основы конкретных экономических и управленческих разработок.

1. Что означает термин "экономическая теория"?

Начнем с обсуждения терминов. Слово "экономика" имеет два основных значения - хозяйственная деятельность и наука об этой деятельности. Можно было бы говорить "экономика" и "экономическая наука", подобно тому, как используются пары терминов "педагогика" и "педагогическая наука", "медицина" и "медицинская наука". Во всех трех случаях в связи с ростом научного знания обычно используют множественное число: "экономические науки", "педагогические науки", "медицинские науки". Среди экономических наук выделяют основную, базовую, наиболее общую и называют ее "экономической теорией". Обсудим содержание понятия "экономическая теория". В этой области накопилось много заблуждений, поэтому необходим их критический анализ и выработка научно обоснованных рекомендаций.
В учебных курсах, рассказывающих о развитии экономических учений, первым экономистом в истории науки называют Аристотеля. Согласно его определению, экономика – наука о разумном ведении хозяйства, о деятельности, направленной на удовлетворение потребностей людей, т.е. на производство и приобретение благ для дома и государства.
С целью принизить значение Аристотеля иногда утверждают, что он занимался домоводством (писал о ведении домашнего хозяйства). Те, кто так утверждают, рассчитывают, что их читатели не знакомы с сочинениями Аристотеля (они изданы в переводе на русский язык). На самом же деле Аристотель писал обо всех основных видах хозяйствующих субъектов. Среди них – предприятие (как сельскохозяйственное, так и производство в городе), город (полис), регион (сатрапия), государство (империя).
По мнению Аристотеля, противоестественной является хрематистика, т.е. деятельность, направленная на приобретение выгоды, извлечение прибыли, на накопление богатства. Аристотель резко противопоставлял экономику хрематистике. Он развивал экономическую теорию как основу деятельности, направленной на удовлетворение потребностей людей, и резко критиковал хрематистику как антиобщественную (преступную) деятельность.
В настоящее время понимание экономической теории извращено по сравнению с трудами Аристотеля. Приведем обширную цитату из известного учебника [Самуэльсон, 1992], содержащую некоторые из популярных определений этого понятия:
"1. Экономическая теория есть наука о видах деятельности, связанных с обменом и денежными сделками между людьми.
2. Экономическая теория есть наука об использовании людьми редких или ограниченных производительных ресурсов (земля, труд, товары производственного назначения, например машины, и технические знания) для производства различных товаров (таких, как пшеница, говядина, пальто, концерты, дороги и яхты) и распределения их между членами общества в целях потребления.
3. Экономическая теория есть наука о повседневной деловой жизнедеятельности людей, извлечении ими средств к существованию и использовании этих средств.
4. Экономическая теория есть наука о том, как человечество справляется со своими задачами в области потребления и производства.
5. Экономическая теория есть наука о богатстве".
Наблюдаем много извращений по сравнению с формулировками Аристотеля. Главное из них состоит в том, что вместо ведения хозяйства акцент перенесен на второстепенные стороны хозяйственной деятельности - обмен, денежные сделки, "редкие" ресурсы, богатство и т.п. Определению экономики по Аристотелю соответствуют такие современные научные и учебные дисциплины, как менеджмент, экономика предприятия, организация производства. В настоящее время эти дисциплины находятся среди экономических наук, но на вторых ролях. А на первое место вышла современная хрематистика - финансы и кредит, банковское дело, анализ курсов акций и валют, рынки ценных бумаг и т.п.
Необходимо освободить экономическую теорию от извращений хрематистики, развивать, излагать и применять ее в практической работе в соответствии с Аристотелем как науку о деятельности, направленной на удовлетворение потребностей людей. Определению Аристотеля на современном этапе соответствует функционалистско-органическая (солидарная) информационная экономика. Она и должна заменить рыночную экономику.

2. Вперед к Аристотелю: освободить экономическую теорию
от рыночных извращений

В современной России распространено представление о том, что экономическая теория - это теория рыночной экономики. Под таковой имеется в виду система ведения хозяйства, основанная на принципах свободного предпринимательства, многообразия форм собственности на средства производства, рыночного ценообразования, договорных отношений между хозяйствующими субъектами, ограниченного вмешательства государства в хозяйственную деятельность субъектов. Это экономика, в которой только решения самих покупателей, поставщиков товаров и услуг определяют структуру распределения.
Приведем несколько типовых формулировок. Обычно отмечают, что рыночная экономика основана на принципах:
• свободного предпринимательства;
• многообразия форм собственности на средства производства;
• рыночного ценообразования;
• договорных отношений между хозяйствующими субъектами (людьми, предприятиями и т. д.);
• ограниченного вмешательства государства в хозяйственную деятельность.
Основные черты рыночной экономики:
• различные виды конкуренции;
• многообразие форм собственности (личной, частной, коллективной, государственной, общинной);
• полная административная независимость и самостоятельность хозяйствующего субъекта, занимающегося производством товаров и услуг (поскольку товаропроизводитель должен быть собственником результатов своего труда);
• свободный выбор поставщиков сырья и покупателей продукции;
• ориентированный на покупателя рынок.
Иногда полагают, что рыночная экономика обладает следующими свойствами:
• рыночное ценообразование не предполагает какого-либо вмешательства государства;
• любое вмешательство государства в экономику является ограниченным.
Одним из достижений рыночной экономики принято называть равные возможности.
И еще:
Рыночная экономика — социально-экономическая система, развивающаяся на основе частной собственности и товарно-денежных отношений. Рыночная экономика опирается на принципы свободы предпринимательства и выбора.
Рыночная экономика — экономика, организованная на основе рыночной саморегуляции, при которой координация действий участников осуществляется государством, а именно законодательной и судебной властью непосредственно, а исполнительной только опосредованно, путем введения различных налогов, сборов, льгот и т. п. Это экономика, в которой только решения самих покупателей, поставщиков товаров и услуг определяют структуру распределения.
С позиции истории бизнеса рыночная экономика — экономическая система, направляемая и регулируемая механизмом стихийных рыночных трансакций в институциональной среде и при господстве соответствующих институтов.
По мнению многих экономистов, «рынок», под которым принято понимать систему хозяйствования, основанную на свободе договора, ценообразования по закону спроса и предложения и встречном обороте денежной массы (то есть товарно-денежную рыночную систему), представляет собой не более чем одну из исторически обусловленных и исторически приходящих форм товарообмена и товарораспределения.
Так, по оценке американского экономиста и теоретика менеджмента П. Друкера, 1873 г. – «конец эры либерализма – конец целого столетия, на протяжении которого политическим кредо была политика невмешательства в экономику» [Друкер, 1994].
Итак, рыночная экономика осталась в 19 веке. Основное течение (мейнстрим) современной экономической науки – обоснование несостоятельности рыночной экономики и необходимости перехода к плановой системе управления хозяйством. В условиях России это означает, в частности, переход государства к непосредственному управлению экономикой, воссоздание Госплана и отраслевых министерств.
Согласно А. Файолю первая из пяти функций менеджмента - прогнозирование и планирование [Орлов, 2009]. Предприятия и корпорации работают по планам - стратегическими и оперативным, долгосрочным, среднесрочным и краткосрочным. Удивительно, что перенос идеи планирования с корпорации на государство вызывает сопротивление некоторых лиц, именующих себя "экономистами".
Внедрение в России в начале 1990-х годов в массовое сознание, в преподавание и практику государственного управления мысли о необходимости и перспективности рыночной экономики - результат успешной операции геополитических противников в информационной войне. Таким образом были разрушены конкурентные преимущества экономики СССР, прежде всего централизованное управление.
При развитии экономической теории необходимо избавиться от рыночных извращений и двигаться вперед, руководствуясь идеями Аристотеля, которые не только не устарели, но являются более современными, чем рассуждения о пользе рынка. Таким образом, функционалистско-органическая (солидарная) информационная экономика должна заменить рыночную экономику.

3. «Умное управление» - новое направление в менеджменте

В рамках мейнстрима плановой экономики имеются различные системы взглядов. Мы полагаем, что современные модели и методы управления промышленными предприятиями и коммерческими компаниями должны учитывать разрабатываемое в Институте проблем управления РАН новое направление в менеджменте, известное как «Умное управление». Оно предполагает использование современных механизмов управления организационными системами (механизмов прогнозирования и планирования, организации, стимулирования (мотивации), координации и контроля) как на уровне отдельного предприятия, так и на уровне региона, страны и международных отношений.
Как сказано на сайте разработчиков проекта "Умное управление" (http://www.mtas.ru/about/smartman/), одна из ключевых тенденций XXI века – появление первых примет наступления эпохи «умной» экономики, экономики знаний. Она заставляет пересмотреть место человека в контуре управления. Из факторов производства (наряду с трудом и капиталом) человека «повысили» до уровня нематериального «актива», обладающего рациональным экономическим поведением со способностью к саморегулированию и саморазвитию.
Чем же отличается управление человеком, коллективом от управления самым сложным техническим объектом? Отличий, безусловно, много, но можно выделить основные, порожденные спецификой человека как объекта управления – его активностью.
Первое отличие – это способность человека к самостоятельному целеполаганию.
Второе – способность самостоятельно выбирать действия, в частности – сознательно искажать информацию (если это ему выгодно) и/или не выполнять планы, опять же если это ему выгодно.
Третье отличие – способность к рефлексии относительно собственной деятельности и деятельности других субъектов, в том числе – возможность прогнозирования их поведения.
В современном менеджменте остро ощущается необходимость перехода от несистематизированного и подавляющего своим объемом набора "лучших практик" к комплексу инструментов управления.
Целью проекта "Умное управление" является разработка научного подхода к конструированию таких инструментов – механизмов управления – учитывающих активность сотрудников, на основе теоретического анализа (теории активных систем) и обобщения передового опыта участников проекта.
Технологии управления должны опираться на систематическое использование теории принятия решений [Орлов, 2006], в том числе экспертных технологий [Орлов, 2011а].
Солидарная информационная экономика (СИЭ) – разрабатываемая нами базовая организационно-экономическая теория [Орлов, 2016а], предназначенная для замены устаревшей «рыночной экономики». СИЭ - функционалистско-органическая информационная экономика, опирающаяся на взгляды Аристотеля [Orlov, 2013]. СИЭ можно соотносить с научным направлением «Умное управление». Ранее СИЭ мы называли неформальной информационной экономикой будущего» (НИЭБ). Обширная разработанная нами базовая организационно-экономическая теория достаточно подробно рассмотрена в предыдущих публикациях, поэтому в настоящей работе ограничимся отдельными замечаниями.
Итак, теория управления людьми (менеджмент) бурно развивается. Кроме СИЭ и идеи "умного управления", необходимо использовать широко известные современные технологии управления, объединенные термином "Контроллинг". Введением в эту область является учебник [Контроллинг, 2006].

4. Экономика – часть менеджмента

В западных учебниках со «Школы научного управления» начинается изложение менеджмента. Однако «Школа научного управления» основана на «русской системе обучения ремеслам», разработанной в Императорском Московском Техническом Училище (ныне МГТУ им. Н.Э. Баумана). Констатируем кражу интеллектуальной собственности [Орлов, 2012а].
Место и время рождения современного менеджмента – Москва, 60-70-е годы XIX в. Вполне естественно, что современная базовая организационно-экономическая теория – СИЭ – также создана в МГТУ им. Н.Э. Баумана.
Общепризнано, что управленческие решения необходимо принимать на основе всей совокупности социальных, технологических, экономических, экологических, политических факторов. Итак, экономика – часть менеджмента как науки об управлении людьми.
Согласно СИЭ информационные технологии и теория принятия решений позволяют построить информационно-коммуникационную систему, предназначенную для выявления потребностей и организации производства с целью их удовлетворения. Для реализации этой возможности необходима лишь воля руководства хозяйственной единицей, нацеленная на преобразование ее системы управления. В частности, как и происходит в развитых и развивающихся странах, российское государство должно стать основным действующим лицом в экономике.
Общая схема принятия решений в солидарной информационной экономике проста: целеполагание - планирование - выполнение планов - анализ результатов - целеполагание. Ключевым этапом является целеполагание. Необходимо сформировать цели, которые общество желает достигнуть (включая набор показателей и их целевых значений). Этот этап нельзя полностью формализовать, хотя использование разнообразных инструментов теории принятия решений полезно. Прохождение трех остальных этапов не представляет принципиальных трудностей, поскольку необходимые для этого организационно-экономические методы достаточно хорошо разработаны.

5. Предшественники и прикладные работы

Основные предшественники СИЭ - Аристотель, В.М. Глушков, Ст. Бир [Орлов, 2016б]. Многие исследователи высказывали схожие мысли. В то числе Ф. Бекон, Г.Форд, К. Поланьи.
В рамках плановой системы можно смоделировать любые рыночные отношения, а потому плановое хозяйство заведомо не менее эффективно, чем рыночное. Шотландские экономисты В. Пол Кокшотт и Аллин Ф. Коттрелл убедительно продемонстрировали [Cockshott, 1996] теоретическую возможность организации производства с целью непосредственного удовлетворения потребностей в масштабах страны или человечества в целом. Для расчетов управленческих решений мощностей стандартных современных компьютеров вполне достаточно. Следовательно, критика планового хозяйства Хайеком в современных условиях несостоятельна.
Важна концепция «контроллинга методов» [Контроллинг, 2006]. Инновации в сфере управления основаны, в частности, на использовании новых адекватных организационно-экономических методов. Контроллинг в этой области – это разработка процедур управления соответствием используемых и вновь создаваемых (внедряемых) организационно-экономических методов поставленным задачам. В деятельности управленческих структур выделяем используемые ими организационно-экономические методы и рассматриваем их с точки зрения влияния на эффективность (в широком смысле) процессов управления предприятиями и организациями. Если речь идет о новых методах (для данной организации), то их разработка и внедрение – организационная инновация, соответственно контроллинг организационно-экономических методов можно рассматривать как часть контроллинга инноваций.
Пример – система контроллинга методов управления безопасностью полетов. Речь идет об инновационном проекте по разработке АСППАП - автоматизированной системы прогнозирования и предотвращения авиационных происшествий (стоимость разработки - 180 млн. руб.). Разработана система организационно-экономических методов и программ поддержки принятия управленческих решений в области управления безопасностью полетов, весьма важной для авиации. Эта система играет роль службы контроллинга, снабжая руководителей, отвечающих за безопасность полетов, правилами принятия решений и проектами решений в конкретных ситуациях. Разработка АСППАП выполнена при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ в рамках Постановления Правительства РФ № 218.
Представляет интерес анализ практики управленческой работы в Группе авиакомпаний (ГРК) «Волга-Днепр». ГрК - мировой монополист в области нестандартных грузоперевозок. Самолеты АН-124 «Руслан» – самые мощные в мире. Практика нашей управленческой работы в ГрК «Волга-Днепр» демонстрирует главенство менеджмента над экономикой, в частности, большое значение экспертных технологий. За 2011-2012 гг. в ГрК «Волга-Днепр» под нашим руководством проведено около 400 экспертиз, собрано и обработано около 20000 экспертных оценок.
Весьма многие авторы высказывали взгляды, аналогичные положениям солидарной информационной экономики. Внутри этого движения выделим наш вклад в экономическую теорию. Применительно к СИЭ он состоит в разработке теории принятия решений как инструментария СИЭ, в частности, методов сбора и анализа экспертных оценок для выявления и согласования потребностей. За подробностями отсылаем к многочисленным статьям и тезисам [Орлов, 2011]

6. Выводы

Освободить экономическую теорию от извращений – это значит избавиться от «рыночной экономики» и вернуться к взглядам Аристотеля, которым в сегодняшней ситуации соответствует солидарная информационная экономика (с точки зрения биокосмологии – это функционалистско-органическая информационная экономика, опирающаяся на взгляды Аристотеля).
Не прибыль - основное, а удовлетворение потребностей. Необходимо менять психологические установки массы участников хозяйственной жизни.
Солидарная информационная экономика должна стать основой для принятия управленческих решений на всех уровнях – от предприятия до государства.
Преподавание экономической теории должно опираться на взгляды Аристотеля и солидарную информационную экономику.

Литература

Друкер П.Ф. Новые реальности в правительстве и политике, в экономике и бизнесе, в обществе и мировоззрении: Пер. с англ. - М.: Бук Чембэр Интернэшнл, 1994. - 380 с.
Контроллинг. Учебник / А. М. Карминский, С. Г. Фалько, А. А. Жевага, Н. Ю. Иванова; под ред. A.M. Карминского, С. Г. Фалько. - М.: Финансы и статистика, 2006. - 336 с.
Орлов А.И. Теория принятия решений. Учебник для вузов. — М.: Экзамен, 2006. — 576 с.
Орлов А.И. Солидарная информационная экономика, 2007 [Электронный ресурс]. URL: viewtopic.php?f=2&t=570 (дата обращения 13.08.2017).
Орлов А.И. Менеджмент: организационно-экономическое моделирование. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. — 475 с.
Орлов А.И. Публикации по солидарной информационной экономике, 2011 [Электронный ресурс]. Режим доступа:
viewtopic.php?f=2&t=951 (дата обращения 13.08.2017).
Орлов А.И. Организационно-экономическое моделирование : учебник : в 3 ч. Ч.2. Экспертные оценки. — М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2011а. — 486 с.
Орлов А.И. Аристотель и неформальная информационная экономика будущего // Biocosmology - neo-Aristotelism (Биокосмология – нео-Аристотелизм). Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. Vol.2. No.3. Summer, 2012. С.150-164.
Орлов А.И. Организационно-экономическое моделирование, эконометрика и статистика в техническом университете. – Вестник МГТУ им. Н.Э. Баумана. Сер. «Естественные науки». 2012а. №1. С. 106-118.
Orlov A. I. Functionalist-Organic Information Economy – the Organizational-Economic Theory of Innovation Development // BIOCOSMOLOGY – NEO-ARISTOTELISM (Биокосмология – нео-Аристотелизм). Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. ¬ Vol.3. No.1 (Winter 2013). – P. 52-59.
Орлов А.И. Функционалистско-органическая (солидарная) информационная экономика – экономика без рынка и денег // Biocosmology - neo-Aristotelism (Биокосмология – нео-Аристотелизм). Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. Vol. 5. Nos. 3&4. Summer/Autumn, 2015. C. 339-359.
Орлов А.И. Вперед к Аристотелю: освободить экономическую теорию от извращений // Biocosmology - neo-Aristotelism (Биокосмология – нео-Аристотелизм). Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. Volume 6, Numbers 3&4, Summer/Autumn 2016. P. 585-587.
Орлов А.И. О развитии солидарной информационной экономики // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2016а. № 121. С. 262–291.
Орлов А.И. Освободить экономическую теорию от извращений // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 11. / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества; Отв. ред. В.И. Герасимов. – М., 2016б. – Ч. 3. – С. 82-87.
Самуэльсон П. Экономика. Т.1. – М. : НПО "Алгон" ВНИИСИ, 1992 . – 331 с.
Cockshott W. Paul and Cottrell Allin F. Information and Economics: A Critique of Hayek. November 1996. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ricardo.ecn.wfu.edu/~cottrell/so ... itique.pdf (дата обращения 13.08.2017).

Публикация:
1081. Орлов А.И. Вперед к Аристотелю: функционалистко-органическая (солидарная) информационная экономика взамен рыночной экономики // Biocosmology - neo-Aristotelism (Биокосмология – нео-Аристотелизм). Bilingual Electronic Journal of Universalizing Scientific and Philosophical Research based upon the Original Aristotelian Cosmological Organicism. Volume 7, Numbers 3&4, Summer/Autumn 2017. С. 411-423.



Революционер из княжеского рода

Николай Мусиенко

В погожий день седобородый старец в длинной блузе и валенках вышел прогуляться по тихой дмитровской улице, но через некоторое время, подустав от ходьбы, присел на скамейку возле одноэтажного деревянного домика и задумался о пережитом.
Прежде всего, наверно, он вспомнил своего отца — князя из древнейшего на Руси рода Рюриковичей, генерал-майора в отставке, потом — как учился в Пажеском корпусе, блистал на парадах, но после его окончания предпочёл не при царском дворе служить, а в Сибири, в Амурском казачьем войске. Всплыли отчётливо в его памяти, конечно, и путешествия по неизведанным местам Забайкалья, Северной Маньчжурии, Западного Саяна, экспедиции по рекам Лене, Амуру, Сунгари и Уссури. И если бы не поездка в Швейцарию, не случайное знакомство с членами русской секции Интернационала, увлёкшими его революционной романтикой, не вступление в кружок «чайковцев», он прославил бы своё имя как выдающийся географ, геолог и естествоиспытатель.
А вместо этого — арест, два года в одиночной камере печально знаменитого Трубецкого бастиона Петропавловской крепости, дерзкий побег, до него никому не удававшийся, и больше сорока лет в эмиграции, заполненных напряжённейшим научным трудом. Из-под его пера выходят книги по биологии («Взаимная помощь как фактор эволюции»), социальным наукам («Поля, фабрики, мастерские»), истории («Великая французская революция»), а также получившие широкую известность «Записки революционера» и монография «Идеалы и действительность в русской литературе», представляющая собой обзор развития российской словесности от народных преданий и «Слова о полку Игореве» до Л. Толстого и Горького. А ещё он стал известен в Европе и на родине, в России, как крупный философ, теоретик анархизма.
Бронзовая фигура князя Петра Алексеевича Кропоткина, созданная современным скульптором Александром Рукавишниковым, установлена здесь, в подмосковном Дмитрове, не просто так. В этом старинном городке «дедушка русской революции», как его все называли, после возвращения из-за границы провёл последние два с половиной года своей жизни. И в доме, где он в студёном феврале 1921 года скончался, наконец-то вновь открыт музей. Я говорю «вновь» потому, что музей, посвящённый Кропоткину, в деревянном особнячке, помнящем звуки его шагов, его приглушённый голос, в своё время уже был: вдова Кропоткина Софья Григорьевна, после смерти Петра Алексеевича продолжавшая жить в опустевшем доме, сохранила в неприкосновенности обстановку двух мемориальных комнат —кабинета и спальни. После принятия пленумом Московского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов 15 февраля 1921 года постановления «Об увековечении памяти товарища Петра Алексеевича Кропоткина» на фасаде дома появилась памятная доска с барельефным портретом революционера, выполненная известным советским скульптором-монументалистом Сергеем Меркуровым. Увы, в 1942 году местные власти посчитали, что целесообразнее вместо мемориального музея разместить в просторном особняке детский сад...
...Жизнь в Москве, после Великого Октября опять ставшей столичным городом, в разгар Гражданской войны ни для кого не была сладкой: голод, холод, отсутствие воды... И Пётр Алексеевич принимает предложение друга Льва Толстого — графа М. Олсуфьева пожить за символическую плату в его дмитровском доме. Весной 1918 года Кропоткин с семьёй переезжает в графские «хоромы», имея на руках «охранное» удостоверение, подписанное Председателем Совнаркома В.И. Ульяновым-Лениным: «дано сие удостоверение... известнейшему русскому революционеру в том, что советские власти в тех местах... где будет проживать Пётр Алексеевич Кропоткин, обязаны оказывать ему всяческое и всемерное содействие... Представителям Советской власти в этом городе необходимо принять все меры к тому, чтобы жизнь Петра Алексеевича была бы облегчена возможно более...»
Местные власти разрешили Кропоткину возделывать огород на двух сотках приусадебного участка, отвели кусок луга для покоса (сено нужно было для коровы Бурки, доставшейся Кропоткиным от Олсуфьева вместе с домом), обеспечили дровами. В распоряжении Петра Алексеевича оказался и большой рояль, на котором он любил наигрывать произведения Скрябина и других композиторов. На полках, сколоченных собственноручно, на крышке рояля, на столе, на подоконнике и даже на стульях — всюду лежали книги...
Вот что рассказывал Кропоткин о жизни в Дмитрове в письме своему другу Александру Атабекяну в феврале 1919 года: «Мы живём понемногу. Здоровы. Воздух здесь чудный зимой. Небо подчас чисто итальянское, в безветренные морозные дни — просто восхитительные прогулки, особенно с тех пор, как ношу валенки, в которых нога не скользит. Каждый день выходим часа на полтора... Работаю недурно — два с половиной часа утром и столько же после обеда. Больше не могу...» Кстати, для сведения: в это время Кропоткин трудился над вторым томом своей «Этики», которую ему так и не суждено было завершить.
Но не только кабинетной работой занимался Пётр Алексеевич в Дмитрове — его очень заинтересовала деятельность местных активистов по созданию краеведческого музея. «Третьего дня я осматривал зачаточный музей в нашем Дмитрове, — говорил он 30 августа 1918 года на съезде учителей Дмитровского уезда, — и радовался, видя, как разумно отнеслись к своему делу наши три молодые сотрудницы музея: геолог, ботаник и зоолог, в какой интересной и поучительной форме сумели они представить собранный материал... И я порадовался за новое поколение... Пусть только будет у нас несколько лет свободы, и во множестве городов у нас вырастут такие же и ещё лучшие музеи...»
«Посещение Петра Алексеевича останется навсегда светлым воспоминанием в нашей работе, — рассказывала потом одна из музейных сотрудниц. — С живейшим интересом рассматривал он все экспонаты музея, особенно в отделе геологии, и тут же вспоминал свои путешествия и говорил о своих научных исследованиях. Его слова «Хорошее, полезное дело вы тут делаете» как-то особенно ободряли нас в нашей работе, и создавалась уверенность, что Пётр Алексеевич всегда придёт на помощь музею своими ценными советами и указаниями».
И он действительно помогал музейщикам: обсуждал с ними такие темы, как, например, «Болота Дмитровского уезда» и «Следы языческих верований», прочитал им доклад «О ледниковом и озёрном периодах», в котором обобщил новые факты, касающиеся пределов распространения былого оледенения и объясняющие причины колебания климата на Земле.
А ещё его волнуют вопросы перестройки народного образования — о её необходимости он также говорил на съезде дмитровских учителей: «Задача это громадная и трудная... но неотложная... Совершится эта перемена не в один день и не по указам свыше, а только посредством работы десятков тысяч учителей и учительниц в свободной школе, где есть место личному творчеству».
Живо интересовался Кропоткин и работой объединения дмитровских кооперативов, называя его «зачатком нового строительства». Кооператоры подвергались всякого рода притеснениям со стороны местных бюрократов, и, чтобы защитить их, Пётр Алексеевич в начале мая 1919 года даже встречался в Кремле с Владимиром Ильичом Лениным. По свидетельству присутствовавшего при встрече В.Д. Бонч-Бруевича, Владимир Ильич, уже проводив гостя, отозвался о нём так: «И всё-таки он для нас ценен и дорог всем своим прекрасным прошлым и теми работами, которые он сделал... Вы, пожалуйста, не оставляйте его, смотрите за ним и его семьёй, и обо всём, что только для него нужно, сейчас же сообщайте мне...»
...Через много лет после кончины Пётр Алексеевич Кропоткин снова в своём дмитровском доме. Он — на старых фотографиях, в написанных им и изданных при его жизни книгах, в воспоминаниях людей, лично знавших этого выдающегося учёного-революционера. А прикосновения его рук помнят удобное кресло-качалка, ломберный столик, за которым он работал, резной шкаф-буфет из красного дерева, изразцовая печь, керосиновая лампа, громоздкая кровать с железными спинками. И, конечно, огромный, занимающий полкомнаты старый рояль...

Газета "Правда" №137 (30634) 8—11 декабря 2017 года
6 полоса




В кредитной петле

Михаил Евстигнеев

Почти 8 миллионов заёмщиков в России могут стать банкротами, из них около 660 тысяч на конец первой половины 2017 года имеют долги более чем по 500 тысяч рублей, сообщается в отчёте Объединённого кредитного бюро (ОКБ). Хотя ещё в 2015 году был принят закон о банкротстве физических лиц, но реального облегчения населению, попавшему в кабалу, он не приносит.
Лишь немногие из заёмщиков, оказавшихся не в состоянии выплачивать проценты по кредитам, решили воспользоваться своим правом. Из них только ничтожное число смогло добиться этой цели. Причём, как правило, это не бедняки, а обеспеченные люди. Лишь им сейчас по карману преодолеть все финансовые барьеры и юридическую волокиту, обусловленную законом о банкротстве. Закон, призванный защищать интересы обездоленных, по сути работает лишь для богатых.
К потенциальным банкротам ОКБ отнесло тех заёмщиков, кто не смог оплачивать свои долги по кредитам более 90 дней. Большая часть потенциальных банкротов в России (21%) имеет два открытых кредита. То есть люди вынуждены брать новые кредиты, чтобы погасить предыдущие. И тем самым ещё сильнее стягивают на своей шее долговую удавку. В среднем потенциальный банкрот должен банкам 1,4 млн рублей. В ОКБ также подсчитали, что 76% потенциальных банкротов имеют кредиты наличными и перестают их выплачивать, когда остаток долга составляет в среднем 754 тысячи рублей. На втором месте по числу потенциальных банкротов — заёмщики по автокредитам (10,2%), на третьем (5,8%) — заёмщики по ипотеке.
Согласно закону о банкротстве физических лиц, каждый россиянин, который больше не в состоянии обслуживать свои займы, может начать процедуру банкротства. Однако, хотя армия должников огромна, мало кто может себе позволить пройти процедуру банкротства. «Положение с долгами населения чем дальше — тем трагичнее. Ещё год назад насчитывалось всего 6 млн потенциальных банкротов, то есть людей, которые не смогли оплачивать свои кредиты более трёх месяцев. Сейчас их уже 8 миллионов. Из них правом на банкротство сумели воспользоваться лишь 50 тысяч человек. Российские законодатели, банкиры и коллекторы сделали всё, чтобы максимально усложнить и забюрократизировать процедуру банкротства. Ведь всё это требует немалых средств. В итоге лишь состоятельные люди могли воспользоваться этим правом. Процедура банкротства рассчитана не на бедных людей. Чтобы её пройти, нужно отстегнуть не менее двух тысяч долларов, и занимает всё это с юридическими проволочками долгие месяцы. Давно назрела необходимость в доработке закона, но это не выгодно ни банкирам, ни коллекторам», — сказал корреспонденту «Правды» председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.
При этом сумма просроченной задолженности граждан перед банками по кредитам остаётся фантастической — 11,2 триллиона рублей. Такие данные показал ежемесячный мониторинг социально-экономического положения и самочувствия населения, подготовленный в августе Институтом социального анализа и прогнозирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации. Задолженность населения перед кредитными организациями достигла 12—13% ВВП. Удивляться этому не приходится, поскольку реальный уровень жизни в стране продолжает снижаться. Банки же заманивают людей, нуждающихся в средствах, «низкими» ставками, за которые придётся расплачиваться годами и снимать последнюю рубаху.
В мае заместитель директора по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Владимир Шикин сообщил, что сложности с выплатой кредитов испытывают от 5 до 6,5 млн человек в России. Согласно данным НБКИ, у 3 млн человек (8% всех заёмщиков) нет материальной возможности платить кредит. Их долговая нагрузка составляет более 60% — то есть платежи по всем кредитам занимают более 60% от доходов, что считается критичным показателем. Тем временем уровень жизни в стране продолжает неуклонно снижаться. Минэкономразвития предрекло снижение реальных пенсий в ближайшие три года. Обещанное властями восстановление экономики буксует. В стране около 20 млн человек живут ниже прожиточного уровня. Так что спрос на займы будет лишь расти. Соответственно будет усиливаться и долговая кабала россиян.

Газета "Правда" №102 (30599) 15—18 сентября 2017 года, 2 полоса



Ее высокородие Буква

Владимир Ембулатов, профессор, г. Владивосток

Заядлых путешественников по многим странам и континентам постоянно сопровождают на страницах газет, журналов и книг, на вывесках и рекламах, на плакатах демонстрантов самые различные по форме письменные знаки.
Более трети населения земного шара употребляет при письме округлые и плавные по форме латинские буквы, начертание которых испытало в свое время влияние древнеримской архитектуры, отличавшейся большой плавностью форм. Латинским алфавитом пользуются многие народы Западной Европы – французы, итальянцы, испанцы, португальцы, румыны, англичане, немцы, датчане, шведы, норвежцы, финны, венгры, чехи, словаки, поляки, хорваты, эстонцы, латыши, литовцы, жители стран Северной и Южной Америки, Африки (кроме арабов) и Австралии. Сравнительно недавно было введено письмо на основе латиницы в Турции, Индонезии и частично на Филиппинах вместо прежнего арабского письма.
Арабский алфавит сохраняет свое господство во всех арабских странах – Египте, Сирии, Иордании, Ливане, Ираке, Марокко, Тунисе и других, а также в Иране, Афганистане и Пакистане. Очень своеобразное, витиеватое начертание арабских букв, напоминающее растительный орнамент, связано с особенностями искусства стран, в которых религия ислам во избежание идолопоклонства запретила изображать живые существа в живописи и скульптуре.
В настоящее время русский алфавит с его четкой геометричностью букв составляет основу письма у народов, говорящих более чем на 60 языках, – это народы Севера и другие народы, не имевшие прежде письменности на территории бывшего СССР (кроме Армении, Грузии и республик Прибалтики), Болгария, Сербия, Македония, Монголия. Основными знаками письма являются буквы, которыми обозначаются звуки речи, гласные и согласные. Так сложилось исторически, что русское письмо является продолжением старославянского, а старославянское письмо было создано на основе древнегреческого, в котором к тому времени были уже выработаны все основные качества современного буквенно-звукового письма. Именно поэтому русский язык считается наиболее совершенным типом буквенно-звукового письма.
В сложных и вычурных рисунках китайских иероглифов отражаются характерные особенности национального стиля китайской архитектуры и живописи. Этот очень древний тип письма встречается в Китае, Японии (в сочетании со знаками слогового письма) и – в преобразованном виде – в корейском алфавите. До начала XX в. вьетнамцы пользовались китайским письмом, приспособленным к их родному языку, а затем перешли на буквенно-звуковое письмо на латинской основе.
Разновидности индийского слогового письма распространены в Индии (государственное письмо страны – деванагари), во многих государствах Индокитая и на Цейлоне. Особыми алфавитами, самобытными и древними, пользуются грузины, армяне и некоторые другие народы.
Типы письма могут быть соотнесены между собой не только хронологически по времени возникновения и развития, но и в других планах, в частности, по их внутренним достоинствам, по степени совершенства как способов графической фиксации речи.
Пиктографическое (рисуночное) письмо наименее совершенно, так как оно может передавать мысль и речь лишь в самой общей форме, примерно. Именно поэтому оно считается неупорядоченным, примитивным письмом.
Идеографическое (иероглифическое) письмо способно обслуживать потребности развитого общества, но, тем не менее, ему свойственны существенные недостатки: оно очень громоздко по количеству используемых в нем знаков (в китайском письме насчитывается до 40 тысяч иероглифов), поэтому оно очень трудно для усвоения, а также и при использовании – при писании и чтении. Кроме того, с помощью иероглифов невозможно или очень трудно обозначить грамматические формы слов, поэтому для таких языков, как русский, иероглифическое письмо просто непригодно.
Фонетическое (буквенно-звуковое) письмо – наиболее совершенный тип письма: оно обходится несколькими десятками знаков-букв, поэтому овладеть и пользоваться им сравнительно легко. Оно, сверх того, позволяет точно передать почти все, что выражается устной звучащей речью.
* * *
Народы буквенно-звукового письма, в свою очередь, делятся на тех, кто использует в своем письме алфавит, который восходит к старославянской азбуке кириллице, и на тех, кто пользуется алфавитами, построенными на основе латиницы. Но они существенно различаются между собой и по составу, и по начертанию, и по значению букв.
Для характеристики графики письма того или иного народа языковеды исходят из представления об идеальной, рационально построенной графике. В идеальной графике каждая буква должна обозначать звук, т.е. не должно быть букв, не обозначающих звуков. Каждая буква должна одновременно обозначать лишь один звук, а не сочетание звуков. Каждый звук должен обозначаться одной буквой, а не буквосочетанием. Каждая буква во всех случаях своего употребления должна обозначать один и тот же звук, а не разные звуки. В соответствии с этими четырьмя требованиями к идеальной графике каждому звуку должна соответствовать отдельная буква и, наоборот, каждая буква может иметь только одно звуковое значение. Следовательно, число букв в алфавите должно быть равно числу звуков в языке.
Таких четких и простых отношений между звуками и буквами в письме с многовековой историей не бывает. Звуковые изменения происходят в языке непрерывно, а графика подвергается преобразованиям сравнительно редко.
Отдельные отступления от требований к идеальной графике, например, русского письма, возмещаются яркой и удобной особенностью графики букв, получившей название от ее слогового принципа. Слоговой принцип русской графики заключается в том, что буквы пишутся и читаются с учетом соседних букв в слове. В одних случаях сочетания букв, необходимые для правильного их чтения, соответствуют слогу (лю-ди, по-лы-нья, ма-як), в других случаях слогу не соответствуют (я-ко-рь, ра-нь-ше). Термин «слоговой принцип графики» является общепринятым в лингвистической литературе, но, пожалуй, было бы точнее назвать указанную особенность русской графики ее буквосочетательным принципом.
Изменения границ между сферами господства разных типов письма и алфавитов в XX веке показали, что наибольшей жизнеспособной силой обладают латинский и славянский алфавиты, основанные на буквенно-звуковом письме. Да и сегодня в России довольно часто можно встретить вывески, на которых русские слова написаны при помощи латинских букв: «Спутник» – «Sputnik», «Вторая речка» – «Vtoraya Rechka», «Партизанск» – «Partizansk», «Находка» – «Nakhodka», «Угольная» – «Ugol’naya» и т.д. Согласно «Транслитерации по ГОСТ 7.79-2000 Система Б» литературу, на которую ссылаются авторы при написании статей для публикации в журналах, требуется писать и буквами-знаками кириллицы, и буквами-знаками латиницы. На многих документах приходится читать следующие пояснения: «При наборе Лицевого счета вводить текст на латинице (английский)». Имеются вывески следующего характера: «avtopark» – автопарк, хотя на английском языке это слово записывается как «car fleet». Кроме того, в разговорной речи довольно часто стали употреблять слова, смысл которых принадлежит иностранным: аутсорсинг, мониторинг, креативный, секвестировать, менеджмент и другие. Этим при желании можно оправдать очередную попытку латинизации русской письменности. Если так, то небезынтересно вспомнить рассказ одного из персонажей пьесы «Три сестры» А.П. Чехова о забавном случае: «В какой-то семинарии учитель написал на сочинении «чепуха», а ученик прочитал «реникса» – думал, что по-латыни написано».

* * *

Проект латинизации русской письменности предлагался еще в XIX столетии, а также в первые годы после Октябрьской революции. И это объяснялось тем, что замена русского алфавита латинским могла создать дополнительные условия для культурного сближения русского народа с западноевропейским. При перестройке затевались такие разговоры в некоторых республиках.
Но всякий проект, прежде чем его принять или отвергнуть, должен быть внимательно и детально рассмотрен без всякой примеси «политической целесообразности». Если русский алфавит был специально создан для передачи на письме звуков славянской речи, то латинский алфавит был использован без переработки для письменности многих народов Западной Европы. В латинском языке не было шипящих звуков, поэтому и в латинском алфавите буквы для них отсутствовали. В русском же алфавите для шипящих звуков предназначены буквы ж, ч, ш, щ. Латиница также не располагает буквами, похожими на русские ё, ю, я, ь, что также указывает на бедность латинского алфавита (26 букв) по сравнению с русским (33 буквы).
В современных западноевропейских языках шипящие звуки появились, и это потребовало изыскать способы их передачи на письме. И как же они решили эту проблему?
Англичане, французы и немцы стали использовать для этого различные буквосочетания – диграфы и полиграфы. Так, например, для обозначения русской буквы щ англичане используют четырехбуквенное сочетание (shch), французы – (stch), а немцы даже блок из пяти букв (stsch – Stschedrin – Щедрин). Впрочем, чужие звуки вообще трудно передавать средствами своего алфавита.
Но дело в том, что и некоторые звуки своих родных языков народы Западной Европы вынуждены обозначать сочетаниями из двух и более букв. Так, звук даже в своих словах англичане передают сочетанием из двух букв – диграфом sh (shilling – шиллинг), французы при помощи диграфа ch (chaussee – шоссе), а немцы с той же целью пользуются сочетанием более чем из двух букв – полиграфом sch (schiene – шина). Аналогичная картина происходит и с другими шипящими согласными.
Существуют ли диграфы и полиграфы в русской письменности?
Диграфы довольно обычны, но они встречаются в двух случаях. Для обозначения мягких согласных при помощи буквы ь (конь, кольцо, раньше). И в связи с тем, что звук может, кроме буквы щ, передаваться буквосочетаниями сч, зч, жч (счетчик, возчик, мужчина). Полиграфов же – громоздких буквосочетаний для передачи на письме одного звука – в русской письменности совсем нет.
И все же главное препятствие латинизации русской письменности связано не с неизбежностью многобуквенных сочетаний. При написании, например, на немецком языке фамилии, имени и отчества русского поэта Ф.И. Тютчева – Fjodor Jwanowitsch Tjuttschew – обнаруживается еще одно достоинство русского алфавита. Мягкость согласных звуков в русском письме передается очень экономным способом – при помощи особых гласных букв е, ё, ю, я. Для обозначения на письме звукосочетания требуется только две, а не три буквы – тю, фе.
Невозможно на немецком языке передать с достаточной точностью звуковой состав русского слова «нежность» (neshnost) лишь потому, что в латинском алфавите нет буквы, подобной русской ь. Для немецкого, французского, английского письма она, впрочем, и не нужна, но для русского – крайне необходима в связи с обилием мягких согласных в русской речи. И это тоже говорит о том, что латинский алфавит совершенно не приспособлен для русской письменности.

* * *

Буквы двух разных алфавитов, например русского и латинского, по своему внешнему виду, начертаниям могут различаться и совпадать. Одни латинские буквы – d, f, j, l, q, s, t, v, w, z – не похожи на русские, другие – a, b, c, e, g, k, m, n, o, p, r, u, x, y – сходны с русским. Вместе с тем одинаково пишущиеся буквы двух алфавитов обычно имеют различные звуковые значения, по-разному читаются. Так, первая буква французского слова banderole (бандероль) по правилам французской графики обозначает звук . Имеют разные звуковые значения также русские и французские буквы n и r.
Сопоставление русского и немецкого алфавитов позволяет сделать следующие различия. Русские буквы б, г, д, з, ж, л, ф, ц, щ, ю, я, ы, ь не имеют начертательных соответствий в немецком алфавите, а немецкие буквы d, h, i, l, s, z, w не имеют начертательных соответствий в русском алфавите. Буквы с одинаковым начертанием имеют разные звуковые значения (по существу, следовательно, это разные буквы). Буква р в русском письме обозначает дрожащий язычный звук (рука и т.п.), а немецкая буква p обозначает смычный губной звук (plan – план). Различно также значение рукописных букв n, m, u. Только несколько букв, одинаковых по начертанию, в основном совпадают и по значению: a, o, e. В целом же одинаковые написания читаются, как правило, по-разному, а разные написания могут читаться одинаково: для сравнения, например, суд и sud; norma – по-русски «почта», а по-немецки «норма».
Кроме того, в алфавитах, построенных на латинице, некоторые буквы имеют различное звучание. Так, например, в английском алфавите буква «с» – алфавитное название – пирожное). В русском же языке подобного нет: у каждой буквы только одно произношение независимо от того, перед какой буквой она будет стоять.
Подобные различия есть также между разными славянскими алфавитами и разными латинскими алфавитами. Так, в английском алфавите имеется буква v, а в немецком она отсутствует. В польском письме буква s означает свистящий звук (русское с), а sz – шипящий (русское ш), в венгерском же письме, наоборот, sz означает свистящий, а s – шипящий звук. Украинская буква «и» соответствует русской букве ы, а русская буква и соответствует украинской букве i, и т.п.
Чтобы узнать, средствами какого алфавита можно экономнее передать звуковой состав слов языка, нужно в достаточно большом тексте сравнить число звуков с количеством букв, обозначающих эти звуки. Сделаем такое сравнение для английского и русского языков. Для этого возьмем отрывок в 2000 букв из романа английского писателя Джерома К. Джерома «Трое в одной лодке, не считая собаки» и русский перевод отрывка. Сопоставительные подсчеты показывают, что каждые 100 английских букв передают в среднем 72 звука, в то время как 100 русских букв обозначают на письме 100–101 звук.
Дело в том, что в английской письменной речи один звук часто передается с помощью буквосочетаний (наиболее употребительные из них – ch, ea, ee, gh, oo, sh, th, wh), многие буквы (b, c, g, h, k, l, n, p, r, t, w) могут не читаться в слове, например: arm – ключ, источник) шесть букв, но три звука.
Количественное соотношение между буквами и обозначаемыми ими звуками во французских текстах примерно такое же, как и в английских: каждые 100 букв передают на письме в среднем 74–75 звуков. Причина избыточного употребления букв заключается также в бедности алфавита и традиционности, консерватизме орфографии.

* * *

Иногда письмо образно называют «графическим костюмом» языка. Однако известно, что костюм бывает скроен и сшит как по заказу, совсем в пору человеку, но может оказаться слишком просторным, мешковатым или же чересчур узким, тесным. Только сделав примерку, можно определить достоинства и недостатки костюма. Так вот, «графический костюм» русского звукового языка до реформы графики и орфографии в 1917–1918 гг. был заметно «просторнее» из-за обычая писать по действовавшему тогда правилу букву ъ в конце слов на твердый согласный (домъ, новыхъ, идетъ). По примеру южнославянского правописания еще с XV в. установилось правило употребления вместо и буквы i перед следующей гласной буквой и перед буквой й (миллiонъ, влiянiе, ловчiй). Кроме того, эта буква писалась в группе однокоренных слов: мiръ (свет), мiрской, всемiрный (однако: Владимиръ, Житомиръ). Писали прiучить, прi?хать, но пятиэтажный, ниоткуда.
Особенно трудным было правило разграничения букв ? и е. До реформы буквы е и ? означали один и тот же звук, в их произношении не было ни малейшей разницы, чему лучшим доказательством служило частое смешение их: слух не доставлял никакого указания для выбора той или другой. Нет сомнения, что при изобретении кириллицы буква ? представляла особенный оттенок произношения звука , но впоследствии точное значение ее утратилось. Буква ? писалась в корнях слов: бл?дный, б?гать, гн?въ, гр?хъ, м?дъ, м?лъ и многих других, всего в 130 корнях слов. Мало того, «буква-пугало» писалась в некоторых суффиксах: вид?ть, бол?знь (но виденъ, боленъ), на конце наречий (везд?, гд?, вдалек?), в окончаниях имен и местоимений (на двор?, в мор?, мн?) и т.д.
Буква ? («фита») – дублет буквы ф («ферт») – употреблялась в немногих заимствованных из греческого и еврейского языков словах, преимущественно именах собственных (ка?едра, ?аддей, ?едоръ, ?емида).
Реформа русского языка была проведена Советским правительством сразу же после Великой Октябрьской революции. «В целях облегчения широким народным массам усвоения русской грамоты, поднятия общего образования и освобождения школы от ненужной и непроизводительной траты времени и труда при изучении правил правописания предлагается всем, без изъятия, государственным и правительственным учреждениям и школам в кратчайший срок осуществить переход к новому правописанию», – сказано в Декрете о введении нового правописания Народного Комиссариата просвещения от 23 декабря 1917 г. Этот важнейший документ был подтвержден 10 декабря 1918 г. специальным декретом Совета Народных Комиссаров.

* * *

Реформу 1917–1918 гг. часто называют реформой орфографии, однако такое определение недостаточно точно отражает ее содержание. Изменения в русском письме коснулись всех его сторон – и алфавита, и графики, и орфографии. В этом нетрудно убедиться, если внимательно прочитать раздел «Изменения правописания и новые правила».
«1. Исключить букву ? с последовательною заменою ее через е (колено, вера, семя, в избе, кроме).
2. Исключить букву ? с заменою ее через ф (Фома, Афанасий, фимиам, кафедра).
3. Исключить букву ъ в конце слов и частей сложных слов (хлеб, посол, меч, контр-адмирал), но сохранить ее в середине слов в значении отделительного знака (съемка, разъяснить, адъютант).
4. Исключить букву i с заменою ее через и (учение, Россия, пиявка, Иоанн, высокий).
5. Писать приставки из-, воз-, раз-, низ-, без-, чрез-, через- перед гласными и звонкими согласными с з, но заменять з буквой с перед глухими согласными, в том числе и перед с (воззвание, бесконечный, рассказать).
6. Писать в родительном падеже прилагательных, причастий и местоимений -ого, -его вместо -аго, -яго (доброго, синего).
7. Писать в именительном и винительном падежах женского и среднего рода множественного числа прилагательных, причастий и местоимений -ые, -ие вместо -ыя, -ия (добрые, синие).
8. Писать они вместо он? в именительном падеже множественного числа женского рода.
9. Писать в женском роде одни, одних, одним, одними вместо одн?, одн?х, одн?м, одн?ми.
10. Писать в родительском падеже единственного числа личного местоимения женского рода ее вместо ея».
Как видно, в результате проведения реформы русской письменности в 1917–1918 гг. был сокращен набор букв в алфавите, из которого были исключены лишние, давно ставшие ненужными буквы-дублеты ?, i, ? (пункты 1, 2, 4, как следствие, пункты 8, 9). Таким образом, эта реформа была реформой алфавита.
Отмена употребления буквы ъ в конце слов при сохранении ее в качестве разделительного знака (пункт 3) не могла не сказаться на звуковом значении этой буквы, и название «твердый знак» с этого времени перестало быть мотивированным. До реформы буква ъ обозначала в конце слов после твердого согласного гласный звук, похожий на . Следовательно, реформа коснулась и русской графики.
Вместе с тем все названные изменения в алфавите и графике имели прямое отношение к орфографии, а пункты 5–10 напрямую относились к ней. Во многих случаях отменялись явно искусственные, не соответствующие произношению написания (добрыя, он?, одн?, ея). С исключением из алфавита букв-дублетов автоматически отменялись и многие трудные правила употребления этих букв. Таким образом, все пункты декрета связаны с изменением норм орфографии.
В 1956 г. был впервые опубликован полный свод Правил русской орфографии и пунктуации, который явился итогом многолетней работы советских лингвистов и педагогов над усовершенствованием правил, приведением к единообразию отдельных написаний, устранением разнобоя в правописании. Правила были утверждены Академией наук СССР, Министерством высшего образования СССР и Министерством просвещения РСФСР. Академический свод правил (так принято называть эту книгу) считался основным и самым авторитетным источником для всех составителей учебников, словарей русского языка, специальных словарей, энциклопедий и справочников.

* * *

В данной статье показано, что со времени появления кириллицы (первой славянской азбуки) русский язык на протяжении многих веков имел тенденцию к совершенствованию, к достижению идеальности в русской письменности всех ее сторон – и алфавита, и графики, и орфографии. Однако такое отметить относительно латиницы довольно затруднительно. Наоборот, отмечается, что в процессе развития человечества звуковые изменения происходят непрерывно, однако графика букв и другие стороны письменности языков, построенных на латинице, преобразованиям подвергаются сравнительно редко. Именно поэтому языки на латинице в своем развитии более консервативны в сравнении с русским языком...
Для оценки глобальной значимости языков, используемых в коммуникации значительным числом людей по всему миру, в настоящее время исследователи построили так называемую карту контактов основных языков планеты. Для этого ученым пришлось рассмотреть и проанализировать три основных типа данных: информацию о 2,2 млн переведенных книг за период с 1979 по 2011 г. и учтенных в базе данных ЮНЕСКО; сведения о 2,5 млн редакторов Википедии, участвовавших в написании 382 млн статей на нескольких языках; данные по 1 млрд сообщений, опубликованных с декабря 2011-го по февраль 2012 г. (связи отслеживались по наличию двух и более языков в одном твиттер-аккаунте).
Результаты исследования показали, что китайский и арабский языки, несмотря на огромное число говорящих на них, уступают по влиянию многим языкам с буквенно-звуковой письменностью. Хотя арабский, китайский и хинди считаются куда более важными международными языками – на них говорят гораздо больше людей, чем, например, на русском, немецком или французском, но по культурной значимости они существенно уступают последним. Это, скорее всего, связано с изоляцией этих языков: с китайского на арабский переводится очень мало книг и статей. При этом русский язык и латиница (в основном английский и испанский) по историческим причинам остаются языками-посредниками для сотен малых языков планеты. Например, мысли индейца кечуа дойдут до сибирских эвенков только через посредничество двух или трех глобальных языков: вначале их понадобится перевести с кечуа на испанский, в некоторых случаях, возможно, и с испанского придется переводить еще на английский, затем с английского на русский (или с испанского на русский) и только с русского можно перевести на эвенкийский язык.
Также было отмечено, что глобальная карта влияния языков имеет иерархическую структуру: центральный узел коммуникаций (хаб) – английский, окруженный хабами второго порядка: испанским, немецким, португальским, русским и французским языками. Другие языки находятся на более низких уровнях в иерархической структуре. Причем выявленная структура действует как в консервативной культурной сфере (переводные книги), так и в новых медиа (Твиттер и Википедия).
Результат длительного изучения взаимосвязи различных языков в современном мире позволит понять, усиливается ли глобальная значимость английского языка и насколько экономический рост в Китае и Индии оказывает воздействие на культурное влияние их языков.

http://sovross.ru/articles/1434/25171


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Полные тексты выпусков еженедельника "Эконометрика"
СообщениеДобавлено: Вс май 20, 2018 12:38 pm 
Не в сети

Зарегистрирован: Вт сен 28, 2004 11:58 am
Сообщений: 7666
Электронный еженедельник «Эконометрика» No.904 от 21 мая 2018 г.

Уважаемые подписчики!

"Прибыльность" и "рентабельность" при Сталине обсуждает Кирилл Поляков.
О писателе Константине Александровиче Федина рассказывает Эдуард Шевелёв в статье "Гармония правды".





"Прибыльность" и "рентабельность" при Сталине

Кирилл Поляков

Казалось бы, что сталинский период советской истории изучен вдоль и поперек и не должно было остаться каких-либо разночтений относительно устройства сталинской социалистической экономики. Потому что сохранилось много документов, много свидетельств, сам Сталин написал несколько работ и докладов, будучи Председателем Совета Министров СССР и Генеральным секретарем ЦК ВКП(б). Но как во времена Сталина понимающих революционные достижений социалистической экономики и устройство социалистического общества было немного, так и в наши дни не прибавилось. В основном, обывателей занимает количество расстрелянных и репрессированных «лично Сталиным», экономикой СССР интересуются мало, буржуазная власть этому всемерно содействует.
В вузах социализму не учат, вот и понимания нет. Жаловался на непонимание социализма и сам Иосиф Виссарионович в ходе экономической дискуссии, когда обсуждался проект первого советского учебника "Политэкономия":

"Нужно, чтобы наши кадры хорошо знали марксистскую экономическую теорию. Первое, старшее поколение большевиков было теоретически подковано. Мы зубрили «Капитал», конспектировали, спорили, друг друга проверяли. В этом была наша сила. Это нам очень помогло.
Второе поколение менее подготовлено. Люди были заняты практической работой, строительством. Марксизм изучали по брошюрам.
Третье поколение воспитывается на фельетонах и газетных статьях. У них нет глубоких знаний. Им надо дать пищу, которая была бы удобоварима. Большинство из них воспиталось не на изучении работ Маркса и Ленина, а на цитатах.
Если дело дальше так пойдет, то люди могут выродиться. В Америке рассуждают: все решает доллар, зачем нам теория, зачем наука? И у нас так могут рассуждать: зачем нам «Капитал», когда социализм строим. Это грозит деградацией, это - смерть. Чтобы этого не было даже в частностях, нужно поднять уровень экономических знаний."
- Беседа И.В. Сталина по вопросам политической экономии. Запись 24 апреля 1950 г.

То, насколько был прав товарищ Сталин или насколько был низок уровень знаний марксистско-ленинской теории у тогдашних коммунистов, показал контрреволюционный переворот, проведенный «хрущевцами» в 1953 году, который никто или почти никто из многомиллионной партии и советской страны не заметил. А сегодня обыватель видит труды по марксизму-ленинизму только на книжных развалах, если вообще туда заходит. Чего греха таить, сегодняшние коммунисты не только не читали многотомный «Капитал» Маркса, но и в работе Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» блуждают на 50 страницах. Понятное дело, что разобраться непросто, Сталин сконцентрировал в своей работе весь опыт коммунистического строительства и даже наметил конкретные пути перехода к коммунизму. Поэтому в сталинскую работу необходимо вчитываться, разбираться.
Первое, за что хватаются горе-коммунисты или буржуазные идеологи, это фраза Сталина про марксистский понятийный аппарат:

«Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из «Капитала" Маркса, где Маркс занимался анализом капитализма, и искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как "необходимый» и «прибавочный" труд, «необходимый» и «прибавочный» продукт, «необходимое» и «прибавочное» рабочее время».
- И.В.Сталин, «Экономические проблемы социализма в СССР», 1952 год.

Какие выводы только ни делают из этих слов вождя мирового пролетариата: и отрицание Сталиным марксизма-ленинизма, и неверность марксистско-ленинской теории и пр. У некоторых неподготовленных товарищей, действительно, рождается комплекс неполноценности. Как так, Сталин отбросил понятия Маркса!? Значит, нужно выбирать - за кем двигаться дальше: за «отбросившим марксизм Сталиным» или за основателем учения - Марксом. Казалось бы, глупость, но на нее ведутся! Давайте, рассеем все сомнения и дочитаем цитату Сталина до конца:

«Маркс анализировал капитализм для того, чтобы выяснить источник эксплуатации рабочего класса, прибавочную стоимость, и дать рабочему классу, лишенному средств производства, духовное оружие для свержения капитализма. Понятно, что Маркс пользуется при этом понятиями (категориями), вполне соответствующими капиталистическим отношениям. Но более чем странно пользоваться теперь этими понятиями, когда рабочий класс не только не лишен власти и средств производства, а наоборот, держит в своих руках власть и владеет средствами производства. Довольно абсурдно звучат теперь, при нашем строе, слова о рабочей силе, как товаре, и о «найме» рабочих: как будто рабочий класс, владеющий средствами производства, сам себе нанимается и сам себе продает свою рабочую силу. Столь же странно теперь говорить о «необходимом» и «прибавочном» труде: как будто труд в наших условиях, отданный обществу на расширение производства, развитие образования, здравоохранения, на организацию обороны и т.д., не является столь же необходимым для рабочего класса, стоящего ныне у власти, как и труд, затраченный на покрытие личных потребностей рабочего и его семьи».
- И.В.Сталин, «Экономические проблемы социализма в СССР», 1952 год.

Здесь видно, что Сталин не рвет с марксистско-ленинской теорией, а как раз ею пользуется, например, историческим материализмом, когда говорит, что всему свое время. Так, время прибавочного труда и прибавочной стоимости прошло вместе с властью капиталистов и частной собственностью на средства производства, понятия и категории капитализма остались не у дел. Т.е. если сегодня на дворе капитализм, то прибавочный труд и прибавочная стоимость снова актуальны. И если бы Сталин утверждал в наше время, что марксистские категории (формы прибавочной стоимости) нужно отбросить, то он был бы не прав. Но Сталин, как марксист-ленинец, такого утверждать не стал бы.
При Сталине трудящиеся были владельцами средств производства и власть защищала интересы трудящихся (диктатура пролетариата), поэтому, следуя диалектико-материалистической логике, хозяин не может нанять сам себя и не может считать то, что он производит для себя, - эксплуатацией. Поэтому Сталин и пишет, что пора бы подыскать нужные слова, чтобы раз и навсегда отделить прибавочный продукт при капитализме от «прибавочного продукта» при социализме и коммунизме. Об этом же свидетельствует экономическая дискуссия предшествующая работе Сталина и учебнику политэкономии.
Очень интересно проследить, как Сталин развивает свою мысль о «прибавочном труде», о «прибавочном продукте» при социализме с течением времени.

1941 год:
«Наоборот, надо приучить рабочего к тому, что прибавочный продукт необходим нам, ответственности будет больше, рабочий должен понять, что производит он не только для себя и своей семьи, но также и для того, чтобы создать в стране резервы, чтобы укрепить оборону и т. д.».
«Доход остается, он приобретает другой характер. Прибавочный продукт есть, но он идет не эксплуататору, а на рост благосостояния народа, на усилениеобороны и т. д. Прибавочный продукт преобразуется».
- Беседа И.В. Сталина по вопросам политической экономии. Запись 29-го января 1941 г.

1952 год:
«Понятие «необходимый и прибавочный труд», «необходимый и прибавочный продукт» не годятся для нашей экономики. Разве то, что идет на просвещение, на оборону не есть необходимый продукт? Разве рабочий в этом не заинтересован? В социалистической экономике надо было бы различать, примерно, так: труд для себя и труд для общества. Тому, что раньше называлось в отношении социалистического хозяйства необходимым трудом, соответствует труд для себя, а тому, что раньше называлось прибавочным трудом, труд для общества».
- Беседа И.В. Сталина по вопросам политической экономии. 15 февраля 1952 г.

Т.е. если в 1941 году Сталин был готов оставить понятие «прибавочный продукт» при социализме в учебнике политэкономии, то в 1952 году он решительно настаивал заменить устаревшие термины новыми, чтобы у людей не было больше путаницы. Но и в 1940 году, и в 1952 Сталин прекрасно понимал экономическое содержание данных терминов, их изменчивый характер при разных исторических обстоятельствах, это он и разъяснял экономистам.

Необходимый продукт, необходимый труд – при капитализме и труд для себя, продукт для себя – при социализме;
Прибавочный продукт, прибавочный труд – при капитализме и труд для общества, продукт для общества – при социализме.

В учебнике политэкономии от 1954 года попытки внедрить новые определения были сделаны, но в силу объективных причин, порожденных началом контрреволюции в СССР, как в научной среде, так и в быту понятия не закрепились.
Второе, о чем любят поговорить либералы и спотыкаются горе-коммунисты, это «прибыльность» и «рентабельность» социалистических предприятий. Тут опять двоякая ситуация. С одной стороны враги пролетариата ссылаются на слова Сталина о «нерентабельных» предприятиях в СССР. Вот, - говорят они, - поэтому и загнулся ваш социализм. «Мощный» аргумент, ничего не скажешь. С другой стороны, горе-коммунисты ссылаются на ту же работу Сталина, где вождь говорит, что «рентабельность отдельных предприятий и отраслей производства имеет громадное значение». И те и другие фетишизируют рентабельность конкретных предприятий, хотя Сталин говорил о другом:

«Если взять рентабельность не с точки зрения отдельных предприятий или отраслей производства и не в разрезе одного года, а с точки зрения всего народного хозяйства и в разрезе, скажем, 10–15 лет, что было бы единственно правильным подходом к вопросу, то временная и непрочная рентабельность отдельных предприятий или отраслей производства не может идти ни в какое сравнение с той высшей формой прочной и постоянной рентабельности, которую дают нам действия закона планомерного развития народного хозяйства и планирование народного хозяйства, избавляя нас от периодических экономических кризисов, разрушающих народное хозяйство и наносящих обществу колоссальный материальный ущерб, и обеспечивая нам непрерывный роет народного хозяйства с его высокими темпами».
- И.В.Сталин, «Экономические проблемы социализма в СССР», 1952 год.

Отметим, что после контрреволюционного переворота Хрущев, Косыгин, Брежнев и Ко хотели сделать каждое предприятие в СССР рентабельным, даже поставили показатели прибыльности и рентабельности во главу угла, но скатились в капитализм. Дело тут, конечно, не просто в выборе показателей, а в несоблюдении экономических законов социализма, которые Сталин сформулировал в своей последней работе.
Итак, основной экономический закон социализма:

«...обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники».
- И.В.Сталин, «Экономические проблемы социализма в СССР», 1952 год.

Еще один экономический закон социализма, сформулированный Сталиным:

«Закон планомерного развития народного хозяйства возник как противовес закону конкуренции и анархии производства при капитализме. Он возник на базе обобществления средств производства, после того, как закон конкуренции и анархии производства потерял силу. Он вступил в действие потому, что социалистическое народное хозяйство можно вести лишь на основе экономического закона планомерного развития народного хозяйства. Это значит, что закон планомерного развития народного хозяйства дает возможность нашим планирующим органам правильно планировать общественное производство».
- И.В.Сталин, «Экономические проблемы социализма в СССР», 1952 год.

Безусловно, тема о соблюдении экономических законов социализма очень важна и в ближайшее время будет рассмотрена подробнее. В данной статье хочу лишь отметить, что разбалансировка «хрущевцами» единого народнохозяйственного комплекса (создание Совнархозов, расформирование МТС, несвоевременное укрупнение колхозов, сокращение приусадебных участков колхозников, несвоевременное освоение целинных земель, изменение в системе оплаты труда, налогообложение и пр.) привела к обострению противоречий с законом планомерного развития народного хозяйства и, как следствие, нарушению основного экономического закона социализма. Все это произошло вопреки всем потугам Хрущева и его последователей обеспечить максимальное удовлетворение постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества, если такие мысли вообще имели место быть. То, что Хрущев и Со шли от обратного (против Сталина), вызывает сомнение только у глупцов, либо сознательных врагов социализма.
Вот так, не спеша, мы добрались до темы «прибыльности» социалистических предприятий. Надеюсь ни у кого не вызывает сомнения, прочтя все вышеизложенное, что никакой «прибыльности» социалистических предприятий, в капиталистическом смысле быть не может, т.к. хозяин картошки, который ее вырастил и сам съел, не о прибыльности думал, а о количестве и качестве картошки, чтобы ее с лихвой хватило для наполнения собственного живота. Не хватает на год, значит нужно вырастить больше, остаются излишки, значит можно сажать меньше и, соответственно, меньше трудиться.
В отношении страны дело обстоит сложнее, но принцип тот же. Посчитали, нужно, столько-то стали в год, зачем производить больше. Посчитали нужно столько-то пассажирских самолетов, больше собирать не нужно. Но в сталинские годы, тем более после гражданской войны и ВОВ, народнохозяйственный комплекс не производил столько стали, угля, электроэнергии, продуктов, стройматериалов, тракторов и прочего, чтобы в достатке хватало всем и каждому и в тоже время перекрывало нужды страны. Каждый новый трактор, каждая тонна метала, каждый киловатт электроэнергии был СССР необходим и шел на развитие народнохозяйственного комплекса и всего общества.
Но в том и была особенность СССР, что теория социализма не поспевала за социалистической практикой. Читатели скажут, нонсенс, но так было. Невозможно до конца понять сущность явления до наличия самого явления. Маркс, Энгельс и Ленин многое смогли предугадать в общих чертах, но основная работа по изучению социализма, выявлению его закономерностей, признаков и противоречий легла на Сталина. Самое интересное, что приходилось изучать то, что строишь, и по ходу исправлять собственные ошибки. Признавать и исправлять собственные ошибки - удел великих людей, удел коммунистов. Не стоит только забывать, что строил коммунизм не один Сталин, а вся страна под руководством коммунистической партии.
Учебник «Политэкономии» должен был стать еще одним промежуточным итогом работы по строительству коммунизма. Осмыслением того, что сделано, руководством для других народов, стремящихся к социализму и коммунизму. Учебник вышел в 1954 году, когда «хрущевцы» уже прихватизировали власть в СССР. Т.е. упорядочение социалистических терминов и категорий взамен капиталистических могло бы произойти только после 1954 года, но не произошло. Поэтому, сохранившиеся с советских времен документы пестрили понятиями прибыли и рентабельности до 1954 года по одной причине, а с 1954 года пестрили ими же по другой причине. Например, документ об образовании на предприятии Фонда Директора:

«В целях упорядочения дела образования и расходования фондов премирования и улучшения быта работников на предприятиях, Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляют: Установить с 1 января 1936 года во всех производственных предприятиях (фабриках, заводах, шахтах и т. п.) вместо существовавших до сих пор фондов и отчислений на премирование и улучшение быта работников предприятий — единый фонд директора предприятия за счёт прибылей в размере:
а) 4% от полученной предприятием чистой прибыли в пределах утвержденного плана;
б) 50% от сверхплановой прибыли».
- Постановление Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров от 1936.04.19, http://istmat.info/node/44638

По ссылке можно прочесть весь документ, кому интересно, другая его часть будет ниже. Если Вы видите, то год постановления 1936, до экономической дискуссии еще далеко, а до учебника политэкономии и подавно. Но есть несколько интересных мест в данном документе - это слова о плановой прибыли и сверхплановой прибыли, а не просто о прибыли и сверхприбыли в их капиталистическом понимании.
Как не раз отмечалось выше, социалистическое производство тем и отличалось от капиталистического, что работало по плану. Даже «прибыль» предприятия, которая вовсе и не прибыль, а необходимый общественный продукт, была плановой. Как так получалось? Очень просто. Государство устанавливало цены на большинство товаров в стране, в том числе на сырье и материалы, государство определяло зарплаты работникам и т.п. Оно же устанавливало закупочные цены на произведенную продукцию социалистических предприятий. Называть продуктообмен между социалистическими предприятиями торговлей язык не поворачивается, да и сырье и материалы, переходя из предприятия в предприятие, собственника не меняли, поэтому товаром в известном смысле не были.
Цена продукции была известна заранее, себестоимость продукции была известна заранее, заработная плата при выполнении плана - заранее. Поэтому, делая несложные математические вычисления, планирующий орган определял, какое количество средств ("прибыли") государство передаст тому или иному предприятию, если оно выполнит план, в виде заработной платы. Но даже при установленных ценах бухгалтера и экономисты путались в расчетах. Сталин упомянул о таком случае в своей экономической работе.

«Беда не в том, что закон стоимости воздействует у нас на производство. Беда в том, что наши хозяйственники и плановики, за немногими исключениями, плохо знакомы с действиями закона стоимости, не изучают их и не умеют учитывать их в своих расчетах. Этим собственно и объясняется та неразбериха, которая все еще царит у нас в вопросе о политике цен. Вот один из многочисленных примеров. Некоторое время тому назад было решено упорядочить в интересах хлопководства соотношение цен на хлопок и на зерно, уточнить цены на зерно, продаваемое хлопкоробам, и поднять цены на хлопок, сдаваемый государству. В связи с этим наши хозяйственники и плановики внесли предложение, которое не могло не изумить членов ЦК, так как по этому предложению цена на тонну зерна предлагалось почти такая же, как цена на тонну хлопка, при этом цена на тонну зерна была приравнена к цене на тонну печеного хлеба. На замечания членов ЦК о том, что цена на тонну печеного хлеба должна быть выше цены на тонну зерна ввиду добавочных расходов на помол и выпечку, что хлопок вообще стоит намного дороже, чем зерно, о чем свидетельствуют также мировые цены на хлопок и на зерно, авторы предложения не могли сказать ничего вразумительного. Ввиду этого ЦК пришлось взять в свои руки, снизить цены на зерно и поднять цены на хлопок. Что было бы, если бы предложение этих товарищей получило законную силу? Мы разорили бы хлопкоробов и остались бы без хлопка». - И.В.Сталин, «Экономические проблемы социализма в СССР», 1952 год.

Еще раз повторюсь, говорить о «прибыли» социалистических предприятий в капиталистическом смысле смысла не имеет, уж, простите за каламбур, но так повелось еще с царских времен и текло после двух революций самотеком.
Несмотря на известные «рамки», у коллективов предприятий были официальные способы заработать больше денежных средств в тот же Фонд Директора, чем установлено планом – за счет сверхплановой «прибыли» и, соответственно, получить большую заработную плату за свой труд. Давайте обратимся к Большой советской энциклопедии, чтобы выяснить, каким конкретно образом этого можно было достичь при социализме:

Сверхплановые накопления — на социалистических предприятиях часть накоплений, получаемых сверх сумм, предусматриваемых в плане.
Социалистическое хозяйство развивается за счёт собственных накоплений, получаемых в различных отраслях хозяйства. Величина накоплений, к-рые должны быть получены в каждой отрасли, определяется планом. С. н. в промышленности и на транспорте образуются за счёт большего снижения себестоимости (чем это предусмотрено планом), роста производительности труда, увеличения объёма производства, повышения качества продукции и т. д. В торговых организациях и предприятиях С. н. образуются за счёт роста товарооборота, снижения издержек обращения, сокращения непроизводительных расходов и потерь.
Объём С. н. в народном хозяйстве определяется их величиной, полученной за каждый хозяйственный год. В отдельные годы С. н. в СССР составляли значительные суммы. Так, напр., в 1948 С. н. только за счёт снижения себестоимости продукции были получены в сумме более 6 миллиардов рублей. В росте С. н. заинтересованы трудящиеся социалистического общества, т. к. значительная часть накоплений используется для дальнейшего развития народного хозяйства, повышения материального благосостояния и культурного уровня жизни советского народа. Для материального поощрения работников, добившихся С. н., установлен такой порядок, при к-ром значительная часть С. н. (при выполнении плана по выпуску продукции по всему ассортименту или при выполнении плана товарооборота и при выполнении задания по снижению себестоимости и по накоплениям) отчисляется в фонд директора или в фонд предприятия для улучшения культурно-бытовых условий работников и совершенствования социалистического производства. За счёт С. н. выплачиваются премии, присуждаемые предприятиям и коллективам работников по итогам социалистического соревнования.
- БСЭ (Первое издание)

Таким образом, сверхплановые накопления были возможны при определенных условиях: перевыполнение плана по всему ассортименту продукции (а не только самой дорогой, как будет при Хрущеве), снижение себестоимости ниже плановой (а не задирание межотраслевых цен), повышение производительности труда (т.к. нормы повышаются централизованно, а не на местах), уменьшение расхода материалов ниже плановых (а не хищническое производство, не считаясь с издержками, ради удорожания продукта) и прочее.
Сообразуясь с экономическими законами социализма, единый народно-хозяйственный комплекс при Сталине постепенно, путем проб и ошибок начал работать как отлаженный механизм, и двигатель этого механизма постоянно набирал обороты. Если рассмотреть на что распределялись средства из «Фонда Директора», то вот что мы увидим:

«2. Средства из фонда директора расходуются, с утверждения народного комиссара или в установленном им порядке, распоряжением директора на следующие мероприятия сверх утвержденного государственного плана:
а) на жилища для рабочих, инженерно-технических работников и служащих предприятия — не менее 50% всего фонда;
б) на улучшение других видов культурно-бытового обслуживания рабочих, инженерно-технических работников и служащих данного предприятия (ясли, детские сады, клубы, столовые и т. д.);
в) на индивидуальное премирование особо отличившихся работников предприятия;
г) на дополнительные капитальные работы;
д) на дополнительные рационализаторские мероприятия и техническую пропаганду.
План расходования средств фонда устанавливается директором по согласованию с фабрично-заводским комитетом профсоюза».
http://istmat.info/node/23019

Государство диктатуры пролетариата поступало достаточно хитро и просто одновременно. Во-первых, за одну часть рабочего времени (плановую) работник должен был выполнить установки, которые уже подразумевали достойную оплату его труда, расширение социалистического производства, расходы на оборону и прочее. Во-вторых, обеспечение предприятий высшей техникой и обучение кадров, правильно установленные нормы и правильно подобранная система оплаты труда в различных отраслях экономики стимулировали работника перевыполнять план за оставшуюся часть рабочего времени. Т.о. если бы трудящиеся в СССР просто выполняли бы план, то материальное и культурное благосостояние советского общества улучшалось бы день ото дня, но трудящиеся план перевыполняли, поэтому жизнь в СССР улучшалась стахановскими темпами. Дома, больницы, школы, санатории, дворцы культуры, театры, библиотеки, транспорт, кинотеатры, детские сады, ясли, стадионы, бассейны и прочее, в которые трудящиеся имели бесплатный или практически бесплатный доступ, росли как грибы после дождя. Плюс дополнительный заработок, «разрешенный» собственным государством в пределах трудового дня. Причем сверхплановый продукт, как и плановый, ничего пролетарскому государству не стоил, кроме организационных усилий, перевыполняя план, трудящиеся обеспечивали сами себя.

«...решающим условием серьезного хозяйственного подъема является организация массового стахановского движения, обеспечение каждому стахановцу и ударнику необходимых условий стахановской работы и возможности перевыполнять норму. Важнейшим условием этого является организация всего комплекса работ как единого слаженного целого».
- Развитие советской экономики, 1940 г.

Весь «фокус» социалистической экономики и состоит в том, что люди трудятся на собственное благо, на собственных средствах производства, а пролетарское государство служит организатором данного процесса. И если не брать разного рода отчисления, тоже необходимые обществу, на которые указывали еще классики марксизма и здравый смысл, то весь продукт, произведенный социалистическим обществом, идет в том или ином виде данному обществу в целом. Да, сегодня осознать это трудно, но такое возможно, и сталинский период такую возможность доказал. Не все получалось у Советской власти, не сразу были найдены те формы производственных отношений, в которых наиболее полно отражались бы экономические законы социализма, но при Сталине многого удалось достичь. А все разговоры о прибыли, о рентабельности, о сочетании капитализма с социализмом при Сталине, о капиталистической сдельщине пусты.
Материальное стимулирование, в частности денежное стимулирование, имело место быть, т.к. не все предприятия (колхозы, промкооперация) и не весь продукт в стране были обобществлены до уровня социалистической собственности. В СССР оставался товарообмен, и оставалось определенная финансовая система. Люди не могли удовлетворить свои потребности в предметах потребления кроме как через куплю-продажу. Только поэтому имел место и смысл денежный стимул. Когда бы исчез товарообмен, то пропал бы смысл выплачивать заработную плату деньгами, ведь люди не едят и не носят деньги, им нужен лишь продукт с определенной потребительской ценностью, а его можно было бы распределять по труду, а возможно, к тому времени уже и по потребностям. Да и само материальное стимулирование теряет смысл, если рассматривать трудящегося как хозяина страны. Если он хочет купаться в ванной с шампанским, то он должен изготовить сначала ванну, потом шампанское и только потом купаться. Т.е. все находится в руках трудящихся, а пролетарское государство и партия лишь направляет желания работников в конструктивное русло и, прежде чем купаться в шампанском, предлагает позаботиться о стариках, о детях, об обороне страны и т.п.
В СССР времен Сталина действительно исполнялся социалистический принцип «от каждого по способностям, каждому по труду», причем ни по абы какому труду, а по труду конечному. Не зря 3/4 всех работников социалистических предприятий работали на сдельной оплате, не говоря уже об оплате в колхозах по конечному результату. Сталину просто не хватило времени положить этим разговорам о прибыльности и рентабельности конец раз и навсегда.

https://www.razumei.ru/blog/1922cccp/1929
https://www.razumei.ru/blog/1922cccp/1930



Гармония правды

Эдуард Шевелёв

«Самое сильное чувство, с каким я пришел в революцию, — чувство России, Родины»
Константин Федин

Слово «писатель» нынче нередко ставят после запятой, а перед этим указываются регалии данного лица. Это все равно, как если бы и по сей день Пушкина называли «камергером», Гончарова – цензором, Салтыкова-Щедрина – вице-губернатором, а Льва Толстого – графом.
Тяга к звонким наименованиям и ярким позументам всегда тешила самолюбие сановника. Написали ему книгу в порядке подчиненности, и вот он уже называет себя «писателем». Отсюда и отношение к тем, кто пишет. Но писатель – не чин, а имя, завоеванное написанным в глазах читателя, остальное же лишь биографические подробности. В советскую эпоху писатели стали объединяться для решения общих дел в союзы, для чего в Ленинграде, например, им передали бывший дворец графа Шереметева на улице Воинова (Шпалерной), 18, назвав его Домом писателя имени В.В. Маяковского, жившего неподалеку. В этом доме писатели работали в Великую Отечественную войну, пережили блокаду, о чем напоминала при входе мемориальная доска со списком погибших. В 1993 году Дом этот, поджигаемый дважды, в конце концов основательно погорел, но был потом отрементирован, однако писателей, коих насчитывалось четыреста человек, обратно не пустили, переселив в заметно худшее помещение, здесь же оборудовали некий «Sheremetev Palace», гостиницу о пяти звездах из... семи номеров.
Вспоминаю этот красивый, с видом на Неву дворец, тоже только что отремонтированным, но для нужд литературно-общественных, когда в августе 1963 года в стенах его проходила сессия Европейского сообщества писателей. От Советского Союза – вслед за М.А. Шолоховым и А.А. Сурковым – выступил К.А. Федин, начав свою речь так: «Немногие, наверное, знают об одном историческом акте, имевшем место в Советском государстве сейчас же после Октябрьской революции 1917 года: уже в декабре этого года был издан декрет, в силу которого сочинения авторов могли быть объявлены достоянием республики. Существо этого акта было продиктовано жизненными интересами. Они состояли в необходимости сделать широко доступными наиболее ценные в духовном отношении литературные произведения. Это был первый шаг революции по дороге к социалистической культуре». Мне довелось готовить газетный вариант выступления Федина для «Известий», где я тогда работал, и политически задиристое начало, учитывая тему сессии – судьба романа как жанра, – насторожило, помню, собравшихся в Белом зале, что выразилось в громком кашле и ернических хлопках. Но Константина Александровича эта реакция, похоже, лишь раззадорила, и он, чуть усилив голос, продолжал: «Дискуссия, как бы она ни развивалась, сведется к вопросу о месте и роли романа в истории и в современности. Она может привести и к спору с самой историей. Но и в таком случае романисты будут лишь одной стороной. Другая будет молчать. Что же это за молчальник? Очевидно, читатель романов, поскольку он представляет собой субъект истории не в меньшей мере, чем романисты».
Говоря про заботу советской власти о читателях, Федин имел в виду Декрет ВЦИК от 29 декабря1917 года о Государственном издательстве, которому было поручено «немедленно приступить» к «дешевому народному изданию русских классиков» – и многотомному научному, и однотомному массовому, – передав для этого произведения «корифеев литературы» в собственность народа. В ту пору самого Федина в России не было. Окончив три курса Московского коммерческого института, он поехал в 1913 году совершенствоваться в немецком языке в Германию, и с началом Первой мировой войны оказался на положении пленного, жил в городе Циттау, чья восточная часть, Герлиц, находится сейчас в Польше, играл в местных театрах. Родился Константин Федин 24 (14) февраля 1892 года в Саратове, в семье приказчика писчебумажного магазина Александра Ерофеича и дворянки Анны Павловны. Отец хотел видеть сына коммерсантом, но того тянуло к книгам, к литературе. В девятнадцать лет он напечатал стихи и миниатюры свои в «Новом Сатириконе» у «самого Аркадия Аверченко»! Вернувшись на родину в 1918 году, К.А. Федин работает в Наркомпроссе, затем в Сызрани редактирует газету «Сызранский коммунар» и журнал «Отклики», выступает там и как автор. В 1919 году его призывают в Красную Армию и направляют в Петроград, где он участвует в боях с войсками Юденича, сотрудничает в «Боевой правде», а после разгрома белогвардейцев занимается литературным трудом.
Поставить вопрос о читателе было важно перед европейскими литераторами потому, что в их среде давно уже говорили и писали о «кризисе» классического романа, проповедовали «антироман» и «новый роман», а за этим скрывалось не что иное, как новое наступление декаданса на реализм. Представители якобы «нового» литературного течения присутствовали здесь же и позже выступали – и англичанин Уильям Голдинг, автор нашумевшего «Повелителя мух», и француз Ален Роб-Грийе, основной идеолог «нового романа», автор «Лабиринта», где люди, предметы, рисунки описывались с равной степенью беспристрастности, и француженка Натали Саррот, родоначальница «антиромана», которая оказалась хорошо говорившей по-русски Натальей Ильиничной Черняк. У нее-то я и взял интервью, однако объясняла она свои «концепции» столь многоречиво и путанно, что «Известия» напечатали только ее восторженные слова о разрядке международной напряженности да о встрече с «местом моего рождения». Разделению западного читателя на «элитарного», для кого предназначался «новый роман», и остального, массового, кому надлежало довольствоваться «поп-культурой», что мы наблюдаем и в теперешней России, Константин Александрович противопоставил организацию литературного и издательского дела в Советском Союзе, где читатель стал активно действующим лицом, подлинным «субъектом истории», для чего с Октябрьской революцией началась ликвидация безграмотности, приобщение всего населения к ценностям мировой культуры согласно четкой ленинской формуле: «Искусство принадлежит народу. Оно должно уходить своими глубочайшими корнями в самую толщу широких трудящихся масс. Оно должно быть понятно этим массам и любимо ими. Оно должно пробуждать в них художников и развивать их».
Собравшиеся постепенно стали слушать Федина с возрастающим интересом. В Европе его знали давно. Уже первые рассказы – «Анна Тимофеевна» – о том, как мать борется за жизнь больной эпилепсией дочери, и «Сад» – о садовнике, сжигающем имение хозяев, которые уехали от революции «и словно все с собой взяли», – напечатали в Германии и Бельгии, а первый роман «Города и годы» (1924) еще и в Испании и Италии. Действие романа происходит то в Германии, то в России, охватывает начало империалистической войны с 1914 года, Октябрьскую революцию, Гражданскую войну, германскую революцию, скоро подавленную, а заключительные страницы посвящены новой экономической политике, когда были разрешены и буржуазная собственность, и частный капитал, но власть в своих руках прочно держала ленинская, большевистская партия. Поставив в центр повествования мечущегося в выборе жизненной позиции Андрея Старцова и стойкого коммуниста, немецкого художника Курта Вана, писатель развертывает перед читателями панораму революционной борьбы, в емких реалистических образах, в своеобычной стилевой манере показывает сложные идейные противоречия в среде интеллигенции, осмысление ими «жизненного опыта, которым щедро наделила революция».
Но и многие из присутствовавших тогда в Ленинграде на сессии совета Европейского сообщества писателей тоже придерживались антибуржуазных идей, тем не менее в творчестве уходили в расплывчатый модернизм, что привело к отрицанию самого романного жанра, дававшего наилучшую возможность правдиво и полно отображать действительность, породило некое чтение для избранных, против чего и выступил Федин, отстаивая литературу и как средство воспитания:
«Поэтому я заговорил о первых свободных изданиях художественной прозы, поблекшие страницы которых ярко видятся нашей памятью, – говорил он опять своим привычно негромким голосом, исподволь заставлявшим слушать внимательно. – Когда они выпускались, предстояло дать книгу читателю, которому она прежде была малодоступна. Но это не все. Главное – надо было стимулировать быстроту и возникновение роста новой, массовой, читательской среды. Страна жила лозунгами. В числе самых зовущих был такой: «Долой неграмотность!». На фронтах, между боями, красноармейцы садились за букварь. Но читать – это не только узнавать факты. Читать – значит вырабатывать вкус, постигая прекрасное. В необъятной аудитории чаще, нежели в узком кругу, появляются люди, потенциально несущие в себе художника. Так начиналась советская литература. Она складывалась из кругов интеллигенции, сотрудничавшей с революцией, и – чем дальше, тем интенсивнее – из пополнений, которые формировала сама революция в среде рабочих и крестьян».
Будучи вдумчивым оратором, Константин Александрович прочел едва ли не целую лекцию, воспринимавшуюся зарубежными коллегами с заметным, видимо самими не замечаемым, увлечением: «Познавательно-эстетической базой зарождавшейся советской литературы была русская классика. Она неисчерпаема по внутреннему богатству. И она обладает своей эстетической особенностью. Литературный Х1Х век утвердил тот тип художника-реалиста, о котором можно сказать, что русский писатель не только писатель: он «деятель» – человек, вместе с другими людьми делающий жизнь, строящий не один свой замкнутый в себе мир, но мир общечеловеческий... Уже при Чехове в России возникло декадентство. Им ознаменован конец Х1Х века, когда русская поэзия первой начала наступление на реализм. Поэты – оруженосцы чувства – раньше других литературных цехов оказываются у флагштоков, едва флотилии истории берутся менять курс. Новый век, на самом рубеже своем, сложил оформившееся в декадентстве течение символизма. Оно приобрело известную законченность и выдвинуло видных поэтов. Но уже к спаду первой русской революции – к 1907 году – оно раскололось на две фракции – и затем, на протяжении лет, с муками отдавалось полемике о своем кризисе... В литературной жизни огромной страны главная роль в эти полтора десятилетия перед мировой войной 1914 года принадлежала реализму. Горький объединил вокруг издательства и сборников «Знание» сильный коллектив русских прозаиков – среди них были Бунин, Куприн. Опорой всего направления оставалась демократическая аудитория интеллигенции и передового городского пролетариата. Реалисты составляли ряды органического противника символизма как в области эстетики, так и политически... Поскольку судьбу всякого литературного движения определяет в конце концов литератор, непременно вместе с читателем, постольку в соревновании перевес сохранился за реализмом. Аудитория других направлений и школ была чересчур узка, чтобы дальше поддерживать их жизнь. Разумеется, уход со сцены таких или других школ не означает бесследности труда всех писателей, им принадлежащих. Одному из зачинателей символизма – Александру Блоку – суждено было сказать слово бессмертной ценности для зачина советской поэзии. И, говоря о поэзии, никто не упустит примера Маяковского, начавшего свой горячий путь с футуристами...»
В молодости Константин Федин тоже прикасался к модернизму, вступив в 1921 году в группу «Серапионовых братьев», чье название взято из цикла новелл немецкого писателя Э.Т.А. Гофмана и означало удаленность от политики, а также тщательную отработку формы произведений (что поддерживал и М. Горький), придумав и особое приветствие при встрече «Здравствуй, брат, писать очень трудно!» В группу эту входили И. Груздев, М. Зощенко, Вс. Иванов, В. Каверин, Л. Лунц, Е. Полонская, Н. Никитин, М. Слонимский, Н. Тихонов, В. Шкловский, бывал В. Познер. Но жизнь брала свое, разведя их именно по идейно-творческой практике. Илья Груздев станет биографом А.М. Горького, Михаил Зощенко займется сатирой и психологией, Всеволод Иванов создаст повесть о революции и Гражданской войне «Броненосец 14-69», В. Каверин – многоплановые «Два капитана», Н. Никитин – роман «Северная Аврора», М. Слонимский – романы о советских инженерах, видное место в советской поэзии займет Николай Тихонов, и в определенной от него дистанции – Елизавета Полонская. А вот Виктор Шкловский вслед за Львом Лунцем и Владимиром Познером эмигрирует, но в отличие от тех вскоре возвратится обратно, занявшись художественно-литературоведческим творчеством. Формалистические изыски Лунца, главного организатора «Серапионовых братьев», с его ориентацией на западную культуру, либералы сейчас пытаются выдать за нечто «великое», что начал в шестидесятые годы Каверин, подписывавшийся до 1930 года своей настоящей фамилией Зильбер, отвергая любую критику в адрес «серапионов». А вот Федин, отвечая в 1932 году на анкету издательства «Федерация», напишет: «Мое вступление в общество серапионов ознаменовалось схваткой с покойным Львом Лунцем и едва не обратилось в разрыв. Я привык в редакциях газет к тому, чтобы слово служило делу, а тут оно было игрой».
Вслед за романом «Города и годы» Федин пишет в 1928 году роман «Братья» о революционных событиях в России, рассказав о трех братьях Каревых: Матвее, известном враче, Никите, музыканте, сочинившем симфонию на патриотическую тему, и Ростиславе, большевике, погибающем за народное дело. Его именем названа улица, что с растерянностью и гордостью воспринимают его братья: «…вся горечь и вся радость, отчаянье и восторг какой-то, не пойму, – все вместе, вся наша жизнь – в одной этой дощечке... «Улица товарища Карева» – что это?» Оба романа были переведены на немецкий, французский, испанский, польский и чешский языки, но с приходом к власти Гитлера сожжены. В 1933–1935 годах Федин написал первый в советской литературе политический роман «Похищение Европы», где не в пример нередко встречавшемуся окарикатуриванию представителей Запада рисует семейство «королей древесины» ван Россумов вполне реальными и даже симпатичными людьми, завязывающими деловые отношения с Советской Россией, чему способствуют и полнокровные образы советского торгпреда Ивана Рогова, советского руководителя Сергеича и молодежи – Сени Ершова, Шуры, Ермолая. Многомерное изображение западной жизни стало и результатом пребывания писателя в Европе, а лечение от туберкулеза в Швейцарии будет и поводом для создания в романе «Санаторий Арктур» (1940) яркого образа Левшина, который и в самые трагичные минуты жизни чувствует неотделимость от советской родины. Тогда же Федин начинает писать книгу «Горький среди нас» (1941–1968), передавая свои искренние чувства к великому писателю, для него всегда остававшемуся добрым наставником, заботливым старшим другом. И – учителем в жанре широкомасштабного романа.
«С середины двадцатых годов рядом с революционной поэзией, набравшей высоту раньше, поднялся роман, который затем десятилетия представляет советскую литературу дома и за рубежом, – продолжал Константин Александрович обстоятельное выступление перед европейскими писателями. – В основе его новизны лежит тематика, почерпнутая из исторического опыта современности. Любой спор в области эстетики необходимо приводить к столкновению мировоззрений, потому что видение мира только и побуждает романиста избрать тот, а не другой материал для своего произведения. Взгляд на человеческое общество как на разумно организуемый людьми мир отвечает тому, что я нахожу в действительности, и она обогащает меня доказательствами моей правоты. Ведь я стал обладателем их, моя работа уже обусловлена природой добытого материала, и я вижу форму, органичную ему. В руках романиста с негативным взглядом на мир оказывается совсем иной материал, диктующий иные приемы... Широта материала действительности, охвачиваемого реализмом, не исключает, а предполагает многообразие изобразительных приемов писателя. Реалисты дорожат традицией. Но, признавая неизбежность видоизменений художественной формы и зависимости от фактов исторического процесса, они не втискивают материал новой действительности в старую одежду. Реализм советской литературы мы называем социалистическим. Изменилась жизнь. Революция коснулась всех. Мы – все. И наша литература – литература всех».
Федин далее говорил о том, что теперь невольно рождает невеселые мысли о прекрасной, разваленной врагами стране нашей, о ее разнообразной и многонациональной культуре, как и желание видеть ее, пусть в контурах, но явственно зовущих к наполнению обновленным социалистическим содержанием:
«Стилевые различия мастеров советской романистики многоплановы. Существует единственная возможность содействовать в международных связях писателей. Это переводы книг. Объяснение специфики какого-нибудь литературного движения лишь подсобный способ знакомства с ним. Как нельзя увидеть скульптуру по описанию ее, так нельзя воспринять романа по рассказу о нем. Множество тонов выпадает из музыки советского романа, если мы не услышим голосов писателей Украины, Казахстана, Белоруссии или Грузии, Армении, Литвы, других наших республик. Чтобы представить лучше диапазон советской художественной прозы, следовало бы перечислить немало имен и старшего, и молодого поколений. Назову тех из них, которые давно, а поэтому лучше знакомы европейскому читателю и наиболее характеризуют каждый свою индивидуальность. Фурманов и Алексей Толстой, Шолохов и Леонов, Фадеев, Эренбург, Паустовский – вот художнически несхожие романисты, на протяжении многих и многих лет образно несущие тему советского человека за пределы родной страны».
В годы Великой Отечественной войны Федин, как и другие писатели, направляет свое перо на борьбу с немецко-фашистским врагом, ездит на фронт, пишет пламенные, с точно поставленными задачами статьи. Большой внешнеполитический резонанс вызвала его статья «Волга – Миссисипи» в августе 1942 года, через Совинформбюро отправленная в Америку. «Мы отдаем драгоценные силы, чтобы остановить лавину танков Гитлера, чтобы перебить ненавистных солдат, брошенных наперерез Волге. Волгу отдавать нельзя. Мы ее не отдадим, – писал Федин. – Но, дорогой друг американец, не забывай, что Волга – это и Миссисипи, что Гитлер стоит где-то в ста километрах от нее. А для того чтобы отстоять такие реки, как Волга и Миссисипи, нельзя терять времени». А в марте 1943-го, когда немецкие войска были отброшены от Сталинграда, он в «Записках русского» подчеркивает тому же адресату: «Есть две черты, которые проявляют русские особенно в моменты опасности: приспособляемость и решимость... Приспособляемость, то есть способность трудиться в самых изменчивых условиях, быстро приноравливаться к ним, и решимость, то есть готовность без колебаний пожертвовать любыми плодами своего труда, если это нужно для важной цели».
В 1944 году Федин побывал в освобожденном от блокады Ленинграде, познакомился с хранительницей музеев Петергофа, увидел руины дворцов и написал очерк «Ленинградка», дополнив раздумья о русском человеке: «Ленинградец расширял своею сущностью понятие о русском. Многого нельзя было бы уяснить в нашем характере без того, чем проявился он в петербургской, ленинградской культурно-исторической оправе. Существо ленинградского патриотизма раскрылось в том, что он оказался глубоко русским и в то же время советским. Ленинград дал пример того, как защищает советский человек родину своих революционных идей, свою новейшую историю. Строгий, дисциплинированный, суховатый, почти педантичный, ленинградец в войне против фашистов показал себя горячей, кипучей, фантастической натурой. Страсть – вот что обнаружил ленинградец прежде всех своих иных качеств, страсть человека, от природы лишенного способности покориться воле врага. Пройдя огонь испытаний, патриотизм ленинградца не утратил особой ленинградской окраски, но раскрыл свою природу как одну из самых страстных черт русского характера – готовность на любые жертвы ради отчизны». Перечитывая эти строки, думаешь – сколь же кощунственны и неполноценны разглагольствования нынешних либералов о том, что не выгоднее ли было сдать город, поберечь население, архитектурные ансамбли, между прочим, сейчас преспокойно уничтожаемые в угоду огромным прибылям лиц, что зовутся по-чиновничьи равнодушно уже и не строителями, а «застройщиками», люди не жителями, а «дольщиками», да частенько «обманутыми», чего не могло быть при советской власти.
Еще в войну приступил Константин Александрович к основному труду своему – эпической трилогии «Первые радости» (1945), «Необыкновенное лето» (1948) и «Костер», задумав «завязать в один узел поколение революции и Отечественной войны. О том, что ему удалось глубоко и впечатляюще выполнить замысел, свидетельствует Сталинская премия первой степени, полученная за первые два романа. В третьем он успел закончить к 1961 году первую часть – «Вторжение», но и она говорит о многом. Стремясь развернуть перед читателем на фоне больших исторических пластов «биографию героя», Федин создает художественно обобщенный «образ Времени», наполненный разноречивыми человеческими характерами, тщательно прорисованными и правдивыми. На заглавном месте находится коммунист Кирилл Извеков, набирающийся опыта у старого большевика Петра Рогозина, участвовавшего еще в революции 1905 года, а рядом мы видим многих представителей рабочего класса, интеллигенции, старых сановных и купеческих кругов. Спор же писателя Пастухова с актером Цветухиным – трилогия им открывается – заставляет вновь вспомнить сказанное Фединым перед европейскими литераторами об отличии жизненого реализма от модернистских, формалистических выдумок, актуальное в наши дни особенно, поскольку модернизм помогает, с одной строны, туманить умы молодежи, а с другой – внедрять в тумане этом отчетливые антисоветские идейки, клевеща на революционное прошлое страны и народа:
«Литература стоит сейчас перед попыткой воздвигнуть чуть ли не повсюду на Западе знамя романа Джойса, Пруста, Кафки. Мы отклоняем это знамя. Мы не верим, будто в поисках новаторства нужно возвратиться к декадансу. Отказ поддержать такую попытку строится не на песке. Едва ли всем известно, что у нас издано было собрание сочинений Марселя Пруста. Если его слава не утвердилась, то не потому, что ей «помешал» кто-либо. А если бы советские романисты последовали за интуитивизмом Пруста, было бы логично воскресить и некоторых отечественных модернистов. Я думаю, что Джойс тоже не является тайной для всех наших романистов. Кафка известен, вероятно, немногим. Я знал его по Германии времен Первой мировой войны, когда дадаизм лишь начинал раздваиваться на немецкий экспрессионизм и французский сюрреализм. Кажется, с тех пор я не искал его книг. Кафка писал, конечно, с большой формальной элегантностью, и у него была своя личная правда, но она не была правдой для тогда сколько-нибудь значительного круга читателей. Что же преследуется теперь настойчивым расширением круга? Опять приходим мы к существу мысли о разнице между романистом, отвечающим за одного себя, и романистом, отвечающим перед всеми за все им содеянное».
Либералы-модернисты текущего времени мстят Федину за его четкую позицию в отношении своих основополагателей, за неприятие антисоветских действий и выступлений А.И. Солженицына и А.Д. Сахарова, поскольку он всегда защищал русский народ от всяческих нападок и клеветы, и прав, прав Николай Семенович Тихонов, назвавший Федина «человеком дружбы народов и торжества веры в человечество». Истинно патриотические произведения Федина уже не изучаются в школе, а в учебниках вузовских упоминаются необъективной скороговоркой. Поставленные в 1956–57 годах режиссером-фронтовиком Владимиром Басовым по ним фильмы с актерами Виктором Коршуновым, Владимиром Емельяновым, Михаилом Названовым, Владимиром Дружниковым, Татьяной Конюховой если и удается посмотреть, так лишь по интернету. Не показывают и телесериал Григория Никулина «Первые радости» (1978) – там снимались Юрий Демич, Роман Громадский, Юрий Родионов, Евгений Лебедев. Забыты снятые в 1973 году Александром Зархи «Города и годы», и они же – Евгения Червякова (1930), а ведь это единственная сохранившаяся картина режиссера, ушедшего на Великую Отечественную войну добровольцем, хотя мог бы спокойно эвакуироваться с «Ленфильмом». Он участвовал в съемках Боевого киносборника № 2 (август 1941 года) и сам сыграл роль Наполеона в сюжете, когда тот отправляет Гитлеру телеграмму: «Не советую зпт Пробовал зпт Не получилось тчк Наполеон», а в феврале 1942 года пал смертью храбрых.
Но как бы ни скрывали антисоветчики истинное движение истории, она всегда остается на виду у людей. «Путь истории есть путь горный, – писал Федин 15 мая 1945 года, когда на фронтах закончили прием пленных немецких солдат. – Советское необъятное государство народов-братьев в своем историческом пути, подымаясь выше и выше, достигло вершины, откуда раскрываются просторы, осиянные славой». А с вершины виделось советским людям Будущее – без войн, без угнетения, без разделения на богатых и бедных. И хотя с тех пор пришлось насильно спуститься в затемненную лощину, мы верим, что вновь наступит время, которое было и о котором писатель верно сказал: «Нам светят ясные маяки, поставленные на необоримых бурями скалах. У нас испытанный кормчий, ведущий могучий наш корабль, – закаленная в боях партия коммунистов».
Такими маяками являются книги Героя Социалистического Труда, депутата Верховного Совета СССР, академика Академии наук СССР, руководителя Союза писателей СССР до самой смерти 15 июля 1977 года, а все созданное и сделанное им навечно вписано в историю русской советской литературы. Вписано в согласии с его же словами: «Познание правды действительности толкает художника к поискам правды изображения и обусловливает гармонию между ними». Сам он эту гармонию постиг в совершенстве и объяснял, что помогало ему и что вело вперед: «Самое сильное чувство, с каким я пришел в революцию, – чувство России, Родины. Это чувство не упразднялось революцией, а составляло единство с ней».

http://sovross.ru/articles/1518/30692


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 87 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB